Изменение состояния сознания психология: ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ • Большая российская энциклопедия

Содержание

ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 11. Москва, 2008, стр. 8

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: А. В. Константинов

ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯ́НИЯ СОЗНА́НИЯ (англ. altered states of conciousness), лю­бые субъ­ек­тив­ные со­стоя­ния, зна­чи­тель­но от­ли­чаю­щие­ся от при­выч­но­го бодр­ст­во­ва­ния. Тер­мин вве­дён в кон. 1960-х гг. амер. пси­хо­ло­гом Ч. Тар­том для ха­рак­те­ри­сти­ки вре­мен­ных ка­че­ст­вен­ных пе­ре­стро­ек в функ­цио­ни­ро­ва­нии пси­хи­ки че­ло­ве­ка.

Фе­но­ме­но­ло­гия И. с. с. ох­ва­ты­ва­ет чрез­вы­чай­но ши­ро­кий спектр со­стоя­ний от обыч­но­го сна и дре­мо­ты до «вне­те­лес­но­го» око­ло­смерт­но­го опы­та (б. ч. этих со­стоя­ний не име­ет на­зва­ния). В ка­че­ст­ве И. с. с. в нау­ках о че­ло­ве­ке изу­ча­ют­ся мис­тич. опыт (со­стоя­ния по­гру­же­ния в мо­лит­ву, ре­лиг. экс­та­за, ша­ман­ско­го, про­роч., ме­диу­мич. тран­са, де­мо­нич. одер­жи­мо­сти), глу­бо­кие эмо­цио­наль­ные и эс­те­тич. пе­ре­жи­ва­ния (влюб­лён­ность, гнев, ужас, творч. оза­ре­ния, ка­тар­сис), со­стоя­ния дли­тель­ной кон­цен­тра­ции и де­кон­цен­тра­ции вни­ма­ния (ин­тен­сив­ная по­гло­щён­ность дея­тель­но­стью, сен­сор­ная де­при­ва­ция или сен­сор­ная пе­ре­груз­ка, ме­ди­та­тив­ное со­зер­ца­ние, со­стоя­ние бди­тель­но­сти) и др. И. с. с. мо­гут воз­ник­нуть под влия­ни­ем др. лю­дей (вы­сту­п­ле­ние ха­риз­ма­тич. ора­то­ра, гип­ноз, «про­мы­ва­ние моз­гов», эмо­цио­наль­ное «за­ра­же­ние» в тол­пе, празд­ни­ки, об­ря­ды и ри­ту­аль­ные це­ре­мо­нии, тан­цы), со­ма­тич.

фак­то­ров (го­ло­да­ние, не­до­сы­па­ние, эпи­леп­тич. при­па­док, ги­пер­вен­ти­ля­ция или за­держ­ки ды­ха­ния, сек­су­аль­ный ор­газм, фи­зич. и ум­ст­вен­ное пе­ре­на­пря­же­ние, воз­дей­ст­вие пси­хо­ак­тив­ных ве­ществ, бо­лез­ни, пси­хо­тич. со­стоя­ния), в экс­тре­маль­ных си­туа­ци­ях (уг­ро­за для жиз­ни, силь­ный стресс, ро­ды), при раз­ру­ше­нии при­выч­ных шаб­ло­нов и др.

У. Джеймс в ра­бо­те «Мно­го­об­ра­зие ре­ли­ги­оз­но­го опы­та» (1902, рус. пер. 1910) пер­вым сре­ди пси­хо­ло­гов об­ра­тил вни­ма­ние на то, что «ра­цио­наль­ное соз­на­ние» пред­став­ля­ет со­бой лишь од­ну из воз­мож­ных форм соз­на­ния че­ло­ве­ка и опи­сал ши­ро­кий спектр И. с. с. (свя­зан­ных с ре­лиг. опы­том), вы­де­лив в ка­че­ст­ве осн. при­зна­ков та­ких со­стоя­ний не­из­ре­чён­ность, ин­туи­тив­ность, крат­ко­вре­мен­ность, без­дея­тель­ность во­ли. Мно­го­числ. ис­сле­до­ва­ния И. с. с., ве­ду­щие­ся с кон. 1960-х гг. пре­ж­де все­го в рус­ле транс­пер­со­наль­ной пси­хо­ло­гии и куль­тур­ной ан­тро­по­ло­гии, по­зво­ли­ли вы­явить спе­ци­фич.

для ка­ж­до­го та­ко­го со­стоя­ния из­ме­не­ния пси­хи­ки, за­тра­ги­ваю­щие вос­при­ятие, вни­ма­ние, па­мять, мыш­ле­ние, эмо­цио­наль­ную и мо­ти­ва­ци­он­ную сфе­ры, от­но­ше­ние к ок­ру­жаю­ще­му ми­ру и лю­дям, са­мо­соз­на­ние и ощу­ще­ние собств. те­ла. Для И. с. с. ха­рак­тер­ны: пе­ре­ход от нор­ми­ро­ван­ных куль­ту­рой форм ка­те­го­ри­за­ции к не­стан­дарт­ным спо­со­бам ин­тер­пре­та­ции опы­та, ощу­ще­ние за­мед­ле­ния или ос­та­нов­ки вре­ме­ни, пе­ре­нос вни­ма­ния на собств. пе­ре­жи­ва­ния, до­ми­ни­ро­ва­ние об­раз­но­го и «ма­ги­че­ско­го» мыш­ле­ния над ра­цио­наль­ным, из­ме­не­ния или «рас­тво­ре­ние» гра­ниц «я», по­вы­шен­ная вос­при­им­чи­вость к вну­ше­нию, час­тич­ная ам­не­зия пе­ре­жи­ва­ний. И. с. с. мо­гут вос­при­ни­мать­ся как со­стоя­ния «оза­ре­ния» или ин­сай­та. С фи­зио­ло­гич. точ­ки зре­ния И. с. с. обыч­но ха­рак­те­ри­зу­ют­ся ак­ти­ви­за­ци­ей пра­во­го по­лу­ша­рия го­лов­но­го моз­га и др. из­ме­не­ния­ми моз­го­вой ак­тив­но­сти.

На ос­но­ва­нии изу­че­ния И.  с. с. пси­хо­ло­ги стро­ят разл. «кар­то­гра­фии пси­хи­ки». Со­глас­но ря­ду тео­рий, име­ет­ся кон­ти­ну­ум И. с. с., пе­ре­хо­дя­щих из од­но­го в дру­гое вдоль не­ко­то­рой оси, за­да­вае­мой уров­нем ак­ти­ва­ции (сла­бость ак­ти­ва­ции при­во­дит к сно­по­доб­ным и ме­ди­та­тив­ным со­стоя­ни­ям, а из­бы­ток – к экс­та­тич. со­стоя­ни­ям), сте­пе­нью рег­рес­сии (верх­няя точ­ка на оси рег­рес­сии за­да­ётся со­стоя­ни­ем «ра­цио­наль­но­го соз­на­ния», а ниж­няя – со­стоя­ни­ем пси­хо­за), струк­ту­рой че­ло­ве­че­ско­го бес­соз­на­тель­но­го (С. Гроф), уров­нем раз­ви­тия соз­на­ния («спектр соз­на­ния» К. Уил­бе­ра на­ря­ду с «лич­но­ст­ным» соз­на­ни­ем вклю­ча­ет «до­лич­но­ст­ный» уро­вень пси­хи­ки и над­лич­но­ст­ное «рас­ши­рен­ное соз­на­ние»). В ка­че­ст­ве осн. функ­ций И. с. с. вы­де­ля­ют: ре­лак­са­цию, ос­лаб­ле­ние внутр. на­пря­же­ния, про­яв­ле­ние бес­соз­на­тель­ных им­пуль­сов, в обыч­ном со­стоя­нии под­вер­гаю­щих­ся вы­тес­не­нию, воз­мож­но­сти для пе­ре­ос­мыс­ле­ния жиз­нен­но­го опы­та и лич­но­ст­ной транс­фор­ма­ции, творч.

вдох­но­ве­ния, удов­ле­тво­ре­ние по­треб­но­сти в транс­цен­ден­ции (А. Мас­лоу) и т. п.

В тра­диц. куль­ту­рах И. с. с. вы­зы­ва­лись спе­ци­аль­но в свя­зи с ре­лиг. и ма­гич. прак­ти­ка­ми, ри­туа­ла­ми ини­циа­ции, празд­ни­ка­ми, кар­на­ва­ла­ми и т. п., пу­ти к их дос­ти­же­нию фик­си­ро­ва­лись в сис­те­мах разл. пси­хоп­рак­тик (йо­га и др.). Но­во­ев­ро­пей­ская куль­ту­ра стре­ми­лась от­тес­нить И. с. с. на пе­ри­фе­рию че­ло­ве­че­ско­го опы­та пу­тём их са­кра­ли­за­ции или мар­ги­на­ли­за­ции, од­на­ко и в совр. об­ще­ст­ве по-преж­не­му рас­про­стра­не­ны та­кие, напр., прак­ти­ки вхо­ж­де­ния в И. с. с., как ме­ди­та­ция или празд­нич­ное за­сто­лье, а так­же ос­но­ван­ные на них разл. суб­куль­ту­ры. В кон. 20 в. по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние по­пыт­ки ин­сти­ту­цио­на­ли­за­ции И. с. с. в рам­ках тре­нин­гов пси­хо­ло­ги­че­ских и пси­хо­те­ра­пии (хо­ло­троп­ная те­ра­пия С. Гро­фа, те­лес­но-ори­ен­ти­ро­ван­ная пси­хо­те­ра­пия и др.).

Измененное состояние сознания — Психологос

​​​​​​​

Фильм «Наука о душе»

Измененные состояния сознания. Беседа Владимира Кучеренко и Александра Гордона.
скачать видео

Изменённое состояние сознания (ИСС) — особое, непривычное для человека состояние его сознания, замечаемое им и окружающими.

Алкогольное опьянение — типичное ИСС.

Нормальными состояниями сознания считают бодрствование, сновидения и глубокий сон. А вот гипноз и транс​ иногда относят к естественным, нормальным состояниям сознания, но чаще — к ИСС.

По В.А. Петровскому, ИСС отличается от ясного сознания тем, что в ней невозможна четкая саморефлексии, «след в след» сопровождающей действия человека и динамику его психических состояний. В ясном сознании человек может «вернуться назад» в своей саморефлексии, и вновь пройти пройденное, а в ИСС это невозможно. В ИСС рефлексия и саморефлексия необратимы, то есть человек не может «вернуться в прошлое», с тем, чтобы пройти путь заново.

В ИСС человек ощущает себя «совсем другим»: иногда это радует, как возможность самообновления, иногда ужасает (страх потерять себя), некоторым это просто по-приколу. Теряется ощущение времени, нарушется обычное понятийное мышление, человек чаще живет в образах и чувствах. Он может себя ощущать и цветком, и птеродактилем, нырять в свои прошлые и заглядывать в будущее человечества, и все это будет для него настоящей реальностью…

Кратковременные переживания ИСС являются характерным свойством сознания и психики здоровых людей. Изменённые состояния могут вызываться совершенно различными триггерами и могут иметь, а могут и не иметь отношение к патологии.

Чаще всего для достижения ИСС использую химию: этиловый спирт, марихуану и другие наркотики. Частые и повторяющиеся ИСС без употребления наркотиков обычно относят уже к области психиатрии, однако многочасовые коллективные танцы дикарей под руководством шамана, групповые сексуальные оргии, потеря ощущения боли во время яростного боя — примеры ИСС, где нет наркотиков и люди в принципе психически здоровы.

Нужны ли людям измененные состояния сознания?

Когда это форма транса, с помощью которой лечат психосоматику — использование ИСС понятно и оправдано. Когда это форма развлечения для мистически ориентированных людей1, это кажется опасной глупостью. Любители ИСС чаще используют сильное влияние на тело: лишение себя сна, экстрим, холотропное дыхание, во время которого происходит кислородное отравление мозга…

Нужно ли вам это и зачем — подумайте сами, пока находитесь в нормальном, а не измененном состоянии сознания.


1 Мистики об измененном состоянии сознания

«В состоянии изменённого сознания человек погружается в миры, неподвластные обычному состоянию сознания. Многие писатели и исследователи отмечали, что вся существующая реальность не ограничивается лишь тем, что мы можем увидеть, услышать и почувствовать в нашем обычном состоянии сознания.

Обычное бодpствующее сознание — очень полезное и в большинстве случаев не допускающее исключений состояние pазума; но это никоим обpазом не единственная фоpма сознания, и не во всех обстоятельствах она является наилучшей. Поскольку мистик пpевосходит свое обычное «Я» и свой обычный pежим осознавания, он способен pасшиpять свое видение, глубже вглядываться в непостижимое чудо существования.

Мистический опыт ценен вдвойне; он ценен, поскольку дает пеpеживающему его лучшее понимание самого себя и миpа, и поскольку может помочь ему вести менее замкнутую на себя и более твоpческую жизнь.

… наше обычное бодрствующее сознание… — это всего лишь одна частная разновидность сознания, тогда как везде вокруг нас за тончайшей завесой находятся потенциальные возможности сознания всецело иного… достаточно лишь приложить усилия, и мы почувствуем, что они рядом… Ни одно описание Вселенной в её целостности не может быть окончательным, если оно не принимает во внимание эти другие формы сознания. Всё зависит от того, как их рассматривать, — ибо они не являются продолжением обычного сознания. Они расширяют спектр восприятия, хотя и не дают готовых описаний; они открывают новые пространства, но не предлагают их карты.» (взято с true-lie.nm.ru)

Сознание, его измененные состояния и миры опыта — Психология — Статьи — Тело и мозг — Эрос и Космос

Перевод выполнен с разрешения автора специально для журнала «Эрос и Космос».

Оригинал статьи был опубликован в «Журнале трансперсональной психологии» (1986).

Мы начнём с краткого рассмотрения природы обыденного сознания (и обыденного «я», с ним связанного), а также природы изменённых состояний сознания (ИСС). Рис. 1 содержит схематическую репрезентацию развиваемого мною системного подхода к пониманию изменённых состояний сознания, который мы будем использовать здесь в качестве иллюстрации основных процессов, составляющих сознание и признаваемых современной психологией. Указанные блоки представляют собой процессы или подсистемы целокупной системы сознания, стрелки же следует воспринимать как основные каналы информационного потока. Чем толще стрелка, тем больше информационный поток. Каждый из указанных процессов сам по себе заслуживает как минимум отдельной главы, а ещё лучше — книги. Заинтересованный читатель найдет более подробную информацию в книге «Состояния сознания» (Tart, 1983).

Рис. 1. Системный подход к пониманию состояний сознания

Подсистемы сознания

Экстероцепция относится к имеющимся у нас рецепторам, за счет которых мы воспринимаем внешний по отношению к телу мир, это наши обычные чувства. Сейчас вы читаете эти строки при помощи экстероцептора — ваших глаз.

Интероцепция представляет собой класс процессов, которые дают нам информацию о внутреннем состоянии тела. Ощущение судороги, чувство баланса или принимаемой позы являются примерами интероцепции.

Обработка входящей информации относится к факту, подробно описанному и изученному современной психологией: наше восприятие не просто даётся нам в чистом виде ощущений, которые достигают экстероцепторов и интероцепторов, — восприятие является конструктом, результатом сложного процесса, в котором входящие данные от наших рецепторов формируются, преобразуются, подвергаются процессам добавления, извлечения и лишь потом становятся знакомым нам объектом восприятия. Верования и предрассудки нашей культуры закреплены в виде множества полуслучайных привычек восприятия. Все эти сложные процессы стали полностью автоматическими по мере инкультурации, и таким образом мы не осознаём шаги происходящего процесса: всё выглядит так, будто мы просто что-то видим, что-то слышим, ощущаем и так далее.

Память представляет собой множество способов хранения информации о предыдущем опыте, мыслях и чувствах. Обработка входящей информации во многом полагается на память в деле выбора направления своего конструирующего процесса.

Осознавание  (awareness) невозможно уместить в словесном определении, так как слова являются лишь небольшой подсистемой по отношению к общей совокупности функций ума. Осознавание в широком смысле относится к нашей важнейшей фундаментальной способности знать, что нечто существует и что нечто происходит. В обыденном сознании осознавание почти всегда полностью помещено в слова и предстаёт в виде внутреннего диалога с самим собой (это то, что мы обычно понимаем под мыслью), но на самом деле она является куда более базовой, чем слова. На иллюстрации систем сознания (рис. 1) показано, что после обработки входящая информация питает осознавание, как и поток информации от других процессов.

Чувство идентичности представляет собой особое качество информации, которое добавляется к определённым аспектам содержимого осознавания. Это чувство, когнитивное качество «Это же я!» и «Это обо мне!», которое даёт особый приоритет тому, к чему оно добавляется, в плане осознавания и энергии. Восприятие фразы «К ноге Джона Смита ползёт паук» не обладает тем качеством, которым обладает фраза/восприятие «К моей ноге ползет паук!». Входящие данные от вашего тела (интероцепция) обычно являются важной частью вашего чувства идентичности.

Эмоции — это различные обычные (и не совсем) эмоции, испытываемые нами. Такие, как радость, страх, гнев, любовь, удовлетворение и так далее.

Чувство пространства-времени — так же, как и обработка входящей информации, — является частью процесса конструирования восприятия себя и мира. Оно создаёт соотнесённость с пространством и временем. Проживаемый опыт обычно не просто случается, он случается сейчас и в данном месте.

Оценивание относится к различных процессам оценки информации: что значит то, что я воспринимаю и что я должен делать с тем, что уже знаю? Оценивание включает в себя относительно формальные, конвенциональные процессы как логического, так и алогического мышления, равно как и иллогического размышления. Эмоциональные процессы также являются процессами оценивания, но выделяются в отдельную группу из-за их особого качества.

Подсознательные процессы являются обычно невидимыми процессами ума, к которым мы прибегаем для описания структурированного опыта и поведения, не имеющих смысла с точки зрения того, что индивид воспринимает сознательно. К примеру, когда кто-то утверждает, что он достаточно спокоен, хотя показывает классические признаки страха, мы можем говорить о работе подсознательных ментальных процессов. Я включаю сюда как позитивные процессы, так и конвенционально негативные — фрейдовские идеи бессознательного. Недавняя книга Гоулмана (Goleman, 1985) очень полезна в понимании этих процессов.

Наконец, двигательная реакция относится к процессам, контролирующим наши мышцы и тела (к примеру, на гормональном уровне), которые принимают результаты оцениваний и решений и позволяют нам оказывать на них влияние.

Итак, вышесказанное представляет собой излишне статичный взгляд на то, что в действительности является взаимосвязанной и взаимоподдерживающей совокупностью динамических процессов. Обычно общим результатом этой динамически действующей и взаимодействующей системы является «Я» — «моё состояние сознания».

Стабилизация состояния сознания

Я считаю важным выделить одно ключевое качество системы нашей жизнедеятельности, на основании которого строится состояние нашего сознания. Это качество состоит в том, что, несмотря на постоянные изменения во внешнем мире и внутри наших тел, состояние сознания стабилизировано, — оно, как правило, сохраняет общий паттерн своего функционирования, свою целостность. Всегда возможно появление внезапного шумового сигнала, мой желудок может заболеть и т. д., но я всё равно останусь собой. Как и в любой другой хорошо спроектированной системе, для интеграции изменений в систему вносятся поправки и компенсирующие элементы, чтобы эти изменения не смогли вытолкнуть систему из состояния оптимального осуществления ее функций. В мистически-экстатическом состоянии сознания может наблюдаться ситуация, каждая вспышка света будет вызывать у вас восхищение и радость, но вы бы так долго не протянули. Солнечный свет, отражающийся от решетки радиатора грузовика, едущего навстречу, не должен вызывать у вас ощущение экстаза, но должен интерпретироваться согласно стандартам обыденного состояния сознания как сигнал к тому, чтобы вы ушли с дороги.

Стабилизация обыденного сознания во многом осуществляется за счет нагрузки — работы, которой нагружают все эти процессы наше сознавание. Так как выполнение работы происходит почти полностью автоматически, обычно мы не ощущаем, что выполняем тяжелую работу по поддержанию своего обыденного состояния, — мы просто находимся в нём. Когда большая часть нагрузки снимается, как это обычно происходит в изменённых состояниях сознания (расслабленность, отсутствие оценочных суждений, простое нахождение в потоке жизни и так далее), природа сознаваемого опыта может радикальным образом измениться.

Другим важным источником стабилизации состояния сознания (обыденного или измененного) является механизм обратной связи: информация о результатах деятельности отсылается обратно к тем процессам, что вызвали эти результаты. Мне нужно подвинуть большую коробку в другой конец комнаты, но я не хочу повредить мебель. Я не просто обрушиваю все свои силы в моих мышцах на толкание коробки, я делаю это постепенно, я воспринимаю то, насколько хорошо у меня получается двигать коробку. Не слишком ли медленно я её двигаю? Может, мне стоит приложить чуть больше усилий? Не слишком ли она быстро двигается, не потеряю ли я контроль и не ударюсь ли обо что-нибудь?

На рис. 1 показаны две основные петли обратной связи, являющиеся ключевыми для стабилизации нашего обыденного сознания. Верхняя (обратная связь с внешним миром) отсылает к тому факту, что мы используем свои экстероцепторы для отслеживания результатов наших действий, как в примере с коробкой. Нижняя (обратная связь с телом) отсылает к тому факту, что ощущения в нашем теле также сообщают нам о результатах наших действий. Если я почувствовал боль в нижней части спины, когда начал толкать коробку, то мне стоит обратить внимание на эту обратную связь и испробовать другой способ перемещения коробки, если я не хочу повредиться.

Подводя итог, можно сказать, что обыденное сознание является полупроизвольной конструкцией. По мере взросления мы выработали большое число привычек — привычек восприятия, мышления, чувствования и действия. Автоматическое осуществление этих привычек в нашем обыденном окружении составляет систему, паттерн, который мы называем обыденным сознанием. Обыденное сознание стабилизировано, так что оно сохраняет свою целостность вопреки различным обстоятельствам. Забывая о работе по конструированию этих привычек, совершенной в детстве, и не осознавая культурную относительность и произвольность большей их части, мы воспринимаем их как нечто само собой разумеющееся, как «обыденное» или «нормальное» сознание. Стоит отметить, что личность, этот набор характерных поведенческих стратегий и утверждений, отличающих нас от других, проявляет себя через состояние нашего сознания. В рамках этой статьи для её лучшего понимания «личность» и «состояние сознания» стоит воспринимать как синонимичные понятия.

Измененные состояния сознания

С каждым из вышеописанных психологических процессов могут происходить кардинальные изменения. К примеру, обычное лицо человека может предстать как лицо ангела или дьявола. И я говорю здесь не об интерпретации, а о фактическом восприятии. Ваше сердце может восприниматься, как светящееся поле радиально расходящейся энергии, а не просто как слабоощутимая пульсация в вашей груди. Ваши воспоминания могут предстать перед вами как воспоминания кого-то другого, или же вы можете «вспомнить» вещи, в отношении которых на интеллектуальном уровне вы понимаете, что никак не могли бы их знать, однако они, «очевидно», доступны вам в виде воспоминаний. Совершенно новые системы мышления могут вступить в игру по оцениванию реальности. Самое дорогое вам может радикально измениться. Пространство и время могут функционировать новыми способами, как в случае с переживанием вечности. Ваша мускулатура также может начать работать совершенно непривычным образом.

Обычно, многие изменения такого типа происходят одновременно, и в эти моменты мы начинаем говорить о переживании «изменённого состояния сознания». Изменения в восприятии слишком кардинальны для того, чтобы рассматривать их лишь как вариацию вашего обыденного состояния, — они отличаются как количественно, так и качественно.

Показателен следующий пример изменённого состояния сознания, описываемый Стаффордом (Stafford, 1983):

В определённый момент мир исчез. Я покинул свое тело. У меня его не было… Затем я дошел до точки, в которой почувствовал, что готов умереть. Это был не вопрос моего выбора, было лишь ощущение волны, несущей меня все выше и выше, и в то же время я осознавал, что в своем обычном состоянии я бы воспринял это, как ужас смерти. Мне стало очевидно, что всё время до этого опыта я представлял себе смерть неправильно, за исключением того, что было ощущение смерти, что нечто умирает. В какой-то момент я все отпустил. Я полностью отдался происходящему и затем вошёл в пространство, в котором нет слов. Его пытались описать тысячи и тысячи раз, начиная с Будды. Я говорю обо всех этих словах о единстве со Вселенной, об узнавании своей божественности — о всех моих дальнейших попытках описать и исследовать происшедшее при помощи слов. Было чувство возвращения домой… Это было блаженное состояние, которое я никогда не испытывал прежде.

Состояние сновидения

Для нашего дальнейшего понимания изменённых состояний сознания, обратимся к рассмотрению наиболее часто возникающего изменённого состояния — сновидений в ночное время. Современные исследования сна показали, что каждый из нас проводит около 20 % от всей длительности сна в особом состоянии, так называемой первой стадии, при которой мозговые волны указывают на сновидческую ментальную активность, помним мы об этом после или нет.

На рис. 2 продемонстрированы значительные изменения в функционировании подсистем сознания, которые происходят во время сна в ночное время. Неровные линии указывают на то, что работа того или иного процесса значительным образом отличается от его работы в обыденном состоянии бодрствующего сознания.

Рис. 2. Основные вариации в функционировании подсистем сознания во время ночного сновидения

Для того чтобы войти в сон, мы должны отправиться спать и оставаться в этом состоянии, иными словами, мы должны вызвать в себе изменённое состояние сознания. Обычно это осуществляется через снижение уровня активности экстероцепции и интероцепции до очень низких значений. К примеру, мы выключаем свет и закрываем глаза, отключая визуальный поток информации. Мы также расслабляем тело и не совершаем движений, устраняя интероцептивный поток кинестетических данных. Таким образом, на рис. 2 обозначен этот уменьшенный поток данных от экстеро– и интероцепторов в виде маленьких стрелок.

Далее, известно, что наличествует очень активное торможение входящих сигналов, достигающих наших рецепторов. Поэтому обработка входящей информации на иллюстрации показана сжатой по центру. Если вы намеренно попробуете стимулировать спящего, но недостаточно сильно для того, чтобы он проснулся, а затем разбудите его и попросите его рассказать о сновидении, то увидите, что большинству раздражителей не удаётся проникнуть в мир сновидений. А те немногие, что проникают, обычно сильно искажены и легко вплетаются в разворачивающийся сон. Называние имени спящего, к примеру, может трансформироваться во сне в другого персонажа, спрашивающего спящего о состоянии его здоровья.

Память также функционирует иначе в сновидящем сознании. В бодрствующем состоянии мы обычно знаем, когда извлекаем информацию из памяти, — имеется невербальное качество «Это относится к памяти», прикрепляемое к извлекаемой информации. Это качество исчезает во снах. Общепризнанный взгляд на сны говорит о том, что все объекты в мире сновидений конструируются из образов, содержащихся в памяти, но, несмотря на это, видение сна переживается как восприятие, а не как вспоминание.

Схожим образом, наше чувство идентичности, эмоции и процесс оценивания информации действуют иначе, так что сон предстаёт как снящийся кому-то иному с другими эмоциональными реакциями и стилями мышления. То, что выглядит благоразумным по стандартам сна, может быть неприемлемым по стандартам состояния бодрствования. Чувство пространства-времени кардинально меняется: вместо помещения вашего опыта в «реальный» контекст того, что вы лежите на кровати ночью, вы можете оказаться среди пальм у оазиса в следующем веке.

Рассмотрим другую общую характеристику снов: сны обычно воспринимаются как нечто просто случающееся с нами, нежели нечто представляющееся как наше активное творение. Кто создаёт этот мир и все действия в нём? Откуда появляется окружение и сюжет? Как разные обитатели сна знают, когда нужно появиться в нем?

Считается, что подсознание ответственно за разумное и активное создание снов, поскольку спящий отрицает свою ответственность. Разумеется, это не самое лучшее объяснение, но это всё, что у нас есть на данный момент. И это служит хорошим напоминанием о том, как мало нам известно о собственном сознании.

Наконец, заметьте, что процесс двигательной реакции так же, как и процесс обработки внешней информации, изображён сжатым по центру. Это отражает тот факт, что в снах вы выполняете все виды физических действий при помощи того, что считаете своим физическим телом, хотя для внешнего наблюдателя вы лежите неподвижно. Современные исследования показали, что нейрональные сигналы движений посылаются в мышцы во время сна так же, как и во время бодрствования. Если вам снится, что вы поднимаете свою руку, то все необходимые сигналы для осуществления этого действия посылаются в руку. Но дело в том, что во время ночного сна активируется паралич мускулов. Затормаживающие сигналы посылаются вниз по спинному мозгу, а затем к самим мышцам, чтобы они оставались неподвижными. Это вполне понятно: было бы крайне опасно совершать физические движения во время того, как наше сознание находится в мире снов. Главным исключением из этого правила являются наши глаза, которые двигаются согласно происходящему во сне, также как бы они двигались при бодрствовании. Торможение здесь не нужно, так как нет никакой опасности в том, что наши глаза совершают движения, пока мы спим.

Отсутствие обратной связи от внешнего мира в состоянии сна

Выше я уже говорил о том, что состояние сознания является динамически взаимодействующей и стабилизированной системой. Обыденное состояние бодрствования стабилизируется, главным образом, посредством двух главных контуров — через петлю обратной связи с внешним миром при помощи экстероцепторов и через петлю обратной связи с внутренним миром, с телом, через интероцепторы. В состоянии сновидения эти главные стабилизирующие контуры почти полностью пропадают. В своём сне вы можете поднять свою руку и передвинуть гигантский валун весом в несколько тонн. Это объясняется тем, что вам не поступает входящих сигналов от интероцепторов, находящихся в вашей руке, которые бы вступили в противоречие с вашей идеей совершить это действие. Также отсутствует непосредственное восприятие через ваши физические глаза, которое бы сказало вам о том, что никакого валуна не существует, что, в свою очередь, опять же воспрепятствовало бы совершению этого действия. Единственной обратной связью здесь выступает обратная связь от вашего образа тела, нежели от физически существующего. Таким образом, у любой идеи имеется больше сил для влияния на процесс конструирования «реальности» — осознаваемого вами опыта в состоянии сна, так как почти полностью отсутствуют входящие сигналы от прочной и закономерной внешней реальности, с которой должна соотноситься ваша внутренняя идея.

Нам стоит принять тот факт, что, как правило, сон абсолютно реален во время того, как он происходит (я исключаю здесь из рассмотрения феномен осознанных сновидений, в которых вам известно о том, что вы спите). По моему мнению, реальность сновидения «реальна» в той же степени, что и обыденная реальность, а иногда даже «реальнее». Согласно ранее разработанным мной теориям (Tart, 1987), процесс моделирования мира во время снов в своей основе является тем же, что и в бодрствующем состоянии. Так откуда же взялась идея о том, что сон — это нечто воображаемое? Здесь нужно обратиться к природе нашего опыта.

Три категории опыта

В общем и целом, я могу сказать, что большая часть моего опыта без труда может быть помещена в три общие категории, которые я буду называть «мирами» (мы можем назвать их и просто «состояниями сознания», но я хочу сделать акцент здесь на их явной «экстернальности»). Большую часть проживаемой мной жизни я провожу в Мире 1. Он представляет собой очень строгий набор переживаний: его реальность представляется как нечто управляемое какими-то неизменными законами, так что большинство ситуаций не может быть напрямую изменено только за счет моих желаний или воли. Я вынужден совершать действия, согласуясь с законами, которые воспринимаются внешними по отношению ко мне. К примеру, если я захочу передвинуть тяжелый валун, мне потребуется система длинных рычагов или специальный подъемник. К тому же, мне придётся приложить большое мышечное усилие.

Бодрствующее сознание

Хотя Мир 1 и крайне строг, он также очень надёжен. Валун не станет двигаться сам по себе или делать нечто неожиданное, пока не произойдут особые события, такие как использование подъёмной системы или землетрясение. Для нормальных коммуникативных нужд я, как и другие отдельно существующие, воспринимаемые мной сущности, называю реальность опыта этого первого Мира «бодрствующим сознанием».

Сон без сновидений

Второй Мир моей эмпирической реальности занимает наименьшую часть проживаемого времени, если рассматривать его с позиций моего непосредственного переживания, но вторую по величине часть времени, если смотреть с позиций упорядоченного опыта реальности Мира 1. Обычно, мой прямой опыт соприкосновения с Миром 2 выражается в отсутствии чего бы то ни было, кроме ощущения того, что прошло неопределенное количество времени, возникающего в самом конце переживания второго Мира. По стандартам Мира 1 — в той степени, в какой они вообще применимы за пределами своего эмпирического измерения, — Мир 2 занимает почти треть моей жизни. Когда я нахожусь в первом Мире, я называю второй Мир «сном без сновидений». Когда я нахожусь во Втором мире, я никак его не называю.

Сновидения

Переживаемая реальность Мира 3 во многих аспектах похожа на реальность Мира 1. Я вижу, чувствую вкус, прикосновения и запах, чувствую удовольствие и боль, я размышляю о разных вещах и прихожу к заключениям, я планирую и совершаю действия. Третий Мир занимает лишь малую часть от моего общего опыта по стандартам Мира 1, но, по своим собственным, его реальность может быть короткой или достаточно продолжительной. Внешние видимые законы и регулярности, работающие в первом Мире, появляются и здесь, но обычно они куда более свободны и необязательны. Иногда я могу перемещать валун, лишь подумав об этом, а иногда он может переместиться сам без видимой на то причины. Иногда я нахожу принципы или законы, которые работают только в третьем Мире. К примеру, я могу непосредственно реализовать акт своей воли в реальности Мира 3. Но этот особый ментальный акт должен быть правильно совершен, к тому же, он не оказывает никакого влияния на Мир 1.

Когда я переживаю Мир 1, я обычно называю свой опыт нахождения в третьем Мире «снами» или «сновидениями». В опыте же Мира 3 всё выглядит настолько же реальным, как и в любом другом переживаемом мной мире.

Отвержение третьего Мира первым Миром

Любопытным является следующий момент. В Мире 1 я (наряду с практически всеми существующими в нём и воспринимаемыми независимо людьми) убедил себя в том, что лишь опыт, получаемый в первом Мире реален и ценен, и что опыт Мира 3 — мира снов — совершенно бесполезен, нереален и обманчив. Почему? Потому что он не является столь же непротиворечивым, стабильным, закономерным и согласованным, как опыт Мира 1, а также потому, что он не отражает точным образом регулярности и события первого Мира.   Я — существо, которому не доступно ничего, кроме непосредственного опыта проживания, — убедил себя в том, что часть моего непосредственного опыта, непосредственного знания, которое даётся мне точно так же, как любое другое непосредственное восприятие, нереальна.

Разумеется, это отвержение опыта сновидений, каким бы оно нереальным и иллюзорным ни было, относительно с позиции рассмотрения разных культур. Некоторые культуры до сих пор считают реальность сна важной и реальной, даже если она не точно отражает обыденную реальность. В самом деле, с исторической точки зрения такое отрицание снов в нашей культуре появилось сравнительно недавно. Подобное отрицание идет рука об руку с общепринятым отрицанием реальности изменённых состояний сознания в целом.

Специфическое для того или иного состояния знание

Всю эту статью мы постепенно приближались к одному из важнейших качеств знания — его зависимости от состояния сознания, то есть «состояние-специфичности» (state–specific). То, что может быть узнано и понято, зависит от состояния сознания, в котором вы находитесь.

Представьте себе сеть для ловли рыбы в океане. Если размер ячейки сети будет составлять два сантиметра, то в неё не попадёт огромное число форм жизни, которые меньше этого размера. Наше сознание работает аналогичным образом. Если вы осознаёте это качество вашей сети, вашей «системы сбора данных», то проблема исчезает. Но если же вы слишком очарованы своей текущей конфигурацией этой системы, то будете считать, что вся океаническая жизнь больше двух сантиметров. Вы не сможете изучать более мелкие формы жизни при помощи вашей сети.

Исследования изменённых состояний сознания показали, что некоторые разновидности доступного человеку знания состояние-специфичны (Tart, 1983а). Если вы не находитесь в определённом состоянии сознания, то вам будут недоступны некоторые знания.

Некоторые виды знания лишь частично являются состояние-специфичными: такое знание может быть доступно в двух или более состояниях сознания. К примеру, если вы спросите кого-нибудь адрес его дома, то он, скорее всего, даст вам верный ответ в обыденном состоянии, в состоянии сна (если предположить что спрашивающий — персонаж сновидения), в состоянии сексуального возбуждения, депрессии, а также состоянии алкогольного опьянения и в состоянии, вызванном курением марихуаны. Но существуют вещи, которые вы можете знать в изменённом состоянии сознания, но не можете их вспомнить в обыденном состоянии, а уж тем более адекватно рассказывать об этом другим.

Если мы хотим узнать всё, что только может познать человек, то мы должны исследовать некоторые вещи в необходимом для их познавания изменённом состоянии сознания. Если мы не будем входить в это состояние и должным образом работать с ним, то нам никогда не будут доступны ответы на некоторые вопросы. Я считаю, что одна из трагедий нашего времени заключается в том, что мы забыли о специфичной зависимости знания от нашего состояния сознания по отношению ко многим жизненно важным духовным вопросам. Когда мы приближаемся к ним с перспективы обыденных состояний, то получаем ответы, которые искажены и являются лишь слабым отражением реальности. Мы променяли непосредственное знание таких вещей, как Единство жизни, на абстрактные вербальные утверждения и теории об этом единстве. Как я предлагал ранее (Tart, 1972, 1983b), развитие состояние-специфичных наук в значительной степени расширит наши знания о природе человека.

Список литературы

GOLEMAN, D. (1985).Vital lies, simple truths: The psychology of self-deception. New York: Simon & Schuster.

STAFFORD, P. (1983). Psychedelics encyclopedia. Los Angeles: Tarcher.

TART, C. T. (1972). States of consciousness and state-specific sciences. Science, 176, 1203 – 1210.

TART, C. T. (1983a). States of consciousness. EI Cerrito, CA: Psychological Processes Inc. (Originally published New York: Dutton, 1975).

TART, C. T. (Ed. 1983b). Transpersonal psychologies. El Cerrito, CA: Psychological Processes Inc. (Originally published New York: Harper & Row, 1975).

TART, C. T. (1986). Waking up: Overcoming the obstacles to human potential. Boston: Shambhala/New Science Library.

TART, C. T. (1987). The world simulation process in waking and dreaming: A system analysis of structure. Journal of Mental Imagery.

Примечания

Измененное состояние сознания — Altered state of consciousness

Любое состояние, которое значительно отличается от нормального состояния бодрствования.

Измененное состояние сознания ( ASC ), называемый также измененное состояние ума или ум изменения , представляет собой любое состояние , которое значительно отличается от нормального состояния бодрствования. К 1892 году это выражение использовалось в отношении гипноза , хотя продолжаются дискуссии о том, следует ли идентифицировать гипноз как ИСС в соответствии с его современным определением. Однако следующий извлекаемый экземпляр, сделанный доктором Максом Мэйлхаусом из его презентации на конференции в 1904 году, однозначно идентифицируется как таковой, как и в отношении эпилепсии , и используется до сих пор. В академических кругах это выражение использовалось еще в 1966 году Арнольдом М. Людвигом, а в 1969 году его ввел в обиход Чарльз Тарт . Он описывает вызванные изменения в психическом состоянии, почти всегда временные. Синонимичное словосочетание — «измененное состояние осознания».

Определения

Не существует общего определения измененного состояния сознания, так как любая попытка определения в первую очередь должна опираться на определение нормального состояния сознания. Однако попытки дать определение этому термину можно найти в философии, психологии и нейробиологии. Нет окончательного единого мнения, какое наиболее точное определение для какой цели. Ниже представлены наиболее известные и новейшие определения:

Арнольд М. Людвиг попытался дать первое определение в 1966 году.

«Измененное состояние — это любое психическое состояние (я), вызванное различными физиологическими, психологическими или фармакологическими маневрами или агентами, которые могут быть субъективно признаны самим человеком (или объективным наблюдателем за ним) как представляющие достаточное отклонение в субъективный опыт психологического функционирования из определенных общих норм для этого человека во время бодрствования, бодрствования ».

Начиная с этого, Чарльз Тарт фокусирует свое определение на субъективном переживании состояния сознания и его отклонении от нормального состояния бодрствования.

«Измененные состояния сознания — это альтернативные модели или конфигурации опыта, качественно отличающиеся от исходного состояния».

Определение измененного состояния сознания (ASC) Фартингом основано на терминологии Чарльза Тарта. Чарльз Тарт описал измененное состояние сознания как глубокое изменение «общей картины субъективных переживаний». Для определения ИСС Тарт акцентирует внимание на важности субъективного опыта.

Фартинг добавляет к своему определению, что ASC является кратковременным или, по крайней мере, обратимым, и что он может даже не распознаваться как ASC в тот момент. Его определение опирается только на субъективный опыт, не говоря уже о поведенческих изменениях и физиологической реакции.

«Измененное состояние сознания (ASC) может быть определено как временное изменение в общем паттерне субъективного опыта, при котором индивидуум считает, что его или ее психическое функционирование явно отличается от определенных общих норм для его или ее нормального состояния бодрствования. сознание». Фартинг (1992, с. 205)

Он перечисляет четырнадцать измерений измененного субъективного опыта. Чтобы учесть ASC, необходимо изменить несколько измерений.

Недавнее рабочее определение эмпирических исследований основано на этих предыдущих определениях и предоставлено Шмидтом.

[Перевод с немецкого]: В качестве рабочего определения нейробиологических исследований может быть достаточно предположить, что у большинства людей есть сильная интуиция относительно того, какая изменчивость в их повседневном состоянии бодрствования кажется им нормальной. Эта изменчивость опыта рассматривается как нормальная флуктуация, в то время как любое состояние, в котором наблюдается существенное отклонение от него, можно назвать ИСС. С экспериментальной точки зрения также разумно сравнить состояние ASC с исходным состоянием — состоянием, которое субъективно оценивается как среднее или нормальное. Сравнение с «нормальным» исходным уровнем требует, чтобы исследуемый ИСС имел относительно короткую продолжительность (от минут до часов), что отличает ИСС от большинства патологических состояний. Важно отметить, что было подчеркнуто, что ИСС — это не просто количественное изменение одной когнитивной функции (например, повышенное возбуждение). Напротив, это многомерное явление. Таким образом, относительная интенсивность множественных аспектов сознания составляет «феноменологический паттерн», характеризующий конкретное состояние. Такие «паттерны» также называются относительными изменениями «(основных) измерений сознания». Для эмпирических исследований такие модели соответствуют многомерному сочетанию независимых «факторов сознания», которые можно количественно оценить с помощью анкет. «Феноменологический образец» является результатом факторной структуры прикладной психометрической оценки, то есть индивидуальных оценок или факторных оценок анкеты.

История

История использования ИСК

Измененные состояния сознания могли использоваться людьми еще 30 000 лет назад. Растения, изменяющие сознание, и / или чрезмерные танцы использовались для достижения экстатического или мистического состояния. Примерами раннего религиозного использования измененных состояний сознания являются обряды Диониса и Элевсинские мистерии , а также йога и медитация . Последователи различных шаманских традиций «входят в измененные состояния сознания, чтобы служить своему сообществу». Теренс Маккенна предположил, что использование психоделических грибов в доисторические времена привело к «эволюции человеческого языка и использования символов». Некоторые теоретики предполагают, что вещества, изменяющие сознание, такие как Сома , могли способствовать формированию некоторых из основных мировых религий.

Медитация в ее различных формах заново открывается современной психологией из-за ее терапевтического потенциала и ее способности «успокаивать активность ума». В психотерапии такие методы, как гипноз , медитация, поддерживают психологические процессы.

История науки и теоретического моделирования

Из-за бихевиористской парадигмы в психологии измененные состояния сознания были отклонены как область научных исследований в начале 20 века. Они были патологизированы и рассматривались просто как симптомы опьянения или одержимости демонами .

Их возвращение в психологию началось с интереса Вильяма Джеймса к различным измененным состояниям, таким как «мистические переживания и состояния, вызванные наркотиками». Исследования Джеймса в отношении субъективного опыта от первого лица способствовали переосмыслению самоанализа как ценного метода исследования в академическом сообществе.

Социальные изменения бурных 1960-х годов решительно привели к изменению научной точки зрения до такой степени, что интроспекция как научный метод и ИСС как действительные области опыта получили более широкое признание. Основы исследования были заложены различными учеными, такими как Абрахам Маслоу , Уолтер Н. Панке , Станислав Гроф и Чарльз Тарт. Они сосредоточились на кажущихся полезными аспектах ИСС, таких как их потенциал «способствовать творчеству или лечить зависимость». Скорее гнетущие состояния, такие как отстранение от травмы, игнорировались.

Результаты знаменитого эксперимента Панке в Страстную пятницу предполагают, что мистические переживания могут быть вызваны псилоцибином . Более поздние исследования Рика Доблина показали, что участники оценили этот опыт как «духовные вершины своей жизни».

В разгар роста субкультуры нью-эйдж Станислав Гроф и другие сформировали новую область трансперсональной психологии , которая подчеркнула «важность индивидуального человеческого опыта, достоверность мистического и духовного опыта , взаимосвязь себя с другими, миром и потенциалом. самопреобразования ».

Исследование Абрахама Маслоу пиковых переживаний как моментов «наивысшего счастья и удовлетворения» еще больше способствовало депатологизации измененных состояний.

Первое резюме существующей литературы было выполнено Чарльзом Т. Тартом в его книге « Измененные состояния сознания» , что привело к более распространенному использованию этого термина. Тарт ввел ключевые термины «дискретное» и «базовое состояние сознания» и подумал об общей системе классификации ИСС. Он также призвал к «государственным специфическим наукам», в которых исследователи должны заниматься наукой о ИСС изнутри этих государств.

Классификация

Простая схема классификации для ASC. Состояния сна и сна отличаются от бодрствующего сознания, поскольку они объясняют существенно разные способы формирования и восстановления памяти. Психиатрические заболевания, сопровождающиеся стойкими изменениями сознания, например шизофрения , охватываются термином «патологические состояния». В отличие от этого, схема классификации включает предполагаемые и индуцированные ИСС, а также общие колебания нейротрансмиссии , которые обратимы и краткосрочны. Еще на один шаг дальше график предлагает разделение индуцированных ASC на постоянное и обратимое состояния. Перевод с немецкого Schmidt & Majic.

Классификация измененных состояний сознания полезна, если кто-то хочет сравнить или провести различие между индуцированными ИСС и другими вариациями сознания. Различные исследователи пытались дать более широкую классификацию. Попытки классификации, обсуждаемые ниже, сосредоточены на несколько различных аспектах ИСС. Несколько авторов предложили схемы классификации в отношении генезиса измененных состояний и в отношении типа переживаний:

Вайтл предложил классификацию с пятью категориями, чтобы различать ИСС в зависимости от того, как они были вызваны:

  • Спонтанный (видения и близкие к смерти)
  • Физические и физиологические (голодание и секс)
  • Психологический (музыка, медитация, гипноз)
  • Патологические (эпилепсия, поражение головного мозга)
  • Фармакологический (психоактивные вещества)

Далее Вайтл предлагает четыре основных аспекта опыта: (1) активация (2) период осознания (3) самосознание (4) сенсорная динамика. В качестве альтернативы Роланд Фишер предлагает классификацию по эрготропным (например, экстази) или трофотропным (например, медитация) свойствам. Работа Адольфа Диттриха была направлена ​​на эмпирическое определение общих основных параметров изменений сознания, вызванных различными методами, такими как лекарства или нефармакологические методы. Он предложил три основных измерения, которые были названы: (1) океаническая безграничность (2) страх растворения эго (3) визионерская реструктуризация. Кроме того, Кен Уилбер предлагает многомерную систему и добавляет, что индивидуальный опыт ИСС формируется уникальным психологическим развитием человека.

Майкл Винкельман выделяет четыре различных «режима сознания»: (1) режим бодрствования (2) режим глубокого сна (3) режим быстрого сна / сновидений (4) интегративный режим. В рамках этой концепции многие ИСС (психоделики, гипноз, медитация и т. Д.) Определяются как принадлежащие к интегративному режиму.

Индукционные методы

Фармакологический

Измененное состояние сознания можно определить как кратковременное изменение общей конфигурации индивидуального опыта человека, при котором рациональное функционирование явно отличается от обычного состояния сознания. Есть много способов изменить сознание, например, с помощью психоактивных препаратов , которые определяются как химические вещества, которые проходят через гематоэнцефалический барьер и нарушают функции мозга, вызывая изменения в осознании , отношении , сознании и поведении .

Каннабис — это психоактивный наркотик, который, как известно, изменяет состояние сознания. Каннабис влияет на умственную деятельность, память и восприятие боли. Тот, кто находится под воздействием каннабиса, может (или не может) испытывать паранойю , повышенную чувствительность и замедленные реакции, не нормальные для их обычного состояния сознания. Обзор исследований тревожности и каннабиса в 2009 году пришел к выводу, что «частые потребители каннабиса, по-видимому, имеют более высокий уровень беспокойства, чем люди, не употребляющие каннабис», и что «у значительного числа субъектов тревожные расстройства развиваются до появления первых симптомов зависимости от каннабиса». Это заставило исследователей поверить в то, что люди, склонные к тревоге, склонны использовать каннабис в качестве лекарства от беспокойства, которое назначают им самим, что противоречит идее о том, что каннабис является причиной беспокойства.

МДМА (экстази) — это наркотик, который также изменяет состояние сознания. Состояние сознания, вызванное приемом МДМА, включает подъем положительных чувств и уменьшение отрицательных чувств (Aldridge, D., & Fachner, J. ö. 2005). Эмоции пользователей усиливаются, а запреты снижаются, что часто сопровождается ощущением близости или связи с другими людьми.

Опиоиды — это класс наркотиков, изменяющих сознание. Примеры опиоидов включают героин , морфин , гидрокодон и оксикодон . Опиоиды вызывают у потребителей анальгезию и часто вызывают чувство эйфории . Злоупотребление опиоидами может привести к снижению выработки эндорфинов в головном мозге — естественных болеутоляющих средств, действие которых может усиливаться лекарствами. Если человек принимает большую дозу опиоидов, чтобы компенсировать недостаток естественных эндорфинов, результатом может быть смерть.

Кокаин изменяет состояние сознания. Кокаин влияет на нейротрансмиттеры, которые нервы используют для связи друг с другом. Кокаин подавляет обратный захват норадреналина , серотонина , дофамина и других нейротрансмиттеров в синапсе, что приводит к измененному состоянию сознания или «кайфу» (Aldridge, D. & Fachner, J. ö. 2005).

Диэтиламид лизергиновой кислоты, или ЛСД , активирует рецепторы серотонина (аминный передатчик нервных импульсов) в мозговом веществе. ЛСД действует на определенные рецепторы серотонина, и его эффекты наиболее заметны в коре головного мозга , области, участвующей в установках, мыслях и инсайтах, которые получают сенсорные сигналы от всех частей тела. Основные эффекты ЛСД эмоциональные и психологические. Чувства потребителя могут быстро меняться от страха до экстаза . (Хамфри, Н. 2001) Это может вызвать переживание многих уровней измененного сознания.

Алкоголь изменяет сознание, изменяя уровни нейротрансмиттеров. Нейротрансмиттеры — это эндогенные химические вещества, которые передают сигналы через синапс от одного нейрона (нервной клетки) к другой «целевой» клетке (часто другому нейрону). Нейротрансмиттеры могут оказывать тормозящее или возбуждающее действие на «целевую» клетку, на которую они влияют. Алкоголь усиливает действие нейромедиатора ГАМК ( гамма-аминомасляной кислоты ) в головном мозге. ГАМК вызывает замедленные действия и неслышное вербальное общение, что часто встречается у алкоголиков. Алкоголь также снижает уровень возбуждающего нейромедиатора глутамата. Подавление этого стимулятора приводит к аналогичному типу физиологического замедления. Помимо увеличения ГАМК и уменьшения глутамата в мозге, алкоголь увеличивает количество химического дофамина в мозге, что является одной из причин алкоголизма, вызывающих привыкание .

Немедикаментозный

Измененные состояния сознания также могут быть вызваны:

Эмоции влияют на поведение, изменяющее состояние сознания. На эмоции могут влиять различные раздражители.

Патологии / другое

Патологическая или случайная индукция может относиться к непредвиденным событиям или заболеваниям. По словам доктора Джеффри Р. Авнера, профессора клинической педиатрии, ключевым элементом для понимания случайных и патологических причин измененных состояний сознания (ASC) является то, что они начинаются с снижения самосознания, за которым следует снижение осведомленности в окружающей среде (2006). . Те, у кого есть личный опыт таких состояний, как Деперсонализация, часто ссылаются на противоположное, что именно повышенное осознание окружающей среды и себя приводит к измененным состояниям сознания. Когда происходит снижение самосознания и осведомленности об окружающей среде, они вызывают измененные состояния сознания. Приведенные ниже конкретные условия дают ясность в отношении типов состояний, связанных со случайными и патологическими причинами.

Травматический опыт

Первое состояние, травматический опыт , определяется как повреждение, вызванное внешней силой (Trauma. (Nd) In Merriam-Webster Dictionary, 2013). Примеры включают удар по мозгу, вызванный силой тупого предмета (например, автомобильная авария). Причина, по которой травматический опыт вызывает измененные состояния сознания, заключается в том, что он изменяет работу мозга. Внешнее воздействие отклоняет кровоток от передней части мозга к другим областям. Передняя часть мозга известна как префронтальная кора, отвечающая за аналитическое мышление (Kunsman, 2012). Когда повреждение становится неконтролируемым, пациент испытывает изменения в поведении и нарушает самосознание. Именно тогда переживается измененное состояние сознания.

Эпилепсия

Еще одна частая причина — эпилепсия . Согласно Medlineplus, эпилепсию можно охарактеризовать как заболевание головного мозга, вызывающее судороги (2013). Говорят, что во время приступа пациент будет испытывать галлюцинации и потерю умственного контроля, что приведет к временному отрыву от реальности. Исследование, проведенное с шестью пациентами с эпилепсией и использующее функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ), выявило, как пациенты действительно испытывали галлюцинации во время припадка. Это не только изменило поведенческий паттерн пациента, но и заставило его отделиться от реальности в течение этого конкретного периода времени.

Кислородная недостаточность

Следующий интересный момент — кислородная недостаточность. Вопрос о том, как кислородная недостаточность влияет на мозг, является важной частью понимания того, почему ASC возникает при недостатке кислорода в окружающей среде.

Инфекции

Помимо кислородного голодания или дефицита, распространенной патологической причиной ИСС являются инфекции . Ярким примером инфекции является менингит . На медицинском веб-сайте WEBMD говорится, что менингит — это инфекция, вызывающая отек головного мозга. Эта конкретная инфекция встречается у детей и молодых людей. Эта инфекция преимущественно вирусная. Вирусный менингит вызывает ASC, и его симптомы включают лихорадку и судороги (2010). Нарушение становится видимым в тот момент, когда начинают возникать судороги, то есть когда пациент входит в измененное состояние сознания.

Недосыпание

Недостаток сна также связан с ИСС и может спровоцировать судороги из-за усталости. Депривация сна может быть хронической или кратковременной в зависимости от тяжести состояния пациента. Многие пациенты сообщают о галлюцинациях, потому что лишение сна влияет на мозг. МРТ исследование , проведенное в Гарвардской медицинской школе в 2007 году, показало , что сон лишил мозг не способен быть в управлении его сенсомоторных функций, что приводит к ухудшению к самосознанию пациента. Пациенты также были более неуклюжими, чем если бы они не страдали от недосыпания.

Голодание

В сочетании с недостатком сна и кислорода другая форма депривации включает голодание. Пост может возникнуть из-за религиозных целей или из-за психологических состояний, таких как анорексия . Пост относится к способности добровольно воздерживаться от еды и, возможно, напитков. Диссоциация, вызванная голоданием, не только опасна для жизни, но и является причиной того, что длительные периоды голодания могут привести к ИСС. Таким образом, временная диссоциация от реальности позволяет посту попасть в категорию ИСС в соответствии с определением, данным доктором Авнером (2006).

Психоз

Другая патологическая причина — психоз , иначе известный как психотический эпизод. Чтобы понять психоз, важно определить, какие симптомы он подразумевает. Психотические эпизоды часто включают бред , паранойю , дереализацию , деперсонализацию и галлюцинации (Revonsuo et al. , 2008). Исследования не смогли четко определить, когда человек достигает более высокого уровня риска психотического эпизода (Schimmelmann, B., Walger, P., & Schultze-Lutter, F., 2013), но более ранние люди получают лечение для психоза, тем больше вероятность того, что они смогут избежать разрушительных последствий, которые могут привести к психотическому расстройству (Schimmelmann, B., Walger, P., & Schultze-Lutter, F., 2013). К сожалению, существует очень мало исследований, в которых тщательно изучались бы психотические эпизоды, и способность предсказать это расстройство остается неясной. (Шиммельманн Б., Вальгер П. и Шульце-Люттер Ф., 2013).

Анализируя предыдущие условия на предмет случайных и патологических причин, мы можем прийти к пониманию, что все эти случайные или патологические причины имеют общий компонент снижения самосознания . Следовательно, ИСС не могут быть вызваны только естественным путем, они могут быть вызваны намеренно с помощью методов, в том числе медитации гипноза. Есть также ИСС, вызванные менее развлекательными целями; люди, употребляющие запрещенные вещества или большие дозы лекарств, а также большое количество алкоголя, действительно могут соответствовать определению ASC (Revonsuo et al., 2008).

Нейробиологические модели переживаний измененного состояния

Гипотеза энтропийного мозга

Гипотеза энтропийного мозга, выдвинутая Робином Л. Кархарт-Харрисом (2014), относится к теории, основанной на нейровизуализационных исследованиях, в которых используется неврологическое состояние, вызванное галлюциногеном, чтобы делать выводы о других состояниях сознания. Выражение «энтропия» применяется здесь в контексте состояний сознания и связанной с ними нейродинамики , в то время как высокая энтропия является синонимом высокого беспорядка. Предлагается провести общее различие между двумя принципиально разными способами познания: первичным и вторичным сознанием.

Первичное сознание связано с неограниченным познанием и менее упорядоченной (более высокой энтропией) нейродинамикой, которая предшествовала развитию современного нормального бодрствующего сознания у взрослых. Примеры включают психоделическое состояние, состояние сна с быстрым движением глаз (REM) или начальную фазу психоза . Вторичное сознание связано с ограниченным познанием и более упорядоченной нейродинамикой. Примеры включают нормальное бодрствующее сознание, состояние под наркозом или депрессивное состояние.

Теория также предполагает, что посредством фармакологической индукции психоделических веществ псилоцибина мозг может войти в первичное состояние сознания (психоделическое состояние) из нормального бодрствующего сознания. Этому «фазовому переходу» между этими двумя принципиально разными полюсами сознания способствует коллапс обычно высокоорганизованной активности в сети режима по умолчанию (DMN) и разъединение между DMN и медиальными височными долями (MTL), которые обычно существенно связаны. DMN тесно связан с когнитивными функциями более высокого порядка, такими как поддержка неврологической основы личности (например, саморефлексия, субъективность, самоанализ), размышления о других (например, теория разума ), вспоминание прошлого и размышления о будущем ( например эпизодическая память ). Сети позитивных задач связаны с противоположностью этих вещей, например, сосредоточением внимания на внешнем мире и его изучением.

Гипотеза энтропийного мозга подчеркивает огромный исследовательский потенциал психоделического состояния ума для более глубокого понимания человеческого сознания в целом.

CSTC-петля

Были проведены обширные научные исследования измененных состояний сознания и их связи с лекарственными взаимодействиями с рецепторами в головном мозге. В частности, изучение нейротрансмиттера серотонина и воздействия психоделических препаратов на мозг интенсивно исследовалось в течение последних шестидесяти лет. Была выдвинута гипотеза, что галлюциногены действуют как антагонист или агонист рецепторов серотонина-2A и вызывают состояние, которое имеет некоторые общие феноменологические особенности с ранними острыми стадиями группы шизофренических расстройств.

Полученные данные свидетельствуют о том, что нарушения функции серотонина и серотонинергической системы могут быть ответственны за психиатрические расстройства, такие как спектр шизофренических (стробирующих) расстройств, и, следовательно, что агонист или антагонисты серотонина могут быть полезны при лечении, например, шизофрении . Для исследования механизмов, лежащих в основе нейротрансмиттеров, лежащих в основе этого явления, на основе эмпирических нейробиологических исследований была сформулирована модель петли CSTC (кортико-стриато-таламо-кортикальная). Показано, что общая гипофронтальность (недостаточная активация лобных отделов мозга) и паттерн корковой активации, вызванные серотонинергическими и глутаматергическими галлюциногенами, обусловлены общим нарушением таламического гейтирования сенсорной и когнитивной информации. Контур обратной связи CSTC играет важную роль в пропускании или фильтрации внешней и внутренней информации к коре головного мозга. Тем самым он влияет на регуляцию уровня осведомленности и внимания.

Предполагается, что нарушение системы контура CSTC существенно повлияет на обработку информации, например, способность отсеивать, блокировать или блокировать посторонние стимулы и направлять избирательное внимание на характерные особенности окружающей среды. Отказ этих стробирующих механизмов внимания может перегрузить пациентов чрезмерной обработкой как сенсорных, так и когнитивных стимулов, что может привести к нарушению когнитивной целостности и затруднениям в различении себя от чужого и неспособности интегрировать огромный поток информации. Описание упомянутых эффектов можно найти в литературе по шизофрении, а также в описаниях действия галлюциногенных препаратов.

Несмотря на убедительные доказательства связи серотонина и психоза, новое исследование показывает, что некоторые поведенческие эффекты лекарств, таких как псилоцибин, по-видимому, не зависят от классических действий агонистов рецепторов 5-HT2A, подразумевая, что описанная здесь модель — не единственная основополагающая структура. Междисциплинарные исследовательские предприятия поставили перед собой задачу изучить в будущем конвергенцию серотонинергических и глутаматергических моделей психоза и динамических взаимодействий нейротрансмиттеров на основе изучения галлюциногенных препаратов.

Смотрите также

Индукционные методы
Другие темы
Люди
  • Бонни, Хелен
  • Бургиньон, Эрика
  • Кастанеда, Карлос
  • де Ропп, Роберт
  • Эйснер, Брюс
  • Голас, Фаддей
  • Гован, Джон Кертис
  • Гроф Станислав
  • Хаксли, Олдос
  • Джозефсон, Эрнст
  • Лири, Тимоти
  • Лилли, Джон С.
  • Маккенна, Теренс
  • Наранхо, Клаудио
  • Тарт, Чарльз

Примечания

Рекомендации

Источники

  • Коннор К., Берчвуд М., Палмер К., Чанна С., Фримантл Н., Лестер Х., Сингх С. (2013). «Не отворачивайтесь от симптомов психоза: доказательство принципа, квазиэкспериментальное исследование общественного здравоохранения по сокращению продолжительности нелеченого психоза в Бирмингеме, Великобритания» . BMC Psychiatry . 13 (1): 1–6. DOI : 10.1186 / 1471-244X-13-67 . PMC   3599688 . PMID   23432935 . CS1 maint: несколько имен: список авторов ( ссылка )
  • Эдвардс Д., Харрис Дж. А., Бирснер Р. (1976). «Кодирование и декодирование связного дискурса в измененных состояниях сознания». Журнал психологии . 92 (1): 97–102. DOI : 10.1080 / 00223980.1976.9921340 . PMID   1263155 . CS1 maint: несколько имен: список авторов ( ссылка )
  • Ревонсуо А. , Каллио С., Сикка П. (2009). «Что такое измененное состояние сознания?». Философская психология . 22 (2): 187–204. DOI : 10.1080 / 09515080902802850 . S2CID   55819447 . CS1 maint: несколько имен: список авторов ( ссылка )
  • Englot, D .; Рутковски, М .; Иван, М .; Sun, P .; Куперман, Р .; Изменять.; Огюст, К. (2013). «Влияние височной лобэктомии на судороги с нарушением сознания и с сохранением сознания у детей» . Нервная система ребенка . 29 (10): 1915–1922. DOI : 10.1007 / s00381-013-2168-7 . PMID   23723065 . S2CID   25985596 .
  • Спикман Дж. М.; Мильдерс М.В.; Visser-Keizer AC; Вестерхоф-Эверс HJ; Herben-Dekker M .; ван дер Наальт Дж. (2013). «Дефицит распознавания эмоций на лице указывает на поведенческие изменения и нарушение самосознания после умеренной и тяжелой травматической травмы головного мозга» . PLOS ONE . 8 (6): 1–7. Bibcode : 2013PLoSO … 865581S . DOI : 10.1371 / journal.pone.0065581 . PMC   3680484 . PMID   23776505 .
  • Менингит — обзор темы (8 декабря 2010 г.) по адресу : http://children.webmd.com/vaccines/tc/meningitis-topic-overview
  • «Harvard Heart Letter исследует издержки недосыпания — Harvard Health Publications». Health.harvard.edu. 31 мая 2012 г. Проверено 13 августа 2012 г.
  • Авнер-младший (2006). «Измененные состояния сознания». Педиатрия в обзоре . 27 (9): 331–8. DOI : 10.1542 / pir.27-9-331 . PMID   16950938 .
  • Taheri S, Lin L, Austin D, Young T, Mignot E (2004). «Короткая продолжительность сна связана со снижением лептина, повышенным содержанием грелина и повышенным индексом массы тела» . PLOS Med . 1 (3): e62. DOI : 10.1371 / journal.pmed.0010062 . PMC   535701 . PMID   15602591 .
  • Босинелли Марино (1995). «Разум и сознание во сне». Отчет об исследованиях поведенческого мозга . 69 (1–2): 195–201. DOI : 10.1016 / 0166-4328 (95) 00003-с . PMID   7546311 . S2CID   3983025 .
  • Босинелли Марино, Пьер Карла Чикогна (2001). «Сознание во сне». Сознание и познание . 10 (1): 26–41. DOI : 10.1006 / ccog.2000.0471 . PMID   11273624 . S2CID   13216554 .
  • Луи Брегер. (1967) Функция снов. Монография журнала аномальной психологии , Том 72, № 5, Часть 2 из 2 частей, 1-28
  • Калкинс Мэри (1893). «Статистика снов». Американский журнал психологии . 5 (3): 311–343. DOI : 10.2307 / 1410996 . JSTOR   1410996 .
  • Деннет Дэниел С. (1976). «Сны переживания». Философское обозрение . 85 (2): 151–171. DOI : 10.2307 / 2183728 . JSTOR   2183728 .
  • Валдас Норекия, Виндт Дженнифер М (2011). «Как интегрировать сновидения в общую теорию сознания — критический обзор существующих позиций и предложения для будущих исследований». Журнал сознания и познания . 20 (4): 1091–1107. DOI : 10.1016 / j.concog.2010.09.010 . PMID   20933438 . S2CID   9831999 .
  • Олдридж Д. и Фахнер Дж. Э. (2005). Глава 7: Музыка и измененные состояния сознания, вызванные наркотиками. (стр. 82–96)
  • Хамфри Н. (2001). «Введение: измененные состояния». Социальные исследования . 68 (3): 585–587.
  • Revonsuo A .; Kallio S .; Сикка П. (2009). «Что такое измененное состояние сознания?». Философская психология . 22 (2): 187–204. DOI : 10.1080 / 09515080902802850 . S2CID   55819447 .
  • Фартинг, Дж. Уильям (1992). Психология сознания . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Prentice Hall. ISBN   9780137286683 .

дальнейшее чтение

  • Бургиньон, Эрика (1973). Религия, измененные состояния сознания и социальные изменения. Ohio State Univ. Пресса, Колумбус. ISBN   0-8142-0167-9 Полный текст
  • Эмбер, Кэрол Р .; Каролус, Кристина (10 января 2017 г.). CR Ember (ред.). «Измененные состояния сознания» . Объясняя человеческую культуру . 10 января 2017 г .: Файлы отдела человеческих отношений . Проверено 22 февраля 2018 . Известно, что почти все общества практикуют действия, ведущие к измененным состояниям сознания. Однако методы, функции и культурный контекст сильно различаются в разных обществах. Одна из основных вариаций заключается в том, верят ли общества в одержимость духами или в убегающую душу или отправляющуюся в путешествие. Мы резюмируем то, что мы знаем об этой вариации из межкультурных исследований. CS1 maint: location ( ссылка )
  • Хоффман, Кей (1998). Учебное пособие по трансу: понимание и использование силы измененных состояний . Переведено Эльфи Хоманн, Клайвом Уильямсом и доктором Кристлиби Эль Могарбель. Перевод отредактировал Лорел Орнитц. ISBN   0-8069-1765-2
  • Джеймс, Уильям (1902). ISBN » Разновидности религиозного опыта» 0-14-039034-0 
  • Локк, Р.Г.; Келли, EF (1985). «Предварительная модель для кросс-культурного анализа измененных состояний сознания». Ethos . 13 : 3–55. DOI : 10.1525 / eth.1985.13.1.02a00010 .
  • Робертс, ТБ (ред.) (2001). Психоактивные сакраменталии: Очерки энтеогенов и религии. Сан-Франциско: Совет по духовным практикам. ISBN   1-889725-02-1
  • Робертс, Т. Б. и П. Дж. Хруби. (1995–2002). Религия и психоактивные таинства: хрестоматия энтеогена . Интернет-архив ISBN   1-889725-00-5
  • Робертс, Т.Б. «Химический ввод — религиозный продукт: энтеогены». Глава 10 книги « Где встречаются Бог и наука»: Том. 3: Психология религиозного опыта . Отредактировал Роберт Макнамара. Вестпорт, Коннектикут: Praeger / Greenwood, 2006. ISBN   0-275-98788-4
  • Шир, Джонатан. (2011). «Восточные подходы к измененным состояниям сознания» . Изменение сознания. том 1: мультидисциплинарные перспективы.
  • Вайнель, Джонатан (август 2010 г.). « Бас-барабан, саксофон и ноутбук: программа для психоделических выступлений в реальном времени ». eContact! 12.4 — Перспективы электроакустической работы / Perspectives sur l’œuvre électroacoustique . Монреаль: Канадское электроакустическое сообщество .
  • Вайнель, Джонатан (2012). «Измененные состояния сознания как адаптивный принцип для создания электроакустической музыки» . Неопубликованная кандидатская диссертация.
  • Виер, Деннис Р. (1995) Транс: от магии к технологиям . Трансмедиа. ISBN   1-888428-38-4
  • Бейерштейн, Барри. «Измененные состояния сознания» в «Энциклопедии паранормальных явлений» под редакцией Гордона Стейна (Буффало, Нью-Йорк: Книги Прометея, 1996).
  • Бейерштейн, Барри. «Миф об альфа-сознании», Skeptical Inquirer, 10, вып. 1 [1985].
  • Блэкмор, Сьюзан Дж., Умереть, чтобы жить: околосмертные переживания, (Буффало, Нью-Йорк: Книги Прометея, 1993).
  • Персингер, Майкл. Нейропсихологические основы веры в Бога (Praeger Pub Text., 1987).
  • Сакс, Оливер В. Антрополог на Марсе: семь парадоксальных историй (Нью-Йорк: Кнопф, 1995).
  • Сакс, Оливер В. Пробуждение, [1-е. изд. в США] (Гарден-Сити, Нью-Йорк, Даблдей, 1974).
  • Сакс, Оливер В. Мужчина, принявший свою жену за шляпу и другие клинические истории (Нью-Йорк: Summit Books, 1985).
  • Сакс, Оливер В. Нога, на которой стоит стоять (Нью-Йорк: Summit Books, 1984).
  • Спанос, Николас П. Множественные идентичности и ложные воспоминания: социокогнитивная перспектива (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 1996).

Зона когнитивной уязвимости. «В мире науки» №6, 2020

О том как психофизиологические исследования космонавтов могут помочь обычным людям мы беседуем с руководителем отдела психологии и психофизиологии Института медико-биологических проблем РАН, профессором Юрием Бубеевым

Современный западный человек приходит к необходимости овладения различными навыками и техниками для управления не только своими эмоциями, но и мыслями или — даже еще шире — сознанием. Особенно это стало актуально во время пандемии, когда многие люди оказались в условиях длительной изоляции. О том, как психофизиологические исследования космонавтов могут помочь в такой ситуации обычным людям, мы беседуем с руководителем отдела психологии и психофизиологии Института медико-биологических проблем РАН, главным психологом проекта «Марс‑500», участником совместного проекта российских исследователей мозга и буддистских монастырей по изучению измененных состояний сознания профессором Юрием Аркадьевичем Бубеевым.

— Юрий Аркадьевич, вы специалист в области изучения так называемых измененных состояний сознания (ИСС). Как их можно определить? Испытывает ли такие состояния каждый человек в своей жизни?

— На второй вопрос сразу отвечу: да. Более того, каждый из нас пребывает в измененных состояниях сознания чаще, чем
это можно предположить. Единого устоявшегося определения для ИСС нет, существуют десятки различных формулировок. Но мне ближе классическое определение конца 1960-х гг., когда на Западе велись интенсивные исследования медитации, трансовых психотехник, психоактивных препаратов и был отмечен максимальный всплеск интереса к этой теме. Его автором был американский психиатр Арнольд Людвиг, предложивший десять критериев ИСС, которые каждый человек может очень легко выделить и проанализировать по отношению к самому себе. Обычно любой, кто когда-либо находился в измененном состоянии сознания, совершенно четко скажет, что до этого было «обычное, нормальное» состояние, а с такого-то момента — измененное. Субъективное восприятие, субъективная оценка в этом случае, как правило, работают безотказно. А в 1980-е гг. возникло такое понятие, как «мягкие измененные состояния сознания», встречающиеся у каждого человека в повседневной жизни,

— Какие это критерии?

— Главные признаки ИСС — изменения мышления, субъективного течения времени, эмоционального состояния, схемы
тела, системы ценностей, порога внушаемости, связи с реальным миром, искажения представления внешней реальности
или осознания себя в этой реальности.
Например, человек, находящийся в измененном состоянии сознания, может совершенно по-другому ощущать течение времени — ему будет казаться, что прошел час или более, а на самом деле состояние длилось пять минут. Он также может иначе, чем в обычном состоянии, воспринимать свое тело, расположение и размеры его частей (так называемая проприорецепция).
ИСС, повторюсь, переживает в своей жизни каждый, это нормальное свойство сознания и психики здоровых людей и может быть вызвано совершенно различными триггерами. Например, сон — одна из главных потребностей человека — это ни что иное, как измененное состояние сознания. Кратковременные «мягкие» ИСС могут возникать во время прослушивания
музыки, увлекательного чтения, игры, при экстремальных физиологических состояниях, например во время марафонского
бега, нормальных родов, в экстремальных психологических ситуациях. Но бывают и искусственно вызванные ИСС, индуцированные различными обрядами, ритуалами, психоактивными препаратами, гипнозом и другими психотерапевтическими техниками.
Кстати, один из характерных критериев ИСС — легкая гипервентиляция: человек сам непроизвольно переходит на ритм
дыхания в виде синусоиды. Мы проводили цикл исследований дыхания операторов, выполняющих функции слежения, оно
представляет собой непрерывную синусоиду. В отличие от нашего обычного прерывистого дыхания (вдох-выдох с небольшими интервалами), у испытуемых, находившихся в состоянии «мягких» ИСС, оно упорядочивается, ритм становится более правильным, возникает легкая гипервентиляция и регистрируются потери углекислого газа. В физиологии это называется «алкалоз».

— Испытывали ли люди, находясь в изоляции во время карантина, измененные состояния сознания? Не меняется ли восприятие времени у человека в замкнутом пространстве? Вообще, какие ограничения на восприятие мира или психику накладывает это замкнутое пространство, если человек находится, например, в квартире?

— Безусловно, эти факторы влияют. Здесь есть, наверное, элементы монотонии, которые мы можем наблюдать в наших экспериментах с длительной изоляцией. Состояние монотонии возникает у людей, которые длительное время ведут машину, у операторов, управляющих сложными техническими системами. Монотония по проявлениям чем-то похожа на утомление, но с тем отличием, что она тут же переходит в обычное оптимальное функциональное состояние, если, предположим, появляется значимый сенсорный стимул. Безусловно, изменяется восприятие течения времени. Когда человек меняет обстановку каждый день — то он дома, то в транспорте, то на работе, — время течет по-иному. А здесь все протекает в одном и том же месте, сенсорная стимуляция в значительной степени ограничена. Само это слово «монотония», то есть монотонность, означает то, что ничего вроде бы не происходит, все однообразно, течение времени замедляется. А потом, когда человек пытается вспомнить, как же он провел неделю или месяц, все сливается в один «серый» день, потому что нет «узелков» для памяти, чтобы восстановить ход событий.

— Получается, что субъективно время течет для него быстрее?

— В ежеминутном, ежедневном режиме время течет медленнее, а ретроспективно — быстрее. Вот такой парадокс.

— Какие опасности подстерегают в подобной ситуации психику неподготовленного человека, который не занимается какими-либо медитативными техниками, интроспективными компенсирующими упражнениями, не пишет книг?

— Здесь можно перефразировать слова, с которых начинается роман Л.Н. Толстого «Анна Каренина»: все счастливы одинаково и несчастны по-разному. У тех людей, чьи условия для изоляции были более или менее комфортными, не появилось никаких особых опасностей или отклонений. Если же человек находился в очень стесненных условиях: с «ненавистными» родственниками, в слишком ограниченном пространстве, испытывал серьезные материальные проблемы, в этом случае он оказывается в зоне повышенного психологического риска, который определяет как тяжесть восприятия самой самоизоляции, так и ее последствия. Подобные люди склонны к несоблюдению режима, они стараются любым путем нарушить самоизоляцию, несмотря на то что осознают ее необходимость. Некоторые даже приходят к мысли, что лучше ужасный конец, чем «ужас без конца». И именно среди этой группы наиболее вероятны отрицательные последствия, которые потребуют коррекции с помощью психолога или психотерапевта после окончания карантина. 

— А какие могут быть последствия?

— Есть люди, у которых в течение долгого времени, даже когда уровень опасности заразиться станет допустимо минимальным, останутся фобии, которые будут препятствовать их нормальному возвращению в социум. Обычно после длительного отпуска у любого психически здорового человека работоспособность восстанавливается в течение одной недели. Сложные навыки, конечно, требуют несколько большего времени, но в основном примерно через неделю все должно восстановиться: и социальные контакты, и обычный уровень работоспособности. В случае если самоизоляция протекала в стесненных, некомфортных условиях, этот период может затянуться, возникнут невротические проявления, которые потребуют коррекции. Сейчас по интернету бродит шутка о том, что после самоизоляции в норму придут те, кто был нормальным до этого. То есть если у психики человека имелся значительный запас прочности до этой ситуации, то она пройдет с минимальными последствиями. А если у него уже были какие-то проблемы и этого запаса прочности нет, то ему, скорее всего, потребуется психокоррекция.

— Вы сказали о фобиях. Они связаны с тем, что люди будут бояться заразиться вирусом и после окончания острой ситуации, или фобии могут находить какие-то другие проявления?

— Основная фобия, видимо, будет связана с опасностью заражения. Даже если к осени-зиме появится надежная вакцина, у определенного процента людей этот страх, который, в общем-то, был оправданным и служил для защиты во время пандемии, останется. Но, безусловно, какието другие фобии тоже будут встречаться в большем количестве, так как была продолжительная психотравмирующая ситуация, связанная с реальной опасностью для жизни, которая подточила резервы психики. Но, повторяю, у каждого — своя зона уязвимости.

— Некоторые психиатры считают, что нынешняя ситуация в США тоже связана с предшествующим карантином. Возможна ли такая психическая реакция, когда люди выходят на улицы, появляется агрессия?

— Здесь два момента. Первый: когда люди находятся в изоляции, у них меньше непосредственных социальных контактов, во время которых они проверяют свои точки зрения, взгляды, и из-за этого у них повышается уровень внушаемости. Объем информации ограничен, остаются социальные сети и СМИ, а непосредственно контакты с людьми, обмен мнениями и возможность верификации своих взглядов уменьшаются. В такой ситуации при поступлении фейковой информации реакция будет несколько другая, с меньшей критичностью, чем в обычное время. Плюс ситуация непосредственной угрозы для жизни тоже дает импульсы к агрессии. Добавлю, что результаты, полученные сотрудниками нашего института во время экспериментов с длительной изоляцией, говорят о том, что у человека снижается уровень критичности восприятия информации, которую он получает уже после восстановления социальных контактов, значительно повышается внушаемость, и такой человек может стать гораздо более привлекательным объектом для манипулирования.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее об экспериментах, которые проводятся в вашем институте. Что вы наблюдали у космонавтов или у добровольцев во время и после длительной изоляции? С помощью каких тестов изучаются подобные состояния?

— Если взять эксперимент «Марс-500», который длился 520 дней и был самым длительным экспериментом с изоляцией, получившим диплом от Книги рекордов Гиннесса, то мы использовали более 100 различных тестов — физиологических, психофизиологических, психологических, биохимических, с применением десятков различных опросников по ходу самого эксперимента, проведением детальных энцефалографических исследований. И большая часть этих тестов, методов отслеживали состояние не только во время, но и после окончания эксперимента. Для меня наиболее интересными были методы исследования подсознания, того, что скрыто от внешнего наблюдателя, но что реально управляет поступками человека. У каждого есть такая зона когнитивной уязвимости, и у каждого она разная и определяется ранним детством, психическими травмами, другими событиями жизни. Знание этих зон позволяет оценить стрессоустойчивость, прогнозировать, как человек поведет себя в ситуации значимого воздействия. Исследования во время изоляции и после ее окончания позволили определить именно изменения внушаемости, готовности к манипуляциям, усиление интереса к приему психоактивных веществ, алкоголя. Было показано, что после длительной изоляции можно ожидать появления у человека каких-то зависимостей. Естественно, наши добровольцы — участники экспериментов проходили строгий отбор, в том числе психологический, но у обычных людей риски возникновения алкогольных либо наркотических аддикций будут возрастать. И к этому тоже надо быть готовым.

— Какие методы вы применяете для изучения подсознания человека?

— Это целый комплекс психофизиологических методик. Например, во время регистрации ЭЭГ (записи электроэнцефалограммы) можно синхронно предъявлять на экране компьютера в подпороговом режиме изображения либо слова. «Подпорогово» означает, что это скрывается под некой маской: во время обследования сам человек (его сознание) не видит тестирующую информацию. Если спросить, что он видел на экране после теста, он скажет, что видел именно «маску». Но под ней, в перерывах между сменой кадров, скрывается тестирующая информация, которая относится к проявлениям субъективного опыта, к таким наиболее значимым моментам, как страх смерти, отношение к деньгам, сексу — основным реперным точкам, вызывающим наибольшее количество проблем в жизни. При анализе записи ЭЭГ мы видим, какая зона мозга и каким образом отреагировала на ту или иную информацию, и это либо логическая, либо эмоционально окрашенная оценка, акцентуация или вытеснение. Меняя различные стимулы в зависимости от целей исследования, можно определить основные зоны когнитивной уязвимости у каждого человека, увидеть истинную картину без той фильтровки, которую проводит сознание: ведь все мы хотим казаться лучше, чем есть на самом деле. Метафорически это метод можно обозначить как «детектор истины», то есть можно показать обследуемому то, чего он сам о себе может не знать, но что управляет им в ряде ситуаций.

— Были ли среди этих испытуемых либо среди участников длительных космических полетов люди с «чистой картиной», которые, скажем так, подсознательно чисты?

— Мы как раз и старались отбирать людей с минимальным количеством таких зон когнитивной уязвимости. У каждого есть свои слабые места психики, но уже не в значимых и не опасных для профессиональной деятельности и целей эксперимента областях. Как известно из психоанализа, годы психоаналитической работы ведут к исцелению травм, которые человек получает в детстве и на которые родители часто не обращают внимания: это страхи и фобии, а для кого-то даже детская песенка про «серенького волчка» может стать психотравмирующим стимулом на всю взрослую жизнь. В реальности таких примеров очень много, и по мере взросления компенсаторные свойства психики их блокируют, но в подсознании они остаются. Можно использовать сравнение с заглушенным ядерным реактором: в глубине бессознательного «варятся» проблемы, и когда накапливается критическая масса зон когнитивной уязвимости, это проявляется в поведении, возникновении неоправданных страхов, снижении стрессоустойчивости или в чем-то еще.

— А какие долгосрочные проблемы обнаруживались у участников длительных экспериментов по изоляции?

— Основное, чего мы старались избежать, — это конфликтная напряженность. Понятно, что в условиях автономного существования, скученности, вынужденных контактов в ходе экспериментов (и это бывает, наверное, во всех подобных ситуациях, например на полярных станциях, на борту МКС) зреют конфликты, которые, если получают выход, могут угрожать успешности миссии. В принципе, такого никогда в истории космонавтики не возникало, но предпосылки были. И задача Центра управления полетами — тех специалистов, которые оказывают психологическую поддержку, — канализировать и выводить эти конфликты наружу, за пределы станции. Например, космонавты на борту МКС довольно часто срываются на специалистов ЦУП: какие-то эксперименты не подготовлены, связь проходит не так. И специалисты понимают, что это направлено не на них, что это вывод внутренней конфликтной напряженности, и принимают удар на себя. Наверное, здесь можно провести аналогию с нашей изоляцией: проблемы, которые есть внутри семьи, канализируются наружу, на «центр управления самоизоляцией».

— Какие техники применяются для участников космических экспериментов по длительной изоляции — «Марс-500», «Сириус»?

— В первую очередь, повторю, все проходят предварительный психологический отбор. После этого отобранная группа участвует в различных тренингах. Например, тренинг командообразования: наши испытатели, как и настоящие космонавты, должны организовать свое выживание в зимнем лесу, где была имитация аварийной посадки с помощью парашюта, с несколькими банками консервов, небольшим количеством спичек и минимумом теплой одежды. В подобной ситуации сразу спадают социальные маски и обнажается истинная сущность человека, возникает совместная работа по притирке друг к другу, происходит некая групповая динамика. Люди легче расшифровывают невербальные сигналы коллег и более четко прогнозируют, чего ждать от своего товарища в острой ситуации. Это всегда делается перед реальными полетами. Особенно в начале освоения космоса, когда была реальная угроза, что корабль приземлится в нерасчетной точке. Сейчас такая ситуация маловероятна: при спуске по баллистической орбите гораздо проще найти спускаемый аппарат, чем это было в те годы. Тем не менее это очень эффективно для проверки слаженности будущего экипажа. Поэтому мы используем подобную психологическую подготовку. Во время полета — моделируемого или реального — работает группа психологической поддержки, которая поставляет новости, организует связь с семьями, предоставляет контент по индивидуальному выбору. Перед экспериментом или полетом участники выбирают книги или фильмы, но через какое-то время оказывается, что почти все отобранное им в космосе уже не интересно, и возникают другие запросы, на которые нужно оперативно реагировать.

— А вы сами проводите сеансы психологической поддержки?

— Группа сотрудников нашего отдела работает в ЦУП и каждый день находится на связи с экипажем. Раз в неделю проводятся приватные психологические сеансы, когда по закрытому каналу космонавты могут выйти на психолога и обсудить какие-то вопросы, связаться с близкими. Всего в нашем отделе четыре лаборатории, которые решают разные задачи. Одна занимается психологией малых групп, изоляционными экспериментами, в частности экспериментами «Марс-500», «Сириус» и пр. Другая направлена как раз на психологическую поддержку, отбор космонавтов и испытателей, участвующих в изоляционных экспериментах. В ЦУП работают психоневрологи — специалисты по информации с борта, которые прогнозируют возможность дальнейшего продолжения полета, выясняют, нет ли там каких-либо психоневрологических проблем. Работает также группа биоритмологов, которая контролирует нагрузку на экипаж. Допустим, среди ночи нужно разгружать транспортный корабль, и в этом случае необходимо заранее лечь спать, а после этого дать космонавту отдых, снизить нагрузку, следить, чтобы она не была чрезмерной. Именно биоритмологи выносят заключение о режиме труда и отдыха.

— Вы упомянули службу психологической поддержки, но наши граждане в большинстве своем в повседневной жизни этого лишены. Как же выйти из карантина с наименьшими психологическими потерями? Что сделать, чтобы эти последствия минимизировать?

— Здесь я хотел бы еще раз вернуться к цитате из романа Л.Н. Толстого. Если у человека все хорошо, то, наверное, никакие особые рекомендации ему не нужны. Через несколько дней, возможно, неделю-другую после возвращения к нормальной, привычной жизни он восстановит и социальные контакты, и свое психическое ­состояние. Только, может быть, стоит делать это постепенно, а не резко всем выбежать на улицы и начать радоваться свободе. В то же время если были какие-то проблемы, связанные с выраженным семейным дискомфортом, обострившиеся во время карантина, возможно, стоит взять тайм-аут и подождать, когда горячая фаза закончится, и уже с холодным рассудком либо подтвердить это решение, либо отыграть назад отрицательные эмоции, которые кипели во время самоизоляции. Конечно, лучше всего прийти на сеанс к психологу, но это не всем доступно по разным причинам, в том числе финансовым. Но кол-центры оказывают реальную помощь. Если же возникают фобии, когда человек боится выйти на улицу, считая, что опасность ждет его уже за дверью квартиры, то рекомендуется использовать метод постепенных шагов: выходить вначале в ближайший магазин, потом — чуть дальше, потом — на прогулку в парк и т.д. К сожалению, довольно трудно будет тем, у кого родственники или близкие тяжело перенесли заболевание вирусом или погибли. Без помощи психолога, психотерапевта не обойтись, и здесь, наверное, будет тяжелая ситуация выхода. В каких-то случаях понадобятся различные техники борьбы со страхами, релаксации, возможно, легкие седативные препараты, которые можно купить в свободном доступе в аптеке, чтобы погасить излишний эмоциональный фон.

— Как здесь могут помочь исследования измененных состояний сознания? Можно ли использовать эти состояния во благо?

— Безусловно, но опять-таки под контролем специалистов. Сейчас очень много подходов, которые используют, например, биообратную связь. И здесь как раз, наверное, точка приложения с наиболее интересным практическим выходом. Был в начале 1990-х гг. такой известный фильм «Газонокосильщик». Там из героя — газонокосильщика с ограниченными умственными возможностями — некий исследователь создал супермена с помощью биообратной связи. Визуализируя ЭЭГ и объясняя человеку, каким образом он должен менять ритмы мозга, в каком отделе, предъявляя ему конкретную задачу на экране компьютера, можно добиться заданного результата, причем гораздо быстрее, нежели используя психотерапевтические техники. В целом методы, которые индуцируют ИСС, могут быть двух видов. Первый — максимально изолировать человека от всех сенсорных воздействий, например поместить в темную комнату, где тихо и нет никаких визуальных и слуховых раздражителей, или применить флоатинг (погружение в солевой раствор, где происходит максимальное расслабление всех мышц, нет никаких звуков и т.д). Второй — наоборот, максимальная загрузка всех сенсорных каналов. Это трансовые танцы, громкая музыка, экстатические техники. Например, у суфиев это танец с вращением. Здесь тоже возникает ИСС, но уже от перегрузки сенсорных каналов. Какие-то техники можно комбинировать, чтобы с помощью относительно легких воздействий вызывать довольно глубокие ИСС. Например, если к состоянию глубокого расслабления добавить аудиовизуальные стимулы.

— Играют ли какую-то роль в этом спектре реабилитационных методов медитативные техники?

— Безусловно. Но желательно, чтобы этот очень эффективный прием уже был освоен человеком до карантина или другой стрессовой ситуации. Если подобные методы отработаны, с их помощью можно легко корректировать негативные состояния, которые возникают при самоизоляции, выходе из нее. Те, у кого этого методического запаса нет, безусловно, могли освоить их по ходу, если возникла потребность. Техники медитации, направленные на релаксацию, снятие стрессорного напряжения, безусловно, будут полезны и помогут быстрее вернуться к обычному рабочему состоянию. Медитация — не что иное, как мягкое измененное состояние сознания. Здесь присутствуют все критерии: изменение чувства течения времени, схемы тела, восприятия себя, порога внушаемости. Сравним, например, три варианта измененного состояния сознания: медитацию, воздействие таких психоактивных препаратов, как инертные газы, и холотропное (учащенное) дыхание. В первом случае будут характерны плавный вход, относительно неглубокое состояние и быстрый выход: как только человек отвлекается или решает выйти из медитации, он возвращается в нормальное, обычное состояние сознания. С психоактивными препаратами обычно уже довольно глубокое ИСС, длительность которого определяется фармакодинамикой: пока препарат в крови, пока он не разрушается ферментными системами, это состояние продолжается. Если рассматривать холотропное дыхание, то здесь мы тоже наблюдаем довольно быстрый вход и глубокое погружение; сеанс холотропного дыхания может вызвать интенсивные трансперсональные переживания. Этот процесс, согласно результатам наших исследований, не может поддерживаться более полутора-двух часов. Если человек продолжает интенсивно дышать дольше, он автоматически выходит в нормальное состояние сознания, так как начинают работать системы организма, компенсирующие алкалоз. Итак, график по глубине и скорости входа у всех техник будет разный, но наиболее плавным он будет как раз при медитации.

— Сейчас много пишут и говорят о важности и пользе медитативных техник. Далай-лама призывает включать уроки медитации в программы обучения школьников (это уже делается в Индии и некоторых западных странах). Он считает, что современные люди не уделяют внимания «психической гигиене», «гигиене ума» и в результате не могут совладать с негативными мыслями и разрушающими эмоциями в повседневной жизни. Вы согласны с этим?

— Полностью согласен. Приведу следующую аналогию из близкой мне области — космической медицины. Когда стали готовиться к первым длительным космическим полетам, возникла проблема гиподинамии: в невесомости происходит быстрая потеря мышечной, костной ткани, возникает множество других проблем. После возвращения из длительного полета на Землю космонавт уже не мог стоять, то есть он дезадаптировался к гравитации. Наши сотрудники разработали специальный комплекс упражнений, космонавты каждый день их выполняют в полете и при возвращении на Землю чувствуют себя относительно нормально. У современного западного человека развилась своеобразная «психическая гиподинамия»: он живет в комфортных условиях, у подавляющего большинства все есть для безопасной жизни, и в результате возникает масса невротических потребностей, на которых человек зацикливается, особенно если у него есть доступ к каким-то гламурным безделушкам, развлечениям, чему-то еще. И эта психическая гиподинамия привела к тому, что, с одной стороны, люди не могут справляться со стрессами, отрицательными эмоциями, а с другой — стремятся к острым ощущениям, и хорошо еще, если это экстремальные виды спорта, путешествия, но часто это саморазрушающее поведение: наркотики, игромания и другие вредные привычки. Медитативные практики — прекрасное средство от «психической гиподинамии». Они не только могут компенсировать, деформировать реакции гнева, но и в ряде случаев, особенно если используется так называемая аналитическая медитация, помогают разобраться в конфликте, жизненных отношениях, выбрать правильную стратегию поведения, найти решение, выход из казавшейся безвыходной ситуации на каком-то другом, не видимом из обычного состояния сознания уровне. Такой ментальный фитнес с помощью медитативных техник подобен обычному физическому фитнесу для человека с неразвитой мускулатурой и ему просто необходим.

Беседовала Елена Кокурина

психологическая и философская проблема в психиатрии (13)(Дремов С.В.)

Глава 1. ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПРОБЛЕМЫ ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ

1.3. Современный взгляд на проблему

Выражением «современный взгляд» обозначено адекватное проблеме ИСС стремление определить позицию для целостного психолого-психиатрического и философского рассмотрения поднимаемых вопросов. Заявка на целостность подхода к проблеме предполагает изучение еще одного аспекта адаптивности ИСС, а именно, роли изменений сознания в сохранении внутреннего равновесия индивидуума.

В отечественной литературе проблема ИСС как самостоятельная тема была впервые поставлена в работе Д.Л.Спивака «Лингвистика измененных состояний сознания» (1986). Проведенное автором исследован неубедительно показывает непосредственную связь изменений сознания с иерархической структурой сознания. Согласно Д.Л.Спиваку (1986, с.84), каждому из составляющих сознание уровней соответствует свой «язык, -свои интонационные характеристики (мелодические контуры, спектры), параметры темпа речи (время чистой речи, длительность пауз, скорость артикуляции), то есть определенная система лексико-грамматических средств. Зная эти характерные признаки языковой упорядоченности соответствующего уровня, используя специфический «язык», возможно установить продуктивное речевое общение с человеком в ИСС.

Применение лингвистического теста в ходе последовательной диссолюции сознания (снижения уровня, по Джексону) позволило объективно реконструировать этапы, пройденные в развитии русского языка за последние столетия. Выделенные в ИСС архаичные аспекты языковой структуры позволили сопоставить язык измененных состояний сознания с бранной речью, с реликтовыми сакральными языками (Спивак, 1986, с.14,37).

Собственные оригинальные исследования Д.Л.Спивак предваряет общей панорамой исследовательских программ по проблеме ИСС. «Изучение ИСС, — пишет Д.Л.Спивак (1986, с.9), — проводимое большим количеством научных коллективов, стало в последнее время приоритетным направлением в исследовании мышления». С 1973г. издается международный «Журнал измененных состояний сознания», библиографические перечни насчитывают тысячи трудов по этой теме, получившей особое развитие после международного симпозиума по измененным состояниям сознания (Торонто, 1978).

Современный уровень разработки проблемы ИСС представлен тремя наиболее известными теориями. Швейцарский психолог и психиатр А.Диттрих (1986), выбрав самую непротиворечивую модель сознания — круг, вслед за В.Вундтом расположил весь спектр сознания таким образом, что в центре помещается нормальное бодрствующее сознание, а по окружности — бессознательное, сопоставимое с выключением сознания. Между ними на разных радиусах расположены переходные измененные состояния сознания, сопоставимые между собой при условии равной удаленности от центра — так называемые смежные состояния сознания. Это дает основание говорить, что ИСС имеют общие стабильные характеристики, независимые от вызывающей причины (Dittrich etal., 1986). Данная модель, или теория смежных состояний сознания, обладает определенной разрешающей способностью, проясняя феноменологическое сходство смежных состояний сознания, будь то фармакологически вызванные, возникшие в условиях сенсорной (социальной) изоляции или в психозе.

Динамика ИСС и направленность изменений сознания находят выражение в теории непрерывных состояний сознания К. Мартиндейла (Martindail, 1981). Описывая основное измерение, вдоль которого изменяется сознание, он отстаивает традиционную для американской науки «одномерную» схему сознания. Она задается линией регрессии, вдоль которой происходит диссолюция сознания по направлению к его первичным древним состояниям. Другими словами, имеется континуум непрерывных состояний сознания, представимый в виде оси, пронизывающей структуру сознания. В нижней части этой оси находятся психозы, выше могут идти сны, еще выше — уровень, достигаемый психофармакологией, дальше — неврозы и т.д. Пожалуй, основное, что дает предложенная Мартиндейлом схема, во многом перекликающаяся с психоаналитическими конструктами, теорией единого психоза, — это самое общее представление об изменениях сознания в контексте определенной стратификации. Вместе с тем абсолютное отождествление разных по происхождению состояний сознания в соответствии с единственным критерием — положением на оси регрессии — вряд ли возможно. Представления Мартиндейла по этому вопросу во многом дополняются и корректируются другим вышеупомянутым американским исследователем — Ч.Тартом, концепция которого нуждается в отдельном обсуждении.

Обзор новых исследовательских подходов к ИСС был бы неполон без обращения к трансперсональному направлению в психологии, вобравшему в себя идеи классического психоанализа, юнгианской аналитической психологии, райханианства и экзистенциальной психологии. Трансперсоналистская программа изучения измененных состояний сознания во многом альтернативна большинству положений традиционной психиатрии и академической психологии. И все же это направление имеет право называться научным. В нем используются эмпирические данные, дается их строгий научный анализ, знания систематизируются, причем отчетливо выражено стремление к их приложению в терапевтической практике. Наукометрический анализ журнала «Трансперсональная психология» (Налимов, 1993) показывает, что публикующиеся в нем авторы опираются в своих предпосылках на материалы ведущих академических журналов по психиатрии. Лидерами трансперсонального направления являются сложившиеся профессионалы психиатры А.Маслоу, Р.Ассаджиоли, Р.Уолш, С.Гроф, Ч.Тарт и др. В числе предтеч трансперсонального направления с полным правом могут быть названы В.Джемс, 3.Фрейд, К. Юнг, Г.Салливан, В.Франкл и другие видные ученые[6].

Говоря о трансперсональном направлении психологии и психиатрии в связи с проблемой ИСС, прежде всего следует отметить разработанные здесь варианты стратификации сознания. Таковы, в частности, «картография сознания» С.Грофа, шкалы Ч.Тарта, «спектр сознания» К.Уилбера. Предложенные трансперсоналистами «классификации», наверное, можно считать уточнением взглядов К.Юнга на строение индивидуального сознания. Хотя подобные схемы дают лишь структурное, статическое представление о сознании, они отражают главные линии и различия, позволяют за огромным множеством содержаний увидеть целостную картину состояний сознания. Общее и ценное в них — это указания на присутствие в сознании неявных, трансиндивидуальных уровней, проявления которых официальная психиатрия в большинстве случаев расценивает как психопатологию.

Отдельный интерес представляют воззрения на иерархическую структуру сознания Ч.Тарта. Особенность его теории в том, что выделение шкал, упорядочивающих состояния сознания, он проводит по аксиологическому принципу. Ч.Тарт (1994, с.210-211) отмечает, что определения «более высокого и более низкого» уровней сознания зависят от мировоззрения человека и ценностной ориентации культуры в целом. Так, например, в западной ценностной шкале высшим принято считать состояние полной рациональности. В соответствии с этой шкалой более низкими являются творческие состояния (обращение к внутренним импульсам личности), еще ниже — сон, интоксикация марихуаной, психопатические состояния, состояния, вызванные галлюциногенами, и токсикогенный психоз. «По-видимому, — пишет Ч.Тарт (там же), — эта шкала молчаливо признается большинством западных интеллектуалов. Подчеркнем — именно молчаливо. Это значит, что оценки этой шкалы вплетены в общую ткань системы ценностей нашего общества… оценки по этой шкале чаще всего делаются неявным образом. Когда система ценностей или ее предпосылки имплицитны, человек не осознает их наличия и потому не подвергает их сомнению. Он просто автоматически воспринимает мир и мыслит, основываясь на этой системе с ее предпосылками. Например, что бы ни сказал человек, о котором известно, что он «психотик», это будет рассматриваться как свидетельство его безумия, а не оцениваться само по себе» (там же, с.211-213).

Ч.Тарт (там же) пишет, что рациональность, превозносимая в европейской шкале ценностей, является недостижимым миражом. При этом «обычное состояние является окказионально невротическим в том смысле, что в нем рациональность оказывается лишь рационализацией тех процессов, которые основаны на бессознательных побуждениях и эмоциях». Кроме того, «рациональность вряд ли пришлась по душе большинству из нас — ведь человек с таким сознанием был бы чем-то вроде компьютера».

Указанием нескольких ценностных шкал Ч.Тарт обращает внимание на относительность научных представлений, признанных абсолютными. Видимо, полагание истинным объективного при недостаточном учете субъективного ценностно-этического аспекта еще не гарантирует Истины. В особенности это актуально в дисциплинах, занятых объективацией субъективного, в науках, где объективность утверждается лишь в контексте определенной парадигмы, методологические основания которой всегда субъективны.

В истории науки известны случаи, когда рациональность, выражающая объективность, смешивалась с рационализациями. Психиатрия, в частности, изобилует примерами, когда рационализации ученого, признанные наиболее удачными на определенном этапе познания в конкретный исторический отрезок, превращалась эпигонами в идеал рациональности, догматизировались и почитались истиной в последней инстанции.

Имея в настоящем клиническую реальность, клиническую оценку состояний сознания, мы оставляем без внимания динамику ИСС, ее основания в субъективной реальности пациента. Между тем, потребность в учете неявных изменений психики, не фиксируемых клинически, всегда присутствовала и стимулировала развитие антропологической психиатрии, экзистенциального анализа и пр.

Положения Ч.Тарта позволяют прояснить следующую ситуацию. Являясь питомцами одной ценностной системы (на Западе — это направленность на изучение, «завоевание» внешней реальности), врач и пациент теряют взаимопонимание, когда болезнь меняет экстравертированную установку сознания пациента на внутреннюю. Оценка его измененного состояния сознания как более низкого по сравнению с нормативным предметным сознанием приводит к постановке диагноза. Как говорит Ч.Тарт (1994, с.213): «Роли распределены заранее: пациенты — сумасшедшие, врачи — здравомыслящие, и изменить уже ничего нельзя». Как правило, забывается, что представление о норме задано относительным представлением о ценности того или иного состояния, его значимостью для выживания. Забывается, что при серьезном психическом нарушении условия жизни меняются и более ценными — соответствующими субъективным потребностям — могут быть измененные состояния сознания. Подчеркивая их экзистенциальную равноценность с обычным состоянием бодрствования, мы можем вслед за культурологами назвать их иными состояниями сознания.

Другое своеобразие воззрений Ч.Тарта — это структуралистская интерпретация дискретности сознания. Ч.Тарт предпочитает изучать именно дискретные изменения состояний сознания (ДИСС) и является одним из создателей теории прерывных состояний сознания. «Дискретным измененным состоянием сознания, — пишет он, — мы назовем такое ДИСС, которое отличается от некоторого конкретного базисного состояния сознания (БСС)… это некая новая по отношению к базисному состоянию система, обладающая присущими только ей характеристиками: это определенное изменение прежней структуры сознания».

Ч.Тарта интересуют закономерности разрушения исходных состояний сознания и стабилизации вновь образовавшихся. На установление и упорядочивание взаимосвязи физиологических и психических процессов внутри ДИСС направлено, по Ч.Тарту (там же), четыре стабилизирующих процесса: подчинение энергии «внимания-осознания» выполнению какой-либо задачи; наличие негативной обратной связи и коррекция структур (подсистем), отклонившихся от норм данного ДСС; позитивная обратная связь в виде накопления положительного опыта, повышающего эффективность работы в ДСС; направленность определенных процессов на ограничение воздействия дестабилизирующих факторов.

Наличие подобных стабилизирующих процессов актуализирует вопрос о целесообразности сохранения ДИСС. В контексте прежних рассуждений представляется закономерным предположение о том, что целесообразность ДИСС определяется их адаптивностью. Как можно заметить, все стабилизирующие процессы у Ч.Тарта направлены на установление и поддержание равновесия с внешней для подсистем ДСС действительностью. Один аспект адаптивности сознания — урегулирование взаимодействия человека с окружающим миром — хорошо известен, однако он не объясняет исчерпывающе необходимость изменения сознания.

Представления К.Уилбера (1996) и выделенные им шесть слоев (уровней) сознания — «тень», эго, биосоциальный, экзистенциальный, трансперсональный уровни и уровень «майнд» (разум) — наглядно показывают границы объективирующей клинической парадигмы. В аналитической психологии К.Юнга последний уровень К.Уилбера соотносится с «самостью», в мировых религиях имеет различные наименования (Бог-отец, Будда, Аллах), известен как Дао, Атман в восточных религиозно-философских концепциях, как Абсолют, Ничто в философии западных мыслителей. Этот уровень максимально далек от сциентистского мировосприятия, но, несмотря на недостаток эмпирических знаний о данном предельном уровне, без него феноменология сознания была бы неполной.

Клиницисты, изучая психические расстройства, доходят до понимания экзистенциального уровня, а трансперсональный и уровень «майнд» в спектре сознания исследуются в разделе «психозы». Транс персонал исты в дополнение к этому предлагают расширить границы понимания и принятия проявлений психотических регистров, рассматривая их как значимые события в контексте личностного роста. Как пишет один из лидеров исследований ИСС 60-х гг. К.Наранхо (19956, с.179), «современное терпимое отношение к безумию проистекает из более широкой терпимости к измененным состояниям сознания, из новой открытости перед опытом и готовности уступить ему». Почвой для интерпретаций драматического и трансформирующего опыта в ИСС является представление о трансперсональных основаниях психики.

Полагаясь на свидетельства о целительном и развивающем эффекте ИСС, достигаемых медитацией, духовными практиками, опираясь на клинический опыт помощи психотическим больным (Институт Эсалена в США), трансперсоналисты формулируют следующие положения. Фундаментальное кредо трансперсональной психологии, по С.Грофу (1994, с.179), в том, что при благоприятных условиях и грамотной поддержке кризис невротического и даже психотического масштаба создает возможности для излечения и эволюции сознания. «В наше время, — пишет Р.Уолш (Walsh, 1990, р.90), -удивительно большое число профессионалов в области психического здоровья сделали сходное заключение. Я сказал «удивительно», потому что эта возможность совершенно исключается в традиционных психиатрических работах. Тем не менее, достаточное число исследователей (и некоторые довольно известны) допускают, что психологические нарушения, включая даже психозы, могут исполнять роль развивающих состояний, заканчиваются величайшим психологическим здоровьем… С этой точки зрения то, что представлялось как расстройство и заболевание, позднее может быть интерпретировано как ступень к развитию и росту». Неоднородность форм и способов переживания кризисных изменений сознания открывает наряду с психопатологической еще одну перспективу, о которой психиатры в большинстве своем не говорят. Между тем, история культуры имеет значительное количество биографических примеров, и вопрос о возможности благоприятного исхода кризиса представляет значительный интерес как в теоретическом, так и в практическом плане. В связи с шизофренией об этом писал Е.Бржезицкий (Brzezicky, 1962), отмечая, что шизофренический «дефект» побуждает к художественному творчеству, может иметь социально позитивный характер. «Подобные примеры,- пишет А.Кемпинский (1988, с.63),- можно найти как среди выдающихся, так и обычных людей. Так называемый дефект в таких случаях выражается в посвящении себя целиком и без остатка какой-либо идее: социальной, научной, художественной деятельности».

Р.Уолш (Walsh, 1990, р.91) приводит используемые в литературе наименования изменений сознания, сопровождающихся кризисными событиями и выходом в позитивный рост. Они описываются как «позитивная дезинтеграция», «восстановительный процесс», «возрождение», «созидательная болезнь», «мистический опыт с психотическими чертами», «божественные болезни», «духовное критическое состояние» и «трансперсональный кризис». Р.Уолш предостерегает от неразборчивого смешения психозов, которым подвержена половина всех психиатрических пациентов, от описываемых кризисов. Он называет это ошибкой, в которой «патологическая регрессия к доэгоик-стадиям развития смешивается с развитием до трансэгоик-уровней, в которых доэгоик-регрессия шизофреников смешивается с трансэгоик-реализацией святых».

Данное замечание, представляющее собой упрощенное понимание вопроса, может быть выражено в виде схемы: от исходного уровня эго-психики отходят два противоположных вектора — регрессивный, направленный вниз, и прогрессивный, направленный вверх. Одному соответствует углубление психического нарушения, другому -личностный рост. Используя упрощенное векторно-топографическое решение вопроса и призывая психиатров различать две направленности, Р.Уолш отмечает, что четкие разграничительные критерии еще только вырабатываются. Закономерно возникает вопрос, какое применение может найти подобное разфаничение, насколько оно оправдано с практической точки зрения? Ведь и переживающему трансперсональный кризис, и тому, кто именуется шизофреником, одинаково требуется помощь. Предлагаемое разграничение не изменит ни синдромологических формулировок, ни клинической оценки, ни существующей в рамках клинической парадигмы патологической коннотации духовных наклонностей. И тот, и другой человек с одинаковой возможностью может оказаться в поле зрения психиатра, решающего конкретные терапевтические задачи. Неужели в отношении к одному пациенту будет применена одна терапевтическая тактика, а в отношении к другому — иная? Кроме того, где те основания, которые позволяют считать, что психотик, будь он стопроцентный шизофреник, не должен восприниматься как человек, испытывающий духовный кризис? Положение осложняется тем, что «объективное» разграничение религиозно-мистических и патологических состояний сознания может быть проведено только с использованием условностей, зависящих от собственных мировоззренческих позиций врача и от перспектив, открываемых ведущей парадигмой.

Следует заметить, что и последовательность рассуждений, и конкретные эмпирические данные, полученные в рамках экзистенциальной парадигмы[7], и культурологические экскурсы обязывают говорить о разграничении иного рода. Что не следовало бы смешивать, и то лишь по гносеологическим соображениям, так это два потенциально различимых этапа единого преобразующего процесса. Первый из них — дезинтегрирующий, в хаосе которого рождается психопатологическая симптоматика. Второй — интегрирующий, креативный, способствующий преодолению кризиса и выздоровлению. Очевидно, что эти условно выделяемые этапы далеко не всегда представлены в каждом индивидуальном случае. «Случилось так, — пишет М. Фуко[8] (1997, с.351), — что XIX в. с его духом серьезности расколол надвое… единую и неделимую область… проведя внутри неразрывного целого абстрактную границу патологии. В середине XVIII в. это единство внезапно, словно вспышкой, было выхвачено из тьмы; однако понадобилось еще более полувека, прежде чем кто-то дерзнул вновь всмотреться в него: первым на это отважился Гелдерлин, за ним Нерваль, Ницше, Ван Гог, Реймон Руссель, Антонен Арго, и всякий раз дерзость вела к трагедии — т.е. к отчуждению опыта неразумия в отречении безумия».

Уже Г.Гегель (1977, с.177) представлял психическую болезнь как существенную ступень в развитии души. В то же время он писал, что данное понимание «не следует, разумеется, истолковывать в том смысле, будто этим мы хотели сказать: каждый дух, каждая душа должна пройти через это состояние величайшей внешней разорванности». Точно так же не следует понимать, что каждая психическая болезнь, каждый клинический случай представляет собой реализацию духовности. Это осуществление присутствует потенциально как антропологическая возможность становления человека, представляющая собой и дар и угрозу одновременно. Как писал К.Г.Юнг (1995б), «слова «Многие призваны, но не многие избраны» относятся более всего именно сюда, ибо развитие личности от исходных задатков до полной сознательности — это харизма и одновременно проклятие… это такое счастье, за которое можно дорого заплатить».

Шизофренический опыт, согласно Р.Лэнгу (1995), — это первый шаг по дороге »туда и обратно», по дороге, которая ведет к экзистенциальному возрождению и гиперпсихическому здоровью индивида и которая является фазой радикального излечивания психики. Вместе с тем, развитие может исчерпываться первой фазой и закончиться «экзистенциальной смертью». В мифологическом описании данная ситуация приравнивается к угрозам физическому существованию, сопровождающим путешествия главных героев. Сказочным персонажем данного ряда является созданный вымыслом английского лингвиста Дж.Р.Толкиена (1991) хоббит Бильбо Бэггинс. Еще до всех своих героических странствий Бильбо имеет родовую печать инаковос-ти, которая отличает его от прочих почтенных обитателей Хоббитании. «Странность, которая только ждала случая себя проявить», привлекает к Бильбо внимание всезнающего волшебника, отправившего его за утерянными сокровищами, в странствия «туда и обратно». После множества испытаний не раз спасавший своих друзей и спасаемый ими из неожиданных коллизий, вышедший победителем в сражениях с силами тьмы, Бильбо снова оказывается у своей хоббичьей норы. Приобретенное им в ходе сказочного путешествия Волшебное кольцо (символ внутренней целостности) является достаточной компенсацией утраты репутации благонадежного обывателя. Мудрым предостережением от сумасшествия, напоминанием о необходимости жить в привычном окружении, звучат заключительные слова волшебника: «Спору нет, мистер Бэггинс, личность вы превосходная, и я вас очень люблю… но не забывайте, пожалуйста, что мир огромен, а вы персона не столь уж крупная!» (там же, с.254).

Как ни отвлеченно и ненаучно выглядят сказочные сюжеты, но между ними и темой ИСС существует прямая и прозрачная аналогия. Странствия героев, среди которых могли бы быть названы и древнегреческий мифологический персонаж Орест, и хитроумный Одиссей, и странствующий рыцарь Парцифаль, русский Иванушка-дурачок и многие другие, есть не что иное, как культурологический дискурс рассмотрения ИСС — мифологическое описание неизбежных в ИСС испытаний и возвращение к исходному пункту путешествия, к привычному окружению и обыденному сознанию. «Ну и прекрасно! — в завершение всего говорит толкиеновский Бильбо. — Зато у меня отличный табачок!» (Толкиен, 1991, с.254).

Без преувеличения, вопрос о том, будет ли процесс изменения сознания доведен до логического завершения либо остановится в наиболее драматический период развития, имеет первостепенное значение во врачебной практике. Есть существенное житейское различие между психопатологическим завершением изменений сознания и появлением нового возвышающего опыта у обычного человека, с его законными потребностями в счастье, удовлетворенности и жизненной обеспеченности. Здесь приобретают важность биологические, социокультурные факторы, роль профессионалов. Взаимодействие этих факторов определяет динамику измененных состояний сознания и здоровье конкретного пациента, однако сами эти факторы в данном контексте привходящи и вторичны, они лишь оформляют то, что названо становлением личности, духовным развитием. Возвышающий процесс протекает согласно собственным интрапсихическим и трансиндивидуальным закономерностям, задается адаптивной направленностью сознания.

* * *

Пожалуй, наиболее важный результат трансперсоналистского изучения изменений сознания, сближающий трансперсонализм с экзистенциальным и другими гуманистическими подходами, — это терапевтическая методология. Признание многомерности сознания и антропологической нормативности измененных состояний сознания способствует развитию методов, открытых субъекту переживания, в каком бы состоянии он ни находился. Как указывает С.Гроф (1994, с.221), холотропная терапия (один из методов транс персоналистов) для терапевта — «это непрерывный процесс обучения, а не механическое применение законченной системы понятий и правил». Метафора опытного и зрелого спутника, сопровождающего клиента в его внутреннем путешествии (Сэнфорд, 1998), сближает психотерапевта с волшебником Гэндальфом из упомянутой сказки, который продвигается в путешествии вслед за главным героем, открывает в переживаниях своего подопечного новые измерения и помогает в затруднительных случаях. Руководствуясь знанием и личным опытом, психотерапевт при необходимости оказывает помощь в интеграции содержания латентных уровней сознания.

Таким образом, субъект-объектный характер взаимоотношений врача и пациента, при котором сознание пациента оценивается с позиций конвенциальной нормы, меняется на партнерское субъект-субъектное взаимодействие. В этом случае предполагается, что сознание — не пассивный и зависимый объект медицинских манипуляций, а всегда индивидуальный и имеющий непререкаемую самоценность способ взаимоотношений человека с миром. Страдания пациента, в этом понимании, требуют не только физического лечения и приема лекарств, а совместного с врачом поиска душевно-духовных корней недуга (Ассаджиоли, 1965, с.117). Терапевтическая помощь исходит как из профессиональных знаний, так и из принятия того, что «если личности предлагается любовь, понимание и поддержка, духовный кризис прекращается самостоятельно без необходимости обращаться к подавляющим медикаментам. Самый диссоциированный «умственно больной» может стать упорядоченным в короткое время, если кто-нибудь относится к нему с состраданием» (Perry, 1986). Таким образом, соблюдение гуманистических принципов, желательное в медицинской модели помощи, становится обязательным условием проф-пригодности в гуманистических подходах психотерапии[9].

Непосредственная связь изучения ИСС с развитием гуманистических традиций в психологии и психиатрии вытекает из следующих высказываний. Экзистенциальный психиатр Р.Д.Лэнг (1995, с.176) пишет, что в случае с психотиком недопустимо предположение о нем как об объекте, подобно другим, существующем неподвижно. Иначе, понимание психотика «может оказаться даже большей проблемой, нежели понимание писавшего тысячелетия назад иероглифический текст». Подобно истолкователю древних текстов, «терапевт должен обладать пластической способностью перемещать себя в другую, странную и даже чуждую перспективу. Этим актом он, не покидая собственного здравомыслия, проявляет собственные психотические возможности. Только так он может достичь понимания экзистенциальной позиции пациента». Под «пониманием» Р.Лэнг подразумевает «способность познать, как пациент переживает себя и мир, его включающий». Р.Лэнг не делает различий между «пониманием», «познанием», «чувствованием» и «любовью». Этим набором понятий определяется в экзистенциализме профессиональная активность, обеспечивающая отношение к пациенту (психотику, в том числе) как к субъекту, дающая возможность проникнуть во внутренние связи его переживаний и оказать посильную помощь[10]. Поскольку, как выражается Р.Лэнг (там же), шизофреник не «схватывает шизофрению» наподобие насморка, он не представляет собой «совокупность признаков шизофрении», он должен быть понят в его собственной бытийности, в его собственном сознании.

Профессиональная помощь, таким образом, предполагает достаточную пластичность сознания терапевта (способность терапевта если не к изменению собственного сознания, то хотя бы к глубокой рефлексии, основанной на знаниях и опыте). Экстраординарное для клинической практики требование, граничащее в некоторых умах с представлением о безумии самого терапевта, является естественным в гуманистических подходах и свидетельствует скорее о необходимости в высоком психическом и духовном здоровье человека, оказывающего помощь.

Стратегия понимания и помощи в гуманистическом методе базируется на предпосылках, выдвинутых авторами герменевтического анализа. Ф.Шлейермахер[11] (1994) считал, что понимание возможно только тогда, когда автор текста (в нашем контексте — пациент) и интерпретатор (врач-аналитик) будут поставлены в одинаковые условия, когда будут устранены посредством активного вмешательства интерпретатора языковая, культурная и историческая дистанции, разделяющие автора произведения и его истолкователя. В.Дильтей — автор описательной психологии, в основе которой лежит метод понимания, выражается с большим психологизмом. Так, согласно исследователю творчества Дильтея X.Цеклеру, понимание у Дильтея побуждается переживанием отдельных состояний сознания в сфере осознаваемой общности (цит. по: Кузнецов, 1991, с.62). Другими словами, от терапевта требуется вмешательство в собственное сознание, поиск общих с пациентом состояний сознания. Целью этой операции является со-переживание и со-знание, доведение до знания пациента бессознательных конфликтов, обусловленных его экзистенцией. Нетрудно заметить, что метод, предполагающий изменение сознания терапевта, не только признается экзистенциалистами, но и лежит в основании феноменологической психиатрии, отчасти — психоанализа и других родственных с ним подходов. Таким образом, гуманистический ракурс исследований проблемы ИСС требует определенной перестановки акцентов в традиционной психиатрии, особенно в разделе патологии сознания. Естественно, возникает вопрос о том, насколько сопоставима эта актуальность с неизбежно возникающими трудностями психологического и методологического порядка. И если сопоставима, то как могут решаться проблемы, неизбежно возникающие в связи с новым ракурсом рассмотрения старых вопросов.

Резюмируя сказанное, выделим главное. Комплекс явлений, возникающих при изменении сознания, можно рассматривать с любой из принимаемых позиций -нейродинамической, психологической, клинической и гуманитарной. В этом контексте нейрофизиология, психология во всем ее многообразии, клиническая психопатология, гуманистические подходы психиатрии — суть всего лишь разные способы экспликации единой проблемы измененных состояний сознания. Представление о психиатрии как об антропологической науке дает право рассматривать проблему ИСС во всех аспектах — от нейродинамического до экзистенциального и метафизического, т.е. во всех антропологических измерениях, предполагающих, помимо прочего, и философский анализ. В качестве проблемы для последующего изучения выдвигается тезис о том, что адаптивная целесообразность ИСС может быть прослежена как общий знаменатель во всех аспектах проблемы. Адаптивность, рассматриваемая широко — и как сохранение жизнедеятельности организма, и как социализирующая функция, и как направленность на поддержание собственно человеческого бытия в мире, может быть представлена определяющей функцией сознания, а способность сознания изменяться — одна из наиболее существенных его характеристик — как конститутивный признак, имеющий свои специфические особенности при психопатологии.

Примечания
[6] Для правильного восприятия трансперсональной психологии будет полезно сравнить ее с психологической антропологией. Сближает эти два подхода междисциплинар-ность исследований, отказ от редукционизма в подходах к сознанию, признание трансперсональных (коллективных) уровней сознания человека, интерес к измененным состояниям сознания. Разделяют два направления формы теоретических построений, обусловленные, как это ни покажется странным, различием традиций европейской и восточной духовности. В психологической антропологии довлеет христианский принцип зависимости, в науке проявившийся в поиске внешних детерминант человеческой природы (биологические основания, культурные традиции, жизнь в социуме). Психологическая антропология тем самым интегрирует знания биологических наук, теории эволюции, культурологии, этнологии, социальной психологии, заимствует положения других синтетических метанаук (психоанализ, психосоматика). Трансперсональная психология, со своей стороны, идеологически ближе к буддийской концепции освобождения и другим восточным религиозно-философским построениям, отстаивающим примат идеи освобождения божественного в человеке, т.е. исходит из принципа «самоактуализации» (Маслоу, 1997). Характерно, что трансперсональная психология и психологическая антропология альтернативны грубому сциентизму. Здесь реально признается, что субъектом является не совокупность тех или иных психических свойств, а человек, обладающий не только социализирующим сознанием и самосознанием, но и неким интимным «я», понимаемым как первоначало всех его устремлений, как источник собственно человеческих потребностей. В этой связи не случаен интерес этих двух исследовательских подходов к религиозным проблемам и метафизике. Взаимодополняя друг друга в исследовании измененных состояний сознания, трансперсональная психология и психологическая антропология по-разному способствуют возрождению гуманистического потенциала науки, утраченного в естественнонаучных дисциплинах.
[7] Смакер (Smucker. 1996). описывая духовные кризисы, во время которых центральными для интервьюируемых были пограничные вопросы о смысле жизни, о смерти, отмечает, что структура кризисного опыта отражает двухфазный процесс, через который участники продвигались от кризиса к изменениям и личностному росту.
[8] Мишель Фуко (1926-1984) — французский философ, историк культуры.
[9] Уже и не воспринимается как парадокс название терапевтической системы: «гуманистическая психотерапия». Видимо, слово «гуманность» стало настолько формализовано, что его потребовалось возродить и наполнить реальным содержанием.
[10] Нужно отметить, что выраженная таким образом целостная стратегия познания свойственна всей экзистенциальной философии, включая российскую. Н.А.Бердяев в философской автобиографии писал: «Помимо всякой философской теории, всякой гносеологии, я всегда сознавал, что познаю не одним интеллектом, не разумом, подчиненным собственному закону, а совокупностью духовных сил… своей напряженной эмоциональностью» (Бердяев. 1991, с.98).
[11] Фридрих Шлейермахер (1768-1834) — немецкий протестантский теолог и философ; оказал большое влияние на развитие истории философии и философскую герменевтику.

01 | 02 | 03 | 04 | 05 | 06 | 07 | 08 | 09 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 18

Дремов С.В., Семин И.Р.,

© Дрёмов С.В., Сёмин И.Р.
Измененные состояния сознания: Психологическая и философская проблема в психиатрии. — Новосибирск, Издательство СО РАН, 2001. — 204 с. ISBN 5-7692-0473-7
Ответственный редактор: Доктор психологических наук М.С. Яницкий
Рецензенты: Доктор медицинских наук Ю.В. Завьялов, Доктор философских наук Г.И. Петрова
Психиатрия в контексте культуры. Выпуск 5.Антропологическая психиатрия

См. также

Сознание без внутреннего «Я» / Хабр


Данная статья посвящена состоянию сознания без внутреннего «Я». Такое состояние при определенной тренировке может испытать каждый человек на личном опыте. Восприятие в данном состоянии сознания сильно отличается от восприятия в обычном состоянии, и некоторыми своими аспектами может помочь решить различные вопросы касательно человеческого разума, которые возникают в том числе при обсуждении технологий переноса сознания в машину, создания искусственного мозга или копирования мозга человека и т.д.

Предисловие


Так вышло, что тема состояния сознания без внутреннего «Я» не очень популярна. По каким-то причинам данное состояние не рассматривают в статьях, где рассуждают про роботов с человеческими чувствами или пытаются разрешить различные парадоксы, связанные с внутренним опытом разумных существ. Даже среди людей, увлекающихся различными психическими практиками, для которых данное состояние может являться одной из важных вершин, почти нет тех, кто испытывал подобное состояние на практике и очень мало тех, кто вообще о таком явлении слышал. Возможно я просто «плохо искал», так как изначально для меня подобное состояние представляло практический интерес, а не теоретический. В том числе по этой причине данная статья почти полностью будет основана на моем личном опыте переживания данного состояния. Однако, я надеюсь, она все равно будет как минимум интересной. Статья затронет множество тем, которые в той или иной степени могут иметь отношение к данному состоянию, а в конце статьи можно найти различные способы, как данное состояние можно индуцировать у себя любой желающий.

Так как тема сложная для восприятия, для начала надо определиться с некоторыми терминами и нюансами. Так как данное состояние относится к так называемым измененными состояниям сознания, то дальше в статье вместо «состояние сознания без внутреннего Я» почти везде будет использовано сокращение ИСС.

Содержание


* Что происходит, когда «Я» исчезает

* Человеческое тело, как робот, или почти полный автоматизм

* Диалоги и мысли без слов или язык сознания

* Личность человека или что под капотом психики

* Боль без страдания

* Амплитуда эмоциональных переживаний

* Зачем нам нужно «Я» и зачем мы много «думаем»

* Упоминание в других источниках

* Как повторить данный опыт и техника безопасности

Что происходит, когда «Я» исчезает



Первый опыт ИСС у меня отличался от последующих тем, что переход в состояние произошел незаметно для меня после долгих попыток индуцировать состояние. В последующих опытах ИСС переход в состояние почти всегда проходил через страх смерти: когда получалось остановить поток мыслей до почти чистого состояния, образовавшееся пустота начинала пугать: казалось, что еще немного, и все исчезнет (то ли мир вокруг исчезнет, то ли ты сам). Однако, если побороть этот страх и продолжить погружаться в эту пустоту, то ничего страшного не происходит. Внутреннее «Я» действительно исчезает, как ощущение. Но сознание, то что наблюдает, не исчезает (а еще накрывает таким ярким чувством, что кажется, это самое счастливое состояние на свете). Меняется лишь восприятие, мир больше не делится на понятия «Я» и «не Я». Причем, отсутствие такого деления не тождественно тому, как если бы разум начал вдруг считать весь мир собой (хотя ощущение единства со всем миром в этом состоянии может возникнуть, но это не тоже самое, что считать весь мир собой). Это именно уничтожение критерия деления, больше нет ощущения «это Я», и нет ощущения «это не Я». При этом способность отличить границы своего тела, или понимать свое имя — не исчезает. Но будет происходить без ощущения «это Я» или «не Я».

Интересно данное состояние еще тем, что его невозможно объяснить в последствии как самому себе, так и другому человеку. Это состояние можно только испытать на личном опыте и находиться в нем, чтобы понимать явления в мире без критерия деления на «Я» и «не Я». Обычная же наша логика почему то противится понять мир без деления на «Я» и «не Я», хотя данное представление без деления мира на «Я» и «не Я» скорее более правильное. Рассуждая про такое состояние так или иначе мысль хочет решить задачу через одно из двух состояний, но третье найти не получается.

В итоге в обычном состоянии сознания мы вынуждены всегда использовать представление о внутреннем «Я», даже когда это не нужно. Например, нам сложно представить себе частицу электрон, не перенеся на него представление о своем «Я». Если мы представим себе частицу электрон, мы автоматически как будто бы ощущаем себя электроном, для которого есть более энергетически «выгодное» состояние. У нас нет слов в языке, обозначающие состояния неодушевленных объектов. Поэтому у электрона появляется «выгодное» состояние, которое на самом деле не к кому применить, ведь у него нет «Я». Размышляя про эволюцию у нас появляются «хорошие» гены, «важные» задачи, потому что мы ставим себя на место живых существ, которые эволюционируют, и таким образом понимаем, что будет выгоднее, а что нет, с позиции внутреннего опыта живых существ, а не с позиции неодушевленного процесса «эволюция».

Человеческое тело, как робот, или почти полный автоматизм



В ИСС можно также, как и в обычном состоянии сознания, ощущать свое тело и управлять им. Однако теперь тело воспринимается иначе, оно воспринимается как автомат, который сам может ходить, сам может довести вас до дома с работы и обратно, сам может приготовить еду, и даже сам может играть на пианино. Т.е. все базовые умения могут работать автоматически. При этом вы не теряете над телом контроль, вы по прежнему можете делать что угодно. Но у вас есть четкое понимание, что если вы отдаете телу команду, например, пошевелить пальцем, ваше сознание самим пальцем шевелить не будет, пальцем пошевелит тело, пошевелит «что-то» в теле, некие механизмы выполнят вашу команду, как надо, но не вы лично это сделаете. По сути, вы сами в этом состоянии ничего не можете сделать, вы можете быть лишь управляющим \на весьма высоком уровне, и ощущать, как внутри вашего тела происходят некоторые процессы управления, реализующие вашу команду. Причем, тело выполняет не только ваши команды, оно также часто само решает, что сейчас нужно. Но вы можете вмешиваться в эти решения.

Автоматизм тела можно вызвать отдельно от состояния ИСС. Например, это достигается тем, чтобы во время прогулки пешком пытаться «отпустить» контроль над ходьбой, устранить ощущение «я передвигаю ногами». Если методика срабатывает, вы начнете ощущать, что ваши ноги сами идут, куда надо и как надо. При этом вы продолжаете чувствовать свои ноги, чувствовать как они двигаются, но без ощущения, что этот процесс делаете лично вы. При этом контроль ситуации по прежнему лежит на вас. Вы попросту устранили ощущение «я иду». И ведь действительно, человек обычно на самом деле не контролирует каждое движение, но при этом ощущает, что якобы «он идет». Т.е. процессы в теле просто присваиваются к нашему внутреннему «Я» уже постфактум.

Во время самого первого, длительного и самого яркого опыта ИСС, когда состояние начало уже ослабевать, я решил записать напоследок видео игры на пианино. У меня нет большого опыта игры на пианино, и уж тем более опыта создания профессиональной музыки. На видео просто представлено, что можно автоматически играть на уровне своих навыков. Мелодия в видео была создана тоже «автоматически» по ходу игры, специально я не думал, какие клавиши нажимать, лишь иногда менял направление игры.


Диалоги и мысли без слов или язык сознания


Наверно, каждый замечал, что перед тем, как что-то сказать или подумать, в голове уже есть вся информация, которая спустя пару секунд будет озвучена. Но несмотря на то, что мы знаем эту информацию заранее, мы ее зачем-то все равно озвучиваем. Получается некое «дублирование» одной и той же информации, представленной в разном виде. Пожалуй, это единственное что можно заметить внутри себя в обычном состоянии сознания.

В ИСС озвучивание мыслей не происходит (т.е. вы никогда не «думаете» в привычном понимании этого слова), вся информация существует только в виде ощущений. Даже во время чтения происходит усвоение информации без предварительного ее перевода в слова. Диалог с другим человеком точно так же пройдет без «слов» внутри себя, пройдет при этом автоматически. В ИСС можно как совсем полностью автоматически вести разговор с человеком, так и вмешиваясь в смысл того, что вы хотите ответить. Это по сути все тот же «автоматизм» тела, который распространяется и на диалог с людьми, на чтение, на обработку зрительной и слуховой информации.

В ИСС можно ощущать не только мысли, как ощущения без слов, но также воспринимать любые зрительные и слуховые образы не как звук и не как изображение, а как ощущение, содержащее в себе всю информацию. Данное ощущение может быть интерпретировано в зрительный образ или в озвучивание слов, в некий текст, причем единственно верной интерпретации не существует. Т.е. ощущение можно интерпретировать множеством вариантов, при этом происходит частичная утрата информации.

Например, если представить себе некий сложный трехмерный объект, то в ИСС это будет ощущение, а то что мы привыкли «воображать» в обычном состоянии сознания в виде проекции трехмерного объекта на плоскость — лишь интерпретация данного ощущения.

К сожалению часто бывает очень сложно интерпретировать ощущения в понятную в бытовой жизни информацию. Например, вы можете ощущать длину некого предмета, но точно выразить ее в метрах не сможете. Иногда выразить ощущение вообще невозможно и получается ситуация, что вы что-то знаете, но не понимаете это знание на уровне слов, на уровне каких-либо представлений из обычного состояния сознания.

Сознание, это работа отделов мозга, ответственных за речь?


В статье что такое сознание описана теория, что сознание это «распределите нервного возбуждения среди префронтальной коры, ассоциативной коры и областей, ответственных за речь – это то, чем является наше «Я», наше сознание или фокус восприятия. „

Опыт ИСС с одной стороны в принципе доказывает, что речь и внутреннее Я вещи взаимосвязанные. Однако также доказывает, что сознание и внутренне Я — вещи разные, и первое можно отделить от второго. Таким образом сознание и внутренняя речь — вещи разные, сознание может работать и без внутренней речи.

Личность человека или что под капотом психики


В ИСС остаешься обычным человеком со всеми его обычными желаниями, потребностями, проблемами внутри, ничего нового. Однако личность человека в ИСС не выглядит как цельный монолит, это больше никакое не “Я». В ИСС за разные потребности, задачи, отвечают разные «источники». «Источник», это то, что можно ощутить в себе, что дает некий сигнал управления телом. Личность человека состоит из «источников». Они могут полностью автоматически управлять всем телом. Например, «источник» может сам решить за ваше сознание, что ответить человеку в диалоге с ним, если сознание не вмешается. Именно «источник» может отвечать за ваше хобби, создавать интерес к тому или ному делу. Но не все «источники» можно отнести к личности, многие «источники» относятся к базовым вещам, например к желанию поесть, дышать и т.д.

Заглянув под капот психики можно увидеть целый «оркестр» из «источников». И именно они чаще всего и управляют всем в жизни большую часть времени. И часть из этих «источников» мы называем собой, своими особенностями личности, своей личностью. На самом же деле это по сути «программы» поведения.

Теоретически, «источники» можно менять, меняя таким образом характеристики личности, ведь «источник» это инструмент автоматизации в руках сознания, а не нерушимая фундаментальная часть того, что мы считаем собой.

Боль без страдания


В обычном состоянии сознания нам сложно представить, что можно переживать очень глубокие эмоциональные состояния, рыдать, лезть на стену, лежать на полу, кричать, и чтобы все это было возможно без страдания. Нам кажется что боль и страдания — вещи неразделимые. В ИСС можно испытывать очень глубокие переживания, но они не будут «обжигать», за счет чего можно в них погружаться больше, чем в обычном состоянии. Причем за счет того, что эмпатия в ИСС работает хорошо, можно испытывать максимально глубоко переживания другого человека, переживать его состояния как свои собственные, понимать его боль, копаться в его прошлом, полностью сопереживая.

Амплитуда эмоциональных переживаний


В детстве я увлекся электроникой. Мне было лет 6, когда я первый раз взял в руки паяльник. Мне очень нравилось делать различные самодельные штуки, сума сходил по радиодеталям и просто по всяким железкам. Однако со временем мое увлечение становилось все менее «ярким», хотя и продолжало мне нравиться.

В ИСС ощущения такие же яркие, как в детстве. Однажды после прогулки я зашел в свою комнату, увидел там как обычно, свой хлам из радиодеталей, но я испытал тоже самое, как в детстве, как будто увидел радиодетали в первый раз. Это было ощущение новизны, праздника, радости жизни, которое было в тот день вообще в принципе по любому поводу.

Ощущения новизны, праздника, радости жизни — это все вполне обычные ощущения из обычного состояния. С возрастом мир становится все менее «ярким» вовсе не потому, что воспоминания искажаются и кажутся ярче, чем было. На самом деле из-за ухода от внутренних проблем уменьшается «амплитуда» как плохих чувств, так и хороших, и в итоге эмоциональное восприятие мира становится все более «нейтральным». В этом плане ИСС позволяет вернуть восприятие на полную мощность. В ИСС можно сделать себе деть тем, чтобы просто выйти прогуляться вечером по своему спальному району.

Зачем нам нужно «Я» и зачем мы много «думаем»


Я очень долго занимался практиками ИСС, и искал причины, почему состояние в итоге проходит. Одна из практик, которой я занимался, заключалась в том чтобы просто следить за мыслями, которые возникают в голове, и пытаться почувствовать причину их появления. Из практических наблюдений выходило, что любая озвученная в голове мысль имеет под собой скрытое переживание. Грубо говоря, человек всегда находится под давлением переживаний, но не осознает это. Вместо переживаний человек «думает» о чем либо. Это может быть музыка в голове, это могут быть размышления, причем могут быть размышления даже про ИСС, может быть философия, могут быть мысли по работе. Однако вердикт у любой озвученной мысли один — это страдание. Но за счет перевода эмоций в абстрактные слова страдание не переживается как эмоция. Я делаю предположение, что внутреннее Я является механизмом психологической защиты от переживаний, который работает за счет отграничения переживаний. Грубо говоря, на внутренний дискомфорт ставится метка «это не я», за счет чего становится легче жить. А чтобы это разграничение работало, его нужно постоянно поддерживать мыслями в голове.

Исходя из такого предположения также следует, что практики по подавлению мыслей в голове не могут быть эффективны, так как не устраняют причину появления мыслей. Причина в том, что человек не может или не хочет иметь дело со своими чувствами, скрывает их от себя. В некой степени это его выбор. По этой же причине не могут быть эффективны вообще любые методы, которые не устраняют «выбор» человека «не уделять внимание своим переживаниям». От сюда и проистекает временное их действие.

Упоминание в других источниках


Данное состояние ИСС упоминается в творчестве Виктора Аргонова. Многие состояния, которые затрагивает музыкант в своих произведениях, были рассмотрены в данной статье с точки зрения личного опыта. Однако с позицией Виктора я в целом не согласен.

Из видеоклипа «Пересекая черту — Часть 5: там, за чертой»

Также состояние сознания без внутреннего «я» описано как безмолвие разума в трудах индийского философа, поэта и революционера Шри Ауробиндо. Многое из описанного в его книгах совпадает с моим личным опытом. И учитывая, что я читал его уже после первого опыта ИСС, мне было особенно это приятно видеть.

Также по наводке одного профессора-биолога, есть практики, «серьезно почищенные от религиозной шелухи» Гурджиева.

Пожалуй, это все что мне известно по данной теме из других источников.

Как повторить данный опыт и техника безопасности


Вызвать ИСС у себя может каждый желающий. После начала тренировок это лишь вопрос времени. Но сначала немного техники безопасности под спойлером.Техника безопасности
Что делать, если со мной кто-то заговорил в голове

По началу во время практик может случиться так, что с вами кто-то заговорит в голове. Этот голос может представиться кем угодно, однако важно понимать, что на самом деле это вы сами с собой разговариваете (некоторая часть вашей психики разговаривает с вами). Подобная ситуация указывает на то, что вы что-то сделали против своей воли (ну как против, против какой то части себя). Вы спровоцировали внутренний конфликт. Если в этой ситуации поверить тому, что вам предлагает голос, то тем самым вы передадите управление собой этой части своей психики (на практике может означать начало пути в дурдом, хотя скорее всего вы просто будете своим друзьям рассказывать, как общаетесь «с тем» миром). Поэтому вежливо откажите этому голосу, что бы он вам не предлагал или чем бы не пугал. Ничего не бойтесь, с вам не может произойти ничего, если вы сами не разрешите этому произойти.
Что делать, если ощущается присутствие кого-то рядом

Может быть так, что после практик будет ощущаться присутствие какого-то существа рядом. Вполне возможно что существо может даже нападать. Важно помнить, что это ваша же игра с самим собой. Не ввязывайтесь в войну с воображаемыми существами. Вам достаточно просто им запретить к вам приходить, запретить в вас вмешиваться. Все зависит от вас, от вашего выбора. Даже если вы уже успел наломать дров, вы всегда можете разойтись. С вами никто ничего против вашей воли не может сделать.
Предупреждение

После практик может быть «откат», это когда ваше психологическое состояние временно ухудшается. Могут быть выплеск агрессии на окружающих, вы можете себя начать странно вести.

Помните, что практики не являются решением ваших насущных проблем. Это значит, что если вы несчастны в отношениях, или у вас кто-то умер, или что бы то ни было еще, не стоит искать утешения в практиках, это собственно и вызывает первые два пункта, и не только их. Вы рискуете начать жить в воображаемых мирах.

Теперь продолжим. Лично я сначала вхожу в состояние «любви ко всему», в котором ощущается единство со всем миром, и можно чувствовать любовь даже к песку под ногами. Это состояние вызвать проще, чем отключать внутреннее «Я», поэтому лучше начать с него. К тому же в данном состоянии затем можно отслеживать свои мысли и прорабатывать те переживания, которые эти мысли вызывают, чтобы затем войти в ИСС. Методика приведена под спойлером.

МетодикаСпособ войти в состояние единства со всем миром у меня специфический, и возможно это просто так называемый «якорь». Однако быть может у вас тоже заработает.

Сначала я представляю себе «яркий свет» где-то там наверху, к которому мысленно тянусь вверх. Должно возникнуть ощущение «подъема» вверх, или вытягивания тела вверх. Можно представь себе подъем на реактивном лифте, можно по лестнице ползти, или еще каким либо способом подниматься. Наша цель — подняться как можно выше к самому яркому «свету». Мы как будто поднимаемся все выше и выше к верхним слоям, только не атмосферы, а «света», который проникает сквозь тело. Чем выше, тем свет ярче. Этот свет при этом — суть внутреннего состояния. Этот свет — это «там самая» безусловная любовь ко всему, это то что принято называть «божественным» проявлением. В общем это все «хорошее».

Уровень, до которого вы сможете подняться, должен быть взаимосвязан с вашим состоянием. Эта обратная связь в виде ощущения сама возникнет. Однако, чтобы все работало нормально, нельзя себе представлять, как будто вы уже вдруг оказались на самой высоте. Нужно всегда подниматься снизу вверх, постепенно, ощущая как свет становится все ярче, прислушиваясь к ощущениям в теле.

Через некоторое количество дней данная практика может вызвать ощущение любви ко всему. После долгого перерыва у меня ушло 2-5 дней (по 15 минут по дороге на работу и обратно), чтобы снова стало получаться входить в состояние. Вы сможете ощущать единство с улицей, вдоль которой прогуливаетесь во время практики, с протекающей в речке водой, с фонарным столбами, с дорогой, испытывать любовь к себе самому или к части себя.


После освоения методики можно приступить к ИСС. Для этого достаточно продолжать туже самую практику, но параллельно работая с мыслями в голове. Важно их остановить. Для этого я предлагаю работать с чувствами, которые вызывают мысли. Нужно погружаться в свои собственные переживания и «вытягивать» их на уровень другого понимания мира, где эти переживания не могут существовать, так как их «логика» рушится. Это реализуется банально «любовью» к страдающей части самого себя.

Некоторые выводы


  • ИСС может на личном опыте показать, что мир на самом деле выглядит совсем иначе. В настоящем мире нет понятий «мое», «я», и вся прелесть в том, что именно в таком мире и может быть настоящее счастье, потому что иначе страдания были бы настоящими. Страдание возможно лишь до тех пор, пока существует страдающий (т.е. внутреннее Я).
  • ИСС позволяет увидеть, что множество способностей человека отделимы от сознания, и поэтому для изучения непосредственно сознания можно отсеить все ненужное.
  • ИСС показывает, что если свобода воли у человека и есть (в виде вмешательства сознания в процессы), то пользуемся мы ею во всяком случае не так часто, так как чаще всего за наше сознание решают части нашей психики, что является по сути «автопилотом».
  • Вместе с исчезновением внутренней речи исчезает и внутреннее «Я», но сознание не исчезает. Поэтому пока не известно, что именно переносить в «машину», и что именно «копировать» в искусственный мозг из настоящего, чтобы можно было говорить о переносе именно «сознания».
  • Почти все люди живут под постоянным давлением внутренних проблем, что выражается в наличии «озвучивании мыслей». «Мысли» являются результатом побега от переживаний. При этом такое решение проблемы по сути не решает внутренних проблем, зато легче в реализации

Update 14.09.2019
Добавляю в статью описание методики для «прогнозирования будущего». Кому интересно, прошу под спойлер.

ПрогнозированиеПрогноз можно получить при помощи методик для входа в особое состояние сознания. В состоянии остановки внутренней речи или\и «любви ко всему» достаточно лишь «мысленно» перемотать время в будущее, но перематывать надо постепенно, а не сразу, чтобы не уйти в фантазии. «Перематывание» можно понять по ощущению, что что-то меняется, изменилось. Например, почувствуйте себя в следующий час — в следующем часу вы будете знать что уже на час больше, а сейчас у вас такого ощущения нет, так как часы показывают другое время, вы находитесь пока что не там, куда должны прийти и т.д. Можно через подобного рода сравнения понять, что значит «перематывать в будущее»в плане ощущения. Время для вас должно выражаться в виде статичного ощущения некого состояния реальности, и при этом не важно, настоящее это, будущее или прошлое.

Также еще один момент — прогноз тоже строится по ощущениям, а не «сухим» фактам. Т.е. если вы, к примеру, хотите узнать, будут ли у вас большие деньги через месяц, то вам нужно, перематывая в будущее, попытаться почувствовать ваше настроение «в будущем», ваши чувства, эмоции, или попытаться почувствовать непосредственно сам объект, который вы хотите проверить. И по этим ощущениям уже можно сделать вывод. Не стоит пытаться «слышать голос» или скатываться с воображение с иллюстрациями. Нужно использовать такое восприятие, которое лежит в основе наших мыслей, внутреннего диалога и пр.

Не стоит полагать, что прогноз обязательно сбудется, это лишь лайфак, как выжать из своих мозгов дополнительные проценты пользы (иногда сомнительной пользы). Прогноз строится скорее всего банально на возможностях нашего мозга прогнозировать будущее, поэтому данный метод по сути решает лишь вопрос снятия ограничений с тех знаний, которые и так есть внутри нас, но которые скрываются от сознания (как правило потому что нам психологически трудно будет принять эти знания, ведь там может быть информация о предстоящем расставании, смерти, болезни и т.д.).

Пару примеров, как прогнозирование работает.
Пример #1: Однажды я общался с знакомым из Украины, к которому ушла моя девушка. Он сказал что приедет к нам в РФ летом, как вдруг я почувствовал что у него не получится купить билеты (надо заметить я специально не пытался ничего узнать, это произошло само собой). Я ему об этом сказал, и он высмеял меня, говорил что ему ничего не мешает взять билеты прямо сейчас, просто не хочет мешать людям (имеется ввиду, что учеба еще не закончилась, и впереди у его новой подруги были экзамены). Позже летом я решил встретиться с бывшей. На встрече она сказала, что я могу быть доволен ведь ее новый парень не смог приехать в РФ, рейсы на самолете отменили из-за происходящих тогда конфликтов России с Украиной.

На самом деле здесь нет никакой мистики, просто видимо фактов плохих новостей с Украины было достаточно для подобного прогноза. И как видно, чтобы делать такие прогнозы вовсе не обязательно специально обдумать «будущее» и провести какой-то мыслительный процесс. Мозг все сам уже сто раз подумал на фоне, но далеко не все «нам» разрешено напрямую узнать.

Подобных ситуаций было несколько, а еще было много (с десяток) ситуаций, где я узнавал прогноз по своему желанию. Конечно, прогноз не дает 100% гарантий, и зачастую может быть вреден. Приведу пример, почему.

Пример #2: Я сотрудничал с одним инвестором и мы делали хардварный проект. Время шло, проект тяжелыми усилиями с моей стороны был доведен до стадии рабочего прототипа. На этот моменте я решил «подсмотреть», что там будет в будущем. Мои ощущения говорили мне, что совсем скоро станет «легче жить», эмоциональное состояние в моей семье улучшится, и даже с деньгами будет вроде как все не плохо, но и не космически. Но произойти это должно было неожиданными образом. Как я не пытался выяснить, каким именно образом, у меня не получалось найти ответ. Казалось лишь что дело было вроде как не в том, что проект резко принесет прибыль. Должно было произойти что-то другое.

И другое произошло. Мой инвестор решил меня «уволить» и распределить доли в проекте между новыми партнерами-технарями так, что мои 50% теперь делились на 4 человека. Прототипом инвестор был не доволен, он хотел более совершенное устройство, а также начать разработку еще 5-6 новых устройств, которые удовлетворяли бы запросы некоторых категорий потенциальных покупателей. При этом новые партнеры-технари должны были бы делать разработку только за долю в проекте, почти без финансирования (т.е. на словах они бы получили деньги на расходы для покупки деталей, но себя они должны будут сами обеспечить).

Немного помявшись я вступил в конфликт с инвестором. А позже, пораскинув мозгами, пришел к выводу, что инвестор судя по всему не знает или презирает минимально жизнеспособный продукт. В загашнике у меня лежали рабочие торговые алгоритмы для трейдинга с самооптимизацией, запуск которых я откладывал уже больше года, так как не смог найти и заинтересовать инвестора в алготрейдинг. Ситуация с алгоритмами торговли была бредовой, ведь ранее я проводил их тест за 10 лет и даже проверил на практике и получил хороший результат. Но я все предпочитал полагаться на опытного в бизнесе инвестора, тут ведь была «доля» в проекте и результат казался совсем скорым.

В итоге я отложил проект инвестора в сторону до лучших времен, было очевидно что его будет сложно поднять в новых условиях, и решил сосредоточиться на трейдинге, как на варианте с более высокой вероятностью успешного завершения. В добавок я освободился от постоянного давления со стороны инвестора и смог улучшить отстаивание своих личных границ.

Если бы в прогнозе будущего все предстоящее мне стало бы известно сразу, скорее всего я бы не смог пройти эти события также. Это одна из причин, почему мы сами от себя скрываем знания.

Пример #3: Перед выборами президента решил сделать прогноз на Навального. И по прогнозу и уже постфактум известно, что он не смог зарегистрироваться. Однако пока еще не наступило другое событие. По моему прогнозу президент сможет продержаться у поста около 2 лет после выборов. Дальше должно что-то произойти, но я увы не знаю, что именно, каким именно образом президент уйдет с поста. Возможно, как и в 2-ом примере, эта часть будет не приятной для меня, и поэтому в прогнозе я сам от себя скрываю подробности. Ждем весны — лета 2020, посмотрим, сбудется ли прогноз.

измененных состояний сознания | Психология сегодня

Когда вы слышите слова «измененное состояние сознания», вы можете подумать о проститутках, хиппи и ЛСД. Но некоторые измененные состояния не имеют ничего общего с наркотиками и более важны, чем мы думаем.

Измененные состояния сознания, иногда называемые необычными состояниями, включают различные психические состояния, в которых ум может осознавать, но не находится в обычном бодрствующем состоянии, например, во время гипноза, медитации, галлюцинаций, транса и стадии сна.* Измененные состояния могут возникнуть где угодно, от занятий йогой до рождения ребенка. Они позволяют нам увидеть нашу жизнь и себя через более широкий объектив и под разными углами восприятия, чем обычный ум.

Я часто становлюсь свидетелем того, как клиенты слишком полагаются на обычный ум. Они кропотливо анализируют себя и свои проблемы с небольшой отдачей, как если бы обычный разум — единственный и лучший инструмент для исцеления.

Адель была одним из таких клиентов. Она была 45-летней матерью двоих детей, страдающей депрессией, связанной со старением.Она была очень умна и прекрасно понимала, почему ее так сильно беспокоило то, что ей было за сорок. Но как бы она ни пыталась убедить себя, что это неправда, она не могла избавиться от мысли о том, что ее жизнь по сути закончилась, что все хорошие времена остались в прошлом. Она изо всех сил пыталась преодолеть это убеждение, лежавшее в основе ее депрессии, но не добилась больших успехов.

Многие из нас похожи на Адель. Мы живем своей жизнью и решаем наши проблемы с помощью интеллекта, пренебрегая возможностями, которые предлагают измененные состояния.Возможно, мы просто предпочитаем безопасность и предсказуемость обычного ума и мира мыслей. Мы знаем, что не так в интеллектуальном плане, но чувствуем себя застрявшими, когда дело доходит до облегчения.

Мы чувствуем себя застрявшими отчасти потому, что слишком сильно полагаемся на «выяснение» наших проблем. Когда мы используем только обычный режим сознания, наши проблемы могут стать вечными.

Мы похожи на человека, застрявшего в яме, который копает лопатой, а не выбирается по лестнице.Иногда мы не можем увидеть лестницу обычным умом. В такие моменты лучшим лекарством может быть отказ от попыток разобраться в себе. Это не означает, что нужно отказаться от усилий, чтобы поправиться, но нужно дать разуму на время отдохнуть.

Некоторые из наиболее эффективных психологических моделей лечения депрессии, такие как когнитивная терапия, основанная на осознанности (MBCT), основаны на представлении о том, что интеллект не всегда может решить наши проблемы и на самом деле может усугубить ситуацию.

В таких методах лечения, как MBCT, исцеление требует перехода в необычные состояния ума, такие как внимательность.Эти альтернативные режимы невозможно описать словами. Все, что происходит в этих состояниях ума, происходит на другом языке, чем язык мысли. Может быть, поэтому необычные состояния могут быть такими преобразующими, потому что они предлагают то, чего никогда не даст мышление.

После многих месяцев обработки своего горя и страхов по поводу старения в терапии Адель сдалась. Она решила, что не будет пытаться выяснить, как избавиться от депрессии. Вместо этого она тратила время на создание возможностей для возникновения необычных состояний.Она уехала в уединение, а дома долго гуляла по лесу. В конце одной такой прогулки, глядя на реку, что-то таинственным образом срослось. Она знала, что может снова сосредоточиться на том, что ей нравится в жизни, и на том, что она может делать со всем остальным. С этого момента она стала чувствовать себя лучше и в конце концов полностью выздоровела.

Обдумывание наших проблем — важная часть исцеления, но мы можем в конечном итоге рассматривать проблемы, с которыми сталкиваемся, исключительно тем же разумом, который помог их создать.Измененные состояния сознания — это священные и могущественные места, которые показывают, что в нас самих и в нашем потенциале к исцелению есть больше, чем может постичь обычный ум.

© Криста Смит, 2015

* Бесплатный словарь от FARLEX

состояний сознания | Noba

Приходилось ли вам когда-нибудь останавливаться рядом с вами на светофоре с товарищем-автомобилистом, кричать ему мозги, ковыряться в носу или вести себя так, как он обычно не мог бы делать на публике? В одиночестве в машине есть что-то, что побуждает людей отключиться и забыть, что другие могут их видеть.Хотя эти небольшие упущения внимания забавны для остальных из нас, они также поучительны, когда дело доходит до темы сознания.

Этот парень поет от души в своей персональной мобильной музыкальной студии. Вы когда-нибудь делали это? [Изображение: Джошуа Оммен, https://goo.gl/Za97c3, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Сознание — это термин, обозначающий осознанность. Он включает осознание себя, телесных ощущений, мыслей и окружающей среды. В английском языке мы используем противоположное слово «бессознательное», чтобы указать на бессмысленность или препятствие для осознания, как в случае с «Тереза ​​упала с лестницы и ударилась головой, потеряв сознание».И все же психологическая теория и исследования показывают, что сознание и бессознательное сложнее, чем падение с лестницы. То есть сознание — это больше, чем просто «включено» или «выключено». Например, Зигмунд Фрейд (1856-1939) — теоретик психологии — понимал, что даже когда мы бодрствуем, многие вещи лежат за пределами нашего сознательного осознания (например, находясь в машине и забывая, что остальной мир может заглянуть в вашу жизнь) окна). В ответ на это понятие Фрейд ввел понятие «подсознание» (Freud, 2001) и предположил, что некоторые из наших воспоминаний и даже наши основные мотивации не всегда доступны нашему сознательному уму.

Поразмыслив, легко увидеть, насколько скользко тематическое сознание. Например, находятся ли люди в сознании, когда они мечтают? А когда они пьяны? В этом модуле мы опишем несколько уровней сознания, а затем обсудим измененные состояния сознания, такие как гипноз и сон.

В 1957 году маркетинговый исследователь вставил слова «Ешьте попкорн» на один кадр фильма, который показывали по всей территории Соединенных Штатов. И хотя этот кадр проецировался на экран фильма только на 1/24 секунды — скорость слишком высока, чтобы быть осознанной, — исследователь сообщил об увеличении продаж попкорна почти на 60%.Практически сразу все формы «подсознательной передачи сообщений» были отрегулированы в США и запрещены в таких странах, как Австралия и Великобритания. Несмотря на то, что позже было показано, что исследователь сфабриковал данные (он даже не вставил слова в фильм), этот страх перед влиянием на наше подсознание сохраняется. По сути, этот вопрос противопоставляет друг другу различные уровни осведомленности. С одной стороны, у нас «низкая осведомленность» о тонких, даже подсознательных воздействиях. С другой стороны, есть вы — сознательное мышление, ощущение вас, которое включает в себя все, что вы в настоящее время осознаете, даже читая это предложение.Однако, если мы рассмотрим эти разные уровни осведомленности по отдельности, мы сможем лучше понять, как они действуют.

Низкая осведомленность

Вы постоянно получаете и оцениваете сенсорную информацию. Хотя в каждый момент слишком много образов, запахов и звуков, чтобы их все можно было осознанно учитывать, наш мозг, тем не менее, обрабатывает всю эту информацию. Например, были ли вы когда-нибудь на вечеринке, переполненные всеми людьми и разговорами, когда из ниоткуда вы слышите свое имя? Даже если вы понятия не имеете, что еще говорит этот человек, вы каким-то образом осознаете свое имя (подробнее об этом, «эффекте коктейльной вечеринки», см. Модуль Нобы о внимании).Итак, даже если вы не знаете различных стимулов в вашем окружении, ваш мозг уделяет им больше внимания, чем вы думаете.

Подобно рефлексу (например, прыжки при испуге), некоторые сигналы или значимая сенсорная информация автоматически вызывают у нас реакцию, даже если мы никогда ее сознательно не воспринимаем. Например, Оман и Соарес (1994) измерили незначительные вариации потоотделения у участников, которые боялись змей. Исследователи мелькали изображениями разных объектов (напр.g., грибы, цветы и, что наиболее важно, змеи) на экране перед ними, но делали это на такой скорости, что участник не знал, что он или она на самом деле видел. Однако, когда появлялись изображения змей, эти участники начинали больше потеть (то есть, это было признаком страха), даже если они понятия не имели, что они только что посмотрели!

Хотя наш мозг воспринимает некоторые стимулы без нашего сознательного осознания, действительно ли они влияют на наши последующие мысли и поведение? В знаменательном исследовании Барг, Чен и Берроуз (1996) предлагали участникам решить головоломку с поиском слов, в которой ответы относились к словам о пожилых людях (например,g., «старый», «бабушка») или что-то случайное (например, «тетрадь», «помидор»). После этого исследователи тайно измерили, как быстро участники вышли из эксперимента по коридору. И хотя ни один из участников не знал темы ответов, те, кто решил головоломку с помощью старых слов (по сравнению с теми, кто использовал другие типы слов), шли по коридору медленнее!

Этот эффект, называемый праймингом (т. Е. Легкая «активация» определенных концепций и ассоциаций из памяти), был обнаружен в ряде других исследований.Например, воодушевление людей, заставляя их пить из теплого стакана (а не из холодного), привело к тому, что они стали вести себя более «тепло» по отношению к другим (Williams & Bargh, 2008). Хотя все эти влияния происходят незаметно для человека, они все же оказывают значительное влияние на последующие мысли и поведение.

За последние два десятилетия исследователи добились успехов в изучении аспектов психологии, которые существуют за пределами сознательного осознания. Как вы понимаете, трудно использовать самоотчеты и опросы, чтобы спрашивать людей о мотивах или убеждениях, о которых они сами могут даже не знать! Один из способов обойти эту трудность можно найти в тесте на неявные ассоциации, или IAT (Greenwald, McGhee & Schwartz, 1998).Этот метод исследования использует компьютеры для оценки времени реакции людей на различные стимулы, и его очень сложно подделать, поскольку он регистрирует автоматические реакции, которые происходят за миллисекунды. Например, чтобы пролить свет на глубоко укоренившиеся предубеждения, IAT может представлять фотографии лиц европеоидной и азиатской национальностей, предлагая участникам исследования как можно быстрее нажимать кнопки с указанием «хорошо» или «плохо». Даже если участник нажимает «хорошо» для каждого показанного лица, IAT все равно может улавливать крошечные задержки в ответе.Задержки связаны с большими умственными усилиями, необходимыми для обработки информации. Когда информация обрабатывается быстро — как в примере с белыми лицами, оцениваемыми как «хорошие», — это может контрастировать с более медленной обработкой — как в примере с азиатскими лицами, оцениваемыми как «хорошие», — и разница в скорости обработки отражается. предвзятости. В этом отношении IAT использовался для исследования стереотипов (Nosek, Banaji & Greenwald, 2002), а также самооценки (Greenwald & Farnam, 2000). Этот метод может помочь выявить неосознанные предубеждения, а также те, которые мы стремимся подавить.

Фактический снимок экрана из IAT (неявного ассоциативного теста), который человек может сделать для проверки своих мысленных представлений о различных когнитивных конструкциях. В данном конкретном случае это предмет, проверяющий бессознательную реакцию человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: любезно предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

Высокая осведомленность

Тот факт, что на нас могут влиять эти «невидимые» факторы, не означает, что они беспомощно контролируют нас.Другая сторона континуума осознанности известна как «высокая осознанность». Это включает в себя пристальное внимание и внимательное принятие решений. Например, когда вы слушаете забавную историю на свидании или думаете, какое расписание занятий было бы предпочтительнее, или решая сложную математическую задачу, вы задействуете состояние сознания, которое позволяет вам хорошо осознавать и сосредотачиваться на определенных деталях. в вашем окружении.

Медитация практиковалась веками в религиозном контексте. За последние 50 лет она стала все более популярной как светская практика.Научные исследования связывают медитацию со снижением стресса и улучшением самочувствия. [Изображение: Индрек Торило, https://goo.gl/Bc5Iwm, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Внимательность — это состояние высшего сознания, которое включает осознание мыслей, проходящих через голова. Например, приходилось ли вам когда-нибудь огрызаться на кого-то в отчаянии только для того, чтобы на мгновение задуматься, почему вы так агрессивно ответили? Это более напряженное рассмотрение ваших мыслей можно описать как расширение вашего сознательного осознания, поскольку вы уделяете время рассмотрению возможных влияний на свои мысли.Исследования показали, что, когда вы занимаетесь этим более осознанным размышлением, вас меньше убеждают неуместные, но предвзятые влияния, такие как присутствие знаменитости в рекламе (Petty & Cacioppo, 1986). Более высокая осведомленность также связана с распознаванием того, что вы используете стереотип, а не с справедливой оценкой другого человека (Gilbert & Hixon, 1991).

Люди чередуются между низкими и высокими состояниями мышления. То есть мы переключаемся между сфокусированным вниманием и менее внимательным состоянием по умолчанию, и у нас есть нейронные сети для обоих (Raichle, 2015).Интересно, что чем меньше мы уделяем внимания, тем больше вероятность того, что на нас будут влиять бессознательные стимулы (Chaiken, 1980). Хотя эти тонкие влияния могут влиять на нас, мы можем использовать наше высшее сознание для защиты от внешних влияний. В так называемой модели гибкой коррекции (Wegener & Petty, 1997) люди, которые осознают, что на их мысли или поведение влияет неуместный внешний источник, могут исправить свое отношение к предвзятости. Например, вы могли знать, что на вас влияет упоминание определенных политических партий.Если вы были заинтересованы в рассмотрении государственной политики, вы можете принять во внимание свои собственные предубеждения, чтобы попытаться рассмотреть политику справедливо (исходя из собственных достоинств, а не привязанности к определенной стороне).

Чтобы прояснить отношения между низшим и высшим сознанием, представьте, что мозг подобен путешествию по реке. В состоянии слабой осознанности вы просто плывете на небольшом резиновом плоту и позволяете течению подталкивать вас. Просто плыть по течению не очень сложно, но у вас также нет полного контроля.Более высокие состояния сознания больше похожи на путешествие на каноэ. В этом случае у вас есть весло, и вы можете управлять, но это требует больше усилий. Эта аналогия применима ко многим состояниям сознания, но не ко всем. А как насчет других состояний, таких как сон, мечты или гипноз? Как они связаны с нашим сознательным пониманием?

Таблица 1: Состояния сознания

Гипноз

Если вы когда-либо наблюдали выступление сценического гипнотизера, он может нарисовать обманчивую картину этого состояния сознания.Например, загипнотизированные люди на сцене кажутся находящимися в состоянии, похожем на сон. Однако по мере того, как гипнотизер продолжает шоу, вы заметите некоторые глубокие различия между сном и гипнозом. А именно, когда вы спите, слово «клубника» не заставляет вас махать руками, как курица. В сценических представлениях загипнотизированные участники кажутся очень легко поддающимися внушению до такой степени, что они, по-видимому, находятся под контролем гипнотизера. Такие представления занимательны, но позволяют сенсационно раскрыть истинную природу гипнотических состояний.

Люди загипнотизированы на сцене. [Изображение: New Media Expo, https://goo.gl/FWgBqs, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/FIlc2e] Гипноз

— это реальное, задокументированное явление, которое было изучено и обсуждается более 200 лет (Pekala et al., 2010). Франца Месмера (1734-1815) часто считают одним из первых людей, которые «открыли» гипноз, который он использовал для лечения членов элитного общества, которые испытывали психологический стресс. Именно от имени Месмера мы получили английское слово «гипнотизирующий», означающее «привлекать или удерживать внимание человека».Месмер приписывал эффект гипноза «животному магнетизму», предполагаемой универсальной силе (подобной гравитации), которая действует через все человеческие тела. Даже в то время такое описание гипноза не получало научной поддержки, а сам Месмер часто был центром споров.

Спустя годы исследователи предположили, что гипноз — это психическое состояние, характеризующееся снижением периферической осведомленности и повышенным вниманием к единственному стимулу, что приводит к повышенной восприимчивости к внушению (Kihlstrom, 2003).Например, гипнотизер обычно вызывает гипноз, заставляя человека обращать внимание только на голос гипнотизера. По мере того, как человек все больше и больше сосредотачивается на этом, он / она начинает забывать контекст обстановки и реагировать на внушения гипнотизера, как если бы они были его или ее собственными. Некоторые люди от природы более поддаются внушению и, следовательно, более «гипнотизируемы», чем другие, и это особенно верно для тех, кто обладает высокими показателями эмпатии (Wickramasekera II & Szlyk, 2003). Одна из распространенных уловок сценических гипнотизеров — отказываться от добровольцев, которые менее поддаются внушению, чем другие.

Диссоциация — это отделение осознавания от всего, кроме того, на чем он сосредоточен в центре. Например, если вы когда-либо мечтали в классе, вы, вероятно, были настолько захвачены фантазией, что не слышали ни слова, сказанного учителем. Во время гипноза эта диссоциация становится еще более сильной. То есть человек настолько концентрируется на словах гипнотизера, что теряет перспективу на остальной мир вокруг него. Как следствие диссоциации, человек менее старается и меньше стесняется своих мыслей и поведения.Подобно состояниям низкой осведомленности, когда человек часто действует в соответствии с первой мыслью, которая приходит в голову, также в гипнозе человек просто следует первой мысли, которая приходит в голову, то есть внушению гипнотизера. Тем не менее, то, что человек более восприимчив к внушению под гипнозом, не означает, что он / она будет делать что-либо, что ему прикажут. Чтобы быть загипнотизированным, вы должны сначала захотеть, чтобы был загипнотизирован (т. Е. Вы не можете быть загипнотизированы против вашей воли; Lynn & Kirsh, 2006), и, когда вы загипнотизированы, вы не будете делать ничего, что вы бы тоже не сделали. делать это в более естественном состоянии сознания (Lynn, Rhue, & Weekes, 1990).

Сегодня гипнотерапия все еще используется в различных форматах, и она возникла из того, что Месмер когда-то возился с этой концепцией. Современная гипнотерапия часто использует комбинацию расслабления, внушения, мотивации и ожидания для создания желаемого психического или поведенческого состояния. Хотя существуют неоднозначные данные о том, может ли гипнотерапия помочь в уменьшении зависимости (например, бросить курить; Abbot et al., 1998), есть некоторые свидетельства того, что она может быть успешной в лечении пациентов с острой и хронической болью (Ewin, 1978; Syrjala et al. al., 1992). Например, в одном исследовании изучали лечение ожоговых пациентов гипнотерапией, псевдогипнозом (то есть плацебо) или отсутствием лечения вообще. Впоследствии, даже если люди в состоянии плацебо испытали уменьшение боли на 16%, у тех, кто находился в состоянии фактического гипноза, наблюдалось уменьшение боли почти на 50% (Patterson et al., 1996). Таким образом, даже если гипноз может стать сенсацией для телевидения и кино, его способность отделять человека от его окружения (или его боли) в сочетании с повышенной внушаемостью рекомендациям врача (например,g., «вы будете меньше беспокоиться о своей хронической боли») — это документально подтвержденная практика, имеющая реальные медицинские преимущества.

Теперь, подобно состояниям гипноза, состояния транса также включают диссоциацию «я»; однако говорят, что люди в состоянии транса имеют меньший произвольный контроль над своим поведением и действиями. Состояния транса часто возникают во время религиозных церемоний, когда человек считает, что он или она «одержимы» потусторонним существом или силой. Находясь в трансе, люди сообщают анекдотические рассказы о «высшем сознании» или общении с высшей силой.Тем не менее, основная часть исследований, изучающих этот феномен, имеет тенденцию отвергать утверждение, что эти переживания представляют собой «измененное состояние сознания».

Большинство исследователей сегодня описывают состояния гипноза и транса как «субъективные» изменения сознания, а не как отдельные или развитые формы (Kirsch & Lynn, 1995). Точно так же, как вы чувствуете себя по-другому, когда находитесь в состоянии глубокого расслабления, это тоже гипнотическое состояние, и состояния транса просто выходят за рамки стандартного сознательного опыта.Исследователи утверждают, что даже несмотря на то, что состояния гипноза и транса кажутся и ощущаются совершенно иначе, чем нормальный человеческий опыт, их можно объяснить стандартными социально-когнитивными факторами, такими как воображение, ожидание и интерпретация ситуации.

Сон Сон необходим для нормального функционирования людей. [Изображение: jaci XIII, https://goo.gl/pog6Fr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e]

Возможно, вы испытали ощущение — когда вы засыпаете — падения а затем обнаружил, что физически дергаешься вперед и вырываешься, как будто действительно падаешь.Сон — уникальное состояние сознания; ему не хватает полного осознания, но мозг все еще активен. Люди обычно следуют «биологическим часам», которые влияют, когда они естественным образом становятся сонливыми, когда они засыпают, и когда они естественным образом просыпаются. Ночью уровень гормона мелатонина повышается, что вызывает сонливость. Ваш естественный суточный ритм, или циркадный ритм, может зависеть от количества дневного света, которому вы подвержены, а также от вашей работы и графика активности. Изменение вашего местоположения, например полет из Канады в Англию, может нарушить ваш естественный ритм сна, и мы называем это сменой часовых поясов.Вы можете преодолеть смену часовых поясов, синхронизируя себя с местным расписанием, выставляя себя на дневной свет и заставляя себя бодрствовать, даже если вы по своей природе сонливы.

Интересно, что сон — это больше, чем просто отключение на ночь (или для того, чтобы вздремнуть). Вместо того, чтобы выключаться как свет одним щелчком переключателя, ваш сдвиг в сознании отражается на электрической активности вашего мозга. Пока вы бодрствуете и бодрствуете, активность вашего мозга отмечается волнами бета и .Бета-волны характеризуются высокой частотой, но низкой интенсивностью. Кроме того, они представляют собой наиболее непостоянную мозговую волну, и это отражает широкий диапазон сенсорных входных сигналов, которые человек обрабатывает в течение дня. Когда вы начнете расслабляться, эти волны изменятся на альфа и волн. Эти волны отражают менее частую, более последовательную и более интенсивную деятельность мозга. Когда вы погружаетесь в настоящий сон, вы проходите через множество стадий. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как они характеризуют стадии сна, при этом некоторые эксперты утверждают, что существует четыре различных стадии (Manoach et al., 2010), в то время как другие признают пять (Šušmáková, & Krakovská, 2008), но все они различают те, которые включают быстрое движение глаз (REM), и те, которые не являются быстрым движением глаз (NREM). Кроме того, каждая стадия обычно характеризуется своим собственным уникальным паттерном активности мозга:

  • Стадия 1 (называемая NREM 1 или N1) — это стадия «засыпания» и отмечена тета-волнами.
  • Стадия 2 (называемая NREM 2 или N2) считается легким сном. Здесь бывают случайные «веретена сна» или мозговые волны очень высокой интенсивности.Считается, что они связаны с обработкой воспоминаний. NREM 2 составляет около 55% всего сна.
  • Стадия 3 (называемая NREM 3 или N3) составляет от 20 до 25% всего сна и характеризуется большим расслаблением мышц и появлением дельта-волн.
  • Наконец, быстрый сон характеризуется быстрым движением глаз (REM). Интересно, что эта стадия — с точки зрения активности мозга — похожа на бодрствование. То есть мозговые волны возникают менее интенсивно, чем на других стадиях сна. Быстрый сон составляет около 20% всего сна и связан со сновидениями.
Рис. 1. Изменения активности мозга или мозговых волн на разных стадиях сознания — от бодрствования и на разных стадиях сна. [Изображение: Noba]

Сны, пожалуй, самый интересный аспект сна. На протяжении всей истории сновидениям придавалось особое значение из-за их уникальной, почти мистической природы. Считалось, что это предсказания будущего, намеки на скрытые аспекты личности, важные уроки о том, как жить жизнью, или возможности совершить невозможные дела, такие как полет.Есть несколько конкурирующих теорий о том, почему люди мечтают. Во-первых, это наша бессознательная попытка осмыслить наш повседневный опыт и обучение. Другой, популяризированный Фрейдом, заключается в том, что сны представляют собой табу или неприятные желания или желания. Независимо от конкретной причины, мы знаем несколько фактов о сновидениях: все люди видят сны, мы видим сны на каждой стадии сна, но сны во время быстрого сна особенно ярки. Одной из недостаточно изученных областей исследования сновидений являются возможные социальные функции сновидений: мы часто делимся своими снами с другими и используем их для развлечения.

Сон выполняет множество функций, одна из которых — дать нам период умственного и физического восстановления. Детям обычно требуется больше сна, чем взрослым, поскольку они развиваются. На самом деле это настолько важно, что недостаток сна связан с широким кругом проблем. Люди, которые не получают достаточного сна, более раздражительны, имеют более медленное время реакции, им труднее удерживать внимание и они принимают менее правильные решения. Интересно, что эта проблема актуальна для жизни студентов колледжа.В одном широко цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что 1 из 5 студентов засыпает ночью более 30 минут, 1 из 10 иногда принимал снотворные, и более половины сообщили, что «в основном устали» по утрам (Buboltz, et al, 2001).

Психоактивные препараты

16 апреля 1943 года Альберт Хоффман, швейцарский химик, работающий в фармацевтической компании, случайно проглотил недавно синтезированное лекарство. Наркотик — диэтилимид лизергиновой кислоты (ЛСД) — оказался мощным галлюциногеном.Хоффман пошел домой и позже сообщил о действии препарата, описав их как видение мира через «искривленное зеркало» и переживание видений «необычных форм с интенсивной калейдоскопической игрой цветов». Хоффман открыл то, что уже знали представители многих традиционных культур по всему миру: есть вещества, которые при проглатывании могут оказать сильное влияние на восприятие и сознание.

Наркотики влияют на физиологию человека по-разному, и исследователи и врачи склонны классифицировать лекарства в соответствии с их действием.Здесь мы кратко рассмотрим 3 категории наркотиков: галлюциногены, депрессанты и стимуляторы.

Галлюциногены

Возможно, что галлюциногены являются веществом, которое исторически использовалось наиболее широко. Традиционные общества использовали галлюциногены на растительной основе, такие как пейот, эбене и псилоцибиновые грибы, в широком спектре религиозных церемоний. Галлюциногены — это вещества, которые изменяют восприятие человека, часто вызывая нереальные видения или галлюцинации.Существует широкий спектр галлюциногенов, и многие из них используются в качестве развлекательных веществ в промышленно развитых странах. Общие примеры включают марихуану, ЛСД и МДМА (также известный как «экстази»). Марихуана — это сушеные цветы конопли, и ее часто курят, чтобы вызвать эйфорию. Активный ингредиент марихуаны, называемый ТГК, может искажать восприятие времени, вызывать бессвязные, несвязанные мысли и иногда ассоциируется с повышенным голодом или чрезмерным смехом.Использование и хранение марихуаны является незаконным в большинстве мест, но, похоже, эта тенденция меняется. Уругвай, Бангладеш и некоторые из Соединенных Штатов недавно легализовали марихуану. Частично это может быть связано с изменением общественного мнения или с тем фактом, что марихуана все чаще используется в медицинских целях, таких как лечение тошноты или глаукомы.

Депрессанты

Депрессанты — это вещества, которые, как следует из их названия, замедляют физиологические и психические процессы организма.Алкоголь — наиболее широко используемый депрессант. Воздействие алкоголя включает уменьшение подавленности, а это означает, что люди в состоянии алкогольного опьянения с большей вероятностью будут действовать так, как они иначе не хотели бы. Психологические эффекты алкоголя являются результатом увеличения нейромедиатора ГАМК. Есть также физические эффекты, такие как потеря равновесия и координации, и они происходят из-за того, что алкоголь нарушает координацию зрительной и двигательной систем мозга. Несмотря на то, что алкоголь так широко распространен во многих культурах, он также связан с множеством опасностей.Во-первых, алкоголь токсичен, а это означает, что он действует как яд, потому что можно выпить больше алкоголя, чем организм может эффективно удалить из кровотока. Когда содержание алкоголя в крови человека (BAC) достигает от 0,3 до 0,4%, возникает серьезный риск смерти. Во-вторых, отсутствие суждения и физического контроля, связанное с алкоголем, связано с более рискованным поведением или опасным поведением, таким как вождение в нетрезвом виде. Наконец, алкоголь вызывает привыкание, и люди, которые много пьют, часто сталкиваются с серьезным препятствием в их способности эффективно работать или в их близких отношениях.

К другим распространенным депрессантам относятся опиаты (также называемые «наркотиками»), которые представляют собой вещества, синтезируемые из цветов мака. Опиаты стимулируют выработку эндорфинов в головном мозге, и из-за этого они часто используются медицинскими работниками в качестве обезболивающих. К сожалению, поскольку такие опиаты, как оксиконтин, вызывают эйфорию, они все чаще используются — незаконно — в качестве рекреационных веществ. Опиаты вызывают сильное привыкание.

Стимуляторы


Кофеин — самый широко потребляемый стимулятор в мире.Скажите честно, сколько чашек кофе, чая или энергетических напитков вы выпили сегодня? [Изображение: Personeelsnet, https://goo.gl/h0GQ3R, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/iZlxAE]

Стимуляторы — это вещества, которые «ускоряют» физиологические и психические процессы в организме. Два обычно используемых стимулятора — это кофеин (наркотик, содержащийся в кофе и чае) и никотин, активный препарат в сигаретах и ​​других табачных изделиях. Эти вещества легальны и относительно недороги, что привело к их широкому использованию. Многих людей привлекают стимуляторы, потому что они чувствуют себя более бодрыми под действием этих препаратов.Как и любой другой наркотик, его употребление связано с риском для здоровья. Например, чрезмерное употребление этих стимуляторов может вызвать беспокойство, головные боли и бессонницу. Точно так же курение сигарет — наиболее распространенный способ употребления никотина — связано с более высоким риском развития рака. Например, среди заядлых курильщиков 90% случаев рака легких напрямую связаны с курением (Stewart & Kleihues, 2003).

Существуют и другие стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин (также известные как «кристаллический метамфетамин» или «лед»), которые обычно используются незаконно.Эти вещества действуют, блокируя «повторный захват» дофамина в головном мозге. Это означает, что мозг не выводит дофамин естественным образом и накапливается в синапсах, вызывая эйфорию и бдительность. По мере того, как эффекты стираются, это вызывает сильную тягу к большему количеству препарата. Из-за этого эти мощные стимуляторы вызывают сильное привыкание.

Когда вы думаете о своей повседневной жизни, легко убаюкать себя убеждением, что есть одна «установка» для вашей сознательной мысли. То есть вы, вероятно, верите, что придерживаетесь одних и тех же мнений, ценностей и воспоминаний в течение дня и в течение недели.Но «вы» похожи на тусклый переключатель света, который можно переключать от полной темноты к полной яркости. Этот переключатель — сознание. В самой яркой обстановке вы полностью бдительны и осведомлены; при диммерных настройках вы мечтаете; а сон или потеря сознания представляют собой еще более тусклые настройки. Степень, в которой вы находитесь в высоком, среднем или низком состоянии сознательного осознания, влияет на то, насколько вы восприимчивы к убеждению, насколько ясны ваши суждения и сколько деталей вы можете вспомнить.Таким образом, понимание уровней осведомленности лежит в основе понимания того, как мы учимся, принимаем решения, запоминаем и многие другие жизненно важные психологические процессы.

7.1 Состояния сознания — Введение в психологию

Роберт Бисвас-Динер и Джейк Тини

Неважно, что вы делаете — решаете домашнее задание, играете в видеоигру, просто выбираете рубашку — все ваши действия и решения связаны с вашим сознанием. Но как часто мы его используем, вы когда-нибудь задумывались: что такое сознание на самом деле? В этом модуле мы обсуждаем различные уровни сознания и то, как они могут повлиять на ваше поведение в различных ситуациях.Кроме того, мы исследуем роль сознания в других, «измененных» состояниях, таких как гипноз и сон.

Цели обучения

  1. Определите сознание и проведите различие между высоким и низким состояниями сознания
  2. Объясните связь между сознанием и предвзятостью
  3. Поймите разницу между популярными изображениями гипноза и его терапевтическим использованием в настоящее время

Приходилось ли вам когда-нибудь останавливаться рядом с вами на светофоре рядом с вами автолюбителем, который кричал себе мозги или ковырялся в носу, или вел себя так, как обычно, на публике? В одиночестве в машине есть что-то, что побуждает людей отключиться и забыть, что другие могут их видеть.Хотя эти небольшие упущения внимания забавны для остальных из нас, они также поучительны, когда дело доходит до темы сознания.

Рис. 7.2 Этот парень поет от души в своей мобильной музыкальной студии. Вы когда-нибудь делали это?

Сознание — термин, обозначающий осознанность. Он включает осознание себя, телесных ощущений, мыслей и окружающей среды. В английском языке мы используем противоположное слово «бессознательное», чтобы указать на бессмысленность или препятствие для осознания, как в случае с «Тереза ​​упала с лестницы и ударилась головой, потеряв сознание».И все же психологическая теория и исследования показывают, что сознание и бессознательное сложнее, чем падение с лестницы. То есть сознание — это больше, чем просто «включено» или «выключено». Например, Зигмунд Фрейд (1856-1939) — теоретик психологии — понимал, что даже когда мы бодрствуем, многие вещи лежат за пределами нашего сознательного осознания (например, находясь в машине и забывая, что остальной мир может заглянуть в вашу жизнь) окна). В ответ на это понятие Фрейд ввел понятие «подсознание» (Freud, 2001) и предположил, что некоторые из наших воспоминаний и даже наши основные мотивации не всегда доступны нашему сознательному уму.

Поразмыслив, легко увидеть, насколько скользким является тематическое сознание. Например, находятся ли люди в сознании, когда они мечтают? А когда они пьяны? В этом модуле мы опишем несколько уровней сознания, а затем обсудим измененные состояния сознания, такие как гипноз и сон.

В 1957 году маркетинговый исследователь вставил слова «Ешьте попкорн» на один кадр фильма, который показывали по всей территории Соединенных Штатов. И хотя этот кадр проецировался на экран фильма только на 1/24 секунды — скорость слишком высока, чтобы быть осознанной, — исследователь сообщил об увеличении продаж попкорна почти на 60%.Практически сразу все формы «подсознательной передачи сообщений» были отрегулированы в США и запрещены в таких странах, как Австралия и Великобритания. Несмотря на то, что позже было показано, что исследователь сфабриковал данные (он даже не вставил слова в фильм), этот страх перед влиянием на наше подсознание сохраняется. По сути, этот вопрос противопоставляет друг другу различные уровни осведомленности. С одной стороны, у нас «низкая осведомленность» о тонких, даже подсознательных воздействиях. С другой стороны, есть вы — сознательное мышление, ощущение вас, которое включает в себя все, что вы в настоящее время осознаете, даже читая это предложение.Однако, если мы рассмотрим эти разные уровни осведомленности по отдельности, мы сможем лучше понять, как они действуют.

Низкая осведомленность

Вы постоянно получаете и оцениваете сенсорную информацию. Хотя в каждый момент слишком много образов, запахов и звуков, чтобы их все можно было осознанно учитывать, наш мозг, тем не менее, обрабатывает всю эту информацию. Например, были ли вы когда-нибудь на вечеринке, переполненные всеми людьми и разговорами, когда из ниоткуда вы слышите свое имя? Даже если вы понятия не имеете, что еще говорит этот человек, вы каким-то образом осознаете свое имя (подробнее об этом, «эффекте коктейльной вечеринки», см. Модуль Нобы о внимании).Итак, даже если вы не знаете различных стимулов в вашем окружении, ваш мозг уделяет им больше внимания, чем вы думаете.

Подобно рефлексу (например, прыжок при испуге), некоторые реплики или значимая сенсорная информация автоматически вызывают у нас ответ, даже если мы никогда не воспринимаем его сознательно. Например, Оман и Соарес (1994) измерили незначительные вариации потоотделения у участников, которые боялись змей. Исследователи мелькали изображениями разных объектов (напр.g., грибы, цветы и, что наиболее важно, змеи) на экране перед ними, но делали это на такой скорости, что участник не знал, что он или она на самом деле видел. Однако, когда появлялись изображения змей, эти участники начинали больше потеть (то есть, это было признаком страха), даже если они понятия не имели, что они только что посмотрели!

Хотя наш мозг воспринимает некоторые стимулы без нашего сознательного осознания, действительно ли они влияют на наши последующие мысли и поведение? В знаменательном исследовании Барг, Чен и Берроуз (1996) предлагали участникам решить головоломку с поиском слов, в которой ответы относились к словам о пожилых людях (например,g., «старый», «бабушка») или что-то случайное (например, «тетрадь», «помидор»). После этого исследователи тайно измерили, как быстро участники вышли из эксперимента по коридору. И хотя ни один из участников не знал темы ответов, те, кто решил головоломку с помощью старых слов (по сравнению с теми, кто использовал другие типы слов), шли по коридору медленнее!

Рис. 7.3. Исследования и репликация

. Этот эффект получил название «». (т. Е. «Активация» определенных концепций и ассоциаций из памяти) был обнаружен в ряде других исследований.Например, воодушевление людей, заставляя их пить из теплого стакана (а не из холодного), привело к тому, что они стали вести себя более «тепло» по отношению к другим (Williams & Bargh, 2008). Хотя все эти влияния происходят незаметно для человека, они все же оказывают значительное влияние на последующие мысли и поведение.

За последние два десятилетия исследователи сделали успехи в изучении аспектов психологии, которые существуют за пределами сознательного осознания. Как вы понимаете, трудно использовать самоотчеты и опросы, чтобы спрашивать людей о мотивах или убеждениях, о которых они сами могут даже не знать! Один из способов обойти эту трудность можно найти в тесте неявных ассоциаций , или IAT (Greenwald, McGhee & Schwartz, 1998).Этот метод исследования использует компьютеры для оценки времени реакции людей на различные стимулы, и его очень сложно подделать, поскольку он регистрирует автоматические реакции, которые происходят за миллисекунды. Например, чтобы пролить свет на глубоко укоренившиеся предубеждения, IAT может представлять фотографии лиц европеоидной и азиатской национальностей, предлагая участникам исследования как можно быстрее нажимать кнопки с указанием «хорошо» или «плохо». Даже если участник нажимает «хорошо» для каждого показанного лица, IAT все равно может улавливать крошечные задержки в ответе.Задержки связаны с большими умственными усилиями, необходимыми для обработки информации. Когда информация обрабатывается быстро — как в примере с белыми лицами, оцениваемыми как «хорошие», — это может контрастировать с более медленной обработкой — как в примере с азиатскими лицами, оцениваемыми как «хорошие», — и разница в скорости обработки отражается. предвзятости. В этом отношении IAT использовался для исследования стереотипов (Nosek, Banaji & Greenwald, 2002), а также самооценки (Greenwald & Farnam, 2000). Этот метод может помочь выявить неосознанные предубеждения, а также те, которые мы стремимся подавить.

Рисунок 7.4 Фактический снимок экрана с IAT (неявным ассоциативным тестом), который человек может сделать для проверки своих мысленных представлений о различных когнитивных конструкциях. В данном конкретном случае это предмет, проверяющий бессознательную реакцию человека на представителей различных этнических групп. [Изображение: любезно предоставлено Энтони Гринвальдом из Project Implicit]

High Awareness

Тот факт, что на нас могут влиять эти «невидимые» факторы, не означает, что они беспомощно контролируют нас.Другая сторона континуума осознанности известна как «высокая осознанность». Это включает в себя пристальное внимание и внимательное принятие решений. Например, когда вы слушаете забавную историю на свидании или думаете, какое расписание занятий было бы предпочтительнее, или решая сложную математическую задачу, вы задействуете состояние сознания, которое позволяет вам хорошо осознавать и сосредотачиваться на определенных деталях. в вашем окружении.

Рис. 7.5. Медитация веками практиковалась в религиозном контексте.За последние 50 лет она стала все более популярной как светская практика. Научные исследования связывают медитацию со снижением стресса и улучшением самочувствия.

Внимательность — это состояние высшего сознания, которое включает в себя осознание мыслей, проходящих через голову. Например, приходилось ли вам когда-нибудь огрызаться на кого-то в отчаянии только для того, чтобы на мгновение задуматься, почему вы так агрессивно ответили? Это более напряженное рассмотрение ваших мыслей можно описать как расширение вашего сознательного осознания, поскольку вы уделяете время рассмотрению возможных влияний на свои мысли.Исследования показали, что, когда вы занимаетесь этим более осознанным размышлением, вас меньше убеждают неуместные, но предвзятые влияния, такие как присутствие знаменитости в рекламе (Petty & Cacioppo, 1986). Более высокая осведомленность также связана с распознаванием того, что вы используете стереотип, а не с справедливой оценкой другого человека (Gilbert & Hixon, 1991).

Люди чередуются между состояниями низкого и высокого мышления. То есть мы переключаемся между сфокусированным вниманием и менее внимательным состоянием по умолчанию, и у нас есть нейронные сети для обоих (Raichle, 2015).Интересно, что чем меньше мы обращаем внимание, тем больше вероятность того, что на нас будут влиять бессознательные стимулы (Chaiken, 1980). Хотя эти тонкие влияния могут влиять на нас, мы можем использовать наше высшее сознание для защиты от внешних влияний. В так называемой модели гибкой коррекции (Wegener & Petty, 1997) люди, которые осознают, что на их мысли или поведение влияет ненадлежащий внешний источник, могут исправить свое отношение к предвзятости.Например, вы могли знать, что на вас влияет упоминание определенных политических партий. Если вы были заинтересованы в рассмотрении государственной политики, вы можете принять во внимание свои собственные предубеждения, чтобы попытаться рассмотреть политику справедливо (исходя из собственных достоинств, а не привязанности к определенной стороне).

Чтобы прояснить отношения между низшим и высшим сознанием, представьте, что мозг подобен путешествию по реке. В состоянии слабой осознанности вы просто плывете на небольшом резиновом плоту и позволяете течению подталкивать вас.Просто плыть по течению не очень сложно, но и у вас нет полного контроля. Более высокие состояния сознания больше похожи на путешествие на каноэ. В этом случае у вас есть весло, и вы можете управлять, но это требует больше усилий. Эта аналогия применима ко многим состояниям сознания, но не ко всем. А как насчет других состояний, таких как сон, мечты или гипноз? Как они связаны с нашим сознательным пониманием?

Таблица 7.1 Состояния сознания

Гипноз

Если вы когда-нибудь наблюдали за выступлением сценического гипнотизера, он может нарисовать обманчивый портрет этого состояния сознания.Например, загипнотизированные люди на сцене кажутся находящимися в состоянии, похожем на сон. Однако по мере того, как гипнотизер продолжает шоу, вы заметите некоторые глубокие различия между сном и гипнозом. А именно, когда вы спите, слово «клубника» не заставляет вас махать руками, как курица. В сценических представлениях загипнотизированные участники кажутся очень легко поддающимися внушению до такой степени, что они, по-видимому, находятся под контролем гипнотизера. Такие представления занимательны, но позволяют сенсационно раскрыть истинную природу гипнотических состояний.

Рисунок 7.6 Люди, находящиеся под гипнозом на сцене.

Гипноз — это реальное, задокументированное явление, которое изучается и обсуждается более 200 лет (Pekala et al., 2010). Франца Месмера (1734-1815) часто считают одним из первых людей, которые «открыли» гипноз, который он использовал для лечения членов элитного общества, которые испытывали психологический стресс. Именно от имени Месмера происходит английское слово «гипнотизирующий», означающее «привлекать или удерживать внимание человека». Месмер приписывал эффект гипноза «животному магнетизму», предполагаемой универсальной силе (подобной гравитации), которая действует через все человеческие тела.Даже в то время такое описание гипноза не получало научной поддержки, а сам Месмер часто был центром споров.

Спустя годы исследователи предположили, что гипноз — это психическое состояние, характеризующееся сниженным периферическим осознаванием и повышенным вниманием к единственному стимулу, что приводит к повышенной восприимчивости к внушению (Kihlstrom, 2003). Например, гипнотизер обычно вызывает гипноз, заставляя человека обращать внимание только на голос гипнотизера.По мере того, как человек все больше и больше сосредотачивается на этом, он / она начинает забывать контекст обстановки и реагировать на внушения гипнотизера, как если бы они были его или ее собственными. Некоторые люди от природы более поддаются внушению и, следовательно, более «гипнотизируемы», чем другие, и это особенно верно для тех, кто обладает высокими показателями эмпатии (Wickramasekera II & Szlyk, 2003). Одна из распространенных уловок сценических гипнотизеров — отказываться от добровольцев, которые менее поддаются внушению, чем другие.

Диссоциация — это отделение осознания человека от всего, кроме того, на чем он сосредоточен в центре.Например, если вы когда-либо мечтали в классе, вы, вероятно, были настолько захвачены фантазией, что не слышали ни слова, сказанного учителем. Во время гипноза эта диссоциация становится еще более сильной. То есть человек настолько концентрируется на словах гипнотизера, что теряет перспективу на остальной мир вокруг него. Как следствие диссоциации, человек менее старается и меньше стесняется своих мыслей и поведения. Подобно состояниям низкой осведомленности, когда человек часто действует в соответствии с первой мыслью, которая приходит в голову, также и в гипнозе человек просто следует первой мысли, которая приходит в голову, т.е.е., внушение гипнотизера. Тем не менее, то, что человек более восприимчив к внушению под гипнозом, не означает, что он / она будет делать что-либо, что ему прикажут. Чтобы быть загипнотизированным, вы должны сначала захотеть, чтобы был загипнотизирован (т. Е. Вы не можете быть загипнотизированы против вашей воли; Lynn & Kirsh, 2006), и когда вы загипнотизированы, вы не будете делать ничего, что вы бы также делать это в более естественном состоянии сознания (Lynn, Rhue, & Weekes, 1990).

Сегодня гипнотерапия все еще используется во множестве форматов, и она возникла из того, что Месмер когда-то экспериментировал с этой концепцией.Современная гипнотерапия часто использует комбинацию расслабления, внушения, мотивации и ожидания для создания желаемого психического или поведенческого состояния. Хотя существуют неоднозначные данные о том, может ли гипнотерапия помочь в уменьшении зависимости (например, бросить курить; Abbot et al., 1998), есть некоторые свидетельства того, что она может быть успешной в лечении пациентов с острой и хронической болью (Ewin, 1978; Syrjala et al. др., 1992). Например, в одном исследовании изучали лечение ожоговых пациентов гипнотерапией, псевдогипнозом (т.е., состояние плацебо), или никакого лечения. Впоследствии, даже если люди в состоянии плацебо испытали уменьшение боли на 16%, у тех, кто находился в состоянии фактического гипноза, наблюдалось уменьшение боли почти на 50% (Patterson et al., 1996). Таким образом, даже несмотря на то, что гипноз может быть сенсационным для телевидения и фильмов, его способность отделять человека от его окружения (или его боли) в сочетании с повышенной внушаемостью рекомендациям врача (например, «вы будете меньше беспокоиться о своей хронической боли»). ) является документированной практикой с реальной медицинской пользой.

Теперь, подобно гипнотическим состояниям, трансовых состояний также включают диссоциацию «я»; однако говорят, что люди в состоянии транса имеют меньший произвольный контроль над своим поведением и действиями. Состояния транса часто возникают во время религиозных церемоний, когда человек считает, что он или она «одержимы» потусторонним существом или силой. Находясь в трансе, люди сообщают анекдотические рассказы о «высшем сознании» или общении с высшей силой. Однако основная часть исследований, изучающих этот феномен, имеет тенденцию отвергать утверждение о том, что эти переживания представляют собой «измененное состояние сознания».”

Большинство исследователей сегодня описывают как гипноз, так и состояния транса как «субъективные» изменения сознания, а не как фактически отдельную или развитую форму (Kirsch & Lynn, 1995). Точно так же, как вы чувствуете себя по-другому, когда находитесь в состоянии глубокого расслабления, это тоже гипнотическое состояние, и состояния транса просто выходят за рамки стандартного сознательного опыта. Исследователи утверждают, что даже несмотря на то, что состояния гипноза и транса кажутся и ощущаются совершенно иначе, чем нормальный человеческий опыт, их можно объяснить стандартными социально-когнитивными факторами, такими как воображение, ожидание и интерпретация ситуации.

Сон

Рис. 7.7. Сон необходим для нормального функционирования людей.

Возможно, вы испытали ощущение — когда вы засыпали — падаете, а затем обнаружили, что физически дергаетесь вперед и хватаетесь, как если бы вы действительно падали. Сон — уникальное состояние сознания; ему не хватает полного осознания, но мозг все еще активен. Люди обычно следуют «биологическим часам», которые влияют, когда они естественным образом становятся сонливыми, когда они засыпают, и когда они естественным образом просыпаются.Гормон мелатонин повышается ночью и связан с сонливостью. Ваш естественный суточный ритм, или Circadian Rhythm , может зависеть от количества дневного света, которому вы подвержены, а также от вашей работы и графика активности. Смена местоположения, например перелет из Канады в Англию, может нарушить ваш естественный ритм сна, и мы называем это сменой часовых поясов . Вы можете преодолеть смену часовых поясов, синхронизируя себя с местным расписанием, выставляя себя на дневной свет и заставляя себя бодрствовать, даже если вы по своей природе сонливы.

Интересно, что сон — это больше, чем просто отключение на ночь (или для того, чтобы вздремнуть). Вместо того, чтобы выключаться как свет одним щелчком переключателя, ваш сдвиг в сознании отражается на электрической активности вашего мозга. Когда вы бодрствуете и бодрствуете, активность вашего мозга отмечается волнами бета и . Бета-волны характеризуются высокой частотой, но низкой интенсивностью. Кроме того, они представляют собой наиболее непостоянную мозговую волну, и это отражает широкий диапазон сенсорных входных сигналов, которые человек обрабатывает в течение дня.Когда вы начнете расслабляться, эти волны изменятся на альфа волн. Эти волны отражают менее частую, более последовательную и более интенсивную деятельность мозга. Когда вы погружаетесь в настоящий сон, вы проходите через множество стадий. Ученые расходятся во мнениях относительно того, как они характеризуют стадии сна: одни эксперты утверждают, что существует четыре различных стадии (Manoach et al., 2010), тогда как другие признают пять (Šušmáková, & Krakovská, 2008), но все они различают те, которые включают быстрое движение глаз (REM) и те, которые не являются быстрым движением глаз (NREM).Кроме того, каждая стадия обычно характеризуется собственным уникальным паттерном активности мозга:

  • Стадия 1 (называемая NREM 1 или N1) — это стадия «засыпания», она отмечена тета-волнами.
  • Стадия 2 (называемая NREM 2 или N2) считается легким сном. Здесь бывают случайные «веретена сна» или мозговые волны очень высокой интенсивности. Считается, что они связаны с обработкой воспоминаний. NREM 2 составляет около 55% всего сна.
  • Стадия 3 (называемая NREM 3 или N3) составляет от 20 до 25% всего сна и характеризуется большим расслаблением мышц и появлением дельта-волн.
  • Наконец, быстрый сон характеризуется быстрым движением глаз (REM). Интересно, что эта стадия — с точки зрения активности мозга — похожа на бодрствование. То есть мозговые волны возникают менее интенсивно, чем на других стадиях сна. Быстрый сон составляет около 20% всего сна и связан со сновидениями.
Рис. 7.8. Изменения мозговой активности или мозговых волн на разных стадиях сознания — от бодрствования и на разных стадиях сна.

Сны, пожалуй, самый интересный аспект сна.На протяжении всей истории сновидениям придавалось особое значение из-за их уникальной, почти мистической природы. Считалось, что это предсказания будущего, намеки на скрытые аспекты личности, важные уроки о том, как жить жизнью, или возможности совершить невозможные дела, такие как полет. Есть несколько конкурирующих теорий о том, почему люди мечтают. Во-первых, это наша бессознательная попытка осмыслить наш повседневный опыт и обучение. Другой, популяризированный Фрейдом, заключается в том, что сны представляют собой табу или неприятные желания или желания.Независимо от конкретной причины, мы знаем несколько фактов о сновидениях: все люди видят сны, мы видим сны на каждой стадии сна, но сны во время быстрого сна особенно ярки. Одной из недостаточно изученных областей исследования сновидений являются возможные социальные функции сновидений: мы часто делимся своими снами с другими и используем их для развлечения.

Сон выполняет множество функций, одна из которых — дать нам период умственного и физического восстановления. Детям обычно требуется больше сна, чем взрослым, поскольку они развиваются.На самом деле это настолько важно, что недостаток сна связан с широким кругом проблем. Люди, которые не получают достаточного сна, более раздражительны, имеют более медленное время реакции, им труднее удерживать внимание и они принимают менее правильные решения. Интересно, что эта проблема актуальна для жизни студентов колледжа. В одном широко цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что 1 из 5 студентов засыпает ночью более 30 минут, 1 из 10 иногда принимал снотворные, и более половины сообщили, что «в основном устали» по утрам (Buboltz, et al, 2001).

Психоактивные препараты

16 апреля 1943 года Альберт Хоффман, швейцарский химик, работающий в фармацевтической компании, случайно проглотил недавно синтезированное лекарство. Наркотик — диэтилимид лизергиновой кислоты (ЛСД) — оказался мощным галлюциногеном. Хоффман пошел домой и позже сообщил о действии препарата, описав их как видение мира через «искривленное зеркало» и переживание видений «необычных форм с интенсивной калейдоскопической игрой цветов». Хоффман открыл то, что уже знали представители многих традиционных культур по всему миру: есть вещества, которые при проглатывании могут оказать сильное влияние на восприятие и сознание.

Лекарства воздействуют на физиологию человека по-разному, и исследователи и врачи склонны классифицировать лекарства в соответствии с их действием. Здесь мы кратко рассмотрим 3 категории наркотиков: галлюциногены, депрессанты и стимуляторы.

Галлюциногены

Возможно, галлюциногены — это вещества, которые исторически использовались наиболее широко. Традиционные общества использовали галлюциногены на растительной основе, такие как пейот, эбене и псилоцибиновые грибы, в широком спектре религиозных церемоний. Галлюциногены — это вещества, которые изменяют восприятие человека, часто вызывая нереальные видения или галлюцинации. Существует широкий спектр галлюциногенов, и многие из них используются в качестве развлекательных веществ в промышленно развитых странах. Общие примеры включают марихуану, ЛСД и МДМА (также известный как «экстази»). Марихуана — это сушеные цветы конопли, и ее часто курят, чтобы вызвать эйфорию . Активный ингредиент марихуаны, называемый ТГК, может искажать восприятие времени, вызывать бессвязные, несвязанные мысли и иногда ассоциируется с повышенным голодом или чрезмерным смехом.Использование и хранение марихуаны является незаконным в большинстве мест, но, похоже, эта тенденция меняется. Уругвай, Бангладеш и некоторые из Соединенных Штатов недавно легализовали марихуану. Частично это может быть связано с изменением общественного мнения или с тем фактом, что марихуана все чаще используется в медицинских целях, таких как лечение тошноты или глаукомы.

Депрессанты

Депрессанты — это вещества, которые, как следует из названия, замедляют физиологию организма и умственные процессы.Алкоголь — наиболее широко используемый депрессант. Воздействие алкоголя включает уменьшение подавленности, а это означает, что люди в состоянии алкогольного опьянения с большей вероятностью будут действовать так, как они иначе не хотели бы. Психологические эффекты алкоголя являются результатом увеличения нейромедиатора ГАМК. Есть также физические эффекты, такие как потеря равновесия и координации, и они происходят из-за того, что алкоголь нарушает координацию зрительной и двигательной систем мозга. Несмотря на то, что алкоголь так широко распространен во многих культурах, он также связан с множеством опасностей.Во-первых, алкоголь токсичен, а это означает, что он действует как яд, потому что можно выпить больше алкоголя, чем организм может эффективно удалить из кровотока. Когда содержание алкоголя в крови (BAC) человека достигает от 0,3 до 0,4%, возникает серьезный риск смерти. Во-вторых, отсутствие суждения и физического контроля, связанное с алкоголем, связано с более рискованным поведением или опасным поведением, таким как вождение в нетрезвом виде. Наконец, алкоголь вызывает привыкание, и люди, которые много пьют, часто сталкиваются с серьезным препятствием в их способности эффективно работать или в их близких отношениях.

Другие распространенные депрессанты включают опиаты (также называемые «наркотиками»), которые представляют собой вещества, синтезируемые из цветов мака. Опиаты стимулируют выработку эндорфинов в головном мозге, и из-за этого они часто используются медицинскими работниками в качестве обезболивающих. К сожалению, поскольку такие опиаты, как оксиконтин, вызывают эйфорию, они все чаще используются — незаконно — в качестве рекреационных веществ. Опиаты вызывают сильное привыкание.

Стимуляторы

Рис. 7.9 Кофеин — самый широко потребляемый стимулятор в мире.Скажите честно, сколько чашек кофе, чая или энергетических напитков вы выпили сегодня?

Стимуляторы — это вещества, которые «ускоряют» физиологические и психические процессы в организме. Два обычно используемых стимулятора — это кофеин (наркотик, содержащийся в кофе и чае) и никотин, активный препарат в сигаретах и ​​других табачных изделиях. Эти вещества легальны и относительно недороги, что привело к их широкому использованию. Многих людей привлекают стимуляторы, потому что они чувствуют себя более бодрыми под действием этих препаратов.Как и любой другой наркотик, его употребление связано с риском для здоровья. Например, чрезмерное употребление этих стимуляторов может вызвать беспокойство, головные боли и бессонницу. Точно так же курение сигарет — наиболее распространенный способ употребления никотина — связано с более высоким риском развития рака. Например, среди заядлых курильщиков 90% случаев рака легких напрямую связаны с курением (Stewart & Kleihues, 2003).

Существуют и другие стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин (также известные как «кристаллический метамфетамин» или «лед»), которые обычно используются незаконно.Эти вещества действуют, блокируя «повторный захват» дофамина в головном мозге. Это означает, что мозг не выводит дофамин естественным образом и накапливается в синапсах, вызывая эйфорию и бдительность. По мере того, как эффекты стираются, это вызывает сильную тягу к большему количеству препарата. Из-за этого эти мощные стимуляторы вызывают сильное привыкание.

Когда вы думаете о своей повседневной жизни, легко убаюкать себя убеждением, что есть одна «установка» для вашей сознательной мысли. То есть вы, вероятно, верите, что придерживаетесь одних и тех же мнений, ценностей и воспоминаний в течение дня и в течение недели.Но «вы» похожи на тусклый переключатель света, который можно переключать от полной темноты к полной яркости. Этот переключатель — сознание. В самой яркой обстановке вы полностью бдительны и осведомлены; при диммерных настройках вы мечтаете; а сон или потеря сознания представляют собой еще более тусклые настройки. Степень, в которой вы находитесь в высоком, среднем или низком состоянии сознательного осознания, влияет на то, насколько вы восприимчивы к убеждению, насколько ясны ваши суждения и сколько деталей вы можете вспомнить.Таким образом, понимание уровней осведомленности лежит в основе понимания того, как мы учимся, принимаем решения, запоминаем и многие другие жизненно важные психологические процессы.

Внешние ресурсы

Приложение

: Визуальные иллюзии для iPad. http://www.exploratorium.edu/explore/apps/color-uncovered

Книга: Замечательная книга о том, как мало мы знаем о себе: Уилсон, Т. Д. (2004). Незнакомцы с собой . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. http: //www.hup.harvard.edu/catalog.php?isbn=9780674013827

Книга: Еще одна замечательная книга о свободе воли — или ее отсутствии ?: Вегнер, Д. М. (2002). Иллюзия сознательной воли . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. https://mitpress.mit.edu/books/illusion-conscious-will

Информация об алкоголизме, злоупотреблении алкоголем и лечении: http://www.niaaa.nih.gov/alcohol-health/support-treatment

Американская психологическая ассоциация предоставляет информацию о том, как хорошо выспаться ночью, а также о нарушениях сна http: // www.apa.org/helpcenter/sleep-disorders.aspx

Симулятор ЛСД: в этом симуляторе используются оптические иллюзии для имитации галлюгиногенного опыта ЛСД. Просто следуйте инструкциям в этом двухминутном видео. Отведя взгляд, вы можете увидеть мир вокруг себя в искаженном или пульсирующем виде, похожем на эффект ЛСД. Эффект временный и исчезнет примерно через минуту.

Национальный фонд сна — это некоммерческая организация, предлагающая видеоролики о бессоннице, обучении детей сну и другим темам https: // sleepfoundation.орг / видеотека

Видео: Художник, который периодически принимал ЛСД и рисовал автопортреты: http://www.openculture.com/2013/10/artist-draws-nine-portraits-on-lsd-during-1950s-research-experiment.html

Видео: Интересное видео на внимание: http://www.dansimons.com/videos.html

Видео: видеоролик о внетелесном опыте, вызванном с помощью виртуальной реальности.

Видео: клип на иллюзию резиновой руки из научного сериала BBC «Горизонт.”

Видео: Клип, показывающий больного со зрением, из документального фильма «Призраки в мозгу».

Видео: Демонстрация слепоты, вызванной движением. Внимательно смотрите на синий движущийся узор. Одно или несколько желтых пятен могут исчезнуть:

Видео: Хауи Мандель из America’s Got Talent, загипнотизированный рукопожатием с людьми:

Видео: «Визуализация мозга, чтение мыслей» — выступление Марселя Месулама.http://video.at.northwestern.edu/lores/SO_marsel.m4v

Видео: Лукас Хандверкер — сценический гипнотизер обсуждает терапевтические аспекты гипноза:

Видео: Ted Talk — Саймон Льюис: Не принимайте сознание как должное http://www.ted.com/talks/simon_lewis_don_t_take_consciousness_for_granted.html

Видео: TED Talk об исследовании снов:

Видео: Проблема разума и тела — Интервью с Недом Блоком:

Хотите быстро продемонстрировать грунтовку? (Хотите быстро продемонстрировать, насколько мощными могут быть эти эффекты? Посмотрите:

Web: Хороший обзор прайминга: http: // en.wikipedia.org/wiki/Priming_(psychology)

Интернет: Определения сознания: http://www.consciousentities.com/definitions.htm

Интернет: Узнайте больше о слепоте, вызванной движением, на веб-сайте Майкла Баха: http://www.michaelbach.de/ot/mot-mib/index.html

Вопросы для обсуждения

  1. Если бы кто-то был в коме после аварии, и вы хотели бы лучше понять, насколько он был «сознательным» или осведомленным, как бы вы это сделали?
  2. Какие факторы повседневной жизни мешают людям высыпаться? Что мешает вам спать?
  3. Как часто вы вспоминаете свои сны? Есть ли в ваших снах повторяющиеся образы или темы? Как вы думаете, почему?
  4. Подумайте о случаях, когда вы фантазируете или позволяете своему разуму блуждать? Опишите эти времена: вы, скорее всего, будете одни или с другими? Есть ли у вас определенные виды деятельности, которые кажутся вам особенно склонными к мечтаниям?
  5. Ряд традиционных обществ используют в церемониях вещества, изменяющие сознание.Как вы думаете, почему они это делают?
  6. Как вы думаете, со временем меняется ли отношение к употреблению наркотиков? Если да, то как? Как вы думаете, почему происходят эти изменения?
  7. Учащиеся старших классов и колледжей все чаще используют стимуляторы, такие как аддерол, в качестве учебных пособий и «средств повышения успеваемости». Что вы думаете об этой тенденции?

Авторство изображения

Рисунок 7.2: Джошуа Оммен, https://goo.gl/Za97c3, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF

Рисунок 7.5: Индрек Торило, https://goo.gl/Bc5Iwm, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e

Рисунок 7.6: New Media Expo, https://goo.gl/FWgBqs, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/FIlc2e

Рисунок 7.7: jaci XIII, https://goo.gl/pog6Fr, CC BY-NC 2.0, https://goo.gl/FIlc2e

Рисунок 7.8: Noba

Рисунок 7.9: Personeelsnet, https://goo.gl/h0GQ3R, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/iZlxAE

Ссылки

Аббат, Н.К., Стед, Л. Ф., Уайт, А. Р., Барнс, Дж., И Эрнст, Э. (1998). Гипнотерапия для отказа от курения. Кокрановская база данных систематических обзоров, 2.

Барг, Дж. А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние построения черты и активации стереотипа на действие. Журнал личности и социальной психологии, 71 (2), 230.

Бубольц В., Браун Ф. и Сопер Б. (2001). Привычки сна и модели студентов колледжа: предварительное исследование. Журнал здоровья Американского колледжа , 50, 131-135.

Чайкен, С. (1980). Сравнение эвристической и систематической обработки информации и использование источника вместо подсказок для убеждения. Журнал личности и социальной психологии, 39 (5), 752.

Эвин, Д. М. (1978). Клиническое применение гипноза для уменьшения глубины ожога. Гипноз в докладах, отобранных к двухсотлетию седьмого Международного конгресса гипноза и психосоматической медицины .Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Фрейд, С. (2001). Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда: Толкование снов (первая часть) (том 4). Случайный дом.

Гилберт, Д. Т., и Хиксон, Дж. Г. (1991). Проблема мышления: активация и применение стереотипных представлений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (4), 509.

Гринвальд А.Г. и Фарнхэм С.Д. (2000). Использование теста на неявные ассоциации для измерения самооценки и самооценки. Journal of Personality and Social Psychology , 79, 1022-1038.Greenwald, A. G., McGhee, D. E., & Schwartz, J. K. L. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: Тест неявной ассоциации. Журнал личности и социальной психологии , 74, 1464-1480.

Kihlstrom, J.F. (2003). Гипноз и память. В J.F. Byrne (Ed.), Learning and memory , 2nd ed. (стр. 240-242). Фармингтон-Хиллз, штат Мичиган: номер Macmillan

Кирш, И., И Линн, С. Дж. (1995). Измененное состояние гипноза: изменения в теоретическом ландшафте. Американский психолог, 50 (10), 846.

Линн С. Дж. И Кирш И. (2006). Основы клинического гипноза . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Линн, С. Дж., Рю, Дж. У. и Уикс, Дж. Р. (1990). Гипнотическая непроизвольность: социально-когнитивный анализ. Психологический обзор , 97, 169–184.

Маноах, Д. С., Таккар, К.Н., Стройновски, Э., Эли, А., Мак-Кинли, С. К., Вамсли, Э.,… и Стикголд, Р. (2010). Снижение консолидации процедурного обучения в течение ночи при хронической лекарственной шизофрении связано с определенными стадиями сна. Журнал психиатрических исследований, 44 (2), 112-120.

Носек, Б.А., Банаджи, М.Р., и Гринвальд, А.Г. (2002). Извлечение неявных групповых установок и убеждений с демонстрационного веб-сайта. Group Dynamics, 6 (1), 101-115.

Паттерсон, Д.Р., Эверетт, Дж. Дж., Бернс, Г. Л., и Марвин, Дж. А. (1992). Гипноз для лечения ожоговой боли. Журнал консультирования и клинической психологии , 60, 713-17

Пекала, Р. Дж., Кумар, В. К., Маурер, Р., Эллиот-Картер, Н., Мун, Э. и Маллен, К. (2010). Внушаемость, ожидание, эффекты состояния транса и глубина гипноза: I. Значение для понимания гипноза. Американский журнал клинического гипноза, 52 (4), 275-290.

Петти, Р. Э., и Качиоппо, Дж.Т. (1986). Модель вероятности проработки убеждения. В L. Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology (Vol. 19, pp. 123-205). Нью-Йорк: Academic Press.

Райхл, М. Э. (2015). Сеть режима мозга по умолчанию. Annual Review of Neuroscience, 38 , 433-447.

Стюарт Б. и Кляйнхуэз П. (2003). Отчет о раке в мире . Всемирная организация здоровья.

Сырьяла, К. Л., Каммингс, К., и Дональдсон, Г. В.(1992). Гипноз или когнитивно-поведенческая тренировка для уменьшения боли и тошноты во время лечения рака: контролируемое клиническое испытание. Боль , 48, 137-46.

Вегенер, Д. Т., и Петти, Р. Э. (1997). Модель гибкой коррекции: роль наивных теорий смещения в коррекции смещения. Достижения экспериментальной социальной психологии , 29, 142-208.

Wickramasekera II, I.E., & Szlyk, J. (2003). Может ли сочувствие быть предиктором гипнотических способностей? Международный журнал клинического и экспериментального гипноза, 51 (4), 390–399.

Уильямс, Л. Э., и Барг, Дж. А. (2008). Физическое тепло способствует теплоте в отношениях. Science, 322 (5901), 606-607.

Оман, А., и Соарес, Дж. Дж. (1994). «Бессознательная тревога»: фобические реакции на замаскированные раздражители. Журнал аномальной психологии, 103 (2), 231.

Шушмакова К. и Краковска А. (2008). Дискриминационная способность отдельных показателей, используемых при классификации стадий сна. Искусственный интеллект в медицине, 44 (3), 261-277.

6. Состояния сознания — Введение в психологию — 1-е канадское издание

Убийство без сознания

Ночью 23 мая 1987 года Кеннет Паркс, 23-летний канадец, имеющий жену, маленькую дочь и большие игровые долги, вылез из постели, забрался в свою машину и проехал 15 миль до дом родителей жены в пригороде Торонто. Там он напал на них с ножом, убив свою тещу и тяжело ранив тестя.Затем Паркс поехал в полицейский участок и, наткнувшись на здание, поднял окровавленные руки и сказал: «Думаю, я убил некоторых людей… свои руки». Полиция арестовала его и доставила в больницу, где хирурги залечили ему несколько глубоких порезов на руках. Только тогда полиция обнаружила, что он действительно напал на своих родственников.

Паркс утверждал, что ничего не может вспомнить о преступлении. Он сказал, что вспомнил, как засыпал в своей постели, а затем просыпался в полицейском участке с окровавленными руками, но ничего между ними.Его защита заключалась в том, что он спал в течение всего инцидента и не осознавал своих действий (Martin, 2009).

Неудивительно, что сначала никто не поверил этому объяснению. Однако дальнейшее расследование показало, что у него была долгая история лунатизма, у него не было мотива для преступления, и, несмотря на неоднократные попытки сбить его с толку в многочисленных интервью, он был полностью последовательным в своей истории, что также соответствовало графику событий. . Паркса обследовала группа специалистов по сну, которые обнаружили, что характер мозговых волн, возникающих во время его сна, был очень ненормальным (Broughton, Billings, Cartwright & Doucette, 1994).В конце концов специалисты пришли к выводу, что хождение во сне, вероятно, вызванное стрессом и беспокойством по поводу финансовых проблем, было наиболее вероятным объяснением его отклоняющегося поведения. Они также согласились с тем, что такая комбинация факторов стресса вряд ли повторится снова, поэтому он вряд ли перенесет еще один такой жестокий эпизод и, вероятно, не будет опасен для других. Учитывая это сочетание доказательств, присяжные оправдали Парка обвинения в убийстве и нападении. Он вышел из зала суда свободным человеком (Wilson, 1998).

Сознание определяется как наше субъективное понимание самих себя и нашей окружающей среды (Кох, 2004). Опыт сознания фундаментален для человеческой природы. Все мы знаем, что значит быть сознательными, и предполагаем (хотя никогда не можем быть уверены), что другие люди переживают свое сознание так же, как мы.

Изучение сознания долгое время было важным для психологов и играет роль во многих важных психологических теориях.Например, теории личности Зигмунда Фрейда различают бессознательные и сознательные аспекты поведения, а современные психологи различают автоматических ( бессознательных ) и контролируемых ( сознательных ) поведений и между неявными ( бессознательное) и явное воспоминание ( сознательное ) (Petty, Wegener, Chaiken, & Trope, 1999; Shanks, 2005).

Некоторые философы и религиозные практики утверждают, что разум (или душа) и тело — отдельные сущности.Например, французский философ Рене Декарт (1596-1650), показанный на рис. 6.1, был сторонником дуализма , идеи о том, что разум, нематериальная сущность, отделен от физического тела (хотя и связан с ним) . В отличие от дуалистов, психологи считают, что сознание (и, следовательно, разум) существует в мозгу, а не отдельно от него. Фактически, психологи считают, что сознание является результатом активности множества нейронных связей в мозгу, и что мы переживаем разные состояния сознания в зависимости от того, что в настоящее время делает наш мозг (Dennett, 1991; Koch & Greenfield, 2007).

Рисунок 6.1 Портрет Рене Декарта. Французский философ Рене Декарт (1596-1650) был сторонником дуализма, теории о том, что разум и тело — две отдельные сущности. Однако психологи отвергают эту идею, полагая, что сознание — это результат активности мозга, а не отдельный от него.

Изучение сознания также важно для фундаментального психологического вопроса о наличии свободы воли. Хотя мы можем понимать и полагать, что некоторые из наших действий вызваны силами, которые находятся вне нашего понимания (т.е., бессознательно), мы, тем не менее, считаем, что контролируем большую часть своего поведения и осознаем, что участвуем в ней. Обнаружение того, что мы или кто-то другой участвовал в сложном поведении, таком как вождение в машине и причинение серьезного вреда другим, даже не осознавая этих действий, настолько необычно, что может шокировать. И все же психологи все больше уверены в том, что большая часть нашего поведения вызвана процессами, о которых мы не подозреваем и над которыми мы мало или совсем не контролируем (Libet, 1999; Wegner, 2003).

Наш опыт сознания является функциональным, потому что мы используем его, чтобы направлять и контролировать свое поведение, а также логически мыслить о проблемах (DeWall, Baumeister, & Masicampo, 2008). Сознание позволяет нам планировать действия и отслеживать наш прогресс в достижении целей, которые мы перед собой ставим. А сознание является основополагающим для нашего чувства морали — мы верим, что у нас есть свободная воля для совершения нравственных действий, избегая при этом аморального поведения.

Но в некоторых случаях сознание может стать отталкивающим — например, когда мы осознаем, что не живем в соответствии с нашими собственными целями или ожиданиями, или когда мы считаем, что другие люди воспринимают нас негативно.В этих случаях мы можем участвовать в поведении, которое помогает нам уйти от сознания; например, в результате употребления алкоголя или других психоактивных веществ (Baumeister, 1998).

Поскольку мозг различается по своему текущему уровню и типу активности, сознание преходяще. Если мы выпьем слишком много кофе или пива, кофеин или алкоголь влияют на деятельность нашего мозга, и наше сознание может измениться. Когда мы под наркозом перед операцией или испытываем сотрясение мозга после удара по голове, мы можем полностью потерять сознание в результате изменений в мозговой активности.Мы также теряем сознание, когда спим, и именно с этого измененного состояния сознания мы начинаем нашу главу.

Ссылки

Баумейстер Р. (1998). Самость. В Справочник по социальной психологии (4 изд., Т. 2, с. 680–740). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Бротон Р. Дж., Биллингс Р., Картрайт Р. и Дусетт Д. (1994). Убийственный сомнамбулизм: отчет о болезни. Сон: журнал исследований сна и медицины сна, 17 (3), 253–264.

Деннет, Д. К. (1991). Сознание объяснено . Бостон, Массачусетс: Little, Brown and Company.

ДеУолл, К., Баумейстер, Р., и Масикампо, Э. (2008). Доказательства того, что логическое рассуждение зависит от сознательной обработки. Сознание и познание, 17 (3), 628.

Кох, К. (2004). В поисках сознания: нейробиологический подход. Энглвуд, Колорадо: Робертс и Ко.

Кох, С., и Гринфилд, С. (2007). Как возникает сознание? Scientific American, 76–83.

Либет Б. (1999). Есть ли у нас свобода воли? Journal of Consciousness Studies, 6, 8 (9), 47–57.

Мартин, Л. (2009). Может ли лунатизм быть защитой от убийства? Нарушения сна: для пациентов и их семей. Получено с http://www.lakesidepress.com/pulmonary/Sleep/sleep-murder.htm

Петти, Р., Вегенер, Д., Чайкен, С., и Троп, Ю. (1999). Теории двойственного процесса в социальной психологии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Шанкс, Д.(2005). Неявное обучение. В K. Lamberts (Ed.), Справочник по познанию (стр. 202–220). Лондон, Англия: Sage.

Вегнер, Д. М. (2003). Лучшая уловка ума: как мы переживаем сознательную волю. Тенденции в когнитивных науках, 7 (2), 65–69.

Уилсон, К. (1998). Гигантская книга истинного преступления. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Робинсон Паблишинг.

Авторство изображений

Рисунок 6.1: Портрет Рене Декарта работы Андре Хатала, (http: // commons.wikimedia.org/wiki/File:Frans_Hals_-_Portret_van_René_Descartes.jpg) находится в общественном достоянии.

измененных состояний сознания: определение и примеры — курс общей психологии (видео)

Определение измененного сознания

Измененное состояние сознания — это временное изменение нормального психического состояния, которое не считается бессознательным. Измененные состояния сознания могут быть созданы намеренно, случайно или из-за болезни.

Вы помните, когда в последний раз у вас была очень высокая температура? Иногда во время высокой температуры больные люди могут чувствовать сонливость, галлюцинации или просто неспособны нормально реагировать на окружающую среду. Многие болезни могут вызывать измененные состояния сознания, например, те, которые вызывают недостаток сна или кислорода. Есть также много общих переживаний, которые могут вызвать измененные состояния сознания, такие как сон или мечты, роды, лишение сна, сексуальная эйфория или паника.

Часто люди намеренно пытаются изменить свое сознательное состояние. Есть много причин, по которым люди пытаются достичь измененного состояния сознания, включая религиозные и духовные причины, расслабление и даже гипноз для улучшения здоровья. Давайте рассмотрим несколько наиболее распространенных измененных состояний сознания, которые может испытывать человек.

Примеры измененных состояний

Каждый человек видел сновидений и может относиться к этому обычному измененному состоянию сознания.Хотя мы не «бодрствуем» во время сна, мы все еще в сознании и можем реагировать на окружающее. Мы можем проснуться от громкого шума или от тряски ноги. Во время сна мы испытываем образы, звуки и чувства, которые не являются реальными. Многие сны забываются после пробуждения, но все мы знаем, что сны могут казаться очень реальными, когда мы в них находимся. Если вам когда-либо снилось падение, вы, вероятно, можете вспомнить влияние этого измененного состояния сознания.

Мечтание также считается измененным состоянием сознания.Многие люди мечтают, когда им скучно. Как и сновидения, грезы могут быть очень реальными и вызывать реалистичные образы, воспоминания и чувства, а также сопутствующие им реакции.

Психологи считают, что гипноз — это измененное состояние сознания, которое позволяет человеку быть более открытым для внушения. Хотя люди могут выполнять гипноз для комедий и волшебных шоу, психологов также можно обучить гипнозу. Психологи могут использовать гипноз, чтобы помочь сдержать неуправляемые чувства или помочь человеку достичь цели, например, похудеть или бросить курить.Психологи используют гипноз, чтобы внушать клиентам новые чувства, мысли и поведение, пока они находятся в этом измененном состоянии.

Ученые считают, что медитация использовалась в религиозных и духовных целях с доисторических времен. В разных обществах и культурах медитация выполняется по-разному и для разных целей. Медитация — это повторяющаяся практика, которая помогает людям тренировать внимание. Люди практикуют медитацию по многим причинам, но чаще всего для того, чтобы уменьшить стресс и лучше контролировать свой разум.

A Психическое расстройство , или психическое заболевание, также считается измененным состоянием сознания. Психическое расстройство включает химические изменения в мозге, которые могут изменить то, как человек видит, слышит, думает и действует. Эти изменения в состоянии сознания человека часто вызывают сильные страдания и инвалидность. Психические расстройства обычно лечат с помощью рецептурных лекарств. Эти лекарства также можно описать как изменяющие состояние сознания человека, даже когда они используются для лечения болезни.

Лекарства, отпускаемые по рецепту, для лечения психических расстройств — это всего лишь один из типов психоактивных препаратов . Психоактивный препарат — это просто большой термин для обозначения препарата, который влияет на мозг и изменяет сознание. Некоторые наркотики, используемые в развлекательных или духовных целях, являются незаконными из-за их действия. Использование психоактивных препаратов может повлиять на то, как мы воспринимаем окружающее, вызывая изменения в мыслях, настроении, эмоциях, поведении и восприятии реальности. Психоактивные препараты могут вызывать галлюцинации и бред, заставляя людей видеть и слышать то, чего нет.

Краткое содержание урока

Измененное состояние сознания — это изменение нормального психического состояния, которое не считается бессознательным. Хотя мы можем думать об употреблении запрещенных наркотиков, когда слышим фразу «измененное сознание», это далеко не единственный тип измененного состояния сознания. Многие измененные состояния сознания важны для нашего здоровья, например, сон и действие назначенных лекарств. Некоторые измененные состояния, например, сопровождающиеся высокой температурой или депрессией, могут предупредить нас о том, что что-то не так.

Типы измененных состояний

  • Мечты
  • Мечты
  • Гипноз
  • Медитация
  • Психические расстройства
  • Эффекты психоактивных препаратов

Результаты обучения

По мере того, как вы подходите к концу урока, вы должны быть в состоянии выполнить следующее:

  • Объяснять сознание
  • Определить измененное состояние сознания
  • Перечислите различные измененные состояния сознания

Изменения сознания и психологической функции

Сновидения — это измененное состояние сознания, которое может поднять настроение и уменьшить стресс, но также снизить внимание, сосредоточенность и осознание непосредственного окружения.

Уровни сознания

Для упрощения, есть две категории сознания: нормальное бодрствующее сознание (NWC) и измененное состояние сознания (ASC). NWC — это когда мы бодрствуем и полностью осознаем свое окружение. ИСС — это спектр, который включает сон, нахождение в коме, прием наркотиков / алкоголя или медитацию. ИСС можно инициировать целенаправленно, как в случае с наркотиками / алкоголем и медитацией, или они могут происходить без осознания, например, при сновидении, амнезии, коме или сне.

Медитация помогает уменьшить стресс, потому что она приводит медитирующего к измененному состоянию сознания, когда он может отбросить все негативные мысли и эмоции и сосредоточиться на позитивной визуализации или даже на собственном дыхании.

Психологические процессы, функционирование и сознание

Как правило, наше психологическое функционирование лучше всего на более высоких уровнях сознания. Ниже приведены психологические процессы и то, как сознание влияет на каждый из них.

Контролируемые и автоматические процессы

Контролируемые процессы — это задачи, требующие большого внимания и внимания, например, промежуточный экзамен. Автоматические процессы были отработаны и усвоены настолько, что стали естественными, например, при езде на велосипеде или вождении после многих лет вождения.

В NWC можно выполнять управляемый процесс с автоматическим процессом. Представьте себе человека, который каждую ночь готовит макароны с сыром так много, что это становится автоматическим процессом.Они могли легко поддерживать разговор по телефону с другом (контролируемый процесс), делая свои ночные макароны. Тем не менее, если этот человек решит рискнуть и приготовить более сложный рецепт, ему потребуется больше когнитивного внимания, направленного на приготовление пищи, и он не сможет выполнять контролируемую задачу, например, разговаривать по телефону.

Как можно догадаться, ИСС может не повлиять на способность человека выполнять автоматические процессы, но его способность выполнять контролируемые процессы, скорее всего, будет отрицательно затронута измененным состоянием сознания.

Ограничения содержимого

В NWC наши мысли могут иногда вызывать отрицательные эмоции, такие как стресс, смущение, вина или стыд, а ограничения содержимого вытесняют эти стимулы и мысли из головы, чтобы избежать этих негативных эмоций. Например, ученица средней школы упала на сцену во время выступления на шоу талантов. Ее психологическая функция ограничения мышления вытеснит мысли об этой аварии из ее головы, чтобы она перестала чувствовать себя такой смущенной и стыдно.

Иногда человек добровольно входит в ИСС, чтобы иметь ограничения по содержанию, например, в случае медитации, употребления алкоголя или наркотиков или упражнений на позитивную визуализацию. С другой стороны, при ИСС сна, коме или амнезии ограничения мышления невозможны.

Перцепционные и когнитивные искажения

Когда мы что-то воспринимаем, мы придаем этому значение. Когда мы используем познание, мы решаем проблемы, используя логику, анализируем и систематизируем информацию.Когда мы находимся в NWC (и психически стабильны), мы по большей части можем воспринимать и мыслить ясно и рационально. Напротив, ASC может повысить вероятность того, что мы испытаем перцептивные и когнитивные искажения. Например, женщина, которая находится в ИСС из-за алкогольного опьянения, может ошибочно воспринять взгляд полицейского как агрессивный, когда он на самом деле просто наблюдал за ней, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.

Эмоциональная осведомленность

Как и в примере с искажениями восприятия и когнитивных функций, люди в NWC обладают хорошей эмоциональной осведомленностью и интеллектом.У них также есть здоровая эмоциональная регуляция. Тем не менее, у людей с ИСС эмоциональная осведомленность имеет тенденцию к снижению. Возьмем в приведенном выше примере женщину в состоянии алкогольного опьянения. Она может стать воинственной и агрессивной в своем ИСС, если не осмелится подняться до этого уровня гнева в НВС, потому что она будет более эмоционально осведомленной.

Самоконтроль

Наши психологические и когнитивные механизмы функционирования, такие как способность контролировать свои действия и поведение (самоконтроль), выше в NWC.Опять же, на примере опьяненной женщины, ее способность к самоконтролю отрицательно сказывается и почти останавливает ее ИСС.

Ориентация на время

Одной из психологических детерминант хорошего психического здоровья является то, что человек ориентирован на человека, место и время, что означает, что он знает, кто он, где находится и какое сейчас время / день / событие. Неудивительно, что те, кто находится в NWC, лучше ориентируются во времени, чем те, кто находится в ASC. Например, человек, переживший ужасную автомобильную аварию и черепно-мозговую травму, находится в ИСС амнезии.Когда медсестра попросит этого человека вспомнить, какой сегодня день, он с меньшей вероятностью будет знать время / день / дату, чем человек из NWC.

Краткое содержание урока

Психологическое функционирование , можно определить как то, как эмоции, функционирование мозга, жизненные обстоятельства, интеллект, модели мышления и уровень сознания влияют на настроение и когнитивные способности. Но что такое сознание? Сознание — это осознание своего окружения. Мы либо находимся в нормальном бодрствующем сознании (NWC), когда мы полностью осознаем и осознаем наше окружение, либо в измененном состоянии сознания (ASC), например, во сне, коме, амнезии, замешательстве, вызванном наркотиками, или медитации.

Наш уровень сознания может влиять на определенные психологические состояния, такие как контролируемые и автоматические процессы , ограничения содержания , перцепционные и когнитивные искажения, эмоциональное осознание, самоконтроль и ориентация во времени. По сути, более высокие уровни сознания в NWC обеспечивают более высокое психологическое функционирование, чем более низкие уровни сознания в ASC.

(PDF) Что такое измененное состояние сознания?

Ссылки

Block, N.(1995). О заблуждении относительно функции сознания. Поведенческие науки и науки о мозге,

18, 227–247.

Блок

, Н. (2001). Парадокс и противоречивость недавних работ о сознании. Познание, 79,

197–219.

Чалмерс Д. (1996). Сознательный разум. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Черчленд, П. С. (2002). Brain-Wise: Исследования в области нейрофилософии. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Дрецке, Ф. (1995). Натурализация ума. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Фартинг, Г. У. (1992). Психология сознания. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Фингелькуртс, А.А., Фингелькуртс, А.А., Каллио, С., и Ревонсуо, А. (2007a). Гипноз вызвал реорганизацию

в составе мозговых колебаний в ЭЭГ: тематическое исследование. Contemporary

Гипноз, 24, 3–18.

Фингелькурц, Ан. А., Фингелькурц, Ал. А., Каллио, С., и Ревонсуо, А. (2007b). Функциональная связность коры головного мозга

как нейрофизиологический коррелят гипноза: тематическое исследование ЭЭГ.

Neuropsychologia, 45, 1452–1462.

Фустер, Дж. М. (2001). Префронтальная кора — обновление: время имеет решающее значение. Нейрон, 30, 319–33.

Йохансон, М., Ревонсуо, А., Чаплин, Дж., И Ведлунд, Дж. Э. (2003). Уровень и содержание

сознания в связи с парциальными эпилептическими припадками. Эпилепсия и поведение, 4,

283–288.

Йохансон, М., Валли, К., Ревонсуо, А., Чаплин, Дж. Э., и Ведлунд, Дж. Э. (2008). Изменения содержимого сознания

при парциальных эпилептических припадках.Эпилепсия и поведение, 13, 366–371.

Йохансон, М., Валли, К., Ревонсуо, А., и Ведлунд, Дж. Э. (2008). Контент-анализ субъективных

переживаний парциальных эпилептических припадков. Эпилепсия и поведение, 12, 170–182.

Каллио, С., & Ревонсуо, А. (2003). Гипнотические явления и измененные состояния сознания:

Многоуровневая структура описания и объяснения. Современный гипноз, 3, 111–164.

Каллио, С., & Ревонсуо, А. (2005).Изменение состояния обсуждения измененного состояния: ответ на

комментариев. Современный гипноз, 1, 46–55.

Каллио, С., Ревонсуо, А., Ха

ma

la

inen, H., Markela, J., & Gruzelier, J. (2001). Передний мозг

функций и гипноз: проверка лобной гипотезы. Международный журнал клинического и

экспериментального гипноза, 49, 95–108.

Каллио, С., Ревонсуо, А., Лауэрма, Х., Ха

ma

la

inen, H., & Ланг, Х. (1999). Амплитуда MMN

увеличивается во время гипноза: тематическое исследование. NeuroReport, 10, 3579–82.

Kihlstrom, J. (2005). Гипноз — это измененное состояние сознания или что? Contemporary Hypnosis,

1, 34–38.

Кирш И. (2005). Эмпирическое разрешение дебатов об измененном состоянии. Современный гипноз, 1, 18–23.

Maquet, P., Peters, J. M., Aerts, J., Delfiore, G., Degueldre, C., Luxon, A., et al. (1996).

Функциональная нейроанатомия сна и сновидений человека с быстрым движением глаз.Природа, 383,

163–166.

Пассингем Р. Э., Стивен К. Э. и Ко

Эттер Р. (2002). Анатомическая основа функциональной локализации

в коре головного мозга. Nature Reviews Neuroscience, 3, 606–616.

Пессоа, Л. (2008). О связи между эмоциями и познанием. Nature Reviews

Neuroscience, 9, 148–158.

Рэгланд, Дж. Д., Юн, Дж., Минзенберг, М. Дж., И Картер, К. С. (2007). Нейровизуализация когнитивной инвалидности

при шизофрении: поиск патофизиологического механизма.Международное обозрение

Психиатрия, 19, 417–427.

Revonsuo, A. (2001). О природе объяснения нейробиологии. В P. Machamer, R. Grush, &

P. McLaughlin (Eds.), Теория и метод в неврологии (стр. 45–69). Питтсбург: Университет

, издательство Pittsburgh Press.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *