Экстравертность и интровертность – .

Содержание

Интровертность — это… Что такое Интровертность?

Интроверсия — экстраверсия — распространённое в психологии основание категоризации или измерения черт личности. Наиболее известны два несколько отличающихся понятия интроверсии-экстраверсии, принадлежащих Карлу Густаву Юнгу и Гансу Юргену Айзенку.

Согласно Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни погружению в мир воображения и размышлений. Интроверт же, напротив, предпочитает размышления и воображение операциям с реальными внешними объектами.

Психологии известно два принципиально разных типа личности: экстраверты и интроверты.

Экстраверты — это тип личности (или поведения), который ориентирован в своих проявлениях вовне, на окружающих.

Интроверты — тип личности (или поведения), ориентированный внутрь или на себя.

Для экстравертов характерно поведение, при котором человек стремится:

  • к общению с людьми,
  • вниманию со стороны окружающих,
  • участию в публичных выступлениях,
  • участию в многолюдных мероприятиях и вечеринках.

Экстраверт может быть превосходным тамадой, организатором (часто на общественных началах), чиновником, управляющим людьми, артистом или конферансье.

Для интровертов характерно поведение, больше связанное с комфортным одиночеством, внутренними размышлениями и переживаниями, творчеством или наблюдением за процессом. Интроверт может быть превосходным ученым, исследователем, наблюдателем, писателем или индивидуальным предпринимателем. Если экстраверту для комфорта необходимо присутствие других людей, то интроверту комфортно трудиться и в одиночестве.

С течением времени Юнг существенно пересмотрел взгляды на экстраверсию-интроверсию. Во-первых, он выделил ряд самостоятельных факторов (психологических функций), которые он ранее включал в состав экстраверсии-интроверсии: мышление, чувство (переживание), ощущение, интуиция. Во-вторых, начиная со своей программной работы «Психологические типы» (1920) он говорил не об экстравертах и интровертах, а об экстраверсии или интроверсии доминантной функции. То есть он писал, что в психике индивида человека может доминировать одна из функций — экстравертированное или интровертированное мышление, чувство, ощущение, интуиция, при этом в психике находилось место и для других функций, которые играли вспомогательную роль или вытеснялись в бессознательное.

Айзенк, заимствуя у Юнга эти понятия, наполняет их несколько иным содержанием — для Айзенка эти понятия являются полюсами суперфактора — комплекса кореллирующих между собой черт личности, который детерминирован генетически. Типичный экстраверт по Айзенку общителен, оптимистичен, импульсивен, имеет широкий круг знакомств и слабый контроль над эмоциями и чувствами. Напротив, типичный интроверт спокоен, застенчив, отдалён от всех, кроме близких людей, планирует свои действия заблаговременно, любит порядок во всём и держит свои чувства под строгим контролем.

В психиатрии распространена типология Леонгарда, который заимствовал наиболее раннее толкование данного термина по Юнгу и переосмыслил его: по Леонгарду, экстраверт — личность безвольная, подверженная влиянию со стороны, интроверт — личность волевая. В то же время, типология Леонгарда является психиатрической, а не психологической, и относится прежде всего к патологиям. Если же говорить не о патологиях, то близкими к толкованию Леонгардом (но не Юнгом) данного термина являются такие термины психологии, как локус контроля (внутренний и внешний), экстернализм и интернализм (Акофф и Эмери), и др.

Термины «экстраверсия» и «интроверсия» используются также в типологии Майерс-Бриггс, в соционике, в психософии, в тесте NEO-PI-R и ряде других современных опросников и диагностических методик, где их толкование имеет свою специфику.

В своей основе интровертность — тип темперамента. Это совсем не то, что застенчивость или отчужденность, это не патология. Кроме того, это свойство личности не подлежит изменению, даже если вы очень сильно захотите. Но вы можете научить работать с ним, а не против него.

Самая важная отличительная черта интровертов заключается в источнике энергии: интроверты черпают энергию из своего внутреннего мира идей, эмоций и впечатлений. Они консервируют энергию. Внешний мир быстро вводит их в состояние перевозбуждения, и у них появляется неприятное ощущение, когда чего-то «чересчур много». Это может проявляться в издерганности или, наоборот, в апатии. В любом случае им необходимо ограничивать социальные контакты, чтобы не оказаться полностью опустошенными. Тем не менее интровертам нужно дополнить время, проведенное в одиночестве, временем, когда они выходят во внешний мир, иначе они могут потерять ощущение перспективы и взаимосвязи с другими людьми. Интроверты, способные уравновесить энергетические потребности, обладают стойкостью и упорством, могут смотреть на вещи независимо, глубоко сосредоточиваться и творчески работать.

Каковы наиболее характерные качества экстравертов? Они заряжаются энергией от внешнего мира — от действий, людей, мест и вещей. Они — расточители энергии. Длительные периоды бездействия, внутреннего созерцания, или одиночества, или общения только с одним человеком лишают их ощущения смысла жизни. Тем не менее экстравертам необходимо дополнять время, которое они проводят в действии, интервалами просто бытия, иначе они потеряются в круговерти лихорадочной деятельности. Экстраверты могут многое предложить нашему обществу: они легко самовыражаются, сконцентрированы на результатах, обожают толпу и действие.

Интроверты подобны электрической батарее с подзарядкой. Им необходимо периодически останавливаться, переставать тратить энергию и отдыхать, чтобы зарядиться снова. Именно возможность зарядиться и обеспечивает интровертам менее возбуждающая обстановка. В ней они восстанавливают энергию. Такова их естественная экологическая ниша.

Экстраверты подобны солнечным батареям. Для них состояние одиночества или нахождение внутри подобно пребыванию под тяжелыми, плотными облаками. Солнечным батареям для подзарядки нужно солнце — экстравертам для этого нужно быть на людях. Как и интровертность, экстравертность — темперамент с постоянной схемой действия. Ее нельзя изменить. Вы можете работать с ней, но не против нее.

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Интроверсия — Экстраверсия по Юнгу

Четкое описание, что такое экстраверт (экстраверсия) и интроверт (интроверсия) у Карла Юнга отсутствует. Карл Юнг писал об этом скорее как поэт — образами и метафорами, не сводимыми к четким формулировкам и критериям, в связи с чем в работах разных авторов существуют разные толкования того, что имел в виду Карл Густав Юнг.

Согласно одному из толкований, основным критерием, различающим экстравертов и интровертов Юнг ставит направление движения либидо. Согласно К.Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений. Экстраверт направлен на растрачивание собственной энергии, движение её по направлению к окружающим объектам, интроверт — на накопление, движение энергии во внутренний мир.

Экстраверт по Юнгу — это тип личности (или поведения), который ориентирован в своих проявлениях вовне, на окружающих. Для экстравертов характерно поведение, при котором человек стремится к общению с людьми, вниманию со стороны окружающих, участию в публичных выступлениях, участию в многолюдных мероприятиях и вечеринках.

Экстраверты «заряжаются» энергией от внешнего мира — от действий, людей, мест и вещей. Они — расточители энергии. Длительные периоды бездействия, внутреннего созерцания, или одиночества, или общения только с одним человеком лишают их ощущения смысла жизни. Тем не менее экстравертам необходимо дополнять время, которое они проводят в действии, интервалами просто бытия, иначе они потеряются в круговерти лихорадочной деятельности. Экстраверты могут многое предложить нашему обществу: они легко самовыражаются, сконцентрированы на результатах, обожают толпу и действие.

Экстраверты подобны солнечным батареям. Для них состояние одиночества или нахождение внутри подобно пребыванию под тяжелыми, плотными облаками. Солнечным батареям для подзарядки нужно солнце — экстравертам для этого нужно быть на людях. Экстраверт может быть превосходным тамадой, организатором (часто на общественных началах), чиновником, управляющим людьми, артистом или конферансье.

С течением времени Юнг существенно пересмотрел взгляды на экстраверсию-интроверсию. Во-первых, он выделил ряд самостоятельных факторов (психологических функций), которые он ранее включал в состав экстраверсии-интроверсии: мышление, чувство (переживание), ощущение, интуиция. Во-вторых, начиная со своей программной работы «Психологические типы» (1920) он говорил не об экстравертах и интровертах, а об экстраверсии или интроверсии доминантной функции. То есть он писал, что в психике индивида человека может доминировать одна из функций — экстравертированное или интровертированное мышление, чувство, ощущение, интуиция, при этом в психике находилось место и для других функций, которые играли вспомогательную роль или вытеснялись в бессознательное.

Далее — достоверные ссылки из некоторых работ Карла Юнга.

«Психологическая теория типов»

«Моя профессия уже давно заставила меня принимать в расчет своеобразие индивидов, а то особое обстоятельство, что в течение многих лет — я не знаю скольких — я должен был лечить супругов и делать мужчину и женщину взаимоприемлемыми, еще больше подчеркивает необходимость установить определенные средние истины. Сколько раз мне приходилось говорить: «Видите ли, ваша жена — очень активная натура и от нее действительно нельзя ожидать, чтобы все ее существование заключалось лишь в домашнем хозяйстве». Это уже является типизацией, и этим выражена своего рода статистическая истина. Существуют активные и пассивные натуры. Однако эта прописная истина меня не удовлетворяла. Следующая моя попытка состояла в предположении, что существует нечто вроде задумывающихся и незадумывающихся натур, ибо я видел, что многие натуры, кажущиеся на первый взгляд пассивными, на самом деле не столько пассивны, сколько предусмотрительны. Они сначала обдумывают ситуацию — потом действуют, а так как для них это обычный образ действия, то они упускают случаи, где необходимо непосредственное действие без раздумий, и, таким образом, складывается мнение об их пассивности. Незадумывающимися всегда казались мне те, кто без раздумий прыгает обеими ногами в ситуацию, чтобы потом уж только сообразить, что они, похоже, угодили в болото. Таким образом, их, пожалуй, можно было бы охарактеризовать как незадумывающихся, что надлежащим образом проявлялось в активности; предусмотрительность же других в ряде случаев является в конечном счете весьма важной активностью и весьма ответственным действием в сравнении с необдуманной мимолетной вспышкой одной лишь деловитости. Однако очень скоро я обнаружил, что нерешительность отнюдь не всегда вызывается предусмотрительностью, а, скорее, действие не всегда необдуманно. Нерешительность первого столь же часто основывается на свойственной ему боязливости или, по крайней мере, на чем-то вроде обычного отступления перед слишком сложной задачей, а непосредственная активность второго часто обусловливается большим доверием к объекту, чем к себе. Это наблюдение побуждает меня сформулировать типизацию следующим образом: существует целый класс людей, которые в момент реакции на данную ситуацию как бы отстраняются, тихо говоря «нет», и только вслед за этим реагируют, и существуют люди, принадлежащие к другому классу, которые в такой же ситуации реагируют непосредственно, пребывая, по-видимому, в полной уверенности, что их поступок, несомненно, правильный. То есть первый класс характеризуется некоторым негативным отношением к объекту, последний — скорее позитивным. Как известно, первый класс соответствует интровертной, а последний — экстравертной установке».

«Психологическая типология»

Экстраверсия характеризуется интересом к внешнему объекту, отзывчивостью и готовностью воспринимать внешние события, желанием влиять и оказываться под влиянием событий, потребностью вступать во взаимодействие с внешним миром, способностью выносить суматоху и шум любого рода, а в действительности находить в этом удовольствие, способностью удерживать постоянное внимание к окружающему миру, заводить много друзей и знакомых без особого, впрочем, разбора и в конечном итоге присутствием ощущения огромной важности быть рядом с кем-то избранным, а следовательно, сильной склонностью демонстрировать самого себя. Соответственно, жизненная философия экстраверта и его этика несут в себе, как правило, высококоллективистскую природу (начало) с сильной склонностью к альтруизму. Его совесть в значительной степени зависит от общественного мнения. Моральные опасения появляются главным образом тогда, когда «другие люди знают». Религиозные убеждения такого человека определяются, так сказать, большинством голосов.

Действительный субъект, экстраверт как субъективное существо, является — насколько это возможно — погруженным в темноту. Он прячет свое субъективное начало от самого себя под покровом бессознательного. Нежелание подчинять свои собственные мотивы и побуждения критическому осмыслению выражено очень явственно. У него нет секретов, он не может хранить их долго, поскольку всем делится с другими. Если же нечто не могущее быть упомянутым коснется его, такой человек предпочтет это забыть. Избегается все, от чего может потускнеть парад оптимизма и позитивизма. О чем бы он ни думал, чего ни делал или ни намеревался сделать, подается убедительно и тепло.

Психическая жизнь данного личностного типа разыгрывается, так сказать, за пределами его самого, в окружающей среде. Он живет в других и через других — любые размышления о себе приводят его в содрогание. Прячущиеся там опасности лучше всего преодолеваются шумом. Если у него и имеется «комплекс», он находит прибежище в социальном кружении, суматохе и позволяет по нескольку раз на дню быть уверяемым, что все в порядке. В том случае, если он не слишком вмешивается в чужие дела, не слишком напорист и не слишком поверхностен, он может быть ярко выраженным полезным членом любой общины.

В этой короткой статье я вынужден довольствоваться беглым очерком. Я просто намерен дать читателю некоторую идею того, что собой представляет экстраверсия, нечто, что он может привести в соответствие со своим собственным знанием о человеческой природе. Я сознательно начал с описания экстраверсии, поскольку данная установка знакома каждому, — экстраверт не только живет в этой установке, но и всячески демонстрирует ее перед своими товарищами из принципа. Кроме того, такая установка согласуется с определенными общепризнанными идеалами и моральными устоями.

Интроверсия, с другой стороны, направленная не на объект, а на субъекта и не ориентированная объектом, поддается наблюдению не так легко. Интроверт не столь доступен, он как бы находится в постоянном отступлении перед объектом, пасует перед ним. Он держится в отдалении от внешних событий, не вступая во взаимосвязь с ними, и проявляет отчетливое негативное отношение к обществу, как только оказывается среди изрядного количества людей. В больших компаниях он чувствует себя одиноким и потерянным. Чем гуще толпа, тем сильнее нарастает его сопротивление. По крайней мере, он не «с ней» и не испытывает любви к сборищам энтузиастов. Его нельзя отнести к разряду общительного человека. То, что он делает, он делает своим собственным образом, загораживаясь от влияний со стороны. Такой человек имеет обыкновение выглядеть неловким, неуклюжим, зачастую нарочито сдержанным, и так уж водится, что либо по причине некоторой бесцеремонности манеры, или же из-за своей мрачной недоступности, или чего-либо совершенного некстати он невольно наносит людям обиду. Свои лучшие качества он приберегает для самого себя и вообще делает все возможное, чтобы умолчать о них. Он легко делается недоверчивым, своевольным, часто страдает от неполноценности своих чувств и по этой причине является также завистливым. Его способность постигать объект осуществляется не благодаря страху, а по причине того, что объект кажется ему негативным, требующим к себе внимания, непреодолимым или даже угрожающим. Поэтому он подозревает всех во «всех смертных грехах», все время боится оказаться в дураках, так что обычно оказывается очень обидчивым и раздражительным. Он окружает себя колючей проволокой затруднений настолько плотно и непроницаемо, что в конце концов сам же предпочитает делать что-то, чем отсиживаться внутри. Он противостоит миру тщательно разработанной оборонительной системой, составленной из скрупулезности, педантичности, умеренности и бережливости, предусмотрительности, «высокогубой» правильности и честности, болезненной совестливости, вежливости и открытого недоверия. В его картине мира мало розовых красок, поскольку он сверхкритичен и в любом супе обнаружит волос. В обычных условиях он пессимистичен и обеспокоен, потому что мир и человеческие существа не добры ни на йоту и стремятся сокрушить его, так что он никогда не чувствует себя принятым и обласканным ими. Но и он сам также не приемлет этого мира, во всяком случае не до конца, не вполне, поскольку вначале все должно быть им осмыслено и обсуждено согласно собственным критическим стандартам. В конечном итоге принимаются только те вещи, из которых, по различным субъективным причинам, он может извлечь собственную выгоду.

Для него любые размышления и раздумья о самом себе — сущее удовольствие. Его собственный мир — безопасная гавань, заботливо опекаемый и огороженный сад, закрытый для публики и спрятанный от любопытных глаз. Лучшим является своя собственная компания. В своем мире он чувствует себя как дома, и любые изменения в нем производит только он сам. Его лучшая работа совершается с привлечением своих собственных возможностей, по собственной инициативе и собственным путем. Если он и преуспевает после длительной и изнурительной борьбы по усвоению чего-либо чуждого ему, то способен добиться прекрасных результатов. Толпа, большинство взглядов и мнений, общественная молва, общий энтузиазм никогда не убедят его ни в чем, а, скорее, заставят укрыться еще глубже в своей скорлупе.

Его взаимоотношения с другими людьми делаются теплее только в условиях гарантированной безопасности, когда он может отложить в сторону свое защитное недоверие. Поскольку такое происходит с ним нечасто, то соответственно число его друзей и знакомых очень ограничено. Так что психическая жизнь данного типа целиком разыгрывается внутри. И если там и возникают трудности и конфликты, то все двери и окна оказываются плотно закрытыми. Интроверт замыкается в себе вместе со своими комплексами, пока не заканчивает в полной изоляции.

Несмотря на все эти особенности, интроверт ни в коем случае не является социальной потерей. Его уход в себя не представляет окончательного самоотречения от мира, но являет поиск успокоения, в котором уединение дает ему возможность сделать свой вклад в жизнь сообщества. Данный тип личности оказывается жертвой многочисленных недоразумений — не из-за несправедливости, а потому что он сам вызывает их. Он не может быть также свободен от обвинений в получении тайного удовольствия от мистификации, ведь подобное недоразумение приносит ему определенное удовлетворение, поскольку подтверждает его пессимистическую точку зрения. Из всего этого нетрудно понять, почему его обвиняют в холодности, гордыне, упрямстве, эгоизме, самодовольстве и тщеславии, капризности и почему его постоянно увещевают, что преданность общественным интересам, общительность, невозмутимая изысканность и самоотверженное доверие могущественной власти являются истинными добродетелями и свидетельствуют о здоровой и энергичной жизни.

Интроверт вполне достаточно понимает и признает существование вышеназванных добродетелей и допускает, что где-то, возможно, — только не в кругу его знакомых — и существуют прекрасные одухотворенные люди, которые наслаждаются неразбавленным обладанием этими идеальными качествами. Но самокритика и осознание своих собственных мотивов довольно быстро выводят его из заблуждения относительно его способности к таким добродетелям, а недоверчивый острый взгляд, обостренный беспокойством, позволяет ему постоянно обнаруживать у своих сотоварищей и сограждан ослиные уши, торчащие из-под львиной гривы. И мир, и люди являются для него возмутителями спокойствия и источником опасности, не доставляя ему соответствующего стандарта, по которому он мог бы в конечном итоге ориентироваться. Единственно, что является для него неоспоримо верным, — это его субъективный мир, который — как иногда, в моменты социальных галлюцинаций ему представляется, — является объективным. Таких людей весьма легко было бы обвинить в наихудшем виде субъективизма и в нездоровом индивидуализме, пребывай мы вне всяких сомнений по поводу существования только одного объективного мира. Но такая правда, если она и существует, аксиомой не является — это всего-навсего половина правды, другая же ее половина состоит в том, что мир также пребывает и в том виде, в каком он видится людям, и в конечном счете индивиду. Никакого мира попросту не существует и вовсе без проницательного, узнающего о нем субъекта. Последнее, сколь бы малым и незаметным оно ни представлялось, всегда является другим устоем, поддерживающим весь мост феноменального мира. Влечение к субъекту поэтому обладает той же самой валидностью, что и влечение к так называемому объективному миру, поскольку мир этот базируется на самой психической реальности. Но одновременно это и реальность со своими собственными специфическими законами, не относящимися по своей природе к производным, вторичным.

Две установки, экстраверсия и интроверсия, являются противоположными формами, которые дали знать о себе не в меньшей степени и в истории человеческой мысли. Проблемы, поднятые ими, были в значительной степени предвидены Фридрихом Шиллером и лежат в основе его Писем об эстетическом воспитании. Но так как понятие бессознательного было ему еще не известно, то Шиллер не смог добиться удовлетворительного решения. Но, кроме того, и философы, оснащенные гораздо лучше в плане более глубокого продвижения в данном вопросе, не пожелали подчинить свою мыслительную функцию основательной психологической критике и поэтому остались в стороне от подобных дискуссий. Должно быть, однако, ясно, что внутренняя полярность такой установки оказывает очень сильное влияние на собственную точку зрения философа.

Для экстраверта объект интересен и привлекателен априори, так же как субъект или психическая реальность для интроверта. Поэтому мы могли бы использовать выражение «нуминальный акцент» для данного факта, под которым я подразумеваю то, что для экстраверта качество положительного смысла, важности и ценности закреплено прежде всего за объектом, так что объект играет господствующую, определяющую и решающую роль во всех психических процессах с самого начала, точно так же как это делает субъект для интроверта.

Подробнее См.→

«Психологические типы»

В моей практической врачебной практике с нервнобольными я уже давно за­метил, что помимо многих индивидуальных различий человеческой психики су­ществует также типическое развитие, и прежде всего два резко различных типа, названных мной типом интроверсии и типом экстраверсии.

Каждый человек обладает обоими механизмами, экстраверсией и интроверсией, и только относительный перевес того или друго­го определяет тип. Несмотря на различие формулиро­вок, всегда замечается общее в основном понимании, а именно движение инте­реса по направлению к объекту в одном случае и движение интереса от объекта к субъекту и к его собственным психическим процессам в другом случае. В пер­вом случае объект действует на тенденции субъекта как магнит, он притягивает их и в значительной мере обусловливает субъект; он даже настолько отчуждает субъект от него самого, так изменяет его качества в смысле приравнения к объ­екту, что можно подумать, будто объект имеет большее и в конечном счете реша­ющее значение для субъекта, будто полное подчинение субъекта объекту являет­ся в известной мере абсолютным предопределением и особым смыслом жизни судьбы. Во втором случае, наоборот, субъект является и остается центром всех интересов. Можно сказать, что получается впечатление, будто вся жизненная энергия направлена в сторону субъекта и поэтому всегда препятствует тому, что­бы объект приобрел какое бы то ни было влияние на субъект. Кажется, будто энергия уходит от объекта, будто субъект есть магнит, который хочет притянуть к себе объект.

Наиболее обще интровертированную точку зрения можно было бы обозначить как такую, которая при всех обстоятельствах стара­ется личность и субъективное психологическое явление поставить выше объек­та и объективного явления или по крайней мере утвердить их по отношению к объекту. Эта установка придает поэтому большую ценность субъекту, чем объек­ту. Соответственно этому объект всегда находится на более низком уровне ценности, он имеет второстепенное значение, он иногда является только внешним объективным знаком субъективного содержания, как бы воплощением идеи, причем, однако, существенным является именно идея; либо же он является предметом эмоции, причем, однако, самое главное — это эмоциональное пере­живание, а не объект в его реальной индивидуальности. Экстравертированная точка зрения, наоборот, ставит субъект ниже объекта, причем объекту принадле­жит преобладающая ценность. Субъект пользуется всегда второстепенным зна­чением, субъективное явление кажется иногда только мешающим и ненужным придатком к объективно происходящему. Ясно, что психология, исходящая из этих противоположных точек зрения, должна распасться на две совершенно раз­личные ориентировки. Одна рассматривает все под углом зрения своего понима­ния, а другая — под углом зрения объективно происходящего.

Эти противоположные установки являются прежде всего только противопо­ложными механизмами: диастолическое движение по направлению к объекту и восприятие объекта, систолическое концентрирование и отделение энергии от воспринятого объекта. Каждый человек обладает обоими механизмами, как вы­ражением своего природного жизненного ритма, который Гёте, конечно, не слу­чайно обозначил физиологическими понятиями, характеризующими деятель­ность сердца. Ритмическая смена обеих форм психической деятельности долж­ны была бы соответствовать нормальному течению жизни. Сложные внешние условия, при которых мы живем, и, быть может, еще более сложные условия нашего индивидуального психического предрасположения редко, однако, до­пускают совершенно не нарушенное течение психической деятельности. Внешние обстоятельства и внутреннее предрасположение очень часто благо­приятствуют одному механизму и ограничивают и ставят препятствия друго­му. Отсюда естественно происходит перевес одного механизма. Если это со­стояние каким-нибудь образом становится хроническим, то вследствие этого и возникает тип, т. е. привычная установка, в которой один механизм постоянно господствует, не будучи в состоянии, конечно, полностью подавить другой, так как он необходимо принадлежит к психической деятельности жизни. Поэтому никогда не может существовать чистый тип в том смысле, что он полностью вла­деет одним механизмом при полной атрофии другого. Типическая установка все­гда означает только относительный перевес одного механизма.

www.psychologos.ru

«Экстраверсия-интроверсия»

Татьяна Николаевна Прокофьева.

(Из книги «Алгебра и геометрия человеческих взаимоотношений»)

Если вы хотите понравиться, искренне интересуйтесь людьми

Д. Карнеги

Встречи – прощанья, какое там? Даже не вспомнить лица

А. Макаревич

 

Установки психики

К. Г. Юнг ввел две установки человеческой психики: экстраверсия (мотивирующая сила принадлежит, прежде всего, объекту, внимание преимущественно направлено во вне, на объекты внешнего мира) и интроверсия (человек, прежде всего, черпает мотивации изнутри, внимание преимущественно направлено внутрь, на субъект). Другими словами, установки психики показывают, как мы взаимодействуем с окружающим нас миром и куда направляем энергию.

Вот как разбирает юнговские установки Аушра Аугустинавичюте [8]: «Юнг разделял людей на экстравертированных и интровертированных. При психологически благоприятном климате индивиды по своей внешней активности почти не отличаются. С увеличением психологического дискомфорта одни «интровертируются», что называется «уходят в себя». Это – уход от непризнающих. Другие в тех же условиях «экстравертируются», становятся заметно и неуравновешенно активными в поиске признающих. Эта замеченная Юнгом тенденция стала причиной появления терминов экстраверсия и интроверсия».

«В психологической литературе взамен громоздких экстравертированный – интровертированный прижились термины экстраверт – интроверт. К сожалению, например, индивиды с экстравертированной установкой у Юнга и экстраверты у других авторов часто являются различными понятиями» [3]. Аушра отмечает, что по тесту Айзенка в категорию интровертов попадает большинство интуитивно-логических экстравертов лишь потому, что они сравнительно трудно устанавливают контакты с людьми. В то время как общительный сенсорно-этический интроверт чаще всего попадает в группу экстравертов. Карл Леонгард в книге «Акцентуированные личности» [18] определяет Дон Кихота как интроверта-мечтателя, а Санчо Панса как практического экстраверта. По соционической типологии «первый полностью обращен к внешнему миру, экстравертированный интуитивный тип, второй – очень практичный сенсорный интровертированный» [8].

А. Аугустинавичюте предложила называть такие типы ИМ экстратимами и интротимами. В последнее время в соционике наряду с этими терминами бытуют привычные термины экстраверт – интроверт, но с оговоркой, что они употребляются в соционическом и юнговском смысле, а не в распространенном айзенковском.

 

Определения

Экстравертная установка сознания предполагает видение объекта с «внешней» стороны. Учитываются свойства объектов, а мотивы, отношения отходят на задний план. Внимание уделяется возможности или целесообразности совместных действий, силе, энергичности объекта.

Объект – объектные взаимодействия — это действия

Экстраверту важнее получить обратную связь с объектом, чем ставить себя на его место. Поэтому для экстраверта характерен внешний диалог непосредственно с человеком, устная речь. Важно знать его мнение для последующих умозаключений и для оценки возможности совместных действий. Разные точки зрения имеют право на существование независимо друг от друга: чужая точка зрения воспринимается как самостоятельный объект, ее не обязательно принимать или отвергать, субъект не обязан с ней взаимодействовать.

Мир воспринимается как сумма объектов. Расширение интереса легче, чем углубление, замечать новые объекты более естественно, чем вглядываться в отношения между ними. Экстраверт не только замечает объекты, но и считаются с их правом быть такими, как они есть.

Для экстравертов первичен объект, вторичны отношения, поэтому экстраверт скорее будет изменять отношения, чем изменять объект. Экстраверты не склонны воспитывать, переделывать. Можно не воздействовать на человека, но поменять отношение к нему или отношения с ним. Если экстраверта не устраивает объект, то он не поддерживает отношения с ним. Объект принимают таким, каков он есть, он «может только то, что может», воздействовать на него нет смысла. Легче определить уровень взаимодействия с ним.

«Для экстраверта объекты и субъекты пользуются определенным правом неприкосновенности: другой объект имеет право быть таким, как он хочет. Если он мне мешает, я меняю с ним отношения, но не сам объект. Это потому, что для экстраверта объекты и субъекты – точка опоры сознания. Самовольно изменять эти объекты – это терять точку опоры. При этом рушится мир, что грозит развалом сознанию. Это то же самое, что пилить сук, на котором сидишь. Из-за этого экстраверты болезненно реагируют на разные «перевоспитывания», изменения субъекта против его воли. Экстраверт и так уверен, что все стремятся к самоусовершенствованию» [3].

Интровертная установка сознания предполагает субъектный подход к миру. Каждый объект в восприятии интроверта выступает как субъект. Поставить себя на его место – это и есть превращение объекта в субъект.

Субъект – субъектные взаимодействия – это отношения

Поэтому для интровертов характерен внутренний диалог, а вместе с ним и письменная речь, ведение дневников. Внесение точки внимания внутрь интересующего объекта. Восприятие мира со своей, в крайнем случае, с его точки зрения. Это способ познания мира для интроверта. В одной картине мира не совмещаются разные точки восприятия. Эти картины как бы мигают. Углубление интереса для интроверта легче, чем расширение, так как вглядываться с одной позиции легче, чем с разных одновременно. Мир воспринимается не как совокупность объектов, а как совокупность отношений, похожих на сеть, где объекты – только узелки.

Для интровертов первичны отношения, а объект вторичен.

Интроверты скорее станут изменять объект, воздействовать на него, воспитывать. Интровертные дела – переделывать одежду, копать землю, преобразовывать природу. Отношения объективны, они могут только уточняться, но не меняться кардинально. Если отношения не устраивают интроверта, то он вытесняет объект из поля зрения. «Объектом ориентации во внешнем мире для интроверта являются отношения и чувства других людей» [3]. Поэтому он уверен, что все стремятся к улучшению взаимоотношений.

«Очень важно понять, что сосредоточенность интроверта – это погруженность не в себя, а в отношения внешнего мира. То есть, наблюдение за отношениями между субъектами и объектами, которых он – в противоположность экстраверту – не хочет и не может нарушать» [3].

Аушра Аугустинавичюте писала о том, что

«у экстраверта отношения между людьми по отношению к самим людям – вторичное: отношения должны быть такими, какие нужны людям.

У интроверта, наоборот, не отношения следует приспосабливать к людям, а людей к отношениям: если появились противоречия, должны меняться люди, их поведение, а не отношения» [3].

Другими словами, экстраверту легче приспособиться к объекту, а интроверту – к отношениям. «Ошибочная идея интроверта, что нет незаменимых людей, что человека как винтик, можно менять, как только он нарушает гармонию отношений». Перегиб экстравертов в том, что «любые отношения, которые не подходят личности, индивидуальности, можно заменить». На самом деле «человеку как личности необходима и уверенность в том, что он пользуется уважением и правом быть собой, и уверенность в постоянстве благожелательных отношений с окружающей средой, постоянство в жизни» [3].

 

Экстраверты и интроверты. Разница в поведении

Экстраверты творят новые отношения, интроверты творят новые объекты. Поэтому, как пишет Аушра Аугустинавичюте «качественно новая конструкция появляется лишь в голове интроверта. Но быть творцами качественно новых социальных отношений могут быть только экстраверты, какими и были все классики марксизма» [3]. Ее мысль развивает директор Новосибирского института соционики Н. Р. Якушина, «интроверты – изобретатели принципиально новых вещей, экстраверты – синтезируют новое из уже знакомых элементов, их творчество – работа на стыке наук». «Юнг (интроверт) изобрел новую типологию, Аушра Аугустинавичюте (экстраверт) ввела в нее кодирование и обозначила связи между типами. Это привело к созданию теории интертипных отношений»[37]. Справедливости ради отметим, что экстраверт может сотворить «новый порядок» (Гитлер), а интроверт – «изобрести велосипед», не интересуясь, что было изобретено до него. Экстраверты в своих работах чаще ссылаются на авторов идей, интроверты – не принимают новое мнение, пока не ассимилируют его, потом оно уже прочно сливается с их собственным, поэтому могут забыть, кто его автор.

О разнице в поведении экстравертов и интровертов на работе можно прочитать у А. Аугустинавичюте [38], где, в частности, отмечено: «Многие экстраверты гордятся тем, что много работают. Интроверты с удовольствием рассказывают, как им удалось отвертеться от дополнительных нагрузок. Между прочим, для большинства интровертов слово «лентяй» – комплимент, а для экстравертов – оскорбление. … Интроверты лучше понимают долг, а экстраверты – ответственность».

Экстраверты чаще выступают перед большим количеством народа, легче знакомятся с новыми людьми; интроверту удобнее беседовать с глазу на глаз или в тесном кругу знакомых людей. В общении экстраверт более открыт, чаще рассказывает о себе, так как недооценивает того отношения, которое при этом вызывает. «Широта души» – это чаще про экстравертов.

Интроверт не стремится открыть свою душу каждому, он сначала убедится, что уже сложились достаточно благоприятные отношения для этого. «Гласность – вещь экстравертная, а в такой интровертной стране, как Россия, информация часто доступна лишь узкому кругу людей»,– пишет Н. Р. Якушина [37]. Она же приводит интересный тест: если попросить человека нарисовать себя во вселенной, то интроверт начинает рисовать с себя, а экстраверт – с других.

В. В. Гуленко [39] описывает характерные черты экстравертов и интровертов. Он отмечает, что для экстравертов свойственны: активный затратный стиль, открытость.

Экстраверт понимает себя через мнение окружающих, испытывает трудности самосовершенствования, т. к. не очень большое внимание уделяет собственному внутреннему миру. Он не боится противопоставить себя остальным, более заметен в социуме.

Интроверт больше копит, бережет свои ресурсы. Он несколько отделен от мира, может обходиться без обратной связи, но более защищен, т.к. не торопится открыться. У интровертов чаще может быть замыкание на себе, но и самосовершенствование легче. Для них характерна детализация материала, их открытия очень сложны для неспециалистов.

Важное отличие в характерах экстравертов и интровертов отметил А.В. Букалов. Он утверждает, что для экстраверта характерна «тенденция к сжатию, исчезновению под воздействием объекта», для интроверта – «тенденция к расширению, к ассимиляции, подчинению объекта» [40].

Основные различия экстравертных и интровертных типов приведены в таблице, составленной на основе данных вышеуказанных авторов, а также Ф. Я. Шехтера [41] и Д. Кейрси [21] (табл. 3).


Таблица 3               Различия экстравертов и интровертов

Параметры

Экстраверты

Интроверты

Мотивирующая сила

Принадлежит объектам внешнего мира

Идет изнутри

Преимущественная ориентация

На мир вне себя

На свой внутренний мир

Ценности

Объективная реальность, объекты

Субъективные отношения с объектом

Приоритеты

Дело

Отношения

Поведение

Определяется внешней ситуацией, объективными законами

Определяется собственными установками, субъективными ощущениями

Речь

Легче устная, размышления вслух, обсуждение

Легче письменная, размышления про себя, умолчание

Контактность

Стремятся к поиску объекта, взаимодействию с ним.

Обращают внимание и на себя, и на других

Ожидают включения в контакт, поддерживают отношения.

Ждут, чтобы на них обратили внимание

Динамика

Легче срываются с места, переезжают, разводятся

Хранят семью, компанию, место работы

Взгляд на работу

Как на ответственность за дело

Как на обязанность выполнить положенное

В работе предпочитают

Организовать других, взять ответственность на себя, поручить, расставить по местам

Выполнить порученное своими силами. Уединение, камерный стиль

С удовольствием

Начинают дело

Завершают дело

Мотивация к деятельности

Уникальность, престиж

Интерес к работе, благосостояние

Рекламируют

Конкретных людей или себя

Команду, фирму, частью которой является

Источник энергии

Подзаряжаются энергией в общении. Энергоотдача

Предпочитают одиночество для восстановления энергии. Энергосбережение


 

Внешние различия экстравертов и интровертов

Экстраверты отличаются широкой жестикуляцией. Даже при хорошем воспитании экстраверт с трудом сдерживает жесты. Жесты экстравертов широкие, от плеча. Интроверты обычно не жестикулируют, а если есть жестикуляция, то от локтя. То же с мимикой: лица экстравертов более подвижные, эмоции ярко выражены. Интроверты держатся более сдержанно, из-за этого они производят впечатление более скромных, но это не внутренняя скромность, а просто способ выражения активности. Проиллюстрируем эти различия с помощью портретов работы известных художников

 

                           

Рис.1. Д. Левицкий. Портрет Нелидовой                          Рис.2. Д. Веласкес. Дама с веером

[Здесь важно понимать, что «внешность обманчива». 20-30% населения не вписывается в эти внешностные рамки]

 

Взаимная дополняемость экстравертных и интровертных типов

Экстраверсия и интроверсия – дополняющие параметры. Партнеры с разными установками могут помочь друг другу, расширить представления о мире и о себе, решить сложные для другого проблемы. «Экстраверт дает интроверту чувство уверенности в себе как в объекте с определенными качествами. Интроверт экстраверту – реальное знание того, какие чувства к нему питают окружающие, а если нужно, то и как эти чувства изменить» [3 ]. Вот чем могут помочь друг другу люди дополняющих типов (на основе данных Р. К. Седых [7 ]).

Экстраверт учится у интроверта: замечать и ценить свой внутренний мир, наводить в нем порядок и гармонию, что дает новые успехи во внешнем мире, в развитии объективных качеств.

Интроверт учится у экстраверта: замечать и ценить свои и чужие объективные качества, узнает им истинную цену, что дает возможность принять себя и других, такими как есть.

 

Виды деятельности для экстравертов и интровертов

Экстраверты и интроверты достигают максимального успеха в деятельности, соответствующей их собственным установкам. Работа, требующая «чужой» установки, приводит к усталости и не приносит удовлетворения. Приводим ориентировочные данные о предпочтительных видах деятельности на основе рекомендаций В. В. Гуленко [25].

Экстраверты лучше справятся с задачами:

Интроверты лучше справятся с задачами:

крупномасштабными, предполагающими широкое поле деятельности;

локальными, ограниченными по масштабу или разбитыми на этапы;

требующими повышенной активности и интенсивных энергозатрат;

допускающими постепенность и неспешность в своем решении;

первоочередными, требующими оперативного решения.

требующими углубления,  глубокой проработки.



 

Прокофьев В.Г.:

Для экстраверта: целый мир — его дом.

Для интроверта: его дом — целый мир.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

www.socionics.ru

Интроверсия и Экстраверсия: основные подходы

В общении психологов мы часто слышим: «Он интроверт» либо «Это экстраверт!» О чем это?

«Интро» — внутрь. «Экстра» — наружу. «Версия» — направленность, стремление, обращенность.

Соответственно, интроверсия — направленность (стремление, обращенность) личности во внутрь себя. Экстраверсия — обращенность (направленность, стремление) вовне.

Казалось бы, все просто. В реальности история этих терминов сложна и запутана, и в настоящее время разные специалисты вкладывают в эти слова существенно разное содержание.

Интроверсия — Экстраверсия по Юнгу

Согласно К.Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений. Смотри Интроверсия — Экстраверсия по Юнгу

Интроверсия — Экстраверсия по Леонгарду

По Карлу Леонгарду экстраверт — личность безвольная, подверженная влиянию со стороны, интроверт — личность волевая, с чёткими ценностями, по которым не боится противопоставлять себя среде. Смотри Типы акцентуаций по К.Леонгарду

Интроверсия — Экстраверсия по Айзенку

Экстраверт по Г.Айзенку общителен, оптимистичен, импульсивен, имеет широкий круг знакомств и слабый контроль над эмоциями и чувствами. Напротив, интроверт спокоен, застенчив, отдален от всех, кроме близких людей, планирует свои действия заблаговременно, любит порядок во всем и держит свои чувства под строгим контролем. Смотри Экстраверт и Интроверт по Айзенку

Интроверсия — Экстраверсия в Синтон-подходе

В Синтон-подходе экстраверт — человек, обращенный вовне, открытый миру, направленный к людям. Проблемный экстраверт — бестолковый, поверхностный и плохо умеющий контролировать себя человек. Противоположность экстраверту — интроверт, человек обращенный вовнуть себя. Проблемный интроверт закрыт от мира, убежавший в себя, интересующийся в первую очередь собой. Адаптированный интроверт — видит окружающих.

​​​​​​​Интроверсия — Экстраверсия в других подходах

В соционике экстраверт тот, для кого в мире важны сами объекты, и менее важны отношения между ними. Интроверт — тот, для кого важны не объекты, отношения между объектами и своё отношение к ним. Смотри Интроверсия и экстраверсия в соционике

В типологии Майерс-Бриггс шкала E—I — это ориентация сознания: Е (Еxtraversion, экстраверсия) — ориентация сознания наружу, на объекты, I (Introversion, интроверсия) — ориентация сознания внутрь, на субъекта.

Термины «экстраверсия» и «интроверсия» используются также в психософии, в тесте NEO-PI-R и ряде других современных опросников и диагностических методик, где их толкование имеет свою специфику.

www.psychologos.ru

Экстраверсия и интроверсия. Системное понимание | Психологические тренинги и курсы он-лайн. Системно-векторная психология

Общительное, радостное, стремящееся к красоте внешней и душевной, любящее людей зрение – это вектор-экстраверт. Погруженный в себя, во всю глубину происходящих с ним процессов, любящий тишину и покой, безразличный ко всему внешнему звук – вектор-интроверт. И оба этих вектора в одном человеке, никакого противоречия.

7 30252 31 Июля 2011 в 00:24

Автор публикации: Мария ГРИБОВА, специалист в области международного права и международных отношений.

 

Часто мы пытаемся объяснить поступки человека тем, что он интроверт или экстраверт. Эти понятия, плотно вошедшие в нашу обиходную речь, впервые были введены швейцарским психиатром и психологом Карлом Юнгом. Его определения звучали следующим образом:

Интроверсия — дословно «обращенность внутрь». Предпочтение человеком своего внутреннего мира воображения. Интроверты обычно чувствительны, склонны к самоанализу и самокритике. Для них не характерны спонтанные действия, они не особенно общительны, им не свойственно выражение эмоций; интроверт больше погружен в свои мысли и фантазии, часто предпочитает общению с людьми возможность предаться размышлениям.

Экстраверсия — дословно «обращенность вовне». Человек является экстравертом, если его основные интересы лежат во внешнем, объективном мире, в котором он видит высшую ценность. Экстраверсия, таким образом, предполагает предпочтение социальных и практических аспектов жизни, в отличие от погружения в мир воображения и интроспекции.

Однако еще при жизни Юнга эти термины были подвергнуты критике. Основным доводом критиков являлось указание на слишком широкий, всеобъемлющий характер этих определений.

И действительно, так ли часто про человека можно однозначно сказать, интроверт он или экстраверт? Рассмотрим пример, чтобы ответить на этот вопрос.

Вот мы видим красивого статного мужчину. Мощное телосложение, горящий ясный взгляд, умные глубокие глаза. Он приятен в общении, добр и открыт, любит детей, хорошо понимает женщин, в то же время любит посидеть в тихом уголке с книжкой, любит послушать хорошую музыку, и большое удовольствие ему доставляют ночь и уединение. В одни моменты он кажется интровертом, а в другие — экстравертом. Как же быть?

Системно-векторная психология позволяет точнейшим образом понять природу такого человека. В рассмотренном примере мы имеем дело с анально-кожно-мышечным снизу, звуко-зрительным сверху мужчиной. В состав его капсулы живого вещества входят как экстравертированные вектора, так и интровертированные. Общительное, радостное, стремящееся к красоте внешней и душевной, наблюдающее и познающее этот мир, сопереживающее другим людям, любящее людей зрение — это вектор-экстраверт. Погруженный в себя, во всю глубину происходящих с ним процессов, любящий тишину и покой, безразличный ко всему внешнему и ищущий смысла во всем происходящем звук — вектор-интроверт. И оба этих вектора в одном человеке, никакого противоречия.

Экстраверты и интроверты в чистом виде наблюдаются лишь в случае, когда в состав одной капсулы живого вещества (одного человека) входят только вектора-экстраверты или только вектора-интроверты.

Например, мы имеем дело с чистым анальным звуковиком. Всю жизнь он сидит у себя дома и читает научную фантастику, если он не реализован. А если реализован, то он, как Перельман, настолько погружен в науку, что его совершенно не интересуют никакие проявления внешнего мира. При этом в отличие от читающего научную фантастику звуковика, Перельман делает гениальные научные открытия — и работает тем самым на все человечество.

Примером чистого экстраверта является кожно-зрительная женщина (так же как и кожно-зрительный мужчина). Не сидит на месте, все время в движении, легкая воздушная походка, глаза большие и глубокие, полные в разные моменты то безмерной любви, то печали и сострадания, огромная эмоциональная амплитуда, стремление ко всему живому и общительность. И это только некоторые ее черты.

Системно-векторная психология выделяет четыре вектора-экстраверта и четыре вектора-интроверта. Вместе они образуют четыре полные квартели, которые, как и все в этом мире, имеют внешнюю и внутреннюю части.

Квартель времени. Внешняя часть — уретральный вектор (экстраверт). Внутренняя часть — анальный вектор (интроверт).

Квартель пространства. Внешняя часть — кожный вектор (экстраверт). Внутренняя часть — мышечный вектор (интроверт).

Квартель информации. Внешняя часть — зрительный вектор (экстраверт). Внутренняя часть — звуковой вектор (интроверт).

Квартель энергии. Внешняя часть — оральный вектор (экстраверт). Внутренняя часть — обонятельный вектор (интроверт).

Тезис Юнга о противоположности экстраверсии и интроверсии верен лишь отчасти. Если ориентироваться на внешние проявления вектора — общительный он или нет, предпочитает находиться в обществе или нет и т. п. — то это так. Но если смотреть с точки зрения системно-векторной психологии, понимая видовую роль каждого вектора, становится понятно, что внутри каждой квартели и все вместе они образуют необходимую целостность, взаимно дополняя друг друга.

Глубже понять проявления экстраверсии и интроверсии, а также узнать о механизме их взаимодействия при нахождении в одном человеке вы сможете на тренинге Юрия Бурлана «Системно-векторная психология».

Корректор: Галина Ржанникова

Автор публикации: Мария ГРИБОВА, специалист в области международного права и международных отношений.

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

www.yburlan.ru

Экстраверты и интроверты: личностные особенности и способности

Автор: Eвгений Пaвлoвич Ильин, доктор психологических наук, профессор Российского государственного университета им. А.И. Гepцeна, заслуженный деятель науки РФ.

 

Экстраверсия — интроверсия (от лат. extra — «вне», intro — «внутрь», versio — «разворачивать, обращать») — характеристика типических различий между людьми, крайние полюсы которой соответствуют преимущественной направленности человека либо на мир внешних объектов (у экстравертов), либо на собственный субъективный мир (у интровертов).

Термины «экстраверт» и «интроверт» присутствовали в английских словарях уже с 1755 г. Однако в научный обиход понятие «экстраверсия — интроверсия» было введено Карлом Юнгом в начале XX в. для обозначения двух противоположных типов личности, отличающихся своеобразной установкой по отношению к объекту: положительной — у экстраверта и отрицательной — у интроверта. При этом Юнг подчеркивал, что у каждого человека имеются черты как экстравертированного, так и интровертированного типа. Различие же между людьми состоит в соотношении этих черт: у экстраверта преобладают одни, а у интроверта — другие.

Деление людей на типы экстравертов и интровертов осуществляется с учетом таких качеств, как коммуникабельность, разговорчивость, честолюбие, напористость, активность и ряд других.

 

Личностные особенности экстравертов и интровертов

Интроверты скромны, застенчивы, склонны к уединению, предпочитают книги общению с людьми. Они сдержанны, сближаются только с немногими, поэтому имеют мало друзей, но преданы им. Экстраверты, наоборот, открыты, обходительны, приветливы, общительны, имеют много друзей, склонны к вербальному общению. Они коммуникабельны, разговорчивы, честолюбивы, напористы и активны. Даже если экстраверты спорят, они допускают влияние на себя.

Интроверты не любят сильных впечатлений, контролируют свои эмоции, несколько пессимистичны, неагрессивны, стремятся к спокойной упорядоченной жизни. Экстраверты же стремятся к сильным, ярким впечатлениям, склонны к риску, действуют под впечатлением момента. Они любят перемены, находчивы в разговоре, беззаботны, оптимистичны. Предпочитают действовать, а не рассуждать, склонны к агрессивному поведению, бывают несдержанными.

Интроверты не могут поступить вразрез со своими убеждениями, и если они все-таки вынуждены пойти на это или случайно нарушают внутренние нормы, чувствуют себя плохо и сильно переживают. Они не часто ссылаются на жесткие этические принципы, но сами редко нарушают общеустановленные правила общественной жизни.

Юнг писал, что экстраверты подчиняются внешним требованиям не без борьбы, но верх всегда берут внешние условия. Сознание экстраверта обращено вовне, поскольку оттуда и черпается всегда главное и решающее определение. Его интересуют лица и вещи. Соответственно и поступки такого человека обусловлены и объясняются влиянием последних.

Экстраверты склонны делать то, в чем в данный момент нуждается окружающая среда и чего она ждет от него. Экстраверты внушаемы, доступны влиянию других лиц, часто жертвуют собой ради других. По характеристике Юнга, им свойственно постоянно растрачивать себя и во все втягиваться, а интроверты защищаются от внешних воздействий, по возможности воздерживаются от всяческих затрат энергии, которые непосредственно относятся к объекту, чтобы занять по возможности более подкрепленную и сильную позицию.

Как отмечают Г. Айзенк и С. Айзенк (1968), экстраверты импульсивны, склонны к риску, а интроверты неимпульсивны, свои действия планируют заранее, придают большое значение моральным и этическим нормам.

Интроверты медленно устанавливают связи и трудно входят в чуждый им мир эмоций других людей. Они с трудом усваивают адекватные поведенческие формы и поэтому часто кажутся «неловкими». Их субъективная точка зрения может оказаться сильнее объективной ситуации.

В некоторых работах ученых была отмечена положительная связь между степенью экстраверсии и степенью приспособляемости к сменному труду.

Заслуживает внимания эксперимент, поставленный группой английских ученых во главе с П. Коуном.

Они несколько раз в сутки измеряли температуру тела у солдат, перелетевших на самолете из Великобритании в Малайзию. В результате резкого восьмичасового сдвига поясного времени ритм температуры тела после перелета начал сдвигаться по фазе, и через несколько дней соответствие между этим биоритмом и новым поясным временем было достигнуто. Однако скорость фазового сдвига наблюдаемого ритма различалась в зависимости от степени выраженности двух черт характера, оцениваемых с помощью анкеты Айзенка — экстраверсии и эмоциональной стабильности. Быстрее всего сдвигались ритмы у экстравертов. Медленнее сдвигались ритмы у интровертов. Причем самыми консервативными оказались биоритмы у эмоционально нестабильных интровертов.

 

Экстраверты и интроверты: способности и эффективность деятельности

По данным А. В. Пенской, полученным при обследовании детей 5-7 лет, у экстравертов продуктивность разных видов памяти, особенно образной кратковременной, выше, чем у интровертов. По данным Е. Хорвата и Г. Айзенка (Е. Howarth, Н. Eysenck, 1968), экстраверты лучше интровертов припоминают информацию, хранящуюся в кратковременной памяти, а те, наоборот, успешнее воспроизводят информацию, которая хранится в долговременной памяти. Правда, эти тенденции подтверждаются не во всех исследованиях.

У экстравертов выше результаты при выполнении задач синтетического типа, а у интровертов — аналитического типа. В то же время интегральные показатели интеллекта (задачи образного и вербального характера) не коррелируют с экстраверсией — интроверсией. Все же считается, что интроверты лучше обучаемы, чем экстраверты, хотя по уровню интеллекта различий между ними нет. Очевидно, подобная разница в успеваемости связана с большим прилежанием и послушанием интровертов.

По данным В. В. Белоуса (1982), экстраверты успешнее выполняют деятельность, связанную с приемом и переработкой информации неопределенного содержания, и менее успешно — связанную с приемом и переработкой определенной информации. Интроверты, напротив, успешнее выполняют деятельность, касающуюся приема и переработки определенной информации, и менее успешно — связанную с приемом и переработкой неопределенной информации.

Р. Драммонд и А. Стоддарт (R. Drummond, A. Stoddard, 1992) обнаружили, что экстраверты не склонны к последовательности, логичности, научности и аналитичности мышления, в то время как для интровертов характерна противоположная картина. Последние предпочитают теоретические дисциплины, в то время как экстраверты — практические.

Интроверты более пригодны к тем профессиям (и чаще их выбирают), где выражена монотонность и где требуется пунктуальность. Экстраверты более успешны в качестве продавца и менеджера (Caldwell, Burger, 1998). Причем чем больше предоставляется свободы менеджерам-экстравертам, тем больших успехов они добиваются (Barrick, Mount, 1993). Они удачливее в поиске работы, так как их охотнее принимают на работу после тестирования (DeFruyt, Mervielde, 1999).

У экстравертов и интровертов наблюдается различная способность к выполнению задания в условиях отвлекающих факторов: экстраверты работают лучше, хотя отвлекающие факторы влияли негативно и на них (S. Morgenstern et al., 1974; A. Furnham, R. Bradley, 1997).

Бекан с соавторами (Р. Вакап et al., 1963) изучали, как экстраверты и интроверты выполняли задание, требующее постоянной концентрации внимания (в течение 48 минут испытуемые должны были отмечать четные и нечетные числа) при коллективной работе, а также когда каждый испытуемый был изолирован от других. В итоге получены довольно любопытные результаты.

Во-первых, экстраверты лучше работали коллективно, чем при изоляции друг от друга, а интроверты эффективнее выполняли работу в условиях изоляции.

Во-вторых, экстраверты лучше всего работали вначале, а затем эффективность их деятельности снижалась. Интроверты же сначала уступали экстравертам, но затем эффективность их работы увеличилась и лишь в третьем периоде снижалась до уровня, который был на начальной стадии работы. Сходная закономерность выявлена и другими исследователями (Wilson et al., 1971; Yates, 1973).

A. В. Махнач и Ю. В. Бушов (1988) выявили, что экстраверты при строго регламентированном характере деятельности, протекающей в условиях частичной сенсорной изоляции, в большей степени, чем интроверты, ощущают блокирование коммуникативных потребностей, и это приводит к их повышенной напряженности.

B. А. Петровский и Е. М. Черепанова (1987) показали, что саморегуляция содержания своего сознания (думать или не думать о чем-то) легче происходит у экстравертов с низким нейротизмом (стабильные экстраверты), чем у интровертов с тем же уровнем нейротизма. Легкость или трудность саморегуляции определялась авторами по двум параметрам: временем подготовки к выполнению задания (не думать о чем-то обусловленном) и временем выполнения задания («недуманья»).

На основании полученных данных авторы пришли к выводу, что акцентуированные экстраверты характеризуются поверхностной рефлексией, а интроверты — избыточной. Обе эти характеристики в равной степени препятствуют организации внимания в составе самоконтроля.

Из-за более тщательного обдумывания своей речи интровертами у них, по сравнению с экстравертами, речь замедленна, с длительными паузами. Интроверты придают большее значение точности и безошибочности работы, что приводит к снижению ее скорости. У экстравертов скорость работы выше, но зато и ошибок больше. Зрительная ориентировка быстрее осуществляется экстравертами. Они же быстрее извлекают информацию из памяти.

У экстравертов более адекватный уровень притязаний, в то время как у интровертов он завышенный.

 

Роль генетических и средовых факторов

Исследования на моно-и дизиготных близнецах, проведенные в разных странах, выявили роль генетического фактора в проявлении экстраверсии. Так, Д. Лоулин (J. Loehlin, 1992) приводит сводные данные по четырем исследованиям, проведенным на сотнях и тысячах близнецов, из которых следует, что сходство в проявлении экстраверсии значительно выше у монозиготных пар, чем у дизиготных.

Эти данные интересны еще и тем, что изучалось сходство в проявлении экстраверсии у близнецов, живущих вместе и врозь. В Швеции и США была выявлена и роль социального фактора, так как у живущих врозь близнецов сходство было меньшим, чем у близнецов, живущих вместе.

Показано, что коэффициент наследуемости экстраверсии равен 0,5 (Е. А. Сергиенко с соавторами, 1999), что тоже, с одной стороны, указывает на роль наследственности, а с другой — не исключает и влияния факторов среды (социальных) в проявлении экстраверсии — интроверсии. Выявлено также уменьшение с возрастом коэффициента наследуемости экстраверсии.

 

Только практические современные знания и навыки. Учитесь чему хотите по абонементу, со скидкой.

www.elitarium.ru

Интроверты и экстраверты • EstPortal

Один из наиболее популярных фактов в психологии, который известен почти всем со школы, что люди могут быть экстравертами или интровертами. Мало кому известно, что это значит, а объяснения в большинстве популярных источниках очень поверхностны. А в последнее время вообще существует тенденция оценивать, кем быть лучше.

Типологии личности

Экстраверсию и интроверсию относят к одному из видов типологии личности. Всевозможных классификаций, которые пытались разделить людей на типы, не сосчитать. Ещё со времён античности, когда в качестве критерия дифференциации использовали предположения о преобладающей в организме жидкости, выделяли разные типы темперамента.

Откуда у человечества такая тяга обязательно разделить людей на типы? Сложно сказать, возможно, присутствует стремление внести немного ясности в переполненном неопределённостью мире. Большинство типологий однобоки и не охватывают всю многогранность личности. Данная типология разделения на экстравертов и интровертов не исключение. На самом деле информация о том, что ваш начальник экстраверт не даст вам никакой пользы.

Сейчас практические психологи вовсе не пользуются какими-либо классификациями подобного рода. Каждая личность уникальна, и пытаться разделить людей на типы — бессмысленная задача. Мы можем только в общем говорить, что некоторые люди более склонны к этому, а другие к тому. Но это никогда не будет такой же чёткой классификацией, как, например, разделение по цвету кожи или волос. Хотя и такой простой пример наталкивает на рассуждения, что даже разделение на блондинов, брюнетов, шатенов и рыжих не является точным и существуют оттенки, которые можно только условно отнести к какому-то из этих типов.

Многие уверены, что разделение на интровертов и экстравертов выглядит так:

Более правильно представить это в виде континуума, где экстраверсия и интроверсия будет на противоположных полюсах, а между ними все возможные варианты соотношения этих характеристик. Средняя часть будет соответствовать амбиверсии — примерно равному соотношению обозначенных характеристик.

Основные характеристики экстравертов, интровертов и амбивертов

Первым понятия «экстраверсия и интроверсия» ввёл в психологию К. Юнг. Далее эту тему активно развивал Г. Айзенк, который создал более масштабную типологию темпераментов (знаменитое разделение, которое сейчас не воспринимается всерьёз практической психологией) на:

  • холериков;
  • сангвиников;
  • флегматиков;
  • меланхоликов.

В основе типологии экстраверсия и интроверсия рассматривается как один из принципов классификации.

К. Юнг говорил о физиологической обоснованности интроверсии и экстраверсии и в самом деле был прав. Он утверждал, что человек может передвигаться по континууму в зависимости от ситуации, но есть на этом графике зона, где ему комфортнее всего. У некоторых она ближе к экстраверсии, а у других наоборот.

Главной отличительной характеристикой обозначенных типов личности является их направленность. Экстраверт ориентирован на внешний мир и происходящие в нём события, а интроверт ориентирован на внутренний мир и на субъективное переживание внешних событий. Интересно, как эти типы личности характеризуют друг друга:

Экстравертов можно характеризовать как более открытых в общении, коммуникабельных и активных. Для них нахождение в компании других людей является более комфортным, чем в одиночестве. Им проще находить общий язык с людьми, у них выше заинтересованность в этом. Крайняя форма выраженности экстраверсии выражается в излишней навязчивости, гиперактивности и болтливости, что может очень раздражать и даже пугать окружающих.

Интроверты менее склонны вести активную социальную жизнь. Круг их общения заметно уже. Зона комфорта для них скорее в уединении или в небольшой компании близких людей. Люди часто считают их застенчивыми и скромными. Редко выступают инициаторами контакта. В крайней форме выраженности, можно сказать, что  интроверсия граничит с социофобией, когда человек боится лишних контактов с людьми и предпочитает изоляцию, что препятствует его полноценной жизни.

Амбиверты соединяют в себе черты обеих направленностей, с небольшим преобладанием одной из них. К примеру, это человек, который имеет широкий круг общения, достаточно социально активен, но предпочитает отдыхать в компании книг, а не на вечеринках. Или человек, который имеет узкий круг общения, но при этом любит активный отдых в компании близких, в том числе и посещение шумных компаний.

Преимущества и недостатки

Многих интересует вопрос, кем же быть лучше. Давайте рассмотрим основные преимущества и недостатки экстравертов и интровертов, чтобы дать ответ на этот вопрос. Конечно же, любая оценка психологических характеристик человека вещь весьма субъективная, но мы будем подходить к этому с позиции сравнения с характеристиками зрелой личности с достаточно гармоничным характером.

Преимущества быть экстравертом:

  • тебе легче заводить новые знакомства;
  • интенсивное общение с людьми наполняет энергией, а не выматывает;
  • твой круг общения достаточно широкий;
  • тебе легче проявлять инициативу, ты отличный командный игрок;
  • ты лучше и быстрее приспособляешься к изменениям во внешней среде;
  • твоя мимика и жесты более активны и красноречивы;
  • публичные выступления вызывают меньше тревоги и даются легче.

Среди недостатков экстраверсии можно выделить:

  • сложности пребывания наедине с собой;
  • излишняя навязчивость или болтливость;
  • склонность нарушать границы других и хуже ощущать собственные границы;
  • отношения с людьми менее глубоки, ориентация на широту контактов, а не на глубину общения;
  • сложности в выполнении скрупулёзной работы, которая требует высокой концентрации и терпения.

Интроверты тоже имеют свои преимущества:

  • ты лучше ощущаешь свои границы и толерантен по отношению к границам других;
  • у тебя лучше развито воображение;
  • ты прекрасно чувствуешь себя наедине с собой, в том числе хорошо справляешься с индивидуальной работой;
  • отношения с небольшим кругом людей у тебя очень тёплые и глубокие;
  • ты отличный слушатель;
  • ты хорошо обдумываешь слова, прежде чем что-то сказать;
  • ты лучше выполняешь работу, требующую аккуратности и терпения.

К недостаткам интроверсии можно отнести:

  • ориентация на собственные переживания понижает контакт с реальностью;
  • склонность к излишнему самокопанию;
  • сложность в установлении контакта с людьми;
  • возникновение тревоги при потребности проявить инициативу в общении или при публичном выступлении;
  • истощаемость в шумных компаниях.

Быть экстравертом или интровертом несёт в себе примерно одинаковое количество преимуществ и сложностей в обыденной жизни. И одним, и другим приходится искать компенсацию своим слабым сторонам, но в любом случае им комфортно именно в своём ритме.

Это не какая-то характеристика, которую можно выбрать. В ходе жизни условия среды заставляют нас найти свою нишу на континууме, которая наиболее комфортна при сложившихся условиях. При этом эта ниша не является ригидным понятием, она достаточно пластична и это хорошо. Чем более гибкий человек относительно условий, тем ему легче. Всё это происходит на основе врождённых характеристик, в первую очередь свойств нервной системы.

По ребёнку очень хорошо видно, к чему он более склонен — к экстраверсии или интроверсии. Есть дети, которые любят играть в одиночестве, очень стеснительные и не любят излишнего внимания, а есть такие, которые рассказывают стишки на утренниках, собирают вокруг себя компанию детей и невероятно любят общаться.

Все люди разные и поэтому мы друг другу интересны, нет смысла пытаться делить нас на категории. Всё равно в каждом правиле есть исключения, и ничто не определяется только одним показателем.


Анна БУНЯК — психолог

estportal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о