Ксенофобией это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

«Тедеско два дня обвинял меня в расизме, теперь это ксенофобия. Пойду в словаре узнаю», сообщает Тренер «Сочи» Бородин — Футбол

Тренер «Сочи» Дмитрий Бородин высказался о скандале, случившемся на матче 18-го тура РПЛ против «Спартака» (1:0).

У специалиста произошел конфликт с главным тренером «Спартака» Доменико Тедеско. Сразу после игры московский клуб заявил, что 35-летний тренер стал жертвой расизма. Сегодня в твиттере «Спартака» появился пост, в котором, в частности, сказано: «В футболе нет места ксенофобии»

«Когда вас постоянно провоцируют, иногда следует ответная реакция. В тот момент я посчитал нужным его успокоить и поставить на место. Он находился на чужой территории, в чужом городе и играет в гостях, подчеркиваю это слово. Надо уважать всех. У меня жена с детьми на трибунах, и она не хочет видеть, как кто-то скачет по бровке, это некрасиво. 

Далее произошел мой монолог в адрес Тедеско, как раз после отмененного гола. Первый тайм закончился, он полетел в мою сторону, обвинил меня в расизме, сказав фразу: «Ты расист, и я скажу об этом на пресс-конференции». Дословно. В ответ я ему сказал, что это уже серьезное обвинение, на расизме все спекулируют. Ну это совершенно неправильно с его стороны. Надо обратить внимание на его жесты Джанаеву, и нам, и судьям, это серьезное обвинение. 

На КДК РФС я буду, мне нечего скрывать. Я участник этого процесса и дам тот же комментарий. Я рассказал после игры все как было. Тренер «Спартака» два дня обвинял меня в расизме, а сегодня узнаю, что это ксенофобия. Ну теперь я пойду в энциклопедический словарь узнавать, что это за значение. А может, он просто будет уважать нас? Всех нас. И тогда все будет нормально. 

Будет наказание мне или Тедеско? Ну, я не люблю делать прогнозы, но соответствующие органы разберутся. Я расскажу все как на духу в спокойной форме», – сказал Бородин.  

Цитатник «Спартака» и «Сочи»: Бородин сказал Тедеско про колизей, Доменико услышал, что может уезжать, и бросился на Джанаева: «Сколько денег?»

«У каждого человека есть темная сторона»: рэпер Fardi о ксенофобии в России и новом альбоме

Автор фото, fardisamedov/instagram

В разгар протестов Black Lives Matter на Западе в этом месяце 24-летний рэпер Fardi выпустил вторую часть своего дебютного альбома «Черный сад» о проблемах расизма и ксенофобии в России.

Фарди Самедов — этнический азербайджанец. Он родился и вырос на Байкале, в бурятском городе Северобайкальск, а в 2016 году переехал в Москву. С частыми проявлениями ксенофобии он начал сталкиваться именно в российской столице, признается он.

Вторая часть «Черного сада» вышла 12 июня, в день России. В альбоме рэпер поднимает темы, о которых нечасто поют современные кавказские музыканты — это расизм, ксенофобия, проблемы, с которыми сталкиваются мигранты в России.

«Альбом про людей, приезжих, систему. Есть песни на реальных событиях, адресованные конкретным людям. Это для ксенофобов и расистов, тех, кто в лицо улыбается, а в кругу своих говорит, что ты чурка», — описывает Фарди новый альбом.

«У простых приезжих много проблем. Снять квартиру или устроиться на работу. Когда тебя погоны просто так останавливают на улице и тянут из тебя деньги, даже если с документами все в порядке», — рассказывает он.

Во второй половине июня Фарди выпустил клип на песню «СНГ» о стереотипах, связанных с кавказскими народами. Клип вызвал шквал критики среди националистически настроенных комментаторов на YouTube, которые увидели в нем «этническую мафию».

Некоторых также возмутила строчка «Если исчезли бы черные с рынка, что бы ты делал, снежинка?». Впрочем, далее в песне Фарди подчеркивает: «******** (неважно), какого цвета ты кожи/Главное правильно мыслить».

Продюсер Русской службы Би-би-си Амалия Затари поговорила с Фарди Самедовым о его новом альбоме, ксенофобии в России и о том, почему рэпера критикуют не только русские националисты, но и кавказцы.

Автор фото, Personal archive

Би-би-си: Тема расизма и ксенофобии нечасто поднимается в русскоязычном рэпе. Почему ты решил записать об этом альбом?

Фарди Самедов: Это на самом деле давно крутится вокруг меня. Я начал сталкиваться с явными проблемами, как только переехал в Москву. Снять хату было очень проблематично. И мне приходилось снимать квартиру через своих же пацанов, через русских.

Снимали, условно, двушку на двоих-троих. У меня еще был кент (приятель) казах, и мы с ним не светились перед хозяевами, потому что мы типа не славяне.

И плюс легавые останавливают тебя на ровном месте и начинают допрашивать за какую-то хрень. Легавые тоже отчасти повлияли, система их. Когда проходит поток белых ребят, они тормозят ребят с СНГ. У тебя вроде паспорт русский, а тебя тормозят, допрашивают за какую-то ерунду.

Би-би-си: Ты родился в Бурятии и потом переехал в Москву. Можешь сравнить ситуацию с ксенофобией в Бурятии и в Москве? Где она сильнее чувствуется?

Ф.С.: В регионах намного спокойнее. Там нет такого, что хату только славянам сдают. Ксенофобы есть, конечно, но не в таком количестве, как в Москве. Не знаю, как в Питере (я сейчас в Питере нахожусь), не сталкивался тут пока с этим, тут тоже спокойно. Особенно такое заостренное внимание в Москве почему-то.

Би-би-си: А ты специально решил выпустить альбом в день России или это совпадение?

Ф. С.: Это совпадение было, да (смеется). Мы поугорали насчет этого.

Би-би-си: Ставил ли ты перед собой задачу как-то попасть в повестку Black Lives Matter своим альбомом? И как ты вообще относишься к протестам в США?

Ф.С.: Меня прям всколыхнула эта тема, когда система убила человека. Просто ублюдок чувак, который задушил черного типа. Я офигел. У меня голос этого чувака в голове крутился, как он умирал. Это было отвратительно.

У нас нет такого открытого расизма, слава богу. У нас нет такой жестокости, у нас не было рабства. Но то, что они [мародеры] сейчас творят, что они грабят мирных жителей, переворачивают тачки, разбивают окна. Для меня это дебилизм полный, я это не приветствую.

Би-би-си: Ты писал, что в альбоме есть песни, основанные на реальных событиях, и адресованные конкретным людям. Кому?

Ф.С.: Ксенофобам, расистам, таким людям.

Би-би-си: А о каких реальных событиях идет речь?

Ф. С.: Когда тебе в лицо орут: «Ненавижу чурок, фу, ********». Ты идешь в метро спокойно сам по себе, и тебе орет в лицо какая-то дура такую дичь. Либо с мужиком каким-то ты зацепишься слово за слово.

Я не только про себя говорю, я еще сужу по своему окружению. Когда я спрашивал, мне все отвечали, что тоже сталкиваются с этим. Я, наверное, даже в песни больше вкладывал истории своих близких.

Автор фото, fardisamedov/Instagram

Подпись к фото,

Фарди со своей собакой по кличке Джус

Би-би-си: Понятно, что проблема ксенофобии в России есть. Почему, по твоему мнению, в русскоязычном рэпе она почти никак не поднимается?

Ф.С.: Наверное, это выгодно для «больших людей». Невыгодно об этом сейчас говорить, или неэтично об этом говорить. Мне странно, почему об этом не говорят успешные ребята, которые сейчас у руля, почему они не пытаются помочь своим.

Би-би-си: Что значит невыгодно? Это плохо продается?

Ф. С.: Наверное, да. Потому что об этой теме неэтично говорить, никто не хочет об этом говорить. Говорят, что в России кавказцы преобладают силой, например, в армии, и так далее. Но это не значит, что все беспределят.

Я надеюсь, что об этом заговорят в скором времени и обратят на это внимание. Это было бы круто. Потому что эта тема беспокоит меня давно. Я хочу, чтобы обычным людям и мне в том числе было проще жить. Чтобы ты в метро спускался, и твою сумку десять раз не шмонали.

Би-би-си: Презентуя альбом, ты писал, что чувствуешь себя здесь своим среди чужих, там — чужим среди своих, и что твои взгляды не сходятся с понятиями твоего народа. Что ты имел в виду?

Ф.С.: Я родился и вырос в Бурятии, на Байкале. И я себя чувствую своим среди чужих здесь, потому что ты хочешь-не хочешь сталкиваешься с какими-то проблемами. Но на Кавказе, например, я себя чувствуют чужим среди своих. Возможно, это мой менталитет, который сформировался уже здесь [в Бурятии и Москве].

То есть у меня есть какие-то свои понятия, свое понимание, как правильно, как неправильно.

Автор фото, fardisamedov/Instagram

Я полностью разделяю какие-то народные [кавказские] традиции, которые из поколения в поколение передаются, — это уважение к старшим, защита родных, честь, гордость и так далее. Это во мне безусловно присутствует.

Но если, допустим, чувак прилетит из Баку, и я с ним познакомлюсь, то я с ним не найду общей темы для разговора. Язык найду, я с ним поговорю на азербайджанском, но общей темы не найду. Я обрусевший (смеется).

У меня есть какие-то понятия, но они не связаны с Кавказом. На Кавказе более ожесточенные понятия, я не совсем их разделяю. Там не такая свобода, как у нас здесь.

О критике с двух сторон

Би-би-си: В YouTube под твоим клипом «СНГ» очень много расистских и ксенофобских комментариев. Был ли ты готов к такой реакции и как часто ты получаешь подобные ксенофобские реакции на творчество?

Ф. С.: Я им только рад (смеется). Чем больше, тем лучше. Изначально цель была поставлена не понравиться аудитории, не ****** (лицом) светить, чтоб меня лайкали. Цель была в том, чтобы об этом заговорили. Я понимал, что эту тему не обойдут нацисты и расисты. Когда такие ******* (дебилы) комментируют, они меня, наоборот, бодрят.

Мне недавно звонит чувак ночью, говорит: ты видел на YouTube шквал комментариев пошел от нациков? Я захожу, смотрю, а там реально потоком они идут, и количество дизлайков увеличивается на глазах. Я начал суетиться: почему, откуда такой поток, надо его перекрыть.

Звоню менеджеру, говорю: чувак, надо быстро понять, откуда поток идет, и надо перекрывать его. А утром понял, что сделал ошибку. Что не надо ни в коем случае мешать этому потоку, пусть негатив льется.

Автор фото, FARDI/YOUTUBE

Подпись к фото,

В клипе «СНГ» собраны стереотипы о жизни кавказских народов в Москве

Этот проект, и клип «СНГ» в том числе, не был сделан на доброй волне. Он максимально агрессивный, с негативными оттенками. Это темная сторона. У каждого человека есть темная сторона. И я подумал, что будет неправильно, если мы будем пытаться как-то решить эту проблему с дизлайками. Наоборот, чем больше дизлайков, тем лучше, мне кажется.

Би-би-си: То есть они своими комментариями лишний раз доказывают, что в России есть эта проблема?

Ф.С.: Да, даже какими-то шутками и так далее. Это прикольно.

Би-би-си: В чем заключается основная претензия тех, кому не нравится клип?

Ф.С.: Там много до чего ********** (придираются). Вот например, там есть строчка: «Что бы ты делал, снежинка, если исчезли бы черные с рынка?». И, наверное, на «снежинку» люди обижаются. Но *******, когда нас чурками называют, никто не обижается. Почему бы не называть чувака «снежинкой»?

То есть вся критика об этом — что я занимаюсь каким-то оскорблением, разжиганием, но никто не слушает дальше. У меня следующей строчкой идет: «Мне ********** (все равно), какого цвета ты кожи, главное мысли правильно».

О восточном звучании и кальян-рэпе

Би-би-си: Как я поняла, оскорбления в твою сторону прилетают, в целом, с обеих сторон. Есть люди, которые пишут, что ты как-то неправильно себя ведешь, не так, как подобает азербайджанцу.

Ф.С.: Со стороны своих тоже часто прилетает. В основном, от религиозных людей. Я не религиозный, я верующий, но я не религиозный фанатик. И я не хочу задевать этих людей, это их право. В моем окружении тоже есть ребята в религии.

Когда выходил первый клип, «Черный», тогда вообще была бомбежка по поводу того, что я весь в татухах, читаю с матами на фоне мечети, что это все харам. Ну а если это харам, тогда, чувак, зачем ты сидишь в интернете? Интернет — это тоже харам, если так рассуждать.

Автор фото, fardisamedov/Instagram

Меня это никак не задевает, пишут и пишут. Мне важно мнение моих близких, и то я не всегда беру их мнение во внимание, потому что иногда я с ними не согласен. Главное, что родители и мои близкие пацаны меня поддерживают.

Би-би-си: Как ты добился такого восточного звучания в альбоме?

Ф.С.: Благодаря команде. Я долго нащупывал, именно с точки зрения музыки, чем я могу отличиться на фоне кальян-рэпа.

Би-би-си: Что это?

Ф.С.: Кальян-рэп — это когда, не знаю, страдают пацаны. Когда девушка раз десять его бросила через прогиб, и он ноет каждый раз. Я приветствую такую музыку, я не говорю, что она плохая. Она интересная, она имеет место быть. Но когда это уже прям ******** (надоедает), когда ты хочешь уже чего-то нового от артиста, а он ноет каждый раз.

Я не хочу называть имен. Это круто, что они рубят бабло, что у них есть продажи, концерты, что на них есть спрос. Но иногда нужно выходить за какие-то рамки и экспериментировать, удивлять своего слушателя.

Би-би-си: И чтобы как-то отличаться и найти свое звучание, ты решил использовать в записи восточные национальные инструменты (в альбоме Фарди использованы такие восточные национальные инструменты, как саз, тар и ребаб, а также засэмплированные арабские дарбуки — прим. Би-би-си)?

Ф.С.: Да. Есть конкретные вдохновители, которые отчасти повлияли на меня в плане восточной музыки. И я долго нащупывал, как это можно сделать органично именно в том рэпе, который мне хотелось делать. Чтобы это звучало как рэп, а не как попса.

Есть такой великий азербайджанский джазмен — Вагиф Мустафа-заде. Он очень повлиял на мое творчество. Меня больше даже вдохновляют личность, его путь, стремления, а не сама музыка.

«Храбрые орлы, будьте чуть добры»

Би-би-си: Еще вопрос о названии альбома — «Черный сад». Это отсылка к книге о Нагорном Карабахе [британского журналиста, который пишет о Кавказе] Тома де Ваала? Почему ты решил назвать альбом именно так?

Ф. С.: Я читал эту книгу, но я не по книге назвал альбом. Я его так назвал, потому что мои корни с Нагорного Карабаха, мои родители оттуда. Когда началась война, родители переехали в Россию [в начале 1990-х]. «Кара» переводится как «черный», а «бах» — это сад. «Черный сад» — это отсылка к корням.

Автор фото, Personal archive

А в песне «КРБХ» я как раз-таки говорю о проблематике двух народов. Что так получилось, что их рассорило, и они не общаются уже десятилетиями. В России молодежь общается, и в моем окружении много армян. Мы со всеми в нормальных отношениях. Это у взрослого поколения есть это стереотипное мышление. Это все система, система ссорит людей, система ломает людей.

У меня в этой песне нет ничего о том, что я хочу рассорить людей, или что-то еще. Я, наоборот, говорю: «Храбрые орлы, будьте чуть добры, будьте чуть мудры, дабы над горами потушить пожары бы».

Пацанов жалко. Прикинь, пацан пошел в армию, и его там грохнули. А там войны нет, просто грохнули на границе, это полный бред. И родители потом хоронят молодого чувака.

Жизнь в изоляции: как коронавирус вызвал вспышку ксенофобии в Грузии

  • Нина Ахметели
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Грузия стала первой на Южном Кавказе страной, в которой был подтвержден случай заражения коронавирусом. Сейчас среди соседей она на последнем месте по числу заболевших

Пандемия коронавируса привела к вспышке расизма и ксенофобии в разных странах. Грузии до сих пор удавалось сдержать рост заражений коронавирусом, но волна ксенофобии не обошла ее стороной. На этот раз объектом травли в социальных сетях стали не выходцы из азиатских стран, а свои же соотечественники — этнические азербайджанцы.

«Мне очень тяжело. Говорю себе, что все будет хорошо… Потом мне попадаются эти сообщения, и я просто теряю то, во что верила», — написала на своей странице в «Фейсбуке» 22 -летняя студентка и журналист Гюлгюн Мамедханова из села Текали Марнеульского муниципалитета.

Так она отреагировала на оскорбительные комментарии, которые стали появляться в социальных сетях после подтверждения у 62-летней жительницы Марнеули коронавируса и объявления карантина в двух районах на юге Грузии.

К тому времени в стране было уже более полусотни подтвержденных случаев заражения коронавирусом. Но власти опасались, что случай в Марнеули станет началом масштабного распространения инфекции внутри страны, так как эпидемиологам изначально не удавалось установить источник заражения.

Этим они объясняли введение с 23 марта строгого карантина в Марнеульском и соседствующим с ним Болнисском муниципалитетах, в которых большинство населения этнические азербайджанцы.

Имени заразившейся, как и во всех остальных случаях, официальные лица не назвали. Но сообщалось о том, что до того, как обратиться в местную больницу, она была на поминках, где кроме нее было несколько десятков человек. Масло в огонь подливали слухи о том, что женщина скрыла от врачей, что была в Азербайджане.

Автор фото, Community radio Marneuli

Подпись к фото,

Карантин в болнисском и марнеульском муниципалитетах введен с 23 марта, после заражения коронавирусной инфекцией 62-летней жительницы Марнеули

На въезде в эти районы встали военные и полицейские, впускали только местных, не выпускали никого. В социальных сетях многие призывали наказать заразившуюся женщину, которая к тому моменту уже находилась в тяжелом состоянии в одной из клиник Тбилиси.

В комментариях обвиняли не только ее, но и всех этнических азербайджанцев в этих районах, — в том, что они не соблюдают меры профилактики и не знают грузинского. Некоторые пользователи пошли еще дальше — они призывали выдворить их из Грузии, называли первобытными и отсталыми.

«Вы притащили сюда эту корону из Азербайджана и Ирана», «чем больше вас уедет, тем нам легче дышать будет» — такие комментарии стали появляться под сообщениями о карантине в Марнеули.

Автор фото, Community radio Marneuli

Подпись к фото,

Выезд из двух районов на юге Грузии, в которых был объявлен карантин, запрещен. Пропускают сюда только местных жителей

На четвертый день после введения карантина заместитель директора Национального центра по контролю заболеваний и общественному здоровью Паата Имнадзе, сказал, что источник заражения 62-летней жительницы Марнеули «практически установлен» — им оказался один из членов семьи, побывавший до этого за пределами Грузии.

Через неделю уже по всей Грузии ввели комендантский час с девяти вечера до шести утра и новые ограничения, которые премьер-министр Георгий Гахария назвал «фактически всеобщим карантином».

По данным на 6 апреля, в Грузии 188 заболевших. Среди них есть и те, чей источник заражения пока не известен. Два пациента скончались. Одна из них — 79-летняя женщина из той самой зоны строгого карантина.

В ответ на ненависть

«Я гражданин Грузии, этнический азербайджанец, знаю грузинский. Я не нарушаю установленные государством ограничения, остаюсь дома!» — таким постом делились в социальных сетях этнические азербайджанцы, преимущественно молодежь, из разных уголков Грузии присоединяясь к челленджу #нетдискриминации, #останьсядома, #насспасеттольколюбовь.

Кампания была адресована тем, кто писал агрессивные комментарии и представлял незнание языка как признак отсталости этнических азербайджанцев Грузии, говорит присоединившийся к акции Камран Мамедов, исследователь в Центре по обучению и мониторингу прав человека (EMC) и один из основателей организации «Салам», в которой объединены молодые активисты, по большей части грузинские азербайджанцы.

«Это была реакция на агрессию со стороны доминантной этнической группы. Этим я хотел сказать этническому большинству, что среди нас тоже есть те, кто знает грузинский язык. Этим на фоне такой агрессии мы пытались установить коммуникацию между этническим большинством и меньшинством, которой, за исключением очень скудной коммуникации в университетах и Тбилиси, нет уже много лет», — говорит он.

По его словам, есть две реальности: с одной стороны, студенты, молодые этнические азербайджанцы, которые учатся в грузинских университетах и владеют языком, с другой — поколение постарше, выросшее в Советском Союзе, и те, у кого не было возможности учиться в грузинских университетах.

На фоне угрозы распространения коронавируса эта часть населения оказалась наиболее уязвимой — для тех, кто не знает грузинского, не было достаточно информации на понятном им языке, говорит Мамедов.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Из-за пандемии коронавируса по всей Грузии объявлено чрезвычайное положение и введены жесткие ограничения

К примеру, специально созданный правительством в связи с коронавирусом сайт stopcov.ge стал доступен на азербайджанском языке только после объявления карантина в двух районах.

Языковой барьер

О проблеме со знанием грузинского в азербайджанской общине — самой многочисленной этнической группы в Грузии после грузин — свидетельствует и официальная статистика. По данным последней всеобщей переписи населения 2014 года, в Грузии живет более 230 тысяч азербайджанцев, а это более шести процентов населения.

Больше половины из них — около 177 тысяч — живет в крае Квемо-Картли, в состав которого входят Марнеульский и Болнисский районы. Свободно владеет грузинским там только 19 тысяч человек.

Рашан Зиадалиев, студент и директор расположенного в Марнеули Центра гражданской вовлеченности и активизма, одной из ключевых проблем считает уровень обучения грузинскому в школах. Сам он выучил язык только после поступления в университет по специальной программе для этнических меньшинств, которая предусматривает год подготовительных курсов на грузинском.

«Эта программа работает, но ведь не все идут в университеты. Вот я закончил русскую школу, но 12 лет мы учили грузинский язык в школе. И вот после этих 12 лет изучения грузинского языка, я не мог даже нормально общаться на грузинском. И это обычный случай в Марнеули — люди заканчивают школы, но не знают языка», — говорит он.

По его словам, несмотря на то что есть грузинские СМИ, предоставляющие новости на азербайджанском языке, большая часть населения, особенно старшее поколение, смотрит телеканалы России или Азербайджана. Они знали о пандемии в целом и то, что они должны сидеть дома, но у многих не было информации о том, как защитить себя и своих близких от заражения, говорит он.

По словам заместителя Народного защитника Грузии (омбудсмена по правам человека) Екатерины Схиладзе, об этом свидетельствовали и обращения к ним на горячую линию, по которой можно получить консультации на азербайджанском.

«Информационный вакуум особенно чувствовался в первые дни после объявления карантина. Но после того как государственные ведомства, в том числе органы местного самоуправления, активно подключились, и мы мобилизовали информационные материалы на разных языках, изменилось содержание обращений. Раньше большинство звонков касались получения общей информации. Сейчас уже мы перешли на тот этап, когда к нам обращаются по поводу конкретных проблем», — говорит она.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Азербайджанцы составляют более шести процентов населения Грузии. Это самый многочисленный этнос в Грузии после грузин

В правительстве говорят, что используют разные каналы для информирования населения, в том числе представителей этнических меньшинств.

По данным аппарата министра по примирению и гражданскому равноправию, в регионах проживания этнических меньшинств раздали более 320 тысяч печатных материалов на азербайджанском и армянском языках с рекомендациями по поводу чрезвычайного положения и карантина.

После объявления карантина по улицам Марнеули и Болниси разъезжали автомобили с громкоговорителями, из которых раздавались призывы оставаться дома — на грузинском, азербайджанском и армянском языках.

Декларированное равноправие

Для 35-летней журналистки, руководителя коммьюнити-радио (радио для определенного сообщества) «Марнеули» Камиллы Мамедовой, которая выросла в 1990-х, ксенофобия в отношении этнических азербайджанцев не была неожиданностью.

«Для нового поколения, молодых азербайджанцев, которые живут в Грузии и читают такие комментарии, это все очень болезненно. У них абсолютно идеалистическое представление об этой стране, и эти боты, или кто бы там ни писал такие комментарии, разрушают это представление. Им говорят, и они сами считают, что они полноценные граждане, и у них есть права, а тут вдруг оказывается, что вот такой агрессивной части населения они не нужны, они не хотят их в Грузии», — говорит она.

Многие годы после обретения Грузией независимости этнические азербайджанцы оставались, по сути, невидимыми для общества, говорит она. После Революции роз 2003 года, казалось, настал перелом.

«Одна фраза Саакашвили о том, что, если кто-то ненавидит азербайджанцев, [то] я азербайджанец, если кто-то ненавидит армян, я — армянин. Эта фраза и гражданский сектор, который начал работать с этническими меньшинствами, изменили многое. До этого мы жили очень закрыто. В Тбилиси тогда ездили только при крайней необходимости, если нужно было поехать в больницу», — говорит Мамедова.

Но, по словам Камрана Мамедова, несмотря на декларируемое равноправие, по инерции продолжающееся и при нынешних властях, волна ксенофобии в соцсетях лишь обнажила то, что чувствовалось и до этого в более скрытой форме в отношении части общества.

«Несмотря на декларированную позицию, мы чувствовали, что как этнический азербайджанец, как не православный — ты не считаешься полноценным гражданином Грузии. Такое отношение всегда было, и это была повседневная реальность для нас», — говорит он.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

После Революции роз в Грузии 2003 года казалось, что в отношении к этническим меньшинствам настал перелом

Дискриминация этнических и религиозных меньшинств остается проблемой в Грузии, соглашаются правозащитники. На фоне пандемии коронавируса всплеск ксенофобии, по их словам, еще более опасен.

«Язык ненависти в условиях распространения этого вируса может иметь более негативное влияние, чем в обычное время. Подобные настроения могут привести к стигматизации и изоляции людей от информации. Они будут меньше интересоваться и включаться в дискуссии о распространении и течении этой болезни. В этом мы видим самую большую опасность», — говорит заместитель Народного защитника Екатерине Схиладзе.

Она отмечает, что в этом случае ксенофобия проявлялась в основном в социальных сетях — под постами, в которых представители этнических меньшинств призывали своих друзей и знакомых соблюдать правила в связи с пандемией.

«Были определенные признаки того, что это была организованная атака на подобные посты. Еще одно подтверждение этому — дезинформация, которую распространяли в соцсетях несколько дней назад о том, что режим карантина отменен, и в Квемо-Картли случаи коронавируса не подтверждены», — говорит она.

«Любовь побеждает ненависть»

Студентка Гюлгюн говорит, что и раньше сталкивалась с ксенофобными высказываниями в адрес этнических азербайджанцев, но не в таком объеме. Она тоже считает, что среди тех, кто писал негативные комментарии, было больше троллей, чем реальных людей.

«Когда я писала этот пост, мне казалось, что плохих людей больше, чем хороших. Но потом я получила столько поддержки и столько позитива, что даже постыдилась, что поделилась этими комментариями троллей. Я знаю, что среди них были и реальные люди, но все-равно нельзя обобщать, ведь такие люди есть и у грузин, и у азербайджанцев», — говорит она.

Многие этнические грузины — студенты, преподаватели и даже чиновники — публиковали посты и комментарии, где просили прощения у этнических азербайджанцев за ксенофобию, с которой им пришлось столкнуться в соцсетях.

«Я уверена, что этнические азербайджанцы успешно преодолеют #Covid-19, но они никогда не забудут, как в этой ситуации мы их обидели. Моя поддержка им! Прошу вас объединиться любовью против дискриминации и ненависти!», — написала в «Фейсбуке» госинспектор Грузии Лонда Толорая.

По словам Камрана Мамедова из Центра по обучению и мониторингу прав человека, волна ксенофобии, которая прокатилась в соцсетях, может обратить внимание общества на проблему, которую многие не замечали до сих пор.

«Я уверен, что определенная рана от этого всего останется у азербайджанской общины, в том числе у меня и моих друзей. Несмотря на то, что мы открыто говорили об этом, даже мы до сих пор никогда не видели такого коллективного и одновременного проявления ксенофобии, — говорит он. — Но это также нам всем, кто хочет, чтобы Грузия была успешной, дает основание объединиться и предложить друг другу пути решения этой проблемы».

Уровень ксенофобии в России заметно понизился — Российская газета

На днях молодой житель Калининграда был осужден на один год лишения свободы условно «за совершение действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды и унижение человеческого достоинства группы лиц по признакам национальности».

Было установлено, что мужчина, придерживаясь националистических взглядов, разместил в социальной сети «ВКонтакте» комментарий, содержавший признаки возбуждения ненависти и вражды в отношении представителей Кавказа и Средней Азии. А несколько ранее процесс по делу с аналогичной окраской состоялся в окружном суде города Ферден (федеральная земля Нижняя Саксония): жительницу Германии Урсулу Хафербек приговорили к 2,5 года тюрьмы за разжигание национальной розни и отрицание Холокоста. В своем последнем слове подсудимая, продолжая стоять на своем, заявила, что лагерь Освенцим был не концентрационным, а трудовым, и людей там не истребляли в газовых камерах.

Ксенофобия не знает границ — ни моральных, ни географических. Она существует везде. В Европе (особенно сейчас, в условиях миграционного кризиса) ее не меньше, чем в России. Кстати, в России уровень ксенофобии заметно понизился: ненависть к «понаехавшим» заместилась ненавистью к Западу. Оттого и ноябрьские «русские марши» последних двух лет были относительно миролюбивыми. В том смысле, что нетерпимость его участников к представителям этнических меньшинств не была явлена столь агрессивно, как прежде. Снизить идеологический градус организаторов «маршей» заставили события на востоке Украины, к которым русские националисты относятся по-разному. Кто-то из них поддерживает «Новороссию», а кто-то — на стороне украинских властей.

Лишь 18 процентов «понаехавших» ощущают межнациональную напряженность

Внеся раскол в ряды русских националистов, события на Украине одновременно повысили уровень толерантности в российском обществе. Проявлений межнациональной вражды стало значительно меньше — в этом мнении сходятся и власти, обычно склонные приукрашивать реальную картину, и правозащитники, столь же привычные к сгущению красок. И те и другие считают, что благодаря украинским событиям Россия получила прививку от национализма. Лозунг «Россия — для русских!» его приверженцами отложен в сторону на какое-то время (но вряд ли навсегда). Меньше стало антикавказских и антимигрантских выступлений. «В целом этноконфессиональную ситуацию в стране можно охарактеризовать как шаткое равновесие: снижение напряженности обусловлено «внешней угрозой» и носит временный характер; негативные факторы, напротив, имеют тенденцию к укоренению», — такой вывод содержится в докладе, подготовленном Центром изучения национальных конфликтов (ЦИНК) и федеральным информагентством «Клуб регионов».

Снижение уровня ксенофобских настроений отмечает и информационно-аналитический центр «Сова». Его руководитель Александр Верховский говорит: «В 2013 году был пик ксенофобии, шла антимигрантская кампания, которая транслировалась по телевидению. Сейчас мы возвращаемся к тому, что было пять лет назад». Радует, что выросло число тех, кто не испытывает никаких эмоций, думая о мигрантах, добавляет он: «Люди об этом не задумываются — и это хорошо». Но уровень агрессивности не упал, а трансформировался, считает Верховский: «Украинская тема в какой-то момент заменила тему ксенофобии, теперь все переключились на конфликт в Сирии. Негатива в отношении мигрантов стало меньше, поскольку повестка оказалась перекошена на конфликт с Западом».

Что ксенофобские настроения в России ослабели и вернулись к уровню 2011 года, достигнув минимальных значений, явствует также из опросов Левада-Центра. Лишь 18 процентов граждан ощущают межнациональную напряженность в местах их проживания, только 12 процентов опрошенных говорят о возможности столкновений на национальной почве. У пятой части респондентов нет этнических предубеждений. Снизилось и число тех, кто поддерживает лозунг «Россия — для русских!» «Тот факт, что в России живут люди многих национальностей, приносит ей в целом больше пользы, чем вреда» — с этим согласна почти половина участников опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» для Федерального агентства по делам национальностей. Лишь менее четверти респондентов сочли, что многонациональность приносит России скорее вред, чем пользу, и 32 процента затруднились с ответом. При этом 90 процентов опрошенных сообщили, что никогда не подвергались дискриминации по национальному признаку, и только 16 процентов признались, что испытывают неприязнь к людям другой национальности.

Утратил свою остроту и «еврейский вопрос». По данным американской Антидиффамационной лиги, Россия находится на последнем месте по уровню антисемитизма среди стран Восточной Европы. «Снизить его удалось благодаря законодательству, пресечению антисемитизма на судебном уровне, — говорит президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер. — А раз нет госзаказа на антисемитизм, то это отражается и на других уровнях».

Уровень ксенофобии в России заметно понизился

Причиной улучшения общественного климата в «национальном» его сегменте правозащитники называют активную борьбу государства с экстремизмом и успешные действия силовых структур по нейтрализации вооруженного подполья на Северном Кавказе. Отмечается, что относительному спокойствию способствовал раскол в рядах русских этнонационалистов из-за событий на Украине. «Их шествия и митинги не собирают и половины от бывшего числа участников, стало меньше так называемых националистических рейдов в поисках нелегальных мигрантов», — говорится в докладе «Агрессивная ксенофобия и радикальный национализм в РФ», подготовленном в Московском бюро по правам человека.

Националистической истерии как массового психоза в России сейчас нет. Отношения накаляются не между «коренными» и «понаехавшими». Они накаляются между Россией и Западом. И ксенофобия находит себе новые объекты для ненависти.

Совет Европы зафиксировал рост ксенофобии в политике и обществе :: Общество :: РБК

Ксенофобия и нетерпимость в Европе растут — из-за волны беженцев, череды терактов и активной агитации националистов, говорят правозащитники из Совета Европы. С ними согласны и эксперты ООН

В 2016 году националистические и расистские настроения в Европе росли в ответ на политические и социальные кризисы. Политики правопопулистского толка использовали страхи и неуверенность граждан для получения политических очков. Благодаря этому риторика ненависти достигла рекордных масштабов, а радикальный национализм в некоторых странах перешел в разряд мейнстрима. Таковы основные выводы доклада (есть у РБК), подготовленного Комиссией Совета Европы по противодействию расизму и нетерпимости (ECRI). Документ описывает прежде всего деятельность ECRI за прошедший год, однако немало места в нем уделено анализу тенденций развития общества.

Эксперты комиссии выделяют три основные темы, которыми характеризовался 2016 год и которые вызывали наибольшую обеспокоенность и интерес ECRI.

Во-первых, это попытки властей европейских стран провести интеграцию прибывших в ходе недавнего кризиса беженцев. Затем это рост ксенофобии, чем в своих интересах пользуются политики-популисты. В-третьих, это попытки отдельных стран противостоять радикальному исламизму и терроризму.

Интеграция прибывших мигрантов проходит медленно, уровень нетерпимости в обществе растет, а действия властей по обеспечению национальной безопасности в ряде случаев находятся на грани нарушения прав человека, подчеркивается в докладе. Примером радикализации в ответ на угрозу со стороны мигрантов и террористов может служить недавнее нападение на прихожан мечети в Лондоне. В ночь на 19 июня водитель, крича, что он «убьет мусульман», направил фургон на толпу выходивших из мечети. На месте погиб один человек, еще десять получили ранения. В четверг в больнице умер еще один из пострадавших.

Рост нетерпимости эксперты ECRI фиксируют в отношении всех основных социальных групп, часто являющихся предметом ненависти: растет исламофобия, антисемитизм, гомофобия, ненависть к цыганам и чернокожим.

Covid-19 как фактор роста расизма и ксенофобии в отношении выходцев из Азии

(Нью-Йорк) – Правительства должны безотлагательно принять меры по недопущению насилия и дискриминации на почве расизма и ксенофобии, развивающихся на фоне пандемии Covid-19, и обеспечить уголовное преследование по фактам расистских нападений на выходцев из Азии, заявила сегодня Human Rights Watch. 8 мая 2020 г. генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш отметил, что «пандемия продолжает создавать цунами ненависти и ксенофобии, провоцировать поиск козлов отпущения и разжигание панических страхов», призвав государства «безотлагательно принять меры для укрепления иммунитета наших обществ к вирусу ненависти».

В ряде случаев лидеры государств или высокопоставленные чиновники своей антикитайской риторикой прямо или косвенно провоцировали преступления на почве ненависти и проявления расизма и ксенофобии, указывает Human Rights Watch. Некоторые политические партии и группы, в том числе в США, Великобритании, Италии, Испании, Греции, Франции и Германии, воспользовались пандемией для продвижения разного рода антииммигрантских, ультранационалистических, антисемитских и ксенофобских повесток и конспирологических теорий, местами окрашенных пропагандой превосходства белой расы, демонизируя беженцев, иностранцев и узнаваемых общественных и политических деятелей.

«Пандемия Covid-19 подняла волну расизма и нападений в отношении выходцев из Азии, и руководители государств должны дать этому решительный отпор, — говорит Джон Сифтон, — директор по адвокации в Азии Human Rights Watch. – Правительствам необходимо активно работать с гражданами, пропагандировать толерантность и бороться с ненавистническими высказываниями, а параллельно с этим – бросить силы на расследование и уголовное преследование преступлений на почве ненависти».

Комитет по ликвидации расовой дискриминации, отслеживающий соблюдение 182 государствами-участниками соответствующей конвенции, рекомендует государствам разрабатывать «национальные планы действий по борьбе против расовой дискриминации». Такие планы должны предусматривать конкретные меры по противодействию расизму и дискриминации от усиления полицейского реагирования на преступления на почве ненависти до воспитания и просвещения общества в духе толерантности. Правительства должны срочно разработать новые планы действий, чтобы обуздать волну вызванных коронавирусом расизма и ксенофобии, считает Human Rights Watch.

С началом пандемии выходы из Азии стали мишенью оскорбительных нападок, которые звучали в материалах СМИ, заявлениях политиков и комментариях пользователей социальных сетей, где ненавистнические высказывания в контексте Covid-19 также, как представляется, получили широкое распространение. В США этому могли способствовать упоминания президентом Дональдом Трампом «китайского вируса», а госсекретарем Майком Помпео – «уханьского вируса». И хотя к концу марта Трамп изменил свою риторику и даже написал твит в поддержку «азиатско-американской общины», это не сопровождалось какими-либо конкретными директивами о защите выходцев из Азии.

Губернатор итальянской области Венето, которая была одним из первых очагов распространения коронавируса в стране, в феврале заявил журналистам, что Италия лучше справится с вирусом благодаря традиционной приверженности итальянцев «гигиене, мытью рук, приему душа, в то время как китайцы – мы все знаем — едят живых мышей». Впоследствии он извинился за свои слова. Бразильский министр образования в одном из твитов назвал пандемию частью китайского «плана по установлению доминирования в мире».

Эскалация расистской риторики происходит одновременно с ростом числа нападений на расовой почве. С февраля выходцы из Азии по всему миру подвергаются нападениям и избиениям, жесткой травле, угрозам, расистским оскорблениям и дискриминации, которые, как представляется, связаны с пандемией.

В Италии неправительственной группой Lunaria было с февраля зафиксировано свыше 50 заявлений и сообщений СМИ о нападениях, словесных оскорблениях, травле и дискриминации в отношении выходцев из Азии. Об аналогичных нападениях, нападках и притеснениях в связи с Covid-19 Human Rights Watch также сообщали правозащитные и другие группы из Франции, Австралии и России.

В Великобритании имели место случаи, когда выходцев из Азии били по лицу и оскорбляли, обвиняя в распространении коронавируса. В Австралии две женщины напали на китайских студенток, одна из которых была избита кулаками и ногами, сопровождая это выкриками «Убирайтесь в свой Китай!» и «Проклятые иммигранты!». В Испании в результате нападения двух мужчин американец китайского происхождения два дня пролежал в коме. В Техасе мужчина с ножом напал на семью бирманцев.

В Африке, в том числе в Кении, Эфиопии и ЮАР, сообщалось о случаях дискриминации и нападений на выходцев из Азии и в целом на иностранцев, которых обвиняли в том, что они являются разносчиками коронавируса. В Бразилии СМИ писали о том, как местное население притесняет выходцев из Азии или сторонится их.

В некоторых местах власти вводили жесткие локдауны, которые непропорционально тяжело сказываются на положении иностранных рабочих без обеспечения им надлежащего здравоохранения и финансовой и иной поддержки, жизненно необходимых многим работникам в нынешней ситуации. В начале мая в Малайзии проводились массовые рейды по «отлову» беженцев и трудовых мигрантов: это сопровождалось безосновательными утверждениями о том, что мигранты и беженцы-рохинья разносят коронавирус.

После нескольких вспышек заболеваемости Covid-19 в местах компактного проживания иностранных рабочих, большинство которых представлено выходцами из Азии, на всем Ближнем Востоке зафиксирована эскалация устойчиво расистской риторики в обществе.

Сообщения о дискриминации в отношении выходцев из Китая также поступали из Южной Кореи, Японии и Индонезии.

Human Right Watch отмечает, что круг дискриминируемых лиц не ограничивается выходцами из Азии. В Индии и на Шри-Ланке, руководство которых во многом сквозь пальцы смотрело в последние годы на рост антимусульманских настроений, сообщалось о многочисленных случаях нападений и дискриминации в отношении мусульман, в которых просматривается та или иная связь с COVID-19. В Мьянме ультранационалистически настроенные лидеры используют проблему коронавируса  для угроз и ненавистнических высказываний в адрес мусульман.

В китайском Гуанчжоу растет число случаев расовой дискриминации в отношении выходцев из Африки. Местные власти отправляли их на карантин или требовали от собственников выселять таких людей из квартир и гостиниц.

«Постоянное и публичное осуждение проявлений расизма – это важная часть любого государственного реагирования на пандемию, — говорит Джон Сифтон. – Правительствам также следует осуществлять специальные разъяснительные мероприятия, усилить полицейское реагирование по фактам преступлений на почве ненависти и предложить меры поддержки тех сообществ, представители которых стали жертвами дискриминации и нападений на расовой почве. Операторы социальных сетей должны прицельно отслеживать контент, чтобы не допускать или минимизировать распространение ненавистнических и ксенофобских высказываний».

Обзор ситуации по конкретным странам

США

Инциденты с выходцами из Азии происходят в США с самого начала пандемии Covid-19; в феврале – марте в СМИ неоднократно появлялись сообщения о таких случаях нападений и дискриминации. К концу апреля коалиция организаций американцев азиатского происхождения, создавшая специальный центр по приему информации об инцидентах STOP AAPI HATE, насчитала 1,5 тыс. эпизодов расизма, ненавистнических высказываний, дискриминации и физических нападений в отношении выходцев из Азии и американцев азиатского происхождения.

Типичным представляется рассказ американца китайского происхождения: «Когда я разговаривал по телефону с мамой по-китайски, проходившая мимо женщина стала орать: ‘Уберите от меня этого коронавирусного чинка [презрительное прозвище китайцев в США]!’».

По меньшей мере 125 сообщений относятся к эпизодам насильственных посягательств, в частности: «Из проезжавшего мимо грузовика мне в спину кинули банку [напитка] со словами: ‘Эй, чинк, дерьмо собачье!’». Отмечен случай, когда американец рассказывает, как на автобусной остановке мужчина

стал обзывать меня. Я не обращал внимания … [потом] в меня запустили чем-то тяжелым: в меня не попало, попало в бок автобуса со смачным таким звуком. И тут я понял, что бы со мной было, если бы эта штука угодила мне в голову.

STOP AAPI HATE также располагает информацией о сотнях случаев, когда американцев азиатского происхождения притесняли в общественных местах или не пускали внутрь коммерческих объектов или общественного транспорта, кричали на них в супермаркетах и отказывали им в пользовании такими сервисами такси, как Uber и Lyft.

4 мая Антидиффамационная лига обнародовала сводку почти ежедневных инцидентов расистских нападений и притеснений с января по начало мая включительно. Например, 3 мая пассажир в нью-йоркском метро кричал в сторону человека с азиатской внешностью: «Ты заразный китайский парень, тебе нужно сойти с поезда!». Затем он попытался стащить этого человека с сидения.

С марта по начало мая включительно из разных мест поступали многочисленные сообщения о насильственных нападениях на американцев азиатского происхождения, в том числе в Калифорнии, Миннесоте, Нью-Йорке и Техасе. Если до пандемии сайт NextShark с новостями из жизни этой общины получал за день лишь единичные сообщения об инцидентах антиазиатской направленности, то в последние месяцы они поступают десятками.

Руководящие сотрудники нескольких азиатско-американских и других неправительственных организаций сообщали нам, что многие американцы азиатского происхождения, с которыми они работают, лично сталкивались с оскорблениями или притеснениями либо знают таких людей.

Федеральным бюро расследований (ФБР) и другими федеральными ведомствами не предпринимается никаких конкретных действий для обуздания эскалации нападений и дискриминации на расовой почве, однако на уровне штатовских и местных властей кое-где организованы горячие линии и даются установки на расследование фактов нападений и дискриминации.

Великобритания

В феврале, когда в Великобритании началась эпидемия коронавируса, сообщалось о нескольких случаях нападений и нападок на выходцев из Азии, включая физические нападения и побои.

В начале мая телеканал Sky News обнародовал данные, полученные им от различных региональных полицейских управлений в рамках запросов по закону о свободе информации, из которых следовало, что в январе – марте по всей стране было зарегистрировано по меньшей мере 267 преступлений на почве ненависти в отношении выходцев из Азии. Во многих местах цифра за первый квартал уже превышала годовую статистику 2018 – 2019 гг. Так, транспортная полиция за первый квартал 2020 г. зафиксировала столько же заявлений о преступлениях на почве ненависти в отношении выходцев из Азии («антикитайских»), сколько за весь 2019 г.

В марте организация по борьбе с расизмом Stop Hate UK сообщила, что они получают все больше заявлений о фактах «расизма, дискриминации и словесных оскорблений, связанных с представлениями о принадлежности к китайской общине».

Главный британский полицейский чиновник, ответственный за противодействие преступлениям на почве ненависти, публично заявил, что полиция отслеживает ситуацию и относится к проблеме со всей серьезностью. Однако в недавнем релизе общей статистики преступности за период эпидемии был сделан акцент на снижение числа преступлений в целом, без упоминания роста числа преступлений на почве ненависти в отношении выходцев из Азии и мер, которые принимаются полицией для их пресечения.

Несколько региональных полицейских управлений не ответили на запросы прессы, в  связи с чем возникают сомнения, ведется ли ими в принципе статистический учет преступлений на почве ненависти в отношении выходцев из Азии и отслеживают ли они преступления на почве ненависти с разбивкой по этнической принадлежности, как того требуют официальные нормативные документы.

Россия

Примерно 20 февраля, после закрытия въезда в Россию для граждан КНР, столичный «Мосгортранс» стал требовать от водителей общественного транспорта в Москве сообщать в полицию о пассажирах-китайцах. В метро работники службы контроля останавливали пассажиров азиатской внешности и спрашивали у них документы и номер транспортной карты для отслеживания передвижений. 24 февраля китайское посольство направило в мэрию письмо с просьбой прекратить эту дискриминационную практику. В течение последней недели февраля, задолго до введения в Москве режима повышенной готовности, полиция провела несколько рейдов по выявлению граждан КНР и принудительному помещению их на карантин вне зависимости от того, когда они приехали в Россию.

Российский информационно-аналитический центр СОВА, который занимается, в частности, вопросами расизма и ксенофобии, сообщил о росте числа нападений и нападок на выходцев из Азии начиная с февраля. Они отмечают, что «вспышка коронавируса вызвала в социальных сетях многочисленные оскорбительные и расистские комментарии в адрес китайцев и жителей других стран Азии».

29 марта в СМИ приводился ряд историй людей с азиатской внешностью, которые рассказывали о расистских выпадах в свой адрес в метро и других общественных местах в духе «понаехали всякие китаезы, привезли эту чуму в нашу страну». В течение всего марта сообщалось также о проявлениях дискриминации в Нижневартовске, Екатеринбурге, Татарстане, Махачкале и других городах.

Австралия

С начала эпидемии в Австралии сообщалось о вспышке расистских нападок и нападений, а также актов вандализма по всей стране в отношении выходцев из Азии. Так, в конце марта проходила информация о случаях в Сиднее, когда перед домом семьи из Азии появилась надпись «Смерть поедателям собак!», а в адрес двух сестер звучали выкрики «азиатские собаки», «привезли коронавирус», «тупые шлюхи».

Под Мельбурном примерно в это же время загородный дом семьи австралийцев китайского происхождения трижды за неделю подвергался актам расистского вандализма. 20 марта на двери гаража хозяева обнаружили надпись «Covid-19 Китай смерть»; на следующую ночь в окно бросили крупный камень; 29-го на двери гаража появилась надпись «убирайтесь и сдохните».

15 апреля группа из двух женщин набросилась на двух китайских студенток университета Мельбурна с расистскими выкриками «Убирайтесь в свой Китай!» и «Проклятые иммигранты!». Одну из студенток несколько раз ударили по голове, сбили с ног и нанесли несколько ударов ногами по корпусу.

В ходе опроса о связанных с пандемией проявлениях расизма в отношении выходцев из Азии и австралийцев азиатского происхождения в целом по стране было зафиксировано 178 эпизодов за первые две недели апреля. Опрос проводился группой Asian Australian Alliance, которая со 2 апреля ежедневно получала около 12 сообщений о различных инцидентах: от расистских оскорблений до физических нападений. 62% случаев были направлены против женщин. Резкий рост жалоб на расистские выпады также зафиксировала Австралийская комиссия по правам человека. В Национальном университете Австралии для сбора информации об эскалации инцидентов в связи с коронавирусом организовали «перепись предубеждений».

Премьер-министр Скотт Моррисон осудил расистские проявления, предложив австралийцам попросту «прекратить это». С решительным осуждением также выступил и. о. министра по делам иммиграции и межкультурных отношений Алан Тадж, а депутат от лейбористов Эндрю Джайлс и другие лидеры оппозиции призвали правительство перезапустить национальную кампанию против расизма.

Индия

Ненавистнические высказывания в отношении мусульман, нарастание которых стало серьезной проблемой еще с 2015 г., когда к власти пришла националистическая Бхаратия Джаната Парти (БДП), получили дополнительную подпитку в связи с Covid-19.

В апреле в соцсетях и группах в WhatsApp широко разошлись призывы к социальному и экономическому бойкоту мусульман, распространявшиеся, в том числе, и индусскими националистами. На фоне слухов о сознательном распространении мусульманами вируса произошло несколько случаев физических нападений, в том числе на раздававших помощь волонтеров.

Как представляется, эскалация ненавистнических высказываний произошла после объявления властями о том, что тестирование выявило коронавирус у значительного числа мусульман, участвовавших в многолюдном собрании «Таблиги джамаат». Этому способствовали и функционеры от БДП, которые назвали это мероприятие «талибским преступлением» и «коронатерроризмом». В некоторых СМИ, симпатизирующих БДП, были запущены такие мемы, как #CoronaJihad (этот хэштег быстро распространился в соцсетях).

Ситуация приобрела настолько серьезный характер, что ВОЗ была вынуждена публично вмешаться, предупредив о недопустимости профилирования случаев заражения по расовому, религиозному и этническому признаку.

Премьер-министр Нарендра Моди прямо не осудил ненавистнические высказывания в отношении мусульман, ограничившись твитом о том, что «Covid-19 не различает ни расы, ни религии, ни цвета кожи, ни касты, ни убеждений, ни языка, ни границ. Наш ответ и наши последующие действия должны прежде всего исходить из единства и братства. Мы все в одинаковом положении». Однако ни на национальном, ни на местном уровне властями не предпринимается достаточных усилий, чтобы разрядить все более токсичную атмосферу и обеспечить надлежащее расследование нападений и нападок.

Шри-Ланка

На фоне сообщений о ненавистнических высказываниях по всей стране несколько правительственных чиновников в контексте пандемии допускали стигматизирующие заявления в адрес мусульманского меньшинства, включая обвинения в сознательном распространении инфекции и призывы к бойкоту мусульманского бизнеса. 12 апреля мусульманские организации письменно обратились к правительству, чтобы привлечь внимание к эскалации ненавистнической риторики в стране.

27 марта власти ввели обязательную кремацию всех умерших от коронавируса, что противоречит исламской религиозной норме. ВОЗ указывает, что кремация должна быть «делом культурного выбора и вопросом имеющихся ресурсов» и не является необходимой мерой профилактики Covid-19. 8 апреля четыре спецдокладчика ООН в письме ланкийским властям заявили, что обязательная кремация нарушает свободу религии, отметив также антимусульманские настроения и стигматизацию мусульман, у которых выявлен коронавирус. В адрес мусульманина Рамзи Разика, который выступил против кремации в Facebook, поступали угрозы физической расправы. Когда он заявил об этом в полицию, его самого арестовали 9 апреля.

Международно-правовые обязательства

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации обязывает государства «осуждать расовую дискриминацию» и «безотлагательно всеми возможными способами проводить политику ликвидации всех форм расовой дискриминации и способствовать взаимопониманию между всеми расами», а также «не поощрять, не защищать и не поддерживать расовую дискриминацию, осуществляемую какими бы то ни было лицами или организациями». Участники конвенции обязуются «запретить расовую дискриминацию, проводимую любыми лицами, группами или организациями, и положить ей конец», не поддерживая организации и движения, «которые способствуют углублению расового разделения».

Отслеживающий выполнение конвенции Комитет по ликвидации расовой дискриминации в своей общей рекомендации о борьбе с ненавистническими высказываниями расистского толка указывает, что «большое значение для поощрения культуры терпимости и взаимного уважения имеют официальные опровержения ненавистнических выступлений высокопоставленных должностных лиц, а также осуждение пагубных идей». Комитет рекомендует государствам осуществлять «информационно-просветительские кампании и программы обучения, касающиеся негативных последствий ненавистнических высказываний расистского толка», а также отмечает важность знания сотрудниками полиции и судейскими работниками «международных норм о защите свободы мнений и их свободного выражения и норм о защите от ненавистнических высказываний расистского толка».

В условиях нарастания расизма и ксенофобии в отношении выходцев из Азии и других аналогичных проявлений в связи с пандемией Covid-19 все государства должны разработать новые планы действий с учетом меняющихся обстоятельств, считает Human Rights Watch. Наилучшие практики в этой области предлагаются в практическом руководстве «Разработка национальных планов действий по борьбе против расовой дискриминации», изданном Управлением верховного комиссара ООН по правам человека в 2014 г.

9 ответов на ксенофобные вопросы — Wonderzine

Откуда ксенофобия? В СССР её не было

Дружба народов действительно декларировалась советским государством. Тем не менее в СССР далеко не всё соответствовало официальной идее: например, в стране существовал государственный антисемитизм и были преступления на почве расизма, хотя они не освещались широко. Языковая политика была важной частью национальной — и уже с тридцатых годов с подачи властей русский язык стал доминирующим. Возможность изучать национальные языки и говорить на них сохранялась, были даже требования к национальному языку прессы. Но многие делали выбор в пользу русского, так как это было более «удобным» и давало большие перспективы — к тому же он был обязательным для изучения в русских школах (во многих национальных республиках их было больше).

В советские времена существовала практика менять национальные имена на более «удобные» или «понятные» русскоязычным людям — официально или на бытовом уровне. Флешмоб #СтёртыеИмена показал, что эта практика сохраняется и сегодня и что многим политика замалчивания помешала узнать о своих корнях.

После распада СССР ситуация с ксенофобией начала обостряться. Если раньше институт прописки сильно замедлял массовые перемещения людей, а потоки приезжих были в основном беженцами, вынужденными переселенцами, жертвами межнациональных конфликтов, погромов или нетерпимости, то теперь миграция из союзных республик стала носить экономический характер: в России ситуация оказалась лучше, чем во многих частях СССР. Уже в 1993 году соцопросы показывали, что около трети респондентов винят в социальных бедах России «нерусских, которые живут в стране». На приезжих часто перекладывали общее недовольство действиями власти, собственным благосостоянием и ощущением незащищённости (например, после терактов).  Кроме того, на рост ксенофобии влияет негативная «консолидация» россиян со стороны власти. Их пытаются объединить идеями изоляции и традиционализма.

А разве приоритет русских — это проблема?

По данным Всероссийской переписи 2010 года, в России проживают представители более чем 180 национальностей — причём национальность в переписи учитывали в соответствии с тем, как себя идентифицируют сами опрашиваемые. Основную массу населения страны составляют русские, за ними следуют татары, украинцы, башкиры, чуваши, чеченцы и армяне.

Тем не менее в поправках к Конституции РФ предлагают ввести формулировку о «государствообразующем народе». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков считает, что она не ущемляет представителей других национальностей.

В бытовом плане несмотря на разнообразный состав государства, приоритет также нередко отдаётся только одной национальности. По данным «Левада-Центра», в последние годы уровень ксенофобии в России растёт. Участники опроса 2018 года отвечали на вопрос, следует ли ограничить проживание каких-либо наций на территории России. Несмотря на то что формулировка звучит заведомо предвзято, по ней можно проследить отношение к представителям разных народностей: негативнее всего опрошенные отнеслись к представителям рома, китайцам и вьетнамцам. Кроме того, в списке есть масштабные и абстрактные категории: «выходцы из бывших среднеазиатских республик СССР» и «выходцы с Кавказа» (несмотря на то что сразу несколько республик Северного Кавказа входят в состав России).

Ксенофобия в современной России может принимать разные формы — от недовольства теми, кто внешне выглядит иначе, чем среднестатистический житель Восточной Европы, до агрессии по отношению к тем, кто приезжает в страну на заработки — особенно когда речь идёт о тех, кто занимается низкооплачиваемым трудом. Трудовые мигранты могут столкнуться с ней на самых разных уровнях — от оскорблений до насилия на почве ненависти. По оценкам правозащитников, до 80 % эмигрировавших из других стран работают без договора, и часто их не хотят заключать сами работодатели: это позволяет уходить от уплаты налогов или, в экстремальных случаях, в принципе ничего не выплачивать работнику, у которого нет доказательств.

Жильё может стать отдельной проблемой: многие из приезжающих в Россию заняты на низкооплачиваемой работе и могут позволить себе снимать жильё только большой группой. Тем, кто снимает жильё, арендодатели далеко не всегда готовы оформить регистрацию — что также создаёт новые трудности. При этом прибывающие из разных стран люди сталкиваются с разными условиями даже на уровне законодательства — например, у граждан стран Таможенного союза (Армения, Кыргызстан, Казахстан, Беларусь) в три раза больше дней для постановки на миграционный учёт. А регулирование миграции часто носит форму политических подарков: в своё время Россия существенно упростила порядок временной регистрации в России для граждан Украины, чтобы помочь кандидату в президенты Виктору Януковичу. Иностранные граждане в России до сих пор сталкиваются и с агрессией со стороны властей — кроме проверок документов это может быть и прямое насилие. А ксенофобные и антимигрантские тезисы в своих избирательных кампаниях используют самые разные политики.  

Почему они продолжают приезжать в нашу страну?

Миграция как внутри одной страны, так и за её пределами — масштабный мировой процесс, и происходит он не только в России. Часть людей меняет место жительства добровольно, часть — из-за тяжёлых обстоятельств в родной стране, например военных действий или затяжного кризиса. По данным ООН, к 2019 году число людей, эмигрировавших в другие страны из своей родной, в мире достигло порядка 272 миллионов человек — на 51 миллион больше, чем в 2010 году. Идея переехать в другую страну, чтобы получить лучшее образование, новую профессию, иметь возможность лучше развиваться в своей профессиональной сфере или иначе построить будущее своей семьи или детей, понятна многим.

При этом по национальной принадлежности человека невозможно проследить ни его историю, ни историю его семьи. Само по себе непривычное имя не говорит нам ничего о том, где человек родился и живёт, — и тем более не даёт делать выводы о том, правильно ли он или она поступают. К тому же нередко за «чужаков» принимают и тех, кто на самом деле имеет гражданство страны (особенно учитывая, как много людей после распада СССР имеют смешанное происхождение или переехали в другую страну из национальной республики), и даже представителей республик, входящих в состав России, — так, например, возникают абстрактные «выходцы с Кавказа».

Определение, симптомы, признаки, причины, лечение

Что такое ксенофобия?

Ксенофобия или страх перед незнакомцами — это широкий термин, который можно применить к любому страху перед кем-то, кто отличается от нас. Враждебность по отношению к посторонним часто является реакцией на страх. Обычно она связана с убеждением, что существует конфликт между внутренней и внешней группой человека.

Ксенофобия часто пересекается с формами предрассудков, включая расизм и гомофобию, но между ними есть важные различия.В тех случаях, когда расизм, гомофобия и другие формы дискриминации основаны на определенных характеристиках, ксенофобия обычно коренится в восприятии того, что члены внешней группы чужды внутреннему сообществу.

Вопрос о том, можно ли считать ксенофобию законным психическим расстройством, является предметом постоянных дискуссий.

Ксенофобия также связана с крупномасштабными актами разрушения и насилия в отношении групп людей.

Характеристики

Хотя ксенофобия может выражаться по-разному, типичные признаки включают:

  • Чувство дискомфорта среди людей, которые попадают в другую «группу»
  • Делать все возможное, чтобы избегать определенных областей
  • Отказ дружить с людьми исключительно из-за их цвета кожи, одежды или других внешних факторов
  • Трудности серьезно относиться к руководителю или общаться с товарищем по команде, который не принадлежит к той же расовой, культурной или религиозной группе

Хотя это может означать истинный страх, у большинства ксенофобов нет настоящей фобии.Вместо этого этот термин чаще всего используется для описания людей, которые дискриминируют иностранцев и иммигрантов.

Люди, которые выражают ксенофобию, обычно считают, что их культура или нация превосходят их, хотят не пускать иммигрантов в свое сообщество и даже могут участвовать в действиях, наносящих ущерб тем, кого считают чужаками.

Является ли ксенофобия психическим расстройством?

Ксенофобия не признана психическим расстройством в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5).Однако некоторые психологи и психиатры предлагают признать крайний расизм и предрассудки проблемой психического здоровья.

Некоторые, например, утверждали, что крайние формы предрассудков следует рассматривать как подтип бредового расстройства. Важно отметить, что те, кто поддерживает эту точку зрения, также утверждают, что предрассудки становятся патологическими только тогда, когда они создают значительные нарушения в жизни человека. способность человека действовать в повседневной жизни.

Другие профессионалы утверждают, что отнесение ксенофобии или расизма к психическим заболеваниям означало бы сделать социальную проблему медицинской. Взаимодействие с другими людьми

Типы

Есть два основных типа ксенофобии:

  • Культурная ксенофобия : Этот тип включает в себя отказ от предметов, традиций или символов, связанных с другой группой или национальностью. Это может включать язык, одежду, музыку и другие традиции, связанные с культурой.
  • Ксенофобия иммигрантов : Этот тип включает отказ от людей, которых ксенофобный человек не считает принадлежащими к внутригрупповому обществу.Это может включать отказ от людей разных религий или национальностей и может привести к преследованиям, вражде, насилию и даже геноциду.

Желание принадлежать к группе является повсеместным, и сильная идентификация с определенной группой может быть даже здоровой, однако это также может привести к подозрению в отношении тех, кто не принадлежит к группе.

Желание защитить интересы группы путем устранения угроз этим интересам является естественным и, возможно, инстинктивным. К сожалению, эта естественная защита часто заставляет членов группы избегать или даже нападать на тех, кого воспринимают как других, даже если они на самом деле не представляют никакой законной угрозы.

Воздействие ксенофобии

Ксенофобия затрагивает людей не только на индивидуальном уровне. Он затрагивает целые общества, включая культурные отношения, экономику, политику и историю. Примеры ксенофобии в Соединенных Штатах включают акты дискриминации и насилия в отношении иммигрантов из Латинской Америки, Мексики и Ближнего Востока.

Ксенофобия связана с:

  • Враждебное отношение к людям разного происхождения
  • Снижение социальных и экономических возможностей для чужих групп
  • Неявное предубеждение по отношению к членам чужих групп
  • Изоляционизм
  • Дискриминация
  • Преступления на почве ненависти
  • Политическая позиция
  • Война и геноцид
  • Спорные внутренние и внешние политики

Конечно, не все ксенофобные развязывают войны или совершают преступления на почве ненависти. Но даже завуалированная ксенофобия может иметь коварные последствия как для отдельных людей, так и для общества. Такое отношение может затруднить жизнь людей из определенных групп в обществе и повлиять на все аспекты жизни, включая доступ к жилью, возможности трудоустройства и доступ к здравоохранению.

Превращение положительной черты (групповая гармония и защита от угроз) в отрицательную (воображение угроз там, где их нет) привело к любому количеству преступлений на почве ненависти, преследованиям, войнам и общему недоверию.

Ксенофобия имеет большой потенциал причинять вред другим, а не затрагивать только тех, кто придерживается этих взглядов.

Советы по борьбе с ксенофобией

Если вы боретесь с чувством ксенофобии, вы можете кое-что сделать, чтобы преодолеть это отношение.

  • Расширьте свой опыт. Многие люди, проявляющие ксенофобию, жили относительно защищенной жизнью, мало контактируя с теми, кто отличается от них. Путешествие в разные части мира или даже времяпрепровождение в соседнем городе может иметь большое значение для того, чтобы помочь вам справиться со своими страхами.
  • Боритесь со своим страхом перед неизвестным. Страх перед неизвестностью — один из самых сильных страхов. Если вы не были знакомы с другими расами, культурами и религиями, приобретение большего опыта может помочь преодолеть вашу ксенофобию.
  • Обратите внимание. Уведомление о возникновении ксенофобских мыслей. Сделайте сознательное усилие, чтобы заменить эти мысли более реалистичными.

Если ваша ксенофобия или ксенофобия вашего любимого человека более распространена и повторяется, несмотря на воздействие самых разных культур, тогда вам может понадобиться профессиональное лечение. Выберите терапевта, который открыт и заинтересован в работе с вами в течение длительного периода времени.

Ксенофобия часто имеет глубокие корни в сочетании воспитания, религиозных учений и предыдущего опыта. Успешная борьба с ксенофобией обычно означает столкновение с многочисленными аспектами личности и изучение новых способов восприятия мира.

История ксенофобии

Ксенофобия играла роль в формировании истории человечества на протяжении тысячелетий. Древние греки и римляне использовали свою веру в превосходство своей культуры для оправдания порабощения других. Многие нации по всему миру имеют историю ксенофобского отношения к иностранцам и иммигрантам.

Ксенофобия также привела к актам дискриминации, насилия и геноцида во всем мире, включая:

  • Холокост во время Второй мировой войны
  • Интернирование американцев японского происхождения во время Второй мировой войны
  • Геноцид в Руанде
  • Геноцид Голодомора на Украине
  • Геноцид в Камбодже

Недавние примеры в Соединенных Штатах включают дискриминацию людей ближневосточного происхождения (часто называемую «исламофобией») и ксенофобское отношение к иммигрантам из Мексики и Латинской Америки. Взаимодействие с другими людьми

Пандемия COVID-19 также привела к сообщениям о ксенофобии, направленной против лиц восточноазиатского и юго-восточного азиатского происхождения в странах по всему миру.

Почему ксенофобия — слово года по версии Dictionary.com | Умные новости

На этой неделе сайт Dictionary.com опубликовал свое слово года 2016, и это не очень утешительный выбор. Сайт из Окленда выбрал термин «ксенофобия» как термин, наиболее точно отражающий дух эпохи.

Онлайн-словарь определяет ксенофобию как «страх или ненависть к иностранцам, людям из разных культур или незнакомцам», а также отмечает в своем блоге, что он «также может относиться к страху или неприязни к обычаям, одежде и культурам людей с прошлым. отличается от нашего «.

Так почему же ксенофобия заняла первое место? Линн Итали из Associated Press сообщает, что выбор сайта основан на данных поиска, а также на мнениях собственных экспертов, включая лексикографов, маркетологов и генерального директора. В прошлом году и в этом году компания увидела большой всплеск числа людей, ищущих слово. В апреле 2015 года глобальный поиск этого слова достиг пика после того, как в Южной Африке произошли нападения на иностранных рабочих. Затем, с 22 по 24 июня 2016 года, на следующий день после голосования Великобритании по Brexit, количество поисковых запросов увеличилось на 938 процентов. «На протяжении всего года это было значительным», — сказала Italie лексикограф Dictionary.com Джейн Соломон. «Но после референдума в ЕС сотни и сотни пользователей просматривали этот термин каждый час.”

Пять дней спустя количество запросов снова увеличилось, когда президент Обама использовал это слово в своей предвыборной речи против Дональда Трампа.

«Ксенофобия и другие слова, связанные с глобальными новостями и политической риторикой, отразили всемирный интерес к прискорбному росту страха перед инаковостью в 2016 году, что сделало его очевидным выбором« Слова года », — говорится в пресс-релизе генерального директора компании Лиз Макмиллан. «Хотя мы никогда не сможем узнать точные причины, по которым ксенофобия проявилась в наших поисках в этом году, это отражает желание наших пользователей понять значительный дискурс, окружающий глобальные события.”

Само слово, хотя и звучит как древний, относительно недавно появилось в английском языке в конце 1800-х годов, сообщает Italie. Это сочетание двух греческих слов: xénos, , что означает «незнакомец или гость», и phóbos, , что означает «страх или паника».

Хотя интерес к этому слову был высоким в течение всего года, Dictionary.com отмечает, что они не знают точно, почему люди искали это слово. Возможно, они искали определение, подтверждающее написание или произношение, или чтобы поделиться этим определением с другими.«Я не думаю, что большинство людей вообще знает, что такое ксенофобия», — говорит Роберт Райх, бывший секретарь по труду и профессор государственной политики Калифорнийского университета в Беркли, в видеоролике о слове года. «Это слово, которое нужно не праздновать, а глубоко беспокоить».

Ксенофобия — не единственное тревожное «слово года», выбранное в 2016 году. Ранее в этом месяце Oxford Dictionaries выбрали «постправду» в качестве своего ежегодного лексиграфического флагмана. Он определяет этот термин как «относящийся к обстоятельствам или обозначающий обстоятельства, при которых объективные факты менее влияют на формирование общественного мнения, чем апелляции к эмоциям и личным убеждениям».В нем говорится, что использование этого термина увеличилось на 2 000 процентов в этом году по сравнению с 2015 годом. Это далеко не то, что в Оксфорде выбранное слово «вейп» в 2014 году и его слово 2015 года «радость», которое представляет собой лицо, смеющееся так сильно, что оно плачет.

Понравилась статья?
ПОДПИШИТЕСЬ на нашу рассылку новостей

Ксенофобия Трампа — американская традиция, но это не обязательно должно быть

Хотя эти настроения могут повторять высказывания президента Трампа об иммиграции, эти слова исходят не от нашего нынешнего главнокомандующего в 2019 году, а от Бенджамина Франклина в 1750-х годах. Угрожающих иностранцев, которых так боялся Франклин, были немцы, приезжавшие в Пенсильванию. Число «чисто белых людей», которых он хотел, чтобы увеличить, были англичане.

Трамп может быть самым ксенофобным американским лидером в истории Соединенных Штатов. От попыток ограничить приток иммигрантов из преимущественно мусульманских стран и резкого сокращения приема беженцев до усилий по возведению стены вдоль границы США и Мексики и отказа лицам, ищущим убежища из Центральной Америки, политика Трампа изменила иммиграцию в Соединенные Штаты.

Но правда в том, что ксенофобия всегда была центральной частью американской жизни. Это американская традиция, которая формирует наше мировоззрение, мобилизует избирателей и приносит прибыль. Он влияет на наши международные отношения и определяет внутреннюю политику. И это форма расизма и дискриминации, которая угрожает демократическим идеалам, на которых была основана эта страна.

Для Самуэля Ф. Б. Морс, изобретатель телеграфа, представлял опасность для иммигрантов-католиков. В 1841 году Морс предупредил, что иностранцы-католики были «коварным вторжением» в страну и «врагами [ее] демократии».«Новые технологии, такие как телеграф Морса, ускорили распространение этих идей, и антикатолическая ксенофобия распространилась по стране. Насилие и кровопролитие достигли пика в Луисвилле в день выборов 1855 года, когда 500 членов антииммигрантской и антикатолической американской партии, также известной как партия «Ничего не знающая», ворвались в город, нападая на иностранцев. По оценкам, от 22 до 100 человек, в основном ирландские и немецкие иммигранты-католики, умерли в период, который запомнили как «Кровавый понедельник».

Два десятилетия спустя на Западном побережье 25 000 человек собрались в Сан-Франциско, чтобы осудить китайскую иммиграцию и выслушать политиков, таких как губернатор Калифорнии.Уильям Ирвин винит китайцев во всех социальных и экономических проблемах государства. Китайцы, как он утверждал в 1876 году, ниспровергали «все, что входит в американскую цивилизацию». Шесть лет спустя Конгресс принял Закон об исключении китайцев, первый федеральный закон, выделивший конкретную группу иммигрантов для исключения. Иммиграция из Китая резко упала. В 1882 году в страну прибыло около 40 000 китайских иммигрантов, но пять лет спустя только 10 приехали. Первоначально принятый как временная мера, Закон о запрете оставался в силе 61 год.

К 1890-м годам итальянцы, евреи и другие жители Южной, Центральной и Восточной Европы были названы «низшими расами» ведущими учеными и политиками страны. И Ку-клукс-клан, и евгеник и автор бестселлеров Мэдисон Грант предупредили о «потоке иностранцев», оттеснившего «коренных жителей», и призвали к «Америке для американцев». Дискриминационные квоты на национальное происхождение, введенные в 1920-х годах, держали двери открытыми для иммигрантов из Северной и Западной Европы, но закрывали их для иммигрантов из Южной и Восточной Европы, а также иммигрантов из Азии. Даже беженцы, покинувшие нацистскую Европу, не могли попасть в Соединенные Штаты.

Во время Великой депрессии призывы «избавиться от мексиканцев» стали частью местной и федеральной политики. Почти 20 процентов всего мексиканского и мексиканского американского населения в Соединенных Штатах было изгнано из страны, 60 процентов из которых были гражданами США по рождению.

В следующее десятилетие американцы японского происхождения стали мишенями. Около 120 тысяч человек были изгнаны из своих домов и заключены в лагеря на время Второй мировой войны из-за того, что U.Правительство С. заявило, что они представляют угрозу национальной безопасности. Две трети из них родились в Соединенных Штатах. Эти усилия расширились даже за пределы США, поскольку правительство также организовало и профинансировало массовые облавы на ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей японского происхождения в Латинской Америке, сославшись на «безопасность полушария». К моменту завершения программы в 1944 году более 2000 японцев из Латинской Америки, включая граждан и постоянных жителей 12 латиноамериканских стран, были задержаны, депортированы и заключены в тюрьмы в Соединенных Штатах.

Краткая отсрочка наступила в 1960-х, когда движение за гражданские права помогло заручиться поддержкой населения иммиграционной реформы. Закон об иммиграции 1965 года отменил дискриминационные квоты по национальному происхождению, которые действовали с 1924 года, и прямо запретил дискриминацию по признаку расы, пола, национальности, места рождения или места жительства в решениях правительства США о выдаче иммиграционных виз. Президент Линдон Б. Джонсон подписал закон в нескольких шагах от Статуи Свободы.

Тем не менее ксенофобия не исчезла. В то время как и либеральные, и консервативные законодатели заявляли о своей приверженности гражданским правам и расовому равенству, принятый ими закон был разработан, чтобы отдать предпочтение европейской иммиграции и сдерживать иммиграцию из Латинской Америки, особенно из Мексики. Например, в законе был прописан первый количественный лимит иммиграции из Западного полушария, а другие меры положили конец определенным типам мексиканской миграции, потребовали дополнительных документов или выделили мексиканских иммигрантов для ограничения и проверки. В результате увеличилась иммиграция без документов из Мексики.

К 1990-м годам ксенофобия стала центральной частью растущего консервативного движения. Писатели, ученые и политики, такие как Питер Бримелоу, Сэмюэл Хантингтон и Патрик Бьюкенен, предупреждали, что растущее число иммигрантов из Латинской Америки, Африки и Азии не ассимилируются, и представляют собой нападение на белую Америку, которая, как они утверждали, представляет собой ядро ​​американской идентичности. «Война с нелегальной иммиграцией», начатая в 1990-х годах, оказалась эффективным средством привлечения избирателей на избирательные участки, избрания консервативных политиков и сдвига баланса сил в Соединенных Штатах вправо по ряду политических вопросов — не только иммиграции, но и также контроль над огнестрельным оружием, право на аборт, реформа социального обеспечения и окружающая среда.

После террористических атак 11 сентября 2001 г. исламофобия, первоначально пропагандируемая разрозненной сетью лиц, связанных с крайне консервативными и правыми религиозными организациями, стала ключевым посланием Республиканской партии и в дискурсе основных средств массовой информации.

К тому времени, когда республиканец Дональд Трамп баллотировался в президенты в 2015 году, призывая к «большой большой стене» вдоль южной границы и «полному и полному отключению» мусульман, приезжающих в Соединенные Штаты, идея о том, что мексиканские «преступники» и мусульманские «террористы» «вторгались» в Соединенные Штаты, это было хорошо известно и даже нормализовалось в средствах массовой информации.Многие американцы выразили возмущение этой откровенно расистской и ксенофобной позицией. Но на самом деле Трамп повторял послание, которое набирало обороты на протяжении десятилетий и давно стало американской традицией.

И все же существует еще одна американская традиция: борьба с ксенофобией. На протяжении всей истории США иммигранты и их союзники бросали вызов самым пагубным проявлениям и актам ксенофобии и призывали к умеренности и справедливости. Когда сенатор Генри Кэбот Лодж (Массачусетс.) представил закон о грамотности в 1896 году, который запретил бы неграмотным иммигрантам, например, он столкнулся с сопротивлением со стороны своего коллеги Джона Фицджеральда, конгрессмена от 11-го округа Бостона. Сообщается, что Лодж столкнулся с ним в Капитолии и спросил: «Как вы думаете, евреи или итальянцы имеют какое-либо право в этой стране?» «Так же, как твой или мой отец», — ответил Фицджеральд. «Разница была всего в нескольких кораблях».

В первой половине 20 века писатели и драматурги, такие как Исраэль Зангвилл, Мэри Антин и Карлос Булосан, использовали свои произведения, чтобы очеловечить иммигрантов и апеллировать к приверженности американцев равенству.В последнее время активисты за права иммигрантов, а также профсоюзы, организации за гражданские права и религиозные лидеры решительно выступали против массовой депортации и карательных иммиграционных законов.

Таким образом, американцы приняли и воплотили основные американские идеалы и ценности, которым угрожает ксенофобия. Пусть их примеры послужат вдохновением для всех нас, кто стремится бросить вызов ксенофобии в наше время.

(рациональный) страх перед незнакомцем

13

Литература

Алласино, Э. , Д. Фригесси, Р. Мичели, Н. Негри и Г. Ортона (1992). Слух. Atteggiamenti verso

gli immigrati comunitari [на итальянском языке: Белый шум; отношение к мигрантам из-за пределов ЕС],

Rosenberg and Sellier.

Biernat, M., T. K. Vescio и S. A. Theno (1996), Нарушение американских ценностей: подход на основе «соответствия

» к пониманию установок внешних групп, Journal of Experimental Social

Psychology, 32.

Becker, G.и Г. Дж. Стиглер (1977), De Gustibus Non Est Disputandum, American Economic

Review, 67.

Boulding, K. E., M. Grene, M. Harris, G. Holton, D.L. Халл, П. Van den Berghe, S.L. Washburn

и E.O. Уилсон (1978), Социобиология и природа человека, Лондон — Сан-Франциско, Джосси-Басс.

Боулз, С. и Р. Гинтис (2004), Постоянная ограниченность: доверие и исключение в этнических сетях,

Журнал экономического поведения и организации, 55.

Карпентер, Дж. И П. Мэтьюз (2010), Обеспечение соблюдения норм: роль третьих сторон, Журнал

Институциональная и теоретическая экономика, 166.

Докинз, Р. (1999, первое издание, 1976), Эгоистичный ген , Oxford University Press.

De Quervain, JF, U. Fischbacher, V. Treyer, M. Schellhammer, U. Schnyder, A. Buck и E. Fehr

(2004), Neural Basis of Altrusitic Punishment, Science, 305, 1254-1258 .

Эмерсон, М.О., К.Смит и Д. Сиккинк (1999), Равные во Христе, но не в мире: белые

консервативных протестантов и объяснения неравенства черных и белых, Социальные проблемы, 46.

Феллнер, Г. и Г.К. Лунзер (2008), Сотрудничество в местных и глобальных группах, Отдел

рабочих документов по экономике Венского университета экономики и делового администрирования,

2008-07.

Гуо, Г. (2006), Генетическое сходство, характерное для лучших друзей среди подростков, Twin Research и

Human Genetics, 9.

Хардин Р. (1995), Личный интерес, групповая идентичность, в A. Breton et al. (ред.), Национализм и

рациональность, Cambridge University Press.

Кнез, М. (1998), Прецедент передачи в экспериментальных играх с конфликтом интересов, Журнал

Экономическое поведение и организация, 34.

Кнез, М. и К. Камерер (2000), Расширение сотрудничества в заключенных дилеммы путем установления прецедента эффективности

в координационных играх, Организационное поведение и человеческое решение

Процессы, 82.

Ирвин, К. (1991) Инуиты и эволюция ограниченного группового конфликта, в J. Van Der Dennen e V.

Falger (ред.), Социобиология и конфликт, Chapman and Hall, London.

Борьба с ксенофобией — ключ к эффективному выздоровлению от COVID-19

Женева — Немногие кризисы в нашей коллективной памяти имели глобальный охват COVID-19. В наших обществах сообщества отреагировали на эту пандемию тесным сотрудничеством и солидарностью. Некоторые, однако, нашли в этом предлог для того, чтобы сделать козлами отпущения иностранных граждан, включая мигрантов, и других, живущих на периферии общества, обвиняя их в распространении вируса.

Расистские и ксенофобные инциденты, связанные со вспышкой, были широко распространены. Они включают словесные и физические оскорбления, социальную изоляцию, отказ в доступе к товарам и услугам, бойкот предприятий, дискриминационные ограничения передвижения и карантинную политику, а также ксенофобную риторику со стороны политиков, других общественных деятелей и средств массовой информации, о чем Генеральный секретарь ООН охарактеризовал как «цунами ненависти и ксенофобии».

По мере ослабления строгих мер изоляции мы обеспокоены дальнейшим ростом числа случаев ксенофобии, усугубляемой социальной напряженностью, вызванной прогнозируемым экономическим спадом.По мере того, как страны во всем мире делают первые шаги к открытию своих обществ и возвращению своего населения на улицы, в школы, магазины и на рабочие места, становится все более важным, чтобы борьба с ксенофобией продолжалась и чтобы она была интегрирована в экономическую и социальную жизнь. усилия по восстановлению.

Страх и неуверенность в разгар пандемии понятны, но этот страх не должен оправдывать ксенофобию и расизм. Дискриминационное отношение и преступления на почве ненависти, основанные на страхе, ставят под угрозу права тех, кого преследуют, влияют на безопасность всех и подрывают сложный процесс восстановления.Очень важно, чтобы общественности была предоставлена ​​точная информация о том, как распространяется болезнь. Продолжающаяся дезинформация о роли «иностранцев» или «посторонних» в распространении вируса сеет хаос, подвергает опасности жизни и мешает людям сделать разумный выбор для защиты себя, своих семей и общества в целом.

Право на здоровье является всеобщим. Каждый должен иметь право обращаться за медицинской помощью и получать ее, если он подозревает, что подвергся воздействию вируса, а также обмениваться информацией для предотвращения его распространения.Мигрантам и их сообществам не следует опасаться дискриминации, репрессалий или других неблагоприятных последствий за это. Многие государства признают это и предоставили мигрантам бесплатный доступ к тестированию и лечению COVID-19 независимо от их правового статуса, гарантируя, что о лицах с неурегулированным статусом не сообщается иммиграционным властям.

Экономика и общество укрепляются за счет богатого вклада мигрантов со всего мира. Там, где им предоставляется возможность, мигранты уже играют важную роль в научных исследованиях, здравоохранении и в поддержке важнейших отраслей, таких как производство продуктов питания, транспортировка и производство средств индивидуальной защиты (СИЗ).Вклад мигрантов будет иметь важное значение по мере того, как мы оправимся от последствий пандемии. Чтобы мигрантам не угрожали ксенофобия и дискриминация, МОМ призывает:

  • Связь с общественностью, основанная на фактах и ​​научных данных, чтобы не способствовать ксенофобии или расовой дискриминации. Политические лидеры, средства массовой информации, общественные и религиозные лидеры, а также группы гражданского общества должны сыграть свою роль в этом отношении. Люди могут сделать правильный выбор только в том случае, если у них есть точная информация о том, как распространяется болезнь.
  • Информационно-просветительские кампании и политика, способствующие социальной сплоченности. Каждый имеет право на достойное и уважительное обращение. Неграждане, находящиеся под юрисдикцией государства, в том числе оказавшиеся в затруднительном положении из-за закрытия границы, имеют право на соблюдение своих прав и доступ к необходимым услугам без страха репрессалий.
  • Меры по предотвращению и устранению дискриминации и стигматизации в государственных планах реагирования на COVID-19 должны включать меры по предотвращению насилия и преступлений на почве ненависти в отношении мигрантов и других групп на основе национальности или этнической принадлежности.Виновные в таких преступлениях должны быть привлечены к ответственности.
  • Политика в отношении въезда и пребывания иностранных граждан соответствует международным обязательствам и не основана на нетерпимости и страхе.

Сейчас, как никогда, безопасность нашего общества в целом зависит от эффективной защиты наиболее уязвимых. Ксенофобия и дискриминация подрывают наш ответ на пандемию COVID-19. МОМ вместе с нашими партнерами из диаспоры опубликовала Совместное заявление, подтверждающее солидарность перед лицом ксенофобии из-за COVID-19.По мере того, как страны переходят ко второму этапу, третьему этапу и последующим этапам своих планов реагирования на COVID-19, уважение прав всех, включая мигрантов, будет максимизировать наш успех в сдерживании пандемии и содействии эффективному и всеобъемлющему восстановлению.

За дополнительной информацией обращайтесь к Леонарду Дойлю, пресс-секретарю МОМ, электронная почта [email protected] Тел. +41 79 2857123

5 очерков о ксенофобии | Карьера в области прав человека

Слово «ксенофобия» связано с греческими словами «ксенос», что означает «незнакомец или гость», и «фобос», что означает «страх» или «бегство».«Логично, что сегодня мы определяем« ксенофобию »как страх или ненависть к незнакомцам или иностранцам. Ксенофобия существовала всегда, но в последние годы в мире произошел всплеск. В очерках, описанных в этой статье, приводятся примеры ксенофобии, ее связи с антииммиграцией и национализмом, а также того, как такие болезни, как COVID-19, вызывают предубеждения.

Абди Латиф Дахир | Кварц Африка

С 29 марта по 2 апреля 2019 года в муниципалитете ЮАР вспыхнули беспорядки. Преследовались иностранные граждане.Несмотря на то, что люди были убиты, а предприятия разграблены и разрушены, полиция не производила никаких арестов. Это представляет собой образец насилия в отношении иностранцев, которые в основном являются мигрантами из других мест Африки. Репортер Абди Латиф Дахир объясняет, что эти недавние нападения основаны на убеждении, что мигранты вызывают экономические и социальные проблемы Южной Африки. В этой статье из Quartz Africa он описывает, в чем люди обвиняют мигрантов. Например, хотя политики заявляют, что мигранты обременяют страну, данные показывают, что мигранты составляют очень небольшой процент страны.

Абди Латиф Дахир отвечает за Quartz Africa и говорит на нескольких языках. Он также имеет степень магистра политической журналистики Колумбийского университета.

Равина Чаудхари | Красное и черное

Национализм растет во многих странах мира, включая США. Избрание Дональда Трампа ознаменовало возрождение национализма, в том числе белого национализма. В своем эссе Равина Чаудхари объясняет, что крайне правая политика набирает обороты в Западной Европе с 1980-х годов.США просто следуют этой тенденции. Она также использует термины «патриотизм», который является важной частью американской идентичности, и «нативизм», который тесно связан со страхом перед иммигрантами и разнообразием. Ксенофобия легко возникает из этих идей. Меньшинства острее всего ощущают последствия подъема национализма. Равина Чаудхари — младший специалист по бухгалтерскому учету и штатный писатель The Red and Black, некоммерческой корпорации, которая издает крупнейшую университетскую газету в Джорджии. В течение 87 лет он действовал при Университете Джорджии, но теперь не зависит от колледжа.

Даниэль Денвир | Якобинец

В этом эссе автор Дэниел Денвир исследует предысторию антииммиграционной политики президента Трампа. На момент написания этой статьи Верховный суд разрешил администрации запретить некоторым группам въезд в Соединенные Штаты. Запрет на поездки был назван «мусульманским запретом». Откуда взялись эти антииммигрантские взгляды? Они не оригинальны для Дональда Трампа. Денвир излагает историю расистской и ксенофобной политики, которая изображает иммигрантов как угрозу для Америки.Если мы хотим перемен, важно знать, что эти взгляды укоренились в американском обществе.

Даниэль Денвир — ведущий передачи «Раскопки» на якобинском радио и автор книги «Всеамериканский нативизм», критики нативистов и умеренных демократов.

Джеффри Фридман | Нисканен Центр

Если вы не уверены, в чем разница между национализмом и ксенофобией, это эссе поможет прояснить ситуацию. Написанная в 2017 году, эта статья начинается с изучения опросов и исследований, посвященных ксенофобии сторонников Трампа.Они также исследуют причины, по которым люди выступают против нелегальной / легальной иммиграции. Однако суть эссе посвящена национализму и ксенофобии. Хотя они разные, Фридман утверждает, что оба они иррациональны. Это различие важно, поскольку оно выявляет точки соприкосновения между сторонниками Трампа и противниками Трампа. Что это значит?

Джеффри Фридман — приглашенный научный сотрудник факультета политологии им. Чарльза и Луизы Тарвер Калифорнийского университета. Он также редактор и автор.

Жасмин Агилера | Время

По мере того, как COVID-19 распространяется по всему миру, наблюдается всплеск расизма в отношении лиц азиатского происхождения. В своем эссе Жасмин Агилера приводит примеры этой дискриминации, а также ответы, которые люди используют в социальных сетях для борьбы с ксенофобией. Расизм в отношении болезни — явление не новое. В прошлом такое случалось с атипичной пневмонией, лихорадкой Эбола и вирусом h2N1. Общество всегда ищет козла отпущения, и меньшинства обычно страдают. Это влияет на здоровье, жизнь и безопасность населения.

Жасмин Агилера — автор журнала Time. Она написала для издания несколько статей о COVID-19.

Разговор с детьми о ксенофобии

Истории тревожные, а иногда и пугающие.

В Калифорнии ребенок схватил сингапурскую женщину за руку и сказал: «Возвращайся в свою страну. Из-за тебя умер мой отец. В Нью-Джерси группа молодых людей преследовала корейскую пару, которая толкала свою годовалую внучку в коляске, заявив, что все они инфицированы коронавирусом.А в Соединенном Королевстве восьмилетняя девочка говорит своей лучшей подруге, которая китаец, что ее мама больше не разрешает ей играть с китайскими детьми, потому что они «вирусоносители».

Эти типы учетных записей увеличиваются с момента вспышки COVID-19 в конце 2019 года в Ухане, Китай. В период с 9 февраля по 7 марта количество новостных статей, сообщающих о случаях ненависти в отношении лиц азиатского происхождения во всем мире, увеличилось на 50 процентов, по данным азиатско-американских исследований Университета Сан-Франциско, который сотрудничал с Азиатско-Тихоокеанским советом по планированию и политике и Китайским за позитивные Действие по запуску «Stop AAPI Hate» для сбора случаев антиазиатской ненависти. С 19 марта в центр поступили сообщения о почти 2000 инцидентах. По данным Центра общественной честности, 30 процентов всех американцев и 60 процентов американцев азиатского происхождения были свидетелями того, как азиатский человек был обвинен в COVID-19.

Как китаянка американского происхождения и мать, я считаю, что очень важно начать разговор с нашими детьми о том, почему неправильно обвинять азиатов в коронавирусе. По словам Рассела Джунга, заведующего отделением азиатско-американских исследований Государственного университета Сан-Франциско, дети уже подвергаются этой предвзятости: в 11 процентах инцидентов, собранных организацией Stop AAPI Hate за один месяц, молодежь была мишенью, преступниками или свидетелями.В случаях, когда присутствовали взрослые, вмешивались только 11 процентов.

«Возможно, [дети] не являются расистами намеренно, но расистские взгляды формируют то, как они думают и видят мир», — говорит он. «Дети должны отучиться этому и научиться отделять вирус от группы людей».

Вот несколько советов от экспертов, как это сделать.

Не ищите вины

Ксенофобию определяет Эрика Ли , директор Исследовательского центра истории иммиграции при Университете Миннесоты , , как «иррациональный страх и ненависть к иностранцам — и тем, кого они считают быть иностранцем.И этот страх можно легко использовать в периоды сильного беспокойства.

«Мы нацелены на иммигрантов и сделали из них козлов отпущения как на« чужаков »во время пандемий, мира и войны, в хорошие и плохие экономические времена, а также в периоды высокой и низкой иммиграции», — говорит Ли, который также написал Америка для американцев: A История ксенофобии в США .

Заболевания даже маркируются по географическому положению или расе, что послужило вдохновением для руководящих принципов Всемирной организации здравоохранения 2015 года против такой практики.Вирус h2N1 1918 года, унесший жизни примерно 50 миллионов человек во всем мире, был известен как «испанский грипп». Вспышка гриппа 2009 года получила название «мексиканский свиной грипп». И, конечно же, многие назвали COVID-19 «китайским вирусом» или «уханьским гриппом».

«Каждой пандемии нужен козел отпущения», — говорит Жозефина Ким, преподаватель Гарвардского университета и преподаватель Центра межкультурного эмоционального благополучия студентов при Массачусетской больнице общего профиля. «Вот как мы создаем дистанцию ​​между собой и болезнью, чтобы сказать:« Это не похоже на нас.’”

Изучите собственное поведение

Хотя большинство родителей пытаются смоделировать антирасистское поведение, иногда случаются непреднамеренные инциденты, а иногда они могут исходить от детей. Первое, на что следует обратить внимание родителям? Собственное поведение.

Недавно бывший одноклассник из Гарварда прислал мне видео, в котором сообщается, что ФБР арестовало профессора, обвиняемого в том, что ему платила исследовательская лаборатория Ухани. Прочитав подпись к видео, я выпалил перед своими детьми: «Коронавирус — это биологическая атака, запланированная Китаем. На самом деле клип представлял собой комбинацию реальных новостных сообщений, искусно перемешанных с фальшивыми подписями. Я поговорил с детьми о розыгрыше и предупредил моего одноклассника. Она извинилась, сказав, что в своем тревожном состоянии она не проверила свой источник и откажется от дезинформации.

Тем не менее, кто знает, сколько родителей сделали то же самое, не осознавая, что видео было подделкой, и непреднамеренно распространили дезинформацию среди своих детей. «Помните, что дети смотрят», — говорит Ким. «Подумайте, как вы реагируете, когда становитесь свидетелем дискриминации других, и какие действия предпринимаются или не предпринимаются.Какие неожиданные комментарии можно сделать в адрес других в уединении вашего дома? »

Какими бы осторожными ни были родители, дети могут уловить расистское поведение — даже если оно неуловимо — из различных средств массовой информации. Начните с просмотра того, что дети смотрят — по телевизору или в социальных сетях, — и поговорите с ними о том, что они видели.

«Проведите открытое обсуждение того, что они видели или читали, в соответствии с возрастом», — говорит педиатр Ханита О-Тан из Фэрфакса, штат Вирджиния. «Что вы при этом почувствовали? Как вы думаете, как это отразилось на сюжете истории? Что бы вы сделали, если бы это случилось с вами или кем-то из ваших знакомых? Что ты хочешь меня спросить? »

Рене Таджима-Пенья, профессор азиатско-американских исследований в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и продюсер документального фильма канала PBS Азиатские американцы , рекомендует знакомить детей с игрушками, видеоиграми, телешоу и фильмами, в которых азиаты изображены в качестве главных героев, которые «полностью размерный и, следовательно, относящийся к зрителю.Родители также могут указать на тонкий расизм: например, если злодеи имеют более темную кожу или азиатский персонаж плохо говорит по-английски. По сути, покажите детям, что азиаты такие же, как они.

Помогите детям понять предвзятость

Когда дети усваивают стереотипы и ложь из-за COVID-19, у родителей могут возникнуть неудобные вопросы. Общие вопросы могут быть такими: «У всех ли китайцев коронавирус?» или «Почему такой-то не любит китайцев?» Важно обращаться к ним честно.

Во-первых, вооружите детей фактами. После того, как мальчик из Нью-Джерси сказал однокласснику, что у него должен быть коронавирус, потому что он китаец, их учитель четвертого класса организовал обсуждение того, что такое вирусы, как действуют вакцины, что такое дискриминация и почему не существует доказательств, подтверждающих этническую принадлежность человека. имеет какое-либо отношение к заболеванию. Родители также могут откровенно разговаривать, используя новости для обсуждения стереотипов и дискриминации. «Если дети не знают, что они существуют, они не будут знать, что делать, если они или их друзья столкнутся с актом ненависти, большим или маленьким», — говорит О-Тан.

Учить детей фактам — значит также помогать им отличать правду от лжи. В наши дни это может быть сложно, но одна вещь, которую нужно заставить их искать, — это целая группа людей, обвиненная в чем-то. «Это красный флаг, побуждающий к разговору со взрослым, — говорит Ким. «Когда [людей] выставляют в худшем свете, это несправедливо. Дети понимают справедливость с раннего возраста. Мы можем использовать детское чувство справедливости для поощрения сочувствия «.

Чтобы успокоить детей, которые не понимают расистского поведения, свидетелями которого они стали, объясните ребенку, что этот человек мог чувствовать.«Возможно, родители этого человека злятся и обеспокоены вирусом», — говорит Сацуки Ина, детский терапевт, специализирующийся на коллективных травмах, особенно на расизме. «Скажите им, что COVID-19 очень расстроил людей, и они хотят кого-то обвинить. Затем помогите ребенку подготовить ответ: что вы можете сказать или сделать, чтобы почувствовать себя сильным? »

Помогите детям увидеть людей как отдельных лиц, а не как целую группу людей. Например, предположим, что ребенок сделал расистский комментарий о азиатском однокласснике по имени Томми.«Вы можете спросить:« Что насчет Томми вас расстраивает? Томми причинил тебе боль? »- говорит Ина, родившаяся в концентрационном лагере для американцев японского происхождения во время Второй мировой войны. «Как только вы персонализируете, он уходит от обобщения, что и делает расизм».

Это также может помочь детям понять, насколько обидными могут быть расистские комментарии для человека. Один семилетний калифорнийский мальчик в ответ на обидный комментарий написал письмо: «Кто-то сказал, что ему не нравится Китай и китайцы. Мне стало грустно, потому что я китаец.… Когда вы говорите, что не любите китайцев, вы говорите, что я вам не нравлюсь. Я не запускал этот вирус ». Разговор о чувствах — будь то путем непосредственного воздействия на детей подобных мыслей, заставляя их словесно излагать то, что, по их мнению, может испытывать обиженный человек, или прося их написать о том, что бы они чувствовали, если бы кто-то сказал им что-то обидное, — может показать им, как неправильные слова могут быть.

Со временем заражение коронавирусом, вероятно, начнет замедляться, и, возможно, вместе с этим замедлятся и связанные с этим инциденты ненависти в отношении лиц азиатского происхождения.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *