Альтруизм это в психологии: Альтруизм и его основные причины — Блог Викиум

Содержание

Альтруизм и его основные причины — Блог Викиум

Чаще всего считается, что альтруизм – это активность человека, основанная на бескорыстной заботе о благополучии других. Но так ли бескорыстны альтруисты? Зачем они приносят в жертву себя и свои выгоды ради других? Может, ими движут иные мотивы, о которых никто не знает? Разберемся, что значит альтруизм, и каковы его основные причины.

Ради блага других или ради себя?

Данное понятие в психологии появилось благодаря философу Огюсту Конту. Он определял альтруизм как воплощение принципа «жить ради других». А подобную форму поведения в социальной среде объяснял высшей человечностью альтруистов и их стремлением к гуманизации общества. То есть, по мнению философа, альтруизм – это именно бескорыстная активность. Однако на самом деле психологи трактуют термин по-разному, в зависимости от собственного отношения к данному проявлению. Тот, кто убежден в отсутствии корысти, и сам в какой-то степени является альтруистом, может предложить множество обоснований альтруистического поведения в формате «ради других».

Если же человек не склонен себе в ущерб помогать другим, он отстаивает корыстные мотивы альтруистов. На основании этого выделяют несколько теорий происхождения социального альтруизма.

«Корыстные» и «бескорыстные» причины (теории) альтруизма

Когда человеком движет выгода, которая может быть открытой или скрытой, осознаваемой или неосознаваемой, говорят о корыстном виде альтруизма. Если же человек не преследует собственной выгоды, то альтруистическое поведение называют бескорыстным.

Если мы говорим о наличии корысти, то выделяют такие теории происхождения альтруизма:

  1. Социальный обмен.

Любые взаимодействия или взаимоотношения в обществе дают результат каждой стороне – мысли, чувства, эмоции. Так, с этой точки зрения альтруизм представляет собой обмен «психологическими услугами». Альтруист получает признание, любовь, уважение, расположение или что-то иное, важное для него. Выходит, что он поступает с определенным расчетом. Однако это он может и не осознавать.

  1. Замаскированный эгоизм.

Эта теория предполагает, что альтруистическим поведением человек пытается удовлетворить эго. Помощь другим позволяет самоутвердиться, обрести гордость за свои поступки, почувствовать расположение тех, кто помощь получает. С этой точки зрения личность может удовлетворять своей активностью и другие индивидуальные потребности.

Бескорыстные мотивы описывают такие теории:

  1. Эмпатия.

Альтруистическое поведение может быть обосновано естественной способностью человека сочувствовать и сопереживать окружающим. Однако считается, что в современном обществе эмпатичность – весьма редкое качество.

  1. Следование социальной норме.

Правила религии или нормы социальной ответственности определенного общества могут диктовать людям манеру поведения. По этой причине тоже может развиваться альтруизм.

Как видно, действия альтруистов не всегда бескорыстны.

Альтруизм в корпоративной среде

На предприятиях и в компаниях часто можно наблюдать альтруистическое поведение сотрудников. При этом в их активности, как правило, есть корыстные мотивы. Они обычно лежат на поверхности и носят прагматический характер. Выполнять какие-то просьбы и задачи работники могут по таким причинам:

  • рассчитывают на взаимную помощь;
  • помогают в ответ;
  • пытаются удовлетворить собственные амбиции.

Практически никогда в коллективе не оказывают помощь ради душевного и эмоционального комфорта.

Взаимосвязь альтруизма и эгоизма

Было бы не совсем правильно противопоставлять эти два понятия. Эгоизм может проявляться по-разному: либо человек ставит себя выше других и открыто это показывает, либо просто ему не интересны другие, а только собственное «»Я«». А альтруизм часто помогает человеку защищать свое эго. Он может потакать его потребностям, которые бывают явными и скрытыми, прятать негативные мысли за добрыми поступками, удовлетворять амбиции. Активность во благо других и помощь в ущерб себе чаще всего выгодны альтруисту. Хотя эту выгоду он не всегда осознает.

Помогать и делать добрые поступки, конечно, хорошо. Но делать это, чтобы заполнить эмоциональные дыры или скрыть плохие мысли, не стоит. Избавляться от негатива следует, изменяя и развивая собственное мышление. Например, Викиум предлагает курс «Детоксикация мозга», который направлен на избавление от токсичных мыслей.

Альтруизм — антипод эгоизма. Стоит ли связываться с альтруистами?

Фильм «Просто так»

Альтруизм бывает просто из-за хорошего настроения. Ну и отлично!
скачать видео

​​​​​​​​​​​​​​

Альтруизм (от лат. alter — другой) — бескорыстная забота о другом человеке (других людях). Противоположность альтруизму — эгоизм. Близко — позиция Творца и позиция Ангела.

Альтруист — человек с нравственными принципами, предписывающими бескорыстные действия, направленные на благо и удовлетворение интересов другого человека (других людей).

Альтруистом человек является тогда, когда в его заботе о людях ни на сознательном, ни на сверхсознательном, ни на подсознательном уровнях нет мыслей о собственных интересах и выгоде. Если альтруисту важна нравственная чистота его намерений, полная свобода от корысти, он стремится оказать помощь не близкому, а совершенно постороннему человеку.

Помогая друзьям, близким и любимым, мы, бывает, рассчитываем на взаимность. Есть матери, которые много вкладывают в своих детей, но обычно за этим есть понимание, что это «мои дети», есть желание воплотить в этих детях «свои идеалы», есть надежда на то, что они позаботятся о матери в старости или хотя бы скажут матери «Спасибо!».

Альтруист избегает всего этого. Альтруист просто дает, в этом вся суть. Никакого завтра у альтруиста нет, он не считает, сколько он вложил, и у него нет ожидания, что ему что-то вернется из того, что он вложил.

Альтруист — обычно мягкий, спокойный человек. Альтруист может часто предлагать кому-то помощь и надолго увлекаться деланием чужих дел, мало вспоминая о своих. Для альтруиста трудно сесть кушать, не позвав кого-то разделить с ним еду. Когда альтруисту удается кому-то помочь или выполнить чью-то просьбу, он внутри искренне рад. Он радуется чужим успехам и искренне сопереживает чужим трудностям.

Альтруизм бывает разный. Часто встречается недалекий альтруизм с торопливым желанием быстрее отдать первым попавшимся людям все, что у человека есть, просто потому, что они сильно нуждаются. Негативной стороной многих альтруистов является как раз то их качество, что они иногда слишком сильно забывают о себе. Человек, который считает, что о себе заботиться не нужно — не ценит и не уважает себя. Кроме того, это недальновидно. Если бы человек действительно заботился об окружающих, он бы задумался о том, за счет каких ресурсов он собирается о ком-либо заботиться. Он обязан был бы вначале обязательно позаботился о себе, чтобы он был хотя бы здоровый, умытый, еще чтобы имел машину, чтобы развозить свои подарки окружающим, чтобы у него на эти подарки были деньги.

.. Мудрый альтруизм предполагает разум и осмотрительно разбирается, кому сколько чего дать, учитывая последствия этого, и предпочитает «не рыбкой накормить, а научить пользоваться удочкой», чтобы человек мог уже кормить себя сам.

Впрочем, в реальности таких чистых альтруистов мало, чаще альтруистами называют тех людей, которые склонны помнить о том, что кроме их интересов есть окружающие люди и о других заботится тоже. Впрочем, уже не совсем альтруизм. В Синтоне для этого есть специальное название — Творцы. Творец в своей жизненной стратегии разумнее альтруиста. Творец действительно хочет заботиться не только о себе, а еще о людях и жизни, но для того, чтобы делать это разумно, грамотно, долго и т. д., он заботится о том, чтобы у него было что-то, чтобы он сам был достаточно здоровый, богатый человек, тогда его помощь будет реальной. А так же нужно заботиться о том, чтобы его помощь была действительно нужна, чтобы ему не приходилось никого догонять после того, как он о ком-то позаботился, а от него все разбегаются.

Альтруизм стал отдельной темой экспериментальной социальной психологии и изучается под общей рубрикой просоциального поведения. Интерес исследователей к этой теме заметно возрос после появления многочисленных публикаций, посвященных антисоциальному поведению, в частности агрессии. Снижение агрессии виделось важной задачей наряду с расширением просоциального поведения. Особенно много усилий было потрачено на изучение помогающего поведения и вмешательства случайных свидетелей.

В академической психологии известны три теории альтруизма. Согласно теории социального обмена, оказание помощи, как и любое другое социальное поведение, мотивируется желанием минимизировать затраты и оптимизировать вознаграждение. «Теория социальных норм» исходит из того, что оказание помощи связано с существованием в обществе определенных правил, например, «норма взаимности» побуждает нас отвечать добром, а не злом тем, кто пришел нам на помощь, а норма «социальной ответственности» заставляет нас заботиться о тех, кто в этом нуждается, столько времени, сколько нужно, даже тогда, когда они не в состоянии отблагодарить нас.

«Эволюционная теория альтруизма» исходит из того, что альтруизм нужен для «защиты собственного рода» (из книги Д. Майерс «Социальная психология​»).

Читайте статьи на тему: «Эгоистичны ли мы по своей природе?»: Биологически мы эгоистичны и оппонирующая ей статья Почему мы не рождаемся эгоистами.

Альтруизм | Мир Психологии

Альтруизм

Альтруизм (от лат. alter — другой)

  1. Правило нравственной деятельности, признающее обязанностью человека ставить интересы др. людей и общее благо выше личных интересов; установка, выражающаяся в готовности приносить жертвы в пользу ближних и общего блага. Термин «альтруизм» ввел фр. философ Огюст Конт. Против. термин — «эгоизм». альтруизм называют также поведение человека (группы), основанное на указанном правиле.
    Альтруистическое поведение проявляется в добровольной помощи др. человеку, несмотря на риск или жертвы, с которыми эта помощь сопряжена. В психологических исследованиях путем опроса установлено, что «ощущение» счастья (удовлетворенность собой и своей жизнью) положительно коррелирует со склонностью к альтруистическим поступкам. Б. Римланд назвал эту зависимость «парадоксом А.» (B. Rimland, 1982). 
  2. В последние десятилетия термин «альтруизм» стал использоваться в этологии и социобиологии в отношении животных, однако в само понятие альтруизм внесены существенные коррективы. Ричард Докинз в книге «Эгоистический ген» основным признаком альтруистичного поведения считает то, что оно повышает благополучие др. существа в ущерб собственному благополучию, тогда как эгоистичное поведение приводит к прямо против. результату. Докинз настаивает на объективистском понимании А.: «Важно понять, что приведенные выше определения А. и эгоизма не субъективны, а касаются поведения. Меня здесь не интересует психология побуждений.
    Я не собираюсь вступать в споры о том, «действительно» ли люди, совершающие альтруистичные поступки, делают это во имя тайных или подсознательных эгоистичных целей. (…) Мое определение касается лишь того, повышает или понижает результат данного действия шансы на выживание предполагаемого альтруиста и шансы на выживание предполагаемого объекта благотворительности» (Докинз, 1993). В строгом соответствии с таким пониманием настоящими альтруистами м. б. признаны машины и домашние животные, которые служат благополучию человека. В естественных условиях альтруистическое поведение обнаруживают многие виды животных. В частности, его наблюдали у воронов, дельфинов и обезьян. (Б. М.)

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Альтруизм (от лат. alter — другой) — система ценностных ориентаций личности, при к-рой центральным мотивом и критерием нравственной оценки являются интересы другого человека или социальной общности. Термин «альтруизм» введен французским философом О. Контом как противоположный понятию эгоизм.

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

нет значения и толкования слова

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

Альтруизм — бескорыстная забота о благе других, готовность действовать на пользу другим, не считаясь со своими личными интересами.

Альтруизм патологический — основанная на бредовой идее патологическая солидарность психически больного с другими людьми, проявляющаяся в виде оказания им «помощи», которая нередко приносит им вред.

Оксфордский толковый словарь по психологии

Альтруизм

  1. Большая значимость благополучия, счастья, интересов или даже выживания других по сравнению с собственными. 
  2. Поведение, направленное на обеспечение безопасности, удовлетворение интересов или улучшение жизни других при одновременном подвергании опасности себя. Первое значение более общее и чаще используемое; оно обозначает и прин цип, и действия.  

Это значение также является основным в современной этологии, хотя здесь употребление этого термина ограничено обстоятельствами, при которых поведение не приносит пользу ни индивиду, ни его прямому потомству. Это значение имеет интересные оттенки. Так у многих видов наблюдается поведение, которое представляется альтруистическим, хотя с точки зрения этологии таковым не является. Например, в случае альтруизма по отношению к семье некоторые особи своими действиями нарушают собственную безопасность, но обеспечивают безопасность собственной семьи, следовательно, такое поведение можно рассматривать и как действие в собственных интересах, в результате которого увеличивается вероятность выживания собственных генов. Аналогично, в случае взаимного альтруизма действия часто основываются на том, что тот, кто сегодня оказывает поддержку, завтра может ее получить. Следует отличать от поведения помощи, при котором не предполагается никакого риска.

предметная область термина

Взаимный альтруизм (RECIPROCAL ALTRUISM) — помощь, оказываемая неродственному индивиду с неявной целью и без признаков того, что помощь будет взаимной.

Альтруизм (человеческий) — разновидность общественного поведения (см. Общественные нормы), когда один человек добровольно помогает другому с теми или иными издержками для себя. Основной движущей силой альтруистического поведения считается желание улучшить благополучие другой личности, а не ожидание некой награды (ср. с предыдущим разделом о животном альтруизме) или любая иная причина, в которой можно усмотреть корыстный интерес.

Предлагаются следующие объяснения человеческого альтруизма:

  1. Причина нашего желания помогать другим людям заключается в эмпатии (сопереживании). Мы помогаем другим, поскольку разделяем их душевные страдания (гипотеза эмпатического альтруизма). 
  2. Мы помогаем другим, поскольку стремимся преодолеть негативное состояние, в котором сами находимся. Вид человеческого горя или страданий расстраивает нас, и мы хотим избавиться от этого. Бескорыстно помогая другому человеку, мы устраняем источник собственных неприятных чувств (модель облегчения негативного состояния).  
  3. В социобиологических теориях внимание акцентируется на том, что хотя нам кажется, будто в действиях альтруиста отсутствует личный интерес, на самом деле он часто присутствует в скрытом виде. 

Альтруистическое поведение рассматривается как стратегия, развившаяся в процессе естественного отбора. Проявляя альтруизм к близким генетическим родственникам (например, к детям), мы помогаем сохранению человеческого генофонда (родственный отбор). Помогая кому-то сегодня (например, пропуская другой автомобиль в очередь перед собой), мы полагаем, что эта услуга будет возвращена нам позднее. Культурные теории акцентируют внимание на развитии норм альтруизма. Имеется в виду норма социальной ответственности (помощь тем, кто в ней нуждается) и норма взаимной ответственности (помощь тем, кто помог вам). Приверженцы этих теорий утверждают, что социальная эволюция оказывает гораздо более значительное влияние на человеческий альтруизм, чем биологическая эволюция, подразумеваемая социобиологическими теориями.

РОДСТВЕННОГО ОТБОРА, АЛЬТРУИЗМ — см. альтруизм.

АЛЬТРУИЗМ СЕКСУАЛЬНЫЙ — ослабление эгоистических тенденций в сфере сексуальных отношений, готовность уступать интересам своего партнера. А. с. является залогом гармоничной половой жизни в том случае, если альтруистические действия одного партнера вызывают у другого потребность в таком же поведении.

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Альтруизм — Гуманитарный портал

Альтруизм — это нравственный принцип, согласно которому благо других людей и их интересы более значимы, чем собственное Я и личные интересы. Термин «альтруизм» был сконструирован и введён в оборот О. Контом, развивавшим традиции британской моральной философии XVIII века, для фиксации понятия, противоположного понятию эгоизм (см. Эгоизм). Конт называл альтруизм «жизнью ради других», рассматривая, таким образом, бескорыстное удовлетворение человеком интересов других людей в качестве высшего блага. Центральная идея альтруизма — идея бескорыстия как непрагматически ориентированной деятельности, выполняемой в интересах других людей и не предполагающей реального вознаграждения.

Отдельные идеи альтруизма развивались в более ранних этических учениях — ранним христианством; в Средние века Франциском Ассизским; в Новое время многими просветителями (Д. Юм, А. Смит, Ж.-Ж. Руссо, И. В. фон Гёте и другими). В XIX веке под влиянием утилитаризма альтруизм понимался как ограничение личного интереса ради интереса общего (в некоторых интерпретациях — общественного). Как требование, предъявляемое к отношениям между людьми, альтруизм шире принципа уважения, запрещающего отношение к другому как к средству достижения собственных целей, и принципа справедливости, запрещающего ущемление интересов другого и обязывающего воздавать другим по заслугам. В своём существенном содержании принцип альтруизма был воплощён в заповеди любви, хотя им и не исчерпывается христианская заповедь милосердия, содержание которой включает благоговение и совершенствование; в этом смысле альтруизм представляет собой частный случай милосердия. Однако в новоевропейской философии милосердие начинает трактоваться именно в духе альтруизма, а содействие благу другого человека рассматривается как основа морали вообще. В XIX и начале XX века принцип альтруизма стал предметом критики христианских, в особенности православных, мыслителей, полагавших, что новоевропейский альтруизм неприемлем как «учение буржуазно-демократической морали». В марксизме альтруизм, равно как и эгоизм, рассматривались в качестве исторически и ситуативно конкретных форм самовыражения индивидов. Альтруизм определялся как идеологическая иллюзия, призванная закамуфлировать такой общественный порядок, который позволяет обладателям частной собственности представить свой частный корыстный интерес «в качестве интересов своих ближних». Решительно отвергал принцип альтруизма Ф. Ницше, видя в нём одно из выражений «морали рабов». Для А. Шопенгауэра альтруизм — это «изнанка мировой воли». Л. Фейербах считал альтруизм «родовой сущностью» человека. В психоаналитической концепции З. Фрейда проявление альтруизма рассматривается как невротическая потребность субъекта в ослаблении чувства вины, или же как компенсация им первобытного эгоизма, подвергнутого вытеснению. Во второй половине XX века философско-этическая проблематика, связанная с альтруизмом, получила развитие в исследованиях «помогающего» или, шире, «просоциального» поведения, в которых альтруизм анализируется в контексте практических отношений между людьми, на материале различных форм солидарности, благодеяния, благотворительности и так далее. Она также переосмысливается в контексте этики заботы (К. Гиллиган, Н. Ноддингс). Достижения эволюционной генетики позволили представителям эволюционной этики (Р. Триверс, Э. Уилсон) показать биологические предпосылки альтруизма и функциональную неопределённость того, что принято считать «личным интересом».

Очевидно, действительная проблема, отражённая в дилемме «альтруизм — эгоизм», заключается в противоречии не частного и общего интересов, а интересов Я и Другого. Как видно из определения термина (и этимологии слова «альтруизм»), речь идёт о содействии не общему интересу, а именно интересу другого человека (возможно, как равного, и при любых условиях — как ближнего), и уточняется, что альтруизм необходимо отличать от коллективизма — принципа, ориентирующего человека на благо сообщества (группы). Такое определение нуждается в нормативной и прагматической спецификации; в частности, относительно того, кто судит о благе другого, в особенности когда другой не может считаться в полной мере суверенным судить о том, что составляет его действительный интерес. Обращенный к индивиду как к носителю частного интереса альтруизм предполагает самоотречение, поскольку в условиях социальной и психологической обособленности людей забота об интересе ближнего возможна лишь при ограничении собственного интереса.

Альтруизм: определение и особенности | Блог 4brain

Альтруизм – это поведение, направленное на то, чтобы внести свой вклад в благосостояние другого человека без какой-либо прямой пользы для себя. В первую очередь такое поведение направлено на облегчение состояния другой личности. Вы стараетесь изо всех сил помочь кому-то нуждающемуся, хотя то, что совершаете, не помогает вам и может быть даже вредным для вас. Вы не ожидаете возврата чего-либо, взаимности, благодарности, признания или других выгод.

Вопросы о природе и важности альтруизма имеют долгую историю, начиная со времен философских рассуждений Сократа и зарождения религий. Многим из нас знакомо выражение «добрый самаритянин», и оно стало синонимом идеи бескорыстного пожертвования.

Альтруизм и эгоизм

По мере того как исследователи пытались определить причины, ответственные за акты помощи, стало очевидно, что в их основе лежат два основных класса мотивов: эгоистический и альтруистический. Эгоистические выгоды касаются в основном тех выгод, которые ожидает человек, оказывающий помощь. Они могут быть материальными (например, преследование каких-нибудь финансовых льгот), социальными (благодарность, общественное признание) или даже личными (удовлетворяющими чувство гордости за свои действия). Альтруистические, с другой стороны, направлены непосредственно на потребности адресата оказываемой помощи, и включают сочувствие и сострадание к нему.

В ключевой дискуссии альтруистическая мотивация противопоставляется одному особому типу эгоистического мотива – уменьшению личного стресса. Наблюдение за страданиями другого человека может вызвать состояние глубокого огорчения, и если побуждение к полезному поступку мотивируется в первую очередь желанием ослабить действие собственных расстроенных чувств, этот поступок будет восприниматься как более эгоистичный, чем альтруистический. Разница в том, что в то время как бескорыстная помощь фокусируется на потребностях получателя («Вы страдаете – я хочу вам помочь»), эгоистическая помощь фокусируется на чувствах совершающего это действие («Я так расстроен, глядя на вашу сложную ситуацию»).

Различие между эгоистическими и альтруистическими побуждениями для оказания помощи всегда вызывало бурные споры. Например, одна из причин заключается в том, что альтруистические позывы не поддаются некоторым теориям социальных взаимодействий, которые доминировали в психологии мотивации в середине 20 века. Они утверждали, что поведение возникает только тогда, когда оно стимулирует максимальное вознаграждение для человека, одновременно сводя к минимуму издержки, не способствующие бескорыстной интерпретации помощи. Тем не менее, предельно ясно, что действия по оказанию поддержки часто связаны с большими личными затратами с малым вознаграждением или даже без такового.

Психолог Дэниел Бэтсон сыграл важную роль во внедрении методов изучения акта бескорыстной помощи. Один из таких методов включает в себя использование определенного списка экспериментальных вариантов, которые выделяли нужду адресата и возможность исполнения эгоистичных побуждений помогающим человеком. Переход из одного состояния в другое объяснялся тем, какой мотив усиливался. Другой метод заключается в определении того, о чем думали люди, когда они размышляли о помощи.

В обоих случаях исследования однозначно показали, что альтруистические причины часто играют важную роль в поведении. Такого рода действие иногда называют истинным альтруизмом или подлинным альтруизмом. Хоть с точки зрения нуждающегося может не иметь значения, вызвано ли данное действие эгоистическими или альтруистическими проблемами, с научной точки зрения эта разница существенна.

Факторы, которые способствуют альтруизму

Существует две большие категории, в которые можно сгруппировать факторы, способствующие альтруизму:

  • факторы, описывающие человека, который помогает;
  • факторы, более контекстуальные по своей природе.

Что касается первой категории: исследования показали, что люди, которые склонны оказывать помощь бескорыстно, обладают общечеловеческими ценностями и часто испытывают чувство ответственности за благополучие других. Они склонны быть более сопереживающими и заботливыми, чем эгоистично ориентированные люди. В одном интересном исследовании Марио Микулинсер и Филипп Шейверих обнаружили, что человек с безопасным стилем привязанности обладает большей тенденцией к альтруистическим мотивам в различных аспектах оказания помощи. С другой стороны, небезопасные стили привязанности либо препятствуют оказанию помощи, либо способствуют появлению более эгоистических мотивов.

Среди факторов, предполагающих контекст, очень важны характеристики отношений между помогающим и получателем. Эмпатия между двумя близкими людьми, их регулярное общение способствует проявлению заботы о благополучии и оказанию поддержки.

Идентификация с другим человеком также увеличивает вероятность альтруизма. Это чувство связи, особенно важно для объяснения бескорыстной помощи родственникам. И вероятность акта альтруизма выше там, где ближе родство, в котором мы находимся. Например, люди чаще помогают своим детям, чем племянникам, но чаще помогают последним, чем их дальним родственникам или незнакомцам.

Как же возникает альтруизм

Альтруизм часто проявляется спонтанно. Вы решаете на данный момент, помогать или нет. Тем не менее, вы можете подготовиться к возникновению альтруистического желания двумя способами. Во-первых, развить способ мышления, который направлен на помощь другим. Во-вторых, осуществлять поиск ситуаций и жизненных проявлений (например, участие в волонтерских организациях), где вы сможете кому-то помочь.

Несколько интересных исследований выявили занимательные факты в возникновении альтруистического поведения. К примеру, в одном исследовании его участники помогали другим чаще, если их помощь публично демонстрировалась. Становясь альтруистами, они получали более высокий статус и чаще выбирались для совместных проектов. Чем выше ценность альтруизма, тем больше социального статуса он приносит. Женщины, пожилые люди, бедные имели тенденцию быть более щедрыми, чем другие.

Возможен ли настоящий альтруизм

 Существует мнение, что такого понятия, как настоящий альтруизм не существует. В конце концов, проявляется прямая или косвенная помощь, мотивы её никогда не могут быть полностью бескорыстными. Конечно, это звучит как правда в таком широком теоретическом смысле. Но и с личной, реалистичной точки зрения вы можете помочь кому-то, когда предполагаете очевидный и немедленно позитивный эффект для вас. Истина заключается в том, что на всех в обществе оказывают влияние окружающие люди. Возможен ли чистый альтруизм или нет, не имеет значения в этом сплетении событий. Важно то, что мы способны действительно помогать друг другу в обстоятельствах, когда у нас есть возможность, даже если это будет выглядеть со стороны как что-то эгоистичное.

Понимание альтруизма – хороший шаг к более осмысленной жизни, приносящей пользу, как вам, так и окружающим в целом. И, подводя итог, хотелось бы выделить несколько ключевых вещей, которые следует запомнить.

Альтруизм – это поведение, направленное на оказание помощи, совершаемое бескорыстно или без прямой выгоды. Он сопряжен как с затратами, так и с пользой. Оказавшись в чрезвычайной ситуации, и если никто не предлагает вам поддержку, следует принять сознательное решение игнорировать социальные сигналы и помощь в любом случае. А тот факт, что вы, получая какую-то косвенную или теоретическую пользу, готовы отбросить свой непосредственный интерес, является ценным и верным порывом.

Альтруизм – это выбор за мгновение. У всех бывают разные жизненные ситуации. Если вы не совершили что-то сегодня, это не означает, что не способны на это завтра. Например, трудно думать и по-настоящему сопереживать другим, когда вы боретесь с собственными проблемами, такими как тревога или депрессия.

Однако если помогать людям в их интересах, а не в собственных, это снизит стресс и беспокойство другого человека и вызовет позитивные чувства как у него, так и у вас. Бескорыстная отдача дает цель и чувство направления. Таким образом, оказывая поддержку окружающим, вы так же помогаете себе, иногда даже неосознанно.

Альтруизм | Отношения | Наша Психология

Это слово (от лат. alter — «другой») описывает нравственный принцип, связанный с бескорыстной помощью другим людям и принесением в жертву своих интересов ради общего блага или интересов отдельных людей. Термин введен французским философом Огюстом Контом, который кратко сформулировал основной принцип альтруизма так: «Живи для других».

Часто альтруиста противопоставляют эгоисту – человеку, который думает в первую очередь о себе, способен идти «по головам» ради достижения своих корыстных целей и удовлетворения своих потребностей.

Центральной для альтруизма является позиция бескорыстия – альтруист искренне верит в то, что совершает благие поступки исключительно ради других людей и их благополучия. Так ли это на самом деле – большой вопрос, но сам он в это верит.

Например, в гештальт-терапии принято выделять, помимо альтруизма и эгоизма, позицию эготизма. Что это за позиция? Многие из нас в процессе взросления и взаимодействия с другими людьми находят некий баланс, когда есть возможность заботиться в первую очередь о своих потребностях, но при этом не вредить другим (так называемая позиция «здорового эготизма»). Но эгоист и альтруист, по мнению некоторых исследователей, не находят такого баланса. Проблема эгоиста более-менее понятна (здесь природные влечения взяли верх над социальными нормами), а вот в чем заключается проблема альтруиста? Все дело в том, что альтруист – это человек, у которого есть большая неудовлетворенная психологическая потребность. И именно ради ее удовлетворения он жертвует множеством других (более мелких) потребностей, представляя это как «большую бескорыстную жертву» и искренне веря в это. Величины психологических потребностей у людей очень индивидуальны. Случается, что «размер» одной из потребностей крайне велик, или человек просто не находит правильных способов ее удовлетворения – тогда его бессознательное само ищет способ реализации потребности, и часто – деструктивный. Скажем, формируя альтруистичное поведение. В таких случаях альтруизм неконструктивен потому, что заведомо не дает человеку возможности полноценно удовлетворять все потребности одновременно.

Но есть и иная точка зрения, заявленная представителям экзистенциально-гуманистического направления в психологии и психотерапии. Она заключается в том, что альтруизм – конструктивная позиция, а природные потребности при определенных условиях возможно отодвинуть на второй план, выдвинув на первый план духовные мотивы и интересы личности. Кроме того, согласно известной концепции советского генетика В.П. Эфроимсона, многими разделяемой, именно альтруизм выступил движущей силой эволюции общественных существ: выживают те общности, в которых практикуется альтруистическое поведение. Однако стоит признать, что такое поведение полезно для генофонда популяции, но не для отдельной особи.

Приведу несколько совершенно различных примеров альтруизма для того, чтобы мы могли посмотреть на сущность этого явления по-разному.

1. На одну из моих консультаций пришла женщина, которая постоянно старалась обо всех заботиться, всем она стремилась делать хорошо – устроить на работу сына, помочь со здоровьем мужу, выдать замуж соседку, помочь десятку бабушек и калек на улицах города. За всеми этими действиями она как бы забывала о себе. Второй пример вы можете найти сами, если вспомните историю жизни любой жены алкоголика или матери наркомана. Как правило, такие люди начинают заниматься спасательством – и скоро ради этого забывают о многих своих нуждах.

О какой потребности может идти речь в этих случаях? Это станет понятно, если мы узнаем, что хорошего человек может получить от своей помощи другим, в чем, собственно, выгода? Для большинства альтруистов эта выгода (в которой альтруист не захочет признаться даже сам себе) заключается в том, что он чувствует себя нужным, значимым. Его забота кому-то нужна, а значит, он и сам чувствует себя нужным. Это не единственный вариант потребности, скрывающейся за альтруизмом, но один из самых распространенных в психологической практике.

2. Но можно привести также другие примеры альтруизма, в которых альтруистичный поступок человека имеет совершенно иное значение. Например, солдат, который на войне жертвует своей жизнью ради выживания сотни других людей. Помощь в данном случае действительно бескорыстна: какую выгоду для самого себя может заключать этот поступок? Очевидно, что ее нет – ведь человек умирает. Тем не менее, он решается на такой поступок. Не многие способны пожертвовать самым дорогим ради других людей, и это может стать настоящим подвигом.

Поэтому едва ли имеет смысл говорить о том, «плохо» это или «хорошо» – быть альтруистом. Каждый для себя на этот вопрос находит свой ответ.

Автор статьи: Мария МИНАКОВА

Альтруизм — это… Что такое Альтруизм?

Альтруи́зм (лат. Alter —другой, другие) — понятие, которым осмысливается активность, связанная с бескорыстной заботой о благополучии других; соотносится с понятием самоотверженность — то есть с приношением в жертву своих выгод в пользу блага другого человека, других людей или в целом — ради общего блага. В некоторых смыслах может рассматриваться как противоположное эгоизму. В психологии иногда рассматривается как синоним или часть просоциального поведения.

Согласно В. С. Соловьёву, под альтруизмом понимается «нравственная солидарность с другими человеческими существами»[1].

Содержание понятия

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 2 сентября 2011.

Понятие альтруизма ввёл французский философ и основатель социологии Огюст Конт[2]. Он характеризует им бескорыстные побуждения человека, влекущие за собой поступки на пользу других людей. Согласно Конту принцип альтруизма гласит: «Живи для других». Согласно О. Конту, альтруизм противоположен, антонимичен эгоизму, и подразумевает такое поведение и активность человека, которыми он приносит другим людям больше пользы, чем требует от них приложения каких либо затрат.[3]

Оппозицией такому пониманию альтруизма выступают Чарли Л. Харди, Марк ван Вугт,[4] Дэвид Миллер[5] и Дэвид Келли[6], которые в своих исследованиях показали, что альтруизм и альтруистическое поведение не связаны с прямой выгодой, или с комбинациями различных выгод, но в конечном счёте, в долгосрочной перспективе создают больше преимуществ, чем было затрачено на совершение альтруистических действий.

Согласно Джонатону Сеглоу,[7] альтруизм — это добровольный, свободный акт субъекта, который, однако не может быть осуществлён без того, чтобы совершённое альтруистическое действие не потеряло своей альтруистичеcкой природы.

Русский философ Владимир Соловьев в работе Оправдание добра обосновывает альтруизм через жалость и считает его естественным проявлением человеческой природы (всеединства), тогда как его противоположность (эгоизм, отчуждение) является пороком. Общее правило альтруизма согласно В. С. Соловьёву может быть соотнесено с категорическим императивом И. Канта: поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобою[8]

Б. Ф. Скиннер провел анализ такого явления, как альтруизм, и пришел к следующему выводу: «Мы уважаем людей за их хорошие поступки только тогда, когда мы не можем объяснить эти поступки. Мы объясняем поведение этих людей их внутренними диспозициями только тогда, когда нам не хватает внешних объяснений. Когда же внешние причины очевидны, мы исходим из них, а не из особенностей личности».[источник не указан 258 дней]

Вера в то, что люди должны оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, безотносительно к возможной выгоде в будущем, является нормой социальной ответственности. Именно эта норма побуждает людей, например, поднять книгу, которую уронил человек на костылях. Эксперименты показывают, что даже тогда, когда оказывающие помощь остаются неизвестными и не ожидают никакой благодарности, они зачастую помогают нуждающимся лицам.[источник не указан 258 дней]

Те, кто любит, всегда стремятся прийти на помощь возлюбленному. Однако интуитивное, неосознанное желание помочь вовсе не обязательно должно относиться к тому человеческому существу, с кем вас связывают узы любви или дружбы. Совсем наоборот, альтруистическое стремление оказать помощь совершенно постороннему человеку издавна считается доказательством особенно изысканного благородства. Подобные бескорыстные порывы альтруизма котируются в нашем обществе чрезвычайно высоко и даже, как утверждают знатоки, как бы сами несут в себе моральное вознаграждение за причинённые нам хлопоты.[источник не указан 258 дней]

Испытывая эмпатию, мы обращаем своё внимание не столько на наш собственный дистресс, сколько на страдания других. Ярчайший пример эмпатии — безоговорочное, моментальное оказание помощи людям, к которым мы испытываем привязанность. В среде учёных, изучающих взаимосвязь эгоизма и эмпатии были разные точки зрения, проводились многочисленные эксперименты: очень уж хотелось достоверно определить, способен ли вообще человек на абсолютное бескорыстие… Результаты экспериментов [источник не указан 306 дней] свидетельствовали, что да, способен, но учёные-скептики утверждали, что ни один эксперимент не может исключить всех возможных эгоистических мотивов оказания помощи. Тем не менее, дальнейшие эксперименты и сама жизнь подтвердили, что есть люди, которые заботятся о благе других, иногда даже в ущерб своему собственному благу.[источник не указан 258 дней]

«Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены определённые законы, заставляющие его интересоваться судьбой других и считать их счастье необходимым для себя, хотя он сам от этого ничего не получает, за исключением удовольствия видеть это счастье.»

— Адам Смит, Теория моральных чувств, 1759

Альтруизм в социуме также может быть выгоден, так как приводит к повышению репутации.[9] Другим преимуществом альтруизма может служить самореклама, названная израильским зоологом Амоцем Захави «эффектом потлача».

Основные виды, формы и практики альтруизма

Моральный и нормативный альтруизм

Моральная, нравственная сторона альтруизма может быть осмыслена через нравственный императив И. Канта. Интериоризованное человеком, то или иное понимание нравственности может стать таким внутриличностным образованием как совесть, исходя из которой, а не из стремлений к тем или иным выгодам, будет действовать человек. Таким образом, моральный/нравственный альтруизм заключается в действии в соответствии с собственной совестью.

Ещё одной формой, или одним пониманием морального альтруизма, является его осмысление в рамках представлений о правосудии или юстиции, социальные институты которых широко распространены в западных обществах. В рамках представлений о правосудии человек рассматривается как нередко готовый бескорыстно действовать за правду и её торжество в мире социальных взаимоотношений, а также против различного рода несправедливостей.

Действия в соблюдение обязательств (которые человек даёт самому себе или другому) и ожиданий (которые имеют в отношении человека другие люди) иногда рассматриваются как определённая степень альтруизма. Вместе с тем, нередко такого рода действия могут оказываться и действиями по расчёту.

Альтруизм из симпатии и сочувствия

Альтруизм может быть связан с различного рода социальными переживаниями, в частности с симпатией, сочувствием к другому, милосердием и доброжелательностью. Альтруисты, доброжелательность которых распространяется за пределы родственных, соседских, дружеских отношений, а также отношений со знакомыми, называются также филантропами, а их деятельность — филантропией.

Кроме доброй воли и сострадания альтруистические действия нередко делаются из привязанности (к чему-то/кому-то) или общей благодарности к жизни.

Рациональный альтруизм

Рациональный альтруизм — это балансирование (а также попытка его осмыслить) между своими интересами и интересами другого человека и других людей.

Выделяется несколько направлений рационализации альтруизма:

  • Альтруизм как мудрость (пруденция) (через моральное право (чувство «вправе») и добрые дела может быть оправдан разумный эгоизм (Кристоф Лумер).[10]
  • Альтруизм как взаимный (реципрокный) обмен. Рациональность взаимного обмена очевидна: действие, основанное на нормах взаимности (справедливость, честность), ориентированы не точный учет произведённых усилий и их компенсацию. Скорее, речь идет о предотвращении использования альтруистов эгоистами, таким образом, чтобы процесс обмена мог быть продолжен. Взаимность является средством для предотвращения эксплуатации.
  • Альтруизм как обобщённый обмен. Обобщенные системы обмена характеризуются тем, что они основаны на усилиях, прилагаемых в одностороннем порядке без прямой компенсации. Любой может оказаться получателем выгоды (от альтруистического действия) или тем, кто это действие совершает. Рациональность обобщенного обмена состоит в том, что каждый, кто нуждается в помощи, может получить её, но не прямо от кого-то, но косвенно; важную роль здесь играют отношения доверия между людьми.
  • Рациональный баланс собственных и чужих интересов (например, теория рациональных/социальных решений Говарда Марголиса).[11]
  • Парето-альтруизм. Согласно итальянскому экономисту и социологу Парето, Вильфредо, его известному распределению, «80 % последствий порождают 20 % причин», альтруистические действия возможны и не требуют привнесения никаких жертв в выгодах. Есть множество действий (в том числе — эгоистических), от совершения которых ни от кого не требуется никаких жертв и не приносит ни кому ни какого вреда. Такие действия могут быть причислены к альтруистическим актам.
  • Утилитарное понимание альтруизма. Альтруистический акт рассматривается как основанный на максимизации какого-либо общего блага, в том числе посредством привлечения других людей для этого. Пример: у человека есть некоторая сумма денег и он хочет её пожертвовать на развитие некой территории. Он находит какую-нибудь организацию, работающую с этой территорией и жертвует ей деньги, надеясь что в ней они потратятся нужным образом. Вместе с тем, как следует из примера, такое, утилитарное понимание альтруизма может приводить к предвзятости и преследованию определённых собственных интересов.

Социальная психология альтруизма и альтруистическое поведение

С развитием эмпирических психологических исследований такие нечёткие понятия как альтруизм, полезность, постепенно заменяются на более употребительный термин «просоциальное поведение».

Существуют половые различия в альтруистическом поведении: женщины, как правило, показывают более долгосрочное просоциальное поведение (например, забота о близких). Для мужчины, более вероятны, уникальные «подвиги» (например, при пожаре), в которых нередко нарушаются конкретные социальные нормы.[12]

Есть также исследования из области эволюционной психологии, в которых показано, что люди выживают за счёт сотрудничества и нормальной взаимности. Как выразился Герберт Саймон, просоциальное поведение имеет преимущество в ситуации естественного отбора/эволюции, и в некотором смысле, альтруизм может рассматриваться как генетически заложенная в человеке программа.[13]

Согласно социально-психологическим исследованиям альтруистического поведения, важную роль в нём играет личная ответственность человека. Принятие решений требует принятия на себя ответственности за эти решения. Если решение принимается группой людей, то ответственность за него распределяется по членам группы, снижая личную ответственность каждого из них. Как пишет Дмитрий Алексеевич Леонтьев, ссылаясь на исследования социальных психологов, описанные в книге Ли Росса (англ.)русск. и Ричарда Нисбетта (англ.)русск.[14]: «если что-то произошло, если вам стало плохо, нужна помощь, а вокруг идут люди, не останавливаясь, нельзя звать на помощь просто, ни к кому не обращаясь. Выберите любого человека, смотрите на него и обращайтесь лично к нему и вероятность того, что к вам придут на помощь, возрастёт в несколько раз.»[15]

Другие разновидности

В общем понятии альтруизма выделяют отдельные под-понятия, описывающие некоторые специфические виды альтруизма. Например:

Примечания

  1. Соловьев. В. С. Оправдание добра, 3,11,I
  2. Современный психологический словарь / Под редакцией Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. — Санкт-Петербург: Прайм-Еврознак, АСТ, 2007. — 496 с. — (Психология — лучшее). — 3000 экз. — ISBN 978-5-17-046534-7, ISBN 978-5-93878-524-3
  3. Manuela Lenzen. Evolutionstheorien in den Natur- und Sozialwissenschaften. Campus Verlag, 2003. ISBN 3-593-37206-1 (Google Books)
  4. Charlie L. Hardy, Mark van Vugt. Giving for Glory in Social Dilemmas: The Competitive Altruism Hypothesis. University of Kent, Canterbury 2006.
  5. David Miller. ’Are they my poor?’: The problem of Altruism in a World of Strangers. In: Jonathan Seglow (Hrsg.): The Ethics of Altruism.: Frank Cass Publishers, London 2004. — ISBN 978-0-7146-5594-9, S. 106—127.
  6. David Kelley. Altruism and capitalism. In: IOS Journal. 1 Januar 1994.
  7. Jonathan Seglow (Ed.). The Ethics of Altruism. ROUTLEDGE CHAPMAN & HALL. London. — ISBN 978-0-7146-5594-9.
  8. Соловьев В. С. Оправдание добра. Часть первая. Гл.3. Жалость и альтруизм
  9. Докинз, Клинтон Ричард. Возникла ли нравственность в процессе эволюции? // Бог как иллюзия = The God Delusion. — КоЛибри, 2009. — 560 с. — 4000 экз. — ISBN 978-5-389-00334-7
  10. Christoph Lumer. Rationaler Altruismus. Eine prudentielle Theorie der Rationalität und des Altruismus. Universitätsverlag Rasch, Osnabrück 2000.
  11. Howard Margolis. Selfishness, Altruism, and Rationality. A Theory of Social Choice. Chicago and London, 1982.
  12. Eagly A.H. Sex differences in social behavior: A social-role interpretation. — Erlbaum, Hillsdale, NJ 1987.
  13. Hoffman M.L. Is altruism a part of human nature? In: Journal of Personality and Social Psychology. 40 (1981), S. 121—137.
  14. Росс, Ли Д. (англ.)русск., Нисбетт, Ричард Э. (англ.)русск. Человек и ситуация: Уроки социальной психологии = The Person and the Situation: Perspectives of Social Psychology / Перевод с английского В. В. Румынского, под редакцией Е. Н. Емельянова, B. C. Магуна. — М.: Аспект-Пресс, 12 января 1999. — 429 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7567-0234-2, ISBN 5-7567-0233-4
  15. Леонтьев, Дмитрий Алексеевич. Лабиринт идентичностей: не человек для идентичности, а идентичность для человека (рус.) // Философские науки : журнал. — 2009. — № 10. — С. 6.

Ссылки

См. также

Что такое альтруизм?

Что такое альтруизм?

Альтруизм — это бескорыстная забота о других людях, когда вы делаете что-то просто из желания помочь, а не потому, что чувствуете себя обязанным из-за долга, лояльности или религиозных соображений. Это включает в себя действия из-за заботы о благополучии других людей.

В некоторых случаях эти акты альтруизма заставляют людей рисковать собой, чтобы помочь другим. Такое поведение часто осуществляется бескорыстно и без каких-либо ожиданий вознаграждения.Другие случаи, известные как взаимный альтруизм, включают в себя действия, направленные на помощь другим, в ожидании, что они предложат помощь взамен.

Примеры альтруизма

Повседневная жизнь наполнена небольшими проявлениями альтруизма, от удерживания двери перед незнакомцами до раздачи денег нуждающимся. В новостях часто рассказывается о более серьезных случаях альтруизма, например, о человеке, который ныряет в ледяную реку, чтобы спасти тонущего незнакомца, или о доноре, который жертвует тысячи долларов в местную благотворительную организацию.

Вот некоторые примеры альтруизма:

  • Делать что-то, чтобы помочь другому человеку, не ожидая награды
  • Отказ от вещей, которые могут принести личную выгоду, если они создают затраты для других
  • Помощь кому-либо, несмотря на личные затраты или риски
  • Совместное использование ресурсов даже в условиях дефицита
  • Забота о чужом благополучии

Типы альтруизма

Психологи выделили несколько различных типов альтруистического поведения.Это включает:

  • Генетический альтруизм : Как следует из названия, этот тип альтруизма предполагает участие в альтруистических действиях, приносящих пользу близким членам семьи. Например, родители и другие члены семьи часто приносят жертвы, чтобы удовлетворить потребности членов семьи.
  • Взаимный альтруизм : Этот тип альтруизма основан на взаимных компромиссных отношениях. Это включает в себя помощь другому человеку сейчас, потому что однажды он, возможно, сумеет отплатить за услугу.
  • Групповой альтруизм : Это включает в себя участие в альтруистических действиях по отношению к людям на основе их групповой принадлежности. Люди могут направлять свои усилия на помощь людям, которые являются частью их социальной группы, или на поддержку социальных целей, которые приносят пользу определенной группе.
  • Чистый альтруизм : Эта форма, также известная как моральный альтруизм, предполагает помощь кому-то другому, даже если это рискованно, без какого-либо вознаграждения. Это мотивировано внутренними ценностями и моралью.

Объяснение альтруистического поведения

Хотя мы, возможно, знакомы с альтруизмом, социальные психологи заинтересованы в понимании , почему это происходит.Что вдохновляет на эти добрые дела? Что побуждает людей рисковать собственной жизнью, чтобы спасти совершенно незнакомого человека?

Альтруизм — это один из аспектов так называемого просоциального поведения. Просоциальное поведение относится к любому действию, которое приносит пользу другим людям, независимо от того, какой мотив или какую выгоду дает дающий.

Хотя все альтруистические действия являются просоциальными, не все просоциальные формы поведения полностью альтруистичны. Мы можем помогать другим по разным причинам, таким как вина, обязательства, долг или даже ради вознаграждения.

Мы не уверены, почему существует альтруизм, но психологи предложили ряд различных объяснений.

Evolution

Психологи давно обсуждают, рождаются ли одни люди с естественной склонностью помогать другим, — теория предполагает, что на альтруизм может влиять генетика.

Родственный отбор — это эволюционная теория, предполагающая, что люди с большей вероятностью будут помогать своим кровным родственникам, потому что это увеличит вероятность передачи генов будущим поколениям, тем самым обеспечивая продолжение общих генов.Чем теснее люди связаны между собой, тем больше вероятность, что люди помогут.

Просоциальное поведение, такое как альтруизм, сотрудничество и сочувствие, также может иметь генетическую основу.

Награды на основе мозга

Альтруизм активирует центры вознаграждения в мозгу. Нейробиологи обнаружили, что, когда человек ведет себя альтруистично, центры удовольствия в его мозгу становятся более активными.

Участие в сострадательных действиях активирует области мозга, связанные с системой вознаграждения.Позитивные чувства, вызываемые сострадательными действиями, затем усиливают альтруистическое поведение.

Окружающая среда

Взаимодействие и отношения с другими людьми имеют большое влияние на альтруистическое поведение, а социализация может иметь значительное влияние на альтруистические действия у маленьких детей.

В одном исследовании дети, которые наблюдали простые ответные акты альтруизма, с гораздо большей вероятностью проявляли альтруистические действия. С другой стороны, дружеские, но не альтруистические действия не привели к таким же результатам.

Моделирование альтруистических действий может быть важным способом воспитания у детей просоциальных и сострадательных действий.

Наблюдение за просоциальным поведением, по-видимому, помогает и взрослым (хотя степень, в которой это происходит, зависит от таких факторов, как пол, культура и индивидуальный контекст).

Социальные нормы

Правила, нормы и ожидания общества также могут влиять на то, будут ли люди вести себя альтруистично.Например, нормой взаимности является социальное ожидание, при котором мы чувствуем давление, чтобы помочь другим, если они уже что-то для нас сделали.

Например, если ваш друг дал вам деньги на обед несколько недель назад, вы, вероятно, почувствуете себя обязанным ответить взаимностью, когда он спросит вас, может ли он занять 100 долларов. Они что-то сделали для вас, теперь вы чувствуете себя обязанным сделать что-то взамен.

Поощрения

Хотя определение альтруизма включает в себя выполнение действий для других без вознаграждения, все же могут быть когнитивные стимулы, которые не очевидны.Например, мы можем помочь другим облегчить собственное горе или потому, что доброта к другим поддерживает наше представление о себе как о добрых людях. Другие когнитивные объяснения включают:

  • Сочувствие : Люди более склонны к альтруистическому поведению, когда они сочувствуют человеку, находящемуся в бедственном положении, — предположение, известное как гипотеза сочувствия-альтруизма. Дети также склонны становиться более альтруистическими по мере развития у них чувства сочувствия.
  • Помощь в избавлении от негативных чувств : Альтруистические действия могут помочь облегчить негативные чувства, связанные с наблюдением за кем-то еще в беде, идея, известная как модель помощи в негативном состоянии.По сути, видение другого человека, попавшего в беду, заставляет нас чувствовать себя расстроенными, огорченными или неудобными, но помощь ему уменьшает эти негативные чувства.

Воздействие альтруизма

Хотя альтруизм может иметь некоторые недостатки, когда он доведен до крайности, это положительная сила, которая может принести пользу как вам, так и другим. Альтруизм имеет множество преимуществ, таких как:

  • Улучшение здоровья : Альтруистическое поведение может улучшить физическое здоровье множеством способов.У людей, которые работают на добровольных началах, общее состояние здоровья лучше, а регулярное участие в поведении помогает значительно снизить смертность.
  • Улучшение психического благополучия : Делая добрые дела для других людей, вы можете чувствовать себя хорошо и в мире. Исследования показывают, что люди испытывают большее счастье, когда делают добрые дела для других.
  • Лучшие романтические отношения : Доброта и сострадание также могут улучшить отношения с вашим партнером, поскольку доброта — одно из самых важных качеств, которые люди во всех культурах ищут в романтическом партнере.

В дополнение к этим преимуществам альтруизм также может помочь улучшить социальные связи и отношения, что в конечном итоге может сыграть определенную роль в улучшении здоровья и благополучия.

Развитие альтруистического поведения

Хотя некоторые люди могут более естественно проявлять альтруистические наклонности, есть вещи, которые вы можете делать, чтобы способствовать развитию полезного поведения в себе и других. Это включает:

  • В поисках вдохновения : Ищите вдохновляющих людей, которые совершают альтруистические поступки.Наблюдение за тем, как другие активно работают над улучшением жизни отдельных людей и сообществ, может вдохновить вас на альтруистические поступки в собственной жизни.
  • Практика сочувствия : вместо того, чтобы дистанцироваться от других, практикуйте сочувствие, выстраивая связи и обращая человеческое лицо к проблемам, которые вы видите. Подумайте, как бы вы себя чувствовали в этой ситуации, и подумайте о том, что вы можете сделать, чтобы изменить ситуацию.
  • Постановка цели : Найдите способы, которыми вы можете регулярно совершать случайные добрые дела для других.Посмотрите вокруг в поисках людей, которым может потребоваться помощь, или поищите способы, которыми вы можете стать волонтером в своем сообществе. Приготовьте еду для нуждающегося, помогите другу по хозяйству, сделайте сдачу крови во время забора крови или проведите некоторое время в качестве волонтера в местной организации.

Возможные ловушки

У альтруизма могут быть некоторые возможные недостатки и трудности, например:

  • Иногда это может создать риск. Люди могут совершать альтруистические поступки, подвергая их опасности.
  • Иногда это может привести к тому, что люди пренебрегают собственным здоровьем, социальными или финансовыми потребностями, чтобы заботиться о других.
  • Хотя акты альтруизма могут совершаться с добрыми намерениями, они не всегда приводят к положительным результатам.
  • Это может побудить людей сосредоточить свои усилия на одном деле, игнорируя другие.

Люди, которые работают в сфере оказания помощи, могут оказаться эмоционально подавленными, заботясь о других и помогая им. В более серьезном примере человек, альтруистически усыновляющий животных, может переключиться на накопление животных, достигнув точки, когда он больше не сможет содержать или заботиться о взятых животных.

Несмотря на эти потенциальные проблемы, альтруизм, как правило, является позитивной силой в мире, и этот навык стоит развивать.

Психология альтруизма | Психолог

Куда делись все хорошие люди?
Я менял каналы;
Я не вижу их в телешоу.
Куда делись все хорошие люди?
У нас есть груды и груды того, что мы сеем.

Тексты песен Джека Джонсона из «Good People»


Вопреки печально известному изречению Маргарет Тэтчер, существует такая вещь, как общество.Более того, как граждане и психологи у нас есть возможность и, возможно, ответственность решить, какое общество мы хотим. Одна из возможностей — попытаться создать по-настоящему гражданское общество, в котором люди склонны к альтруизму — действовать, исходя из интересов других, а также своего собственного. В таком обществе каждый выиграет как от заботы, так и от заботы и внимания (Post, 2005). Если бы такая цель была принята, психология могла бы внести большой вклад.
Во-первых, психология определила несколько механизмов, с помощью которых люди могут узнавать и заботиться о ситуациях других людей.Их изучение помогает определить, что является основным, а что второстепенным в альтруизме, помощи и, что наиболее ценно, альтруистической помощи. Во-вторых, психология обеспечивает всесторонний анализ ситуаций, в которых альтруизм (и другие мотивы) приводит, а не приводит к побуждению к помощи. В-третьих, психология определила ряд факторов, которые, если их не контролировать, подрывают эффективный альтруизм. Наконец, психология позволяет определить теоретически и эмпирически обоснованную повестку дня для создания по-настоящему заботливого общества.
Знание и забота о ситуациях других людей
По мере взросления люди могут использовать все более изощренный набор процессов, чтобы помочь им понять субъективный опыт других людей. Хотя между такими процессами существуют важные различия, термин «сочувствие» часто используется как общий для них. Чем больше у людей способности сочувствовать, тем больше у них альтруистических способностей. Таким образом, обучение социальным навыкам, улучшающее способность людей к сочувствию (Stepien & Baernstein, 2006), также способствует повышению их способности к альтруизму.Однако следует помнить, что манипуляция и агрессия по отношению к другим также становятся более эффективными, если успешно принимать их точку зрения (Stone, 2006).
Эмпатия позволяет людям ценить мир с чужой точки зрения. Если эмпатисты идентифицируют себя с теми, кому они сочувствуют, они, вероятно, станут сочувствующими (Håkansson & Montgomery, 2003). То есть сочувствующие будут довольны, когда у тех, кто сочувствует, все будет хорошо (Smith et al., 1989), и они будут либо опечалены (Hoffman, 1991), либо разгневаны (Vitaglione et al., 2003), когда они этого не делают. Подчеркивание сходства с другими увеличивает способность людей идентифицировать себя с ними и тем самым заботиться об их судьбе (Levy et al., 2002). Подчеркивание различий приводит к обратному.
Помогая людям ценить точки зрения, отличные от их собственных, эмпатия также может подчеркивать тот факт, что у людей есть личные проблемы, на которые может повлиять поведение других. Это может побудить людей задуматься о том, как им следует вести себя с моральной точки зрения (Hoffman, 2000). Поскольку моральные соображения, как правило, предписывают заботу о благополучии других, это тоже может привести к альтруизму (Carlo et al., 1996). В большей степени, чем сочувствие, моральное беспокойство может мотивировать помощь, которая не связана с благополучием конкретного человека в конкретный момент времени. С другой стороны, альтруизм, вдохновленный моралью, чаще является патерналистским, чем альтруизм, вдохновленный симпатией. Это означает, что искренние взгляды моральных альтруистов на то, как улучшить благосостояние других, не всегда могут быть разделены теми, кто «извлекает выгоду» из этой помощи. Кроме того, многие предполагаемые моральные убеждения допускают или поощряют дифференцированную заботу о благополучии других, иногда приводя к альтруизму по отношению к одним, но к безразличию или даже агрессии по отношению к другим.Террористы — один из продуктов такого «морального» мышления (Victoroff, 2005).
Хотя сочувствие может быть жизненно важным фактором альтруизма, его влияние косвенное. Сочувствие способствует альтруизму, когда это происходит, главным образом потому, что сопереживание вызывает симпатические или иные моральные проблемы. Влияние симпатии и морали на альтруизм также косвенно. Сочувственные или моральные соображения способствуют альтруизму, когда они это делают, прежде всего потому, что они приводят к заботе о положительном благополучии других (Batson et al., 1995). Важно отметить, что именно эта забота является самым прямым детерминантом альтруизма (Nichols, 2001).
Любовь, вероятно, является примером парадигмы заботы о благополучии других. Несмотря на то, что это прекрасная вещь, любовь наиболее очевидна, когда люди демонстрируют, что они искренне заботятся о благополучии других (Fehr & Russell, 1991). Мать обычно не кормит своего ребенка, потому что она сочувствует ему, сочувствует ему или чувствует себя морально обязанной сделать это.Она питает это, потому что ей это нравится. В этом контексте любовь и забота почти синонимы и обычно приводят к альтруистическому поведению.
В интимных отношениях люди склонны полагаться на сочувствие или мораль (основанные на сочувствии или иным образом), чтобы вызвать заботу только тогда, когда любовь отсутствует. Когда присутствует любовь, такие альтернативы просто не требуются (Comte-Sponville, 2003). Психологи, которые иногда используют этот термин, неоднократно демонстрировали четкие и позитивные связи между любовью (прокси) и альтруизмом (например,грамм. Кларк и Гроте, 1998; Mikulincer et al., 2005).

Расчетная забота
Как минимум, заботиться о других означает надеяться, что у них все хорошо. Но, по словам другого бывшего премьер-министра-консерватора: «Прекрасные слова — масло без пастернака». Чтобы побудить к действительной помощи, нужно больше, чем просто забота о других. Помимо альтруистической озабоченности, решение действовать в интересах другого человека требует от альтруиста уверенности в том, что помощь отвечает их интересам. Это не означает, что альтруисты «на самом деле» не заботятся о благополучии других.Это просто означает, что это не все, что их волнует.
Довольно грубо говоря, если альтруист может получить выгоды от улучшения благосостояния другого, которые не перевешиваются личными затратами, в интересах альтруиста помочь, и они будут стремиться это сделать (Dovidio et al., 1991). Наиболее важными компонентами этого расчета являются затраты и выгоды для альтруиста из-за изменений в благосостоянии человека, о котором идет речь, а также издержки и выгоды для альтруиста от личного оказания помощи, чтобы вызвать такие изменения (для обзора см. Piliavin et al., 1981). Чем больше люди заботятся о других, тем меньше им потребуется «дополнительных» вознаграждений, чтобы побудить их помочь, и тем больше затрат они будут нести — когда это необходимо — для достижения своей цели по содействию благополучию других людей.
Желание улучшить благосостояние других означает, что альтруист будет получать удовольствие от улучшения благосостояния другого и будет недоволен отсутствием таких улучшений (Batson & Weeks, 1996). Но сам по себе альтруизм не будет мотивировать помощь, если, например, такая помощь кажется ненужной, недостаточной или контрпродуктивной для достижения цели улучшения благосостояния других (например,грамм. Sibicky et al., 1995). Точно так же удовлетворение одного альтруистического мотива иногда требует неисполнения другого — так, например, человек может попытаться избежать страданий близких, решив не становиться донором органов.

Вызов альтруизму
Альтруизм не произойдет без достаточного мотива, средств и возможности.
Как уже говорилось, мотивы лучше всего рассматривать как относительные сущности. Склонность к альтруизму вряд ли расцветет, если будет сопровождаться более сильными и потенциально конкурирующими мотивами; например, те, которые связаны с внутригрупповой лояльностью (Лоури, 2006).Точно так же яростный индивидуализм и материализм часто оставляют мало места для альтруистических забот. Когда общества продвигают индивидуальное самовыражение и развитие как право, граничащее с обязанностью, никого не должно удивлять, если молодые в таких обществах думают, что альтруизм угрожает их автономии и благополучию (Sheldon et al., 2005). Если эти общества также боготворят богатство и статус, любой намек на альтруизм, вероятно, будет рассматриваться с подозрением, если не насмешкой (Ratner & Miller, 2001), что, в свою очередь, будет иметь тенденцию подрывать даже подлинный альтруизм (Batson et al., 1987). Бэтсон и Моран (1999), например, представили игру «дилемма заключенного» либо как социальный обмен, либо как деловую сделку. Если не вызвать сочувствия к получателю, деловые рамки сокращали сотрудничество.
Независимо от культурной среды, альтруисты будут полезны только в той степени, в которой они чувствуют себя в состоянии быть таковыми (например, Lindsey, 2005). Ресурсы, необходимые альтруистам, различаются в зависимости от контекста. Там, где требуется героизм, альтруизм должен сопровождаться храбростью (Becker & Eagly, 2004).Там, где страдания других велики, альтруисты должны уметь справляться с личными переживаниями, которые могут сопровождать их симпатические, моральные или любовные наклонности (Eisenberg, 2000). Там, где общество не поддерживает заботу о других или противоречит им, альтруизм должен сопровождаться убеждением и стойкостью (Greitemeyer et al., 2006). А там, где альтруизм стал казаться почти невозможным, он требует веры или решимости (Marsh, 2004).
Альтруизм всегда требует способности оценивать благополучие других и влиять на них.Чрезмерные личные или ситуативные требования, затрудняющие эти вещи, ограничивают возможности для альтруизма (например, Evans, 2005). Менее очевидно чрезмерное внимание к средствам, а не к целям; например, пожертвовать на благотворительность, а не преследовать цели благотворительности (Fishbach et al., 2006).

Альтруистическая повестка дня
Важно понимать, что альтруизм можно развивать, особенно среди молодежи (Scourfield et al., 2004; ср. Sutton et al., 2006). По сути, забота о людях — лучший способ воспитать их альтруизм (Knafo & Plomin, 2006).И наоборот, люди, которых не лелеют, как правило, становятся физически и эмоционально нечувствительными, в том числе к потребностям других (DeWall & Baumeister, 2006).
Альтруизм также можно сознательно подорвать. Это особенно резко проявляется при обучении людей намеренно причинять вред другим. Из множества примеров, леденящих кровь в хрониках Джонатана Гловера «Человечность», один рассказ Светланы Алексиевич иллюстрирует суть такого процесса: «До того, как я пошел в армию, именно Достоевский и Толстой научили меня, как мне следует жить своей жизнью.В армии это были сержанты… «А теперь послушайте! Повторяй за мной! Что такое пара? Ответ: кровавая зверюга с железным кулаком и без совести! Повторяй за мной: совесть — это роскошь, которую мы не можем себе позволить »(стр. 51).
Более тонко, альтруизм можно подорвать, укрепляя любые, казалось бы, несовместимые убеждения. В частности, нам следует с осторожностью говорить людям, что альтруизма не существует. Вместо этого следует продвигать альтруизм как распространенный, привлекательный и ожидаемый вид. Люди чувствуют себя возвышенными, когда становятся свидетелями альтруизма (Haidt & Algoe, 2004), и в результате они сами становятся более альтруистичными (Yates, 1999).Если наша цель — способствовать альтруизму, мы должны предоставить как можно больше привлекательных альтруистических ролевых моделей в общественной жизни, в средствах массовой информации и в нашей собственной жизни. Мы также должны вознаграждать попытки альтруизма, по крайней мере, больше, чем мы поощряем что-либо противоположное ему. Мы должны чествовать знаменитостей, которые пытаются быть альтруистами.
Этот момент заслуживает особого внимания. Альтруизм имеет тенденцию процветать, когда людям не мешают развивать и выражать более благородные из своих природных наклонностей. О’Донахью и Терли (2006) взяли интервью у женщин, которые имели дело с людьми, размещающими объявления в газетах в годовщину смерти своих близких.Только одна женщина прошла специальную подготовку для этой роли — и это было сделано для того, чтобы сочувствие не мешало коммерческим интересам. В самом деле, все структуры и системы на рабочем месте, казалось, «опирались в первую очередь на цели управления, такие как эффективность и получение прибыли» (с.1442). Более того, сочувствие и альтруизм в этом контексте иногда были особенно эмоционально утомительны. Тем не менее, при достаточной автономии и взаимной поддержке, каждая из женщин была вдохновлена ​​человечеством и своими коллегами на все большее развитие сострадательной «этики заботы».
Хотя есть определенные ситуации, в которых альтруизм активно не поощряется, большинство людей одобряют альтруизм «в целом». Однако следует отметить, что за такими альтруистическими настроениями скрываются два потенциальных препятствия для альтруистических действий. Во-первых, легко согласиться с альтруизмом в принципе и избегать альтруистических действий в любых конкретных случаях. Во-вторых, альтруистические действия иногда предполагают некоторый уровень личных жертв, даже среди тех, для кого такие действия по сути своей приносят удовлетворение.Таким образом, продвижению альтруистического общества будет способствовать усиление активной приверженности людей альтруизму (Maio et al., 2001) и одновременное усиление черт характера, дополняющих альтруизм (например, стойкость: Peterson & Seligman, 2004).
Универсальный и безоговорочный альтруизм — неподходящая цель. Людей следует направлять в том, как распространять свой альтруизм приемлемыми способами, например в зависимости от возможностей и эффективности, а не ограниченности (Reed & Aquino, 2003).Людей также следует учить тому, что альтруизм не означает, что нужно быть слепым к чужим ошибкам (Neff & Katney, 2005).
Наконец, хотя продвижение альтруизма должно включать в себя относительно дорого обходиться неальтруизму (Henrich et al., 2006), мы должны остерегаться полагать, что быть агрессивным по отношению к неальтруистам — это то же самое, что быть на самом деле альтруизмом — какими бы праведными и подобными они ни были. иногда может появиться (King et al., 2006). Подобно тому, как ограбление богатых не поощряет благотворительность, а избиение хулиганов не учит доброте, невозможно заставить людей быть альтруистами.Как и многое другое, когда дело доходит до альтруизма, человек стремится получить то, что дает.
Я с оптимизмом смотрю на нашу способность стать лучше. Мы можем научиться быть порядочными и заботливыми; мы можем научиться отдавать себя; мы можем научиться любить. Как мы это делаем? Точно так же, как мы учимся говорить, читать, плавать или ездить на велосипеде: нам нужен кто-то, чтобы научить нас, и нам нужна практика.
Форни (2002, стр.19)
— Том Фарсайдс — преподаватель социальной психологии в Университете Сассекса.

Обсуждение и обсуждение
Насколько альтруистами мы хотим, чтобы люди были, с кем и при каких обстоятельствах?
Каковы плюсы и минусы поощрения определенного поведения (например, раздача денег на благотворительность) по сравнению с поощрением определенного мотива (например, содействие благосостоянию других)?
Каким образом ваши собственные принципы и обязанности (моральные, политические, религиозные, профессиональные и т. Д.) Способствуют и подрывают ваши альтруистические наклонности?
Выскажите свое мнение по тем или иным вопросам, поднятым в этой статье.Отправляйте «Письма» по электронной почте [защищенная электронная почта] или делитесь (только для членов) через www.psychforum.org.uk.
Электронная почта: [электронная почта защищена].

Ссылки
Вдохновляющие истории о «людях, которые высовывают шею ради общего блага»: www.giraffe.org
Ресурсы о сострадании, сочувствии и т. П .: http://peacecenter.berkeley.edu
Советы для людей, которые хотят добиться большего: www.wearewhatwedo.org

Список литературы

Батсон, К.Д., Фульц, Дж., Schoenrade, P.A. И Падуано А. (1987). Критическая саморефлексия и самооценка альтруизма. Журнал личности и социальной психологии, 53, 594–602.
Батсон, C.D., & Moran, T. (1999). Вызванный эмпатией альтруизм в дилемме заключенного. Европейский журнал социальной психологии, 29, 909–924.
Батсон, С.Д., Терк, К.Л., Шоу, Л.Л. и Кляйн, Т.Р. (1995). Информационная функция эмпатической эмоции. Журнал личности и социальной психологии, 68, 300–313.
Batson, C.D. И Уикс, Дж.Л. (1996). Эффекты настроения от неудачной помощи: еще одна проверка гипотезы эмпатии-альтруизма. Бюллетень личности и социальной психологии, 22, 148–157.
Becker, S.W. И Игли, A.H. (2004). Героизм женщин и мужчин. Американский психолог, 59, 163–178.
Карло Г., Коллер С.Х., Айзенберг Н., ДаСильва М.С. И Frohlich, C.B. (1996). Межнациональное исследование отношений между просоциальными моральными рассуждениями, гендерно-ролевой ориентацией и просоциальным поведением. Психология развития, 32, 231–240.
Кларк, М. И Гроте, Н. (1998). Почему не всегда индексы стоимости взаимоотношений отрицательно связаны с показателями качества взаимоотношений? Обзор личности и социальной психологии, 2, 2–17.
Конт-Спонвиль, А. (2003). Краткий трактат о великих добродетелях: использование философии в повседневной жизни. Пер. Темерсон, Винтаж.
DeWall, C.N. И Баумейстер, Р.Ф. (2006). Один, но не чувствую боли. Журнал личности и социальной психологии, 91, 1–15.
Довидио, Дж. Ф., Пилиавин, Дж.А., Гертнер С.Л., Шредер Д.А. И Кларк, Р. Д., III. (1991). Возбуждение: модель «цена-вознаграждение» и процесс вмешательства. В M.S. Кларк (ред.) Обзор личности и социальной психологии: Vol. 12: Просоциальное поведение (стр. 86–118). Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.
Эйзенберг, Н. (2000). Эмоции, регуляция и нравственное развитие. Ежегодный обзор психологии, 51, 665–697.
Эванс, Г.В., Гоннелла, К., Марцинышин, Л.А., Джентиле, Л. и Салпекар, Н. (2005). Роль хаоса в бедности и социально-эмоциональной адаптации детей.Психологическая наука, 16, 560–565.
Fehr, B. & Russell, J.A. (1991). Концепция любви с точки зрения прототипа. Журнал личности и социальной психологии, 60, 425–438.
Фишбах А., Дар Р. и Чжан Ю. (2006). Подцели как заменители или дополнения: роль доступности цели. Журнал личности и социальной психологии, 91, 232–242.
Forni, P.M. (2002). Выбор вежливости. Нью-Йорк: Сент-Мартин Гриффин.
Грайтемейер, Т., Фишер, П., Кастенмюллер, А.И Фрей, Д. (2006). Гражданское мужество и помогающее поведение. Европейский психолог, 11, 90–98.
Haidt, J. & Algoe, S. (2004). Моральное усиление и эмоции, которые связывают нас со святыми и демонами. В J. Greenberg, S.L. Куле и Т. Пищински (ред.) Справочник по экспериментальной экзистенциальной психологии. Нью-Йорк: Guilford Press.
Håkansson, J. & Montgomery, H. (2003). Сочувствие как межличностное явление. Журнал социальных и личных отношений, 20, 267–284.
Генрих, Дж., McElreath, R., Barr, A. et al. (2006). Дорогостоящее наказание в человеческих обществах. Science, 23, 1767–1770.
Hoffman, M.L. (1991). Сочувствие альтруистично? Психологическое исследование, 2, 131–133.
Hoffman, M.L. (2000). Сочувствие и нравственное развитие: значение для заботы и справедливости. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
Кинг, Дж. А., Джеймс, Р., Митчелл, Г. В., Долан, Р. Дж. И Берджесс, Н. (2006). Правильные поступки: обычная нейронная цепь для соответствующего агрессивного или сострадательного поведения.NeuroImage, 30, 1069–1076.
Кнафо, А. и Пломин, Р. (2006). Родительская дисциплина, привязанность и просоциальное поведение детей: генетические и экологические связи. Журнал личности и социальной психологии, 90, 147–164.
Леви, С.Р., Фрейтас, А.Л., Саловей, П. (2002). Абстрактное построение действия и стирание социальных различий. Журнал личности и социальной психологии, 83, 1224–1238.
Lindsey, L.L.M. (2005). Предполагаемая вина как поведенческая мотивация. Исследования человеческого общения 31, 453–481.
Лоури, Б.С., Унзуэта, М.М., Ноулз, Э.Д. И Гофф П.А. (2006). Обеспокоенность внутри группы и противодействие позитивным действиям. Журнал личности и социальной психологии, 90, 961–974.
Майо, Г. Р., Олсон, Дж. М., Аллен, Л., Бернард, М. М. (2001). Устранение расхождений между ценностями и поведением. Журнал экспериментальной социальной психологии, 37, 104–117.
Марш, Дж. (2004, весна). В поисках морального голоса. Greater Good, стр. 22–25.
Микулинсер М., Шейвер П.Р., Гиллат О.И Ницберг, Р.А. (2005). Привязанность, забота и альтруизм. Журнал личности и социальной психологии, 89, 817–839.
Neff, L.A. & Karney, B.R. (2005). Знать тебя — значит любить тебя. Журнал личности и социальной психологии, 88, 480–497.
Николс, С. (2001). Чтение мыслей и когнитивная архитектура, лежащая в основе альтруистической мотивации. Разум и язык, 16, 425–455.
О’Донохо, С. и Терли, Д. (2006). Сострадание за прилавком: поставщики услуг и обездоленные потребители.Человеческие отношения, 59, 1429–1448.
Петерсон, К. и Селигман, М. (2004). Сильные стороны и достоинства характера. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
Piliavin, J.A., Dovidio, J.F., Gaertner, S.L. И Кларк, Р. Д., III. (1981). Экстренное вмешательство. Нью-Йорк: Academic Press.
Пост, С.Г. (2005). Альтруизм, счастье и здоровье: хорошо быть хорошим. Международный журнал поведенческой медицины, 12, 66–77.
Ratner, R.K. И Миллер, Д.Т. (2001). Норма эгоизма и ее влияние на социальную деятельность.Журнал личности и социальной психологии, 81, 5–16.
Рид А. II. И Акино, К.Ф. (2003). Моральная идентичность и расширяющийся круг морального отношения к чужим группам. Журнал личности и социальной психологии, 84, 1270–1286.
Scourfield, J., John, B., Martin, N. & McGuffin, P. (2004). Развитие просоциального поведения у детей и подростков: исследование близнецов. Журнал детской психологии и психиатрии, 45, 927–935.
Шелдон, К.М., Кассер, Т., Хаузер-Марко, Л., Джонс, Т.И Тюрбан, Д. (2005). Выполнение своего долга: хронологический возраст, чувство автономии и субъективного благополучия. Европейский журнал личности, 19, 97–115.
Сибицки, М.Э., Шредер, Д.А. И Довидио, Дж. Ф. (1995). Сочувствие и помощь: рассмотрение последствий вмешательства. Фундаментальная и прикладная социальная психология, 16, 435–453.
Смит, К.Д., Китинг, Дж. П. и Стотланд, Э. (1989). Новый взгляд на альтруизм: влияние отрицания обратной связи на статус жертвы для сочувствующих свидетелей. Журнал личности и социальной психологии, 57, 641–650.
Stepien, K.A. И Бэрнштейн А. (2006). Воспитание сочувствия. Журнал общей внутренней медицины, 21, 524–530.
Стоун, В. (2006). Моральное измерение человеческого социального интеллекта. Философские исследования, 9, 55–68.
Саттон, К., Уттинг, Д. и Фаррингтон, Д. (2006). Пресечение преступности в зародыше. Психолог, 19, 470–475.
Victoroff, J. (2005). Ум террориста. Журнал разрешения конфликтов, 49, 3–42.
Витальоне, Г. Д. и Барнетт, М. А. (2003).Оценка нового измерения эмпатии: эмпатический гнев как предиктор помощи и наказания желаний. Мотивация и эмоции, 27, 301–325.
Yates, B.L. (1999). Стратегии моделирования просоциального телевидения. Доклад представлен на юго-восточном коллоквиуме AEJMC. Лексингтон, Кентукки, 4–6 марта. См. Www.westga.edu/~byates/prosocia.htm

Что такое альтруизм в психологии? 8 вдохновляющих примеров

Во всем мире люди каждый день тратят время, деньги и энергию на улучшение жизни других.

Это может быть так же просто, как помочь соседу с покупками. Или, что более важно, подвергать себя риску, спасая незнакомца, изменяя политику здравоохранения в интересах сообществ или помогая избавить мир от разрушительной болезни, затрагивающей миллионы людей.

И все же психологи и философы спорят по поводу мотивации, лежащей в основе сострадательных, добрых, внимательных и доброжелательных действий.

Эти люди самоотверженные или корыстолюбивые ?

Некоторые считают, что ими движет альтруизм, не заботясь о себе или своем благополучии, в то время как другие заявляют, что корыстолюбие движет даже самыми благородными действиями.

В этой статье мы исследуем значение альтруизма и обсуждаем, может ли поведение быть мотивировано исключительно благополучием другого человека. И если да, то почему? Мы также раскрываем примеры альтруистического поведения людей и животных и их биологические и философские последствия.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения на развитие сильных сторон. Эти подробные, научно обоснованные упражнения помогут вам или вашим клиентам реализовать свой уникальный потенциал и создать жизнь, наполненную энергией и подлинную.

Что такое альтруизм в психологии?

Альтруизм описывает поведение, мотивированное целью повышения чьего-либо благосостояния. Напротив, эгоизм определяет действия, движимые нашими личными интересами (Batson, Ahmad, & Lishner, 2020).

Например, мотивация остановки, чтобы помочь человеку, у которого спустило колесо:

  • Эгоистический взгляд — водитель останавливается, чтобы проявить заботу перед своим новым партнером.
  • Альтруистический взгляд — водитель хочет остановиться, заботясь о благополучии другого человека.

Основная мотивация определяет, является ли действие альтруистическим.

Но разве альтруистическое поведение не является обычным явлением? Ведь многие из нас идут на благотворительность, навещают родственников в больнице или помогают друг другу при утрате.

Не все согласны.

Универсальный эгоизм

Теория универсального эгоизма обычно поддерживается психологами, биологами и экономистами, отчасти из-за ее простоты и отсутствия нюансов (Batson et al., 2020).

Согласно этой модели, цель или мотивация каждого действия — получение личной выгоды.

Мы ведем себя таким образом, чтобы чувствовать себя хорошо, получать материальное вознаграждение или избегать стыда за свои действия или бездействие.

  • Мы помогаем другу, потому что не хотим терять близость, которую разделяем с ним. Если мы видим их расстроенными, нам становится плохо, поэтому мы вмешиваемся.
  • Мы предлагаем кого-то подвезти, потому что в какой-то момент нам может понадобиться их помощь.

Даже героический поступок по спасению жизни, по мнению универсальных эгоистов, — это попытка избежать чувства вины и быть увиденным в положительном свете (Batson et al., 2020).

И все же вера в то, что каждое действие продиктовано исключительно личными интересами, кажется циничной, лишенной человечности и предлагает мрачный взгляд на мир.

Можем ли мы поверить, что бескорыстных действий не бывает?

Альтруизм

Альтруист более щедр в отношении мотивации, которую он приписывает таким действиям.

Хотя большая часть нашего поведения подкрепляется эгоистической мотивацией, при определенных обстоятельствах помощь оказывается с единственной целью — улучшить или сохранить благополучие других — это альтруизм.

Таким образом, если мы помогаем кому-то в беде, нас не мотивирует будущее, непознаваемая награда или признание.

Но почему мы должны вести себя так, чтобы другой был лучше нас самих?

Эмпатическая мотивация

Наши действия мотивированы нашими эмоциональными реакциями — включая сочувствие и сочувствие — на ситуацию.

В буквальном смысле мы испытываем боль горя друга, поэтому предлагаем свое время и помощь. Текущие исследования мозга подтвердили, что зеркальные нейроны помогают нам отображать действия или эмоции окружающих нас людей (Rizzolatti & Sinigaglia, 2010).

Когда мы видим голодающего ребенка в рекламном ролике, мы чувствуем его страдания и страдания их семьи перед тем, как сделать пожертвование.

Эмпатическая мотивация является результатом сочетания наших чувств — нежности, сострадания и симпатии — и печали, одиночества и страдания реципиента.

Мы воспринимаем потребности других или воображаем их чувства.

Эгоисты противостоят этому мнению, предполагая, что нами все еще движет личный интерес; мы помогаем другому избавиться от неприятных ощущений, возникающих в результате нашего сочувствия, или уменьшить их.

Коллективизм (или групповой отбор)

Коллективист считает, что конечная цель наших действий — принести пользу группе, а не себе.

Вместо того, чтобы сосредотачиваться на себе или на человеке, которому мы помогаем, мы стремимся улучшить благополучие группы, к которой мы принадлежим.

Это, пожалуй, лучше всего резюмирует психолог Робин Доус: « не я или ты, а мы » (Dawes, Kragt, & Orbell, 1988).

Однако, когда ее создают эгоисты, мотивация приносить пользу группе также способствует личному интересу.

Принципизм

Логично, что поведение, которое побуждает нас обеспечивать безопасность группы, может косвенно (или даже прямо) навредить тем, кто не входит в группу. Принциплизм, однако, избегает этой дилеммы, предполагая, что альтруизм мотивирован целью отстаивать принцип и, следовательно, является универсальным и беспристрастным.

Однако даже поведение, мотивированное принциплизмом, можно рассматривать как эгоизм, если отстаивание моральных принципов служит личной выгоде.

Хотя эгоизм остается серьезным вызовом альтруизму и доминирует во многих социальных науках, существует множество примеров людей и животных, которые, кажется, противоречат этой позиции.

Недавнее исследование поддерживает идею альтруизма, обнаружив, что люди чувствуют себя счастливее, когда они совершают действия, мотивированные благополучием других (Aknin, Broesch, Hamlin, & Vondervoort, 2015).

4 вдохновляющих примера

Хотя мы должны с осторожностью относить альтруизм к поведению животных или людей без полного понимания их мотивации, примеры в этом разделе, кажется, предлагают неофициальные свидетельства в поддержку теории.

Osotua — просьба о помощи

Для пастухов масаев равнины Серенгети просьба о помощи — известная как осотуа — является частью их традиции (Holmes, 2016). По обычаю племени, если это не ставит под угрозу их выживание, они обязаны помогать.А это может означать отказ от части своего стада, не ожидая расплаты или чего-либо взамен.

Согласно исследованиям, подобные акты альтруизма существуют и в других местах — от техасских скотоводов до фиджийцев — и работают, потому что мир непредсказуем. Мы никогда не знаем, когда случится кризис и когда нам нужно будет обратиться за помощью (Holmes, 2016).

Air Florida, рейс 90

После того, как рейс 90 авиакомпании Air Florida врезался в реку Потомак, оставшиеся пассажиры цеплялись за хвост самолета в 30-градусной воде.

Когда вертолет Службы национальных парков обрушился на оставшихся в живых, Арланд Уильямс, находясь в лучшей форме, чем остальные, помогла каждому по очереди присоединиться. Затем их по одному отбуксировали в безопасное место.

Когда, наконец, у Уильямса появился шанс спастись, вертолет вернулся и обнаружил, что его больше нет, из-за минусовой температуры воды.

Он заплатил высшую цену, чтобы спасти жизни других без вознаграждения, за исключением того, что он знал о безопасности своих попутчиков.

Храбрость и альтруизм

Во время теракта в Лондоне в 2019 году государственный служащий Дэррин Фрост использовал маловероятное оружие, чтобы защитить других от человека, владеющего ножом и одетого в поддельный жилет смертника.

Схватив бивень нарвала с настенного дисплея в комнате, где началось нападение, он погнался за этим человеком до Лондонского моста, где впоследствии его застрелили полицейские. Самоотверженные действия Фроста в тот день, несомненно, спасли множество жизней, невзирая на его безопасность.

Уэсли Отри — герой метро

В 2007 году 19-летняя Кэмерон Холлопетер перенесла припадок и упала на рельсы на станции метро на Манхэттене.Когда приближался поезд, Уэсли Отри, строительный рабочий из Нью-Йорка, спрыгнул с края платформы и прижал Холлопетера к земле. Поезд затормозил и проехал над головой с запасом дюймов (Уэсли Отри, 2020).

Героический поступок

Отри принес ему бронзовый медальон Нью-Йорка и вызвал ажиотаж в СМИ, что привело к газетным интервью и многочисленным выступлениям на телевидении в прайм-тайм.

Но когда Отри, скромный человек, действовал, он сделал это для помощи, а не для вознаграждения.

Биология альтруизма: 5+ интересных открытий

Биологи и социологи склонны смотреть на жизнь с другой точки зрения, чем психологи, и, как следствие, имеют альтернативный взгляд на альтруизм.

Для биолога альтруизм не является мотивацией поведения, а означает повышение репродуктивной способности другого животного за счет его собственных (Arbia & Carbonnier, 2016).

Как пишет Ричард Докинз в книге Эгоистичный ген (2016), «Сущность, такая как бабуин, считается альтруистической, если она ведет себя таким образом, чтобы повысить благосостояние другой сущности за счет своего собственного. ”

И все же с эволюционной точки зрения это кажется нелогичным.

В конце концов, если поведение животных в большинстве случаев является наследственным, как альтруистическое поведение будет последовательно передаваться последующим поколениям, если оно приводит к меньшему количеству потомства?

Но альтруизм кинов (также называемый теорией инклюзивной приспособленности ) предполагает, что помощь родственнику (который разделяет большую часть нашего генетического кода) увеличивает вероятность передачи некоторых из наших генов (Buss, 2014) .

Альтруистическое поведение способствует развитию генов, а не личности.Исследования показали, что такая активность снижается по мере увеличения генетической изменчивости (репрезентативной для степени удаленности в пределах семьи).

Однако как это объясняет альтруистическое поведение по отношению к незнакомцам, у которых гораздо меньше генетического материала?

На этом этапе биологи-эволюционисты обращаются к разделу прикладной математики, известному как теория игр .

Эта математическая модель показывает, что взаимность — обмен помощи для взаимной выгоды — может объяснить биологический неродственный альтруизм (Buss, 2014; Arbia & Carbonnier, 2016).

Взаимный альтруизм утверждает, что адаптации, «предоставляющие льготы лицам, не являющимся родственниками, могут развиваться до тех пор, пока предоставление льгот будет взаимным в какой-то момент в будущем» (Buss, 2014).

Взаимный альтруизм и царство животных

Теория реципрокного альтруизма и ее биологические основы помогают объяснить, почему животные мотивированы помогать тем, с кем они не связаны.

Такое поведение, вероятно, окупится в будущем и поэтому чрезвычайно ценно, поскольку приносит пользу обоим животным.

В природе есть много примеров того, как животные помогают другим, даже принадлежащим к разным видам.

Шимпанзе

Когда молодой шимпанзе захватил контроль над группой у более старшего доминирующего самца в зоопарке в Нидерландах, последний не был готов уйти на пенсию. Работая с более молодым, многообещающим самцом, он смог бросить вызов новому доминирующему самцу и обеспечить некоторые из вышеупомянутых прав на спаривание, которые он потерял при свержении с престола (Buss, 2014).

Работая вместе ради общего дела, и старший мужчина, и его младший партнер получили взаимную выгоду.

Летучие мыши-вампиры

Летучие мыши-вампиры питаются кровью лошадей и крупного рогатого скота. Исследования показывают, что сытые летучие мыши, живущие в колонии, срыгивают кровь после ночной охоты, отдавая ее тем, кто голоден и от кого они получали кровь в прошлом (Buss, 2014).

Чем теснее связь между летучими мышами, тем больше вероятность, что они поделятся своим охотничьим успехом.

Горбатые киты

Хотя реципрокный характер альтруистических отношений в следующем примере неясен, он представляет собой интересный пример межвидового поведения.

В 2009 году морской эколог Роберт Питман испытал удивительный акт альтруизма в замерзших водах Антарктиды. Когда косатки начали нападать на тюленя, опасно лежащего на небольшой льдине, на помощь пришел маловероятный герой.

Когда тюлень начал смывать лед и косатки приготовились к атаке, появился горбатый кит.Он перевернулся на спину, позволяя тюленю лечь на живот под защитой. Когда тюлень начал скользить, кит вернул его на живот (Howgego, 2016).

Примечание об эффективном альтруизме

Грег Льюис хотел изменить мир к лучшему и максимально эффективно использовать свои 80 000 часов (среднее количество часов в нашей карьере) (Firth, 2017).

Льюис верит в эффективный альтруизм . Его философия заключается в использовании науки для понимания и принятия решений, основанных на том положительном влиянии, которое он может оказать на мир.

Но когда он исследовал влияние своих планов стать врачом, он обнаружил, что его потенциал был бы лучше реализован, если бы он был сосредоточен в другом месте. Работая в секторе общественного здравоохранения, где он мог руководить политикой и иметь далеко идущие последствия для благосостояния населения, и делая благотворительные пожертвования на основе более высокой заработной платы, он мог помочь большинству людей.

Используя статистический инструмент, известный как «Годы жизни с поправкой на качество», и информацию с веб-сайта «80 000 часов», он понял влияние того, на что тратятся время и деньги, и нашел способ максимизировать пользу, которую он мог сделать.

Чистый альтруизм: философский взгляд

К актам альтруизма относятся те, которые не только помогают другим или улучшают их благосостояние, но и снижают вероятность причинения им вреда.

Например, повышенная осторожность при вождении автомобиля рядом со школой не приносит прямой пользы ребенку, но снижает его потенциальный вред (Kraut, 2016).

И все же жизнь беспорядочная, как и наши мотивы.

Водитель может действовать альтруистично, заботясь о школе, но при этом проявляя некоторый личный интерес.Возможно, они едут медленно, чтобы избежать несчастных случаев и возможного ущерба репутации или избежать штрафа за слишком быструю езду.

Чистый альтруизм возникает, когда есть единственный мотив.

Если единственной целью водителя является безопасность детей без какой-либо выгоды для них самих, то такое поведение считается чисто альтруистическим .

Соответствующие ресурсы

Следующая книга представляет собой подробное введение в позитивную психологию и содержит проницательную и увлекательную главу об альтруизме и эмпатии.

  • Оксфордский справочник по позитивной психологии — Шейн Лопес и Рик Снайдер (Amazon)

Следующие две книги по эволюционной психологии предлагают увлекательное исследование нашего развитого разума и адаптаций, которые продолжают формировать то, кем мы являемся.

  • Эволюционная психология: новая наука о разуме — Дэвид Басс (Amazon)
  • Эволюционная психология: введение — Лэнс Уоркман и Уилл Ридер (Amazon)

Просмотрите следующую ссылку для философского обоснования альтруизма:

Для тех, кто хочет найти способ сделать свою трудовую жизнь более альтруистической, следующий веб-сайт предоставляет информацию о карьерах, которые повышают ценность жизни людей:

80 000 часов

Сообщение о возвращении домой

Ежедневно мы видим маленькие поступки, которые, кажется, продиктованы альтруизмом.А иногда мы становимся свидетелями или читаем в новостях о том, как кто-то спасает жизнь или дарит время или деньги, чтобы изменить чей-то мир к лучшему.

В таких действиях проявляются все лучшие качества человека.

Когда мы становимся свидетелями падения, автомобильной аварии или ребенка, который собирается выйти на полосу встречного движения, у нас нет времени сознательно обдумывать выигрыш, который мы могли бы получить.

Наше стремление к действию кажется инстинктивным. Мы хотим остановить или хотя бы уменьшить вред.

Возможно, наша реакция, хотя и автоматическая, предполагает некоторую степень отсроченного (или косвенного) реципрокного альтруизма.Мы надеемся, что, если кто-то из наших близких окажется в опасности, кто-то вмешается, не задумываясь о его безопасности.

Существование чистого альтруизма может оставаться вопросом философии. Пока мы не сможем увидеть истинную и, скорее всего, сложную мотивацию в нашем собственном поведении и поведении других, мы можем только догадываться, что происходит в нашем мозгу.

В любом случае, мы должны стремиться приносить пользу друг другу и обеспечивать благополучие как на местном, так и на глобальном уровне.

Почему бы не найти время, чтобы прочитать статьи или биографии тех, кто помогал другим, не думая о себе, будь то во время войны, голода, бедствия или экономического кризиса? Увидьте положительное в их действиях и хорошее в этом мире и подумайте, что вы могли бы сделать со своим временем.

Роли, которые мы играем в обществе, влияют на окружающих, даже если мы этого не видим. Используйте свое время с умом, вкладывайтесь в ежедневный и долгосрочный альтруизм и знайте, что он может изменить.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте бесплатно скачать наши три упражнения на развитие сильных сторон.

Если вы хотите помочь большему количеству людей реализовать свои сильные стороны, наш Мастер-класс по максимальному использованию сильных сторон © представляет собой комплексный тренировочный шаблон, который содержит все, что вам нужно, чтобы стать практиком, основанным на силе, и помочь другим выявить и развить свои уникальные качества таким образом, чтобы оптимальное функционирование.

  • Акнин, Л. Б., Брош, Т., Хэмлин, Дж. К., и Вондервурт, Дж. У. (2015). Просоциальное поведение ведет к счастью в небольшом сельском обществе. Журнал экспериментальной психологии: Общие , 144 (4), 788–795.
  • Арбия, А., Карбонье, Г. (2016). Природа человека и помощь развитию: IR и биология альтруизма. Журнал международных отношений и развития , 19 , 312–332.
  • Батсон, К. Д., Ахмад, Н., & Лишнер, Д. А. (2020). Сочувствие и альтруизм. В С. Р. Снайдере и С. Дж. Лопесе (ред.) Оксфордский справочник по позитивной психологии (стр. 417–426). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  • Бусс, Д. (2014). Эволюционная психология: новая наука о разуме . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.
  • Докинз, К. Р. (2016). Эгоистичный ген. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.
  • Дауэс, Р. М., Крагт, А. Дж., И Орбелл, Дж. М. (1988).Не я или ты, но мы: Важность групповой идентичности в выявлении сотрудничества в ситуациях дилеммы: Экспериментальные манипуляции. Acta Psychologica , 68 (1–3), 83–97.
  • Ферт, Н. (22 февраля 2017 г.). Как быть хорошим: может ли наука показать нам, как спасти мир? Новый ученый. Получено 20 августа 2020 г. с https://www.newscientist.com/article/mg23331142-800-how-to-be-good-can-science-show-us-how-to-save-the-world/.
  • Холмс, Б.(2016, 10 августа). Парадокс доброты: зачем быть щедрым? Новый ученый. Получено 20 августа 2020 г. с https://www.newscientist.com/article/mg23130860-400-the-kindness-paradox-why-be-generous/
  • .
  • Howgego, J. (2016, 12 октября). Я видел, как горбатые киты спасли тюленя от смерти косаткой. Новый ученый. Получено 19 августа 2020 г. с https://www.newscientist.com/article/mg23230950-700-i-saw-humpback-whales-save-a-seal-from-death-by-killer-whale/
  • .
  • Краут, Р.(2016, 25 августа). Альтруизм . Получено 20 августа 2020 г. с https://plato.stanford.edu/entries/altruism/
  • .
  • Атака на Лондонском мосту: Дэррин Фрост использует бивень нарвала, чтобы остановить человека с ножом. (2019, 21 декабря). Получено 21 августа 2020 г. с сайта https://www.bbc.co.uk/news/uk-50870309
  • .
  • Риццолатти, Г., & Синигалья, К. (2010). Функциональная роль схемы теменно-лобного зеркала: интерпретации и неправильные интерпретации. Nature Reviews Neuroscience , 11 , 264–274.
  • Уэсли Отри. (2020, 14 августа). Получено 20 августа 2020 г. с https://en.wikipedia.org/wiki/Wesley_Autrey
  • .
  • Уоркман, Л., и Ридер, В. (2014). Эволюционная психология: Введение . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Самовыражение и другие проблемы — Принципы социальной психологии

Задачи обучения

  1. Поймите разницу между альтруизмом и помощью и объясните, как социальные психологи пытаются их различить.
  2. Пересмотрите роль взаимности и социального обмена в оказании помощи.
  3. Опишите эволюционные факторы, влияющие на помощь.
  4. Обобщите, как восприятие вознаграждений и затрат влияет на помощь.
  5. Обозначьте социальные нормы, влияющие на помощь.

Альтруизм относится к любому поведению, которое направлено на повышение благосостояния другого человека, и особенно к тем действиям, которые, кажется, не обеспечивают прямого вознаграждения тому, кто их выполняет. (Batson, 2011; Dovidio, Piliavin, Schroeder, & Penner, 2006; Penner, Dovidio, Piliavin, & Schroeder, 2005).Альтруизм возникает, когда мы изо всех сил стараемся помочь людям, потерявшим свои дома в результате стихийного бедствия, такого как ураган, когда мы останавливаемся, чтобы помочь незнакомцу, который застрял на шоссе, когда мы добровольно помогаем бездомному приютить или сделать пожертвование на благотворительность, или когда мы участвуем в предотвращении совершения преступления. Каждый день вокруг нас происходят многочисленные акты помощи. Как мы увидим, некоторые из них представляют собой истинный альтруизм, в то время как другие представляют помощь, которая больше мотивируется заботой о себе.И, конечно же, бывают случаи, когда мы совсем не помогаем, как будто не заботимся о нуждах других.

Рисунок 9.1

На этом рисунке показаны области человеческого мозга, которые, как известно, важны для сочувствия и помощи. К ним относятся миндалевидное тело (область 1) и участки префронтальной коры (области 2 и 3). От Либермана (2010).

На помощь сильно влияют аффективные переменные. Действительно, части мозга, которые больше всего участвуют в эмпатии, альтруизме и помощи, — это миндалевидное тело и префронтальная кора — области, которые отвечают за эмоции и их регуляцию (рис.9.1).

Родство

Является ли тенденция помогать другим, хотя бы частично, основной чертой человеческой натуры? Так считают эволюционные психологи. Они утверждают, что, хотя помощь другим может быть дорогостоящей для нас как отдельных людей, альтруизм имеет явную пользу для группы в целом. Помните, что с точки зрения эволюции выживание индивидуума менее важно, чем выживание его генов (McAndrew, 2002). Следовательно, если данное поведение, такое как альтруизм, увеличивает наш репродуктивный успех, помогая виду в целом выживать и процветать, то такое поведение, вероятно, повысит приспособленность, передается последующим поколениям и станет частью человеческой природы.

Если мы отчасти альтруистичны, чтобы помочь нам передать наши гены, то нам, скорее всего, следует попытаться позаботиться о своих родственниках и помочь им. Исследования показали, что мы действительно особенно полезны своим родственникам (Madsen et al., 2007; Stewart-Williams, 2007). Бернштейн, Крэндалл и Китайма (1994) попросили студентов из США и Японии сообщить, как они будут реагировать на различные ситуации, в которых кому-то нужна помощь. Студенты указали, что в тех случаях, когда на карту была поставлена ​​жизнь человека, а помощь требовала больших усилий, времени и опасности, они с большей вероятностью помогли бы человеку, который был им близок (например, брату или сестре, родитель или ребенок), чем помогать более дальнему родственнику (например, племяннице, племяннику, дяде или бабушке).Люди чаще жертвуют почки родственникам, чем незнакомцам (Borgida, Conner, & Manteufel, 1992), и даже дети указывают, что они с большей вероятностью помогут своим братьям и сестрам, чем друзьям (Tisak & Tisak, 1996). .

Мы особенно помогаем людям с нашими генетическими корнями.

Таблица 9.1 «Процент генетического материала, совместно используемого членами каждой категории» показывает среднюю степень, в которой мы разделяем гены с некоторыми людьми, с которыми мы генетически связаны.Согласно эволюционным принципам, эта степень генетической близости должна положительно коррелировать с вероятностью того, что мы поможем каждому из этих людей. Как вы думаете, ваша собственная вероятность помочь каждому из перечисленных людей соответствует степени вашего генетического родства с этим человеком?

Таблица 9.1 Процент генетического материала, совместно используемого членами каждой категории

Однояйцевые однояйцевые близнецы 100%
Родители, дети, братья и сестры и разнояйцевые (дизиготные) близнецы 50%
Брат или сестра, бабушка, дедушка и внук 25%
Двоюродные братья, правнуки, прабабушки и дедушки, двоюродные бабушки, двоюродные дедушки 12.5%
Неродственные лица, такие как супружеский партнер, зять или невестка, приемный или сводный брат или сестра, друг или знакомый 0%
* Источник: Neyer and Lang (2003).

На нашу реакцию на других влияет не только наше генетическое отношение к ним, но и их предполагаемое сходство с нами. Мы помогаем друзьям больше, чем незнакомцам, мы помогаем членам наших внутренних групп больше, чем членам чужих групп, и мы помогаем людям, которые больше похожи на нас в целом (Dovidio et al., 1997; Крупп, ДеБруин и Барклай, 2008 г .; Sturmer, Snyder, Kropp, & Siem, 2006). Вполне возможно, что сходство является важным определяющим фактором помощи, потому что мы используем его как маркер — хотя и не идеальный — того, что люди разделяют с нами гены (Park & ​​Schaller, 2005; Van Vugt & Van Lange, 2006). Чалдини, Браун, Льюис, Люс и Нойберг (1997) предположили, что именно ощущение воспринимаемого сходства — чувство «единства» между помощником и нуждающимся человеком — мотивирует большую часть помощи.

Взаимность и социальный обмен

Хотя кажется логичным, что мы должны помогать людям, с которыми мы связаны, или тем, кого мы считаем похожими на нас, зачем нам помогать людям, с которыми мы не связаны? Одно из объяснений такого поведения основано на принципе взаимного альтруизма (Trivers, 1971). Взаимный альтруизм — это идея о том, что, если мы помогаем другим людям сейчас, они ответят нам тем же, если нам понадобится их помощь в будущем. . Помогая другим, мы увеличиваем наши шансы на выживание и репродуктивный успех, а также помогаем другим увеличить их шансы на выживание.В ходе эволюции те, кто участвует во взаимном альтруизме, должны иметь возможность воспроизводить потомство чаще, чем те, кто этого не делает, что позволяет этому альтруизму продолжаться. Взаимный альтруизм означает, что люди могут помогать даже совершенно незнакомым людям, исходя из предположения, что это полезно, потому что это может побудить других помочь им в будущем.

Один факт, который может помочь убедить вас в том, что альтруизм на самом деле эволюционно адаптивен, заключается в том, что многие животные также проявляют реципрокный альтруизм.Птицы подают сигнал тревоги ближайшим птицам, чтобы предупредить их о хищнике, даже если это может стоить им самим. Дельфины могут поддерживать больных или раненых животных, подплывая под ними и выталкивая их на поверхность, чтобы они могли дышать. Самцы бабуинов угрожают хищникам и охраняют тыл отряда, когда он отступает. И даже у летучих мышей есть система приятелей, при которой летучая мышь, которая хорошо кормилась за ночь, изрыгает пищу своему менее удачливому товарищу (Wilkinson, 1990).

Альтруизм можно обнаружить даже у низкоуровневых организмов, таких как клеточные слизистые плесени (рис.9.2). Слизневые плесени — это группы клеток, которые живут индивидуально до тех пор, пока им не угрожает нехватка пищи, после чего они объединяются и образуют многоклеточный организм, в котором некоторые клетки приносят себя в жертву, чтобы способствовать выживанию других клеток в организме. Таким образом, альтруизм действительно повсюду вокруг нас.

Рисунок 9.2

Альтруизм встречается у многих организмов, включая даже клеточную слизевую плесень (вверху справа).

Взаимный альтруизм — один из примеров общего принципа социального обмена .Мы часто используем друг друга, чтобы получить вознаграждение и защитить себя от вреда, а помощь — это один из видов благ, который мы можем предоставить другим. В некоторых случаях этот обмен отражает открытое сотрудничество, например, когда два ученика делают заметки друг для друга на уроках, которые они пропускают, или когда соседи заботятся о домашних животных друг друга, пока один из них отсутствует. В других случаях обмен может быть более тонким и косвенным, например, когда мы помогаем кому-то, кого на самом деле не знаем, в ожидании, что кто-то другой может помочь нам в ответ когда-нибудь.

Социальное подкрепление и альтруизм: роль вознаграждения и затрат

Хотя в социально-психологической литературе по-прежнему ведутся оживленные дискуссии об относительном вкладе каждого фактора, ясно, что помощь является как частью нашей основной человеческой биологической природы, так и частично усвоенной благодаря нашему социальному опыту с другими людьми (Batson , 2011).

Принципы социального обучения предполагают, что люди с большей вероятностью помогут, если получат за это вознаграждение.Родители, безусловно, понимают это: детей, которые делятся своими игрушками с другими, хвалят, а тех, кто действует более эгоистично, ругают. И исследования показали, что мы с большей вероятностью поможем привлекательным, а не непривлекательным людям другого пола (Farrelly, Lazarus, & Roberts, 2007) — опять же, вероятно, потому, что это полезно.

Дарли и Бэтсон (1973) особенно ярко продемонстрировали влияние затрат на помощь. Они попросили студентов религиозной семинарии подготовить речь для выступления перед другими студентами.Согласно случайному распределению по условиям, половина семинаристов подготовила доклад по притче о добром самаритянине-альтруисте; другая половина подготовила доклад о профессиях, которые нравятся студентам семинарии. Ожидалось, что подготовка выступления о добром самаритянине будет способствовать пониманию того, как помочь этим студентам.

После того, как они подготовились к выступлению, изучающих религию попросили пройти к ближайшему зданию, где будет записана речь. Однако, опять же, согласно случайному заданию, студентам сказали, что у них достаточно времени, чтобы добраться до сеанса записи, что они были как раз вовремя или что им следует поторопиться, потому что они уже опаздывают.По пути к другому зданию все студенты прошли мимо человека, явно находящегося в бедственном положении (на самом деле соратника-исследователя), который упал в дверном проеме, кашлял и стонал и явно нуждался в помощи. Зависимой переменной в исследовании была степень помощи, которую каждый из студентов оказал нуждающемуся человеку (рис. 9.3 «Стоимость помощи»).

Дарли и Бэтсон обнаружили, что тема предстоящего выступления не оказала существенного влияния на помощь. Студенты, которые только что подготовили речь о важности помощи, не помогли значительно больше, чем те, кто этого не сделал.Однако цейтнот имел значение. Из тех, кто считал, что у них достаточно времени, 63% предложили помощь, по сравнению с 45% тех, кто считал, что они пришли вовремя, и только 10% тех, кто считал, что опаздывает. Вы можете видеть, что это именно то, чего можно было бы ожидать на основе принципов социального подкрепления — когда у нас больше времени, чтобы помочь, помощь обходится дешевле, и мы с большей вероятностью ее сделаем.

Рисунок 9.3 Стоимость помощи

Студенты семинарии, участвовавшие в исследовании Дарли и Бэтсона (1973), с меньшей вероятностью помогали нуждающемуся человеку, когда они спешили, чем когда у них было больше времени, даже когда они активно готовили доклад о добром самаритянине.Зависимая мера представляет собой пятибалльную шкалу помощи, варьирующуюся от «не заметил потерпевшего вообще» до «после остановки отказался покинуть жертву или обратился к нему за помощью».

Конечно, не все виды помощи обходятся одинаково дорого. Стоимость помощи особенно высока, когда ситуация потенциально опасна или когда помощь подразумевает долгосрочную приверженность нуждающемуся человеку, например, когда мы решаем позаботиться о очень больном человеке. Поскольку помощь незнакомым людям обходится особенно дорого, некоторые европейские страны приняли законы о добром самаритянине, которые увеличивают издержки отказа от помощи другим.Эти законы требуют от людей, под угрозой штрафа или другого наказания, если они этого не сделают, оказывать или звать помощь в чрезвычайной ситуации, если они могут сделать это, не подвергая себя опасности в процессе. Многие страны и штаты также приняли законы «Ангел милосердия», которые снижают стоимость помощи и побуждают людей вмешиваться в чрезвычайные ситуации, предлагая им защиту от закона, если их действия окажутся бесполезными или даже вредными. Например, действующий закон в штатах Калифорния,


Ни одно лицо, добросовестно и не за компенсацию, оказывающее неотложную помощь на месте чрезвычайной ситуации, не несет ответственности за любой гражданский ущерб, возникший в результате любого действия или бездействия.На месте происшествия не должны находиться отделения неотложной помощи и другие места, где обычно оказывается медицинская помощь.

Эти правила особенно применимы к врачам и другим медицинским работникам, которых поощряют или даже требуют добровольно оказывать медицинскую помощь в случае возникновения чрезвычайных ситуаций.

В дополнение к обучению через подкрепление, мы также, вероятно, будем чаще помогать, когда моделируем полезное поведение других (Bryan & Test, 1967). На самом деле, хотя люди часто беспокоятся о негативных последствиях насилия, которое демонстрируется по телевизору, по телевизору также демонстрируется много полезного поведения.Smith et al. (2006) обнаружили, что в 73% телешоу присутствует некоторый альтруизм и что каждый час демонстрируется около трех вариантов альтруистического поведения. Кроме того, альтруизм был особенно высок в детских шоу.

Альтруизм частично изучается путем изучения положительных ролевых моделей с наблюдением.

Просмотр положительных ролевых моделей дает идеи о том, как быть полезными другим, и дает нам информацию о правильном способе оказания помощи. Исследования показали сильную корреляцию между просмотром полезного поведения по телевизору и помощью.Hearold (1980) на основе метаанализа пришел к выводу, что просмотр альтруизма по телевизору оказал большее влияние на помощь, чем просмотр насилия по телевизору на агрессивное поведение. Она призвала государственных чиновников и родителей требовать больше телешоу на просоциальные темы и положительные образцы для подражания. Но так же, как просмотр альтруизма может увеличить помощь, моделирование поведения, которое не является альтруистическим, может уменьшить альтруизм. Андерсон и Бушман (2001) обнаружили, что жестокие видеоигры приводят к уменьшению помощи.

Есть и другие виды наград, которые мы получаем, помогая другим. Один из них — статус, который мы получаем в результате помощи. Альтруистическое поведение служит своего рода сигналом о личных качествах альтруиста. Если хорошие люди также могут помочь, то помощь подразумевает в помощнике что-то хорошее. Когда мы действуем альтруистично, мы получаем репутацию человека с высоким статусом, который может и желает помогать другим, и этот статус делает нас лучше и желаннее в глазах других.Харди и Ван Вугт (2006) обнаружили, что и мужчины, и женщины с большей вероятностью делали совместный, а не соревновательный выбор в играх, в которые они играли с другими, когда их ответы были публичными, а не частными. Кроме того, когда участники публично делали свой совместный выбор, участники, которые были более склонны к сотрудничеству, также оценивались другими игроками как имеющие более высокий социальный статус, чем участники, которые были менее склонны к сотрудничеству.

Наконец-то здоровы помощники! Исследования показали, что люди, которые помогают, более счастливы и даже живут дольше, чем те, кто менее помогает (Brown, Nesse, Vinokur, & Smith, 2003).

Социальные нормы помощи

Результатом подкрепления и моделирования помощи является развитие социальных норм морали — стандартов поведения, которые мы считаем целесообразными и желательными в отношении помощи (Eisenberg & Fabes, 1998). Одна норма, о которой мы все знаем и которой мы пытаемся научить наших детей, основана на принципах равенства и обмена. Норма взаимности — это социальная норма, напоминающая нам, что мы должны следовать принципам взаимного альтруизма — если кто-то помогает нам, мы должны помогать им в будущем, и мы должны помогать людям сейчас, надеясь, что они помогут нам позже. если нам это нужно.Норма взаимности встречается в повседневных пословицах, таких как «Почеши мне спину, и я почешу твою», и в религиозных и философских учениях, таких как золотое правило: «Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы они поступали с тобой». Норма взаимности составляет основу человеческого сотрудничества и присутствует в каждой культуре. Например, вы можете увидеть список вариантов золотого правила, выраженного в 21 религии, на http://www.religioustolerance.org/reciproc.htm. Поскольку это правило обычно соблюдается, люди обычно помогают другим, кто им помог (Whatley, webster, Smith, & Rhodes, 1999).

Поскольку помощь в соответствии с нормой взаимности основана на возвращении ранее полученной помощи и ожидании возвращения в будущем от других, это может не показаться вам истинным альтруизмом. Но мы также можем надеяться, что наши дети усвоят другую актуальную социальную норму, которая кажется более альтруистической, — норму социальной ответственности. Норма социальной ответственности говорит нам, что мы, , должны стараться помогать другим, нуждающимся в помощи, даже не ожидая окупаемости в будущем.Норма социальной ответственности включает в себя чувство долга и долга, при котором люди должны отвечать другим, оказывая помощь тем, кто в ней нуждается. Учения многих религий основаны на норме социальной ответственности, согласно которой мы, как хорошие люди, должны протягивать руку помощи другим людям, когда это возможно.

В фокусе исследований

Моральное лицемерие

Мы увидели, что норма взаимности учит нас тому, что мы должны помогать другим в ожидании будущего возвращения, и что норма социальной ответственности учит нас, что мы должны поступать правильно, помогая другим людям всякий раз, когда можем, без ожиданий. окупаемости.И большинство из нас считает, что мы должны помогать другим. Проблема в том, что нам не всегда легко следовать этим целям, потому что они представляют собой классический случай, когда один из основных человеческих мотивов (забота о других) конфликтует с другим основным человеческим мотивом (заботой о себе). Попытка сделать для себя самое лучшее в краткосрочной перспективе может привести нас на эгоистичный путь — воспользоваться преимуществами, которые нам предоставляют другие, не отвечая на них. Более того, мы можем быть особенно склонны действовать эгоистично, когда нам это сходит с рук.Возможно, вы помните время, когда вы поступали именно так — вы действовали эгоистично, но, тем не менее, пытались показаться другим, что этого не делают.

Дэниел Бэтсон и его коллеги (Бэтсон, Томпсон, Сеуферлинг, Уитни и Стронгман, 1999) поставили в лаборатории простую моральную дилемму, противопоставляющую желания отдельных участников исследования интересам других студентов. Они сравнили то, что студенты сказали, что они должны делать, с тем, что они сделали на самом деле.

Каждому участнику было сказано, что в исследовании используются две задачи: в позитивном задании участники будут заниматься интересным заданием и иметь возможность побороться за приз в 30 долларов, но в нейтральном задании задание было описано как скучное. и не было возможности ничего выиграть. Моральная дилемма возникла, когда экспериментатор сообщил студентам-участникам, что есть еще один студент, который предположительно пришел на эксперимент в то же время, и что каждому студенту нужно поручить одно из двух заданий.Кроме того, задачей студента-участника было определить, кому какое задание следует выполнить.

Студентам сказали, что они могут принять решение, как захотят, и что другой студент никогда не узнает, кто принял это решение. И им также дали монету, которую они могли использовать, чтобы помочь им принять решение, если они захотят ее использовать. На монете была четкая маркировка: с одной стороны было написано «ОТ СЕБЯ к ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ», а с другой стороны — «ДРУГОЕ к ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ». Затем участников оставили одних в комнате и попросили определить, кто должен получить положительное задание, а затем указать, каким, по их мнению, должно быть правильное решение.

С точки зрения того, что, по их мнению, они должны делать, Бэтсон и его коллеги обнаружили, что из 40 студентов, участвовавших в эксперименте, 31 сказал, что подбрасывание монеты было наиболее морально правильным поступком, 5 заявили, что назначили другого участника экспериментом. Задача с положительными последствиями была наиболее морально правильным решением, а 4 заявили, что морально правильного способа назначения задач нет. Эти результаты показывают, что студенты считали, что щедрость или, по крайней мере, справедливость уместна.Это наводит на мысль, что большинство студентов подбросили бы монетку и выбрали бы любую из представленных сторон.

Оказалось, что 12 участников решили вообще не подбрасывать монету. Из этих 12 10 поставили перед собой положительную задачу, а 2 поручили положительную задачу другим. Эти студенты явно ставили заботу о себе выше заботы о других. Но как насчет 28 студентов, которые решили подбросить монетку? Они явно пытались поступить «правильно», будучи справедливыми. Случайно мы ожидали, что около 14 из этих 28 студентов поручили бы другому человеку положительное задание, потому что монета выпадала «ОТ ДРУГОГО К ПОЛОЖИТЕЛЬНОМУ» примерно в половине случаев.Но на самом деле это сделали только 4 человека; остальные 24 сами взяли на себя позитивное задание, что значительно отличается от того, что можно было бы ожидать случайно, если бы участники справедливо использовали фактические результаты подбрасывания монеты.

Похоже, что студенты, которые подбросили монету, хотели быть честными — они подбросили монетку, чтобы увидеть, кто получит положительное задание. Но, в конце концов, они не действовали на основе принципов справедливости, когда это противоречило их личным интересам. Скорее, они были склонны соглашаться с результатами подбрасывания монеты, когда они были выгодны им, и отвергали их, когда это не подходило.Исследование Бэтсона ясно показывает, какие компромиссы существуют между помощью себе и другим. Мы знаем, что помогать — это правильно, но это больно!

Основные выводы

  • Альтруизм относится к любому поведению, направленному на повышение благосостояния другого человека, и особенно к тем действиям, которые, кажется, не обеспечивают прямого вознаграждения тому, кто их выполняет.
  • Тенденция помогать другим является, по крайней мере, частично эволюционной адаптацией. Мы особенно полезны своим родственникам и людям, которых считаем похожими на нас.Мы также помогаем людям, которые не связаны или не похожи друг на друга в результате взаимного альтруизма. Сотрудничая с другими, мы увеличиваем наши и другие шансы на выживание и репродуктивный успех.
  • Мы с большей вероятностью поможем, когда нас вознаградят, и с меньшей вероятностью, когда предполагаемая стоимость помощи высока.
  • Социальные нормы помощи включают норму взаимности, которая напоминает нам, что мы должны следовать принципам взаимного альтруизма, и норму социальной ответственности, которая говорит нам, что мы должны пытаться помочь другим, кто нуждается в помощи, даже не ожидая вознаграждения в будущем. .
  • Помощь часто предполагает компромисс между заботой о себе и заботой о других. Мы хотим помочь, но личные интересы часто удерживают нас от этого.

Упражнения и критическое мышление

1.

Определите, является ли следующее поведение альтруизмом. Обдумайте свой ответ с точки зрения своих представлений об альтруизме, но также учитывайте роль человека и ситуацию, а также лежащие в основе человеческие мотивы озабоченности собой и заботой о других.

  • Джилл сдает пинту крови в обмен на 10 долларов.
  • Билл останавливается, чтобы помочь привлекательной женщине на шоссе сменить спущенное колесо.
  • В 2007 году британская группа Radiohead решила бросить вызов системе звукозаписи и предложить свой новый альбом «In Rainbows» напрямую фанатам по той цене, которую они хотели бы заплатить. Хотя они могли скачать песни бесплатно, тысячи людей все равно что-то заплатили.
  • Когда Шерри продлевает свои водительские права, она ставит отметку в поле, означающем, что она готова пожертвовать свои органы другим в случае смерти.
  • Ким раз в неделю работает волонтером в местной столовой.
  • Джордж — буддист и считает, что истинное самопонимание приходит только в том случае, если бескорыстно помогает другим.

Список литературы

Андерсон, К. А., и Бушман, Б. Дж. (2001). Влияние жестоких видеоигр на агрессивное поведение, агрессивное познание, агрессивный аффект, физиологическое возбуждение и просоциальное поведение: метааналитический обзор научной литературы. Психологическая наука, 12 (5), 353–359.

Батсон, К. Д. (2011). Альтруизм у человека . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Батсон, К. Д., Ахмад, Н., и Стокс, Е. Л. (2011). Четыре формы просоциальной мотивации: эгоизм, альтруизм, коллективизм и принципализм. В Д. Даннинг (ред.), Социальная мотивация. (стр. 103–126). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Батсон, К. Д., Томпсон, Э. Р., Сеферлинг, Г., Уитни, Х. и Стронгман, Дж. А. (1999). Моральное лицемерие: показывать себе нравственность, но не быть таковым. Журнал личности и социальной психологии, 77 (3), 525–537.

Borgida, E., Conner, C., & Manteufel, L. (Eds.). (1992). Понимание донорства почки живым: точка зрения на принятие решений . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Браун, С. Л., Нессе, Р. М., Винокур, А. Д., и Смит, Д. М. (2003). Оказание социальной поддержки может быть более выгодным, чем ее получение: результаты проспективного исследования смертности. Психологическая наука, 14 (4), 320–327.

Брайан, Дж. Х., & Тест, М. А. (1967). Модели и помощь: Натуралистические исследования в поведении помощника. Журнал личности и социальной психологии, 6 (4, Pt.1), 400–407.

Burnstein, E., Crandall, C., & Kitayama, S. (1994). Некоторые неодарвинистские правила принятия решений для альтруизма: взвешивание сигналов для инклюзивной приспособленности как функции биологической важности решения. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 773–789.

Чалдини, Р.Б., Браун, С. Л., Льюис, Б. П., Люс, С., и Нойберг, С. Л. (1997). Переосмысление отношений эмпатии и альтруизма: когда один в один равняется единству. Журнал личности и социальной психологии, 73 (3), 481–494.

Дарли, Дж. М., и Бэтсон, К. Д. (1973). «От Иерусалима до Иерихона»: исследование ситуационных и диспозиционных переменных в помогающем поведении. Журнал личности и социальной психологии, 27 (1), 100–108.

Довидио, Дж. Ф., Гертнер, С.Л., Валиджич, А., Матока, К., Джонсон, Б., и Фрейзер, С. (1997). Расширение преимуществ повторной категоризации: оценки, самораскрытие и помощь. Журнал экспериментальной социальной психологии, 33 (4), 401–420

Довидио, Дж. Ф., Пилиавин, Дж. А., Шредер, Д. А., и Пеннер, Л. (2006). Социальная психология просоциального поведения . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Eisenberg, N., & Fabes, R.A. (ред.). (1998). Социальное развитие .Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Фаррелли Д., Лазарус Дж. И Робертс Г. (2007). Альтруисты привлекают. Эволюционная психология, 5 (2), 313–329.

Харди, К. Л., и Ван Вугт, М. (2006). Хорошие парни финишируют первыми: гипотеза соревновательного альтруизма. Бюллетень личности и социальной психологии, 32 (10), 1402–1413.

Херольд, С. Л. (1980). Метаанализ влияния телевидения на социальное поведение. Международная ассоциация авторефератов диссертаций, 40 (8-B), 3902–3903.

Крупп, Д. Б., Дебрюн, Л. М., и Барклай, П. (2008). Признак родства способствует сотрудничеству на благо общества. Эволюция и поведение человека, 29 (1), 49–55.

Либерман, М. Д. (2010). Социальная когнитивная нейробиология. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 1, стр. 143–193). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Мэдсен, Э.А., Танни, Р.Дж., Филдман, Г., Плоткин, Х.С., Данбар, Р.И. М., Ричардсон, Ж.-М., и МакФарланд Д. (2007). Родство и альтруизм: кросс-культурное экспериментальное исследование. Британский журнал психологии, 98 (2), 339–359.

МакЭндрю, Ф. Т. (2002). Новые эволюционные взгляды на альтруизм: теории многоуровневого отбора и дорогостоящих сигналов. Текущие направления в психологической науке, 11 (2), 79–82.

Нейер, Ф. Дж., И Ланг, Ф. Р. (2003). Кровь гуще воды: ориентация на родство во взрослой жизни. Журнал личности и социальной психологии, 84 (2), 310–321.

Парк, Дж. Х. и Шаллер, М. (2005). Служит ли сходство установок эвристическим признаком родства? Доказательства неявной когнитивной ассоциации. Эволюция и поведение человека, 26 (2), 158–170.

Пеннер, Л. А., Довидио, Дж. Ф., Пилиавин, Дж. А., и Шредер, Д. А. (2005). Просоциальное поведение: многоуровневые перспективы. Ежегодный обзор психологии, 56 , 365–392.

Смит, С.У., Смит, С. Л., Пайпер, К. М., Ю, Дж. Х., Феррис, А. Л., Даунс, Э. и Боуден, Б. (2006). Альтруизм на американском телевидении: изучение количества и контекста действий помощи и обмена. Журнал коммуникаций, 56 (4), 707–727.

Стюарт-Уильямс, С. (2007). Альтруизм среди родственников и не родственников: влияние стоимости помощи и взаимного обмена. Эволюция и поведение человека, 28 (3), 193–198.

Штурмер, С., Снайдер, М., Кропп, А., & Сим, Б.(2006). Помощь, мотивированная сочувствием: модерирующая роль членства в группе. Бюллетень личности и социальной психологии, 32 (7), 943–956.

Тисак, М.С., и Тисак, Дж. (1996). Хранитель моего брата или сестры, но не моего друга: рассуждения о реакции на агрессивные действия. Journal of Early Adolescence, 16 (3), 324–339.

Триверс, Р. Л. (1971). Эволюция взаимного альтруизма. Ежеквартальный обзор биологии, 46 , 35–57.

Ван Вугт, М., И Ван Ланге, П.А.М. (2006). Психологическая адаптация к просоциальному поведению: загадка альтруизма. В М. Шаллер, Дж. Симпсон и Д. Кенрик (ред.), Эволюция и социальная психология (стр. 237–262). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Ватли, М.А., Вебстер, Дж. М., Смит, Р. Х. и Родс, А. (1999). Влияние одолжения на общественное и частное согласие: насколько интернализована норма взаимности? Основы и прикладная социальная психология, 21 (3), 251–259.

Уилкинсон, Г. С. (1990, февраль). Разделение пищи у летучих мышей-вампиров. Scientific American, 262 , 76–82.

границ | Помогая другим, согреваясь: альтруистическое поведение усиливает ощущение тепла от окружающей среды

Введение

Кто поливает, тот и сам будет поливать.

Притчи 11:25

Когда мы говорим об альтруистическом поведении, мы часто говорим о жертве и связанных с ней потенциальных издержках и рисках.На индивидуальном уровне альтруизм часто является неэкономическим и даже неадекватным для выживания, потому что альтруистический исполнитель должен делиться своими собственными ресурсами и энергией с другими, не получая явной отдачи (Batson, 1991; Myers, 1993; de Waal, 2008). . Когда бедствия сигнализируют о нехватке ресурсов, кажется неразумным вести себя альтруистично. Однако часто мы цитируем поговорку « розы в ее руке», аромат в моей «», чтобы поощрять более альтруистическое поведение. Эта цитата — просто комментарий о печенье с предсказанием? Могут ли те, кто ведет себя альтруистично, буквально испытать «аромат» или другие положительные физические чувства, как подразумевается в этой цитате? В текущем исследовании мы изучали влияние альтруистического поведения на физические чувства людей, уделяя особое внимание теплоте.Тепло является фундаментальной потребностью человека и других приматов (например, Harlow, 1958; IJzerman et al., 2015a). Более того, восприятие тепла окружающей среды — типичная переменная, связывающая психологический и физический миры. В частности, мы обнаружили, что альтруистическое поведение может привести к тому, что исполнитель-альтруист станет сильнее воспринимать тепло окружающей среды.

Функциональная адаптивность альтруистического поведения

Исследователи пытались распознать функциональную адаптивность альтруистического поведения, несмотря на самоотверженный характер такого поведения.Теория родственного отбора (Гамильтон, 1963; Гамильтон и Аксельрод, 1981) предполагает, что альтруистическое поведение по отношению к людям с общими генами (то есть потомкам или родственникам альтруистического исполнителя) может максимизировать генетические частоты на групповом уровне. Теория взаимной мотивации и социального обмена предполагает, что исполнитель-альтруист может ожидать будущих доходов либо непосредственно от получателя (Trivers, 1971), либо косвенно от третьей стороны (Nowak and Sigmund, 1998, 2000). Обе упомянутые выше теории сосредоточены на долгосрочных преимуществах для исполнителей-альтруистов (Gintis et al., 2003).

Однако исследователи раскрыли феномен альтруистического наказания. Люди решили нести большие расходы, чтобы наказать нарушителей норм в группе (например, Henrich et al., 2006). Такой выбор считался альтруистическим, поскольку был направлен на восстановление справедливости и защиту групповых норм. Поскольку в группе обычно не было родственников, а в исследовании использовалась игра с одним выстрелом (Gintis, 2000; Boyd et al., 2003; Gintis et al., 2003; Henrich et al., 2006), это явление не могло быть можно объяснить двумя ранее упомянутыми теориями.Более того, нейробиологическое исследование альтруистического наказания показало, что эффективное наказание активировало спинное полосатое тело. Участники с более сильной активацией в этой области мозга были готовы к большему наказанию (de Quervain et al., 2004). Поскольку спинное полосатое тело является важной частью системы вознаграждения (Knutson et al., 2000; Delgado et al., 2003), полученные данные предполагают, что альтруистическое наказание может вызвать немедленный положительный опыт у альтруистических исполнителей. Это открытие согласуется с более ранними представлениями о том, что альтруистическое поведение способствует высвобождению эндогенных опиоидных пептидов (Danielli, 1980), которые способствуют контролю боли (Basbaum and Fields, 1984) и модуляции настроения и чувства благополучия человека. (Лекнес и Трейси, 2008).Кроме того, эти открытия предполагали, что мы можем сосредоточиться на внутренней системе вознаграждения альтруистического поведения человека. Вместо того, чтобы обнаруживать ощутимые результаты альтруистического поведения, мы хотели бы изучить потенциальные положительные эффекты альтруизма на психологические и физические переживания.

Исследователи обнаружили положительные психологические последствия альтруистического поведения. Например, просоциальные расходы, включая благотворительные пожертвования и раздачу подарков, вызывают счастье (Dunn et al., 2008). Исследователи в этой области использовали термин «теплое сияние», чтобы указать на внутреннее чувство удовлетворения у доноров после пожертвования денег (Harbaugh, 1998). Альтруистическое поведение также способствовало самоэффективности у пожилых людей (Midlarsky and Kahana, 1994) и улучшало позитивную самооценку (Post, 2005). В текущем исследовании мы сосредоточились на восприятии тепла окружающей среды. Мы выбрали эту переменную по трем причинам. Во-первых, тепло — это основная потребность человека и других приматов. Это подтверждается более ранними исследованиями развития и привязанности (например,g., Harlow, 1958), а также недавней моделью терморегуляции (IJzerman et al., 2015a). Ощущение тепла может быть источником безопасности (Harlow, 1958), и люди могут использовать чувство тепла как индикатор социальных ресурсов (IJzerman et al., 2015a). Исследования зимней депрессии показали, что недостаток тепла может представлять угрозу для психического здоровья (например, Molin et al., 1996). Если бы альтруизм приводил к угрозам для других ресурсов, связанных с выживанием, таких как еда, компенсирующее чувство тепла могло бы быть утешением для людей, которые сталкиваются с кризисными ситуациями, что могло бы быть преимуществом для выживания.Во-вторых, из предыдущих исследований следует, что вознаграждение за альтруизм может быть сложным. Например, вознаграждение может быть связано с внутренней системой вознаграждения, а не просто с материальными ресурсами. Восприятие тепла окружающей среды — это переменная, которая связывает психологический и физический миры. Он описывает внутренние размышления людей об окружающем мире, которые могут быть важным аспектом положительной обратной связи альтруизма. В-третьих, холод — типичная угроза во многих кризисных ситуациях, особенно в естественной среде.Например, экстремально холодная погода зимой может вызвать большое количество смертей (например, Webb, 2014; Ward, 2015). Холод также является одним из важнейших факторов окружающей среды при несчастных случаях в горных видах спорта (Chamarro and Fernández-Castro, 2009). По сравнению с некризисными ситуациями людям чаще не хватает ресурсов (например, теплой еды, теплой одежды), чтобы справиться с холодами. Более того, люди могут иметь тенденцию усиливать угрозы кризисных ситуаций. Такая тенденция обычно была связана с другими психологическими реакциями на бедствия, такими как посттравматическое стрессовое расстройство (например,г., Heir et al., 2009). И эта тенденция также может быть усилена на социальном уровне (Kasperson et al., 1988). В экстремальных обстоятельствах люди мало что могут сделать для изменения объективной ситуации. Регулирование теплоты окружающей среды потенциально полезно для людей, чтобы положительно относиться к ситуациям. Мы предположили, что альтруистическое поведение усилит чувство тепла среди альтруистических исполнителей.

Альтруистическое поведение способствует физическому теплу

Исследователи связали чувство тепла с социальным поведением и социальными познаниями.Недавно IJzerman et al. (2015a) предложили модель социальной терморегуляции. Согласно этой модели, терморегуляция обходится дорого для одного человека; Следовательно, социальные взаимодействия (например, телесный контакт) жизненно важны и экономичны для животных, чтобы поддерживать надлежащую температуру тела. Модель утверждает, что процесс социальной терморегуляции сформировал социальное познание высокого порядка. Более ранние теории обоснованного познания (Барсалоу, 1999, 2008; Шуберт, 2005) предполагали, что абстрактные социальные познания основаны на взаимодействии с физическим миром.Метафорические модели подчеркивают метафорические сопоставления между социальным познанием и физическим восприятием (Landau et al., 2010). Эти теории помогают объяснить связи между социальным и физическим миром человека.

Важное направление исследований сосредоточено на двунаправленной взаимосвязи между физической теплотой и теплотой общества. С одной стороны, хорошо известное исследование, проведенное Уильямсом и Баргом (2008), показало, что простое манипулирование физической теплотой может привести к благоприятным межличностным оценкам и поведению.Кроме того, Канг и др. (2011) обнаружили, что физическое тепло усиливает доверительное поведение. Такое поведение концептуально считалось межличностной теплотой в социальной жизни. С другой стороны, другие исследования показали, что социальные концепции повышают восприятие тепла. Например, исследование показало, что размышления о чертах и ​​объектах, которые были положительно связаны с общественными концепциями, повышают воспринимаемую теплоту окружающей среды (Szymkow et al., 2013; IJzerman et al., 2015b). Более того, нейробиологические исследования также подтвердили связь между социальной теплотой и физической теплотой.Канг и др. (2011) обнаружили активацию островка, когда физическое тепло усиливает доверительное поведение. Исследование Инагаки и Эйзенбергера (2013) также показало, что условия социального тепла и физического тепла накладываются на их активацию в вентральном полосатом теле и средней островке. Это совпадение было характерно для положительных эмоций, связанных с теплотой.

Более того, эта социально-физическая связь тепла косвенно поддерживается «холодной» стороной общественной жизни. В частности, Чжун и Леонарделли (2008) обнаружили, что воспоминание о прошлом опыте социальной изоляции привело к заниженной оценке температуры окружающей среды.Манипуляция социальной изоляцией могла снизить температуру кожи, а физическое тепло было более желательным и эффективным для успокоения участников, испытывающих чувство одиночества (Bargh and Shalev, 2012; Ijzerman et al., 2012).

Благодаря постоянно наблюдаемой взаимосвязи между социальным поведением (особенно позитивным или просоциальным поведением, которое способствует социальным отношениям) и чувством тепла, мы ожидали аналогичной взаимосвязи между альтруистическим поведением (как типичным просоциальным поведением) и восприятием тепла.Помимо счастья, самоэффективности или некоторых других психологических состояний, альтруистическое поведение также может привести к некоторым положительным последствиям, которые в большей степени связаны с физическим здоровьем. В частности, мы предсказали, что альтруистическое поведение приведет к усилению восприятия тепла окружающей среды.

Воспринимаемая социальная дистанция как посредник

Помимо исследования, которое подтвердило взаимосвязь между социальной теплотой и физической теплотой, многие исследования выявили влияние социальной дистанции и физической дистанции на чувство тепла.Например, Айзерман и Семин (2010) обнаружили, что более близкое восприятие социальной дистанции (вызванное физическим расстоянием или манипулированием сходством) приводит к более высокой оценке температуры окружающей среды. Эффекты могут быть объяснены тем, что существует аналогичное перекрытие социальной дистанции и физической межличностной дистанции (например, IJzerman and Semin, 2009), и что физическая теплота обычно связана с физической межличностной дистанцией.

В недавней модели базовая социальная теория была построена на предыдущих теориях привязанности и других связанных открытиях (Beckes and Coan, 2011).Теория предполагает, что социальные отношения и социальная близость на самом деле являются исходным показателем для человека, поскольку они позволяют экономить энергию и снижать риски. Люди на самом деле более активны, когда социальные отношения находятся под угрозой, и они имеют тенденцию возвращаться к «исходному уровню». Таким образом, люди могут использовать ориентированное на отношения социальное поведение для достижения социальной близости. Из-за тесной связи между социальной дистанцией и восприятием тепла социальная дистанция может быть проксимальным мостом между просоциальным или ориентированным на отношения поведением и восприятием тепла.Таким образом, мы предположили, что альтруистическое поведение повысит восприятие исполнителями окружающей среды. Более того, мы предсказали, что этот эффект будет опосредован уменьшением воспринимаемой социальной дистанции между альтруистами и реципиентами.

Обзор текущих исследований

В текущем исследовании мы провели шесть исследований, чтобы проверить гипотезу о том, что альтруистическое поведение приведет к более теплому восприятию окружающей среды, и дополнительно проверить эффект воспринимаемой социальной дистанции как посредника.Исследование 1 было ретроспективным полевым исследованием, проведенным в контексте урагана «Сэнди», и выявило взаимосвязь между альтруистическим поведением и ощущением тепла в кризисной ситуации. Затем в исследованиях 2a и 2b мы создали кризисную ситуацию в лаборатории, чтобы воспроизвести этот эффект и протестировать опосредующий эффект воспринимаемой социальной дистанции. В исследованиях 3a и 3b мы распространили такой эффект и опосредующий эффект воспринимаемой социальной дистанции на повседневные жизненные ситуации с помощью лабораторных экспериментов. В исследовании 4 мы провели полевое исследование, чтобы воспроизвести такой эффект в реальной благотворительной деятельности.Следует отметить, что все исследования в данном исследовании проводились в сравнительно холодных условиях. Мы не исследовали, как этот эффект проявится в гораздо более горячей среде.

Исследование 1

В исследовании 1 изучалось влияние альтруистического поведения на чувство тепла в условиях реального кризиса. Ураган «Сэнди» стал самым разрушительным ураганом сезона ураганов в Атлантике 2012 года, поразившим 24 штата США своей жестокостью, начавшейся 29 октября 2012 года.После того, как шторм обрушился на берег, дождь перешел в метель вдоль восточного побережья Соединенных Штатов. Согласно сообщениям новостей, наибольшее количество снегопадов составило 36 дюймов (91 см) (Kellogg, 2013). Что еще хуже, из-за сильного снегопада в некоторых местах штата Нью-Йорк были отключены системы отопления и электроснабжения более чем на 10 дней. Чрезвычайно холодная погода превратила выздоровление и восстановление в хронические страдания. В результате местные жители в последующие месяцы испытывали постоянный стресс, связанный с экологической угрозой.В этом исследовании в выборку вошли участники, которые во время кризиса были местными жителями и лично испытали этот кризис. Мы предположили, что участники, которые вспомнили альтруистический опыт (по сравнению с теми, кто вспомнил неальтруистический опыт) во время кризиса, затем будут помнить о более теплой окружающей среде.

Метод

Участники

G Степень 3.1 использовалась для вычисления априорных анализов мощности в исследовании. Согласно предположению Коэна (1992), степень 0.8 и размер эффекта, который был немного выше среднего уровня (размер эффекта d = 0,6), использовались в качестве входных данных. Ожидаемая величина эффекта также соответствовала предыдущим исследованиям по аналогичным темам (например, IJzerman and Semin, 2009, 2010). В результате ожидаемый размер выборки составил 72 человека. Семьдесят девять местных жителей из районов стихийного бедствия (штат Нью-Джерси и штат Нью-Йорк) (33 мужчины; M a ge = 29,65 лет, SD = 9,41 ) были набраны на сайте Amazon Mechanical Turk (MTurk).Их попросили заполнить онлайн-опрос под названием «Жизнь после урагана Сэнди», и каждый был вознагражден подарочной картой Amazon на 5 долларов. Цель исследования заключалась в изучении того, как ураган «Сэнди» и последующие экстремальные холода влияют на повседневную жизнь людей. Опрос был начат через 3 месяца после того, как ураган «Сэнди» обрушился на Соединенные Штаты, в то время как жители районов бедствия все еще страдали от хронического восстановления и реконструкции. Участники были случайным образом распределены в альтруистические или неальтруистические группы.Было 42 участника в альтруистической группе и 37 участников в неальтруистической группе.

Материалы и процедура

Участники были сначала проинформированы о том, что цель исследования — выяснить, как ураган «Сэнди» и последовавшие за ним экстремальные погодные условия повлияли на местных жителей. Затем участников попросили вспомнить опыт во время или после урагана «Сэнди» и подробно описать его (используя не менее 50 слов). В альтруистической группе участников попросили «вспомнить опыт, в котором он / она делал что-то, в основном принимая во внимание пользу других людей (например,ж., кормить бездомного на улице, предлагать кому-то бесплатную поездку, волонтерскую работу и т. д.) ». В неальтруистической группе их попросили «вспомнить опыт, в котором он / она делал что-то, в основном принимая во внимание свои собственные выгоды (например, спешил в супермаркет за предметами первой необходимости, не думая о том, как другие могут нуждаться в товарах, отказ от бесплатного проезда, игнорирование просьб соседа о помощи и т. д.) ». После этого участников попросили вспомнить их мгновенные ощущения окружающей среды после опыта по 7-балльной шкале (1 = очень холодно , 7 = очень тепло ).В качестве контрольных переменных участников также попросили сообщить о своем ощущении тепла в текущей среде по 7-балльной шкале (1 = чрезвычайно холодно , 7 = чрезвычайно тепло ) в дополнение к расчетной температуре (в градусах Фаренгейта) ) текущей среды.

Результаты и обсуждение

Участники вспомнили более теплую окружающую среду после вспоминаемого альтруистического опыта ( M = 4,55, SD = 1,19), чем после вспоминаемого неальтруистического опыта ( M = 3.35, SD = 1,06), t (77) = 4,68, p <0,001, d = 1,06. Эффект остался значительным, когда мы включили в качестве ковариатов ощущение тепла и расчетную температуру окружающей среды во время опроса: F (1,74) = 19,93, p <0,001, η 2 = 0,21. Более того, ощущение тепла или расчетная температура окружающей среды во время опроса не выявили значимых групповых различий [чувства тепла: M альтруистический = 4.40, SD = 1,08, M неальтруистический = 3,97, SD = 1,44, t (77) = 1,52, p = 0,134; температура окружающей среды: M альтруистический = 69,55, SD = 5,99, M неальтруистический = 67,39, SD = 10,07, t (76) = 1,17, p = 0,246] .

Таким образом, исследование 1 в первую очередь продемонстрировало влияние альтруистического поведения на теплые чувства в ретроспективном кризисе реального мира.Стоит отметить, что результаты по ощущениям тепла текущего окружения не достигли значимости, хотя и в том же направлении, что и для запоминаемого окружения. Это казалось несовместимым с предыдущими исследованиями, когда воспоминания о прошлом опыте социальной изоляции влияли на текущее чувство тепла (например, Zhong and Leonardelli, 2008). Возможно, это произошло из-за того, что отдельные люди разделяли текущие чувства и воспоминания. Кроме того, исследование было менее контролируемым из-за характера реального кризисного сценария.Таким образом, в лаборатории проводились хорошо контролируемые эксперименты путем измерения и манипулирования альтруистическим поведением, и теплые чувства собирались сразу после поведения.

Исследование 2a

Исследование 2а было разработано, чтобы воспроизвести влияние альтруистического поведения на восприятие тепла окружающей среды в условиях кризиса с тремя улучшениями. Сначала мы создали сцену землетрясения в лаборатории. Участников попросили представить, что они застряли в сцене землетрясения, в которой незнакомец просил о помощи.Во-вторых, температура этой лабораторной сцены землетрясения поддерживалась стабильной на уровне 15 ° C. В-третьих, в этом исследовании непосредственно измерялась альтруистическая готовность, чтобы мы могли наблюдать взаимосвязь между альтруистической готовностью и теплыми чувствами. Чтобы соответствовать условиям сценария, участники проводили эксперимент в группах по 4 человека, и в каждой группе не было бывших знакомых. Такой дизайн может усилить ощущение реальности и предложить более близкое моделирование сценария. Также было бы более естественным побуждать к помощи в таких условиях.Мы ожидали, что участники с более высокой альтруистической готовностью будут воспринимать более высокие уровни тепла окружающей среды.

Метод

Участники

Из-за корреляционной природы исследования 2 для расчета ожидаемого размера выборки использовались степень 0,8 и средний уровень r ( r = 0,3) (Cohen, 1992). В результате ожидаемый размер выборки составил 67 человек. Исследование 2а проводилось в университете в Пекине, Китай. Мы набрали 69 студентов колледжа (24 мужчины; M a ge = 22.31 год, SD = 2,97) с онлайн-форума кампуса. Все участники прочитали документ об информированном согласии и согласились участвовать в эксперименте за плату в размере 10 юаней (примерно 1,5 доллара США).

Материалы и процедура

Как упоминалось ранее, процедура проводилась в группах по четыре участника без бывших знакомых. Сначала их проводили в комнату для подготовки, где они читали краткое введение к эксперименту, а затем проводили в комнату для экспериментов.Комната для экспериментов была создана как сцена после землетрясения, с постоянной температурой 15 ° C и выключенным светом. Участников просили сидеть кругом на полу в течение всего эксперимента. Каждый из них находился на расстоянии примерно 40–50 см друг от друга.

Убедившись, что каждый из четырех участников был готов, ноутбуки начали синхронно воспроизводить видео, содержащее стандартизированные инструкции, ведущие участников на протяжении всего эксперимента. Участников попросили не взаимодействовать с другими участниками.Первая часть ролика — это 40-е годы реального землетрясения. Участникам было предложено представить, что они только что пережили землетрясение и в настоящее время застряли в комнате под обрушившимся зданием с несколькими туристами.

Во второй части на видео была представлена ​​анкета с несколькими слайдами, и участникам было предложено записать свои ответы на бумаге. Во-первых, они должны были сообщить о своем восприятии окружающей среды по 11-балльной шкале (0 = очень холодно , 10 = очень тепло ).Это служило доальтруистической мерой восприятия тепла. Воспринимаемая серьезность и неопределенность ситуации также были измерены в качестве контрольных переменных. Во-вторых, участникам сказали, что «у одного из туристов не было еды и он попросил помощи». Участников попросили «указать (целым числом от 0 до 100) процент еды, которым они хотели бы поделиться с туристом». Готовность помочь рассматривалась как субъективная готовность участников к альтруистическому поведению.Кроме того, восприятие тепла окружающей среды снова было измерено как мера постальтруизма. Наконец, участники были проинструктированы, а затем оплатили их участие.

Результаты и обсуждение

Чтобы учесть индивидуальные различия в чувстве тепла перед альтруистическим поведением, мы вычли показатель доальтруизма из показателя восприятия тепла после альтруизма и использовали этот результат в анализе. Регрессионный анализ показал, что готовность помочь была положительно связана с изменением восприятия тепла окружающей среды, F (1,67) = 4.39, p = 0,040, β = 0,25. Эта взаимосвязь оставалась значимой, когда воспринимаемая серьезность и неопределенность сценария контролировались на первом этапе регрессии, F (1,65) = 4,46, p = 0,039, β = 0,26.

Исследование 2а воспроизвело связь между альтруизмом и теплым восприятием окружающей среды, продемонстрировав, что люди с большей субъективной альтруистической готовностью будут испытывать более теплые чувства. Однако в измерении альтруизма остались ограничения.Во-первых, ни Исследование 1 (вспоминание об альтруистическом поведении), ни Исследование 2а (альтруистическая готовность) не измеряли фактического альтруистического поведения. Во-вторых, результаты исследования 2а были корреляционными, поэтому причинно-следственная связь между альтруизмом и чувством тепла не была подтверждена. В-третьих, оставалось неясным, почему проявился эффект альтруизма на воспринимаемое физическое тепло.

Исследование 2b

Исследование 2b направлено на подтверждение причинной связи между альтруизмом и восприятием тепла в кризисной ситуации.Участниками произвольно манипулировали для демонстрации альтруистического или неальтруистического поведения в эксперименте. Мы также исследовали возможного посредника в отношениях, предположив, что участники альтруистической группы (по сравнению с неальтруистической группой) будут сообщать о более теплом восприятии окружающей среды, потому что они чувствовали более тесную социальную дистанцию ​​с ищущим помощи. Кроме того, мы измерили просоциальные черты участников, чтобы контролировать возможные смешивающие эффекты индивидуальных различий.

Метод

Участники

Расчет размера выборки был идентичен расчету в исследовании 1, в результате размер выборки составил 72 человека. Исследование 2b проводилось в университете в Пекине, Китай. Восемьдесят пять студентов университета были набраны с онлайн-форума кампуса и случайным образом распределены по одному из двух условий (альтруистический или неальтруистический). Пять участников были исключены из окончательного анализа данных, поскольку они ответили менее чем на две трети пунктов оценки.Окончательная выборка (28 мужчин; M a ge = 22,41 года, SD = 3,04) включала 36 участников в альтруистическом состоянии и 44 участника в неальтруистическом состоянии. Каждый участник получил выплату в размере 10 юаней (примерно 1,5 доллара США).

Материалы и процедура

Настройки и процедура исследования 2b были почти идентичны таковым в исследовании 2a, за исключением нескольких важных изменений. Во-первых, хотя участники по-прежнему участвовали в группах по четыре человека, один из четырех участников в каждой группе на самом деле был сообщником.

Во-вторых, помимо чтения краткого введения эксперимента в комнате для подготовки, каждому участнику был выдан пакет. Им сказали не открывать и не исследовать сумку до тех пор, пока инструкции не скажут им сделать это в эксперименте. В трех пакетах для настоящих участников было по десять маленьких пачек хлеба (по 20 г). В сумке конфедерата не было еды.

В-третьих, участников провели в комнату для экспериментов, которая имела те же настройки, что и в исследовании 2а.Но после просмотра первой части ролика участникам было предложено открыть пакет и пересчитать пакеты с хлебом. Поскольку участники сидели близко друг к другу (примерно 40–50 см друг от друга), они могли легко заметить, что у единомышленника ничего не было в сумке.

В-четвертых, участникам было предложено сообщить (1) о показателях доальтруизма восприятия тепла окружающей среды и (2) контрольных переменных. Помимо воспринимаемой серьезности и неопределенности ситуации, отрицательные эмоции (т.е. печаль, страх, отчаяние и стресс; α = 0,85) также были включены в качестве контрольных переменных.

В-пятых, после того, как были приняты вышеуказанные меры, участникам сказали, что человек без еды в сумке обратился за помощью. Более того, участников разделили на две группы, прочитав следующие слова: «, собирая власть каждого и разделяя ресурсы с группой, было лучшим выбором в кризис» (альтруистическая группа) или «, экономия собственных ресурсов и максимизация собственных выгод были лучший выбор ‘(неальтруистическая группа).Каждого участника попросили решить, сколько пачек хлеба он хотел бы отдать соискателю помощи, и вынуть соответствующее количество пачек из мешка. Участникам также было предложено записать номер в лист для ответов. Это использовалось для проверки альтруистического поведения.

В-шестых, участников попросили сообщить о предполагаемой психологической дистанции с другими туристами в ситуации по 7-балльной шкале (1 = близко , 7 = далекому ), и эта мера социальной дистанции использовалась в качестве предлагаемого посредника.Постальтруистическая мера восприятия тепла была измерена так же, как и в исследовании 2а. Наконец, участники заполнили анкету по ориентации на социальные ценности для измерения просоциальных черт после возвращения в комнату для подготовки.

Просоциальная черта

Мы использовали опросник социальной ценностной ориентации (Van Lange et al., 1997) для измерения просоциальных черт. Эта анкета содержит девять ситуаций с множественным выбором. В каждой ситуации участник должен был выбрать один из трех вариантов, чтобы решить исход для себя и для другого игрока.Три варианта в каждой ситуации соответствовали трем социальным ценностным ориентациям: конкурентным (стремление к большей разнице между своими результатами и результатами других), индивидуалистическим (стремление к большему результату для себя) и просоциальным (стремление к большему совместному результату). Если выбор шести или более из девяти ситуаций соответствовал одной из этих социальных ценностных ориентаций, участники классифицировались соответственно. В противном случае участник был признан неклассифицированным.

Результаты и обсуждение

Манипуляционная проверка альтруистического поведения прошла успешно.Участники в альтруистическом состоянии делили с ищущим помощи больше пачек хлеба ( M = 3,11, SD = 0,98), чем участники в неальтруистическом состоянии ( M = 2,55, SD = 1,13), t (78) = 2,36, p = 0,021, d = 0,53.

Что касается изменения восприятия тепла окружающей среды, результат соответствовал исследованиям 1 и 2a. Участники альтруистической группы сообщили о большем усилении теплоты окружающей среды ( M = 0.44, SD = 2,34), чем в неальтруистической группе ( M = -0,70, SD = 2,53), t (78) = 2,09, p = 0,040, d = 0,47. Эффект оставался значимым, когда отрицательные эмоции, воспринимаемая серьезность и неопределенность сценария контролировались как ковариаты в анализе, F (1,74) = 4,33, p = 0,041, η 2 = 0,06.

Тест хи-квадрат показал, что существует тенденция к несбалансированности распределения четырех социальных ценностных ориентаций (конкурентной, индивидуалистической, просоциальной и неклассифицированной) в двух группах [χ 2 (3) = 6.43, p. = 0,092]. Мы также проверили, влияют ли социальные ценностные ориентации на изменение восприятия тепла. Поскольку социальная ценностная ориентация была категориальной переменной, мы провели ANOVA 2 (экспериментальная манипуляция: альтруистическая или неальтруистическая) × 4 (социальная ценностная ориентация: конкурентная, индивидуалистическая, просоциальная, неклассифицированная). Поскольку не было значительных взаимодействий между экспериментальной манипуляцией и ориентацией на социальные ценности ( p = 0,524), пользовательская модель была запущена для анализа только основных эффектов.Результаты показали, что эффект экспериментальной манипуляции оставался незначительным, F (1,75) = 3,39, p = 0,070, η 2 = 0,04. А социальная ценностная ориентация существенно не повлияла на изменение восприятия тепла, F (3,75) = 1,50, p = 0,232, η 2 = 0,06.

Затем мы исследовали, опосредует ли воспринимаемое социальное расстояние эти эффекты. Участники альтруистической группы сообщили о значительно более коротком воспринимаемом расстоянии ( M = 2.53, SD = 1,00), чем в неальтруистической группе ( M = 3,16, SD = 1,46), t (78) = 2,20, p = 0,031, d = 0,50 . Регрессионный анализ показал, что групповая переменная (альтруистическая группа, кодированная как «1», а неальтруистическая группа, кодированная как «0») была значимым предиктором восприятия тепла (β = 0,23, p = 0,040). Однако сила этой связи стала незначительной (β = 0,18, p = 0.105), когда в анализ была включена воспринимаемая социальная дистанция. Более того, воспринимаемая социальная дистанция имела тенденцию быть отрицательно связанной с восприятием тепла (β = -0,19, p = 0,091). Приведенные выше результаты подразумевают опосредующий эффект воспринимаемой социальной дистанции. Для дальнейшего подтверждения эффекта посредничества был проведен анализ начальной загрузки из 5000 выборок. Результаты показали, что 95% скорректированный на смещение доверительный интервал для косвенного эффекта составил [0,03, 0,61], что свидетельствует о значительном косвенном эффекте (MacKinnon et al., 2007). Таким образом, результаты исследования 2b подтвердили, что альтруистическое поведение может увеличить воспринимаемую теплоту окружающей среды, а также предположить, что сокращение социальной дистанции может быть внутренним процессом.

Итак, первые три исследования были сосредоточены на взаимосвязи между альтруизмом (напоминая об альтруистическом поведении, альтруистической готовности и манипулируемом альтруистическом поведении) и воспринимаемой теплотой окружающей среды. Все сценарии, использованные в этих исследованиях, были кризисными ситуациями с низкими температурами окружающей среды.Температурный режим был важен, потому что холодная среда могла стать серьезной угрозой для выживания во время кризиса. Таким образом, регулирование восприятия тепла окружающей среды будет иметь большое значение.

В следующих трех исследованиях мы стремились распространить эти результаты на некризисные ситуации с холодной окружающей средой. Это произошло в основном по двум причинам. Во-первых, хотя мы изучали альтруистическое поведение в реальных или лабораторных кризисных ситуациях, манипуляции и наблюдение за альтруистическим поведением страдали от некоторых ограничений.Мы могли получить только ретроспективные данные из реального кризиса, а манипулирование альтруистическим поведением было прямым. Во-вторых, участники исследований 2a и 2b проводили эксперименты в группах, что могло привести к взаимозависимости данных. Хотя мы не обнаружили значительного влияния группы в исследовании 2b, следующие исследования направлены на то, чтобы избежать этой проблемы, изменив экспериментальный план. В-третьих, ситуации, использованные в предыдущих исследованиях, были связаны с кризисом, и мы хотели бы подтвердить эти отношения в менее угрожающих повседневных ситуациях.

Исследование 3a

Исследование 3а было разработано для изучения связи между альтруистическим поведением и воспринимаемой теплотой окружающей среды в нашей повседневной жизни. Мы внесли два улучшения в это исследование. Во-первых, мы приняли оценку температуры как дополнительный показатель восприятия тепла. Во-вторых, в качестве контрольной переменной измеряли температуру тела. Мы предсказали, что участники, которые решили вести себя альтруистично, будут сообщать, что чувствуют себя теплее в окружающей среде, чем те, кто решил не помогать.В этом исследовании мы также предсказали опосредующий эффект воспринимаемой социальной дистанции.

Метод

Участники

Расчет размера выборки был идентичен расчету в исследовании 1, в результате чего размер выборки составил 72. Исследование 3a проводилось в университете в Пекине, Китай, и участниками были студенты колледжа, набранные с онлайн-форума кампуса. В окончательную выборку вошли 64 участника (33 мужчины; M a ge = 22,66 года, SD = 2.47). Тридцать два участника, которые занимались альтруистической задачей, были названы альтруистической группой, а остальные были названы неальтруистической группой.

Материалы и процедура

Температура в экспериментальной комнате постоянно поддерживалась на уровне 15 ° C. Был набран 71 студент колледжа, которые заполнили 10-минутную анкету для принятия решения, не имеющую отношения к делу, за вознаграждение в размере 10 юаней (примерно 1,5 доллара США). После оплаты участникам их пригласили принять участие в дополнительном мероприятии, организованном Студенческим союзом факультета психологии, но без дополнительного вознаграждения.Семь участников отказались от участия и были исключены из окончательного анализа. Таким образом, в итоговую выборку вошли 64 участника.

Дополнительное мероприятие включало в себя два задания для детей из семей малообеспеченных трудовых мигрантов. Эти дети обычно считаются неблагополучной группой в Китае. Первое задание было трудоемким и требовало значительного внимания. Участникам потребовалось около 10 минут, чтобы прочитать и отредактировать некоторые учебные материалы для этих детей. Второе задание требовало от участников просто заполнить 1-минутную анкету о своем понимании этих детей.В этой анкете мера воспринимаемой социальной дистанции по отношению к этим детям из одного пункта была представлена ​​по 7-балльной шкале (1 = очень близко, , 7 = очень далеко, ) с некоторыми элементами заполнения. Участники могли решить, участвовать ли в обоих заданиях или только во втором задании. На основании их решений участников называли альтруистами или неальтруистами.

Наконец, участников попросили завершить еще один небольшой опрос под названием «Обзор лабораторной среды.В ходе опроса участники должны были сообщить о своем восприятии тепла в экспериментальной комнате по 11-балльной шкале (0 = очень холодно , 10 = очень тепло) . Их также попросили оценить комнатную температуру в градусах Цельсия. В качестве контроля мы измерили температуру тела участников с помощью бесконтактного инфракрасного термометра. Наконец, участники были проинформированы и поблагодарили за участие.

Результаты и обсуждение

Как и ожидалось, участники альтруистической группы почувствовали, что в комнате стало теплее ( M = 6.06, SD = 2,18), чем в неальтруистической группе ( M = 4,53, SD = 2,09), t (62) = 2,86, p = 0,006, d = 0,72 . Этот эффект оставался значительным, когда температура тела была включена в качестве ковариаты, F (1,61) = 9,31, p = 0,003, η 2 = 0,13. Участники альтруистической группы также сообщили о более высоких оценках комнатной температуры ( M = 16,91, SD = 5,21), чем участники неальтруистической группы ( M = 12.58, SD = 4,48), t (62) = 3,57, p = 0,001, d = 0,89. Этот эффект также оставался значительным, когда температура тела была включена в качестве ковариаты, F (1,61) = 12,34, p = 0,001, η 2 = 0,17. Более того, была достоверно положительная корреляция между ощущением тепла и оценкой комнатной температуры ( r = 0,36, p = 0,002). Однако температура тела не коррелировала с ощущением тепла ( r = -0.20, p = 0,120) или оценка комнатной температуры ( r = 0,05, p = 0,671). Затем мы исследовали, опосредует ли воспринимаемая социальная дистанция влияние групповых условий на восприятие тепла. Участники альтруистической группы сообщили о значительно более коротком расстоянии ( M = 3,66, SD = 1,54), чем участники неальтруистической группы ( M = 4,47, SD = 1,32), t (62 ) = 2,27, p = 0,027, d = 0.57. Регрессионный анализ показал, что групповая переменная (альтруистическая группа, кодированная как «1», а неальтруистическая группа, кодированная как «0») была значимым предиктором восприятия тепла, β = 0,34, p = 0,006). Эта связь ослабла (β = 0,28, p = 0,024), когда в анализ была включена воспринимаемая социальная дистанция. Более того, воспринимаемая социальная дистанция имела тенденцию быть отрицательно связанной с восприятием тепла (β = -0,21, p = 0,087). Вышеупомянутые результаты подразумевали опосредующий эффект воспринимаемой социальной дистанции.Для дальнейшего подтверждения эффекта посредничества был проведен анализ начальной загрузки из 5000 выборок. Результаты показали, что 95% скорректированный на смещение доверительный интервал для косвенного эффекта составил [0,04, 0,89], что свидетельствует о значительном косвенном эффекте (MacKinnon et al., 2007).

В заключение, влияние альтруистического поведения на воспринимаемое тепло и опосредующий эффект воспринимаемой социальной дистанции были проверены в повседневной жизненной ситуации. В исследовании 3b мы импортировали более строгий контроль альтруистического поведения, чтобы подтвердить влияние альтруистического поведения на восприятие тепла окружающей среды.

Исследование 3b

В исследовании 3b мы случайным образом распределяли участников по альтруистическим или неальтруистическим состояниям. Более того, в качестве контрольной была добавлена ​​группа без задач, чтобы исключить альтернативное объяснение того, что неальтруистическое поведение может привести к снижению восприятия тепла окружающей среды. Мы предположили, что участники альтруистической группы будут сообщать о более высоком восприятии тепла, чем участники неальтруистической группы и группы без задач. Мы ожидали, что участники неальтруистической группы и группы, не выполняющей никаких задач, будут сообщать о равных чувствах тепла.

Метод

Участники

Поскольку исследование 3b было разработано для трех групп, для расчета ожидаемого размера выборки использовались степень 0,8 и величина эффекта f 0,35, в результате чего размер выборки составил 81. Исследование 3b проводилось в университете в Пекине. , Китай. Восемьдесят три студента колледжа были приняты на работу через онлайн-форум кампуса. Восемь из них не завершили эксперимент и были исключены из анализа. В окончательную выборку вошли 75 участников (36 мужчин; M a ge = 22.2 года, SD = 7,42). Участники были случайным образом распределены по одному из трех условий, в результате чего в каждой группе было по 25 человек.

Материалы и процедура

Участников привели в экспериментальную комнату, в которой постоянно поддерживалась температура 15 ° C. В альтруистическом состоянии участники были приглашены принять участие в благотворительной акции под названием «Любовь, преодолевая 4000 километров», чтобы помочь студентам из отдаленного городка под названием Джимунай. Этот город был одним из беднейших районов Китая, находился в 4000 км от Пекина.Благотворительность была направлена ​​на сбор канцелярских принадлежностей для этих студентов и предоставление им дополнительных возможностей узнать о внешнем мире. Каждому участнику было предложено написать открытку для конкретного ученика средней школы Джимунай, чтобы представить достопримечательность Пекина. Затем участникам были вручены денежные купюры номиналом 10 юаней (примерно 1,5 доллара США), и они должны были положить их в благотворительный ящик. Примечательно, что все открытки были отправлены соответствующим ученикам, а деньги были переданы школе на имя участников после эксперимента.

В неальтруистических условиях участников попросили прочитать информацию о кандидатуре Пекина на Зимние Олимпийские игры 2022 года. Участникам сказали, что лаборатория помогает продвигать достопримечательности Пекина. Они могли выбрать одну открытку и написать введение о достопримечательностях Пекина. В группе без задач участникам не было назначено никаких дополнительных задач.

Затем всех участников попросили заполнить анкету о лабораторной среде, которая была идентична той, что использовалась в исследовании 3a.В ходе опроса участники должны были сообщить о своем восприятии тепла в экспериментальной комнате по 11-балльной шкале (0 = очень холодно , 10 = очень тепло ). В качестве контроля мы измерили температуру тела участников с помощью бесконтактного инфракрасного термометра. Наконец, все участники были проинформированы, поблагодарили, и каждый заплатил 10 юаней (примерно 1,5 доллара США) за свое участие.

Чтобы обеспечить успешное манипулирование альтруизмом, мы попросили еще 78 участников (36 мужчин) прочитать сценарии из исследования 3b и затем указать степень альтруизма («В какой степени, по вашему мнению, вы могли бы помочь другим, если участвуете в этом? активность? ‘1 = совсем не , 5 = очень много ).Результаты показали, что участники в альтруистическом состоянии сообщили о большей помощи ( M = 3,63, SD = 0,75), чем участники в неальтруистическом состоянии ( M = 3,18, SD = 0,90), t (76) = 2,42, p = 0,018, d = 0,55. Чтобы исключить возможность того, что неальтруистический материал вызовет мысли о конкуренции, участники также указали на предполагаемую конкуренцию («В какой степени вы чувствуете, что конкурируете с другими?» 1 = совсем не , 5 = очень много ).Не было обнаружено существенной разницы между участниками в двух условиях, p = 0,976. Кроме того, участники должны были записать 5–10 слов, которые напоминали им материалы для чтения. Мы попросили двух экспериментаторов, которые не знали о цели исследования, классифицировать слова. Результаты показали, что участники, прочитавшие альтруистический сценарий, записали больше слов, связанных с альтруизмом ( M = 1,06, SD = 0,17), чем те, кто читал неальтруистический сценарий ( M = 0.27, SD = 0,04), t (76) = 9,63, p <0,001, d = 6,56. Аналогичные результаты были получены для слов, связанных с заботой ( M альтруистический = 1,13, SD = 0,70, M неальтруистический = 0,08, SD = 0,27, t (76) = 8,85 , p <0,001, d = 2,02.

Результаты и обсуждение

Односторонний дисперсионный анализ показал, что восприятие тепла участниками значительно различались в трех условиях: F (2,72) = 4.77, p = 0,011, η 2 = 0,12. Как и ожидалось, апостериорный анализ Бонферрони показал, что участники альтруистической группы ( M = 6,84, SD = 1,89) чувствовали себя в комнате значительно теплее, чем участники неальтруистической группы ( M = 5,32, SD = 2,01) (95% ДИ средней разницы [0,19, 2,85], p = 0,019). Точно так же участники альтруистической группы чувствовали себя значительно теплее, чем участники группы без задач ( M = 5.48, SD = 1,83) (95% ДИ разницы средних [0,03, 2,69], p = 0,042). Однако не было значительной разницы в восприятии тепла между группами, не занимавшимися альтруизмом и не выполняющими никаких задач (95% ДИ средней разницы [-1,17, 1,49], p = 1,00). Более того, влияние состояния оставалось значительным, когда температура тела участников была включена в качестве ковариаты, F (2,71) = 4,55, p = 0,014, η 2 = 0,11. Причем значимой корреляции между ощущением тепла и температурой тела участников не было, r = 0.08, р. = 0,490.

С более сильным причинным выводом в этом случае результаты воспроизводили эффект альтруизма на восприятие тепла окружающей среды. Добавив контрольную группу, не выполняющую никаких задач, это исследование показало, что влияние на восприятие тепла было вызвано усилением теплых чувств из-за альтруистического поведения, а не уменьшением из-за отсутствия альтруистического поведения.

Исследования 3a и 3b воспроизвели в лаборатории первичные результаты исследований 2a и 2b в отношении повседневных жизненных ситуаций.По сравнению с кризисными ситуациями повседневные ситуации создавались более естественно. В исследовании 3a участники добровольно выбирали альтруистическое поведение, тогда как в исследовании 3b участников случайным образом заставляли поверить в то, что они проявляют альтруистическое поведение или неальтруистическое поведение. Результаты предоставили конвергентные доказательства предполагаемого эффекта того, что альтруистическое поведение увеличивает восприятие окружающего тепла. Отметим, что исследования 3a и 3b были недостаточно эффективны для 8 и 6 участников по сравнению с рассчитанными размерами выборки, соответственно.Это было связано с экспериментальными ограничениями, связанными с неожиданной потерей участников, и было ограничением для обоих исследований. Чтобы еще больше подтвердить связь и повысить внешнюю значимость, мы провели еще одно исследование в реальной жизненной ситуации, чтобы выяснить, как обычное альтруистическое поведение, пожертвование влияет на восприятие тепла окружающей среды.

Исследование 4

Исследование 4 было полевым экспериментом, проведенным для повышения внешней достоверности предыдущей работы и подтверждения влияния альтруистического поведения на восприятие тепла окружающей среды.Эксперимент проводился при поддержке Студенческой ассоциации солнечных волонтеров Пекинского университета. 7 декабря 2012 года прошла настоящая благотворительная акция по сбору пожертвований для детей, больных лейкемией. Стойка для пожертвований была размещена на тротуаре вдоль главной улицы кампуса. Мы случайным образом просили людей заполнить небольшую анкету после того, как они прошли стойку для пожертвований. Мы предположили, что люди, которые жертвовали (альтруистическая группа), чувствовали бы себя теплее в отношении окружающей среды, чем те, кто не жертвовал (неальтруистическая группа).

Метод

Участники

Поскольку исследование 4 было полевым, для вычисления ожидаемого размера выборки использовались степень 0,8 и величина эффекта d 0,5 (что меньше, чем в предыдущих исследованиях), в результате чего размер выборки составил 102 человека. Всего 108 человек участвовали в этом эксперименте (47 мужчин; M a ge = 22,27 года, SD = 5,50). Из них 55 сделали пожертвования.

Материалы и процедура

Данные были собраны с 9:00 утра.м. до 13:00 в течение дня. Температура окружающей среды во время эксперимента составляла от -7 ° C до 0 ° C. Участники заполнили короткую анкету под названием «Восприятие погодных условий в Пекине», которая включала вопросы, оценивающие теплые чувства к окружающей среде по 11-балльной шкале (0 = очень холодно , 10 = очень тепло) и оценка температура окружающей среды в градусах Цельсия. Чтобы контролировать почасовые колебания температуры, мы соединили прохожих, которые не сдавали кровь в течение 2 минут после того, как донор заполнил анкету.

Результаты и обсуждение

В соответствии с нашим прогнозом, результаты показали, что прохожие, сделавшие пожертвование (альтруисты), воспринимали окружающую среду как более теплую ( M = 3,07, SD = 2,01), чем те, кто этого не делал ( M = 2,40). , SD = 1,86). Разница была незначительной: t (106) = 1,81, p = 0,073, d = 0,35. Доноры также сообщили о значительно более высоких оценках температуры ( M = -0.51 ° C, SD = 3,40) по сравнению с недонорами ( M = -2,34 ° C, SD = 3,33), t (106) = 2,83, p = 0,006, d = 0,54).

Мета-анализ

До сих пор мы постоянно выявляли влияние альтруистического поведения на физическое тепло. Для дальнейшей проверки мы провели метаанализ для проверки статистической репликации экспериментов. Настоящие эксперименты предоставили хорошие условия для такого анализа по двум причинам.Во-первых, альтруистическое поведение различается по категориям, включая обмен едой с другими, благотворительность и денежные пожертвования. Во-вторых, в эксперименты были включены как студенты колледжей в Китае, так и жители Америки, что обеспечило значительное разнообразие участников.

Поскольку исследование 2a не включало группирование участников, были включены данные всех других пяти исследований. В качестве основной зависимой переменной мы использовали восприятие тепла окружающей среды. Используя программное обеспечение комплексного метаанализа, мы ввели средние значения, стандартные отклонения и размеры выборки альтруистической группы и неальтруистической группы для расчета величины эффекта.Как показано в таблице 1, объединенное значение z составило 5,94 ( p <0,001), что подтвердило, что альтруистическое поведение увеличивает физическое тепло. Более того, тест на гетерогенность показал, что значение q составляло 6,24 ( p = 0,182), что указывает на то, что эффекты существенно не различались между исследованиями.

ТАБЛИЦА 1. Результаты мини-метаанализа шести исследований.

Общие обсуждения

Проведя шесть экспериментов, мы обнаружили, что исполнители-альтруисты, вероятно, будут более тепло относиться к окружающей среде, чем те, кто либо отказывался помочь, либо не имел возможности помочь.Кроме того, результаты показали, что этот эффект был опосредован воспринимаемой социальной дистанцией (исследования 2b и 3a). Более того, этот эффект был подтвержден как в кризисных, так и в обычных ситуациях в различных экспериментальных условиях. Альтруизм — сложная конструкция. Обычно оно направлено добровольными мотивами, и поэтому альтруистическое поведение наблюдалось только в исследованиях 2a, 3a и 4. Чтобы подтвердить причинную связь, в исследованиях 1, 2b и 3b манипулировали напомнившимся альтруистическим опытом, а также мгновенным альтруистическим поведением.Кроме того, в исследованиях 2b и 3b были включены различные инструкции и прикрытия. Таким образом, этот план серии исследований дополнял возможные слабые стороны с точки зрения построения альтруизма и предлагал сходные результаты.

Немедленное вознаграждение за альтруистическое поведение

Улучшая благосостояние других, альтруистическое поведение обычно истощает энергию и ресурсы альтруистических исполнителей. Более ранние объяснения альтруизма были сосредоточены на его долгосрочном возвращении либо через генетическое размножение (Гамильтон, 1963; Гамильтон и Аксельрод, 1981), либо на взаимности (Триверс, 1971; Новак и Зигмунд, 1998, 2000).Однако исследования альтруистического наказания наблюдали активацию системы вознаграждения дорсального полосатого тела, сигнализирующую о мгновенном удовлетворении от альтруистического поведения (de Quervain et al., 2004). Результаты текущего исследования предполагают потенциальный механизм самовознаграждения за альтруистическое поведение.

Мы обнаружили немедленный положительный эффект на воспринимаемую теплоту окружающей среды после выполнения альтруистического поведения. В шести исследованиях теплые чувства измерялись сразу после того, как участники сообщили о готовности помочь, и после того, как они проявили настоящее альтруистическое поведение.Это говорит о том, что усиление чувства тепла, окружающего окружающую среду, было немедленной наградой, а не долгосрочной отдачей для исполнителей альтруистического поведения. Более того, было обнаружено, что этот эффект опосредован воспринимаемой социальной дистанцией, привнося в это немедленное вознаграждение потенциальный психологический процесс. Как упоминалось во введении, предыдущие исследования также показали, что альтруистическое поведение может привести к некоторой немедленной психологической награде, включая счастье (Dunn et al., 2008), самоэффективность (Midlarsky and Kahana, 1994) и положительная самооценка (Post, 2005). Более того, Dawans et al. (2012) обнаружили, что воздействие острого социального стресса может усиливать просоциальные реакции, что подразумевает немедленную защитную функцию альтруизма при преодолении острого стресса. В текущем исследовании было обнаружено, что немедленное вознаграждение распространяется на конкретные физические ощущения через психологический процесс.

Мы предложили три характеристики системы немедленного вознаграждения за альтруизм, которые отличались от характеристик его долгосрочных выгод.Во-первых, немедленное вознаграждение — это гораздо более определенный и спонтанный эффект по сравнению с долгосрочными преимуществами. Исполнитель-альтруист может в конечном итоге не получить реальных выгод, но всегда может получить положительные отзывы через систему немедленного вознаграждения. Во-вторых, немедленное вознаграждение может действовать на психологическом уровне или даже на уровне восприятия. По сравнению с внешними выгодами от генетического размножения и взаимности, немедленное внутреннее вознаграждение может служить прямым стимулом к ​​альтруистическому поведению.В-третьих, получение немедленного вознаграждения может быть процессом самооценки. Для получения долгосрочной выгоды исполнителям-альтруистам обычно приходится полагаться на поведение или возможности выживания других. Напротив, альтруистическое поведение может напрямую активировать психологические и физические процессы исполнителя на индивидуальном уровне. Подводя итог, можно сказать, что немедленное вознаграждение от альтруизма может быть определенным, внутренне воспринимаемым и самодействующим по сравнению с долгосрочными преимуществами.

Немедленная награда для исполнителей-альтруистов может быть очень ценной.Наблюдаемые результаты альтруистического поведения в предыдущих исследованиях включали положительные эмоции и положительное самопознание, все из которых, как было установлено, положительно связаны с субъективным благополучием людей (например, Bandura, 1986; Brunstein, 1993). Метаанализ показал, что добровольцы имеют более низкий риск смертности (Jenkinson et al., 2013). В текущем исследовании мы наблюдали последовательную и прямую связь между физической теплотой и альтруизмом. Физическое тепло может быть важным источником психологической энергии или, по крайней мере, сильным утешением для людей, которые были подвержены воздействию холода.В частности, люди могут воспринимать окружающую среду как более безопасную и предсказуемую (IJzerman et al., 2015a) и, таким образом, обрести большую уверенность в том, что они смогут справиться с окружающей средой. Таким образом, если бы немедленная награда от альтруизма могла быть ценной для исполнителей-альтруистов, им можно было бы доверять, потому что награда была бы более прямой и надежной.

В целом, это говорит о том, что альтруизм может не только приносить долгосрочные выгоды исполнителям (как объясняется в отчетах о родственном отборе и взаимности), но также вызывать немедленные положительные чувства внутри исполнителей (как показано в текущем исследовании).Эти две системы предлагают лучшее понимание функциональной адаптивности альтруистического поведения. Традиционный экономический анализ альтруизма основан на анализе затрат / полезности внешних факторов, таких как деньги, время и вероятность генетического размножения. Мы предложили добавить в обсуждение альтруизма внутреннюю полезность (психологические состояния, такие как восприятие тепла и эмоции). Альтруистическое поведение было бы эволюционно значимым, если бы увеличение внутренней полезности компенсировало сокращение внешней полезности.Таким образом, структура альтруизма будет более полной, если мы будем иметь дело как с долгосрочными, так и с непосредственными выгодами, а также с внешними и внутренними полезностями.

Эффект стойкого аромата

Потенциальная система немедленного самовознаграждения за альтруистическое поведение имеет практическое значение для повышения благосостояния и качества жизни людей как в повседневной жизни, так и во время кризисов. Эффект, обнаруженный в текущем исследовании, был типичным примером взаимодействия между физической и психологической системой человека.Поговорка «» розы в ее руке, аромат в моем «» могут выявить реальный психологический эффект активации, с помощью которого люди могут улучшить свое личное физическое состояние. Таким образом, мы назвали этот эффект психологической активации эффектом стойкого запаха.

Столкнувшись с угрозой (например, голодом, болью или холодом), есть два основных способа ее устранения. Один — немедленно справиться с угрозой (например, надеть пальто, чтобы убрать холод). Другая стратегия — активировать психологический процесс, чтобы изменить восприятие угрозы.Как и в текущем исследовании, альтруистическое поведение активировало психологические процессы людей и изменяло их теплые чувства к холодной окружающей среде. Во время кризиса неблагоприятные внешние условия вряд ли можно было изменить из-за недостаточного обеспечения продуктами питания, водой и условиями жизни. Тем не менее, индивидуальные познания и поведение податливы и управляемы, предлагая возможности для смягчения угроз во время кризиса. Следовательно, психологическая активация или субъективная адаптация могут стать перспективной стратегией выживания в таких обстоятельствах.Важно отметить, что экспериментальные установки, используемые для побуждения людей к настоящему альтруистическому поведению, могут быть искусственными в текущих исследованиях. Более того, несмотря на этот недостаток, мы обнаружили стойкие стойкие ароматические эффекты. Таким образом, в реальной жизни мы ожидаем, что стойкий ароматный эффект альтруистического поведения должен быть усилен, чтобы приносить людям большую пользу.

Отметим, что в текущем исследовании мы сосредоточились на влиянии альтруистического поведения на субъективные чувства тепла у людей.И мы не обнаружили значительных аналогичных эффектов на объективное физическое состояние людей (температура тела в исследованиях 3a и 3b). Это также подразумевало, что психологические реакции могут быть более быстрыми и гибкими, чем физические. Однако возможно, что физические состояния могут получить обратную связь от психологических состояний, когда временная шкала расширена в отношении тесного взаимодействия физических и психологических состояний (например, Эдвардс и Купер, 1988) и предполагаемого лечения биологической обратной связи (например,г., Лагос и др., 2013). Кроме того, мы упоминали во введении, а также в разделе обсуждения, что усиление чувства тепла может быть полезно для людей, которые переживают холодную среду. Теплые чувства могут служить для них легкодоступным утешением, особенно в некоторых кризисных ситуациях. С другой стороны, это может стать проблемой, когда люди оптимистично воспринимают окружающую среду как теплую, но не реагируют на важный сигнал окружающей среды о температуре.Это указывает на то, что в некоторых случаях усиление теплых чувств может стать обоюдоострым мечом. И это интересно и перспективно исследовать другую сторону меча в будущих исследованиях.

Таким образом, стойкий эффект аромата — важная перспектива для понимания стратегии борьбы с угрозой. Взаимодействие между физической и психологической системами позволяет изменять физическое состояние за счет мобилизации внутренних психологических ресурсов.В условиях кризиса с ограниченными условиями использование психологического ресурса для противодействия негативным последствиям кризиса может быть более разумной или даже единственной возможной стратегией для борьбы с угрозами. Как показали результаты, активное альтруистическое поведение — важный способ противостоять холодной окружающей среде. Согласно эффекту Гарри Трумэна, потенциал человека может быть активирован при определенных обстоятельствах (Селигман, 2002). Точно так же человек может активировать свой собственный внутренний психологический потенциал, чтобы справиться с серьезной угрозой и добиться положительных результатов.

Направления будущего

Исследование предложенной модели немедленного самовознаграждения за альтруистическое поведение может быть расширено с двух сторон. Во-первых, кризисные ситуации и экспериментальные установки в текущем исследовании были связаны с холодом. В некоторых случаях холод может даже представлять серьезную угрозу для выживания (например, ураган «Сэнди» в исследовании 1 и землетрясение в исследованиях 2a и 2b). В таких случаях повышенное чувство окружающего тепла считалось наградой для людей.Конкретное вознаграждение и соответствующие психологические процессы могут меняться в зависимости от различных неблагоприятных ситуаций. Например, прохлада может стать более комфортным состоянием, когда окружающая среда очень жаркая. Дальнейшие исследования могут помочь изучить различное содержание стойкого эффекта аромата и предоставить больше доказательств в пользу немедленной внутренней системы вознаграждения.

Во-вторых, можно было бы провести дальнейшие исследования полезной природы альтруизма. Например, может быть установлен положительный цикл, в котором повышенное восприятие тепла после альтруистического поведения приводит к будущему альтруистическому поведению.Более того, de Quervain et al. (2004) обнаружили, что эффективное альтруистическое наказание было связано с более сильной активацией дорсального полосатого тела. Точно так же нейробиологические исследования могут помочь выяснить, будет ли альтруистическое поведение активировать ту же область или некоторые другие области мозга, связанные с вознаграждением.

Заявление об этике

Исследовательский проект был одобрен этическим комитетом факультета психологии Пекинского университета. Исследования 3a, 3b и 4 включали помощь уязвимым группам (т.е., дети из семей трудящихся-мигрантов с низким доходом, студенты из отдаленных и бедных городов, а также дети, больные лейкемией). Все сценарии помощи, использованные в исследованиях (включая уточнение учебных материалов, отправку открыток и пожертвования), были выполнены.

Авторские взносы

T-YH, JL, HJ и XX следует рассматривать как первых соавторов, поскольку они внесли равный вклад в исследование.

Финансирование

Работа поддержана Ключевой программой Национального фонда естественных наук Китая [грант №

002]; и Общая программа Национального фонда естественных наук Китая [грант № 71172024].

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Xiaoxiao Hu за помощь в сборе данных. Также большое спасибо Студенческому союзу психологии Пекинского университета, средней школе Джимунай и Цижи Нин, которые предложили нам возможность проводить Исследования 3a, 3b и 4 и помогать тем детям, которые в этом нуждались.И последнее, но не менее важное: мы хотели бы выразить нашу искреннюю благодарность сотрудникам Лаборатории рисков и принятия решений факультета психологии Пекинского университета за их полезные комментарии и поддержку исследования.

Сноски

  1. http://www.mturk.com
  2. Участники исследования 2b проводили эксперимент в группе из 4 человек (три участника и один сообщник), и им нужно было действовать, чтобы разделить пищу во время эксперимента. Хотя участников просили не взаимодействовать с другими, было возможно, что на их реакцию повлияли другие участники.Чтобы исключить этот эффект, мы запускаем тест HLM с контекстной моделью. Среднее количество упаковок в каждой группе рассматривалось как контекстная переменная. Результаты показали, что эффекты манипуляции альтруизмом были незначительными, t (77) = 1,84, p = 0,069. Эффект контекстной переменной не достиг значимости, t (77) = 0,18, p = 0,860. Результаты остались, когда в модель были включены отрицательные эмоции, предполагаемая серьезность и неопределенность сценария.

Список литературы

Бандура, А. (1986). Социальные основы мысли и действия: социальная когнитивная теория. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Google Scholar

Барг, Дж. А., Шалев, И. (2012). Взаимозаменяемость физического и социального тепла в повседневной жизни. Эмоция 12, 154–162. DOI: 10.1037 / a0023527

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барсалу, Л. В. (2008). Когнитивный и нейронный вклад в понимание концептуальной системы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 17, 91–95. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2008.00555.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Басбаум, А. И., и Филдс, Х. Л. (1984). Эндогенные системы контроля боли: спинномозговые пути ствола мозга и эндорфиновые цепи. Annu. Rev. Neurosci. 7, 309–338. DOI: 10.1146 / annurev.ne.07.030184.001521

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Батсон, К. Д. (1991). Вопрос об альтруизме: к социально-психологическому ответу. Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, Inc.

Google Scholar

Бекес, Л., Коан, Дж. А. (2011). Теория социальной базовой линии: роль социальной близости в эмоциях и экономии действий. Soc. Чел. Psychol. Компас 5, 976–988. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2011.00400.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бойд Р., Гинтис Х., Боулз С. и Ричерсон П. Дж. (2003). Эволюция альтруистического наказания. Proc. Natl.Акад. Sci. США 100, 3531–3535. DOI: 10.1073 / pnas.0630443100

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брунштейн, Дж. К. (1993). Личные цели и субъективное благополучие: продольное исследование. J. Pers. Soc. Psychol. 65, 1061–1070. DOI: 10.1037 / 0022-3514.65.5.1061

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чамарро А. и Фернандес-Кастро Дж. (2009). Восприятие причин несчастных случаев в горных видах спорта: исследование, основанное на опыте пострадавших. Accid. Анальный. Пред. 41, 197–201. DOI: 10.1016 / j.aap.2008.10.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даниэлли, Дж. Ф. (1980). Альтруизм и внутренняя система вознаграждения или опиум для народа. J. Soc. Биол. Struct. 3, 87–94. DOI: 10.1016 / 0140-1750 (80)

-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даванс Б., Фишбахер У., Киршбаум К., Фер Э. и Хайнрихс М. (2012). Социальное измерение стрессореактивности: острый стресс усиливает просоциальное поведение человека. Psychol. Sci. 23, 651–660. DOI: 10.1177 / 0956797611431576

CrossRef Полный текст | Google Scholar

de Quervain, D. J. F., Fischbacher, U., Treyer, V., Schellhammer, M., Schnyder, U., Buck, A., et al. (2004). Нейронная основа альтруистического наказания. Наука 305, 1254–1258. DOI: 10.1126 / science.1100735

CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Ваал, Ф. Б. М. (2008). Возвращение альтруизма к альтруизму: эволюция эмпатии. Annu. Rev. Psychol. 59, 279–300. DOI: 10.1146 / annurev.psych.59.103006.093625

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дельгадо, М. Р., Лок, Х. М., Стенгер, В. А., и Физ, Дж. А. (2003). Ответы спинного полосатого тела на вознаграждение и наказание: эффекты манипуляции валентностью и величиной. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 3, 27–38. DOI: 10.3758 / CABN.3.1.27

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Данн, Э. У., Акнин, Л. Б., и Нортон, М.И. (2008). Тратить деньги на других способствует счастью. Наука 319, 1687–1688. DOI: 10.1126 / science.1150952

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эдвардс, Дж. Р., и Купер, К. Л. (1988). Влияние позитивных психологических состояний на физическое здоровье: обзор и теоретические основы. Soc. Sci. Med. 27, 1447–1459. DOI: 10.1016 / 0277-9536 (88)
-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гинтис, Х., Боулз, С., Бойд, Р.и Фер Э. (2003). Объяснение альтруистического поведения людей. Evol. Гм. Behav. 24, 153–172. DOI: 10.1016 / S1090-5138 (02) 00157-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гамильтон, В. Д., и Аксельрод, Р. (1981). Эволюция сотрудничества. Наука 211, 1390–1396. DOI: 10.1126 / science.7466396

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харбо, У. Т. (1998). Что покупают пожертвования? Модель благотворительности, основанная на престиже и теплом свете. J. Pubic Econ. 67, 269–284. DOI: 10.1016 / S0047-2727 (97) 00062-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Heir, H., Piatigorsky, A., and Weisæth, L. (2009). Продольные изменения воспоминаний об угрозе жизни после стихийного бедствия. руб. J. Psychiatry 194, 510–514. DOI: 10.1192 / bjp.bp.108.056580

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Генрих, Дж., Макэлрит, Р., Барр, А., Энсмингер, Дж., Барретт, К., Больянац, А., и др.(2006). Дорогостоящее наказание в человеческих обществах. Наука 312, 1767–1770. DOI: 10.1126 / science.1127333

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзерман, Х., Коан, Дж. А., Вейджманс, Ф. М., Мисслер, М. А., ван Бист, И., Линденберг, С., и др. (2015a). Теория социальной терморегуляции у человека приматов. Фронт. Psychol. 6: 464. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00464

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзерман, Х., Галуччи, М., Поув, В. Т., Вейбетагербер, С. К., Ван Дусум, Н. Дж., И Уильямс, К. Д. (2012). Хладнокровное одиночество: социальная изоляция приводит к снижению температуры кожи. Acta Psychol. 140, 283–288. DOI: 10.1016 / j.actpsy.2012.05.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзерман, Х., Янссен, Дж. А., и Коан, Дж. А. (2015b). Поддержание теплых, доверительных отношений с брендами: повышенное восприятие температуры после размышлений о коммунальных брендах. PLoS ONE 10: e0125194.DOI: 10.1371 / journal.pone.0125194

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзерман, Х., Семин, Г. Р. (2009). Термометр социальных отношений: отображение социальной близости по температуре. Psychol. Sci. 20, 1214–1220. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02434.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзерман, Х., Семин, Г. Р. (2010). Восприятие температуры как основание социальной близости. J. Exp. Soc. Psychol. 46, 867–873.DOI: 10.1016 / j.jesp.2010.07.015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Инагаки, Т. К., и Эйзенбергер, Н. И. (2013). Общие нейронные механизмы, лежащие в основе социального тепла и физического тепла. Psychol. Sci. 24, 2272–2280. DOI: 10.1177 / 0956797613492773

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженкинсон, К. Э., Диккенс, А. П., Джонс, К., Томпсон-Кун, Дж., Тейлор, Р. С., Роджерс, М. и др. (2013). Является ли добровольчество вмешательством в области общественного здравоохранения? Систематический обзор и мета-анализ здоровья и выживаемости добровольцев. BMC Public Health 13: 773. DOI: 10.1186 / 1471-2458-13-773

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канг Ю., Уильямс Л. Э., Кларк М. С., Грей Дж. Р. и Барг Дж. Р. (2011). Влияние физической температуры на доверительное поведение: роль островка. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 6, 507–515. DOI: 10.1093 / сканирование / nsq077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Касперсон, Р. Э., Ренн, О., Слович, П., Браун, Х. С., Эмель, Дж., Гобл, Р., и другие. (1988). Социальное усиление риска: концептуальные рамки. Risk Anal. 8, 177–187. DOI: 10.1111 / j.1539-6924.1988.tb01168.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кнутсон, Б., Вестдорп, А., Кайзер, Э., и Хоммер, Д. (2000). FMRI-визуализация мозговой активности во время задачи задержки денежного стимула. Neuroimage 12, 20–27. DOI: 10.1006 / nimg.2000.0593

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лагос, Л., Томпсон, Дж., и Ващилло, Э. (2013). Предварительное исследование: биологическая обратная связь вариабельности сердечного ритма для лечения постконтузионного синдрома. Биологическая обратная связь 41, 136–143. DOI: 10.5298 / 1081-5937-41.3.02

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ландау, М. К., Мейер, Б. П., Кифер, Л. А. (2010). Социальное познание, обогащенное метафорами. Psychol. Бык. 136, 1045–1067. DOI: 10.1037 / a0020970

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лекнес, С., Трейси, И.(2008). Распространенная нейробиология боли и удовольствия. Nat. Rev. Neurosci. 9, 314–320. DOI: 10.1038 / nrn2333

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккиннон, Д. П., Фэйрчайлд, А. Дж., И Фриц, М. С. (2007). Анализ посредничества. Annu. Rev. Psychol. 58, 593–614. DOI: 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085542

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мидларски Э. и Кахана Э. (1994). Альтруизм в более поздней жизни. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Google Scholar

Молин, Дж., Меллеруп, Э., Болвиг, Т., Шайке, Т., и Дам, Х. (1996). Влияние климата на развитие зимней депрессии. J. Affect. Disord. 37, 151–155. DOI: 10.1016 / 0165-0327 (95) 00090-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майерс, Д. (1993). Социальная психология , 4-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Новак, М. А., Зигмунд, К. (1998). Эволюция косвенной взаимности путем оценки изображений. Природа 393, 573–577. DOI: 10.1038 / 31225

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Post, S. G. (2005). Альтруизм, счастье и здоровье: быть хорошим — хорошо. Внутр. J. Behav. Med. 12, 66–77. DOI: 10.1207 / s15327558ijbm1202_4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шуберт Т. В. (2005). Ваше Высочество: вертикальные позиции как перцептивные символы власти. J. Pers. Soc. Psychol. 89, 1–21. DOI: 10.1037 / 0022-3514.89.1.1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Селигман М. Э. (2002). Подлинное счастье: использование новой позитивной психологии для реализации вашего потенциала для длительного удовлетворения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Google Scholar

Шимков А., Чандлер Дж., Эйзерман Х., Парзуховски М. и Войцишке Б. (2013). Более теплые сердца, более теплые комнаты: как положительные общие черты повышают оценку температуры окружающей среды. Soc. Psychol. 44, 167–176. DOI: 10.1027 / 1864-9335 / a000147

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Ланге, П. А. М., Оттен, В., Де Брюин, Э. М. Н. и Джойреман, Дж. А. (1997). Развитие просоциальной, индивидуалистической и конкурентной ориентации: теория и предварительные данные. J. Pers. Soc. Psychol. 73, 733–746. DOI: 10.1037 / 0022-3514.73.4.733

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уильямс, Л. Э., и Барг, Дж. А. (2008). Физическое тепло способствует теплоте в отношениях. Наука 322, 606–607. DOI: 10.1126 / science.1162548

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжун, К. Б., Леонарделли, Г. Дж. (2008). Холодно и одиноко: социальная изоляция буквально вызывает чувство холода? Psychol. Sci. 19, 838–842. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02165.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

10 фактов о психологии альтруизма

От четвертины, помещенной в пенопластовую чашу бездомного, до личных пожертвований на благотворительность, альтруизм — это источник всего хорошего в обществе.

Альтруизм определяется как «добрые дела, совершаемые исключительно из бескорыстной заботы о других». Скорее всего, мы ежедневно совершаем собственные альтруистические поступки. По крайней мере, мы часто наблюдаем альтруизм, будь то в повседневной жизни, в новостях или как часть сюжета фильма. Но что движет альтруизмом? Что побуждает людей совершать бескорыстные поступки в мире, который часто бывает очень эгоистичным?

Мы просмотрели веб-сайты психологии и исследования, пытаясь ответить именно на этот вопрос.Это 10 вещей, которые нужно знать о психологии альтруизма.

Не все добрые дела являются истинными примерами альтруизма.


По мнению социальных психологов, истинный альтруизм требует истинного самоотвержения. Поскольку существует множество причин, по которым мы можем сделать что-то хорошее для другого человека, включая чувство вины, чувство долга или получить награду, не каждый хороший поступок и добрые жесты можно назвать альтруистическими.

Мы получаем удовольствие от альтруизма.


Нейробиологи обнаружили, что альтруизм заставляет нас чувствовать себя хорошо.В частности, центры вознаграждения и удовольствия в мозгу загораются, когда человек активно участвует в акте альтруизма. Это говорит о том, что альтруизм — это не просто часть социальной нормы. Скорее, он олицетворяет что-то психологическое.

Эта психологическая причина альтруизма на самом деле может быть биологической.


Если вы когда-либо были склонны отдать деньги члену семьи, но не решались сделать это незнакомцу, возможно, этому есть биологическое объяснение. Одна из распространенных теорий, связанных с темой альтруизма, — это родственный отбор.Родственный отбор предполагает, что мы с большей вероятностью поможем тем, кто связан с нами кровью, из-за биологической потребности обеспечить продолжение общих генов. Согласно исследованиям, чем ближе два человека, тем больше вероятность того, что они окажут друг другу помощь.

Альтруизм — привлекательное качество.


Согласно различным исследованиям, женщины считают альтруистических мужчин привлекательными. Исследователи называют это биологическое явление «принципом инвалидности». Короче говоря, альтруизм часто показывает, какими навыками и ресурсами вы обладаете.В нем можно увидеть все то хорошее, что потенциальный партнер может счесть желанным.

Альтруизм напрямую связан с нашим чувством сочувствия.


Гипотеза эмпатии-альтруизма предполагает, что люди, скорее всего, будут вести себя альтруистично по отношению к кому-то, если сочувствуют его затруднительному положению. Например, женщина может протянуть руку помощи матери, которая изо всех сил пытается нести и своего малыша, и пакеты с продуктами, если у нее самой есть дети. Эта гипотеза подтверждается различными исследованиями.Одно исследование показало, что у детей начинают развиваться альтруистические привычки в то же время, когда у них начинает развиваться чувство сочувствия.

Альтруизм также встречается в животном мире.


В зоологии альтруизм означает «поведение животного, которое приносит пользу другому за свой счет.

Рассмотрим пчелу. Когда человек или животное нападают на пчелиный улей, пчела берет на себя ответственность ужалить нападающего. Хотя укус вскоре приводит к смерти, пчела охотно жертвует собой, чтобы защитить улей.

Мы с большей вероятностью совершим альтруистический поступок в плохом настроении.


Выглядит удивительно, не правда ли? Но исследователи из Университета Карнеги-Меллона обнаружили, что люди, скорее всего, совершат альтруистический поступок в плохом настроении. Исследователи пришли к выводу, что это связано с тем, что помощь другим может эффективно улучшить наше настроение и помочь нам лучше чувствовать себя и нашу личную ситуацию.

Альтруистические привычки ведут к более долгой и здоровой жизни.


Многие исследования связывают добровольчество (популярная форма альтруизма) со счастьем, улучшением физического и психического здоровья.В одном из таких исследований участвовала группа матерей в течение 30 лет. В течение трех десятилетий 36% женщин, которые обычно были волонтерами, перенесли серьезное заболевание. Из тех, кто редко или никогда не был волонтером, 52% испытали серьезное заболевание.

В другом исследовании было обнаружено, что пожилые люди, которые участвовали в волонтерской организации, имели более низкий уровень депрессии, меньшее беспокойство и повышенное желание жить. Другое исследование включало взрослых в возрасте 55 лет и старше. Выяснилось, что постоянное волонтерство привело к снижению смертности на 44%.

Бывает слишком много альтруизма.


Бескорыстно делать хорошее для других — это здорово, не так ли? Но слишком много альтруизма на самом деле может быть плохо. Патологический альтруизм — это когда люди доводят альтруизм до крайности и достигают точки, когда их действия причиняют больше вреда, чем пользы. Некоторые распространенные примеры патологического альтруизма включают накопление животных и депрессию, часто наблюдаемую у медицинских работников.

Вопрос о том, существует ли настоящий альтруизм, горячо обсуждается.


Доктора, ученые и философы веками обсуждали, может ли существовать настоящий альтруизм. Многие ссылаются на теорию социального обмена как на доказательство невозможности истинного альтруизма. Теория социального обмена утверждает, что люди всегда делают что-то из эгоистичных побуждений, стремятся ли они к хорошей репутации, развитию своих генов, награде или лучшему настроению.

С другой стороны, многие отвергают теорию социального обмена. Они утверждают, что добрые действия, служащие корыстным выгодам, попадают в совершенно другую категорию.Такой категорией может быть эгоизм (приносящий пользу себе), коллективизм (приносящий пользу группе) или принциплизм (поддержание морального принципа). Эти же люди утверждают, что альтруизм, основанный на эмпатии, всегда поистине альтруистичен.

Источники:

Американская психологическая ассоциация
Dictionary.com
Psych 2 Go
Very Well Mind
Wikipedia

Альтруизм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое альтруизм?

Перед тем, как продолжить, дальнейшее уточнение термина Требуется «альтруизм».

1.1 Смешанные мотивы и чистый альтруизм

К альтруистическим действиям относятся не только те, которые совершаются ради добрых дел. другим, но также и те, которые были предприняты, чтобы избежать или предотвратить нанесение вреда им. Предположим, например, что кто-то очень осторожно водит машину. потому что она видит, что находится в месте, где играют дети, и она хочет быть уверенной, что никому не причинит вреда. Было бы уместно говорят, что ее осторожность мотивирована альтруизмом. Она не пытается сделать этих детей лучше, но она старается не допустить им хуже.Она делает это, потому что искренне заботится о них. их ради.

Более того, альтруистические действия не обязательно предполагают самопожертвование, и они остаются альтруистами, даже если они выполняются из смеси мотивы, некоторые из которых корыстны. Водитель в у предыдущего примера может быть достаточно времени, чтобы добраться туда, куда она идет; замедление и уделение дополнительного внимания может не противоречить ее собственным хорошо. Тем не менее, ее поступок считается альтруистическим, если один ее побуждениями к осторожности является ее забота о детях за их ради.Она также может знать, что, если она травмирует ребенка, она может быть наказана за безрассудное вождение, чего она, конечно, хочет избежать за корыстные причины. Таким образом, ее осторожность одновременно альтруистична и корыстный; это не мотивировано только одной причиной. Мы не следует смущать тот факт, что «корыстный» и «альтруизм» — противоположности. Одиночный мотив нельзя характеризовать обоими способами; но одиночный акт может быть предпринято из обоих мотивов.

Если кто-то совершает действие исключительно из альтруистических побуждений — если, то есть корыстные мотивы полностью отсутствуют — мы можем описать ее поступок как случай «чистого» альтруизма.Мы должны будьте осторожны, чтобы отличать чисто альтруистическое поведение от самоотверженное поведение: первое не предполагает выгоды для себя, тогда как последнее влечет за собой некоторые потери. Если у кого-то есть билет в театр что он не может использовать, потому что он болен, и он звонит в кассу, чтобы что билет может быть использован кем-то другим, это случай чистого альтруизм, но без жертв.

1.2 Самопожертвование, сильный и слабый альтруизм

Представьте себе человека, чьи рассуждения всегда руководствуются этим принцип: «Я никогда ничего не буду делать, если это не лучший вариант. для меня».Такой человек отказывается когда-либо жертвовать своим благополучие даже в малейшей степени. Но ввиду терминологии, он мог иметь альтруистические мотивы для кое-что из того, что он делает — или даже за многое или все, что он делает! На в каждом конкретном случае у него могли быть смешанные мотивы: он всегда осторожен делать то, что лучше для себя, но это позволяет ему также быть мотивированы представлением о том, что то, что он делает, хорошо и для других.

Было бы странно или ошибочно утверждать, что такой человек альтруистический человек.Многие люди критиковали бы его за то, что он недостаточно альтруистичен. Это часть морали здравого смысла, что нужно быть готовым к компромиссу с другими людьми — чтобы сотрудничать с другими способами, требующими от человека принятия меньшего лучше для себя, чем какая-либо другая альтернатива, чтобы другие могли иметь их справедливая доля.

Эти размышления приводят к особому результату: каждое действие, предпринимаемое такой человек может быть мотивирован альтруизмом, и тем не менее мы неохотно и вполне разумно говорить, что он альтруист.Лучший способ совместить обе идеи, которые кажутся противоречащими друг другу, означало бы провести различие между двумя употреблениями слова «альтруизм». Действие альтруистично в сильном смысле, если предпринята, несмотря на мнение, что это влечет за собой некоторую потерю свое благополучие. Действие альтруистично в слабом смысле, если оно мотивировано, по крайней мере частично, тем, что это приносит пользу кому-то еще или тот факт, что это никому не повредит. Человек описанный двумя абзацами выше — это тот, кто никогда не действует альтруистично в сильном смысле.Эта политика кажется неприемлемой для многие люди — даже если он может действовать альтруистично по отношению к слабым смысл во многих случаях.

1.3 Моральные и альтруистические мотивы

Кое-что из того, что мы делаем в нашем взаимодействии с другими людьми, морально мотивирован, но не альтруистичен. Предположим, A одолжил книгу от B и пообещал вернуть в течение недели. Когда A возвращает книгу в срок, его мотив может быть описывается как моральный: он добровольно дал обещание и берет на себя иметь обязательство сдерживать такие обещания.Его мотив — просто сдержать свое слово; это не пример альтруизма. Но если А дарит B книгу в подарок, думая, что B понравится и находит это полезным, он действует просто из желания принести пользу В . Его мотив в данном случае альтруистический.

Точно так же предположим, что мать воздерживается от советов своего взрослого сына. о каком-то деле, потому что она думает, что это не ее дело сделай так — это было бы слишком большим вмешательством в его личные дела.Даже в этом случае она может также подумать, что он получит пользу от ее приема. совет; она уважает его автономию, но опасается, что в результате он решите плохо. Ее сдержанность мотивирована моральными соображениями, но это не так. обычно описывается как акт альтруизма.

Как показывают эти примеры, понятие альтруизма не применимо. каждому морально мотивированному обращению с другими, но в более узком смысле что делается из заботы о благе других — в других слова, для их благополучия. Альтруистические действия можно описать как милосердный, доброжелательный или добрый, потому что эти слова также передают идею действовать на благо других, а не только правильно другие.

Часто люди, которые становятся «мишенями» альтруистов поведение выбирается для такого лечения из-за личной связи между благотворителем и получателем. Если A был необычайно добр к B , когда B был ребенком, и в позднее время B может помочь A выйти из сложная ситуация, помощь B выдает A есть альтруистически мотивированы, хотя их общее прошлое объясняет, почему A выбрал для помощи B (а не незнакомец в нужде).Здесь предполагается, что B не продвигает A Благополучие как простое средство для его собственного ( B ’s) собственное благополучие. Если бы это было так, B не приносить пользу A ради A , но только для B Ради . (Дальнейшее предположение состоит в том, что B не является мотивирован просто чувством, что он должен выплатить A ; скорее, он не только чувствует себя обязанным A , но и искренне заботится о нем.) Люди, к которым мы относимся альтруистично, часто те, к кому мы испытываем сентиментальную привязанность, или к которым мы быть благодарным. Но это не единственная возможность. Какой-то альтруистический действия мотивированы просто признанием огромной нужды тех, кто кто извлекает из них выгоду, а благодетель и бенефициар могут быть незнакомцы друг другу.

То, что действие мотивировано альтруизмом, не влечет за собой оправдано или похвально. A может ошибочно думать, что она улучшает самочувствие B ; B может также ошибочно думают, что она получает выгоду от A усилия.Можно сказать, что в таких случаях есть что-то замечательное. около мотив , но тем не менее судить, что она не должна поступила так, как она.

1.4 Благополучие и совершенство

Как отмечалось выше, альтруистические действия основываются на предположениях, сделанных агент о благополучии другого человека или группы. Какие благополучие — это спорный вопрос, но бесспорный что следует проводить различие между (i) тем, что составляет благополучия и (ii) что является необходимым средством для достижения или предпосылка благополучия.Такое различие знакомо, и применимо во всех случаях. Например, мы различаем между тем, из чего состоит завтрак (хлопья, сок, кофе) и вещи, необходимые для завтрака (ложки, стаканы, кружки). Нет такой вещи, как завтракать, но ничего не есть в котором состоит завтрак. Точно так же нужно добиваться благополучия и поощряется поиском и продвижением товара или товаров, в которых благополучие состоит. Конкурирующие теории благополучия — разные пути ответа на вопрос: каковы его составляющие? После того, как у нас есть ответив на этот вопрос, нам нужно ответить на следующий вопрос о том, как лучше всего получить эти составляющие.(Современные дискуссии о благополучие можно найти в Бадхваре 2014; Фельдман 1994, 2010; Флетчер 2016; Гриффин 1986; Kraut 2007; Самнер 1996 Тиберий 2018.)

Благополучие допускает степени: чем больше у человека добра или благ, из чего состоит, тем лучше. Было бы неловко манера говорить о ком-то: «у нее благополучие». Более естественным способом выразить эту идею было бы использование таких терминов, как эти: «у нее все хорошо», «она в хорошем состоянии», «Она процветает», «ее жизнь складывается хорошо для ее».Составляющие благополучия можно также назвать преимущества или преимущества — но когда кто-то использует эти термины для обозначения благополучия, необходимо признать, что эти выгоды или преимущества составляющие благополучия, а не только инструментальное значение. Другими словами, преимущества и преимущества делятся на две категории: те, которые хороши для кого-то только потому, что они способствуют другим товары, и те, которые хороши для кого-то в том, что они составляющие благополучия этого человека.

Необходимо проводить различие между хорошим на что-то и имея то, что хорошо для себя .Одно дело сказать, «Он хорош в актерском мастерстве», а другой — «актерство — это хорошо для него». Философы говорят о первом как о «Перфекционистская ценность», а последняя — «пруденциальная значение». Это потому, что когда кто-то пытается в чем-то преуспеть, человек надеется приблизиться к идеалу совершенства. Пруденциальное значение такой товар, который был бы в чьих-то интересах получить — это еще один термин, принадлежащий к той группе, которую мы обсуждая: «благополучие», «благополучие», «Выгода» и так далее.

Несмотря на то, что следует различать перфекционизм и благоразумие, не следует делать вывод, что хорошо в чем-то нельзя составляющая благополучия.Чтобы вернуться к примеру, использованному в предыдущий абзац: если у кого-то большой актерский талант и наслаждается актерским мастерством и всеми аспектами театральной жизни, вполне вероятно, что говорят, что его благополучие состоит, по крайней мере до некоторой степени, в его получение удовольствия от этих занятий. В игре есть два разных факта здесь: (i) он отличный актер, и (ii) как отличный актер для него хорошо (не как простое средство, а как составная часть его благополучие). Ценность, указанная в (i), является перфекционистской ценностью, и в (ii) пруденциальная стоимость.Другими словами, с его стороны было бы благоразумно чтобы продолжать преуспевать как актер.

Эти моменты о благополучии и совершенстве имеют отношение к исследованию. альтруизма, потому что они помогают избежать слишком узкой концепции виды товаров, которые альтруист может продвигать в других. Альтруисты не стремятся только облегчить страдания или избежать вреда — они также пытаются принести пользу другим за их ради. Что считается преимуществом, зависит от того, что теория благополучия есть, но широко и правдоподобно предполагается, что определенные виды совершенства — составляющие хорошей жизни.Для Например, кто-то, кто основал школу, которая обучает детей искусства и науки, или в спорте, просто чтобы они наслаждались обладающий такими навыками, будет рассматриваться как большой общественный благотворитель и филантроп. Аналогичным образом учителя и родители, воспитывающие детей в их ученики и дети любовь к литературе и необходимые навыки ценить это будет рассматриваться как альтруисты, если они мотивированы мыслью, что эти действия сами по себе приносят пользу те студенты и дети.

Тем не менее, кто-то может стремиться к совершенству и при этом быть совершенно равнодушным к человеческому благополучие — и когда это происходит, мы не склонны говорить что таким человеком движет альтруизм. Кто-то может быть преданным к предмету — математике или философии, или литературе, а не благополучию тех, кто изучает и овладеть этим предметом. Например, представьте себе изучающего литературу, который глубоко заботится о модели Джеймса Джойса Ulysses , потому что он считает это одним из высших достижений человеческого разума.Он не хочет, чтобы этот роман просто пылился в библиотеке полки — он заслуживает читателей, которые его любят и понимают, и поэтому навыки, необходимые, чтобы оценить это, должны быть сохранены от одного поколение к другому. Такая приверженность ценностям перфекционизма неуместна. не форма альтруизма.

Чтобы поступок был альтруистически мотивирован, благотворитель — не получатель — чтобы иметь определенный отношение к нему. Ребенок, получивший от инструктора по теннису навыки хорошего спортсмена и любовь к игре могут просто подумать о теннис — это большое развлечение, а не то, что приносит ему пользу или составляющая его жизни идет хорошо.Ребенку не нужно практиковать свои навыки, потому что он считает, что это полезно для него: это не является необходимым условием того, что он является бенефициаром альтруистический поступок. Точно так же кто-то может отрицать физические страдания считается чем-то плохим для него. (Он должен отрицать это, согласно стоикам.) Но согласно любой правдоподобной теории благополучия, он ошибается в этом; кто-то, кто стремится уменьшить боль другой человек, из-за беспокойства о его благополучие, действует альтруистично.

Возьмем другой пример, представьте себе человека, у которого развивается любовь к философия и погружается в предмет. Когда она спрашивает себя делает ли она это для своего же блага, она может ответить, что ее причины совершенно разные. Она может сказать: «Философия — это само по себе стоящее ». Или: «Я хочу решить проблему разума-тела. проблема и проблема свободы воли, потому что они глубокие и важные вопросы». Если бы мы предположили, что ее философская борьба являются одним из компонентов ее благополучия, она могла бы счесть это странным способ смотреть на вещи.Но ее точка зрения не авторитетный — будет ли она права, зависит от того, что лучше теория благополучия есть. Другие, кому она небезразлична, вполне могут считают, что ее любовь к философии — это составляющая ее благополучия, потому что это обогащает и углубляет ее ум, что само по себе имеет для нее ценность, независимо от того, приводит ли это к какому-то дальнейшему результату или нет. Если они помогут ей преследовать ее философские интересы просто ради нее, их мотивы были бы альтруистична, даже если она сама не заботится о философии, потому что она думает, что это хорошо для нее.

2. Существует ли альтруизм?

2.1 Психологический эгоизм: сильная и слабая версии

Согласно доктрине «психологический эгоизм», все человеческие действия в конечном итоге мотивированы личным интересом. В психологический эгоист может согласиться с идеей, одобренной общими ощущение, что мы часто стремимся принести пользу другим, помимо себя; но он говорит, что когда мы это делаем, это потому, что мы рассматриваем помощь другим как просто средство для нашего же блага. По мнению психологического эгоиста, мы не заботьтесь о других ради них.Другими словами, альтруизм не существует.

Поскольку мы выделили несколько различных способов использования термина «Альтруизм», полезно будет сделать аналогичные различия между разными разновидностями психологического эгоизма. Напомним, что действие является альтруистическим в слабом смысле, если оно мотивировано, по крайней мере частично, потому что это приносит пользу кому-то другому (или факт, что это никому не повредит). Психологический эгоизм, как определенное в предыдущем абзаце, отрицает альтруизм в этом смысле существуют.Это самая сильная форма этой доктрины; это обычно что имеют в виду философы, когда обсуждают психологический эгоизм. Но мы можем представить более слабые версии. Один из них отрицал бы это альтруизм всегда чист; Другими словами, он сказал бы, что всякий раз, когда мы act, один из наших мотивов — это стремление к собственному благу. Другой более слабая форма психологического эгоизма считает, что мы никогда не добровольно делать то, что мы предвидим, принесет в жертву свое благополучие некоторым степень. Эта третья форма психологического эгоизма допускает, что иногда одна из причин, по которой мы действуем, — это то, что мы делаем для других ради них; но он утверждает, что мы никогда не действуем во благо других когда мы думаем, что это ухудшит наше положение.

2.2 Эмпирический аргумент в пользу психологического эгоизма

Кто-то может прийти к той или иной из этих форм психологической эгоизм, потому что она считает себя внимательным наблюдателем за человеческими сцены, и ее знакомство с другими людьми убедило ее, что вот как они мотивированы. Но этот способ оправдания психологический эгоизм имеет серьезную слабость. Другие могут сказать на это психологический эгоист:

Возможно, люди , которых вы знаете, , такие.Но мой опыт мира сильно отличается от вашего. Я знаю много людей, которые старайтесь приносить пользу другим ради них. Я сам поступаю альтруистично. Так, самое большее, ваша теория применима только к людям в вашем социальном Мир.

Психологический эгоист может ответить на эту критику любым из два пути. Во-первых, она может заявить, что его доктрина подтверждается экспериментальные данные. То есть она могла бы поверить, что (i) испытуемые изучены психологами в тщательно проведенных экспериментах. показано, что они не являются чисто альтруистическими, или (что более решительно), что эти субъекты в конечном итоге заботятся только о собственном благе; и (ii) что мы Из этих экспериментов можно сделать вывод, что все человека являются мотивированы таким же образом.

Это спорный вопрос. Есть экспериментальные доказательства того, что слепки сомневаюсь в психологическом эгоизме в его сильных и слабых формах, но полемика продолжается (см. Batson 2011; Stich et al. 2010).

2.3.

a priori аргумент в пользу психологического эгоизма

Второй ответ со стороны психологического эгоиста состоят в априорном философском аргументе в пользу одного или другая версия этой доктрины. Согласно этому образу мышления, мы можем видеть «из кресла», т. е. без поиск эмпирического подтверждения любого рода — это психологическое эгоизм (в одной из его форм) должен быть истинным.

Как мог пойти такой аргумент? Опираясь на некоторые идеи, которые могут быть В диалогах Платона мы можем подтвердить две посылки: (i) Что мотивирует нас действовать, это всегда желание; (ii) все желания сводятся к быть понятым на модели голода (см. Meno 77c; Симпозиум 199e – 200a, 204e).

Чтобы развить идею, лежащую в основе (ii): когда мы голодны, наш голод есть объект: еда (или, возможно, какой-то особый вид еды). Но мы не хотят глотать пищу ради самой себя; кто мы на самом деле после — это чувство удовлетворения, которое мы ожидаем получить в результате еды.Мы хотим проглотить тот или иной кусок еды, но только как средство достижения чувства удовлетворения или насыщение.

Если все желания понимаются одинаково, и всякая мотивация формы желания, то мы можем сделать вывод, что психологический эгоизм в его сильная форма верна (и, следовательно, ее более слабые версии также верны). Рассмотрим действие, которое на первый взгляд кажется альтруистическим. мотивировано: я делаю вам подарок просто потому, что думаю, он вам понравится. Теперь, поскольку я хочу сделать вам этот подарок, и все желание должно быть понимается как своего рода голод, я голоден по твоему чувству приятно, как я голоден после куска еды.Но так же как никто не хочет проглотить кусок еды ради самого себя, я не хочу, чтобы вы чувствовали доволен ради тебя; скорее то, что я ищу, это чувство Я получу удовлетворение, когда вы будете довольны, и вы будете довольны это просто средство, с помощью которого я достигаю удовлетворения. Соответственно, мы не нужно пристально наблюдать за другими людьми или заглядывать внутрь чтобы прийти к психологическому эгоизму. Мы можем признать, что эта доктрина верна, просто думая о природе мотивация и желание.

2,4 Голод и желание

Но предположение, что все желания подобны голоду в соответствующих уважение под вопросом. Голод не утолится, если еще чувствует себя голодным после того, как поел. Он ищет определенный вид сознание в себе. Но многие желания не такие. Предположим, например, что я хочу, чтобы мои маленькие дети были зажиточными. как взрослые спустя много лет после моей смерти, и я предпринимаю шаги, которые увеличиваются до в некоторой степени их шансы на достижение этой далекой цели.Какие мое желание — это их процветание в далеком будущем, а не мое настоящее или будущее чувство удовлетворения. Я не знаю и не могу знать, действительно ли мои шаги приведут к цель, которую я ищу; я точно знаю, что меня не будет в живых, когда они взрослые, и даже если они преуспевают, это не даст мне удовольствие. (Поскольку по гипотезе я могу только надеяться, а не ощущать уверены, что из того, что я для них делаю, действительно получится хорошие результаты, которые я добиваюсь для них, я получаю мало удовлетворения в настоящее время из моего поступка.) Поэтому было бы бессмысленно предлагать мне не хочу, чтобы они процветали ради них, а только как средство достижение какой-то собственной цели. Моя цель — их благополучие, не мой собственный. Фактически, если я выделяю им ресурсы, которые я сам в надежде, что это сделает их жизнь лучше, я делать то, что одна из форм психологического эгоизма называет невозможно: в какой-то степени пожертвовать своим благом ради другие. Если психологический эгоист утверждает, что такое самопожертвование невозможно, потому что все желания подобны голоду, ответ должен быть таким эта модель подходит далеко не на все случаи желания.

Вспомните две посылки, которые использовал кабинетный психолог-эгоист: (i) Что мотивирует нас действовать, это всегда желание; (ii) все желания сводятся к быть понятым по образцу голода. Вторая посылка неправдоподобно, как мы только что убедились; и, поскольку оба помещения должны быть верно, чтобы аргумент пришел к выводу, аргумент может быть отклоненный.

2,5 Желание и мотивация

Однако стоит заметить, что первая посылка этого аргумента такова: тоже под вопросом.

Этот тезис о том, что к действию всегда движет желание, следует принимается только в том случае, если мы хорошо понимаем, что такое желание. Если желание просто отождествляется с любым движением внутреннего состояния кто-то действовать, затем утверждение: «Что побуждает нас действовать, так это всегда желание », если его изложить более полно, является тавтологией. В нем говорится: «внутреннее состояние, которое побуждает нас действовать, всегда внутреннее состояние, которое побуждает нас действовать ». Это не существенный понимание человеческой психологии, но утверждение идентичности, сформируйте « A = A ».Мы могли подумать, что мы узнавая что-то о том, что вызывает действие, говоря: «что мотивирует людей — это всегда желание », но если «Желание» — это просто термин для обозначения того, что мотивирует нас, мы ничему не учимся (см. Nagel 1970: 27–32).

Вот другой способ выразить то же самое: как слова «Желание» и «хочу» часто используются, это делает здравый смысл сказать: «Я не хочу этого делать, но я думаю, что должен». Такое замечание мы часто делаем, когда принимаем нас самих, чтобы иметь неприятный долг или обязанность, или когда мы сталкиваемся с вызов, который, как мы ожидаем, будет трудным и напряженным.В этих сортах ситуации, мы не голодны по цели, к которой мы движемся. Таким образом часто используется слово «желание», это просто ложь, что то, что нас мотивирует к действию, всегда является желанием. Теперь психологический эгоист, ищущий априори защиты этой доктрины, мог бы скажем:

когда я утверждаю, что к действию всегда движет желание, я не использовать слово «желание», как оно иногда используется. Мой использование намного шире. В число желаний в этом широком смысле я включаю вера в то, что нужно что-то делать.Фактически в него входят любые внутреннее состояние, которое заставляет кого-то действовать.

Ясно, что тезис о том, что нами движет всегда желание, когда так понял, пусто.

Термины здравого смысла, которые мы часто используем, чтобы объяснить, почему мы помогаем другим делать не нужно ссылаться на собственные желания. Вы находитесь в общественном месте и встретить кого-то отталкивающего на вид, но, похоже, ваша помощь. Кажется, что ему больно, или он сбит с толку, или ему что-то нужно. способ. Осознавая это, вы полагаете, что у вас есть веская причина предложите ему свою помощь.Вы думаете, что вам следует спросить его, вы можете помочь — даже если это задержит вас и может вызвать некоторые неприятности и дискомфорт. Эти способы описания вашей мотивации все, что нужно, чтобы объяснить, почему вы предложили ему свою помощь, и нет необходимости добавлять «Я хотел ему помочь». По общему признанию, когда «желание» используется для обозначения чего бы то ни было, это то, что кого-то мотивирует, это правда, что вы хотели ему помочь. Но в чем заключается разъяснительная работа в этих случаях — ваше признание его потребность и ваше суждение, поэтому вы должны предложить свое помощь.Сказать «Я хотел ему помочь» было бы неверно, так как это наводит на мысль, что было что-то приятное, что вы ожидается получить, предложив свою помощь. После того, как вы дали ему ваша помощь, это правда, вы могли бы вспомнить эту встречу и быть рада, что вы поступили правильно. Но ты не можешь — ты может быть обеспокоен тем, что вы сделали ему хуже, несмотря на ваши добрые намерения. И в любом случае, если ты оглянешься назад с удовольствием от вашего доброго дела, это не следует за этим чувством хорошего был вашей целью все это время, и что вы просто использовали его как средство что конец.Это произойдет только в том случае, если желание по самой своей природе форма голода.

2.6 Чистый альтруизм и самопожертвование

Из трех выделенных выше форм психологического эгоизма наименее уязвимой для возражений является слабая форма, которая утверждает, что альтруизм никогда не бывает чистым. Он утверждает, что всякий раз, когда мы действуем, один из наших мотивов — это стремление к собственному благу. Нет хорошего а априорный аргумент в пользу этого тезиса — или, во всяком случае, a априорный аргумент , который мы рассматривали для наиболее сильной формы психологического эгоизма не поддерживает его, потому что две предпосылки используемые в этом аргументе настолько неправдоподобны.Но, тем не менее, это может быть предположил, что на самом деле мы всегда находим корыстная мотивация, сопровождающая альтруистическую мотивацию поведение. Это предложение трудно опровергнуть. Нам не следует притвориться, что мы знаем все соображения и причины, которые лежат в основе нашего поведения. Некоторые из наших мотивов скрыты, и есть слишком много всего происходит в нашем сознании, чтобы мы могли осознавать все наши психология. Итак, насколько нам известно, мы никогда не можем быть чистыми альтруистами.

Но как быть с другой слабой формой психологического эгоизма? который признает, что иногда одной из причин, по которой мы действуем, является хорошее мы делаем для других ради них, но заявляем, что никогда не действуем для хорошо для других, когда мы думаем, что это ухудшит наше положение.Это говорит, другими словами, что мы никогда добровольно не делаем то, что предвидим в какой-то степени принесет в жертву наше благополучие.

Первое, что нужно сказать об этой форме психологического эгоизма: что, опять же, нет априори аргумента в поддержку Это. Две предпосылки, которые мы изучали: все действие мотивированы желанием, и все желания подобны голоду — являются неправдоподобно, и поэтому они не подтверждают тезис о том, что мы никогда не жертвовать своим благополучием в какой-либо степени. Если эта форма психологического эгоизм должен быть поддержан, его доказательства должны быть извлечены из наблюдение за причинами действий каждого человека.Это пришлось бы сказать: когда наши мотивы тщательно исследуются, это может действительно обнаруживается, что, хотя мы делаем добро другим ради тех других, мы никогда не поступаем так, когда думаем, что это отвлечет даже немного от нашего собственного благополучия. Другими словами, мы считаем пользу другие как нечто, что само по себе дает нам причину, но это всегда слабая причина в том смысле, что она никогда не бывает так сильна, как причины, из наших личных интересов.

У нас нет оснований предполагать, что человеческое поведение настолько единообразно в своем мотивация.Гораздо более правдоподобная гипотеза о человеческих мотивах: что они сильно различаются от человека к человеку. Некоторые люди никогда не бывают альтруистами; другие такие же слабые формы психологический эгоизм говорит: они альтруисты, но только когда они думают, что это не умалит их собственного благополучия; а потом там — третья и большая категория, состоящая из людей, которые в какой-то степени или другие, готовы пожертвовать своим благополучием ради других. В этой категории существует широкий выбор — некоторые готовы делать только маленькие жертвы, другие большие жертвы, а некоторые необычайно большие жертвы.Такой образ мышления имеет большое преимущество: позволяя нашему опыту каждого человека предоставить нам доказательства, с помощью которых мы его характеризуем. Мы не должны маркировать каждый как эгоист на основании какой-то априорной теории ; скорее, мы должны оценить степень эгоизма каждого человека и альтруизм на основе того, что мы можем различить в их мотивах.

2.7 Существует ли эгоизм?

Еще одно замечание о причинах, по которым мы предполагаем, что есть такое понятие, как альтруизм.Как мы можем спросить, «что дает нам право верить в существование альтруизма? » поэтому мы можем спросить: «Что дает нам право верить в существование эгоизма?» Рассмотреть возможность возможность того, что всякий раз, когда мы действуем для собственного блага, мы не делать это только ради нас самих, но и ради кого-то другого. На каком основании мы вправе отвергать такую ​​возможность?

И снова эгоист может ответить, что это априори . правда, что все наши действия в конечном итоге мотивированы только своекорыстие, но мы увидели слабость предпосылок, которые поддержите этот аргумент.Итак, если гипотеза о том, что иногда действует только ради собственного блага, он должен зарекомендовать себя нам потому что пристальное наблюдение за человеческим поведением поддерживает это. Мы должны найти реальные случаи, когда кто-то продвигал свой товар только для своего ради. Быть уверенным в таких вопросах не легче, чем легко быть уверенным, что кто-то действовал исключительно из альтруистические мотивы. Мы понимаем, что многое из того, что мы делаем для себя имеет последствия и для других людей, и мы в некоторой степени заботимся о тех других людях.Возможно, наша главная мотивация всегда включает компонент, относящийся к другому. Найти труднее доказательства против этого предположения, чем можно было подумать.

Чтобы довести дело до крайности, можно было бы предположить, что наша конечная мотивация всегда совсем другая. Согласно этому надуманная гипотеза, когда мы действуем для собственного блага, мы этого не делаем вообще ради нас самих, но всегда исключительно ради кого-то еще. Здесь важно то, что отрицание существования альтруизма следует рассматривать с таким же подозрением, как это противоположное отрицание, согласно которому люди никогда не действуют в конечном итоге для собственного блага. Оба — сомнительные универсальные обобщения. Оба далеко менее правдоподобно, чем предположение здравого смысла, что люди иногда действуют чисто эгоистически, иногда чисто альтруистически. способами, а часто и способами, в которых в той или иной степени сочетаются себе и другим.

Предположение, которое многие люди делают об эгоистическом и альтруистическом мотивов состоит в том, что последнее труднее оправдать, чем бывшие, или что первые не требуют оправдания, тогда как последние делают.Если кто-то спросит себя: «Почему я должен хорошо быть поводом что-нибудь сделать? » заманчиво ответить что что-то не так в самой просьбе об этом вопрос — возможно, потому, что на него нет ответа. Можно сказать, что личный интерес не имеет оправдания и не может быть оправдан. ничего не нужно. Напротив, поскольку другие люди — это , другие , это кажется, что для строительства моста нужна какая-то причина от себя к другим. Другими словами, мы, по-видимому, должны найти что-то в других, что оправдывает наш интерес к их благополучие, тогда как не нужно искать в себе чего-то, что оправдывал бы чувство собственного достоинства.(Возможно, то, что мы находим в других, оправдывает альтруизм тем, что в важных уважает.) Стоит спросить, есть ли эта очевидная асимметрия между оправдание своекорыстия и оправдание альтруизма реально или только очевидный.

Один из ответов на этот вопрос заключается в том, что асимметрия иллюзорна. потому что само различие между собой и другими искусственно и препятствие для ясного мышления. Можно начать бросать вызов обоснованность или важность различия между собой и другими посредством замечая, сколько изменений происходит во внутренней жизни того, что есть, условно говоря, одинокий «человек».Разум новорожденный, ребенок, подросток, молодой человек, человек среднего возраста, и старик, приближающийся к смерти — они могут иметь не менее много различий, как и у тех, кого условно считают двумя отдельные лица. Если молодой человек двадцати лет откладывает деньги чтобы обеспечить себе пенсию в старости, он копит для того, кто будет сильно отличаться от себя. Почему бы это не называть альтруизм, а не корысть? Почему это важно, называл действовать ради своего блага или ради блага других? (См. Parfit 1984 г.)

Другой вид вызова обоснованности различия между себя и других происходит из наблюдения Дэвида Юма, что когда мы заглядываем внутрь и проводим инвентаризацию содержимого наших ментальной жизни, у нас нет знакомых ни с одним существом, которое дайте ссылку на слово «я». Самоанализ может расскажите нам что-нибудь об ощущениях, чувствах и мыслях, но у нас нет опыта общения с какой-то сущностью, которая имеет эти ощущения, чувства и мысли.Этот момент можно рассматривать как повод отвергнуть здравый смысл, когда вы говорите себя и отличить себя от кого-то другого, есть что-то реальное, о чем вы говорите, или какое-то действительное различие между собой и другими. Другими словами, можно подумать, что обычное различие между альтруистическими и эгоистическими мотивами заблуждаются, потому что не существует таких вещей, как «я».

Третья метафизическая возможность такова: человеческие существа не могут быть понимаются один за другим, как если бы каждый был самодостаточным и полностью реальный человек.Такой образ мыслей о себе не в состоянии признать, насколько мы по своей природе социальные существа. Вы, я и другие по своей природе просто части некоторых более крупная социальная единица. В качестве аналогии можно подумать о человеческом теле и такие части тела, как пальцы рук, руки, ноги, пальцы ног, туловище, и так далее. Они не могут существовать, а тем более нормально функционировать в изоляция. Точно так же можно сказать, что отдельные люди являются лишь фрагментами более крупного социального целого. Соответственно вместо используя концепции, выраженные в терминах «Корыстный» и «альтруистический», мы должны считаем себя участниками успеха и хорошего функционирования более широкое сообщество, к которому мы принадлежим (см. Brink 2003; Green 1883 г.).

Остальная часть этого эссе отбросит эти неортодоксальные альтернативы метафизической структуре здравого смысла, которую мы обычно предполагают, когда мы думаем об эгоистических и альтруистических мотивы. Чтобы исследовать их, нам пришлось бы слишком далеко уйти. Мы будем продолжают делать следующие предположения: Во-первых, один отдельный человек бытие сохраняется с течением времени от рождения до смерти, даже если умственное жизнь этого человека претерпевает множество изменений. Во-вторых, есть кого-то, о ком говорят, когда говорят о себе, даже если нет объекта, называемого «я», который мы обнаруживаем интроспективно.И то, что мы не встречаем такого объекта самоанализом нет причин сомневаться в справедливости различия между собой и другими. В-третьих, хотя некоторые вещи (руки, ноги, носы и т. д.) по самой своей природе являются частями целого, а не человеческими бытие по своей природе является частью таким же образом. Отвергая эти идеи, мы будет и дальше полагать, исходя из здравого смысла, что для каждого человека есть такая вещь, как то, что хорошо для этого человека; и это вопросы «что мне хорошо?», «что хорошо для этого другого человека, кто не я? » разные вопросов.Соответственно, одно дело — быть поводом. эгоистичен, а другой — альтруистичен (хотя Конечно, одно и то же действие может поддерживаться обоими видами причины).

Если предположить, что разница между этими мотивами реальна, остаются вопросы, которые мы задали в начале этого раздела: Почему следует ли быть альтруистом? Нужно ли оправдание для того, чтобы быть мотивированы таким образом? Эгоистическая мотивация на более прочной основе чем альтруистическая мотивация, поскольку она не нуждается в оправдание?

4.Зачем заботиться о других?

Принципиально разные способы ответа на эти вопросы можно найти в моральная философия. Первый делает корыстную мотивацию фундаментальный; он считает, что мы должны быть альтруистами, потому что наш интерес быть таким тронутым. Эту стратегию часто связывают с Греческие и римские философы древности — Платон, Аристотель, Стоики и эпикурейцы (см. Annas 1993).

В современную эпоху на первый план вышел второй подход, основанный на представление о том, что моральное мышление не эгоистично, а беспристрастно и безличный.Его основная идея заключается в том, что когда мы думаем о морально о том, что делать, разум принимает точку зрения бога и устанавливает помимо эмоциональной предвзятости, которую мы обычно имеем в свою пользу или в пользу нашего круга друзей или нашего сообщества. Здесь Кант 1785 г. репрезентативная фигура, но и утилитаристы тоже — Джереми Бентам 1789, Джон Стюарт Милль 1864 и Генри Сиджвик 1907.

Третий подход, отстаиваемый Дэвидом Юмом (1739 г.), Адамом Смитом (1759 г.), и Артур Шопенгауэр (1840 г.) дает сочувствие, сострадание и личная привязанность — а не беспристрастная причина — центральный роль в нравственной жизни.Считается, что есть что-то чрезвычайно ценный в сентиментальных узах, которые держатся между человеческие существа — особенность человеческой жизни, которая упускается из виду или искажается, когда мораль понимается исключительно или преимущественно в безличными терминами и с точки зрения бога. В благоприятные условия, мы естественно и эмоционально откликаемся на благо и горе других; мы не ищем и не должны искать для этого причины. (Различные идеи, помеченные как «сентиментализм» в этой записи представляют собой смесь идей, свободно заимствованных из работ Блюма. 1980; Noddings 1986; Slote 1992, 2001 2010, 2013; и другие.Термин иногда применяется к семейству метаэтических взглядов, которые обосновывают смысл или обоснование моральных суждений в отношениях, скорее чем факты, не зависящие от ответа (Blackburn 2001). Здесь, напротив, сентиментализм — это основополагающий тезис о том, что наиболее ценно в человеческие отношения. Его можно сочетать с метаэтическими сентиментализма, но не обязательно.)

Эти три подхода вряд ли являются исчерпывающим обзором всего, что имеет в западной философской традиции было сказано об альтруизме.А более полное рассмотрение исследовало бы христианскую концепцию любви, как разработан мыслителями средневековья. В значительной степени такие фигуры, как Августин и Фома Аквинский, работают в рамках эвдемонистического рамки, хотя они также находятся под влиянием неоплатонических картина видимого мира как излияние изобилия божественная доброта. В той мере, в какой награды небес и адские страдания играют роль в теоцентрической структуре, есть инструментальные причины для тех, кто в них нуждается, чтобы заботиться о других.Но есть и другие причины. Другое — относительно добродетелей, таких как благотворительность и справедливость — это совершенства человеческой души и поэтому составляющие нашего земного благополучия. Христианская философия отвергает Учение Аристотеля о том, что божественное существо не имеет этических качеств и не вмешивается в человеческую жизнь. Бог — это человек, который любит его творение, прежде всего люди. Когда мы любим других за сами, мы подражаем Богу и выражаем свою любовь к нему (Льюис 1960).

4.1 Евдемонизм

Термин «эвдемонизм» часто используется философами, чтобы относятся к этической ориентации всех или основных философов Греческая и римская древность.« Eudaimonia » — это обычным греческим словом они относятся к высшему благу. Как Аристотель соблюдает в начале Никомаховой этики , когда мы действуем, мы стремимся к чему-то хорошему, но товары не одинаковы уровень. Меньшие товары предпринимаются ради более ценных целей, которые, в свою очередь, преследуются для получения еще более качественных товаров. Этот иерархия ценностей не может продолжаться бесконечно — жизнь должна иметь какая-то конечная цель, что-то ценное само по себе, а не для ради чего-нибудь еще лучшего.Какой должна быть эта цель, Аристотель признает, это очень спорный вопрос; но в любом случае все использует слово « eudaimonia » для обозначения этого высшее благо. («Счастье» — это стандартный перевод, но «благополучие» и «процветание» могут быть ближе к значению греческого слова.)

Аристотель не говорит, что конечная цель должна быть собственное благополучие ( eudaimonia ) и никто еще . Напротив, он считает, что обыкновенный благо (благо всего политического сообщества) выше благо отдельного человека.Тем не менее, это стало обычным явлением среди ученые античной этики приписывают Аристотелю и другим основные философы-моралисты древности предположили, что конечной целью должно быть только собственное благополучие.

Это неправдоподобное предположение? Это обвинение многих системы современной моральной философии, но нужно быть осторожным, чтобы не приписывают греческой и римской этике крайнее одобрение эгоизм. Один из способов понять, что это было бы несправедливо, — это признать как важно для Аристотеля, чтобы мы любили других за их саке .Это ключевой компонент его продолжительного обсуждения дружба и любовь в Книгах VIII и IX Никомахова г. Этика . Там он утверждает, что (1) дружба является составной частью хорошей жизни, и (ii) быть другом кому-то (или, по крайней мере, другом наилучшего сорта) нельзя относиться к нему как к простому средству собственное преимущество или собственное удовольствие. Он уточняет о (ii) добавив, что в лучших дружеских отношениях каждый человек восхищается другим за его превосходство характер человека, и по этой причине приносит ему пользу.это ясно, что он открыто осуждает тех, кто обращается с другими как с просто средства для достижения своих целей. Итак, даже если это правда, что, согласно для Аристотеля конечная цель должна быть собственной благополучия (и ничьего), он сочетает это с отрицанием что добро других следует ценить исключительно как средство свой собственный.

На этом этапе очень важно помнить о различии: нарисованный выше в раздел 1.4, между (i) тем, что составляет благополучие, и (ii) тем, что является необходимым означает к или предварительное условие благополучия.Аристотель утверждает, что благополучие человека складывается из отличного использования разум, и что такие добродетели, как справедливость, храбрость и щедрость — это одно из качеств, в которых состоит добро. Когда человек поступает справедливо и щедро по отношению к своей семье, или друзьям, или большему сообществу, что хорошо для себя (один достижение конечной цели), а также другие — на самом деле, действия частично мотивированы желание принести пользу другим ради их .Если лечить другие справедливо и в соответствии с другими этическими добродетелями были просто средство к собственному благополучию, Аристотель этические рамки были бы спорно эгоистичными — и было бы трудно одобрить без несогласованности тезис о том, что мы должны приносить пользу другим ради них.

Мы должны вспомнить мысль, высказанную в раздел 1.1: альтруистические действия не обязательно предполагают самопожертвование, и они остаются альтруистичны, даже если они исполняются из смеси мотивов, некоторые из них корыстолюбивы.Для Аристотеля альтруизм должен всегда сопровождаться корыстными мотивами. Его система практической мысли можно сразу отбросить, если начать с предположение, что моральная мотивация должна быть чисто альтруистической, свободной от всей заразы самоуважения. В противном случае это не будет считаться мораль . Эта идея имеет некоторую ценность, и часто приписывают (правильно или ошибочно) Канту. Но поразмыслив, он открыт на вопрос. Если это так, что всякий раз, когда у кого-то есть веская причина приносить пользу кому-то другому ради этого человека, есть также вторая веская причина, а именно то, что, поступая так, также приносить пользу себе — было бы неправдоподобно предположить, что не должен позволять этой второй причине иметь какое-либо влияние на чью-то мотивация.

Тем не менее, если верно другое высказанное ранее мнение, то здесь — это серьезная проблема для эвдемонизма Аристотеля. В раздел 1.2, мы отметили, что кто-то открыт для критики, если он всегда руководствуется принцип: «Я никогда ничего не буду делать, если это не лучшее для меня ». Такой человек кажется недостаточно альтруистичным, недостаточно готовы идти на компромиссы во благо других. Он (используя термин, введенный ранее) никогда не альтруистичен в сильных смысл. Можно сказать, что Аристотель был бы на более твердой основе. если бы он сказал, что в конечном итоге нужно действовать для собственного блага и других .(Честно говоря, он не отрицает это; с другой стороны, он говорит, что хорошее отношение к другим никогда ухудшает положение.)

Если проект, предпринятый греческой и римской моральной философией, должен начнем с неоспоримого предположения, что нельзя действовать вопреки собственному благу, и это конечная цель должна быть только собственная эвдемония, она сталкивается с серьезными возражение против того, что на этом основании он никогда не сможет дать должное признание интересов других. Идея, лежащая в основе этого возражение состоит в том, что мы должны быть непосредственно озабочены другие: тот факт, что совершенное действие приносит пользу кому-то иначе уже может указать причину для этого, без должно сопровождаться собственной -заинтересованной причиной.Там нет аргументов в древней этике — нет предложили — это призвано показать, что единственный способ оправдать иметь мотивы, относящиеся к другому, значит апеллировать к добру, которое они приносят себе иметь их.

В то же время это не дает нам повода сразу отказываться от усилия, предпринятые этими авторами, чтобы показать, что на самом деле имея альтруистические мотивы. В этом нет ничего морально оскорбительного задавая вопрос: «хорошо ли кому-то быть хорошим человек?» как только становится понятно, что быть хорошим человеком может быть компонент благополучия, а не средство для дальнейшей частной заканчивается.Как отмечалось ранее (раздел 1.4), некоторые виды совершенства широко считаются составляющими хорошая жизнь. Примеры, использованные там, были превосходными в искусстве, науки и спорт. Но превосходство в этической жизни — тоже правдоподобный Например, поскольку он заключается в развитии и тренировке познавательных, эмоциональные и социальные навыки, которыми мы рады и гордимся. В в любом случае, было бы чистым догматизмом закрывать наши умы и отказываться послушайте аргументы Платона, Аристотеля и стоиков, которые этическая добродетель имеет большую ценность, потому что она является составной частью (и для стоики — единственный компонент) благополучия.

4.2 Беспристрастная причина

Теперь обратимся к идее, лежащей в основе одного из современных подходов к этике: что, когда мы думаем морально, мы рассуждаем из беспристрастного или безличного перспектива. Моральное мышление не эгоистично. Конечно мы все иметь эмоциональную предвзятость, придающую особое значение личным интересам, и мы часто неравнодушны к нашему конкретному кругу друзей или к нашим сообщество. Но когда мы смотрим на мир с моральной точки зрения, мы стараемся отбросить эту эгоцентричную основу.Принимая бога взгляд на вещи, мы спрашиваем себя, что должно быть и делать в той или иной ситуации — а не то, что было бы хорошо для меня или моих друзья. Как будто мы забываем о своем местонахождении в этом конкретный человек; мы абстрагируемся от нашего обычного эгоцентричного перспективу и искать решение практической проблемы, которую каждый столь же беспристрастный также достиг бы.

Мы можем найти предвосхищения или аналоги этой идеи в древних этика — например, у Платона и Аристотеля признание того, что политическое сообщество обслуживает общий благо скорее интерес какого-то одного класса или фракции; и в Стоическая вера в то, что космос управляется провиденциальной силой, которая назначает каждому из нас особую роль, в которой мы служим не только мы сами, но и в целом.В идеальном городе Платона Республика , семейная и частная собственность упразднены внутри элитных классов, потому что эти институты мешают развитие общей заботы для всех людей. Нет ясно, как эти идеи могут быть вписаны в эвдемонистический фреймворк. Как благо общества может служить высшим стандарт оценки, если только собственное благо высший конец? Один из способов взглянуть на историю этики — это говорят, что современная этика спасает беспристрастность, которая иногда появляется в древней этике и справедливо отказывается от попытки вывести оправдание альтруизма предшествующей приверженностью личным интересам.Современные евдемонисты, конечно, рассказали бы другую историю. (см., например, Annas 1993; LeBar 2013; Russell 2012).

Понятие беспристрастности до сих пор описывалось весьма широко. общие термины, и важно видеть, что существуют разные способы сделать его более конкретным. Один из способов сделать это принят утилитаристами и вообще консеквенциалистами. (В утилитаризм Бентама 1789 г., Милля 1864 г. и Сиджвика 1907 г. что один состоит в том, чтобы максимизировать баланс удовольствия над боль — рассматривая удовольствие и отсутствие боли как единственное составляющие благополучия.Консеквенциализм абстрагируется от этого гедонистическая составляющая утилитаризма; требуется, чтобы максимизировать величайший баланс хорошего и плохого. См. Driver 2012.) В их исчисления, ни одному благу не придается больший вес или важности, чем любой другой. Следовательно, ваше собственное благо не в том, чтобы считаться с вами имеющим больший вес, чем кто-либо остальное просто потому, что это ваше собственное благо. Благополучие человек (или разумное существо) — это то, что дает человеку причина действовать: вот почему у человека есть причина взять свой хорошо учесть в практическом мышлении.Но то же самое применяется в равной степени и с одинаковой силой к благополучию любого человека еще.

Но это не единственный способ понять общее понятие беспристрастность и конкретизация. Общая идея, как сказано ранее, состоит в том, что моральное мышление, в отличие от разумного мышления, не эгоцентричный. Можно конкретизировать эту идею, применив ее к означают, что существует единый набор правил или норм, которые применяются в равной степени всем людям, и поэтому стандарт, по которому каждый отвечает на вопрос «что мне делать в этой ситуации?» это стандарт, по которому отвечают на вопрос: «что кому-то следует делать в этой ситуации? » Тот, чьи практические рассуждения руководствуясь этим условием, придерживается идеала беспристрастности.Он не делает особых исключений ни для себя, ни для своих друзей.

Предположим, например, что вы спасатель и однажды днем ​​вы должен выбрать между плаванием на север, чтобы спасти одну группу, и плаванием юг, чтобы спасти другого. В северную группу входит ваш друг, но южная группа, полная незнакомцев, намного больше. Идеал беспристрастность, описанная в предыдущем абзаце, сама по себе не определить, что делать в этой ситуации; что это требует, это просто не должно иметь значения, что спасатель столкнулся с эта дилемма — и (северная группа включает ваш друг ).Что делать , , если вы спасатель, это то, что должен делать любой спасатель в этом ситуация. Если правильно принимать во внимание дружбу, когда приняв такое решение, будет правильно, если бы это сделал любой. (В этом случае было бы правильно, если бы каждый человек выбрать товар его или ее друга , а не добро незнакомцы.)

Консеквенциалист имеет более радикальную интерпретацию того, что беспристрастность означает и требует.Его идеал беспристрастности не позвольте спасателю учесть тот факт, что плывя на север, он сможет спасти своего друга . После всего, благополучие его друга не становится более ценным просто потому что этот человек его друг . Так же, как мое благо не сделана более ценным, чем польза других, просто потому, что мой хороший, так что благополучие моего друга тоже не заслуживает лишнего вес потому что он друг мой .Итак, спасатель, согласно консеквенциалисту, должен выбрать спасение одной группы а не другой, исключительно на основе большего баланса хорошее вместо плохого.

Консеквенциалист правильно укажет, что довольно часто в лучшем положении для продвижения собственного блага, чем другие. Как правило, у меня больше знаний о том, что для меня хорошо чем я о том, что хорошо для незнакомцев. Часто требуется меньше ресурсы для меня, чтобы принести пользу себе, а не другим.я знаю сразу, когда я голоден, не спрашивая, и я знаю, что еда мне нравится. Но необходимы дополнительные шаги, чтобы узнать, когда другие голодны и какая еда им нравится. Такого рода факты о особое отношение к себе может позволить консеквенциалист, чтобы оправдать уделение большего внимания собственное благополучие, чем у кого-либо еще. Тем не менее, есть только один человек — я; и количество других лиц кому я могу принести пользу, если приложу усилия, очень велик.Когда все эти факторы принимаются во внимание, часто бывает так что корыстные причины должны уступить место альтруистическим мотивы.

Очевидно, что консеквенциализм не признает определенных способов, которыми каждый человек имеет особое отношение к своему благополучию — отношение отличается от того, которое она имеет, к благополучию других. Когда каждый из нас становится взрослым, на нас обычно возлагаются особая ответственность заботиться о собственном благополучии. Молодой от детей не ожидается, что они будут сами распоряжаться своей жизнью; Они еще не компетентны выполнять эту роль.Но смысл их образование состоит в том, чтобы обучить их, чтобы, как взрослые, они могли нести ответственность для них самих. От полностью зрелого человека справедливо ожидают, что он заботиться о ком-то конкретном, а именно о себе. Ей дают комнату принимать решения о своей жизни, но не может и степень власти над жизнями других. Если бы она хотела посвятить себя другим, она не может просто сделать это, не получив с их разрешения или без каких-либо других действий, которые сделают ее вход в их жизнь допустимо.Консеквенциализм, напротив, рассматривает все взрослые люди в равной степени ответственны за благополучие все. Он не принимает всерьез идею о том, что наши социальные отношения регулируется разделением труда, которое требует от каждого особого ответственность за себя и некоторых других (свои дети, друзья и т. д.)

Согласно более слабой интерпретации описанной беспристрастности выше, моральные правила отражают это разделение труда. (Посредством «Более слабая интерпретация» означает тезис о том, что моральное мышление избегает эгоцентризма, потому что оно поддерживает единый набор правила или нормы, которые в равной степени применимы ко всем людям.) Считаем, при Например, наш долг — помогать другим, даже если они чужие люди. Если кто-то нуждается и просит вашей помощи, это дает вам повод помочь ему, и вы должны это сделать, при условии что выполнение таких обращений не является чрезмерно обременительным . Обратите внимание на оговорку о побеге: она встраивается в обязанность помогать другим признание важности каждого человека, имеющего значительный степень контроля над собственной жизнью. Мораль здравого смысла предполагает что то, что мы должны другим, может потребовать некоторых жертв хорошо, но также и то, что в обычных жизненных делах степень жертва должна быть в определенных пределах, чтобы мы могли использование ответственности, возложенной на нас во взрослом возрасте, для поиска собственных хорошо.Установленный моральными правилами баланс между утверждениями своекорыстие и требования других — вот что делает возможным эти правила должны быть признаны и приняты соответствующим образом. Эти правила предоставьте нам возможность добровольно пойти на большие жертвы; но такой от нас не требуется больших жертв, за исключением чрезвычайных обстоятельства (войны, катастрофы, чрезвычайные ситуации).

Три подхода к альтруизму, которые мы рассмотрели до сих пор, дают три довольно разных ответа на вопрос: «почему нужно действовать ради других, а не только ради себя ради?»

Евдемонизм отвечает, что те, кто действует ради других, извлекает выгоду из альтруистического характера.

Ответ консеквенциалистов начинается с утверждения, что собственное благополучие должно заботить самого себя просто потому что это чье-то благополучие; это не должно быть важность для себя просто потому, что это собственное благополучие. Другими словами, нет причин, по которым пособие должно переходить к вам. а не кто-то другой только потому, что вы тот, кто был бы получая это. Соответственно, если предположить, как следует, то должен действовать ради собственного блага, тогда у человека не меньше причин для действовать на благо всех и всех.

Если мы примем более слабую интерпретацию беспристрастности, мы увидим оправдание альтруизма, просто видя, что мы обязаны помогать другие люди при определенных обстоятельствах. Моральное правило, которое требует от нас помогать другим — это правило, которое призывает нас помогать им, а не как означает для нашего же блага, но просто в силу их нужды. И мы видим правило как оправданное, признавая, что оно обеспечивает надлежащий баланс между нашей заботой о себе и соответствующими заявлениями других.

Обратите внимание, что и консеквенциализм, и более слабая беспристрастная позиция совместимы с тезисом евдемонистов о том, что наличие альтруистические мотивы — это составляющая собственного благополучия.Какие Отрицание этих двух форм беспристрастности является более сильным эвдемонизмом. тезис о том, что конечная цель должна быть собственной благополучие и только это.

Этот более сильный эвдемонистический тезис и консеквенциализм стоят на противоположные полюса друг от друга, в следующем отношении: Первый из эти полюса возвышают «я» до положения первенства, поскольку только собственное благополучие составляет его конечную Цель; напротив, консеквенциализм, в противоположной крайности, опускает «я» до такой степени, что у него больше нет претензий на чью-то внимание, чем любой другой человек.Слабый беспристрастный попытки занять золотую середину.

4.3 Нагель и безличная точка зрения

Еще одна концепция беспристрастности и новый аргумент в пользу рациональность альтруизма — можно найти в работе Томаса Нагель. В книге The Possibility of Altruism (1970) он стремится подрывают психологический эгоизм в его сильной форме, как это определено в Раздел 2.1 выше, и его нормативный аналог (иногда называемый «Рациональный эгоизм или« этический эгоизм »), в котором что один должен не иметь прямого отношения к благу другие. Косвенное беспокойство , грант этического эгоиста, может быть оправдано: благо других может быть полезным для вашего собственного хорошо, или может случиться так, что у человека возникнет сентиментальная привязанность к другим. Но без этих случайных отношений с другими, согласно этичный эгоист, незачем заботиться о своем благополучии.

Нагель сомневается, что кто-то на самом деле является психологическим эгоистом (1970: 84–85), но его главная забота — опровергнуть этический эгоизм с помощью показывая, что альтруизм — это рациональное требование к действию.Его идея не просто в том, что мы должны в определенных обстоятельствах помогать другие ради них; это также то, что мы действуем иррационально, если мы не. Это потому, что от нас, как разумных существ, требуется смотрите на себя и других с точки зрения того, что Нагель называет «безличным точка зрения ». По его словам,

чтобы полностью распознавать других как личности, требуется представление о себе как идентичный определенному, безлично определяемому жителю мир, среди прочих аналогичного характера.(1970: 100)

Нагель сравнивает безличную точку зрения с разумной политикой считая все времена в своей жизни равными по важности. Один есть причина не быть равнодушным к своему будущему, потому что настоящий момент больше не дает оснований просто в силу того, что настоящее время. Точно так же, считает он, у человека есть причина не быть равнодушным к другие люди, потому что тот факт, что какой-то человек — это я, не более объяснение просто потому, что он — я. Такие термины, как «сейчас» и «позже», «я, а не я» указывают на «нет» различия, которые имеют рациональное значение.Время позже в конце концов становится временем, которое есть сейчас; вот почему это произвольно и нерационально сбрасывать со счетов будущее просто потому, что это будущее. Давая больший вес для чьей-то пользы, потому что этот человек я не менее иррационально.

«Безличная точка зрения», как ее понимает Нагель, — это взгляд на мир извне, лишающий одного информация о том, какой человек в этом мире находится. (Он находится в фраза, которую Нагель выбрал в качестве названия своей книги 1986 года, The View Из ниоткуда .) С этой точки зрения не нужно быть утилитарист или консеквенциалист — не нужно максимизировать благо, но может соблюдать ограничения принципов права. Но определенные принципы исключены из безличного точка зрения: эгоизм есть, как и любой другой принцип, который дает индивидуальная или групповая причина, не разделяемая всеми остальными. Например, если у кого-то есть причина избегать боли, это должно быть потому, что боли — чьей-либо боли — следует избегать. Значит, не может в том случае, если у меня есть причина избегать боли, другие разрешено быть безразличным к моему положению, как если бы эта боль не была объективно плохая вещь, то, что дает только тот, кто чувствует это повод противостоять этому.Нагель назвал такие причины «Объективный» в отличие от «субъективного». Парфит в книге Reasons and Persons (1984) говорит вместо «Агент-родственник» и «агент-нейтральный» причины, и впоследствии сам Нагель принял эти условия. Критика эгоизм в г. Возможность альтруизма опирается на тезис что все подлинные причины нейтральны для агентов.

Что общего между позицией Нагеля и утилитаризмом, так это перспектива, противоположная эгоцентричному миру рациональный эгоизм: с точки зрения этой бескорыстной перспективы, каждый человек — лишь крошечная часть огромной вселенной моральных предметы, каждый из которых не более важен или ценен, чем любой другой.Наш точка зрения здравого смысла, уходя от нашей внутренней жизни ища вовне, убаюкивает нас массивным видом замкнутости — тенденция преуменьшать или игнорировать тот факт, что мы всего лишь один большее значение, чем любой другой. Мы ставим себя в центр наш мир, и исправить это можно, только отступив назад, оставив из нашей картины конкретный человек, и делая общие суждения о том, как люди должны вести себя по отношению к каждому Другие. С этой точки зрения, когда один человек должен что-то делать, некоторые связанные требования предъявляются также ко всем остальным — некоторые «Должен» относится к каждому.

Нагель сталкивается с проблемой: как объяснить, почему личный интерес не часто забивается агентно-нейтральными причинами. Если чья-то боль налагает на всех других моральных агентов какое-то требование, тогда боль одного человека — проблема всех. Как Нагель говорит в Вид из ниоткуда (используя термин «Объективная точка зрения» для безличной точки зрения),

когда мы встаем на объективную точку зрения, проблема не в том, что ценности, кажется, исчезают, но их слишком много, из каждой жизни и заглушая те, что возникают из нашей собственной.(1986: 147)

Было бы в соответствии с этой картинкой добавить, что вес причин, которые проистекают из положения других людей, чрезвычайно маленький и становится все больше по мере того, как они складываются. Следовательно, можно сказать, они не часто перевешивают причины своекорыстие. Но это было бы условием ad hoc , и мало отличался бы от тезиса эгоиста о том, что у других нет нет независимого веса . Трудно считают, что мы вынуждены выбирать между этическим эгоизмом (который говорит, что только собственная боль должна быть прямой озабоченность) и концепция беспристрастности Нагеля (согласно что всякая боль должна тяготить меня, потому что боль другие так же плохи, как и мои собственные).Первый не требует от нас альтруизма, второй многовато.

4.4 Сентиментализм и сочувствие

Некоторые философы сказали бы, что подходы к альтруизму обсуждались до сих пор не хватает важного — возможно, самого важный — ингредиент моральной мотивации. Эти подходы, один можно сказать, сделайте альтруизм делом головы, но это гораздо больше дело сердца. Евдемонист может сказать, что у нас должен быть определенное количество сочувствия, но оправдывает это эмоциональное ответ, указав корыстную причину такой мотивации.Консеквенциалист, похоже, не оставляет законного места в нашей моральной думая о дружеских чувствах и любви, которые у нас есть, в частности люди, поскольку эти настроения часто расходятся с проектом увеличения общего количества добра в мире. Слабые беспристрастный сторонник говорит, что в определенных ситуациях нас трогают хорошо для других, но это только потому, что есть моральное правило, установление разумного баланса между собой и другими, что требуется один для этого. Все три подхода — поэтому возражение идет — слишком холодны и расчетливы.Они призывают нас лечить другие в соответствии с формулой, правилом или общей политикой. Что такое самое важное в человеческих отношениях не может быть захвачено подход, который начинается с общего правила обращения с другими, и оправдывает определенный способ обращения с каждым конкретным человеком просто применяя это общее правило.

Было бы упущено суть этой критики, если бы кто-нибудь сказал в ответ: что эмоциональная реакция на добро других — это эффективные средства заставить себя оказать им необходимую помощь.(Например, консеквенциалист может сказать, что эта доктрина действительно призываем нас действовать на основе дружеских чувств и любви к отдельных лиц, потому что в долгосрочной перспективе отношения укрепленные такими настроениями, вероятно, приведут к большему баланс хорошего и плохого, чем в более холодных отношениях.) защитник критики, выдвинутой в предыдущем абзаце, ответьте, что эмоциональная реакция человека на добро или зло других могут быть оценены как соответствующие независимо от эффективности эмоции как мотиваторы действий.Когда мы чувствуем сострадание для страдания конкретного человека эта реакция уже оправдано; страдания другого должны вызывать такую ​​реакцию просто потому, что это уместная реакция. Рассмотрим как аналогия, правильная реакция на смерть любимого человека; это звонки к горе и должен сделать это, даже если горе не может отменить потеря. Таким же образом можно сказать, что альтруистический чувства — это адекватная реакция на добро и зло других, совершенно независимо от того, приводят ли эти чувства к результатам.Это не подразумевают, что не имеет значения, делает ли один что-нибудь для на благо других. Надо облегчить их страдания и искать их благополучие; это потому, что это правильный поведенческий выражение своих чувств к ним. Если перед лицом страдания других, ничего не чувствуешь и не предлагает помощи, основной недостаток в чьей-либо реакции — это эмоциональная безразличие, а вторичный недостаток — бездействие, которое течет от этого эмоционального дефекта.

Согласно этому «сентименталистскому» подходу к альтруизму, вопрос: «почему один должен действовать ради других, а не только ради самого себя? » не следует отвечать апеллируя к некоторому понятию беспристрастности или некоторой концепции благополучие.Это было бы не лучше, чем пытаться оправдать горе способ беспристрастности или благополучия. Сентименталист просто спрашивает нас признать, что ситуация того или иного человека (или животное) справедливо вызывает определенный эмоциональный отклик, и помощь мы даем правильное выражение этого чувства.

5. Кант о сочувствии и долге

Чтобы оценить роль, которую сочувствие должно играть в наших отношениях с других людей, будет полезно рассмотреть Кантовский обсуждение этого вопроса в Основах Метафизика морали (1785).Он отмечает, что

многие души настроены так сострадательно, что без дальнейших мотив тщеславия или корысти, они находят внутреннее удовольствие в распространяя вокруг них радость. (4: 398)

Он ни в коем случае не презирает их — напротив, он говорит что они «заслуживают похвалы и ободрения» (4: 398). Но не самая высокая похвала или сильнейшее поощрение.

По его словам, они не заслуживают нашего «уважения», потому что их мотивация «не имеет подлинной моральной ценности».Это потому, что «максиме» того, что они делают, «не хватает моральное достоинство таких действий, совершенных не из желания, а из долг »(4: 398). Кант имеет в виду, что эти люди не следуют правят, когда они помогают другим — правило, рационально приемлемое для всех, согласно которому все, кто находится в таких-то обстоятельствах нужно помочь, потому что это морально правильно. (Термин «Такие-то обстоятельства» заменяет фраза, описывающая в общих чертах, каковы эти обстоятельства.) Эти сострадательные люди вместо этого действуют на эмоциональной основе: они огорчены несчастьями других, и они знают, что если они предложат с их помощью они доставят себе удовольствие. Это хороший повод, Кант думает, но это не должно быть единственной или основной причиной для помощи другим.

Кант развивает свое утверждение, представляя трансформацию в одном из эти сочувствующие и сострадательные люди: предположим, что кто-то несчастья принесли ему печали, которые заглушили его чувство другие.Он сохраняет свою власть «помогать другим в бедствия », но теперь« их невзгоды больше не волнуют [с] ему». Он не чувствует «склонности» помогать им, но тем не менее делает это просто потому, что считает своим моральным долгом Сделай так. Кант говорит, что когда это происходит, характер этого человека и его действия имеют « моральную ценность », в то время как у них не было раньше. Его мотив теперь «несравненно самый высокий »- он не только лучше, чем раньше, но и потому, что теперь это моральный мотив, он имеет ценность, которая имеет приоритет над всеми другими видами (4: 398).

Что мы должны делать с этим? Для начала следует признать, что если кто-то помогает другому человеку, потому что он знает об этом человек страдает и огорчается этим, он может не действовать по самым замечательным мотивам. Например, если вы слышите кого-то плачет, и это побуждает вас помочь ему, вы можете быть мотивированы исключительно ваше желание хорошо выспаться, которого вы не могли иметь если бы он продолжал плакать. Облегчить его боль было не твоим конечный конец — это был просто способ успокоить его, чтобы вы мог насладиться покоем.Можно сказать, что вы «хорошо вещь », но вы не заслуживаете ни похвалы, ни восхищения делать это. Но это далеко не оправдывает утверждение Канта. Это не совсем проявление сострадания, потому что это было не о страданиях другого человека, о которых вы заботились, а только о его плачет, и только потому, что это тебя огорчило.

Прежде чем мы подойдем ближе к тому типу случаев, которые обсуждает Кант, необходимо будет полезно провести мысленный эксперимент благодаря Роберту Нозику (1974: 42–5).Он представляет себе «машину опыта» в которой нейробиолог манипулирует вашим мозгом, чтобы вы могли опыт по вашему выбору. Эти переживания были бы иллюзорными, но они могут быть настолько реалистичными, насыщенными и сложными, насколько вы захотите. Ты можешь, например, войдите в машину, чтобы точно испытать как восхождение на Mt. Эверест; вы бы лежали на столе с ваш мозг прикреплен к машине, но это было бы точно так, как если бы вы столкнулись с большой опасностью, ветром, холодом, снегом и так далее.Нозик заявил, что мы не захотим подключаться к машине, и справедливо так, потому что есть много ценностей за пределами эмпирического компонента нашей жизни.

Имея в виду это устройство, вернемся к Канту. сострадательные души, которые «без всяких побуждений к тщеславию или своекорыстие,… находите внутреннее удовольствие в распространении радости вокруг их». Мы можем предложить им возможность подключиться к переживать машину, и тогда им казалось бы, что они «Распространяя вокруг себя радость».На самом деле они не были бы помогать кому-либо, но им казалось, что они были, и это наполнило бы их радостью. Ясно, что было бы мало или нечем восхищаться в тех, кто войдет в машину на таких условиях. Но как насчет милосердного человека, который отказывается от этого предложения, и предпочитает находить радость в реальной помощи людям, а не только в кажется, чтобы им помочь? Чтобы быть более точным, мы могли бы предложить кому-то следующий выбор: (а) Вы испытаете большую радость в машине, воображая, что вы помогаете другим; (б) вы испытаете меньше радость за пределами машины, но это будет радость от того, что действительно поможет другие.По-настоящему сострадательный человек выбрал бы (б). Он был бы отказавшись от определенного количества удовольствия, чтобы быть полезным другие. И в этом, безусловно, есть что-то восхитительное.

Однако, по мнению Канта, есть еще кое-что очень ценное. что отсутствует в мотивации этого искренне сострадательного человек, хотя и готов принести какую-то жертву в собственном благополучие ради других. Причина его помощи не в том, что было бы морально неправильно не сделать этого — неправильно, потому что он нарушит моральное правило, которое возлагает на него обязанность помогать их.Что побуждает его помогать другим, так это то, что он склонен сделать так. Если ему не нравилось помогать, он не стал бы этого делать.

Мы должны согласиться с Кантом в том, что есть ситуации, в которых он быть морально неправильным, если один человек откажется помочь другому, будь то этот человек сочувствует другим или нет. Например, предположим ребенка нужно отвезти в больницу, и бывает, что вы можете сделать это за небольшую плату или за неудобства для себя.Хотя этот ребенок для вас незнакомец, вы тот, кто находит детей очаровательны и любит быть с ними. И поэтому вы охотно сопровождаетесь ребенка в больницу. Твоя любовь к детям достойна восхищения, но ты все равно подвергались бы критике, если бы это было вашей единственной мотивацией за помощь этому ребенку. По предположению, в ситуации мы воображая, было бы неправильно отказываться — и все же ошибочность отказ, согласно гипотезе, не является одним из ваших мотивов.

Но точка зрения Канта имеет ограниченное применение, поскольку существует множество другие ситуации, в которых помощь другим ради них достойный восхищения, но не моральный долг.Предположим, например, что писатель время вдали от работы каждый день, чтобы читать слепым людям в ее сообщество. У нее нет морального обязательства помогать тем, кто люди; она им помогает, потому что любит книги и хочет распространять радость, которую она доставляет другим в литературе. Возможно, в какой-то момент в будущем ее интересы изменятся — она ​​может больше не писать романы, и она может не получить удовольствия от чтения другим. Она могла бы тогда больше не добровольно читать вслепую. Кант должен сказать, что помощь этого писателя не заслуживает нашего «уважения» и «не имеет подлинной моральной ценности», потому что она действует из склонность, а не долг.Но утаивать эти слова похвалы. Автор не читает другим просто как средство для продвижения своей карьеры или собственного благополучия. Хотя ей нравится читая другим, она может подумать, что для нее было бы лучше тратит больше времени на работу над собственными писательскими проектами. Она делает некоторые жертвы, потому что она считает, что жизни других людей улучшится, если она сможет привить им радость, которую получает от этих книги. Несомненно, ее мотивы имеют «моральную ценность» в обычном понимании. смысл этого термина: ее цель действовать — помогать другим.

Вспомните мысленный эксперимент Канта, в котором человек, полный сочувствие и сострадание терпят тяжелые несчастья, которые уничтожают все его чувства к другим. Он по-прежнему может приносить пользу другим, и он все еще имеет сильное чувство долга. Кант, кажется, подразумевает, что если такой человек продолжает «помогать другим в бедствие », потому что он видит свою обязанность сделать это, тогда в нем вообще нет морального изъяна. Его мотивация на напротив, является образцовым, поскольку имеет «моральную ценность» (в отличие от мотивации человека, движимого склонностью и сочувствие).Несомненно, Кант прав в том, что мы не должны опускать наше мнение о нем только потому, что он испытал тяжелые несчастья — если предположить, что он не навлек их на себя. Он говорит, что невзгоды других «больше не мешают» этому бедная душа, и, вероятно, он добавил бы, что это эмоциональное состояние И этот несчастный человек не виноват. Но даже если есть ничего порицательного в эмоциональном безразличие к благу других, верно и то, что его отношения с другими были повреждены .Он не может ответить другим, как он должен. Отсутствие какой-либо склонности доставлять радость другие, когда он берется за проекты, которые выполняют его обязанность по продвижению их счастье или уменьшит их несчастье, он сделает это в безрадостным, послушным поведением, запятнав тем самым отношения, которые он должен иметь с ними. Если, например, он добровольно предложит почитать слепым, он не сможет передать им любовь к литература — ибо сам «внутреннего удовольствия» не испытывает когда он читает, и у него нет желания помогать другим из-за своего страдания.Когда он получает новости о своих взрослых детях несчастья, он не ответит сочувствием или сострадание — такие новости просто оставят его равнодушным (хотя он будет выполнять свои родительские обязанности, если его помощь морально обязательный). Тогда было бы уместно сказать, что этот человек обнаруживает существенные моральные дефекты. Ему не хватает мотивации действовать по отношению к другим, как он должен, и относиться к другим так, как он должен.

6. Новый взгляд на сентиментализм

Теперь мы можем лучше разобраться в пакете идей. обозначенный как «сентиментализм» в предыдущих разделах, и признать, что некоторые из них гораздо более правдоподобны, чем другие.

Во-первых, мы должны принять сентименталистский тезис о том, что чувства могут быть оценены как подходящие или неподходящие по иным причинам, кроме их причинное влияние на действия. Мы должны, например, заботиться о том, что происходит с нашими детьми, даже если мы ничего не можем сделать Помоги им; эта эмоциональная реакция уместна, потому что это часть о том, что значит быть хорошим родителем. Этот момент позволяет нам признать что в определенных ситуациях нужно попытаться подавить эмоциональный ответ, который обычно был бы уместным.Если у кого-то есть обязанность служить многим страдающим людям, один может быть более эффективным в оказании им помощи, если человек удерживает себя от ощущения эмоций, которые примерка. Например, медсестра, работающая в зоне боевых действий, может сэкономить больше. живет, если она пока тренируется, чтобы не испытывать никаких эмоций, когда она слышит стоны и крики раненых. У нее есть причина чувствовать сострадание, но оно подавляется более сильными причинами действовать эффективно облегчить их бремя.

Следует принять тесно связанный сентименталистский тезис: помогать нуждающимся, но делать это явно холодно, без эмоций, или враждебная манера поведения во многих ситуациях является ошибочной реакцией.

Вторая идея связана с сентиментализмом в Раздел 4.4 было это:

самое важное в человеческих отношениях не может быть уловлено подход, который начинается с общего правила обращения с другими, и оправдывает определенный способ обращения с каждым конкретным человеком просто применяя это общее правило.

Суть истины в этом утверждении заключается в том, что некоторые из самых ценные компоненты нашей жизни недоступны, если следовать правило.Мы не влюбляемся в людей, применяя общий принцип, стандарт или критерий, в кого мы должны влюбиться с участием. Мы не увлекаемся математикой, историей или теннис, рассматривая эти занятия как конкретные примеры чего-то более общие, о которых мы заботимся. Некоторые из наиболее ценных компонентов нашей жизни доступны нам только в том случае, если они возникают спонтанно из чувства, которые откликаются на милые черты мира или люди в нем.

Но это оставляет много места для проекта лечения люди в соответствии с правилами, которые мы принимаем, потому что они выживают наше рациональное исследование.Например, было бы абсурдно предполагать, что мы должны воздерживаться от пыток, если (но только если) у нас есть необразованная и отрицательная эмоциональная реакция на его пытки. С участием Что касается пыток, нам нужно ответить на общий вопрос: есть обстоятельства, при которых это было бы оправдано? (И чтобы ответить этот вопрос, мы должны сначала спросить: что такое пытки?) Единственный способ ответить на эти вопросы — это тот, в котором мы рассуждаем о своем пути к общая политика — правило, каким бы простым или сложным оно ни было, которое регулирует применение пыток.И обязательно такое правило должно быть беспристрастность — это должно быть единое правило, применимое ко всем, а не адаптированы для обслуживания интересов некоторых наций или фракций, которым мы принадлежим.

То же самое относится и к вопросам о повседневных правилах, регулирующих такие действия, как выполнение обещаний, ложь, воровство и другие виды подозреваемых поведение. И здесь мы справедливо ожидаем, что у друг друга будет общее политика, которая считает такие действия неправильными в нормальном обстоятельства. То, что обещание было дано свободно, обычно решающая причина для его сохранения; тот, кто сдерживает обещание, только если он положительно относится к тому, чтобы поступить так, это не будет относиться к другим как к они справедливо ожидают лечения.(Противоположные взгляды см. В Dancy 2004; Ридж и Маккивер, 2006 г.)

Третий вопрос о связи между нашими чувствами и альтруизм возникает, когда мы спрашиваем о надлежащей основе для благотворительных давая. Рассмотрим, например, человека, который жертвует деньги организация, занимающаяся борьбой с раком, и решила сделать это, потому что его мать умерла от рака. Его дар — это выражение его любви для нее; это, конечно, предназначено, чтобы делать добро другим, но те другие выбраны в качестве бенефициаров, потому что он берет сокращение эта болезнь должна быть подходящим выражением его чувств к ней.Утилитаризму нелегко принять эту форму альтруизма, поскольку он начинается с предпосылки, что благотворительность, как и все остальное, правы только в том случае, если они приносят максимум пользы — и это легко может быть случай, когда деньги, выделенные на исследования рака, принесут больше пользы, если пожертвован на другое гуманитарное дело. Но если не предполагать истину утилитаризма, отстоять несложно практика выбора одной благотворительной организации над другой на основе свои сентиментальные привязанности. Если дружба и другие любящие отношения занимают надлежащее место в нашей жизни, даже если они не максимизировать добро, тогда настроение — подходящая основа для альтруизм.(Противоположную точку зрения см. Singer 2015.)

Это не означает, что всегда правильно следовать своим чувствам. когда мы решаем, помочь ли этому человеку или организации, а не что. Предположим, вы принадлежите к группе, которая занимается сокращением числа людей, погибших в результате несчастных случаев с утоплением, и вы на пути к существенное собрание этой организации. Если вы пропустите встречу, позвольте предположим, группе придется приостановить свою деятельность на многие месяцев — в результате чего количество утоплений останется высокая.По пути вы проезжаете ребенка, которому угрожает опасность утонуть, и плачет о вашей помощи. Вы должны выбрать: либо вы можете сохранить это ребенка, или вы можете присутствовать на встрече и тем самым спасти гораздо больше от утопление. Когда вы слышите крики ребенка о помощи, вы не можете помочь эмоционально реагировать; было бы холодно и расчетливо пройти мимо него мимо, даже если при этом вы сэкономите намного больше. Что тебе следует делать?

Тот факт, что ваши эмоции полностью пробуждает ребенок крики не имеют такого же отношения к этому вопросу, как любовь чувствовал себя сыном за свою умершую мать в предыдущем примере.В тонущий ребенок, чьи крики наполняют вас чувством сострадания, — это незнакомец для вас. Так что ваши альтернативы в этом случае — помочь ли один незнакомец (тот, кто теребит ваши сердца) или много (кого вы не видите и не слышите в данный момент). Не было бы неправдоподобно полагать, что настроения играют соответствующую роль в альтруизм, когда он является выражением долгосрочной и значимой связи, но не тогда, когда это кратковременная реакция на крики чужой человек.

7. Заключение

Мы не нашли причин сомневаться в том, что мы оба можем и должны быть в некоторой степени альтруистичен.До какой степени? Утилитаристы и у консеквенциалистов есть точный ответ на этот вопрос: нужно уделять равное внимание благу каждого человека (или каждого разумного существо), считая себя лишь небольшой частью этого универсального хорошо. Если это больше альтруизма, чем от нас может потребоваться, тем лучше альтернатива — не впадать в другую крайность (эгоизм). Скорее, степень альтруизма, приемлемого для человека, варьируется в зависимости от жизненная ситуация этого человека.

Альтруизм не обязательно вызывает восхищение.Этим можно восхищаться только в обстоятельства, при которых уместно действовать в интересах другого ради — и только тогда, когда то, что один стремится сделать для другого, действительно дает принести пользу этому человеку. Если кто-то ищет то, что нужно для блага другие ради них, но ошибается в том, что действительно хорошо для их действия ошибочны. Альтруизм вызывает восхищение только в сочетании с правильным пониманием благополучия.

Что не так с теми, кто не заботится о других ради них? Может случиться так, что такие люди сами находятся в худшем положении. из-за отсутствия у них альтруистической мотивации.Вот что такое эвдемонист должен сказать, и мы не возражали против этого аспекта эвдемонизма. Это также может быть, что среди те, кто никогда не бывает альтруистичным или недостаточно альтруистичным. Но это не следует думать, что должно быть что-то еще, что идет наперекосяк в тех, кто не альтруистичен или недостаточно альтруистичен, за пределами тот факт, что когда им следовало заботиться о каком-то человеке, другой чем они сами, они не смогли этого сделать.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *