Женщины средневековья: Львица, Секира и Пламенная Жанна: как женщины в Средние века становились воинами

Содержание

Львица, Секира и Пламенная Жанна: как женщины в Средние века становились воинами

В Средние века место европейской женщины в обществе было скромным. Главной женской обязанностью считалось рождение и воспитание детей. Девочку могли выдать замуж в 12 лет, и с этого момента ее судьба во многом зависела от воли мужа. «Муж имеет право наказывать свою жену и бить ее для ее исправления, ибо она принадлежит к его домашнему имуществу», — писал монах-доминиканец Николя Байард в XIII веке. В рыцарской культуре женщина предстает пассивным существом, Прекрасной Дамой, которая вдохновляет рыцаря на подвиги, но сама остается по большей части в стороне. 

Несмотря на все это, некоторым женщинам в Средние века удавалось взять в свои руки оружие и собственную судьбу. Во Франции даже использовался феминитив от слова chevalier (рыцарь) — chevaleresse или chevalière, что буквально можно перевести как «рыцарка». Так называли не только жен рыцарей, но и женщин, взявших в руки оружие. «Рыцарки» участвовали в Крестовых походах, организовали рыцарские турниры и иногда входили в военные ордена, а в литературе и хрониках Средневековья сохранились описания «прекрасных воительниц». 

Жанна Фландрская 

Чем знаменита: фактически была военачальником во время войны за Бретонское наследство 

Реклама на Forbes

Жанна родилась в 1295 году в состоятельной семье, среди прочих у ее отца был титул графа Фландрии. В 1329 году она вышла замуж за бретонца Жана, графа де Монфор. Сейчас Бретань входит в состав Франции, но в XIV веке ситуация была иной. Бретонское герцогство имело своего правителя, чьим родственником являлся Жан де Монфор. 

Он не был первым в списке наследников, но в 1341 году неожиданно для всех занял трон Бретани. Французский король выступил против, отстаивая права на престол своего родственника Шарля де Блуа (его жену тоже звали Жанной). Жан де Монфор и его жена отказались признать королевского претендента на бретонский трон — так началась война за Бретонское наследство, которая продлилась с 1341 по 1364 год.

Жана де Монфора вскоре после начала конфликта взяли в плен, беременная Жанна осталась одна. После рождения сына она решила продолжить борьбу за права на бретонский престол в одиночку. Война вошла в историю как война двух Жанн: Жанны де Монфор и супруги Шарля де Блуа.

Жанна де Монфор занималась не только дипломатией (например, вела переговоры с королем Англии), финансами и политикой, но и руководила военными действиями. Один из самых известных эпизодов войны двух Жанн — осада Энбона в 1342 году. Шарль де Блуа подошел к городу, в котором укрылась Жанна Фландрская с младенцем-сыном, с 18-тысячным войском. Согласно хронике, которую цитирует французский историк Бенджамин Брийод, Жанна обратилась в том числе к бретонским женщинам и призвала их «подвернуть юбки и взять заботы о своей безопасности в собственные руки» — готовить город к осаде, брать камни из мостовых и бросать их в противника.

Кроме того, она придумала дерзкий план по дестабилизации французской армии. Пока войска де Блуа были заняты штурмом, она с отрядом в 300 человек атаковала и сожгла французский лагерь. А затем отправилась на поиски помощи и вернулась в осажденный город, утроив число его защитников. После этой вылазки она получила прозвище Пламенная. 

Шарлю де Блуа все же удалось захватить всю Бретань, а Жанне и ее детям пришлось укрыться у короля Англии. В чужой стране, без денег, без прежнего влияния она оказалась фактически в изоляции и «сошла с ума» — либо впала в депрессию. 

Ее сын смог стать герцогом Бретани, но что случилось с самой Жанной, неизвестно. По одной из версий, Жанна Пламенная скончалась в 1374 году и была погребена вместе с супругом. В Энбоне Жанну Пламенную до сих пор почитают как бесстрашную защитницу города, в ее честь назван мост.

Королева-волчица: как Изабелла Французская завоевала Англию

Жанна де Бельвиль

Чем знаменита: первая женщина-пират в истории Европы 

Жанна родилась в 1300 году в могущественной семье Бельвиль в Вандее. В 12 лет она в первый раз вышла замуж, в 14 стала матерью, в 18 — наследницей семейного состояния после смерти брата, а в 26 — вдовой. В 29 лет Жанна влюбилась во влиятельного дворянина Оливье де Клиссона, он ответил ей взаимностью. Они поженились по любви, что в Средние века было редкостью.

В 1337 году между Англией и Францией началась война, которая войдет в историю как Столетняя. Английский король Эдуард III заявил права на французский престол, французский правитель Филипп IV Валуа с ним не согласился. В разгоревшемся военном конфликте Оливье де Клиссон поддержал короля Франции. Жанна в одиночку управляла обширными землями, вела торговлю и решала проблемы из-за плохого урожая и недостатка рабочей силы, пока ее муж воевал. 

Оливье попал в плен к англичанам, однако заплатил выкуп и был освобожден. После этого король Франции пригласил его на рыцарский турнир в Париж. Оливье поехал туда, но оказался арестован по подозрению в измене и сговоре с англичанами: Филипп Валуа решил, что выкуп был подозрительно небольшим. Оливье казнили, их с Жанной имущество конфисковали, сама Жанна стала вдовой и изгоем, а их общие с Клиссоном дети были лишены перспектив состояться во Франции. 

Мириться с несправедливостью она не собиралась и решила отомстить за свою разрушенную жизнь. Жанна продала все украшения, которые удалось сберечь, купила корабль и вместе с сыновьями принялась жестоко атаковать все судна под французским флагом. Корабль она назвала «Моя месть».

В отличие от других пиратов Жанна не брала пленных — топила корабли вместе с экипажем. Все награбленные ценности раздавала своей команде. Самой ей деньги были не нужны — пиратку интересовали только месть и восстановление семейной чести. За жестокость и смелость Жанну прозвали «Кровожадная Львица» и «Бретонская Тигрица». 

В конце концов судно пиратки потерпело кораблекрушение. На небольшой лодке Жанна и Оливье, ее единственный оставшийся в живых ребенок, добрались до Англии, где нашли поддержку. 

Реклама на Forbes

В 1359 году Бретонская Тигрица умерла. Через год ее сын Оливье был восстановлен новым французским королем в правах, о чем мечтала Жанна. Сегодня в ее честь назван один из скверов во французском городе Бельвиль-Сюр-Ви.

Рассекая волны: как женщины служат во флоте

Агнес, Графиня Данбар и Марч

Чем знаменита: почти полгода с успехом защищала Данбарский замок от английских войск

Агнес родилась около 1312 года в Шотландии. Ее отцом был Рэндольф, граф Морей. За темные волосы и глаза девушку прозвали Черной. Когда Агнес подросла, она вышла замуж за Патрика, графа Данбара и Марча. Патрик поддержал восстание Роберта и Давида Брюсов против Англии, и в итоге сам оказался под прицелом. Пока граф Данбар вместе со своими войсками был на севере страны и сражался с англичанами, часть армии противника подошла в 1337 году к стенам его замка. 

Граф Солсбери потребовал от всех, кто находился внутри, сдаться. Англичане ожидали легкой победы: за ними было численное превосходство. Английское войско насчитывало примерно 20 000 человек, а вот у Черной Агнес в распоряжении было в разы меньше людей. Кроме того, далеко не все из них были в состоянии воевать из-за полученных ранее ран и преклонного возраста.

Реклама на Forbes

Однако Агнес наотрез отказалась сдать замок без боя. После первого обстрела она невозмутимо приказала своим служанкам надеть лучшие платья и пойти смахнуть пыль со стен замка белыми носовыми платками. 

Агнес отчаянно и талантливо оборонялась, отбивая все атаки англичан. Солсбери в итоге решил пойти на хитрость и попытался подкупить ее людей. Один из них взял деньги, пообещав оставить незапертыми ворота. Однако он обманул англичан и рассказал об их намерениях Агнес. В назначенный день англичане пришли к воротам замка. Как только они попытались пройти внутрь, была опущена решетка. Один из англичан оказался захвачен в плен. Агнес вышла к противнику и с издёвкой крикнула Солсбери: «Прощай, я хотела, чтобы ты поужинал с нами и помог нам защитить замок от англичан».

Солсбери раз за разом терпел поражение. Наступили холода, осада затянулась. Агнес и ее людям пришлось зимовать в замке, растягивая запасы продовольствия. Весной им уже было почти нечего есть. Граф Солсбери ждал капитуляции, ведь в противном случае ей и всем остальным пришлось бы умереть от голода. Неожиданно Агнес пришел на помощь союзник ее мужа, сэр Александр Рамзи. Он привёз в замок еду, воспользовавшись тайным ходом. На следующее утро граф Солсбери получил от Агнес посылку: свежеиспеченный хлеб и вино. 

Тогда Солсбери взял в плен графа Морей, брата Агнес, и привёл его к стенам замка. Он заявил: если графиня не сдастся, брат будет убит на ее глазах. Агнес спокойно ответила, что поскольку у графа Морей нет детей, она в этом случае станет наследницей, и вновь отказалась сдавать замок.

В июне 1338 года Солсбери отступил, поняв, что замок ему не взять. Графиня после осады прожила долгую жизнь. Она скончалась в 1369 году, в 57 лет. 

Реклама на Forbes

Вдова с пушечными ядрами: пять женщин, которые с успехом управляли бизнесом после смерти супруга

Агнес Хотот 

Чем знаменита: одна из первых известных женщин-дуэлянток

Точная дата рождения Агнес неизвестна. Скорее всего, она появилась на свет около 1378 года в семейном замке Дадли в Нортгемптоншире. 

У отца Агнес Джона Хотота возникли проблемы с джентльменом по имени Рингсли (в некоторых источниках его называют Рингсдейлом): мужчины не могли определиться, кому принадлежит участок земли. Было решено решить вопрос на поединке: по условиям, победивший получал право на спорную землю. Хотот был уверен в победе, однако незадолго до поединка вдруг серьезно заболел. У него обнаружили подагру, он едва мог подняться с постели. 

И тогда на помощь отцу пришла Агнес. Судя по всему, она с детства тренировалась и уверенно владела мечом. Девушка надела отцовские доспехи и в назначенный день сразилась с Рингсли. Ее противник не знал, что перед ним не Хотот, а его дочь. Агнес удалось выбить соперника из седла. Когда Рингсли был повержен, Агнес спустилась с коня и сняла шлем. По одной версии, она хотела еще больше унизить противника, показав, что его одолела женщина. По другой — просто решила убедиться, что Рингсли жив и не ранен. Так или иначе, этот поступок оказался запечатлен на ее семейном гербе. 

Реклама на Forbes

Бьешь как девчонка: как российский женский бокс отвоевывает место в мировом спорте

Marc ROUSSEL·Wikipedia

Жанна Секира 

Чем знаменита: дралась с бургундскими солдатами и стала символом сопротивления француженок захватчикам и их бесстрашия 

В отличии от Жанны д’Арк Жанна Лэне, возможно, никогда не существовала. Она могла быть просто обобщенным образом женщин города Бове, давших отпор захватчикам. Тем не менее Жанна Секира, как и ее более известная тезка д’Арк, тоже стала национальной героиней — только не во всей Франции, а во французском городе Бове.  

В биографии Жанны Лэне много белых пятен. Родилась то ли в 1453, то ли в 1455 году. Ее отец, по одной из версий, был ремесленником, а сама Жанна — чесальщицей шерсти. В 1471 году, когда Жанне было 18 лет, началась война между Францией и герцогством Бургундия, которым правил герцог Карл Смелый. В 1472 году армия бургундцев, насчитывающая 80 00 бойцов, атаковала Бове.

Жанна не могла остаться в стороне. Вместе с другими женщинами она поднялась на крепостную стену. Ни доспехов, ни щитов, ни оружия у них не было — вооружились чем смогли. Кто-то кидал в противников камни. Сама Жанна, согласна легенде, взяла небольшую секиру, за что и получила свое прозвище. Она дралась плечом к плечу с солдатами и даже смогла захватить бургундское знамя. Сегодня копия знамени хранится в Бове и используется во время праздника в честь Жанны, который устраивают в городе каждый год. Обязательная часть программы — появление женщин, переодетых в средневековые костюмы. Они изображают защитниц города Бове во главе с Жанной.  

Реклама на Forbes

Во время Второй мировой войны в 1940 году Бове бомбили нацистские самолеты, однако памятник Жанне уцелел. Она была символом французского сопротивления во время оккупации и до сих пор остаётся вдохновляющей женской фигурой для жителей Бове.

Беру огонь на себя. Подвиги женщин-медиков во время Великой Отечественной войны

как на самом деле жилось женщинам в Средние века

Что из себя представляла средневековая женщина? Разные представители общества того времени ответят на этот вопрос по-разному. «Нечто среднее между святой и блудницей», — скажут теологи. «Не так важно, если она „честная женщина“», — констатируют судьи. «Моя госпожа», — скажут все, кто статусом ниже ее мужа. Историк Екатерина Мишаненкова объединила эти и многие другие точки зрения под обложкой своей книги «Средневековье в юбке», которую Игорь Перников внимательно изучил и удивился размаху представшей перед ним панорамы.

Екатерина Мишаненкова. Средневековье в юбке. Женщины эпохи Средневековья: стереотипы и факты. М.: АСТ, 2021. Содержание

Как отмечает в своей книге Екатерина Мишаненкова, если речь заходит о роли женщин в Средние века, большинство исследователей оказываются солидарны с мнением Джудит Беннет — одной из известнейших специалисток по средневековым женщинам. Согласно Беннет, достаточно долго считалось, что Средневековье было отсталой и жесткой эпохой, в которой женщинам отводилась незавидная роль. Затем, с приходом Ренессанса, положение женщин якобы начало улучшаться. Однако современные историки придерживаются иной точки зрения: в XIX веке оно было намного хуже, чем, например, в XIV. И дабы это высказывание не показалось голословным, рассмотрим «Средневековье в юбке» более подробно, ведь в нем Екатерина Мишаненкова дала детальное, доступное и, главное, очень увлекательное описание положения женщин в указанную эпоху.

Книга начинается с вводных данных — структуры средневекового общества, в которую были вписаны женщины и которая некоторым образом и определяла их положение. Сперва Мишаненкова дает общее представления о трех средневековых сословиях — военных, духовенстве и крестьянах, однако сразу же оговаривается: мол, все так стройно только в теории и на бумаге, а на практике куда сложнее и интереснее. Собственно, подобная «смена фокуса» в книге встречается достаточно часто, что, кстати, и не дает читателю заскучать. Есть разница между представлениями о женщинах, которые можно почерпнуть из трудов средневековых богословов и юридических документов того времени, и стихией «жизни как таковой», где женщина, несмотря на то, что юридически ее как бы не существовало, могла быть полностью самостоятельной, — и именно эта разница создает напряжение, захватывающее внимание до самой последней страницы.

Кроме того, автор не только уделяет внимание средневековым представлениям о положении женщин, но и отдает должное современным исследователям этого вопроса: в книге дан краткий пересказ развития исторической науки о положении женщин и названы ключевые имена и исследования в этой области. Так что «Средневековье в юбке» может послужить отличным подспорьем для более глубокого погружения в тему. Вместе с тем книга не только всесторонне освещает определенный аспект средневековой повседневности, но и изобилует любопытными фактами и различными микросюжетами, которые, с одной стороны, связаны с главной темой, а с другой — вполне самодостаточны.

Добавим конкретики относительно содержания книги. Итак, положение женщины в Средние века было как минимум двусмысленным. Лучше всего это видно на примере теологических трактатов того времени, ведь церковь в средневековье была одним из главнейших общественных институтов. Здесь можно выделить два концептуальных полюса: с одной стороны, с точки зрения теологов, всякая женщина — это Ева, слабовольная и порочная, она обрекла мужчину (и все человечество вместе с ним) на смертный грех, поэтому она не может быть самостоятельной и во всем должна подчиняться мужу (как совершенно справедливо замечает Екатерина Мишаненкова, большинству теологов легче было обвинить в искушении женщин, чем самих себя, ведь со страстями легче справиться, если в них виноват кто-то другой). Отсюда — культ целомудренности и многие другие особенности быта (вплоть до банковских чеков, изначально появившихся в качестве расписок жен за деньги мужей: считалось, что женщина из-за слабости характера не может самостоятельно распоряжаться деньгами).

С другой стороны — появившийся в средневековье культ Девы Марии, или Непорочной девы, воплощавшей в себе идеалы добродетели и милосердия. Естественно, в быту женщина чаще почиталась за Еву, чем за Марию, со всеми вытекающими отсюда последствиями, однако, как тут же замечает автор, все это — в теории. На практике же женщина из высокого сословия хоть и подчинялась мужу, но стояла выше всех его слуг и подчиненных независимо от их пола. Когда муж отправлялся на войну, будучи военнообязанным, управление имением переходило к женщине. При этом вся ответственность была на муже, и даже если женщина совершала преступление или вела себя предосудительно с точки зрения общественных норм того времени, вся вина все равно возлагалась на мужа.

Подобное отношение нашло очень необычную на современный взгляд юридическую форму — статус «честной женщины». Как отмечает автор, этот термин встречается в литературе и официальных документах, в том числе в судебных записях. Интересно, что даже женщин, осужденных за различные преступления, в том числе воровство, в этих документах нередко продолжают называть именно так. Оказывается, все дело, опять же, в одержимости церкви целомудрием:

«Какие бы преступления женщина ни совершила, если у нее не было любовников, если она хранила целомудрие или была верной женой и иногда даже если она жила во внебрачной связи, но только с одним-единственным мужчиной (как та же Марианна у Шекспира), — она все равно оставалась „честной женщиной”. И суд по этой причине даже мог проявить к ней снисхождение».

Иными словами, если женщину обвиняли в том или ином преступлении, многое зависело от ее репутации. Далее в книге приводится несколько подобных историй — с трагическим или счастливым финалом.

Что до самостоятельности женщины, то существовал, например, такой термин, как femme sole. Так называлась женщина, которая работала самостоятельно, несла за себя ответственность и платила налоги, как всякий мужчина. В целом многие женщины средневековья не только работали, но состояли в различных ремесленных цехах/гильях/корпорациях, то есть имели официальный профессиональный статус. При этом по сложившемуся обычаю их записывали как «жена такого-то». В иных (рассмотренных в книге более подробно) случаях женщина получала статус femme sole:

«Встречаются femme sole в уставных документах цехов и в качестве основательниц наряду с мужчинами и семейными парами. В таких случаях перечислялись все основатели, но femme sole подписывали документ сами, а в семейных парах это делали только мужья, выступающие в том числе и законными представителями своих жен, несмотря на то, что эти жены становились такими же членами цеха, как и они».

Впрочем, стоит также отметить, что, с точки зрения теологов того времени, женщина не всегда представлялась исключительно как дочь Евы, склонная к пороку. Яркий тому пример — богослов Григорий Нисский, брат Василия Великого, и один из отцов церкви. Судьба братьев сильно различалась. Как пишет Екатерина, Василий получил блестящее академическое образование, был теологом, аскетом, вел активную организационную деятельность в церковных рядах. Григорий же обучался дома, был человеком добрым, одним из первых христианских противников рабства и до того, как принял сан священника, был женат. Далее рассказывается об их сестре:

«И была у Василия и Григория сестра по имени Макрина. О ней известно довольно многое — благодаря Григорию, который в своих биографических сочинениях рассказал о ее жизни, о том, какой она была умной и образованной, как с двенадцати лет отказывалась выходить замуж и как именно она повлияла на Василия, тогда еще светского человека, и обратила его на путь аскетического служения церкви. А вот у самого Василия, после которого осталось множество сочинений и несколько сотен писем, сестра не упоминается ни разу. Похоже, он в своем аскетизме вообще не считал нужным даже упоминать о таких раздражающих объектах, как женщины».

При этом, как отмечает автор, Василий повлиял на западноевропейских богословов куда больше, чем Григорий. Интерес историков и философов к Григорию возник только в XX веке, а теперь он считается одним из интереснейших мыслителей своего времени.

С Григорием и Василием все более-менее понятно, однако, сколько выдающихся женщин средневековья, подобных Макрине, ныне забыты, остается только гадать:

«Трудно сказать, о скольких женщинах, активно участвующих в развитии раннего христианства, мы не знаем и никогда не узнаем, потому что их наследие не считали важным сохранять, а о них самих предпочитали лишний раз даже не упоминать».

Как уже было отмечено, пример Макрины — один из многих представленных в книге микросюжетов. В целом все они создают очень объемную и детально проработанную картину, которую при всем желании невозможно свести к каким-то штампам или предрассудкам. В завершение невозможно не отметить, что порой в интонациях автора звучит горькая нота: некоторые средневековые представления о женщинах живы до сих пор, особенно это касается представлений о несамостоятельности женщин. Впрочем, такая замечательная книга, как «Средневековье в юбке», не только детально освещает положение женщин, но и делает все возможное, чтобы от дремучих представлений о них не осталось и следа.

Лекция Т.А.Матасовой «Женщина в Русском Средневековье: идеал и реальность»

17 мая 2019 года к.и.н., зам. заведующего кафедрой истории России до начала XIX в., доцент Т.А.Матасова выступила в лектории Благотворительного фонда «Предание» с лекцией на тему «Женщина в Русском Средневековье: идеал и реальность«.

Татьяна Александровна рассказала о том как идеальные представления о роли женщины в русском средневековом обществе соотносились с многообразием жизненных ситуаций, реальных настроений и чувств людей средневековой Руси (насколько о них можно судить по источникам). Она продемонстрировала сложность гендерной проблематики как таковой, обратила внимание на то, что даже на упрощенном уровне ее не следует сводить только к истории сексуальности и тем более к истории «борьбы за права женщин». Лектор подчеркнула, что в ту пору «женская» тема вообще и тема отношений мужчины и женщины в частности вовсе не была полностью табуирована, однако в целом русская средневековая культура имела гораздо более мощные и надежные ориентиры, чем мучительная рефлексия о гендере.

Что именно из всего богатства библейского учения о женской миссии в обществе вошло в русскую средневековую традицию в качестве идеала? В какой мере это соответствовало практике положения женщин в обществе и женского служения? Как себя проявляли женщины русского средневековья и осознавали ли сами себя героинями истории?

Размышления автора над этими вопросами вы узнаете из видеозаписи состоявшейся лекции, которую мы предлагаем вашему вниманию:

нажмите на значок «пуск» в экране плеера для просмотра видеозаписи

Высказанные идеи являются частью исследования автора на эту тему, которое готовится к публикации. При использовании любых фрагментов данного материала ссылка на его автора является обязательной.

На нашем сайте можно посмотреть и послушать другие интервью и лекции Т.А.Матасовой о средневековой истории Руси.

Женщины, власть и общество в Средневековье (VI — XII вв.)

Pour les cadres de la période

R. Le Jan, Histoire de la France. Origines et premier essor, Paris Hachette, Carré histoire, 1996 nouvelle édition augmentée 2002)

R. Le Jan Les Mérovingiens, Paris, PUF, 2006

 

Pour approfondir les cadres politiques dans une perspective anthropologique

*Histoire de la France politique, tome 1, Seuil, dir. Ph. Contamine (en livre de poche)

Pour approfondir le cadre social

*LE JAN Régine La société du haut Moyen Âge, Paris, Armand Colin, 2003 (collection U)

 

Pour approfondir le cadre culturel

J. Smith, Europe after Rome. A new cultural history 500-1000, Oxford University Press, 2005

*La culture au haut Moyen Âge, une question d’élites? R. McKitterick, F. Bougard dir, Turnhout, Brepols, Haut Moyen Âge 6

 

Sur la question elle-même

 

**Agire da donna. Modelli e pratiche di rappresentazione (secoli VI-X), C. La Rocca dir, Turnhout, Brepols2007 (Haut Moyen Age 3)

 

**LE JAN Régine., Famille et pouvoir dans le monde franc (VIIe-Xe siècle). Essai d’anthropologie sociale, Paris, Publications de la Sorbonne, 1995

 

***LE JAN Régine Femmes, pouvoir et société, Paris, Picard, 200l

Femmes et pouvoirs des femmes dans le haut Moyen Age et à Byzance, codirection Stéphane Lebecq, Alain Dierkens, R. Le Jan Jean-Marie Sansterre, Lille, 1999

Les transferts patrimoniaux en Europe occidentale, VIIIe-Xe siècle, codirection avec François Bougard et Cristina La Rocca, MEFRM 1999, 111,2

Dots et douaires dans le haut Moyen Âge, codirection avec François Bougard, Laurent Feller, R. Le Jan, Rome, collection de l’EFR, 2002

*Sauver son âme et se perpétuer. Transmission du patrimoine et mémoire au haut Moyen Âge, codirection F. Bougard, C. La Rocca, R. Le Jan, collection de l’EFR 351, 2005, 385 p.

* La vengeance, 400-1200, codirection D. Barthélemy, F. Bougard, R. Le Jan, Rome, Coll EFR 357, 2006

A. Classen éd. Love, Marriage and Transgression in Medieval and Early Modern Littérature: Discourse, Communication, and Social Interaction, Tempe, 2004 (Medieval and renaissance texts and studies, 278

*B. Dumézil, Brunehaut, Paris, Fayard

*GAUDEMET J., Le mariage en Occident, Paris 1987.

 

Audrey BECKER-PIRIOU, De Galla Placidia à Amalasonthe, des femmes dans la diplomatie romanobarbare en Occident?, Revue historique, 2008/3 — n° 647, p. 507 à 543

BUC Philippe, Dangereux ritual. De l’histoire médiévales aux sciences socials, Paris, 2001.

*BURGUIERE A., KLAPISCH-ZUBER C., SEGALEN M., ZONABEND F. (sous la direction de), Histoire de la famille t.1, Paris 1986

CARRÉ Yannik, Le baiser sur la bouche au Moyen Âge. Rites, symboles, mentalités, à travers les textes et les images, XIe-XVe siècles, Paris 1992

Conflicted Identities and Mutiple Masculinities. Men in the Medieval West, ed. J. Murray, New York-Londres, 1999.

La femme au Moyen Age, éd. M. Rouche et J. Heuclin, Maubeuge 1990,

*De Jong Mayke, The Penitential State. Authority and Atonement in the Age of Louis the Pious, 814-840, Cambridge, 2009

*DEVROEY J.-P., Puissants et misérables. Système social et monde paysan dans l’Europe des Francs (VIe-IXe siècles), Bruxelles, ARB, 2006

** Dhuoda, Manuel pour mon fils, édition et traduction P. Riche, coll Sources chrétiennes

*DUBY G., Mâle Moyen Age, de l’amour et autres essais, (Nouvelle biblioyhèque scientifique Flammarion) Paris 1988.

DUBY Georges., Le chevalier, la femme et le prêtre. Le mariage dans la société féodale, Paris, Hachette, 1981

DUMEZIL Bruno, Les racines chrétiennes de l’Europe. Conversion et liberté dans les royaumes barbares Ve-VIIIe siècles, Paris, Fayard, 2005

Gender in the Early Medieval World, East and west 300-900, ed. L. Brubaker et J. H. Smith, Cambridge University Press, 2004

Femmes, mariages, lignages. XIIe-XIVe siècle. Mélanges offerts à Georges Duby, Bruxelles, De Boeck, 1992

*Famille et parenté dans l’Occident médiéval, Rome 1977.

Matilde di Canossa nelle culture europee del secondo Millennio. Dalla storia al mito. Atti del convegno internazionale di studi, Reggio Emilia, Canossa, Quattro Castella, 25-27 settembre 1997, Bologna, Pàtron, 1999, cura del volume e indici

*GOODY J., L’évolution de la famille et du mariage en Europe, Paris 1985.

*D. J. Hay, The military leadership of Matilda of Canossa, 1046-1115, Manchester, 2007.

*HERITIER F, Masculin/féminin. La pensée de la différence, Paris , Odile Jacob, 1996

Frankland: The Franks and the World of the Early Middle Ages. Essays in Honour of Dame Jinty Nelson. Ed. Paul FOURACRE and David GANZ. Pp. xvi, 340. Manchester: Manchester University Press.

HARTMANN Martina, Die Königinnen des Frühmittelalters, Stuttgart 2009

 

R. McKitterick, « Ottonian intellectual culture in the tenth century and the role of Theophanu », Early Medieval Europe, 2, 1993, p. 53-74

 

Medieval Motherwood, ed. J. Parsons Carmi et B. Wheeler, New York, 1996.

Medieval Memories : Men, Women and the Past 700-1300, E. Van Houts éd, Oxford, 2000

Medieval Women, éd. D. Baker

Pancer Nira, Sans peur et sans vergogne. De l’honneur et des femmes aux premiers temps mérovingiens, Paris, Albin Michel, 2001

**REAL Isabelle, Vies de saints, vie de famille. Représentation et système de parenté dans le Royaume mérovingien (481-751), Turnhout, 2001

**SANTINELLI Emmanuelle, Des femmes éplorées. Les veuves dans la société aristocratique du haut Moyen Âge, Lille, Presses universitaires du Septentrion, 2003

STAFFORD P. Queens, Concubines, and Dowagers, Athens Georgia 1983.

WHITE Stephen D., «Clotild’s Revenge : Politics, Kingship and Ideology in the Merovingian Blood», Feud, Portraits of Medieval and Renaissance Living, S.K. Cohn et S.A. Epstein ed, Michigan, 1996, p. 107-130.

WOLL Carsten, Die Königinnen des hochmittelalterlichen Frankreich 987-1237/38, Stuttgart 2002, Historische Forschungen 24l

S. Dick, J. Jarnut et M. Wemhoff (dir.), Kunigunde — consors regni. Vortragsreihe zum tausendjährigen Jubiläum der Krönung Kunigundes in Paderborn (1002-2002), Munich, 2004

*D. J. Hay, The military leadership of Matilda of Canossa, 1046-1115, Manchester, 2007.

 

6 откровенных фактов об отношениях в темные века

В издательстве «Манн, Иванов и Фербер» вышла книга Розали Гилберт «Интимное Средневековье», о новинке рассказывает наш корреспондент Николай Герасимов.

В оригинале книга Розали Гилберт называется «Очень тайная половая жизнь средневековых женщин»: именно судьбы женщин — в центре рассказа. Гилберт, давно увлекающаяся Средними веками, прочитала массу книг и выудила оттуда немало любопытнейших документов и фактов. Некоторые из них мы и предлагаем вашему вниманию.

Розали Гилберт и книга «Интимное Средневековье». Фото: instagram.com/rosaliesmedievalwoman/

1. Как «программировали» пол ребенка

Одним из главных специалистов по женскому здоровью в Средние века была некая Тротула де Руджеро. На самом деле такой женщины никогда не существовало; было трехтомное сочинение под названием «Тротула», в котором собрали лучшие советы по гинекологии и уходу за собой, в том числе от знаменитой целительницы из Салерно по имени Трота. Эта книга многократно переиздавалась (то есть переписывалась от руки), и средневековые люди со временем решили, что Тротула — это имя, как Гиппократ или Авиценна (Что интересно, в этом всю дорогу свято уверена и автор «Интимного Средневековья» Розали Гилберт).

Рекомендации «Тротулы» вызывают у современного читателя чистый восторг. Например, что надо сделать, чтобы в семье родился мальчик? (А в Средние века вопрос рождения наследника стоял куда острее, чем сейчас). Вся современная медицина не может ответить на этот вопрос. А «Тротула» — запросто! «Если женщина хочет зачать мальчика, пусть ее муж возьмет чрево и влагалище зайчихи, высушит их, истолчет, смешает этот порошок с вином и выпьет его».

Книга Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде»: на что похож роман 58-летнего подростка

У многих было подозрение, что Тарантино всего-навсего сделал «новелизацию» своего одноименного фильма — то есть литературно обработал его сцена за сценой так, чтобы было похоже на роман. Но это совсем не так.

А если женщине придет фантазия зачать девочку, наплевав на тот факт, что в Средние века женщинам жилось тяжелее, чем мужчинам? «Пусть женщина проделает то же самое с яичками зайца и сразу по окончании месячных возляжет с мужем своим, и тогда она забеременеет ребенком женского пола».

2. Как боролись с бесплодием

А если не получается зачать вообще никого? Выяснить, кто из супругов бесплоден, совсем нетрудно: надо «взять два горшка и в каждый положить отруби, в один добавить немного мочи мужчины, а в другой — немного мочи женщины, и оставить горшки стоять на девять-десять дней. Если в бесплодии виновата женщина, после этого срока вы найдете в горшке с ее мочой много червей, и отруби будут вонять. Если это произошло с другим горшком, виноват мужчина. Если же ни вони, ни червей не будет ни в одном из горшков, значит, пара может обратиться за медицинской помощью и в результате непременно зачнет ребенка».

Иллюстрация из книги «Интимное Средневековье»

Медик сразу пропишет нужное лекарство: «Взять печень и яички поросенка, единственного в помете свиноматки, высушить, истолочь в порошок и дать средство мужчине, который неспособен оплодотворить женщину, тогда он сможет это сделать; или женщине, и тогда она забеременеет. Другой способ таков: пусть женщина возьмет шерсть, смоченную в молоке ослицы, привяжет к пупку и оставит там до полового акта». Мужское бесплодие удостаивается отдельного совета: «надо взять крупного фундука, водяного перца на треть от его объема орехов и на четверть от объема перца — вьюнка. Все это проварить с острым перцем и печенью молодого козла, достаточно взрослого для продолжения рода. Затем добавить в варево небольшой кусок сырой жирной свинины. Мужчина должен окунуть хлеб в воду, в которой было приготовлено мясо, и съесть его. Делая так часто, он непременно произведет потомство, если только Господь этому не воспрепятствует». То есть, если не помогли влагалище зайчихи и печень молодого козла — врач не виноват, просто на то была воля Господа! Воистину гениальное оправдание любых врачебных неудач.

3. Когда можно было предаваться любви

Древние медики с упоением разрабатывали самые феерические теории. Например, считалось, что «грудное молоко женщины содержит остатки крови из матки. Будто бы кровь белеет и очищается, проходя через женскую грудь, и истекает наружу в виде белого грудного молока. Соответственно, никто не сомневался, что из-за этого все недостатки характера или семейные черты передаются от матери ребенку».

Иллюстрация из книги «Интимное Средневековье»

А еще матка считалась блуждающей. В буквальном смысле: считалось, что она не находится на месте, как прочие органы, а путешествует по организму женщины, причиняя массу неудобств. Головная боль начинается оттого, что матка залезла в голову, одышка — оттого, что застряла в ребрах и так далее.

Между прочим, лучшим способом вернуть матку на место считался секс. Однако заниматься сексом в Средние века было очень непросто. Напомним: в те времена 100% населения были глубоко верующими. Рай и ад (а также чистилище) для людей были совершенно конкретными физическими местами, куда их души должны были попасть после смерти в зависимости от поведения при жизни. Сомневаться в этом было так же глупо, как сегодня — в том, что Земля вертится вокруг Солнца. А одним из основных грехов, ведущих в преисподнюю, считалось прелюбодеяние — то есть секс вне брака.

Но и в браке заняться им было проблематично. Официальная церковь вообще относилась к сексу с крайним отвращением — но он был необходим для продолжения рода! И были разработаны четкие правила в отношении супругов: когда им можно, а когда нельзя совокупляться.

Иллюстрация из книги «Интимное Средневековье»

Ни в кем случае нельзя было заниматься сексом по воскресеньям: этот день посвящен Богу. Но и по субботам заниматься сексом тоже возбранялось. А заодно запрещены были коитусы по средам и пятницам. Гилберт пишет: «все сорок дней Великого поста предписывалось проводить в благоговейных раздумьях о возвышенном — никакой активности в спальне после наступления темноты. То же касалось и двадцати дней Адвента. Понятно, что в эту категорию входили также двадцать дней Пятидесятницы и вся неделя Троицы. И не забывайте о Пасхальной неделе, которая, кстати, в отдельные годы может длиться до десяти дней». Запрещен был секс и во все праздники, посвященные конкретным святым. Кроме того, женщина не могла заниматься сексом с мужем за восемь дней до прохождения им таинства причастия. А еще нельзя было заниматься сексом во время менструации, во время беременности, в то время, когда женщина кормит ребенка…

Насчет того, как именно заниматься сексом, тоже существовали свои четкие правила. Во-первых, только после захода солнца — то есть в темноте. Во-вторых, единственной позой, одобряемой церковью, была та, которую позже назовут «миссионерской». Почему? А просто считалось, что лишь в ней может произойти зачатие (сексом, разумеется, можно было заниматься только ради зачатия ребенка, ни в коем случае не для удовольствия). На средневековых иллюстрациях, изображающих ад и чистилище, показаны несчастные, совершающие те грехи, за которые туда попали — и среди них пары, занимающиеся сексом в официально не одобренных позах!

Иллюстрация из книги «Интимное Средневековье»

Еще один, очень важный момент: женщина могла заниматься сексом только в головном уборе — чепце, тюрбане и так далее. Но тут уже причина не религиозная, а опять-таки медицинская: считалось, что женщина во время секса теряет много тепла, причем большая его часть уходит через голову. А если несчастная потеряет тепло, у нее начнутся разные хвори.

4. Как покаяться во всех грехах. Даже в тех, о которых ты и не подозревал

Наверное, если бы все церковные правила относительно секса соблюдались неукоснительно, Европе грозило бы массовое вымирание. Но у тех, кто их нарушал, был шанс избежать преисподней с помощью покаяния на исповеди. А чтобы кающаяся грешница ни о чем случайно не позабыла, священник задавал ей наводящие вопросы.

Епископ Бурхард Вормский в XI веке составил специальное руководство для духовника, где содержалось 194 таких вопроса. Например: «Делала ли ты то, что делают некоторые женщины? Они снимают одежду и мажут обнаженное тело медом. Они ложатся на разложенную на земле простыню с рассыпанной на ней пшеницей и катаются по ней взад-вперед. Потом тщательно собирают все зерна пшеницы, прилипшие к телу, складывают в мельницу, поворачивая мельницу в направлении, противоположном ходу солнца, перемалывают пшеницу в муку и выпекают из нее хлеб. Они подают этот хлеб на стол своим мужьям, которые от такого слабеют и умирают. Если ты такое делала, ты должна раскаяться и нести покаяние — сорок дней на хлебе и воде».

Иллюстрация из книги «Интимное Средневековье»

Или: «Делала ли ты то, что делают некоторые женщины? Они ложатся на землю лицом вниз, обнажают ягодицы и просят кого-нибудь вылепить хлеб на их голых ягодицах. Потом они тот хлеб выпекают и подают на стол своим мужьям. Они делают это для того, чтобы подогреть их любовь к себе. Если ты делала такое, ты должна раскаяться и нести покаяние в течение двух лет в назначенные постные дни».

Все это очень смешно — но, в конце концов, речь идет просто о колдовстве, которым многие в Средние века не брезговали, и к которому церковь относилась с отвращением. Другой вопрос (и это, наверное, еще смешнее), что в вопроснике Бурхарда Вормского содержался и перечень разнообразных сексуальных изысков, о которых прихожанка могла никогда и не слышать. Ей и в голову не приходило, что ТАКОЕ можно делать в постели с мужем — а на исповеди из вопросов священника она об этом узнавала. И, как полагает Гилберт, — видимо, справедливо, — вполне могла задуматься о том, чтобы попробовать на практике… Вот куда ведут дороги, вымощенные самыми благими намерениями.

5. Можно ли было развестись и почему

Развестись в Средние века было чрезвычайно трудно. Супружеская измена основанием для развода не считалась, «не сошлись характерами» — тем более. «Как правило, брак аннулировали, если он был заключен обманным путем, а также в случае кровного родства между супругами, импотенции мужа или особенно жестокого обращения с женой, хоть мужей и поощряли их умеренно наказывать», — пишет Гилберт.

Пять лучших рецептов из «Кулинарной книги Хогвартса»

Узнайте, чем на протяжении семи лет питались герои эпопеи Джоан Роулинг и как приготовить эти гастрономические шедевры дома

Импотенция была очень серьезной причиной. Именно из-за той «блуждающей матки», о которой написано выше: ведь единственным средством вернуть ее на место был секс. А если муж не может исполнять супружеский долг (в те дни, когда это не возбраняется церковными правилами), женщина обречена на страдания! И если женщина заявляла в суде, что ее муж — импотент, устраивали проверку. Да-да, проверку! До нас дошли несколько документов, в которых такая процедура описана. Например, дело о разводе Джона Скейтлока из Йорка, сорока лет, и его жены Элис, двадцати шести лет; Элис утверждала, что никогда не была близка с Джоном, хотя всегда этого хотела и мечтает о детях.

«После трапезы мужчину и женщину следует уложить в одну постель, а вокруг нее должны много ночей находиться мудрые женщины. И если все эти ночи член мужчины всегда оказывается бесполезным, будто мертвым, пару надо развести», — наставлял один средневековый юрист. «Мудрые женщины» не только наблюдали за супругами, но и сами пытались разжечь в муже страсть всеми возможными способами: трогали его за половые органы (заодно как бы инспектируя их), ложились на кровать в соблазнительных позах… Испытуемый, на которого в течение нескольких ночей таким образом набрасывались «мудрые» — то есть немолодые — женщины в количестве 5 человек (одна набрасывалась, остальные смотрели), и впрямь демонстрировал сплошную импотенцию, так что просьба его жены была удовлетворена.

6. Носили ли пояса верности и когда можно было жениться

И вот еще несколько фактов о сексе в средние века.

Иллюстрация из книги «Интимное Средневековье»
  • Есть легенда о железных «поясах верности», которые надевали на своих жен рыцари-крестоносцы перед тем, как отправиться в поход. Но это — всего лишь миф: нет ни одного средневекового документа, в которых они бы упоминались. (Точнее, слова «пояс верности» в текстах изредка встречаются, но только как поэтическая метафора). Возможно, их использовали в XVI веке, то есть в эпоху Возрождения — и то чрезвычайно редко, причем скорее сами женщины, с целью защиты от изнасилований во время долгих путешествий.
  • Проституция в Средние века существовала, хотя власти периодически пытались с нею бороться (например, Людовик IX в 1254 году издал закон, предписывавший изгнать из Франции всех проституток, предварительно лишив имущества, денег и даже одежды). В перспективе такая борьба была обречена на провал, так что власти старались хоть как-то контролировать проституцию. Женщинам легкого поведения предписывалось жить в одном конкретном районе города и по-особому одеваться (чтобы их не спутали с приличными). Например, в Лондоне в 1353 году проституткам не разрешалось носить никаких капюшонов, кроме полосатых (соответственно, они становились знаком отличия). В Лейпциге проститутки носили желто-синие плащи, а в Берне — красные шапочки.
  • Брачный возраст в Средние века был, по современным представлениям, чудовищно низок: в определенные периоды 12-летнюю девочку могли спокойно выдать замуж. Например, Эдмунд Тюдор, брат короля Генриха VI, в 1455 году женился на 12-летней Маргарет Бофорт. В следующем году она забеременела и родила будущего короля Генриха VII (а ее муж умер от чумы).

«Прекрасное Средневековье. Образ женщины Новгородской земли» – Архангельский краеведческий музей

Впервые в Архангельске Новгородский государственный объединенный музей-заповедник представляет археологические древности из культурных напластований Великого Новгорода, в том числе – уникальные археологические источники – берестяные грамоты!

Основная идея проекта – создать портрет женщины средневекового Новгорода XI-XV веков, обращаясь к вопросам социального положения женщин в семье и обществе, особенностям их внешнего облика. Тема близка Русскому Северу – ведь Великий Новгород являлся его древней столицей, только в 1478 году передав эти функции Москве и оказав значительное влияние на все сферы жизни местного населения.

На выставке представлено около тысячи находок из раскопок на территории средневекового Новгорода, ставшими эталонными для изучения истории Древней Руси. Наиболее важным открытием новгородской археологии ровно 70 лет назад стала сенсационная находка берестяных грамот – текстов, связавших летописную истории Руси с повседневной жизнью новгородцев. Грамоты открывают «окно» в мир городского быта, значимую роль в котором играли женщины.

Внешний облик новгородских красавиц посетители выставки могут представить, рассматривая ювелирные украшения и детали женского костюма – фибулы, пуговицы, амулеты, височные кольца, гривны, бусы, браслеты, привески, кольца, кожаную обувь, тканые пояса. А берестяные грамоты позволят погрузится в частную жизнь новгородской семьи и донесут до современного посетителя повседневные женские хлопоты тех времён: заботу о родителях, обиду на родственников, хозяйственные наставления, сложные любовные переживания, перипетии завещаний… Дополняет общую картину выставки звуковое сопровождение берестяных грамот, выполненное профессиональными артистами.

Оценить великолепную сохранность предметов всемирно известного археологического наследия Великого Новгорода и познакомиться с миром средневековой женщины можно будет в Гостиных дворах до конца мая 2021 года.

Ждем вас в историко-архитектурном комплексе «Архангельские Гостиные дворы» (набережная Северной Двины, 85/86)
Справки по телефону +7 (8182) 20 92 15, касса +7 (8182) 20 10 14

7 ужасных вещей, которые ждали женщин в Средневековье

1. Женские поединки

Хосе де Рибера, «Женская дуэль», 1636 год. На картине изображён бой Изабеллы де Карацци и Диамбры де Поттинеллы в 1552 году. Изображение: Public Domain

Некоторые авторы любовных романов выставляют эпоху Средних веков как время куртуазности и галантности, когда благородные лорды обращались с дамами как полагается. А если леди оскорбили, храбрый воин тут же вставал на её защиту. Сейчас, очевидно, мужчины уже не те.

Однако в реальном Средневековье даму не всегда рвался защитить какой‑нибудь рыцарь — и тогда приходилось браться за оружие самой. Женские поединки случались реже, чем мужские, но они подчас ничем не уступали им в ожесточённости.

Например, в 1552 году в Неаполе две дворянки, Изабелла де Карацци и Диамбра де Поттинелла, не поделили ухажёра — некоего Фабио де Зересола.

Полагаете, они накинулись друг на друга и стали вырывать волосы и кусаться? Нет, синьоры были слишком благородны, чтобы опуститься до кулачной схватки. Вместо этого Диамбра вызвала Изабеллу на поединок.

Изабелла, по праву оскорблённой стороны, выбрала набор оружия: копьё, булава, меч, щит и одоспешенная лошадь.

В день дуэли собралось изрядное количество зрителей, а судьёй выступал местный маркиз Альфонсо д’Авалос, важная шишка. Поединщицы появились на конях, в полном боевом облачении: Изабелла — в синем, Диамбра — в зелёном, с гербом в виде золотой змеи на шлеме. После команды дамы поскакали друг на друга.

Их копья сломались, и они перешли к поединку на булавах. Диамбра ударом палицы сбросила Изабеллу с коня. Затем Ди спешилась и потребовала, чтобы та сдалась и признала за ней право на Фабио. Белла поднялась, обнажила меч и сражалась, пока не сбила с Диамбры шлем. Но позже всё-таки сдалась, благородно признав, что соперница победила её в конной сшибке.

Победа осталась за де Поттинеллой, но источники умалчивают, как у них дальше сложилось с Фабио.

Дамы бились не только друг против друга, но и с мужчинами. Например, в 1395 году у лорда Джона Хотота случился земельный спор с неким лордом Рингсли, и тот вызывал его на конный поединок с копьями.

Однако у Хотота некстати случился приступ подагры, и его дочь Агнес взялась защищать честь отца. Она сбила Рингсли с лошади, а затем сняла шлем и распустила волосы, чтобы в довесок унизить наглеца, показав, что его одолела женщина.

Развод поединком. Иллюстрация из фехтбука Ганса Тальхоффера, 1459 год. Изображение: Public Domain

Но, к сожалению, поединки не всегда заканчивались хорошо. В Европе XIII века обычным делом были так называемые «брачные дуэли». Они применялись, чтобы урегулировать семейные конфликты, а в особо запущенных случаях — вместо бракоразводного процесса.

Мужчина, вооружённый дубинкой, сидел по пояс в яме, а женщина стоя сражалась с ним с помощью мешка с камнями. Условие победы мужа — отправить благоверную в нокаут, жены — вытащить супруга из ямы. Разрешались удары по голове, а также такие приёмы, как засовывание дубинки даме между ног или выкручивание гениталий мужчине — рекомендовано мастером фехтования Гансом Тальхоффером.

Если стороны в итоге примирялись, бой прекращался. Если же повод для ссоры был действительно серьёзный — супружеская неверность, бесплодие той или иной стороны или земельные тяжбы — то по итогу поединка потерпевшего поражение мужчину казнили, а проигравшую женщину хоронили заживо.

Фридрих фон Амерлинг, «Дева с оружием», XIX век. Изображение: Public Domain

В позднем Средневековье, веках в XV—XVI, были популярны дуэли дам на рапирах, причём топлес. Женщины снимали верх платья, чтобы металлический или костяной корсет не мог дать преимущество в бою. Эта практика сохранялась до XIX века.

Кстати, на Руси в плане дуэлей с прекрасным полом тоже всё было в порядке. К примеру, в Псковской судебной грамоте 1397 года женщине разрешалось сражаться с мужчиной на одинаковых условиях. Равноправие!

2. Отсутствие бровей и волос

Изабелла Португальская, герцогиня Бургундская. Портрет работы Рогира ван дер Вейдена. 1445 — 1450 годы. Изображение: Public Domain

Мода во все времена была очень странной штукой. Сейчас популярны довольно густые брови и длинные волосы. Но 500 лет назад в Европе в женщинах ценились иные достоинства.

Поскольку законы христианства были весьма суровыми к проявлению сексуальности, одеваться предписывалось скромно. Особенно важно было прятать волосы. Непокрытая голова была символом супружеской неверности, и женщину, появившуюся на людях без чепца или атура, считали прелюбодейкой или проституткой.

Атур — это тот остроконечный, иногда раздвоенный колпак, который вы видели у стереотипных принцесс в мультфильмах.

Необходимость прятать волосы привела к тому, что леди начали сбривать локоны, выбивающиеся из‑под чепца, за компанию выщипывая ещё и брови. Ведь если у дамы чистый высокий лоб, то сразу видно — благочестивая. А торчащие из‑под атура вихры выдают ходячий «сосуд греха». Поэтому веку к XV все мало‑мальски уважающие себя леди стали выглядеть примерно вот так.

Жан Фуке. Портрет фаворитки Карла VII Аньес Сорель в облике Девы Марии. Правая створка Меленского диптиха. Около 1450 года. Королевский музей изящных искусств, Антверпен. Изображение: Public Domain

Кроме шевелюры на лбу, в некоторых случаях выщипывали и брови, и даже ресницы — для полного счастья. Это считалось красивым, хотя процедура была довольно болезненной.

3. Неудобная одежда

Именно такие рукава. Эдмунд Лейтон, «Бог в помощь», 1900 год. Изображение: Public Domain

Возможно, когда вы смотрели фильмы на исторические темы, то замечали, что средневековые дамы носили платья с очень — нет, не так — с чрезвычайно длинными и широкими рукавами. У некоторых они вмести с полами платья по земле волочились.

Полагаете, это такая мода? Нет, у этих нарядов было важное практическое назначение — спасать несчастные женские души.

По правилам средневекового христианства при церковном служении было просто необходимо дотронуться до алтаря, иначе молитва не считается. Но есть одна загвоздка: представительницам прекрасного пола к нему прикасаться запрещалось.

Дело в том, что давным‑давно Ева уговорила Адама сорвать запретный плод и таким образом обрекла всё человечество на страдания и смерть. А значит, все женщины — создания слабые духом и ненадёжные, как заметил Фома Аквинский в трактате Summa Theologica, и алтарь им трогать — ни‑ни.

Но леди нашли всё-таки способ прикасаться к божественному — не рукой, так хотя бы краем платья.

Поэтому чем благочестивее дама, тем шире и длиннее у неё рукава. Ну а то, что они по полу елозят, собирая всю грязь, и пищу принимать из‑за них неудобно, — ничего. Ради спасения души можно и потерпеть.

Ещё одна любопытная деталь. Если вы взглянете на изображения женщин Средневековья, то можете заметить, что большинство из них обладают внушительными животами, отлично видными под платьями. Причём так выглядели не только замужние дамы, но и девицы на выданье, которым беременными быть уж никак не положено.

Ян ван Эйк, «Портрет четы Арнольфини», 1434 год. Изображение: Public Domain

Причина проста: в Средние века выглядеть беременной было просто модно. Во‑первых, рожать наследников — главное назначение порядочной женщины. Во‑вторых, такой облик демонстрировал хорошее здоровье и фертильность.

И, наконец, главное: дама на сносях уподоблялась Богоматери, а это хорошо и благочестиво. Ведь именно в это время женщина становится не слабым и порочным созданием, а приличным человеком. Поэтому даже те леди, которые не были беременны, носили специальные накладки.

Если же женщина и в самом деле была в положении, то она обматывала вокруг живота и между бёдер так называемый «родильный пояс» — полосу пергамента из овечьей кожи с начертанными на ней молитвами.

Под него подкладывали мёд, разбитые яйца, злаки и бобовые, а также сбрызгивали его молоком. Считалась, что такая штука, если носить её каждый день, напитает плод и поспособствует рождению здорового ребёнка.

Насколько помогал этот метод и приятно ли было беременной расхаживать с полными панталонами яичного желтка и гороха, решайте сами.

4. Поведенческая терапия

Наказание женщины, обвинённой в склочности. Иллюстрация Джона Эштона, XVIII век. Изображение: Public Domain

Если в наши дни не устраивает какая‑нибудь черта личности, то можно обратиться к психологу. Но в Средневековье методы коррекции поведения были куда более радикальными.

Если какая‑нибудь женщина любила сплетничать и это доходило до служителей правосудия, на неё надевали так называемую «маску позора». А затем водили на верёвке по городу, чтобы оскорбить, унизить и приструнить.

Маска это появилась в XV веке и использовалась вплоть до XVIII. Кроме чересчур разговорчивых дамочек, её использовали также против клеветников или тех, кто мешал во время проповеди. Когда человек с ней на голове пытался говорить, она колола ему язык.

Другой агрегат похожего назначения, «скрипка строптивицы», предназначался для мирного улаживания конфликтов. Это такие кандалы, только парные. Они соединяли двух человек лицом к лицу, вынуждая их не отворачиваться друг от друга, а проговорить проблему и найти компромисс.

Например, если муж и жена очень громко спорили и мешали окружающим, их могли сковать вместе такой штуковиной и гонять по городу, пока не помирятся.

Или, когда две склочницы подрались на рынке, их можно было соединить кандалами лицом к лицу. И держать так, пока они не почувствуют христианское всепрощение и миролюбие.

«Скрипка строптивицы», иллюстрация XVIII века. Изображение: Public Domain

Ещё один способ наказания, с помощью которого общество доносило до дам со скверным характером мысль, что пора бы исправиться, — «табурет уныния». Сажаем виновную на стул и длинным рычагом окунаем в холодную реку. Как выразился французский писатель Франсуа Максимилиан Миссон, это «помогало охладить её неумеренный пыл». Позднее табурет стали использовать и для выявления ведьм. Утонула — невиновна, прощаем.

А вот «пояс верности», который часто мелькает в книгах об ужасах Средневековья, — это миф. Многочисленные фотографии таких аксессуаров, мелькающие в интернете, на самом деле представляют собой более новые устройства. Их с 1800 по 1930‑е годы применяли, чтобы отучить детей от мастурбации. Естественно, по предписанию врача.

5. Специфические средства интимной гигиены

Фрагмент староанглийского травяного сборника, Англия, 1000 — 1025 годы. Изображение: British Library / Public Domain

Вообще, о таком сугубо женском явлении, как менструация, в Средневековье судить трудно, потому что основным письменным источником тех времён служили записи монахов‑летописцев. А большинство этих ребят ни в медицине, ни в женщинах ничего особо не смыслили. Средневековые врачи тоже выдающимися открытиями на поприще дамской физиологии не отличались.

Тем не менее некоторые сведения о женской гигиене в средневековой Европе всё-таки сохранились. Например, в Староанглийском гербарии, переведённом в своё время с латинских оригиналов XI века. Историк медицины Анна ван Арсдалл приводит несколько любопытных рекомендаций из этих источников.

Например, для облегчения симптомов при менструации автор гербария рекомендовал взять растение urtica, растолочь в ступке, добавить немного мёда и влажной шерсти и смазывать гениталии этим лекарством.

Всё бы ничего, только urticaэто крапива. Предоставьте, каково будет натирать ею самые деликатные части своего организма, да ещё и во время месячных. Наверное, много лестных слов было сказано в адрес умника, составлявшего гербарий.

В качестве прокладок использовались мягкие льняные тряпочки, поэтому английское выражение on the rag (на тряпке) до сих пор ассоциируется с менструацией. Для лучшей впитываемости между слоями ткани клали болотный мох. Пепел из костей жабы, если его носить в мешочке на шее или талии, тоже, по утверждению докторов, отлично помогал в «эти дни».

И, наконец, наилучшим лекарством при менструации, по мнению средневековых докторов, было вино. Ergo bibamus, дамы.

Вообще, в такие периоды даме надлежало быть особо осторожной и из дома лишний раз не выходить. И не потому, что ей самой было нехорошо, а во благо других.

Видные учёные и богословы очень часто цитировали античные научные труды, в частности, Плиния Старшего. А там написано, что во время менструации женщина неосознанно наносила много ущерба. Загибайте пальцы: она могла отравлять младенцев, которые посмотрят на неё, уничтожать посевы, покрывать железо ржавчиной и заражать собак бешенством. А ещё вызывать у людей проказу, заставлять прокисать пиво (это ужасно!) и портить ветчину. Контакт с выделениями не требовался: флюиды, миазмы — всё по воздуху разнесётся.

Ситуацию облегчало то, что у средневековых женщин месячные случались реже, так как дамы чаще ходили беременными, чем сейчас. А менопауза наступала раньше из‑за плохого питания, малого количества мяса в рационе, а в случае с простолюдинками — ещё и тяжёлого физического труда.

6. Общие бани для мужчин и женщин

Банщица моет клиента. Иллюстрация из английского трактата XIII века. Изображение: British Library / Public Domain

В популярной культуре Средневековье считается чрезвычайно грязным временем. Это не совсем так. Мылись тогда и правда реже, чем сейчас, но просто потому, что централизованного водопровода с горячей водой ещё не завезли.

Однако в общественных купальнях за весьма скромную плату можно было наслаждаться мытьём сколько влезет. При условии, конечно, что вас не смущают другие голые люди вокруг. Хотя в Средние века к этому относились легче, чем сейчас.

Например, в Париже XII века имелись 32 большие бани. И богослов Александр Неккам сетовал на то, что по утрам его будили крики людей из купальни по соседству, жалующихся, что вода слишком горячая. В городишке Саутуарк, который сейчас является частью Лондона, было 18 бань. В небольших поселениях они совмещались с пекарнями, чтобы уменьшить расход дров на нагрев воды.

Однако у средневековых купален была одна особенность: они были общими для всех — и для мужчин, и для женщин.

Так что если вы порядочная девушка, которая не хочет прослыть грязнулей и направляется в баню после тяжёлого дня — то, скорее всего, увидите больше голых людей, чем хотели бы.

Кроме того, бани использовались не только для наведения чистоты, но и как места встреч, обедов и тусовок. А иногда и как публичные дома. Фактически, пришедшее в английский и французский языки слово bagnio, означающее публичный дом, происходит от латинского слова balneum, «баня». Моетесь вы себе спокойненько, а на соседней скамье профессиональные, хм, банщицы клиентов обслуживают. Так уж тут заведено.

Что самое удивительное, церковь не возражала против совмещения приятного с полезным. Считалось, что женщины лёгкого поведения, помогая мужчинам расслабиться, защищают более респектабельных девиц от посягательств и распутства. Фома Аквинский как‑то изрёк на эту тему: «Убери выгребную яму, и дворец станет местом нечистым и зловонным».

А епископ Винчестера так заботился о духовном состоянии посетителей купален, так заботился, что издал аж 36 постановлений, регламентирующих работу банщиц. За несоблюдения правил, установленных его преосвященством, или за несанкционированную работу на рынке секс‑услуг полагался крупный штраф, а бани платили епископу налог. В итоге он неплохо поправил финансовое положение английской церкви.

Однако веку эдак к XVI металлообрабатывающая промышленность стала требовать всё больше и больше леса, так что не то что бани топить — самим греться дров едва хватало. И Европа вступила наконец в немытую пуританскую эпоху без бань.

7. Опасные роды

Неизвестный венгерский художник, «Посещение», 1506 год. Изображение: Public Domain

Рожать детей даже при современном уровне медицины — не очень‑то приятное занятие, но в Средневековье оно было особенно рискованным. Из‑за травм в процессе появления ребёнка на свет, а также из‑за различных осложнений, проявляющихся впоследствии, до XVIII века умирала примерно четверть рожениц. Сравните с нынешним показателем — одна смерть на 5814 матерей.

Причина довольно проста: обильное кровотечение и высокая вероятность последующей инфекции. Проблема в том, что до 1880‑х годов никто из акушеров не догадывался, что перед проведением любых операций следует хотя бы руки помыть. А уж бабки‑повитухи, принимавшие роды за 500 лет до этих учёных мужей, в микробиологии смыслили ещё меньше.

Поэтому заполучить заражение стрептококком или стафилококком, рожая наследника, было легче, чем в наши дни простуду подхватить. Это явление доктора прошлого, не понимая до конца, обтекаемо называли «родильная горячка».

Перед тем, как у средневековой леди начинались схватки, её священники и юристы в буквальном смысле рекомендовали ей сделать две вещи: исповедаться и написать завещание. Просто на всякий пожарный.

Чем знатнее была дама, тем больше посетителей было у неё во время родов — в королевскую спальню могла и сотня придворных набиться. Интересно же, что там происходит. Кроме того, надо было засвидетельствовать, что наследника не подменят.

Чтобы всё прошло хорошо, леди перед началом процесса давали напиток под названием caudle, сделанный из смеси яиц, сливок, каши, сухарей, вина, сахара, соли, мёда, молотого миндаля, шафрана и эля. Он был густым, вонючим и имел отвратительный вкус.

Королевские роды. Изображение из голландского манускрипта 1479 года. Изображение: Public Domain

Избежать всех этих мучений можно было двумя способами: уйти в монахини или воспользоваться действенной контрацепцией. Например, повесить на шею мешочек с яичками ласки, ушной серой, фрагментом матки мула, костями чёрной кошки или ослиным помётом. Последний ингредиент наиболее эффективно позволял держать ухажёров на расстоянии.

Читайте также 🧐

Средневековые женщины и их предметы

Дженни Адамс и Нэнси Мейсон Брэдбери, редакторы

Внимательное рассмотрение значений — буквального и переносного — сложных отношений средневековых женщин с материальными благами



Описание

Эссе, собранные в этом томе, представляют многогранные соображения о пересечении объектов и пола в культурных контекстах позднесредневековой Франции и Англии.Некоторые смотрят на объекты с материальной точки зрения, показывая здания, книги и картины как места гендерных переговоров и сопротивления, а также как продолжение женского тела. Другие пересматривают концепцию объективации в жизни вымышленных и исторических средневековых женщин, внимательно изучая их отношение к гендерным материальным объектам, воспринимаемым буквально как женское имущество и как образное проявление их желаний.

В первом разделе рассказывается о том, как средневековые авторы представляли вымышленных и легендарных женщин, использующих определенные предметы таким образом, чтобы усиливать или оспаривать гендерные роли.Эти женщины выводят объекты на орбиту гендерной идентичности, используя их и относясь к ним в буквальном смысле, а также пользуясь их символическими значениями. Второй раздел фокусируется на использовании текстов как в качестве самостоятельных объектов, так и в качестве механизмов, с помощью которых определяются другие объекты. Владельцы предметов в этих эссе жили в мире, их жизнь задокументирована историческими записями, но, как и их вымышленные и легендарные аналоги, они тоже использовали предметы для инструментальных целей и с символическим резонансом.В последнем разделе рассматривается объективация средневековых женских тел, а также ее ограничения. Хотя иногда кажется, что это позволяет торговать женщинами, авторские попытки придать четкие формы и границы женским телам либо усложняют гендерные границы, которые они пытаются сдержать, либо сводят гендер к идеологической абстракции. Этот том вносит свой вклад в продолжающиеся усилия по калибровке женской свободы действий в позднем средневековье, отдавая дань уважения новаторской работе Кэролин П. Коллетт.

 

Дженни Адамс — адъюнкт-профессор английского языка Массачусетского университета в Амхерсте.

Нэнси Мейсон Брэдбери — профессор английского языка в Смит-колледже.


Похвала / Награды

  • «Само разнообразие тем и методологий, включенных в книгу «Средневековые женщины и их предметы» , сделает эту коллекцию полезной для студентов и ученых, начинающих рассматривать пересечение этих двух основных областей исследования. стипендии, которые добавляют к знаниям в этой области.»
    Зеркало

Вас также может заинтересовать


Средневековые женщины, искусство и знания в режиме корпуса Дженнифер Борланд

В 1256 году графиня Прованса Беатриса Савойская поручила своему личному врачу составить справочник по здоровью, чтобы поделиться им со своими дочерьми. Написанное на французском языке и известное как Régime du corps , это руководство по здоровью стало популярным и влиятельным: в течение следующих двухсот лет было выпущено около семидесяти копий, а также были переведены как минимум на четыре других языка.В Визуализация домашнего хозяйства историк искусства Дженнифер Борланд использует Régime , чтобы показать, как гендер и забота о здоровье сошлись в средневековом домашнем хозяйстве.

Визуализация здоровья домохозяйства исследует природу домохозяйств, изображенных в режиме , и то, как их члены взаимодействовали с профессиональной медициной. Borland фокусируется на нескольких иллюстрированных версиях рукописи, которые содержат исторические инициалы, изображающие простые сцены, связанные со здравоохранением, такие как консультации пациентов с врачами, такие процедуры, как кровопускание, а также продукты и напитки, рекомендуемые для хорошего здоровья.Borland утверждает, что эти изображения содержат важную информацию о характере участия женщин в домашнем хозяйстве и предлагают очень убедительные доказательства того, что женщины принимали участие в нескольких видах медицинской помощи. Кроме того, утверждает она, Régime открывает окно в историю средневековых женщин как владельцев, покровительниц и читательниц книг.

Эта междисциплинарная книга расширяет представления о средневековом медицинском сообществе и роли женщин в средневековом здравоохранении. Его приветствуют ученые и студенты, изучающие женскую историю, историю искусства, историю книги и историю медицины.

Список иллюстрации

подтверждение

Введение

1. Визуальный язык Régime DU Corps

2. Иллюстрированные рукописи и их аудитория

3. Медицинский контекст для Régime DU Corps

4. Ведение домашнего хозяйства, статус и уход за телом

Заключение

Приложение 1: Сводка иллюстрированных копий

Приложение 2: Сцены, изображенные в каждой иллюстрированной копии

Приложение 3: Известные рукописные копии Régime du corps

Примечания

Библиографический указатель

Издательство Манчестерского университета — Средневековые женщины и городское правосудие

‘Средневековая городская жизнь была провозглашена тем, что она предлагала женщинам более широкие возможности для экономической деятельности и социального продвижения.Однако изучение женщин в городских судах усложняет эту картину, сообщая о случаях, когда женщины нарушали принципы мира и справедливости или сами становились жертвами нарушений. Фиппс (Университет Суонси, Великобритания) изучает юридические документы средних английских городов Ноттингем, Честер и Винчестер, показывая, что они являются богатыми источниками социальной истории для лучшего понимания городской справедливости. Эти дела указывают на то, что судебные иски женщин не определялись в первую очередь или исключительно по признаку пола, поскольку они были виновниками или жертвами тех же неправомерных действий, что и мужчины.Хотя технически брак передавал юридическую ответственность женщины ее мужу — концепция прикрытия — городские суды придерживались гибких представлений о том, как это применять, по крайней мере, до середины 15 века, не колеблясь, чтобы признать женщину полностью ответственной за некоторые преступления. Изучение долговых споров, регулирования труда и торговли, общественных беспорядков и словесных беспорядков проливает свет на роль женщин в городских условиях, где правосудие и миротворчество серьезно преследовались ради прибыли и благополучия всех, кто находился в их стенах.
—Л. К. Аттрид, Колледж Святого Креста
Подведение итогов: рекомендуется. Студенты младших классов на факультете.

Книга «Доктор Фиппс», несомненно, является ценным вкладом в науку в этой области и понравится широкому кругу читателей.
Transactions of the Historic Society of Lancashire and Cheshire , Dr Shaun D. McGuinness

«В этой тщательно проработанной книге Тереза ​​Фиппс раскрывает трудовую жизнь женщин в трех средневековых английских городах — Ноттингеме, Честере и Винчестере — через количественный и качественный анализ их появления в юридических отчетах, часто в контексте коммерческих споров.’
Зеркало

Стэнфордский историк говорит, что фальсификация средневековой истории помогла создать феминизм

24 августа 2015 г.

Изучая первых историков средневековой Европы, профессор Паула Финдлен обнаруживает, что интерес к женской истории начался гораздо раньше, чем предполагалось.

Кэтрин Дикасон

Фрагмент миниатюры средневековой писательницы Кристины де Пизан.Стэнфордский историк Паула Финдлен изучила биографии средневековых женщин эпохи Возрождения и говорит, что эти часто приукрашенные истории представляют собой своего рода феминизм. (Источник: Британская библиотека)

Сегодня феминизм часто ассоциируется с политическими протестами 1960-х годов или более ранним движением за избирательное право женщин, но последнее исследование Стэнфордского историка Паулы Финдлен показывает, что толчок к защите женщин начался в позднем средневековье.

Исследователь итальянского Возрождения Финдлен собрал биографии средневековых женщин, написанные в Италии с 15 по 18 века, через несколько столетий после того, как женщины жили.

Внимательно изучив эти тексты, Финдлен обнаружил, что ранние современные писатели были настолько увлечены средневековыми женщинами, что иногда сочиняли о них рассказы.

Когда Финдлен тщательно отследила утверждения в этих историях, она обнаружила, что они варьируются от фактических до отчасти фактических и полностью ложных.

Эти выдуманные женщины часто упоминались в региональных историях с воображаемыми связями с важными учреждениями. Они были описаны как имеющие юридические степени или профессора, но утверждения оказались фиктивными.

Финдлен утверждает, что эти приукрашенные рассказы представляют то, что можно было бы назвать истоками определенного вида феминизма.

«Фальсификаторы раннего Нового времени использовали истории о женщинах для создания прецедентов в поддержку того, что они хотели увидеть в свое время, но нуждались в оправдании, ссылаясь на прошлое», — сказал Финдлен. «Обсуждая существование этих средневековых женщин, писатели также внесли свой вклад в науку об истории, какой мы ее знаем».

Расширяя свою архивную базу от Болоньи до других итальянских городов и наблюдая, как эти истории путешествовали за пределы Италии, Финдлен обнаружила, что истории местных женщин получили международное признание.

Финдлен описала свой набег на предположительную историю как «проект, отчасти посвященный тому, как медиевисты раннего Нового времени изобрели Средневековье, утверждая и определяя это прошлое». Она добавила: «Сочинение истории — это способ гарантировать, что вы получите то прошлое, которое хотите иметь».

В своей предстоящей публикации под названием «Изобретение средневековых женщин: история, память и подделки в Италии раннего Нового времени» Финдлен уделяет особое внимание Алессандро Макиавелли, адвокату 18-го века из болонской семьи.

Макиавелли был увлечен поиском доказательств, подтверждающих репутацию Болоньи как «рая для женщин». Он создавал рассказы и сноски об ученых средневековых женщинах из этого региона, в том числе о писательнице Кристине де Пизан.

По словам Финдлена, «он настойчиво сочинял [биографии] средневековых женщин и предоставлял доказательства, которых им не хватало».

Представленные как факты, эти басни подделывали средневековое происхождение женской интеллигенции Болоньи. Первоначально Финдлен работала над этим материалом, потому что искала — и не смогла найти — свидетельства средневековых прецедентов, которые постоянно упоминаются в источниках раннего Нового времени.«В конце концов, — сказала она, — это меня заинтриговало».

Хотя позже люди признали, что Маккиавелли был фальсификатором, это правда, что он привлекал критическое внимание к жизни женщин.

В некотором смысле Макиавелли демонстрирует «причудливую раннесовременную мужскую версию феминизма», — сказал Финдлен. Он также внес свой вклад в становление дисциплины средневековой истории. Когда он подделывал документ, он делал это на основе обширных знаний архивов и прекрасного понимания исторического метода.

«Средневековая история — одна из действительно важных тем, где люди развивают документальную культуру в конце 17-го и 18-го веков, и они начинают идентифицировать и выбирать документы, которые имеют значение для определения Средневековья», — сказал Финдлен.

Воображая женщин Болоньи

Между 15-м и 18-м веками, сказал Финдлен, изображения средневековых женщин повышали репутацию города.

Например, ученые в Болонье хотели узнать о предполагаемой традиции ученых женщин.Они жаждали информации о средневековых женщинах, которые могли бы предоставить исторические прецеденты для кого-то вроде Лауры Басси, первой женщины, которая, согласно документам, получила степень и звание профессора Болонского университета в 1732 году. чем кто-то угрожающе новый.

Финдлен впервые обратился к Кристине де Пизан (ок. 1364–1430), дочери выпускника Болонского университета и профессора. Она, пожалуй, наиболее известна своими произведениями, восхваляющими женщин.

В своей Книге Города Женщин (1405), каталоге выдающихся женщин, Кристина размышляла о своих итальянских корнях. Эта тоска по своему прошлому вдохновила Кристин на то, чтобы представить, «какие ингредиенты этого мира сделали ее и других женщин, подобных ей», — сказала Финдлен.

Несмотря на то, что Кристин вдохновлена ​​некоторыми зернами правды, она изобрела доказательства, чтобы дополнить ее повествование, сказал Финдлен. Таким образом, Кристина обеспечивает отправную точку для интереса Болоньи к женской истории, которая будет разворачиваться в течение следующих четырех столетий.

Чего мы хотим от истории

Проект Финдлена переосмысливает наше стремление писать о прошлом. «Некоторые вещи, которые мы считаем само собой разумеющимися, являются легендами, а не фактами, — сказала она, — но я думаю, что еще больше заинтересована в том, чтобы люди поняли, почему нам это нужно».

Несмотря на наличие фальшивых фактов в биографиях средневековых женщин, Финдлен подчеркивала, что «недостоверность прошлого также является частью доказательств, которые мы должны учитывать.Более того, добавила она, этот проект требует «знания архивов… достаточно хорошо, чтобы улавливать нюансы».

«Процесс создания истории женщин, — сказала Финдлен, — начинается с этого импульса к созданию коллективных биографий в 14 и 15 веках и далее».

Предвидя более широкое влияние своей работы, Финдлен сказала: «Я хотела бы, чтобы этот проект предложил интересное окно в изобретение истории, взяв Италию в качестве примера, чтобы понять, почему люди [раннего Нового времени] были так увлечены Средней Возраст.»

В эпоху Возрождения «люди все больше озабочены документированием прошлой истории», — сказал Финдлен. «Их интересует история, которая могла бы быть. И затем их также интересует история, которая должна была бы быть. И это три разных подхода к истории».

Чтобы узнать больше о Стэнфордских экспертах по истории и другим темам, посетите Stanford Experts.

-30-

Средневековые работницы: их роль в ремеслах Южной Франции в XIV веке Средний возраст.Спектр их деятельности был широк, их роли и ранги различались, но неопровержимые данные свидетельствуют о том, что женщины повсеместно занимались торговлей. В данной статье представлен обзор роли и места женщин в ремесленных гильдиях на юге Франции позднего средневековья, а именно в прибрежных районах Средиземноморья Лангедок и Прованс.

В больших и малых городах с тринадцатого века ремесленная работа определялась «статутами» ремесел, изданными или санкционированными местными органами власти, местными лордами или короной.Рабочие объединялись в «гильдии» или ремесла, которые в местном масштабе описывались как братства, благотворительные организации или местье (что дает нам современное французское слово métier , обозначающее занятие или профессию).

Ремесленные уставы непоследовательно упоминали об участии женщин в ремеслах. В Тулузе только пять статутов прямо упоминали работниц: ткачих, отделочниц, свечниц, торговцев воском и торговцев бывшей в употреблении одеждой. В Монпелье для женщин было открыто до пятнадцати профессий.В Экс-ан-Провансе, где ремесла или гильдии были организованы в братства, в большинстве законодательных актов упоминалось участие женщин в религиозной жизни братства, но ничего не говорилось об их роли в торговле. Однако трудовые договоры показывают, что диапазон профессиональной деятельности женщин был шире, чем это предусмотрено юридическими документами. Тем не менее, даже если сотни контрактов свидетельствуют о профессиональной деятельности женщин, они были недостаточно представлены по сравнению с мужчинами, получали гораздо меньшую заработную плату и могли только при определенных условиях получить доступ к званию мастера в своем ремесле, привилегия, в основном зарезервированная для мужчины.

Женщина «собирает коконы шелкопряда с деревьев и прядет шелк». Франция, Н. (Руан). Джованни Боккаччо, De claris mulieribus — Британская библиотека MS Royal 16 G V, fol. 54в,

Мастера были самыми высокопоставленными работниками своего ремесла. До конца пятнадцатого века, чтобы получить доступ к этому званию, рабочие должны были владеть собственным магазином и быть главой своего домашнего хозяйства. Женщины редко получали звание magistra , даже когда имели собственное дело, нанимали служащих и подмастерьев.Около половины женщин-работодателей в Монпелье или Марселе были независимыми женщинами, незамужними или вдовами. Другая половина была замужними женщинами, которые не обязательно занимались тем же ремеслом, что и их мужья. В Монпелье между 1300–1460 годами 8,5% договоров о найме заключались независимым работодателем-женщиной и 5,5% — супружеской парой, при этом жена делила обязанности по обучению со своим мужем. Цифры были ниже в Марселе: только 3% независимых любовниц в 1250–1400 рабочих контрактах изучались Франсин Мишо .

Характерной чертой работодателей-женщин было то, что они, как правило, нанимали женщин-сотрудников и учениц и поддерживали женский труд, как показала Кэтрин Рейерсон в недавнем исследовании, подчеркивающем важность женских сетей солидарности для женщин в профессиях.

В качестве служащих женщины в архивных источниках встречаются довольно редко. Большинство сохранившихся трудовых договоров, в которых участвовали молодые люди или взрослые женщины, касались домашней прислуги. В Марселе из более чем 1000 договоров о работе и ученичестве только пять касались женщин, занятых в торговле.Мишо отмечает, что большинство женщин и девушек, нанятых между 1250–1400 годами, работали горничными, кормилицами и занимались другими служебными профессиями. Сотрудниц-женщин было немного больше в Монпелье, но они составляли только 9% наемных рабочих. Обычно им платили меньше, чем наемным работникам-мужчинам, их нанимали на более короткие периоды времени и на более ненадежных условиях.

Это особенно верно в отношении женщин, занятых в текстильных ремеслах и рукоделии более низкого статуса. Женщины были заняты в ткацком, прядильном и тонком шитье от Тулузы до Марселя, а не в драпировке и изготовлении тканей, последнее было более прибыльным и преимущественно мужским занятием.В статутах ткачей и отделочников Тулузы 1279 г. предполагалось, что всем прядением занимаются женщины. Некоторые могли бы работать из дома и пополнять свой скудный заработок доходом своей семьи. Источники показывают, что женщины в текстильной промышленности часто нанимали женщин-работниц и обучали молодых учениц.

Национальная библиотека Франции MS Latin 9333 fol. 43v

Учениками обычно были дети или подростки, которых родители или другие родственники отдавали мастеру, с которым они жили и у которого учились.Для мастеров существовали стимулы учить своих детей, племянников и племянниц за счет снижения платы, связанной с семейным обучением. Таким образом, многие остались дома, чтобы обучаться ремеслу с неизвестной скоростью. В Монпелье 20% договоров об ученичестве, заключенных примерно с 1300 по 1400 год, касались учениц-женщин; в тот же период времени в Марселе это соотношение было намного ниже: в документах было указано всего 4% девочек. Различия между двумя городами иллюстрируют разное отношение к занятости женщин и неравномерное оформление их профессиональной деятельности посредством трудовых договоров.Неквалифицированным ученикам редко платили за обучение, но они получали еду, одежду и кров от своего учителя, а также приобретали навыки, которые пригодились, когда они достигли совершеннолетия.

Помимо текстильной промышленности, производство продуктов питания и их распространение были обычным занятием для женщин, многие из которых работали в сфере розничной торговли. Замечательная рукопись середины XV века Tacuinum Sanitatis , хранящаяся в Национальной библиотеке Франции , содержит несколько иллюстраций, на которых женщины пекут и продают хлеб, фильтруют муку, замешивают тесто и передают буханки покупателям (MS Lat .9333). Южно-французские источники подтверждают, что многие женщины действительно занимали видное место в хлебопекарном и кондитерском бизнесе и что несколько девушек прошли обучение в этой области. В начале 1340-х годов в Марселе женщина-пекарь Жаннетт Барраль получила важный контракт с королевским флотом и пообещала поставить 2000 центнеров морского печенья в течение восьми недель. В Монпелье административные документы, датированные примерно 1415 годом, показывают, что женщины-пекари клянутся соблюдать устав своей профессии.

Национальная библиотека Франции MS Latin 9333 fol.61v

Несмотря на то, что женщины с юга Франции в значительной степени недопредставлены в трудовых договорах, они были заняты в самых разных профессиях. Они работали на стройках в Провансе и Лангедоке, часто выполняя черную работу, например, перенося мешки с песком и ведра с водой для приготовления раствора. Некоторые женщины умели делать стекло и витражи или занимались живописью. Например, в 1347 году девушка по имени Гиллемма была помещена в ученичество в Монпелье на четыре года, чтобы научиться искусству живописи у Алазации, вдовы пахаря, которая была описана как pictoressa (женщина-художник).Женщины также работали в профессиональных областях, которые могут показаться менее традиционными, например, в работе с металлом. В Алесе около 1425 г. женщина-производитель котлов руководила семейной мастерской, в которой работали ее дочь, зять, племянница и племянник; в то время как в Монпелье женщина-кузнец ( fabressa ) была найдена в налоговых отчетах пятнадцатого века.

Юридические документы и трудовые договоры лишь дают представление об участии женщин в рабочей силе. Многие работали из дома и вне дома без контракта, в то время как другие участвовали в семейной мастерской вместе со своими детьми без заработной платы.

Влияние Черной смерти на выход женщин на рынок труда и на их заработную плату до сих пор обсуждается историками. Некоторые утверждают, что после первой эпидемии, охватившей Марсель и Монпелье в 1348 году, женщины получили больше возможностей и более высокую заработную плату. женщин из их рядов, и было обнаружено меньше трудовых договоров, в которых участвовали женщины.Женщины не исчезли из состава рабочей силы в пятнадцатом веке, но их профессиональные возможности сузились, и их подтолкнули к незадекларированной и более ненадежной занятости.

Люси Ломонье — аффилированный доцент Университета Конкордия. Щелкните здесь, чтобы просмотреть ее страницу на Academia.edu или подпишитесь на нее в Instagram по адресу Французский медиевист .

Нажмите здесь, чтобы узнать больше от Люси Ломонье

Эта статья была впервые опубликована в The Medieval Magazine — цифровом журнале, рассказывающем об истории Средневековья. Узнайте, как подписаться, посетив их веб-сайт .

Средневековые женщины в кино — МакФарланд

В этом первом в истории трактовке длиной в книгу 11 ученых с различным опытом в области изучения средневековья, киноведения и медиевизма обсуждают, как исторические и вымышленные средневековые женщины изображались в кино, и их связь с феминистскими движениями 20-го и 21-го. веков. От подробных исследований изображения женского желания и сексуальности до исследований того, как и когда эти женщины обретают свободу действий, эти эссе рассматривают различные способы, которыми эти женщины усиливают, бросают вызов и усложняют традиционные гендерные роли.Отдельные эссе обсуждают сложные и иногда противоречивые кинематографические трактовки Гвиневры, Морган Ле Фэй, Изольды, Девы Мариан, Леди Годивы, Элоизы, Элеоноры Аквитанской и Жанны д’Арк. В дополнительных эссе обсуждаются женщины в « Нибелунгах» Фрица Ланга , « Кристин Лаврансдаттер » Лив Ульманн и « Страсти Беатрис» Бертрана Тавернье .

Преподаватели, рассматривающие возможность использования этой книги в курсе, могут запросить экземпляр для экзамена здесь.

Кевин Дж.Харти , профессор и бывший заведующий кафедрой английского языка и координатор студенческого общеобразовательного ядра Университета Ла Саль в Филадельфии, является помощником редактора Arthuriana , официального журнала Североамериканского отделения Международного общества Артура (членом которого он является). бывший президент). Ранее он написал или отредактировал 14 книг, в том числе новаторские исследования изображений Средневековья на пленке.

Под редакцией Кевина Дж.Харти

Формат: мягкая обложка (7 x 10)
Страниц: 216
Библиографическая информация: 26 фотографий, примечания, индекс
Дата авторского права: 2020
pISBN: 978-1-4766-6844-4 -0
Выходные данные: McFarland

Предисловие 1
Средневековые женщины в кино: введение (Кевин Дж. Харти) 3

Освобождение Гвиневеры: женское желание в кино (Эми С. Кауфман) 19
Противник, сестра, козел отпущения: Морган ле Фэй в кино (Уша Вишнувайьяла) 33
Изольда на серебряном экране: Восторг, решимость и проницательность (Джоан Таскер Гримберт) 50
Дева Мариан: Неомедиевализм и женоненавистничество в фильме (Валери Б.Джонсон) 68
Женщины средневекового эпоса Фрица Ланга «Нибелунги»; или Две королевы и нацист (Дональд Л. Хоффман) 86
Глазами женщины: Кристин Лаврансдаттер Лив Ульманн (Джозеф М. Салливан) 103
Гендер, насилие и средневековье в «Страстях Беатрис» (Эндрю Б. Р. Эллиотт) 116
Леди Годива в фильме: Икона веры, икона феминизма или эротика
Simulacrum (Сандра Горгиевски) 132
Спрятанная у всех на виду: Элоиза в фильме Клайва Доннера «Похищающий рай» (Кристин Л. Берр) 147
Королева-консорт Кэтти, Львица зимой и верная королева-мать :
Образы Элеоноры Аквитанской в ​​кино (Фиона Толхерст) 163
Леди должна сгореть: кинематографическая Жанна д’Арк и ее экранные аватары (Кевин Дж.Харти) 182

Об участниках 199
Указатель 201

• «В этом томе рассматриваются изображения в фильмах различных средневековых европейских женских фигур, как легендарных, так и исторических… Большинство авторов — исследователи средневековой истории или литературы, но некоторые проявляют исследовательский интерес к кино». — Выбор

• «Работа Кевина Дж. Харти над «катушечным» средневековьем оказалась неоценимой для изучения средневекового кино, и « Средневековые женщины на пленке » является долгожданным вкладом в эту работу.…проницательное междисциплинарное исследование «множества запутанных ролей», которые средневековые женщины играли в кино на протяжении более века…впечатляющая коллекция…увлекательно написанные эссе научно и доступно…эти эссе предоставляют читателям информативный и наводящий на размышления кинематографический история»— Артуриана

• «Сборник увлекательных и часто новаторских тематических исследований о средневековых женщинах в мировом кино… Сборник обеспечивает прочную основу для всех, кто интересуется кинематографическим средневековьем… Харти намеревается показать, «насколько многогранной может быть жизнь средневековых женщин на экране». и ему это удается, раскрывая долгую историю вымышленных и исторических средневековых женщин на пленке во всех их нюансах…Глава Эми Кауфман… представляет собой средневековье во всей его красе… Собрание Харти черпает свою силу из разнообразия и обширности его независимо интересных эссе, а также из его общего неоценимого вклада в изучение «катушечного Средневековья» и в область исследований средневековья как в целом.»— Parergon

Справочники по истории Интернета

Справочник по Средневековью в Интернете

Избранные источники: Пол и гендер


Содержимое

  • Женские роли
    • Общий
    • Женщины в религии
    • Женщины как писатели
    • Женщины в политике
    • Дворянки
    • «Средний» класс Женщины
    • Города Женщины
    • Крестьянки
    • Еврейские женщины
    • Женщины дома
    • Женщины на работе вне дома
    • Женщины в бизнесе
    • Женщина и женоненавистничество
  • Мужские роли
  • Конструкции сексуальности и Пол
    • Общий
    • Правовой контроль сексуальности
    • Богословские нормы
    • Гомоэротические/трансгендерные субкультуры
  • Брак
    • Общий
    • Богословие
    • Закон и брак
    • Супружеская жизнь

Женские роли
  • Общие
  • Женщины в религии
    • WEB Matrix: коллекция ресурсов для изучения женские религиозные общины, 500-1500, [В USC].
      Сюда входит база данных 1146 женских сообществ и страница документов, с документами женских общин в Лейкоке (13 век), Сан-Систо (13 век) век), Санта-Франческа-Романа (15 век).
    • Сократ Схоластик: Убийство Гипатии.
      Ведущая женщина-философ Гипатия была убита христианской толпой в Александрии по настоянию на улице св.Кирилл.
    • Григорий Нисский (ок. 335-395 гг.): Жизнь Макрины, транс. В.К. Лоутер Кларк. Полный текст.
      Одна из самых важных жизней женщины-святой. Это рассказ Григория волевая сестра Макрина (ок. 327–379).
    • Житие Матроны Пергийской, д.к. 510-515, транс Халифа Бен Насер, [полный текст Metaphrastic Life : отрывки из Vita Prima ].
      Пример святого «трансвестита», который также был исторической личностью.
    • Святые женщины Византии: жития десяти святых in English Translation [At DO] 
      Полные тексты переводов житий святых женщин.
      • A. Монахини, переодетые монахами
        • 1.Жизнь Святой Марии/Маринос/перевод Николас Констас
        • 3. Житие святой Марии Египетской / Мария Кули
        • 4. Житие святой Феоктисты Лесбосской / Анжела С. Герой
      • С.общежительные монахини
      • D. Благочестивые домохозяйки
        • 8. Житие святой Марии Младшей / Ангелики Э. Лайоу
        • 9.Жизнь святого Фомаиса Лесбосского / Павла Халсолл
      • E. Святые королевы
        • 10. Житие св. Феодоры Артской / Элис-Мэри Талбот /
  • Жизнь Лютберги, 9 век, транс, Джо Энн Макнамара.Полный текст.
  • Якоб де Ворагин, Золотая легенда (Aurea Legenda) 1275, на английском языке Уильяма Кэкстона, 1483
    Полный текст 7-томного издания Temple Classics, доступный в файлах большого объема, и отдельные файлы праздников / святых, включая ряд святых женщин.
  • Житие Ирины, настоятельницы монастыря Хризобалантон, пер. Ян Улоф Розенквист.
  • Житие Марии Младшей, ум.в. 903, транс Пол Halsall, [Первые пять глав и заключительная молитва].
  • Документы византийского монашеского фонда [At DO]
    Полный перевод Типика и Заветов выжившего Основателя.
    Содержит множество документов женщин-основательниц монастырей и о женском монашестве.
  • Ancrene Wisse, В середине Английский, немного латыни. [В Google Книгах] Сборник правил и советов для английских монахинь.
  • Правило леди Госпитальеры Королевского монастыря Сигены, 1188 г., на латыни, [в Интернет-архиве, из Канзаса]
    Королевский монастырь Сигены был учреждением госпитальерок и пользовался большой популярностью. сделка независимости и влияния. Похоже, что его Правило было делом рук Санчи, Королева Арагона.
  • Женщины как писатели
    • ВЕБ-библиография работ автора и о нем Женщины-писатели средневековья (Библиотека Роббинса)
    • Эгерия.Описание Литургический год в Иерусалиме: перевод [в Оксфорде]
    • Эгерия: Путеводитель, Перевод М.Л. МакКлюр, Паломничество в Этерию (Нью-Йорк, 1915 г.) [В Йельском университете]
    • Святая Бригитта Ирландская (приписывается) — Небесный банкет [В Eircom]
    • Хроцвита из Гандерсхайма (ок.930/40-c-2): Св. Иоанн. [В Интернет-архиве, из Миллерсвилля]
      Смотрите также Католическая энциклопедия: Гросвита
    • Хроцвита из Гандерсхайма (ок. 930/40-ок. 1002): Пьесы Росвита
      Включая полные тексты Галликана и Дулькиция
    • .
    • Хунеберк из Хайденхайма: Ходоэпорикан св.Виллибальд, 8 век
    • Хунеберк из Хайденхайма. Пролог к Ходоэпорикону св. Виллибальда. в. 750-75 гг. н.э. Альтернативный транс. Томас Хед [At ШАР]
    • Анна Комнина (1083-после 1048): Алексиада. [Полный текст]
      Рассказ о ее отце, византийском императоре Алексее I, принцессой Анной. Комнина, пожалуй, самое важное историческое произведение женщины-писательницы, написанное до современный период.
    • Хильдегарда Бингенская (1098–1179): тексты, латинский и английский языки. [В Ируперте].
    • WEB См. также Hildegard of Страница Бингена [в Интернет-архиве, из Миллерсвилля]; и Статья Католической энциклопедии.
    • Элоиза: письмо Абеляру, пер.С.К. Скотт Монкриф. Текст также доступен на латинице. [В Джорджтаун]
    • ВЕБ Фотографии гробницы Абеляр и Элоиза, Пер-Лашез (кладбище: Париж, Франция).
    • Хадевийх Антверпена, д.в. 1260. [В Интернет-архиве, из Миллерсвилля]
      . На странице есть ссылки на пять ее писем и четыре стихотворения.
    • Маргерит Порет: Зеркало Простые души (написано в 1296/1306 гг.), пер. Бонни Дункан и Эллен Л. Бабински. [В Интернет-архив из Миллерсвилля]
      Книга Порете, мистический рассказ о восхождении души, была осуждена в 1306 г. сгорел в ее присутствии!
    • Екатерина Сиенская (1347-1380): Диалог
    • Екатерина Сиенская (1347-1380): Диалог Серафической Девы, 1370, теперь доступен полный текст [в CCEL].Смотрите также Сокровище город дам. [В Интернет-архиве, от женщин-писателей средневековья / Миллерсвилль]
    • Джулиан Норвичский: Shewings [Полный Текст] ]. Смотрите также Католическая энциклопедия-Юлиана Norwich и WEB Джулиан из Norwich Page.[В Люминариум]
    • Книга Марджери Кемпе, защищена авторским правом?  
    • Марджери Кемпе: Книга Марджери Кемпе: рождение ее первого ребенка и ее первое видение. [На luminarium.org]
      WEB см. Luminarium: Страница Марджери Кемпе [с изображением Марджери]
    • Марджери Кемпе: Книга Марджери Кемпе: ее гордость и попытки начать бизнес.[На luminarium.org]
    • Марджери Кемпе: Книга Марджери Кемпе: Марджери и ее муж пришли к соглашению. [На luminarium.org]
    • Марджери Кемпе: Книга Марджери Кемпе: Паломничество в Иерусалим. [На luminarium.org]
    • Марджери Кемпе: Трактат о Созерцание из ее Книги , перепечатанной в Ячейке Самопознания .[В CCEL]
      На протяжении многих веков это была единственная известная часть произведений Марджери.
    • Марджери Кемпе: Бу- Марджери Кемпе (1413-1415). (Текст — перевод Батлера-Боудена глав 26–34, 37–41) [At Путешествие в Иерусалим/штат Колорадо]
    • Мари де Франс: Лежит.-Проект Гутенберг]
    • Лаура Серта: Письмо Бибулу Семпронию, 13 января 1488 г. [в ​​Интернет-архиве, из CCNY]
  • Женщины в политике
    • Королева Матильда: Архиепископу Ансельм, ок.1100. [В Интернет-архиве, из Миллерсвилля]
    • .
    • Петр Блуаский: письмо 154 королеве Элеоноре, 1173, транс. М. Марковски [[email protected]].
    • Иоганн Нидер: О Жанне д’Арк (ум. 1438). Видеть также Католическая энциклопедия: Святая Жанна д’А>.
    • Жанна д’Арк: письмо король Англии, 1429 год.
    • Суд над Жанной д’Арк, 1431
    • Николас, Николас Харрис: Расходы на личный кошелек Елизаветы Йоркской: Гардеробные счета Эдуарда IV [At R3]
      Вступительные мемуары Николаса о королевской семье йоркистов с комментариями к Рикардианские споры того времени; расходы на личный кошелек Елизаветы Йоркской. К приходят: Гардероб счетов.Длинная серия документов, состоящая из 24 взаимосвязанных файлы.
  • Дворянки
  • Женщины «Среднего» класса
  • Таунс Женщины
  • Крестьянки
  • Еврейские женщины
  • Женщины дома
  • Женщины на работе вне дома
    • Суд над Жаклин Феличе: женщина-врач, 1322, защищено авторским правом
  • Женщины в бизнесе
  • Женщины и женоненавистничество

Мужские роли
  • Уставы, касающиеся судебных дуэлей, 11–12 века, пер.Ричард Бартон
    • Дуэль между Энгелардом и монахами Сен-Сержа Анжерского, ок. 1100 г.
    • Аббаты Дайберт и Отбраннус предотвращают битву между своими монахами, 27 и 28 лет. Апрель, 1064
    • Ссора между Святым Мартином Турским и Holy Cross of Talmont приводит к судебному разбирательству. бой, 1098
    • Аббат Робер де Мон-Сен-Мишель добивается права определять, где проводятся дуэли. держал.
  • Statuta Armorum (Устав вооружений), в. 1260
    Попытка запретить рыцарские поединки и т.п.
  • WEB Ресурс рыцарства, рыцарства и турниров Библиотека. [В хронике]
  • Чтобы объявить рыцарский поединок: Абильемент для рыцарского турнира, 15 век. [В хронике]
  • Вызов Джона Эстли, сквайра, Филипу Бойлю, рыцарю Арагонскому, по случаю его посвящение в рыцари, 1442 г.[В хронике]

Конструкции сексуальности и Пол
  • Общие
  • Правовой контроль сексуальности
    • Юстиниан I: Роман 77, [538 г. н.э.] и Роман 141, [544 С-а>. [В ПВХ]
      Включает тексты более раннего римского законодательства о гомосексуализме.
    • Феодор Студийский (ум. 826): Правила реформы, содержит интересные ссылки на адельфопойя и опасности монашеских дружба.
  • Богословские нормы
  • Гомоэротические/трансгендерные субкультуры

Брак
  • Общие
  • Богословие
  • Закон и Брак
    • Corpus Iuris Civilis : Дайджест и Кодекс на Брак.Смотрите также католик Энциклопедия: История брака.
    • Кодекс Юстиниана: Защита замужних свободных женщин к рабским мужьям, c. 530 [Vll.24.i.]
    • Кодекс Юстиниана: Дети несвободных, ок. 530 [Xl.48.xxi.]
    • Кодекс Юстиниана: дети от смешанных браков, в.530 [XL.48.xxiv.]
    • Брачный контракт в Эклоге Льва III, (726).
    • Пожертвование мужа его будущей жене на их помолвке — Южная Бургундия, 994.
    • Законодательство Совета о браке.
    • Таблицы родства и степеней — как римские, так и немецкие методы расчета.
    • Закон Брустема 1175 г. о смешанных браках. между рабыней и свободной женщиной.
    • Грациан: О браке.
    • Иннокентий III (годы правления 1198-1216): Письма о Брак и женщины, 1203-1204
    • Поместные браки и дела о сексуальных преступлениях.
    • Церковные суды преследуют прелюбодеев, 1289
    • Роберт Фламборо: Summa Confessorum: о Люксурии..
  • Супружеская жизнь

Интернет-справочник по средневековью является частью проекта по созданию справочников по истории Интернета . Проект «Справочники по истории Интернета» находится на историческом факультете Фордхэмского университета в Нью-Йорке. Интернет Medieval Sourcebook и другие средневековые компоненты проекта находятся по адресу Университетский центр Фордхэма по средневековым исследованиям.IHSP признает вклад Фордхэмского университета, Факультет истории Фордхэмского университета и Фордхэмский центр средневековых исследований в предоставление веб-пространства и серверной поддержки для проекта. IHSP — это проект, независимый от Фордхэмского университета. Хотя IHSP стремится соблюдать все применимые законы об авторском праве, Университет Фордхэма не институционального владельца и не несет ответственности в результате каких-либо юридических действий.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.