Психология секты – Секта и личность: психологические механизмы влияния

Содержание

Секта и личность: психологические механизмы влияния

Почему культовые организации имеют такой успех? — профессор Виктор Чернышев.

Не раз уже в СМИ было сказано о последствиях воздействия тоталитарных организаций и нетрадиционных культов на человека. Часто люди превращаются в рабов при помощи всеобъемлющей системы запретов и предписаний, когда вся их жизнь регламентируется до мельчайших деталей, между ними и остальным миром создается стена отчуждения, они отдают организации свое имущество, свои силы, здоровье… Часто это кончается сумасшествием или самоубийством (иногда убийством).

Эта проблема не нова – еще в 30-е годы XIX века антисектантской работой в Саратове занимался святой преподобный Илларион Оптинский. Он активно противостоял деятельности скопцов и молокан, убеждая заблуждающихся словами Священного Писания, а в случае обнаружения уголовно наказуемых деяний сектантских лидеров – способствовал их пресечению со стороны правоохранительных органов.

Учение и деятельность многих деструктивных сект пагубно влияет на духовную жизнь человека и искажает библейское учение о Боге, мире и человеке. К сожалению, нигде в украинском законодательстве понятие «секта» не определено. Однако, мы будем пользоваться этим термином, используя его как условный.

Секта vs Церкви

Все организации, отнесенные нами к разряду сект, классифицированы так исключительно на основании анализа их учения, или культовой практики сравнительно с учением и практикой Православной Церкви и/или другой культурообразующей конфессии. Все последователи данных организаций не являются и не могут считать себя членами Православной Церкви в силу разделяемого ими мировоззрения. Любые заявления организаторов и руководителей подобных квазирелигиозных организаций об их связи якобы с Православной Церковью и соответствия их учений с Православным вероучением, а также о полученных ими благословениях на деятельность, не имеют никаких оснований. Зачастую секты используют обман или скрывают информацию о себе при контактах с людьми, не состоящими в данной организации; практикуют различные методы контролирования сознания своих членов, в том числе гипнотическое воздействие, зомбирование и иные техники манипуляции. Они не признаны традиционными Церквями как последователи соответствующей религии (слово «Церковь» мы берем по отношению к другим конфессиям условно, ибо Церковь Едина и неделима, о чем свидетельствует сам Символ Веры).

Мы достаточно мало знаем о способах введения людей в измененные состояния сознания. До конца не знаем о существовании тонких технологий реформирования сознания, благодаря которым пытливым, ищущим и духовно развитым людям (в том числе нашим детям) могут внушать фобии и прививать зависимости. Не знаем, что, манипулируя жаждой духовности и философскими исканиями людей, их неудовлетворенностью, потерей ценностей в современном секулярном мире и искренней потребностью что-то изменить, — их могут превратить в фанатиков-сектантов.

«Стать как боги»

Первым сектантом был сам сатана, использовавший при разговоре с Евой типичные приемы сектантской вербовки. Мы видим обман при вербовке: «Подлинно ли сказал Бог: Не ешьте ни от какого дерева в раю?» И ложное обещание: «Нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:1-5). Ключевые слова тут — «знание», «сила», «всемогущество». Это и есть характеристика всех сект — они обещают все блага земные, обладая которыми, можно «стать как боги» и обойтись без Самого Бога.

Лидеры сект, обладая этими знаниями, приобретают громадные силы, при помощи которых можно манипулировать либо людьми вокруг себя, либо даже правительством.

Как это ни странно на первый взгляд, но в большинстве случаев вербовка в тоталитарную секту происходит на добровольной основе и ложится на почву, уже подготовленную предыдущей жизнью потенциальной жертвы.

В процессе искреннего поиска духовности человек хочет уйти от одиночества и быть в событии с вечным смыслом: «…человеческое бытие всегда стремится за пределы самого себя, — пишет В. Франкл, — всегда стремится к смыслу. Тем самым главным для человеческого бытия является не наслаждение или власть и не самоосуществление, а скорее осуществление смысла».

«Свобода» сектантов и свобода прихожан

Главное отличие неокультов и сект от традиционных религий – это «свобода».

Религии уважают право личности на свободный выбор своего вероучения, они не используют психотехники, не формируют зависимость верующих от своих наставников, не преследуют отступников. То есть, принципиальное различие состоит в том, что в религии творческая самобытность личности — основа подобия человека Богу. В неокультах же наоборот, человек — лишь инструмент для достижения определенных целей и не в последнюю очередь для получения конкретной выгоды.

Отсюда, «ереси – это отклонения в смыслах и формах от стержня господствующей религии; они существовали и всегда будут существовать вследствие того, что люди отличаются индивидуальным мышлением, собственным «событием с Богом», своим представлением, знанием, «вестью» о Боге, которая нравственно определяет их принцип жизни, их жизнь по «совести», — пишет известный российский исследователь культовых феноменов Кондратьев Ф.В. Здесь, хотя и наблюдается в той или иной степени «патология развития» в духовно-нравственном смысле, но все же человек, как и в истинной религии, не «теряет себя», своей индивидуальности, своей свободы выбора; здесь он еще способен к критическому, оценочному мышлению и вполне способен к пересмотру своей мировоззренческой позиции.

«Тоталитарная секта» и её «адепты»

Отечественные и зарубежные исследователи на протяжении последних десятилетий активно изучают феномен так называемых деструктивных культов. В нашей стране сейчас более распространенным и чаще используемым является термин – «тоталитарная секта». Используется нередко и название – асоциальный (деструктивный) культ.

С учетом прочих вариантов определений терминов «секта» и «культ», предлагаемых в различных словарях, научных исследованиях и учебных пособиях, можно дать следующий их вариант.

Термин «секта» происходит от латинского «secta» – образ мыслей, школа, учение, партия. В обиходном языке понятие «секта» со временем все больше ассоциировалось с глаголом secare — отделять, отрезать. Таким образом возникло понимание секты как особого религиозного общества или группы замкнувшейся в своих интересах (в том числе культовых), отделившейся от традиционной церкви или традиционной религии.

Адепт – ревностный последователь, приверженец культа, посвященный в учение и тайны культа. Адептов обычно в просторечии так и называют – «сектанты».

В книге «Опасные тоталитарные формы религиозных сект» авторы (Свящ.Андрей Хвыля-Олинтер, С.А.Лукьянов) понятие тоталитарной секты раскрывают следующим образом: «Тоталитарная секта – авторитарная иерархическая деструктивная организация (религиозная, политическая, образовательная, коммерческая), или движение, практикующее обманную вербовку и контроль сознания для сохранения своих адептов покорными доктрине и лидеру, который целенаправленно их обманывает и привязывает к себе, пользуясь их неосведомленностью и неопытностью и культивируя у них состояние невежественности и неестественной противозаконной зависимости».

В работах митрополита Ленинградского и Ладожского Иоанна (Снычева) указывается, что духовный тоталитаризм, так же как и политический, имеет своей целью захват власти над людьми, но только с помощью религиозных вероучений.

Используя естественную духовную потребность человека и тягу его к поиску истины, тоталитарная секта желает поработить не только человека, но и заставить служить себе во имя самого Бога.

Как распознать тоталитарную секту

Владыка Иоанн привел признаки, по которым можно отличить тоталитарные секты:

1). тоталитарные секты отличаются не только убежденностью в том, что все кроме них неизбежно погибнут, но и глубокой радостью по этому поводу;

2). каждая секта считает, что только она нашла единственно правильный путь богопознания, и что Бог поручил ей одной поведать о Нем всему миру;

3). всякая секта оперирует неким тайным учением, которое скрывается от непосвященных, и главные моменты учения сообщаются только после обращения в веру, когда обратного пути уже нет. Это то, что в психологии называется эзотерическим разрывом;

4). в секте, по мере посвященности, собственно религиозное начало вытесняется служением не Богу, а интересам организации, которое всецело определяется интересами ее лидеров. Связь с Богом заменяется на преданность человеку – учителю или группе лидеров, которые действуют от его имени (по работе «Как нам уберечь Россию» СПб., 1993).

В тоталитарной же секте (ибо есть секты и не тоталитарные, не деструктивные, как, например, баптисты, адвентисты, меннониты, пятидесятники и пр.) совершается внедрение в душу неофита через лишение его свободы и права на информированное согласие. Это то, что именуется контролем сознания. Контроль сознания всегда присутствует в подобных организациях. Контроль сознания – это умышленное насильственное управление психикой и поведением человека для достижения манипулятором корыстных целей с использованием техники модификации поведения без осмысленного согласия контролируемых людей.

Психическое насилие над личностью

Ущерб здоровью и личности человека в культе наносится в результате скрытого психического насилия и манипулирования сознанием человека под видом проповедей, обрядов, ритуалов, вследствие массивных внушений в состояниях искусственно измененного сознания вплоть до глубокого гипноза и самогипноза, наступающих в результате применения определенных психотехнических методов во время «богослужений», обрядов, инициации, медитаций.

Специалисты и доктора, наблюдавшие, например, бывших сайентологов, диагностировали их состояние как «посттравматическое стрессовое расстройство». Психиатры пришли к мнению, что Хаббард вывернул наизнанку лечебные процессы, используемые для снятия навязчивых состояний, таким образом искусственно доводя клиентов до синдрома этих состояний, которые в свою очередь приводили к ряду психических расстройств. Бывшие члены сообщали о высоком проценте психических расстройств, вызванных так называемым «синдромом хронической усталости» – отсутствием желаний и энергии. Однако пока по этим сообщениям не проводилось глубоких научных исследований, утверждает Ф.В.Кондратьев.

Психосоматические симптомы (головные боли, боли в спине, астма, кожные нарушения, расстройства сна, кошмары, пищеварительные расстройства, сексуальные проблемы) становятся постоянными спутниками бывших адептов тоталитарных культов и сект.

Проблемы с принятием решений, замедленное психологическое развитие, потеря психологической силы, чувство вины, страх, потеря доверия, боязнь близости (интимности) и обязательств. Существуют факты, свидетельствующие о том, что многие предпринимали отчаянные попытки снова обрести свободу, однако внедренные в подсознание страхи и преследования со стороны культа доводили людей до психических расстройств и даже самоубийств.

Экс-культисты и их здоровье

В некоторых деструктивных религиозных организациях после выхода из культа, даже при благоприятной обстановке в семье и помощи специалистов, человек чувствует себя чужим в социуме.

Так, американские психологи, обследовав большую группу экс-культистов (кого с трудом «вывели» из культа), нашли у 52% из них синдром «плавания» (floating), ночные кошмары – 40%, амнезию (расстройство памяти) – 21%, галлюцинации и мании – 14%, неспособность сломать «навязчивые умственные ритмы» монотонного пения, ритуально навязанного в секте – 35%, вспышки ярости – 14%, тенденции к самоубийству или саморазрушению – 21%.

Согласно статистике, 88% экс-культистов рассматривали свои группы как вредные или очень вредные (51%).

В целях вовлечения в свою деятельность секты используют различные каналы средств массовой информации для рекламы своей «истины в последней инстанции». По словам новообращенных, там складываются настоящие дружеские, семейные отношения, там завершается поиск истины для каждого человека. Уход в систему этих сект от реальных проблем современной жизни можно рассматривать как один из вариантов психологической защиты от «холодного секулярного и жестокого мира».

«Обработка» новичка

После привлечения новичка к общению с группой адептов он оказывается в особой атмосфере группового психологического давления. Главной составной частью последнего является «бомбардировка любовью» («love-bombing»), которая отбивает охоту к сомнениям и усиливает потребность в принадлежности «к новой семье».

С самого начала новичкам исподволь внушается полное и абсолютное уважение к лидеру секты. Его восхваляют как гения и революционного лидера. Членов учат, что они были бы ничем без лидера и основателя секты, что без него не было бы спасения. Его следует защищать любой ценой. Из-за этого членам следует делать все, что угодно, идти на любые жертвы, чтобы сделать его жизнь лучше, удобнее, чтобы он, в виде исключения, мог бы выполнять ту работу, которую следует делать «Богом избранному» лидеру.

Далее стремятся доказать, что Бог выбрал именно этого человека, чтобы он выполнил предназначенную ему высокую миссию для облегчения жизни или спасения человечества. Одновременно производится перегруз вновь обращаемого информацией религиозного содержания, постоянно делая упор на ее истинность. В результате тонкой психологической обработки, постоянных совместных молитв и песнопений, непрерывного общения с членами секты, у человека постепенно разрушается способность критически воспринимать учение религиозной секты и ее практические действия. Постоянная занятость делами секты (часто и появление стрессового состояния от ожидания скорого конца света), плохое и нерегулярное питание, короткий сон постепенно погружают адепта секты в то состояние, когда им становится легко управлять.

Далее продолжается и завершается разрыв прежних социальных связей адепта. Он практически полностью порывает с прежней работой, семьей и прежними увлечениями. Потребность в самостоятельном определении своей судьбы атрофируется. Адепт секты часто уже не может критически оценивать окружающую действительность. И даже в случае появления некоторых сомнений в религиозной доктрине (если их вносят члены семьи или другие люди), он ее отвергает как проявление сил дьявола, так как боится даже думать о самостоятельной жизни вне секты.

Удержанию в секте способствует и основное правило, что «спасение» человека и его «вечная жизнь» ставятся в прямую зависимость от беспрекословного послушания руководству секты и выполнения диктуемых обязанностей. Лидеры секты, как правило, пользуются неограниченным авторитетом, их слова не подлежат сомнению. Для членов культа не существует свободы информации, дискуссий, действий.

Целью контроля сознания является изменение поведения, мышления и эмоций индивида. Разница в поведении вовлеченного в культ человека становится очевидной, когда в структуре ценностных ориентаций произошли существенные изменения, для ликвидации которых необходимо затратить впоследствии значительные усилия и время. И не факт, что они что-то изменят…

Секрет успеха секты

Важным условием успеха вовлечения в тоталитарные культы является все большая потеря личностью своей индивидуальности. У завербованного постепенно формируются страх и чувство вины. Они вызываются извлечением признаний («исповедей») под предлогом создания атмосферы единства и близости. Стремясь сделать доверие к секте максимальным, от вновь пришедшего требуют исповеди. Исповедь является переломным моментом жизни человека в секте, она, своего рода «кредит доверия» – высшая его степень. Отказавшись от исповеди, член секты рискует навсегда потерять для себя значимую группу. Находясь под этим давлением, человек вынужден полностью раскрыться и поведать организации всю самую интимную (негативную) информацию о себе. Данные сведения используются для формирования зависимости, потому что в секте нет правила неразглашения исповеди, как это имеет место быть в Православии.

Таким образом, под предлогом исповеди нередко получают информацию, которая в дальнейшем делает человека незащищенным перед лицом группы, то есть создает управляемую эмоциональную уязвимость за счет чувства вины. Выявленные личностные проблемы, негативные факты прошлого, страхи и секреты дают представление об эмоциональной уязвимости адепта посредством явных и завуалированных угроз, так же, как и чередованием наказаний и наград, что позволяет более успешно им манипулировать.

Манипуляторы фабрикуют и вбрасывают в сознание огромный поток ложных понятий и слов-амеб, смысл которых установить «непосвященному» невозможно. При этом они тщательно избегают использовать слова, смысл которых устоялся в общественном сознании. Их заменяют эвфемизмами – благозвучными и непривычными терминами. Этот переход маскируется с помощью новояза – извращения смысла слов. Придания им совершенно иной смысловой нагрузки.

Под манипулированием сознания в секте понимается в высшей степени сложная и многообразная психологическая реальность, признаками которой является скрытое воздействие на адепта. Для этих целей широко используются такие социально-психологические функциональные системы воздействия на личность, как внушение, подражание и эмоциональное заражение. Что же такое «психологическая манипуляция» в секте?

Психологическая манипуляция

Это вид психологического воздействия, искусное исполнение которого  ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями.

При внушении происходит передача и индуцирование мыслей, настроения, чувств, поведения, вегетативных и двигательных реакций. Достигается не согласие партнера, а принятие информации, основанной на готовом выводе. Решающее значение имеет доверие к внушающему, его авторитет. В отличие от убеждения, где главное воздействие оказывают рациональные аргументы, внушение апеллирует, прежде всего, к эмоциональной стороне человеческой психики.

Главным внушающим средством является слово. Для обеспечения максимального внушающего воздействия используются выразительные средства речи: ритмика, интонация, ударение, паузы, периодические повторения одних и тех же слов. А также существует своя музыка, своя художественная литература, свой молодежный сленг, практики молитвенных башен (так называемая “круглосуточная молитва”, которая разделяется на молодых людей, обязанных один час, независимо от времени суток, посвятить этой молитве).

Внушаемость определяется как «саморегулирование деятельности личности под неосознаваемым влиянием либо окружающей обстановки, либо позиции группы, либо отдельного субъекта».

Еще Спиноза замечал: «Люди только потому считают себя свободными, что свои действия они осознают, а причин, которыми эти действия определяются, не знают».

Внушение образуется на основе доверия путем стимуляции воображения и эмоций, развитых с помощью механизмов заражения и подражания.

«Обман, фальсификации, подмены все это в секте служит для того, чтобы призрачный свет болотной гнилушки выдать за свет Истины, — пишет профессор Московской Духовной академии А.И.Осипов. — Узость и ограниченность выдаются за избранность и исключительность. Суррогатный коктейль из осколков разных вероучений – за полноту и широту «вероучения» секты. Нетерпимость к другим религиям (и к другим сектам, в том числе) рассматривается как признак чистоты секты. Горделивая самоуверенность и самомнение – как признак истинности и «богоизбранности». Поклонение лидеру как Богу преподносится как поклонение божьему посланнику. Демонические наваждения и самовнушения выдаются за «божественные откровения».

Деструктивные физические и психические изменения у членов секты рассматриваются как «трансмутация» тела и «расширение сознания». Отказ от критического мышления трактуется как лучший способ непосредственного постижения истины. Подавление личности и жесткий контроль за поведением членов секты выдается за заботу о своих членах. Разрыв с семьей, с социальным окружением объявляется стремлением избавиться от погрязшего в грехах окружения, мешающего «духовному росту избранных».

Наиболее опасные современные секты

Перечислим наиболее известные и опасные современные деструктивные культы: «Церковь сайентологии», «Свидетели Иеговы», «Церковь Объединения» и другие мунистские организации, «Общество сознания Кришны», «Трансцендентальная медитация», «Ананда Марга», «Сахаджа – йога», культ Шри Чинмоя, «Брахма Кумарис», культ Саи Сатьи Бабы, Кундалини йога, культ Ошо Раджниша, «Аум Синрике», «Сока Гоккай», «Фалуньгун», «Семья» («Дети Бога»), «Церковь Иисуса Христа» (бостонское движение Кип Мак Кина), «Движение веры» (неопятидесятники, в том числе такие секты, как «Новое поколение», «Живая вода», «Слово жизни», «Посольство Божие», «Церковь на камне», «Роса». «Благодать», «Дом горшечника», «Живая вера». «Церковь любви Христа», все «церкви полного Евангелия»), «братство фиолетового пламени», «Новый Акрополь», «Синтон» Козлова, «Церковь Божьей Матери Державная» (она же «Богородичный центр»), «Белое братство», «Ревнители истинного благочестия», «Церковь последнего завета», культ «Анастасия», ивановцы, школа Щетинина, «Радастея», секта Ольги Асауляк, «Тетрада», секта Столбуна, «Школа Лхасы», «Академия фронтальных проблем Золотова», «Троянова тропа», «Рэйки» и еще масса других групп и сект, которые навязывают оккультно-магические и аморальные идеи и практики под видом разного рода псевдонаучных, псевдохристианских, восточных, оккультных и синкретических доктрин.

Использованные источники:

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. – М.: Эра, 1995 .

Деструктивные психотехники. Технологии изменения сознания в культах. – Экслибрис, 2002 .

Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. – М.: ЧеРо, 1997 .

Дудар Н. Социально-психологические составляющие возникновения новых религиозных течений / Материалы круглого стола научно-практической конференции. – К., 2000 .

Кондратьев Ф.В. Современные культовые новообразования («секты») как психолого-психиатрическая проблема. – М., 1999 .

Лири Тимоти. Нейрополитика. – СПб.: ЭксПо, 2002 .

Миссионерский Отдел МП РПЦ. Новые религиозные объединения России деструктивного и оккультного характера:справочник. – Белгород, 2002.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Как нам уберечь Россию? – СПб., 1993.

Нарижный Ю.А. Неорелигии как социокультурный феномен. – Днепропетровск, 2004 .  

Ронин Р. Своя разведка: способы вербовки и агентуры, методы проникновения в психику, форсированное воздействие на личность: практическое пособие. – Минск: Харвест, 2000 .

Спиноза Б. Этика. – М., 1982.

Хвыля-Олинтер Андрей, иерей. Пособие для православных миссионеров, священнослужителей и мирян по религиозно-духовной безопасности. – Белгород, 2005 .

Штейн Эдган. Навязанное убеждение. —  Изд. Стела. 2002 .

Осипов А.И. Тоталитарные секты: технология обмана. —  Минск, 2007.

pravlife.org

Сектантство – что это с точки зрения психологии. Признаки и опасность участия в сектах

В сознании большинства людей секта связана с чем-то негативным, опасным, асоциальным. С сектами ассоциируются зомбирование, потеря материальных, духовных благ и даже смерть. Но с точки зрения науки все не так просто. Изучением сект занимаются социологи, историки, религиоведы, культурологи, психологи, но до сих пор нет единого и четкого определения секты. Давайте и мы попробуем в этом разобраться.

Что такое секта

Слово «секта» произошло от латинского sequor — «следовать за кем-то, повиноваться». Изначально так называли все отделившиеся философские, политические и религиозные группы. Когда-то и христианская церковь была сектой, противопоставляющей себя языческому обществу.

В широком смысле секта – это группа людей, пропагандирующих идеи, учение и практику, отличающиеся от общепринятых норм общества. В узком смысле секта – это религиозная группа, отделившаяся от основного направления или противопоставляющая свои идеи основной религии общества. Секта имеет своего основателя и свое учение.

На основе рассмотренного определения мы можем сделать вывод, что не все секты носят деструктивный характер. Это общественный стереотип, который выгоден, прежде всего, официальным религиозным направлениям. Когда-то сектантами считали тех, кто вместо церкви выбрал науку. Их называли еретиками и казнили за неповиновение. К счастью, в наше время церковь и наука научились жить более или менее мирно.

Согласно законодательству, любой человек вправе создать свою религиозную организацию или религиозную группу, если ее учение не угрожает жизни и здоровью людей, не посягает на их свободу и не призывает отказаться от исполнения гражданских обязанностей. На практике большинство сект нарушают эти условия, из-за чего и сформировалось убеждение о том, что все секты опасны и вредны.

Любая секта потенциально может стать религиозным направлением, добиться официального признания. Собственно, за это и борются представители. Каждая секта замкнута и обособлена, убеждена в своей исключительности и претендует на роль ведущей церкви.

Секта – это общество отделившихся людей, объединившихся с целью построения иного уклада жизни, отрешения и спасения от не устраивающего их внешнего мира. Тут-то и встает вопрос о том, что предлагает участникам секта. Спасение ли? Давайте дальше поговорим об опасных, деструктивных сектах.

Интересный факт: в обществе так прочно закрепилась ассоциация секты с чем-то опасным, что религиоведы и юристы не рекомендуют использовать этот термин в его оригинальном значении. В отношении неопасных сект лучше говорить «религиозные группы», «религиозные объединения», так как «секта» в их отношении может прозвучать как оскорбление чувств верующих.

Признаки секты

Давайте подробнее поговорим о деструктивных, или тоталитарных сектах. Они опасны для жизни и здоровья участников, основаны на авторитарном стиле управления, принимают форму религиозной, общественной, коммерческой, образовательной или оздоровительной организации. Пик наших дней – секты под видом курсов личностного роста, но они далеко не единственные деструктивные объединения.

Признаки тоталитарной секты:

  1. Активная реклама и пропаганда: назойливые звонки, приглашения на бесплатные семинары, тренинги роста. Лидеры сект – злые, но хорошие психологи. Они используют специальный метод вербовки: двое представителей группы постоянно находятся рядом с потенциальным участником, не давая ему допустить ни одной критической мысли относительно идей секты.
  2. Иерархия, посвященность. Разделение концепции на уровни доступности – прямой признак секты. Иерархия стимулирует участников к активности, ведь на новом уровне им откроются более тайные и глубокие знания.
  3. Взносы, пожертвования. Некоторые секты сразу заявляют о платности участия, другие оставляют это на потом. Притом чаще прямого требования не поступает, но на человека воздействуют гипнозом, подавлением сознания.
  4. Лидер, пророк, избранник. У каждой секты есть один главный человек, просветленный больше других, избранный самими высшими силами. Его приказы и слова не обсуждаются. И хоть при первом знакомстве может показаться, что участие в секте добровольное, а все приверженцы равны, позже станет видна иерархия, бесспорный лидер.
  5. Подавление сознания, разума, умения рационально мыслить. Идет максимум воздействия на эмоции, чтобы разум не успевал обдумать все происходящее. Для лучшего подавления сектанты контролируют жизнь жертвы, стараются постоянно, полностью держать человека в пределах видимости. Представители секты внушают выгодные им установки и убеждения. Некоторые организации упрощают себе задачу, изменяя сознание людей за счет ритуального приема наркотиков под видом традиционного снадобья.
  6. Контроль информации. Представители учения заваливают жертву дисками, книгами, буклетами, фильмами, прочими материалами. Обязательный элемент – собрания, встречи, на которых демонстрируется не только ценность знаний, но и разного рода исцеления, исправления, «чудеса». Встречи бывают массовыми и индивидуальными.
  7. Оппозиция миру. Пропагандируется идея уникальности над остальным миром, например, что только участники этой группы смогут достичь просветления, спастись или спасти другую заблудшую душу. Новичка обязательно заставляют делать что-то противоречащее обществу, чтобы тот еще больше отделился от него. Сектанты заставляют проявлять к другим людям жалость, так как те еще не обрели смысл жизни.
  8. Общая цель. Секта всегда имеет цель и план ее достижения. Кто-то верит в просветление, кто-то ждет апокалипсиса, смерти, кто-то грезит всемирной властью. Учение любой секты гласит о том, что после достижения этой точки все земные проблемы решатся сами собой.
  9. Атрибутика. Любые опознавательные знаки, разделяющие на своих и чужих. Все, на что хватит фантазии: татуировки, клеймо, амулеты, прическа, одежда, вербальные знаки. Это нужно для того, чтобы в каждой точке мира и времени человек помнил о секте, чувствовал свою причастность к ней.

Секта не терпит нерегулярного посещения собраний, ведь тогда контроль над человеком не будет постоянным. Она заполняет все время жертвы, отрывая его от привычного образа жизни, семьи, друзей. Сам того не замечая, человек тратит все физические, психологические силы, время, средства на развитие секты, а не на собственное развитие.

Опасности участия в секте

Любая секта, даже положительная, изолирует человека от привычной жизни, социума. Представители секты зациклены на своих идеях, идеалах, интересах. Они мыслят и живут только в рамках своей группы. Очевидно, что расти и развиваться вне социума человек не может. Каждому участнику общества нужно где-то работать, общаться с другими людьми. Участник секты оказывается оторван от реальности. И даже если секта имеет положительный характер, то назвать ее влияние положительным сложно.

Например, можно создать секту поклонения свободному графику работы или бартерным отношениям. Но какова вероятность, что эта секта станет политической философией всего государства, мира? Вероятнее, что люди, пропагандирующие это, окажутся выброшенными за борт ежедневных трудовых и социальных взаимоотношений.

Вторая опасность участия – фанатизм. Любое дело, идея лишается своей ценности, если превращается в фанатическое отношение.

Ну, и третья опасность сект заключается в том, что человек начинает жить ради секты, отдавать ей свои силы и средства. Во многих закрытых тоталитарных сектах процветают идеи экстремизма. В некоторых сектах над участниками издеваются, избивают их, насилуют. Нередко опасности подвергаются и их близкие люди.

Участие в секте приводит к психофизиологическому, интеллектуальному истощению человека:

  • утрата способности критически мыслить;
  • недоедание, дефицит сна;
  • сужение кругозора, обеднение базы знаний в темах и областях, не относящихся к сектантскому учению;
  • враждебное отношение к обществу;
  • потеря коммуникативных навыков, способности к социальному взаимодействию.

Цель секты – подавить волю человека, обрести контроль над его мыслями, чувствами и поведением. Участник становится рабом секты, теряет психологические, материальные, социальные возможности выхода из нее.

Послесловие

Вера важна для каждого человека. Но самый полезный вариант веры с точки зрения психологии – это вера в себя, собственные силы. Рациональное объяснение окружающих явлений, умение устанавливать причинно-следственные связи, познание и принятие себя, работа над собой полезнее для психологического здоровья и самореализации, чем вера в высшие силы или надежда на других людей. Человек – автор и управленец всего, что с ним происходит.

О том, как помочь жертве сектантства, читайте в статье «Почему попадают в секту. Как не стать жертвой и не попасть в секту. Помощь попавшему в секту».

psychologist.tips

Секта и личность: психологические механизмы влияния

Почему культовые организации имеют такой успех? — профессор Виктор Чернышев.

Не раз уже в СМИ было сказано о последствиях воздействия тоталитарных организаций и нетрадиционных культов на человека. Часто люди превращаются в рабов при помощи всеобъемлющей системы запретов и предписаний, когда вся их жизнь регламентируется до мельчайших деталей, между ними и остальным миром создается стена отчуждения, они отдают организации свое имущество, свои силы, здоровье… Часто это кончается сумасшествием или самоубийством (иногда убийством).

Эта проблема не нова – еще в 30-е годы XIX века антисектантской работой в Саратове занимался святой преподобный Илларион Оптинский. Он активно противостоял деятельности скопцов и молокан, убеждая заблуждающихся словами Священного Писания, а в случае обнаружения уголовно наказуемых деяний сектантских лидеров – способствовал их пресечению со стороны правоохранительных органов.

Учение и деятельность многих деструктивных сект пагубно влияет на духовную жизнь человека и искажает библейское учение о Боге, мире и человеке. К сожалению, нигде в украинском законодательстве понятие «секта» не определено. Однако, мы будем пользоваться этим термином, используя его как условный.

Секта vs Церкви

Все организации, отнесенные нами к разряду сект, классифицированы так исключительно на основании анализа их учения, или культовой практики сравнительно с учением и практикой Православной Церкви и/или другой культурообразующей конфессии. Все последователи данных организаций не являются и не могут считать себя членами Православной Церкви в силу разделяемого ими мировоззрения. Любые заявления организаторов и руководителей подобных квазирелигиозных организаций об их связи якобы с Православной Церковью и соответствия их учений с Православным вероучением, а также о полученных ими благословениях на деятельность, не имеют никаких оснований. Зачастую секты используют обман или скрывают информацию о себе при контактах с людьми, не состоящими в данной организации; практикуют различные методы контролирования сознания своих членов, в том числе гипнотическое воздействие, зомбирование и иные техники манипуляции. Они не признаны традиционными Церквями как последователи соответствующей религии (слово «Церковь» мы берем по отношению к другим конфессиям условно, ибо Церковь Едина и неделима, о чем свидетельствует сам Символ Веры).

Мы достаточно мало знаем о способах введения людей в измененные состояния сознания. До конца не знаем о существовании тонких технологий реформирования сознания, благодаря которым пытливым, ищущим и духовно развитым людям (в том числе нашим детям) могут внушать фобии и прививать зависимости. Не знаем, что, манипулируя жаждой духовности и философскими исканиями людей, их неудовлетворенностью, потерей ценностей в современном секулярном мире и искренней потребностью что-то изменить, — их могут превратить в фанатиков-сектантов.

«Стать как боги»

Первым сектантом был сам сатана, использовавший при разговоре с Евой типичные приемы сектантской вербовки. Мы видим обман при вербовке: «Подлинно ли сказал Бог: Не ешьте ни от какого дерева в раю?» И ложное обещание: «Нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт. 3:1-5). Ключевые слова тут — «знание», «сила», «всемогущество». Это и есть характеристика всех сект — они обещают все блага земные, обладая которыми, можно «стать как боги» и обойтись без Самого Бога.

Лидеры сект, обладая этими знаниями, приобретают громадные силы, при помощи которых можно манипулировать либо людьми вокруг себя, либо даже правительством.

Как это ни странно на первый взгляд, но в большинстве случаев вербовка в тоталитарную секту происходит на добровольной основе и ложится на почву, уже подготовленную предыдущей жизнью потенциальной жертвы.

В процессе искреннего поиска духовности человек хочет уйти от одиночества и быть в событии с вечным смыслом: «…человеческое бытие всегда стремится за пределы самого себя, — пишет В. Франкл, — всегда стремится к смыслу. Тем самым главным для человеческого бытия является не наслаждение или власть и не самоосуществление, а скорее осуществление смысла».

«Свобода» сектантов и свобода прихожан

Главное отличие неокультов и сект от традиционных религий – это «свобода».

Религии уважают право личности на свободный выбор своего вероучения, они не используют психотехники, не формируют зависимость верующих от своих наставников, не преследуют отступников. То есть, принципиальное различие состоит в том, что в религии творческая самобытность личности — основа подобия человека Богу. В неокультах же наоборот, человек — лишь инструмент для достижения определенных целей и не в последнюю очередь для получения конкретной выгоды.

Отсюда, «ереси – это отклонения в смыслах и формах от стержня господствующей религии; они существовали и всегда будут существовать вследствие того, что люди отличаются индивидуальным мышлением, собственным «событием с Богом», своим представлением, знанием, «вестью» о Боге, которая нравственно определяет их принцип жизни, их жизнь по «совести», — пишет известный российский исследователь культовых феноменов Кондратьев Ф.В. Здесь, хотя и наблюдается в той или иной степени «патология развития» в духовно-нравственном смысле, но все же человек, как и в истинной религии, не «теряет себя», своей индивидуальности, своей свободы выбора; здесь он еще способен к критическому, оценочному мышлению и вполне способен к пересмотру своей мировоззренческой позиции.

«Тоталитарная секта» и её «адепты»

Отечественные и зарубежные исследователи на протяжении последних десятилетий активно изучают феномен так называемых деструктивных культов. В нашей стране сейчас более распространенным и чаще используемым является термин – «тоталитарная секта». Используется нередко и название – асоциальный (деструктивный) культ.

С учетом прочих вариантов определений терминов «секта» и «культ», предлагаемых в различных словарях, научных исследованиях и учебных пособиях, можно дать следующий их вариант.

Термин «секта» происходит от латинского «secta» – образ мыслей, школа, учение, партия. В обиходном языке понятие «секта» со временем все больше ассоциировалось с глаголом secare — отделять, отрезать. Таким образом возникло понимание секты как особого религиозного общества или группы замкнувшейся в своих интересах (в том числе культовых), отделившейся от традиционной церкви или традиционной религии.

Адепт – ревностный последователь, приверженец культа, посвященный в учение и тайны культа. Адептов обычно в просторечии так и называют – «сектанты».

В книге «Опасные тоталитарные формы религиозных сект» авторы (Свящ.Андрей Хвыля-Олинтер, С.А.Лукьянов) понятие тоталитарной секты раскрывают следующим образом: «Тоталитарная секта – авторитарная иерархическая деструктивная организация (религиозная, политическая, образовательная, коммерческая), или движение, практикующее обманную вербовку и контроль сознания для сохранения своих адептов покорными доктрине и лидеру, который целенаправленно их обманывает и привязывает к себе, пользуясь их неосведомленностью и неопытностью и культивируя у них состояние невежественности и неестественной противозаконной зависимости».

В работах митрополита Ленинградского и Ладожского Иоанна (Снычева) указывается, что духовный тоталитаризм, так же как и политический, имеет своей целью захват власти над людьми, но только с помощью религиозных вероучений.

Используя естественную духовную потребность человека и тягу его к поиску истины, тоталитарная секта желает поработить не только человека, но и заставить служить себе во имя самого Бога.

Как распознать тоталитарную секту

Владыка Иоанн привел признаки, по которым можно отличить тоталитарные секты:

1). тоталитарные секты отличаются не только убежденностью в том, что все кроме них неизбежно погибнут, но и глубокой радостью по этому поводу;

2). каждая секта считает, что только она нашла единственно правильный путь богопознания, и что Бог поручил ей одной поведать о Нем всему миру;

3). всякая секта оперирует неким тайным учением, которое скрывается от непосвященных, и главные моменты учения сообщаются только после обращения в веру, когда обратного пути уже нет. Это то, что в психологии называется эзотерическим разрывом;

4). в секте, по мере посвященности, собственно религиозное начало вытесняется служением не Богу, а интересам организации, которое всецело определяется интересами ее лидеров. Связь с Богом заменяется на преданность человеку – учителю или группе лидеров, которые действуют от его имени (по работе «Как нам уберечь Россию» СПб., 1993).

В тоталитарной же секте (ибо есть секты и не тоталитарные, не деструктивные, как, например, баптисты, адвентисты, меннониты, пятидесятники и пр.) совершается внедрение в душу неофита через лишение его свободы и права на информированное согласие. Это то, что именуется контролем сознания. Контроль сознания всегда присутствует в подобных организациях. Контроль сознания – это умышленное насильственное управление психикой и поведением человека для достижения манипулятором корыстных целей с использованием техники модификации поведения без осмысленного согласия контролируемых людей.

Психическое насилие над личностью

Ущерб здоровью и личности человека в культе наносится в результате скрытого психического насилия и манипулирования сознанием человека под видом проповедей, обрядов, ритуалов, вследствие массивных внушений в состояниях искусственно измененного сознания вплоть до глубокого гипноза и самогипноза, наступающих в результате применения определенных психотехнических методов во время «богослужений», обрядов, инициации, медитаций.

Специалисты и доктора, наблюдавшие, например, бывших сайентологов, диагностировали их состояние как «посттравматическое стрессовое расстройство». Психиатры пришли к мнению, что Хаббард вывернул наизнанку лечебные процессы, используемые для снятия навязчивых состояний, таким образом искусственно доводя клиентов до синдрома этих состояний, которые в свою очередь приводили к ряду психических расстройств. Бывшие члены сообщали о высоком проценте психических расстройств, вызванных так называемым «синдромом хронической усталости» – отсутствием желаний и энергии. Однако пока по этим сообщениям не проводилось глубоких научных исследований, утверждает Ф.В.Кондратьев.

Психосоматические симптомы (головные боли, боли в спине, астма, кожные нарушения, расстройства сна, кошмары, пищеварительные расстройства, сексуальные проблемы) становятся постоянными спутниками бывших адептов тоталитарных культов и сект.

Проблемы с принятием решений, замедленное психологическое развитие, потеря психологической силы, чувство вины, страх, потеря доверия, боязнь близости (интимности) и обязательств. Существуют факты, свидетельствующие о том, что многие предпринимали отчаянные попытки снова обрести свободу, однако внедренные в подсознание страхи и преследования со стороны культа доводили людей до психических расстройств и даже самоубийств.

Экс-культисты и их здоровье

В некоторых деструктивных религиозных организациях после выхода из культа, даже при благоприятной обстановке в семье и помощи специалистов, человек чувствует себя чужим в социуме.

Так, американские психологи, обследовав большую группу экс-культистов (кого с трудом «вывели» из культа), нашли у 52% из них синдром «плавания» (floating), ночные кошмары – 40%, амнезию (расстройство памяти) – 21%, галлюцинации и мании – 14%, неспособность сломать «навязчивые умственные ритмы» монотонного пения, ритуально навязанного в секте – 35%, вспышки ярости – 14%, тенденции к самоубийству или саморазрушению – 21%.

Согласно статистике, 88% экс-культистов рассматривали свои группы как вредные или очень вредные (51%).

В целях вовлечения в свою деятельность секты используют различные каналы средств массовой информации для рекламы своей «истины в последней инстанции». По словам новообращенных, там складываются настоящие дружеские, семейные отношения, там завершается поиск истины для каждого человека. Уход в систему этих сект от реальных проблем современной жизни можно рассматривать как один из вариантов психологической защиты от «холодного секулярного и жестокого мира».

«Обработка» новичка

После привлечения новичка к общению с группой адептов он оказывается в особой атмосфере группового психологического давления. Главной составной частью последнего является «бомбардировка любовью» («love-bombing»), которая отбивает охоту к сомнениям и усиливает потребность в принадлежности «к новой семье».

С самого начала новичкам исподволь внушается полное и абсолютное уважение к лидеру секты. Его восхваляют как гения и революционного лидера. Членов учат, что они были бы ничем без лидера и основателя секты, что без него не было бы спасения. Его следует защищать любой ценой. Из-за этого членам следует делать все, что угодно, идти на любые жертвы, чтобы сделать его жизнь лучше, удобнее, чтобы он, в виде исключения, мог бы выполнять ту работу, которую следует делать «Богом избранному» лидеру.

Далее стремятся доказать, что Бог выбрал именно этого человека, чтобы он выполнил предназначенную ему высокую миссию для облегчения жизни или спасения человечества. Одновременно производится перегруз вновь обращаемого информацией религиозного содержания, постоянно делая упор на ее истинность. В результате тонкой психологической обработки, постоянных совместных молитв и песнопений, непрерывного общения с членами секты, у человека постепенно разрушается способность критически воспринимать учение религиозной секты и ее практические действия. Постоянная занятость делами секты (часто и появление стрессового состояния от ожидания скорого конца света), плохое и нерегулярное питание, короткий сон постепенно погружают адепта секты в то состояние, когда им становится легко управлять.

Далее продолжается и завершается разрыв прежних социальных связей адепта. Он практически полностью порывает с прежней работой, семьей и прежними увлечениями. Потребность в самостоятельном определении своей судьбы атрофируется. Адепт секты часто уже не может критически оценивать окружающую действительность. И даже в случае появления некоторых сомнений в религиозной доктрине (если их вносят члены семьи или другие люди), он ее отвергает как проявление сил дьявола, так как боится даже думать о самостоятельной жизни вне секты.

Удержанию в секте способствует и основное правило, что «спасение» человека и его «вечная жизнь» ставятся в прямую зависимость от беспрекословного послушания руководству секты и выполнения диктуемых обязанностей. Лидеры секты, как правило, пользуются неограниченным авторитетом, их слова не подлежат сомнению. Для членов культа не существует свободы информации, дискуссий, действий.

Целью контроля сознания является изменение поведения, мышления и эмоций индивида. Разница в поведении вовлеченного в культ человека становится очевидной, когда в структуре ценностных ориентаций произошли существенные изменения, для ликвидации которых необходимо затратить впоследствии значительные усилия и время. И не факт, что они что-то изменят…

Секрет успеха секты

Важным условием успеха вовлечения в тоталитарные культы является все большая потеря личностью своей индивидуальности. У завербованного постепенно формируются страх и чувство вины. Они вызываются извлечением признаний («исповедей») под предлогом создания атмосферы единства и близости. Стремясь сделать доверие к секте максимальным, от вновь пришедшего требуют исповеди. Исповедь является переломным моментом жизни человека в секте, она, своего рода «кредит доверия» – высшая его степень. Отказавшись от исповеди, член секты рискует навсегда потерять для себя значимую группу. Находясь под этим давлением, человек вынужден полностью раскрыться и поведать организации всю самую интимную (негативную) информацию о себе. Данные сведения используются для формирования зависимости, потому что в секте нет правила неразглашения исповеди, как это имеет место быть в Православии.

Таким образом, под предлогом исповеди нередко получают информацию, которая в дальнейшем делает человека незащищенным перед лицом группы, то есть создает управляемую эмоциональную уязвимость за счет чувства вины. Выявленные личностные проблемы, негативные факты прошлого, страхи и секреты дают представление об эмоциональной уязвимости адепта посредством явных и завуалированных угроз, так же, как и чередованием наказаний и наград, что позволяет более успешно им манипулировать.

Манипуляторы фабрикуют и вбрасывают в сознание огромный поток ложных понятий и слов-амеб, смысл которых установить «непосвященному» невозможно. При этом они тщательно избегают использовать слова, смысл которых устоялся в общественном сознании. Их заменяют эвфемизмами – благозвучными и непривычными терминами. Этот переход маскируется с помощью новояза – извращения смысла слов. Придания им совершенно иной смысловой нагрузки.

Под манипулированием сознания в секте понимается в высшей степени сложная и многообразная психологическая реальность, признаками которой является скрытое воздействие на адепта. Для этих целей широко используются такие социально-психологические функциональные системы воздействия на личность, как внушение, подражание и эмоциональное заражение. Что же такое «психологическая манипуляция» в секте?

Психологическая манипуляция

Это вид психологического воздействия, искусное исполнение которого  ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями.

При внушении происходит передача и индуцирование мыслей, настроения, чувств, поведения, вегетативных и двигательных реакций. Достигается не согласие партнера, а принятие информации, основанной на готовом выводе. Решающее значение имеет доверие к внушающему, его авторитет. В отличие от убеждения, где главное воздействие оказывают рациональные аргументы, внушение апеллирует, прежде всего, к эмоциональной стороне человеческой психики.

Главным внушающим средством является слово. Для обеспечения максимального внушающего воздействия используются выразительные средства речи: ритмика, интонация, ударение, паузы, периодические повторения одних и тех же слов. А также существует своя музыка, своя художественная литература, свой молодежный сленг, практики молитвенных башен (так называемая “круглосуточная молитва”, которая разделяется на молодых людей, обязанных один час, независимо от времени суток, посвятить этой молитве).

Внушаемость определяется как «саморегулирование деятельности личности под неосознаваемым влиянием либо окружающей обстановки, либо позиции группы, либо отдельного субъекта».

Еще Спиноза замечал: «Люди только потому считают себя свободными, что свои действия они осознают, а причин, которыми эти действия определяются, не знают».

Внушение образуется на основе доверия путем стимуляции воображения и эмоций, развитых с помощью механизмов заражения и подражания.

«Обман, фальсификации, подмены все это в секте служит для того, чтобы призрачный свет болотной гнилушки выдать за свет Истины, — пишет профессор Московской Духовной академии А.И.Осипов. — Узость и ограниченность выдаются за избранность и исключительность. Суррогатный коктейль из осколков разных вероучений – за полноту и широту «вероучения» секты. Нетерпимость к другим религиям (и к другим сектам, в том числе) рассматривается как признак чистоты секты. Горделивая самоуверенность и самомнение – как признак истинности и «богоизбранности». Поклонение лидеру как Богу преподносится как поклонение божьему посланнику. Демонические наваждения и самовнушения выдаются за «божественные откровения».

Деструктивные физические и психические изменения у членов секты рассматриваются как «трансмутация» тела и «расширение сознания». Отказ от критического мышления трактуется как лучший способ непосредственного постижения истины. Подавление личности и жесткий контроль за поведением членов секты выдается за заботу о своих членах. Разрыв с семьей, с социальным окружением объявляется стремлением избавиться от погрязшего в грехах окружения, мешающего «духовному росту избранных».

Наиболее опасные современные секты

Перечислим наиболее известные и опасные современные деструктивные культы: «Церковь сайентологии», «Свидетели Иеговы», «Церковь Объединения» и другие мунистские организации, «Общество сознания Кришны», «Трансцендентальная медитация», «Ананда Марга», «Сахаджа – йога», культ Шри Чинмоя, «Брахма Кумарис», культ Саи Сатьи Бабы, Кундалини йога, культ Ошо Раджниша, «Аум Синрике», «Сока Гоккай», «Фалуньгун», «Семья» («Дети Бога»), «Церковь Иисуса Христа» (бостонское движение Кип Мак Кина), «Движение веры» (неопятидесятники, в том числе такие секты, как «Новое поколение», «Живая вода», «Слово жизни», «Посольство Божие», «Церковь на камне», «Роса». «Благодать», «Дом горшечника», «Живая вера». «Церковь любви Христа», все «церкви полного Евангелия»), «братство фиолетового пламени», «Новый Акрополь», «Синтон» Козлова, «Церковь Божьей Матери Державная» (она же «Богородичный центр»), «Белое братство», «Ревнители истинного благочестия», «Церковь последнего завета», культ «Анастасия», ивановцы, школа Щетинина, «Радастея», секта Ольги Асауляк, «Тетрада», секта Столбуна, «Школа Лхасы», «Академия фронтальных проблем Золотова», «Троянова тропа», «Рэйки» и еще масса других групп и сект, которые навязывают оккультно-магические и аморальные идеи и практики под видом разного рода псевдонаучных, псевдохристианских, восточных, оккультных и синкретических доктрин.

Использованные источники:

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. – М.: Эра, 1995 .

Деструктивные психотехники. Технологии изменения сознания в культах. – Экслибрис, 2002 .

Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. – М.: ЧеРо, 1997 .

Дудар Н. Социально-психологические составляющие возникновения новых религиозных течений / Материалы круглого стола научно-практической конференции. – К., 2000 .

Кондратьев Ф.В. Современные культовые новообразования («секты») как психолого-психиатрическая проблема. – М., 1999 .

Лири Тимоти. Нейрополитика. – СПб.: ЭксПо, 2002 .

Миссионерский Отдел МП РПЦ. Новые религиозные объединения России деструктивного и оккультного характера:справочник. – Белгород, 2002.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Как нам уберечь Россию? – СПб., 1993.

Нарижный Ю.А. Неорелигии как социокультурный феномен. – Днепропетровск, 2004 .  

Ронин Р. Своя разведка: способы вербовки и агентуры, методы проникновения в психику, форсированное воздействие на личность: практическое пособие. – Минск: Харвест, 2000 .

Спиноза Б. Этика. – М., 1982.

Хвыля-Олинтер Андрей, иерей. Пособие для православных миссионеров, священнослужителей и мирян по религиозно-духовной безопасности. – Белгород, 2005 .

Штейн Эдган. Навязанное убеждение. —  Изд. Стела. 2002 .

Осипов А.И. Тоталитарные секты: технология обмана. —  Минск, 2007.

pravlife.org

Признаки секты — Психология PRO

Секта, в переводе с латыни означает одновременно: «путь, правило, направление, учение, образ мыслей, ложное учение, ересь, шайка». Некоторые из этих значений довольно точно характеризуют то, что по определению представляют собой современные секты. Вступая в ряды секты, человек редко осознает, куда именно он попал. В самой секте используются такие термины как: ашрам, школа, монастырь, институт, братство и др. Что реально происходит внутри этого круга?

Первый признак секты — заоблачные надежды. Первое время, большинство завербованных адептов секты переживают обретение нового смысла, эйфорию, иллюзию роста, движения и ощущение причастности к «тайному» и высоко-продвинутому обществу. Если до этого жизнь была невзрачной, а теперь стала осмысленной, совершенно очевидно, почему сектанту так сложно протрезветь. «Трезвый пьяному не товарищ». Слишком сложно поверить, что новые смыслы – это всего-лишь продолжение той иллюзии, которой жил мирской человек.

Перед новоиспеченным сектантом маячат райские перспективы, которые ему красочно обрисовывают наставники, их лекции и книги. Новичок на этом этапе может взахлеб рассказывать своим друзьям о «школе». Он будет пытаться их привлечь и завербовать. Он будет укреплять иллюзии о собственной скорой божественной реализации, о «спасении» и о процветании учения с его немаловажным участием в этом процессе.

Однако следующий этап характеризуется заметным ослаблением всех первоначальных воодушевляющих переживаний. Адепт секты еще чает надежды, но его устремление к реализации на этом этапе уже практически не подпитывается наставниками. Адепт втягивается в рутину, и становится «бывалым». Все это сопровождается регулярными «сходками» с целью взаимной групповой поддержки мировоззрения членов секты. Если дело происходит в «ашраме», такого рода «подпитка» эгрегора секты происходит непрерывно, и адепт полностью выпадает из социума.

Другой признак секты — отчуждение от социума. Спустя время, если сектант не сумел душевно повзрослеть и обрести ясность, происходит вырождение. Все первоначальные импульсы гаснут. Личность начинает увядать, делается слабой и податливой. Секта для нее становится суррогатом социума со своими ограниченными законами. И если человек не сумел взрастить духовные качества, все старые мирские реакции начинают проявляться с удвоенной силой. Фанатичные адепты теряют друзей, способность общаться и работать в мирском обществе.

Третий признак секты — паразитирование на адептах. Основные обязанности адепта секты сводятся вовсе не к духовному росту, как он сам мог наивно надеяться, а к сбору пожертвований и бесплатному труду во благо секты. Иногда деньги действительно расходуются на развитие секты, издание книг и покупку новых помещений для практики. Однако большая часть средств, как правило, уходит на прихоти «Гуру». А прихоти эти, чаще всего, далеки от духовных идей, которыми «Гуру» затуманивают умы своих приверженцев.

Сектанская вера зачастую слепа. Человек склонен к поиску Бога во внешнем мире. И образ Гуру, взращиваемый коллективным фанатизмом, для этого дела – очень удобен. Вроде как, вот же он, почти сам Всевышний во плоти. На progressman.ru теме лжеучителей посвящена отдельная статья.

Если ты веришь в просветленность человека перед своим взором, тебя будут охватывать те самые «мистические» переживания. И совершенно неважно, каким в действительности является этот человек. Вера срабатывает. Способность верить в этом смысле является катализатором мистических переживаний. Однако слепая вера неизбежно чревата множеством иллюзий, а по итогу приводит к большим разочарованиям.

В сектах Гуру не выгодно, чтобы рабочие муравьи умели думать. За них думает Гуру. Мировоззрение секты объясняет все, что должен знать ее приверженец. Даже если он не понимает теорию, это не так уж важно. Главное для сектанта – слепо верить. «Куда идет стадо, туда и я». Иногда это напоминает картину известного художника, где слепые люди, держась за руки, затягивают друг друга в овраг вслед за их поводырем. Поэтому, прежде всего, имеет смысл опираться не на сухие догматы, а на собственный опыт. Иначе окажетесь не там, где хотели, а там, куда вас для своей выгоды завел поводырь.

Как отличить иллюзии и слепые верования от реального опыта? К сожалению, в большинстве случаев для неофитов это крайне сложное дело. Иллюзии – на то и иллюзии, чтобы на них покупаться и обманываться. Опыт рождает опыт. Путь к знанию начинается из тумана неведения. Поэтому секты существуют и развиваются.

И все же есть учения и учителя, от которых можно получить полезную применимую на практике информацию. И даже внутри секты сомнительного содержания иногда обучают «рабочим», эффективным практикам. Взрослая душа отличает зерна от плевел и движется дальше. Настоящий учитель сделает все, чтобы искоренить зависимость от его присутствия и учения. Душевно зрелый человек ходит на своих ногах, и смотрит на мир своими глазами.

Признаки секты

1 Заметная текучка кадров. Если состав постоянно меняется, значит, что-то не то, нет устоявшейся традиции, люди разочаровываются и уходят.
2 Вымышленные учителя, у которых якобы учился основатель секты.
3 Множество разных проектов, которые превозносятся, как счастливое, светлое будущее при коммунизме.
4 Множество учений, техник и практик под одной крышей. Это может быть оправдано, но в истинной традиции такого скакания не происходит.
5 Многочисленные названия секты, которые сменяются год за годом.
6 Если возникает ощущение, что вместо духовного развития от вас реально ожидают лишь «пожертвований» и бесплатного труда, это явный признак паразитирующей на своих адептах секты.
7 Если глава превозносит сам себя, чуть ли не как сына Бога, тоже есть над чем задуматься.
8 Надо бы понимать, что четкого критерия того, что является сектой нет. В глазах отцов церкви все прочие духовные направления – сектанское зло, потому что конкурируют с путем, который они почитают единственно истинным. То есть секта – необязательно что-то объективно плохое и вредное. Таковой она становится лишь от неудачного применения.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

progressman.ru

Психологическая обработка людей в сектах ≪ Scisne?

Большинство из нас уже не раз сталкивалось с сектантами. Эти люди часто пристают к прохожим на улицах с предложениями: посетить какой-нибудь богословский семинар, вместе почитать Библию, купить втридорога какую-нибудь безделушку (с уверениями, что ваши деньги пойдут исключительно на благотворительные цели). Ко многим они с подобными предложениями приходят домой.

Однако мало кто задавался вопросом, что же заставляет уже взрослых и психически здоровых людей так странно вести себя в обществе. А ведь есть сектанты, которые ведут себя еще более «странно»: сжигают себя, проводят газовые атаки в метро, взрывают себя и других. Многие психологи утверждают, что любая террористическая организация – это та же секта.

В данной статье дана попытка краткого анализа, как из обычных людей делают сектантов, готовых по приказу своего гуру на любое действие вплоть до преступления.

Первый этап — завлечение новичков в секту – проводят вербовщики. В сектах, серьезно стремящихся пополнить свои ряды, – это прекрасные психологи-практики. Даже по внешнему виду людей они уже могут выделить потенциальных жертв. После этого вербовщик подходит к выбранному человеку и начинает разговор. Как правило, сектантских вербовщиков учат, что все люди делятся на четыре группы: мыслители, чувствующие, деятельные и верующие. «Мыслители» – это люди, преклоняющиеся перед логическим мышлением и наукой; «чувствующие» – более всего доверяют своим чувствам; «деятельные» – люди «дела», а «верующие» – приверженцы учения о божественном начале жизни. Опытный вербовщик буквально после нескольких ответов на свои наводящие вопросы может определить, с представителем какой из четырех групп он имеет дело. После этого остается только заинтересовать человека деятельностью секты.

«Мыслителей» в основном ловят на фотографиях ученых, которые что-то увлеченно обсуждают на конференциях, устроенных сектантами, утверждая, что они поддерживают секту. На самом деле эти ученые совершенно чужды как секте, так и той теме, которая обсуждается на конференции. Для них приезд на эту конференцию всего лишь бесплатная возможность пообщаться с коллегами, да и получить серьезный гонорар, который руководители секты выплачивают им за участие в конференции.

«Чувствующих» сектанты «обрабатывают» заботой и любовью. Им рассказывают о том, как хорошо «одной большой и дружной семьей» живут в секте, как члены секты «с полуслова» понимают друг друга. Естественно, что и эмоциональные проблемы новичка, в отличие от жизни в обществе, в их группе будут быстро и эффективно решены.

С «деятельными» вербовщики разговаривают на иные темы. Поскольку «деятельные» «принимают вызов и действуют», то с ними, как правило, говорят о нерешенных в обществе социальных проблемах, о том, что делает секта для облегчения страдания людей. Если их волнуют проблемы войн и национальных конфликтов, то им рассказывают, что данная группа – единственная организация, в которой разработан реальный план противодействия войнам и мирного урегулирования конфликтов (даже если такого плана не существует). Деятельным перечисляются сотни программ по стабилизации и возрождению «гибнущего» мира, которые финансирует и поддерживает группа.

С «верующими» же вербовщики делятся «духовным опытом». После этого многие из верующих сами идут на вербовку, поскольку считают, что встреча с сектантами им ниспослана свыше.

Большинство из завербованных составляют «чувствующие» и «деятельные». «Мыслители» же, если попадают в секту, впоследствии, как правило, выбиваются в руководители.

После того, как человек, «клюнув на приманку» вербовщика, пришел на первое собрание секты, начинается самое главное действо – «перепрограммирование сознания». Как оно осуществляется? Для ответа на этот вопрос сделаем небольшое отступление в область нейрологии.

Наша нервная система состоит из восьми так называемых контуров: по четыре в каждом полушарии. Четыре контура, расположенные в левом полушарии мозга, занимаются нашим «социальным выживанием».

Первый контур, который называется контуром младенца, отвечает за биологическое выживание человека. Выживание – самый главный врожденный рефлекс живого существа. Когда контур младенца сигнализирует об опасности, прекращаются все другие виды психической деятельности организма. В обыденной речи первый контур обычно называют «сознанием».

Второй контур (контур ребенка) отвечает за социальный статус человека в обществе (доминирует или подчиняется). В просторечии этот контур называют «эго».

Третий контур (контур студента) – рациональный ум. Он отвечает за умение вести интеллектуальную работу.

И, наконец, четвертый контур (контур взрослого человека) отвечает за преемственность культуры и знаний в человеческом обществе. Его задача – обеспечить непрерывность существования рода.

При попадании человека в секту атака производится на все четыре контура с целью полной замены импринта (знаний, полученных в процессе развития нервной системы). Это достигается прежде всего изоляцией (сначала кратковременной, а по мере втягивания в секту все более длительной) неофита от внегруппового общества.

Результатом изоляции жертвы от остального мира прежде всего является то, что она начинает импринтировать того, кто приносит ей пищу и от кого зависит ее жизнь как архетип наиболее родственный архетипу матери. Кстати, именно этим и объясняется так называемый «стокгольмский синдром», когда у заложников возникла сильная эмоциональная привязанность к террористу и, одновременно, неприятие «чужаков» из спецназа, спасающих им жизнь.

Фактически, изолировав жертву, сектанты добиваются того, что человек возвращается в состояние младенчества (из-за импринтной уязвимости первого контура) и начинает «переузнавать» своих родителей, которыми для него становятся руководители секты.

Изоляция жертвы от внешнего мира приводит и к состоянию импринтной уязвимости второго уровня, т.к. жертва секты понимает, что в данной социальной группе она – ничто. Автоматически человек начинает искать покровительства наиболее сильной фигуры, которой является руководитель секты.

Понижению «социального статуса» неофита способствует и постоянное напоминание ему, что все неудачи его жизни как до попадания в секту, так и после связаны исключительно с его «греховностью» и плохим исполнением воли «гуру».

Третий контур переимпринтируется прежде всего благодаря отсутствию общения человека со своим прежним окружением, т.е. опять же благодаря его изоляции от остального мира. Человек оказывается в ситуации, когда его обычные способности и умения не работают, поскольку они в секте не нужны. Ему приходится усваивать новые навыки, которые необходимы для выживания в секте.

Для усиления эффекта переимпринтации третьего контура в большинстве сект члены общаются с помощью своего «новояза». Эффект «новояза» серьезно усиливает «перестройку» мозга человека еще и потому что к третьеконтурной необходимости освоить новый язык подключаются выживательные потребности первого контура (пища, кров) и статусные потребности второго контура (защищенность, признание).

В результате изоляции достигается и серьезная импринтная уязвимость четвертого контура, поскольку для сохранения своих культурных традиций человеку необходима постоянная подпитка извне. Очевидно, что когда человек перестает получать «культурные сигналы» от своего постоянного окружения, его импринты начинают исчезать. Он приобретает «культуру» окружающего его «социума», т.е. секты.

Для более успешного перепрограммирования сознания адепта в сектах используется четыре вида контроля: контроль поведения, контроль мыслей, контроль эмоций и контроль информационный.

Контроль поведения затрагивает всю физическую жизнь адепта в секте. Вводятся очень жесткие правила, касающиеся многочасовых ритуалов, индоктринационной деятельности, работы, места проживания, продолжительности сна и рациона питания.

Во многих сектах существует очень жесткая дисциплина, когда адепты должны спрашивать у руководителя разрешения фактически на любое свое действие. Поскольку адепты зачастую лишены финансовых средств, им приходится просить денег на любую необходимую им мелочь у тех же руководителей, что значительно облегчает руководству сект контроль за ними.

В сектах практикуется и такой прием, позволяющий контролировать поведение, как требование жить групповой жизнью, когда адепт постоянно находится в окружении других сектантов. Иногда члену секты насильно навязывают «приятеля» или даже «группу приятелей», с которыми он должен постоянно находиться вместе.

Большое значение для контроля поведения сектантов играет система поощрения и наказания. Руководство секты, как правило, очень внимательно следит за своими адептами. И если человек приносит секте пользу (успешно вербует людей в секту, хорошо распространяет сектантскую литературу и т.п.), то руководство секты его поощряет. Как правило, поощрение – это выдвижение на более высокую должность. Если же его деятельность не удовлетворяет руководство, то его публично критикуют и наказывают, иногда весьма жестоко.

Контроль мыслей подразумевает столь глубокое индоктринирование членов группы, что они усваивают групповую доктрину, принимают новую лингвистическую систему и практикуют техники остановки мыслей «ради сохранения душевного покоя и сосредоточенности». Чтобы стать хорошим членом группы, человек должен научиться манипулировать процессом собственного мышления.

У сектантов доктрина секты является тем «ситом», сквозь которое просеивается вся поступающая информация. Естественно, эта доктрина носит очень жесткий идеологизированный характер, не допускающий «полутонов». Весь мир делится на «белое – черное», «хорошее – плохое», «нас – их».

Чтобы контролировать мысли адепта, секта навязывает ему свой «новояз» с особыми словами, несущими в себе своеобразный сектантский смысл. Таким образом, сектантские символы, связанные с языком, одинаковы для всех представителей данной секты. Контроль над этими символами позволяет контролировать мысли. Во многих группах все сложные ситуации принято классифицировать и обозначать емкими терминами-ярлыками, что позволяет перевести эти ситуации из реальной плоскости в плоскость сектантских штампов. Каждый такой термин или ярлык, служит вербальным выражением «загрузочного языка» и программирует мышление человека в каждой конкретной ситуации, изначально навязывая стереотипы мышления.

Наше представление о мире основано на нашей культуре и языке. В соответствии с ними мы интерпретируем факты. У сектантов количество интерпретаций весьма ограничено. Так, у мунистов любой конфликт между членами группы трактуется как «проблема Каина и Авеля». Им надо только определить: кто является Каином, а кто Авелем? Тут им на помощь приходит руководство секты. После решения вопроса Каин должен покаяться и покорно «следовать за Авелем». Естественно, любые отклонения от этой поведенческой нормы трактуются как «служба сатане». Интересно отметить, что как «проблема Каина и Авеля» должна решаться и проблема возникновения любой критической мысли о лидере секты или самой секте у адепта. Здесь в роли Авеля выступает сам лидер или секта в целом.

Не менее эффективным приемом, с помощью которого руководители контролируют мысли адептов, является ритуал остановки мыслей. Как только у сектанта появляется «плохая» мысль, он ее останавливает и обретает «душевный покой». Остановка мыслей достигается с помощью молитв, чтения мантр, «говорения на языках» и других подобных приемов. Если в первое время сектанту еще приходится несколько «напрягаться», чтобы остановить «дурные» мысли, то уже через пару недель это достигается автоматически.

Контроль эмоций достигается с помощью сужения диапазона личных чувств. Из всех их человеку оставляют только вину и страх. Они позволяют полностью контролировать эмоции сектанта. Адепты должны испытывать вину за все, что происходит в мире, в том числе за то, что сделали они, и за все остальное, к чему они не имеют никакого отношения.

Чтобы теснее сплотить сектантов в группу, руководители сект действуют и таким испытанным способом, как создание «образа врага».

Члены сект должны всегда думать только о группе, никогда о себе и никогда не жаловаться. Для пресечения возникновения «крамольных» мыслей на основе симпатий между сектантами руководители сект контролируют и межличностные отношения в группе.

Очень эффективное средство контроля над эмоциями сектантов – исповедь, которую также культивируют в большинстве сект. Она может быть как перед всей группой, так и исключительно перед руководителем. Все, что говорится на этой «исповеди», тщательно запоминается руководством секты. В случае необходимости давления на сектанта, его «грехи», сказанные на «исповеди», мгновенно используются в этих целях.

Страх перед исключением из группы также является весьма сильным эмоциональным оружием в руках руководителей сект. Сектантам постоянно внушают, что вне группы они не смогут долго прожить. В «греховном мире» их ждут страшные болезни, наркомания, преследования грешников и смерть. В результате всех этих внушений, при угрозе со стороны руководства об исключении из секты у большинства сектантов наблюдается возникновение панического страха.

Информационный контроль заключается в том, что вся поступающая к сектанту информация проходит строжайшую цензуру. Естественно, всякая критическая информация из внешнего мира отсекается. Главная беда для сектанта заключается в том, что в результате поступления односторонней информации у человека полностью атрофируется аналитический аппарат.

Как уже говорилось выше, межличностное общение членов секты также находится под жестким контролем. Запрещена всякая критика лидера, доктрины или самой секты. К тому же в сектах культивируется слежка сектантов друг за другом с последующим докладом руководству. Новички могут общаться между собой только в присутствии старшего члена группы.

Во всех сектах существует так называемые различные «уровни правды». Существует «внешняя правда» — для тех, кого пытаются заманить в секту. По мере втягивания в секту адепт переходит ко все большим «уровням правды».

Для сектанта «внешняя правда», полностью противоречащая доктрине секты, вовсе не является ложью – это просто другой «уровень правды».

Все четыре вида контроля (поведения, мыслей, эмоций и информации) позволяют манипулировать практически любым человеком. Любопытно отметить, что люди с устойчивой психикой составляют фанатичное и преданное руководству ядро секты.

Хронологически создание «нового человека» проходит в три этапа: размораживание, замена, замораживание. Теория трех этапов психологического перепрограммирования человека была разработана в конце сороковых годов прошлого столетия психологом Эдгаром Шейном.

«Промывание мозгов» проходит в три этапа с применением тактики постепенного повышения требований со стороны руководства секты и постепенных уступок со стороны жертвы (такая же тактика используется при подготовке наемных убийц и террористов, а также при установлении непринудительного психологического контроля над человеком).

В своей работе «Навязанное убеждение» Эдвард Шейн писал, что размораживание состоит в разрушении прежней личности, замена является процессом индоктринации нужных идей, замораживание – процессом завершения формирования новой личности, закрепления у нее индоктринированных идей. Рассмотрим процессы, происходящие с человеком на каждом этапе.

На этапе размораживания происходит разрушение досектантского мировоззрения человека. Личность остается вообще без жизненных ориентиров. Человек теряет всякое представление о реальности. Самое главное: перестают функционировать защитные механизмы, предохранявшие его мировоззрение от разрушения.

Для того, чтобы «разморозить» человека, существует множество приемов.

Во-первых, это изоляция человека от внешнего мира. Как правило в сектах изоляцию сочетают с физиологическим воздействием на психику человека. Для этого его лишают сна и изменяют рацион питания (как правило, сектантам дают пищу с низким содержанием белков и высоким сахаров – для усиления эмоционального возбуждения).

Во-вторых, для «размораживания» используется гипноз. Так, человек входит в состояние транса, если его специально «заваливают» противоречивой информацией. Поскольку жертве не дают время на размышление, то она теряется и рефлекторно начинает искать опору в группе. И когда человек видит, что остальные члены группы спокойны, то пытается адаптироваться к ситуации, т.е. воспринимать, не размышляя.

В-третьих, существуют методы так называемой «сенсорной депривации» (полного лишения человека информации) или, наоборот, «сенсорной перегрузки», когда на человека буквально «вываливают потоки» эмоционально нагруженной информации, которую он не в состоянии переработать. Человек в подобных случаях «отключается», т.е. воспринимает информацию, не анализируя ее.

Существуют и другие подобные психологические техники. Например, «двойной капкан», когда человеку «предоставляется выбор» между двумя возможностями, но проверить правильность своего выбора у него нет.

Вполне естественно, что «размораживанию» способствуют такие техники, как сеансы групповых молитв, танцевальные движения (радения хлыстов, вращения суфиев), ритмичная музыка с групповыми движениями, хоровое пение.

После отключения защитных механизмов начинается внушение людям мыслей об их порочности, бездуховности, некомпетентности и пр. Делается все для того, чтобы морально сломать человека и показать ему, что его спасение возможно только в секте. Как только это удается, можно считать, что первый этап закончен.

На этапе замены «накачка» новичка идеями секты происходит во время различных семинаров, отправления групповых ритуалов, группового просмотра видеоматериалов и прослушивания аудиокассет с записью выступлений лидеров, а также в процессе внутригруппового общения.

Все лекции в сектах читаются монотонным убаюкивающим голосом, что способствует усыплению адептов и некритичному восприятию преподносимой информации. Ведущий во время лекции постоянно возвращается к ключевым фразам и дает материал «по замкнутому циклу».

Суть всех лекций, как правило, сводится к утверждению о том, что только учение секты – единственная надежда мира на выживание и процветание. Чтобы усвоить это учение, вербуемые должны избавиться от прежней греховной личности и рациональности. Они должны «освободиться и поверить». Такие призывы со временем звучат все сильнее и убедительней.

Для большей убедительности руководство секты практикует и такой прием. «Сочувствующие приятели» в «доверительной беседе» выуживают у адепта какие-либо сведения личного характера, которые тут же передают руководителю. В нужный момент руководитель в процессе «духовного озарения» сообщает адепту, на которого такая «чудесная духовность» оказывает самое серьезное воздействие.

Для усиления воздействия людей в сектах постоянно обучают групповому конформизму, для чего практикуют групповые занятия, на которых происходят исповеди. Исповедующегося осуждает и хвалит вся группа, что способствует закреплению определенных мыслей и «изгнанию» других. Как только доктрина секты усвоена, начинается третий этап – «замораживание».

На этапе «замораживания» перед «новорожденным» сектантом ставится какая-то жизненная цель. Главным приемом на этом этапе становится подражание. Новичка прикрепляют к «ветерану» и заставляют копировать поведение последнего. Таким образом руководители сект фактически «одним выстрелом убивают двух зайцев»: заставляют «ветеранов» ощущать себя значимыми фигурами и быть «на высоте», а у новичков пробуждают желание стать такими же образцами для подражания.

На этапе «замораживания» нового сектанта стараются окончательно оторвать от его воспоминаний о досектантской жизни. Для этого ему часто меняют имя, одежду, прическу и т.д. Его вынуждают отдать секте все свое имущество, что способствует еще большему его закабалению.

Для того, чтобы укрепить человека в его новых убеждениях, его как можно быстрее стремятся подключить к вербовке новых адептов. Руководители сект отлично знают, что ничто так не заставляет человека поверить в какие-то идеи, как попытки навязать эти идеи другим.

Укрепляются убеждения адептов и в результате «мученичества», в том числе торговли при любых погодных условиях сектантской литературой или всякой мелочью.

По истечении некоторого времени, как правило нескольких недель, работы по вербовке или практики «мученичества» адептов отправляют на новый этап индоктринации. Этот цикл повторяется многократно в течение нескольких лет.

Важную роль в «промывании мозгов» сектантов играют идеи, проповедуемые практически во всех сектах. Эти идеи, внушенные адептам, делают секты страшным оружием в руках их руководителей.

Самая главная идея – «доктрина – это реальность». Систему представлений группы у сектантов принято считать не теорией, позволяющей интерпретировать реальность, а саму эту реальность. Поскольку доктрина секты является истиной, то любой найденный в ней сектантом недостаток трактуется как его греховность (он еще не совершенен, чтобы понять доктрину). Чтобы придти к пониманию доктрины, сектант должен гораздо усердней работать на благо секты, еще больше верить руководителю и доктрине.

Вторая идея прямо вытекает из первой: весь мир черно-белый, где белое (добро) – это секта, а черное (зло) – весь остальной мир. Адептам постоянно внушают, что секту окружают враги, а их самих искушают злые духи. Это приводит к тому, что во многих сектах адепты начинают страдать различными фобиями и постепенно становятся параноиками.

Третья идея – идея избранности членов секты. Сектанты всерьез полагают, что избраны Богом для того, чтобы спасти заблудшее человечество. Для спасения этого человечества сектанты готовы его уничтожить.

Таким образом любая секта стремится разрушить индивидуальность человека, данную от рождения и воспитанную в нем всей его жизнью, чтобы сделать его «манипулятором», способным исключительно на определенные действия в интересах секты.

scisne.net

Секта и психология сектанта

Понятие секты

Плохие новости: мы все немного сектанты. По крайней мере, большая часть населения обладает мышлением со всеми характерными признаками сектантства. Давайте разберемся беспристрастно. Человек, состоящий в секте, отличается тем, что делит людей на своих и чужих. Свои – это, разумеется, только члены его секты. Их принадлежность к секте сама по себе является достаточным поводом, чтобы считать их хорошими людьми и закрывать глаза на их слабости, недостатки и плохие поступки. Чужие – это все те, кто не состоит в секте. Тут могут быть градации. Одна категория «чужих» воспринимается как потенциальные адепты секты, которым имеет смысл проповедовать и которых можно обратить. Это целевая аудитория проповедников. А другая категория «чужих» – это совсем плохие, безнадежные люди, невосприимчивые к проповеди, те, кого обратить невозможно. И вот эти «чужие» по умолчанию считаются резко отрицательными персонажами. Даже если они совершают хорошие поступки и приносят пользу окружающим, все равно они качественно хуже, чем члены секты. Если покопаться в себе, то многие признают, что тоже делят мир на своих и чужих. Сектантское мышление и ксенофобия – это не специфические свойства именно религиозных организаций, а инертность сознания, присущая большинству.

 

В каждой религии для чужаков придумывают нехорошие эпитеты и специальные термины. В христианстве это еретики, язычники и идолопоклонники, в иудаизме – гои, в исламе – кяфир, в ортодоксальном индуизме – млеччха, а кришнаиты всех непримкнувших «ласково» называют карми (материалистами) и демонами. Возможно, многие не согласятся, но если проанализировать любую мировую религию, то в ней обнаруживаются все характерные признаки секты. Просто в разных религиях молятся разным богам, носят разные формы одежды, выполняют разные ритуалы и используют различную корпоративную терминологию. Но разделение на своих и чужих неизменно присутствует в каждой религии. Религиозные организации, как и коммерческие, конкурируют между собой в борьбе за популярность. Поэтому более многочисленные и распространенные религии называют любые новые и малочисленные религиозные организации сектами. Однако, по сути между ними разница только количественная, а не качественная. Ранние христиане, например, тоже в свое время были такой же молодой экстремистской сектой в глазах тех людей, как Аум Сенрикё для нашего общества. Любая религиозная организация – это секта. Глубинная суть тех знаний, которые лежат в основе всех религий, не имеет границ и не принадлежит никакой организации. Христос не был христианином, а Будда не был буддистом. Это были революционеры своего времени, свободные люди, которые учили других быть свободными. Но религиозные организации, которые искажают и используют духовное наследие великих пророков и просветленных в своих целях, неизбежно становятся сектами и превращаются в механизм порабощения людей. Поэтому более искренние и пытливые духовные искатели стремятся получать знания из первоисточников и обретают понимание высших материй своим разумом, а не принимают на веру то, что им внушают коррумпированные религиозные лидеры и пропагандисты.

 

Что делать, если кто-то из близких попал в секту?

Если ваш родственник или любимый человек попал в секту, это серьезное испытание для ваших отношений. Вы полагали, что вы очень хорошо знаете друг друга. Но когда ваш близкий становится последователем секты, это обескураживает тем, что, оказывается, вы живете с незнакомцем, чья душа для вас загадка. Вы перестаете его понимать. Во многих случаях человек отдаляется так, что становится совершенно другим, чужим человеком. К сожалению, секты разрушают многие семьи. Это относится не только к кришнаитам и «белым братьям», но и к таким большим сектам, как христианские религии, ислам, буддизм и другие. Неважно, в какую религию или секту вступил человек, это негативно отражается на семейных отношениях. Если остальные члены семьи не последовали за ним, то он начинает считать, что его истинные друзья и близкие – это единоверцы, а домашние, как известно, – враги человека, и они посланы нам как испытание нашей веры. Если вам дорог этот человек, то единственное средство восстановления мира и согласия, – это терпение и еще раз терпение. Открытая конфронтация приведет к разрыву и может подтолкнуть человека к тому чтобы уйти в монастырь, ашрам или уехать бродяжничать в Индию. Поэтому ваша задача – сглаживать острые углы и стараться мягко обходить спорные темы. Не пытайтесь взывать к логике и здравому смыслу вашего близкого, потому что вступление в секту – явный признак их отсутствия или временного помутнения. Вам нужно показать ему, что вы – его друг, что вы ему не враг. Ведь секта прилагает много усилий для того чтобы вырвать человека из семейных уз и внушить ему, что родные и близкие ему чужие люди, причем делается это все на высоком профессиональном уровне, используя приемы гипноза и психологической манипуляции. Поэтому вы вступаете в неравный бой с хорошо подготовленным мощным противником. Не делайте то, что секта ожидает от вас. Например, сектанты внушают новоиспеченному адепту, что если он станет вставать в четыре часа утра, побреется на лысо и наденет белые простыни, то родственники, скорее всего, его не поймут, и нужно быть готовым стойко принять их сопротивление. Он, соответственно, и ожидает от вас резкой критики и протеста. Держите себя в руках. Иначе он может начать черпать энергию из вашего сопротивления и будет воспринимать вас как врага, с которым нужно бороться. Что бы он ни вытворял со своей внешностью и образом жизни, будьте терпеливы и терпимы.

 

В конце концов, примите это философски: волосы снова отрастут, а странные одежды – это не самое страшное, что может произойти в жизни. Было бы гораздо хуже, если бы ваш близкий стал наркоманом, алкоголиком или преступником. А все эти религиозные странности не более чем фетиш и средство выразить протест против обыденности и несовершенной системы, в которой мы живем. У человека внутри что-то накопилось, что требует выхода именно в такой форме, и если не усугублять конфликт, то это увлечение само пройдет. Позвольте ему быть другим, не таким, каким вы всегда привыкли его видеть. Да, это тяжело. Но альтернатива еще хуже – вы можете его вообще потерять. Он может в один прекрасный день выйти из дома и больше никогда не вернуться. Чтобы этого не произошло, окажите ему психологическую поддержку, будьте с ним рядом, постарайтесь понять, что происходит у него в душе, вызывайте его на откровенность. Будьте его самым близким человеком. Возможно, вам потребуется консультация хорошего психолога. Человек, попавший на удочку секты, конечно, отказывается встречаться с психологом, поэтому роль психолога вам придется взять на себя. И чтобы справиться с этой ролью, вам могут понадобиться советы профессионалов.

 

Не думайте, что если человек стал сектантом, то он останется им навсегда. Это поправимо, но требуется время. Практика показывает, что эйфория, которая возникает у новообращенных сектантов, сохраняется в среднем от года до пяти лет, а затем то, что казалось ему таким ошеломляющим и высоким, становится для него привычной рутиной. И когда эта пелена захлестывающих религиозных эмоций спадает с глаз, человек по достоинству оценит те жертвы, на которые вы пошли ради него и будет вам очень благодарен. Он уже никогда не будет прежним. Опыт пребывания в секте не проходит бесследно, он накладывает свой глубокий отпечаток на личность. Но, как ни странно, зачастую люди, прошедшие через секту и успешно покинувшие ее, в целом становятся сильнее, мудрее, добрее и терпимее к окружающим. Разумеется, хэппи энд не гарантирован. У вас может не хватить терпения, и в конце концов может случиться так, что вы сами перестанете видеть смысл в том чтобы бороться за близкого человека, который стал таким чужим, и отпустите его. Но все-таки, при условии всесторонней помощи членов семьи, вероятность того, что человек осознает свои заблуждения и вернется к нормальной жизни, очень велика. Надолго или на всю жизнь в сектах остаются лишь единицы, а остальные уходят. Как правило, остаются в секте либо те, кому удалось завербовать туда всю семью, либо те, кто сжег мосты, порвали все отношения с семьей, и им попросту уже некуда возвращаться, даже если бы очень хотелось. Поэтому всегда оставляйте свои двери и сердце открытыми для вашего близкого – и он обязательно рано или поздно это поймет.

dommagii.com

Характерные признаки секты

(69 голосов: 4.2 из 5)

В большей или меньшей степени секты характеризуются следующими признаками: 

1. Религиозная реклама (маркетинг)
Секты всегда заняты, как на базаре навязыванием своего товара, то есть распространением своего учения и вербовкой новых членов особыми средствами. Сектантская пропаганда обращена не к уму или сердцу человека, не к высшим его побуждениям, но к страстям, к подсознанию. Религиозный маркетинг – это буквально навязывание своего вероучения в формах, исключающих рациональное осмысление. Сюда относятся все виды рекламы в средствах массовой информации, уличная реклама, почтовая реклама. Это и назойливые приглашения посетить собрания или семинары с неопределенными названиями («изучение Библии» – секта Муна, иеговисты; «изучение английского языка» – мормоны; «собрание всех, кто обеспокоен судьбой России» – рериховское движение, секта «Святая Русь»; «фестивали и семинары по вопросам семейной жизни» – секта Муна, «психологическая дрессировка (тренинг), разрешение проблем общения» – секта сайентологии; «воспитание детей, благотворительные концерты» – секта «Семья»; «семинары по вопросам педагогики и медицины» – секты Акбашева). Это и частая маскировка под Православие с использованием православных символов псевдохристианскими течениями, рериховским движением (например, «Духовный центр им. Сергия Радонежского») и экстрасенсами, адептами движения New Age.

2. Агрессивный прозелитизм и психологическое давление
Религиозная реклама (маркетинг) – следствие сектантской установки на постоянную вербовку новых сторонников (адептов). Новичок всегда окружается особым вниманием, его сознание должно быть активно перестроено. У мунитов это называется «бомбардировка любовью»: у вербуемого создается ощущение, что именно его ждали в секте, каждое его замечание с восторгом оценивается как весьма остроумное и глубокое, его не отпускают ни на минуту, чтобы не оставить его наедине с его мыслями и переживаниями (эта методика называется «сэндвич» – два сектанта должны буквально зажать как в тисках человека и не отпускать даже когда он отправляется в туалет). В секту легко попасть, но трудно выйти из нее, так как, во-первых, всегда находят компрометирующий человека материал, собираемый при поступлении в секту на особых процедурах «исповеди» или анкетирования. Во-вторых, вступивший в секту должен совершить поступок, ставящий его вне традиционных общественных и нравственных связей: отречься от родителей, от веры своих отцов, признать, порой письменно, всю свою предшествующую жизнь ошибкой. В-третьих, желающий покинуть секту подвергается давлению и преследованию бывших своих «собратьев,» угрозам и шантажу.

3. Двойное учение
Вербовщики не сообщают тем, кого завлекают в секту, всей правды об истории секты, ее основателе и ее подлинном вероучении потому, что в сектах имеется двойное учение – одно для рекламы своей секты, для придания ей «человеческого лица», а другое – для внутреннего пользования. Действительно, кто бы захотел посещать «семинары по Библии» у мунитов, если бы сразу был уведомлен, что основатель этой секты – оккультист, многоженец и хулиган, провозгласивший Спасителя неудачником, а самого себя – «христом», то есть с точки зрения христианства – антихрист? Кто бы пошел в гости к рериханцам в «Духовный центр им. Сергия Радонежского,» если бы знал, что здесь не веруют ни в Воскресение Христово, ни вообще в Бога, а, вслед за основателями, восхваляют сатану и практикуют идолослужение? Религиозные учения, навязываемые сегодня российским гражданам, в конечном счете, направлены на разрушение традиционной российской культуры, а потому всегда маскируются под общепризнанные ценности.

4. Иерархия
Чтобы узнать скрываемое учение, человек должен быть посвящен на определенную ступень иерархии в секте. Организация секты строго иерархична. Чтобы получить какой-либо результат, например, оправдать заплаченные деньги или просто проявленный интерес и потраченное время, необходим переход на следующую ступень. Например, в секте Муна существует «лестница» из многих семинаров – вводный, однодневный, двухдневный, трехдневный, семидневный, двадцати однодневный, а также сложная система членства и участия в деятельности секты. В секте сайентологии Рона Хаббарда, человек оплатив и пройдя начальный курс, узнает в самом конце, что самое главное и интересное будет раскрываться лишь на следующем курсе, за который плата отдельная и т.д. То же характерно для секты последователей «живой этики»: ступенчатое посвящение в тайны «учения» по мере более активного участия в деятельности секты. Иерархическое устройство позволяет держать под строгим контролем и направлять действия членов секты на всех ее ступенях и не допускать критического отношения ни к учению секты, ни к ее лидерам.

5. Непогрешимость секты и ее основателя
Учение секты всегда претендует на то, что это высшая истина, причем истина «более свежая,» чем истины всех прочих, особенно же – традиционных религий. Эти «истины» получаются сверхъестественным путем, через «откровения,» видения, контакты с духами (например, Мун общался с духом, который назвался «Христом» и дал указание создать секту). Разумеется, все существовавшее в истории человечества до такого «счастливого озарения,» объявляется ошибкой и недоразумением (в секте того же Муна сектанты должны держаться мнения о том, что их родина – именно Корея, которую осчастливил своим рождением «преподобный» Мун; для «свидетелей Иеговы» любовь к Отечеству абсурдна, и солдаты, погибшие за Родину – безумцы; рерихианцы верят, что весь мир, и Россия в частности, пребывали во тьме суеверий до того, как появилась возможность читать сочиненную Рерихами «агни-йогу.») Основатели сект – люди, которых последователи наделяют божественными качествами, многие прямо провозглашают себя «христами»: Мун, С. Тороп («Виссарион»), М. Цвигун («Мария Дэви»), Т.Ф. Акбашев (считает «иисусом» не только себя, но и своих учеников), Секо Асахара, и множество других. Не иначе как «матерью мира» именуют Елену Рерих адепты рериховского движения. Общение, непосредственное или «духовное,» мысленное, с лидерами-основателями должно доставлять невероятное счастье сектантам, их распоряжения должны выполняться с энтузиазмом. По мысленному приказу от фотографии Шри Матаджи (секта «сахаджа-йога») молодая женщина садистски убила свою полуторагодовалую дочь.

6. Программирование сознания
Членами сект становятся прежде всего люди с неустойчивой психикой, не имеющие ясных нравственных критериев (мерила), духовных и культурных знаний. Такие люди, ищущие, но не нашедшие твердых оснований в духовной жизни, как правило, легко внушаемы, то есть готовы отказаться от своей свободы и принять установки своих учителей. При этом человек получает иллюзорный смысл жизни, но мышление его может строиться лишь по примитивным схемам. В результате человек оказывается в полной зависимости от сектантского учения, участия в собраниях, указаний учителей и лидеров секты. Специалисты сравнивают сектантскую зависимость с наркотической.

7. Духовный элитизм (избранничество)
Членам секты внушается мысль о том, что они – единственно спасенные люди, что все окружающие – люди «второго сорта,» обреченные на погибель потому, что не разделяют учения секты. Без этого качества секта существовать не может, ведь иначе трудно объяснить себе и окружающим, почему члену секты необходимо отделиться в образе жизни от всех традиционных ценностей, почему он обязан постоянно рекламировать учение секты, почему членов секты не принимают в обществе. В сектах оккультного направления делается упор на «самосовершенствование», то есть развитие в человеке пара-нормальных способностей, отличающих членов секты от обычных людей.

8. Контроль жизнедеятельности
Конечная цель сектантской организации – контроль над многими, а в идеале – над всеми сферами жизни человека. Для достижения этой цели вступивших в секты вырывают из привычной жизни, лишают знакомого круга общения. Во многих сектах используются особые поселения сектантов в домах или квартирах, переоборудованных под «ашрамы» или «монастыри», часто перенаселенные. Адепты имеют интенсивный распорядок дня, ограничиваются во сне и пище, ведут напряженную деятельность, не оставляющую возможности критически осмыслить сектантское вероучение и личности лидеров. В некоторых движениях для достижения контроля над адептами прибегают к помощи психотропных средств и гипноза. В конечном счете сектанты приносят в жертву секте свое время, здоровье, имущество (квартиры чаще всего или продаются, или отдаются для устройства офисов секты или «ашрамов»), а иногда и свою жизнь. Секты редко довольствуются своим влиянием только на адептов, но обычно стремятся его распространить на членов их семей, близких людей, знакомых. Дети сектантов должны воспитываться в духе сектантского учения и вырастают преданными сторонниками. По мнению специалистов, именно из их числа могут быть сформированы отряды для осуществления террористических актов.

9. Политические цели
Многие секты, такие как Церковь Объединения Муна, «Свидетели Иеговы», сайентология Рона Хаббарда, и другие, являются крупными промышленными и финансовыми «империями,» стремящимися получить власть над всем миром. Например, «Манифест Варнашрамы», один из документов «Международного общества сознания Кришны», пишет о грядущем обществе «победившего кришнаизма» как об обществе кастовом, разделенном на сверхчеловеков – кришнаитов и рабов-шудр, которым предназначен тяжелый и беспросветный труд, а всемогущая элита будет решать, например, к какому сословию будет принадлежать новорожденный младенец. «Свидетели Иеговы» вещают о необходимости устроения «нового мирового порядка» возглавляемого «единым правительством», состоящим только из членов этой секты. Кореец Мун, основатель секты «Церковь Объединения», прямо говорит о том, что его должны принять все правительства мира как своего господина.

azbyka.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о