Что такое этические принципы: Этические принципы

Содержание

Морально-этические принципы как предмет педагогической рефлексии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

FORMATION OF NORMS FOR THE FUTURE TRANSLATORS PROFESSIONAL BEHAVIOR AT THE PROFESSIONAL RESEARCH LESSON IN THE HIGHER EDUCATION SYSTEM

© 2016

A.N. Ryblova, doctor of pedagogical sciences, professor, professor of Linguistics and Intercultural Communication Department

Russian New University, Moscow (Russia)

Abstract. The article touches upon an urgent problem to improve the quality of the personnel practical training, for which the author offers solutions to shape norms for future translators professional behavior at the professional research lesson in the higher education system. On the basis of theoretical and methodological analysis of the works of domestic and foreign scientists the author considers it necessary to modernize the technology of organizational process on the basis of needs of employers and individual needs of students. At the same time the main activity of students at the professional research lesson should be autonomous cognitive activity focused on their future profession, the realization of which the article offers a detailed description of different types of students’ group activities aimed at processing foreign language professionally significant information in professionally given situations under the supervision of a teacher at the professional research lesson. The author, based on many years of experience teaching activities in the university confirms that this type of lesson promotes the acquisition by students of professional experience, the formation of organizational and production skills and provides personal development training, which ultimately contributes to the intensive and high-quality practical training of translators in the system of higher education.

Keywords: norms of professional behavior; future translators; professional research lesson; higher education system; practical training; professionals of international level; autonomous cognitive activity; focus on the future profession; technology modernization of organizational process; types of group activity; foreign language professionally significant information; professionally given situations; under the teacher supervision; experience acquisition; needs of employers; individual needs of students; formation of organizational and production skills.

УДК 37.015.3:17.023.6

МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ КАК ПРЕДМЕТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РЕФЛЕКСИИ

© 2016

А.И. Салов, кандидат педагогических наук, доцент, ректор

Академия социального управления, Москва (Россия)

Аннотация. В статье обосновывается, что морально-этические принципы ориентируют учителя на совместный с учащимися поиск смысла жизни, который проясняет им отношения с миром, жизненный мир педагога и учащихся, существует в их сознании в виде образа мира и регулирует их совместную деятельность в соответствии с логикой жизненной необходимости — Мир на Земле. Объясняется, что подлинная мораль считает человека и его жизнь высшими моральными ценностями, в которых формулируются морально-этические принципы, предписывающие выработку стратегии нравственной жизни; обосновывается, что от правильного понимания ценностей зависит нравственность человека, его поступки, взгляды, оценки, цели и мотивы деятельности и взаимодействия с миром и с людьми; делаются пояснения относительно категорий «добродетель», «благо», в терминах которых формулируются морально-этические принципы; приводятся значения категорий «добродетель» и «благо»; объясняется, почему добродетели научить нельзя, что добродетели не являются врожденным, а потому они воспитываются; показывается, что моральное, этическое знание необходимо человеку для того, чтобы стать добродетельным; указывается на важность различения жизни как таковой и жизни хорошей; обосновывается, что морально-этические принципы задают учителю исходную аксиому (во имя чего?) — во имя достижения цели — Мир на Земле, стратегию движения по избранному пути (каков путь?) — созидание добра для себя и для учащихся.

Ключевые слова: учитель; ученик; морально-этический принцип; добродетель; благо; идеал; ценность; добро; значение; мораль; нравственность; педагогическая рефлексия; поступок; взгляд; оценка; логика жизни; аксиома; стратегия; движение; осознание; нравственная жизнь.

Морально-этические принципы ориентируют учителя на совместный с учащимися поиск смысла жизни, который проясняет им отношения с миром, жизненный мир педагога и учащихся; существует в их сознании в виде образа мира, в форме смысловых структур; обеспечивает регуляцию их совместной деятельности в соответствии с логикой жизненной необходимости — Мир на Земле. Таким смыслом жизни и для учителя, и для учащихся, и для всех людей

доброй воли в современной социально-нравственной ситуации являются добро и добродетель.

Морально-этические принципы, в терминологии Ю.А. Шрейдера, принципы этики являются «универсальными характеристиками ситуации морального выбора» [1, с. 26] и формулируются «в понятиях морального блага (как блага абсолютного) и моральной ценности» [1, с. 254].

«У морали, — пишет Г.К. Гумницкий, — нет полного согласия с жизнью, и это доказывается тем, что жизнь имеет своей целью полноту развития, совершенствование и счастье, а мораль непосредственной целью имеет добродетель, добро» [Цит. по: 2, с. 38]. Подлинная мораль считает человека и его жизнь, человечество высшими моральными ценностями, в которых формулируются морально-этические принципы, предписывающие выработку стратегии нравственной жизни. Высшими моральными ценностями являются и нравственные феномены добра, добродетели, чести, достоинства и др., обозначаемые определенными категориями, от правильного понимания которых, как подчеркивает Т.В. Мишаткина, «во многом зависит наша нравственность, наши поступки, взгляды, оценки» [3, с. 137].

Мы не осуществляем науковедческий анализ категорий «добродетель» и «добро», поскольку это является приоритетом этической науки. Однако полагаем необходимым заметить, что, если принять за аксиому, что истоки этики берут свое начало в Древней Греции, то категория «добродетель» является отправной для многих этических воззрений философов этой эпохи. В этой связи становится понятным, почему Г.К. Гумницкий указывает, что целью морали является добродетель и добро, а не добро и добродетель. Хотя, как мы полагаем, если сказать, что целью морали является добро и добродетель, то мы не погрешим истиной. Это объясняется тем, что творение, созидание добра причиняет становление добродетелей как нравственных качеств. Без добра нет и не может быть добродетели, которая есть «фундаментальное моральное понятие характеризующее готовность и способность личности сознательно и твердо следовать добру» [4, с. 116].

При этом если категория «добро» от эпохи к эпохе имеет тенденцию наполняться новым содержанием и в принципе обладает общим смыслом для различных этических систем, то категория «добродетель» имеет несколько значений. Сказав, что добро в принципе обладает общим смыслом для различных этических систем, заметим, что, во-первых, добро в истории этической науки трактовалось как «удовольствие (гедонизм), польза (утилитаризм), счастье (эвдемонизм) и т.д., иными словами, как то, что соответствует непосредственным (житейским) потребностям, интересам и ожиданиям человека как индивида и члена общества» [5, с. 113]; во-вторых, добро как высшая ценность обладает моральным, нормативно-ценностным содержанием, которое, естественно, в зависимости от социальных или иных изменений в ту или иную эпоху, менялось; в-третьих, добро выступает в качестве идеала нравственного поступка, деяния, совершенства человека. Все перечисленное выше не есть значения добра, а является различными его трактовками. Так, любая категория, в том числе и категория «добро», обладает значением ценности, идеала, словом, положительным смыслом, который и является общим для всех трактовок добра. То, что добро обладает значением ценности, идеала, не означает, что добро употребляется в различном значении.

Обладать значением и употребляться в различном значении не одно и то же. Употребление одного и того же понятия в различном значении означает, что оно имеет различные смыслы. В педагогике, например, категории «воспитание», «образование» и другие

категории употребляются в различном значении. Более того, различные педагогические теории и концепции, в центре внимания которых находится общая для них проблема образования, воспитания, обучения, по-разному выстраивают свой понятийный аппарат. Так, например, в концепциях содержания образования, разрабатываемых И.Я. Лернером, М.Н. Скаткиным, В.В. Краевским и В.С. Ледневым во второй половине ХХ века, содержание образования конструируется на различных теоретико-методологических основаниях, на которых и выстраивается их понятийный аппарат. В концепции И.Я. Лернера, М.Н. Скаткина, В.В. Кра-евского в основу конструирования содержания образования положена идея о культуре как социальном опыте, выделение элементов которого становится основой для выделения структурных элементов содержания образования [6, с. 38; 7, с. 10], а само содержание образования строится на основе культурологического подхода. В основу концепции содержания образования В.С. Леднева положена идея о структуре личности и об инвариантных сторонах деятельности, о базисных компонентах личности и соответствующих им видам деятельности [8, с. 25-40, с. 73-80].

Категория «добродетель», как показывает анализ научной литературы, имеет ряд значений, а значит и смыслов. Так, Аристотель употреблял термин «добродетель» для обозначения качества [9, с. 63], а нравственная добродетель, согласно философу, — «это способность поступать наилучшим образом» [9, с. 82]. Категория «добродетель» употребляется и в других значениях. Парацельс, например, «употреблял понятие «добродетель» как синоним индивидуальных характеристик вещи, а именно ее особенности. Камень или цветок обладают каждый своей добродетелью, своей комбинацией присущих им качеств. Аналогичным образом и добродетель человека — это определенное множество качеств, характеризующих человека как вид, добродетель же каждого отдельного человека — это его уникальная индивидуальность» [Цит. по: 10, с. 28].

Э. Фромм, выявляя различия между авторитарной и гуманистической этикой, приходит к заключению, что в авторитарной этике понятие «добродетель» «означает самоотречение и послушание, подавление индивидуальности, а не ее полную реализацию» [10, с. 28]. Содержательный критерий гуманистической этики, как подчеркивает Э. Фромм, основан на принципе, что «»добро» есть то, что является благом для человека, а «зло» — то, что вредит ему. Единственный критерий этической ценности — это благополучие, благоденствие человека» [10, с. 28].

Понятие «добродетель» в значении качества употребляет и А. Макинтайр: «Добродетель есть приобретенное человеческое качество» [11, с. 260].

Еще в одном значении понятие «добродетель» употребляет В.С. Соловьев: «Добродетельный человек есть человек, каким он должен быть. Другими словами, добродетель есть нормальное или должное отношение человека ко всему (ибо нельзя мыслить качеств и свойств безотносительных)» [12, с. 125]. Такое понимание В.С. Соловьевым добродетели означает, что в добродетели заключено фиксируемое ею содержание нравственного качества, понимание человеком мира и своего места в мире, своей позиции по отношению к миру и к людям. В деятельности, во взаимодействии с миром и с людьми проявляется

добродетель или нравственное качество, в котором выражается и соответствующее ее содержанию отношение к миру и к людям.

Понимание В. С. Соловьевым добродетели как отношения ко всему, в том числе и к нравственным или безнравственным поступкам, к беззаконию, к двойным стандартам и т.д., дает нам основание утверждать, что добродетель есть ценность. Как ценность, она имеет значение для всех или большинства стремящихся к миру и к согласию людей и связывает человека с другими людьми. Данное утверждение основывается на том, что ценность, согласно М.С. Кагану, «предстает именно как отношение <…> поскольку она связывает объект не с другим объектом, а с субъектом, то есть носителем социальных и культурных качеств, которые и определяют сверхиндивидуальное содержание его духовной деятельности; деятельность человека и является реальным отношением» [13, с. 67]. В отношениях, образующих содержание деятельности учителя, как развиваются, так и проявляются добродетели или нравственные качества. Известно, что любая категория, в том числе и категория «добродетель», фиксирует отношение, а не свойства и качества, которые проявляются в отношениях. Категория «добродетель» фиксирует должное отношение, то есть такое, которое ждет своего осуществления.

Представление о содержании конкретных добродетелей как нравственных качеств человека также меняется от эпохи к эпохе.

В рамках античного морального канона, как подчеркивает А.А. Гусейнов, добродетель сопрягалась с мудростью и мудрецами, и для того чтобы быть добродетельным, надо знать, какие указания разума являются правильными [14, с. 325].

Так, тезис Сократа о том, что «добродетель есть знание» базируется на сопряжении разума и добродетели. Этот тезис, как подчеркивает А. А. Гусейнов, определяет нравственность как пространство ответственного поведения индивида, и если человек совершает зло и ясно понимает это, то он знает, чем зло отличается от добра [14, с. 325]. Добродетель у Сократа есть форма познания, назначением которой является совершенствование разума и души.

В учении Сократа о добродетели для педагогической науки значение представляют следующие идеи философа. Во-первых, это идея о том, что добродетели научить нельзя. В диалоге «О добродетели», Сократ в разговоре с другом о Перикле и о воспитании им своих сыновей Парала и Ксантиппа, заявляет, что «если бы добродетель была изучима и он (Перикл. -А.С.) мог бы их сделать доблестными, гораздо раньше обучил бы их своей добродетели, чем музыке и состязаниям. Но оказалось, что добродетели, по-видимому, нельзя научить» [15, с. 356]. Добродетели воспитываются, они не являются врожденным. «Ни одна из нравственных добродетелей, — пишет Аристотель, -не врожденна нам по природе, ибо все природное не может приучаться к чему бы то ни было» [9, с. 76]. Аналогичную точку зрения мы находим у Д. Локка, приведшего доказательства тому, что врожденных нравственных принципов нет, ибо они нуждаются в доказательстве [16, с. 114-134].

Если научить добродетели нельзя, то это не означает, что учителю, учащемуся не нужны знания о них как о нравственных качествах. Естественно, наличие знаний у учащихся не означает, что они всегда и вез-

де совершают нравственные поступки. Власть разума не безгранична. Во власть разума верил Сократ. Он «пытался подчинить все, относящееся к человеческой жизни и ее ценностям, власти разума. И поскольку, для Сократа сама природа человека — это его душа, т.е. разум, а добродетели суть то, что совершенствует природу человека, то очевидно, что добродетели становятся формой познания» [17, с. 67].

Вместе с тем знания, как известно, обосновывают моральный выбор ценностей и поступков, имеют немаловажное значение в детерминации поведения, знания «составляют материала для выработки <…> уже сугубо личностных элементов» [18, с. 119].

Нельзя не привести в этой связи мысли Аристотеля и Гегеля об образовании. «На вопрос, какая разница между человеком образованным и необразованным, он (Аристотель. — А.С.) ответил: «Как между живыми мертвым»» [Цит. по: 19, с. 193]. Гегель пишет: «Чем образованнее человек, тем меньше выступает в его поведении нечто только ему свойственное и именно поэтому случайное» [20, с. 74]. Мы видим, что Гегель связывает образование с поведением человека, причем таким, в котором случайное уменьшается по мере обогащения сознания знанием в процессе воспитания как преобразования души. С момента поступления в школу «начинается жизнь согласно общему порядку, по одному, для всех одинаковому правилу; здесь дух должен быть приведен к отказу от своих причуд, к знанию и хотению общего, к усвоению существующего всеобщего образования. Только это преобразование души и называется воспитанием» [20, с. 74].

Подтверждение тому, что знания необходимы человеку для того, чтобы стать добродетельным, нравственным, мы находим у А. Макинтайра, который полагает, что воспитание добродетелей или нравственных качеств сопряжено с поиском ответа на вопрос: «Можно ли рационально обосновать восприятие каждой человеческой жизни в виде некоторого единства, которое позволило бы каждой человеческой жизни обладать собственным благом? <…> Такое восприятие пролило бы новый свет на функцию добродетелей: они позволят индивиду предпочесть одно единство жизни другому» [11, с. 275].

Людей при достижении различных целей, в том числе и целей устранения угроз человечеству, человеку, объединяют добродетели как нравственные качества. В таком объединении людьми движут справедливость и милосердие, долг и ответственность и т.д., являющиеся не только категориями этики и понятиями морали, ценностями, но и нравственными качествами или добродетелями. Человек воспринимает другого человека с позиции проявляемых им в отношении к нему в поступках и действиях нравственных качеств, которые становятся объединяющей их силой.

Для педагогической науки в учении Сократа о добродетели значение представляет его идея о жизни хорошей. В диалоге «Критон» Сократ говорит: «Надобно дорожить не тем, что мы живем, а тем, что хорошо живем» [21, с. 79].

Разграничение между жизнью как таковой и жизнью хорошей, как подчеркивает А.А. Гусейнов, является исходной основой морального мировоззрения Сократа, и все усилия Сократа были посвящены поиску ответа на вопрос, какие убеждения являются

наилучшими, какая жизнь — самой достойной. Развивая идеи Сократа о жизни хорошей или достойной жизни, А.А. Гусейнов подчеркивает, что «совершенный, добродетельный человек достоинство жизни ставит выше самой жизни» [22, с. 99]. Из этого следует, что самой достойной жизнью или жизнью хорошей является жизнь, в основании которой находится человеческое достоинство, жизнь, признающая достоинство другого.

Мы не можем со всей очевидностью утверждать, что идея Сократа о жизни как таковой и о жизни хорошей стала основой для Э. Фромма, разрабатывающего положения гуманистической этики, одним из ведущих среди которых является положение о тяге человека к жизни. «Человек не может не хотеть жить, независимо от того, что он думает по этому вопросу. Выбор между жизнью и смертью скорее кажущийся, чем реальный; реальный же выбор — это выбор между хорошей и плохой жизнью» [10, с. 32].

Мы написали, что «не можем со всей очевидностью утверждать», потому, что Э. Фромм не ссылается на Сократа и его мысли о жизни как таковой и жизни хорошей.

Морально-этическими принципами, в силу высокой степени их обобщенности, возможно руководствоваться везде и всегда. Они «передают культурные значения в самой абстрактной форме, указывая на сущность деятельности и задавая ее фундаментальные, ее последние основания» [23, с. 216], порождают «способность личности пользоваться своей свободой, то есть осознавать свою ответственность за другого, за его жизнь, его бытие» [23, с. 222].

Выше было отмечено, что принципы этики (мы будем говорить: «морально-этические принципы») формулируются «в понятиях морального блага (как блага абсолютного) и моральной ценности» [1, с. 26].

Понимание того, что морально-этические принципы формулируются в понятиях морального блага и моральной ценности влечет за собой необходимость раскрытия категорий «благо» и «ценность». Речь не идет о полноценном науковедческом анализе данных категорий, который осуществляется этической наукой.

Аристотель в своем учении о благе пишет, что «если у того, что мы делаем, существует некая цель, желанная нам сама по себе, причем остальные цели желанны ради нее и не все цели мы избираем ради иной цели <…> то ясно, что цель эта есть собственно благо, т.е. наивысшее благо» [9, с. 54-55]. Согласно Аристотелю, благом является не просто цель, но желанная цель, то есть такая цель, которую человек стремится достичь, а самая совершенная цель и есть искомое благо. Р.Г. Апресян уточняет: «То, что ценно для человека как такового вообще и отвечает его назначению, Аристотель назвал высшим благом» [24, с. 230]. То, что ценно для человека, есть ценность. Это означает, что категория «благо» употребляется в значении ценности как нечто значимого для него. В самом широком смысле, пишет Р.Г. Апресян, «ценностями называются обобщенные, устойчивые представления о чем-то предпочтительном, как о благе, т.е. о том, что отвечает каким-то потребностям, интересам, намерениям, целям, планам человека (или группы людей, общества)» [24, с. 228].

Точку зрения близкую точке зрения Р.Г. Апресяна о том, что благо есть ценность, мы находим у Н. Гартмана: «Всякая действующая мораль говорит о

благе как о чем-то известном. Фактически под благом она всегда подразумевает лишь некую определенную ценность, частную ценность, которую она считает единственной и высшей» [25, с. 369].

Итак, одним из значений блага является ценность. Следовательно, выбор учителем блага для себя и для учащихся, для взаимодействующих с ним людей, есть выбор нравственной ценности, иными словами, добра. В.С. Соловьев, рассуждая о единстве нравственных основ, поставил вопрос о соотношении добра и блага. Суть такого соотношения заключается в том, что понятия «добро» и «благо» взаимосвязаны, между ними нет никакого противоречия, что благо есть другая сторона добра: «Нравственная ценность добро по самому существу своему есть способ действительного достижения блага <. > т.е. такового, которое может дать человеку устойчивое и окончательное удовлетворение. Благо (и блаженство) в этом смысле есть только другая сторона добра, или другая точка зрения на него, — между этими двумя понятиями такая же внутренняя связь и такая же невозможность противоречия, как между причиной и следствием, целью и средством и т.п.» [12, с. 166].

Другим значением блага, как показывает анализ научной литературы, является идеал: «В современной аксиологии и этике высшее благо называют идеалом» [24, с. 230].

При этом категория «идеал» употребляется учеными в значении ценности. Согласно Е.Л. Дубко и В.А. Титову, «идеал представляет собой обобщенное представление о максимально возможном уровне распространения и реализации моральных ценностей» [26, с. 8]. Ставя вопрос о происхождении идеалов, М.С. Каган отмечает, что «стоит нам увидеть в них модели «потребного будущего», и станет ясным, что идеал конкретно, в представлении, воплощает то, что обладает для субъекта ценностью» [13, с. 186].

Мы не приводим имеющиеся в науке определения вышеперечисленных категорий. Наша задача состоит не в перечислении определений категорий «блага», «добродетель», «идеал», «ценность», не в выявлении общего и различного во взглядах ученых относительно понимания ими содержания данных категорий, а в выявлении значений данных категорий. Это, во-первых. Во-вторых, мы привлекаем данные категории для того, чтобы стало понятным, почему морально-этические принципы будут формулироваться в понятии моральной ценности, значением которой, как было установлено выше, обладают благо, добро, добродетель, идеал.

Заметим, что различные определения категории «идеал» приведены в работах Л.В. Вершининой [27, с. 43-45], Ю.В. Лопуховой [28, с. 94-98] и других тематически близких к нашей работе педагогических исследованиях. При этом ученые приводят определения идеала при решении других, чем мы, задач. Так, Л.В. Вершинина осмысливает содержание данной категории в целях выявления структуры ценностного сознания учителя, Ю.В. Лопухова — в целях выявления признаков, которым отвечает толерантность как моральный идеал, являющийся определяющим для оценки глобализирующегося общества.

Различные определения категории «ценность» приведены в работах А.В. Бездухова [29, с. 99-101],

13.00.00 — педагогические науки Ю.В. Лопуховой [28, с. 72-73] и других ученых. А.В. Бездухов, например, обращается к проблеме ценностей с целью раскрытия сущности ценностного подхода к формированию гуманистической направленности будущего учителя, Ю.В. Лопухова — с целью выявления признаков, которым отвечает толерантность как ценность.

Морально-этические принципы задают учителю исходную аксиому (во имя чего?) — во имя достижения цели — Мир на Земле, стратегию движения по избранному пути (каков путь?) — созидание добра для себя и для учащихся, которые, став взрослыми, консолидируются вокруг ценностей и идеалов в целях решения глобальных проблем современности, предотвращения угроз национальной безопасности государства, общества и личности в лице терроризма, влекущего за собой человеческие жертвы, разрушающего личность человека, культурное наследие, порождающего ненависть и недоверие к этносам, социальным группам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Шрейдер Ю.А. Этика. М.: Текст, 1998. 271 с.

2. Кобляков В.П. Этическое сознание. Л.: ЛГУ, 1979. 222 с.

3. Мишаткина Т.В. Высшие моральные ценности и стратегия «правильной жизни» // Этика: учебное пособие / под ред. Т.В. Мишаткиной, Я.С. Яскевич. Минск: Новое знание, 2002. С. 129-264.

4. Гусейнов А.А. Добродетель // Этика: энциклопедический словарь / под ред. Р.Г. Апресяна, А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2001. С. 116-118.

5. Апресян Р.Г. Добро // Этика: энциклопедический словарь / под ред. Р.Г. Апресяна, А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2001. С. 113-115.

6. Лернер И. Я. Дидактические основы методов обучения. М.: Педагогика, 1981. 186 с.

7. Краевский В.В. Чему учить? // Вопросы образования. 2004. № 3. С. 5-23.

8. Леднев В. С. Содержание общего среднего образования: проблемы структуры. М.: Педагогика, 1980. 264 с.

9. Аристотель. Сочинения. В 4 т. Т. 4. М.: Мысль, 1983. 830 с.

10. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993. 416 с.

11. Макинтайр А. После добродетели: исследование теории морали. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000. 384 с.

12. Соловьев В.С. Оправдание добра: нравственная философия. М.: Республика, 1996. 479 с.

13. Каган М. С. Философская теория ценности. СПб.: Петрополис, 1997. 205 с.

14. История этических учений / под ред. А.А. Гусейнова. М.: Гардарики, 2003. 911 с.

15. Платон. О добродетели (Сократ и его друг) // Платон. Диалоги. М.: Мысль, 1986. С. 353-358.

16. Локк Д. Опыт о человеческом разумении // Сочинения. В 3 т. Т. 1. М.: Мысль, 1985. 621 с.

17. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. I. Античность. СПб.: Петрополис, 1994. 336 с.

18. Лапина Т.С. Проблема индивидуальной нравственности // Мораль и этическая теория. М.: Наука, 1974. С. 106-143.

19. Лаэртский Д. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.: Мысль, 1986. 571 с.

20. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. В 4 т. Т. 3. Философия духа. М.: Мысль, 1977. 471 с.

21. Платон. Критон // Золотые законы и нравственные правила Платона / авт.-сост. С.Ю. Нечаев. М.: Астрель, 2012. 160 с.

22. Гусейнов А.А. Античная этика. М.: Гардарики, 2003. 270 с.

23. Конев В.А. Социальная философия. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2006. 287 с.

24. Апресян Р.Г. Общие моральные понятия // Гусейнов Р.Г., Апресян А.А. Этика. М.: Гардарики, 1998. С. 225-308.

25. Гартман Н. Этика. СПб.: Владимир Даль, 2002. 707 с.

26. Дубко Е.Л., Титов В.А. Идеал, счастье, справедливость. М.: МГУ, 1989. 191 с.

27. Вершинина Л.В. Теоретические основы формирования ценностного сознания будущего учителя. М.: МПСИ, 2009. 258 с.

28. Лопухова Ю.В. Теоретические основы воспитания толерантности студентов вуза. М.: Московский психолого-социальный университет, 2012. 197 с.

29. Бездухов А.В. Педагогические условия формирования гуманистической направленности студента будущего учителя: дис. … канд. пед. наук. Самара, 2000. 218 с.

MORAL AND ETHICAL PRINCIPLES AS AN OBJECT OF PEDAGOGICAL REFLECTION

© 2016

A.I. Salov, candidate of pedagogical sciences, associate professor, rector

Academy of Public Administration, Moscow (Russia)

Abstract. The paper grounds that moral and ethical principles guide the teacher to seek the meaning of life together with the students which explains to them the relations with the world, provides insight into the teacher’s and students’ world, exists in their mind as a world image and regulates their mutual activity in accordance with the logics of life necessity, i.e. Peace on the Earth. The author explains that the true morality considers a person and his/her life the most important moral values, which formulate moral and ethical principles, prescribing development of moral life strategy. The paper proves that person’s morality, his/her doings, outlook, evaluation, goals and motifs of activity and relations with people and the world depend on correct understanding of values. The author explains the categories «virtue», «good», in terms of which moral and ethical principles are formulated. The paper gives the meaning of the categories «virtue» and «good» and explains why one cannot teach virtue, that virtues are not inherent that is why they are nurtured. The author shows moral and ethical knowledge is necessary for a person to become virtuous and points out the importance of differentiation between life as it is and good life. The paper grounds that moral and ethical prin-

Морально-этические принципы как предмет педагогической рефлексии_13.00.00 — педагогические науки

ciples provide a teacher with an initial axiom (what for?) — for achieving the goal — Peace on the Earth, the strategy of moving along the way chosen (what way?) — making good for him/herself and for the students.

Keywords: teacher; student; moral and ethical principle; virtue; good; ideal; value; goodness; meaning; morality; ethics; pedagogical reflection; action; opinion; evaluation; the logic of life; axiom; strategy; movement; awareness; moral life.

УДК 378:37.036.5

РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА КАК ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

© 2016

Е.Р. Стаценко, кандидат педагогических наук, доцент, декан факультета искусств и сервиса

Мурманский арктический государственный университет, Мурманск (Россия)

Аннотация. В статье проблема развития творческой активности студентов обосновывается как актуальная социально-педагогическая проблема. Аргументируется роль понятий «творчество» и «активность» как понятий, несущих равную смысловую нагрузку в понятии «творческая активность». Творчество рассматривается как продуктивная форма активности и самостоятельности человека, делается акцент на взаимосвязи творчества и новизны. Обосновывается, что деятельность человека и его активность предполагают друг друга, что активность человека, как проявление его жизненных сил, является как предпосылкой, так и результатом его развития. Утверждается, что на репродуктивно-подражательном уровне активности человек накапливает опыт деятельности, обращаясь к опыту другого человека; на поисково-исполнительском — принимает задачу и самостоятельно ищет пути ее выполнения; на творческом — сам ставит задачу и избирает новые, нешаблонные, оригинальные пути ее решения. Обосновывается, что творческая активность студента вуза представляет собой качество деятельности личности, проявляемое в отношении студента к содержанию и процессу деятельности, в его стремлении к успешному овладению знаниями и способами деятельности, в мобилизации нравственно-волевых усилий на достижение цели деятельности. Приводятся характеристики творческой активности студента вуза. Рассматриваются формы, методы и средства развития творческой активности студентов. Доказывается эффективность использования проектной студии как формы развития творческой активности студентов вуза. Приводятся примеры работы проектной студии на факультете искусств и сервиса. Обозначаются принципы развития творческой активности студентов, реализуемые в работе проектной студии.

Ключевые слова: студент; вуз; творчество; активность; творческая активность; развитие; уровни активности личности; форма; метод; средство; проектная студия; принципы развития творческой активности; принцип целеполагания; принцип доступности; принцип индивидуализации.

Среди реалий современного российского общества важное место занимают инновационные процессы во всех его сферах. Осуществление таких процессов требует не только специальной профессиональной подготовки человека к деятельности в той или иной области науки, техники, производства, но и формирования личности, готовой как эффективно осваивать, так и продуцировать новое знание, осуществлять творческий подход к своей жизни и деятельности. Тем самым сегодня особое значение приобретает проблема воспитания творческой личности, развития творческой активности человека, что предполагает вхождение человека в мир творчества, формирование у него способности к преобразованию действительности, к творческому поиску чего-то нового, не бывшего ранее.

Проблема формирования творческой активности -это далеко не новая научная проблема. Данное понятие уже приобрело статус междисциплинарной категории и разрабатывается как психологами, так и педагогами. Д.Б. Богоявленская [1], А.В. Брушлинский [2], Л.С. Выготский [3], Ю.Н. Кулюткин и Г.С. Сухо-бская [4], А.Н. Лук [5], А.М. Матюшкин [6], Я.А. Пономарев [7], С. Л. Рубинштейн [8], М.Г. Якобсон [9]; В .И. Андреев [10], И.П. Волков [11], В .И. Загвязин-ский [12], Г.И. Щукина [13] и другие известные ученые в разной мере уделяли внимание проблеме творчества в целом и творческой активности личности в

частности. Обращение к научной периодике последних лет показывает, что данная проблема остается в центре внимания современных исследователей. Заметим, что при изучении творческой активности мы сконцентрировали внимание на творческой активности студентов вузов. Данной проблеме посвящены статьи С.М. Варнавских [14], Н.К. Джамирзе [15], Л.В. Ивановой [16], О.Л. Раковской [17], В.П. Строкова [18], Н.В. Тальтевской [19], Б.К. Укуевой [20], Н.В. Филисюк [21], И.В. Фуфаева [22] и др.

Смысловую нагрузку в понятии «творческая активность» в равной мере несут и понятие «творчество» и понятие «активность».

Обращение к научной литературе показывает, что творчество представляет собой продуктивную форму активности и самостоятельности человека. Результатом творчества «являются научные открытия, изобретения, создание новых музыкальных, художественных произведений, решение новых задач в труде врача, учителя, художника, инженера и т.д.» [23, с. 421].

Культура, наука, искусство, человеческая цивилизация в целом — все создано творчеством. Повседневный труд также предполагает творчество. Именно в творческом подходе к труду естественно, полноценно выражаются человеческие возможности.

В классическом понимании учеными творчества делается акцент на взаимосвязи творчества и новизны — творчество предполагает создание нового. Так, по

Этические принципы научных публикаций — Журнал российского права

Редакция, редакционный совет и главный редактор Журнала российского права в своей деятельности руководствуются этическими принципами научных публикаций, разработанными на основе рекомендаций Комитета по этике научных публикаций (Committee on Publication Ethics), и требуют их соблюдения от всех участников издательского процесса.


Этические принципы в деятельности автора

Автор гарантирует, что предоставляемая в редакцию статья не публиковалась ранее и не находится на рассмотрении в другом издании.

Автор осознает, что предоставляемая статья должна обладать научной новизной. Если автор в своем исследовании использовал какие-либо публикации, на них должны быть оформлены соответствующие библиографические ссылки. Чрезмерное и (или) некорректное заимствование, плагиат, заведомо неправдивые утверждения, непроверенные факты неприемлемы.

Автор несет ответственность за достоверность сведений о соавторах статьи, сведений о лицах и источниках финансирования работы, результаты которой описаны в статье.

При обнаружении существенной ошибки или неточности в статье автор обязан незамедлительно уведомить об этом редакцию и сотрудничать с ней в целях внесения соответствующих корректив в статью.

Этические принципы в деятельности рецензента

Рецензирование статей в Журнале российского права является анонимным и осуществляется специалистами в области тематики представленной рукописи на основании Положения о рецензировании статей.

Рецензент, стремясь к максимальной объективности и избегая личной критики автора, проводит научную экспертизу представленной автором рукописи.

Рекомендации рецензента являются основанием для принятия решения о публикации статьи либо об отказе в ее публикации.

Рецензент должен отказаться от осуществления рецензирования при наличии у него личной заинтересованности в результатах рецензирования представленной рукописи либо отсутствии, по его мнению, достаточной компетенции для ее научной оценки.

Информация, касающаяся представленной к рецензированию рукописи, и неопубликованные данные, содержащиеся в ней, должны оставаться конфиденциальными и не могут быть использованы рецензентом в личных целях ни при каких обстоятельствах.

Этические принципы в деятельности редакции, редакционного совета и главного редактора

Редакция, редакционный совет и главный редактор Журнала российского права несут ответственность за обнародование авторских материалов.

Редакция, редакционный совет и главный редактор, руководствуясь политикой Журнала и не допуская нарушения авторских прав, оценивают рукопись исходя из ее научной значимости и достоверности представленных в ней данных вне зависимости от расы, пола, сексуальной ориентации, религиозных убеждений, национальности, гражданства и политических взглядов автора.

Информация, касающаяся представленной к рассмотрению рукописи, и неопубликованные данные, содержащиеся в ней, должны оставаться конфиденциальными и не могут быть использованы участниками издательского процесса в личных целях либо переданы третьим лицам без письменного согласия автора.

Редакция, редакционный совет и главный редактор не оставляют без внимания претензии, касающиеся недобросовестного поведения в отношении рассмотренных рукописей или опубликованных материалов, и принимают все разумные меры для проведения должного расследования и урегулирования конфликтной ситуации.

Редакция, редакционный совет и главный редактор выражают готовность опубликовать исправления, пояснения, опровержения (отзыв статей) и извинения, когда это необходимо.

Отзыв (ретракция) статей

В целях исправления опубликованной информации и оповещения читателей о том, что публикация содержит серьезные недостатки или ошибочные данные, которым нельзя доверять, а также для предупреждения читателей о случаях дублирующих публикаций, плагиата и сокрытия конфликтов интересов, которые могли повлиять на интерпретацию данных или рекомендации об их использовании, осуществляется отзыв (ретракция) статей.

Опубликованная статья может быть отозвана по инициативе автора, редакции, редакционного совета или главного редактора Журнала российского права.

Решение об отзыве статьи принимает редакционный совет.

Информация об отзыве статьи размещается на сайте jrpnorma.ru и сообщается во все базы данных, где индексируется Журнал российского права.​​​​​​​

Конфликт интересов

Всем участникам издательского процесса следует избегать возникновения конфликта интересов в любой форме и на любой стадии подготовки рукописи к печати. В случае возникновения конфликта интересов стороны должны принять все необходимые меры для его урегулирования.

Этические принципы и нормы в деловых отношениях

Общество во все времена различало понятия добра и зла, т.е. имело определенную мораль. Историей развития разграничения этих понятий занимается этика.

В центре этики стоит мораль, т.е. система нравственных отношений, мотивов действия, чувств и сознания. Эти системы определяют «рамочные» границы отношений, поступков и взаимодействий людей в обществе. Конкретное наполнение этих систем (этические нормы, стандарты, правила, требования) зависит от исторического этапа развития общества, т.е. от того, как обществом этого исторического периода понимаются категории добра и зла, какова трактовка высшего блага. Суть высшего блага могут составлять политическая, экономическая, социальная, религиозная и прочие концепции, каждая из которых может иметь различную форму: например, в политической сфере — капиталистическая мораль, буржуазная мораль; в экономической сфере -мораль социально-рыночной экономики.

Изучение исторического развития морали, стоящей в центре этики, показывает, что в разные исторические периоды общество имело различия в складе мышления, в представлениях о мире, в системах духовных ценностей.

Сегодня для российского общества характерны новые требования к личности, к ее морали, к ее поведению и поступкам.

Роль этики как науки в настоящий, современным российским обществом период, велика: она должна проанализировать нравственное состояние общества, указать причины, вызвавшие это состояние, предложить решения, которые помогли бы обновить моральные ориентиры общества.

Различают этику общечеловеческую (ее еще называют универсальной) и профессиональную этику.

Профессиональная этика вырабатывает нормы, стандарты, требования, характерные для определенных видов деятельности. Таким образом, профессиональная этика — это кодекс поведения, предписываемый тип отношений, которые представляются наилучшими с точки зрения выполнения работниками своих служебных обязанностей в той или иной профессиональной сфере (в производстве продукции, в сфере предоставления услуг и пр.).

Любое профессиональное общение должно протекать в соответствии с профессионально-этическими нормами и стандартами, овладение которыми зависит от ряда факторов. Их можно объединить в две группы:

  • первая группа — комплекс этических представлений, норм, оценок, которыми личность владеет от рождения, представление о том, что такое добро и что такое зло — т.е. собственный этический кодекс, с которым человек живет и работает, какую бы должность он ни занимал и какую бы работу ни исполнял;
  • вторая группа — те нормы и стандарты, привносимые извне: правила внутреннего распорядка организации, этический кодекс фирмы, устные указания руководства, профессиональный этический кодекс.

Хорошо, если собственные представления о том, что этично и что неэтично, совпадают с привнесенными извне профессиональными этическими нормами, поскольку, если такое совпадение отсутствует — полностью или частично, то могут возникнуть проблемы большей или меньшей степени трудности при уяснении, освоении и практическом приложении этических правил, не входящих в комплекс личных моральных представлений.

Этика деловых отношений является профессиональной этикой, регулирующей систему отношений между людьми в сфере бизнеса.

Рассмотрим принципы, нормы, требования, составляющие основу этики деловых отношений.

Принципы — это абстрагированные, обобщенные представления, которые дают возможность тем, кто на них опирается, верно формировать свое поведение, свои действия, свое отношение к чему-либо.

Применительно к принципам этики деловых отношений вышесказанное формулируется следующим образом: принципы этики деловых отношений, т.е. профессиональной этики, дают конкретному сотруднику в любой организации концептуальную этическую платформу для решений, поступков, действий, взаимодействий и т.п.

Среди теоретиков и практиков бизнеса в масштабе мировой экономики нет разногласий по поводу того, каким принципом должен открываться перечень этических принципов и норм, как для субъектов этики — отдельных сотрудников, так и для коллективных носителей этических начал — организаций.

Общепринятым является центральное положение так называемого золотого стандарта: «В рамках служебного положения никогда не допускать по отношению к своим подчиненным, к руководству, к коллегам своего служебного уровня, к клиентам и т.п. таких поступков, каких бы не желал видеть по отношению к себе».

Порядок рассматриваемых далее принципов этики деловых отношений не обусловливается их значимостью.

Второй принцип: необходима справедливость при наделении сотрудников необходимыми для их служебной деятельности ресурсами (денежными, сырьевыми, материальными и пр.).

Третий принцип требует обязательного исправления этического нарушения независимо оттого, когда и кем оно было допущено.

Согласно четвертому принципу, называемому принципом максимума прогресса, служебное поведение и действия сотрудника, признаются этичными, если они способствуют развитию организации (или ее подразделений) с моральной точки зрения.

Логическим продолжением четвертого принципа является пятый — принцип минимума прогресса, в соответствии с которым действия сотрудника или организации в целом этичны, если они хотя бы не нарушают этических норм.

Сущность шестого принципа в следующем: этичным является терпимое отношение сотрудников организации к моральным устоям, традициям и пр., имеющим место в других организациях, регионах,странах.

Седьмой принцип рекомендует разумное сочетание индивидуального релятивизма и этического релятивизма с требованиями общечеловеческой этики.

Согласно восьмому принципу индивидуальное и коллективное начало равно признаваемы за основу при разработке и принятии решений в деловых отношениях.

Девятый принцип напоминает, что не следует бояться иметь собственное мнение при решении любых служебных вопросов. Однако нонконформизм как черта личности должен проявляться в разумных пределах.

Десятый принцип — никакого насилия, т.е. «нажима» на подчиненных, выражающегося в различных формах, например, в приказной, командной манере ведения служебного разговора.

Одиннадцатый принцип — постоянство воздействия, выражающееся в том, что этические стандарты могут быть внедрены в жизнь организации не единовременным приказом, а лишь с помощью непрекращающихся усилий со стороны и менеджера, и рядовых сотрудников.

Двенадцатый принцип — при воздействии (на коллектив, на отдельного сотрудника, на потребителя и пр.) учитывать силу возможного противодействия. Дело в том, что, признавая ценность и необходимость этических норм в теории, многие сотрудники, сталкиваясь с ними в практической повседневной работе, по той или иной причине начинают им противодействовать.

Тринадцатый принцип состоит в целесообразности авансирования доверием — к чувству ответственности сотрудника, к его компетенции, к чувству долга и т.п.

Четырнадцатый принцип настоятельно рекомендует стремиться к бесконфликтности. Хотя конфликт в деловой сфере имеет не только дисфункциональные, но и функциональные последствия, тем не менее конфликт — благоприятная почва для этических нарушений.

Пятнадцатый принцип — свобода, не ограничивающая свободы других; обычно этот принцип, хотя и в неявной форме, обусловлен должностными инструкциями.

Шестнадцатый принцип можно назвать принципом способствования; сотрудник должен не только сам поступать этично, но и способствовать такому же поведению своих коллег.

Семнадцатый принцип гласит: не критикуй конкурента. Имеется в виду не только конкурирующая организация, но и «внутренний конкурент» — коллектив другого отдела, коллега, в котором можно «усмотреть» конкурента.

Здесь предлагаются основные принципы этики деловых отношений; перечень их может быть продолжен с учетом специфики деятельности той или иной организации.

Принципы этики деловых отношений должны служить основанием для выработки каждым сотрудником любой фирмы собственной личной этической системы.

Личные этические нормы должны базироваться на этических принципах, присущих данному уровню общественного развития.

На тех же этических принципах должна быть построена работа этических комиссий корпораций. Содержание этических кодексов фирм также берет свое начало из принципов этики.

5 этических принципов, которые разделяют все психологи — Блог Alter

Этические принципы в психотерапии направлены на одну цель: не навредить клиенту. Итак, опытный терапевт:

Принцип 1. Сохраняет конфиденциальность

Можете быть уверены, что детали вашей жизни не будут переданы третьим лицам. Психотерапевт может обезличенно обсуждать ваш случай на супервизии (анализ работы с более опытным коллегой). С вашего согласия он также может упомянуть вас в статье или научной работе — также анонимно. А вот если с вашим психотерапевтом свяжутся родственники или друзья, им ничего не удастся разузнать.

Единственное условие, при котором конфиденциальность может быть нарушена — реальная угроза для пациента или окружающих (например, риск суицида или нанесения вреда другим людям). Если терапевт видит ее, он обращается за помощью.

Принцип 2.

Не нарушает границы

Конечно, психотерапевт — не врач и не консультант по недвижимости, с которым у вас исключительно деловой контакт. Ваши взаимоотношения носят особый характер: в них есть искренность и поддержка. Но чему точно здесь нет места — это неформальному общению за чашкой кофе, романтическим и сексуальным отношениям. Опытный терапевт понимает, что в ходе работы клиент сильно раскрывается и может стать уязвимым. Вступить в неформальные отношения — значит, воспользоваться этой уязвимостью. Если чувствуете, что границы могут быть нарушены — выносите это на обсуждение на сеансе.

ВАЖНО: Ни при каких условиях психолог не имеет права применять к вам насилие любого рода. Если это происходит, немедленно прекращайте сеанс и контакт с психологом и, если необходимо, обращайтесь за помощью.

Принцип 3.

Не рассказывает, как жить

Вопреки распространенному мифу, психотерапевты не дают советов. Дать совет — значит, взять на себя ответственность за жизнь клиента. А мы здесь добиваемся совсем иного: независимости, самостоятельности и уверенности. Приходя на психотерапию, не ждите «готовых решений». Придется много трудиться, чтобы научиться думать и решать самостоятельно — однако, это не значит, что вы всю дорогу будете сами за себя. Психолог создает комфортную обстановку и помогает понять собственные потребности.

Принцип 4.

Не даёт оценок

Кабинет психотерапии — территория, свободная от оценок. Как правило, у психотерапевта достаточно широкий кругозор, чтобы принимать клиента во всех его проявлениях (исключение составляет психоз, когда клиент не отдает себе отчет в действиях). В ходе работы вы научитель не оценивать себя и окружающих по шкале «хороший-плохой». Вместо этого станете понимать и анализировать причины самых разных поступков и при необходимости корректировать поведение.

Принцип 5.

Не навязывает помощь

— Сколько психологов нужно, чтобы поменять лампочку?
— Ни одного, если лампочка не готова меняться.

Пока клиент не принял самостоятельное решение прийти на терапию, никто не может его заставить или навязать помощь. Желание меняться — главное условие терапии. При этом двигаться вы будете в комфортном темпе — терапевт не торопит вас, а лишь помогает и направляет.

 

Подбор психологов в сервисе Alter

Этические принципы проведения медицинских исследований, включающих людей в качестве испытуемых (Хельсинская декларация, 1964 г)

Хельсинкская декларация всемирной медицинской ассоциации.

Этические принципы проведения медицинских исследований, включающих людей в качестве испытуемых.

Принята на 18-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Хельсинки, Финляндия, июнь 1964 г.

Исправлена и дополнена:

  • на 29-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Токио, Япония, октябрь 1975 г.
  • на 35-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Венеция, Италия, октябрь 1983 г.
  • на 41-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Гонконг, сентябрь 1989 г.
  • на 48-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Сомерсет Вест, ЮАР, октябрь 1996 г.
  • на 52-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Эдинбург, Шотландия, октябрь 2000 г.
  • на 53-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Вашингтон 2002 г.(добавлено разъяснение)
  • на 55-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Токио 2004 г. (добавлено разъяснение)
  • на 59-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Сеул, октябрь 2008 г.
  • на 64-ой Генеральной Ассамблеей ВМА, Форталеза, Бразилия, октябрь 2013 г.


Преамбула

1. Всемирная Медицинская Ассоциация (ВМА) разработала Хельсинкскую Декларацию в качестве свода этических принципов проведения медицинских исследований с участием человека в качестве субъекта, в том числе исследований биологических материалов или данных, допускающих идентификацию лица, от которого они были получены.

Текст Декларации предназначен для использования в качестве целостного документа, и каждое его отдельное положение должно применяться с учетом всех других применимых положений.

2. В соответствии с полномочиями ВМА, Декларация адресована, прежде всего, врачам. ВМА призывает других лиц, вовлеченных в медицинские исследования с участием человека в качестве субъекта, следовать этим принципам.


Основные принципы

3. Женевская декларация ВМА определяет долг врача следующими словами: «Здоровье моего пациента будет моей главной заботой», а международный Кодекс медицинской этики гласит: «Врач при оказании медицинской помощи должен действовать в интересах пациента».

4. Долг врача – поддерживать и охранять здоровье, благополучие и права пациентов, в том числе тех, которые участвуют в медицинском исследовании. Знания и совесть врача должны быть направлены на служение этому долгу.

5. Прогресс медицины основан на научных исследованиях, которые, в конечном счете, должны включать исследования с участием людей в качестве субъектов.

6. Основная цель медицинских исследований с участием человека в качестве субъекта состоит в том, чтобы понять причины, механизмы развития и последствия заболеваний и совершенствовать профилактические, диагностические и терапевтические вмешательства (методы, процедуры и виды терапии). Даже лучшие из проверенных вмешательств должны постоянно посредством исследований подвергаться оценке на предмет их безопасности, эффективности, действенности, доступности и качества.

7. Медицинские исследования должны проводиться с соблюдением этических стандартов, гарантирующих уважение ко всем субъектам исследований и защиту их здоровья и прав.

8. В то время как основная цель медицинских исследований – получение новых знаний, эта цель никогда не должна превалировать над правами и интересами отдельных субъектов исследования.

9. Долгом врача, вовлеченного в медицинское исследование, является защита жизни, здоровья, достоинства, неприкосновенности, права на самоопределение, частную жизнь и конфиденциальность персональных данных субъектов исследования. Ответственность за защиту субъектов исследования всегда несет врач или иной медицинский работник, и ни в коем случае такая ответственность не может быть возложена на субъекта исследования, даже если он дал свое согласие.

10. Врачи должны учитывать как национальные, так и международные этические и правовые нормы и стандарты проведения исследований с участием человека в качестве субъекта. Никакие национальные или международные этические или правовые требования не должны умалять или отменять меры по защите субъектов исследования, установленные настоящей Декларацией.

11. Медицинские исследования должны проводиться таким образом, чтобы минимизировать возможный вред окружающей среде.

12. Медицинские исследования с участием человека в качестве субъекта должны проводиться только лицами, имеющими соответствующую этическую и научную подготовку, образование и квалификацию. Исследование с участием пациентов или здоровых добровольцев требует контроля со стороны компетентного и имеющего соответствующую квалификацию врача или иного медицинского работника.

13. Группам, в недостаточной мере привлекаемым к участию в медицинских исследованиях, необходимо обеспечить возможность участия в них.

14. Врачи, сочетающие медицинские исследования с оказанием медицинской помощи, должны привлекать к участию в них своих пациентов только в той степени, в какой это оправдано с точки зрения потенциальной профилактической, диагностической или терапевтической ценности, и если врач имеет достаточные основания полагать, что участие в исследовании не скажется неблагоприятным образом на здоровье пациентов, являющихся субъектами исследования.

15. Субъектам, пострадавшим в результате участия в исследовании, должны быть гарантированы соответствующие компенсация и лечение.


Риски, неудобства и польза

16. В медицинской практике и в медицинских исследованиях большинство вмешательств сопряжено с определенными рисками и неудобствами.

Медицинское исследование с участием человека в качестве субъекта может проводиться только тогда, когда важность цели исследования превышает риски и неудобства для субъектов исследования.

17. Каждому медицинскому исследованию с участием человека в качестве субъекта должно предшествовать тщательное сопоставление возможного риска и неудобств для включенных в исследование лиц или групп с ожидаемой пользой как для этих, так и для других лиц или групп населения, страдающих от заболевания/состояния, при котором проводится данное исследование.

Должны быть предприняты меры по минимизации рисков. Риски должны постоянно контролироваться, оцениваться и документироваться исследователями.

18. Врачи не должны принимать участие в исследованиях с участием людей в качестве субъектов, если они не уверены в том, что произведена надлежащая оценка возможного риска, и что его можно адекватно контролировать.

Если выясняется, что риски превышают ожидаемую пользу, либо становится очевиден определенный исход исследования, врачи должны оценить целесообразность продолжения, изменения либо немедленной остановки исследования.


Уязвимые лица и группы лиц

19. Некоторые лица и группы лиц являются особо уязвимыми, и есть повышенная вероятность проявления по отношению к ним несправедливости либо причинения дополнительного вреда.

Все уязвимые лица и группы лиц должны получать особую защиту.

20. Медицинское исследование с участием уязвимых групп лиц оправдано только в том случае, если оно имеет отношение к потребностям и приоритетам оказания медицинской помощи именно данной категории лиц и не может быть проведено с участием лиц, не относящихся к уязвимой группе. Кроме того, эта категория лиц должна получать пользу от теоретических и практических знаний или нового метода вмешательства, полученных в результате исследования.


Научные требования и протоколы исследований

21. Медицинские исследования с участием человека в качестве субъекта должны соответствовать общепринятым научным принципам и основываться на глубоком знании научной литературы, других источников информации, на результатах достаточных лабораторных исследований и, при необходимости, исследований на животных. Необходимо проявлять гуманность по отношению к животным, используемым в исследованиях.

22. Дизайн и порядок выполнения каждого исследования с участием человека в качестве субъекта должны быть четко описаны и обоснованы в протоколе исследования.

Протокол должен освещать этические аспекты исследования и содержать информацию о том, как обеспечивается соблюдение принципов настоящей Декларации. Протокол должен содержать информацию об источниках финансирования, спонсорах исследования, принадлежности к какими-либо организациям, возможных конфликтах интересов, методах стимулирования субъектов исследования и информацию, относящуюся к условиям лечения и/или компенсации субъектам в случае нанесения вреда их здоровью в результате участия в исследовании.

В клинических исследованиях протокол должен также описывать соответствующие условия, действующие после окончания исследования.


Комитеты по этике

23. Перед началом исследования протокол должен быть направлен для рассмотрения, комментирования, выработки рекомендаций и одобрения в соответствующий комитет по этике. Такой комитет должен быть прозрачен в своей деятельности, независим от исследователя, спонсора и любого иного неуместного влияния, должен иметь надлежащую квалификацию. Он должен учитывать законы и подзаконные акты страны или стран, в которых планируется проведение исследования, а также соответствующие международные нормы и стандарты, которые, однако, не должны умалять или отменять меры по защите субъектов исследования, установленные настоящей Декларацией.

У комитета должно быть право осуществлять мониторинг текущих исследований. Исследователь обязан предоставлять комитету информацию, необходимую для такого мониторинга, в особенности информацию о любых серьезных нежелательных явлениях. Никакие поправки к протоколу не могут быть внедрены без рассмотрения и одобрения комитета. После окончания исследования исследователи должны представить в комитет финальный отчет, содержащий резюме результатов и выводов исследования.


Частная жизнь и конфиденциальность

24. Должны быть приняты все меры для защиты частной жизни субъектов исследования и конфиденциальности их персональных данных.


Информированное согласие

25. Участие в качестве субъектов исследования лиц, способных дать информированное согласие, должно быть добровольным. Несмотря на то, что в ряде случаев может быть уместной консультация с родственниками или лидерами социальной группы, ни одно лицо, способное дать информированное согласие, не может быть включено в исследование, если оно не дало своего собственного добровольного согласия.

26. В медицинском исследовании с участием в качестве субъектов исследования лиц, способных дать информированное согласие, каждый потенциальный субъект должен получить достаточную информацию о целях, методах, источниках финансирования, любых возможных конфликтах интересов, принадлежности к каким-либо организациям, ожидаемой пользе и потенциальных рисках, о неудобствах, которые могут возникнуть вследствие участия в исследовании, условиях, действующих после окончания исследования, а также о любых иных значимых аспектах исследования. Потенциальный субъект исследования должен быть проинформирован о своем праве отказаться от участия в исследовании или отозвать свое согласие на участие в любой момент без каких-либо неблагоприятных для себя последствий. Особое внимание должно уделяться специфическим информационным потребностям каждого потенциального субъекта, а также методам, используемым для предоставления информации.

Убедившись, что потенциальный субъект понял предоставленную ему информацию, врач или иное лицо, имеющее соответствующую квалификацию, должны получить добровольное информированное согласие субъекта на участие в исследовании, предпочтительно в письменной форме. Если согласие не может быть выражено в письменной форме, должно быть надлежащим образом оформлено и засвидетельствовано устное согласие.

Всем субъектам медицинского исследования должна быть предоставлена возможность получения информации об общих выводах и результатах исследования.

27. При получении информированного согласия на участие в исследовании врач должен проявлять особую осмотрительность в тех случаях, когда потенциальный субъект находится в зависимом по отношению к врачу положении, или может дать согласие под давлением. В таких случаях информированное согласие должно быть получено лицом, имеющим соответствующую квалификацию и полностью независимым от такого рода отношений.

28. Если потенциальным субъектом исследования является лицо, неспособное дать информированное согласие, врач должен получить информированное согласие его законного представителя. Такие лица не должны включаться в исследования, которые не несут для них вероятной пользы, кроме случаев, когда такое исследование проводится в целях улучшения оказания медицинской помощи группе людей, представителем которой является потенциальный субъект, не может быть заменено исследованием на лицах, способных дать информированное согласие, а также связано только с минимальными рисками и неудобствами.

29. Если потенциальный субъект, признанный не способным дать информированное согласие, способен, тем не менее, выразить собственное отношение к участию в исследовании, врач должен запросить его мнение в дополнение к согласию его законного представителя. Несогласие потенциального субъекта должно учитываться.

30. Исследования с участием субъектов, физически или психически неспособных дать согласие, например, пациентов, находящихся в бессознательном состоянии, могут проводиться только при условии, что физическое или психическое состояние, препятствующее получению информированного согласия, является неотъемлемой характеристикой исследуемой группы. В таких случаях врач должен запрашивать информированное согласие у законного представителя. Если такой представитель не доступен, и если включение пациента не может быть отсрочено, исследование может проводиться без получения информированного согласия при условии, что особые причины для включения субъектов в исследование в состоянии, препятствующем предоставлению информированного согласия, оговорены в протоколе исследования, а проведение исследования одобрено комитетом по этике. При первой возможности должно быть получено согласие субъекта или его законного представителя на продолжение участия в исследовании.

31. Врач должен предоставить пациенту полную информацию о том, какие из аспектов лечения относятся к проводимому исследованию. Отказ пациента участвовать в исследовании или решение о выходе из исследования не должны отражаться на его взаимоотношениях с врачом.

32. В медицинских исследованиях с использованием биологических материалов или данных, допускающих идентификацию лица, от которого они были получены, например, при исследованиях материалов либо данных, содержащихся в биобанках или аналогичных хранилищах, врач должен получить информированное согласие на получение, хранение и/или повторное использование таких материалов и данных. Могут иметь место исключения, когда получение согласия для такого исследования невозможно или нецелесообразно. В таких случаях исследование может проводиться только после рассмотрения и одобрения комитетом по этике.


Использование плацебо

33. Польза, риски, неудобства и эффективность нового вмешательства должны оцениваться в сравнении с лучшими из проверенных вмешательств, за исключением следующих случаев:

  • когда не существует проверенного метода вмешательства, приемлемым является использование в исследованиях плацебо или отсутствия вмешательства, либо
  • когда в силу убедительных и научно-обоснованных методологических причин использование любого вмешательства, менее эффективного, чем лучшее из уже проверенных, а также использование плацебо либо отсутствия вмешательства необходимы для оценки эффективности либо безопасности исследуемого вмешательства,
  • при этом пациенты, получающие вмешательство, менее эффективное, чем лучшее из уже проверенных, плацебо, или не получающие никакого вмешательства, не будут подвергаться дополнительному риску причинения серьезного или необратимого ущерба здоровью в результате неполучения лучшего из уже проверенных вмешательств.

Крайне важно не допускать злоупотребления такой возможностью.


Условия после окончания исследования

34. До начала исследования спонсоры, исследователи и государственные органы стран, в которых планируется исследование, должны предусмотреть возможность доступа участников исследования к требующейся им терапии, если в процессе исследования выяснилось, что она приносит им пользу. Эта информация должна быть доведена до сведения участников исследования в процессе получения информированного согласия.


Регистрация исследований, публикации и распространение результатов

35. Каждое исследование с участием людей в качестве субъектов исследования должно быть зарегистрировано в публично доступной базе данных прежде, чем в него будет включен первый субъект.

36. Исследователи, авторы, спонсоры, редакторы и издатели несут этические обязательства в отношении публикации и распространения результатов исследования. Исследователи обязаны обеспечить открытый доступ к результатам проведенных ими исследований с участием человека в качестве субъекта, и несут ответственность за полноту и достоверность отчетов об исследованиях. Все стороны должны неукоснительно придерживаться общепринятых этических принципов при подготовке отчетов об исследованиях. Как положительные, так и отрицательные, а также не позволяющие сделать окончательные выводы результаты исследований должны публиковаться или иным образом становиться публично доступными. В публикации должны быть указаны источники финансирования, принадлежность к каким-либо организациям и имеющиеся конфликты интересов. Отчеты об исследованиях, проведенных с нарушением принципов, установленных настоящей Декларацией, не должны приниматься к публикации.


Непроверенные вмешательства в клинической практике
 

37. При лечении конкретного пациента, если проверенных вмешательств не существует или существующие не оказывают должного эффекта, врач, после консультации с экспертами и получения информированного согласия пациента или его законного представителя, может использовать непроверенное вмешательство, если, по мнению врача, его применение дает надежду спасти жизнь пациента, восстановить его здоровье или облегчить страдания. Такое вмешательство должно впоследствии стать объектом исследования, организованного с целью оценки его эффективности и безопасности. В любом случае, вся новая информация должна документироваться и, в соответствующих случаях, становиться публично доступной.

С версией Хельсинкской декларации на английском языке можно ознакомиться по ссылке.


Политика редакции

Что такое ethics washing и как этические принципы ИИ влияют на нашу жизнь

Зачем машинам моральные приоритеты, как искусственный интеллект принимает решения и почему Big Tech не заинтересован в ограниченном сборе данных о пользователях?

Об эксперте: Татьяна Даниэлян, вице-президент по управлению проектами ABBYY.

Права и обязанности искусственного интеллекта

Этика — одна из самых обсуждаемых тем в 2020 году. Это касается не только политики, бизнеса и искусства, но и технологий — в частности, искусственного интеллекта и роботов. На первый взгляд, может показаться странным: зачем ИИ правила поведения? Не нужны ведь моральные принципы электрическому чайнику, автомобилю или компьютерной программе.

На это есть две причины: возможности решений и степень проникновения технологий.

За последний десяток лет машинное обучение стало массовым явлением. Решения научились распознавать голос и речь, читать многостраничные документы и кратко резюмировать информацию из них, отвечать на вопросы пользователей. В банках ИИ уже помогает одобрять многомиллиардные кредиты для бизнеса, фармацевты используют нейросети для разработки новых лекарств, аэропорты внедряют системы распознавания лиц, чтобы проверять и регистрировать людей на рейсы.

Люди доверяют роботам самое важное: деньги, здоровье и безопасность. Это значит, что мы уже не просто пользуемся технологиями, а зависим от них. Это делает нас уязвимыми. Именно поэтому компании, а иногда и государства предлагают свои этические кодексы ИИ. Чаще всего это общие рекомендации для ИТ-компаний: создавать безопасные технологии, лучше защищать персональные данные, не использовать ИИ во вред, исключать манипуляции со стороны системы. Похожими правилами предлагают руководствоваться и чиновники Пентагона, и инициативная группа российских ученых, и даже Папа Римский. Аналогичные принципы предлагают крупные ИТ-корпорации, такие как Google, Amazon, SAP. Есть свои подходы к принципам разработки ИИ и у ABBYY.

ИИ в овечьей шкуре

Многим знакомо понятие greenwashing — разновидность маркетинга, при котором обыкновенный товар пытаются выдать за экологичный. Например, наклеить на емкость этикетку с зеленым листочком или собирать одежду якобы на переработку, а на самом деле отвозить ее на мусоросжигательные заводы.

Есть такое явление и в разработке технологий, оно получило название ethics washing. Вычислить подмену понятий непросто, но возможно. Для этого нужно посмотреть на проекты разработчика и задать несколько вопросов. Как и какие данные используются для машинного обучения? Можно ли узнать, как работают технологии, или это тайна, покрытая мраком? Какими принципами руководствуется компания, когда ИИ напрямую влияет на безопасность и здоровье людей?

Доступ к персональным данным и «экономика слежки»

Интеллектуальные алгоритмы обучаются на больших объемах данных: фотографии лиц и объектов, комментарии и лайки, поисковые запросы и истории покупок. Понимая, насколько важны данные для развития технологий, крупные ИТ-компании создают условно бесплатные приложения, где мы оставляем разную информацию: от школы, в которой учились, до номера банковской карты, а также подробные данные о круге общения и состоянии здоровья.

Зачастую люди бездумно раскрывают чувствительную информацию о себе, ведь они подписали «политику безопасности», а это создает ложное чувство защищенности. Время от времени это приводит к неприятным сюрпризам. Так, в 2016 году Microsoft опубликовала датасет с 10 млн фотографий лиц, который использовали в разработке решений IBM, Alibaba, Nvidia и другие компании, а также американские военные. По данным Financial Times, люди на изображениях не давали согласия на использование своих фото. Картинки были взяты из поисковых систем и использовались по лицензии Creative Commons, которая позволяет применять данные только в научных целях. В 2019 году компания удалила датасет. Прошлогоднее расследование The Wall Street Journal показало, что Facebook без ведома пользователей собирает информацию об их сердечном ритме из приложения Instant Heart Rate и еще из ряда других сервисов.

Ограничить сбор данных компаниями сложно: люди привыкли пользоваться сервисами на базе ИИ, и для многих удобство важнее приватности. Но необходимо обязать компании более тщательно защищать данные от утечки и неправомерного использования. Запретить использовать данные во вред и для манипуляции людьми, как было с политической рекламой и Cambridge Analytica, развития у них вредных привычек, шантажа. Нужны более строгие правила хранения и экспортирования данных.

Как это реализуется на практике? Ответственные разработчики руководствуются принципом privacy by design. Если они создают продукт для заказчика, то используют ограниченный датасет, подписывают NDA (соглашение о неразглашении, англ. Non-disclosure agreement. — РБК Тренды), обязуются не применять данные клиента в других проектах. Клиентская информация хранится у разработчиков ограниченное время и проходит предварительную анонимизацию. При запуске клиент сам определяет, где и как он хочет хранить информацию. К примеру, если речь идет о банковском приложении, то данные, как правило, обрабатываются на серверах заказчика. В медицине защита данных должна быть одним из ключевых приоритетов.

Проблема «черного ящика»

Мы не всегда знаем, как ИИ принимает решения. Если речь о распознавании собачек на фото, то, возможно, не так уж и интересно, как получилось, что это именно собака, а не енот. Но когда система отвечает за медицинский диагноз или помогает вершить правосудие, то нужно взвешенное решение. Проблема в том, что машины мыслят не аргументами, а набором весов внутри нейросети. Они учатся на данных, которые им дает человек по принципу garbage in, garbage out. Из-за этого и появляются распространенные проблемы «неправильной» работы ИИ, когда машина нанимает на работу больше кандидатов из определенных социальных групп, ставит не одинаковые оценки людям разных национальностей и т.д. По этой причине разработчики стремятся создать «объясняемый ИИ», когда мы можем не просто получить от алгоритма готовое решение, но и посмотреть на его логику.

Один из способов открыть этот «черный ящик» — пользовательские интерфейсы. Клиент делает запрос, и в интерфейсе показывается информация, на основании которой принято решение. Например, для документа, отнесенного к той или иной категории, программа демонстрирует другие документы, похожие по структуре, внешнему виду и контексту. По схожему принципу работают рекомендательные сервисы в онлайн-магазинах: они объясняют, что покупали вместе с этим продуктом другие пользователи. Со временем такие интерфейсы могут стать обязательными для всех ИИ-решений.

Как это реализуется на практике? В большинстве случаев принцип прозрачности так или иначе прописан. В наших подходах он звучит так: «ABBYY стремится обеспечить наглядность характеристик и показателей производительности технологий и решений в области искусственного интеллекта, разработанных и поддерживаемых компанией». Это означает, что мы поддерживаем прозрачную работу технологий. Пример этому — платформа ABBYY Timeline. В этом решении пользователь может изучить информацию о своих бизнес-процессах, чтобы понять, как их лучше оптимизировать. Решение принимается не интуитивно: программа наглядно показывает, сколько времени занимают этапы процесса, оценивает, во сколько обходятся такие «бутылочные горлышки» компании и что будет, если автоматизировать процесс.

ИИ в медицине: ассистент, а не главврач

Во время карантина предпринимались попытки сделать медицину дистанционной услугой. Так, в одной из больниц штата Массачусетс использовалась система, которая позволяла врачам удаленно наблюдать за состоянием больных коронавирусом. Израильская компания RADLogics разработала решение, которое позволяет выявить пневмонию, вызванную коронавирусом, с вероятностью 96%. Эксперименты с диагностикой COVID-19 с помощью ИИ ведет и Сбербанк.

Стоит отметить, что наиболее высокую точность интеллектуальные модели показывают в тестовых условиях. В реальности показатели могут быть ниже. Не случайно первая кнопка, которая по умолчанию стоит во всех диагностических ИИ-интерфейсах, — это reject. Диагнозы людей в зависимости от пола, возраста, наследственности, веса, образа жизни и других характеристик отличаются. Для определенной группы людей диагноз может быть поставлен неправильно просто потому, что данных мало. Именно поэтому в области здравоохранения ИИ пока может выступать лишь как вспомогательный инструмент для врача, а не как его полноценная замена.

Чтобы избежать риска для жизни людей, компании создают отраслевые стандарты производительности, точности и безопасности, включая тщательную проверку работы технологий. Это относится ко всем сферам нашей жизни. Так, в любом ИИ-проекте для бизнеса сначала ведутся пилоты, проводятся тестирования, и только после этого технология выводится в промышленную эксплуатацию. При этом человек так или иначе контролирует работу машины. Например, в случае с распознаванием документов и извлечением информации для принятия решений в компаниях есть верификаторы, которые выборочно проверяют результаты работы ИИ и при необходимости корректируют их. За рулем беспилотных автомобилей, которые выезжают на улицы городов в час пик и движутся в потоке различных машин, фур, мотоциклистов, велосипедистов, автобусов и т.п., присутствует водитель, который может в случае чрезвычайной ситуации перехватить управление.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Этический кодекс ОППЛ

ЭТИЧЕСКИЙ КОДЕКС ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ЛИГА» (ОППЛ)

ПРЕАМБУЛА

ПРЕАМБУЛА

Принципы этического кодекса ОППЛ являются обязательными для всех членов ОППЛ. Принципы этического кодекса ОППЛ разработаны с учётом особенностей законодательства Российской Федерации и солидарны с этическими рекомендациями European Association for Psychotherapy (EAP). Право пересмотра Этического кодекса принадлежит Съезду ОППЛ. Поправки в Этический кодекс ОППЛ разрабатываются Комитетом по Этике и защите профессиональных прав ОППЛ на основе широкого и отрытого обсуждения и утверждаются на Съезде ОППЛ.

Психотерапевты уважают достоинство индивидуума и выступают в защиту основных прав человека.

Усилия психотерапевтов направлены на постижение людьми самих себя, умножение знаний о человеческом поведении и на использование этих знаний во благо человечества.

Цель работы психотерапевтов — защита благополучия тех, кто прибегает к их услугам, их окружения (если это не идёт вразрез с нуждами клиента) и всех лиц, которые могут быть объектом психотерапии.

Психотерапевты уважают своих коллег, в том числе и по смежным специальностям, и стремятся сделать уважение взаимным.

Учитывая потребности клиента и собственную подготовленность, они стремятся к постоянному обмену информацией с коллегами.

Психотерапевты используют своё мастерство только в целях, не противоречащих этическим ценностям, и не допускают сознательного злоупотребления им.

Требуя независимости исследований и взаимоотношений, психотерапевты принимают на себя ответственность за личную компетентность, объективность в применении навыков и действие в позитивных интересах клиентов, коллег, студентов, испытуемых и общества в целом. Для достижения этих целей психотерапевты следуют этическим принципам в следующих сферах:

  1. Ответственность;
  2. Компетентность;
  3. Моральные и законодательные нормы;
  4. Конфиденциальность;
  5. Благополучие клиента;
  6. Профессиональные отношения;
  7. Публичные заявления;
  8. Методы оценки;
  9. Исследовательская деятельность;
  10. Психотерапия онлайн.

Психотерапевты всецело сотрудничают с Комитетом по Этике и защите профессиональных прав ОППЛ, своевременно и полно отвечая на запросы и требования.

Членство в ОППЛ накладывает обязательство строго следовать этическим принципам. Принятие в реестр Европейского сертификата психотерапии обязывает строго следовать Этическим рекомендациям ЕАР.

Комитет по Этике и защите профессиональных прав ОППЛ вправе и обязан принимать к рассмотрению жалобы на нарушение этических принципов членами ОППЛ, и жалобы на нарушение их профессиональных прав от членов ОППЛ. К рассмотрению не принимаются жалобы на этические нарушения, имевшие место более одного года назад.

ПРИНЦИП 1. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Основополагающий принцип:Оказание психотерапевтических услуг должно проходить на высочайшем профессиональном уровне. Психотерапевты принимают на себя ответственность за возможные последствия своих действий и прилагают все усилия, чтобы гарантировать соответствующее применение своих услуг.

Принцип 1.a: В качестве практиков психотерапевты должны осознавать, насколько велика их ответственность перед обществом за профессиональные действия и рекомендации, способные повлиять на жизнь людей. Затрагивая вопросы личности, социальной, организационной, финансовой или политической ситуации, окружающей среды, они обязаны действовать осторожно и предотвращать поступки, способные привести к злоупотреблению их влиянием.

Принцип 1.b: Психотерапевты должны заранее разъяснить пациентам все трудности, которые могут возникнуть в совместной работе. Они обязаны избегать взаимоотношений, которые могут ограничить объективность или привести к столкновению интересов.

Принцип 1.c: Психотерапевты обязаны стараться предотвратить искажение, злоупотребление или утаивание полученных ими данных тем институтом или учреждением, которое их нанимает.

Принцип 1.d: Как члены ОППЛ, психотерапевты лично ответственны за поддержание высочайших стандартов своей профессии.

Принцип 1.e: Как преподаватели или тренеры, психотерапевты должны сознавать, что их первейшее назначение — помощь другим людям в овладении определенными знаниями и навыками. Они обязаны обеспечивать высокий уровень преподавания путем объективного, подробного и точного предоставления информации.

Принцип 1.f: В качестве исследователей психотерапевты несут ответственность за выбор темы и методов исследования, анализа и формы отчета. Они должны планировать работу так, чтобы свести к минимуму возможность причинения вреда. Посредством обсуждения должны налагаться ограничения на документы, особенно, когда исследование касается социальной политики или его результаты могут быть использованы во вред людям (через специфику возрастных, половых, этнических, экономических или иных социальных групп). При публикации отчетов о работе не могут быть использованы неподтвержденные данные. Психотерапевты обязаны признавать существование альтернативной гипотезы и иного толкования своих выводов. Они могут брать разрешение только на ту работу, которую действительно планируют сделать и должны заранее разъяснить всем заинтересованным лицам и агентствам возможные способы использования результатов исследования. Вмешательство с поправками в эти данные должно быть сведено к минимуму.

ПРИНЦИП 2: КОМПЕТЕНТНОСТЬ

Основополагающий принцип:Достижение и поддержание высокого уровня компетентности — обязательство, принимаемое всеми психотерапевтами в интересах общества и профессии в целом. Психотерапевты должны осознавать сферу своей компетенции и ограничения техник. Они могут оказывать только такие услуги и использовать только те техники, которые доступны им в силу опыта и образования. В тех областях, где еще нет общепризнанных стандартов, психотерапевты должны принимать меры предосторожности для защиты благополучия своих клиентов. Они обязаны сохранять и приумножать знания в области здравоохранения, науки и профессиональной деятельности, связанные с оказываемыми услугами.

Принцип 2.a: Психотерапевты должны предоставлять достоверную информацию о своей компетенции, образовании и опыте. В качестве доказательств профессиональной квалификации принимаются только те документы, которые получены от образовательных организаций, имеющих государственную образовательную лицензию или признанных ОППЛ образовательных институтов. Это гарантирует, что квалификация специалиста отвечает минимальным профессиональным стандартам, заложенным ОППЛ, соответствующим критериям ОППЛ и критериям Общеевропейской аккредитующей организации в своей модальности или методе, в случае, если они существуют. Психотерапевты должны уважать другие источники образования и обучения.

Принцип 2.b: Как практики и преподаватели, психотерапевты должны выполнять свои обязанности на основе тщательной подготовки, поддерживая квалификацию и выстраивая взаимоотношения с коллегами и клиентами на высоком этическом уровне.

Принцип 2.c: Психотерапевты должны осознавать необходимость постоянного обучения и личного развития и принимать нововведения и перемены в профессиональной сфере.

Принцип 2.dПсихотерапевты должны признавать существование различий между людьми, которые могут быть связаны с возрастом, полом, социально-экономической и этнической подоплекой или особыми требованиями тех лиц, которые находятся в специфически затруднительном положении. Психотерапевты должны иметь соответствующий опыт, чтобы быть уверенными в своей компетентности в деле оказания помощи различным категориям клиентов.

Принцип 2.e: Психотерапевты ответственны за решения, которые связаны с методиками, основанными на результатах тестов, должны понимать психологические и образовательные аспекты тестовых методик.

Принцип 2.f: Психотерапевты должны признавать, что личные проблемы и конфликты могут влиять на эффективность психотерапии. Они обязаны воздержаться от деятельности, при которой личные трудности могут привести к случайному причинению вреда клиенту, коллеге, студенту или испытуемому. Если психотерапевты вовлечены в работу, которая становится причиной появления личных проблем, они должны воспользоваться компетентной профессиональной поддержкой и супервизией, чтобы определить, как можно приостановить, завершить либо ограничить такую деятельность.

Принцип 2.g: Психотерапевты, входя в новую область профессиональной деятельности, должны гарантировать, что они завершили все обучение и выполнили все профессиональные требования, связанные с этой областью деятельности до того, как начать практиковать, и что их деятельность в этой новой области соответствует высочайшим из возможных стандартов. Они должны удостовериться, что это не ухудшает и не разрушает их текущую деятельность, а также не находится в конфликте с ней.

Принцип 2.h: Психотерапевты признают необходимость регулярного прохождения супервизии и/или получения профессиональной поддержки.

Принцип 2.i: Все психотерапевты, являющиеся индивидуальными членами ОППЛ, обязаны проходить переаккредитацию раз в 5 лет, в том числе по темам этики в психотерапии.

Принцип 2.j: Психотерапевты признают необходимость осведомленности по актуальным проблемам этики. Для этого они обучаются на повышающих квалификацию семинарах по этике, регулярно проходят супервизии и/или получают профессиональную помощь.

Принцип 2.k: Для того, чтобы соответствовать требованиям образовательных стандартов ОППЛ, психотерапевтическое образование психотерапевтов-членов ОППЛ должно включать информацию по значимым этическим проблемам.

ПРИНЦИП 3: МОРАЛЬНЫЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ НОРМЫ

Основополагающий принцип:Моральные и законодательные нормы поведения имеют для психотерапевтов такое же значение, как и для остальных людей, за исключением случаев, когда это может воспрепятствовать выполнению ими профессиональных обязанностей или уменьшить доверие общества к психотерапевтам и психотерапии в целом. Проявляя уважение к нормам профессиональной этики, психотерапевты признают приоритет закона и при возникновении конфликта между профессиональной этикой и законом отдают приоритет закону. Психотерапевты должны избегать конфликтов между своими профессиональными интересами и законом.Психотерапевты должны осознавать возможность воздействия их публичного поведения на способность коллег выполнять свои профессиональные обязанности.Действия психотерапевтов не должны наносить репутационный ущерб ОППЛ.

Принцип 3.a: Будучи профессионалами, психотерапевты должны действовать в соответствии с законодательством РФ и Этическим кодексом ОППЛ. В ситуации наличия конфликта или разногласий между ведомственными требованиями, требованиями работодателя и Этическим кодексом ОППЛ, психотерапевты должны сообщить о своей приверженности Этическому кодексу и стандартам ОППЛ. В такой ситуации они должны проинформировать Комитет по Этике и защите профессиональных прав ОППЛ о наличии разногласий. Как профессионалы, психотерапевты заинтересованы в развитии таких законов, подзаконных актов и постановлений, которые наилучшим образом служат общественным интересам.

Принцип 3.b: В качестве работодателей или служащих психотерапевты не должны вовлекаться в любую негуманную, незаконную и несправедливую деятельность или способствовать таковой. Эта деятельность включает в себя, но не ограничивается тем, что основывается на обсуждении расы, физических и умственных недостатков, возраста, происхождения, половых предпочтений, религии и национальности при приеме на работу, продвижении по службе или на тренингах.

Принцип 3.c: В своих профессиональных действиях психотерапевты должны избегать злоупотреблений и нарушений, касающихся юридических и гражданских прав клиентов.

Принцип 3.d: В качестве практиков, учителей, тренеров и исследователей психотерапевты должны осознавать, что их личные предпочтения могут влиять на отношения между людьми, на использование техник, на выбор методов и представление материалов исследований. Обращаясь к темам, которые могут оскорбить коллегу, они обязаны осознавать и уважать различные позиции и личное восприятие, которые клиенты, студенты или тренеры могут иметь в таких ситуациях.

ПРИНЦИП 4. КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

Основополагающий принцип: Первейшая обязанность психотерапевтов — соблюдать конфиденциальность в процессе работы. Они могут передавать профессиональную информацию другим лицам только с согласия клиента или его официального представителя (за исключением особых случаев, когда утаивание этой информации может нанести вред клиенту или другим людям). Психотерапевты обязаны известить клиента о юридических ограничениях конфиденциальности. Согласие клиента на передачу личной информации другим лицам должно быть письменно подтверждено.

Принцип 4.a: Информация, полученная психотерапевтами в результате профессиональной деятельности, не может быть использована иначе как для достижения целей психотерапии. При необходимости вынесения клиентского случая на супервизию психотерапевты стремятся к максимально возможному обезличиванию информации. Все усилия психотерапевтов должны быть направлены на предотвращение посягательств на личную жизнь.

Принцип 4.b: Психотерапевты, сообщающие личную информацию, полученную в процессе профессиональной деятельности в письменных работах, лекциях или на открытых собраниях, должны либо получить соответствующее предварительное согласие, либо в достаточной мере изменить всю информацию, которая может служить идентификации клиента. В случае, когда демонстрируются видеоматериалы, согласие клиента должно быть письменным.

Принцип 4.c: Психотерапевты должны принимать меры для поддержания конфиденциальности при хранении и передаче клиентских материалов. Длительность хранения материалов регламентируется законодательством РФ и условиями «Согласия на обработку персональных данных», но не менее 5 лет.

Принцип 4.d: В работе с несовершеннолетними или иными лицами, неспособными дать добровольное объективное согласие, психотерапевты обязаны принять особые меры для защиты интересов таких лиц и соответствующим образом консультировать всех людей, вовлеченных в данную ситуацию.

ПРИНЦИП 5: БЛАГОПОЛУЧЕНИЕ КЛИЕНТА

Основополагающий принцип: Психотерапевты должны уважать психологическую целостность и оберегать благополучие людей и групп, с которыми они работают. В случае конфликта между клиентами и работодателем психотерапевта, психотерапевты обязаны пояснять сущность своих прав и обязанностей всем сторонам. Психотерапевты должны подробно информировать клиентов о целях и сущности любой оценочной, терапевтической, образовательной и тренерской работы, и открыто признать, что клиенты, студенты, тренеры или испытуемые имеют свободу выбора отношения к своему участию в ней. Принуждение людей прибегать к услугам психотерапевта или продолжать ими пользоваться считается неэтичным.

Принцип 5.a: Психотерапевты стремятся к «прозрачным», открытым, честным отношениям с клиентами. Они обязаны иметь представление о своих личных потребностях и о потенциальном влиянии своей позиции на тех людей, с которыми они взаимодействуют: клиентов, студентов, тренируемых и подчиненных. Они обязаны избегать злоупотребления доверием и зависимостью этих людей. Психотерапевты должны приложить все усилия для избегания двойственных отношений, которые могут навредить их профессиональному суждению или увеличить риск злоупотребления. Примеры таких двойственных отношений включают в себя профессиональное лечение или исследование с участием персонала, студентов, супервизоров, близких друзей, родственников, но не ограничиваются ими. Сексуальные связи с любыми клиентами, студентами, испытуемыми считаются неэтичными.

Принцип 5.b: Чтобы сохранить наилучшие профессиональные отношения и полное взаимопонимание со своими клиентами, студентами, тренерами, испытуемыми психотерапевты соответствующим образом должны выстроить структуру финансовых взаимоотношений. Они не могут предлагать и получать вознаграждение за привлечение клиентов. Часть своего внимания психотерапевты обязаны уделять тем людям, от которых материальный возврат возможно получить в небольшом количестве либо не получить совсем.

Принцип 5.c: Когда психотерапевты соглашаются оказать услуги клиенту по просьбе третьей стороны, они должны использовать возможность пояснить природу этих взаимоотношений всем заинтересованным сторонам.

Принцип 5.d: В случае, если требования организации принуждают психотерапевтов преступить эти или другие этические принципы, они должны выяснять сущность расхождений между требованиями и этическими принципами и сообщить всем сторонам, вовлеченным в конфликт, о своих профессиональных этических обязательствах и предпринять соответствующие меры.

Принцип 5.e: Психотерапевты должны прекратить терапевтические или консультационные взаимоотношения сразу, когда становится ясно, что они не приносят пользы клиенту, или по требованию клиента и предложить ему помощь в определении альтернативного источника поддержки.

ПРИНЦИП 6: ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Основополагающий принцип: Психотерапевты должны с уважением относиться к требованиям, правам и обязанностям своих коллег по психотерапии, психологии, медицине и иным профессиям. Они обязаны уважать приоритеты и обязательства институтов или организаций, к которым они или их коллеги имеют отношение.

Принцип 6.a: Психотерапевты должны признавать сферу компетенции смежных профессий, в полном объеме привлекать профессиональные, технические и административные ресурсы, которые служат интересам клиентов. Отсутствие формальных взаимоотношений с другими специалистами не освобождает психотерапевта от ответственности за получение их клиентами наилучших из возможных профессиональных услуг, или от обязанности проявлять предусмотрительность, порядочность и такт для получения необходимой дополнительной или альтернативной поддержки.

Принцип 6.b: Психотерапевты должны знать и принимать во внимание традиции и опыт других профессиональных сообществ, с которыми они работают, и тесно сотрудничать с ними. Если клиент одновременно получает подобные услуги от другого специалиста, психотерапевты обязаны согласовать профессиональные отношения и действовать, учитывая особенности случая и благополучие клиента. Психотерапевты должны обсудить эти особенности с клиентом, чтобы снизить риск возникновения конфликта или непонимания, и стремиться поддержать открытые и честные взаимоотношения с остальными специалистами.

Принцип 6.c: Психотерапевты, нанимающие сотрудников на работу или проводящие супервизии других специалистов в образовательной деятельности, принимают на себя обязательства содействовать дальнейшему профессиональному росту этих людей и обеспечивать подтверждение их компетенции. Они должны создать условия для работы, провести своевременную оценку, дать действенные советы и предоставить специалистам возможности для совершенствования профессиональных навыков.

Принцип 6.d: Психотерапевты не могут использовать в своих интересах профессиональные отношения с клиентами, супервизорами, студентами, персоналом или испытуемыми. Психотерапевты не поощряют сексуальные домогательства и не склоняют к сексуальным контактам. Под сексуальными домогательствами понимаются принудительные или повторяющиеся комментарии, жесты или физические контакты сексуального характера, которые нежелательны для того, на кого направлены.

Принцип 6.e: Узнав о любом этическом нарушении, совершенном другими специалистами, психотерапевты (если это представляется приемлемым) должны постараться неформально разрешить этот вопрос, предупредив коллегу о неподобающем поведении. Если проступок по природе незначителен и/или может быть следствием недостаточной внимательности, знаний или опыта, подобное неформальное решение наиболее приемлемо. Неформальные коррекционные действия предпринимаются с пониманием права на конфиденциальность. Если нарушения не могут быть устранены неформально, или они более серьезны, психотерапевты обязаны сообщить о них в Комитет по Этике и защите профессиональных прав ОППЛ.

Принцип 6.f: Разрешение на публикацию дается лицам, сделавшим профессиональный вклад в исследование. Если профессиональный вклад внесли несколько человек, признается коллективное авторство. Незначительный профессиональный вклад и расширенная или сходная непрофессиональная помощь может быть отмечена в примечании или во вступительной статье. Признание путем особых упоминаний может быть сделано как в устном, так и опубликованном материале. Психотерапевты, компилирующие или редактирующие работы других специалистов, публикуют их под именем основной группы и могут обозначить себя в качестве составителя или редактора. Все вложения должны быть признаны и упомянуты.

Принцип 6.g: При исследованиях в институтах или организациях психотерапевты обязаны предоставить необходимое разрешение на проведение подобных исследований. Они должны осознавать свои обязательства по отношению к участникам исследований и гарантировать, что наибольшее число институтов получит адекватную информацию об исследовании и подтверждение своего вклада в работу.

ПРИНЦИП 7: ПУБЛИЧНЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ

Основополагающий принцип: Публичные выступления, объявления об услугах, реклама и промоутерская деятельность психотерапевтов служат общественности основанием для суждений и выбора. Профессиональная квалификация, принадлежность и функции как психотерапевтов, так и организаций, к которым они или их заявления могут иметь отношение, должны быть представлены точно и объективно. Психотерапевты несут персональную ответственность за публичные выступления и действия, наносящие ущерб репутации ОППЛ и психотерапии в целом.

Принцип 7.a: Сообщая о профессиональных услугах или рекламируя их, для описания услуг, психотерапевты могут упомянуть следующую информацию: имя, ученая степень, знание иностранных языков, тренерский сертификат (полученный в соответствующей организации, номер и дату его получения), государственные награды, награды ОППЛ, ЕАР и других, сотрудничающих с ОППЛ национальных и международных организаций, членство в психотерапевтической организации и структурах, имеющих отношение к профессии, адрес, номер телефона, часы работы, краткое объяснение сущности предлагаемых услуг, информация об оплате, принципы работы (по страховке или оплате третьей стороной), иностранных языках, на которых работает психотерапевт. Дополнительная информация может быть упомянута, если не противоречит иным положения Этического кодекса ОППЛ.

Принцип 7.b: В объявлениях или рекламе психотерапевтических услуг психотерапевт не должен декларировать свою принадлежность к какой-либо организации в такой манере, которая ошибочно предполагает спонсорство или сертификацию этой организацией. В особенности, психотерапевты не могут декларировать свою принадлежность к международной или национальной организации, институту или ассоциации таким образом, что это предполагает некий статус, обеспечивающий особую профессиональную компетентность или квалификацию. Публичные выступления включают в себя периодические публикации, книги, справочники, фильмы, размещение информации в Интернете, на телевидении и радио, но не ограничиваются этим. Они не должны содержать в себе или походить на:

а) ложь, мошенничество, заблуждения, обманчивые или несправедливые утверждения;
б) неверное толкование фактов или утверждений, могущее обмануть или ввести в заблуждение, т.к. в контексте это производит впечатление пристрастности в выборе фактов;
в) свидетельства клиентов, рекламирующих качество психотерапевтических услуг или продукции;
г) утверждения, намеренно создающие ложные или ничем не оправданные ожидания благоприятного исхода;
д) утверждения, предполагающие необычные, уникальные способности;
е) заявления посредством обращения к страхам клиента, беспокойствам, или чувству, испытываемому вследствие неудачи, призывающие воспользоваться услугами психотерапевтов;
ж) заявления, содержащие некорректную сравнительную характеристику предлагаемых услуг;
з) заявления, содержащие непосредственную личную просьбу клиента.

Принцип 7.c: Психотерапевты не имеют права заранее вознаграждать или компенсировать расходы представителей прессы, радио, телевидения или иных коммуникационных средств за упоминание в информационных программах. Выступления по радио или на телевидении выходят в эфир с согласия психотерапевта.

Принцип 7.d: Объявления и реклама «групп личностного роста», групповых сессий (с особой тематикой) специального интереса, курсов, клиник, тренингов и агентств делаются с конкретной целью и понятным описанием получаемых знаний или опыта. Образование, опыт и программа обучения членов группы определяется заранее. Перед началом совместной работы следует заключить четкое соглашение об оплате и условиях контракта.

Принцип 7.e: Психотерапевты, участвующие в развитии и распространении психотерапевтических методов, книг и другой продукции, должны прилагать необходимые усилия, чтобы представить объявления и рекламу приемлемым с профессиональной и научной точки зрения способом, в этичной и достоверной манере.

Принцип 7.f: Психотерапевты не могут участвовать с целью получения личной прибыли в коммерческих объявлениях и рекламе, рекомендующих покупать или использовать эксклюзивную продукцию или услуги, когда это участие определяется исключительно их профессиональным статусом.

Принцип 7.g: Психотерапевты должны представлять науку и искусство психотерапии и предлагать свои услуги, продукцию и публикации корректно и открыто, избегая неправильного толкования через сенсационность, преувеличение, поверхностность. Психотерапевты обязаны руководствоваться главной задачей — помочь общественности создать объективное суждение, мнение и сделать осознанный выбор.

Принцип 7.h: В качестве преподавателей психотерапевты гарантируют, что их заявления в каталогах и описаниях курсов соответствуют истине (особенно, если это касается рассматриваемого вопроса) и базируются на личном опыте. Объявления, брошюры или реклама, описывающая «круглые столы», семинары, иные образовательные программы, должна точно обозначать аудиторию, на которую направлена программа, в том числе и требования к образовательному цензу, образовательные цели и сущность изучаемых материалов. Также эти объявления должны точно представлять образование, опыт и тренинг специалистов, ведущих программы, и стоимость этих программ, включая спонсорские вклады.

Принцип 7.i: Публичные выступления или реклама, предлагающие клинические или иные профессиональные услуги как стимул для привлечения участников исследований, должны прояснять сущность услуг, их стоимость и обязанности, налагаемые на участников исследований.

Принцип 7.j: Психотерапевты принимают на себя обязанность корректировать действия тех лиц, которые представляют психотерапевтическую профессиональную ассоциацию продукцией, услугами или способами, не соответствующими ее руководящим принципам.

Принцип 7.k: Индивидуальные диагностические и терапевтические услуги обеспечиваются только в контексте профессиональных психотерапевтических взаимоотношений. Когда профессиональный совет дается посредством публичных лекций или демонстраций, газетных или журнальных статей, радио — или телевизионных программ, почтой или иными способами, психотерапевт должен основываться на самых современных данных и стремиться к высочайшим стандартам профессионального суждения.

Принцип 7.l: Продукция, описываемая или представляемая посредством публичных лекций или выступлений, газетных или журнальных статей, радио — или телевизионных программ, почтой или иными подобными средствами, должна отвечать тем же признанным стандартам, которые существуют для продукции, используемой в контексте профессиональных взаимоотношений.

ПРИНЦИП 8: МЕТОДЫ ОЦЕНКИ

Основополагающий принцип:При разработке, публикации и использовании психотерапевтических или психологических методов оценки психотерапевты должны исходить из интересов клиента и его благополучия. Они обязаны принимать меры против неправильного толкования результатов оценки, уважать право клиента знать результаты, интерпретации, основания для заключений и рекомендаций. Психотерапевты должны прилагать все усилия для обеспечения безопасности тестирования и других методов оценки в пределах официальных предписаний, принимать меры для обеспечения правильного использования результатов оценки другими специалистами.

Принцип 8.a: Используя методы оценки, психотерапевты должны уважать право клиента быть полностью осведомленным о сущности и целях методов на том языке, который ему понятен, если исключения из этого правила не были согласованы заранее. Если объяснения проводятся другими лицами, психотерапевты устанавливают процедуру обеспечения правильности этих объяснений.

Принцип 8.b: Психотерапевты, занимающиеся разработкой и стандартизацией психологических тестов и других методов оценки, используют научные процедуры, установленные ОППЛ, ЕАР, а также стандарты организаций, в которых они работают.

Принцип 8.c: В отчетах о результатах оценки психотерапевты должны отмечать любые оговорки относительно законности и надежности обстоятельств оценки из-за случаев несоответствия норм тестируемому лицу. Психотерапевты обязаны обеспечить все меры по защите результатов оценки от злоупотребления другими лицами.

Принцип 8.d: Психотерапевты должны осознавать, что результаты тестирования могут устаревать и не представлять собой законченной картины, и прилагать все усилия, чтобы избежать злоупотребления устаревшими данными или неполными оценками.

Приницп 8.e: Психотерапевты, предлагающие услуги интерпретации, должны быть готовы предоставить необходимые доказательства достоверности программ и процедур, использованных в интерпретации. Публичное предоставление услуг по интерпретации считается консультацией одного профессионала другим. Решение о публичной интерпретации принимается на внутрипрофессиональном совещании. Психотерапевты обязаны предпринять все меры для избегания злоупотребления отчетами.

Принцип 8.f: Психотерапевты не должны поощрять лиц, не имеющих необходимого образования в области диагностики, обучения или супервизии, или иных неквалифицированных лиц, использовать психотерапевтические и психологические методы оценки.

ПРИНЦИП 9: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Основополагающий принцип: Решение о проведении исследования должно основываться на взвешенном суждении отдельного психотерапевта о том, как наилучшим образом внести вклад в науку и благополучие общества. Приняв решение провести исследование, психотерапевт должен рассмотреть альтернативные направления, на которые могли бы быть направлены энергия и ресурсы исследования. На основе этого анализа психотерапевт должен приступить к исследованию с уважением к людям, участвующим в исследовании, и заботой об их достоинстве и благополучии. Он должен следовать положениям и профессиональным стандартам, регулирующим проведение исследований, в которых испытуемыми являются люди.

Принцип 9.a: При планировании обучения психотерапевты-исследователи берут на себя ответственность за то, насколько этически оно приемлемо. Учитывая, что определение научных и гуманистических ценностей предполагает компромисс всех принципов, психотерапевты-исследователи берут на себя обязательства следовать Этическому кодексу ОППЛ и соблюдать все возможные меры защиты прав участников.

Принцип 9.b: Выяснение условий, в которых участник запланированного исследования может стать «объектом риска» или «объектом минимального риска» согласно признанным стандартам, — первейшая этическая задача психотерапевтов-исследователей.

Принцип 9.c: Психотерапевты-исследователи должны помнить об обязанности соблюдать этичность в своей работе. Они также ответственны за этичное отношение к участникам исследований своих сотрудников, ассистентов, студентов и работников, т.е. всех, кто несет подобные обязательства.

Принцип 9.d: Исключая исследования с минимальным риском, психотерапевты-исследователи должны устанавливать понятные и справедливые соглашения с участниками исследований, которые определяют обязанности и сферу ответственности каждого из них. Психотерапевты-исследователи несут ответственность за выполнение всех обещаний и соглашений этой договоренности. Они обязаны известить участников обо всех аспектах работы, которые могут повлиять на них, и объяснить другие аспекты экспериментов, в которых участники будут задействованы. Невозможность подробного предварительного объяснения и получения согласия на его основе требуют от психотерапевта-исследователя введения дополнительных мер защиты благополучия и достоинства участников исследований. Исследования с привлечением детей или лиц с нарушениями, ограничивающими понимание и/или общение, требуют особых защитных процедур.

Принцип 9.e: В методологических исследованиях могут использоваться обман или утаивание. Перед проведением подобной работы исследователь осознает ответственность за:

а) определение того, насколько использование подобных приемов оправдано предполагаемой научной и образовательной значимостью исследования;
б) определение существования альтернативных методов, помогающих избежать сокрытия и обмана;
в) гарантию того, что участниками исследований будут получены соответствующие объяснения так скоро, как это возможно.

Комитет по Этике и защите профессиональных прав ОППЛ рекомендует методы обмана и утаивания не использовать вообще.

Принцип 9.f: Психотерапевты-исследователи должны уважать свободу выбора человека отказаться от участия в исследовании вообще или на время. Обязательство оберегать эту свободу требует тщательного анализа в случаях, когда психотерапевты-исследователи находятся в позиции власти по отношению к участнику. Подобная позиция включает в себя ситуации, в которых участие в исследованиях является частью занятия, или в которых принимают участие студенты, клиенты или сотрудники исследователя, но не ограничиваются ими. Права личности преобладают над необходимостью закончить исследование.

Принцип 9.g: Психотерапевты-исследователи должны оберегать участников исследования от физического и духовного дискомфорта, вреда и опасности, которые могут быть его результатом. Психотерапевты-исследователи обязаны информировать участников исследований о существовании риска в данных обстоятельствах. Процедуры, которые могут серьезно или надолго повредить пациенту, не используются, если только отказ от них не повлечет еще большего вреда или если исследования имеют огромные потенциальные выгоды, а каждый участник полностью проинформирован и от него получено согласие. Участник исследований имеет право получить от психотерапевта-исследователя полную информацию о том, в течение какого времени предстоящее исследование может повлечь за собой стресс, вред или возникновение беспокойства. Согласие, полученное от пациента, не ограничивает его законных прав и не снимает с психотерапевта-исследователя законной ответственности.

Принцип 9.h: После сбора данных психотерапевты-исследователи обеспечивают участников исследования информацией о сущности исследования, стараясь исключить неверные толкования. В случаях оправданной отсрочки или отказа в предоставлении такой информации психотерапевты-исследователи несут особую ответственность за проведение исследований и отсутствие вредных последствий для участника.

Принцип 9.i: В случае, если исследования имели нежелательные последствия для конкретного участника, психотерапевты-исследователи ответственны за обнаружение и устранение или исправление этих последствий, включая долгосрочные эффекты.

Принцип 9.j: Информация об участниках, полученная в процессе исследования, — конфиденциальна, если не существует иных соглашений, оговоренных заранее. Если есть вероятность доступа к этой информации других лиц, эта вероятность наряду с мерами защиты конфиденциальности объясняется участнику как часть процедуры для информированного согласия.

ПРИНЦИП 10: ПСИХОТЕРАПИЯ ОНЛАЙН

Основополагающий принцип: Дистанционный сеанс психотерапии отличается от очной психотерапии. При этом дистанционный сеанс психотерапии имеет мало общего с обычным телефонным разговором или онлайн встречей в мессенджере. Психотерапевты, использующие данную возможность работы, стремятся помочь клиенту получить максимальную пользу от дистанционных сессий. Проведение психотерапии дистанционно не может снижать требования к уровню психотерапевтической работы.

Принцип 10.a: «Онлайн-психотерапия» обычно подразумевает один из четырех форматов: общение по телефону, видеоконференцию, структурированную терапию по электронной почте и общение в текстовых чатах.Психотерапевты, работающие дистанционно, осознают, что не могут гарантировать клиентам такой же высокий уровень конфиденциальности и безопасности, что и при очной психотерапии. Они берут на себя ответственность проинформировать клиента о возможной утечке личной информации из-за конструктивных особенностей интернет-платформ, использующихся при «онлайн-психотерапии», и обязуются приложить максимально возможные усилия для обеспечения приватности психотерапии.

Принцип 10.b: Психотерапевты, работающие дистанционно, гарантируют, что обладают достаточными навыками проведения «онлайн-психотерапии», понимают ее особенности и проводят с клиентами дополнительный инструктаж о необходимости формирования «герметичного» пространства и обязательном наличии необходимых технических средств у клиента, а также тренинг с целью адаптации клиентов к такой возможности получения психотерапевтической помощи.

Принцип 10.c: Психотерапевты с уважением относятся к праву клиента выбирать очный или онлайн вариант психотерапии. Возможность «онлайн-психотерапии» оговаривается с клиентом до начала психотерапии.

Принцип 10.d: Осознавая технические риски «онлайн-психотерапии», психотерапевты оговаривают с клиентом распределение ответственности за снижение качества психотерапии, вызванное техническим сбоем, — все риски берет на себя либо психотерапевт, либо клиент, либо оба в равной степени.


Что такое этические принципы — значение и определение

Этические принципы не предоставляют прямого руководства, которое гарантирует принятие этически правильного решения, а также не могут предложить руководство по ранжированию, когда принципы кажутся противоречащими друг другу.
Вместо этого они указывают только на соображения, которые следует учитывать при принятии решений.

Автономность . Обязанность уважать и продвигать индивидуальный выбор для себя в достижении того, что, по их мнению, отвечает их наилучшим интересам.Он становится ограниченным, если он ущемляет интересы других.
Эта обязанность также включает соблюдение конфиденциальности и конфиденциальности .
Конфиденциальность связана не только с информацией, но и со свободой от ненужного или нежелательного вмешательства со стороны других.
Уважение к автономии также лежит в основе как информированного согласия , так и стремления к использованию директив расширенного лечения .

Благотворительность . Обязанность всегда действовать в лучших интересах пациента, клиента или резидента; его следует отличать от патернализма .

Непричинение вреда . Обязанность не причинять вреда и защищать других от вреда. В эту обязанность входит поддержание своей профессиональной компетентности.
В условиях паллиативной помощи возможные нарушения этой обязанности включают:
— Настаивать на том, чтобы пациенты столкнулись с реальностью своего приближения к смерти.
— Разрушая надежду.
— Предоставление ненужных седативных средств.
— Неспособность прекратить лечение, когда его бремя начинает превышать его пользу.

Распределительное правосудие . Со всеми людьми в обществе, имеющими равную моральную ценность, следует обращаться справедливо.

Briggs M et al. Справочник по медицинской этике и институциональной этике для персонала медицинских учреждений. Эдмонтон. Центр биоэтики. 1994. pp. A: 11-12
. Стори П. и Найт С.Ф. Unipac six: принятие этических и юридических решений при уходе за неизлечимо больными. Рестон, Вирджиния. Американская академия хосписов и паллиативной медицины. 1998. С. 15-16.

Четыре основных этических принципа, применимых к судебной экспертизе, — это уважение автономии, милосердия, непричинения вреда и справедливости.

J Chiropr Med. 2011 сен; 10 (3): 225–226.

CFS по вопросам образования, Cumming, GA 30041

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Уважение к автономии

Уважение к автономии — это норма, которая обязывает нас уважать решения (самоопределение) взрослых, обладающих способностью принимать решения. Для автономных действий тех, кто имеет право выбора, должны существовать три условия:

Следующие моральные правила или обязательства вытекают из применения принципа уважения автономии:

  • 1.

    Говори правду.

  • 2.

    Уважайте частную жизнь других людей.

  • 3.

    Защита конфиденциальной информации.

  • 4.

    Получить согласие на вмешательства с пациентами.

Благотворительность

Принцип милосердия — это моральное обязательство действовать на благо других. Есть 2 аспекта милосердия:

Принцип милосердия поддерживает следующие моральные правила или обязательства:

  • 1.

    Защищать и защищать права других.

  • 2.

    Предотвращение причинения вреда другим.

  • 3.

    Устранение условий, которые могут причинить вред.

  • 4.

    Помощь инвалидам.

  • 5.

    Спасать людей в опасности.

Отсутствие вреда

Принцип непричинения вреда гласит, что существует обязательство не причинять вред другим.Это тесно связано с максимой primum non nocere (сначала не навреди). Принцип непричинения вреда поддерживает следующие правила:

Правосудие

Принцип справедливости обязывает нас справедливо распределять выгоды, риски, затраты и ресурсы. Следующие аргументы (правила) поддерживаются принципом справедливости:

  • 1.

    Каждому равная доля

  • 2.

    Каждому человеку по потребности

  • 3.

    Каждому человеку по усилию

  • 4.

    Каждому человеку по вкладу

  • 5.

    Каждому по заслугам.

Кодекс профессиональной этики

В дополнение к 4 основным этическим принципам большинство профессиональных обществ или организаций установили этические принципы для своих членов в отношении человеческого достоинства, конфиденциальности, частной жизни и прав пациентов.

Чтобы получить копию Руководящих принципов поведения CFS, перейдите по адресу http://www.forensic-sciences.org/cfs/guideline.htm.

Этические принципы психологов и кодекс поведения

8.01 Институциональное одобрение
Когда требуется одобрение учреждения, психологи предоставляют точную информацию о своих предложениях по исследованию и получают одобрение до проведения исследования. Они проводят исследования в соответствии с утвержденным протоколом исследования.

8.02 Информированное согласие на исследования
(a) При получении информированного согласия в соответствии со Стандартом 3.10 «Информированное согласие» психологи информируют участников о (1) цели исследования, ожидаемой продолжительности и процедурах; (2) их право отказаться от участия и выйти из исследования после начала участия; (3) предсказуемые последствия отказа или отказа; (4) разумно предсказуемые факторы, которые, как можно ожидать, повлияют на их готовность к участию, такие как потенциальные риски, дискомфорт или побочные эффекты; (5) любые предполагаемые выгоды от исследований; (6) пределы конфиденциальности; (7) стимулы для участия; и (8) к кому обращаться по вопросам, касающимся исследования и прав участников исследования.Они дают возможность потенциальным участникам задавать вопросы и получать ответы. (См. Также Стандарты 8.03, Информированное согласие на запись голосов и изображений в исследованиях ; 8.05, Отказ от информированного согласия на исследования ; а также 8.07, Обман в исследованиях .)

(b) Психологи, проводящие интервенционные исследования с использованием экспериментальных методов лечения, разъясняют участникам в начале исследования (1) экспериментальный характер лечения; (2) услуги, которые будут или не будут доступны контрольной группе (группам), если это необходимо; (3) способы, с помощью которых будет производиться отнесение к экспериментальным и контрольным группам; (4) доступные альтернативы лечения, если человек не желает участвовать в исследовании или желает прекратить его после начала исследования; и (5) компенсация или денежные затраты на участие, включая, при необходимости, компенсацию от участника или от стороннего плательщика.(См. Также Стандарт 8.02a, Информированное согласие на исследования .)

8.03 Информированное согласие на запись голосов и изображений в исследованиях
Психологи получают информированное согласие участников исследования перед записью их голосов или изображений для сбора данных, за исключением случаев, когда (1) исследование состоит исключительно из натуралистических наблюдений в общественных местах, и не ожидается, что запись будет использоваться таким образом, который может вызвать личная идентификация или причинение вреда, или (2) план исследования включает обман, и согласие на использование записи получено во время разбора полетов.(См. Также Стандарт 8.07, Обман в исследованиях .)

8.04 Клиент / пациент, студент и подчиненные участники исследования
(а) Когда психологи проводят исследование с клиентами / пациентами, студентами или подчиненными в качестве участников, психологи принимают меры для защиты потенциальных участников от неблагоприятных последствий отказа или отказа от участия.

(b) Когда участие в исследовании является обязательным требованием курса или возможностью получения дополнительных баллов, потенциальному участнику предоставляется выбор равноправных альтернативных видов деятельности.

8.05 Отказ от информированного согласия на исследования
Психологи могут отказаться от информированного согласия только (1) в тех случаях, когда исследования не могут разумно предполагать причинение страдания или вреда и включают (а) изучение обычных образовательных практик, учебных программ или методов управления классом, проводимых в образовательных учреждениях; (b) только анонимные анкеты, натуралистические наблюдения или архивные исследования, раскрытие ответов на которые не поставит участников под угрозу уголовной или гражданской ответственности или нанесет ущерб их финансовому положению, возможностям трудоустройства или репутации, а конфиденциальность защищена; или (c) изучение факторов, связанных с эффективностью работы или организации, проведенное в организационных условиях, для которых нет риска для трудоустройства участников и конфиденциальность защищена, или (2) если иное разрешено законом или федеральными или институциональными постановлениями.

8.06 Предложение стимулов для участия в исследованиях
(a) Психологи прилагают разумные усилия, чтобы избежать чрезмерных или несоответствующих финансовых или иных стимулов для участия в исследовании, когда такие стимулы могут побудить к участию.

(b) Предлагая профессиональные услуги в качестве стимула для участия в исследовании, психологи разъясняют характер услуг, а также риски, обязательства и ограничения.(См. Также Стандарт 6.05, Бартер с клиентами / пациентами .)

8.07 Обман в исследованиях
(а) Психологи не проводят исследования, связанные с обманом, если они не определили, что использование методов обмана оправдано значительной перспективной научной, образовательной или прикладной ценностью исследования и что эффективные не вводящие в заблуждение альтернативные процедуры невозможны.

(b) Психологи не вводят в заблуждение потенциальных участников относительно исследования, которое, как разумно ожидается, вызовет физическую боль или серьезное эмоциональное расстройство.

(c) Психологи объясняют участникам любой обман, который является неотъемлемой частью разработки и проведения эксперимента, как можно раньше, желательно по завершении их участия, но не позднее, чем по завершении сбора данных, и разрешают участники отозвать свои данные. (См. Также Стандарт 8.08, Подведение итогов .)

8.08 Подведение итогов
(а) Психологи предоставляют участникам возможность быстро получить соответствующую информацию о характере, результатах и ​​выводах исследования и принимают разумные меры для исправления любых неправильных представлений, которые могут возникнуть у участников и о которых известно психологам.

(b) Если научные или гуманные ценности оправдывают задержку или утаивание этой информации, психологи принимают разумные меры для снижения риска причинения вреда.

(c) Когда психологи узнают, что исследовательские процедуры причинили вред участнику, они принимают разумные меры, чтобы минимизировать вред.

8.09 Гуманный уход и использование животных в исследованиях
(а) Психологи приобретают, ухаживают, используют и утилизируют животных в соответствии с действующими федеральными, государственными и местными законами и постановлениями, а также профессиональными стандартами.

(b) Психологи, обученные методам исследования и имеющие опыт ухода за лабораторными животными, наблюдают за всеми процедурами, связанными с животными, и несут ответственность за обеспечение надлежащего учета их комфорта, здоровья и гуманного обращения.

(c) Психологи следят за тем, чтобы все находящиеся под их наблюдением лица, использующие животных, прошли инструктаж по методам исследования, а также по уходу, содержанию и обращению с используемыми видами в той степени, в какой это соответствует их роли.(См. Также Стандарт 2.05, Делегирование работы другим .)

(г) Психологи прилагают разумные усилия, чтобы свести к минимуму дискомфорт, инфекцию, болезнь и боль животных.

(e) Психологи используют процедуру, подвергающую животных боли, стрессу или лишению, только тогда, когда альтернативная процедура недоступна, а цель оправдана ее предполагаемой научной, образовательной или прикладной ценностью.

(е) Психологи проводят хирургические процедуры под соответствующей анестезией и следуют методам предотвращения инфекции и минимизации боли во время и после операции.

(g) Когда уместно прекратить жизнь животного, психологи действуют быстро, стараясь свести к минимуму боль и в соответствии с принятыми процедурами.

8.10 Отчетность о результатах исследования
(а) Психологи не фальсифицируют данные. (См. Также Стандарт 5.01a, Избегание ложных или вводящих в заблуждение заявлений .)

(b) Если психологи обнаруживают существенные ошибки в своих опубликованных данных, они принимают разумные меры для исправления таких ошибок с помощью исправления, опровержения, опечатки или других подходящих средств публикации.

8.11 Плагиат
Психологи не представляют части чужой работы или данных как свои собственные, даже если другая работа или источник данных цитируются время от времени.

8.12 Авторские права на публикацию
(а) Психологи берут на себя ответственность и признают, в том числе авторство, только за ту работу, которую они действительно выполнили или в которую они внесли существенный вклад.(См. Также Стандарт 8.12b, Авторские права на публикацию .)

(b) Основное авторство и другие ссылки на публикации точно отражают относительный научный или профессиональный вклад вовлеченных лиц, независимо от их относительного статуса. Простое занятие институциональной должностью, такой как заведующий отделом, не оправдывает признание авторства. Незначительный вклад в исследование или написание публикаций отмечается соответствующим образом, например, в сносках или во вступительном заявлении.

(c) За исключением исключительных обстоятельств, студент указывается в качестве основного автора любой статьи с несколькими авторами, которая в основном основана на докторской диссертации студента. Консультанты факультета обсуждают со студентами кредит публикации как можно раньше и на протяжении всего процесса исследования и публикации, если это необходимо. (См. Также Стандарт 8.12b, Авторские права на публикацию .)

8.13 Повторная публикация данных
Психологи не публикуют в качестве исходных данных ранее опубликованные данные.Это не препятствует повторной публикации данных, если они сопровождаются надлежащим подтверждением.

8.14 Совместное использование данных исследований для проверки
(а) После публикации результатов исследования психологи не утаивают данные, на которых основаны их выводы, от других компетентных специалистов, которые стремятся проверить существенные утверждения посредством повторного анализа и которые намереваются использовать такие данные только для этой цели, при условии соблюдения конфиденциальности участников могут быть защищены, и если законные права в отношении конфиденциальных данных не препятствуют их разглашению.Это не препятствует психологам требовать, чтобы такие люди или группы несли ответственность за расходы, связанные с предоставлением такой информации.

(б) Психологи, которые запрашивают данные у других психологов для проверки существенных утверждений посредством повторного анализа, могут использовать совместно используемые данные только для заявленной цели. Запрашивающие психологи получают предварительное письменное согласие на любое другое использование данных.

8.15 Рецензенты
Психологи, просматривающие материалы, представленные для презентации, публикации, гранта или исследования предложения, уважают конфиденциальность и права собственности на такую ​​информацию тех, кто ее предоставил.

Принципы исследовательской этики • Сити, Лондонский университет

Все участники исследования должны принимать участие добровольно, без какого-либо принуждения или ненадлежащего влияния, а их права, достоинство и автономия должны уважаться и надлежащим образом защищаться.

Автономное лицо способно обдумывать личные цели и действовать под их руководством. Уважать автономию — значит придавать значение взвешенным мнениям и выбору автономных людей, воздерживаясь от препятствования их действиям, если только они не наносят явный ущерб другим.

Напротив, когда у потенциального участника исследования может отсутствовать способность принимать самостоятельные решения, уважение к людям требует, чтобы они были защищены от вреда. Способность к самоопределению созревает в течение жизни человека, и некоторые люди теряют эту способность полностью или частично из-за болезни, умственной отсталости или обстоятельств, серьезно ограничивающих свободу. Уважение к незрелым и недееспособным может потребовать защиты их по мере их взросления или недееспособности.Некоторые люди нуждаются в серьезной защите, вплоть до исключения их из исследований, которые могут причинить вред.

Исследования должны быть полезными и иметь ценность, которая перевешивает любой риск или вред. Исследователи должны стремиться максимизировать пользу от исследования и минимизировать потенциальный риск причинения вреда участникам и исследователям. Все потенциальные риски и вред следует сводить к минимуму с помощью надежных мер предосторожности.

Необходимость благоприятной оценки риска / пользы требует оценки вероятности как вреда, так и выгод, которые могут возникнуть.Термин «риск» обычно используется для обозначения вреда, но также необходимо учитывать вероятность пользы. Следует принимать во внимание множество видов возможного вреда и пользы. Существуют, например, риски психологического вреда, физического вреда, юридического вреда, социального вреда и экономического вреда и соответствующие преимущества. Хотя наиболее вероятными видами вреда для участников исследования являются психологическая или физическая боль или травма, могут возникнуть и другие издержки социального характера, которые следует учитывать.

Для того, чтобы узнать, что на самом деле принесет пользу, может потребоваться подвергнуть людей определенному риску.Проведение исследований без риска причинения вреда предотвратило бы многие улучшения в благосостоянии людей. Если участник может получить прямую выгоду от исследования, такие риски более оправданы. Однако, если исследовательский проект не принесет непосредственной пользы участникам, более широкая польза для других с точки зрения возможности облегчить болезнь или другой вред в будущем может оправдать исследования с определенным риском, но только после очень тщательной оценки.

Исследования должны проводиться как между разными членами или группами общества.Основным принципом справедливости в отношении исследований является равное обращение. Это еще одно выражение принципа уважения к личности. Несправедливость возникает, когда ему отказывают в некоторой выгоде, на которую имеет право человек, без уважительной причины или когда на него чрезмерно возлагается какое-то бремя. Исследователи должны внимательно рассмотреть общее влияние своих исследований на общество как при выборе участников, так и на выгоды и трудности, связанные с ним.

Например, необходимо тщательно изучить выбор участников исследования, чтобы определить, могут ли некоторые классы (например,грамм. определенные расовые меньшинства, один пол или лица, ограниченные учреждениями) систематически отбираются просто из-за их доступности, их скомпрометированного положения или их управляемости, а не по причинам, непосредственно связанным с изучаемой проблемой. Исследования, поддерживаемые государственными фондами, должны предоставлять преимущества не только тем, кто может себе их позволить, и в таких исследованиях не должно быть чрезмерного вовлечения лиц из групп, которые вряд ли будут среди бенефициаров последующих приложений исследования.

Информированное согласие требует, чтобы исследовательский персонал и участники получали соответствующую (а) информацию об исследовании (б) в понятной форме (в) без принуждения или ненадлежащего побуждения.

Информация должна включать: процедуру исследования, цели, риски и ожидаемые выгоды, альтернативные процедуры (в случае терапии) и заявление, предлагающее участнику возможность задать вопросы и в любой момент отказаться от исследования. .Если человек не получает лечения, но является чистым добровольцем, можно ожидать, что стандарт раскрытия информации будет выше. Объем и характер информации должны быть такими, чтобы люди, зная, что процедура не является необходимой для их лечения или, возможно, полностью понятна, могли решить, хотят ли они участвовать в распространении знаний. Даже если ожидается какая-то прямая выгода для них, участники должны четко понимать диапазон риска и добровольный характер участия.

Понимание влечет за собой, что способ и контекст, в котором передается информация, так же важны, как и сама информация. Например, слишком быстрое представление информации или представление информации в запутанном формате может отрицательно повлиять на способность участника сделать осознанный выбор. Поскольку способность участника понимать является функцией интеллекта, рациональности, зрелости и языка, необходимо адаптировать представление информации к возможностям участника.Следователи несут ответственность за то, чтобы убедиться, что участник понял информацию.

Может потребоваться особое положение, когда понимание сильно ограничено — например, из-за незрелости или умственной отсталости (например, младенцы и маленькие дети или люди с умственными недостатками). У участников должна быть возможность, насколько они могут, выбирать, участвовать или не участвовать в исследовании. Эта ситуация также требует разрешения других сторон, чтобы защитить участников от вреда и представить их интересы.

Добровольность требует, чтобы участник принимал решение без принуждения или другого ненадлежащего влияния. Принуждение имеет место, когда явная угроза причинения вреда преднамеренно представлена ​​одним человеком другому с целью добиться согласия. Чрезмерное влияние, напротив, проявляется в виде предложения чрезмерного, необоснованного, несоответствующего или ненадлежащего вознаграждения или другой попытки добиться согласия. Кроме того, стимулы, которые обычно были бы приемлемыми, могут стать чрезмерным влиянием, если участник особенно уязвим.Неоправданное давление обычно возникает, когда лица, занимающие руководящие должности или имеющие командное влияние, — особенно когда речь идет о возможных санкциях, — призывают участников к определенным действиям.

Следует уважать индивидуальные предпочтения участников исследования и группы в отношении анонимности и соблюдать требования участников относительно конфиденциального характера информации и личных данных.

При разработке исследовательского проекта исследователи будут учитывать, следует ли изучать личные данные, включая интервью с участниками.Если это так, то процесс получения информированного согласия повлечет за собой соблюдение конфиденциальности участников. Существует ряд вариантов того, какое согласие участники могут дать на использование своих данных. К ним относятся использование цитат с указанием ссылки или без нее, с одной стороны, с полной анонимностью, с другой. Данные, полученные в результате исследований, должны надежно храниться в соответствии с действующим законодательством и институциональной политикой.

Исследования должны разрабатываться, анализироваться и проводиться таким образом, чтобы гарантировать соблюдение признанных стандартов честности, а также качество и прозрачность.

Примеры неприемлемой практики включают: фабрикацию путем создания ложных данных или других аспектов исследования, включая документацию и согласие участников; фальсификации путем ненадлежащего манипулирования и / или выбора данных, изображений и / или согласия; плагиат путем присвоения или использования чужих идей, интеллектуальной собственности или работ (письменных или иных) без подтверждения или разрешения; искажение данных, например, сокрытие соответствующих выводов и / или данных, или сознательно, по неосторожности или по грубой небрежности, представление неверной интерпретации данных, материальные интересы, участие или квалификация и ненадлежащее рассмотрение обвинений в неправомерном поведении путем неспособности устранить возможные нарушения включая попытки скрыть неправомерное поведение или репрессалии против информаторов.

Независимость исследования должна быть ясной, а любые конфликты интересов или пристрастия должны быть явными. Конфликт интересов возникает, когда обязательства исследователя перед учреждением или спонсором по независимому проведению исследования могут быть нарушены или могут показаться нарушенными. Это может быть связано с тем, что они могут:

  • получить личную выгоду или выгоду для члена своей семьи или другого человека, с которым у них есть близкие личные отношения, возникшие в результате исследования.Эта прибыль может быть финансовой или иной, и / или
  • иметь обязательства перед другим лицом или организацией, которые могут действовать как потенциальное влияние на их независимое проведение исследования.

Конфликт интересов может проявляться даже тогда, когда конфликта на самом деле нет. Исследователи должны раскрывать все, что может быть воспринято другими как потенциальный конфликт интересов.

Этическая практика: NCLEX-RN || RegisteredNursing.org

В этом разделе экзамена NCLEX-RN вы должны будете продемонстрировать свои знания и навыки этической практики, чтобы:

  • Признать этические дилеммы и предпринять соответствующие действия
  • Информировать клиента / сотрудников об этических проблемах, влияющих на обслуживание клиентов
  • Практика в соответствии с этическим кодексом дипломированных медсестер
  • Оценить результаты мероприятий по продвижению этической практики

Простое определение этики — это принцип, который описывает ожидаемое с точки зрения правильного и правильного и неправильного или неправильного с точки зрения поведения.Например, медсестры придерживаются этических принципов, содержащихся в Кодексе этики Американской ассоциации медсестер. Этика и этическая практика интегрированы во все аспекты сестринского ухода.

Две основные классификации этических принципов и этической мысли — это утилитаризм и деонтология. Деонтология — это этическая школа мысли, которая требует, чтобы и средства, и конечная цель были моральными и этическими; а утилитарная школа этической мысли утверждает, что конечная цель оправдывает средства, даже если средства неморальны.

Этическими принципами, которых должны придерживаться медсестры, являются принципы справедливости, милосердия, непричинения вреда, подотчетности, верности, автономии и правдивости.

  • Справедливость есть честность. Медсестры должны быть справедливыми, когда распределяют уход, например, между пациентами в той группе пациентов, о которых они заботятся. Уход должен быть справедливым, справедливым и равноправным для группы пациентов.
  • Милосердие творит добро и делает для пациента правильные вещи.
  • Отсутствие вреда не причиняет вреда, как сказано в исторической Клятве Гиппократа. Вред может быть умышленным или непреднамеренным.
  • Ответственность — это принятие ответственности за свои действия. Медсестры несут ответственность за свой уход и другие действия. Они должны принять все профессиональные и личные последствия, которые могут возникнуть в результате их действий.
  • Верность выполняет свои обещания. Медсестра должна быть верна своим профессиональным обещаниям и обязанностям, компетентно оказывая высококачественный и безопасный уход.
  • Автономия и самоопределение пациента поддерживаются, когда медсестра принимает клиента как уникального человека, имеющего врожденное право иметь собственное мнение, взгляды, ценности и убеждения. Медсестры побуждают пациентов принимать собственные решения без каких-либо суждений или принуждения со стороны медсестры. Пациент имеет право отказаться или принять все виды лечения.
  • Veracity полностью правдивы с пациентами; Медсестры не должны скрывать от клиентов всю правду, даже если это может причинить пациенту страдания.

Наиболее часто встречающиеся этические проблемы и проблемы в сфере здравоохранения включают распределение ограниченных ресурсов и проблемы с окончанием срока службы.

Биоэтика — это подкатегория этики. Биоэтика решает этические проблемы, подобные тем, которые возникают в результате научно-технического прогресса. Некоторые из наиболее распространенных современных биоэтических проблем связаны со стволовыми клетками, клонированием и генной инженерией.

Признание этических дилемм и принятие соответствующих мер

Медсестры несут ответственность за распознавание и выявление этических проблем, влияющих на персонал и пациентов.Например, оказание сестринской помощи клиентам, делающим аборт, может вызвать у некоторых медсестер проблемы и проблемы этического и морального характера; и у некоторых пациентов может возникнуть отторжение трансплантата печени, потому что донорской печени недостаточно, чтобы удовлетворить потребности всех пациентов, которые об этом просят.

Во многих больницах, медицинских центрах и других медицинских учреждениях есть междисциплинарные комитеты по этике, которые собираются как группа и решают этические дилеммы и конфликты. Медсестры должны обращаться к специалистам по этике и этическим комитетам в своем учреждении, когда такие этические ресурсы и механизмы присутствуют, для решения этических проблем и этических дилемм.

В дополнение к использованию этих ресурсов медсестра может предпринять соответствующие действия при столкновении с этической дилеммой, понимая и применяя этические принципы, содержащиеся в Кодексе этики Американской ассоциации медсестер, Кодексе этики Американской медицинской ассоциации, Кодексе Всемирной медицинской ассоциации. этики, Стандарты ухода и Стандарты практики Американской ассоциации медсестер, документы с изложением позиции Американской ассоциации медсестер, такие как документ, в котором описывается этическое использование наркотических анальгетиков в конце жизни, даже если это лекарство ускоряет смерть, декларативные заявления совета медсестер штата, и Кодекс этики Международной ассоциации медсестер.

Этапы процесса принятия этических решений, как и процесс решения проблем:

  • Определение проблемы. Определение проблемы — это четкое описание этической дилеммы и обстоятельств, связанных с ней.
  • Сбор данных. На этом этапе процесса принятия этических решений проводится обзор этических кодексов, опубликованных практик, основанных на фактических данных, декларативных заявлений, документов о профессиональной позиции и профессиональной литературы.
  • Анализ данных. Собранные данные затем систематизируются и анализируются.
  • Выявление, исследование и создание возможных решений проблемы и последствий каждого из них. Изучаются и оцениваются все возможные решения и альтернативы этической дилеммы.
  • Выбор наилучшего возможного решения. Рассматриваются все возможные решения и альтернативы, а затем предпринимаются самые лучшие и наиболее этичные действия.
  • Выполнение выбранного желаемого курса действий для разрешения этической дилеммы
  • Оценка результатов акции. Как и на этапе оценки сестринского процесса, действия по решению этических проблем оцениваются и измеряются с точки зрения их эффективности для решения этической дилеммы.

Информирование клиента и сотрудников об этических вопросах, влияющих на обслуживание клиентов

Медсестры несут ответственность за выявление этических проблем, влияющих на сотрудников и пациентов; и они также несут ответственность за информирование сотрудников и затронутых клиентов об этических проблемах, которые могут повлиять и действительно влияют на обслуживание клиентов.Например, оказание сестринской помощи клиентам, делающим аборт, может вызвать у некоторых медсестер проблемы и проблемы этического и морального характера; и у некоторых пациентов может возникнуть отторжение трансплантата печени, потому что донорской печени недостаточно, чтобы удовлетворить потребности всех пациентов, которые об этом просят.

В редких случаях пациент может попросить вас сделать что-то неэтичное. Например, пациент может попросить медсестру помочь ему покончить жизнь самоубийством в конце жизни, или он может узнать о другом пациенте с точки зрения его диагноза.Когда происходит что-то подобное, медсестра должна сообщить клиенту, что он не может этого сделать по этическим и юридическим причинам.

Клиентам также может потребоваться информация об этических нормах, которые могут повлиять на лечение, которое они выбирают или отклоняют. Например, клиент может спросить медсестру, допустимо ли этически и законно отказываться от СЛР в конце жизни или принимать обезболивающие, даже если это ускоряет их смерть.

Практика в соответствии с Кодексом этики Американской ассоциации медсестер и другими этическими кодексами

Как обсуждалось ранее, ожидается, что медсестры будут применять этические принципы, содержащиеся в Кодексе этики Американской ассоциации медсестер, Кодексе этики Американской медицинской ассоциации, Кодексе этики Всемирной медицинской ассоциации, Стандартах и ​​стандартах практики Американской ассоциации медсестер. , Официальные документы Американской ассоциации медсестер, такие как документ, в котором описывается этическое использование наркотических анальгетиков в конце жизни, даже если это лекарство ускоряет смерть, декларативные заявления государственной комиссии по медсестринскому делу и этический кодекс Международной ассоциации медсестер.

Кодекс этики Американской ассоциации медсестер, например, содержит элементы, которые подчеркивают и говорят о защите интересов, сотрудничестве с другими, поддержании безопасности клиентов, достоинства и ценности всех людей, запрещении любой дискриминации, ответственности, сохранении прав пациентов, таких как достоинство, автономия и конфиденциальность, а также предоставление компетентной, безопасной и высококачественной медицинской помощи.

Оценка результатов мероприятий по продвижению этической практики

Как и в случае со всеми другими аспектами сестринского ухода, результаты мероприятий по продвижению этической практики оцениваются и измеряются.

Некоторые из критериев оценки, которые могут использоваться для определения и оценки результатов вмешательств по продвижению этической практики, могут включать одно или несколько из следующих:

  • Знает ли персонал об этике и этической практике?
  • Эффективно ли сотрудники применяют этические принципы в своей повседневной работе?
  • Полностью ли осведомлены и осведомлены клиенты и персонал об этике и этической практике?
  • Были ли задействованы все соответствующие профессиональные ресурсы, включая кодексы этики и профессиональную литературу, для решения этических дилемм?

СВЯЗАННОЕ УПРАВЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЕМ УПРАВЛЕНИЯ ПОМОЩЬЮ NCLEX-RN:

SEE — Контрольные вопросы для практики управления медицинской помощью

Alene Burke, RN, MSN

Alene Burke RN, MSN является национально признанным преподавателем сестринского дела.Она начала свою трудовую карьеру учителем начальной школы в Нью-Йорке, а затем поступила в общественный колледж Квинсборо, чтобы получить степень младшего специалиста по медсестринскому делу. Она работала дипломированной медсестрой в отделении интенсивной терапии местной общественной больницы, и в то время она решила стать преподавателем сестринского дела. Она получила степень бакалавра наук по медсестринскому делу в колледже Excelsior, который входит в состав Университета штата Нью-Йорк, и сразу по окончании школы она поступила в аспирантуру в университете Адельфи на Лонг-Айленде, штат Нью-Йорк.Она закончила Summa Cum Laude в Адельфи, получив двойную степень магистра в области сестринского образования и сестринского администрирования, и сразу же получила докторскую степень по сестринскому делу в том же университете. Она является автором сотен курсов для медицинских работников, включая медсестер, она работает медсестрой-консультантом в медицинских учреждениях и частных корпорациях, она также является утвержденным поставщиком непрерывного образования для медсестер и других дисциплин, а также была членом Американской ассоциации медсестер. Целевая группа ассоциации по компетентности и обучению членов медсестер.

Последние сообщения Alene Burke, RN, MSN (посмотреть все)

Университет Северного Кентукки, Большой Цинциннати, регион

Отчет Бельмона

Основные этические принципы

Выражение «основные этические принципы» относится к тем общим суждениям, которые служат основным обоснованием многих конкретных этических предписаний и оценок человеческих действий. Три основных принципа, среди общепринятых в нашей культурной традиции, особенно важны для этики исследований с участием людей: принципы уважения к людям, милосердия и справедливости.

1. Уважение к людям — Уважение к людям включает в себя два этических убеждения: во-первых, с людьми следует обращаться как с автономными агентами, а во-вторых, что лица с ограниченной автономией имеют право на защиту.

2. Благотворительность — С людьми обращаются этично, не только уважая их решения и защищая их от вреда, но и прилагая усилия для обеспечения их благополучия. Термин «милосердие» часто понимается как проявление доброты или благотворительности, выходящих за рамки строгих обязательств.В этом документе благотворительность понимается в более сильном смысле, как обязательство. Два общих правила были сформулированы как дополнительные выражения благотворных действий в этом смысле: (1) не причинять вреда и (2) максимизировать возможные выгоды и минимизировать возможный вред.

3. Правосудие — Понятия справедливости обычно понимаются как (1) равная доля каждого человека, (2) каждому человеку в соответствии с индивидуальными потребностями, (3) каждому человеку в соответствии с индивидуальными усилиями, ( 4) каждому человеку в соответствии с его вкладом в общество и (5) каждому человеку в соответствии с его заслугами.Концепции справедливости актуальны для исследований с участием людей. Например, выбор объектов исследования должен быть тщательно изучен, чтобы определить, систематически отбираются ли некоторые классы (например, пациенты социального обеспечения, определенные расовые и этнические меньшинства или лица, ограниченные учреждениями) просто из-за их легкой доступности, их скомпрометированной положение или их управляемость, а не по причинам, непосредственно связанным с изучаемой проблемой.

Четыре основных этических принципа в сестринском деле

Согласно опросам Gallup, медсестра уже 20 лет считается самой честной и этичной профессией.Сестринское дело высоко ценится с тех пор, как Флоренс Найтингейл, основательница современного медсестринского дела, превратила его в уважаемую и этичную профессию. На самом деле этические принципы сестринского дела, которыми сейчас руководствуются современные медсестры, во многом связаны с теориями Найтингейла. Как только вы получите диплом медсестры и начнете работать медсестрой, вы будете ежедневно сталкиваться с этическими ситуациями на социальном, организационном и клиническом уровне. То, как они решают реагировать, не происходит без принятия решений. Эти решения основаны на применении этических принципов.Эти принципы необходимо применять не только при работе с пациентами, но и при уходе за их семьями и родственными группами.

Этические принципы сестринского дела

Эти принципы в конечном итоге оптимизируют уход за пациентами и результаты:

Уважение к автономии

Автономность означает, что пациенты могут принимать независимые решения. Это означает, что медсестры должны быть уверены, что у пациентов есть вся необходимая информация, необходимая для принятия решения об их медицинском обслуживании, и они имеют образование.Медсестры не влияют на выбор пациента. Примеры медсестер, демонстрирующих это, включают получение информированного согласия пациента на лечение, принятие ситуации, когда пациент отказывается от лечения, и сохранение конфиденциальности.

Отсутствие причинения вреда

Это означает, что медсестры не должны причинять вреда преднамеренно. Медсестры должны обеспечивать стандарт ухода, который позволяет избежать риска или свести его к минимуму, поскольку это относится к медицинской компетентности. Пример медсестер, демонстрирующих этот принцип, включает избегание небрежного ухода за пациентом.

Благотворительность

Милосердие определяется как доброта и милосердие, требующие от медсестры действий на благо других. Примером того, как медсестра демонстрирует этот этический принцип, является то, что она держит умирающего пациента за руку.

Правосудие

Справедливость означает беспристрастность и справедливость. Медсестры, принимающие беспристрастные медицинские решения, демонстрируют это, касается ли это ограниченных ресурсов или новых методов лечения, независимо от экономического статуса, этнической принадлежности, сексуальной ориентации и т. Д.

Кодекс этики медсестер

Еще один ценный ресурс для медсестер — Этический кодекс Американской ассоциации медсестер (ANA). Первоначально принятый в 1950 году Кодекс используется в сложных ситуациях и считается не подлежащим обсуждению. Кодекс был пересмотрен в 2015 году и включает пояснительные заявления, которые могут служить конкретным руководством для медсестер на практике.

Хотите знать, что входит в Этический кодекс?

  • В Положениях 1-3 исследуются фундаментальные ценности и обязательства сестринского дела.
  • В Положениях 4-6 определены границы долга и лояльности.
  • Наконец, Положения 7-9 признают обязанности медсестры, выходящие за рамки взаимодействия с пациентом.

Кодекс применим ко всем типам медсестер, от исследователей до менеджеров, штатных медсестер и медсестер общественного здравоохранения. Иногда медсестрам может потребоваться подход к этическим ситуациям с позиций командного подхода, поскольку самые сложные решения не должны приниматься одним человеком. Эта межпрофессиональная команда (которая может состоять из врачей, медсестер, фармацевтов, социальных работников и т. Д.)) обычно называют этическим комитетом.

Роль этики в сестринском деле будет и дальше оставаться важной, поскольку здравоохранение постоянно меняется и бросает вызов существующему положению вещей. Медсестрам необходимо понимать этические принципы, чтобы распознавать и рассматривать этические дилеммы. Это необходимо обсудить на раннем этапе обучения студентов, и медсестры должны нести ответственность за соблюдение установленных стандартов и принципов, поскольку они формируют будущее медсестер.

Доктор Стейси Розенберг присоединилась к SNHU в качестве дополнительного преподавателя в 2014 году и перешла на должность заместителя декана факультета в начале 2018 года.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.