Что такое кризис возрастного развития: Основные возрастные (кризисные) этапы развития ребенка

Содержание

Кризис возрастного развития — это… Что такое Кризис возрастного развития?

Кризис возрастного развития
(гр. – переломный момент) – так в психологии и педагогике называются переходные периоды развития человека от одного возрастного этапа к другому. Этим периодам, как правило, свойственно отмирание одних физических, физиологических, психологических и социальных свойств, качеств, структур или ролей и появление других, столкновение старого и нового, рост противоречий в развитии, нарушение прежней гармонии и ритма. Поэтому они и получили название кризисных. Они являются закономерными для онтогенеза человека, поэтому преодолеваются не борьбой, а терпением, Поддержкой, пониманием, косвенным участием, помощью. Психологи считают, что эти кризисы носят очищающий характер, выполняя следующие функции обновления, открытия «нового начала», омоложения, возникновения новых ощущений, развития самокритики, стимулирования перехода от несовершенства к зрелости. Личный кризис – универсальный механизм воспитания.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург. В.С. Безрукова. 2000.

  • Крестный
  • Критичность ума

Смотреть что такое «Кризис возрастного развития» в других словарях:

  • кризис — Состояние, вызванное столкновением личности с препятствиями на пути удовлетворения важных жизненных целей (фрустрацией основных ценностных установок), в случае, когда подобные препятствия не могут быть преодолены обычными способами разрешения… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Мотивационный кризис — ситуация смены и/или ослабления мотивов, часто связанная с определенными периодами возрастного развития …   Психология человека: словарь терминов

  • возраст — (в психологии) категория, служащая для обозначения временных характеристик индивидуального развития. В отличие от хронологического В., выражающего длительность существования индивида с момента его рождения, понятие психологического В. обозначает… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ВОЗРАСТ — период развития человека, характеризуемый совокупностью специфич. закономерностей формирования организма и личности. В. представляет собой качественно особый этап, к рому свойствен ряд изменений, определяющих своеобразие структуры личности на… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • Возрастная периодизация — Возрастная периодизация  периодизация этапов в жизни человека и определения возрастных границ этих этапов, принятая в обществе система возрастной стратификации. Содержание 1 Проблема периодизации 2 Принципы периодизации …   Википедия

  • КРИЗИСЫ ВОЗРАСТНЫЕ — (англ. age crises) условное наименование переходных этапов возрастного развития, занимающих место между стабильными (литическими) периодами (см. Возраст, Периодизация психического развития). К. в. рассматриваются в концепциях, призна …   Большая психологическая энциклопедия

  • идентичность — Ваш Я образ или Я концепция. Кем вы себя считаете. Целостность вашего существа. Краткий толковый психолого психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008. идентичность …   Большая психологическая энциклопедия

  • ДОШКОЛЬНОЕ ДЕТСТВО — период в развитии ребенка от рождения до поступления в школу. Характеризуется интенсивным созреванием организма и фор мированием психики. В рамках Д. д, согласно существующей периодизации возрастного развития (см. Возраст), выделяются… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • возраст психологический — в отличие от возраста хронологического это понятие означает определенную, качественно своеобразную ступень развития онтогенетического, обусловливаемую закономерностями формирования организма, условиями жизни, обучения и воспитания и имеющую… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Психологическое консультирование (counseling psychology) — П. к. претерпело значительные изменения за время, прошедшее с момента его официального признания в 1946 г. отдельной помогающей профессией. Посвященное первоначально оказанию помощи людям в поисках подходящей профессии, П. к. расширилось до сферы …   Психологическая энциклопедия


Детские возрастные кризисы: к чему готовиться?

Был нормальный ребенок, а потом как подменили!» — эту фразу врачи слышат от родителей регулярно. Не спешите обвинять себя в плохом воспитании или срываться на собственном чаде. Возможно, это тот самый возрастной кризис, который нужно пережить. Рассказываем, к чему вам готовиться, и как пережить.

Границы возрастных кризисов и их интенсивность — понятия весьма размытые. У одних кризисы проходят мягко, а других может надолго увести в «крутое пике»

Время детских революций

Малыш появился на свет. Вокруг него – огромный мир, загадочный и незнакомый. Каждый день приносит ребенку массу открытий: предметы, запахи, звуки… Представьте, что однажды вы очутились на незнакомой планете и вынуждены познавать с нуля все ее законы. Примерно так же ощущает себя дитя, только ему приноровиться ко всему еще сложнее!

Копилка знаний и ощущений об окружающем мире постепенно наполняется – и вот ребенок переходит на новый уровень своего развития. Почти всегда возрастной кризис сопровождается скачкообразным изменением в физиологическом плане.

В оценке детских и подростковых кризисов современные психологи обычно опираются на труды советского психолога Льва Семеновича Выготского. Ученый подробно исследовал и описал, как развиваются высшие психологические функции ребенка, и выделил шесть кризисных пиков. Каждый кризис может пройти почти незаметно, а может затянуться на год-два. Сроки наступления пиков тоже условны и во многом зависят от индивидуальных особенностей становления здоровья и психики малыша.

Кризис новорожденности

Рождение – это большой стресс не только для мамы, но и для малыша. Ребенку нужно с первых секунд новой жизни научиться самостоятельно дышать, по-новому питаться, привыкнуть к необычной обстановке. На адаптацию уйдет примерно 1-3 месяца. Не случайно это время часто называют «четвертым триместром» беременности.

— У новорожденного происходят важные изменения в части физиологии. Формируется работа желудочно-кишечного тракта, малыша могут беспокоить колики, его нервной системе приходится привыкать к массе внешних раздражителей. Ребенок учится держать головку, осваивает различные движения, — поясняет врач-педиатр высшей категории клиники «Источник» Елена Путилова. – Врачи очень внимательно следят за развитием ребенка от рождения до года. В это время могут проявиться различные патологии, и нужно вовремя их заметить, чтобы избежать негативных последствий в будущем.

Что делать? Забота, внимание, любовь и – много родительского терпения. Постепенно вы научитесь понимать язык ребенка, а он адаптируется к новой обстановке.

Кризис одного года

Ребенок подрос и вовсю учится ходить и говорить. Он находит и изучает ранее недоступные ему предметы и явления, старается сделать многое сам. И тут не обходится без аффективных вспышек и агрессии. Протест, истерики с падениями на пол, обиды – частые «симптомы» кризиса одного года. Родителям приходится непросто. Но, поверьте, даже самые мудрые мама и папа с огромным педагогическим и врачебным опытом могут оказаться в аналогичной ситуации.

Что делать? Важный урок этого периода – можно ли доверять окружающему миру и рассчитывать на поддержку взрослых? Одинаково плохо работают и наказания, и потакания капризам. Попробуйте договориться с ребенком, отвлечь его во время вспышек агрессии, объяснить причину запретов. Не поддерживайте своими эмоциями детскую истерику, чтобы она не закрепилась в сознании ребенка как естественный способ добиться желаемого. И, конечно, поощряйте тягу к самостоятельности.

Ребенок многое умеет, становится самостоятельным и пробует противопоставить себя взрослым. Упрямство, своеволие, негативизм, строптивость, обесценивание действий других людей – вот спутники кризиса у трёхлеток. В этом возрасте дети отвергают многие семейные правила, могут отказаться от привычного режима дня, устраивать протест-бунт без явной причины («потому что у меня синие носочки», «потому что правая варежка – не левая»). Также активно включается фантазия, особенно если нужно защититься от наказания («приходил злой дядя и разбросал мои игрушки»). Тоддлер учится управлять своим поведением и вырабатывать автономию.

Что делать? Не пытайтесь подавить эту революцию, попробуйте ее возглавить! Тут на помощь приходят хитрость и смекалка («сегодня садик – уже не садик, а дом друзей; пойдем посмотрим, что там новенького»). Если вы установили правила, то дома их соблюдают все. Чем больше спокойствия и уверенности ребенок видит сейчас в вас, тем проще ему пройти этот турбулентный период.

Пять лет: время новых открытий

Врачи-педиатры особо выделяют пятилетний возраст ребенка. В отличие от кризисных моментов, это – «золотая пора» для дошколенка. Малыш уже уверен в себе, знает, какими навыками обладает, стремится быть первым, активно фантазирует и размышляет, кем хочет стать. Подержите творческие начинания вашего крохи!

Кризис 7 лет

Наступает очень насыщенное социальными контактами время. Ребенок идет в школу, параллельно может посещать кружки и секции. Он смотрит на других, «малышковая» наивность отходит на второй план. Родители сталкиваются с проявлениями агрессии, кривляниями, вычурностью поведения. Дело в том, что ребенок пытается понять, как его оценивают не внутри семьи, а в социуме. Он пробует установить и проверить взаимосвязь «ошибка-последствие». Формируется детская самооценка, которая подкрепляется либо разрушается извне.

Что делать? Вашими помощниками в это время могут стать учителя, тренеры, друзья родителей и другие взрослые, с которыми вне семьи контактирует ребенок. Делайте акцент не на школьных отметках, а на интересе к обучению. Проговаривайте, что ошибаться может каждый, и важно делать правильные выводы. Хотя ребенок внешне пытается абстрагироваться от вас, продолжайте быть для него примером и помогайте конструктивно преодолевать неудачи.

Кризис 13 лет

Пожалуй, именно этого кризиса боится большинство родителей. Картина схожа с тем, что вы наблюдали в три года, плюс сюда добавляются колоссальные гормональные изменения в организме ребенка. «Я не могу им управлять», — часто говорят мамы и папы. Впрочем, ребенок пока тоже сам себе не хозяин. Настроение меняется мгновенно, появляется чрезмерное внимание к своей внешности. Он уже не ребенок, он – подросток. Пришла пора выстроить новый формат отношений с ним.

— Он как никогда хочет взрослой свободы и на этой почве часто конфликтует с родителями, — уточняет Елена Путилова. – Ребенок реже делится своими переживаниями, личной жизнью. Зачастую взрослые могут не знать о том, что у сына или дочери что-то болит. Проявляется интерес к противоположному полу, могут появиться ранние половые контакты. Всё это нужно учитывать родителям, чтобы вместе с компетентными врачами вовремя поддержать ребенка и, если нужно, оказать медицинскую помощь.

Что делать? Признать самостоятельность и право на личную жизнь – одна из самых сложных задач для любого родителя. Самое время решиться на это и расширить границы свободы для подростка. Вы многое вложили в его воспитание; ваша вера в ребенка становится важным для него ресурсом. Не скупитесь на ободряющие слова. Пусть ребенок знает, что даже в самые сложные периоды у вас есть тысяча причин гордиться им.

Кризис 17 лет

Юность – период страхов и сомнений. Школьные годы заканчиваются, и вот он – реальный шаг во взрослую жизнь. Подростка, скорее всего, ждут поступление в вуз, отправка в армию или даже свадьба. В кризис юности человек учится осознавать ответственность за любой выбор во всей его полноте.

Что делать? Куда бы не занесло вашего ребенка, именно вы останетесь той самой константой, которая поддержит его. Расскажите ему об этом. В конце концов, когда-то вы тоже были в подобной ситуации, правда?

Нужна консультация педиатра? Звоните в клинику «Источник»

+7(351)77-88-887

www.ci74.ru

Кризисы возрастного развития и их влияние на личность. Возрастные кризисы в психологии

Кризис возрастного развития имеет разное обозначение. Его называют кризисом развития, возрастным кризисом, кризисным периодом. Но все это условное наименование переходных этапов возрастного развития, характеризующихся резкими психологическими изменениями. Независимо от желаний и обстоятельств человека такой кризис наступает внезапно. Но для кого-то он протекает менее болезненно, а для некоторых – открыто и бурно.

Надо отметить, что следует отличать кризис возрастного развития от кризиса личности человека. Первый возникает в связи с возрастной динамикой психики, а второй – в результате создавшихся социально-психологических обстоятельств, в которые человек попадает неожиданно для себя и испытывает в них отрицательные переживания, повлекшие за собой внутреннюю перестройку психики и поведения.

В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии ребенка. Часть психологов считает, что детское развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания.

Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше.

В настоящее время в психологии все чаще говорят о переломных моментах в развитии ребенка, а собственно кризисные, негативные проявления относят на счет особенностей его воспитания, условий жизни. Близкие взрослые могут эти внешние проявления смягчить или, наоборот, усилить. Кризисы, в отличие от стабильных периодов, длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже нескольких лет.

Возрастной кризис рассматривается с одной стороны как этап развития (см. стр. 7), а с другой – как механизм развития (см. стр.16). Обе эти характеристики кризиса развития были обоснованы Л.С. Выготским. Они взаимосвязаны, так как кризисвыступает механизмом развития на определенном этапе психического становления. Он действует через противоречия между имеющимися потребностями и новыми социальными требованиями, которые появляются в жизни человека при переходе из одного возраста в другой. Сущность кризиса кроется в перестройке внутренних переживаний, в изменении потребностей и побуждений при взаимодействии со средой. Таким образом, кризис возрастного развития имеет следующие характеристики:

Это есть естественный этап психического развития;

Завершает (отделяет) каждый возрастной период и появляется на стыке двух возрастов;

В основе лежит противоречие между средой и отношением к =ней;

Результатом кризиса развития становится преобразование психики и поведения.

Кризис развития имеет две стороны. Первая – негативная, разрушительная сторона. Она говорит о том, что во время кризиса идет задержка психического развития, отмирание и свертывание раннее приобретенных психических образований, умений и навыков. Само время кризиса протекает беспокойно с появлением в поведении у человека отрицательных эмоций и переживаний. Кроме этого, при неблагоприятном течении кризиса могут формироваться негативные характеристики личности и межличностного взаимодействия, а неудовлетворение новых потребностей вводит человека в повторное (или затянутое) кризисное состояние развития. При патологическом течении кризиса может произойти искажение нормальной возрастной динамики.

Другая сторона кризиса возрастного развития – позитивная, конструктивная, которая сигнализирует о появлении положительных изменений (новообразований и новой социальной ситуации развития), составляющих смысл каждого переломного периода. Позитивное преобразование психики и поведения человека возникает при благоприятном течении кризиса.

Таким образом, можно отметить, что кризис развития представляет собой чувствительный этап к преобразованию психики, где грань между ее нормальным и нарушенным развитием очень тонкая. В каком направлении разрешится кризис – чаще всего зависит от продуктивности взаимодействия человека (ребенка) со средой, что определяет индивидуальность течения возрастного кризиса.

Кризисы развития изучал и ученик Л. С. Выготского – Д. Б. Эльконин. Он открыл закон чередования в ходе психического развития ребенка. Ученый выделил различные по ориентации виды деятельности, которые периодически сменяют друг друга: за деятельностью, ориентированной в системе отношений между людьми («человек – человек») следует деятельность, где ориентация идет на способы употребления предметов («человек – предмет»). Каждый раз между этими двумя типами ориентаций возникают противоречия, которые становятся причиной появления кризиса развития, так как действие не может дальше развиваться, если оно не встроено в новую систему отношений и без поднятия интеллекта на определенный уровень не будут развиваться новые мотивы и способы действия. С учетом указанных выше ориентаций ведущих видов деятельностей Д.Б. Эльконин объяснил содержание выделенных Л.С. Выготским кризисов развития. Так, в период новорожденности, в 3 года и 13 лет происходят кризисы отношений, а в 1 год, 7 и 17 лет – кризисы мировоззрения, которые также чередуются.

В отечественной психологии идет преобладание точки зрения на то, что кризисы развития неизбежно появляются на стыке двух каких-либо возрастных периодов. Сроки протекания кризисов в детстве, установленные Л.С. Выготским, оспариваются, а вот последовательность их возникновения сохраняет свою актуальность, так как отражает нормативные закономерности психического развития.

Л. С. Выготский выделяет следующие стадии течения кризиса развития.

I. Предкризис. Возникает противоречие между средой и отношением человека к ней. Предкризисное состояние характеризуется переходным внутренним состоянием, где показатели аффективной и когнитивной сфер становятся противоположно направленными. Снижается интеллектуальный контроль и в то же время повышается чувствительность к окружающему миру, эмоциональность, агрессивность, психомоторная расторможенность или вялость, замкнутость и др.

II. Собственно кризис. На этой стадии идет временное максимальное обострение психологических проблем личностного и межличностного характера, где можно наблюдать определенную степень отклонения от возрастной нормы в психофизическом развитии. Часто проявляются низкая познавательная активность, психологическая лабильность (неустойчивость), снижение коммуникативности, утрата устойчивости психики, перепад настроения и мотивации. В целом на ребенка или взрослого в это время трудно повлиять, договориться, переориентировать и др.

III. Посткризис. Это время разрешения противоречий через образование новой социальной ситуации развития, гармонии между ее составляющими. В результате данной гармонии осуществляется возвращение к нормальному состоянию, где аффективные и когнитивные компоненты психики становятся однонаправленными. В подсознание уходят «старообразования», а на новый уровень сознания выдвигаются новообразования психики.

В заключении отметим, что кризис возрастного развития появляется внезапно и также исчезает. Его границы размыты. Он является кратковременным по сравнению со стабильными периодами. Разрешение кризиса связано с установлением новых социальных отношений со средой, которые могут носить продуктивный и деструктивный характер развития.

Кризисы встречаются не только в детстве, но и в периоды взрослости.

Психические изменения, которые появляются в это время у ребенка или взрослого, носят глубокий и необратимый характер.

План:

Введение

1.Сущность возрастного кризиса

2.Возрастные кризисы

2.1. Кризис новорожденного

2.2 Кризис подросткового возраста

2.3 Кризис среднего возраста

2.4 «Узелковый период» кризис старости

Литература

Введение

В психологических теориях категория «возрастной кризис» используется в многочисленных контекстах, отличается по своему содержанию и связывается с различными характеристиками психического развития человека. Суть возрастных кризисов заключается в изменении системы связей человека с окружающей действительностью и его отношения к ней, в смене ведущей деятельности. В отличие от кризисов невротического или травматического типа, они относятся к нормативным изменениям, необходимым для нормального поступательного хода психического развития.

В период возрастных кризисов резко изменяется эмоциональный фон, появляются элементы депрессивной симптоматики, выраженной тревожности, напряженности, снижения работоспособности и т. д. Все это является следствием рассогласования в системе самопрогнозирования, уровня притязаний личности: человек не может обеспечивать продуктивное выполнение индивидуальных программ. Реализация этих программ начинает требовать огромных энергетических усилий.

Если рассматривать возрастные кризисы с точки зрения перемен, наступающих в поведении ребенка, то все они характеризуются некоторыми общими чертами. В критические периоды дети становятся непослушными, капризными, раздражительными: часто вступают в конфликт с окружающими взрослыми, особенно родителями и воспитателями; у них возникает отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, доходящее до упрямства и негативизма.

Проблематика возрастных кризисов в онтогенезе является актуальной, чрезвычайно интересной и в то же время недостаточно разработанной в теоретическом и экспериментальном плане. Само понятие «возрастной кризис» является одним из наименее четко определенных и часто не имеет законченной формы. Тем не менее, термин широко употребляется и среди психологов, и среди педагогов. С содержательной точки зрения периоды возрастных кризисов представляют интерес, поскольку отличаются специфическими особенностями процесса психического развития (наличие резких изменений в психике, обострение противоречий, негативный характер развития и т.д.).

Кризисный период оказывается трудным для ребенка, а также для окружающих его взрослых – педагогов и родителей, которым становится необходимо вырабатывать стратегии воспитания и обучения на основе происходящих с ребенком кардинальных изменений в психике. Поведение детей в эти периоды характеризуется трудновоспитуемостью и представляет особую сложность для взрослых. Для того чтобы подобрать адекватные воспитательные меры, необходимо проанализировать предпосылки возникновения кризиса, особенности социальной ситуации развития, сущность происходящих с ребенком изменений, новообразования кризисного периода. Возрастные кризисы характерны не только для детского возраста, выделены также нормативные кризисы взрослости. Эти кризисы отличаются особым своеобразием в протекании периода, в характере личностных новообразований человека и т. д.

Цель работы заключается в анализе психологической сущности, структуры и содержанию возрастных кризисов. Исходя из поставленной цели, решались следующие задачи:

Теоретический анализ аспектов изучения проблемы возрастных кризисов;

Раскрытие сущности и содержания возрастных кризисов;

Изучение общих принципов возрастного психического развития;

Психологический анализ кризисов возрастного развития.

1. Сущность возрастного кризиса

Кризис (от греческого krineo) означает «разделение дорог». Понятие «кризис» означает острую ситуацию для принятия какого-то решения, поворотный пункт, важнейший момент в жизни или деятельности человека.

Кризис в жизни это ситуация, в которой человек сталкивается с невозможностью реализации внутренней необходимости своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей) в виду возникновения препятствий (чаще всего внешних), преодолеть которые, опираясь на свой прошлый опыт, он не может. Человек привыкает к определенной форме своей жизни и деятельности: образу и состоянию тела, пище, одежде, более или менее комфортным условиям существования, счету в банке, автомобилю, жене, детям, социальному статусу, смыслам и духовным ценностям. Кризисное состояние лишает его опоры. Однако наряду с отрицательными, негативными проявлениями, кризис как ничто другое вычленяет, что человеческого остается от человека, что у него остается внутри, что в нем укоренилось и крепко сидит, а что сразу разрушается, как только исчезнут внешние атрибуты. Все внешнее выходит наружу в процессе кризиса, и человек начинает осознавать его внешность. Если же он еще и отказывается от этой внешней шелухи, то происходит очищение сознания, глубинное понимание истинной ценности, духовное осознание себя. Поэтому психологический кризис – это физическое и психическое страдание, с одной стороны, и трансформация, развитие и личностный рост – с другой. Таким образом, источник кризиса психического развития лежит не в конфликте человека с внешней системой отношений, а обусловлен внутренним конфликтом отношения реальной и идеальной формы. Именно это отношение и провоцирует сначала конфликт, затем попытки его разрешения, а затем и переход в новую систему сотрудничества, то есть переход к новой ведущей деятельности.

Кризис – это не тупик, а некие противоречия, которые накапливаются у человека. Кризис в жизни – это всегда неприятно. Будь то здоровье или семья, или работа, или дружеские отношения. Человек выбивается из привычного ритма. Тем не менее есть ряд так называемых «нормативных» кризисов, через которые человек проходит в течение всей жизни: кризис новорожденного, одного года, трех, семи, переходного возраста, кризис середины жизни в 35-45 лет, « узелковый период».

Все жизненные кризисы подобны матрешке. Тяжело, когда человек не выходит из кризиса, а накапливает их. Все кризисы, по сути, связаны с поиском смысла жизни и попытками ответить на вопросы типа «Зачем я живу? Для кого?», а так же проблема личной свободы, и борьба за нее на всех этапах жизни.

Хотя у человека и есть внутренние резервы (адаптационные свойства) для того, чтобы решить возникающие трудности, зачастую эти защитные механизмы не справляются.

Рассматривая кризисы как закономерность психического развития человека, зная их периодичность и причины возникновения, их можно по меньшей мере предсказать, а значит смягчить неизбежные, встроенные в природу человека и избежать тех, которые являются результатом неправильного выбора самого человека.

Самой, пожалуй, важной функцией кризиса, является его влияние на развитие человека – Л.С. Выговский писал, что «если бы кризисы не были обнаружены экспериментально, их, тем не менее, следовало бы задать теоретически». Основанием для такого утверждения служит то, что процесс развития человека происходит «рывками», от одной стадии к другой, т. Е. Скорее революционным, чем эволюционным путем. В эти периоды в относительно короткий срок происходят кардинальные изменения, сильно заметные окружающим.

2. Возрастные кризисы

Возрастные кризисы – это особые, относительно непродолжительные по времени (до года), возрастные периоды, характеризующиеся резкими психическими изменениями личности человека, возникающие при переходе от одной возрастной ступени к другой, связанные с системными качественными изменениями в сфере социальных отношений человека, его деятельности и сознания. Возрастной кризис обусловлен возникновением основных новообразований предшествующего стабильного периода, которые приводят к разрушению одной социальной ситуации развития и возникновению другой адекватной новому психологическому облику человека. Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. Суть возрастного кризиса в преобразовании социальной ситуации развития, при котором старая социальная ситуация развития разрушается, а на ее месте, вместо нее, строится новая; психологическое содержание возрастного кризиса состоит в том, что происходит субъективация новообразования предшествующего стабильного периода, т.е. превращение новообразования стабильного периода в субъективную способность индивида.

Хронологически выделяют следующие возрастные кризисы: кризис новорожденности; кризис одного года; кризис трех лет; кризис семи лет; кризис семнадцати лет; кризис тридцати лет; пенсионный кризис. Понятие об отдельных критических возрастах вводились в науку эмпирическим путем и в случайном порядке. Анализ кризисных периодов позволит вскрыть психологическую сущность процесса онтогенетического развития личности. Основные отличие критических периодов развития от стабильных периодов заключается в длительности протекания, в характеристиках динамики психических изменений, в характере возникающих новообразования. Возрастной кризис может сопровождаться особым синдромом – трудновоспитуемость.

2.1 Кризис новорожденного

Процесс рождения – тяжелый, переломный момент в жизни ребенка. Рождение – это всегда резкий переход к новому. Психоаналитики называют рождение травмой и считают, что вся последующая жизнь человека носит печать пережитой им при рождении травмы.

Рождаясь, ребенок физически отделяется от матери и попадает в совершенно иные условия: холод, яркая освещенность, воздушная среда, требующая другого типа дыхания, необходимость смены типа питания. При переходе к внеутробному существованию коренным образом меняется не только условия жизни, но само физиологические существование малыша. До рождение ребенок и мать слиты в одно. Его температура равна температуре тела матери. Он живет в мире, где нет контрастов темноты и света, тепла и холода. Рождаясь, младенец попадает в мир контрастов и противоречий, и самое первое из них – первый вздох.

С обрезанием пуповины ребенок получает свободу, но физиологически «теряет» мать. Чтобы эта потеря не была травмирующей, совершенно необходимо присутствие и внимание матери с первых минутах жизни младенца. Ощущение ее тепла, запаха, звука ее голоса, биение ее сердца – все это связывает его с прежней жизнью и делает его приход в этот не таким резким, болезненным и травмирующим. Очень важно чувствовать и видеть своего малыша с первой минуты его появления на свет и для матери: в это время материнские чувства наиболее остры.

Ребенок приходит в этот мир слабым и совершенно беспомощным. Хотя, родившись, он отделился от матери физически, но биологически еще связан с ней. Ни одной своей потребности он не может удовлетворить самостоятельно. Такая беспомощность, полная зависимость от взрослого человека составляют специфику социальной ситуации развития новорожденного. Приспособится к новым, чудным для него условиям ребенку помогает наследственно закрепления механизма – безусловные рефлексы: это, прежде всего, система пищевых рефлексов, а также защитные и ориентировочные рефлексы. Некоторые рефлексы являются атавистическими – они получены в наследство от животных предков, но бесполезны для ребенка и вскоре исчезают. Так, например, рефлекс, называемый иногда « обезьяньим» пропадает уже на втором месяцы жизни (приложение а).

Человеческое дитя наиболее беспомощно среди всех детенышей в момент своего рождения. Это не зрелость не только в высших регуляторных, но и многих нежелающих физиологических механизмов, что приводит к возникновению новой социальной ситуации. В данный период вообще нельзя рассматривать ребенка отдельно от взрослого. Сказанное чрезвычайно важно, ибо ребенок еще не обладает никакими способами взаимодействия со взрослыми.

Важные события в психической жизни ребенка – возникновения слухового и зрительного сосредоточения. Слуховое сосредоточение появляется на 2-3-й недели, зрительное – на 3-5 недели.

Новорожденный проводит время во сне или дремотном состоянии. Постепенно из этого дремотного состояния начинают выделяться отдельные моменты, краткие периоды бодрствования. Слуховое и зрительное сосредоточение придают бодрствованию активный характер.

Лицо взросло вызывает у ребенка состояния «блаженство» – он улыбается. Улыбка на лице ребенка и является концом кризисом новорожденности. С этого момента у него начинаются индивидуальная психическая жизнь.

Ребенок не просто улыбается, он реагирует на взрослого движениями всего тела. Младенец все время находится в движении. Он откликается эмоционально. Комплекс оживления включает четыре основных компонентов:

Замирания и зрительное сосредоточение – долгие, пристальный взгляд на взрослого;

Улыбку, выражающую радостные эмоции ребенка;

Двигательные оживления, движения головы, вскидывание ручек и ножек, прогибание спинки и п.р.;

Вокализации – вскрики (громкий отрывистые звуки), гуканье (тихие короткие звуки «кх», «гк»), гуление (протяжные звуки, напоминающие пение птиц – «гуулллиии» и п.р.).

Дети, отстающие в развитие прежде всего отстают именно в появления комплекса оживления. Комплекс оживления, как первый специфический поведенческий акт ребенка, становится определяющим для всего последующего его психического развития. Он является первым актом общения ребенка со взрослым и свидетельствует о переходе в новый стабильный период – период младенчество.

2.2 Кризис подросткового возраста

На образ физического “я” и самосознания в целом оказывает влияние темп полового созревания. Дети с поздним созреванием оказываются наименее выгодным положением; акселерация создает более благоприятные возможности личностного развития. После относительно спокойного младшего школьного возраста, подросткового кажется бурным и сложным. Развитие на этом этапе действительно идет быстрыми темпами, особенно много изменений наблюдается в плане формирования личности. Главная особенность подростка личностная нестабильность. Противоположные черты, стремление, тенденции, сосуществуют и борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребенка.

Многие подростки, подпадая под зависимость от физического состояния, начинают сильно нервничать и обвинять себя в несостоятельности. Эти ощущения часто не осознаются, а подспудно формируют напряженность, с которой подростку трудно справиться. На таком фоне любые внешние трудности воспринимаются особенно трагически.

Подростковый возраст- период отчаянных попыток «пройти через все». При этом подросток по большей части начинает свой поход с табуированных или прежде невозможных сторон взрослой жизни. Многие подростки «из любопытства» пробуют алкоголь и наркотики. Если это делается не для пробы, а для куража, возникает физическая зависимость. Но и баловство, пробы могут привести к психологической зависимости, что проявляет себя в возникновении напряженности, тревоги, раздражительности.

Подростки достаточно легкомысленно относятся к человеческим порокам и слабостям и в результате быстро приобщаются к алкоголю и наркотикам, превращая их из источника ориентированного поведения (любопытства) в предмет своих потребностей. На этом фоне, рефлексируя на свое «падение», подросток нередко превращает его в форму своего самоутверждения, заглушая внутреннее чувство потери себя, своего личного кризиса.

Там, где слабы внутренние тормоза, где слабо развито чувство ответственности за себя и другого, прорывается готовность к сексуальным контактам с представителями противоположного, а иногда и своего пола. Высокая степень напряжения до и после сексуального общения ложится сильнейшим испытанием на психику. Первые сексуальные впечатления могут оказать влияние на сферу сексуальной жизни взрослого человека. Поэтому важно, чтобы эти впечатления отражали достойные формы взаимодействия юных сексуальных партнеров. Многие подростки на почве неблагополучного опыта обретают неврозы, а некоторые – и венерические заболевания. Все эти формы новой жизни подростков ложатся на психику тяжелым бременем. Напряженность от неопределенности жизни в новом качестве (курильщик, сексуальный партнер и др.) В результате потери самоидентичности толкает многих подростков в состояние остро переживаемого кризиса.

Отдельно следует указать на отроческий кризис, связанный с духовным ростом и изменением психического статуса. Хотя в этот период происходит объективное изменение социального положения отрока (возникают новые отношения с близкими, сверстниками, учителями; расширяется поле деятельности и др.), наиважнейшим фактором, влияющим на возникновение кризиса, являются рефлексия на внутренний мир и глубокая неудовлетворенность собой. Потеря идентичности с самим собой, несовпадение прежних представлений о себе с сегодняшним образом – вот основное содержание отроческих переживаний. Неудовлетворенность может быть столь сильной, что появляются навязчивые состояния: непреодолимые угнетающие мысли о себе, сомнения, страхи. При этом сохраняется критическое отношение к этим состояниям, что усугубляет тяжелые чувства подростка.

Многие подростки переживают кризис во внешних проявлениях негативизме – бессмысленном противодействии других, немотивированном противостоянии родителям, учителям. Задача близких взрослых и психологов здесь однозначна – необходимо включиться в проблемы отрока и постараться облегчить его жизнь в этот период.

2.3 Кризис среднего возраста

Кризис среднего возраста – самая странная и страшная пора в психическом развитии человека. Многие люди (особенно творческие), не найдя в себе силы, и не обретя новый смысл жизни, просто уходят из нее. На этот период (после подросткового) приходится наибольшее число суицидов.

Как уже говорилось выше, у взрослого человека начинают формироваться вопросы, на которые он не в состоянии ответить, но которые сидят внутри и разрушают его. « в чем смысл моего существования!?», «это то, чего я хотел!? Если да, то что же дальше!?» и т.д. представления о жизни, сложившиеся между двадцатью и тридцатью годами, не удовлетворяют его. Анализируя пройденный путь, свои достижения и провалы, человек обнаруживает, что при уже сложившейся и внешне благополучной жизни личность его несовершенна, что много времени и сил потрачено впустую, что он мало сделал по сравнению с тем, что мог бы сделать, и т. П. Иными словами, происходит переоценка ценностей, критический пересмотр своего «я». Человек обнаруживает, что многое он уже не может изменить в своей жизни, в себе: семью, профессию, привычный образ жизни. Самореализовав себя в период молодости, человек вдруг осознает, что, в сущности, стоит перед той же задачей – поиска, самоопределения в новых обстоятельствах жизни, с учетом реальных возможностей (в том числе ограничений, не замечавшихся им ранее). Этот кризис проявляет себя в ощущении необходимости «что-то предпринимать» и свидетельствует о том, что человек переходит на новую возрастную ступень – возраст взрослости. «кризис тридцати» – условное название этого кризиса. Это состояние может наступить и раньше, и позднее, ощущение кризисного состояния может наступать на протяжении жизненного пути неоднократно (как и в детстве, отрочестве, юности), так как процесс развития идет по спирали, не останавливаясь.

Для мужчин в это время характерны разводы, смена работы или изменение образа жизни, приобретение дорогих вещей (автомобили, мотоциклы), частая смена сексуальных партнерш, причем прослеживается четкая ориентация на юный возраст последних, как бы начинает добирать то, чего не смог получить в более раннем возрасте, реализует свои детские и юношеские потребности.

У женщин во время кризиса 30-летия обычно меняются приоритеты, установленные в начале ранней взрослости. Женщин, ориентированных на замужество и воспитание детей, теперь в большей степени начинают привлекать профессиональные цели. В то же время те, кто отдавал свои силы работе, теперь, как правило, направляют их в лоно семьи и брака.

Переживая этот кризисный момент своей жизни, человек ищет возможность укрепления своей ниши во взрослой жизни, подтверждения своего статуса взрослого: он хочет иметь хорошую работу, он стремится к безопасности и стабильности. Человек еще уверен в том, что возможно полное воплощение надежд и чаяний, образующих «мечту», и усердно трудится для этого.

2.4 «Узелковый период» кризис старости

В преклонном возрасте (старости) человеку предстоит преодолеть три подкризиса. Первый из них заключается в переоценке собственного «я» помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до ухода на пенсию остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела, что дает человеку возможность выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие. В результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабоченность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти.

Бесспорно, проблема смерти является всевозрастной. Тем не менее, именно для пожилых и престарелых она не представляется надуманной, преждевременной, трансформируясь в проблему естественной смерти. Для них вопрос об отношении к смерти переводится из подтекста в контекст самой жизни. Наступает время, когда в пространстве индивидуального бытия начинает отчетливо звучать напряженный диалог между жизнью и смертью, осознается трагизм временности. Тем не менее, старение, смертельные болезни и умирание воспринимаются не как составные части процесса жизни, а как полное поражение и болезненное непонимание ограниченности возможностей управлять природой. С точки зрения философии прагматизма, подчеркивающей значение достижений и успеха, умирающий является потерпевшим поражение.

Сейчас наша социальная структура, равно как и философия, религия и медицина почти ничего не могут предложить для облегчения душевных мук умирающего. Пожилые и престарелые люди, как правило, опасаются не самой смерти, а возможности лишенного всякого смысла чисто растительного существования, а также страданий и мучений, причиняемых болезнями. Можно констатировать наличие двух ведущих установок в их отношении к смерти: во-первых, нежелание обременять своих близких, во-вторых, стремление избежать мучительных страданий. Этот период также называют «узелковым», потому что, не желая обременять своей старостью и смертью, многое пожилые люди начинают готовиться к смерти, собирать сопутствующие обряду вещи, откладывать деньги на проведение похорон. Поэтому многие, находясь в подобном положении, переживают глубокий и всеохватывающий кризис, затрагивающий одновременно биологические, эмоциональные, философские и духовные стороны жизни.

Культура сопереживания смерти другого человека выступает неотъемлемой составляющей общей культуры, как личности, так и общества в целом. При этом совершенно справедливо подчеркивается, что отношение к смерти служит эталоном, индикатором нравственного состояния общества, его цивилизованности. Важно создать не только условия для поддержания нормальной физиологической жизнеспособности, но и предпосылки для оптимальной жизнедеятельности, удовлетворить потребность пожилых и престарелых людей в знаниях, культуре, искусстве, литературе, часто выходящих за пределы досягаемости для старших поколений. Многие взрослые в период возрастного кризиса своего ребенка сталкивается с кризисом собственной системы воспитание, поскольку изменения в поведении ребенка начинают свидетельствовать о неэффективности старой стратегии воспитания, приводят к субъективному переживанию этой ситуации, пробам построения новых поведенческих стратегий и тактик и переходу к новым формам взаимодействия с ребенком. Эта последовательность в целом повторяет структуру возрастного кризиса с одним существенным отличием: если ребенок переживает активный кризис, то кризис воспитание взрослого – реактивный. Ребенок «сам» разрушает привычные формы совместности со взрослым, взрослый же «реагирует» на разрушение, вначале делая попытку их сохранить.

В период возрастного кризиса меняются действия всех участников взаимодействия: и взрослых, и детей. Условием для успешного разрешения кризиса является именно коррекция поведения взрослых. Взрослому необходимо иметь определенные знания об изменениях, происходящих с ребенком на данном возрастном этапе. Только на основе этих знаний можно определенным образом действовать и анализировать собственные действия. Как правило, возрастной кризис у взрослых людей усугубляется определенными ненормативными факторами (сильные эмоциональные переживания и крупные неудачи – потеря важных родственных связей, смерть, развод, выкидыш и др.). На современном этапе количество людей, испытывающих те или иные кризисные состояния, неуклонно возрастает. С одной стороны, это может быть связано с резкими изменениями условий жизни (нестабильность общественных структур, болезни, изменение социального окружения), с другой – с определенным эволюционным этапом в развитии психики людей в целом.

Длительность кризисных переживаний, возможность конструктивного или деструктивного выхода из кризиса в значительной мере определяются типом совладания, отношения личности к неблагоприятной жизненной ситуации. Наиболее типичные варианты отношений личности к кризисам: игнорирующее; преувеличивающее; демонстративное; волюнтаристское; продуктивное. Конечно, в этой сфере еще много направлений для дальнейших исследований. Проблема кризисов и выходов из них, на сегодняшний день – одна из самых перспективных и актуальных проблем психологии.

Литература

1. Обухова Л.Ф. возрастная психология/ российское педагогическое агентство, 2004. – 193с.

2. Эриксон Э. Идентичность. Юность и кризис/ центрполиграф, 2003. – 133с.

3 .Абрамова Г.С. возрастная психология / эксмо, 2003. – 301с.

4. Мухина В.С. возрастная психология/ академия, 2006. – 608с. 5. Рогов е.и. общая психология/ владос, 2002. – 202с.

6. Поливанова К. Н. Психология возрастных кризисов: учебное пособие для студентов педагогических вузов/ харвест, 2007. – 640с.

7. Эльконин Д.Б. избранные психологические труды/ педагогика, 2000. – 560с.

8. Холлис Д. Перевал в середине пути: кризис среднего возраста/ когито-центр, 2005. – 192с.

Кризис новорождённости (биологический кризис) – 0 – 2 мес.

Младенческий возраст (2м. – 1 год).

Кризис 1 года.

Раннее детство (1 г. – 3 г.).

Кризис 3 лет.

Дошкольный возраст (3 г. – 7 лет).

Кризис 7 лет.

Младший школьный возраст (7 лет – 11 лет).

Подростковый кризис.

Подростковый возраст (11 лет -16 лет).

Юношеский возраст (16 лет – 18 лет).

Возрастные кризисы – особые, относительно непродолжительные по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психическими изменениями. Относятся к нормативным процессам, необходимым для нормального поступательного хода личностного развития (Эриксон).

Форма и длительность этих периодов, а также острота протекания зависят от индивидуальных особенностей, социальных и микросоциальных условий. В возрастной психологии нет единого мнения по поводу кризисов, их места и роли в психическом развитии. Часть психологов считает, что развитие должно быть гармоничным, бескризисным. Кризисы – ненормальное, «болезненное» явление, результат неправильного воспитания. Другая часть психологов утверждает, что наличие кризисов в развитии закономерно. Более того, по некоторым представлениям в возрастной психологии, ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не будет полноценно развиваться дальше. К этой теме обращались Божович, Поливанова, Гейл Шихи.

Кризисы длятся недолго, несколько месяцев, при неблагоприятном стечении обстоятельств растягиваясь до года или даже двух лет. Это краткие, но бурные стадии. Значительные сдвиги в развитии, ребенок резко меняется во многих своих чертах. Развитие может принять в это время катастрофический характер. Кризис начинается и завершается незаметно, его границы размыты, неотчетливы. Обострение наступает в середине периода. Для окружающих ребенка людей оно связано с изменением поведения, появлением «трудновоспитуемости». Ребенок выходит из-под контроля взрослых. Аффективные вспышки, капризы, конфликты с близкими. У школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, иногда возникают мучительные переживания, внутренние конфликты.

В кризисе развитие приобретает негативный характер: распадается, исчезает то, что образовалось на предыдущей стадии. Но создается и что-то новое. Новообразования оказываются неустойчивыми и в следующем стабильном периоде трансформируются, поглощаются другими новообразованиями, растворяются в них, и, таким образом, отмирают.

Д.Б. Эльконин развил представления Л.С. Выготского о детском развитии. «К каждой точке своего развития ребенок подходит с известным расхождением между тем, что он усвоил из системы отношений человек – человек, и тем, что он усвоил из системы отношений человек – предмет. Как раз моменты, когда это расхождение принимает наибольшую величину, и называются кризисами, после которых идет развитие той стороны, котарая отставала в предшествующий период. Но каждая из сторон подготавливает развитие другой».

Кризис новорожденности. Связан с резким изменением условий жизни. Ребенок из комфортных привычных условий жизни попадает в тяжелые (новое питание, дыхание). Адаптация ребенка к новым условиям жизни.

Кризис 1 года. Связан с увеличением возможностей ребенка и появлением новых потребностей. Всплеск самостоятельности, появление аффективных реакций. Аффективные вспышки как реакция на непонимание со стороны взрослых. Главное приобретение переходного периода – своеобразная детская речь, называемая Л.С. Выготским автономной. Она значительно отличается от взрослой речи и по звуковой форме. Слова становятся многозначными и ситуативными.

Кризис 3 лет. Граница между ранним и дошкольным возрастом – один из наиболее трудных моментов в жизни ребенка. Это разрушение, пересмотр старой системы социальных отношений, кризис выделения своего «Я», по Д.Б. Эльконину. Ребенок, отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения. Появление феномена «Я сам», по Выготскому это новообразование «внешнее Я сам». «Ребенок пытается установить новые формы отношения с окружающими – кризис социальных отношений».

Л.С. Выготский описывает 7 характеристик кризиса 3 лет. Негативизм– негативная реакция не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. Главный мотив действия – сделать наоборот.

Меняется мотивация поведения ребенка. В 3 года он впервые становится способен поступать вопреки своему непосредственному желанию. По-ведение ребенка определяется не этим желанием, а отношениями с другим, взрослым человеком. Мотив поведения уже находится вне ситуации, данной ребенку. Упрямство. Это реакция ребенка, которая настаивает на чем-то не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он сам об этом сказал взрослым и требует, чтобы с его мнением считались. Строптивость. Она направлена не против конкретного взрослого, а против всей сложившейся в раннем детстве системы отношений, против принятых в семье норм воспитания.

Ярко проявляется тенденция к самостоятельности: ребенок хочет все делать и решать сам. В принципе это положительное явление, но во время кризиса гипертрофированная тенденция к самостоятельности приводит к своеволию, она часто неадекватна возможностям ребенка и вызывает дополнительные конфликты со взрослыми.

У некоторых детей конфликты с родителями становятся регулярными, они как бы постоянно находятся в состоянии войны со взрослыми. В этих случаях говорят о протесте-бунте. В семье с единственным ребенком может появиться деспотизм. Если в семье несколько детей, вместо деспотизма обычно возникает ревность: та же тенденция к власти здесь выступает как источник ревнивого, нетерпимого отношения к другим детям, которые не имеют почти никаких прав в семье, с точки зрения юного деспота.

Обесценивание. 3-летний ребенок может начать ругаться (обесцениваются старые правила поведения), отбросить или даже сломать любимую игрушку, предложенную не вовремя (обесцениваются старые привязанности к вещам) и т.п. У ребенка изменяется отношение к другим людям и к самому себе. Он психологически отделяется от близких взрослых.

Кризис 3 лет связан с осознанием себя как активного субъекта в мире предметов, ребенок впервые может поступать вопреки своим желаниям.

Кризис 7 лет. Может начаться в 7 лет, а может сместиться к 6 или 8 годам. Открытие значения новой социальной позиции – позиции школьника, связанной с выполнением высоко ценимой взрослыми учебной работы. Формирование соответствующей внутренней позиции коренным образом меняет его самосознание. Как считает Л.И. Божович – это период рождения соц. «Я» ребенка. Изменение самосознания приводит к переоценке ценностей. Происходят глубокие изменения в плане переживаний – устойчивые аффективные комплексы. Проявляется то, что Л.С. Выготский называет обобщением переживаний. Цепь неудач или успехов (в учебе, в широком общении), каждый раз примерно одинаково переживаемых ребенком, приводит к формированию устойчивого аффективного комплекса – чувства неполноценности, унижения, оскорбленного самолюбия или чувства собственной значимости, компетентности, исключительности. Благодаря обобщению переживаний, появляется логика чувств. Переживания приобретают новый смысл, между ними устанавливаются связи, становится возможной борьба переживаний.

Это приводит к возникновению внутренней жизни ребенка. Начавшаяся дифференциация внешней и внутренней жизни ребенка связана с изменением структуры его поведения. Появляется смысловая ориентировочная основа поступка – звено между желанием что-то сделать и разворачивающимися действиями. Это интеллектуальный момент, позволяющий более или менее адекватно оценить будущий поступок с точки зрения его результатов и более отдаленных последствий. Смысловая ориентировка в собственных действиях становится важной стороной внутренней жизни. В то же время она исключает импульсивность и непосредственность поведения ребенка. Благодаря этому механизму утрачивается детская непосредственность; ребенок размышляет, прежде чем действовать, начинает скрывать свои переживания и колебания, пытается не показывать другим, что ему плохо.

Чисто кризисным проявлением дифференциации внешней и внутренней жизни детей обычно становятся кривляние, манерность, искусственная натянутость поведения. Эти внешние особенности так же, как и склонность к капризам, аффективным реакциям, конфликтам, начинают исчезать, когда ребенок выходит из кризиса и вступает в новый возраст.

Новообразование – произвольность и осознанность психических процессов и их интеллектуализация.

Пубертатный кризис (от 11 до 15 лет) связан с перестройкой организма ребенка – половым созреванием. Активизация и сложное взаимодействие гормонов роста и половых гормонов вызывают интенсивное физическое и физиологическое развитие. Появляются вторичные половые признаки. Подростковый возраст иногда называют затянувшимся кризисом. В связи с быстрым развитием возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. В подростковом возрасте эмоциональный фон становится неровным, нестабильным.

Эмоциональная нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, сопровождающее процесс полового созревания.

Половая идентификация достигает нового, более высокого уровня. Отчетливо проявляется ориентация на образцы мужественности и женственности в поведении и проявлении личностных свойств.

Благодаря бурному росту и перестройке организма в подростковом возрасте резко повышается интерес к своей внешности. Формируется новый образ физического «Я». Из-за его гипертрофированной значимости ребенком остро переживаются все изъяны внешности, действительные и мнимые.

На образ физического «Я» и самосознание в целом оказывает влияние темп полового созревания. Дети с поздним созреванием оказываются в наименее выгодном положении; акселерация создает более благоприятные возможности личностного развития.

Появляется чувство взрослости – ощущение себя взрослым человеком, центральное новообразование младшего подросткового возраста. Возникает страстное желание если не быть, то хотя бы казаться и считаться взрослым. Отстаивая свои новые права, подросток ограждает многие сферы своей жизни от контроля родителей и часто идет на конфликты с ними. Кроме стремления к эмансипации, подростку присуща сильная потребность в общении со сверстниками. Ведущей Деятельностью в этот период становится интимно-личностное общение. Появляются подростковая дружба и объединение в неформальные группы. Возникают и яркие, но обычно сменяющие друг друга увлечения.

Кризис 17 лет (от 15 до 17 лет ). Возникает точно на рубеже привычной школьной и новой взрослой жизни. Может сместиться на 15 лет. В это время ребенок оказывается на пороге реальной взрослой жизни.

Большинство 17-летних школьников ориентируются на продолжение образования, немногие – на поиски работы. Ценность образования – большое благо, но в то же время достижение поставленной цели сложно, и в конце 11 класса эмоциональное напряжение может резко возрасти.

Для тех, кто тяжело переживает кризис 17 лет, характерны различные страхи. Ответственность перед собой и своими родными за выбор, реальные достижения в это время – уже большой груз. К этому прибавляется страх перед новой жизнью, перед возможностью ошибки, перед неудачей при поступлении в вуз, у юношей – перед армией. Высокая тревожность и на этом фоне выраженный страх могут привести к возникновению невротических реакций, таких как повышение температуры перед выпускными или вступительными экзаменами, головные боли и т.п. Может начаться обострение гастрита, нейродермита или другого хронического заболевания.

Резкая смена образа жизни, включение в новые виды Деятельности, общение с новыми людьми вызывают значительную напряженность. Новая жизненная ситуация требует адаптации к ней. Помогают адаптироваться в основном два фактора: поддержка семьи и уверенность в себе, чувство компетентности.

Устремленность в будущее. Период стабилизации Личности. В это время складывается система устойчивых взглядов на мир и свое место в нем – мировоззрение. Известны связанные с этим юношеский максимализм в оценках, страстность в отстаивании своей точки зрения. Центральным новообразованием периода становится самоопределение, профессиональное и личностное.

Кризис 30 лет. Приблизительно в возрасте 30 лет, иногда несколько позже, большинство людей переживают кризисное состояние. Оно выражается в изменении представлений о своей жизни, иногда в полной утрате интереса к тому, что раньше было в ней главным, в некоторых случаях даже в разрушении прежнего образа жизни.

Кризис 30 лет возникает вследствие нереализованности жизненного замысла. Если же при этом происходит «переоценка ценностей» и «пересмотр собственной Личности», то речь идет о том, что жизненный замысел вообще оказался неверным. Если же жизненный путь выбран верно, то привязанность «к определенной Деятельности, определенному укладу жизни, определенным ценностям и ориентациям» не ограничивает, а, наоборот, развивает его Личность.

Кризис 30 лет нередко называют кризисом смысла жизни. Именно с этим периодом обычно связаны поиски смысла существования. Эти поиски, как и весь кризис в целом, знаменуют переход от молодости к зрелости.

Проблема смысла во всех своих вариантах, от частных до глобального – смысла жизни – возникает тогда, когда цель не соответствует мотиву, когда ее достижение не приводит к достижению предмета потребности, т.е. когда цель была поставлена неверно. Если речь идет о смысле жизни, то ошибочной оказалась общая жизненная цель, т.е. жизненный замысел.

У части людей в зрелом возрасте бывает еще один, «внеплановый» кризис, приуроченный не к границе двух стабильных периодов жизни, а возникающий внутри данного периода. Это так называемый кризис 40 лет. Это как бы повторение кризиса 30 лет. Оно происходит тогда, когда кризис 30 лет не привел к должному решению экзистенциальных проблем.

Человек остро переживает неудовлетворенность своей жизнью, расхождение между жизненными планами и их реализацией. А.В. Толстых отмечает, что к этому добавляется изменение отношения со стороны коллег по работе: время, когда можно было считаться «подающим надежды», «перспективным», проходит, и человек чувствует необходимость «оплаты векселей».

Помимо проблем, связанных с профессиональной Деятельностью, кризис 40 лет нередко вызывается и обострением семейных отношений. Потеря некоторых близких людей, утрата очень важной общей стороны жизни супругов – непосредственного участия в жизни детей, каждодневной заботы о них – способствует окончательному осознанию характера супружеских отношений. И если кроме детей супругов ничто значимое для них обоих не связывает, семья может распасться.

В случае возникновения кризиса 40 лет человеку приходится еще раз перестраивать свой жизненный замысел, вырабатывать во многом новую «Я-концепцию». С этим кризисом могут быть связаны серьезные перемены в жизни, вплоть до смены профессии и создания новой семьи.

Кризис ухода на пенсию. Прежде всего негативно сказывается нарушение привычного режима и уклада жизни, нередко сочетающееся с острым ощущением противоречия между сохраняющейся трудоспособностью, возможностью принести пользу и их невостребованностью. Человек оказывается как бы «выброшенным на обочину» текущей уже без его деятельного участия общей жизни. Снижение своего социального статуса, потеря сохранявшегося десятилетиями жизненного ритма иногда приводят к резкому ухудшению общего физического и психического состояния, а в отдельных случаях даже к сравнительно быстрой смерти.

Кризис ухода на пенсию часто усугубляется тем, что примерно в это время вырастает и начинает жить самостоятельной жизнью второе поколение – внуки, что особенно болезненно отражается на женщинах, посвятивших себя в основном семье.

С уходом на пенсию, нередко совпадающим с ускорением биологического старения, часто связано ухудшение материального положения, иногда более уединенный образ жизни. Кроме того, кризис может осложниться смертью супруга (супруги), утратой некоторых близких друзей.

Возрастные кризисы у детей

Кризисы развития сопровождают человека всю жизнь: кризис новорожденности, кризис 1 года, кризис 3 лет, кризис 7 лет, 14-ти, 17-ти, 30-ти лет, и т.д. Кризис — явление временное. 

Если Ваш ребенок стал вести себя совершенно непривычным образом, часто капризничать, ссориться со сверстниками и/или взрослыми, отдаляться от Вас и вообще стал «каким-то не таким», то это совершенно не означает, что он Вас не любит, попал в плохую компанию или недостаточно воспитан. Возможно, он просто достиг ступени в своем развитии называемой возрастным кризисом.

Во время кризиса у ребенка происходит значительный сдвиг в развитии, меняется модель его поведения, обычно, эти периоды кратковременные, но достаточно бурные.

Хотя в названии каждого кризиса фигурирует конкретный возраст, это не означает, что данный этап наступить точно в 3 или 13 день рождения. Он может начаться чуть раньше или чуть позже – за/через полгода или даже год до/после указанного возраста.

КРИЗИС НОВОРОЖДЕННОСТИ

Первый кризис происходит у детей в возрасте до года. Младенец, только появившийся на свет, беззащитен и беспомощен. Он буквально не может выжить, если рядом не окажется людей, которые позаботятся о нем. Но ребенку важно не только быть накормленным и умытым.

Малышу нужна уверенность: его тут ждали. Ему необходимо видеть радость и счастье на лицах людей, которые заботятся о нем, чтобы впоследствии доверять людям, себе и миру. Постоянной заботой, лаской, надежным присутствием, бесконечными объятиями и поцелуями мама и папа доказывают: родиться — это прекрасно!

КРИЗИС 1 ГОДА

Именно кризис первого года застает многих родителей врасплох. Словно гром среди ясного неба появляется недовольный крик на привычные запреты, плач на любую мелочь, повышенное желание к самостоятельности.

Ребенок начинает осознавать себя отдельным от мамы человеком. Это глобальная внутренняя перестройка!

КРИЗИС 3-Х ЛЕТ

Дети учатся ходить, управлять своим телом: привыкают пользоваться туалетом, питаются за общим столом и постепенно становятся всё более независимыми. И эта «свобода» их манит: нужно всё потрогать, схватить, раскидать, то есть изучить.

Дети становятся капризными и требовательными, потому что хотят понять, как управлять родителями, как сделать так, чтобы они по прежнему выполняли все их желания. А у родителей другая задача - научить ребенка управлять не миром, а собой. Самому ходить на горшок, самому есть, самому уметь останавливаться, слышать родительское «нет», реагировать на запреты и ограничения. Это трудное время.

Лучшим решением будет дать ребенку возможность делать то, что он считает нужным, предоставляя ему выбор без выбора. Т.е. мы предлагаем ему выбор из 2-3 вариантов действий, заранее выгодных и правильных для нас, но он при этом ощущает свою самостоятельность.

КРИЗИС 7-ми ЛЕТ

Кризис семилетнего ребенка, также как и кризис у трехлетки, сопровождается резкой сменой поведения. В этот период создается впечатление, что ребенок не слышит замечания и просьбы взрослых, также ребенок в это время позволяет себе отступить от дозволенных рамок: он пререкается, оговаривается, кривляется. Довольно часто кризис у семилетнего ребенка связан с началом его учебной деятельности.

В этот период должны появиться не только новые учебные, но и домашние обязанности, которыми занимается только он и никто больше. Ему можно предложить на выбор вымыть посуду, приготовить все для уборки, ухаживать за домашним животным и т.д. При этом ребенок должен сам решать, когда и что он будет делать, но знать, что есть последствия невыполнения своих обязанностей. Эти обязанности у каждого ребенка разные в зависимости от желаний и предпочтений.

Ребенок становится с нами на равных. Теперь он один из полноправных членов семьи, а не подчиненный.

КРИЗИС 13-15 ТИ ЛЕТ

Проблемы этого возраста наступают в связи с физиологическими изменениями. В этот период мы наблюдаем так называемую «болезнь роста». Тело быстро растет, меняется. Подросток должен привыкнуть к себе новому, принять себя и научиться жить с изменившимся телом. Наш взрослый ребенок ощущает большие перегрузки нервной системы. Отсюда возникает психологическая неустойчивость, его легко вывести из себя.

Происходит гормональный взрыв. Подросток ощущает новые чувства, справиться с которыми он еще не в состоянии. В результате мы видим эмоциональную неустойчивость, быструю смену настроения. Буря чувств и эмоций захватывают подростка. Ему кажется, что никто его не понимает, все от него что-то требуют и негативно настроены к нему.

Что нам делать в этот период? Поскольку это «болезнь роста», то ничего с этим делать не нужно. Мы спокойно ждем, когда наш родной человечек «переболеет». Относимся к нему в этот период бережно, осторожно, аккуратно, с большим вниманием.

Многие родители боятся этих периодов и зачастую прибегают к кардинальным мерам, чтобы усмирить маленького «революционера».  Но такие воздействия как минимум не принесут пользу, как максимум больше усугубят ситуацию (это зависит от психических свойств самого ребенка и внутреннего микроклимата в семье). 

Здесь важно помнить, что то раздражение и злость, которые испытывают родители, это нормальная реакция в данном случае, поскольку на самом деле эти кризисы не только детские, но одновременно и семейные кризисы, в том числе. И негативные эмоции могут испытывать как дети, так и взрослые. Это нормально! Нужно просто это понять, принять и правильно отреагировать на сложившуюся ситуацию.

Проходит какое то время — год, два, три, и вы заметите, что ваш ребенок вернулся «в свои берега». Но при этом стал другим, более независимым, ответственным, самостоятельным. Кризис миновал, а результаты его остались. Возрастные кризисы встречаются на всем протяжении процесса взросления: как у детей дошкольного возраста, так и у подростков, поэтому особенно важно знать их отличительные черты и значение.

В нашем Центре работает квалифицированный специалист – психолог Мухина Анастасия Юрьевна, которая с радостью поможет Вам преодолеть периоды кризиса. 

Смотрите также

Смотрите также

Кризис семи лет и проблема готовности к школьному обучению.

 Современная возрастная психология, признающая качественные (а не только количественные) изменения личности ребенка в процессе его психического развития, считает закономерными возрастные кризисы развития. Один из них — кризис 7 лет. Расскажем о нем более подробно, поскольку именно кризис 7 лет близок к возрасту поступления в школу.

   В настоящее время большая часть детей поступает в школу в 6 лет, в начале седьмого года жизни. Успевают ли они пережить к тому времени кризис или нет? Как прохождение кризиса сказывается (или нет) на адаптации ребенка к школе?

  Прежде всего, остановимся кратко на современных представлениях о кризисе развития. Еще в начале прошлого века были выявлены и описаны кризисы психического развития ребенка, которые наблюдаются в 7 лет и в 3 года. Основной особенностью этих возрастов считалась внезапно возникающая неуправляемость ребенка, (его «относительная трудновоспитуемость» по выражению Л. С. Выготского), конфликты с окружающими людьми. Затем долгое время шли дискуссии на тему необходимости или случайности кризисов: является ли такое «нехорошее» поведение ребенка в определенные периоды жизни отклонением, которое следует срочно исправлять, или наступление кризиса продиктовано закономерностями психического развития ребенка.

   До сих пор существует представление о том, что критические явления даже в подростковом возрасте не являются глобальными и закономерными, что это лишь частичные проблемы, конфликты, нарушения взаимоотношений между ребенком и родителями, вызванные неправильным поведением последних. Эти представления развиваются в основном учеными, считающими, что психическое развитие — это в первую очередь накопление жизненного опыта, т.е. доминируют количественные изменения. В этом случае, конечно, логично предположить, что развитие должно происходить плавно, постепенно, эволюционно без скачков и кризисов.

   Если же мы придерживаемся взглядов на психическое развитие ребенка как на качественные изменение его личности, то мы должны признать, что качественные метаморфозы происходят чаще всего резко, скоропалительно, критично. Отсюда следует, что критические периоды (периоды резких изменений, сопровождающиеся нарушением взаимоотношений с другими людьми) являются закономерными и неизбежными в жизни каждого человека. Задача состоит только в том, чтобы пережить эти кризисы с наименьшими потерями. А для этого необходимо знать, что такое кризис, и в чем состоит специфика конкретного возрастного кризиса.

   Кризисы – это не болезнь личности, не проявление невротического расстройства, а «поворотные пункты», «моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой».

  Содержанием кризиса всегда является переход человека на новый уровень развития за счет осознания и присвоения новообразований предыдущего (относительно стабильного) периода. Например, к 3 годам освоив речь и предметные действия, ребенок только в кризисе 3-х лет становится субъектом собственных действий. Потому этот кризис и получил название — кризис «Я- сам» или кризис рождения самосознания.

   Кризис 7 лет первоначально был описан как трудность перехода к школьному возрасту. В этом возрасте ребенок впервые начинает различать внутренний и внешний мир. Он впервые понимает свои переживания как нечто, доступное только ему. Переживание начинает обобщаться, и у ребенка складывается внутреннее отношение, в том числе отношение к самому себе.

  До этого кризиса ребенок способен подчиняться некоторым правилам социальной жизни, но делает он это без внутреннего выбора. После 7 лет представленность норм и правил в сознании приводит к тому, что человек начинает соотносить каждое свое действие со смыслом правил (социальных норм). Отсюда возникают и симптомы кризиса: те правила, которые ребенок давно усвоил и всегда выполнял автоматически (например, мыть руки перед едой), теперь не выполняются до тех пор, пока он не уяснит себе смысл запрета или требования. Поэтому и возникают «паузы», когда ребенок «не слышит» обращенную к нему просьбу, и прочие способы избежать выполнения норм.

  Кроме того, появившаяся способность различения внешнего и внутреннего мира настоятельно требует апробации и уточнения. В связи с этим возникают манерничанье и бескорыстная ложь или хитрость. Ребенок все делает, чтобы внешнее и внутреннее различались еще больше, и фиксирует сам для себя это расхождение и реакцию взрослых  на свое поведение.

  Таким образом, важнейшим для школы результатом кризиса 7 лет является появление у ребенка способности различать внешнее и внутреннее и ориентироваться на смысл действия. Именно это дает возможность первокласснику вести себя не так, как хочется, а так, как следует, по внутренним мотивам без контроля со стороны.

  Произвольность действий и осознанность поведения в целом и являются основным содержанием готовности ребенка к школьному обучению. В терминах психологии это звучит как сформированность внутреннего плана действий, а в житейских выражениях — умение сначала подумать, потом сделать.

   Готовность ребенка к школе стала изучаться как психологическая проблема при появлении возможности поступления в школу с 6 или 7 лет. С самого начала психологи включали в это понятие не только запас знаний и представлений ребенка об окружающем мире, но и его способность произвольно действовать, руководить своим поведением, преследуя принятую цель.

   Существуют различные методики определения готовности к школе. Все они содержат разделы, направленные на выявление возможностей ребенка в различных сферах. Как правило, изучаются тонкая моторика (в том числе речевая), диагностируется способность к выполнению словесной инструкции, сформированность простейших логических операций и, естественно, имеющиеся представления о мире.

   Начало школьного обучения при несформированной готовности может приводить к таким нежелательным последствиям, как утрата мотивации к учению. Дело в том, что мотивационная готовность ребенка к школе не может быть выявлена его ответом на вопрос «Хочешь ли ты учиться?»

Даже утвердительный ответ на него не свидетельствует о сформированной учебной мотивации. Скорее всего, в ответе звучит просто стремление приобрести более высокий, более «взрослый» социальный статус. Это, конечно, хорошо, но этого мало. Исключительно познавательная мотивация также редко обеспечивает успешность обучения, поскольку может представлять собой простое любопытство без готовности прилагать усилия, чтобы его удовлетворить. Кроме того, в школе нередко приходиться работать и с материалом, который не является для ребенка абсолютно новым, т.е. любопытства уже не вызывает.

   Некоторые психологи подчеркивают положительную роль, которую играет в процессе обучения мотивация достижения (стремление к успеху). Неоднозначность влияния этой мотивации объясняется тем, что младшие школьники свой успех или неуспех в учебной работе сами осознать не могут и ориентируются прежде всего на оценку учителя, что чревато погоней за отметкой любой ценой, которая, к сожалению, часто поддерживается и родителями.

   Собственно учебная мотивация включает в себя и познавательную, и мотивацию достижения. Это можно сформулировать как стремление ребенка стать более знающим, и компетентным, а также готовность прилагать к этому все необходимые усилия. Результатом же учебы для ребенка с такой мотивацией должна стать не оценка или отметка, а ощущение возрастающей собственной компетентности, значимости, возрастание уверенности в себе.

   Итак, в кризисе семи лет утрачивается детская непосредственность, и ребенок начинает ориентироваться на смысл поступка или действия, на его социальную оценку. Постигнув различие внешнего и внутреннего, ребенок приобретает способность управлять своими импульсами и не все их реализовывать во внешнем поведении. Эта утрата детской непосредственности делает его способным к деловому общению, что является основой готовности к школьному обучению наряду с развитием произвольности поведения, формированием мыслительных логических операций и расширением представлений о мире.

 

Возрастные кризисы у ребенка

С первых дней жизни и до полнолетия ребенок сталкивается с немалым количеством кризисных периодов. Это время стремительного развития, когда дети овладевают новыми навыками и умениями, вместе с тем открывая новые эмоции, и не всегда это положительные эмоции. Кризисы чередуются со спокойными периодами, они могут быть не сразу заметны, часто вызывают недоумение родителей. Так как же распознать такую ситуацию и как реагировать?

Что такое возрастной кризис

Дети могут выражать беспокойство, шок или горе по-своему, не так, как взрослые. Поэтому родителям, учителям, старшим сложно понять, как ребенок переживает кризис. Нужно принять, что дети испытывают такие же чувства пустоты, замешательства, гнева, упадка сил, что и взрослые. Больше всего детям нужно присутствие, поддержка взрослых в сложных стрессовых ситуациях. При этом, обратите внимание: понятие “возрастной кризис” не обязательно несет в себе негативный контекст, а считается просто периодом стремительных изменений.

У каждого ребенка будут свои уникальные потребности, своя линия поведения. Многое зависит от его понимания ситуации, поддержки родных, возраста, уровня развития, индивидуального темперамента. Не существует единого “симптома”, который сигнализирует о начале кризисного периода, но присмотревшись к реакциям на те или иные события, родители могут выявить изменения.

Стрессу подвержены все — и дети, и взрослые. Поведение ребенка может сильно отличаться — может наблюдаться изменения аппетита (старшие дети переедают, младшие могут иметь пониженный аппетит), приступы гнева, нытье, а также физические симптомы, такие как головные боли. Все это означает, что кроха испытывает высокий уровень стресса. Родители часто разочарованы этими изменениями, но важно понимать, что непростое поведение вызвано кризисом, нужно постараться проявить больше терпения, сочувствия.

Чувства тревоги, печали, замешательства, страха — все это нормальные реакции. Благодаря родительской любви и поддержке большинство детей быстро преодолевают проблемы, приходя в норму. Обычно эмоциональная реакция ребенка на травму длится несколько недель, если же это возрастной кризис, его время наступления и продолжительность могут быть разными. Примерно можно выделить несколько периодов, когда стоит ожидать кризиса (однако помните, что все индивидуально):

  • младенцы до 3 лет;

  • раннее детство — 4-5 лет;

  • детство — 6-12 лет;

  • подростковый возраст — 13-17 лет. 

Нужно ли беспокоиться по поводу кризиса? Может возникнуть повод для родительской тревоги, если у ребенка чрезмерно интенсивные эмоциональные реакции, плохое самочувствие длятся долгое время, а настроение мешает нормально провести день (например, возникает неспособность ходить в школу, серьезные проблемы с питанием, трудности со сном). В таких случаях может понадобиться профессиональная психологическая помощь, но если ситуация не зашла так далеко, мама и папа вполне смогут справиться с возрастным кризисом самостоятельно.

Как справиться с проблемой — общие рекомендации

Детям в кризисной ситуации нужны безопасность, порядок. Чтобы обеспечить чувство безопасности, важно сохранить распорядок дня — кушать и ложиться спать в то же время, проводить время с теми же хобби, что до начала кризиса. Помимо всего этого детям потребуется много общения. Стоит ответить на вопросы крохи, объяснить, что временные изменения в настроении — нормальны (если он уже постарше), обсудить события, которые вызывают кризисную реакцию. При разговоре с детьми следует избегать метафор, туманных объяснений — говорите прямо, но без нравоучений. На вопросы, задаваемые детьми, следует отвечать правдиво, но понятно.

Ребенок должен знать, что по-разному реагировать на беспокоящие события — естественно. На примере взрослых стоит объяснить природу эмоций, научить не бояться странных мыслей, противоречивых чувств. Все это — не только помощь в преодолении кризиса, но и инвестиция в будущее — человеку приходится всю жизнь сталкиваться со стрессом, так что лучше подготовить малыша к этому заранее. Кризис может проявляться в виде плохой успеваемости в школе или проблем с одноклассниками. Тогда ситуацию следует обсудить с учителями.

Дети часто решают сложные вопросы в игре. Это особенно полезно, если ребенку сложно подобрать слова, чтобы описать чувства. Используйте игру как средство для обсуждения таких вопросов. Могут помочь справиться с негативными чувствами ведение дневника, рисование, лепка или другие виды декоративно-прикладного искусства.

Ободряйте ребенка словесно (“все хорошо, ты дома, в безопасности”) и физически — обнимайте, улыбайтесь, проводите время вместе. Возложите на детей несложные обязательства по дому — это дает им ощущение контроля над ситуацией. Достаточно простых заданий, не обязательно нужна физическая работа — например, самый маленький член семьи может быть ответственным за выбор игры для совместного отдыха или придумывание, что съесть на ужин.

Такие советы полезны для преодоления кризиса независимо от возраста. Но для каждого возраста существуют уникальные проблемы, с которыми придется столкнуться, и определенные, более действенные способы поддержать свое чадо.

Кризисы у самых маленьких — новорожденные и младенцы

В первые три года жизни ребенок переживает несколько критических моментов — сразу после рождения, отлучения от груди, в период самоутверждения. Кризис новорожденных вызван разлукой с матерью. После перерезания пуповины младенец сталкивается с новым миром и должен продемонстрировать, что способен “функционировать” самостоятельно. Важно установить связь с внешним миром, в первое время это проходит на руках матери благодаря ее опеке, кормлению. Первый период формирования привязанности длится 6-8 недель после рождения. С психологической точки зрения это первый кризис в развитии младенца. Если малыш имеет сильную привязанность к маме, окружен заботой, то примерно через 8 недель будет готов “отделиться”.

Второй кризис наступает в связи с отлучением от груди. Он связан с физическими изменениями от появляющейся способности есть и переваривать другую пищу, кроме молока или смеси. За этим следуют психологические изменения, заключающееся в более высокой степени осознания себя и внешнего мира. Отлучение начинается у разных детей по-разному, оно не всегда относится к окончанию грудного вскармливания, а, скорее, к началу приема твердой пищи.

Затем ребенок проходит очередной кризис, когда осознает, что является субъектом, может выражать свои желания, эмоции, влиять на внешний мир. Малыш уже может ползать или начинает ходить, способен самостоятельно двигаться к желаемым предметам. Важно, чтобы у малыша уже было собственное безопасное пространство для практики, тренировки движений. Не менее важна на данном этапе психологическая поддержка. Когда малыш начинает передвигаться, именно подбадривание родителей определяет, как далеко он зайдет. Если взрослые поддерживают, поощряют первые начинания, ребенок быстрее улучшает навыки. В психологическом плане появляется принятие других людей, которые приходят и уходят. Малыш начинает понимать, что взрослые, которые невидимы для него сейчас, все еще существуют и вернутся.

Кризис самоутверждения начинается в возрасте 18 месяцев и завершается к 2,5-3 годам. На данном этапе ребенок говорит «нет», казалось бы, всему. Это последний кризис младенчества, через который следует пройти, чтобы завершить заключительный этап разлуки с матерью. Малыш принимает, что он полностью отделен от матери, осознает себя, постоянно хочет делать что-то самостоятельно. Чем больше возможностей для независимости предоставить, тем сильнее, увереннее станет кроха.

Универсальным рецептом поведения для родителей в такие кризисы остаются уход, внимание, забота. Вместо наказаний или потакания капризам нужно тренировать терпение — детские вспышки агрессии, капризности или другие слишком бурные эмоции скоро пройдут.

Кризис у детей дошкольного возраста

Кризис у детей 5-6 лет проявляется в виде строптивости и желания показать характер, проявить себя вопреки родительским наставлениям. В этом возрасте дети уже могут выражать свои чувства, хотя может потребоваться помощь в определении сложных эмоций, таких как разочарование или ревность. Разговоры помогут научиться лучше контролировать чувства, предотвратить неожиданные вспышки гнева. Если проявить больше терпения, ваше чадо будет готово поговорить с вами.

Хотя ваш пятилетний ребенок любит быть независимым, он все же нуждается в любви, внимании. Связь с семьей — самое важное в жизни вашего сынишки или доченьки. Желание одобрения и сложности с приниманием критику полность объяснимы. Некоторые опасения может вызвать постоянно растущее понимание окружающего мира и следующее за ним придумывание собственных миров. Например, некоторые дети боятся сверхъестественных вещей (например, призраков), критики, тестов, неудач, физического вреда или угрозы. Подарить безопасность, уверить, что внешний мир не несет угрозы, — важное задание для родителей.

Кризисы у школьников 6-12 лет

С началом школы у детей полностью меняется распорядок дня и весь образ жизни, что вызывает новый кризис. Стоит проверить готовность к обучению и началу нового этапа, советы как это сделать — в данной статье. У детей появляется восстание против всякой власти. При этом резко меняется настроение, становятся более частыми ссоры. Важно помнить: данный период изменений — нормальная часть формирования личности. Попытки укрепить характер, сформировать свою личность могут быть травмирующими, неуклюжими, но имеют место быть. Такую часть взросления просто нужно пережить, смело принимая физические, умственные и социальные трансформации.

В детском мозгу начинают происходить большие изменения. Наблюдая за поведением взрослых, дети тянуться к открытию нового, смело выражают то, что хотят, думают, чувствуют. Уверенности добавляет улучшение разговорных навыков, умение обращаться к разным людям, осознавать чувства других. Школа, общение, новые знакомства окунает в водоворот событий, учить различать реальность и воображение.

Кризис данного возраста связан как раз с навалой самых противоположных эмоций. Не позволяйте этому процессу вызвать у вас отчаяние. Помните: детское поведение связано с развитием тела и мозга. Дайте ребенку время повзрослеть, научиться контролировать порывы. Просто помогите своему сыночку или доченьке найти зону комфорта.

Кризисы у подростков 13-17 лет

В подростковом возрасте дети становятся более независимыми, появляется интерес к противоположному полу, еще большее желание проводить время с друзьями. Здоровая дружба очень важна для социального развития подростка, но проблемой может стать давление сверстников. Уверенные в себе подростки могут противостоять негативному давлению со стороны сверстников и легче переносить кризис. По мере расширения круга общения могут возникать социальные конфликты. Родители должны поговорить с ребенком о повседневных делах, чтобы быть в курсе любых проблем, которые могут возникнуть.

Второй аспект, влияющий на подростковый кризис, — гормональные изменения в организме. Последствиями становятся эмоциональная неустойчивость, желание казаться взрослее. Общение с подростками становится целой наукой, порой трудно осваиваемой родителями. Важно принятие, понимание и предоставление пространства для личной жизни, собственных целей. Позвольте чаду искать себя, предоставляя поддержку в нужные моменты!

В кризисе подростки более подвержены стрессу и тревоге. Они осознают опасность, склонны запоминать факты несправедливости, при этом уже могут контролировать импульсы. Хотя последствиями кризиса часто становятся переедание, нарушенный режим сна, чрезмерное использование интернета или видеоигр, самоизоляция от сверстников. Важно отслеживать такие признаки и быть готовым помочь своему ребенку. В половине случаев помогает искреннее общение без угроз, нравоучений, ссор.

Умение слушать ребенка — важный навык, помогающий родителям справиться с большинством кризисов. Понимание детской психологии часто рождается именно в разговорах, а затем на горизонте появляется выход из кризисной ситуации. Помните об этом!

Следующей может быть Ваша статья!

Аннотация на русском языке: Кризис является частью жизни каждого человека. В данной работе авторами дано определение понятия «возрастной кризис» использующееся в работе — особое, необходимое состояние для нормального и поступательного личностного развития, которое связанно с нарушением ранее сложившегося устойчивого функционирования организма и личности, сопровождающиеся характерными психологическими изменениями на всех личностных уровнях. Рассмотрено понимание возрастного кризиса в отечественной и зарубежной психологии. Возрастной кризис — переход на следующую стадию развития, что приводит к разрушению одной социальной ситуации развития и возникновению новой, адекватной социальной ситуации. Период внутренних изменений. У зрелого человека, последующее развитие, и разрешение кризиса зависит от совершаемого им выбора.

The summary in English:
Crisis is part of every person’s life. In this paper, the author defines the concept of “age crisis”, which is necessary for work — a special, necessary condition for normal and progressive personality development, which is associated with previously encountered difficulties in the development of the organism and the personality, accompanied by characteristic psychological changes at all personal levels. The understanding of the age crisis in domestic and foreign psychology is considered. The age crisis is a transition to the next stage of development, which leads to the destruction of one social situation of development and the emergence of a new, adequate social situation. Period of internal change. In a mature person, the subsequent development and resolution of the crisis depends on the choice he makes.

Ключевые слова: кризис, возрастной кризис, перелом, нарушение, социальная ситуация развития, внутренние изменения, изменение, отечественная психология, зарубежная психология.
Key words: crisis, age crisis, fracture, violation, social situation of development, internal changes, change, domestic psychology, foreign psychology.

Как пережить 4 возрастных кризиса, которые случаются со всеми нами

Мы все привыкли думать, что кризис — это плохо, и мы должны преодолеть его или умереть, пытаясь. Однако действительно ли все это необходимо? Невозможно избежать того, что может случиться с нами неожиданно.

Мы в AdMe.ru решили разобраться, как распознать надвигающийся кризис, на какие вопросы ответить и где взять силы, чтобы встретить новую главу своей жизни. В конце статьи есть интересный бонус об очень важном периоде нашей жизни.

18 лет

Состояние:

Представьте себе подростка в состоянии полного замешательства, который должен ответить на фундаментальный вопрос. Добавьте к этому груз эмоционального напряжения и радикальное мировоззрение, характерное для этого возраста.

В некоторых семьях есть хорошее решение для такой ситуации: «год перерыва». Это годичный перерыв между окончанием средней школы и поступлением в университет. Этот год можно потратить на работу, путешествия и самопознание.Вероятно, в этом году не произойдет никаких чудес, но будущий выбор может стать более осознанным и успешным.

Решение:

Прежде всего, давайте будем честными: невозможно принять целенаправленное решение, испытывая стресс перед экзаменами. Единственное, что действительно стоит делать, — это нестандартно мыслить об ограничениях и правилах. Задайте себе пару вопросов:

  • Если бы я мог делать только одно за всю свою жизнь, что бы это было?
  • Что бы я делал, если бы ничего не боялся?

25-30 лет

В своей книге The Defining Decade Мэг Джей описывает человека, находящегося в состоянии кризиса четверти жизни, цитируя слова своего пациента: «Я чувствую себя так, как будто я» м посреди океана.Как будто я могу плыть в любом направлении, но я не вижу земли ни с одной стороны, поэтому я не знаю, в какую сторону идти ».

Состояние:

В настоящее время нет необходимости тратить всю свою жизнь, работая на Одно место. Личностный рост сегодня является приоритетом номер один. У вас будет много времени для укрепления семейных ценностей. Жизненный опыт наших родителей заставляет нас чувствовать себя виноватыми за наши невыполненные планы и разбитые надежды.

Период кризиса возможность спуститься на дно, успокоиться там, оценить будущие возможности, понять собственные желания, расслабиться и восстановиться.После этого вы будете достаточно мощными, чтобы оттолкнуться от дна и снова броситься на поверхность.

Решение:

  • Прежде всего, прекратите сравнивать себя со своими сверстниками, друзьями, бывшими одноклассниками, товарищами по университету, коллегами и особенно с «детьми маминого друга».
  • Если вы чувствуете, что не хотите выполнять чужие жизненные планы, немедленно сообщите об этом. Им не следовало возлагать на вашу жизнь никаких надежд, если они не хотели разочаровываться.
  • Бросьте спагетти! Чтобы проверить, приготовилась ли паста, нужно бросить кусок в стену. Если прилипнет, значит, готово. Если кусок упадет, потребуется больше времени. Тот же принцип работает со всем в нашей жизни. Не бойтесь ошибаться. Просто попробуй.
  • Единица лучше нуля. Строить планы. Следуйте за ними каждый день. Хотя бы чуть-чуть.

35 лет

Состояние:

Похоже, ты всю жизнь жил неправильно.Слишком много компромиссов, слишком мало времени, потраченного на исполнение собственных желаний. Слишком много «я должен» вместо «я хочу». Проходят дни, овладевают меланхолией и депрессией, через плечо дышат разочарование и застой во всех сферах жизни. Кажется, что уже поздно что-то исправлять.

Если вы не чувствуете себя достаточно храбрым, чтобы начать менять свою жизнь, попробуйте посетить психолога, почитайте литературу о важных моментах в зрелом возрасте или посмотрите несколько вдохновляющих фильмов.

Решение:

Очень важно сделать перерыв и уделить немного времени себе, чтобы не затягивать тяжелый период. Может быть полезно задать себе следующие вопросы:

  • Если бы у меня было 20 миллионов долларов и 10 лет, что бы я сделал?
  • Какие у меня планы? Чего я действительно хочу?
  • Что я хочу, чтобы мои дети узнали обо мне?

45-50 лет

Состояние:

Ваша работа перестала приносить удовольствие много лет назад, любовь давно ушла, в доме всего 4 стены и ничего больше, а ваши дети так заняты своими живет, что они почти не обращают внимания на ваши проблемы.Такое ощущение, что вся твоя жизнь была посвящена неправильному делу, и ты сделал ошибку в самом начале и забыл исправить ее, следуя чужой стезе. Вы не осмеливаетесь смотреть вперед из-за страха смерти, пессимистического настроения и отсутствия желания что-то менять, что мешает вам адекватно оценить свое прошлое.

Это может показаться очевидным, но вам просто нужно взять себя в руки. Шаг за шагом избавляйтесь от негативных мыслей. Начни строить планы. Правильно, строите планы.И обратите внимание на самые важные ценности своей жизни.

Решение:

  • Если вы понимаете, что ваша карьера подходит к концу, подумайте о выходе на пенсию: найдите другую работу или отдохните заслуженно.
  • Оставайтесь активными. Спорт и умеренная физическая активность улучшают кровоток и обогащают мозг кислородом.
  • Оставайтесь на связи с друзьями и детьми. Они олицетворяют связь с вашими молодыми годами и положительными воспоминаниями. Дети и внуки — ваше будущее.

Бонус: кризис неловких лет

В трудные годы дети хотят попробовать все, чтобы выглядеть круче в глазах своих друзей. Важно помочь ребенку не потеряться в мире тысячи возможностей. Покажите им путь к правильному выбору.

Вместо того, чтобы предложить помощь, взрослые часто начинают войну с «подростками-повстанцами». К сожалению, в этой войне никто не побеждает. Пытаясь подавить эмоциональную бурю молодежи, взрослые часто ломают им настроение, что приводит к череде неправильных решений в будущем.Он может включать в себя разные вещи: от неспособности принять решение до различных зависимостей и психологических состояний.

Вот несколько советов, которые могут пригодиться вашему маленькому бунтовщику:

  • Подавайте хороший пример своему ребенку.
  • Проявите интерес к жизни вашего ребенка: спрашивайте, слушайте, поощряйте.
  • Имейте в виду, что в какой-то момент над вашим ребенком могут издеваться в школе. Будьте рядом, чтобы помочь, поддержать и разрешить конфликт.
  • Контролируйте присутствие устройств и социальных сетей в жизни вашего ребенка.
  • Сотрудничайте с учителями в непростом деле работы с подростками.

Что вы думаете об этой статье? Есть ли у вас какие-нибудь советы? Поделитесь с нами своим мнением в комментариях!

Иллюстрация Анны Сыроваткиной для AdMe.ru

Уравновешивание роста и упадка на стыке молодости и старости

Int J Behav Dev. Авторская рукопись; доступно в PMC 2016 1 января.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC4286887

NIHMSID: NIHMS612966

Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс

Автор для корреспонденции: Марджи Э.Лахман, доктор философии, профессор психологии Минни и Гарольда Фирман, факультет психологии, MS062, Университет Брандейса, Уолтем, Массачусетс, 02454, 781-736-3255, 781-736-3291 (факс), [email protected] См. Другие статьи в PMC, цитирующие опубликованную статью.

Abstract

Мы предоставляем доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья, когнитивных функций и благополучия в средние годы жизненного цикла. Картина благополучия в среднем возрасте, основанная на лонгитюдных данных исследования среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS), является более позитивной, чем это было показано в предыдущих поперечных исследованиях.Мы представляем средний возраст как ключевой период жизненного пути с точки зрения уравновешивания роста и упадка, связи между ранними и последующими периодами жизни и объединения молодых и старших поколений. Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в смягчении последствий спада. Люди среднего возраста играют центральную роль в жизни тех, кто моложе и старше, дома, на рабочем месте и в обществе в целом. Таким образом, упор на укрепление здоровья и благополучия в среднем возрасте может иметь далеко идущие последствия.

Ключевые слова: средний возраст, развитие продолжительности жизни, благополучие, удовлетворенность жизнью, здоровье, когнитивное функционирование, отношения между поколениями, уход, устойчивость, влияние в раннем периоде жизни

Ученые, изучающие жизненный цикл, уделяют больше внимания более ранним и более поздним периодам жизни, чем к среднему возрасту (Lachman, 2004). Более 85 миллионов человек [более четверти населения Соединенных Штатов (США) в возрасте от 40 до 59 лет, по данным переписи населения США 2010 года] в средние десятилетия играли ключевые роли в семье, на рабочем месте и в обществе. Широко распространен интерес к тому, чтобы больше узнать об этом периоде жизненного цикла.Цель этой статьи — осветить средние годы в контексте жизненного пути с точки зрения развития. Траектории изменений в зрелом возрасте рассматриваются с учетом характеристики среднего возраста по сравнению с другими возрастными периодами. Используя примеры исследований из национального продольного исследования среднего возраста в США (MIDUS) (Brim, Ryff, & Kessler, 2004), мы предоставляем доказательства разнонаправленности, изменчивости и пластичности характера и направления изменений физического здоровья и когнитивных функций. , и благополучие.Мы подчеркиваем роль защитных факторов и мультисистемной устойчивости в средние годы. Мы представляем средний возраст как ключевой период жизненного пути с точки зрения (а) уравновешивания роста и упадка, (б) связывания более ранних и поздних периодов жизни и (в) объединения молодых и старших поколений.

Средний возраст в исторической перспективе

Средний возраст не определен ни четко, ни до конца. Словарь описывает это как период между юностью и старостью, неопределенный, недифференцированный статус.По словам Патрисии Коэн (2012), средний возраст — это относительно новая конструкция, изобретенная около 150 лет назад. Тем не менее, образы среднего возраста можно встретить уже в 16–90–167– годах в художественных репрезентациях жизненного цикла. Художественные концепции жизненного цикла 13-го -го -го, 14-го -го -го и 15 -го веков не придают особого статуса средним годам, поскольку они обычно изображают круговое представление жизненного цикла или в некоторых случаях. имеет место линейное или даже кажущееся случайным размещение лиц разного возраста.Однако в 16–90–167–90–168 веках художники регулярно изображали жизненный путь как серию восходящих и нисходящих ступеней с вершиной посередине (Cole, 1992). Возвышенное положение середины жизни (с пиком, обычно обозначаемым как возраст 50), впервые замеченное в европейских картинах конца 16 -го -го века, продолжалось в 17 и 18 веках (Cole, 1992). . Эти произведения искусства иллюстрировали жизненный путь от рождения до смерти или от колыбели до могилы, с каждым десятилетием от 10 до 100.Пик среднего возраста кажется особенно примечательным, учитывая, что средняя продолжительность жизни в те периоды составляла менее 50. Возможно, это 100-летнее изображение жизненного цикла, когда на пике был 50-летний возраст и изображения упадка и слабости после этого, было связано с этим фактом. что те, кто пережил детство и роды, были здоровыми, а некоторые из них действительно дожили до 60 или 70 лет. Те немногие, кто дожили до 80-х годов и позже, вероятно, были довольно хрупкими из-за отсутствия лечения хронических заболеваний или инвалидности.

Важность десятилетий как маркера жизненного пути в европейском искусстве, вероятно, имеет культурную основу (Shweder, 1998). Представление жизненного пути с точки зрения десятилетий, когда возраст 100 лет находится на последней стадии, может быть привязан к 10-значной арабской системе счисления, которая была широко принята европейцами с XIV века (Glick, Livesey, & Wallis, 2005). В течение 16 и 17 веков в картинах жизненного цикла часто использовались образы животных для характеристики различных возрастных периодов: 30-летний бык олицетворял силу, лев 40-летнего олицетворял храбрость, а лис 50-летал проявлял себя. остроумие, отмеченное как средство компенсации потерь в силе.Таким образом, даже в эпоху Возрождения с живописным жанром «ступени жизни» средний возраст изображался как вершина жизненного пути. Было также признание компромисса между уменьшающимся физическим признанием прибылей и убытков и преимуществами баланса сильных и слабых сторон, заложенных в эти ранние образы.

Даже в начале 20-го -го -го века средний возраст считался расцветом жизни, о чем свидетельствуют труды Дж. Стэнли Холла, который в возрасте 78 лет написал свою последнюю книгу, Senescence, The Last Half of Life (1922). ).Он заявил: «Наша жизнь, ограниченная рождением и смертью, состоит из пяти основных этапов: (1) детство, (2) юность от полового созревания до полной зрелости, (3) средний возраст или расцвет, когда мы находимся на пике нашего развития. совокупность сил, варьирующаяся от двадцати пяти или тридцати до сорока или сорока пяти и составляющая, таким образом, пятнадцать или двадцать лет, которые теперь обычно называют нашими лучшими, (4) старение, которое начинается в начале сороковых годов или раньше у женщины, и ( 5) здравомыслие, собственно постклимактерический или старческий возраст ». (стр. vii). Таким образом, исторически считалось, что средний возраст наступает раньше на протяжении жизни, вероятно, из-за более короткой средней продолжительности жизни.

Это вызывает ряд вопросов, в том числе о том, как определить средний возраст. Сегодня в среднем средний возраст составляет от 40 до 60 лет, что, в частности, является возрастным периодом, который Холл назвал старением. В национальном лонгитюдном исследовании MIDUS (Brim et al., 2004) участников спрашивали, в каком возрасте начинается и заканчивается средний возраст. В среднем взрослые в возрасте от 24 до 75 оценили, что средний возраст начинается в возрасте 44 лет ( SD, = 6,15) и заканчивается в возрасте 59 лет ( SD, = 7.46). Учитывая высокую степень вариабельности в возрастных периодах с точки зрения здоровья, благополучия и функционирования во многих областях, хронологический возраст может быть не лучшим якорем для определения того, что такое средний возраст. Средний возраст может быть лучше рассмотрен с точки зрения ролей (например, наставник, родитель), времени жизненных событий и жизненного опыта (Lachman, 2004).

Две другие ранние концепции среднего возраста предвещают темы, которые мы хотим выделить (Lachman & James, 1997). Юнг описал важность баланса и интеграции различных аспектов (сильных и слабых сторон) личности, процесс, который он назвал индивидуацией.Он рассматривал средний возраст как критический период (полдень) для связывания более раннего (утреннего) и более позднего (вечернего) периодов (Jung, 1933). Эриксон (1963) определил главную проблему для среднего возраста как генеративность, подчеркнув важность связи между молодыми и старшими на протяжении жизни. Эти темы отражают то, что мы называем стержневой природой среднего возраста с точки зрения согласования и регулирования роста и упадка, а также интеграции молодости и старости в рамках отдельных людей и поколений.

Национальное исследование среднего возраста в США

Исследование среднего возраста в Соединенных Штатах (MIDUS) было первым национальным исследованием, ориентированным на взрослых людей среднего возраста, и оно подчеркивает биопсихосоциальные пути к здоровью и болезни (Brim et al., 2004 г.). Первая волна этого лонгитюдного исследования была проведена в 1994–1996 годах с выборкой из 7100 взрослых в возрасте от 25 до 75 лет, выбранных путем случайного набора номера в 48 смежных штатах США. Вторая волна исследования проводилась в 2004–2006 гг., И коэффициент продольного удержания с поправкой на смертность составил 75% ( N = 4955).В настоящее время собирается третья волна данных (для получения дополнительной информации об исследовании см. Http://midus.wisc.edu/). Мы ссылаемся на выборку результатов MIDUS о психологическом благополучии, когнитивных способностях и физическом здоровье при обсуждении ключевой роли среднего возраста на протяжении всей жизни.

Современные (неправильные) представления о среднем возрасте

Несмотря на возвышенное представление о среднем возрасте с прежних времен, сегодня средний возраст широко ассоциируется со стрессом и считается периодом, отмеченным кризисом (Lachman, 2004).Это могло быть заимствовано из популярных работ о среднем возрасте в 1960-х и 1970-х годах (Jacques, 1965; Levinson, Darrow, Klein, Levinson, & McKee, 1978; Sheehy, 1976), которые были основаны в основном на клинических образцах и, следовательно, были сосредоточены на проблемы, а не победы людей среднего возраста. Эта работа привела к получению отрицательно предвзятой информации о среднем возрасте, которая не была подтверждена исследованиями с более репрезентативными популяциями (Brim et al., 2004; Lachman, 2001; Wethington, 2000).Исследования показали, что многие взгляды на дистресс, обычно связанные с переживаниями среднего возраста, такие как синдром пустого гнезда и менопаузальный переход, являются искаженными (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004). Тем не менее, есть некоторые свидетельства того, что стрессы, связанные с многочисленными ролевыми требованиями или финансовым давлением, могут группироваться в среднем возрасте или сказываться сильнее в среднем возрасте (Aldwin & Levenson, 2001; Almeida & Horn, 2004). Хотя потеря работы или развод, например, могут происходить в другие возрастные периоды, люди среднего возраста могут испытывать больший стресс из-за дискриминации по возрасту со стороны работодателей или более ограниченных возможностей для повторного брака.Тем не менее, до сих пор существует множество неправильных представлений о среднем возрасте, наиболее распространенным мифом является кризис среднего возраста.

Исследование MIDUS показывает, что кризис — нетипичное явление для среднего возраста. Конечно, у некоторых действительно есть кризис среднего возраста: от 10 до 20% в США сообщают о кризисе (Wethington, 2000). В недавнем исследовании, проведенном в Соединенном Королевстве, количество сообщений о кризисах было выше, в диапазоне от 40 до 60%, хотя заболеваемость была сопоставимой в зрелом возрасте (Robinson & Wright, 2013).Таким образом, примерно столько же говорят, что они переживают кризисы в другие моменты жизни, так что средний возраст вряд ли является особенным в этом отношении. Из тех, кто говорит, что у них был кризис среднего возраста, около половины говорят, что он связан с внутренними потрясениями или тревогой, связанными с возрастом. В остальном это связано с такими событиями, как развод, потеря работы или проблемы со здоровьем, которые могут произойти в любом возрасте (Wethington, 2000). Те, кто действительно переживает кризис в среднем возрасте, — это обычно те, у кого в другие периоды жизни бывают потрясения, и эти люди, кажется, движимы больше невротической личностью, чем преклонным возрастом (Freund & Ritter, 2009; Lachman, 2004; Lachman, Lewkowicz , Маркус и Пэн, 1994).

Возможно, неправильные представления о среднем возрасте как о периоде кризиса помогают объяснить, почему большинство взрослых предпочли бы не быть людьми среднего возраста. В MIDUS мы спрашивали людей в возрасте от 40 до 60 лет ( N = 3021), в каком возрасте они хотели бы быть больше всего (Brim et al., 2004; Lachman, 2004) и в среднем они хотели быть моложе своего возраста ( M = 33 года, SD = 10,13). Это юношеское стремление может быть связано со стереотипами и предубеждениями в отношении людей старше 40 лет и изображениями, часто изображаемыми в средствах массовой информации.Также существует суровая реальность для тех, кто находится в середине жизни, которые часто сталкиваются с совмещением нескольких обязанностей и сталкиваются с появляющимися физическими и когнитивными признаками старения, и они могут испытывать сильный стресс, пытаясь справиться со всем этим. Тем не менее, средний возраст также может быть пиком во многих областях, включая заработок, положение на работе, лидерство в семье, способность принимать решения, уверенность в себе и вклад в общество (Finke, Huston, & Sharpe, 2005).

Большая часть работ по благополучию подчеркивает, что старость — более позитивный период, чем многие ожидают.Средний возраст, напротив, изображается как весьма негативный и нежелательный период. Более того, мало внимания уделяется огромным последствиям плохого функционирования в среднем возрасте с точки зрения потерь, которые оно может нанести другим людям, которые взаимодействуют с людьми среднего возраста или зависят от них. Депрессия и стресс достигают своего апогея в среднем возрасте, особенно для тех, кто испытывает финансовые затруднения (Lang, Llewellyn, Hubbard, Langa, & Melzer, 2010). Уровень самоубийств также высок в среднем возрасте по сравнению с другими возрастными периодами (U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, 2013 г.). Есть также свидетельства того, что уровень самоубийств со временем увеличивается среди лиц среднего возраста, хотя неясно, представляет ли это когортный эффект, связанный с бэби-бумером, или это тенденция, которая будет сохраняться из поколения в поколение в среднем возрасте (Филлипс, Робин, Ньюджент и др. Ленивец, 2010). Важно учитывать потребности людей среднего возраста в благополучии и психическом здоровье и учитывать, являются ли эти модели универсальными или различаются в зависимости от социально-экономического статуса (СЭС), когорты, расы или пола.

Большая часть эмпирических исследований взрослой жизни сосредоточена на сравнении двух возрастных групп — молодых и старых. Тем не менее, за последние 20 лет средний возраст стал предметом интенсивного изучения исследователями развития, изучающими более широкие и более репрезентативные выборки (такие как MIDUS) и исследующими средний возраст в контексте других периодов жизненного цикла (Brim et al., 2004 г.). Таким образом, вырисовывается более ясная картина природы этого периода.

Перспектива развития на протяжении всей жизни (Baltes, Lindenberger, & Staudinger, 2006) обеспечивает плодотворную основу для изучения среднего возраста как периода, который находится на перекрестке роста и упадка.В среднем возрасте различия в опыте и влиянии обширны и в значительной степени зависят от контекста. Полезно рассматривать человека во множестве контекстов, по отношению к себе в другие моменты времени, раньше и позже, как ближним, так и дальним, а также по отношению к другим людям на рабочем месте и в рамках семейных поколений. Целостный, контекстуальный подход, учитывающий продолжительность жизни с акцентом на культуру, исторический период, биологию, социальные факторы, окружающую среду, генетику и психологические факторы, может обогатить теоретические и эмпирические исследования средних лет.Выделены три основных принципа перспективы развития на протяжении всей жизни как имеющие особое значение для среднего возраста как ключевого периода жизненного цикла: разнонаправленность, изменчивость / пластичность и защита / устойчивость.

Разнонаправленность траекторий жизненного пути

Где находится средний возраст по сравнению с более ранними и поздними периодами жизни? Существует множество возможных траекторий стабильности и изменений в зрелом возрасте (Lachman et al., 1994; Staudinger & Bluck, 2001), и то, где находится средний возраст, зависит от рассматриваемого измерения.Некоторые процессы идут по нисходящей траектории, а другие — по восходящей. Что касается эмоционального развития, существует последовательная картина более позитивных эмоций в дальнейшей жизни, известная как эффект позитивности и часто связанная с адаптивным регулированием эмоций (Carstensen & Mikels, 2005; Stone, Schwartz, Broderick, & Deaton, 2010). . Тем не менее, большая часть этой работы по позитивности не учитывает средний возраст; таким образом, полная возрастная траектория неизвестна, и неясно, существует ли линейная или нелинейная закономерность во взрослой жизни.

Возможно, наиболее известный вывод о благополучии среднего возраста заключается в том, что удовлетворенность жизнью находится на низком уровне в среднем возрасте, что часто называют U-образным изгибом (Blanchflower & Oswald, 2008). Результаты ряда крупных опросов, в которых участвовали взрослые молодого, среднего и старшего возраста, показали, что самые низкие точки удовлетворенности жизнью в жизненном цикле были у лиц в возрасте от 30 до 60 лет (Blanchflower & Oswald, 2008; Clark & ​​Oswald, 2006; Stone et al., 2010; Ulloa, Møller, & Sousa-Poza, 2013).Эта модель среднего возраста в нижней части кривой счастья или удовлетворенности жизнью часто интерпретируется как свидетельство кризиса среднего возраста (Economist, 2010). Недавние исследования показали, что U-образный изгиб может отражать когортные различия, указывая на то, что люди, родившиеся в определенное время (например, когорта бэби-бумеров), могли пережить определенные жизненные события, которые влияют на их благополучие (Sutin et al., 2013 ; Ян, 2008). Есть некоторые свидетельства того, что только оценочный аспект благополучия, удовлетворенности жизнью достигает нижней точки в среднем возрасте (Stone et al., 2010). Напротив, гедонистические аспекты, в том числе счастье и положительный аффект, находятся на восходящей траектории от юности к старости, о чем свидетельствует позитивный эффект. А в области эвдемонического благополучия цель жизни и личностный рост снижаются, в то время как автономия и позитивные отношения возрастают в зрелом возрасте (Ryff, 1995).

U-образный паттерн также проявлялся в конкретной области удовлетворенности браком, в которой нижняя точка приходится на годы деторождения и воспитания (Bradbury, Fincham, & Beach, 2000), с восстановлением после того, как дети уезжают. домой (VanLaningham, Johnson, & Amato, 2001).Однако недавние результаты показывают, что отсутствие детей как таковое ведет к снижению удовлетворенности жизнью в средние годы (Deaton & Stone, 2014).

Данные исследования MIDUS согласуются с положительным эффектом для положительных и отрицательных аффектов (Mroczek & Kolarz, 1998) и с тенденцией U-образного изгиба для удовлетворенности жизнью (Lachman, Röcke, Rosnick, & Ryff, 2008). Поперечная работа с данными первой волны показала, что положительный аффект достиг своего пика в пожилом возрасте, а отрицательный аффект был самым низким в старости (Mroczek & Kolarz, 1998).Нас интересовало, будет ли положительный эффект присутствовать как в аффективных (т. показывая средний возраст как самую низкую точку в тенденциях U-образного изгиба.

Картина среднего возраста в этом продольном контексте отличается от результатов поперечного сечения тем, что это средние годы, возраст от 40 до 60 лет, которые являются лучшими при рассмотрении 10-летних изменений (см.).Как показано на верхней панели, люди в возрасте 50 лет показали усиление положительного аффекта за десятилетний период. Те, кому за 60, оставались стабильными, но у людей в возрасте 70 лет наблюдалось значительное снижение положительного аффекта. Для отрицательного аффекта были обнаружены эффекты противоположного направления (не показано). На нижней панели взрослые среднего возраста демонстрируют неизменный уровень удовлетворенности жизнью от 30 до 40 лет и рост удовлетворенности жизнью от 40 до 60 лет.

Средние значения для положительного воздействия (верхняя панель) и удовлетворенности жизнью (нижняя панель) в течение 10 лет по возрастным группам Примечание. Звездочки указывают на значительные десятилетние изменения.

С этой точки зрения средний возраст кажется лучшим временем, если рассматривать его в связи с тем, что нас ждет в будущем. Таким образом, рассмотрение положительных и отрицательных влияний с точки зрения внутриличностных изменений внутри человека свидетельствует о том, что средний возраст является, возможно, более благоприятным периодом для благополучия по сравнению с более статичным взглядом, сфокусированным на возрастных различиях в средних уровнях.

Что касается удовлетворенности жизнью, то в литературе о старении акцент делается на пике, который, кажется, приходится на более поздний период жизни, по сравнению с нижней точкой в ​​среднем возрасте.Результаты исследования MIDUS показывают, что большинство взрослых людей среднего возраста довольны своей жизнью и остаются такими или даже улучшаются в течение 10-летнего периода. Они также ожидают, что их удовлетворение в будущем будет еще выше, и этот оптимизм может мотивировать их на достижение своих целей и стремление к росту или совершенствованию (Lachman et al., 2008). Когда настоящая и будущая удовлетворенность жизнью рассматриваются вместе, средний возраст находится на пересечении пути упадка удовлетворения в будущем и пути постепенного увеличения удовлетворения в настоящем.В то время как настоящее удовлетворение растет и еще не достигло своего пика в среднем возрасте, прогнозируемое удовлетворение будущим снижается и еще не достигло надира, который не наступает до старости (Ryff, 1991; Staudinger, Bluck, & Herzberg, 2003). Как в раннем, так и в среднем возрасте будущее выглядит ярче настоящего. Напротив, в пожилом возрасте, хотя нынешняя удовлетворенность жизнью находится на пике, ожидается, что будущее будет хуже (см.).

Средства для удовлетворения текущей и будущей жизни по возрастным группам во время 1

Изменчивость и пластичность

Большая часть работы по возрастным различиям в благополучии сосредоточена на средних рейтингах, которые отражают относительные возрастные тенденции, но не раскрывают вариации внутри возрастных групп.Различия в характеристиках и функционировании в возрастные периоды представляют интерес для понимания диапазона различных процессов и возможных путей к благополучию. Что касается механики когнитивного функционирования, измеряемой такими параметрами, как рассуждение, скорость обработки и память (см. Данные MIDUS, представленные в), взрослые среднего возраста в среднем попадают между теми, кто моложе и старше; тем не менее, существуют широкие индивидуальные различия внутри возрастных групп, и возрастные распределения частично совпадают. Это говорит о том, что есть люди среднего возраста, чьи когнитивные способности сопоставимы с молодыми людьми, а другие в большей степени напоминают пожилых людей.Хотя данные основаны на поперечных возрастных различиях, закономерности согласуются с продольными данными, показывающими, что механика познания (также известная как подвижный интеллект) в среднем показывает снижение, начиная с среднего возраста (Salthouse, 2009; Singh-Manoux et al. , 2012). Тем не менее, эта вариация вокруг среднего значения позволяет изучить, в какой степени и почему одни стареют быстрее, а другие — более успешно, чем другие.

Нормальная функция плотности вероятности когнитивных баллов для людей младшего, среднего и старшего возраста

Изучение различий в возрастных группах может выявить случаи устойчивости перед лицом проблемы или возможность изменения и пластичности, даже когда обстоятельства трудные или неблагоприятный.Рассматривая, например, случай социальных классовых различий, можно многому научиться у тех, кто уязвим и подвержен риску, но при этом преуспевает или преуспевает, чем ожидалось. Один из таких подходов состоит в том, чтобы посмотреть на регулирующие переменные, которые могут смягчить потенциально негативные последствия для тех, кто подвержен риску плохих результатов. Например, те, у кого низкий уровень СЭС, с точки зрения ограниченного образования, демонстрируют худшую эпизодическую память и с меньшей вероятностью будут заниматься стимулирующей познавательной деятельностью на регулярной основе.В MIDUS мы обнаружили, что частое участие в познавательной деятельности ослабляет различия SES в памяти, так что те, кто имеет более низкий уровень образования и часто участвует в познавательной деятельности, имеют память, сравнимую с памятью людей с более высоким уровнем образования (Lachman, Agrigoroaei, Murphy, & Тун, 2010). Это свидетельство того, что, несмотря на ограничения, есть возможность для улучшения сверх того, что может быть типичным или средним уровнем для своих коллег, демонстрирует форму пластичности.Такая пластичность может действовать на нейронном или поведенческом уровнях и отражает представление о том, что существует возможность для изменений и улучшений, выходящих за рамки существующих уровней функционирования или производительности. Представление о том, что в зрелом возрасте можно обратить вспять физический или психологический ущерб, связанный с невзгодами раннего возраста, приобретает все большее значение и интерес (Национальный институт старения, 2012).

Защита и устойчивость: мультисистемный подход

Несмотря на то, что многие процессы упадка идут полным ходом в среднем возрасте, существуют возможности минимизировать или замедлить дальнейшее снижение с помощью защитных ресурсов.Они могут включать комбинацию факторов адаптивного образа жизни и изменяемых психосоциальных и поведенческих факторов, которые могут уменьшить проблемы со здоровьем и ограничить ухудшение состояния, помимо пагубного воздействия традиционных физических факторов риска. Те, кто подвержен риску проблем со здоровьем (например, из семей с низким уровнем СЭС), могут проявлять стойкость путем поддержания, восстановления или улучшения здоровья после вызова (Ryff et al., 2012). Есть возможность для пластичности и контроля над старением в среднем возрасте — периоде времени, в котором все еще существует огромный потенциал для изменения функции мозга и физических способностей.Даже те, кто наиболее уязвим для спада, могут извлечь выгоду из вмешательств, которые могут снизить риски упадка и болезней.

Существует множество потенциальных факторов риска и защитных факторов для здоровья и благополучия в дальнейшей жизни. Факторы риска включают курение, неправильное питание, ожирение и одиночество (Kremen, Lachman, Pruessner, Sliwinski, & Wilson, 2012). К защитным факторам относятся активный образ жизни, физические упражнения, социальная поддержка и позитивные убеждения, такие как чувство контроля (Kremen et al., 2012). Многие исследования сосредоточены на одном конкретном риске или защитном факторе. Когда они действительно рассматривают несколько факторов, они обычно все включаются в модель одновременно для изучения их уникального вклада. Тем не менее, эти факторы возникают одновременно, и, учитывая их чистое воздействие, возможно, они не отражают их полный, аддитивный вклад. Подход, который мы приняли, состоит в том, чтобы контролировать факторы риска и рассматривать несколько защитных факторов как совокупность, то есть изучать их вклад в совокупности. Этот комбинированный подход показывает, в какой степени один или несколько факторов имеют значение, и является ли какая-либо конкретная комбинация факторов наиболее адаптивной (Lachman & Agrigoroaei, 2010).Также можно исследовать смягчающие эффекты защитного композита. Хотя защитный фактор может быть полезным в целом, возможно, что эффекты различны, принося пользу некоторым больше, чем другим. Было показано, что адаптивное поведение и психосоциальные ресурсы влияют на здоровье и благополучие. Тем не менее, самые большие преимущества были обнаружены для тех, кто подвергается наибольшему риску, например, для тех, кто переживает невзгоды в раннем детстве или с низким уровнем образования в зрелом возрасте (Ryff et al., 2012).

Хотя люди из семей с низким уровнем СЭС подвержены риску и уязвимы для ускоренного старения, они также могут реагировать на психосоциальные и поведенческие изменения. «Дифференциальная восприимчивость» относится к индивидуальным различиям в реакции на невзгоды (Национальный институт старения, 2012). Это предполагает, что те же атрибуты, которые делают человека особенно чувствительным к невзгодам, могут также сделать его или ее более восприимчивым к поддерживающим вмешательствам, призванным компенсировать последствия невзгод.Во многих областях имеются данные о том, что те, кто подвержен риску неблагоприятных исходов старения, больше всего выигрывают от психосоциальных модераторов (Lachman & Weaver, 1998; Miller, Lachman, et al., 2011; Ryff et al., 2012; Turiano , Chapman, Agrigoroaei, Infurna, & Lachman, в печати). Это может быть отчасти потому, что у этих людей больше возможностей для улучшения, а также потому, что они могут быть более мотивированы к изменениям.

В MIDUS мы обнаружили, что комбинация нескольких адаптивных факторов (например,г. чувство контроля, физические упражнения, социальная поддержка) защищают от 10-летнего ухудшения когнитивного и функционального здоровья (Agrigoroaei & Lachman, 2011; Lachman & Agrigoroaei, 2010). Аналогичным образом Puterman et al. (2013) обнаружили, что комбинированное воздействие нескольких факторов играет буферную роль для здоровья. Они обнаружили, что регулирование здоровых эмоций, сильные социальные связи и положительное поведение в отношении здоровья (сон и физические упражнения) предсказывают длину теломер лейкоцитов (LTL) и смягчают ранее продемонстрированные связи между диагнозом депрессии и LTL.Теломеры — это биологические маркеры клеточного старения, которые укорачиваются с возрастом человека (Epel et al., 2004). Таким образом, есть свидетельства того, что сочетание адаптивных поведенческих факторов может влиять на биологический ход старения. Разнонаправленность и изменчивость изменений, а также потенциал пластичности и устойчивости в среднем возрасте являются важными характеристиками, которые определяют решающий характер этого периода на жизненном пути. Далее мы рассмотрим три проявления этой ключевой позиции: (а) уравновешивание роста и упадка, (б) связь между более ранними и поздними периодами жизни и (в) связь между молодым и старшим поколениями.

Средний возраст на пересечении роста и спада

С точки зрения продолжительности жизни изменения рассматриваются как динамические, и в любой возрастной период происходят как выигрыши, так и потери. По мере старения происходит сдвиг в балансе выигрышей и потерь, поэтому обычно ожидается, что выигрыши будут выше пропорционально потерям в детстве и раннем взрослении (Heckhausen, Dixon, & Baltes, 1989). Ожидается, что в пожилом возрасте соотношение изменится на противоположное, и потери будут выше, чем прибыли. Средний возраст с этой разнонаправленной точки зрения можно рассматривать как поворотный период в жизненном пути с точки зрения смещения акцента на поддержание и стабильность функционирования (Baltes et al., 2006; Mustafic & Freund, 2013).

Многомерное, мультисистемное представление рассматривает траектории между доменами. Этот взгляд подчеркивает, что средний возраст находится на пересечении путей роста и упадка, как показано на рис.

Пересечение роста и спада в среднем возрасте

Средний возраст занимает уникальное место в том смысле, что он не находится ни в нижней, ни в верхней точке этих траекторий. С одной стороны, например, счастье идет вверх. Напротив, многие когнитивные и физические функции, включая скорость обработки данных, память, функцию легких и мышечную массу, находятся на нисходящем пути.У среднего возраста есть несколько уникальных преимуществ на протяжении всей жизни с сопоставлением достижений и потерь.

Взаимосвязь роста и упадка широко изучалась в области интеллекта (Baltes et al., 2006). Классические изображения подвижного и кристаллизованного интеллекта (Salthouse, 2010) или механики и прагматики интеллекта (Baltes et al., 2006) показывают, что одно измерение интеллекта увеличивается, а другое уменьшается на протяжении взрослой жизни. График опыта и связанных со знаниями способностей на пути вверх, наряду с приобретением новых знаний, особенно в ускоренных условиях, на пути вниз, показывает, что восходящие и нисходящие траектории пересекаются в среднем возрасте (Salthouse, 2010).Способность принимать финансовые решения достигает пика в среднем возрасте, поскольку эти навыки извлекают выгоду из актуального для предметной области опыта и знаний, накопленных в среднем возрасте, даже если более общие когнитивные процессы находятся в упадке. Хотя у тех, кто моложе, когнитивные процессы обрабатываются быстрее, им не хватает соответствующего опыта в выборе финансовых средств. А те, кто в более позднем возрасте, несмотря на дополнительные годы опыта, становятся жертвами снижения исполнительной функции и рабочей памяти (Agarwal, Driscoll, Gabaix, & Laibson, 2009).Таким образом, средний возраст, на пересечении восходящих и нисходящих когнитивных траекторий, находится в особенно выгодном положении с точки зрения баланса сильных сторон и ограничений.

На сегодняшний день мало внимания уделяется интеграции траекторий в разных сферах для более целостного изображения среднего и более позднего взросления. Существуют как поперечные, так и продольные данные о том, что когнитивное функционирование (Salthouse, 2010) и функциональное здоровье (Freedman, Martin, & Schoeni, 2002; Seeman, Merkin, Crimmin, & Karlamangla, 2010) ухудшаются с возрастом.Напротив, счастье и удовлетворенность жизнью имеют тенденцию к росту от среднего возраста к старости. Основываясь на данных MIDUS, мы видим доказательства того, что было названо парадоксом старения (см.). В литературе упор делается на более поздние годы, а не на средний возраст, поскольку благополучие и счастье неожиданно достигают пика в пожилом возрасте, несмотря на сопутствующее снижение когнитивных и физических функций. В среднем возрасте, когда счастье находится на подъеме, но еще не на пике, биологические процессы все еще находятся в умеренном диапазоне и идут вниз.С этой многомерной точки зрения средний возраст становится благоприятным периодом с точки зрения изменения траекторий, когда одни области находятся на подъеме, а другие — на спаде, что предполагает благоприятный баланс между областями. Есть возможность компенсировать спад в одной области за счет активов из других сильных сторон (Baltes et al., 2006).

Парадокс старения: Z-баллы для когнитивной деятельности, физического здоровья и удовлетворенности жизнью по возрастным группам во время 2

Управляемость в среднем возрасте

Один из примеров компромиссов, связанных с ростом и спадом, — это работа над контролем верования.Жизнь посередине часто бывает сложной, но она также может быть чрезвычайно полезной. Взрослые, находящиеся в середине, обычно чувствуют себя перегруженными из-за того, что у них слишком много дел и не хватает времени. Это, естественно, время подвергнуть сомнению сделанный выбор и предпринятые пути. Вдобавок к этому начинают происходить физические изменения и провалы в памяти, и на первый план выходят реалии стареющего тела и разума. У всех этих переживаний есть один общий знаменатель; они бросают вызов основной потребности человека в контроле. Исследования показывают, что чувство контроля — один из ключевых ингредиентов здоровья и счастья (Lachman, Neupert, & Agrigoroaei, 2011; Lachman, Röcke, & Rosnick, 2009; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011).Однако средние годы жизни — это время, когда многие чувствуют себя неуправляемыми и беспомощными, а низкая управляемость может быть основным источником стресса (Dickerson & Kemeny, 2004).

Средние годы — это время, когда чувство контроля постоянно проверяется множеством требований и обязанностей, а также накапливающимися признаками физического и когнитивного старения. Напротив, молодые люди с большей вероятностью будут чувствовать себя неуязвимыми, находящимися в центре вселенной, неустрашимыми перед препятствиями, возможно нереалистичными с точки зрения их предполагаемого контроля и не подозревающими о процессах старения.В центре внимания молодежи — понять, чем они хотят заниматься в жизни, и она способна игнорировать неудачи и идти на риск. Как правило, им не нужно беспокоиться ни о ком, кроме себя, и обычно есть кто-то еще (родители, учителя, друзья), которые могут вмешаться, чтобы помочь в случае необходимости. В средние годы все сильно меняется. Поскольку эгоизм больше не является единственным центром внимания, у тех, кто находится в середине, есть другие, о которых нужно думать, и их время сильно разделено и разбросано. Хотя контроль, кажется, ослабевает, то, как протекают средние годы, в значительной степени находится в ваших руках.Это осознание может быть одновременно пугающим и освобождающим, поскольку те, кто находится посередине, сталкиваются с необходимостью брать на себя обязанности и совмещать их в нескольких сферах (Lachman, 2004).

Есть два основных источника контроля на протяжении всего взрослого возраста, один демонстрирует достижения, а другой — потери, и средний возраст находится на перекрестке этих траекторий (Lachman et al., 2009). Усиление контроля достигается за счет приобретения опыта, развития мастерства, достижения пика знаний, компетентности и опыта. В то же время наблюдается снижение функциональности, производительности и производительности, а также возрастают ограничения, связанные со старением.Снижение контроля связано с препятствиями и ограничениями, включая неожиданные события, такие как ухудшение здоровья и потеря близких, число которых увеличивается с возрастом. Важно распознать и интегрировать оба аспекта контроля, чтобы оставаться на правильном пути и сохранять равновесие. Главное — найти способы компенсировать или противодействовать потерям и упадкам, используя активы, сильные стороны и навыки. Недавние результаты показывают, что представления о контроле в среднем возрасте могут иметь долгосрочные последствия для здоровья (Gerstorf, Röcke, & Lachman, 2011; Infurna, Gerstorf, & Zarit, 2011) и даже риск смерти (Turiano et al., под давлением). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить, существует ли адаптивная комбинация личного мастерства и воспринимаемых ограничений, то есть признание своих сильных сторон и ограничений с точки зрения контроля.

Связи от раннего возраста к более позднему

Рассмотрение как дистальных, так и проксимальных влияний на развитие может помочь пролить свет на природу среднего возраста. Есть свидетельства того, что переживания в детстве могут повлиять на здоровье и благополучие даже спустя много лет в среднем возрасте.В то же время существует некоторая прерывистость и, следовательно, возможность для изменений и устойчивости (Fox, Zeanah, & Nelson, 2012). Более того, в соответствии с поворотным периодом опыт среднего возраста также может иметь долгосрочные последствия для более поздней жизни.

Влияние раннего возраста на средний возраст

Хотя большая часть работы по развитию сосредоточена на детстве и подростковом возрасте, подход, основанный на продолжительности жизни, включает в себя взрослые годы. Один из подходов к интеграции на протяжении всей жизни — исследовать связи между более ранними, средними и поздними периодами жизни.Детские характеристики, поведение и жизненный опыт имеют долгосрочные последствия для здоровья в среднем возрасте. Эти данные получены в результате продольных исследований, а также перекрестного анализа ретроспективных отчетов. Большая часть работы посвящена невзгодам детства и их последствиям для благополучия во взрослом возрасте, а также защитным эффектам личности (например, Hampson, Edmonds, Goldberg, Dubanoski, & Hillier, 2013). Исследование с использованием выборки MIDUS показало, что развод и смерть родителей в детстве до 17 лет были связаны со здоровьем и благополучием в среднем возрасте (Maier & Lachman, 2000).Развод родителей предсказывает ухудшение здоровья как мужчин, так и женщин среднего возраста по сравнению с теми, кто живет в семьях. Для женщин смерть родителей в детстве или подростковом возрасте была связана с более высокой вероятностью депрессии. Знание о том, что ранние невзгоды имеют долгосрочные последствия, может привести к различным курсам действий. Один из вариантов — рассмотреть вопрос о том, обратимы ли эффекты в результате вмешательств в среднем возрасте. Другой подход — как можно раньше принять превентивные меры, чтобы минимизировать долгосрочные последствия.

Миллер, Чен и Паркер (2011) предлагают модель «биологического включения невзгод детства», которая постулирует, что стресс, возникающий в чувствительные периоды развития, со временем влияет на системы организма через воспалительные реакции и плохую саморегуляцию. Они исследовали стресс в детстве из-за плохого родительского лечения и низкого SES как влияющих на более поздний риск различных заболеваний, включая инсульт, артрит и сердечно-сосудистые заболевания. Модель «токсического стресса» Шонкова также предполагает, что отрицательный стресс в раннем детстве может накапливаться со временем и влиять на состояние здоровья в зрелом возрасте (Shonkoff, Boyce, & McEwen, 2009).Эти модели предполагают, что детство представляет собой уязвимую стадию, на которой такие факторы стресса, как плохое обращение или низкий SES, могут повлиять на развивающуюся иммунную систему и привести к усилению воспаления. Таким образом, повышенный стресс в детстве может подвергать людей более высокому риску хронических заболеваний и когнитивных нарушений во взрослом возрасте (Shonkoff & Garner, 2012).

Низкое СЭС в детстве связано с более высоким риском метаболического синдрома в среднем возрасте, чем у людей с высоким СЭС в детстве (Miller, Lachman, et al., 2011). Низкое СЭС в детстве также связано с более высокой аллостатической нагрузкой, то есть большей дисрегуляцией во многих биологических системах, связанных с хроническим стрессом, во взрослом возрасте, по сравнению с теми, у кого высокий уровень СЭС (Chen, Miller, Lachman, Gruenewald, and Seeman, 2012). Тем не менее, эти исследования предоставляют некоторые доказательства того, что воздействие неблагоприятных условий детства на здоровье может быть обращено вспять с помощью таких факторов, как поддерживающие отношения или адаптивное отношение.

Хотя негативный детский опыт может иметь разрушительные последствия на протяжении всей жизни, это не предопределено заранее.Несмотря на долгосрочное влияние, в среднем возрасте существует вероятность обратимости и выздоровления, даже если лишения привели к серьезным последствиям. Некоторые из тех, кто в молодости пережил невзгоды, устойчивы и способны хорошо приспосабливаться. Пути от раннего возраста до взрослой жизни разнообразны, поэтому не всегда возможно предсказать, кто будет хорошо жить в среднем возрасте, исходя из более ранней жизни.

Хотя проблемы в детстве потенциально могут подвергнуть взрослых среднего возраста более высокому риску негативных долгосрочных последствий для здоровья, конкретные стратегии выживания могут помочь свести к минимуму долгосрочный ущерб от этих факторов стресса, что приведет к обратимости последствий ранних невзгод.Chen, Miller, Lachman, Gruenewald и Seeman (2012) обнаружили, что взрослые, у которых в детстве был низкий SES, имели более низкую аллостатическую нагрузку при использовании стратегий смены и сохранения по сравнению со взрослыми с низким SES, которые этого не делали. Это включает в себя смещение (приспособление к стрессовым факторам посредством когнитивной переоценки и регуляции эмоций) и упорство (выносливость с силой, удерживая надежды на будущее). Предполагается, что это сочетание смены и настойчивости подходов к борьбе с факторами жизненного стресса снижает физиологические реакции на острый стресс и тем самым смягчает долгосрочное прогрессирование патогенных процессов, которые могут привести к хроническим заболеваниям в среднем возрасте (Chen et al., 2012). Другие данные свидетельствуют о том, что положительный опыт в детстве, такой как заботливая и поддерживающая мать, может смягчить негативное влияние низкого социального класса на метаболический синдром в среднем возрасте (Miller et al., 2011). Аналогичные данные получены из лонгитюдного исследования, проведенного в Финляндии, в котором способность к самоконтролю в детстве была связана с благополучием в среднем возрасте, и эта связь была опосредована позитивными социальными сетями (Pulkkinen, Lyyra, & Kokko, 2011).

Предсказатели среднего возраста для дальнейшей жизни

Мы отметили примеры долгосрочного влияния опыта раннего возраста на функционирование в среднем возрасте.Есть также свидетельства того, что то, что происходит в среднем возрасте, может иметь долгосрочное влияние на характер старения. Те, кто ведет здоровый образ жизни на протяжении всей взрослой жизни, вероятно, извлекут пользу из этого в более поздней жизни. Напротив, тем, кто ведет рискованное или опасное для здоровья поведение во взрослом возрасте, суждено иметь больше трудностей в старости. Например, у тех, кто тренируется и находится в хорошей форме в среднем возрасте, когнитивные функции в более позднем возрасте лучше (Chang et al., 2010) и ниже риск деменции (DeFina et al., 2013). С другой стороны, было обнаружено, что наличие сильного стресса в среднем возрасте является предиктором инвалидности в пожилом возрасте (Kulmala et al., 2013). В исследовании MIDUS мы обнаружили, что те, кто поддерживали социальные отношения, регулярно занимались физическими упражнениями и позитивно относились к контролю в среднем возрасте, были лучше способны поддерживать свое функциональное здоровье и когнитивные навыки в течение 10 лет, и чем больше из этих положительных факторов , тем лучше (Lachman & Agrigoroaei, 2010). Аналогичные результаты долгосрочного аддитивного эффекта были получены в ходе длительного исследования британских государственных служащих, проведенного Уайтхоллом.Они показали, что чем более здоровый образ жизни ведется в среднем возрасте, тем лучше здоровье и когнитивные функции в более позднем возрасте (Sabia et al., 2012).

Роли среднего возраста — между молодым и старшим поколениями

Благополучие молодых и пожилых людей дома, на рабочем месте и в обществе в целом во многом зависит от стабильности людей среднего возраста. Хорошо задокументировано, что люди среднего возраста часто участвуют в уходе и поддержке своих детей, а также своих родителей (Pinquart & Sörensen, 2007).Эти множественные роли могут вызывать стресс и сказываться на психическом и физическом здоровье людей среднего возраста (Pinquart & Sörensen, 2003, 2005). Тем не менее, семейное счастье и благополучие во многом зависят от способности людей среднего возраста брать на себя эти многочисленные роли и быть плодотворными (An & Cooney, 2006).

Родители детей с ограниченными возможностями ежедневно испытывают больше стрессоров и больше случаев негативного воздействия, а их уровень кортизола в течение дня снижается медленнее (что свидетельствует о хроническом стрессе), чем у родителей детей, не имеющих инвалидности (Seltzer et al., 2009). Стресс, связанный с уходом, также может привести к ускоренному старению у тех, кто ухаживает за хронически больными детьми, что определяется длиной теломер (Epel et al., 2004). Продолжительность ухода за больными (т. Е. Продолжительность хронического стресса) напрямую связана с длиной теломер. Больше времени, проведенного в качестве опекуна, было связано с более короткими теломерами, даже с учетом возраста. Базовый уровень активности теломеразы, фермента, связанного с длиной теломер, у лиц, осуществляющих уход, был ниже, чем у лиц, не осуществляющих уход, хотя активность теломеразы в группах ухода и контроля увеличивалась аналогичным образом в ответ на стресс (Epel et al., 2010). Пилотное исследование Lavretsky et al. (2013) обнаружили, что лица, ухаживающие за людьми с деменцией, которые занимались медитацией, показали как увеличение активности теломеразы, так и улучшение психического здоровья по сравнению с контрольной группой, практикующей расслабление.

Стресс, испытываемый родителями, также может повлиять на ребенка в раннем возрасте. Например, материнские симптомы депрессии в младенчестве могут влиять на проявление детьми депрессивных симптомов в детстве и подростковом возрасте (Bureau, Easterbrooks, & Lyons-Ruth, 1999; Goodman & Gotlib, 1999).Эта работа показывает важность решения проблем психического здоровья лиц, осуществляющих уход, чаще всего людей среднего возраста. Если опекун не получает адекватной медицинской помощи или другой поддержки, это может отрицательно сказаться на благополучии как опекуна, так и тех, за кого он несет ответственность.

Примечательно, что стрессоры, связанные с уходом, не всегда приводят к отрицательным результатам. Например, есть некоторые свидетельства того, что благополучие родителей детей с ограниченными возможностями может быть сопоставимо с уровнем благополучия родителей здоровых детей, что указывает на возможности устойчивости и адаптивных реакций на стресс, связанный с воспитанием детей (Зельцер, Краусс, Чой и Хонг , 1996; Ван Рипер, Рифф и Придхэм, 1992).Потенциал устойчивости в стрессовых обстоятельствах, таких как уход, представляет большой интерес для понимания среднего возраста (Fox et al., 2012; Ryff et al., 2012).

Людей среднего возраста часто называют поколением сэндвичей (Miller, 1981). Эта фраза относится к родителям среднего возраста, которые в той или иной форме обеспечивают уход, финансовую поддержку или эмоциональную поддержку как младшим взрослым детям, так и пожилым родителям (Pierret, 2006; Spillman & Pezzin, 2000). Pew Group сообщает, что в 2012 году более 47% взрослых в возрасте от 40 до 59 лет, воспитывающих или поддерживающих ребенка, также имели одного из родителей старше 65 лет (Taylor, Parker, Patten, & Motel, 2013).Этот процент свидетельствует о том, что сегодня большое количество родителей среднего возраста подвергаются воздействию потенциальных факторов стресса из-за множества ответственных ролей. Те, кто находится в середине, могут нести ответственность за два поколения людей (своих детей и родителей), а также выполнять рабочие роли вне дома (Marks, 1998). Фактически, отчет Pew (Taylor et al., 2013) показал, что 38% сообщают, что и их взрослые дети, и их родители полагаются на них в плане эмоциональной поддержки. Эти семьи с «высоким обменом», в которых родители привержены заботе о своих детях, а также помогают пожилым родителям, скорее всего, продемонстрируют высокий уровень семейной солидарности (Grundy & Henretta, 2006).Таким образом, взрослые среднего возраста, служащие связующим звеном между детьми младшего возраста и пожилыми родителями, потенциально могут извлечь выгоду из взаимного обмена помощью и поддержки между поколениями в своей семейной сети.

Мало того, что люди среднего возраста влияют на благополучие тех, о ком они заботятся, на их собственное благополучие также влияют обстоятельства членов их семей. Собственное чувство благополучия взрослых людей среднего возраста часто связано с их оценками социальных и личных приспособлений своих детей после того, как они покинули дом.Родители, которые чувствуют, что их дети успешно адаптировались, имеют более высокое чувство благополучия, поскольку они чувствуют, что успешно достигли своих родительских целей (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Это говорит о том, что существует несколько областей, в которых взрослый среднего возраста может испытывать стресс, но есть также возможности почувствовать себя выполненным с чувством мастерства и удовлетворения своей ролью. Действительно, есть свидетельства того, что взрослые среднего возраста способны извлекать уроки из стрессового опыта и могут найти смысл или испытать рост перед лицом невзгод (Aldwin, Sutton, & Lachman, 1996).

Резюме и направления на будущее

Мы изображаем средний возраст как центральный, поворотный период на протяжении всей жизни. Он попадает в критический момент путей роста и спада, обеспечивая конвергенцию и интеграцию прибылей и убытков. Размещение среднего возраста на пересечении восходящих и нисходящих траекторий во многих областях может привести к оптимальному балансу сильных и слабых сторон. Средний возраст также является отличным периодом для связей между более ранними и поздними периодами жизненного цикла.Это работает на индивидуальном уровне, связывая детский опыт со здоровьем среднего возраста и образ жизни в среднем возрасте со здоровьем в пожилом возрасте. Это также проявляется на межличностном уровне и на уровне поколений через такие роли, как воспитание, уход и наставничество.

Функционирование в любом возрасте изменчиво и гибко, и есть огромные возможности для модификации. Это может происходить с помощью профилактических или лечебных мероприятий. Существует множество доказательств пластичности на поведенческом и нервном уровнях в зрелом возрасте и старше.Доказательства устойчивости в контексте вызовов и возможности изменить обстоятельства и способ их оценки на индивидуальном или групповом уровне обнадеживают, поскольку они предлагают новые направления и возможности в любом возрасте. Инвестиции в понимание способов оптимизации среднего возраста также могут иметь далеко идущие последствия для людей моложе и старше.

За последние двадцать лет с помощью репрезентативных лонгитюдных исследований, таких как MIDUS, мы начали больше понимать о среднем возрасте в контексте жизненного цикла.Тем не менее, предстоит еще многое узнать. Мы мало знаем о том, относятся ли текущие результаты к конкретным исследуемым когортам или культурам. Необходимы более интернациональные, межкультурные и межпоколенческие перспективы, чтобы пролить свет на универсалии и степень, в которой наша текущая база знаний может быть обобщена во времени и месте.

Перспективным направлением будущих исследований среднего возраста является рассмотрение того, как повседневный опыт встроен в контекст долгосрочных изменений (Charles, Piazza, Mogle, Sliwinski, & Almeida, 2013; Hahn & Lachman, в печати).Такой подход дает возможность изучить процессы изменений на нескольких уровнях и в разных временных масштабах (Sliwinski, Almeida, Smyth, & Stawski, 2009), чтобы изучить взлеты и падения повседневной жизни в контексте множества ролей и обязанностей, а также то, как это бремя и активы накапливаются с течением времени, чтобы создать дифференциальные траектории в долгосрочной перспективе.

Благодарности

Подготовка данной статьи была поддержана грантами NIA # PO1AG20166 и RO1AG17920.

Сноски

Примечание автора: этот документ основан на приглашенном обращении на собраниях ISSBD, июль 2012 г., Эдмонтон, Альберта

Ссылки

  • Agarwal S, Driscoll JC, Gabaix X, Laibson DI.Возраст разума: финансовые решения в течение жизненного цикла с последствиями для регулирования. Брукингские документы по экономической деятельности. 2009; 2: 51–117. DOI: 10.1353 / eca.0.0067. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Agrigoroaei S, Lachman ME. Когнитивное функционирование в среднем и пожилом возрасте: комбинированное воздействие психосоциальных и поведенческих факторов. Журналы геронтологии, серия B: Психологические и социальные науки. 2011; 66B: 130–140. DOI: 10.1093 / geronb / gbr017. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Олдвин К.М., Левенсон М.Р.Стресс, совладание и здоровье в среднем возрасте: перспективы развития. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник развития среднего возраста. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2001. С. 188–214. [Google Scholar]
  • Aldwin CM, Sutton KJ, Lachman ME. Развитие копинг-ресурсов в зрелом возрасте. Журнал личности. 1996; 64: 837–871. [PubMed] [Google Scholar]
  • Алмейда DM, Horn MC. Является ли повседневная жизнь более напряженной в среднем зрелом возрасте? В: Brim OG, Ryff CR, Kessler RC, редакторы. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. С. 425–451. [Google Scholar]
  • An JS, Cooney TM. Психологическое благополучие в среднем и позднем возрасте: роль развития генеративности и отношений между родителями и детьми на протяжении всей жизни. Международный журнал поведенческого развития. 2006; 30: 410–421. DOI: 10.1177 / 0165025406071489. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baltes PB, Lindenberger U, Staudinger UM. Теория продолжительности жизни в психологии развития. В: Лернер Р.М., редактор. Справочник по детской психологии: Теоретическая модель развития человека.6. Vol. 1. Хобокен, штат Нью-Джерси: Уайли; 2006. С. 569–664. [Google Scholar]
  • Blanchflower DG, Oswald AJ. Является ли благополучие U-образным на протяжении всего жизненного цикла? Социальные науки и медицина. 2008; 66: 1733–1749. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bradbury TN, Fincham FD, Beach SRH. Исследование природы и детерминант удовлетворенности браком: обзор за десятилетие. Журнал брака и семьи. 2000: 964–980. [Google Scholar]
  • Brim OG, Ryff CD, Kessler RC. Насколько мы здоровы? Национальное исследование благополучия в среднем возрасте.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 2004. [Google Scholar]
  • Bureau JF, Easterbrooks MA, Lyons-Ruth K. Симптомы материнской депрессии в младенчестве: уникальный вклад в развитие депрессивных симптомов у детей в детстве и подростковом возрасте? Развитие и психопатология. 1999; 21: 519–537. DOI: 10.1017 / S095457940

    85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Carstensen LL, Mikels JA. На пересечении эмоций и познания: старение и эффект позитива. Современные направления психологической науки.2005. 14: 117–121. DOI: 10.1111 / j.0963-7214.2005.00348.x. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чанг М., Йонссон П.В., Снаедал Дж., Бьорнссон С., Сачински Дж. С., Аспелунд Т., Лаунер Л. Дж.. Влияние физической активности среднего возраста на когнитивные функции пожилых людей: исследование AGES-Reykjavik. Журналы геронтологии, серия A: биологические и медицинские науки. 2010; 65: 1369–1374. DOI: 10.1093 / gerona / glq152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Charles ST, Piazza JR, Mogle J, Sliwinski MJ, Almeida DM.Износ ежедневных стрессоров для психического здоровья. Психологическая наука. 2013; 24: 733–741. DOI: 10.1177 / 0956797612462222. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чен Э, Миллер Г.Э., Лахман М.Э., Грюневальд Т.Л., Зееман Т.Э. Защитные факторы для взрослых от социально-экономических обстоятельств раннего детства: преимущества смены и сохранения при аллостатической нагрузке. Психосоматическая медицина. 2012; 74: 178–186. DOI: 10.1097 / PSY.0b013e31824206fd. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Clark AE, Oswald AJ.Изогнутая взаимосвязь между субъективным благополучием и возрастом. Рабочий документ PSE № 2006: 29. [Google Scholar]
  • Коэн П. В расцвете сил: изобретение средневековья. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Скрибнер; 2012. [Google Scholar]
  • Cole TR. Путешествие по жизни Культурная история старения в Америке. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1992. [Google Scholar]
  • Дитон А., Стоун А.А. Оценочное и гедонистическое благополучие среди тех, у кого есть дети и нет дома. PNAS. 2014; 111: 1328–1333.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • ДеФина Л.Ф., Уиллис Б.Л., Рэдфорд Н.Б., Гао А., Леонард Д., Хаскелл В.Л., Берри Д.Д. Связь между уровнями кардиореспираторной пригодности в среднем возрасте и деменцией в более старшем возрасте: когортное исследование. Анналы внутренней медицины. 2013; 158: 162–168. DOI: 10.7326 / 0003-4819-158-3-201302050-00005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дикерсон СС, Кемени МЭ. Острые стрессоры и реакции кортизола: теоретическая интеграция и синтез лабораторных исследований.Психологический бюллетень. 2004. 130: 355–391. DOI: 10.1037 / 0033-2909.130.3.355. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экономист, The. Возраст и счастье: изгиб жизни. The Economist, 16 декабря 2010 г .; [Google Scholar]
  • Эпель Э.С., Блэкберн Э. Х., Лин Дж., Дхабхар Ф. С., Адлер Н. Э., Морроу Д. Д., Коутон Р. М.. Ускоренное укорочение теломер в ответ на жизненный стресс. Труды Национальной академии наук. 2004. 101: 17312–17315. DOI: 10.1073 / pnas.0407162101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Epel ES, Lin J, Dhabhar FS, Wolkowitz OM, Puterman E, Karan L., Blackburn EH.Динамика активности теломеразы в ответ на острый психологический стресс. Мозг, поведение и иммунитет. 2010; 24: 531–539. DOI: 10.1016 / j.bbi.2009.11.018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. 2. Нью-Йорк: Нортон; 1963. [Google Scholar]
  • Finke MS, Huston SJ, Sharpe DL. Балансовые отчеты ранних бумеров: отличаются ли они от док-бумеров? Журнал семейно-экономических проблем. 2005. 27: 542–561. DOI: 10.1007 / s10834-006-9026-7.[CrossRef] [Google Scholar]
  • Fox NA, Zeanah CH, Nelson CA. Введение в специальный выпуск о влиянии раннего опыта и стресса на мозг и поведенческое развитие. Международный журнал поведенческого развития. 2012; 361 DOI: 10,1177 / 0165025411407149. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freedman VA, Martin LG, Schoeni RF. Последние тенденции инвалидности и функционирования среди пожилых людей в Соединенных Штатах: систематический обзор. Журнал Американской медицинской ассоциации.2002. 288: 3137–3146. DOI: 10.1001 / jama.288.24.3137. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фройнд А.М., Риттер Дж. Кризис среднего возраста: дебаты. Геронтология. 2009; 55: 582–591. DOI: 10,1159 / 000227322. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герсторф Д., Рекке С., Лахман М.Э. Антецедент-последующие отношения воспринимаемого контроля со здоровьем и социальной поддержкой: лонгитюдные доказательства междоменных ассоциаций в зрелом возрасте. Журнал геронтологии: психологические науки. 2011; 66B: 61–71.DOI: 10,1093 / geronb / gbq077. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Глик Т., Ливси С.Дж., Уоллис Ф. Арабские цифры Средневековая наука, технология и медицина: энциклопедия. Нью-Йорк: Рутледж; 2005. [Google Scholar]
  • Goodman SH, Gotlib IH. Риск психопатологии у детей матерей с депрессией: модель развития для понимания механизмов передачи. Психологический обзор. 1999; 106: 458–490. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гранди Э., Хенретта Дж.Между пожилыми родителями и взрослыми детьми: новый взгляд на заботу между поколениями, обеспечиваемую «поколением сэндвичей» «Старение и общество». 2006; 26: 707–722. DOI: 10.1017 / S0144686X06004934. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хан Э.А., Лахман МЭ. Повседневный опыт проблем с памятью и контроля: адаптивная роль выборочной оптимизации с компенсацией в контексте снижения памяти. Старение, нейропсихология и познание (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hall GS.Старение, последняя половина жизни. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания; 1922. [Google Scholar]
  • Hampson SE, Edmonds GW, Goldberg LR, Dubanoski JP, Hillier TA. Сознательность в детстве связана с объективно измеряемым физическим здоровьем взрослых четыре десятилетия спустя. Психология здоровья. 2013; 32: 925–928. DOI: 10.1037 / a0031655. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Heckhausen J, Dixon RA, Baltes PB. Прибыли и убытки в развитии на протяжении всей взрослой жизни в восприятии разных возрастных групп.Развивающая психология. 1989; 25: 109–121. DOI: 10.1037 / 0012-1649.25.1.109. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Infurna FJ, Gerstorf D, Zarit SH. Изучение динамических связей между воспринимаемым контролем и здоровьем: продольные данные о различиях в эффектах в среднем и пожилом возрасте. Развивающая психология. 2011; 47: 9–18. DOI: 10.1037 / a0021022. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Жак Э. Смерть и кризис среднего возраста. Международный журнал психоанализа. 1965; 46: 502–514.[PubMed] [Google Scholar]
  • Юнг К.Г. Современный человек в поисках души. Нью-Йорк: Harcourt, Brace & World; 1933. [Google Scholar]
  • Kremen WS, Lachman ME, Pruessner JC, Sliwinski M, Wilson R. Механизмы возрастных когнитивных изменений и цели вмешательства: Социальные взаимодействия и стресс. Журналы геронтологии серии A: биологические науки и медицинские науки. 2012; 67: 760–775. DOI: 10.1093 / gerona / gls125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kulmala JU, von Bonsdorff MB, Stenholm S, Tormakangas T., von Bonsdorff ME, Nygard C, Rantanen T.Воспринимаемые симптомы стресса в среднем возрасте предсказывают инвалидность в пожилом возрасте: 28-летнее проспективное когортное исследование. Журналы геронтологии: медицинские науки. 2013; 68: 984–991. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2001. [Google Scholar]
  • Lachman ME. Развитие в среднем возрасте. Ежегодный обзор психологии. 2004. 55: 305–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Агригороэи С. Содействие функциональному здоровью в среднем и пожилом возрасте: долгосрочные защитные эффекты контрольных убеждений, социальной поддержки и физических упражнений.PLoS ONE. 2010; 5 (10): e13297. DOI: 10.1371 / journal.pone.0013297. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, Agrigoroaei S, Murphy C, Tun PA. Частая познавательная деятельность компенсирует образовательные различия в эпизодической памяти. Американский журнал гериатрической психиатрии. 2010; 18: 4–10. DOI: 10.1097 / JGP.0b013e3181ab8b62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lachman ME, James JB. Схема развития среднего возраста: обзор.В: Лахман М.Э., Джеймс Дж. Б., редакторы. Множественные пути развития среднего возраста. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997. С. 1–17. [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Левкович К., Маркус А., Пэн Ю. Изображения развития среднего возраста у молодых, средних и пожилых людей. Журнал развития взрослых. 1994; 1: 201–211. DOI: 10.1007 / BF02277581. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Нойперт С.Д., Агригороэи С. Значимость контрольных убеждений для здоровья и старения. В: Schaie KW, Willis SL, редакторы.Справочник по психологии старения. 7. Бостон, Массачусетс: Academic Press; 2011. С. 175–190. [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Реке К., Розник С. Взлет и падение контрольных убеждений в зрелом возрасте: когнитивные и биопсихосоциальные предпосылки и последствия стабильности и изменений за девять лет. В: Bosworth HB, Hertzog C, редакторы. Старение и познание: методологии исследования и эмпирические достижения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 143–160. [Google Scholar]
  • Lachman ME, Röcke C, Rosnick C, Ryff CD.Реализм и иллюзия во временных представлениях американцев об их удовлетворенности жизнью: возрастные различия в восстановлении прошлого и ожидании будущего. Психологическая наука. 2008; 19: 889–897. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2008.02173.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лахман М.Э., Уивер С.Л. Чувство контроля как модератора социальных классов в отношении здоровья и благополучия. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 74: 763–773. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ланг И. А., Ллевеллин Д. Д., Хаббард Р. Э., Ланга К. М., Мельцер Д.Пик доходов и среднего возраста в распространенности распространенных психических расстройств. Психологическая медицина. 2010. 41: 1365–1372. DOI: 10.1017 / S0033291710002060. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лаврецкий Х., Эпель Э.С., Сиддарт П., Назарян Н., Сен-Сир Н., Халса Д.С., Ирвин М.Р. Пилотное исследование йогической медитации для семейных лиц, ухаживающих за слабоумием с депрессивными симптомами: влияние на психическое здоровье, познавательные способности и активность теломеразы. Международный журнал гериатрической психиатрии. 2013; 28: 57–65. DOI: 10.1002 / GPS.3790. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левинсон Д. Д., Дэрроу С. Н., Кляйн Э. Б., Левинсон М. Х., Макки Б. Сезоны в жизни человека. Нью-Йорк: Кнопф; 1978. [Google Scholar]
  • Maier H, Lachman ME. Последствия ранней потери родителей и разлуки для здоровья и благополучия в среднем возрасте. Международный журнал поведенческого развития. 2000. 24: 183–189. [Google Scholar]
  • Марок Н.Ф. Больно ли заботиться? Уход, конфликт между работой и семьей и благополучие среднего возраста.Журнал брака и семьи. 1998. 60: 951–966. [Google Scholar]
  • Миллер Д.А. Поколение «бутербродов»: взрослые дети пожилого возраста. Социальная работа. 1981; 26: 419–423. DOI: 10,1093 / SW / 26.5.419. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Chen E, Parker KJ. Психологический стресс в детстве и подверженность хроническим заболеваниям старения: переход к модели поведенческих и биологических механизмов. Психологический бюллетень. 2011; 137: 959–997. DOI: 10.1037 / a0024768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miller GE, Lachman ME, Chen E, Gruenewald TL, Karlamangla AS, Seeman TE.Пути к устойчивости: материнское воспитание как буфер против воздействия детской бедности на метаболический синдром в среднем возрасте. Психологическая наука. 2011; 22: 1591–1599. DOI: 10.1177 / 0956797611419170. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mroczek DK, Kolarz CM. Влияние возраста на положительные и отрицательные эмоции: взгляд на счастье с точки зрения развития. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 75: 1333–1349. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mustafic M, Freund AM.Возрастные различия в оценке стабильности развития. Международный журнал поведенческого развития. 2013; 37: 376–386. DOI: 10.1177 / 01650254134
      . [CrossRef] [Google Scholar]
    • Национальный институт старения, Отдел поведенческих и социальных исследований. Сеть по обратимости: Можно ли обратить вспять пагубные последствия ранних неблагоприятных экологических факторов у взрослых? 2012 г. Получено с http://www.nia.nih.gov/sites/default/files/nia_reversibility_network_meeting_summary.pdf.
    • Филипс Дж. А., Робин А. В., Наджент К. Н., Холостой Э.Понимание недавних изменений в уровне самоубийств среди людей среднего возраста: эффекты периода или когорты? Отчеты об общественном здравоохранении. 2010; 125: 680–688. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Pierret CR. «Поколение сэндвичей»: женщины, заботящиеся о родителях и детях. Ежемесячный обзор труда. 2006; 129: 3–9. [Google Scholar]
    • Pinquart M, Sörensen S. Связи стрессоров и подъемов заботы с бременем опекуна и депрессивным настроением: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки.2003. 58: 112–128. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Соренсен С. Этнические различия в стрессорах, ресурсах и психологических последствиях семейного ухода: метаанализ. Геронтолог. 2005. 45: 90–106. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пинкварт М., Соренсен С. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007. 62: 126–137. [PubMed] [Google Scholar]
    • Пулккинен Л., Лайра А.Л., Кокко К. Является ли социальный капитал посредником между самоконтролем и психологическим и социальным функционированием на протяжении 34 лет? Международный журнал поведенческого развития.2011; 35: 475–481. DOI: 10.1177 / 0165025411422993. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Puterman E, Epel ES, Lin J, Blackburn EH, Gross JJ, Whooley MA, Cohen BE. Мультисистемная устойчивость смягчает связь между большой депрессией и длиной теломер: результаты исследования сердца и души. Интернет-публикация Brain, Behavior, and Immunity, Advance. 2013 г. DOI: 10.1016 / j.bbi.2013.05.008. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Робинсон О.К., Райт GRT. Распространенность, типы и предполагаемые результаты кризисных эпизодов в раннем и среднем возрасте: структурированное ретроспективно-автобиографическое исследование.Международный журнал поведенческого развития, предварительная онлайн-публикация. 2013 г. DOI: 10.1177 / 0165025413492464. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ryff CD. Возможные «я» в зрелом и пожилом возрасте: рассказ об изменении горизонтов. Психология и старение. 1991; 6: 286–295. [PubMed] [Google Scholar]
    • Ryff CD. Психологическое благополучие во взрослой жизни. Современные направления психологической науки. 1995; 4: 99–104. DOI: 10.1111 / 1467-8721.ep10772395. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ryff CD, Friedman E, Fuller-Rowell T., Love G, Miyamoto Y, Morozink J, Tsenkova V.Разновидности устойчивости MIDUS. Компас социальной и психологии личности. 2012; 6: 792–806. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2012.00462.x. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. DOI: 10.1037 / 0882-7974.9.2.195. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Sabia S, Singh-Manoux A, Hagger-Johnson G, Cambois E, Brunner EJ, Kivimaki M.Влияние индивидуального и совокупного здорового поведения на успешное старение. Журнал Канадской медицинской ассоциации. 2012; 184: 1985–1992. DOI: 10.1503 / cmaj.121080. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Salthouse TA. Когда начинается возрастное когнитивное снижение? Нейробиология старения. 2009. 30: 507–514. DOI: 10.1016 / j.neurobiolaging.2008.09.023. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Salthouse TA. Основные проблемы когнитивного старения. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010 г.[Google Scholar]
    • Seeman TE, Merkin SS, Crimmin EM, Karlamangla AS. Тенденции инвалидности среди пожилых американцев: Национальные обследования здоровья и питания 1988–1994 и 1999–2004 годов. Американский журнал общественного здравоохранения. 2010; 100: 100–107. DOI: 10.2105 / AJPH.2008.157388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Зельцер М.М., Алмейда Д.М., Гринберг Дж. С., Савла Дж., Ставски Р. С., Хонг Дж., Тейлор Дж. Л.. Психологические и биологические маркеры повседневной жизни родителей детей-инвалидов среднего возраста.Журнал здоровья и социального поведения. 2009; 50: 1–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Зельцер М.М., Краусс М.В., Чой С.К., Хонг Дж. Воспитание взрослых детей с умственной отсталостью в среднем и более старшем возрасте. В: Ryff CD, Зельцер М.М., редакторы. Родительский опыт в среднем возрасте. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1996. [Google Scholar]
    • Sheehy G. Passages. Нью-Йорк: Даттон; 1976. [Google Scholar]
    • Shonkoff JP, Boyce WT, McEwen BS. Неврология, молекулярная биология и корни неравенства в отношении здоровья в детстве: создание новой основы для укрепления здоровья и профилактики заболеваний.Журнал Американской медицинской ассоциации. 2009; 301: 2252–2259. DOI: 10.1001 / jama.2009.754. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Shonkoff JP, Garner AS. Последствия невзгод раннего детства и токсического стресса на всю жизнь. Педиатрия. 2012. 129: 232–246. DOI: 10.1542 / peds.2011-2663. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шведер Р.А. Добро пожаловать в средний возраст! (И другие художественные произведения) Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1998. [Google Scholar]
    • Singh-Manoux A, Kivimaki M, Glymour MM, Elbaz A, Berr C, Ebmeier KP, Dugravot A.Время начала когнитивного снижения: результаты проспективного когортного исследования Whitehall II. Британский медицинский журнал. 2012; 2012: d7622. DOI: 10.1136 / bmj.d7622. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сливински М.Дж., Алмейда Д.М., Смит Дж., Ставски Р.С. Внутрииндивидуальные изменения и вариабельность повседневных стрессовых процессов: результаты двух дневниковых исследований. Психология и старение. 2009; 24: 828–840. DOI: 10.1037 / a0017925. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Спиллман BC, Pezzin LE.Потенциальные и активные члены семьи: меняющиеся сети и «поколение сэндвичей» The Milbank Quarterly. 2000. 78: 347–374. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Staudinger UM, Bluck S. Взгляд на развитие среднего возраста с точки зрения теории продолжительности жизни. В: Лахман М.Е., редактор. Справочник по развитию среднего возраста. Нью-Йорк: John Wiley & Sons; 2001. С. 3–39. [Google Scholar]
    • Staudinger UM, Bluck S, Herzberg PY. Оглядываясь назад и заглядывая в будущее: возрастные различия взрослых в согласованности диахронных оценок субъективного благополучия.Психология и старение. 2003; 18: 13–24. DOI: 10.1037 / 0882-7974.18.1.13. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Stone AA, Schwartz JE, Broderick JE, Deaton A. Снимок возрастного распределения психологического благополучия в Соединенных Штатах. Труды Национальной академии наук. 2010; 107: 9985–9990. DOI: 10.1073 / pnas.1003744107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Сутин А.Р., Терраччиано А., Миланески Ю., Ан И., Ферруччи Л., Зондерман А.Б. Влияние когорты на благосостояние: наследие экономических трудностей.Psychological Science 2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Тейлор П., Паркер К., Паттен Э., Мотель С. Поколение сэндвичей: рост финансового бремени для американцев среднего возраста. 2013 Получено с веб-сайта Pew Research Center: http://www.pewsocialtrendsorg/2013/01/30/the-sandwich-generation/, 13 июля 2013 г.
    • Turiano NA, Chapman BP, Agrigoroaei S, Infurna FJ, Lachman ME . Воспринимаемый контроль снижает риск смерти на низком, а не на высоком уровне образования. Психология здоровья (в печати) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • U.S. Департамент здравоохранения и социальных служб, Центры по контролю и профилактике заболеваний. Самоубийство среди взрослых в возрасте 35–64 лет — США, 1999–2010 гг. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности, 62. 2013 г. Получено с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/wk/mm6217.pdf.
    • Ulloa BFL, Møller V, Sousa-Poza A. Как субъективное благополучие меняется с возрастом? Обзор литературы. Журнал старения населения. 2013; 6: 227–246. DOI: 10.1007 / s12062-013-9085-0. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ван Рипер М., Рифф К., Придхэм К.Родительское и семейное благополучие в семьях детей с синдромом Дауна: сравнительное исследование. Исследования в области сестринского дела и здравоохранения. 1992; 15: 227–235. [PubMed] [Google Scholar]
    • ВанЛэнингем Дж., Джонсон Д. Р., Амато П. Семейное счастье, продолжительность брака и U-образная кривая: данные пятиволнового панельного исследования. Социальные силы. 2001; 78: 1313–1341. [Google Scholar]
    • Ветхингтон Э. Ожидание стресса: американцы и «кризис среднего возраста». Мотивация и эмоции. 2000. 24: 85–103. DOI: 10.1023 / А: 1005611230993. [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ян Ю. Социальное неравенство в отношении счастья в Соединенных Штатах, 1972–2004 годы: когортный анализ «возраст-период». Американский социологический обзор. 2008. 73: 204–266. DOI: 10,1177 / 000312240807300202. [CrossRef] [Google Scholar]

    Почему кризис среднего возраста у женщин отличается — Cleveland Clinic

    Это классический образ: мужчина средних лет с новым спортивным автомобилем или даже с новым романтическим партнером. Но мужчины не могут попасть в угол кризиса среднего возраста.

    Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

    Недавнее исследование показывает, что средний возраст, возрастной диапазон от 40 до 65 лет, может быть для женщин весьма непростым. В это время женщины сталкиваются не только с биологическими изменениями, но и с проблемами работы, семейными проблемами, смертью, обеспечением финансов и достижением личных целей.Это может быть действительно стрессовое время, поскольку женщины могут столкнуться с проблемами с сердцем и даже с недосыпанием.

    «Слова« кризис среднего возраста »могут придать этому периоду негативную окраску. Но это не должно быть плохо. Это может быть возможностью переоценить свою жизнь », — говорит психолог Сьюзан Альберс, PsyD. «Это шанс сделать паузу и потратить время и силы на то, чтобы выяснить, что для вас важно».

    Доктор Альберс предлагает шесть способов, с помощью которых женщины могут сделать это — и стать в процессе более счастливыми и удовлетворенными.

    Как женщины переживают кризис среднего возраста

    Мужчины, переживающие кризис среднего возраста, часто чувствуют себя «в ловушке» своего нынешнего образа жизни, сталкиваясь с неумолимым движением времени вперед. Но женщины часто испытывают их во время переходного периода, например, во время отношений или гормональных изменений.

    «Гормональные изменения — одно из самых больших различий в этих ситуациях», — говорит д-р Альберс. «Когда у женщин наступает менопауза, эстроген и прогестерон снижаются и вызывают физиологические изменения, включая колебания сна, настроения и полового влечения.Нарушение гормонов и возникающие в результате переживания могут заставить женщину настроиться на себя. А поскольку женщины обычно заботятся о чувствах и потребностях всех остальных, это саморефлексия может открывать глаза ».

    Доктор Альберс говорит, что возраст женщин также влияет на их жизненный опыт. «Как матери они могут быть более заметными в обществе или иметь более сильную связь со своими детьми», — объясняет она. «Но потом дети перестают в них нуждаться. И когда женщины перестают уделять все свое внимание своим детям, у них появляется время подумать о своих собственных потребностях и о том, как эти потребности не удовлетворяются.”

    Женщины также могут начать чувствовать себя более невидимыми в обществе. Это чувство также может возникать, когда женщины переживают потерю родителей или изменения в своей карьере.

    Каковы признаки и симптомы кризиса среднего возраста?

    Откуда вы знаете, что это нечто более глубокое, чем момент разочарования? Доктор Альберс говорит, что вы можете испытать:

    Как справиться с кризисом среднего возраста для женщины

    Доктор Альберс рекомендует шесть способов преодолеть кризис среднего возраста:

    1.Признать

    Будьте честны с собой, если вы чувствуете депрессию или беспокойство о своей жизни. Вы не можете преодолеть то, чего не признаете.

    2. Проведите самооценку

    Погрузитесь в свои чувства, чтобы понять, что для вас важно. Подумайте, на что вы тратите свое время и силы и что работает для вас.

    «Узнай, какие у тебя энергетические вампиры. Что высасывает вашу энергию вместо того, чтобы наполнять ее энергией? Это может означать перестройку отношений: избавление от токсичных, поиск новых групп друзей или выполнение большего количества хобби или вещей для себя », — отмечает Альберс.

    3. Снять вину

    Не расстраивайтесь по поводу самоисследования. «Осознайте, что это необходимость, а не снисходительность. Разрешите себе исследовать эти жизненные вопросы ».

    4. Ведите дневник благодарности

    Запишите, за что вы благодарны. Вернитесь к своим записям, чтобы увидеть, какие впечатления вы хотите улучшить. «Это поиск смысла того выбора, который вы сделали, и того, какой выбор вы хотите делать в будущем.”

    5. Сделайте свое здоровье приоритетом

    Доктор Альберс предлагает обратиться к своему лечащему врачу или гинекологу, чтобы они помогли вам понять, что является нормальным, а что может быть депрессией или тревогой. Консультация терапевта также поможет вам справиться со своими эмоциями.

    «Если вы переживаете тяжелую депрессию, чувствуете немотивированность, и это влияет на вашу повседневную деятельность или у вас возникают суицидальные мысли, то определенно пора обратиться за профессиональной помощью к консультанту, психологу или терапевту», — говорит д-р.Альберс.

    6. Присоединяйтесь к братству

    Важно знать, что вы не единственный, кто пережил кризис среднего возраста. «Разговор с другими женщинами о том, что вы чувствуете, поддерживает вас, — отмечает доктор Альберс. «Женщины, которые прошли через это раньше, могут поделиться идеями или советами, которые помогут придать смысл вашей жизни».

    Хотя интенсивная самоанализ может подготовить вас к радикальным изменениям, д-р Альберс призывает к осторожности: «Не совершайте никаких крайних или импульсивных изменений.Обдумайте изменения, которые вы хотите внести, и внедряйте их медленно — вам не нужно делать их все сразу ».

    Кризис среднего возраста: депрессия или нормальный переход?

    Что такое кризис среднего возраста? Это смесь шуток и стереотипов — время в жизни, когда вы делаете возмутительные и непрактичные вещи, например, импульсивно бросаете работу, покупаете красный спортивный автомобиль или бросаете супруга.

    В течение многих лет кризис среднего возраста создавал эти образы. Но в наши дни старый кризис среднего возраста чаще называют переходным периодом среднего возраста — и это не так уж плохо.

    Термин «кризис» часто не подходит, говорят эксперты в области психического здоровья, потому что, хотя он может сопровождаться серьезной депрессией, он также может означать период огромного роста. Уловка, конечно же, заключается в том, чтобы понять, когда переход переходит в депрессию, чтобы получить помощь.

    Определение кризиса среднего возраста

    Начиная с 1980-х годов термин «кризис среднего возраста» привлек большое внимание, — говорит Дэн Джонс, доктор философии, директор Центра консультирования и психологических услуг при Государственном университете Аппалачей, Бун, штат Нью-Йорк.C. Он исследовал взрослое развитие и переходы.

    «Это никогда не было формальной диагностической категорией», — говорит он о термине «кризис среднего возраста». По его словам, возраст наступления кризиса среднего возраста может быть разным. Когда наступит средний возраст, зависит от того, кого вы спрашиваете, и отчасти от таких факторов, как ожидаемая продолжительность жизни.

    Кризис среднего возраста может возникнуть в возрасте от 37 до 50 лет, говорит он.

    Каким бы ни был термин, кризис или переходный период, как правило, происходят в связи с важными жизненными событиями, говорит он, такими как окончание колледжа вашим младшим ребенком или «нулевой» день рождения, объявляющий миру, что вы вступаете в новое десятилетие.

    «Смерть родителей также может быть маркером этих событий среднего возраста», — говорит Джонс.

    Кризис среднего возраста: его против нее

    Мужчины и женщины с одинаковой вероятностью испытают переходный период или кризис, говорит Джонс. «Но это выглядит по-разному у представителей обоих полов», — говорит он.

    «Стереотип: мужчина покупает красную спортивную машину», — говорит он. Конечно, это не всегда так, но Джонс говорит, что мужчины, похоже, более заинтересованы в желании что-то доказать.

    По его словам, мужчины могут оценивать свою ценность по своей работе.Например, они могут захотеть выглядеть успешными, даже если их достижения не соответствуют их ожиданиям.

    «Женщины часто приобретают ценность через отношения», — говорит он, и это правда, даже если у них есть карьера на протяжении всей жизни. Таким образом, в зрелом возрасте они, вероятно, будут оценивать свою работу в качестве жены, матери или того и другого.

    Кризис среднего возраста как нормальная стадия жизни

    Переходный период среднего возраста все чаще рассматривается как нормальная часть жизни. Психолог из Йельского университета Дэниел Левинсон в своей хорошо известной теории развития взрослых предположил, что все взрослые проходят ряд этапов.В центре его теории находится структура жизни, которая описывается как основной образец жизни человека в любое конкретное время.

    Для многих людей структура жизни в основном связана с семьей и работой, но она также может включать, например, религию и экономический статус. Согласно его теории, переход к зрелому возрасту — это просто еще один нормальный переход к другому этапу жизни.

    В среднем возрасте люди часто пересматривают свои приоритеты и цели, считает Джонс.

    Женщины, чувствуя, что они вырастили своих детей, могут захотеть вернуться в школу, даже если они были на работе, полагая, что теперь они могут делать все, что они хотят, с точки зрения работы.

    «Они могут воплотить в жизнь некоторые мечты, — говорит он, — возможно, от них отказались из-за семейных обязанностей.

    «Мужчины могут больше контактировать со своей женской стороной», — говорит Джонс. Это может означать занятия кулинарией, рисованием или волонтерством с детьми.

    Между тем, по словам Джонс, женщины среднего возраста могут стать более эгоистичными, даже если они ценят отношения. Они могут чувствовать, что «заплатили свои взносы», и не желают, скажем, присматривать за внуками каждый раз, когда их об этом просят.

    Кризис среднего возраста: путь к депрессии или росту?

    Переход к зрелому возрасту может быть поучительным для некоторых, но также и трудным, соглашается Джоан Р. Шерман, LMFT, лицензированный семейный терапевт из Ланкастера, штат Пенсильвания.

    Будет ли переход среднего возраста перерасти в серьезную депрессию или в возможность для роста зависит от ряда факторов, включая поддержку со стороны партнеров и других близких.

    Шерман вспоминает женщину, которая пришла к ней на консультацию. Ей было под 40, она была замужем за мужчиной примерно того же возраста, который много путешествовал по работе на протяжении всего их брака.Это оставило ей полную домашнюю ответственность — воспитание детей.

    Она была медсестрой, но бросила это дело, чтобы стать постоянным родителем. Когда дети пошли в колледж, она подумала: «Что теперь?» — говорит Шерман. Женщина сказала ей, что она почувствовала, что полностью потеряла свою личность.

    Муж, который также разговаривал с Шерманом, забеспокоился после того, как его жена почти неделю спала и плакала.

    В следующий раз, когда Шерман увидела женщину на сеансе терапии, она предложила ей альтернативную мысль: «Вы не теряете свою личность.У вас есть возможность создать новую ».

    Да, ее родительская роль изменится, но меньшая ответственность — как ее дети сейчас учатся в колледже — освободит ее для развития нового имиджа и личности. На следующей неделе она пошла в службу трудоустройства в колледж, чтобы изучить возможные варианты. В среднем возрасте люди должны знать о симптомах серьезной депрессии, таких как:

    • Изменение привычек питания
    • Изменение привычек сна, усталость
    • Чувство пессимизма или безнадежности
    • Беспокойство, беспокойство или раздражительность
    • Чувство вины , беспомощность или никчемность
    • Потеря интереса к занятиям, которыми раньше занимались, включая секс и хобби
    • Мысли о самоубийстве или попытки самоубийства
    • Физическое состояние боли, такие как головные боли или расстройства желудочно-кишечного тракта, которые не поддаются лечению

    Когда кризис среднего возраста перерастает в депрессию: что помогает?

    Поведенческая или «разговорная» терапия, а также рецептурные антидепрессанты могут помочь в лечении большой или клинической депрессии, — говорит Анита Х.Клейтон, доктор медицины, профессор психиатрии и нейроповеденческих наук Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле.

    В исследовании, опубликованном в журнале Journal of Consulting and Clinical Psychology , исследователи из Стэнфордского университета сравнили лечение только лекарствами, разговорной терапией или их комбинацией у 656 человек с хронической депрессией. Они обнаружили, что эта комбинация вызывает более быструю и полную ремиссию хронической депрессии.

    Если депрессия мягче, говорит Клейтон, может быть достаточно одного подхода.

    Рассмотрение кризиса среднего возраста: разделение социальных, личностных и демографических детерминант в анатомии социального мозга

    Количественно изучив ресурсы британского биобанка, мы смогли сопоставить конверт из 40 факторов образа жизни в контексте социального мозга. Наш анализ дает альтернативный взгляд на вопрос о том, как измеренные черты отражаются в структуре мозга в среднем возрасте (таблица 2; 40–69 лет при приеме на работу). Изученные черты, предлагаемые когортой британских биобанков, можно разделить на три основных области: (i) социальный обмен, (ii) личностный профиль и (iii) демографический статус (дополнительные данные 1).Объединив все эти индикаторы в одну и ту же структуру анализа, мы смогли выделить, какие конкретные черты по сравнению с другими рассматриваемыми кандидатными чертами больше всего способствовали объяснению объема социального мозга (т. Е. Маргинальная ассоциация или частичная корреляция каждой черты с вариациями региона) . Мы оценили 36 различных вероятностных моделей, по одной для каждой целевой области в атласе социального мозга. В дальнейшем термин «эффект признака» относится к предельным апостериорным распределениям параметров, которые были получены из оцененных вероятностных моделей.Предполагаемые величины демонстрируют величину, направленность и неопределенность модели в мозговой ассоциации коллективно анализируемых характеристик (см. «Методы»).

    Средняя линия социального мозга: обзор основных результатов

    Ранее было показано, что в среднем возрасте части префронтальной коры претерпевают структурную реорганизацию 5,14,15,17,18,19,20,21,22 . Мы уделили особое внимание этим областям префронтальной коры, потому что они, как известно, помогают в реализации социального познания (например,g., 25 ), включая более широкие социальные аспекты, которые могут иметь отношение к личности и демографии. Кроме того, предыдущие исследования показали, что mPFC имеет прямые входы связи с ключевыми лимбическими входными областями, особенно миндалевидным телом и гиппокампом 41,42,43,44 из медиально-височной системы 45 . Таким образом, мы проверили гипотезу о наличии медиальной префронтальной коры и лимбического временного доминирования в возрастных эффектах. Тем не менее, в противоречие с нашей первичной гипотезой, срединные области не показали самых сильных эффектов черт по сравнению с другими социальными областями мозга.Тем не менее, мы наблюдали несколько примечательных ассоциаций черт мозга в лимбической и средней областях.

    В рамках mPFC и входных данных его лимбических партнеров наше исследование было направлено на отделение эффектов черт, связанных с социальной динамикой, от эффектов черт, связанных с особенностями личности и демографическим статусом. Наши результаты показали, что несколько черт, связанных с разнообразием повседневных социальных контактов, способствовали объяснению объема социального мозга в mPFC и его лимбических связях (рис. 1).

    Фиг.1: Социальная изменчивость мозга преимущественно объясняется социальными чертами у женщин, а также личностными и демографическими чертами у мужчин.

    Расширяя предыдущие исследования социальной нейробиологии, богатство ресурса UK Biobank позволило однозначно выделить маргинальные корреляции, которые преобладают над широким спектром конкурирующих объясняющих факторов. Генеративная вероятностная модель была оценена для каждой из 36 социальных областей мозга в нашей выборке населения среднего возраста. Этот анализ по регионам выявил многочисленные доминирующие специфические (т.д., частичные) ассоциации черт в социальной структуре мозга. Цвета показывают, какие индивидуальные черты имеют наибольшую величину (т. Е. Самую сильную положительную или отрицательную связь) в объяснении регионального объема серого вещества по сравнению с другими 39 из 40 всех изученных черт (см. Дополнительные данные 1). Красный цвет указывает маркеры в категории социальных черт, фиолетовый указывает на категорию черт личности, а синий указывает на категорию демографических черт. Совместное использование дома с другими людьми было самой частой ассоциацией черт, которая показала наибольшую значимость при объяснении объема социального мозга у женщин в регионах атласа, включая AI, AM, HC, IFG TPJ и pSTS (слева).Личностная черта утреннего человека была наиболее распространенной чертой, демонстрирующей сильнейшую ассоциацию черт в структуре социального мозга мужчин в регионах атласа, включая AI, HC, FP, IFG, PCC и pMCC (справа). Ассоциации доминирующих признаков из частичного корреляционного анализа показаны на дополнительном рисунке 1 (см. Таблицу 3 и Дополнительные данные 2 для описания сокращений социальных областей мозга).

    Например, совместное использование домашней среды с другими людьми стало основным фактором, объясняющим объем серого вещества в AM_L и двустороннем HC (см. Список сокращений социальных областей мозга в дополнительных данных 2; женщины: AM_L: среднее значение для популяции апостериорное распределение признака = 0.035, самый высокий интервал апостериорной плотности (HPDI) апостериорного распределения популяционных признаков, покрывающий 95% неопределенности модели = 0,005–0,069; HC_L: среднее апостериорное значение = 0,040, HPDI = 0,012–0,072; HC_R: среднее апостериорное значение = 0,056, HPDI = 0,019–0,093). Параллельно с этими данными о доминантных характеристиках размера домохозяйства маркеры, связанные с взаимодействием с близкими людьми, такими как друзья, показали уникальные ассоциации черт в нашей когорте населения среднего возраста по сравнению с другими 39 конкурирующими чертами. Например, чувство удовлетворенности дружбой было главной чертой ассоциации в более высоком ассоциативном регионе dmPFC (женщины: среднее апостериорное значение = 0.039, HPDI = 0,000–0,078). Кроме того, мы также наблюдали, что количество романтических партнеров в течение всей жизни показало сильный эффект черты в AM_R (женщины: среднее значение апостериорного распределения = 0,031, HPDI = 0,009–0,056).

    В дополнение к чертам, характеризующим аспекты социального образа жизни, мы также обнаружили эффекты личности в областях нашего атласа социального мозга (рис. 1). В частности, поведение утреннего и вечернего человека показало наибольшую значимость в объяснении объема серого вещества в FP и двустороннем HC по сравнению с другими кандидатскими чертами (мужчины: FP: среднее апостериорное значение = 0.052, 95% HPDI = 0,002–0,104; HC_L: среднее апостериорное значение = 0,051, HPDI = 0,020–0,084; HC_R: среднее апостериорное значение = 0,054, HPDI = 0,022–0,087).

    Что касается черт, отражающих социальный уровень, мы наблюдали несколько демографических показателей, чтобы показать уникальные эффекты черт в средних социальных областях мозга и лимбических входах (рис. 1 и 2). Наши апостериорные распределения параметров показали, что получение высокого годового дохода объясняет наибольшую долю объема региона в vmPFC и двустороннем AM по сравнению с другими рассматриваемыми признаками (мужчины: vmPFC: апостериорное среднее = 0.053, 95% HPDI = 0,011–0,100; AM_L: среднее апостериорное значение = 0,060, HPDI = 0,022–0,104; AM_R: среднее апостериорное значение = 0,048, HPDI = 0,017–0,084). В vmPFC наблюдался аналогичный сильный эффект признака (рис. 2). Удовлетворенность здоровьем, черта, достоверно связанная с социально-экономическим статусом, была основным фактором, влияющим на объем серого вещества vmPFC по сравнению с другими исследованными характеристиками (женщины: среднее значение апостериорной оценки = 0,067, HPDI = 0,030–0,105). Кроме того, работа с пособием, в отличие от работы, основанной на знаниях, показала доминирующий эффект черты в FP (женщины: среднее среднее значение = 0.059, HPDI = 0,007–0,115). Взятые вместе, наши вероятностные данные выявили эффекты конкретных черт, которые в основном были связаны с социальным опытом и демографическими характеристиками в средней и лимбической областях социального мозга.

    Рис. 2: анатомия vmPFC связана с социальными маркерами образа жизни, социальными, личностными и демографическими чертами с дифференцированными по полу популяционными эффектами.

    Было обнаружено, что в среднем возрасте в областях mPFC наблюдается ускоренное снижение структуры серого вещества (см. Введение).Для иллюстрации маргинальных апостериорных распределений популяции из нашего анализа vmPFC изображены с использованием графиков дождевых облаков (1 из 36 исследований по регионам, которые мы провели в Биобанке Великобритании). Мы показываем, в какой степени объем области vmPFC конкретно объясняется 40 изученными чертами образа жизни на уровне популяции (см. Дополнительные данные 1). Графики полукрипки показывают распределение апостериорных параметров конкретных вкладов каждого отдельного признака в объем vmPFC, не объясняемого другими признаками, у мужчин и женщин среднего возраста.Коробчатые диаграммы и диаграммы рассеяния ниже изображают предположения вероятностных параметров, которые вместе образуют маргинальные апостериорные распределения. Каждый HPDI поведения мозга передает три вида информации: направление (например, положительное значение параметра указывает на тенденцию к большему объему мозга при наличии этой конкретной черты), величина (например, среднее значение параметра выше или ниже нуля указывает на то, что большая зависимость объема области от этого конкретного признака) и достоверность (например, более узкий интервал указывает на то, что модель более уверена в предполагаемом направлении и величине определенного эффекта поведения мозга).У женщин среднего возраста удовлетворенность здоровьем больше всего способствовала объяснению объема области vmPFC. Напротив, для мужчин среднего возраста получение более высокого дохода от работы объясняло большую часть объема серого вещества vmPFC. Планки погрешностей / дисперсия показывают неопределенность байесовских распределений апостериорных параметров. Исходные данные представлены в дополнительных данных 3.

    Более того, повторение нашего анализа, основанного на частичных объемах областей социального мозга (см. Методы), пролило другой свет на ассоциации доминирующих черт в средней линии и лимбической области социального мозга.Частичный корреляционный анализ также выявил более богатое разнообразие эффектов доминирующих черт в атласных регионах, в основном в категории демографических черт (Дополнительный рисунок 1; см. Дополнительное примечание для полного описания результатов частичного корреляционного анализа). Например, наличие профессии, требующей работы более 40 часов в неделю, показало доминирующую ассоциацию черт в vmPFC (мужчины: среднее среднее значение = 0,005, 95% HPDI = -0,006–0,016). Однако завершение очного обучения, еще одна черта, индексирующая аспект демографического профиля, показало доминирующие ассоциации черт в лимбических AM, HC и FP (мужчины: AM_R: среднее среднее значение = 0.009, HPDI = −0,002–0,020; женщины: FP: среднее заднее значение = 0,039, HPDI = 0,008–0,075; HC_L: среднее апостериорное значение = -0,006, HPDI = -0,016–0,003). Взятые вместе, результаты частичного корреляционного анализа для средних социальных областей мозга выявили более широкий ассортимент ассоциаций доминирующих черт, в основном связанных с демографическим профилем.

    Социальные маркеры: размер домохозяйства неизменно связан с социальной структурой мозга

    Наш полностью вероятностный анализ по регионам показал на межличностном уровне, что социальные черты, связанные с составом социальных сетей и качеством межличностного обмена, неизменно демонстрируют сильное влияние черт в разных социальных сетях. отделы головного мозга (рис.1). В нашей когорте населения среднего возраста совместное использование домашней обстановки с другими людьми было наиболее распространенной чертой, объясняющей наибольший объем региона примерно в половине из 36 наших анализов по регионам.

    Жизнь с другими в одном доме, в отличие от жизни в одиночестве, показала эффекты черт в регионах более высокой ассоциативной сети нашего атласа социального мозга, включая двусторонний TPJ (женщины: TPJ_L: среднее апостериорное значение = 0,070, 95% HPDI = 0,015–0,127; TPJ_R: среднее апостериорное значение = 0,059, HPDI = 0.010–0,109). По сравнению с другими кандидатами, совместное использование домашней среды с другими людьми также объясняет самую большую долю вариации объема в регионах промежуточной сети, включая двусторонний AI и двусторонний IFG (мужчины: AI_L: среднее апостериорное значение = -0,045, HPDI = — 0,107–0,011; женщины: AI_L: среднее заднее = 0,056, HPDI = 0,012–0,101; AI_R: среднее значение = 0,058, HPDI = 0,024–0,100; aMCC: среднее значение заднего = 0,070, HPDI = 0,021–0,120; IFG_L: среднее значение = 0,039, HPDI = -0.005–0,083; IFG_R: среднее апостериорное значение = 0,065, HPDI = 0,014–0,118; SMG_R: среднее апостериорное значение = 0,040, HPDI = -0,005–0,087). Кроме того, эта социальная черта показала доминирующие эффекты популяционных черт в областях зрительной сенсорной сети социального мозга, включая двусторонние pSTS и MT / V5_L (женщины: MT / V5_L: среднее апостериорное значение = 0,050, HPDI = 0,004–0,097; pSTS_L: среднее заднее = 0,058, HPDI = 0,010–0,110; pSTS_R: среднее значение = 0,049, HPDI = 0,000–0,096).

    Кроме того, социальные маркеры, относящиеся к тесным межличностным отношениям, также показали большую значимость при объяснении объема серого вещества в областях зрительной сенсорной, лимбической и высших ассоциативных сетей.В частности, на протяжении всей жизни количество романтических партнеров продемонстрировало влияние доминирующих черт в нескольких зрительно-сенсорных, лимбических и более высоких ассоциативных социальных областях мозга, включая FG, rACC и TP (женщины: FG_L: среднее апостериорное значение = 0,032, 95% HPDI = 0,005– 0,060; MTV5_R: среднее заднее = 0,054, HPDI = 0,012–0,094; TP_L: среднее значение = 0,037, HPDI = 0,010–0,067; TP_R: среднее среднее значение = 0,033, HPDI = 0,000–0,065; rACC среднее значение = 0,057, HPDI = 0,018 –0,099; мужчины: FG_L: среднее заднее значение = 0,048, HPDI = 0.009–0.086). Этот паттерн эффектов черт, связанных с социальным взаимодействием с близкими родственниками и друзьями, распространился на область зрительной сенсорной сети. В частности, членство в спортивном клубе, социальная черта, связанная с регулярным участием в социальных группах, показала наибольший эффект в FG_R (мужчины: апостериорное среднее = 0,045, HPDI = 0,002–0,086).

    При межиндивидуальных различиях социальной поддержки регулярный обмен с эмоционально близкими людьми объясняет наибольший объем региона в двустороннем NAC по сравнению с другими проанализированными чертами (женщины: NAC_L: среднее апостериорное значение = 0.076, 95% HPDI = 0,018–0,133; NAC_R: среднее апостериорное значение = 0,040, HPDI = -0,010–0,091). В соответствующем социальном маркере, индексирующем качество близких отношений, чувство одиночества показало уникальную ассоциацию черт в нескольких лимбических и промежуточных сетевых областях мозга, включая связанный с вознаграждением NAC (мужчины: NAC_R: среднее апостериорное значение = -0,051, HPDI = -0,128. –0,020; aMCC: среднее апостериорное значение = -0,051, HPDI = -0,114–0,011). В совокупности измерения силы социальной близости к близким родственникам и друзьям были больше всего связаны с объемом серого вещества в большинстве социальных областей мозга.Примечательно, что совместное проживание в доме с другими людьми было наиболее часто наблюдаемой ассоциацией доминирующих черт в нашей выборке участников.

    Наш повторный анализ, основанный на корреляциях частичного объема, выявил ассоциации доминирующих признаков, аналогичные таковым в основном анализе (см. Дополнительный рисунок 1; см. Дополнительное примечание для полного описания результатов частичного корреляционного анализа). Например, работа, требующая значительного социального взаимодействия, была наиболее частой чертой, способствовавшей увеличению объема социального мозга в областях зрительно-сенсорных, лимбических и промежуточных сетей мозга (женщины: FG_R: среднее апостериорное значение = -0.015, 95% HPDI = -0,036–0,004; IFG_L: среднее апостериорное значение = -0,004, HPDI = -0,020–0,008; NAC_R: среднее апостериорное значение = -0,008, HPDI = -0,025-0,007; SMA_L: среднее апостериорное значение = -0,010, HPDI = -0,031–0,009). Таким образом, наши выводы по социальным характеристикам из частичного корреляционного анализа здесь выявили набор ассоциаций доминирующих черт, аналогичный таковому в основном анализе.

    Маркеры личности: основные ассоциации мозга объясняются повседневным распорядком и благополучием

    Сосредоточение внимания на эффектах черт из категории личности, маркерах, связанных с распорядком дня и психологическим благополучием, показало большую значимость при объяснении объема серого вещества (рис.1). В целом, личностная черта утреннего или вечернего человека объясняет наибольшую долю вариации объема в 11 различных социальных областях мозга по сравнению с другими кандидатскими чертами (рис. 1). Этот индикатор биоритма показал эффекты доминирующих черт в областях промежуточной сети нашего атласа социального мозга, включая AI_R (мужчины: среднее заднее значение = 0,050, 95% HPDI = 0,015–0,089), двусторонний CB (мужчины: CB_L: среднее среднее значение = 0,069). , HPDI = 0,016–0,123; CB_R: среднее апостериорное значение = 0.083, HPDI = 0,028–0,140), SMA_L (мужчины: среднее заднее значение = 0,056, HPDI = 0,014–0,101) и IFG_R (мужчины: среднее значение заднего ряда = 0,058, HPDI = 0,015–0,106). Утренний и вечерний хронотип также способствовал увеличению объема серого вещества в областях более высокой ассоциативной сети, таких как MTG_L (мужчины: среднее апостериорное значение = 0,043, HPDI = 0,006–0,081), PCC (мужчины: среднее значение апостериорного значения = 0,051, HPDI = 0,013– 0,088) и pMCC (мужчины: среднее заднее значение = 0,044, HPDI = 0,012–0,075).

    Кроме того, наш анализ по регионам выявил различные личностные черты, связанные с долгосрочным благополучием, чтобы показать эффекты доминирующих черт в нескольких социальных областях мозга, принадлежащих к лимбическим, промежуточным и высшим ассоциативным сетям.Например, для наших участников среднего возраста хорошее настроение показало наибольший эффект черты в лимбической rACC (мужчины: среднее заднее значение = 0,059, 95% HPDI = 0,017–0,100). Однако невротизм объяснил наибольшую вариативность в нескольких областях промежуточных и высших ассоциативных сетей, включая TPJ_R, по сравнению с другими проанализированными чертами (мужчины: TPJ_R: среднее апостериорное = -0,044, HPDI = -0,106-0,015; SMG_L: апостериорное среднее = −0,050, HPDI = −0,113–0,009). Взятые вместе, черты личности, связанные с распорядком дня и личным благополучием, оказались главными чертами, объясняющими объем серого вещества в ряде социальных областей мозга.

    Дополнительный частичный корреляционный анализ выявил более широкое разнообразие личностных черт, объясняющих объем социальной области мозга в нашей популяции среднего возраста (дополнительный рисунок 1; см. Дополнительное примечание для полного описания результатов частичного корреляционного анализа). Например, чувство несчастья выявило ассоциации доминирующих черт в нескольких промежуточных и высших ассоциативных социальных областях мозга, включая TP_R (мужчины: среднее апостериорное значение = 0,006, 95% HPDI = -0.007–0,020) и SMG_L (женщины: среднее заднее значение = 0,014, HPDI = –0,010–0,041). Аналогичным образом, мы наблюдали индикатор готовности к риску, чтобы показать ассоциации доминирующих черт в лимбической HC_R (мужчины: заднее среднее = -0,011, HPDI = -0,024–0,001) и промежуточной области SMG_R (женщины: заднее среднее = 0,008, HPDI = -0,011). –0,029). Таким образом, результаты частичного корреляционного анализа выявили более широкий спектр личностных качеств, влияющих на объем серого вещества мозга в социальном мозге, по сравнению с основным анализом.

    Демографические маркеры: черты, связанные с доходом и занятием, связаны с лимбическими и высшими ассоциативными областями мозга

    На более широком социальном уровне мы наблюдали различные демографические черты, связанные с социальным статусом и профессией, чтобы объяснить объем серого вещества в социальном мозге в нашем выборка населения среднего возраста (рис.1). В частности, получение высокой годовой заработной платы продемонстрировало влияние доминирующих черт в нескольких более высоких ассоциативных и зрительных сенсорных областях нашего атласа социального мозга (мужчины: MTG_R: апостериорное среднее = 0,069, 95% HPDI = 0,027–0,111; pSTS_L: апостериорное среднее = 0,065, HPDI = 0,016–0,113; женщины: MTG_R: среднее заднее значение = 0,047, HPDI = 0,006–0,090).

    Наши вероятностные результаты по регионам дополнительно выявили детальность в аспектах, связанных с профессиональной средой. Например, работа вручную объяснила наибольшую вариативность в четырех социальных областях мозга: зрительно-сенсорной, промежуточной и высшей ассоциативной сети мозга (мужчины: MTV5_R: среднее апостериорное = 0.042, 95% HPDI = -0,007–0,091; SMG_R: среднее апостериорное значение = 0,058, HPDI = 0,011–0,108; женщины: PCC: среднее заднее значение = 0,042, HPDI = 0,009–0,074; SMA_R: среднее апостериорное значение = 0,070, HPDI = 0,025–0,120). Точно так же наличие работы, которая требует ходьбы или стояния на протяжении большей части рабочего дня, показало эффект доминирующего признака в более высоком ассоциативном TP_L (мужчины: среднее среднее значение = 0,045, HPDI = 0,009–0,078). В контексте рабочей среды чувство удовлетворенности своим занятием способствовало объяснению объема региона в регионах зрительных сенсорных и промежуточных сетей (мужчины: MTV5_L: среднее апостериорное = 0.033, HPDI = −0,003–0,075; SMA_R: среднее апостериорное значение = 0,042, HPDI = -0,002–0,086; pSTS_R: среднее апостериорное значение = 0,059, HPDI = 0,018–0,102). Взятые вместе, наши выводы о доминирующих демографических характеристиках на уровне общества в целом показали, что в среднем возрасте несколько аспектов рабочей среды больше всего способствовали объяснению вариаций объема серого вещества в различных социальных областях мозга.

    Результаты частичного корреляционного анализа показали, что демографические черты, связанные с профессией, также были главными определяющими чертами в ряде социальных областей мозга (см.Дополнительный рис. 1; ср. Дополнительное примечание для полного описания результатов частичного корреляционного анализа). Например, чувство удовлетворенности своим занятием было наиболее частой чертой, способствовавшей увеличению объема социального мозга в нескольких лимбических, промежуточных и высших ассоциативных сетевых областях мозга (мужчины: AI_R: среднее среднее значение = -0,011, 95% HPDI = -0,032–0,002 ; IFG_R: среднее апостериорное = 0,010, HPDI = -0,011-0,034; NAC_L: среднее апостериорное = -0,025, HPDI = -0,052-0,000; NAC_R: среднее апостериорное = 0.007, HPDI = −0,006–0,021; Prec: среднее апостериорное значение = -0,007, HPDI = -0,023–0,008; женщины: pSTS_R: среднее заднее значение = 0,010, HPDI = -0,004–0,030). Точно так же частичный корреляционный анализ показал, что работа более 40 часов в неделю способствовала увеличению объема серого вещества в социальном мозге (мужчины: CB_L: среднее апостериорное значение = -0,007, HPDI = -0,020–0,004; MTG_R: среднее апостериорное значение = 0,007, HPDI = -0,008). –0,024; MT / V5_L: среднее апостериорное значение = -0,010, HPDI = -0,032-0,009; vmPFC: среднее апостериорное значение = 0,005, HPDI = -0,006-0,016). Таким образом, результаты частичного корреляционного анализа, связанные с демографическим показателем, показали, что самые сильные ассоциации черт с объемом серого вещества в мозге в социальном мозге были связаны с родом занятий.

    Таким образом, наш региональный анализ разнообразных социальных, личностных и демографических характеристик вместе показал проявления в социальной структуре серого вещества мозга в популяции взрослых. По сравнению с социальной и демографической областями, черты из категории личности показали менее доминирующие ассоциации черт для нашей выборки участников. Вместо этого маркеры, индексирующие социальный обмен на межличностном и более широком социальном уровне, больше способствовали объяснению вариаций объема в социальных областях мозга в среднем возрасте.

    Возраст участников определяет ассоциации признаков, доминирующие в mPFC и лимбических областях

    Наш анализ также выявил существенный вклад возраста в совместное объяснение вариации серого вещества вместе с другими чертами образа жизни (рис. 3 и дополнительный рис. 2; см. Дополнительный рис. 3). для результатов частичного корреляционного анализа). Более того, большинство совместных влияний на возрастные особенности в медиальной префронтальной коре и ее партнерах по взаимодействию из лимбической системы проявлялись по-разному в нашей выборке мужчин и женщин.

    Рис. 3. Возраст участников является определяющим фактором того, как доминирующие черты образа жизни связаны со средними социальными областями мозга.

    Взаимосвязь между возрастом и ассоциацией черт в объяснении вариабельности региона количественно определяется распределением задних параметров для одной конкретной социальной области мозга (черная стрелка) для мужчин (синий) и женщин (розовый). Эта сводная визуализация раскрывает черты с главными эффектами в полном анализе (см. Рис. 1; см. Дополнительные данные 2 для описания сокращений социальных областей мозга).В левом столбце показаны ассоциации этих черт мозга у женщин, а в правом столбце показаны главные особенности мужчин. Мужчины и женщины среднего возраста демонстрировали расходящиеся ассоциации между возрастными особенностями в объеме dmPFC в контексте качества социального взаимодействия и социального статуса. Однако в контексте двух показателей социально-экономического статуса мужчины и женщины были более схожи по ассоциациям возрастных черт с объемом vmPFC. Совместные апостериоры ассоциаций черт в FP выявили социально-экономический статус, измеренный по типу работы и личности, чтобы показать несовпадающие распределения параметров населения.Лимбические области AM и HC дополнительно показали неперекрывающиеся задние распределения между людьми среднего возраста по размеру социальной сети и социальному образу жизни. Дополнительный рис. 3 демонстрирует ассоциации возраст-черта в средней линии и лимбической области из частичного корреляционного анализа. Планки погрешностей / дисперсия показывают неопределенность байесовских распределений апостериорных параметров.

    Например, в dmPFC возраст и высокая удовлетворенность дружбой (главная ассоциация черты dmPFC для женщин) были связаны с в значительной степени различными проявлениями объема области dmPFC для мужчин и женщин среднего возраста (рис.3). Точно так же возраст и более высокий доход (главная ассоциация черты dmPFC для мужчин) были по-разному связаны с объемом области dmPFC для мужчин и женщин. Однако в зависимости от возраста работа вручную была связана с вариациями FP. Для женщин работа вручную была главной ассоциацией черты FP (см. Рис. 1). Точно так же возраст и личностная предрасположенность утреннего человека показали лишь незначительное перекрытие задних распределений параметров в FP для мужчин и женщин (рис. 3).Для ассоциации главного женского признака в vmPFC высокая удовлетворенность здоровьем и возраст совместно объясняли региональные вариации с в значительной степени несовместимыми задними распределениями для мужчин и женщин. В сочетании с возрастом наличие высокого годового дохода от работы (основная ассоциация мужских черт в vmPFC) показало перекрывающиеся последующие модели в объяснении вариации объема vmPFC для мужчин и женщин.

    Кроме того, мы также наблюдали, как возраст совместно управляет сильными эффектами черт в нескольких лимбических областях социального мозга, которые, как известно, связаны с mPFC.Например, возраст и количество романтических партнеров на протяжении всей жизни (главная ассоциация женских черт в AM_R) показали в значительной степени различные апостериорные распределения для мужчин и женщин. В аналогичном социальном контексте возраст и совместное проживание в одном доме с другими людьми (главная ассоциация женских черт в AM_L) показали в значительной степени несовпадающие апостериорные распределения для мужчин и женщин (дополнительный рис. 2). Более того, высокий доход от работы (главная ассоциация мужских черт в двусторонней миндалине) показал большие задние расхождения в объяснении объема серого вещества для мужчин и женщин (рис.3 и дополнительный рис. 2). В области социального мозга, связанной с памятью, возраст и совместное проживание с другими людьми по-разному влияли на двустороннюю архитектуру гиппокампа у мужчин и женщин. В сочетании с возрастом утренний хронотип (главная ассоциация мужских признаков в двустороннем гиппокампе) показал противоположную тенденцию для объема области гиппокампа у мужчин и женщин (рис. 3 и дополнительный рис. 2).

    Взятые вместе, совместные эффекты возрастных черт выявили в основном различные проявления объема серого вещества в срединных и лимбических областях мозга у мужчин и женщин.Для женщин эти эффекты численности населения были более очевидны по социально-демографическим и социальным показателям в зависимости от возраста. Для мужчин более заметной была взаимосвязь между возрастом и социально-демографическими или личностными показателями.

    Сводка по сетям: вариации объема конкретных регионов лучше объясняются коллективными чертами

    В каждой из четырех сетей атласа социального мозга (см. «Методы») мы рассчитали апостериорные прогностические проверки для каждой модели региона.Эта диагностическая оценка основана на моделировании новых реплицированных данных с использованием ранее выведенных нами вероятностных моделей 46 . Результат моделирования модели можно затем сравнить с фактическими наблюдаемыми результатами, чтобы получить представление о наших уже оцененных распределениях параметров модели. Для каждой из 36 исследованных областей из атласа социального мозга мы вычислили величину объясненной дисперсии на основе апостериорных прогностических проверок (коэффициент детерминации, R 2 ) (рис.4А). Таким образом, мы опросили, какая из четырех сетей лучше всего объясняется из 40 изученных черт образа жизни для всей выборки населения и отдельно для мужчин и женщин (рис. 4B).

    Рис. 4. Объясненная дисперсия ассоциаций черт мозга различается в разных социальных сетях мозга.

    В каждой из четырех сетей нашего атласа социального мозга (см. Методы; см. Дополнительные данные 2 для описания сокращений социальных областей мозга) мы вычисляли апостериорные прогностические проверки для каждого анализа данной целевой области.Затем эти модели реплицированных данных на основе модели сравнивались с фактически наблюдаемыми данными 47 для вычисления общей объясненной дисперсии (коэффициент детерминации, R 2 ) для A всей когорты населения и B мужчин. и женщины отдельно. Таким образом, предварительные прогностические проверки защищены от нескольких важных проблем, связанных с соответствием модели, путем оценки смоделированных модели эмпирических ожиданий объемов целевой области. Интуитивно мы спросили байесовскую модель: «Основываясь на примерах из ранее выведенной апостериорной модели, какой объем региона у каждого конкретного участника должен быть задан его или ее 40 индикаторами черт?».Таким образом, мы оценили данные, предсказанные моделью, которые могли наблюдаться или потенциально будут наблюдаться в будущем. Эта практическая проверка основанных на модели прогнозов наблюдений является общепризнанным приближением к внешней проверке с учетом имеющихся фактических данных 48 . Коллективные результаты на уровне популяции предполагают, что в каждой из четырех подсетей атласа социального мозга по крайней мере один регион показал объясненную дисперсию> 10% в нашей когорте участников среднего возраста. Исходные данные представлены в дополнительных данных 3.

    Общая объясненная дисперсия была самой высокой для двустороннего pSTS (pSTS_R: ~ 16%; pSTS_L: ~ 15%), двух областей зрительно-сенсорной сети (рис. 4A). В промежуточной сети объемы aMCC и AI_L показали самую высокую общую объясненную дисперсию (aMCC: ~ 16%; AI_L: ~ 12%). Вместо этого TPJ_L (~ 16%) и TPJ_R (~ 12%) были наиболее объясняющими частями более высокой ассоциативной сети. В лимбической сети HC_R (~ 11%) и NAC_L (~ 11%) показали наилучшие оценки R 2 .Взятые вместе, наши результаты показывают, что в каждой из канонических сетей атласа социального мозга по крайней мере один регион смог достичь объясненной дисперсии> 10% в нашей выборке населения.

    Эффекты специфических для пола признаков обнаружены в отношении удовлетворенности здоровьем и дохода в средней и лимбической областях.

    Наконец, мы непосредственно количественно оценили степень дифференциации пола в наших ассоциациях признаков мозга, вычислив разницу между маргинальными задними распределениями.Мы выполнили вычитание (женщины – мужчины) модельных распределений апостериорных параметров для каждого признака в анализе каждой социальной области мозга. Полученные разностные контрасты распределений маргинальных апостериорных параметров могут выявить относительно большее количество мужских или женских влияний для рассматриваемого признака. В медиальных префронтальных областях и их лимбических партнерах мы наблюдали больше влияний на популяционные черты, обусловленные мужчинами (Рис. 5 и Дополнительный Рис. 4; сравните Дополнительный Рис. 5 с результатами анализа частичной корреляции).Тем не менее, результаты FP показали, что влияние черт в большей степени ориентировано на женщин. По сравнению с другими социальными областями мозга средней линии, апостериорные распределения для FP также показали гораздо большую неопределенность в различиях контрастов модельных апостолов.

    Рис. 5: Степень гендерной предвзятости в ассоциациях мозговых черт в средней линии социального мозга.

    Слева / справа: для каждого из 40 исследованных признаков (см. Дополнительные данные 1) прямоугольные диаграммы показывают разницу контрастов между маргинальными задними распределениями населения каждого пола (женщина – мужчина).Средние значения распределения апостериорных параметров выше нуля указывают на относительно смещенный по отношению к женщинам эффект для конкретной ассоциации признаков (розовый). Для средних значений ниже нуля существует относительно смещенный по отношению к мужчинам эффект для этой конкретной черты (синий). В центре: чтобы обеспечить сводную визуализацию, мы посчитали 40 ассоциаций черт для каждой области мозга, чтобы увидеть, сколько черт было смещено преимущественно в сторону мужчин (синий) или женщин (розовый). Фиолетовый показывает равное количество ассоциаций черт, склонных к мужскому и женскому уклону.Прозрачность указывает на силу полового расхождения. В целом, мужская предвзятость в объемных эффектах проявляется почти во всех исследованных медиальных префронтальных и лимбических областях. В dmPFC и AM_R годовой доход от работы показал более сильное влияние на мужчин по сравнению с женщинами. Тем не менее, женщины управляют ассоциациями черт в ФП высшего ассоциативного социального мозга, особенно в отношении нескольких демографических характеристик, таких как возраст завершения очного образования и работа физического труда (см. Дополнительный рис.5 — половая дифференциация в ассоциациях черт образа жизни из частичного корреляционного анализа; ср. Дополнительные данные 2 для описания сокращений социальных областей мозга). Планки погрешностей / дисперсия показывают неопределенность байесовских распределений апостериорных параметров. Исходные данные представлены в дополнительных данных 3.

    В vmPFC стал очевиден большой эффект смещения женских черт. Удовлетворенность здоровьем больше способствовала объяснению вариации объема vmPFC у женщин, чем у мужчин.Кроме того, в областях dmPFC и двусторонней миндалины мы наблюдали несколько специфических, сильных влияний на популяционные черты, обусловленные смещением мужчин. Примечательно, что в dmPFC, AM_L и AM_R получение более высокого дохода от работы показало гораздо больший эффект для мужчин, чем для женщин (рис. 5 и дополнительный рис. 4). Кроме того, чувство смущения и личностная черта утреннего человека показали более сильные эффекты в AM_R для мужчин по сравнению с женщинами. В области социального мозга, связанной с памятью, специфические для мужчин эффекты проявлялись в двустороннем гиппокампе.Регулярные еженедельные контакты с близкими людьми больше способствовали объяснению вариаций объема двустороннего гиппокампа у мужчин, чем у женщин (дополнительный рисунок 4). Однако совместное проживание в доме с другими людьми показало более сильные эффекты специфических для женщин черт в HC_L и HC_R. В целом, результаты контрастного анализа между мужчинами и женщинами выявили степени дифференциации полов в популяционных ассоциациях в лимбических и высших ассоциативных областях по доменам признаков.

    Ранний и средний возраст | Безграничная психология

    Физическое развитие в зрелом возрасте

    По мере того, как люди переходят в ранний и средний возраст, в организме происходят различные физические изменения.

    Цели обучения

    Обзор основных этапов физического развития в раннем и среднем взрослом возрасте

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Взрослые испытывают возрастные изменения, основанные на многих факторах: биологические факторы, такие как молекулярные и клеточные изменения, называются первичным старением, в то время как старение, которое происходит из-за контролируемых факторов, таких как отсутствие физических упражнений и неправильное питание, называется вторичное старение.
    • В раннем взрослом возрасте (в возрасте 20–40 лет) наши физические способности находятся на пике, включая мышечную силу, время реакции, сенсорные способности и сердечную деятельность.
    • Процесс старения также начинается в раннем взрослом возрасте и характеризуется изменениями кожи, зрения и репродуктивной способности.
    • Старение ускоряется в среднем зрелом возрасте (возраст 40–65 лет) и характеризуется снижением зрения, слуха и функционирования иммунной системы, а также прекращением репродуктивной способности женщин, известным как менопауза.
    Ключевые термины
    • глаукома : Заболевание глаза или заболевание зрительного нерва, которое при отсутствии лечения может привести к повреждению диска зрительного нерва и, как следствие, потере поля зрения, что может привести к слепоте.
    • менопауза : окончание менструации; время в жизни женщины, когда это происходит.
    • пресбиопия : неспособность глаза из-за старения фокусироваться на близлежащих объектах; дальнозоркость.

    С возрастом наши тела меняются физически. Можно ожидать, что в раннем и среднем взрослом возрасте произойдут самые разные изменения. Каждый человек испытывает возрастные изменения, основанные на многих факторах: биологические факторы, такие как молекулярные и клеточные изменения, называются первичным старением , в то время как старение, происходящее из-за контролируемых факторов, таких как отсутствие физических упражнений и неправильное питание, называется вторичными. Старение .

    Факторы старения : По мере того, как человек становится взрослым, различные факторы могут влиять на процесс старения. Это включает в себя первичные факторы, такие как снижение клеточной функции и окислительное повреждение, и вторичные факторы, такие как нездоровый образ жизни.

    Ранний взрослый возраст (20–40 лет)

    К тому времени, когда мы достигаем ранней зрелости, наше физическое созревание завершается, хотя наш рост и вес могут немного увеличиться. В раннем взрослом возрасте наши физические способности находятся на пике, включая мышечную силу, время реакции, сенсорные способности и работу сердца.Большинство профессиональных спортсменов на этом этапе находятся на пике своих возможностей, и многие женщины заводят детей в раннем взрослом возрасте.

    Процесс старения, хотя и не явный, начинается в раннем взрослом возрасте. Примерно к 30 годам многие изменения начинают происходить в разных частях тела. Например, хрусталик глаза начинает затвердевать и утолщаться, что приводит к изменениям зрения (обычно влияющим на способность фокусироваться на близких объектах). Снижается чувствительность к звуку; у мужчин это происходит вдвое быстрее, чем у женщин.Волосы могут начать истончаться и становиться седыми примерно к 35 годам, хотя у одних это может произойти раньше, а у других — позже. К концу раннего взросления кожа становится более сухой, и начинают появляться морщины. Иммунная система становится менее приспособленной к борьбе с болезнями, и репродуктивная способность начинает снижаться.

    Средний возраст (40–65 лет)

    В среднем зрелом возрасте процесс старения становится более очевидным. Примерно к 60 годам глаза теряют способность приспосабливаться к объектам на разном расстоянии, что называется пресбиопией.Большинству людей в возрасте от 40 до 60 лет потребуются корректирующие линзы в той или иной форме при нарушении зрения. Взрослые среднего возраста также подвержены более высокому риску определенных проблем со зрением, чем молодые люди, например, глаукомы. Слух также ухудшается: 14 процентов американцев среднего возраста имеют проблемы со слухом. Кожа продолжает высыхать и становится склонной к образованию новых морщин, особенно на чувствительной области лица. Возрастные пятна и кровеносные сосуды становятся более заметными по мере того, как кожа продолжает сохнуть и истончаться. Соотношение мышц и жира как у мужчин, так и у женщин также меняется в среднем в зрелом возрасте с накоплением жира в области живота.

    У женщин наблюдается постепенное снижение фертильности по мере приближения к наступлению менопаузы — концу менструального цикла — примерно к 50 годам. Этот процесс включает гормональные изменения и может длиться от шести месяцев до пяти лет. Из-за изменения уровня гормонов женщины в период менопаузы часто испытывают ряд других симптомов, таких как беспокойство, плохая память, неспособность сосредоточиться, депрессивное настроение, раздражительность, перепады настроения и меньший интерес к сексуальной активности.

    Когнитивное развитие в зрелом возрасте

    Познание меняется на протяжении жизни человека, достигая пика примерно в 35 лет и постепенно снижаясь в более зрелом возрасте.

    Цели обучения

    Обзор основных этапов когнитивного развития в раннем и среднем взрослом возрасте

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • В отличие от наших физических способностей, которые достигают пика в возрасте около 20 лет, а затем начинают медленно снижаться, наши когнитивные способности остаются относительно стабильными в раннем и среднем возрасте.
    • Со времени появления теории когнитивного развития Пиаже другие психологи развития предложили пятую стадию когнитивного развития, известную как постформальное операционное мышление.
    • Ранняя зрелость — это время релятивистского мышления, когда молодые люди начинают осознавать все более сложные жизненные трудности.
    • Две формы интеллекта — кристаллизованный и текучий — находятся в центре внимания среднего взрослого человека. В то время как кристаллизованный интеллект неуклонно растет, подвижный интеллект начинает снижаться еще до достижения среднего возраста.
    Ключевые термины
    • диалектика : любая формальная система рассуждений, которая приводит к истине путем обмена логическими аргументами; противоречие идей, которое служит определяющим фактором в их взаимодействии.
    • конструктив : Тщательно продуманный и полезный.
    • противоречие : логическая несовместимость между двумя или более элементами или предложениями.

    Поскольку мы проводим так много лет в зрелом возрасте (больше, чем на любой другой стадии), когнитивные изменения в этот период многочисленны. Фактически, исследования показывают, что когнитивное развитие взрослых — это сложный, постоянно меняющийся процесс, который может быть даже более активным, чем когнитивное развитие в младенчестве и раннем детстве (Fischer, Yan, & Stewart, 2003).

    В отличие от наших физических способностей, которые достигают пика в возрасте около 20 лет, а затем начинают медленно снижаться, наши когнитивные способности остаются относительно стабильными в раннем и среднем взрослом возрасте. Исследования показали, что взрослые, которые занимаются умственно и физически стимулирующими видами деятельности, в более зрелом возрасте испытывают меньшее снижение когнитивных функций и имеют меньшую частоту легких когнитивных нарушений и деменции (Hertzog, Kramer, Wilson, & Lindenberger, 2009; Larson et al., 2006 ; Podewils et al., 2005).

    За гранью теории Пиаже

    Согласно теории когнитивного развития Жана Пиаже, формирование формального операционального мышления происходит в раннем подростковом возрасте и продолжается в зрелом возрасте. В отличие от более раннего конкретного мышления, этот тип мышления характеризуется способностью мыслить абстрактно, участвовать в дедуктивных рассуждениях и создавать гипотетические идеи для объяснения различных концепций.

    Со времени появления теории Пиаже другие психологи развития предложили пятую стадию когнитивного развития, известную как постформальное операционное мышление (Basseches, 1984; Commons & Bresette, 2006; Sinnott, 1998).В постформальном мышлении решения принимаются на основе ситуаций и обстоятельств, а логика интегрируется с эмоциями по мере того, как взрослые развивают принципы, зависящие от контекста. Этот тип мышления включает в себя способность мыслить диалектикой и различает способы, которыми взрослые и подростки могут когнитивно справляться с эмоционально заряженными ситуациями.

    Раннее взросление

    В раннем взрослом возрасте познание начинает стабилизироваться, достигая пика примерно в 35 лет.Ранняя зрелость — это время релятивистского мышления, когда молодые люди начинают осознавать нечто большее, чем упрощенные взгляды на правильное и неправильное. Они начинают смотреть на идеи и концепции с разных сторон и понимают, что на вопрос может быть несколько правильных (или неправильных) ответов. Потребность в специализации приводит к прагматическому мышлению — использованию логики для решения реальных проблем, принимая противоречия, несовершенство и другие проблемы. Наконец, молодые люди приобретают своего рода опыт либо в образовании, либо в карьере, что еще больше улучшает навыки решения проблем и творческие способности.

    Интеллект : Когнитивные способности меняются в течение жизни человека, но держать ум занятым и активным — лучший способ сохранять остроту мышления.

    Средний возраст

    Две формы интеллекта — кристаллизованный и текучий — являются основным направлением в среднем зрелом возрасте. Наш кристаллизованный интеллект зависит от накопленных знаний и опыта — это информация, навыки и стратегии, которые мы собирали на протяжении всей жизни.Этот вид интеллекта имеет тенденцию оставаться стабильным с возрастом — на самом деле, он может даже улучшаться. Например, взрослые демонстрируют относительную устойчивость к увеличению результатов тестов на интеллект до 30–50 лет (Bayley & Oden, 1955). Плавный интеллект, , с другой стороны, больше зависит от базовых навыков обработки информации и начинает снижаться еще до достижения среднего взрослого возраста. На этом этапе жизни скорость когнитивной обработки замедляется, как и способность решать проблемы и разделять внимание.Тем не менее, практических навыков решения проблем имеют тенденцию к увеличению. Эти навыки необходимы для решения реальных проблем и выяснения того, как лучше всего достичь желаемой цели.

    Социально-эмоциональное развитие в зрелом возрасте

    Ранний и средний взрослый возраст находится под влиянием ряда социальных и эмоциональных факторов, таких как работа и межличностные отношения.

    Цели обучения

    Обзор вех и кризисов социально-эмоционального развития в раннем и среднем взрослом возрасте

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • На старение влияет множество социальных и эмоциональных факторов.Для тех, кто находится в раннем и среднем зрелом возрасте, смысл часто можно найти в работе и семейной жизни — двух областях, которые соответствуют психосоциальной теории развития Эрика Эриксона.
    • Согласно Эриксону, близость, , , изоляция, — это стадия психосоциального развития, на которой люди сталкиваются с кризисом одиночества по сравнению с вовлеченностью в значимые отношения.
    • Было обнаружено, что позитивные отношения с близкими людьми в наши взрослые годы способствуют благополучию.
    • Стадия Эриксона генеративности против застоя вращается вокруг ощущения человеком своего вклада в мир.
    • Основные задачи в среднем зрелом возрасте могут включать поддержание здорового образа жизни, воспитание детей или помощь будущим поколениям, гордость своими достижениями или заботу о стареющих родителях.
    Ключевые термины
    • Генеративность : Вклад в развитие других людей и будущих поколений; продуктивность и креативность; акт помощи обществу двигаться вперед.

    Социальные и эмоциональные аспекты взросления

    Существует множество теорий о социальных и эмоциональных аспектах старения. Некоторые аспекты здорового старения включают активность, социальные связи и роль культуры человека. По мнению многих теоретиков, в том числе Джорджа Вайлланта (2002), который изучал и анализировал данные за более чем 50 лет, нам нужно иметь и продолжать находить смысл на протяжении всей нашей жизни.

    Для людей раннего и среднего зрелого возраста значение часто можно найти в работе (Sterns & Huyck, 2001) и семейной жизни (Markus, Ryff, Curan, & Palmersheim, 2004).Эти области связаны с задачами, которые Эрик Эриксон называл генеративностью против стагнации и близостью против изоляции .

    Отношения в зрелом возрасте

    Установлено, что позитивные отношения со значимыми другими людьми в наши взрослые годы способствуют благополучию (Ryff & Singer, 2009). Большинство взрослых в США идентифицируют себя через отношения с семьей, особенно с супругами, детьми и родителями (Markus et al., 2004). Хотя воспитание детей может вызывать стресс, особенно в молодом возрасте, исследования показывают, что родители пожинают плоды в будущем, поскольку взрослые дети, как правило, положительно влияют на благополучие родителей (Umberson, Pudrovska, & Reczek, 2010). Было также установлено, что стабильные интимные отношения способствуют благополучию на протяжении всей взрослой жизни (Vaillant, 2002).

    Отсутствие позитивных и значимых отношений в зрелом возрасте может привести к тому, что Эриксон назвал кризисом близости против.изоляция в своей теории психосоциального развития. В молодом возрасте (т. Е. От 20 до 30 лет) люди, как правило, озабочены формированием значимых отношений; взрослые молодого и среднего возраста подвержены одиночеству, если они не могут установить значимые отношения с семьей, друзьями или сообществом.

    Социальные отношения в зрелом возрасте : Социальные отношения важны для общего благополучия в раннем и среднем зрелом возрасте. (кредит: Philippe Put)

    Кризисы взросления

    Как в раннем, так и в среднем взрослом возрасте возникают особые проблемы; эти проблемы иногда называют «кризисами четверти жизни» и «кризисами среднего возраста» соответственно.Кризис четверти жизни обычно возникает в возрасте от 25 до 30 лет. Он часто вращается вокруг проблем, возникающих из-за того, что молодые люди начинают жить самостоятельно и чувствуют себя перегруженными новыми обязанностями; это также может произойти после рождения ребенка или если человек заканчивает колледж и не может найти работу по выбранной специальности. На этом этапе жизни молодые люди могут беспокоиться о своем будущем, задаваться вопросом, не сделали ли они неправильный выбор, или задаваться вопросом, что ждет их в жизни сейчас.

    Основными причинами кризиса среднего возраста являются проблемы на работе, проблемы в браке, взросление детей и уход из дома, старение или смерть родителей человека.Скорее всего, это произойдет во время стадии Эриксона продуктивности по сравнению с застоем , когда люди задумываются о том вкладе, который они вносят в мир. Генеративность включает в себя поиск дел, которым занимается одна жизнь, и участие в развитии других посредством таких видов деятельности, как волонтерство, наставничество и воспитание детей; те, кто не справляется с этой задачей, могут испытывать чувство застоя.

    Лица, переживающие кризис среднего возраста, могут столкнуться с некоторыми из следующего:

    • поиск неопределенной мечты или цели;
    • глубокое сожаление о недостигнутых целях;
    • страх унижения среди более успешных коллег;
    • желание достичь ощущения молодости;
    • необходимость проводить больше времени в одиночестве или с определенными сверстниками.

    Некоторые из тех, кто переживает кризис четверти или среднего возраста, борются с трудностями, пытаясь справиться с этим, и могут проявлять вредное поведение, например, злоупотреблять алкоголем или наркотиками или чрезмерно тратить деньги. Другие могут экспериментировать с различными аспектами своей личности, исследовать новые увлечения или иным образом искать перемены в своей жизни.

    В поисках смысла в работе

    Многие взрослые находят смысл и определяют себя в том, что они делают — своей карьерой. Пик заработка у многих приходится на взрослую жизнь, однако исследования показали, что удовлетворенность работой более тесно связана с работой, которая включает в себя контакт с другими людьми, интересна, предоставляет возможности для продвижения по службе и допускает некоторую независимость (Mohr & Zoghi, 2006), чем работа. зарплата (Айенгар, Уэллс и Шварц, 2006).

    Стадия Эриксона генеративность против застоя вращается вокруг ощущения человеком своего вклада в мир. Генеративность заключается в том, чтобы сделать жизнь продуктивной и творческой, чтобы она имела значение для других, особенно для следующего поколения. Согласно Эриксону, у человека, который эгоцентричен и неспособен или не желает помочь обществу двигаться вперед, развивается чувство застоя — неудовлетворенность относительной недостаточной производительностью. Центральные задачи в среднем зрелом возрасте могут включать в себя выражение любви не только через сексуальные контакты, поддержание здорового образа жизни, помощь растущим и взрослым детям, чтобы они были ответственными взрослыми, отказ от центральной роли в жизни взрослых детей, создание комфортного дома, гордость за них. свои достижения, забота о стареющих родителях, приспособление к физическим изменениям среднего возраста и творческое использование свободного времени.

    Отношения и семьи в зрелом возрасте

    Несколько теорий исследуют, как межличностные отношения формируются и развиваются в зрелом возрасте.

    Цели обучения

    Обобщение теорий Левингера и Кнаппа о развитии отношений во взрослом возрасте

    Основные выводы

    Ключевые моменты
    • Межличностные отношения — это сильные, глубокие или близкие отношения или знакомства между двумя или более людьми, которые могут варьироваться от кратковременных до продолжительных.
    • Межличностные отношения — это динамические системы, которые постоянно меняются в течение своего существования. Как и у живых организмов, у отношений есть начало, продолжительность жизни и конец.
    • Одна из самых влиятельных моделей развития отношений была предложена психологом Джорджем Левингером. Его модель состоит из пяти стадий: знакомства, наращивания, продолжения, ухудшения и прекращения.
    • М. Л. Кнапп разработал модель развития отношений, состоящую из двух основных стадий: стадии сближения и стадии распада.
    • Объединение состоит из пяти фаз — инициирования, экспериментирования, усиления, интеграции и установления связи. Точно так же разделение состоит из различения, ограничения, застоя, избегания и прекращения.
    Ключевые термины
    • межличностный : Между двумя или более людьми.
    • гетеросексуал : испытывает сексуальное влечение к представителям противоположного пола.

    Межличностные отношения в зрелом возрасте

    Установлено, что позитивные отношения со значимыми другими людьми в наши взрослые годы способствуют благополучию (Ryff & Singer, 2009).Большинство взрослых в Соединенных Штатах идентифицируют себя через отношения с семьей, особенно с супругами, детьми и родителями. Межличностные отношения — это сильные, глубокие или близкие отношения или знакомства между двумя или более людьми, которые могут варьироваться от кратковременных до продолжительных. Как и люди, отношения меняются и растут; они могут либо улучшиться, либо исчезнуть со временем. Связь между двумя людьми может быть основана на различных факторах — любви, солидарности, бизнесе или любом другом контексте, требующем взаимодействия двух (или более) людей.

    Непальская индуистская пара на брачной церемонии : Межличностные отношения принимают разные формы в разных культурах.

    Межличностные отношения — это динамические системы, которые постоянно меняются в течение своего существования. Как и у живых организмов, у отношений есть начало, продолжительность жизни и конец. Они имеют тенденцию к постепенному росту и совершенствованию по мере того, как люди узнают друг друга и становятся ближе эмоционально, или постепенно ухудшаются по мере того, как люди отдаляются друг от друга.

    Модель отношений Левингера

    Одна из самых влиятельных моделей развития отношений была предложена психологом Джорджем Левингером.Эта модель была сформулирована для описания гетеросексуальных романтических отношений взрослых, но с тех пор она применялась и к другим типам межличностных отношений. Согласно модели, естественное развитие отношений проходит в пять этапов:

    1. Знакомство и знакомство : Знакомство зависит от предыдущих отношений, физической близости, первых впечатлений и множества других факторов. Если два человека начинают нравиться друг другу, продолжение общения может привести к следующему этапу, но знакомство может продолжаться бесконечно.Другой пример — ассоциация.
    2. Buildup : На этом этапе люди начинают доверять друг другу и заботиться друг о друге. Потребность в близости, совместимости и таких фильтрующих агентах, как общий фон и цели, будут влиять на то, продолжится ли взаимодействие.
    3. Продолжение : Эта стадия следует за обоюдным стремлением к крепкой и близкой долгой дружбе, романтическим отношениям или даже браку. Обычно это длительный, относительно стабильный период. Тем не менее, в течение этого времени будет происходить дальнейший рост и развитие.Взаимное доверие важно для поддержания отношений.
    4. Ухудшение : Не все отношения ухудшаются, но те, которые действительно имеют тенденцию проявлять признаки проблем. Могут возникнуть скука, негодование и неудовлетворенность. Люди могут меньше общаться и избегать самораскрытия. По мере продолжения нисходящей спирали могут иметь место потеря доверия и предательства, что в конечном итоге приведет к прекращению отношений. С другой стороны, участники могут найти способ решить проблемы и восстановить доверие.
    5. Прекращение отношений : Заключительный этап знаменует собой конец отношений либо разрывом, смертью, либо пространственным разделением и разрывом всех существующих уз дружбы или романтической любви.

    Теория развития отношений Кнаппа

    Другая теория, разработанная М. Л. Кнаппом, известна как модель развития отношений. Эта теория состоит из двух основных этапов, каждый из которых состоит из нескольких частей. Первая стадия известна как фаза , объединяющая , а вторая стадия известна как фаза разрыва .

    Вместе

    Объединение состоит из пяти фаз — инициирования, экспериментирования, усиления, интеграции, и связывания.

    1. Во время инициируя , создаются первые впечатления; на этом этапе большую роль играют физические факторы. Люди часто хотят изобразить себя простыми в общении, дружелюбными и открытыми для обсуждения. Эта фаза имеет тенденцию быть поверхностной, поскольку люди пытаются произвести хорошее первое впечатление.
    2. В ходе экспериментов , два человека пытаются найти точки соприкосновения между жизнями друг друга, например, общие интересы и увлечения.Люди начинают больше открываться и задавать больше личных вопросов по мере того, как они узнают друг друга.
    3. Во время фазы усиления и люди полностью открываются в надежде быть принятыми потенциальным партнером. На этом этапе люди могут раскрывать секреты о себе или других, чтобы проверить уровень доверия потенциальных партнеров.
    4. Интеграция Фаза вовлекает людей, объединяющих свои жизни вместе и укрепляющих статус отношений.
    5. Наконец, во время фазы связи люди признают приверженность друг другу (традиционно через брак, хотя существует множество альтернативных форм обязательств), и отношения продолжаются до смерти, разрыва или развода.

    Отдельно

    Разделение также состоит из пяти стадий — дифференцирования, ограничения, стагнации, избегания, и прекращения.

    1. Дифференциация предполагает сосредоточение больше внимания на различиях, а не на сходстве. Это может привести к увеличению эмоциональной дистанции между вовлеченными сторонами.
    2. Во время , ограничивающего , основной фокус отношений смещается с различий на установление пределов и границ общения между двумя людьми.Это еще больше отталкивает двух людей.
    3. Застой — это когда два человека достигли фазы «противостояния» — ничего не меняется, и ни одна из сторон не желает меняться.
    4. Избегание происходит, когда люди ограниченно общаются и предпринимают шаги, чтобы дистанцироваться друг от друга.
    5. Наконец, во время завершения отношения завершаются.

    границ | Пожилые люди и кризис COVID 19: хроника предсказанных смертей в изоляции и полном безразличии

    Введение

    С декабря 2019 года пандемия COVID 19 стала беспрецедентным кризисом в области здравоохранения, потрясшим всю планету, ввергнув в хаос социальный, экономический и политический мир.Пожилое население является одной из основных мишеней COVID 19, оказываясь на передовой, и в результате уже заплатило высокую цену. Во многих странах на пожилых людей приходится почти половина смертей, произошедших за последние 3 месяца (1, 2).

    Кризис COVID-19: лицо пожилых людей органам общественного здравоохранения

    Пожилые люди — наша коллективная память с их успехами, ошибками и неудачами, и поэтому они занимают особое место в промышленно развитых странах.По мере старения населения мира пожилые люди становятся более многочисленными, что заставляет страны переосмыслить национальную организацию инфраструктуры ухода. Это, в свою очередь, привлекло внимание многочисленных коммерческих кругов. Столкнувшись с этой беспрецедентной ситуацией, многие правительства наложили полное закрытие домов престарелых и услуг по уходу на дому для пожилых людей в качестве средства соблюдения строгих мер социального дистанцирования, и были сформулированы рекомендации для тех, кто оставался дома (3).Эти решения были оправданы как способ защиты наиболее уязвимых, и общества доверяли своим политикам.

    Защита пожилых людей была узаконена серьезностью этого невидимого зла, даже если платой за это была их изоляция. Но хотя временная изоляция хорошо переносится, длительная изоляция приводит к целому ряду негативных последствий для здоровья и высокому риску ранней смерти пожилых людей. Через четыре месяца после того, как они оказались в полной изоляции (первая волна пандемии COVID-19), вредное воздействие этой изоляции теперь очевидно.Без каких-либо личных отношений со своими семьями ограниченная социальная сеть и одиночество коварно привели к генерализованным тревожным и депрессивным расстройствам у тех самых людей, которых мы пытались защитить (4–8). В связи с этим Grossman et al. изучили связь между проблемами одиночества и сна у 243 пожилых израильтян (средний возраст = 69,76, возрастной диапазон = 60–92) и их тревогами, связанными с COVID-19, и психологической устойчивостью (9). Эти авторы отметили, что эта пандемия повлияла на психосоциальное благополучие, а частота проблем со сном была связана с опасениями, связанными с COVID-19, и была обратно пропорциональна устойчивости (9).Затем их исследование подтвердило связь между одиночеством и проблемами со сном, наблюдаемую у большой группы пожилых пациентов, не страдающих COVID-19, в Великобритании (10). Кроме того, они предположили, что пожилые люди могут не представлять однородное население и не были в равной степени затронуты ограничениями, введенными во время этой пандемии. Основным параметром может быть доступ или грамотность к цифровым ресурсам, которые позволяют пожилым людям быть более социально связаны, по крайней мере, виртуально, и уменьшать восприятие изоляции.Использование доказательной практики может помочь в принятии решений. Поэтому в этом контексте необходимы специальные исследования для изучения факторов риска и защитных факторов для улучшения психосоциального здоровья и благополучия пожилых людей.

    Настоящий обзор ориентирован на пожилых людей, живущих в домах престарелых. Однако дома престарелых доступны не во всех странах. Нам необходимо изучить, насколько методы ухода влияют на эмоциональную изоляцию или отказ от пожилых людей во время кризиса COVID-19.Недавнее японское исследование подтвердило пагубное влияние COVID-19 на пожилых людей (11). Японское общество считается более защищенным для пожилых людей, чем многие западные страны, о чем свидетельствует более высокая продолжительность жизни японских пожилых людей, что можно объяснить социально-культурными различиями (например, семейный уход, питание) и организацией системы здравоохранения (12). Ямада и др. исследовали изменения в физической активности 1600 пожилых людей, проживающих в общественных местах перед пандемией COVID-19 (январь 2020 г.) и во время кризиса общественного здравоохранения (апрель 2020 г.) (11).Несмотря на благоприятную организацию в Японии для пожилых людей, они сообщили о значительном снижении физической активности у этих людей, что может привести к более высокому риску слабости и инвалидности. Пожилые люди с ограниченной подвижностью и социальными связями могут иметь более высокие шансы столкнуться с неблагоприятными последствиями для здоровья сейчас и в ближайшем будущем. Крайне важно оценить, может ли образ жизни пожилых людей (например, дома престарелых или сообщества) повлиять на биопсихосоциальные результаты в условиях этой пандемии. Такие исследования должны помочь улучшить психологическую поддержку пожилых людей во время ограничения подвижности и изоляции.

    В домах престарелых защитники постепенно и против своей воли стали надзирателями, ответственными за уязвимых жителей, которые ничего не просили и были лишены свободы. Никакие посещения и обязательство оставаться в своих комнатах с телевизором, поскольку их единственный внешний контакт — это награда, которую наши старейшины получили с единственной целью — защитить их. Поскольку меры изоляции, казалось, сработали во многих местах, правительства смягчились, но посещения семей остаются под контролем и ограничены как по времени, так и по количеству, скорее, как посещения тюрем, но всегда на благо наших пожилых людей.Никто не взял на себя ответственность за освобождение пожилых людей, чтобы они наконец увидели свои семьи в подходящих санитарных условиях. Персонал дома престарелых ждет распоряжений, которые поступают медленно, и вынужден приветствовать семьи на приемах к врачу, как если бы они собирались в парикмахерскую. Все под контролем, но больше всего их свобода. Семьи беспомощны перед этими профессионалами, которые, безусловно, стараются изо всех сил, но находятся примерно в таком же психологическом состоянии и боятся репрессий в случае заражения.Бюджет постоянный или сокращенный, но связан с увеличением. Правила гигиены, установленные высшими органами государственной власти, выполняются, даже если они иногда / часто не применяются.

    Срочно необходимы направления исследований для выработки конкретных рекомендаций, касающихся возобновления работы учреждений и служб по уходу. Дистанционное здоровье может быть интересным вариантом для улучшения связи и минимизации риска заражения. Goodman-Casanova et al. провели исследование, чтобы изучить влияние изоляции на здоровье и благополучие пожилых людей, проживающих в сообществах (13), и оценить пользу от телевизионной и телефонной медицинской и социальной поддержки.Эти авторы сообщили, что физическое и психическое здоровье и самочувствие были хуже во время заключения COVID-19, и, что интересно, телепрограммы о здоровье могут предложить потенциальные преимущества, улучшающие когнитивную стимуляцию (например, рекреационная деятельность, упражнения на память как интеллектуальную активность) среди этой уязвимой группы населения. в дополнение к улучшению медицинского наблюдения. Телевидение было технологическим изобретением, которое предпочитали пожилые люди. Такие подходы могут помочь практикам и политикам защитить пожилых людей во время и после кризиса COVID-19 и будущих пандемий (14).

    Заключение

    Эти правила сократили большинство сотрудников домов престарелых до роли доброжелательных тюремных охранников. Люди медленно умирают в полном безразличии, оставляя свои семьи в беспорядке. Единичное мышление, «хорошее мышление» победило; наша ответственность заключалась в защите старых, поэтому мы изолировали их. В некоторых странах разрешены выборы и музыкальные фестивали, когда пожилые люди должны оставаться уединенными в своих камерах, чтобы ограничить распространение вируса. Что-то странное, правда? Никто не хочет брать на себя ответственность, но если житель заразится, кто на самом деле будет нести ответственность? Кто хоть сколько-нибудь интересовался пожеланиями пожилых людей, чей голос столь же респектабелен и столь же важен, как и голос молодых? Стремление делать добро любой ценой привело к тому, что мы наблюдаем сегодня: пожилые люди остаются изолированными, к безразличию всех, и любые слова, сказанные в защиту их свободы, остаются неуслышанными.Кто ответственный? Политики, которые решают, ученые, которые консультируют, медицинский персонал, который подчиняется, или наше общество, которое судит и слепо навязывает свои правила? Экономика постепенно начинает восстанавливаться, границы открываются снова, но пожилые люди все еще заперты и забыты. В этом контексте будущее для наших пожилых людей мрачно, и COVID 19, похоже, решил их судьбу. Если правительства и компании быстро не примут меры для возобновления работы служб домов престарелых и не позволят пожилым людям посещать их семьи с соответствующими средствами защиты, об их смерти будет объявлено, и на этот раз COVID 19 не будет нести прямую ответственность.Здравый смысл должен преобладать, и мы одни должны нести за это ответственность.

    Взносы авторов

    Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

    Конфликт интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    1. Хуанг Ц., Ван И, Ли Х, Рен Л., Чжао Дж, Ху И и др.Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 г., в Ухане, Китай. Ланцет. (2020) 395: 497–506. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30183-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Гуань У. Дж., Ни З. Я., Ху Й., Лян У. Х., Оу CQ, Хе Дж. Х и др. Клиническая характеристика коронавирусной болезни 2019 г. в Китае. N Engl J Med. (2020) 382: 1708–20. DOI: 10.1056 / NEJMoa2002032

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3.Ю Б., Раво А., Канивет А., Ганем Дж., Жиро П., Гимбо Р. и др. Официальные французские рекомендации по защите больных раком от инфекции SARS-CoV-2. Ланцет Онкол. (2020) 21: 619–21. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (20) 30204-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Сантини З.И., Хосе П.Е., Корнуэлл Е.Ю., Коянаги А., Нильсен Л., Хинрихсен С. и др. Социальная разобщенность, воспринимаемая изоляция и симптомы депрессии и тревоги среди пожилых американцев (NSHAP): анализ продольного посредничества. Lancet Public Health. (2020) 5: e62–70. DOI: 10.1016 / S2468-2667 (19) 30230-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7. Доменек-Абелла Дж. Тревога, депрессия, одиночество и социальные связи у пожилых людей: лонгитюдные ассоциации из Ирландского лонгитюдного исследования старения (TILDA). J Affect Disord. (2019) 246: 82–8. DOI: 10.1016 / j.jad.2018.12.043

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9.Гроссман Е.С., Хоффман Ю.С., Палги Ю., Шрайра А. Связанные с COVID-19 одиночество и проблемы со сном у пожилых людей: беспокойство и устойчивость как потенциальные модераторы. чел., Индивидуальный разн. (2020) 168: 110371. DOI: 10.1016 / j.paid.2020.110371

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Ямада М., Кимура Ю., Исияма Д., Отобе Ю., Сузуки М., Кояма С. и др. Влияние эпидемии COVID-19 на физическую активность пожилых людей, проживающих в общинах, в Японии: кросс-секционный онлайн-опрос. J Nutr Health Aging. (2020) 24: 948–50. DOI: 10.1007 / s12603-020-1501-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Яковлевич М., Сугахара Т., Тимофеев Ю., Ранчич Н. Предикторы (не) эффективности расходов на здравоохранение в ведущих азиатских странах — сравнение стран ОЭСР и стран, не входящих в ОЭСР. Политика управления рисками Healthc. (2020) 13: 2261–80. DOI: 10.2147 / RMHP.S266386

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13.Гудман-Казнова М., Дура-Перес Э., Гусман-Парра Дж., Куэста-Варгас А., Майорал-Клерис Ф. Поддержка телемедицины на дому во время заключения COVID-19: исследование среди пожилых людей, проживающих в общинах, с легкими когнитивными нарушениями или легкой деменцией. J Med Internet Res. (2020) 22: e19434. DOI: 10.2196 / 19434

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14. Баттисти Н.М.Л., Мисланг А.Р., Купер Л., О’Донован А., Аудисио Р.А., Чунг К.Л. и др. Адаптация помощи пожилым онкологическим больным во время пандемии COVID-19: рекомендации Рабочей группы по COVID-19 Международного общества гериатрической онкологии (SIOG). J Гериатр Онкол . (2020) 11: 1190–8. DOI: 10.1016 / j.jgo.2020.07.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    .

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *