Личное пространство человека психология: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Как попросить человека не нарушать ваше личное пространство?

Личное пространство бывает разным. С одной стороны, это пространство физическое — например, своя комната, то есть место, которое я могу обустроить по своему желанию, где я могу быть самим собой. С другой стороны, это пространство нематериальное. В английском языке оно называется словом «privacy», которое на русский можно приблизительно перевести как «частная жизнь». В некоторых культурах и семьях людям с детства прививают идею о том, что privacy — неотъемлемое право любого человека, поскольку достоинство каждой личности заслуживает уважения. Например, такая простая практика, как постучать и подождать ответа, прежде чем войти в комнату, оберегает границы личного пространства.

К сожалению, далеко не все понимают и чувствуют, насколько это важно — иметь личное пространство и заботиться о границах личного пространства других. Например, если человек вырос в условиях, где у каждого ребёнка не было собственных игрушек, собственного уголка, своих маленьких секретов, ему трудно развить в себе чувствительность к чужим границам.

Не стоит его в этом упрекать. Важно, что в общении с таким человеком вы сами должны заботиться о собственных границах и своих потребностях. Желательно делать это бережно, так, чтобы человек не чувствовал себя отверженным или униженным. Если он, например, приходит к вам в гости без предупреждения, вы имеете полное право извиниться, что не можете принять его, и вежливо попросить прийти в другой раз, предварительно договорившись о точном времени. Благодаря таким ситуациям человек рано или поздно научится соотносить свои потребности с потребностями других и уважать ваше личное пространство.

Если же человек продолжает входить к вам без стука, несмотря на ваши повторные просьбы, то, возможно, он не уважает вас, и это повод задуматься о том, стоит ли дальше строить с ним отношения. Если вы столкнулись с человеком, который считает неуважение к другим нормой, то относитесь к нему как к стихийному бедствию, которое невозможно предотвратить, но к которому можно подготовиться или избежать его.

 

Личное пространство человека (понятие, границы, проблемы)

Личное пространство как проблема приватности действительно принадлежит к феноменами современной культуры, поскольку еще в середине 20 века такой вопрос вообще не был актуален в нашей стране.

Его возникновение исследователи связывают с несколькими факторами, в числе которых находятся:

  • И изменение культурной нормы
  • И увеличение социального и экономического статута или возможностей человека
  • И, соответственно, рост притязаний человека

Понятие личного пространства

Само понятие личного пространства включает в себя определение формы невербальной коммуникации, которая призвана регулировать степень или уровень свободы конкретного индивида-личности.

Для объяснения функций личного, частного или персонального пространства (приватности) сегодня предложено несколько моделей с их механизмами.

Так,

  • Существует модель равновесия, согласно которой каждый индивид имеет свой оптимальный и допустимый уровень интимности, по которому и выстраивается его личное пространство (сюда включают даже расстояния, на которые человек может допускать к себе других людей).
  • Имеется и модель Говарда и Эванса, которая трактует это понятие в качестве естественного механизма, сформированного и сохраненного эволюцией для контролирования внутривидовой агрессии.
  • В конце 70-х гг. прошлого века появилась и концепция избирательности контроля своей приватности, причём действие такой избирательности может происходить и на подсознательном уровне, когда индивид в своем общении сам оценивает степень своей открытости для иного человека.

Проблемы личного пространства

Проблема личного пространства и его нарушения стала изучаться наукой этологией (на примерах животных) с начала минувшего столетия, а с середины его оформилась в соответствующий вопрос пространственного поведения человека в антропологии. Первым исследователем которого признан Э.Холл.

Сегодня это понятие частного пространства предлагается рассматривать в двух категориях:

  • Как дистанцию общения, что подразумевает личные отношения человека с другим
  • Как персональное семейное пространство, что относится к выделению определенной территории и закреплению за ней своих исключительных прав.

В обоих случаях имеют место свои особенности, характерные черты и функции. Рассмотрим плотнее.

Личное пространство – дистанция отношений

В этой категории изучается физическая открытость индивида, т.е. реальная пространственная готовность человека к допуску к себе другого человека.
На нее непосредственно оказывают влияние факторы:

  • Близости отношений этих людей
  • Их половозрастных дефиниций
  • Культурно-этнической принадлежности
  • Социального статуса и образа жизни

Исследователями отмечены следующие «параметры» оформления размеров личного пространства у человека (в то числе и на примере животных обнаружены интересные факты), а именно:

  • Расстояние общения у самцов больше, нежели у самок (объяснение в уровне и степени доминирования или агрессии)

В реальности даже в разных культурах у человека прослеживаются аналогичные тенденции – дистанция общения у женщин сокращена по сравнению с «мужской», общение в парах происходит чуть дальше, чем у женщин, но ближе, чем у мужчин. Дети нарушают данную схему ввиду их возрастного любопытства.

  • Дистанция общения и личного пространства изменяется в соответствии с возрастом индивида

Так, грудной ребенок неотделим от матери, выходит, он не располагает совсем личным пространством. Отстаивание своей приватности у него начинается к 3-4 годам. Сюда добавляется фактор гендерности — уже к 8-9 годам начинаются притязания индивида на свое пространство (у мальчиков больше). Такая тенденция протекает до 16 лет или до возраста полной социализации человека.

  • Культурно-этнические градации приватности

Это очевидный факт разницы в «нормировании» дистанции общения в различных культурах. Например, все тот же Э.Холл разделил все мировые культуры по принципу контактности (контактные или неконтактные). Так, у контактных культур наблюдается сокращенная дистанция между участниками общения, допустима высокая тактильность (они могут прикасаться друг к другу) и эмоциональная связь (взгляд в глаза и т. д.). Однако дальнейшие эксперименты показали определенную несостоятельность такого разделения.

  • Личное пространство может нормироваться не только культурой, но и субкультурой человека

Например, городская субкультура «требует» меньшего пространства, нежели сельская, молодежная также — по отношению к элитарной и т.д.

Личное пространство в семье и для семьи

Эта область исследует проблему пространственного поведения человека по вопросам:

  • Выделения и ограничения персонально-семейного пространства
  • Определения и защиты своих прав на него
  • Возможностей уединения в нем и контроля допуска туда других индивидов

Мы знаем, что в животном мире, это «регламентируются» мечением территории. У человека также присутствуют свои «метки»  – забор, барьеры, а в случае национальных территорий – даже флаги и пограничные столбы. Даже в своем жилье идет символическое обозначение – моя полочка (стоит моя косметика), моя стена (висят мои плакаты) и т. д.

Территориально такое приватное пространство в семье также делят на несколько видов:

  • Как общее — вместе с соседями по подъезду, дому
  • Групповое – как совместное с родными
  • Личное – непосредственно «мое»

Наша презентация темы

Приватное пространство – из истории вопроса

Разумеется, природные механизмы, регулирующие личное пространственное поведение человека, – не единственные, определяющие всю проблему. Идеи приватности, уединенности, границ и размеров личного пространства также определяются культурой и являются её продуктом. Возникновение таких идей относят к периоду Нового времени (17-18 вв), причем в первую очередь в городских культурах.

Иными словами, они определены прогрессом, который смог предоставить для этого соответствующие условия.

Известно, например, что даже в замках средневековья человек не имел «положенной ему по статусу» приватности. Все люди тогда спали в более-менее объединенных помещениях из-за невозможности отапливать множество комнат. С возникновением условий центрального отопления появляется возможность повсеместного увеличения таких комнат, и начинает формироваться идея уединенности и личного пространства как нормы.
Сегодня не в пример историческим реалиям статусность и большие социальные возможности человека действительно определяют эти нормативы приватности и больших зон для личного пространства.
Нарушения этих норм зачастую ведет к неприемлемым в обществе последствиям – агрессия, стрессы, депривация, фрустрация и т.д.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Личное пространство человека: соблюдайте дистанцию

Для ребенка – любимая качель, для взрослого – определенная лавочка в парке или, к примеру, столик в кафе… У каждого из нас есть любимое, давно облюбованное место.

И становится не по себе, когда его вдруг занимает кто-то другой. Вокруг человека существует некая оболочка, которая имеет несколько уровней. Она и называется его личным пространством.

Эта тема весьма любопытна и часто затрагивается психологами. Ведь обладая подобными знаниями Вам будет легко расположить человека к себе, научиться создавать комфортное общение, не нарушая границ личного пространства.

Существуют 4 зоны пространства:

Интимная зона (от 15 до 46 сантиметров) Это основная зона пространства, ее человек охраняет, как лев свою территорию. И на попытки проникнуть за ее границы реагирует бурно и негативно. Только самым близким людям (родные, супруг/а, дети, друзья), с которыми человек находится в близком эмоциональном контакте, разрешается их пересекать. Также тут есть небольшая подзона (15 см), в которую можно проникнуть лишь при помощи физического контакта. Она называется сверхинтимная зона.

Личная зона (46 сантиметров до 1,2 метра) Расстояние, которое можно наблюдать на вечеринках, приемах, дружеских вечерах. Также это пространство стараются сохранять, общаясь с сотрудниками по работе и знакомыми.

Социальная зона (от 1,2 до 3,6 метра) Это расстояние человек держит с малознакомыми людьми, которых видит не впервые, но не имеет с ними никаких отношений, помимо работы или других совместных дел. Для примера – новый сотрудник на работе.

Общественная зона

(более 3,6 метра) Комфортная дистанция в группе людей, на собраниях по работе, учебе. При нарушении ее незнакомыми людьми создается впечатление нехватки места. Рассуждая на тему личного пространства, неправильно забывать о том, что человеку свойственно «метить» свою территорию. На примере животных мы видели, как братья наши меньшие отстаивают свою землю, самку, семью. А ведь это – их личное пространство, которое они подсознательно присвоили и не позволят другим у себя отобрать. Абсолютно так же и у людей.

Понаблюдайте за своими родными. Вы заметите, что, например, отец любит сидеть в одном и том же кресле по вечерам, ребенок играет в определенном месте комнаты, а Вам неприятно, если за столом кто-то пьет именно из Вашей чашки, хотя на ней нет ни подписи, ни имени. Эти мелочи и показывают, что у человека есть свое пространство, за которое он готов бороться.

Похожая ситуация и с физической близостью. Для мужчины и женщины, если они близки между собой, это нормально. Но между малознакомыми и незнакомыми людьми при близком контакте (например, в метро или лифте во время давки) ощущается смущение. Женщины на касание незнакомых мужчин подчас реагируют возмущенно. Поэтому важно знать, в каких Вы с человеком отношениях и насколько близко можете к нему находиться.  Понимая принцип личного пространства, можно выстроить отношения в коллективе, избежать недоразумений или наоборот, подпустив человека ближе, показать, что он Вам не безразличен.

Берегите себя и свое пространство, и помните, что Вы всегда имеете на него право!

Телесность как характерная составляющая личностного пространства человека

Личностное пространство как один из компонентов многогранной структуры жизненного пространства имеет как биологические, социальные, так и психологические характеристики, закрепленные в чертах поведения людей, детерминируемых культурным наследием. Эта особенность, как подчеркивают Э. Холл, Г. Зиммель, оказывается исключительно важной предпосылкой организации личностного пространства, обеспечения определенной комфортности как условия жизни, формирования характера поведения, стимулирования творческой активности.

Пространство вообще, как утверждает Г. Риццори, это «предпосылка общения и поле складывающихся специфических отношений, характер которых определяется многими факторами, этническими и культурными традициями, естественной емкостью территории (личной, географической и др.)» [1,с.43], а также содержанием совместной деятельности, направленной на удовлетворение жизненных интересов, потребностей, безопасности.

Таким образом, социальные свойства жизненного пространства многообразны. Наиболее существенные из них представлены его информативностью, масштабностью, выраженной в уровнях, территориях локального, регионального, национального, личностного и др. пространств, плотностью социальных явлений, ценностно-ориентирующими свойствами, конструктивностью и деструктивностью отношений, защитной, репрезентативной, идентификационной и др. функциями.

Психологическое и социально-психологическое видение человеческой жизни основывается на представлении о том, что социальная действительность обусловлена психически и может быть понята исключительно из его природы. Восприятие жизни на психологическом уровне связано с формированием представлений о пространстве. Это направление интенсивно развивается со второй половины ХХ века в аспектах изучения пространственного познания, пространственного поведения, восприятия качества среды.

В 60-е годы ХХ века возникает особое направление в науке – психология жизненной среды, предметом которой является средовое поведение. В конце 80-х – начале 90-х годов появляется «экологическая психология» [1,с.17], изучающая воздействие экологических факторов на психику человека. Формирование информации о пространстве и феноменах, характеризующих его, в значительной мере определяется характером ее поступления, обработки.

Первоначально рассмотрение личностного пространства человека по аналогии с другими формами жизни было предпринято этологами (К. Лоренц, А. Сторр, Э. Холл, Hedige, Calyoun и др.). Накопленный этими исследователями материал позволяет заключить, что и в использовании пространств между человеком и животным много общего, определяемого логикой поведения.

Территориальность присуща большинству видов животных и имеет ряд общих характеристик. Групповые или социальные территории обеспечивают ряд функций, таких, как возможность коммуникации, координации деятельности животных, входящих в группу, а также сохранение ее единства. При этом обязательным компонентом внутренней динамики групповых территорий служит индивидуальное (личное) пространство животных. Животные, живущие группами, избегают физических контактов. Они держатся друг от друга на некотором расстоянии, как бы окружая себя невидимым «пузырем или воздушной оболочкой» [2, с.23].

Индивидуальное пространство, по словам Э. Холла, является показателем статуса живого существа, соответствует его размеру, массе, авторитету. Границы предельных размеров такого пространства служат фактором сохранения внутренней гармонии сообщества животных в пределах конкретной социальной территории. Маркировка территорий позволяет определить свои пределы и различить других животных этого вида. На этой основе обеспечиваются режим использования территорий и ее защита.

Одной из составляющих личностного пространства является соблюдение оптимальной дистанции общения. Hediger (1950; 1961) подчеркивает существенное влияние на возникновение и развитие исследований в области дистанции аналогичных разработок в этологии. Этологами давно установлено, что животные определенной популяции сохраняют между собой стабильные дистанции. Так на сегодняшний день известны следующие примеры дистанций у животных: «бегства; критическая дистанция; социальная и дистанция интеракции» [3, с.136]. С экологической и этологической точек зрения такое поведение животных (территориальность, соблюдение дистанций и др.) является основой соблюдения экологического равновесия, возможности выжить и защитить себя, свое потомство, сохранить определенный вид в пределах ограниченной территории.

М. Черноушек отмечает тот факт, что по «мере продвижения живых существ по ступеням эволюционной лестницы (от простейших форм — к высокоорганизованным) пространственное поведение или территориальность становилась более сложной» [4, с. 140].

По словам А. Сторра, феномен территориальности животных позволяет многое объяснить и в территориальном поведении людей. Современный человек продолжает во многом оставаться «территориальным животным» [5, с.82]. При этом он обладает инстинктивной внутренней враждебностью к чужим, соседям. Его потенциальная агрессивность представляет собой врожденную реакцию на угрозу своего естественного пространства жизнеобеспечения или сообщества. Окружающая среда для человека, как и для животных, есть пространство, где происходят разнообразные формы территориального взаимодействия. Подобно животным, люди устанавливают с помощью всевозможных символов границы своей территории, которые закреплены в виде норм социального поведения.

Однако, как подчеркивает Э. Холл, обнаруживающееся тождества в поведении человека и животного нельзя абсолютизировать, так как человеческое общество значительно сложнее животных сообществ. Проводимые аналогии с животным миром обусловлены тем, что «человек, в отличие от животных способен не только ориентироваться в актуальном и локальном пространстве, но и экстраполировать масштабное представление о нем, создавать императивы осмысленных действий» [2]. Фактор индивидуального пространства в контексте поведения живых существ ограничен рамками исключительно локального и актуального бытия, воспринимается как «здесь и теперь». Таким образом, любая экстраполяция, умение предвидеть масштабы своей деятельности, доступны только человеку. Являясь духовным существом, человек обладает способностью к творческой активности и преобразованию мира, созиданию искусственной среды духовных ценностей, инновационных моделей и образцов взаимоотношений – активной адаптации и развития в жизненном и личностном пространстве.

Также Э. Холл описывает нормы приближения человека к человеку в различных ситуациях взаимодействия. На этом уровне анализируются динамические параметры пространства общения и предлагаются четыре «зоны» [2,с.25-26] или расстояния между партнерами по общению.

Проксемика исходит из положения о том, что один из главных принципов общения связан с охраной личных зон. Способы охраны личных зон и признание ненарушаемости чужих границ определяют характер взаимоотношений с другими людьми. По мнению Э. Холла, использование человеком пространства и реакция на него имеют решающее значение для человеческих взаимоотношений. В этом проявляется степень близости между людьми, их принадлежность к определенной культуре. Таким образом, исследования Э. Холла показывают, что человек окружен определенной пространственной зоной, границы простирания которой зависят от ряда природных и культурных факторов.

В ряде исследований личностное пространство изучается как пространственный компонент. Этой точки зрения в исследованиях невербальной коммуникации придерживаются Я. Щепаньский, Р. Соммер, М. Хейдметс.

По определению Р. Соммера, персональным пространством является пространственная сфера вокруг человека, очерченная мысленной чертой, за пределы которой другим входить не следует. Автор подчеркивает, что «мерой» персонального пространства является расстояние, на которое к человеку может приблизиться другой человек. Персональное пространство не является кругообразным, его удаленность в разные стороны не равна, «человек скорее терпит близость с постоянным лицом при приближении его с боку, чем спереди» [3, с. 137]. Далее Р. Соммер выделяет особенности, личностное пространство и личностной территории: величина его различна для каждого индивида; пространство «перемещается» с ним; территория занимает относительно постоянное место; границы пространства остаются невидимыми; границы территории индивид отмечает; личное пространство имеет своим центром тело индивида, а территория – нет.

В экспериментах Efran, Cheyne (1974 г.) отмечены изменения в поведении человека, вынужденного вторгаться в личностное (персональное) пространство другого лица. «Вынужденное вторжение в персональное пространство другого человека сопровождается статистически достоверными изменениями как в мимике и пантомимике, так и в оценках в отношении своего настроения» [3,с.140].

Таким образом, ценность выделения и описания такого феномена, как личностное пространство в том, что оказывается охарактеризованной еще одна специфическая форма регуляции человеческих взаимоотношений. В данном случае объектом регуляции является минимально допустимая дистанция между людьми. Следует подчеркнуть, что такая минимальная дистанция достаточно четко определена взаимоотношениями людей. Достоверно известно, что нарушение границ личностного (персонального) пространства имеет зримо негативные (деструктивные) последствия.

В исследованиях Н.А. Носова по виртуальной психологии детства иллюстрируется один из аспектов реальной телесности человека – пространственный аспект жизни человека [6]. У человека всегда были сложные отношения с собственно пространством и пространством, в котором он живет. Как подчеркивает Н.А. Носов, «горе человеку, не имеющему своего места: бомж, бич, «перекати-поле». Даже пустынники, странники, кочевники – это люди не без «места», а со своим специфическим личностным и территориальным пространством» [6,с.159]. Для человека пространство никогда не было пустым, индифферентным. Издавна человек делил его на «свое и чужое» [6,с.159]. Свое – это известное, освоенное, структурированное, личностное. Чужое – неизвестное, враждебное, опасное. Над всем этим, по словам Н. А. Носова, находится трансцендентный мир: потусторонний, мир богов. Автор предлагает деление пространства на «свое-чужое-божественное» [6,с.160], а не географическое.

Интересующее нас личностное или «свое» пространство, характеризуется автором как необязательно доброжелательное к человеку. Оно, хотя и свое, но самостоятельно и может повернуться к человеку любым боком. Оно имеет свой норов. Между «своим» и «чужим» пространством нет связи. Переход из одного в другое, по словам автора, всегда дискретен, это реальности разного типа, даже если они внешне наглядно не разделены [7].

Н.А. Носов отмечает, что мир в традиционном представлении строится по принципу «вложений: один тип пространств является частью другого, более объемного; этот другой, в свою очередь, является частью следующего пространства, еще большего. Автор выделяет три типа пространств: (1) миры, где обитают боги или властвуют космические законы, в центре находится (3) освоенное (свое, личностное) пространство обитания человека, а между ними (2) чужое пространство» [6, с. 161].

Освоенное пространство, как подчеркивает Н.А. Носов, тоже строится по принципу вложений. Критерием различения и разделения освоенных пространств является степень личностного существования человека (дом, улица, город …). Однако мельчайшей пространственной единицей личного существования является не обязательно дом, это пространство, где «нет других таких же Я, как Я САМ» [6, с.162]. Согласно этому, «свое» пространство человек сворачивает до реальности собственного Я, а «чужим» становится все остальное пространство, весь мир. Поскольку Я само по себе, без пространственной основы своего бытия, легко разрушаемо, то, по словам автора, психологические настроения просто заполняют человека: страхи, беды, психические болезни, конфликты, фрустрации и т.п.

Таким образом, по определению Н.А. Носова, телесность человека – это не только его тело и организм, но и те пространства, физические и смысловые, которые составляют его самого как человека, а также все то, чем он владеет и чему принадлежит. Фактически, как подчеркивает автор, это может быть весь внеположенный человеку мир со своим моральным, материальным, историческим и другим содержанием. Каждый человек в понятие пространственности: личной, чужой, территориальной, вкладывает свой смысл [6].

Контекстно материалы о личностном пространстве человека представлены и в психотерапии, в исследовании таких проблем как: современное психотерапевтическое пространство, внешнее и внутреннее «Я» индивида, недифференцированность и проницаемость границ «Я — Другой», этические основы психотерапии и психологического консультирования и др.

Анализ психотерапевтической литературы (З. Фрейд, К. Роджерс, А. Маслоу, Дж. Кэлхоуэн, Е.Т. Соколова, М.Р. Минигалиева и др.) с одной стороны показал обобщенный характер сведений о феномене личностного пространства человека, а с другой — значительный материал о способах, тактиках соблюдения профессиональных рамок и границ личностного пространства на примере работы с клиентом.

О потребности человека в личностном пространстве свидетельствуют сеансы психоанализа З. Фрейда. Он проводил свои беседы с больным таким образом, чтобы тот ложился на кушетку, а сам располагался на стуле за пределами видимости больного. Благодаря этому терапевт не вторгался в личностное пространство пациента.

В исследованиях Е.Т. Соколовой выделены следующие пространства: «пространства людей и фантастическое пространство «если бы»» [8,с.267]. Пространство людей, характеризуемое как территория реально пережитых и накопленных чувств, свойственных реальной жизни в человеческом обществе — это реальность, насыщенная кислородом взаимоотношений. Фантастическое пространство «если бы» или нереальная территория «если бы» [8,с.267], искусственно создаваемое психологом и клиентом пространство, необходимое как переходное. Фантазийное пространство «если бы» было выявлено психотерапевтами гуманистической ориентации (гештальт-терапевтами, представителями психосинтеза и трансперсональной психотерапии).

Е.Т. Соколова подчеркивает, что, оценивая различные пространства отношений – «пациент-терапевт», «клиент-консультант», психологу, психотерапевту следует всерьез задуматься о профессиональном самоопределении, соблюдении профессиональных рамок и границ личностного пространства клиента. В соответствии с этим принципом психолог должен «заботиться о благе клиента, помня о границах своей собственной профессиональной компетенции» [8, с.297-298].

Е.Т. Соколова отмечает, что реализация этого этического принципа предполагает особую ответственность психолога за ясную «очерченность» и сохранность пространственно-временных границ работы с клиентом [8]. К нарушению личностных границ будут относиться также нерегулярность и непостоянство места и времени сеансов, их частые или хаотические изменения, перенесение места сеанса из кабинета в неформальную обстановку (семью, бар, на прогулку и т.д.). В последнее время склонны трактовать в духе нарушения границ знаки фамильярного отношения, проявляющиеся во вторжении в терапевтическую беседу тематики, касающейся личной жизни психолога, просьбы и поручения, с которыми психолог обращается к клиенту, выходящие за цели и задачи терапии. Например, содействие рекламе деятельности психолога или его методам. Прямым нарушением личностных границ человека (клиента), по мнению Е. Т. Соколовой, считается включение в терапию разговорного жанра, телесных прикосновений.

В качестве примера смешения границ личностного пространства индивида, Е.Т. Соколова приводит так называемую множественность ролей, часто имеющую место в учебных заведениях. В этом случае психолог может являться одновременно и преподавателем, и научным исследователем. Подобные структуры накладывают отпечаток на терапевтический процесс, однако не являются разрушительными. По словам автора, допускается демонстрация психологом своей неспособности помочь клиенту помимо его воли. Он тем самым заявляет об отказе от намерений «сделать что-то» вопреки желанию клиента. Этим психолог гарантирует, со своей стороны, соблюдение границ «Я – Ты», не разрушаемых вторжением, вмешательством, пусть и с благими целями, в судьбу другого человека.

Автором приводятся данные исследований (Pope, 1990) нарушителей границ личностного пространства человека за последние десять лет, среди «нарушителей» преобладают: психиатры (33 %), за ними следуют психологи (19 %) и социальные работники (13 %) .

Таким образом, эти и другие виды злоупотребления в психологии, психотерапии наносят серьезный ущерб душевному здоровью индивида, подрывают доверие к людям, нередко провоцируют грубое ухудшение состояния. Нарушения этического кодекса сильно дискредитирует не только терапевта, но и школьного психолога.

Исследования Горовица, Даффа поведения психически больных людей [3,с.138-139] показали, что эти лица имеют большее персональное пространство, чем «нормальные» люди. Однако они хуже переносят близость с другими людьми. Французские психиатры [3] в ходе многолетних наблюдений пришли к выводу, что предоставление пациенту собственной, пусть маленькой, территории в больнице способствует уменьшению страхов и агрессивных побуждений. Лечебница для таких пациентов – это «закрытый» мир, он во многом отражает и преувеличивает стороны большого внешнего мира.

Частично о соблюдении личностного пространства идет речь и в исследованиях отношений в «закрытых» или «открытых» семьях, домах, учреждениях.

По словам Дж. Фаст, в «закрытых» [5,с.160-162] домах обычно живут «закрытые» семьи. Даже позы, которые принимают члены таких семей – «закрытые»: они – жестки, негибки. В таких домах предметы должны находиться в раз и навсегда отведенных для них местах, руки, ноги, головы людей должны занимать лишь точно установленные положения. Семья, живущая в таком доме, не способна к спонтанным действиям, отношения в ней крайне напряженные. Часто здесь превалирует нетерпимость во взглядах, конформизм к господствующим в обществе вкусам. В «закрытых» семьях у каждого члена своя собственная территория, закрепленное за собой место в доме. В отличие от «закрытых» семей, «открытые» [5], как подчеркивает Дж. Фаст, характеризуются большей открытостью, доброжелательностью в отношениях друг к другу. В «открытой» семье вряд ли имеет значение, кто где сидит. О своем характере в такой семье сообщают раскованные движения, небрежные позы, свободное выражение своих эмоций, взглядов, действий. Различия в атмосферах двух указанных типов семей, как замечает автор, проявляются в отношении матерей к своим детям.

К «закрытым» пространствам в последнее время исследователи стали относить и учреждения интернатного типа. В отечественной психологии рассмотрены в первую очередь особенности развития детей в условиях «ранней институализации» [9, с. 6].

Как отмечают исследователи (М.И. Лисина, Н.М. Щелованов, Н.М. Аскарина, М.Д. Ковригина, А.М. Прихожан, Л.И. Рюмшина и др.), в этой специфической социальной ситуации развития, в которой оказывается ребенок, подросток правомерно говорить о своеобразном, нетипичном пути развития интернатных детей. Здесь складывается особая личностная направленность, которая, будучи реализованной, до конца в этих условиях, может на последующих возрастных этапах привести к формированию специфической «закрытой» личности.

Осуществленный исследователями М.Ю Кондратьевым и Н.В Репиной сравнительный анализ развития интернатных детей показал наличие у них явной «задержки в развитии эмоционально-волевой сферы, нарушения познавательной активности. При этом экспериментальные данные указывают на то, что в основе задержек, «искривлений» и «надломов» психического развития лежит в первую очередь нарушение общения со взрослыми и пребывание в «закрытом» сообществе» [9,с. 5-10]. Авторы отмечают, что в закрытых сообществах напряженность, насыщенность межличностных отношений, значительно выше, чем в открытых. Суверенитет, сохранность личностного пространства воспитанников интернатов выражается не только в строгом соблюдении границ учреждения. «Личностное пространство здесь может быть представлено более интенсивной эмоциональной окрашенностью межиндивидуальных связей, жесткими функционально-ролевыми ожиданиями, более заметной статусной поляризацией» [9, с.9].

Таким образом, учреждения интернатного типа характеризуются внешней и дополнительной внутренней закрытостью, что в свою очередь порождает добавочное напряжение во взаимоотношениях воспитанников и создает условия для господства монодеятельности.

В других исследованиях личностного и общественного пространства и восприятии его человеком (Дж. Фаст, Дж. Л Уильямса, Ф. Кинцеля и др.) проводится связь между личностным пространством, зонами или территориями с одной стороны, и кинесикой – «языком тела», с другой. Реакция на вторжение в наше личностное пространство неразрывно связана с языком тела.

О потребности человека в личностном пространстве хорошо известно тем, кто профессионально связан с функциональным общением в управлении, образовании, сценическом искусстве, милиции, политике, рекламе, медицине и других сферах.

Экспериментальные исследования О. Кинцеля в области психологии насилия показали, что у лиц, осужденных за насильственные действия, личностное пространство, или «буферная зона тела» [1, с.87], в четыре раза больше, чем у осужденных за другие преступления. Это породило следующую гипотезу: люди с развитым инстинктом территории более агрессивны к окружающим, так как последние, сами того не подозревая, пересекают невидимую границу «владений» субъекта. Автор обнаружил, что многие из людей, виновные в насилии, жаловались на то, что их жертвы «лезли к ним» [5, с.70].

Для представителей силовых структур, как подчеркивает Дж. Фаст, в частности, следователей, разработан специальный учебник по правилам ведения допроса подозреваемых в преступлении людей. Один из приемов, описываемый в книге — это вторжение в личностное (интимное) пространство допрашиваемого. Начав допрос «с расстояния в один метр, следователь должен постепенно пододвигать свой стул ближе к подозреваемому. Необходимо также, чтобы во время допроса между ними не было никаких препятствующих предметов, которые дают некоторую степень облегчения и уверенности, защиты» [5, с. 64-65]. По словам Дж. Фаст, авторитарные руководители осознают, что могут усилить свое положение начальника, вторгаясь в пространство подчиненного. Начальник, нависающий над столом подчиненного, выводит последнего из духовного равновесия, вызывает ощущение неуверенности.

В актерской деятельности расширение личностной зоны зрителей до общественной, является неотъемлемым приемом сценического искусства. Дж. Фаст утверждает, что актеры прекрасно осведомлены об этом приеме и в течение многих веков используют расстояние, отделяющее сцену от зрителей, для создания всевозможных иллюзий. На этом расстоянии жесты актеров аффектированы, стилизованы и более символичны. Используя знания о средствах невербального общения, актеры оказывают нужное воздействие на зрителей.  Мы полагаем, что все эти свойства социального пространства в той или иной степени обнаруживаются в личностном пространстве человека. Анализ работ показал, что феномен личностного пространства представлен контекстно в философии, социологии, психологии и других областях научного знания. В связи с этим, очевидной становится необходимость найти общие черты, признаки, позволяющие дать определение понятия «личностное пространство». Мы полагаем, что личностное пространство представляет собой интегрированное психологическое образование, являющееся результатом развития субъектности личности и обеспечивающее ее неприкосновенность, сохранение идентичности, возможность самопрезентации, защиты себя от манипулятивного и любого негативного воздействия других лиц. В контексте рассматриваемой проблемы малоизученный феномен личностного пространства нуждается в более четкой теоретической обоснованности, что актуализирует потребность в привлечении ряда других проблем, контекстно раскрывающих обозначенное явление.

Личное пространство: держи дистанцию | Будь Здорова

«Кто хлебал из моей чашки и всё выхлебал? Кто сидел на моём стуле и сдвинул его? Кто ложился в мою постель и смял её?» Незадачливой сказочной девочке удалось улизнуть от разъярённого медвежьего семейства через окно, а поймали бы – ой, несладко бы ей пришлось. Потому что несанкционированного нарушения границ личного пространства не любит никто.

«Кто хлебал из моей чашки и всё выхлебал? Кто сидел на моём стуле и сдвинул его? Кто ложился в мою постель и смял её?». Незадачливой сказочной девочке удалось улизнуть от разъярённого медвежьего семейства через окно, а поймали бы – ой, несладко бы ей пришлось. Потому что несанкционированного нарушения границ личного пространства не любит никто.

Место под солнцем

Потребность в личном пространстве универсальна, как потребность в любви или общении – она есть у каждого. У кого-то оно шире, у кого-то уже, но, но хотя бы какое-то личное пространство необходимо для того, чтобы не сойти с ума и не потерять человеческий облик. Личное пространство, пусть убогое, в виде «своей» койки и не запирающейся тумбочки, есть даже у заключённых в колониях и у солдат-срочников.

Дело в том, что собственная территория, зона, которая полностью управляема и находится под контролем, воспринимается как часть собственного «я». Да и не только воспринимается, но и действительно является. Поэтому инстинкт маркирует вторжение в личное пространство как посягательство на «я», как опасность, от которой нужно защищаться. Кроме того, «я» – это личность, уникальная идентичность; то, чем человек отличается от всех остальных.

Таким образом, личное пространство нужно для сохранения индивидуальности. Между прочим, во всех социальных антиутопиях – что у Оруэлла в «1984», что у Замятина в «Мы», что у Хаксли в «О дивный новый мир» люди полностью лишены личного пространства и, тем самым – личности.

Многомерное пространство

Обычно под личным пространством подразумевают коммуникационную дистанцию, или телесное пространство – область, происходящее внутри которой человек относит к себе и стремится регулировать самостоятельно. Внутри личного телесного пространства выделяют несколько зон:

  1. Интимная зона, порядка 50 см – это по существу расстояние вытянутой руки. В интимную зону пускают только очень близких людей, а проникновение в неё постороннего вызывает немедленный дискомфорт и тревогу.
  2. Персональная зона радиусом (строго говоря, личное пространство имеет овальную форму, по бокам от человека оно чуть короче, чем спереди и сзади) от 50 см до 1,5 м – это дистанция личной доверительной беседы.
  3. Социальная зона – расстояние от 1,5 до 3,5-4 м, область для контактов с посторонними, чужими людьми.
  4. Публичная зона – до 7 метров – это самые дальние области пространства, которое человек вообще воспринимает как имеющее отношение к себе. В публичной зоне, например, находится оратор, выступающий перед аудиторией.

Все приведённые здесь цифры так же условны, как средняя температура по больнице. На самом деле они зависят и от конкретного человека, и от, например, специфики культурной среды. Из-за этой разницы могут даже возникать этнические конфликты: темпераментный южанин вторгается в интимную зону сдержанного представителя северного народа, потому что сам-то воспринимает это расстояние как социальное – а его дружелюбие выглядит агрессией. И наоборот, нормальная, комфортная для европейца дистанция в глазах восточного человека будет демонстрацией холодности и отстраненности.

Расстояние, которое люди инстинктивно выбирают для общения, может многое рассказать приметливому наблюдателю об их отношениях. Вам приходилось наблюдать почти анекдотическую сцену разговора, в котором один собеседник всё время приближается, а другой помаленьку пятится, пока не окажется в углу и отступать далее станет некуда? Одно из двух: либо он не отвечает взаимностью на чувства первого, либо расценивает его как источник опасности, возможно, сам того не подозревая.

У личного пространства есть и иные, помимо телесного, измерения.

Личное предметное пространство – это вещи, по отношению к которым мы претендуем на эксклюзивный доступ. И дело тут совсем не в праве собственности: рабочий стол и компьютер в офисе принадлежат не вам, но коллега, который воспользуется ими без спроса, вызовет ваше закономерное раздражение. И страсть, с которой домохозяйка отгоняет от раковины гостью, решившую в порядке дружеской помощи помыть посуду, связана совсем не с любовью к мочалке и моющему средству: она просто защищает своё предметное пространство. Потому что гостья расставит вымытые тарелки не в том порядке.

Личное жилое пространство – это место, где можно уединиться. Пусть не квартира, пусть своя комната или хотя бы угол. Испортивший москвичей квартирный вопрос, вошедшие в фольклор склоки на кухнях коммунальных квартир, мытарства любовников, а то и супругов, которым негде, и сортиры, где оборудованы книжные полки и разве что не кофейный столик – всё это от нехватки жилого пространства. Кстати, планируя евроремонт и снос стен между комнатами, подумайте: нужен ли вам концептуальный дизайн, если он вас же лишит берлоги, в которую можно залечь?

Личное информационное пространство – это, прежде всего, право на тайну. Иногда приходится слышать, будто тайна нужна только тем, кто хочет скрыть что-то неблаговидное. Правда, чаще всего это говорят любители читать чужие письма, почему-то полагающие, что уж их-то письма точно никто никогда читать не станет.

Личное эмоциональное пространство – это чувства, которые мы предпочитаем переживать по собственному усмотрению. Мало что раздражает так сильно, как попытка навязать, в каких случаях и как именно следует грустить, когда – радоваться, а когда гневаться. Отсюда возмущение натуралистичными репортажами СМИ о катастрофах, дешёвыми мелодрамами, рассчитанными на вышибание слезы, или розовыми слюнями умиления в рекламных роликах.

Личное время – это время, не просто свободное от работы, но вообще не связанное никакими обязательствами. Время, которым можно распорядиться по собственному усмотрению, как в голову взбредёт – хоть поискать философский камень, хоть лежать на диване и плевать в потолок. Так что если вы относитесь к отдыху, как к работе и даже в отпуске расписываете каждую минуту, думая, что эффективно управляете временем – не удивляйтесь, вдруг почувствовав себя загнанной дичью. Вы сами урезали своё жизненное пространство.

Рецепт счастья

Нет, рецепта счастья, конечно, не существует. А вот источники несчастий поискать и обезвредить можно.

Один из них – недооценка важности своего и, как следствие, чужого персонального пространства. Понятно, почему это происходит: ведь оно не огорожено стеной, «кирпичом» или красными флажками. Это от перекрытия кислорода человек задыхается моментально, а недостаточность личного места давит медленно, подспудно. Не всегда даже можно понять, откуда, из-за чего вдруг возник дискомфорт. Но стоит дать себе чуть больше места, отнестись с чуть большим уважением к неприкосновенности друг друга, отодвинуться чуть в сторону от толпы, сделать зазор между собой и остальным миром чуть свободнее – и дышать сразу станет легче.

Держи дистанцию: почему важно уважать личное пространство человека

Одни люди не подпускают к себе на расстояние пушечного выстрела, а другие готовы обниматься с каждым знакомым при встрече. Но откуда такая разница в определении границ личного пространства и что на это влияет? Отвечаем на вопросы и учимся уважать право на свободу собеседника.

Механизм работы личного пространства


Психологический комфорт — естественное желание, пренебрежение которым приведёт к сильным стрессам. Когда кто-то нарушает личное пространство, ты чувствуешь себя неуютно, что отражается на эмоциональном состоянии. Люди с высоким уровнем потребности в границах начинают выстраивать защитные барьеры, потому что мозг воспринимает ситуацию опасной, а беспардонного собеседника — врагом. В середине XX века психологи Гари Эванс и Роджер Говард описывали работу пространственного поведения, которое влияет на степень открытости при общении. У него есть два уровня: персональное пространство и стремление ограничить эту территорию.

В первом случае ты неосознанно формируешь расстояние, на которое готов подпускать собеседника. Многое зависит от того, в каких отношениях ты находишься с человеком. Понятное дело, что в большинстве случаев наиболее доверительно мы относимся к родственникам и близким друзьям. А вот готовность подпустить незнакомца зависит от предыдущего опыта, поэтому мы так бдительны, если испытывали ранее негативные эмоции.

Во втором случае ты стремишься обезопасить сформированное пространство — создаёшь барьеры. Интроверты замыкаются в себе, а экстраверты способны говорить о своих границах прямо — у каждого свои способы очертить территорию. Забавно, что женщины по натуре менее чувствительны к личному пространству в отношении женщин. Наиболее ярко это прослеживается у животных: львицы кучкуются вместе, тогда как самцы держат на дистанции себе подобных. Специалисты объясняют феномен агрессивностью, которая повышена у мужчин. У детей же до окончательного формирования характера нет представлений о каких-то рамках. Взяв ребенка за руку или ущипнув за щёку, ты не встретишь негодования. Позитивный настрой воспринимается приветливо, а значит, что понятия формируются с возрастом.

Где начинаются границы?

Очень важно уважать границы личного пространства собеседника вне зависимости от того, насколько они широки у тебя лично. И не всегда нужно тщательно высчитывать сигналы, чтобы это понимать, ведь социологи и психологи выделяют общепринятое расстояние, на котором комфортно общаться. Существуют 4 зоны, которые определяют рамки общения:

  1. Интимная зона — примерно 50 сантиметров. Это расстояние, с которого, жестикулируя, можно случайно заехать в лицо собеседнику. Поэтому сюда впускают только самых близких людей.
  2. Персональная зона — от 50 сантиметров до 1,5 метров. Это зона, в которой ты обычно общаешься с новыми знакомыми в баре или коллегами на работе.
  3. Социальная зона — расстояние от 1,5 метров до 4 метров. Расстояние, на котором проходящий мимо полицейский не вызовет у тебя беспокойства.
  4. Публичная зона — до 7 метров. Зона, в пределах которой ты способен обращать внимание на происходящие вокруг события. Представь, что ты на концерте: лучше всего контакт с выступающим артистом ощущается в пределах этого расстояния.

Кстати, твоя внешность тоже может влиять на вторжение в личное пространство. Например, если ты крупный, то, скорее всего, попав в социальную зону, вызовешь больше неудобств, чем человек меньших габаритов. Психолог Ненси Хэнли описывала эти явления в книге «Телесная политика». Нередко влияние оказывает и голос: представь, что в бар зашёл здоровяк, присел рядом с тобой и грозным голосом попросил бокал пива. Даже если он находится на допустимом расстоянии, его рык Кинг-Конга способен смутить.

К слову, перечисленные выше зоны не универсальны, например, южные народы гораздо более открыты, у них эти зоны сжимаются. Это проявляется в эмоциональности, громкости разговоров и контактах. Например, у греков и армян при встрече знакомых принято символически целовать приятелей в щёку. Попробуй провернуть тот же номер со своим другом и посмотри на его реакцию.

Как добиться личного пространства


Нарушение границ личного пространства грозит стрессами, которые могут быть причиной нарушений психического здоровья. Хотя как по мне, то до такой крайности может довести только буллинг. Куда более серьёзные проблемы возникают в межличностном общении. Представим, что ты часто сталкиваешься с пренебрежением твоих границ, но не можешь открыто заявить об этом человеку, боясь обидеть его. Если со временем у тебя не выработается привычка, то ты будешь избегать общения с собеседником. Возможно, что он даже не подозревал, что терроризировал тебя, и совсем этого не хотел. Лучше всё же заявить о том, что тебе что-то не нравится, чем терпеть или терять связь. Вряд ли ты останешься непонятым, а отношения обретут целостную форму и из них исчезнет напряжение.

Но если постороннему человеку ещё возможно объяснить, что тебе требуется личное пространство, то с близкими этого достичь труднее. Возможно, что ты слышал от партнёра, что ему требуется больше свободы, или, наоборот, сам требовал её. Нередко на эту просьбу реагируют удивлённо, мол, я тебя в цепях не держу, чего тебе ещё нужно? Бывает так, что человек попросту не понимает, что даже в парах требуется распределение пространства. За желанием эмоциональной разрядки собственники видят интриги, устраивают скандалы и проводят расследования. Иногда это перерастает в синдром Отелло, что уже опасно не только для отношений, но и для жизни.

Часто ли окружающие нарушают твоё личное пространство?

Сохранение личного пространства в семье и отношениях — Блог Викиум

Большинство любящих пар с нетерпением ожидают предстоящей свадьбы и готовятся с головой окунуться в совместную жизнь в одном доме. Им придется разделить между собой заботы, обязанности и быт. Им предстоит ложиться спать и просыпаться вместе, встречать гостей, заниматься бытом, планировать отпуск и собираться на работу. В то же время поднимается тема личного пространства, ведь гармоничные отношения подразумевают обоюдное соблюдение данного условия.

Что означает личное пространство?

Изначально следует узнать о личном пространстве, что оно подразумевает. Каждая личность сама определяет, кого и каким образом впускать в окружающее ее пространство, а также в свою душу. Личное пространство – это наши стремления, хобби, увлечения: все, что делает нашу жизнь комфортной. Оно есть у каждого человека и относиться к нему нужно с пониманием.

Личное пространство в отношениях мужчины и женщины

Психика человека так построена, что свободное пространство для нас жизненно необходимо, и его не должен нарушать никто. Оцените сами: порой так нужно побыть наедине с собой и заняться тем, чем хочешь, без кого-либо рядом. Это совсем не признак того, что вы охладели к любимому человеку.

Порой без партнера очень полезно:

  • прогуляться;
  • пойти в спортзал;
  • заняться творчеством;
  • пройтись по магазинам;
  • встретиться с друзьями;
  • остаться дома одному.

Наиболее страстные и нежные отношения не могут заменить личное пространство, поскольку это естественная потребность индивида. Когда партнер рядом постоянно, следит за каждым шагом, то это может спровоцировать значительный дискомфорт и желание быстрее «избавиться от оков».

Отношения не должны стать оковами, через которые нельзя переступить. В противной ситуации личное пространство человека нарушено, что может существенно повлиять на гармонию. Намного лучше сделать так, чтобы личное время в отношениях было у каждого, создать баланс между совместным временем и уединением.

Советы для сохранения личного пространства в отношениях

Чтобы сохранить крепкие и гармоничные отношения, ознакомьтесь со следующими интересными и полезными идеями:

  • Основа семейных уз – доверие. Но существенно укрепить отношения позволит не только максимальная честность между партнерами, но также и честность по отношению к себе.
  • Если возникло недопонимание, то просто поговорите с партнером, расскажите о своих чувствах и узнайте о его.
  • Научитесь уступать партнеру в определенных вещах, не идите на принцип.
  • Не обвиняйте любимого человека в его желании остаться одному. Поговорите с ним.
  • Не посягайте на домашнее личное пространство партнера. Не проверяйте его телефон, ежедневник, кошелек, соцсети.
  • Не лезьте туда, чем партнер не намерен делиться. Нарушение зоны комфорта может привести к нервозности.
  • Разумно воспринимайте стремление партнера погулять одному, остаться в комнате или просто посидеть без разговора.
  • Если любимый человек не понимает, насколько важно личное пространство, то поговорите с ним об этом, выразите свои чувства.
  • Уважайте не только свое личное пространство, но и его. Придерживайтесь равновесия между «свободой» и отношениями.
  • Учитесь вместе с партнером расширять границы личного пространства друг друга – ищите новые точки соприкосновения, общие интересы.

У каждого человека есть личное пространство: взрослого или ребенка, друга или супруга, девушки или парня. Это невозможно изменить – остается только уважать это, придерживаться границ чужого личного пространства, поскольку это в значительной степени влияет на совместную жизнь. А научиться управлять эмоциями поможет курс «Детоксикация мозга».

Личное пространство | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Индекс · Контур


Файл: Личное пространство.svg

Схема реакционных пузырей Эдварда Т. Холла (1966), радиус

футов

Личное пространство , обновленная форма проксемики Эдварда Т. Холла 1966 года, — это область, окружающая каждого человека, или та область, которую человек считает своей областью или территорией. [1] Часто, если в него входит другое существо без его желания, это заставляет их чувствовать себя некомфортно. Объем пространства, в котором нуждается существо (человек, растение, животное), можно разделить на две категории: непосредственное индивидуальное физическое пространство (определяемое воображаемыми границами) и пространство, в котором человек считает себя своим, чтобы жить (часто называемое средой обитания).Они зависят от многих факторов, таких как потребности роста, привычки, ухаживания и т. Д. Следует отметить, что модели расстановки интервалов Холла сами основывались на психологических исследованиях животных в зоопарках, проведенных Хейни Хедигером в 1955 году. [2]

Файл: Reaction-bubble.jpg

Схема личных пузырей реакции Эдварда Т. Холла (1966), радиус в футах

Какое расстояние подходит для конкретной социальной ситуации, зависит от культуры. Это тоже вопрос личных предпочтений.Люди могут чувствовать себя некомфортно, если расстояние слишком велико (холодно) или слишком мало (навязчиво). Это может быть связано с ограниченным доступным пространством, различными культурными стандартами, физической близостью, межличностными отношениями или некоторой формой грубости. Разрешение часто ожидается, если вторжение является неожиданным. Многие таможни сосредоточены именно на этом вопросе.

Файл: PerSpa1.png

Два человека не влияют на личное пространство друг друга.

Файл: PerSpa2.png

Реакция двух людей, чье личное пространство находится в конфликте.

Личное пространство сильно различается. Тем, кто живет в густонаселенной среде, как правило, требуется меньше личного пространства. Таким образом, у жителя Индии может быть меньшее личное пространство, чем у человека, живущего в монгольской степи, как в отношении дома, так и в отношении личности.

Это может быть определено на уровне среды обитания по профессии, средствам к существованию и роду занятий. На личное пространство также может сильно влиять положение человека в обществе: чем более обеспечен человек, тем больше личного пространства он требует.См. Также этнический стереотип. Несмотря на то, что он очень изменчив и его трудно точно измерить, наилучшие оценки личного физического пространства помещают его примерно на 24,5 дюйма (60 сантиметров) с каждой стороны, 27,5 дюйма (70 сантиметров) спереди и 15,75 дюйма (40 сантиметров) сзади для среднего западный человек.

При определенных обстоятельствах люди могут мириться с нарушением их личного пространства. Например, в романтических встречах стресс от близости личного пространства может быть переинтерпретирован в эмоциональный пыл.Другой метод борьбы с нарушенным личным пространством, по мнению психолога Роберта Соммера, — это дегуманизация. Он утверждает, что, например, в метро переполненные люди воображают тех, кто проникает в их личное пространство, неодушевленными.

Отношение людей к другому человеку, входящему в их личное пространство, может зависеть от пола обоих людей. Некоторые вагоны предназначены только для женщин, что позволяет женщинам избегать входа мужчин в их личное пространство, обеспечивая конфиденциальность и безопасность от возможных нащупываний.Изменение представлений о личном пространстве и колеблющиеся границы публичного и частного в европейской культуре со времен Римской империи были исследованы в книге A History of Private Life под общей редакцией Филиппа Арьеса и Жоржа Дюби, опубликованной на английском языке в Belknap Press. .

Зона комфорта человека сильно различается, и ее трудно точно измерить: по оценкам, она составляет около 24,5 дюймов (60 сантиметров) с каждой стороны, 27,5 дюймов (70 сантиметров) спереди и 15.75 дюймов (40 сантиметров) позади для среднестатистического жителя Запада.

Файл: PerSpa1.png

Два человека не влияют на личное пространство друг друга.

Файл: PerSpa2.png

Реакция двух людей, чье личное пространство находится в конфликте.

Личное пространство сильно различается. Один из факторов общей плотности населения в обществе, где люди, живущие в густонаселенных местах, стремятся иметь меньшее личное пространство. Жители Индии, как правило, имеют меньшее личное пространство, чем жители монгольской степи, как дома, так и в индивидуальном плане.Более подробный пример см. В разделе Телесный контакт и личное пространство в США.

Личное пространство исторически изменилось вместе с границами общественного и частного в европейской культуре со времен Римской империи. Эта тема была исследована в книге A History of Private Life под общей редакцией Филиппа Арьеса и Жоржа Дюби, опубликованной на английском языке издательством Belknap Press.

На личное пространство также влияет положение человека в обществе: более обеспеченные люди требуют большего личного пространства.

Люди делают исключения и изменяют свои требования к пространству. Например, в романтических встречах стресс от близости личного пространства может быть переинтерпретирован в эмоциональный пыл. Кроме того, ряд отношений может позволить изменить личное пространство, включая семейные узы, романтических партнеров, дружбу и близкие знакомства, где большая степень доверия и знаний человека позволяет изменять личное пространство.

По словам психолога Роберта Соммера, метод борьбы с нарушенным личным пространством — это дегуманизация.Он утверждает, что (например) в метро переполненные люди часто представляют тех, кто вторгается в их личное пространство, неодушевленными. Поведение — это еще один метод: человек из Индии, пытающийся поговорить с кем-то из Великобритании, часто может вызывать ситуации, когда один человек выходит вперед, чтобы войти в то, что он воспринимает как разговорную дистанцию, а человек, с которым он разговаривает, может отступить, чтобы восстановить свое личное пространство.

Другой метод — физическое разделение: некоторые вагоны предназначены только для женщин, что позволяет женщинам избегать проникновения мужчин в их личное пространство, обеспечивая конфиденциальность и безопасность от возможного нащупывания.

Нейропсихология описывает личное пространство в терминах «близости» к телу.

  1. Внеличностное пространство : Пространство, которое находится вне досягаемости человека.
  2. Периперсональное пространство : Пространство в пределах досягаемости любой конечности человека. Таким образом, быть «на расстоянии вытянутой руки» — значит находиться в пределах своего периферического пространства.
  3. Околокожное пространство : Пространство за пределами нашего тела, но которое может быть близко к нему.Поля зрительно-тактильного восприятия перекрываются при обработке этого пространства, так что, например, человек может видеть перо как не касающееся себя, но все же ощущать, когда оно парит около его руки, намёки на то, что его пощекотали. [3]

Исследования связывают миндалевидное тело с эмоциональными реакциями на близость к другим людям. Во-первых, он активируется такой близостью, а во-вторых, у людей с полным двусторонним повреждением миндалины отсутствует ощущение границы личного пространства. [4] Как отметили исследователи: «Наши результаты показывают, что миндалевидное тело может опосредовать силу отталкивания, которая помогает поддерживать минимальное расстояние между людьми. Кроме того, наши результаты согласуются с таковыми у обезьян с двусторонними поражениями миндалины, которые остаются в более близкой близости к другим обезьянам или людям эффект, который, как мы предполагаем, возникает из-за отсутствия сильных эмоциональных реакций на нарушение личного пространства «. [4]


Книги [править | править источник]

Документы [править | править источник]

Книги [править | править источник]

Документы [править | править источник]

  1. Холл, Эдвард Т.(1966). Скрытое измерение , Якорные книги. ISBN 0-385-08476-5.
  2. Хедигер, Хайни (1955). Психология и поведение животных в зоопарках и цирках , Dover Publications. СБН 486622185.
  3. ↑ Элиас, Л.Дж., М.С., Сосье, (2006) Нейропсихология: Клинические и экспериментальные основы . Бостон; MA. ISBN компании Pearson Education Inc.: 0-205-34361-9
  4. 4,0 4,1 Ошибка цитирования: недопустимый тег ; Для ссылок Kennedy
  5. текст предоставлен не был.

Психологический блог: Потребность в личном пространстве

Психологи, особенно те, кто придерживается социокультурного подхода, исследовали социальные и культурные различия в межличностном пространстве.

Были выделены четыре категории личного пространства: общественное, социальное, личное и интимное. Холл (1966) утверждает, что культурные нормы являются наиболее важным фактором, влияющим на предпочтительную социальную дистанцию ​​человека в каждой из этих социальных ситуаций.

Он разделил культуры на «контактные культуры», которые используют более близкие межличностные расстояния и больше прикосновений, и «бесконтактные культуры», которые используют большие расстояния и меньше контактов. Средиземноморские, латиноамериканские и ближневосточные общества часто называют контактными культурами, в то время как американские и североевропейские общества часто классифицируются как неконтактные культуры.

Sorokowska et al. (2017) провели исследование, чтобы сравнить предпочтительные межличностные расстояния из разных стран. Команда исследователей также стремилась определить, влияли ли на это поведение другие факторы, помимо культурных норм.

Тип исследования: Опрос 8 943 участников из 42 стран. Участники были волонтерами. Возраст варьировался от 17 до 88 лет, средний возраст — 39 лет. В выборке было 4 013 мужчин и 4887 женщин.

Гипотез: В этом исследовании было три гипотезы.

Гипотеза 1: При приближении к незнакомцу (социальная дистанция), знакомому (личная дистанция) или близкому человеку (интимная дистанция) существует значительная разница в предпочтительных межличностных расстояниях в разных странах.

Гипотеза 2: Пол и возраст будут влиять на предпочтения участников в отношении межличностной дистанции, при этом женщины и молодые люди поддерживают более тесную межличностную дистанцию.

Гипотеза 3: Некоторые факторы окружающей среды и психологические факторы могут предсказывать изменчивость межличностного расстояния между странами.Более низкие темпы роста населения и более высокий фаворитизм внутри группы будут связаны с более близкими предпочтениями в отношении межличностной дистанции, а более близкие межличностные расстояния будут наблюдаться в областях с более высокой температурой.

Процедуры: Участники заполнили анкету, состоящую из демографических вопросов (возраст, пол) и трех вопросов с использованием графиков, чтобы отобразить их предпочтительную межличностную дистанцию. Были измерены три отдельные категории предпочтительных межличностных расстояний: расстояние до а) незнакомца, б) знакомого и в) близкого человека.

Основные результаты: Сравнение средних значений показало значительную вариабельность межличностного расстояния между странами для различных социальных взаимодействий. Чем выше годовая температура в стране, тем ближе предпочтительное расстояние от посторонних.

Женщины в среднем предпочитали поддерживать на большее расстояние со знакомыми и незнакомыми людьми, а участники старшего возраста также предпочитали большее расстояние.

Заключение: Индивидуальные характеристики (возраст и пол), а также культурные нормы, связанные с различными регионами, влияют на предпочтения в межличностном пространстве.Некоторая разница в результатах может быть объяснена климатической температурой данного региона.

Артикулы:

Холл, Э. Т. (1966). Скрытое измерение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Doubleday.

Источник:

https://bib.irb.hr/datoteka/873645.sorokowska_et_al_2017.pdf

Личное пространство

— насколько близко это слишком близко? — Виртуальный музей психологии

Когда дело доходит до космоса, есть такие термины, как личный пузырь, которые люди используют для описания своего идеального количества пространства вдали от других.Личное пространство — это портативная и невидимая граница, которая окружает ваше тело и никогда не исчезает. Ваше личное пространство всегда с вами.

Некоторые функции личного пространства включают:

  • Как избежать чрезмерной стимуляции
  • Как избежать стресса
  • Обход ограничения поведения
  • Невербальное общение
  • Граничное регулирование
  • Модель близости-равновесия
  • Защита от вреда

Насколько близко это слишком близко? Что ж, согласно пространственным зонам Холла, существуют уровни подходящего пространства в зависимости от отношений между людьми.Есть четыре уровня: общественное пространство, социальное пространство, личное пространство и интимное пространство. Чем ближе отношения, тем меньше допускается расстояние между людьми.

Пространственные зоны Холла https://acoarecovery.wordpress.com/tag/healthy-boundaries/

Другие факторы, такие как привлекательность и тип взаимодействия, положительный или отрицательный, влияют на расстояние между людьми. Пол, возраст и особенности личности также играют роль в оптимальной удаленности личного пространства. Когда дело доходит до физических причин для личного пространства, людям требуется большее личное пространство, когда нет легкого пути к отступлению.Это защитный механизм

Когда дело доходит до физических причин для личного пространства, людям требуется большее личное пространство, когда нет легкого пути к отступлению. Это защитный механизм. Когда происходит вторжение в личное пространство, возникает возбуждение. Когда вторжение нежелательно, оно приводит к бегству или борьбе.

Посмотрите это видео, чтобы узнать, как люди реагируют на вторжение в их личное пространство.

Соблюдайте удобную дистанцию ​​и уважайте личное пространство

Вам когда-нибудь было неудобно, когда кто-то стоит слишком близко? Некоторые люди, кажется, не понимают, что, если во время разговора их лицо находится в нескольких дюймах от вашего, вы можете ерзать и искать ближайший выход.

Этот человек вторгся в ваше личное пространство. У большинства людей есть определенная дистанция, которую они предпочитают держаться от других, в зависимости от отношений.

О личном пространстве

Термин «личное пространство» обычно относится к физическому расстоянию между двумя людьми в социальной, семейной или рабочей среде. Думайте о своем личном пространстве как о воздухе между вашим телом и невидимым щитом или пузырем, который вы создали вокруг себя для любых отношений.

Расстояние между вами и вашим щитом, скорее всего, варьируется от одного человека к другому, в зависимости от множества факторов, в том числе от того, насколько хорошо вы знаете этого человека, ваше отношение к этому человеку, насколько вы ему доверяете и вашу культуру.Чтобы успокоить других, важно понимать важность личного пространства.

Иллюстрация: Эшли Делеон Николь. © Ель, 2019

Факторы, определяющие личное пространство

Комфортное пространство между вами и кем-то, кого вы хорошо знаете, вероятно, будет намного меньше, чем было бы, если бы вы почти не знали другого человека. С незнакомцем еще больше. Как правило, люди, живущие в многолюдных городах, имеют меньшие предпочтения в отношении личного пространства, чем те, кто живет на открытых пространствах.

Другие факторы, определяющие комфортное личное пространство:

  • От мужчины к мужчине
  • от женщины к женщине
  • От мужчины к женщине
  • Профессиональные отношения — любое сочетание мужчины и женщины
  • Романтические и платонические отношения
  • Культура и страна

Средний уровень комфорта личного пространства в США:

  • Примерно от 0 до 20 дюймов для интимных пар
  • Примерно от 1-1 / 2 фута до 3 футов для хороших друзей и членов семьи
  • Примерно от 3 футов до 10 футов для случайных знакомых и коллег
  • Более 4 футов для посторонних
  • Более 12 футов для общения с большой группой

Общие правила личного пространства:

Эти правила различаются в зависимости от культуры и местоположения, поэтому они не высечены на камне.Они здесь как ориентир для социального и профессионального этикета.

Вот несколько основных правил:

  1. Никогда не трогайте незнакомых людей.
  2. Не трогайте чужих детей, независимо от ваших намерений.
  3. Встаньте на расстоянии не менее 4 футов от человека, если вы не знаете его или ее хорошо.
  4. Когда кто-то отклоняется от вас, вы, вероятно, находитесь в пространстве этого человека, что ему или ей неудобно. Сделать шаг назад.
  5. Если вы входите в небольшой зал или театр, оставьте дополнительное место между вами и следующим человеком.Однако допустимо сесть рядом с кем-нибудь, если в комнате много людей.
  6. Никогда не наклоняйтесь через чье-то плечо, чтобы прочитать что-нибудь, если вас не пригласили.
  7. Никогда не просматривайте чужие личные вещи.
  8. Не позволяйте собаке ходить в туалет на чужой территории.
  9. Признать личное пространство в дороге. Не закрывайте дверь багажника во время вождения.
  10. Не обнимайте кого-то за плечо и не хлопайте кого-нибудь по спине, если вы не очень хорошо знаете этого человека.
  11. Не входите в комнату или офис, предварительно не постучав.
  12. Не рубите перед людьми в очереди.

Личное пространство на работе

Соблюдение границ в офисе важно для поддержания профессионализма. Однако после многих лет работы с людьми и знакомства с ними эти границы могут стать размытыми, особенно если вы работаете в кабинах или имеете концепцию открытого офиса. Следите за реакцией других людей, и, если они кажутся неудобными, увеличивайте расстояние между вами.

Помните, что люди, которые вас плохо знают, в том числе руководители, могут неправильно понять то, что видят. Вот почему вам следует соблюдать профессиональную дистанцию, находясь в офисе, и приберечь более интимные жесты в нерабочее время.

Если вы работаете с клиентом или потенциальным клиентом, избегайте побуждения подойти слишком близко. Человек может не захотеть получить вашу услугу или продукт, если ему кажется, что вы вторгаетесь в его личное пространство. Вы не хотите отвлекать людей, если пытаетесь продать.

Политика работы:

  • Будьте в курсе политики компании в отношении взаимоотношений с коллегами.
  • Не думайте, что ваши отношения с коллегой или руководителем носят личный характер.
  • Избегайте объятий и других знакомых жестов, даже если у вас с ними личные отношения.
  • Входите в рабочее пространство только в том случае, если знаете, что вам рады. Будьте уважительны, если чувствуете, что человек занят.
  • Сохраняйте личные разговоры на обеденный перерыв или в нерабочее время.

Что делать, если кто-то вторгается в ваше личное пространство

Когда кто-то подходит к вам слишком близко, вы можете сделать несколько вещей. Имейте в виду, что откровенность может задеть чувства другого человека, поэтому, прежде чем высказывать свое мнение, определите, стоит ли поднимать этот вопрос.

Способы борьбы с космическим вторжением:

  • Принимаю.
  • Отойдите от человека или сделайте шаг назад, надеясь, что он поймет намек.
  • Подойди и скажи, что тебе неудобно находиться так близко.
  • Объясните, почему вам нужно больше места. Например, если вы левша и человек находится слишком близко к левой стороне, прокомментируйте, как вам нужно место, чтобы делать заметки, не толкая вас локтем.

Научите детей защищать свое личное пространство

Обучая маленьких детей манерам, покажите им, как защищать свои границы и уважать личное пространство других.Объясните, насколько важно следовать желаниям людей, которые просят их отступить. Убедитесь, что вы говорите им на языке, который они понимают.

Некоторые родители используют аналогию пузыря, объясняя, что вокруг каждого есть невидимый пузырь, и когда вы подходите слишком близко, он лопается. Кроме того, скажите своим детям, что они должны сообщить вам, если кто-то попытается прикоснуться к ним ненадлежащим образом.

Личное пространство в психологии: определение, культурные различия и проблемы — видео и стенограмма урока

Причины личного пространства

В младенцах есть одна прекрасная черта: они не против, если вы приложите свое лицо к их лицу и поцеловаете их.Это потому, что они еще не сформировали свои собственные пузыри личного пространства. Пузыри нашего личного пространства начинают формироваться в возрасте от 3 до 4 лет и имеют фиксированный размер примерно в то время, когда мы находимся в подростковом возрасте. Как образуются эти пузыри? Ученые подтвердили, что они созданы социально и культурно. Но они также формируются с помощью части нашего мозга, называемой миндалевидным телом. Миндалевидное тело — это часть нашего мозга, которая чувствует страх и активируется, когда есть предполагаемая угроза нашей безопасности.

Дэниел Кеннеди и его коллеги написали статью в журнале Nature, , подтверждающую, что личные космические пузыри создаются миндалевидным телом. Они наблюдали женщину с повреждением миндалины, у которой, следовательно, не было личного пространства. Они также объяснили, как аутичные люди имеют дефекты миндалевидного тела головного мозга, поэтому у них возникают трудности с определением соответствующих ограничений личного пространства.

Американские стандарты

Эдвард Т. Холл (1914–2009) был антропологом, увлеченным личным пространством или тем, что он называл проксемикой , использованием пространства человеком с учетом культуры.Он фактически определил расстояние, на котором большинству американцев будет комфортно общаться с разными людьми. Например, нам комфортнее с нашим супругом, и с ним у нас меньше личного пузыря, чем с незнакомцем. Давайте посмотрим на стандарты Холла для личного пространства, основанные на численности населения в Соединенных Штатах.

Когда кто-то нарушает ваше личное пространство, вы можете сделать шаг назад или повернуться, чтобы вернуть себе пузырь. За этим может последовать защитный язык тела, например, скрещенные руки, хмурый взгляд, уменьшение зрительного контакта или взгляд сверху вниз.Вы можете демонстрировать ограниченные движения тела и выглядеть очень неудобно и застенчиво в сутулой позе. Чтобы скрыть дискомфорт, вы можете показать бесстрастное выражение лица. Вы можете прекратить разговор или обменяться с другим человеком, который нарушает ваше пространство.

Говорят, что людям в Соединенных Штатах комфортно разговаривать с людьми на расстоянии вытянутой руки, в то время как людям в Европе удобно разговаривать на расстоянии запястья друг от друга. Более того, люди на Ближнем Востоке могут чувствовать себя комфортно, разговаривая друг с другом на расстоянии вытянутой руки.Почему существуют различия в культурах относительно личного пространства?

Культурные различия

Незнакомцы в метро Сан-Паоло, Бразилия, касаются друг друга во время разговора. Они не выглядят неудобными, хотя в Соединенных Штатах они полностью нарушают личное пространство другого человека. Если вы перейдете в другую культуру, например, в Бразилию или Испанию, вы можете заметить, что то, что вы считаете нарушением личного пространства, там не может считаться нарушением. На самом деле это может быть нормативным признаком дружелюбия.Вот несколько объяснений различий в личном пространстве между разными культурами:

Плотность населения

В многолюдных городах, таких как Каир, Египет и Мехико, Мексика, в автобусах, на улицах и в зданиях может быть не так много места, чтобы каждый мог иметь личное пространство. Люди могут дышать, плеваться во время разговора или даже потирать друг друга! Но в некоторых перенаселенных, загруженных и многолюдных городах это является нормой, потому что люди привыкли делить пространство для совместного проживания в городе.

Территориальные отношения

Люди в Соединенных Штатах более территориальны и привыкли иметь свою собственность и большие лужайки? В таком случае это может повлиять на размер их личного пространства. Американцы в целом ценят большие пространства. Посмотрите на карту, чтобы увидеть, насколько США велики по сравнению с другими странами. Территория и география могут играть большую роль в личном пространстве, которое люди, живущие в США, хотят иметь.

Культурные нормы и правила

В каждой культуре есть свои правила поведения в отношении физического прикосновения и личного пространства.Некоторые культуры приветствуют друг друга, дважды целуя в щеки, в то время как другие приветствуют просто рукопожатием. В некоторых культурах приветствуются открытые проявления физического прикосновения, такие как публичное проявление любви между парами (например, публичные поцелуи) и женщины, кормящие своих детей грудью. В других культурах считают, что привязанность следует выражать за закрытыми дверями, а матери должны прикрываться, кормя своих детей. Легко увидеть, какая из этих культур, вероятно, будет иметь меньший пузырь личного пространства; те, у которых физическое прикосновение и проявление привязанности являются частью их культурных норм и правил.

Краткое содержание урока

Наш личный пузырь или личное пространство — это окружающее нас физическое пространство, в котором мы чувствуем себя в безопасности. Угрозы этому пространству заставляют нас чувствовать опасность или дискомфорт. Вероятно, это связано с дискомфортом, исходящим от нашей миндалины , которая является частью нашего мозга, которая чувствует страх и активируется, когда есть предполагаемая угроза нашей безопасности. Эти пузыри также созданы в культурном и социальном плане и, как правило, начинают развиваться в возрасте 3–4 лет.

Персональные пузыри различаются в зависимости от культуры, что исследовал Эдвард Т. Холл, который ввел термин проксемики , который он назвал использованием пространства человеком с учетом культуры. Он фактически измерил расстояния и определил, что большинству людей комфортно разговаривать с незнакомцами на расстоянии не менее 10 футов друг от друга, и заметил, что язык тела изменяется, когда нарушаются личные пузыри, такие как скрещенные руки, сутулая поза и даже пустое лицо.

Вообще говоря, у людей в Соединенных Штатах личные пузыри больше, чем у некоторых культур в Европе, Азии и Южной Америке.Эта разница, вероятно, связана с проблемами с плотностью населения (большие города), территориальными отношениями (большие дворы) и культурными нормами и правилами.

Анизотропия личного пространства

Abstract

Нарушения личного пространства связаны с дискомфортом. Однако точная функция, связывающая величину дискомфорта с межличностной дистанцией, еще не определена. В этом исследовании мы выясняем, являются ли межличностное расстояние и дискомфорт изотропными по отношению к дискомфортно далеким или близким расстояниям.Мы также расширяем предыдущие выводы в отношении вторжений в личное пространство, а также сохранения расстояний за пределами личного пространства. Мы представили испытуемым 15 межличностных расстояний от 40 до 250 см и получили вербальную оценку дискомфорта и оценку дискомфорта на основе джойстика. В то время как дискомфорт возрастал сразу же при входе в личное пространство, градиент был менее крутым для расстояний, превышающих комфортную область личного пространства. Таким образом, личное пространство анизотропно по отношению к переживаемому дискомфорту.

Образец цитирования: Welsch R, von Castell C, Hecht H (2019) Анизотропия личного пространства. PLoS ONE 14 (6): e0217587. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0217587

Редактор: Рик К. Уилсон, Университет Райса, США

Поступило: 24 января 2019 г .; Одобрена: 14 мая 2019 г .; Опубликовано: 4 июня 2019 г.

Авторские права: © 2019 Welsch et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в рукописи и ее файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

По мере того, как к нам приближается незнакомец, наступает момент, когда мы начинаем чувствовать себя некомфортно и нам мешают. Наше ощущение неуместно большой или короткой дистанции по отношению к другому человеку может быть воспринято как потребность в личном пространстве (PS), сопровождаемая чувством психологической дистанции.Как PS распространяется и формирует дистанционное поведение, впервые было изучено на животных. Например, животные в неволе претендуют на относительно меньшую территорию и зону полета по сравнению с дикими животными [1]. Зоммер [2] был пионером проксемических исследований на людях. Он заметил, что при взаимодействии с другими в больнице пациенты с шизофренией требовали для себя большей части пространства по сравнению с пациентами, не страдающими шизофренией. Холл [3] подхватил идею дистанций взаимодействия и предложил четыре различных пространства по их радиусу, в основном исходя из соответствия потенциально доступных сенсорных восприятий: интимное пространство (0–45 см), личное пространство (45–120 см), социальное пространство. пространство (120–365 см) и общественное пространство (365–762 см).Эти диапазоны были воспроизведены в большом наборе различных национальностей и культур [4], в различных измерениях межличностного расстояния (IPD, [5]), а также в виртуальных средах [6–9].

Наиболее известное определение ПС происходит от Лесли Хайдука [10]: «… мы можем определить личное пространство как область, которую люди активно поддерживают вокруг себя, в которую другие люди не могут вторгаться, не вызывая дискомфорта» (стр.118). Это определение структурировало проксемическое исследование и улучшило концептуализацию, измерение PS и идентификацию коррелятов.

Измерение и концептуализация PS

Попытки усовершенствовать концепцию PS натолкнулись на проблему измерения формы PS. Например, Hecht et al. [7] позволяют участникам подойти как к реальному, так и к виртуальному соратнику под разными углами, одновременно измеряя предпочтительный IPD. Они смогли показать, что PS примерно круговой как в реальной, так и в виртуальной среде. Таким образом, согласно определению PS [10], личное пространство образует круговую область, окружающую человека.

Большой набор личных и контекстных детерминант размера PS может быть идентифицирован [5], в основном благодаря развитию парадигмы стоп-расстояния. Уильямс [11], ученик Соммера, позволил единомышленнику подойти к предмету до тех пор, пока испытуемый не посчитал расстояние наиболее комфортным для разговора, и дал ему знак остановиться. Результирующий IPD был измерен как приблизительный размер PS. Этот подход к PS был с тех пор принят в проксемических исследованиях с некоторыми незначительными вариациями, которые включают субъектов, активно приближающихся к экспериментатору или сообщнику [12], или проективные методы, такие как размещение стула [13].

Хотя процедура «стоп-расстояние» представляется наиболее надежным и действенным подходом [5], исследования сильно различаются по среднему размеру PS. Некоторые исследования обнаружили необычно короткие предпочтительные IPD на расстоянии около 35 см [14] или довольно большие IPD более 120 см [9, 15, 16]. Это во многих отношениях проблематично. Во-первых, особенно трудно сравнивать абсолютные IPD между исследованиями и измерениями. Во-вторых, это делает ПС неотличимым от других родственных конструкций, таких как внеперсональное контролируемое пространство вдали от индивидуума или приличное пространство, прилегающее к телу пространство с защитными и соединительными функциями [17].В-третьих, если размер PS спонтанно составляет около 65 см, как предположил Холл [3], то применимость проксемики для определения человеческого фактора, такого как дизайн интерьера или зоны безопасности в общественных местах [18], или клиническая диагностика [19, 20] будет весьма ограниченным. Первый вопрос касается проблемы надежности, последние две проблемы касаются конструктивной достоверности предпочтительного IPD как меры размера PS.

Хайдук [5] попытался решить проблему надежности путем сравнения корреляций между тестами и повторными тестами во множестве исследований.Для IPD, измеренная парадигмой стоп-расстояния, эта надежность была особенно высокой — около 0,81. Однако это касается только стабильности ранговых порядков и различий в выборке, что не может объяснить, почему измерения кажутся различающимися по абсолютной шкале. Имея это в виду, первая цель нашего исследования заключалась в количественной оценке абсолютной надежности, степени отклонения измерений по абсолютной шкале [21, 22]

IPD и дискомфорт

Последняя часть определения ПС Хайдука, утверждающая, что вторжение ПС вызывает возбуждение и дискомфорт, не была исследована в достаточной степени.Исследования в этой области просто отбирали несколько точек континуума IPD [23–25] и не сравнивали конкретные функции, которые потребовались бы для понимания того, как возникает дискомфорт, когда человек чувствует себя вторгшимся. Например, Хайдук [24] позволил испытуемым оценить три различных точки дискомфорта, чтобы проиллюстрировать отношения вторжения и дискомфорта. Испытуемые подходили к сообщнику и рассказывали экспериментатору, когда они чувствовали себя немного, умеренно или очень неудобно. Расстояния для этих трех точек показали увеличение дискомфорта, связанного с вторжением в PS.Это согласуется с теорией равновесия, которая предполагает, что предпочтительный IPD можно рассматривать как равновесие сил приближения и избегания, регулирующих уровень близости [26]. Любое отклонение от точки равновесия должно усиливать дискомфорт. Это говорит о том, что за пределами PS дискомфорт снова должен усилиться. Обратите внимание, что понятие дискомфорта при удалении от человека действительно предполагает цель действия по взаимодействию с этим человеком. Социальная ситуация должна быть стандартизирована, чтобы цель действия считалась постоянной.

Из-за отсутствия подходящего термина мы называем положение, находящееся слишком далеко от точки равновесия, вытеснением. Мы предполагаем, что вторжение и выдавливание уменьшат субъективный комфорт субъекта. Вопрос в том, увеличивается ли дискомфорт асимметрично по мере того, как человек удаляется от точки комфорта или точки равновесия к вторжению или вытеснению. Поскольку существует больше места для экструзии, мы ожидаем, что градиент будет меньше в случаях экструзии по сравнению с вторжением.

Насколько нам известно, нет опубликованных исследований, дающих четкий ответ на этот вопрос, хотя было предпринято несколько попыток измерить уровень комфорта.Например, Thompson et al. [27] манипулировали IPD между людьми, взаимодействующими в видеосценах, и просили испытуемых оценить удобство и уместность изображенных расстояний. Они сочли, что большие (300 см) и короткие расстояния (от 0 до 180 см) менее предпочтительны по сравнению с промежуточными (180–240 см), которые были оценены как самые приятные. Их результаты позволяют предположить, что вокруг предпочтительного расстояния существует некоторое допустимое пространство [28, 29]. Эта толерантность к нарушениям, возможно, может объяснить, почему IPD различается между активными и пассивными задачами с дистанционной остановкой.В Iachini et al. [30], пассивные подходы со стороны сообщника, которому субъект давал сигнал остановиться, приводили к большему расстоянию по сравнению с подходами, при которых субъект шел по направлению к сообщнику. В качестве альтернативы, различия могут быть связаны с низкой надежностью измерения IPD. Таким образом, активный подход, используемый в задаче остановки дистанции, должен быть дополнен пассивным подходом, и его следует тиражировать. На этом фоне -секундная цель нашего исследования заключалась в том, чтобы изучить функцию IPD в отношении дискомфорта, используя задачу «стоп-дистанция» как в активном, так и в пассивном подходах.

Метод

Образец

Мы набрали 24 испытуемых из Университета Майнца в возрасте от 18 до 28 лет ( M = 21,66, SD = 6,92, 6 мужчин), со средним ростом 170,96 см ( SD = 7,25 см). Перед тестированием они дали письменное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией и заполнили демографическую анкету. До начала исследования Совет по институциональному обзору (IRB) Института психологии Университета Майнца сообщил нам, что в соответствии с руководящими принципами отдела этики для нашего исследования не требуется явного этического голосования IRB, потому что мы разработали эксперименты с целью тестирования здоровых взрослых добровольцев, представления только безвредных визуальных стимулов, исключения физического или психологического стресса и воздержания от измерения физиологических параметров.Мы не намеревались собирать конфиденциальные данные, такие как индивидуальные или клинические шкалы, или предоставлять участникам вводящую в заблуждение или неверную информацию. Все испытуемые сообщили о своем знакомстве с сообщником (хороший друг — простой знакомый — незнакомец). Все участники оценили конфедератов как незнакомцев. У них была нормальная или скорректированная до нормальной острота зрения (фракция Снеллена 1,0 или больше), измеренная с помощью теста Freiburg Acuity Test [31], и они получили частичный зачет курса за участие.

Дизайн и стимулы

Испытуемых поместили на 15 фронтальных IPD к сообщнику, варьирующихся от 40 см до 250 см с шагом 15 см, что соответствует среднему минимальному и максимальному расстоянию для разговора, полученному Уильямсом [11].Эти расстояния были отмечены — но не маркированы — лентой на полу. В данном испытании и субъект, и сообщник располагались на случайной паре этих отметок, выровненных по центру их тела. Центром тела была середина стопы, отмеченная точками на туфлях. Субъекты, а также сообщники были проинструктированы смотреть прямо в лицо друг другу на протяжении всего эксперимента. Двое сообщников, принимавших участие в этом исследовании, были молодыми женщинами. Один из конфедератов был ростом 165 см и имел светлые волосы, другой был ростом 167 см и имел каштановые волосы.Два конфедерата сменяли друг друга между сессиями, чтобы противодействовать потенциальным смешивающим переменным, т.е. е. усталость, плохая концентрация и т. д. Оба конфедерата были одеты в белую рубашку и синие джинсы, см. рис. 1. Люди на этом рисунке дали письменное информированное согласие (как указано в форме согласия PLOS) на публикацию этой фотографии.

Процедура

Для всех блоков тестирования мы стандартизировали социальную ситуацию, чтобы минимизировать ситуационное влияние на IPD [3]. Испытуемые должны были представить сценарий, в котором они находились на открытом пространстве в незнакомом городе и спрашивали дорогу у незнакомца.Испытуемых поместили на 15 различных IPD в задании с фиксированным расстоянием, и их попросили оценить субъективный дискомфорт устно по шкале оценок от -100 (максимальный дискомфорт, слишком близко) до 0 (идеальное расстояние) до +100 (максимальный дискомфорт тоже. далеко). В блоке 1 испытуемым руководил экспериментатор, а сообщник оставался неподвижным. В блоке 2 испытуемый оставался неподвижным, а сообщник перемещался на соответствующие позиции между испытаниями. Во время позиционирования испытуемым завязывали глаза.После позиционирования повязка была снята, и пациент оценил субъективный дискомфорт.

Блок 3 соответствует процедуре блока 2, но испытуемые оценивают дискомфорт, перемещая джойстик. Это было сделано для контроля социальной желательности, сообщник не мог видеть точный наклон джойстика. Испытуемые были проинструктированы наклонять джойстик от себя в зависимости от пережитого дискомфорта, когда IPD считалось слишком близким, или наклонять джойстик к себе, когда расстояние было недостаточно близко.Все возможные порядки блоков 1, 2 и 3 использовались и уравновешивались между испытуемыми. В каждом блоке порядок расстояний был рандомизирован.

Затем испытуемые выполнили два повторения активного и пассивного задания на дистанцию ​​остановки, чтобы оценить предпочтительный IPD. В активной задаче остановки дистанции субъект приближался к сообщнику до тех пор, пока не был достигнут комфортный IPD. В пассивной задаче остановки дистанции к субъекту медленно приближался союзник, пока субъект не подал знак сообщнику остановиться.Испытуемым разрешалось точно настраивать это расстояние, давая указание сообщнику отрегулировать его вперед или назад. Предпочтительный IPD измеряли с помощью рулетки на полу и записывали как расстояние между объектом и центром тела сообщника. Порядок выполнения пассивной и активной задачи стоп-дистанции в выборке уравновешен. Субъекты тестировались на индивидуальных занятиях продолжительностью примерно 60 минут. Ни в одном из испытаний не было ограничений по времени [24]. После процедуры испытуемых поблагодарили и опросили.Мы сообщаем обо всех мерах и масштабных манипуляциях в этом исследовании. Мы не исключили ни одно из экспериментальных испытаний из анализа данных, и размер выборки не был увеличен после анализа данных.

Статистический анализ

Чтобы проверить нулевую гипотезу, мы выбрали байесовский подход к анализу данных. Фактор Байеса (BF) используется для статистического вывода и вычисляется с помощью пакета BayesFactor [32, 33] в R [34]. Здесь BF количественно определяет относительную вероятность нулевой модели по сравнению с альтернативной моделью с учетом наблюдаемых данных.Мы либо обеспечиваем вероятность для нулевой модели относительно альтернативной модели (BF 01 ), либо обратную дробь (BF 10 ). Обратите внимание, что мы сравнили различные малоинформативные априорные значения в анализе априорной чувствительности. Выбор априорных значений не повлиял на статистический вывод в этом исследовании, поскольку полученные данные явно превосходили априорные при вычислении байесовских факторов. Таким образом, мы придерживаемся априорных значений по умолчанию пакета BayesFactor в тестах t , регрессиях и дисперсионном анализе.Мы сообщаем медианные оценки параметров с интервалами высокой плотности на уровне 95% от апостериорного распределения. Чтобы смоделировать взаимосвязь IPD и дискомфорта, мы рассчитали байесовскую линейную смешанную модель (BLMM), используя brms [35], оболочку для STAN-sampler [36] для R [34]. Мы применили априорные значения с нормальным распределением ( M = 0, SD = 1) ко всем бета-коэффициентам, с априорными значениями Холецкого для остаточной корреляции (η = 1) и t-распределением до учета более толстых хвостов ( df = 3, M = 0, SD = 10) на центрированном отрезке, параметрах дисперсии и сигме.Эти априорные значения очень слабо информативны и в основном помогают в регуляризации апостериорных распределений. Мы вычислили 4 цепочки Гамильтона-Монте-Карло по 10000 итераций в каждой и 20% прогрева выборок. Графики следов перестановок цепи Маркова-Монте-Карло были проверены на наличие расходящихся переходов. Вся статистика Рубина-Гельмана была значительно ниже 1,1. Экспериментальные данные и код R можно найти в дополнительных материалах S1 Data и S1 Code. Предоставленные файлы содержат минимальные базовые данные, которые потребуются независимому исследователю для воспроизведения всех наших результатов, выводов, цифр и сводных статистических данных.Файлы не содержат никакой личной информации.

Результаты

Надежность дистанционных задач

Во-первых, мы рассмотрим относительную надежность, стабильность ранжирования и различия в выборке, а во-вторых, мы рассмотрим абсолютную надежность, которая относится к абсолютному отклонению последовательных измерений.

Надежность повторного тестирования и, следовательно, относительная надежность, измеренная в двух повторениях, была высокой для обоих пассивных, =.85 [0,70; 0,93], BF 10 > 100, и активное состояние = 0,94 [0,87; .97], BF 10 > 100, задач стоп-дистанции. Что касается абсолютной надежности, на рис. 2 показано, что индивидуальные средние IPD обоих испытаний и различия между повторениями 1 и 2 были в значительной степени независимыми в обеих задачах, см. Панели A и B. Это указывает на то, что вариации внутри испытуемых между повторениями не были связаны с вариациями. между субъектами, и, следовательно, вариации внутри субъектов, вероятно, были бессистемными.

Рис. 2.

Разница IPD как для теста, так и для повторного тестирования как функция среднего IPD обоих тестов для каждого участника (панель A: задача активного остановочного расстояния; панель B: задача пассивного остановочного расстояния) со средней разницей (черная линия) .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0217587.g002

Спонтанная вариация была довольно небольшой во всех задачах, в диапазоне +/- 10–15 см, и не связана с размером PS. Таким образом, изменение IPD в этом диапазоне должно обнаруживаться как нарушение PS.Чтобы исследовать потенциальную разницу в абсолютной надежности между задачами, мы вычислили байесовский двусторонний дисперсионный анализ с повторными измерениями (BrmANOVA) с факторным подходом (активный против пассивного) и тестовым (тест против повторного). Тем не менее, нулевая модель была более верной с учетом данных, чем модели с основными эффектами, BF 01 > 4,1 или эффектами взаимодействия, BF 01 > 18,57. Таким образом, различия в измерениях теста и повторного тестирования варьировались бессистемно, а не в зависимости от активного и пассивного подходов.В отличие от Iachini et al. [30], активный и пассивный подходы вообще не выявили различий в предпочтительных IPD.

Срок действия конструкции

Задача стоп-дистанции, кажется, надежно измеряет очертания личного пространства. Но какой момент задача с дистанцией остановки является образцом континуума IPD и дискомфорта? Мы сравнили средние кратчайшие расстояния, которые не вызывали дискомфорта (Блок 1, 2, 3), со средними значениями IPD испытаний на дистанции остановки (Блок 4–5) для каждого человека, см. Рис. 3.Односторонний BrmANOVA снова предпочел нулевую модель модели, которая предполагала различия в IPD между блоками, BF 01 > 27,60.

Среднее IPD в измерениях дистанции остановки (агрегировано по активным и пассивным подходам; M = 88,31, SD = 17,39) и среднее кратчайшее расстояние без дискомфорта (агрегировано по трем блокам; M = 88,33 , SD = 16.08) достоверно не различались, BF 01 = 4.63, = 0.02 [-0,39; 0,35]. Таким образом, кратчайшее расстояние в функции дискомфорта действительно примерно соответствует краям PS, измеренным с помощью задачи «стоп-расстояние», spearman = 0,55 [0,21; 0,77], BF 10 = 64,31. Одно это еще не полностью квалифицирует отсутствие толерантности к нарушениям PS за пределами минимальной точки дискомфорта. Чтобы полностью исключить толерантность к нарушениям PS, мы визуализировали стандартизированные рейтинги дискомфорта для каждого блока и усреднили их по субъектам для каждого представленного расстояния, см. Рис. 4.

Рис. 4. Средние оценки дискомфорта как функция межличностного расстояния (IPD) отдельно для каждого блока, агрегированные по субъектам.

Линии обозначают различные методы оценки дискомфорта, применяемые в трех блоках.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0217587.g004

На этом графике показаны активные вербальные оценки, пассивные вербальные оценки и оценки дискомфорта на основе джойстика в зависимости от IPD. Описательно, форма функции дискомфорта, агрегированной по субъектам, не различается по блокам, что указывает на то, что наши манипуляции с модальностью ответа не повлияли на оценки.Короткие и большие IPD, как правило, усиливали дискомфорт. Впадина в функции возникла на расстояниях от 85 до 100 см, что указывает на определенную толерантность к нарушениям PS. Тем не менее, мы полагаем, что долина с наименьшим дискомфортом на рис. 4 похожа на дисперсию между участниками, см. Столбцы ошибок на рис. 3. Отсюда следует, что видимая U-образная форма могла быть получена путем усреднения различных индивидуальных V-образных данных. . Чтобы исследовать этот потенциальный эффект агрегации по субъектам, мы проверили 24 отдельные кривые для всех субъектов в каждом блоке и сосредоточили эти функции на краю индивидуального PS, то есть на самом коротком индивидуальном среднем IPD (усредненном по трем блокам). это не вызвало дискомфорта (см. рис. 4).Изучая отдельные централизованные функции на рис. 5, становится ясно, что U-образный паттерн, наблюдаемый на рис. 4, по-видимому, является артефактом, вызванным агрегацией субъектов.

Мы смоделировали соотношение расстояния и дискомфорта отдельно для вторжения и выдавливания. Мы также сравнили линейную и экспоненциальную зависимость между расстоянием и дискомфортом. В BLMM мы оценили переменную точку пересечения для каждого субъекта, чтобы учесть структуру данных с повторными измерениями.Дискомфорт был предсказан от проникновения / выдавливания ПС, отклонение от краев ПС в см. Линейная подгонка кажется более чем в 100 раз более вероятной (BF lin / exp > 100), чем экспоненциальная подгонка, как для вторжения, так и для вытеснения личного пространства, учитывая эмпирические данные и наши априорные значения. Для вторжения 2 = 66,60% [61,57; 70,33], наблюдалось резкое линейное увеличение дискомфорта = 1,35 [1,22; 1.48]. Более слабая связь дискомфорта и расстояния была обнаружена в модели выдавливания: 2 = 75.64% [72,90; 76,7], = 0,46 [0,44; 0,48]. Точнее говоря, на каждый сантиметр вторжения дискомфорт увеличивался примерно на 1,35 балла. На каждый сантиметр выдавливания дискомфорт увеличивался примерно на 0,46 балла.

Затем мы проанализировали дискомфорт в ответ на вторжение и выдавливание в совместной модели, что позволило нам напрямую сравнить крутизну склонов при внедрении и выдавливании. В отличие от предыдущих моделей, мы указали отклонение от краев PS, проникновение или выдавливание (кодируется как -0.5; +0,5), и их взаимодействие как эффект на уровне популяции. В дополнение к различному перехвату для каждого объекта мы добавили различные наклоны для всех эффектов на уровне популяции. Кроме того, мы стандартизировали расстояние и дискомфорт по оси z, что позволяет нам сравнивать функции вторжения и выдавливания. Всего эта модель объяснила 2 = 74,60% [72,96; 75.90] 95% ИЧР дисперсии данных. Теперь мы более подробно рассмотрим эффекты на уровне популяции. Отклонение от краев ПС усилило дискомфорт = 1.64 [1,50; 1,78], а дискомфорт был немного больше при испытаниях вторжения по сравнению с испытаниями экструзии = 2,09 [1,73; 2.45]. Наиболее важно то, что наклон был в 1,66 [1,39, 1,95] раза круче для интрузий, чем для экструзий ПС. Таким образом, можно сделать вывод об анизотропии ПК по отношению к интрузиям и выдавливаниям.

Обсуждение

В отличие от ранее предполагавшегося, реакция на нарушения ПС довольно немедленная. То есть наши данные не поддерживают понятие зоны допуска вокруг предпочтительного IPD, где вторжение или выдавливание приемлемы в том смысле, что это не влияет на рейтинги комфорта.Самое главное, что предпочтительный IPD в задачах стоп-дистанции соответствует кратчайшей дистанции без дискомфорта в рейтинговой задаче. Спонтанные вариации IPD происходят в диапазоне 10–15 см и, по-видимому, не связаны со средним значением IPD (см. Рис. 2). Таким образом, задача дистанционной остановки достаточно надежна и, кажется, дает достоверную аппроксимацию границ PS. Толерантность к нарушениям PS, ранее наблюдаемая в других исследованиях [27], может быть просто артефактом агрегации между субъектами, что может ввести в заблуждение, заставляя подозревать более широкий допустимый диапазон или даже U-образную функцию IPD и дискомфорта.Обратите внимание, однако, что мы не можем исключить допуск для нарушений PS менее 15 см, поскольку мы выбирали расстояния с шагом этого размера. В этом диапазоне могут происходить спонтанные изменения предпочтительных IPD. Кроме того, мы просто взяли образцы расстояний от 40 см до 250 см и обнаружили линейное увеличение дискомфорта с отклонением от PS, это может не выполняться для экструзий более 200 см.

Попадание в PS на 15 см или более выше точки комфорта приводит к немедленному резкому усилению дискомфорта.Движение в противоположном направлении от другого человека также приводит к немедленному, но более незначительному увеличению дискомфорта. Таким образом, реакция на вторжение и экструзию анизотропна. Равные расстояния от границы ПС вызывают неравномерное увеличение дискомфорта. Интрузия имеет более крутой градиент, чем экструзия. Давайте подтвердим эту идею на примере разговора между человеком A и человеком B. Если человек A уменьшает IPD в сторону человека B, вероятность корректирующего шага B от человека A должна немедленно возрасти.Если, с другой стороны, человек A увеличивает IPD по отношению к человеку B, вероятность корректирующего шага B по отношению к человеку A также должна возрасти, но с меньшей вероятностью, чем в первом сценарии. Потому что выдавливание полистирола не вызывает такого дискомфорта, как внедрение полистирола.

Другими словами, мы предсказываем эффект гистерезиса в следующем смысле. Мы всегда использовали сценарий подхода, то есть активный и пассивный подход, при котором начальное IPD было больше идеального IPD.Если бы нужно было запустить задачу остановки-дистанции один раз из позиции в пределах зоны вторжения и один раз из позиции в зоне вытеснения, мы бы ожидали немного более крупное предпочтительное IPD в последнем случае.

Обратите внимание, что анизотропия PS сохраняется по отношению к проникновению / экструзии, но не по отношению к активному / пассивному подходу. В отличие от Iachini et al. [30], мы не обнаружили различий в активном и пассивном подходах. Это могло быть связано с привыканием испытуемых к нашему раздражителю.В то время как наши единомышленники завершили все экспериментальные испытания, их стимулы случайным образом менялись на протяжении всего эксперимента. Таким образом, эффекты предполагаемого доминирования или потенциального страха перед приближающейся целью, которые могут быть особенно заметными при активном приближении, возможно, уже исчезли в нашем эксперименте. Это также могло бы объяснить сравнительно большие (то есть более консервативные) суждения о предпочтительных IPD в их экспериментах.

После изучения взаимосвязи IPD и дискомфорта мы можем квалифицировать некоторые проксемические теории.Предпочтительный IPD рассматривается как равновесие сил приближения и избегания, регулирующее уровень оптимальной стимуляции [37, 38]. Соответственно, отклонение IPD от точки равновесия было принято для создания одинакового дискомфорта на стороне проникновения и экструзии, что не подтверждается нашими данными. Sundstrom et al. [39], а также Thompson et al. [28] предложили U-образную взаимосвязь IPD и дискомфорта. Они также предложили некоторую степень медлительности или толерантности к нарушениям PS [40].Небольшие расстояния от точки равновесия должны влиять на дискомфорт в меньшей степени, чем большие расстояния. Опять же, мы не смогли найти никаких подтверждений этому прогнозу в наших данных.

Нам нравится другой взгляд на PS. Мы предполагаем, что PS ведет себя как динамически самонастраиваемое пространство. Это пространство окружает человека и может быть охарактеризовано с точки зрения его формы [7], эластичности [12] и плотности с помощью сил отталкивания и притяжения. Курт Левин [41] попытался формализовать понятие психологических пространств в своей теории поля, в которой поведение человека в окружающей среде характеризуется векторами силы приближения или избегания, которые стремятся к состоянию равновесия [26].Эти векторы привязаны к индивидуальному восприятию и составляют неевклидовы психологические дистанции, которые разделяют окружающую среду на различные психологические поля или пространства. Рассуждая о ПС в терминах теории поля, мы можем количественно оценить принципы поддержания и построения ПС. В настоящем исследовании нашу меру IPD можно интерпретировать как точку равновесия, в которой уравновешиваются силы приближения и избегания, действующие на человека. Градиент силы при удалении от этой точки равновесия является примерно линейным — по крайней мере, в пределах расстояний, которые мы определили, — и он анизотропен.На стороне проникновения точки равновесия он круче, чем на стороне экструзии. Это может быть связано с тем, что тенденция избегания, связанная с проникновением PS, и тенденция подхода, связанная с выдавливанием, по-разному влияют на создание дискомфорта. Более того, силы приближения и избегания подпитываются большим набором детерминант в социальных взаимодействиях, таких как срочность общения, уровень близости, страх, возбуждение и т. Д., Для обзора см. Hayduk [5, 10]. Как именно приближение и избегание связаны с IPD и дискомфортом, выходит за рамки этого исследования, но будущие исследования могут затронуть эту проблему с теоретико-полевой точки зрения.

В рамках этой теоретико-полевой структуры мы можем генерировать квалифицированные гипотезы относительно эффектов данной переменной человека или данной переменной среды. Например, может иметь смысл выдвинуть гипотезу на основе того, что известно о психопатии, что точка равновесия не изменяется у психопатических субъектов, но градиент гораздо меньше на стороне вторжения, чем у менее психопатических субъектов, когда сталкивается с социальными проблемами. угроза [12]. Напротив, внешние факторы, такие как теснота пространства, могли просто сдвинуть точку равновесия, не влияя на крутизну градиента.Например, на переполненном рынке точка равновесия должна быть ближе к человеку. В будущих исследованиях следует уточнить эту теоретико-полевую модель и проверить новые прогнозы в отношении дискомфорта и IPD, которые она позволяет генерировать.

Благодарности

Агнес Мюнх запрограммировала задачу джойстика. Мы благодарим Кьяру Офтринг, Себастьяна Лаубе и Леа Томас за помощь в эксперименте.

Список литературы

  1. 1. Хейдигер Х.Дикие животные в неволе. Лондон: Научные публикации Баттерворта; 1950.
  2. 2. Соммер Р. Исследования в личном пространстве. Социометрия. 1959; 22 (3): 247–. WOS: A1959CAS6800003.
  3. 3. Зал ET. Скрытое измерение. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Doubleday & Co; 1966 1966. 217 с.
  4. 4. Сороковска А., Сороковски П., Хильперт П., Кантареро К., Фраковяк Т., Ахмади К. и др. Предпочтительные межличностные расстояния: глобальное сравнение. Журнал кросс-культурной психологии.2017; 48: 577–92.
  5. 5. Гайдук Л.А. Личное пространство: где мы сейчас находимся. Психологический бюллетень. 1983; 94 (2): 293–335.
  6. 6. Ячини Т., Руджеро Дж., Руотоло Ф., Скиано ди Кола А., Сенезе В.П. Влияние тревожности и личностных факторов на комфорт и доступность пространства: корреляционное исследование. Когнитивная обработка. 2015; 16 Дополнение 1: 255–8. Epub 2015/08/02. pmid: 26232194.
  7. 7. Hecht H, Welsch R, Viehoff J, Longo MR. Форма личного пространства.Acta Psychol. 2019; 193: 113–22. Epub 2019/01/10. pmid: 30622020.
  8. 8. Ячини Т., Коэльо Й., Фрассинетти Ф., Сенезе В.П., Галанте Ф., Руджеро Г. Периперсональное и межличностное пространство в виртуальной и реальной среде: влияние пола и возраста. Журнал экологической психологии. 2016; 45: 154–64. WOS: 000371842
    6.
  9. 9. Руджеро Дж., Фрассинетти Ф., Коэльо Ю., Рапуано М., ди Кола А.С., Ячини Т. Влияние мимики на периферическое и межличностное пространство.Психологические исследования. 2017; 81 (6): 1232–40. Epub 2016/10/28. pmid: 27785567.
  10. 10. Гайдук Л.А. Личное пространство: оценочный и ориентирующий обзор. Психологический бюллетень. 1978. 85 (1): 117–34.
  11. 11. Уильямс JL. Личное пространство и его отношение к экстраверсии-интроверсии. Канадский журнал поведенческой науки. 1971. 3 (2): 156–60.
  12. 12. Welsch R, Hecht H, von Castell C. Психопатия и регулирование межличностной дистанции.Клиническая психологическая наука. 2018; 6 (6): 835–47. WOS: 000450339

    8.

  13. 13. Niesta Kayser D, Elliot AJ, Feltman R. Red и романтическое поведение мужчин, смотрящих на женщин. Европейский журнал социальной психологии. 2010. 40 (6): 901–8.
  14. 14. Эштон Н.Л., Шоу М.Е. Эмпирические исследования реконцептуализированного личного пространства. Бюллетень Психономического общества. 1980. 15 (5): 309–12.
  15. 15. Walther S, Schoretsanitis G, Strik W. Межличностная дистанция как маркер паранойи при шизофрении.Biol Psychiat. 2015; 77 (9). WOS: 000352207501352.
  16. 16. Нандрино Дж. Л., Дукро С., Ячини Т., Коэльо Ю. Восприятие периферического и межличностного пространства у пациентов с анорексией ограничительного типа: восприятие межличностного пространства при анорексии. Европейский обзор расстройств пищевого поведения. 2017; 25 (3): 179–87. Epub 2017/03/06. pmid: 28260238.
  17. 17. Ханли С.Б., Лоренко С.Ф. Что такое периферическое пространство? Изучение нерешенных эмпирических вопросов и новых результатов. Wiley Interdiscip Rev Cogn Sci.2018; 9 (6): e1472. Epub 2018/07/10. pmid: 29985555.
  18. 18. Соммер Р. Личное пространство в эпоху цифровых технологий. В: Bechtel RB, Churchman A, ред. Справочник экологической психологии. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2002.
  19. 19. Wormith JS. Личное пространство осужденных. Журнал клинической психологии. 1984. 40 (3): 815–27. Epub 1984/05/01. pmid: 6746996.
  20. 20. Кеннеди Д.П., Адольфс Р. Нарушение личного пространства людьми с расстройством аутистического спектра.PLoS One. 2014; 9 (8): e103369. Epub 2014/08/08. pmid: 25100326; Идентификатор PubMed Central PMCID: PMCPMC4123873.
  21. 21. Бланд Дж. М., Альтман Д. Г.. Статистические методы оценки соответствия между двумя методами клинического измерения. Ланцет. 1986; 1 (8476): 307–10. WOS: A1986AYW4000013. pmid: 2868172
  22. 22. Олдридж В.К., Дови Т.М., Уэйд А. Оценка тест-ретестовой надежности психологических показателей. Европейский психолог. 2017; 22 (4): 207–18. WOS: 000419941600001.
  23. 23.Фелипе Н.Дж., Соммер Р. Вторжения в личное пространство. Социальные проблемы. 1966. 14 (2): 206–14.
  24. 24. Гайдук Л.А. Проницаемость личного пространства. Может журнал поведенческой науки. 1981. 13 (3): 274–87. WOS: A1981MX56700008.
  25. 25. Schoretsanitis G, Kutynia A, Stegmayer K, Strik W., Walther S. Держитесь подальше! — Аномальная регуляция личного пространства как маркер паранойи при шизофрении. Европейская психиатрия. 2016; 31: 1–7. Epub 2015/12/15. pmid: 26655593.
  26. 26.Аргайл М., Дин Дж. Зрительный контакт, расстояние и принадлежность. Социометрия. 1965. 28 (3): 289–304.
  27. 27. Томпсон Д.Е., Айелло-младший, Эпштейн Ю.М. Предпочтения на межличностной дистанции. Журнал невербального поведения. 1979; 4 (2): 113–8. WOS: A1979JL66700004.
  28. 28. Бургун Дж. К., Джонс С. Б.. К теории личных космических ожиданий и их нарушений. Исследования человеческого общения. 1976; 2 (2): 131–46.
  29. 29. Burgoon JK. Коммуникационная модель нарушений личного пространства: Экспликация и начальный тест.Исследования человеческого общения. 1978. 4 (2): 129–42.
  30. 30. Ячини Т., Коэльо И., Фрассинетти Ф., Руджеро Г. Пространство тела в социальных взаимодействиях: сравнение достижения и комфортного расстояния в иммерсивной виртуальной реальности. PLoS One. 2014; 9 (11): e111511. Epub 2014/11/19. pmid: 25405344; Идентификатор PubMed Central PMCID: PMCPMC4236010.
  31. 31. Бах М. Фрайбургский тест на остроту зрения — автоматическое измерение остроты зрения. Оптометрия и зрение. 1996. 73 (1): 49–53. Epub 1996/01/01.pmid: 8867682.
  32. 32. Rouder JN, Morey RD, Verhagen J, Swagman AR, Wagenmakers EJ. Байесовский анализ факторных планов. Психологические методы. 2017; 22 (2): 304–21. Epub 2016/06/10. pmid: 27280448.
  33. 33. Мори Р. Д., Роудер Дж. Н., Джамил Т. Байес-фактор: вычисление байесовских коэффициентов для общих проектов. Пакет R версии 0.9 ed2015.
  34. 34. Основная команда разработчиков R. R: Язык и среда для статистических вычислений. Вена, Австрия: Фонд R для статистических вычислений; 2010 г.
  35. 35. Bürkner P-C. brms: пакет R для байесовских обобщенных линейных смешанных моделей с использованием Stan. Журнал статистического программного обеспечения. 2017; 80 (1): 1–28.
  36. 36. Карпентер Б., Гельман А., Хоффман М.Д., Ли Д., Гудрич Б., Бетанкур М. и др. Стэн: вероятностный язык программирования. Журнал статистического программного обеспечения. 2017; 76 (1): 1–32.
  37. 37. Desor JA. К психологической теории скученности. Журнал личности и социальной психологии. 1972 г., 21 (1): 79–83.
  38. 38. PD Nesbitt, Стивен Г. Личное пространство и интенсивность стимулов в парке развлечений южной Калифорнии. Социометрия. 1974; 37 (1): 105–. WOS: A1974S486700008. pmid: 4818401
  39. 39. Сандстрем Э., Альтман И. Межличностные отношения и личное пространство: обзор исследований и теоретическая модель. Экология человека. 1976; 4 (1): 47–67.
  40. 40. Aiello JR, Thompson DE. Когда компенсация не работает: посреднические эффекты секса и локуса контроля на больших расстояниях взаимодействия.Фундаментальная и прикладная социальная психология. 1980. 1 (1): 65–82.
  41. 41. Левин К. Теория поля и эксперименты в социальной психологии: концепции и методы. Американский журнал социологии. 1939. 44 (6): 868–96.

Границы, личное пространство — термины, понятия психологии злоупотребления.

Назад | Следующий | Содержание


1.10 ГРАНИЦЫ, ЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО — ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ, ПОНЯТИЯ

==== Границы, личное пространство

ЗНАЧЕНИЕ: Границы определяют, где вы заканчиваете и начинается другой человек.Границы могут относиться к фактическое пространство, но также и психологическое пространство, такое как ревность и чрезмерная защита. Под личным пространством обычно понимается реальное пространство, такое как расстояние между людьми или личные зоны в доме. Например, детская комната — это личное пространство этого ребенка; нарушение, которое вызовет конфликт.

АКТУАЛЬНОСТЬ ДЛЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ: В некотором смысле все проблемы, связанные с насилием, являются проблемами границ и личного пространства. В обидчик вторгается за ваши границы и не позволяет вам приблизиться к его или ее.Граничные проблемы затрагивают обоих: обидчик слишком далеко вторгается в чужое пространство. и жертвы злоупотреблений не устанавливают пределов, в которых должны быть установлены пределы.

ПРИМЕРЫ: Ни один взрослый не должен нести ответственность за проблемы другого взрослого; это граница вопрос. Однако, как родители, мы можем чувствовать, что несем ответственность за проблемы наших детей. в точку.

Некоторые граничные задачи не очевидны. Слишком сильная любовь — это пограничная проблема, потому что любимый человек не дает ему возможности дышать как личность.Не позволять партнеру проводить время в одиночестве — проблема личного пространства. Проверка активности партнера — это пограничная проблема.

СВЯЗАННЫЙ СЛОВА И ФРАЗЫ: домен, территория, граница, личная граница, конфиденциальность, лимиты

=== Определение и статья о личном пространстве
=== Подробнее о границах и личном пространстве

Пред.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *