Нейролингвистическая психология – ТОП-7 НЛП-техник на каждый день для манипулирования людьми

Содержание

42. Основные положения нейролингвистического направления в психологии.

Представители НЛП занимаются тем, что создают модели, модели того, как в жизни добиться двух вещей — эффективности и счастья.

Нейро-лингвистическое программирование — это многомерная модель структуры и функции человеческого опыта. НЛП описывает на одном уровне динамическое взаимодействие нервной системы, физиологии, языка и поведенческого программирования, т. е. тех основных компонентов, которые создают субъективный опыт.

Часть «нейро» представляет идею о том, что любые поведение и деятельность имеют своим началом чисто неврологические процессы в наших собственных голове и теле.

«Лингвистическая» часть говорт о том, что язык дан для того, чтобы организовывать и упорядочивать наши мысли и действия, а заодно и встпать в общение с другими людьми.

часть «программирование» указывает на способы (программы), с помощью которых мы организуем себя (а мозг — нас), дабы получить какие-либо результаты.

Будучи представленным как прогресс, НЛП представляет собой стратегию ускоренного обучения и эффективного общения.

НЛП также представляет собой особое отношение (к миру, жизни, себе), в основе которого лежит стройная система убежденийи предположений относительно масштабов человеческих возможностей, процессов, общения и изменений.

НЛП – это наука, которая разрабатывает инструкции по использованию возможностей человеческого мозга (управлению мозгом – своим и чужим).

Как заметил Л.Орр – чел. мозг ведет себя так, если бы он состоял из двух частей- Думающего и Доказывающего. Думающий может верить во что угодно, а Доказывающий все это доказывает. Думающий может придумать себе болезнь и даже выздоровление. Доказывающий – это гораздо более простой механизм. Он работает по единственому закону: что бы ни думал Думающий, Доказывающий это доказывает.

Три причины эффективности НЛП: 1.Стратегичность – нацеленность на результат.2.Опора на «экологичную» (помогающую жить) систему убеждений относительно человеческих возможностей и мн. Дргугог.3.Ориентация в работе на большую часть потенциала человеческого мозга, заключенного в бессознательном.

НЛП стратегично по своей сути, безоговорочно нацеленно на результат и всегда идет от негатива (плохого) к позитиву (хорошему). Эта разница ардинальна. Избавиться от чего-то это не значит к чему-то прити. Самолет, летящий от аэропорта и не знающий конечной точки маршрута летит в никуда. Мозг не понимает частицы нет

Активное воображение – это воистину психотронное оружие. Инструмент, который запускает механизм воплощения наших мыслей в реальность.

Все это очень четко проявляется в терапии. Э.Миндел впервые применила термин «

мета-навык». Этим словом она обозначила глубокие духовные качества, убеждения, верования, и принципы, котрые проявляются в повседневной жизни и работе психотерапевта. «Или ты веришь, что можешь, или ты ничего не можешь».

В НЛП нет понятий истинно и ложно, а есть – экологично и неэкологично (помогает жить в соответствии с жизнью и не помогает).

Семь заповедей, истинная вера в которые предопределяет успешность деятельности нлп-ра:

  1. Каждая проблема имеет свое решение. Существуют переменные среды, над которыми вы не властны, и существуют переменные выбора, которые полностью в ваших руках. Есть масса возможностей, которые вы пока не видите.

  2. Каждый уже имеет все, что ему необходимо. У вас есть все ресурсы для того, чтобы быть всем, кем угодно или делать все, что угодно – при условии, что вы способны использовать эти ресурсы в нужный момент и в нужной последовательности.

  3. Каждая ситуация имеет несколько выборов. Поэтому если что-то не работает, сделайте это по-другому. Если вы не достигли искомого результата неким пусть даже единственно верным способом, попробуйте полностью изменить свой подход. Один и тот же способ действий, манера поведения дают одни и те же результаты.

  4. Проблемы и боль – это механизмы обратной связи. Именно они дают нам информацию, в которой мы так нуждаемся. Однако это не необходимый компонент к изменениям. Они могут быть лишь сигналом к смене направления, информацией о том, что вы идете куда-то не туда. И может даже не ведаете куда идете. А тот, кто не знает, куда идет, может зайти в тупик почти всегда.

    Не существует поражений, а есть только обратная связь. Любая неудача – реальная возможность чему-то научиться.

  5. Любое поведение представляет собой выбор самого лучшего варианта из имеющихся в настоящий момент. Все мы всегда делаем только лучшее из того, что можем, — просто делать лучше мы пока не научились.

  6. 6. Сознание и тело — части одной и той же биокибернетической системы. Это исключительно верно — то, что в здоровом теле здоровый дух. Как и то, что здоровый дух необходим для здоровья тела. Ибо все, что происходит в одной части любой системы, имеет отражение в других ее частях. И здоровая психика может запросто породить здоровое тело.

7 . Вселенная — сфера дружественная.

На самом деле мир бесконечно прекрасен, безгранично добр и беззаветно щедр. Уродливым, злым и скупым мы его делаем сами — своими восприятиями и своими же действиями, бесконтрольной деятельностью мозга, негативным наполнением нашего Думающего. Но все это можно легко изменить — если понять и принять, что вы тот, кто контролирует свой мозг и свои результаты.

Основные положения работы Р.Дитлса («Стратегия гениев»):

  • карта это не территория;

  • жизнь и разум – системные процессы- сознание и тело есть части единой биокибенрнетической системы.

  1. Каждый человек живет не в реальном мире, а в мире своей собственной «второй реальности», которая определяется набором его карт.

  2. Находясь в одной и той же ситуации, и/или изучая один и тот же предмет, люди могут оценивать эту ситуацию и описывать данный предмет совершенно по-разному – в силу собенностей своих карт.

  3. Поскольку поведение человека определяется его картами, люди, имеющие более точные карты территории, всегда оказываются эффективнее тех, у кого эти карты менее точные.

  4. Т.к. ни одна карта никогда не может в точности соответствовать территории(мир познаваем, но никогда не будет до конца познан), зато вполне может устаревать, не поспевая за меняющимся миром, нормальным и экологичным будет расширение и видоизменение своих карт.

особенности наших карт определяет Жизненный опыт и особенности нашей нервной организации, используемые (предпочитаемые) особенности восприятия (получения) и переработки информации – в первую очередь т.н. репрезентативные системы —

один из краеугольных камней НЛП — индивидуальные модели восприятия и приятия того, что передают нам наши органы чувств.

Существует пять основных каналов, по котрым поступает информация – зрение, слух, ощущения, вкус и запах. Наиболее важны визуальный (V), аудиальный (A), кинестетический (K) и дискретный(D) или логический (только у людей)- формулы, графики, схемы и тому подобные достижения человеческого разума.

Но только одна из репрезентативных ситем – является предпочитаемой – своей родной, понятной, любимой и близкой.

От того, насколько сфера деятельности будет совпадать по характеру используемой информации (визуальной, аудиальной, кинестетической и/или дискретной) с предпочитаемой репрезентативной системой осваивающих их человека, в очень сильной степени зависят его успешность и эффективность. Различия между визуалами, аудиалами, кинестетика-ми и дискретами проявляются и в том, как они реагируют на стресс. Визуалы предпочитают роль «обвинителя», обличающего других во всех смертных грехах и. Аудиалы стараются либо отстраниться от неприятностей (реже), либо (куда чаще) принять роль «отвлекателя»— например, во время конфликта они могут неожиданно прервать оппонента, спросив, сколько времени, или просто улизнуть, сославшись на что-то важное. Кинестетики предпочитают роль умиротворителя» и — конечно, если их не задели «за живое» — стараются как-то сгладить разногласие, извиниться или попросить прощения. Ну а дискреты немедленно принимают роль и позу «компьютера» и суперлогически начинают объяснять происшедшее.

Полноценное взаимодействие возможно только в том случае, когда вы говорите на языке предпочитаемой репрезентативной системы.

studfiles.net

НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ (НЛП) | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ (НЛП), направление в теоретической и прежде всего практической психологии, отличающееся от аналогичных психотерапевтических методов – психоанализа, групповой психотерапии, гештальттерапии – ориентацией на эффективность проведения терапевтического вмешательства. Согласно одной из версий, НЛП возникло как теоретическое обобщение характерных особенностей практики известных психотерапевтов, которая представляется неискушенному зрителю как магия. Отсюда название одной из книг Р.Бэндлера и Дж.Гриндера – Структура магии. С точки зрения психологии как науки, теоретическое новшество НЛП заключается в смене фокуса внимания исследователя и, как следствие, психотерапевта: вместо девиаций психического состояния НЛП рекомендует основное внимание обращать на норму, и не просто на норму, которой, строго говоря, не существует, а на образцы успешного поведения человека в кризисных ситуациях. По мысли основателей НЛП, только изучив, как человек умудряется не сходить с ума, можно разработать методики улучшения состояния людей с теми или иными психическими отклонениями. Еще одной важной особенностью НЛП является связь положений НЛП с языком и знаниями об особенностях функционирования языковой системы. К числу отцов-основателей НЛП принято относить прежде всего Ричарда Бэндлера, Джона Гриндера, Лесли Кэмерон-Бэндлер, Дэвида Гордона и Майкла Спаркса.

НЛП как психотерапевтический метод.

НЛП исходит из того, что функционирование мышления человека в определенной степени напоминает работу компьютера, однако не в смысле тривиальной компьютерной метафоры, на которой выросла современная когнитивная психология (ср. проведение аналогии между памятью ЭВМ и памятью человека, процессором ЭВМ и когнитивной системой), а в том смысле, что мышление человека программируемо. Весь вопрос в том, чтобы правильно сформулировать программу и сделать ее доступной сознанию и подсознанию человека. Отсюда понятие моделирования: терапевт (и шире – коммуникатор) пытается выявить наилучший способ, с помощью которого человек выполняет определенную задачу, и пытается сделать его доступным – для этого человека или другого лица. Способ верификации результирующей модели заключается не в рассуждениях о том, правильна ли она, соответствует ли она действительности, а в том, что модель успешно выполняет свои функции. Согласно НЛП, в психике вообще трудно говорить о правильности или о соответствии реальности какого-либо опыта. В лучшем случае можно говорить лишь о том, что некоторый опыт относится к разделяемой реальности, т.е. к совокупности более или менее общезначимых представлений об окружающем мире.

Процесс моделирования проходит несколько этапов. На первом этапе происходит сбор информации о текущем состоянии клиента и желаемом состоянии – фактически о самой сущности воздействия. На последующих этапах суть желаемого состояния последовательно уточняется. На втором этапе устанавливается раппóрт – такое состояние между коммуникатором и клиентом, при котором между ними существует максимальное взаимное доверие. Достижение раппорта – важнейшая задача НЛП. Раппорт достигается на сознательном или бессознательном уровне, когда коммуникатор присоединяется к репрезентативным системам клиента, отражая их в своем вербальном и невербальном поведении. Под репрезентативной системой (РС) в НЛП понимается способ представления и осмысления своего опыта взаимодействия с окружающим миром. Это может быть визуальная РС (опыт представляется как последовательность визуальных образов), аудиальная РС (опыт осмысляется как последовательность звуков разного типа), кинестетическая РС (опыт представляется как тактильные ощущения) и обонятельно-вкусовая РС (опыт воспринимается человеком как последовательность запахов и вкусовых ощущений). Отражая реакции клиента в каждой из этих систем, подстраиваясь под них, коммуникатор может достигнуть с ним раппорта. Отражение может быть вербальным (коммуникатор повторяет те или иные черты вербального поведения клиента) и невербальным. В последнем случае коммуникатор подстраивается под важные элементы невербального поведения, указывающие на ведущую (наиболее важную для субъекта) РС – под темп дыхания, жесты, движение глаз и т.п. Достижение раппорта может быть довольно длительной процедурой, но в некоторых случаях достигается очень быстро – все зависит от мастерства коммуникатора и сложности данного случая.

После достижения раппорта коммуникатор должен установить, что в действительности желает клиент. Иными словами, каким должен быть хорошо сформулированный результат моделирования, который не должен противоречить тем или иным сторонам личности клиента и не может вредить его ближайшему окружению (отсюда понятие экологичности моделирования).

Исследуя репрезентативные системы человека для последующего достижения раппорта, коммуникатор, кроме невербальных аспектов поведения клиента (в частности движения глаз, жестов, дыхания), должен особое внимание обращать на языковое поведение. Для этого в НЛП разработана так называемая мета-модель языка. В основе мета-модели лежит предположение, что язык – как и многие формы социального опыта – выступает как фильтр, который искажает опыт или по крайней мере структурирует его. Мета-модель обращает внимание коммуникатора на те свойства языковой системы, которые чаще всего искажают восприятие. Как будет показано ниже, в содержательном плане мета-модель представляет собой некоторый конспект результатов из грамматической теории, теории речевого воздействия и прагмалингвистики, подстроенных под цели психотерапевтической практики; определенное влияние на формирование НЛП оказали и идеи «общей семантики». Эксплицитное выяснение, выявление вносимых языком искажений составляет значительную часть психотерапевтической процедуры. Иными словами, мета-модель языка – это вовсе не модель языка и не модель отдельных его подсистем, а модель поведения коммуникатора по отношению к естественному языку, используемому в процессе общения с клиентом.

После того, как «хорошо сформулированный результат» установлен, осуществляется выбор методов терапевтического вмешательства и перевод клиента в желаемое состояние с помощью комплекса выбранных техник. Одна из таких техник – якорение. Якорь – это любой стимул, который позволяет человеку перенести свой прежний опыт в настоящее и пережить то же психологическое состояние (как положительно, так и отрицательно окрашенное). Например, какая-то мелодия может вызвать у человека ассоциации, связанные с прошлым опытом, или случайно найденная вещь напомнит о каком-нибудь событии детства и пр. В художественной литературе процедура якорения, как правило, привлекает внимание писателей с установкой на «психологизм». (Ср. характерный пример из Набокова: «Она высморкалась, пошарила в темноте, опять нажала кнопку. Свет ее немного успокоил. Она еще раз посмотрела на рисунок, подумала, решила, что, как он ни дорог ей, хранить его опасно, и, разорвав бумажку на клочки, бросила их сквозь решетку в лифтовый колодец, и это почему-то напомнило ей раннее детство. – В.Набоков. Камера Обскура.)

Почти произвольность якоря и одновременно его эффективность при вызове психического состояния широко используется в НЛП как инструмент воздействия на субъекта. Стимул-якорь может устанавливаться во время терапевтической процедуры вербально (например, произнесением некоторых слов, словесных последовательностей, изменением тона голоса), невербально (пожатием руки, плеча, колена; изменением положения тела коммуникатора и пр.), а также сочетанием вербальных и невербальных элементов. Понятно, что установка якоря возможна только при поддержании устойчивого раппорта, в противном случае связь между якорем и переживанием не возникнет.

Якорение должно основываться на выявлении ресурсов данного индивидуума для решения проблемной ситуации. Осознание ресурса, понимание того, что проблема может быть решена, достигается через расширение модели мира человека. Роль коммуникатора на данном этапе сводится к тому, чтобы выявить в опыте клиента то, что можно рассматривать как ресурс. В НЛП для поиска ресурса используются как техники, предполагающие сознательное участие клиента, так и его погружение в транс и работу с подсознанием. Последнее во многих случаях оказывается существенно более эффективным. Далее, положительный и отрицательный опыт человека якорится. Последовательное – в разных комбинациях – использование якорей и, тем самым, психических состояний позволяет коммуникатору элиминировать нежелательные связи, формировать новые и в результате программировать человека на желаемое им самим поведение, определяемое в НЛП как «хорошо сформулированный результат». Якорение, сами якоря, последовательность их применения фактически аналогичны алгоритмам компьютерной программы, за тем исключением, что, в отличие от компьютерных языков программирования, в НЛП при терапевтической процедуре операторы (якоря) определяются для каждого клиента индивидуально.

Среди методов НЛП имеются техники, которые дают возможность коммуникатору работать не над одной проблемой клиента, а над комплексом сходных проблем, а также над такими сложными ситуациями, когда некоторый тип поведения сам по себе не является психологической проблемой, но становится ею в определенном контексте. Например, боязнь – весьма полезное и нужное чувство, но она превращается в болезненное состояние, в манию, если боязнь ничем не обоснована или распространяется на всех окружающих. Одной из таких техник является рефрейминг. Суть рефрейминга заключается в том, чтобы видоизменить поведение клиента, вызванное некоторым стимулом или комплексом сходных стимулов, ограничив это поведение только теми ситуациями, когда это поведение действительно необходимо.

Вообще следует отметить, что основные книги по НЛП (прежде всего те, которые написаны основателями этого направления) сами представляют собой блестящий пример применения методик воздействия НЛП на читателя. Здесь можно обнаружить и методику якорения, например с помощью интересных (как правило смешных) примеров из практики, а также рассуждения, приводящие к «расширению позитивного опыта» читателя, и рефрейминг в виде соответствующих инструкций – как явных, так и скрытых.

Лингвистический аспект НЛП.

Интерпретацией и использованием знаний о языке в НЛП занимаются непрофессиональные лингвисты (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Поэтому описание лингвистической составляющей НЛП в рамках собственно лингвистической парадигмы требует определенной коррекции тех лингвистических категорий, апелляция к которым используется в оригинальных работах представителей этого направления.

Основной лингвистический постулат НЛП можно сформулировать как гипотезу о неадекватности языка как средства отражения действительности и опыта человека. Слова – лишь искусственные ярлыки для опыта, а сам язык представляет собой фильтр, который позволяет когнитивной системе отсекать все лишнее из опыта для того, чтобы система не перегружалась и адекватно функционировала. Однако эта полезная функция приводит к тому, что сознание человека игнорирует важные части его опыта, что приводит к формированию существенно обедненного списка альтернатив при решении проблемных ситуаций. Мета-модель языка позволяет выявить наиболее типичные случаи искажения и исправить их, обогатив позитивный опыт человека.

Второй постулат как бы направлен в противоположную сторону от реальности – он определяет характер связи между языком и психикой. Это постулат об иконичности или изоморфности языка, с одной стороны, и психических и/или мыслительных процессов – с другой. Согласно этому постулату, языковые формы регулярно отражают особенности мышления и психического состояния человека. Обращая внимание на особенности речи клиента, коммуникатор в состоянии выявить его ведущую репрезентативную систему, а также установить области опущения важного опыта. Иными словами, язык и речь рассматриваются как важнейшие источники информации о психическом состоянии человека. Верно и обратное: хотя чрезмерное использование какого-то одного языкового средства вряд ли приведет к болезни, тем не менее комплекс соответствующих языковых выражений позволяет вызывать требуемое психическое состояние. Именно поэтому с помощью языка вообще возможно терапевтическое воздействие.

Важным следствием постулата об иконичности является принцип психологического разграничения поверхностной и глубинной структур высказывания. Интерпретируя это противопоставление в духе трансформационализма (иногда – в смысле порождающей грамматики, а иногда – в смысле порождающей семантики), пропоненты НЛП приписывают поверхностной структуре функцию отражения сознания, а глубинной – подсознания. Глубинная структура содержит актанты тех переменных, которые следует эксплицитно заполнить, чтобы выявить действительную, реальную проблему клиента и создать представление о «хорошо сформулированном результате» моделирования.

Языковые феномены в теории и практике НЛП.

Рассмотрим кратко конкретные языковые структуры, которые используются на разных этапах нейро-лингвистического программирования, в разных техниках НЛП. Фактически эти языковые феномены и формируют мета-модель языка, которая лежит в основе НЛП.

Метафоры.

Метафора – один из излюбленных инструментов НЛП. Известная книга Д.Гордона не случайно называется Терапевтические метафоры. Впрочем, и интерпретируется эта категория в НЛП по-разному. В наиболее близком к лингвистическому пониманию метафора используется в мета-модели языка. Как выше уже было сказано, это не модель языка как таковая, а модель поведения психотерапевта, коммуникатора, когда он собирает информацию о клиенте или устанавливает с ним раппорт. На этом этапе коммуникатор должен определить, какая репрезентативная система, т.е. способ осмысления опыта, наиболее сильно развит у клиента и, следовательно, чаще всего им используется. Если обратиться к инструментарию когнитивной лингвистики, можно сказать, что репрезентативная система – это структуры знаний, фреймы, в терминах которых человек осмысляет свой опыт и структурирует его, придает ему смысл. На поверхностном уровне, на уровне речевого поведения эти фреймы могут быть представлены метафорами, точнее – метафорическими моделями.

Как уже отмечалось, в НЛП выделяется четыре типа репрезентативных систем: 1) визуальная РС, которая позволяет структурировать и осмыслять опыт как последовательность визуальных изображений, «картинок», возникающих в сознании человека; 2) аудиальная РС, в рамках которой опыт структурируется как последовательности звуков различного типа, музыки, шумов и т.п.; 3) кинестетическая РС, которая позволяет осмыслять опыт как смену ощущений тела, и, наконец, обонятельно-вкусовая РС, воссоздающая опыт как последовательность запахов и вкусовых ощущений. Одна из РС является для человека первичной, самой главной. Ее-то и должен выявить коммуникатор на этапе сбора информации о клиенте. В этом случае анализируется как вербальное, так и невербальное поведение клиента. Невербальная составляющая – это исследование ключей доступа, которыми оказываются движения глаз. Для каждого типа РС они совершенно специфичны. При исследовании вербального поведения для выявления РС огромное значение имеет анализ метафор, используемых клиентом. В НЛП эти выражения часто называются «процессуальными словами». Фактически речь идет о метафорических моделях, заложенных в переносных значениях слов и в оригинальной метафорике клиента. Например, визуальная РС устанавливается по таким выражениям, как Я вижу, что он меня не понимает; Я смутно понимаю, что здесь что-то не то; Мне кажется, что все против меня; Эта картина так и стоит передо мной.

Аудиальная РС проявляется в метафорических моделях, источником которых является область звука, а также в развернутых сравнениях с таким же источником. Например, Эта простая, но ясная мысль просто оглушила меня; Воспоминания того лета остались как хоровод нестройных звуков над поверхностью реки на рассвете [К.Паустовский]. Кинестетическая РС устанавливается по значениям слов, в основе которых лежат метафоры с источником – областью ощущений: Я чувствую, что вы правы/неправы; Я нащупал в своих воспоминаниях что-то нужное, но не могу это ухватить; Мама была всегда суха со мной и не замечала, что я для нее делала. Обонятельно-вкусовая РС обнаруживается в высказываниях типа Мое детство всегда вызывает у меня горькие воспоминания; Я попробую сосредоточиться, но не уверен, что это мне сейчас удастся; Что-то вы сегодня кислый; С лица отца не сходила кислая мина. Выявление первичной РС позволяет как установить раппорт с клиентом, подстраиваясь в вербальных реакциях под его первичную РС, так и расширить пространство выбора клиента, переведя осмысление опыта в другие типы РС.

Поверхностная vs. глубинная структура.

Одна из основных идей трансформационной модели языка заключается в том, что одна и та же глубинная структура может на поверхности реализоваться различными поверхностными структурами, при этом глубинное представление – базовая структура в ранних версиях ТПГ – оказывается более бедной, более простой, чем поверхностная. Такое варьирование сторонников НЛП не очень интересует. Фактически для них важна не трансформационная грамматика в духе Н.Хомского, а порождающая семантика, работающая не столько с синтаксисом, сколько с семантикой высказывания. С точки зрения НЛП, на глубинном уровне всегда строится полное, достаточно богатое представление проблемной ситуации, но на поверхностном уровне оно в результате ряда альтернативных выборов, в результате проведения различных трансформаций обедняется. Например, предложение Джон купил автомобиль в глубинной структуре содержит информацию о том, у кого был куплен автомобиль, за какую сумму и когда. Иными словами, на глубинном уровне всегда присутствует модель управления глагола с обязательными и факультативными валентностями, которые более подробно описывают соответствующую ситуацию. Обеднение, редукция поверхностной формы происходит, как правило, неосознанно. В процессе терапевтического воздействия коммуникатор должен восстановить на поверхностном уровне все важные глубинные элементы – пропущенные валентности и прежде всего заполняющие их актанты.

С этой точки зрения, для НЛП значительный интерес представляют некоторые трансформации, которые регулярно «свертывают» более богатое содержание (см. обсуждавшееся выше понятие «аннулирующего» преобразования при вербализации смысла). К ним относится, например, трансформация опущения в диалогах типа Клиент: Ну, я, в общем, не уверен. Терапевт: Не уверен в чем? Клиент: Что мне стоит говорить об этом. Терапевт: О чем об «этом»? В первой реплике клиента элиминирована вся составляющая, реализующая обязательную валентность глагола, а во второй – синтаксически составляющая есть, но она заменена на анафорическое местоимение, однако анафора не раскрыта. Эти случаи описываются в НЛП как высказывания с отсутствующими референтными индексами. Предполагается, что в глубинной структуре референтные индексы всегда есть и терапевт должен в процессе опроса клиента эксплицировать эти индексы, восстановив опущенные антецеденты и опущенные составляющие. Следует иметь в виду, что референтная структура понимается в НЛП весьма расширительно и включает коммуникативный и когнитивный контексты произнесения высказывания, чувства человека относительно обсуждаемых проблем и представления о том, как другие участники коммуникации воспринимают происходящее.

Номинализация.

Аналогичное явление свертывания содержания наблюдается при номинализации. Как известно, конструкции типа Отказ от соглашения привел к неуспеху переговоров скрывают в глубинной структуре пропозициональные формы типа ‘некто отказался от соглашения’. Номинализации – в терминологии НЛП – обедняют опыт клиента, поскольку не только переводят в имплицитную форму некоторые важные аспекты ситуации, но и представляют некоторые контролируемые процессы в форме неконтролируемых уже совершившихся событий. Так, когда клиент говорит Мои способности не находят никакого признания, то он находится в плену «магии слова», поскольку понимает слово признание как совершившееся событие. В этом случае следует обратить внимание клиента на процессуальный характер ситуации, на ее контролируемость, а также на существование валентностей у глагола признавать или выражения находить признание с помощью вопросов типа У кого вы не находите признание? или Можете ли вы себе представить ситуацию, что вы нашли признание [у коллег или кого-л. еще]?

Модальные операторы.

Типичное языковое проявление обеднения своего опыта и, как следствие, сужение пространства выбора – использование конструкций с модальными словами типа Необходимо P, Следует P, Я должен P, Мне нужно делать P. Мета-модель языка в НЛП приписывает этим конструкциям глубинную структуру ‘Модальный оператор P, иначе Q. Психотерапевт должен заставить клиента выйти за переделы его ограниченного опыта, сосредоточив внимание на альтернативе Q: Что случится, если вы не будете делать P?; Что бы произошло, если бы вы отказались от P? Например, на реплику клиента Нельзя любить двух женщин одновременно психотерапевт может ответить Что вам мешает делать это? или Что случится, если вы будете любить двух женщин одновременно?; Почему невозможно одновременно любить двух женщин? Осмысление альтернативы Q расширит осознанный опыт клиента и будет способствовать решению возникшей проблемы.

Выражения с квантором всеобщности.

Искажение опыта, его неправильная интерпретация может быть связана не только с опущением, элиминацией, но и с необоснованным «достраиванием», «обогащением» представлений о реальности. Типичный источник искажения такого типа – неправомерная генерализация, обобщение. В естественном языке выражения типа Всегда P интерпретируются либо в «ослабленном» кванторном смысле ‘Обычно P/Чаще всего P/Как правило P‘, либо в «сильном» логическом смысле (нечто вроде ‘для любого момента времени из выбранного временного интервала имеет место P’). Понятно, что высказывания с квантором всеобщности в слабом смысле всегда можно поставить под сомнение с точки зрения собственно логического значения. Это очень важно для психотерапевтической процедуры, поскольку генерализованные высказывания клиента, как правило, относятся к его негативному опыту и представляют собой интерпретацию его эмоций, впечатлений о действительности, а не фактическое знание. Так, высказывание Я никогда не был в Париже вполне верифицируемо, поскольку отражает реальный опыт субъекта («знание по знакомству» – в терминах Рассела). Однако высказывания клиента типа Меня никто не понимает представляет собой результат «наивного, естественного вывода» и отражает катастрофическое восприятие действительности. Для снижения значимости отрицательного опыта клиента и фокусировки внимания на позитивном опыте психотерапевт ставит под сомнение высказывание клиента с точки зрения логического понимания: Вы действительно уверены, что вас никто не понимает?; Неужели не было случая, когда вас хоть кто-нибудь понял?

Каузальные связи.

Осознание действительности с необходимостью влечет установление между событиями причинно-следственных отношений. Поскольку сама суть НЛП заключается в переосмыслении опыта, установлении новых связей между явлениями и чувствами/когнитивными состояниями, работа с причинными конструкциями оказывается эффективным инструментом воздействия на адресата. Коммуникативная техника обсуждения причинных связей предполагает, что психотерапевт обращает внимание на отсутствие необходимой связи между событиями, которые ставятся в причинно-следственную зависимость. Например, высказывание клиента Моя жена злит меня своим поведением скрывает каузальную зависимость типа ‘Моя жена делает что-то для того, чтобы я злился’. Здесь необходимо выяснить, на основании чего клиент решил, что его жена сознательно злит его, нельзя ли объяснить поведение жены чем-то еще, всегда ли поведение жены вызывает у клиента чувство злости и т.д. Аналогичная техника используется и для высказываний с более эксплицитными причинными связями типа Я хочу стать другим, но мои родители мне мешают, Мне нужно было уехать из дома, но жена была больна. Во всех этих случаях цель коммуникатора заключается в том, чтобы поставить под сомнение существование необходимой связи между причиной и следствием. Это можно сделать, выявив случаи, когда связи не было (Всегда ли так происходит?), обратив внимание на то, что ситуация могла возникнуть непреднамеренно (Разве ваша жена специально хотела разозлить вас?), попытавшись перевернуть причинную связь (Если бы ваша жена не была больна, вы бы обязательно уехали?).

Скрытая перформативность.

Для НЛП важно, что любое утверждение человека имеет смысл только в рамках его собственной модели мира. Непонимание этого является еще одним источником заблуждений, ограничивающим поле выбора альтернатив при принятии решений в проблемных ситуациях. В этих случаях полезно эксплицировать глубинный перформатив, который, согласно перформативному анализу, представлен в глубинной структуре любого речевого акта. Например, преобразование высказывания Плохо досаждать другим своими собственными проблемами в форму с эксплицитным перформативом Я утверждаю, что плохо досаждать другим своими собственными проблемами сразу уменьшает сферу применимости утверждения, ограничивая ее моделью мира самого говорящего. Фактически это эквивалентно снятию неправомерной генерализации.

Мета-модель языка.

Модель естественного языка в НЛП представляет собой набор инструкций, с помощью которых коммуникатор контролирует процесс общения, а также выявляет те части дискурса, которые указывают на особенности мышления клиента (выявление первичной репрезентативной системы) и ограничивают его позитивный опыт. Рассмотренные выше феномены и образуют части мета-модели, которая вначале используется для сбора информации о клиенте, а затем для вербального воздействия. Заметим, впрочем, что часто эти этапы не противопоставлены по времени и происходят одновременно.

Значимость практики НЛП для теории языка.

Лингвистические постулаты НЛП с определенностью указывают на существование изоморфизма между языковыми/речевыми феноменами – такими, как метафора, следствие, глубинная и поверхностная структура, – и процессами мышления. В теоретическом языкознании неоднократно высказывались гипотезы о существовании такой связи, однако практическое доказательство было невозможно. Опыт успешного использования принципов и дискурсивных стратегий НЛП оказывается в этом смысле чрезвычайно важным. Представляет также значительный интерес гипотеза о психологической значимости практически любого варьирования языковых форм, по крайней мере на лексическом уровне. В частности, неосознаваемое варьирование метафорических моделей представляет собой важнейший источник информации о способах осмысления мира человеком.

www.krugosvet.ru

Нейро-лингвистическое программирование — Психология Дома Солнца

Согласно одной из версий, НЛП возникло как теоретическое обобщение характерных особенностей практики известных психотерапевтов, которая представляется неискушенному зрителю как магия. Отсюда название одной из книг Р.Бэндлера и Дж.Гриндера – Структура магии.

С точки зрения психологии как науки, теоретическое новшество НЛП заключается в смене фокуса внимания исследователя и, как следствие, психотерапевта: вместо девиаций психического состояния НЛП рекомендует основное внимание обращать на норму, и не просто на норму, которой, строго говоря, не существует, а на образцы успешного поведения человека в кризисных ситуациях.

По мысли основателей НЛП, только изучив, как человек умудряется не сходить с ума, можно разработать методики улучшения состояния людей с теми или иными психическими отклонениями. Еще одной важной особенностью НЛП является связь положений НЛП с языком и знаниями об особенностях функционирования языковой системы.

К числу отцов-основателей НЛП принято относить прежде всего Ричарда Бэндлера, Джона Гриндера, Лесли Кэмерон-Бэндлер, Дэвида Гордона и Майкла Спаркса.

НЛП как психотерапевтический метод

НЛП исходит из того, что функционирование мышления человека в определенной степени напоминает работу компьютера, однако не в смысле тривиальной компьютерной метафоры, на которой выросла современная когнитивная психология (ср. проведение аналогии между памятью ЭВМ и памятью человека, процессором ЭВМ и когнитивной системой), а в том смысле, что мышление человека программируемо. Весь вопрос в том, чтобы правильно сформулировать программу и сделать ее доступной сознанию и подсознанию человека. Отсюда понятие моделирования: терапевт (и шире – коммуникатор) пытается выявить наилучший способ, с помощью которого человек выполняет определенную задачу, и пытается сделать его доступным – для этого человека или другого лица.

Способ верификации результирующей модели заключается не в рассуждениях о том, правильна ли она, соответствует ли она действительности, а в том, что модель успешно выполняет свои функции. Согласно НЛП, в психике вообще трудно говорить о правильности или о соответствии реальности какого-либо опыта. В лучшем случае можно говорить лишь о том, что некоторый опыт относится к разделяемой реальности, т.е. к совокупности более или менее общезначимых представлений об окружающем мире.

Процесс моделирования проходит несколько этапов. На первом этапе происходит сбор информации о текущем состоянии клиента и желаемом состоянии – фактически о самой сущности воздействия. На последующих этапах суть желаемого состояния последовательно уточняется. На втором этапе устанавливается раппóрт – такое состояние между коммуникатором и клиентом, при котором между ними существует максимальное взаимное доверие.

Достижение раппорта – важнейшая задача НЛП. Раппорт достигается на сознательном или бессознательном уровне, когда коммуникатор присоединяется к репрезентативным системам клиента, отражая их в своем вербальном и невербальном поведении.

Под репрезентативной системой (РС) в НЛП понимается способ представления и осмысления своего опыта взаимодействия с окружающим миром. Это может быть визуальная РС (опыт представляется как последовательность визуальных образов), аудиальная РС (опыт осмысляется как последовательность звуков разного типа), кинестетическая РС (опыт представляется как тактильные ощущения) и обонятельно-вкусовая РС (опыт воспринимается человеком как последовательность запахов и вкусовых ощущений).

Отражая реакции клиента в каждой из этих систем, подстраиваясь под них, коммуникатор может достигнуть с ним раппорта. Отражение может быть вербальным (коммуникатор повторяет те или иные черты вербального поведения клиента) и невербальным. В последнем случае коммуникатор подстраивается под важные элементы невербального поведения, указывающие на ведущую (наиболее важную для субъекта) РС – под темп дыхания, жесты, движение глаз и т.п. Достижение раппорта может быть довольно длительной процедурой, но в некоторых случаях достигается очень быстро – все зависит от мастерства коммуникатора и сложности данного случая.

После достижения раппорта коммуникатор должен установить, что в действительности желает клиент. Иными словами, каким должен быть хорошо сформулированный результат моделирования, который не должен противоречить тем или иным сторонам личности клиента и не может вредить его ближайшему окружению (отсюда понятие экологичности моделирования).

Исследуя репрезентативные системы человека для последующего достижения раппорта, коммуникатор, кроме невербальных аспектов поведения клиента (в частности движения глаз, жестов, дыхания), должен особое внимание обращать на языковое поведение. Для этого в НЛП разработана так называемая мета-модель языка.

В основе мета-модели лежит предположение, что язык – как и многие формы социального опыта – выступает как фильтр, который искажает опыт или, по крайней мере, структурирует его. Мета-модель обращает внимание коммуникатора на те свойства языковой системы, которые чаще всего искажают восприятие. Как будет показано ниже, в содержательном плане мета-модель представляет собой некоторый конспект результатов из грамматической теории, теории речевого воздействия и прагмалингвистики, подстроенных под цели психотерапевтической практики; определенное влияние на формирование НЛП оказали и идеи «общей семантики». Эксплицитное выяснение, выявление вносимых языком искажений составляет значительную часть психотерапевтической процедуры.

Иными словами, мета-модель языка – это вовсе не модель языка и не модель отдельных его подсистем, а модель поведения коммуникатора по отношению к естественному языку, используемому в процессе общения с клиентом.

После того, как «хорошо сформулированный результат» установлен, осуществляется выбор методов терапевтического вмешательства и перевод клиента в желаемое состояние с помощью комплекса выбранных техник. Одна из таких техник – якорение. Якорь – это любой стимул, который позволяет человеку перенести свой прежний опыт в настоящее и пережить то же психологическое состояние (как положительно, так и отрицательно окрашенное). Например, какая-то мелодия может вызвать у человека ассоциации, связанные с прошлым опытом, или случайно найденная вещь напомнит о каком-нибудь событии детства и пр. В художественной литературе процедура якорения, как правило, привлекает внимание писателей с установкой на «психологизм». (Ср. характерный пример из Набокова: «Она высморкалась, пошарила в темноте, опять нажала кнопку. Свет ее немного успокоил. Она еще раз посмотрела на рисунок, подумала, решила, что, как он ни дорог ей, хранить его опасно, и, разорвав бумажку на клочки, бросила их сквозь решетку в лифтовый колодец, и это почему-то напомнило ей раннее детство. – В.Набоков. Камера Обскура.)

Почти произвольность якоря и одновременно его эффективность при вызове психического состояния широко используется в НЛП как инструмент воздействия на субъекта. Стимул-якорь может устанавливаться во время терапевтической процедуры вербально (например, произнесением некоторых слов, словесных последовательностей, изменением тона голоса), невербально (пожатием руки, плеча, колена; изменением положения тела коммуникатора и пр.), а также сочетанием вербальных и невербальных элементов. Понятно, что установка якоря возможна только при поддержании устойчивого раппорта, в противном случае связь между якорем и переживанием не возникнет.

Якорение должно основываться на выявлении ресурсов данного индивидуума для решения проблемной ситуации. Осознание ресурса, понимание того, что проблема может быть решена, достигается через расширение модели мира человека. Роль коммуникатора на данном этапе сводится к тому, чтобы выявить в опыте клиента то, что можно рассматривать как ресурс. В НЛП для поиска ресурса используются как техники, предполагающие сознательное участие клиента, так и его погружение в транс и работу с подсознанием. Последнее во многих случаях оказывается существенно более эффективным. Далее, положительный и отрицательный опыт человека якорится. Последовательное – в разных комбинациях – использование якорей и, тем самым, психических состояний позволяет коммуникатору элиминировать нежелательные связи, формировать новые и в результате программировать человека на желаемое им самим поведение, определяемое в НЛП как «хорошо сформулированный результат».

Якорение, сами якоря, последовательность их применения фактически аналогичны алгоритмам компьютерной программы, за тем исключением, что, в отличие от компьютерных языков программирования, в НЛП при терапевтической процедуре операторы (якоря) определяются для каждого клиента индивидуально.

Среди методов НЛП имеются техники, которые дают возможность коммуникатору работать не над одной проблемой клиента, а над комплексом сходных проблем, а также над такими сложными ситуациями, когда некоторый тип поведения сам по себе не является психологической проблемой, но становится ею в определенном контексте. Например, боязнь – весьма полезное и нужное чувство, но она превращается в болезненное состояние, в манию, если боязнь ничем не обоснована или распространяется на всех окружающих. Одной из таких техник является рефрейминг. Суть рефрейминга заключается в том, чтобы видоизменить поведение клиента, вызванное некоторым стимулом или комплексом сходных стимулов, ограничив это поведение только теми ситуациями, когда это поведение действительно необходимо.

Вообще следует отметить, что основные книги по НЛП (прежде всего те, которые написаны основателями этого направления) сами представляют собой блестящий пример применения методик воздействия НЛП на читателя. Здесь можно обнаружить и методику якорения, например, с помощью интересных (как правило, смешных) примеров из практики, а также рассуждения, приводящие к «расширению позитивного опыта» читателя, и рефрейминг в виде соответствующих инструкций – как явных, так и скрытых.

Лингвистический аспект НЛП

Интерпретацией и использованием знаний о языке в НЛП занимаются непрофессиональные лингвисты (со всеми вытекающими отсюда последствиями). Поэтому описание лингвистической составляющей НЛП в рамках собственно лингвистической парадигмы требует определенной коррекции тех лингвистических категорий, апелляция к которым используется в оригинальных работах представителей этого направления.

Основной лингвистический постулат НЛП можно сформулировать как гипотезу о неадекватности языка как средства отражения действительности и опыта человека.

Слова – лишь искусственные ярлыки для опыта, а сам язык представляет собой фильтр, который позволяет когнитивной системе отсекать все лишнее из опыта для того, чтобы система не перегружалась и адекватно функционировала. Однако эта полезная функция приводит к тому, что сознание человека игнорирует важные части его опыта, что приводит к формированию существенно обедненного списка альтернатив при решении проблемных ситуаций. Мета-модель языка позволяет выявить наиболее типичные случаи искажения и исправить их, обогатив позитивный опыт человека.

Второй постулат как бы направлен в противоположную сторону от реальности – он определяет характер связи между языком и психикой. Это постулат об иконичности или изоморфности языка, с одной стороны, и психических и/или мыслительных процессов – с другой. Согласно этому постулату, языковые формы регулярно отражают особенности мышления и психического состояния человека. Обращая внимание на особенности речи клиента, коммуникатор в состоянии выявить его ведущую репрезентативную систему, а также установить области опущения важного опыта. Иными словами, язык и речь рассматриваются как важнейшие источники информации о психическом состоянии человека. Верно и обратное: хотя чрезмерное использование какого-то одного языкового средства вряд ли приведет к болезни, тем не менее, комплекс соответствующих языковых выражений позволяет вызывать требуемое психическое состояние. Именно поэтому с помощью языка вообще возможно терапевтическое воздействие.

Важным следствием постулата об иконичности является принцип психологического разграничения поверхностной и глубинной структур высказывания. Интерпретируя это противопоставление в духе трансформационализма (иногда – в смысле порождающей грамматики, а иногда – в смысле порождающей семантики), пропоненты НЛП приписывают поверхностной структуре функцию отражения сознания, а глубинной – подсознания. Глубинная структура содержит актанты тех переменных, которые следует эксплицитно заполнить, чтобы выявить действительную, реальную проблему клиента и создать представление о «хорошо сформулированном результате» моделирования.

Языковые феномены в теории и практике НЛП

Рассмотрим кратко конкретные языковые структуры, которые используются на разных этапах нейро-лингвистического программирования, в разных техниках НЛП. Фактически эти языковые феномены и формируют мета-модель языка, которая лежит в основе НЛП.

Метафоры

Метафора – один из излюбленных инструментов НЛП. Известная книга Д.Гордона не случайно называется Терапевтические метафоры. Впрочем, и интерпретируется эта категория в НЛП по-разному. В наиболее близком к лингвистическому пониманию метафора используется в мета-модели языка. Как выше уже было сказано, это не модель языка как таковая, а модель поведения психотерапевта, коммуникатора, когда он собирает информацию о клиенте или устанавливает с ним раппорт. На этом этапе коммуникатор должен определить, какая репрезентативная система, т.е. способ осмысления опыта, наиболее сильно развит у клиента и, следовательно, чаще всего им используется. Если обратиться к инструментарию когнитивной лингвистики, можно сказать, что репрезентативная система – это структуры знаний, фреймы, в терминах которых человек осмысляет свой опыт и структурирует его, придает ему смысл. На поверхностном уровне, на уровне речевого поведения эти фреймы могут быть представлены метафорами, точнее – метафорическими моделями.

Как уже отмечалось, в НЛП выделяется четыре типа репрезентативных систем:

1) визуальная РС, которая позволяет структурировать и осмыслять опыт как последовательность визуальных изображений, «картинок», возникающих в сознании человека;

2) аудиальная РС, в рамках которой опыт структурируется как последовательности звуков различного типа, музыки, шумов и т.п.;

3) кинестетическая РС, которая позволяет осмыслять опыт как смену ощущений тела, и, наконец, 4)обонятельно-вкусовая РС, воссоздающая опыт как последовательность запахов и вкусовых ощущений.

Одна из РС является для человека первичной, самой главной. Ее-то и должен выявить коммуникатор на этапе сбора информации о клиенте. В этом случае анализируется как вербальное, так и невербальное поведение клиента. Невербальная составляющая – это исследование ключей доступа, которыми оказываются движения глаз. Для каждого типа РС они совершенно специфичны.

При исследовании вербального поведения для выявления РС огромное значение имеет анализ метафор, используемых клиентом. В НЛП эти выражения часто называются «процессуальными словами». Фактически речь идет о метафорических моделях, заложенных в переносных значениях слов и в оригинальной метафорике клиента.

Например, визуальная РС устанавливается по таким выражениям, как «Я вижу, что он меня не понимает; Я смутно понимаю, что здесь что-то не то; Мне кажется, что все против меня; Эта картина так и стоит передо мной».

Аудиальная РС проявляется в метафорических моделях, источником которых является область звука, а также в развернутых сравнениях с таким же источником. Например, «Эта простая, но ясная мысль просто оглушила меня; Воспоминания того лета остались как хоровод нестройных звуков над поверхностью реки на рассвете [К.Паустовский]». Кинестетическая РС устанавливается по значениям слов, в основе которых лежат метафоры с источником – областью ощущений: «Я чувствую, что вы правы/неправы; Я нащупал в своих воспоминаниях что-то нужное, но не могу это ухватить; Мама была всегда суха со мной и не замечала, что я для нее делала».

Обонятельно-вкусовая РС обнаруживается в высказываниях типа «Мое детство всегда вызывает у меня горькие воспоминания; Я попробую сосредоточиться, но не уверен, что это мне сейчас удастся; Что-то вы сегодня кислый; С лица отца не сходила кислая мина».

Выявление первичной РС позволяет как установить раппорт с клиентом, подстраиваясь в вербальных реакциях под его первичную РС, так и расширить пространство выбора клиента, переведя осмысление опыта в другие типы РС.

Поверхностная vs. глубинная структура

Одна из основных идей трансформационной модели языка заключается в том, что одна и та же глубинная структура может на поверхности реализоваться различными поверхностными структурами, при этом глубинное представление – базовая структура в ранних версиях ТПГ – оказывается более бедной, более простой, чем поверхностная. Такое варьирование сторонников НЛП не очень интересует. Фактически для них важна не трансформационная грамматика в духе Н.Хомского, а порождающая семантика, работающая не столько с синтаксисом, сколько с семантикой высказывания.

С точки зрения НЛП, на глубинном уровне всегда строится полное, достаточно богатое представление проблемной ситуации, но на поверхностном уровне оно в результате ряда альтернативных выборов, в результате проведения различных трансформаций обедняется. Например, предложение «Джон купил автомобиль» в глубинной структуре содержит информацию о том, у кого был куплен автомобиль, за какую сумму и когда. Иными словами, на глубинном уровне всегда присутствует модель управления глагола с обязательными и факультативными валентностями, которые более подробно описывают соответствующую ситуацию. Обеднение, редукция поверхностной формы происходит, как правило, неосознанно. В процессе терапевтического воздействия коммуникатор должен восстановить на поверхностном уровне все важные глубинные элементы – пропущенные валентности и прежде всего заполняющие их актанты.

С этой точки зрения, для НЛП значительный интерес представляют некоторые трансформации, которые регулярно «свертывают» более богатое содержание (см. обсуждавшееся выше понятие «аннулирующего» преобразования при вербализации смысла). К ним относится, например, трансформация опущения в диалогах типа:

Клиент: Ну, я, в общем, не уверен.


Терапевт: Не уверен в чем?
Клиент: Что мне стоит говорить об этом.
Терапевт: О чем об «этом»?

В первой реплике клиента элиминирована вся составляющая, реализующая обязательную валентность глагола, а во второй – синтаксически составляющая есть, но она заменена на анафорическое местоимение, однако анафора не раскрыта.

Эти случаи описываются в НЛП как высказывания с отсутствующими референтными индексами. Предполагается, что в глубинной структуре референтные индексы всегда есть и терапевт должен в процессе опроса клиента эксплицировать эти индексы, восстановив опущенные антецеденты и опущенные составляющие. Следует иметь в виду, что референтная структура понимается в НЛП весьма расширительно и включает коммуникативный и когнитивный контексты произнесения высказывания, чувства человека относительно обсуждаемых проблем и представления о том, как другие участники коммуникации воспринимают происходящее.

Номинализация

Аналогичное явление свертывания содержания наблюдается при номинализации. Как известно, конструкции типа «Отказ от соглашения привел к неуспеху переговоров» скрывают в глубинной структуре пропозициональные формы типа «некто отказался от соглашения».

Номинализации – в терминологии НЛП – обедняют опыт клиента, поскольку не только переводят в имплицитную форму некоторые важные аспекты ситуации, но и представляют некоторые контролируемые процессы в форме неконтролируемых уже совершившихся событий. Так, когда клиент говорит «Мои способности не находят никакого признания», то он находится в плену «магии слова», поскольку понимает слово признание как совершившееся событие. В этом случае следует обратить внимание клиента на процессуальный характер ситуации, на ее контролируемость, а также на существование валентностей у глагола признавать или выражения находить признание с помощью вопросов типа «У кого вы не находите признание?» или «Можете ли вы себе представить ситуацию, что вы нашли признание [у коллег или кого-л. еще]?».

Модальные операторы

Типичное языковое проявление обеднения своего опыта и, как следствие, сужение пространства выбора – использование конструкций с модальными словами типа «Необходимо Х», «Следует Х», «Я должен Х», «Мне нужно делать Х».

Мета-модель языка в НЛП приписывает этим конструкциям глубинную структуру «Модальный оператор Х, иначе У». Психотерапевт должен заставить клиента выйти за переделы его ограниченного опыта, сосредоточив внимание на альтернативе У: «Что случится, если вы не будете делать Х?»; «Что бы произошло, если бы вы отказались от Х?». Например, на реплику клиента «Нельзя любить двух женщин одновременно», психотерапевт может ответить «Что вам мешает делать это?» или «Что случится, если вы будете любить двух женщин одновременно?»; «Почему невозможно одновременно любить двух женщин?». Осмысление альтернативы У расширит осознанный опыт клиента и будет способствовать решению возникшей проблемы.

Выражения с квантором всеобщности

Искажение опыта, его неправильная интерпретация может быть связана не только с опущением, элиминацией, но и с необоснованным «достраиванием», «обогащением» представлений о реальности. Типичный источник искажения такого типа – неправомерная генерализация, обобщение. В естественном языке выражения типа «Всегда Х», интерпретируются либо в «ослабленном» кванторном смысле «Обычно Х/Чаще всего Х/Как правило Х», либо в «сильном» логическом смысле (нечто вроде «для любого момента времени из выбранного временного интервала имеет место Х»).

Понятно, что высказывания с квантором всеобщности в слабом смысле всегда можно поставить под сомнение с точки зрения собственно логического значения. Это очень важно для психотерапевтической процедуры, поскольку генерализованные высказывания клиента, как правило, относятся к его негативному опыту и представляют собой интерпретацию его эмоций, впечатлений о действительности, а не фактическое знание. Так, высказывание «Я никогда не был в Париже» вполне верифицируемо, поскольку отражает реальный опыт субъекта («знание по знакомству» – в терминах Рассела). Однако высказывания клиента типа «Меня никто не понимает» представляет собой результат «наивного, естественного вывода» и отражает катастрофическое восприятие действительности. Для снижения значимости отрицательного опыта клиента и фокусировки внимания на позитивном опыте психотерапевт ставит под сомнение высказывание клиента с точки зрения логического понимания: «Вы действительно уверены, что вас никто не понимает?; Неужели не было случая, когда вас хоть кто-нибудь понял?».

Каузальные связи

Осознание действительности с необходимостью влечет установление между событиями причинно-следственных отношений.

Поскольку сама суть НЛП заключается в переосмыслении опыта, установлении новых связей между явлениями и чувствами/когнитивными состояниями, работа с причинными конструкциями оказывается эффективным инструментом воздействия на адресата. Коммуникативная техника обсуждения причинных связей предполагает, что психотерапевт обращает внимание на отсутствие необходимой связи между событиями, которые ставятся в причинно-следственную зависимость. Например, высказывание клиента «Моя жена злит меня своим поведением» скрывает каузальную зависимость типа «Моя жена делает что-то для того, чтобы я злился». Здесь необходимо выяснить, на основании чего клиент решил, что его жена сознательно злит его, нельзя ли объяснить поведение жены чем-то еще, всегда ли поведение жены вызывает у клиента чувство злости и т.д.

Аналогичная техника используется и для высказываний с более эксплицитными причинными связями типа «Я хочу стать другим, но мои родители мне мешают, Мне нужно было уехать из дома, но жена была больна».

Во всех этих случаях цель коммуникатора заключается в том, чтобы поставить под сомнение существование необходимой связи между причиной и следствием. Это можно сделать, выявив случаи, когда связи не было («Всегда ли так происходит?»), обратив внимание на то, что ситуация могла возникнуть непреднамеренно («Разве ваша жена специально хотела разозлить вас?»), попытавшись перевернуть причинную связь («Если бы ваша жена не была больна, вы бы обязательно уехали?»).

Скрытая перформативность

Для НЛП важно, что любое утверждение человека имеет смысл только в рамках его собственной модели мира. Непонимание этого является еще одним источником заблуждений, ограничивающим поле выбора альтернатив при принятии решений в проблемных ситуациях. В этих случаях полезно эксплицировать глубинный перформатив, который, согласно перформативному анализу, представлен в глубинной структуре любого речевого акта. Например, преобразование высказывания «Плохо досаждать другим своими собственными проблемами» в форму с эксплицитным перформативом «Я утверждаю, что плохо досаждать другим своими собственными проблемами» сразу уменьшает сферу применимости утверждения, ограничивая ее моделью мира самого говорящего. Фактически это эквивалентно снятию неправомерной генерализации.

Мета-модель языка

Модель естественного языка в НЛП представляет собой набор инструкций, с помощью которых коммуникатор контролирует процесс общения, а также выявляет те части дискурса, которые указывают на особенности мышления клиента (выявление первичной репрезентативной системы) и ограничивают его позитивный опыт. Рассмотренные выше феномены и образуют части мета-модели, которая вначале используется для сбора информации о клиенте, а затем для вербального воздействия. Заметим, впрочем, что часто эти этапы не противопоставлены по времени и происходят одновременно.

Значимость практики НЛП для теории языка

Лингвистические постулаты НЛП с определенностью указывают на существование изоморфизма между языковыми/речевыми феноменами – такими, как метафора, следствие, глубинная и поверхностная структура, – и процессами мышления.

В теоретическом языкознании неоднократно высказывались гипотезы о существовании такой связи, однако практическое доказательство было невозможно. Опыт успешного использования принципов и дискурсивных стратегий НЛП оказывается в этом смысле чрезвычайно важным. Представляет также значительный интерес гипотеза о психологической значимости практически любого варьирования языковых форм, по крайней мере, на лексическом уровне. В частности, неосознаваемое варьирование метафорических моделей представляет собой важнейший источник информации о способах осмысления мира человеком.

Литература
Макдональд В. Руководство по субмодальностям. Воронеж, 1994

Бэндлер Р., Гриндер Д. Рефрейминг: ориентация личности с помощью речевых стратегий. Воронеж, 1995

Гордон Д. Терапевтические метафоры. СПб, 1995
Бэндлер Р., Гриндерг Д. Структура магии. СПб, 1996
О’Коннор Дж., Сеймор Дж. Введение в нейролингвистическое программирование, изд. 2. Челябинск, 1998

Бэйли Р. НЛП-консультирование. М., 2000


Дилтс Р. Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП. СПб, 2000

www.sunhome.ru

Техника НЛП что это: 11 реальных фактов

Здравствуйте, уважаемые читатели моего блога! Уверен, что большинство из вас слышали о такой неоднозначной, а местами даже пугающей психологической технике, как нейролингвистическое программирование. Действительно, первое, что приходит на ум, когда знакомишься с НЛП –бубны цыган с медведями, обирающих своих жертв с помощью гипноза, или силуэты секретных агентов спецслужб. А на самом деле, техника НЛП что это? И почему разговор о ней мы ведем на страницах блога о саморазвитии?

Что такое НЛП, кто и зачем его создал

НЛП – это направление в психологии и психотерапии, основанное в шестидесятых годах ХХ века группой ученых из Калифорнийского университета: Р.Бендлером, Дж.Гриндлером, Ф.Пьюселиком и Гр. Бейтсоном. Это своеобразный симбиоз наиболее эффективных приемов семейной терапии, эриксоновского разговорного гипноза, транзактного анализа и гештальттерапии.

В основе НЛП лежит технология моделирования вербального и невербального поведения успешных людей, их взаимодействия с социумом.

Более простым языком – это технология, которая помогает научиться тому, что уже кто-то умеет. Это может быть что угодно: вышивание крестиком, китайский язык, управление корпорациями, умение очаровывать противоположный пол, налаживать общение с людьми и даже управлять своим эмоциональным состоянием.

С точки зрения Ф.Пьюселика, НЛП  — это набор навыков, которые позволяют вам делать все, чем бы вы ни занимались, еще лучше.

То есть методики НЛП могут быть полезны всем, кто пытается чего-то достичь, стать ярче, сильнее, результативнее. Задача мастера состоит в том, чтобы отследить особенности модели поведения человека, достигшего чего-нибудь, преодолевшего что-то.

Так, Ричард Бендлер для работы с пациентами, которые страдали от фобий, разыскал несколько человек, самостоятельно победивших недуг, обобщил их опыт и создал технику «Быстрое лечение фобий».

А один из успешных студентов Джона Гриндера в качестве зачетного проекта смоделировал освоение навыка хождения по горячим углям. Идея обрела популярность, а предприимчивый студент гастролировал с семинарами по всему побережью.

У многих сложилось ошибочное мнение, что НЛП — это техника манипулирования людьми, позволяющая «поиметь мир». Действительно, любые достоверные знания о функционировании человеческого мозга,  позволяют влиять на поведенческие реакции.

Где можно применять эти техники

Методы и приемы  этой удивительной системы работают поражающе эффективно. В этом подчас заключается опасность. Знание само по себе нейтрально, а вот сфера его использования может быть как в плюсе, так и в минусе. Поэтому как и многие другие открытия, техники НЛП могут, к сожалению использоваться «специалистами» с нечистой совестью для создания различных тоталитарных структур, сект управляемых людей.

Однако, реальность такова, что мы живем в социуме не изолированно, а обмениваясь импульсами, влияя друг на друга, иногда достаточно жестко.

Разве может учитель провести урок, не осуществив в той или иной мере манипуляцию своими учениками? А руководителю предприятия можно управлять коллективом, не воздействуя на него?

А может вам удавалось уложить расшалившегося сынишку спать, не проведя сложные маневры и торги?

Сомневаюсь в этом. Лично я к манипуляциям отношусь достаточно спокойно. Изучая НЛП, я научился отслеживать подобные попытки. Если манипулятор пытается действовать мне во вред, я не раздражаюсь, а игнорирую или просто играю с ним.

Скажем, когда ваша дочурка в супермаркете, проходя мимо стеллажей с яркими игрушками, внезапно пытается рассказать, как ей повезло с родителями. Это ведь тоже манипуляция и гораздо более тонкая, чем банальное закатывание истерики . Так что и манипуляция манипуляции рознь, и польза от них бывает (дочь таки получит новую куклу – устоять я думаю мало кто сможет).

Простое использование техник нейролингвистического программирования, помогает разрешать конфликты или не допускать их возникновения, то есть производить качественную коммуникацию.

Кроме того, НЛП – это не эзотерика, не собрание доступных избранным знаний, не шаманство, а старательно собранные в систему психологические техники, реально помогающие современному человеку в обучении, в любви и деловой сфере.

В конце концов, НЛП – это средство как, молоток, нож или дрель. Вы можете с их помощью построить дом, а можете нанести человеку увечья. Все зависит от того, как их применить.

Чем НЛП может помочь именно вам стать более эффективными

Как уже было сказано выше, НЛП акцентирует внимание, прежде всего, на практическом аспекте и дает ответы на множество неудобных вопросов.

  • Как правильно простроить стратегию переговоров?
  • Убедительно и аргументированно сформулировать свою мысль?

У человека, практикующего эти техники, меняется и внутренний мир и система внешних взаимодействий. Отношения с другими людьми становятся более прозрачными и гармоничными, благодаря чему удается решить большое количество проблем, мешающих жить.

Итак НЛП помогает:

  1. научиться «считывать» собеседника, используя невербальные источники информации;
  2. избавляться от чужого влияния, пресекать или трансформировать его направленность;
  3. сформировать и развить дар убеждения;
  4. достигать взаимопонимания с другими людьми;
  5. наладить отношения с близкими, с подчиненными, со случайной аудиторией;
  6. освоить новые навыки и усовершенствовать имеющиеся;
  7. увеличить КПД своих действий;
  8. избавиться от вредных и приобрести полезные привычки;
  9. трансформировать мировосприятие и повысить самооценку;
  10. эффективно распределять время;
  11. сформировать или укрепить ощущение внутренней радости удовольствия.

А знаете ли вы, что использование практик нейролингвистического программирования позволяет самостоятельно прокачать харизму? О том, «Как стать харизматичным человеком на фоне 90% людей» мы уже говорили.

Заключение

НЛП дает много инструментов для саморазвития. С его помощью можно сформировать нужные установки и достигнуть успеха в  тех областях, где вы считаете, что недостаточно сильны.

Самое замечательное, что осваивать  НЛП интересно и весело, так как результаты видны практически сразу.

Также существует множество техник использования данного метода, от сложных околонаучных до простых, доступных простому обывателю. Если Вам интересна данная модель саморазвития, то напишите в комментариях. И я раскрою этот вопрос более подробно в следующих статьях.

Не забывайте подписываться на обновления, что бы не пропустить важных новостей. Также можете вступить в группы, там я выкладываю лучшие выдержки из всех выпущенных статей.

P.S. Кнопки соц. сетей находятся справа и внизу

Познавайте новое, друзья. Пока, пока

 

 

qvilon.ru

НЛП среди других направлений практической психологии

Как направление в практической психологии, НЛП имеет много общих черт с другими популярными направлениями (Гештальт, Психоанализ, Разумный путь, Синтон, Соционика, Трансактный анализ). Основные черты данного направления:

  • НЛП применяется в самых различных областях: психотерапии, рекламе, спорте, личностном росте, коучинге и т.д. Курс обучения (формат: НЛП-интенсив​ и НЛП-регулярный​) включает в себя востребованные темы и ориентирован на практическое применение навыков НЛП в различных областях жизни. (Уникальная характеристика).
  • В любой области НЛП в первую очередь моделирует мастерство, детально изучая структуру поведения (в том числе внутреннего поведения) уже успешных людей. В области психотерапии НЛП моделирует работу лучших психотерапевтов, в области рекламы — моделирует работу лучших рекламистов. (Аналогично — Синтон и многие современные тренеры любого психологического направления).
  • НЛП мало интересуется прошлым субъективным опытом клиента, он не ищет причины в прошлом, а изучает способ восприятия и на этой основе строит настоящее и будущее. (Аналогично — Синтон, сильное отличие от всех Психоанализа, Гештальта, Дианетики).
  • НЛП ориентирован прежде всего не на объяснение, а изменение. Не почему, а КАК. НЛП интересуется теориями ровно настолько, насколько это необходимо для практики, подчеркивая при этом, что эти теории для него — не истина, а только рабочие модели. Не более, чем рабочие модели. Традиционная позиция НЛП: «Все, что мы вам рассказываем, это неправда. Дело только в том, что это работает». Задача НЛП — реальные личностные изменения. (Синтон — близкая позиция. Сильное отличие от Соционики, Разумного пути и Психоанализа).
  • НЛП в первую очередь технология, прежде всего — инструментальный, а не ценностный подход. НЛП не рассказывает, как жить правильно, не решает вопросы смысла жизни или переустройства общества. Клиенты приходят со своими проблемами — НЛП переформулирует это в задачи и помогает в решении, отсекая только неэкологичные вырианты. (В отличие от Синтона, где активно обсуждаются вопросы ценностей, смыслов и направления жизни)
  • В НЛП вообще нет понятия «правильного человека», при чем как на уровне ценностей, так и на уровне поведенческих стратегий. В НЛП не используется понятия «поведение правильно» или «неадаптивное поведение». Есть поведение более или менее подходящее под контекст. И задача — дать возможность человеку подобрать более подходящее (эффективное, экологичное, надежное, доступное). При этом можно в большей степени фокусироваться на нежелательном поведении и его коррекции, так и на новых выборах поведения. Вопрос только в наиболее подходящем варианте для данного человека в данном контексте.
  • Утверждая позитивность человеческих намерений, НЛП скорее верит в человека. (Близко Гуманистической психологии и Синтону, серьезное отличие от психоанализа. Смотри Вера в человека и направления практической психологии)

Техники НЛП

​Как совокупность психологических техник, НЛП:

  • работает как с бессознательным, так и с сознанием; много и подробно работает со структурой субъективного опыта;
  • использует сенсорно-обоснованное описание субъективного опыта.
  • опирается на сенсорно очевидные признаки при коммуникации и изменении;
  • обращает большее внимание на форму, а не на содержание;
  • использует преимущественно трансовое (измененнное) состояние психики клиента во время реализации своих техник. (Аналоги, хотя и не совсем близкие — одитинг в Дианетике).
  • использует пошаговое описание процедур изменения. НЛП во многом — язык конкретного описания. Оно отличается «техничной» терминологией в противовес принятой в большинстве ранних психологических школ «абстрактной» манере. (Уникальная характеристика, близко только в Синтоне).
  • ищет и разрабатывает преимущественно быстро работающие техники. (В отличие от Психоанализа, ориентированного на длительную работу).
  • НЛП принципиально наукообразен и серьезен. Если что-то можно описать понятно, а можно научно, в НЛП это опишут обязательно научно. Солнышко в Синтоне — это состояние, когда человек светится радостью и заряжает радостью окружающих. Солнышко на языке НЛП — ресурсное состояние, визуально калибруемое как метасообщение хорошего настроения.

Существует исторически сложившееся поле, которые по традиции считается полем НЛП. Глазодвигательные реакции, логические уровни, договор с бессознательным, рефрейминг, якорение — когда специалисты это слышат, они уверенно говорят: «Это НЛП».

Представление о «правильном» в НЛП и других подходах

Многие направления практической психологии не моделируют мастерство, а строят модель «правильного человека» на основе базовых теоретических предположений. Как в «Синтоне», «Разумном пути», «Гештальте», «Холодинамике» и т.д. В НЛП же берется уже в нужной области успешный человек и исследуются структура его мастерства. То бишь выясняется, что нужно добавить не-мастеру, чтобы он стал мастером. При этом в НЛП вообще нет понятия «правильного человека», при чем как на уровне ценностей, так и на уровне поведенческих стратегий.

Где можно пройти обучение НЛП в Москве? В тренинг-центре Синтон:

www.psychologos.ru

что это? НЛП: тренинг, книги, обучение

Многим знакома такая аббревиатура, как НЛП. Что это такое, знают далеко не все. Прочитав эту статью, вы познакомитесь с этой областью психологии, получившей сегодня большую известность. Нейролингвистичечкое программирование — вот как расшифровывается НЛП.

Что это такое? Кратко можно ответить на этот вопрос следующим образом: это область психологии, которая изучает структуру субъективного человеческого опыта, а также разрабатывает язык его описания, занимается раскрытием способов моделирования и механизмов этого опыта для совершенствования его и передачи другим людям выявленных моделей. Сначала НЛП называлось «метазнание». Другими словами, это наука об устройстве нашего опыта и знаний.

Подробно о названии

Первая часть в названии «НЛП» («нейро») отражает то, что следует понимать как «языки мозга» для описания человеческого опыта. Это нейрологические процессы, отвечающие за переработку, хранение и передачу информации. НЛП дает возможность понимать то, как устроено внутреннее восприятие. Вторая часть — «лингвистическое» — указывает на важное значение, которое имеет язык в описании особенностей поведения и механизмов мышления, а также в организации различных процессов коммуникации. Заключительная часть — «программирование» — подчеркивает, что поведенческие и мыслительные процессы обладают системностью: в переводе с греческого языка «программа» означает «последовательность шагов, которые направлены на достижение того или иного результата».

Следовательно, название в целом отражает то, что НЛП относится к субъективному человеческому опыту и к жизни людей как к процессам системным, обладающим собственной структурой. Благодаря этому становится возможным изучение их, а также выявление самого успешного опыта, который мы обычно называем талантом, интуицией, природной одаренностью и т. д.

Целостный подход в теории НЛП

Что это за область психологии, вы теперь знаете. Отметим основные ее особенности. Можно рассматривать НЛП в качестве научной области знаний, и даже как искусство, так как его можно представить на уровне практических технологий и инструментов, а также на уровне духовности. В основе его лежит целостный подход к изучению опыта человека, основывающийся на концепции единства духа, тела и разума.

Авторы НЛП и исследования, на которые они опирались

НЛП родилось в результате междисциплинарного взаимодействия различных исследователей, которые изучали опыт работы таких великих психотерапевтов, как Вирджиния Сатир, Фриц Перлз, Милтон Эриксон. Его основателями считаются профессиональный лингвист Джон Гриндер и психолог и математик Ричард Бэндлер. Кроме того, к соавторам НЛП можно отнести Джудит Делозье, Лесли Кэмерон, Роберта Дилтса, Дэвида Гордона, Фрэнка Пьюселика. Сегодня эта область активно развивается и дополняется новыми разработками. Постоянно растет круг ее соавторов.

НЛП в качестве интегративной самостоятельной области знаний выросло из моделей практической психологии, при этом вобрав в себя все лучшее с практической точки зрения. Оно было поначалу весьма эклектичным, однако со временем обзавелось мощной методологией, основанной во многом на эпистемологии Г. Бэйтсона, работах по теории коммуникации, экологии разума. Кроме того, была использована теория логических типов Б. Рассела, ставшая прообразом логических уровней в НЛП. Что это такое, вы узнаете, обратившись к книгам по НЛП.

На первом этапе своего развития оно начиналось с моделирования Фрица Перлза. Этот человек является основателем гештальт-терапии. Моделирование было осуществлено с учетом всех важнейших принципов и подходов гештальт-психологии. Именно поэтому то, как смотрит НЛП на мыслительные и поведенческие шаблоны, связано во многом с гештальт-методом. Второй «моделью», которая была использована, являются особые лингвистические паттерны, создающие трансовые состояние разной глубины. Их использовал в работе Милтон Эриксон, известный гиптотерапевт. Джон Гриндер, опираясь на труды Ноама Хомского, достиг в лингвистике докторской степени. Поэтому становится понятно, почему лингвистику также следует отнести к научным корням НЛП. Авторы его исходили из идеи о том, что в лингвистических структурах и в речи отражен субъективный опыт, его внутренние процессы.

К научным основам НЛП, кроме всего прочего, можно отнести также разработки поведенческой психологии. Ее основателем является А.П. Павлов, русский академик. В особенности важным являются открытия в области условной рефлекторной деятельности. Авторы НЛП свое внимание сфокусировали не на механизме рефлексов, а на различии между безусловными и условными, на изучении триггеров (внешних стимулов), запускающих конкретный рефлекс. Эта тема в НЛП называется «якорение».

НЛП — способ манипулирования?

НЛП сегодня приобрело большую известность. Изучить некоторые технологии и приемы можно довольно быстро и почти сразу же почувствовать практическую пользу. К сожалению, в СМИ иногда отдельные люди говорят о том, что НЛП — способ манипулирования. Однако на самом деле это просто набор приемов и методик описания, что-то вроде алфавита, который помогает передавать знания. НЛП, как и любой другой инструмент, можно использовать как на пользу, так и во вред. Столетиями манипуляторы совершенствовали свои навыки, еще задолго до того, как возникли методики НЛП. Поэтому неправильно связывать эти явления.

Чему можно научиться, овладев этими методиками?

Прежде всего, вы научитесь лучше понимать других, их потребности и нужды, сможете четко доносить свои мысли до собеседника. Человек зачастую не способен внятно и четко выразить то, что хотел бы сказать. Вы научитесь правильно задавать вопросы, что поможет другому прояснить свои мысли, структурировать идеи, а также существенно сэкономить силы и время.

Отметим, что НЛП — сугубо практическая вещь. Ему следует обучаться, отрабатывая навыки и сразу же применяя их в деле. Изучение на практике и по книгам — это все равно что сравнивать человека, который может разговаривать свободно на иностранном языке, с тем, который может переводить лишь со словарем.

Почему люди посещают тренинги НЛП?

Кроме отработки практических навыков, вас ждет знакомство с множеством интересных людей. Вы сможете, совместно выполняя упражнения, не только пообщаться в непринужденной обстановке, но также и завязать знакомства, увидеть себя со стороны, а также отметить в других свои собственные ошибки или моменты, с которыми вам уже удалось справиться. НЛП-тренинг обычно проходит довольно весело. Значительная часть времени уделяется не лекциям, а отработке на практике знаний и умений, которые изучаются.

Кроме познавательных задач, в процессе тренинга решаются и другие — провести время с пользой и интересно, разобраться в себе, во взаимоотношениях с другими людьми, поставить цели на будущее, решить сложные задачи, стоящие перед участниками тренинга. Все вместе это можно определить термином «личностный рост».

Продолжительность и специфика тренингов

Обычно НЛП-тренинг стоит недорого. Однако у него имеется специфика — если серьезно изучать его для того, чтобы впоследствии суметь свободно применять его элементы, процессу отработки навыков необходимо уделить довольно длительное время. Поэтому минимальное время сертификационного курса составляет 21 день. Занятия обычно проводятся раз в месяц по выходным и длятся в течение 8-ми месяцев.

Практическая польза

НЛП-программирование может помочь вам в различных сферах жизни. Например, начиная разговор, люди нередко не осознают то, что они хотят получить в результате него. Многих проблем избежать довольно просто, если постоянно помнить о цели общения. Это не позволит вам совершить обидных ошибок. Какие еще можно отметить правила НЛП на каждый день? Подумайте, прежде чем начать разговор, для чего он нужен вам, какая цель стоит перед вами, понимает ли собеседник вашу позицию, какие у него могут быть доводы. Люди порой настолько увлекаются самим процессом спора, что могут забыть обо всем, включая и возможные последствия. Умение контролировать эмоции и вовремя останавливаться — еще один полезный навык из тех, что дает НЛП-программирование.

Применение техники «якорения»

Для управления своим эмоциональным состоянием можно применять технику, которая называется «якорение». С ее помощью вы можете заранее подготовиться к сложному и неприятному разговору, при этом сохранив позитивное состояние. Также вы научитесь изменять автоматические реакции на раздражающие вас факторы, используя НЛП. Практика эта довольно простая, однако осваивать якорение лучше на тренинге или в жизни, а не теоретически. В письменном изложении то, что легко было бы продемонстрировать, может вызывать недопонимание и сомнения.

Якорение — создание связи между определенным событием и тем, что связано с ним. Корабль неподвижно удерживается с помощью якоря. Точно также и психологический якорь вызывает соответствующую связь — изменяется физическое или эмоциональное состояние человека, или же мы вспоминаем по ассоциации какую-то прошлую ситуацию. Это правило НЛП хорошо работает.

Неосознанными якорями, например, может быть «счастливая» одежда, запах любимых духов, фотографии и др. Чтобы создать якорь на спокойное и позитивное состояние, можно, к примеру, использовать фотографию места, где вы когда-то были счастливы. Также можно применять особые слова или жесты, которые можно будет повторять мысленно в трудную минуту. Это, например, слова: «Я спокоен». Важно, чтобы в них не было отрицания, а также двойных смыслов. Все эти и многие другие приемы вы будете отрабатывать на тренинге НЛП. Практика эта уже помогла многим людям со всего мира.

НЛП сегодня

Развивая и интегрируя самые эффективные технологии и модели, НЛП сегодня получило широкое применение в обучении, коммуникации, творчестве, искусстве, бизнесе, терапии и организационном консультировании, то есть везде, где задействованы наиболее эффективно ресурсы человеческого поведения и мышления. НЛП сегодня — прежде всего методология, позволяющая успешно обслуживать различные области прогресса человечества.

В настоящее время в большинстве стран получило широкое распространение НЛП. Лучшее из него используется многими на практике, поэтому возникла необходимость обучения. В США, например, существует около 100 организаций, связанных с ним, в Германии — около 70-ти крупных институтов и центров, занимающихся разработками и исследованиями на его основе в различных областях. Это направление психологии в Россию пришло недавно и пока не является частью формального образования. Однако обучение НЛП осуществляется как спецкурс по практической психологии во многих институтах и университетах. НЛП сегодня доступно в большей степени в нашей стране в образовательных центрах, а также фирмах, применяющих его (НЛП-консалтинг).

НЛП: книги

Безусловно, одной из самых популярных книг является «Из лягушек в принцы» (Р. Бендлер, Д. Гриндер). Она рекомендована всем, в особенности хороша на начальных этапах изучения. Еще одна полезная книга — «Мастерство коммуникации» (А. Любимов). Все объяснено доступно и понятно: врата сортировки, подстройка, мета-сообщение и другие термины НЛП. Книги этой будет достаточно для обучения основам данной области. Вам могут пригодиться также и другие труды. В книге Горина С.А. «А вы пробовали гипноз?» вы найдете отличные описания техник наведения эриксоновского гипноза и транса. Весьма популярна сегодня также книга «НЛП для счастливой любви». Автор ее — Ева Бергер. «НЛП для счастливой любви» пригодится тем, кто хочет найти вторую половинку и долго и счастливо жить вместе.

fb.ru

Нейролингвистическое программирование — Традиция

Нейролингвистическое программирование (англ. Neuro-linguistic programming, «нейро-лингвистическое программирование», НЛП) — комплекс техник, аксиом и убеждений, применяемых как подход к личностному развитию.

Общие сведения[править]

Основы НЛП были разработаны около 1973 года Ричардом Бэндлером, тогда студентом, и Джоном Гриндером, профессором лингвистики, в сотрудничестве с известным учёным Грегори Бейтсоном. Термин «нейролингвистическое программирование» отсылает к комплексу моделей и принципов, предназначенных для исследования того, как разум и нейрология («нейро»), языковые паттерны («лингвистическое») организации восприятия и познавательных способностей человека в систематических паттернах («программирование») взаимодействуют при конструировании субъективной реальности и человеческого поведения. Объектом изучения раннего НЛП были методы использования языка и техники выдающихся психотерапевтов, специалистов в области гипнотерапии, гештальт-терапии и психологии семьи. Полученные знания были адаптированы к области повседнедневного общения.

Основываясь на «языковых паттернах» (стереотипах) и сигналах тела (жесты, мимика), собранных экспертными методами во время наблюдений нескольких психотерапевтов[1], практикующие нейролингвистическое программирование считают, что наша субъективная реальность определяет убеждения, восприятие и поведение, и, следовательно, возможно проводить изменения поведения, трансформировать убеждения и лечить травмы.[1][2][3] Техники, выработанные на основе данных наблюдений, своими создателями описывались как «терапевтическая магия», тогда как само НЛП описывалось как «исследование структуры субъективного опыта».[4][5] Эти утверждения основываются на принципе, что любое поведение (будь то самое совершенное или дисфункциональное) не проявляется случайно, но имеет структуру, которую возможно понять.[3][6] НЛП применяется в целом ряде сфер деятельности: продажи, психотерапия, коммуникация, образование, коучинг, спорт, управление бизнесом, межличностные отношения, а также в духовных движениях и при соблазнении. НЛП обвиняют в противоречивости, а также иногда критикуют за недоказанность и псевдонаучность[7] те, кто следит за случаями мошенничества, содержащими преувеличения заявлениями и неэтическими практиками.[8] Как среди практиков, так и среди скептически настроенных людей существует значительное разнообразие мнений относительно того, что следует считать НЛП, а что не следует.

Философская база[править]

НЛП иногда определяют как эмпирическую эпистемологию. Последнее означает, что оно основывается на личном опыте и наблюдениях. НЛП эклектично и фокусируется на вопросе «что работает». По этому вопросу Дракмэн отмечает[9]:

Система эта была разработана при ответе на вопрос, почему определённые психотерапевты так эффективно взаимодействуют со своими клиентами. Вместо того, чтобы исследовать данный вопрос с точки зрения психотерапевтической теории и практики, Бэндлер и Гриндер обратились к анализу того, что делали эти психотерапевты на наблюдаемом уровне, категоризировали это и применяли категории в виде общих моделей межличностного влияния. НЛП пытается научить людей наблюдать, делать предположения и реагировать на людей так же, как те три крайне эффективных психотерапевта.

Многие сторонники НЛП считают, что оно ближе к технологии, чем науке, и зачастую относят его к подобию инженерии, поскольку НЛП пытается ответить на вопрос «что работает?», а не на вопрос «что истинно?». Они бы сказали, что стремятся создавать практические модели и удобные подходы.

Первые разработчики заявляли о своей незаинтересованности в теории, и в НЛП рекомендуется концентрироваться на том, «что работает». Однако некоторые практики создают и развивают собственные теории, стоящие за НЛП, основываясь на синтезе нейролингвистического программирования с другими личностными, нью-эйджевскими, психологическими и/или нейрологическими концепциями. Некоторые тренеры обучают этим теориям в рамках НЛП.

На тренингах НЛП обучают наблюдать тонкие вербальные и невербальные сигналы, и подразумевается, что не может быть никакой определённости в работе какого-либо метода, а поведенческая гибкость рассматривается в качестве ключа к успеху.

Область применения НЛП[править]

Несмотря на популярность, НЛП продолжает быть противоречивым, в частности, в терапии. Даже после трёх десятилетий существования НЛП не имеет научного обоснования. НЛП критикуется за отсутствие определяющих и регулирующих институтов для выработки общих стандартов и профессиональной этики.

Основной областью применения НЛП считается психотерапия, однако техники НЛП применяют в менеджменте, рекламе, продажах, личном и корпоративном консультировании, пропаганде.

Первоначальной областью применения нейролингвистического программирования была сфера языковых и коммуникативных явлений в психотерапевтическом процессе. НЛП обучает тому, что наш опыт формируется из ощущений, сенсорных репрезентаций и нейрологических и физиологических особенностей человека. В НЛП не ставится ограничений относительно того, что может быть передано в рамках или посредством сенсорных систем, допускается возможность синтестезии, иными словами переживания одной формы ощущений внутри другой сенсорной системы. Таким образом, в НЛП считается, что допустимо и логично исследовать сам субъективный опыт человека. Следствием данного факта стала широкая вариация явлений, в которых применяется НЛП. Среди них:

  • Повседневные коммуникативные ситуации: например, ведение переговоров и система коммуникации «родитель—ребёнок».
  • Психологические явления: например, фобии и возрастная регрессия.
  • Медицинские явления: например, контроль над болевыми ощущениями или влияние на состояние здоровья/нездоровья.
  • Проявления бессознательных феноменов: например, постгипнотическая суггестия, коммуникация на уровне бессознательных процессов, погружение в транс и утилизация внешних сигналов, изменение перцептивного ряда.
  • Работа с известными духовными переживаниями и состояниями: например, медитация и просветление.
  • Исследование субъективных парапсихологических явлений: например, экстрасенсорное восприятие.
  • Изменение устоявшихся стереотипов поведенческих реакций: например, резкое изменение стиля жизни, критериев и ценностей или нахождение сексуальных партнёров.
  • Ситуации ведения бизнеса: например, продажи и тренинг персонала.
  • Разделение целостных поведенческих стратегий на компоненты для их аналитического исследования.
  • Моделирование известных и/или Эффективных личностей: то есть субъективная самоидентификация с тем, каким мог бы быть опыт жизни в качестве таких людей, и проведение детализированных суггестивных влияний на глубинные способы мышления с основанием на доступных наблюдению свидетельствах, что позволяет «копировать» в различной степени подробности манеру поведения и внешне проявляемый стиль жизни моделируемых личностей.
  • Развитие и систематизация более эффективных и разнообразных подходов при работе с ситуациями общения, убеждениями и субъективной реальностью человека.

Цели применения НЛП[править]

НЛП используется для обретения и применения эффективных способов изменения своего поведения, психоэмоционального состояния и мировосприятия в целом. По замыслу его создателей, оно предназначено для того, чтобы предоставить практику нейролингвистического программирования комплекс убеждений и приёмов работы с собой и другими людьми для оптимального и эффективного выполнения задач самого разного масштаба и индивидуальной значимости — от успешного совершения повседневных поведенческих актов до определения своих целей в весьма долгосрочной перспективе.

В нейролингвистическом программировании интерес представляет то, как отдельный человек мыслит и переживает окружающий мир. При этом в НЛП стараются предоставить в качестве инструментов набор пресуппозиций, или основных убеждений, в которые, по мнению создателей НЛП, полезно поверить. При этом, учитывая направленность на субъективный опыт, акцент делается на том, какие убеждения для человека именно «субъективно полезны», а не какие и в какой мере соответствуют «истине».

Концепции и методики[править]

Согласно Роберту Дилтсу, «НЛП имеет теоретическую основу в нейрологии, психофизиологии, лингвистике, кибернетике и теории коммуникации». [10] Философской основой НЛП по его мнению является Структурализм. Другие сторонники НЛП считают, что оно основывается не на теории, а на моделировании. В целом, практики НЛП более заинтересованы в том, что эффективно, а не в том, что истинно.[5]

Пресуппозиции[править]

Пресуппозиции в нейролингвистическом программировании означают набор когнитивных представлений, используемых как инструмент, облегчающий, по мнению создателей НЛП, достижения желаемых эффектов от техник и приемов реорганизации паттернов (шаблонов) внимания. В незначительно различающихся формулировках и классификациях базовые пресуппозиции используются во всех школах НЛП. В числе таких пресуппозиций:

  • Карта не территория. Мир, который мы воспринимаем, не то же самое, что объективно существующий мир. (автор тезиса философ Альфред Коржибски).
  • В каждый момент человек совершает лучший выбор из доступных ему при выборе. (здесь и далее в пресуппозициях, за редким исключением, используются тезисы научной модели Т. О. Т. Е. ( Прибрам , Галантер и др. о кибернетичекой регуляции в нервной системе)
  • Разум и тело — элементы единой кибернетической системы. Изменение в одной части несёт за собой изменение в другой.
  • Модель мира другого человека может в корне отличаться от моей. Модель мира каждого человека уникальнa, и все субъективные модели одинаково верны (или неверны).
  • Смысл коммуникации заключается в реакции, которую она вызывает.
  • За любым поведением стоит исходно позитивное намерение.
  • Вселенная сфера дружественная и изобильна ресурсами.
  • У людей уже есть все необходимые им ресурсы для удовлетворения всех своих намерений
  • Нет неудач, есть только обратная связь.
  • Человек — не его поведение.
  • И др.

Экология[править]

Экология в НЛП занимается отношениями клиента к своему естественному, социальному и искусственному окружению, чтобы ответить на вопрос, как та или иная цель или изменение повлияет на эти отношения и окружение. Это рамки, в пределах которых проверяется влияние желаемого результата на жизнь и отношения клиента. В случае если какое-либо действие является для клиента губительным либо подчинающим его волю и сознание настолько что человек не может сам вернутся в исходное состояние то это действие считается неэкологичным и не имеет места быть применённым. Однако в случае если эти действия не запрещены законом страны то действие посути не является запрещённым и применять его или нет зависит только от самого человека, применяющего эту технику

Моделирование[править]

Целью моделирования является отслеживание поведения профессионала и перенос его на другого человека. Теория НЛП, стоящая за моделированием, не утверждает, что каждый может быть Эйнштейном, а скорее говорит о том, что «ноу-хау» возможно отделить от человека, описать и передать опытным путем и что способность к воспроизведению навыка может являться предметом переноса в собственную структуру моделирующего, которая может меняться и улучшаться по мере практики. Это часто интерпретируют как показатель «неограниченного потенциала», потому что способность человека к изменениям ограничена лишь изменением технологии, имеющейся в распоряжении данного человека.

Моделирование включает в себя пристальное наблюдение, обсуждение, имитирование и воспроизведение многих различных аспектов мыслей, чувств, убеждений и поведения моделируемого (то есть действуя «как если бы» моделирующий является профессионалом) пока моделирующий не сможет воспроизводить их с определенным постоянством и точностью.

Другие концепции[править]

Кибернетическая модель регуляции Нервной деятельности[править]

Это фундаментальные основы ментальных и поведенческих стратегий (Миллер, Галантер и Прибрам. «Планы и структура поведения», 1960).

Латерализация мозга[править]

Концепция функциональной асимметрии полушарий («латерализация мозга») используется в качестве одного из источников для базового предположения НЛП о том, что глазодвигательные сигналы (и иногда жесты) связаны с визуальной/аудиальной/кинестетической репрезентативной системами и определёнными зонами мозга.[11] Например, согласно одной из теорий функциональной асимметрии[12] , левая сторона считается более логическо-аналитической, а правая — более креативно-творческой[13], и зоны мозга, как считается, специализируются на выполнении определённых функций, например, связанных с математикой и речью.

Management by Objectives, МВО (управление по результатам)[править]

Система управления на основе целевых показателей или управлением через оценку эффективности. Впервые описана эта система была Питером Друккером в 1954 году в его книге «Практика Управления». Взятая из научных моделей управления S.M.A.R.T. — модель легла в основу концепции Четко Сформулированного Результата.

Теория Условных рефлексов (Павлов, Иван Петрович)[править]

Фундаментальнные основы Высшей нервной деятельности

Математические теории и решения[править]

При экспертной оценке эффективного поведения в НЛП применяются вводные решения по: — Моделированию в рамках нечетких множеств — Прямоугольная система координат на плоскости Рене Декарта — Шкалирование множеств при экспертной оценке и др.

История развития[править]

Нейролингвистическое программирование разрабатывалось совместно Ричардом Бэндлером и Джоном Гриндером под попечительством антрополога, социального учёного, лингвиста и кибернетика Грегори Бейтсона в Калифорнийском университете, Санта-Круз, в 1960-е и 1970-е годы. Бейтсон и Гриндер с Бендлером делили вместе жилплощадь в горах.[14]

Будучи изначально лишь исследованием того, каким образом лучшие в своей сфере психотерапевты достигали высоких результатов, оно переросло в самостоятельную область и методологию, основанную на навыке моделирования как идентификации и перенимания аспектов поведения других людей и способов мышления, приведших их к достижениям в своей сфере. Не имело значения, понимает ли клиент суть проблемы, скорее вопрос состоял в том, чтобы найти людей, которые получили успешный результат, и понять, как именно они этого достигли.

Первые три человека, которых моделировали Гриндер и Бэндлер, были Фриц Пёрлз (Гештальт-терапия), Вирджиния Сатир (семейная терапия) и Милтон Эриксон (эриксоновский гипноз).[15] Эти люди считались весьма компетентными в своих областях, и постоянные паттерны и подходы, используемые ими, легли в основу НЛП. Бэндлер и Гриндер проанализировали речевые паттерны, тон голоса, выбор слов, жестикуляцию, позы и движения глаз этих людей и соотнесли полученную информацию со внутренними мыслительными процессами каждого участника. Это был первый проект по тому, что получило название «моделирование». Результаты этих исследований были широко использованы и интегрированы во многие другие области, от здравоохранения до гипнотерапии и коачинга.

В 1960-е и 1970-е общая семантика повлияла на несколько философских школ, что привело к возникновению движения человеческого потенциала и сообществ, адаптировавших идеи философии New Age. Семинары, посвящённые исследованию человеческого потенциала, как, например, в калифорнийском Эсалене, стали привлекать всё больше людей. Нейролингвистическое программирование вначале привлекало в большей степени психотерапевтов, но затем внимание на него обратили бизнесмены, продавцы, художники, а также члены движения New Age.[16] Впоследствии в развитие НЛП значительный вклад внесли такие личности, как Джудит Делозье, Роберт Дилтс и Дэвид Гордон, а семинары Бэндлера и Гриндера были скомпилированы в книгу «Из лягушек в принцы», одну из самых популярных книг по НЛП сегодня.[17]

Большинство техник, обычно объединяемых под названием НЛП, можно найти в самых первых работах основателей нейролингвистического программирования и группы единомышленников, окружавших их в 1970-е годы. Бэндлер и Гриндер для обучения избрали метод погружения, пытаясь понять, как ощущали себя и воспринимали мир некоторые люди, представляя себя на их месте и действуя, как они. Они имитировали этих людей, не заботясь о понимании. Данный подход повлиял на всю их дальнейшую работу по совершению изменений.

Первая опубликованная ими модель — метамодель — стала подходом к проведению изменений, основанным на реагировании на синтаксические элементы языка клиента, которые дают информацию о пределах клиентской модели мира. Грегори Бейтсон, написавший предисловие к первой книге по НЛП, был впечатлён первыми результатами НЛП и представил Бэндлера и Гриндера Милтону Эриксону. Бейтсон оказал значительное влияние на развитие стоявших за НЛП людей и предоставил многие теоретические предпосылки для данной области.

Бэндлер и Гриндер погрузились в мир Милтона Эриксона и получили полный доступ к его работам, они разработали и опубликовали Милтон-модель, основываясь на гипнотическом языке Эриксона, терапевтических метафорах и других поведенческих паттернов, таких как подстройка и ведение при создании раппорта. Вместе с Эриксоном они разделяли идею, что внимание сознания обычно ограничено и, тем самым, пытались привлечь внимание бессознательного разума путём применения метафор и других гипнотических речевых паттернов.[18] Другие концепции и идеи относительно сознательного и бессознательного разума также сформулированы под влиянием Эриксона:

Он не транслирует бессознательную коммуникацию в сознательную форму. Что бы пациент ни говорил в метафорической форме, Эриксон отвечает тем же самым. Притчами, межличностным взаимодействием, директивами — он работает в рамках метафоры, чтобы обеспечить изменение. Кажется, он чувствует, что глубины и стремительности такого изменения может не произойти, если человек испытывает трансляцию коммуникации. [19]

Первая группа разработчиков НЛП сделала наблюдение, что люди, как правило, выдают информацию о бессознательной обработке информации в глазодвигательных паттернах, а также в изменениях позы тела, жестов, речи, дыхания. Была обнаружена связь между этими изменениями и сенсорно окрашенным языком: «Я чётко вижу, что…», «я слышу, что вы говорите» или «давай удерживать контакт».[5][20] Данные наблюдения легли в основу модели репрезентативных систем, что, в свою очередь, открыло путь к разработке подходов по фиксированию стратегий успешных людей и клиентов в психотерапевтических контекстах. Например, работа с фобиями включает в себя визуально-кинестетическую диссоциацию, которая, как предполагается, уменьшает негативные ощущения, ассоциирующиеся с травматическими событиями[1][21], и изменение субмодальностей, что включает в себя изменение репрезентаций памяти — например, размера, яркости, подвижности внутренних образов — с целью изменения поведения.[22][23] Имея возможность подмечать невербальные сигналы, указывающие на внутреннюю обработку информации, они смогли сконцентрировать внимание на структуре паттерна, а не личном содержании переживаний клиента. Другие методы осуществления изменения включают в себя якорение, то есть процесс извлечения ресурсных, или положительных для человека, воспоминаний, с целью привлечь его в последующие контексты.

Разработчики НЛП опубликовали целый ряд убеждений и пресуппозиций, которым до сих пор обучают на НЛП-тренингах. Они были созданы для того, чтобы объединить некоторые паттерны, демонстрировавшиеся успешными психотерапевтами и профессионалами в области коммуникаций. Большинство из них происходят из идеи Альфреда Коржибски и Грегори Бейтсона относительно того, что карта не есть территория, множественные описания действительности обеспечивают возможность выбора и гибкость, что позволяет эффективно организовать личные ресурсы (состояния, цели и убеждения), чтобы изменить себя и получить желаемый результат.[1] Даже кажущееся отрицательным поведение рассматривается в НЛП как попытка осуществить позитивное намерение (которое вполне может и не осознаваться). Пресуппозиции эти могут не быть истинны, но в контекстах изменения полезно действовать, как если бы они оказались верны. Последняя пресуппозиция подразумевает, к примеру, что поведение, демонстрируемое любым человеком, представляет собой лучший выбор из всех доступных ему в данный момент.[1][2] Все эти методы и техники (якорение, репрезентативные системы) требуют сильно развитого навыка сенсорной наблюдательности и калибровки, считающиеся необходимым условием для применения какой-либо из этих моделей. Некоторые пресуппозиции НЛП, такие, как «нет неудачи, есть только обратная связь» (Уильям Росс Эшби), имеют прямое отношение к теории информации и значимости петель обратной связи для научения.[3] Другая идея заключается в том, что смысл коммуникации состоит в реакции, которую она производит.[1]

В начале 1980-х Бэндлер и Гриндер разошлись, началась серия судебных процессов на тему авторских прав на брэнд «NLP», что вызвало появление множества альтернативных названий. В течение 1990-х в некоторых странах (например, Великобритания) был предпринят ряд попыток привести НЛП к более формальному и регулируемому основанию. Около 2001 года история с судебными исками была завершена.

Источник названия[править]

Разработчики НЛП, Ричард Бэндлер и Джон Гриндер, объясняют, что в нейролингвистическом программировании воплощены идеи Коржибски относительно того, что наши карты, или модели, мира являются искажёнными репрезентациями ввиду особенностей нейрологического функционирования и ограничений, связанных с ним. «Информация о мире получается рецепторами пяти чувств и затем подвергается различным нейрологическим трансформациям и лингвистическим трансформациям даже до того, как мы впервые получаем доступ к этой информации, что означает, что мы никогда не переживаем на опыте объективную реальность, не изменённую нашим языком и нейрологией».[24]

Альтернативные названия[править]

Также иногда приёмы нейролингвистического программирования адаптируются под другими именами, не связанными с НЛП.

Некорректное использование названия[править]

Отдельные тренеры иногда предлагают и разрабатывают свои собственные методы, концепции и лейблы под брэндом «НЛП»[8]. Более того, многие организации, называя себя «Центрами НЛП», зачастую нарушают основные принципы направления; в частности, декларируют, что НЛП — это наука.

Противоречия и критика[править]

Общая критика[править]

В академических кругах мнение об НЛП разделилось: существует ряд сторонников и противников НЛП. Нейролингвистическое программирование подвергается резкой критике со стороны некоторых клинических психологов, специалистов по менеджменту, лингвистов и психотерапевтов. Различными людьми поднимаются вопросы о неэффективности практик НЛП, неэтичности использования НЛП, НЛП как психокульте, преувеличенных и ложных заявлениях сторонников НЛП (см. раздел «Критика» в конце статьи). В России некоторые церковные деятели считают, что использование НЛП неприемлемо в рамках Православия.[25]

Возможно, обвинения в том, что НЛП представляет собой психокульт[Источник?] связаны с тем, что приёмы нейролингвистического программирования используются в некоторых сектах и религиозных культах для обращения людей и их последующего контроля.[26] Помимо этого, нейролингвистическое программирование рассматривается некоторыми исследователями в контексте психокультов и альтернативных религий в связи с тем, что корни НЛП можно найти в движении за человеческий потенциал. В книге Стивена Ханта «Alternative Religions: A Sociological Introduction» обсуждается наличие религиозного аспекта в движении НЛП:

Альтернативой саентологии является нейро-лингвистическое [программирование] (НЛП), хотя, как и в других случаях, рассмотренных ниже, в ней содержится больше неявно выраженной религиозности. … Вероятно, [в НЛП] присутствуют некоторые схожие моменты со школами восточного мистицизма. Например, в кратких биографиях тренеров НЛП всегда упоминаются имена людей, у которых они обучались. Не являясь религиозной системой per se, эта программа может рассматриваться как аналогичная новым религиям восточного происхождения, восходящим в своей истории через вереницу гуру, и эзотерическим движениям, заявляющим о праве называться аутентичными благодаря своему происхождению из предшествующих движений.[27]

Во многих случаях критика в адрес НЛП не подкрепляется соответствующими доказательствами и исследованиями и не имеет систематический характер.[Источник?] При этом критика разделяется на два потока: с одной стороны, утверждается, что НЛП неэффективно и является мошенничеством, с другой же вопрос стоит относительно этичности его применения. Поскольку курсы НЛП доступны многим людям, некоторые авторы выражают озабоченность возможностью неэтического использования НЛП. Например, в книге «Технологии изменения сознания в деструктивных культах», изданной под авторством Тимоти Лири (который с энтузиазмом относился к НЛП и с которым в конце 1980-х сотрудничал Роберт Дилтс, когда вводил концепцию реимпринтинга Т. Лири в НЛП[28][29]), М. Стюарт и других авторов, отмечается: «Большое количество людей познакомилось с техниками погружения в гипнотический транс, не имея ни малейшего представления об этической стороне работы с подсознанием».[30]

Околонаучная критика[править]

По мнению некоторых авторов, изучению корректности моделей, используемых НЛП, посвящено недостаточное количество научных исследований. Они выступают за недопустимость употребления слова «наука» по отношению к НЛП.[31] Также бытует мнение, что название «нейролингвистическое программирование» было выбрано, чтобы умышленно создать впечатление научной респектабельности, тогда как «НЛП имеет мало общего с нейрологией, лингвистикой или даже респектабельной поддисциплиной нейролингвистикой».[32]

Подобная критика имеет место в то время, как сами основатели НЛП заранее предупреждали обвинения в некорректности моделей и ненаучности методологии НЛП:

Все, что мы собираемся вам здесь сказать — это ложь. Поскольку у вас нет требований к истинным и точным понятиям, на этом семинаре мы постоянно будем вам лгать. Между точными и другими учителями существует лишь два различия. Первое: мы на наших семинарах в самом начале предупреждаем, что все, что мы скажем, будет ложью, а другие учителя этого не делают. Большинство из них верит в то, что провозглашает, не осознавая искусственности своих утверждений.

Второе отличие состоит в том, что провозглашает, не осознавая искусственности вы будете действовать так, как будто наши утверждения действительно истинны, то убедитесь, что они работают.[1]

Существует множество вещей, которые мы не можем сделать. Если вы сможете запрограммировать себя так, чтобы найти в этой книге что-то полезное для себя вместо того, чтобы искать случаи, где наш метод не находит применения, то вам непременно встретятся такие случаи.

Если вы будете честно использовать этот метод, то обнаружите множество случаев где он не срабатывает. В этих случаях я советую использовать что-нибудь другое.[1]

НЛП и наука[править]

  • Некоторые исследователи указывают на необходимость проверки теорий НЛП в лабораторных условиях.[33]
  • НЛП критикуют за то, что оно не является наукой и не имеет чётких теоретических обоснований.Шаблон:POV-phrase
Хотя оно заявляет о неврологии в своей родословной, устаревшее представление НЛП об отношениях между когнитивным стилем и функционированием мозга, в конечном счете, сводится к грубым аналогиям. НЛП греется в лучах бесчисленных экспансивных свидетельств, но Национальный Исследовательский Совет (National Research Council) не мог выявить никаких достаточных данных в его пользу, или даже сжатого изложения его основной теории. (Beyerstein, 1990)[34]
… НЛП. Теория не сформулирована чётко, её терминология, предпосылки и предположения неоднозначны или плохо конкретизированы. Как показал анализ в этой статье, основная причина несоответствий данной теории заключается в её заимствованиях из концепций, антагонистических друг другу… Вывод из обзора литературы: как теория оно не разработано и непоследовательно, и его методы не предлагают ничего нового. (Baddeley, 1989)[35]
  • Некоторые исследователи критикуют НЛП, заявляя о его неэффективности.
Это исследование сравнило методы НЛП типа ведения, метафоры и фонематических схем с двумя намного более простыми не-НЛП контролируемыми условиями: директивно-информирующее условие и только информирующее плацебо-условие. Никакие различия в аттитьюдах не были найдены среди условий, но не-НЛП директивно-информирующее контролируемое условие продемонстрировало значительно большую убедительность в поведенческой системе измерения, показав результат, противоположный предсказанному практикующими практиками НЛП. (Dixon, 1986)[36]
Выявились значительные взаимные корреляции (колеблющиеся около r =.7) между поведением субъекта в различных сенсорных модальностях, что является единственно возможным результатом, который не был предсказан НЛП. (Fromme, 1984)[37]
НЛП достигло нечто вроде культового статуса, когда оно может быть ничуть не более, чем очередная психологическая причуда. (Sharpley, 1987)[4]
  • Одно исследование (Krugman, 1985) показывает, что НЛП не более эффективно в уменьшении тревоги, чем простое ожидание в течение часа.[38]
  1. а б в г д е ё ж Bandler, Richard & Grinder, John (1979). Frogs into Princes: Neuro Linguistic Programming. Moab, UT: Real People Press.(англ.)
  2. а б Bandler, Richard & John Grinder (1983). Reframing: Neurolinguistic programming and the transformation of meaning. Moab, UT: Real People Press.(англ.)
  3. а б в Bandler, Richard & John Grinder (1975a). The Structure of Magic I: A Book About Language and Therapy. Palo Alto, CA: Science & Behavior Books. ISBN 0-8314-0044-7.(англ.)
  4. а б Sharpley C.F. (1987). «Research Findings on Neuro-linguistic Programming: Non supportive Data or an Untestable Theory». Communication and Cognition Journal of Counseling Psychology, 1987 Vol. 34, No. 1.(англ.) Ошибка цитирования Неверный тег <ref>: название «Sharpley 1987» определено несколько раз для различного содержимого
  5. а б в Dilts, Robert B, Grinder, John, Bandler, Richard & DeLozier, Judith A. (1980). Neuro-Linguistic Programming: Volume I — The Study of the Structure of Subjective Experience. Meta Publications, 1980.(англ.)
  6. ↑ The First Institute. What is Neuro-Linguistic Programming?. 1996.(англ.)
  7. ↑ Alok Jha. Was Derren Brown really playing Russian roulette — or was it just a trick?. The Guardian, 9 октября 2003.(англ.)
  8. а б neuro-linguistic programming (NLP)(англ.)
  9. ↑ Druckman, Enhancing Human Performance: Issues, Theories, and Techniques (1988) p.138(англ.)
  10. ↑ Robert Dilts. Roots of NLP (1983) p.3 (англ.)
  11. ↑ Dilts R. Modeling With NLP. Meta Publications, Capitola, CA, 1998.(англ.)
  12. ↑ Интересное интервью «Правая и левая стороны души» с Вадимом Ротенбергом (3 ноября 2006):
    «Способность к логическим умозаключениям, к вероятностному прогнозу на основе проанализированного прошлого опыта, к однозначному взаимопониманию в процессе вербального общения — функция левого полушария мозга, особенно левой лобной доли. … Мир противоречив во многих своих проявлениях, и в этом богатстве, разнообразии и противоречивости связей человек тоже не должен чувствовать себя потерянным. За целостное восприятие многозначного мира и за основанное на этом восприятии поведение и творчество ответственно правое полушарие, и тоже в наибольшей степени правая лобная доля».
  13. ↑ Bandler, Richard, John Grinder, Judith Delozier (1977). Patterns of the Hypnotic Techniques of Milton H. Erickson, M.D. Volume II. Cupertino, CA: Meta Publications. p.10, 81, 87.(англ.)
  14. ↑ Chris & Jules Collingwood, «An Interview with Dr Stephen Gilligan».(англ.)
  15. ↑ Andreas S., Faulkner C. NLP: The New Technology of Achievement. NLP Comprehensive, 1994.(англ.)
  16. ↑ Hall M., 1994
  17. ↑ Dilts R. Tools For Dreamers: Strategies of Creativity and the Structure of Innovation, co-authored with Todd Epstein and Robert W. Dilts, Meta Publications, Capitola, CA, 1991.(англ.)
  18. ↑ Grinder, John, Richard Bandler (1976). Patterns of the Hypnotic Techniques of Milton H. Erickson, M.D. Volume I. Cupertino, CA: Meta Publications.(англ.)
  19. ↑ Haley, «Uncommon therapy», 1973, 1986, p.28.(англ.)
  20. ↑ Dilts R., DeLozier J. Encyclopedia of Systemic Neuro-Linguistic Programming and NLP New Coding, NLP University Press, Santa Cruz, CA, 2000.(англ.)
  21. ↑ American Cancer Society. Neuro-Linguistic Programming.(англ.)
  22. ↑ Andreas C., Andreas S. Change Your Mind—And Keep the Change: Advanced NLP Submodalities Interventions. 1987.(англ.)
  23. ↑ Bandler R. Using Your Brain for a Change, 1985. ISBN 0-911226-27-3(англ.)
  24. ↑ Grinder, John & Carmen Bostic St Clair (2001.). Whispering in the Wind. CA: J & C Enterprises. ISBN 0-9717223-0-7(англ.)
  25. ↑ Игумен Антоний (Логинов), протоиерей Сергий Гончаров. NLP — практика игумена Евмения.
  26. ↑ Inside the cults of mind control // Sunday Age, Melbourne, Australia/April 3, 1994.(англ.)
  27. ↑ Hunt, Stephen J. (2003) Alternative Religions: A Sociological Introduction, London: Ashgate p.195 ISBN 0-7546-3409-4 Режим доступа: стр. 195—196 (Books.google.com).(англ.)
  28. ↑ Dilts R. The Influence of Timothy Leary on Re-Imprinting.(англ.)
  29. ↑ About Timothy Leary // IncreasingIntelligence.com.(англ.)
  30. ↑ Т.Лири, М.Стюарт и др. Технологии изменения сознания в деструктивных культах. — СПб.: «Экслибрис», 2002. 224 с.
  31. ↑ Margaret Thaler Singer, Janja Lalich Crazy Therapies: What Are They? Do They Work?. — San Francisco, CA,: Jossey-Bass, 1996. ISBN 0-7879-0278-0
  32. ↑ Corballis, M. in Sala (ed) (1999) Mind Myths. Exploring Popular Assumptions About the Mind and Brain Author: Sergio Della Sala Publisher: Wiley, John & Sons ISBN 0-471-98303-9 p.41
  33. ↑ Kelton Rhoads, What about NLP?. 1997.(англ.) (Рус. перевод)
  34. ↑ Beyerstein, BL. (1990). Brainscams: Neuromythologies of the New Age. International Journal of Mental health, 19 (3), 27-36.(англ.)
  35. ↑ Baddeley, M. (1989). Neurolinguistic programming: The academic verdict so far. Australian Journal of Clinical Hypnotherapy and Hypnosis, 10 (2), 73-81.(англ.)
  36. ↑ Dixon, PN; Parr GD; Yarbrough D; and Rathael M. (1986). Neurolinguistic Programming as a Persuasive Communication Technique. The Journal of Social Psychology, 126(4), 545—550.(англ.)
  37. ↑ Fromme DK & Daniel J (1984). Neurolinguistic Programming Examined. Journal of Counseling Psychology 31 (3) 387—390.(англ.)
  38. ↑ Krugman, Martin. Neuro-linguistic programming treatment for anxiety: Magic or myth? // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 53(4), Aug 1985, 526—530.(англ.)

Библиография НЛП[править]

  • Бэндлеp P., Гpиндеp Д. Структура магии. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. Том первый: ISBN 5-93878-151-5, том второй: ISBN 5-93878-152-3
  • Бэндлеp P., Гpиндеp Д. Из лягушек — в принцы. Вводный курс НЛП тренинга. — М.: Флинта, 2000. ISBN 7-256-37680-9
  • Бэндлер Р, Гриндлер Д. Шаблоны гипнотических техник Милтона Эриксона с точки зрения НЛП. — Симферополь: Реноме, 1999. ISBN 966-7198-31-6
  • Андреас С., Фолкнер Ч. НЛП. Новые технологии достижения успеха. — К.: София; М.: ИД Гелиос, 2001. ISBN 5-220-00392-5
  • Дилтс Р. Фокусы языка. Изменение убеждений с помощью НЛП. — СПб.: Питер, 2002. ISBN 5-272-00155-9
  • О’Коннор Д., Сеймор Д. Введение в НЛП. — Челябинск: Версия, 1997. — Режим доступа: эл. версия.
  • Гриндер Д., Бостик-Сен Клер К. Шёпот на ветру. Новый код в НЛП. — М.: Прайм-Еврознак, 2005. ISBN 5-93878-188-4

Терминология НЛП[править]

Личности, связанные с НЛП[править]

Философские и научные предпосылки и теории:

Академические дисциплины:

Другое:

traditio.wiki

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о