Феномен синестезии: Что такое синестезия и как синестеты ощущают мир

Содержание

Что такое синестезия и как синестеты ощущают мир

Синестезия — это нейрологический феномен, при котором ощущения, исходящие от одного органа чувств, также проявляются в другом. Синестеты могут видеть запахи, слышать цвета, буквы и цифры для них тоже имеют оттенки. «Афиша Daily» поговорила с людьми, которые живут с такой особенностью, а также узнала у исследователя синестезии, как она устроена.

© Juan Carlos Munoz/Getty Images

«Я знаю, как выглядит моя болезнь»

Афина Сафонова, 33 года

Армавир. Трансовый терапевт и автор «Книги о мандалах»

В 14 лет я еще не знала этого слова [синестезия], но могла, например, почувствовать облако на вкус (сырое, холодное) или же дорогу — она слишком твердая, чтобы ее жевать.

Могла мысленно полизать столб, понюхать кошку, не прикасаясь к ней.

Цвета букв я видела чуть ли не раньше, чем научилась их выговаривать. Ревность пахнет носками. Страх денежных потерь — красно-коричневая зубастая воронка внизу живота. А восхищение красотой — эмоция, обладающая «ангельским», несуществующим в земном спектре светло-красным оттенком. Я знаю, как выглядит моя болезнь гранулематоз вегенера (аутоиммунное заболевание, воспаление стенок сосудов. — Прим. ред.) — это черный, ржавый трактор.

Иногда мне снятся цвета, которых нет в природе. У них бывает своя плотность, ощущаются их квантовые частицы, температура и звук. В реальности у меня плохое зрение — левый глаз видит на 10% из‑за атрофии нерва, а зрение на правом после замены хрусталика определяется как минус два. Поэтому смотреть сны для меня большое удовольствие.

Затем заметила, что от людей у меня очень своеобразное ощущение: человек — большой комок всего, где есть и цвет, и звук, и тепло, и давление.

Ощущать эту энергию неприятно из‑за противоречий в их собственных эмоциях. Из‑за своей сверхчувствительности я сильно уставала в школе, страдала головной болью от недосыпа, потому что за ночь мозг не успевал обработать всю информацию.

Находиться в общественном транспорте больше двух часов не могу, потому что после поездки кожей ощущаю на себе что‑то налипшее, мелко вибрирующее, оранжевого цвета.

Сразу хочется помыться, потому что оно словно вытягивает из‑под кожи все наружу.

Случайно я обнаружила, что могу нарисовать то, что ощущаю от человека. Например, цветовые пятна, значение которых потом расшифровываю в виде эмоций.

Синестезия заставила меня научиться бережно и тонко относиться к себе и людям, любить их. Видеть причины, связи, внутренние мотивы и противоречия. Иначе жить с таким восприятием просто нельзя — можно попросту лопнуть, как шарик. Обычный человек толстокожий, словно слон в посудной лавке, а тебе нужно делать все нежно и внимательно. Синестетики — как смартфоны новой модели среди кнопочных Nokia: слишком тонкие, хрупкие, мало держат заряд, ими нельзя забивать гвозди и копать ямы.

«Мыслю несколькими органами чувств»

Янина Скоробогатова, 35 лет

Москва. Кинорежиссер, сценарист и преподаватель ИЗО

У меня аурический вид особенности, а точнее — гиперстезия, то есть обостренная синестезия. Заключается она в том, что я вижу людей в линиях и орнаментах. Все они разных цветов, детализированы и индивидуальны для каждого человека. Также могу увидеть состояние человека линией, поэтому отчасти моя особенность связана с эмпатией.

В детстве я училась в художественной школе — тогда и заметила свою особенность. Пять лет назад она обострилась из‑за сильного стресса и начала меня даже мучить. Например, я заметила, что запах фото и картин мешает мне изображать то, что я хочу (я увлекалась фотографией). Окружающие стали отмечать особую цветопередачу и даже обвинять меня в психических расстройствах и наркомании. Позже я сделала из этого собственный фотоприем. То есть изображаю линии и орнаменты людей из головы, так вижу их портрет.

В какой‑то момент синестезия вызывала у меня что‑то вроде легкого обморока и состояния перегрузки. Были ощущения, будто ты расширяешься и растворяешься в пространстве. Они появляются непроизвольно, поэтому важно себя контролировать. Из‑за этого происходит самопознание, диалог с самим собой. Если остановить процесс творчества или созерцания и переключить внимание на что‑то другое, она уже не так обостряется. Я, например, сочиняю стихи, выливаю эмоции на бумагу.

Привычка в чем‑то отличаться появилась у меня в детстве из‑за замкнутости, которой сейчас у меня не наблюдается. Часто хочется быть обычной, потому что каждому нужно понимание со стороны, а оно не всегда есть в моей жизни. Когда нахожусь в обществе подобных мне людей, чувствую себя в своей тарелке. Моя любовь к особенности ставит все неудобства на второй план.

© Level1studio/Getty Images

«Меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых»

Дарья Ковалева, 23 года

Абакан, Республика Хакасия. Библиотекарь юношеской библиотеки «Ровесник», магистрант Хакасского государственного университета им. Н.Ф.Катанова (филология)

Моя прабабушка была синестетиком. Я выяснила это уже после того, как узнала о феномене. А вот у родителей, бабушек и дедушек этой особенности нет.

На втором курсе университета я начала сравнивать преподавателей с геометрическими фигурами, и одногруппницы этому очень удивлялись. В кругу друзей рассказывала, как вижу эмоции людей — с цветами и запахами, — но все считали это ненормальным. Теперь меня считают особенной.

Синестезия для меня — это нечто вроде апгрейда головного мозга, когда можно увидеть, услышать, почувствовать больше, чем на самом деле.

Например, я вижу цвета букв и цифр: единица белая, двойка всегда была зеленой, пятерка у меня ассоциируется с красным, а девятка — с пурпурным. С буквами то же самое: О — синего цвета, Э — фиолетового, а Ю разноцветная. Согласные буквы делятся на группы. М, Н, Р, Л — темно-синие, а Ш, Ж, Г, В, Д — голубые.

Дни недели тоже окрашиваются в разные цвета. В понедельник я вижу светло-голубой, в четверг — синий, а пятница, как ни странно, у меня красного цвета. Также вижу цвета эмоций, а иногда даже чувствую их запах или вкус. Например, когда человек врет, я чувствую запах дегтя и вижу черные пятна вокруг него, а если он радуется — будет ярко-желтый цвет. Если кто‑то грустит или беспокоится, то вокруг него появляется грязно-зеленый, болотный цвет.

Плохие эмоции чувствуются сильнее хороших.

Часто меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых. Я стараюсь называть цвет и то, какие эмоции он вызывает. Странно, конечно, но это работает, и я почти всегда «предсказываю» правильно.

А вот музыку я слушаю только с глубокими низкими звуками — например, виолончель или низкие клавиши фортепиано. Потому что эти звуки синих, фиолетовых и зеленых цветов. Если песня оранжевая, красная или желтая, с короткими и высокими звуками, то, скорее всего, она мне не понравится.

Из‑за синестезии легко могу воспроизвести номера телефонов по памяти. Я запоминаю не только цифры, но и цветовой ряд, который присутствовал в последовательности этих цифр. При этом плохо воспринимаю текст на слух, потому что звуки вызывают цветовые ассоциации, и я отвлекаюсь от слов. Если я захочу понять смысл песни или запомнить какую‑то лекцию, мне обязательно нужно иметь текст перед глазами.

Учить иностранные языки сложно, так как там совсем другие ассоциативные ряды, трудно сопоставлять их с уже существующими. Я учу английский 12 лет: сначала в школе, потом в университете, разных кружках. Но ничего, кроме самых простых ключевых слов, сказать не могу.

Подробности по теме

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

© stilllifephotographer/Getty Images

Антон Сидоров-Дорсо

Научный куратор Российского Синестетического сообщества и руководитель исследовательской группы «Синестезия: дети и родители» при Центре междисциплинарных исследований современного детства МГППУ

Кто такие синестеты

Синестетов примерно четыре процента от всего населения Земли. Чаще ими оказываются женщины. Некоторые коллеги объясняют этот факт не половым диморфизмом (анатомические различия между представителями разных полов одного и того же биологического вида. — Прим. ред.), а путаницей во время набора участников исследований: женщины попросту чаще сообщают о своей особенности.

Синестет многое понимает по-другому: окружающий мир вызывает у него дополнительную реакцию в виде цвета, вкуса и/или прикосновения. Например, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки речи — вкус во рту, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве.

Как мыслят синестеты

В некоторых исследованиях продемонстрировано, что синестеты обладают высокой проницаемостью психологических границ. Они легко переходят от мышления к интуиции, от памяти к фантазии (и наоборот), от одних эмоций и чувств к другим. Это не плюс и не минус, а индивидуальный стиль проявления нейрокогнитивного функционирования.

Как интуитивно высказывался о синестезии Владимир Набоков (сам синестет) в автобиографическом произведении «Память, говори»: «Исповедь синестета назовут претенциозной и скучной те, кто защищен от таких просачиваний и отцеживаний более плотными перегородками, чем защищен я».

Можно ли притвориться синестетом

Синестетические связи нельзя объяснить пережитым опытом или заученными наизусть ассоциациями. В отличие от фантазии синестезия более схематична, возникает непроизвольно из‑за дополнительных нейронных взаимодействий в мозге и не меняется с годами. Поэтому поймать на лжи человека очень просто. Если вы хвастаетесь, что у вас большая семья, но не можете быстро назвать, как зовут каждого из ваших родственников, то вы вряд ли сказали правду. Тот же принцип мы [исследователи] применяем к «кандидатам в синестеты». Учитываем время реакции, последовательность и точность ответов при указании на оттенки цветов. Проверить хитреца можно и аппаратурными исследованиями, например при помощи МРТ. Томография показывает необычную работу мозга (метаболическую активность). У синестета она отличается в тех зонах, которые отвечают за восприятие цвета, в частности, в зрительной коре.

Можно ли считать синестезию психической особенностью

Недавнее генетическое исследование с моим участием в качестве представителя из России выявило, что связи синестезии с шизофренией и расстройствами аутистического спектра нет. То есть это не болезнь, а особенность нейрокогнитивного функционирования и особая чуткость к вербальности, музыкальности и письменности — в зависимости от разновидности синестезии.

Научиться этому невозможно. Для нее нужна предрасположенность, потому что переживания при синестезии — это не просто ассоциации. Например, цвета букв — не воспоминания и не образы, рожденные опытом, а внутренняя реакция. Я проводил эксперимент, в котором участникам предъявлялась ситуация с воображаемой восьмидневной неделей, с выдуманным днем, располагающимся между четвергом и пятницей. Они «вживались» в такой график заполнением календаря и решением задач на организацию дел на неделю. В итоге у синестетов возникала реакция на этот выдуманный день в цвете. Он никак не отличался от других, настоящих дней недели. Важно, что стимул проявлялся в непредсказуемом цвете, не имеющем аналогов вокруг. Эти синестетические цвета, порождаемые самим мозгом, часто называют марсианскими.

Синестезия

Вера Винниченко
«Квантик» №3, 2020

Русский художник Василий Кандинский обладал удивительной способностью видеть звуки. Услышав на концерте музыку австрийского композитора Арнольда Шёнберга, он вернулся домой и под впечатлением всего за два дня написал картину «Импрессия III». Позже в своём дневнике он так описывал рождение зрительных образов: «Скрипки, басы, духовые инструменты воплощали в моём восприятии всю силу предвечернего часа, мысленно я видел все мои краски, они стояли у меня перед глазами. Бешеные, почти безумные линии рисовались передо мной».

Похожие причуды были обнаружены у многих знаменитых людей. Композитор Людвиг ван Бетховен называл тональность ре-мажор «оранжевой». Японская пианистка Хироми Уэхара никогда не говорила музыкальными терминами, она объясняла своим ученикам цветами: «Играй красный» — когда нужно сыграть ярко, «Играй синий» — когда надо было показать грусть. Физик Ричард Фейнман видел свои формулы в цвете. Патрисия Линн Даффи, написавшая книгу о синестезии, в детстве сказала отцу: «Я поняла — чтобы сделать „R“, мне нужно сначала написать „P“, а затем нарисовать линию вниз от петли. Меня так удивило, что я могу превратить жёлтую букву в оранжевую, просто добавив чёрточку». Знаменитый парфюмер Фредерик Маль всегда ощущал цвет создаваемого аромата. Парфюмеры также часто описывают ароматы через звук («он пронзительно звучит»), геометрию («у него округлая форма»), вкус («сладкий аромат»), текстуру («мягкий аромат»).

Эти странности нужно было назвать каким-то научным словом, чтобы не стыдно было их изучать. Поэтому учёные предложили серьёзный термин — синестезия (от древнегреческого син— ‘вместе’ и эстезис ‘ощущение’): это феномен, при котором активация одной воспринимающей системы (например, слуховой) ведёт к отклику другой воспринимающей системы (например, зрительной). Учёные предположили, что мозг гениев работает как-то по-особенному, устанавливает связи между неожиданными событиями и явлениями. Стали активно изучать феномен синестезии. Оказалось, этот феномен встречается не только у гениев.

Согласно последним исследованиям британского психолога Джейми Уорда, около 4% взрослых людей являются синестетиками. Самая распространённая синестезия — графемно-цветовая (когда у людей буквы вызывают цветовые ощущения, например, буква А — красная, Б — серая и т.д.). Также довольно часто встречаются синестезии, когда люди видят в цвете дни недели, цифры, времена года. Более редкие формы синестезии — когда буквы или слова вызывают вкусовые или тактильные ощущения. Например, один синестетик ощущает вкус хлеба, смоченного в томатном супе, когда слышит слово «это».

Как отличить синестетика от фантазёра? Самый распространённый метод — учёные просят испытуемых поставить в соответствие буквам (дням недели) цвета, а сами засекают, как много времени требуется человеку. Синестетикам требуется всего пара секунд. Люди без синестезии отказываются выполнять задание или делают это долго. Кроме того, учёные повторяют эксперимент через неделю, месяц, год. Взрослые синестетики выбирают те же самые цвета, взрослые без синестезии каждый раз выбирают разные цвета. Вычислить ребёнка-синестетика не так просто. В 2013 году учёные выяснили, что у шестилетних синестетиков постоянные цвета имеют только 35% букв. И только к 11 годам соответствие букв и цветов становится устойчивым.

Одна из гипотез состоит в том, что синестезия — это ассоциация (от лат. associare — ‘соединять’). Натан Витхофт и его коллеги обнаружили, что синестетики, рождённые в 1970–1985 годах, чаще всего выбирают вполне определённые цвета букв. Эти цвета соответствовали набору детских магнитных буковок фирмы «Фишер-Прайс», впервые выпущенных в 1966 году. Иначе говоря, в детстве, когда ощущения были особенно яркие, испытуемые играли с цветными буквами-магнитиками. И когда они стали взрослыми, всякий раз, как только испытуемые видели букву, её цвет невольно воспроизводился в их памяти.

Не в обиду доктору Витхофту, принцип ассоциации сформулировал ещё Аристотель, живший в 384–322 годах до н. э. Аристотель полагал, что если ощущения А и В совпали по времени, то впоследствии одно будет непроизвольно вызывать в памяти другое. Так что вряд ли Аристотель удивился бы, встретив синестетика.

Для чего нужна синестезия? Некоторые исследователи полагают, что она может облегчать распознавание похожих символов. Например, стоит такая задача: как можно быстрее отыскать двойки среди пятёрок. Синестетик справляется с задачей быстрее.

Доктор Нейр и доктор Бранг предположили, что синестезия существует в скрытом виде у всех людей. В 2019 году они спровоцировали синестетические переживания у несинестетиков с помощью простой процедуры. Они заставили своих испытуемых сидеть в кромешной темноте и подавали звуки через разные промежутки времени. Если испытуемый при этом ощущал какой-то свет, он должен был нажимать на кнопку. У 24% испытуемых звуки в темноте вызывали ощущение вспышек света, появление серо-голубых вкраплений, исчезающего белого цвета и т.п.

Автор настоящей статьи долгое время считала, что все люди на Земле являются синестетиками. В детстве мы сильно поссорились с братом, потому что он утверждал, будто буква «А» синяя, хотя мне было очевидно, что она красная. У мамы буква «А» была тоже красная, а папа авторитетно заявил, что буква «А» цвета не имеет, но пахнет персиком.

Художник Екатерина Ладатко

люди, «слышащие» цвет — Галерея Art Icon

Что такое синестезия?

Обратимся к ученым. С их слов, синестезия — это редчайший нейрологический феномен, при котором раздражение какого-либо одного органа чувств приводит к ощущениям, свойственным другому органу чувств. Люди, обладающие этим, не побоимся этого слова, даром, могут не только видеть, но и слышать цвета и даже ощущать их вкус.

Те, кому свойственен этот феномен (а их всего 4 человека на 100), по-особому воспринимают действительность и нередко стремятся передать это окружающим. И пусть внутренние сложности синестезии непостижимы для тех, кто не обладает этой особенностью, но оценить их визуальное воплощение способен каждый эстет.

Музыка на холсте

Среди синестетов было и есть множество деятелей искусства. Это легендарные композиторы — Моцарт, Скрябин, Римский-Корсаков и Ференц Лист, писатели и поэты — Л. Н. Толстой, В. Набоков, Х. Кортасар, М. Цветаева, Б. Пастернак, Ш. Бодлер, а также эстрадные артисты — Ида Мария и Элла Мария Лани Йелич-О’Коннор, более известная как Lorde. Однако далее речь пойдет о деятелях изобразительного искусства.

Многие знаменитые художники прошлого черпали свое вдохновение из неврологической синестезии. Например, Кандинский неоднократно упоминал о том, что при смешивании цветов в детстве слышал странный шипящий шум. В своем творчестве художник сочетал четыре ощущения — цвет, осязание, слух и запах, неоднократно экспериментировал с изобразительно-музыкальным соответствием и даже изложил свои взгляды на феномен синестезии в труде «О духовном в искусстве».

Еще один знаменитый художник-синестет, Эдвард Мунк, в своей картине «Крик» передал звук крика, прибегнув к своим собственным цветовым переживаниям.

Нельзя обойти вниманием творчество Винсента Ван Гога. Художник обладал острым эмоционально-образным восприятием цвета и придавал каждому оттенку особое мистическое значение.

Кэрол Стин — американская художница-синестет, одна из основательниц Американской синестетической ассоциации, обладает сразу несколькими разновидностями этого феномена: воспринимает одновременно и композиционную, и звуковую, и цветовую, и осязательную составляющую. Именно цвет и осязание она стремится передать в своих работах.

Ярким представителем современных российских художников-синестетов является Дмитрий Матковский. С раннего детства он остро ощущал единство цвета, вкуса и музыки, а позже, познавая художественное ремесло, учился способам донесения своего видения мира через изобразительное искусство.

Автор ярких полотен полностью отдался миру живописи, став настоящим профессионалом своего дела. Более 40 работ Дмитрия Матковского были куплены музеями и коллекционерами Европы, Америки и Японии. Сегодня художник трудится в своей мастерской в Санкт-Петербурге, создавая самобытные картины, многие из которых уже стали его визитной карточкой.

Наша галерея гордится сотрудничеством с Дмитрием Матковским и рада возможности познакомить вас с его творчеством. При этом вы можете стать обладателем единственного в своем роде полотна художника и познать через картины все богатство его внутреннего мира.


Синестезия. Что мы о ней знаем?

Синестезия в широком смысле — это способность любого человека ассоциативно соединять в своем восприятии звуки и цвета, запахи и звуки…

Синестезия (греч. — одновременное ощущение, совместное чувство) — в психологии — явление восприятия, когда при раздражении одного органа чувств (вследствие иррадиации возбуждения с нервных структур одной сенсорной системы на другую) наряду со специфическими для него ощущениями возникают и ощущения, соответствующие другому органу чувств.

47-летняя Кэрол Крэйн заявляет, что ее восприятие музыки полнее, чем восприятие обычных людей, ведь она не только слышит, но и ощущает звуки: «Когда звучит гитара, кто-то словно бы дует на мои лодыжки, а фортепиано давит мне на сердце». На буквы и цифры Крэйн реагирует не менее странно: когда она смотрит на букву A, в ее сознании вспыхивает серо-синий цвет, буква B окрашивается в цвет морской волны, а цифра 4 — в кроваво-красный. В детстве Кэрол считала, что видеть цвета букв и ощущать звуки музыки естественно. Однако все, с кем она делилась своими впечатлениями, лишь крутили пальцем у виска. Крэйн совсем уж было сникла, решив, что она какая-то ненормальная. Но в позапрошлом году ей довелось познакомиться с доктором Питером Гроссенбахером. Доктор сказал, что ищет для своих исследований людей, обладающих синестезией. «Кто такие люди с синестезией?» — спросила Крэйн. «Это те, кто думает, что пятерки — желтые,» — ответил доктор. «Нет, пятерки — зеленые!» — воскликнула Кэрол и … стала работать с Гроссенбахером.

Кубики Набокова

Слово «синестезия» происходит от греческого synaisthesis и означает смешанное ощущение (в противовес «анестезии» — отсутствию ощущений). Синестезия — это явление восприятия, когда при раздражении одного органа чувств наряду со специфическими для него ощущениями возникают и ощущения, соответствующие другому органу чувств, иными словами, сигналы, исходящие от различных органов чувств, смешиваются, синтезируются. Человек не только слышит звуки, но и видит их, не только осязает предмет, но и чувствует его вкус. Вот, к примеру, как описывает свои ощущения синестетик (человек, обладающий синестезией) Соломон Шерешевский: «Я подхожу к продавщице мороженого и спрашиваю, какие сорта у нее есть. «Всего полно!» — отвечает она таким тоном, что целая куча угольков и золы вылетает из ее рта. Голоса людей — это букеты цветов, клубы дыма или туман. Я настолько увлекаюсь разглядыванием голосов, что порой не могу понять, о чем со мной говорят».

Феномен синестезии известен науке на протяжении уже трех столетий. Пик интереса к ней пришелся на рубеж ХIХ и ХХ веков. Тогда смешением чувств заинтересовались не только медики, но и люди искусства. Например, были популярны концерты «музыка + свет», в которых использовался специальный орган, чьи клавиши извлекали не только звуки, но и цвета.

Среди синестетиков много известных личностей. Например, французский поэт Артюр Рембо связывал гласные звуки с определенными цветами. Композитор Александр Скрябин видел цвет музыкальных нот. Художник-абстракционист Василий Кандинский, напротив, слышал звучание красок и даже использовал для описания своих картин музыкальные термины: «композиция», «импровизация». А вот что писал в автобиографии Владимир Набоков: «Это случилось, когда мне было семь лет — я взял кучу кубиков с буквами… и случайно обмолвился своей матери, что их цвета «неправильные». Благо мать Набокова сама обладала синестезией и поняла, что мальчик имеет в виду несоответствие реальной окраски букв и их «внутреннего» цвета, возникающего в его сознании.

Однако, несмотря на множество знаменитых синестетиков, нельзя утверждать, что они более склонны к творчеству, нежели «раздельночувствующие». В целом люди с синестезией обладают тем же уровнем интеллекта и художественных способностей. Хотя тесты на IQ выявили и некоторые различия, оказалось, что синестетики не сильны в математике и хуже обычных людей ориентируются в пространстве. Зато у обладающих синестезией великолепная память. Причем они запоминают в первую очередь свое синестетическое впечатление, а не то, чем оно было вызвано. Например, типичный синестетик вполне может сказать: «Я не помню, как зовут эту девушку, помню только, что ее имя фиолетовое». Также эти люди отлично запоминают расположение предметов: посуды на столе, книг на полках и т.д. Возможно, отсюда «растут ноги» у почти маниакальной страсти синестетиков к порядку и симметрии — ни один из них не начнет работу, пока не разложит все бумаги в аккуратные стопочки, не поставит карандашницу на строго определенное место и не водрузит клавиатуру компьютера точно по центру стола.

Наконец, синестетиков не так уж мало, как может показаться на непросвещенный взгляд. Примерно 1 из 25 000 человек обладает синестезией. При этом женщин-синестетиков больше, чем мужчин — в США в три раза, а в Англии аж в восемь раз! Кроме того, обладающие синестезией в большинстве своем не правши — они левши или люди, одинаково хорошо владеющие как правой, так и левой руками.

Распечатанная тайна Наука долго не могла ответить, почему возникает смешение чувств. Но в последнее время исследователи, вооружившись новейшими разработками в области нейрологии, принялись достаточно уверенно «распечатывать» эту тайну за семью печатями.

Питер Гроссенбахер говорит: «В мозгу человека есть пути, по которым передаются нейрологические импульсы от глаз, ушей, рта, носа… Эти пути от разных органов чувств пересекаются. Но если у обычных людей «зоны-перекрестки» пассивны, то у синестетиков они задействованы в распределении нервных импульсов. В самом деле, не может же звук музыкального инструмента сам по себе приводить к возникновению цвета! Мне думается, дело тут вот в чем: сигналы, идущие по слуховому пути, достигают «перекрестка», а тот посылает импульс к глазам. Так возникает бисенсорное восприятие». Сканирование мозга синестетиков подтверждает слова ученого. К примеру, у людей, различающих оттенки букв, при взгляде на печатный текст активизируется не только участок мозга, отвечающий за понимание речи, но и зоны, ответственные за распознавание цвета. Таким образом, нейрологический импульс действительно перераспределяется от одного участка мозга к другому.

Но почему это происходит? Есть несколько версий. Самая сенсационная — мы все без исключения (!) рождаемся синестетиками. В мозгу младенцев импульсы от всех органов чувств перемешаны, но в возрасте примерно полугода происходит их разделение: звуки — «направо», зрительная информация — «налево». Ученые назвали этот процесс отмиранием нейронов, создающих синаптические мостики. У синестетиков же синаптические мостики остаются неповрежденными, а значит, они всю жизнь пребывают в счастливом младенчестве, когда чувства нераздельны. К слову, наркоманы признаются, что под влиянием галлюциногенов их чувства необычайно обостряются, они начинают видеть музыку или слышать вещи (одна наркоманка говорит, что когда она, будучи «под кайфом», играет на фортепиано, из клавиш брызжут разноцветные фонтанчики). Вполне возможно, что наркотики активизируют забытые, но существующие где-то в подкорке впечатления первых месяцев жизни, и к людям возвращается способность синтезировать чувства.

И все же пока синестезия — это скорее вопросы, нежели ответы. Вот одна из загадок. Впечатления разных синестетиков не совпадают. Например, каждый из тех, кто воспринимает буквы разноцветными, подбирает свою палитру: для одного буква С малиновая, для другого оранжевая, для третьего синяя, лишь буква О для большинства людей с синестезией одинаковая — белая (56% синестетиков, видящих цвета букв, ассоциируют О с этим цветом). Чем вызваны эти различия, никто не знает.

Не до конца ясно и то, как именно проявляются синестетические ощущения. Видит ли человек разноцветные буквы и цифры в реальности или же различные оттенки появляются исключительно в его воображении? Разные синестетики по-разному отвечают на этот вопрос. Кэрол Стин, способная видеть цвета болевых ощущений, вспоминает, что когда она порвала связку на ноге, «весь мир в действительности(!) стал оранжевым». А вот Кэрол Крэйн, с чьей истории мы начали наш рассказ, утверждает, что видит зеленые пятерки и голубые буквы Н «в своей голове».

Кое-что о смешении чувств можно сказать более определенно. Так доподлинно известно, что синестезия передается по наследству, причем в семье может быть как по одному синестетику в каждом поколении, так и сразу несколько людей с синестезией в одном поколении. Взять хотя бы того же Набокова: синестетиками были его мать, он сам, его жена, синестезией обладает и его сын Дмитрий. Не вызывает сомнения долговременность синестетических ощущений, они остаются стабильными на протяжении всей жизни, и если слово «молоток» еще в детстве представлялось какому-нибудь синестетику красным с белыми прожилками, то он в старости будет воспринимать его точно так же. Доктор Ричард Сайтович описал крайне редкий случай «аудиомоторной» синестезии. Его пациент, 12-летний мальчик, принимал различные позы, когда ему читали произвольно составленный список слов. Мальчик объяснял свое странное восприятие речи тем, что каждое слово заключает в себе определенное движение, которое он и показывает. Самое удивительное, что, когда десять лет спустя Сайтович решил провести повторный тест, нашел своего пациента и без предупреждения принялся читать ему тот же самый список, молодой человек вновь принялся принимать абсолютно те же позы — время ничуть не изменило его синестетическое восприятие слов.

Синестезия находится за пределами любого волевого контроля, ее нельзя вызвать «нарочно», точно так же, как нельзя «подавить», хотя усиление или отвлечение внимание может сделать ее более или менее яркой.

Одинокие уникумы

По сравнению с «раздельночувствующими» людьми все обладающие синестезией необычны. Но внутри «мира синестетиков» есть своя градация или, если угодно, иерархия. Деление производится в зависимости от типа синестезии, которым обладает тот или иной человек. Больше всего существует синестетиков, видящих цвета букв и цифр. Немало и тех, кто обладает «цветным слухом», для таких людей звуки окрашиваются в различные цвета. Вообще зрение и слух гораздо чаще становятся элементами бисенсорного восприятия, чем другие чувства. А вот обоняние практически никогда не возбуждает синестетическую реакцию и не является синестетическим впечатлением. Вкусовые ощущения также редко оказываются причиной синестезии, однако у американца Майкла Уотсона именно вкус вызывает тактильные впечатления (вкус мяты он описывает как прикосновение к «прохладным стеклянным колоннам»). Самый же редчайший тип синестезии — это «видеть» образы и чувствовать прикосновения во время наблюдения за предметом.

Подсчитать, сколько всего существует типов синестезии, сложно. Обычные арифметические действия здесь не подходят. На первый взгляд, пять чувств — зрение, слух, обоняние, осязание и вкус — имеют десять возможных синестетических соединений. Однако синестезия обычно единонаправлена, к примеру, у определенного синестетика зрительный образ может вызывать чувство прикосновения, но прикосновение никогда не спровоцирует зрительные впечатления. Это «одностороннее движение» увеличивает число возможных синестетических соединений до двадцати и даже тридцати, если счесть шестым чувством движение. Но и это число не точно, поскольку каждый синестетик, как правило, обладает больше чем одним типом смешения чувств. Число синестетических реакций практически неограничено!

Столь сложные расчеты, однако, не смутили исследователя Шина Дэя, который на основании 175 случаев смешения чувств попытался составить классификацию типов синестезии в зависимости от их редкостности. Дэю удалось выделить 19 различных типов данного феномена. Вот что у него получилось. Цифры и буквы вызывают цвета в 121 случае из 175 (это равняется 69% из 100). Промежутки времени ассоциируются с цветами в 42 случаях (24%). Звуки речи вызывают цвета в 24 случаях (14%). Звуки вообще вызывают цвета в 23 случаях (13%). Звуки музыки вызывают цвета в 21 случае (12%). Окрашенные в различные оттенки музыкальные ноты синестетики видят в шестнадцати случаях из 175 (9%). Болевые ощущения ассоциируются с цветами в шести случаях (3,4%). Запахи вызывают цвета в пяти случаях (3%). Также в пяти случаях из 175 (3%) цвета вызываются личностями людей либо вкусовыми ощущениями. По три случая (2%) приходится на следующие типы синестезии: звук вызывает вкус, звук вызывает чувство прикосновения, вид вызывает вкус. Прикосновение вызывает вкус лишь в двух случаях (1%). И, наконец, по одному случаю из 175 (0,6%) приходится на такие смешения чувств, когда звук вызывает запах, температура воздуха вызывает цвета, вкус вызывает чувство прикосновения, прикосновение вызывает запах, вид предметов вызывает чувство прикосновения.

Но каким бы распространенным ни был тип синестезии, которым обладает тот или иной человек, все равно в мире обычных людей синестетики очень одиноки. Вот что пишет в своем эссе Патрисия Даффи (она воспринимает отрезки времени как разноцветные геометрические фигуры: час — розовые круги, год — желто-зеленые треугольники): «В жизни так много зависит от вопроса «Видите ли вы то, что я вижу?» Этот вопрос связывает людей социально… Но когда ты видишь то, чего не видит никто вокруг, чувствуешь то, чего никто не чувствует, ты обречен на одиночество. Мир вокруг словно бушующий океан, а твои внутренние ощущения — крохотный необитаемый островок бледно-желтых P, бирюзовых вторников и нот «ля», окрашенных в винный цвет».

Окружающий мир отторгает синестетиков, потому что они не такие, как все. Мы привыкли к мысли, что реальность объективна и едина для всех. Меж тем синестезия — крайне субъективное и эмоциональное явление. Кандинский не зря терпеть не мог, когда его синестезийные картины пытались объяснить логически. Художник обращался к своим критикам: «Уловите вашим слухом музыку, откройте ваши глаза на живопись и прекратите думать! Просто спросите себя, переносит ли вас это произведение в доныне неизвестный мир. Если ответом будет «да», чего же вы еще хотите?!»

И еще одна цитата. Исследователь Ричард Сайтович пишет: «Когда меня спрашивают, «реальна» ли синестезия, я обычно отвечаю: «Реальна для кого? Для вас или для тех, кто ей обладает?» Постановка под сомнение опыта, который не может восприниматься другим человеком, ясно показывает, как легко мы готовы отказать ему в праве на существование. Мы одержимы внешним и рациональным. Наша настойчивость в отношении именно объективного понимания мира почти не оставляет шансов всем иным формам познания действительности».

По материалам сайта газеты «kоMоk»
Наталья СОЙНОВ

Как увидеть цвет в буквах

Интервью с лингвистом и психологом Антоном Дорсо, участником II Международной конференции по синестезии. Мероприятия мультидисциплинарной программы с участием представителей науки и искусства пройдут в Москве с 16 по 20 октября 2019 года.

Судя по доступным определениям синестезии, четкого описания феномена не существует, потому что такой тип восприятия очень индивидуален. У людей и так большие проблемы с пониманием себе подобных, а научному сообществу для коммуникации вообще приходится пользоваться специальной системой терминов с четкими и недвусмысленными определениями. Какую пользу обществу может принести изучение частных случаев восприятия окружающего пространства отдельными немногочисленными индивидуумами?

Давайте разделим этот вопрос на три отдельные темы. Во-первых, об индивидуальности психофизиологического феномена и возможности его четкого описания. В этом отношении синестезия никак не отличается от других явлений, свойств и функций, постулируемых и исследуемых науками когнитивного направления. Возьмем, к примеру, память как психическую функцию. Ее трудно описать, так как все случаи ее использования или проявления у человека, проживающего уникальные культурно-исторические периоды, сугубо индивидуальны, но, тем не менее, мы можем обратиться к определенному уровню обобщения и абстрагироваться от индивидуальных случаев и таким образом дать памяти общее определение.

То же и в отношении синестезии. Действительно, случаи могут очень разниться, но специалисты соглашаются, что феномен синестезии — это необычная связь сенсорных (чувственных) и когнитивных (обобщающих) систем, которая проявляется в том, что восприятие определенных явлений и абстрактных понятий вызывает дополнительные, нехарактерные для этих явлений сенсорные переживания в виде цвета, вкуса, прикосновения и т. д. В частности, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки музыки — ощущение вкуса, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве и т. д. Мы также должны включить в наше понимание синестезии то, что она не связана с опытом или заученными наизусть ассоциациями. В отличие от фантазии, она возникает непроизвольно из-за дополнительных нейронных связей в мозге и не меняется с годами. То есть наше общее определение как раз имеет необходимую четкость несмотря на то, что такое обобщение, в науке называемое редукцией, то есть упрощением, действительно теряет индивидуальность, но зато обретает узнаваемую универсальность.

Пример графемно-цветовой синестезии, значительно ускоряющей восприятие и анализ информации © CC BY 2.5

Во-вторых, без научного словаря, без научно-психологических, лабораторных исследований никто бы из нас не понял, что такое врожденная синестезия, в чем особенность составляющих ее необычных реакций! Наука как раз способствует пониманию людей друг другом, пытаясь построить общую картину мира с четким словарем терминов, донося их значение и значимость до всех людей, выстраивая систему понятий, в которых бы отражалось наше общее представление о мире — чтобы способ выражения получили наши чувства, функционирование нашей психики, наше самопонимание и взаимодействие с предметным миром и т. д. Если бы мы говорили исключительно на основании индивидуального опыта и субъективности, то вряд ли бы могли разжечь костер, построить простейший дом-укрытие, не говоря уже о цивилизации или проведении исследований таких феноменов, как интеллект и синестезия.

В-третьих, значение исследований индивидуальных особенностей синестетического восприятия огромно. Ведь именно исключения из правил, статистическая необычность помогают четче выделить закономерности — в том числе психологические, нейрофизиологические. Понять, что, например, в физиологии работы мозга соответствует тем или иным осуществляемым процессам и субъективно переживаемым феноменам. Посредством изучения синестезии мы, исследователи, приближаемся к открытиям закономерностей работы языка, связей в функционировании когнитивной и сенсорной систем, метафорического мышления, сознания и его форм, генетических основ строения и функций нервной системы, в целом их наследственности (психогенетических законов). Более того, понимать синестезию важно не только ученым и самим синестетам — на результатах исследования этого феномена основывают свою работу дизайнеры, IT-специалисты (в сфере искусственного интеллекта). И конечно же, синестезия вдохновляет живописцев, музыкантов, мультимедиа- и science/art-художников.

В вашей визитке на сайте MoscowUrban FEST указано: «Сторонник понимания синестезии как единого, универсального познавательного процесса». Как процесс может стать универсальным, если синестетом надо родиться?

Да, все правильно. Только моя позиция нуждается в небольшом развернутом пояснении. Дело в том, что популярное утверждение «все мы — синестеты» уже много раз пересматривалось и усложнялось. Для меня эта сторона вопроса интересна сама по себе. И чем просто исключительно на основании «здравого смысла» ставить в один ряд врожденную синестезию, синестезию как осмысленный художественный прием и синестезию как познавательный процесс, нужно поставить вопрос о возможной природе связи этих явлений. Без сомнения, заметнее всего синестезия проявляется как перенос переживаний из одной модальности в другую, например звук в цвет, но ее суть, по-моему, не в этом.

Законы синестезии, как показывает мой опыт исследования, выражаются в том, что, с одной стороны, когнитивно сложные познавательные механизмы, которые чаще приписываются исключительно роду человеческому, в каком-то своем основании функционально связаны теснее, чем это можно предположить, с более простым сенсорным опытом. Иными словами, в систематизированных связях стимулов и реакции синестезии (например, буква — цвет) можно обнаружить одновременно как нечто, отсылающее нас к более простым способам отражения мира (цвет), так и то, что делает человеческое сознание сложным и совершенно уникальным явлением природы (символ). Таким образом, синестезия — сплав сенсорного и символического, в котором символическое использует ту же систему (категорию) однородных переживаний в виде цветовых оттенков, и одновременно с этим сенсорное у человека как бы освобождается от физического диктата органов чувств и начинает подчиняться символическому.

Следовательно, сам момент переноса ощущений из одной модальности в другую иногда может отсутствовать или проявляться как подчиненный процесс — цвет как реакция на буквы возникает сам по себе, а не в качестве ассоциации с чем-то в физическом мире. Ассоциация может подбираться уже постфактум — под возникшее цветовое проживание. Это как раз объединяет синестетов с врожденной синестезией и людей без этого феномена. У синестетов подчинение сенсорного символическому (например, ощущение музыки в цвете) проявляется ярче, но возникает это как бы одноразово и закрепляется на всю жизнь. В остальных случаях (как у синестетов, так и у несинестетов) мы постоянно насыщаем сенсорными ощущениями абстрактные понятия, абстрагируем цвета, вкусы, запахи в связях своего опыта, но главное — в символическом осмыслении сенсорных свойств. Мы можем видеть и слышать, а в некоторых случаях чувствовать тактильно, кинестетически, на вкус и т. д. то, что отсутствует в непосредственном опыте. В искусстве этого больше всего, но те же закономерности «образности» ежедневного познания складывают, так сказать, поэзию обыденности. Именно в этом смысле, с моей точки зрения, все мы — синестеты, а синестезия — универсальный познавательный процесс.

Вы являетесь основателем и научным куратором Российского синестетического сообщества. Расскажите, чем оно занимается и какого рода исследования проводит?

У сообщества, как оно изначально и задумывалось, общественная функция — распространять информацию о синестезии, знакомить людей с синестезией и без нее друг с другом, помогать им обмениваться опытом, сравнивать и обобщать этот опыт, собирать библиотеку и видеотеку, обсуждать открытия и делиться вдохновением. Все-таки научным исследованием синестезии занимаются научно-исследовательские институты, лаборатории и исследовательские коллективы, помогать которым в поиске людей с определенными разновидностями синестезии, готовыми участвовать в исследованиях, также является миссией сообщества. Например, исследовательская группа «Синестезия: дети и родители» при Центре междисциплинарных исследований современного детства Московского государственного психолого-педагогического университета — как раз такая группа и пока единственный коллектив в России, планомерно и на основе принятой программы исследующий врожденную синестезию. Сообщество же активно способствует исследованиям, так как именно в нем можно найти добровольцев для тестирований и опросов, увидеть, какие вопросы более всего волнуют людей, в чем заключается интерес людей с синестезией (или почему он отсутствует).

Участники Российского синестетического сообщества, например, полтора года назад с большим энтузиазмом откликнулись на просьбу перевести на русский язык страницы «Википедии» о синестезии. Где-то месяца три ушло на перевод практически всей информации, которую можно было найти о синестезии в этой публичной энциклопедии. Немаловажно и то, что за восемь с лишним лет существования сообщества оно объединило почти 3000 человек, помогло собрать около 500 анкет, провести более 30 исследований как мне, так и другим ученым (сколько было проектов у других исследователей, мне доподлинно не известно), предоставить журналистам возможность найти желающих для участия в программах о синестезии на ТВ, стать источником личных историй для многочисленных статей в интернет-прессе и т. д. В целом сообщество ведет жизнь без обязательств, интерес к синестезии — его главная движущая энергия.

Как человек может понять, что он синестет? И стоит ли в таком случае немедленно зарегистрироваться в синестетическом сообществе, чтобы оказать пользу науке?

Существуют многочисленные опросники, анкеты и тесты на синестезию — в том числе и на русском языке. В них можно найти вопросы с описанием «классических» и редких синестетических реакций, ознакомиться с тем, каким языком исследователи описывают феномен синестезии, как классифицируют связанные с ней переживания. Это поможет вам понять объект исканий, сравнить со своим субъективным миром, подтолкнуть к сравнению с переживаниями других людей в кругу знакомых. Узнать в себе синестета проще человеку, у которого развита рефлексия, то есть желание и умение из смутного хаоса субъективных переживаний вынести на «свет своего сознания» закономерности ощущений, связи своих реакций и их причин, оценить степень подконтрольности своих переживаний, их постоянства и необычности — все, о чем мы говорили, когда речь шла об определении врожденной синестезии. Рефлексия — это уже само по себе светлое и полезное умение, которое вкупе с наблюдательностью и общительностью обогащает наши жизненные переживания. Если предыдущая фраза показалась вам банальной, то все это, скорее всего, у вас есть в полной мере. И если до сих пор вы синестезию в себе не обнаружили, то либо ваш возможный тип синестезии очень редок, либо нужно искать в себе иные формы проявления индивидуальности, особо не рассчитывая на наследственность, научные рецепты и советы друзей.

Однако если наследственность вам «благоволила» и ваш генетический код включает информацию о синестезии, которая, кроме того, проявилась в той мере, которая позволила вам обнаружить у себя необычные реакции, подпадающие под приведенное выше определение, — тогда у вас есть еще один повод рефлексии и свободный выбор для самоопределения. Во многих случаях синестезия — нейтральное явление, часто осознанно оставляемое ее обладателем на границе сознания. Можно найти сообщество, делиться впечатлениями, сравнивать и заниматься творческими исканиями. А можно просто знать о том, что вы синестет, и спокойно решить для себя, что вы не Римский-Корсаков, не Набоков и не Леди Гага. Может быть, кто-то еще непризнанный или даже не ищущий признания. Синестезия несколько увеличивает степень свободы выбора, как и все остальное в нашем символическом сознании, что делает нас людьми.


Современные исследования синестезии естественного развития (аналитический обзор)

А.В. Сидоров-Дорсор

10

ронный ресурс] URL: http://discovermagazine.

com/2001/dec/featbiology#.UXXQWMp-KYU

(Дата обращения: 13 марта 2013)

14. Ahsen A. Visual imagery and performance during

multisensory experience, synaesthesia and phos-

phenes // J. Mental Imagery. 1997. V. 21. P. 1–40.

15. Asher J. et al. Diagnosing and phenotyping visual

synesthesia: A preliminary evaluation of the revised

test of genuineness (TOG-R) / Asher J., Aitken

M.R.F., Farooqi N., Kurmani S., Baron-Cohen S.

// Cortex. 2006. V. 42. P. 137–146.

16. Asher J.E. et al. A whole-genome scan and

fine-mapping linkage study of auditory-visual

synesthesia reveals evidence of linkage to

chromosomes 2q24, 5q33, 6p12, and 12p12 / Asher

J.E., Lamb J.A., Brocklebank D., Cazier J.-B.,

Maestrini E., Addis L., Sen M., Baron-Cohen S.,

Monaco A.P. // Am. J. Human Genetics. 2009. V.

84. P. 279–285.

17. Banissy M.J., Walsh V., Ward J. Enhanced sensory

perception in synaesthesia // Exp. Brain Res. 2009.

V. 195. P. 565–571.

18. Barnett K.J., Newell F.N. Synaesthesia is associated

with enhanced, self-rated visual imagery // Con-

sciousness and Cognition. 2008. V. 17. P. 1032–1039.

19. Baron-Cohen S. et al. Synaesthesia: Prevalence

and familiality / Baron-Cohen S., Burt L., Smith-

Laittan F., Harrison J., Bolton P. // Perception.

1996. V. 25 (9). P. 1073–1079.

20. Baron-Cohen S., Harrison J.E. Synaesthesia:

Classic and contemporary readings. Oxford:

Oxford Univ. Press, 1996.

21. Brang D., Ramachandran V.S. Survival of the

synesthesia gene: Why do people hear colors and

taste words // [Электронный ресурс] (5 июля

2013) URL http://www.PLoSBiology.org/article/

info:doi/10.1371/journal.pbio.1001205

22. Cohen-Kadosh K., Henik A. Can synaesthesia re-

search inform cognitive science? // Trends in Cog-

nit. Sci. 2007. V. 11. P. 177–184.

23. Cytowic R.E. Synesthesia: A union of the senses.

Cambridge, Mass.: MIT Press, 2002.

24. Day S.A. Demographic aspects of synesthesia.

[Электронный ресурс]. URL: http://www.day-

syn.com/Types-of-Syn.html

25. Dixon M.J. et al. The role of meaning in graph-

eme-colour synaesthesia / Dixon M.J., Smilek D.,

Duffy P.L., Zanna M.P., Merikle P.M. // Cortex.

2006. V. 42(2). P. 243–52.

26. Dixon M.J., Smilek D., Merikle P.M. Not all syn-

aesthetes are created equal: Projector vs. associator

synaesthetes // Cognit., Affective and Behav. Neu-

rosci. 2004. V. 4. P. 335–343.

27. Domino G. Synesthesia and creativity in fine arts

students: An empirical look // Creativity Res. J.

1989. V. 2. P. 17–29.

28. Eagleman D.M. et al. A standardized test battery for

the study of synesthesia / Eagleman D. M., Kagan

A.D., Nelson S.S., Sagaram D., Sarma A.K. // J.

Neuroscience Methods. 2007. V. 159. P. 139–145.

29. Grossenbacher P.G., Lovelace C.T. Mechanisms

of synaesthesia: Cognitive and physiological

constraints // Trends in Cognit. Sci. 2001. V. 5. N 1.

P. 36–41.

30. Hochel M., Emilio G.M. Synaesthesia: The existing

state of affairs // Cognitive Neuropsychol. 2008.

V. 25(1). P. 93–117.

31. Laeng B., Svartdal F., Oelmann H. Does colour syn-

esthesia pose a paradox for early-selection theories

of attention? // Psychol. Sci. 2004. V. 15. P. 277–

281.

32. Linn A. et al. Cognitive advantages in tickertape

synaesthesia / Linn A., Hancock P., Simner J.,

Akeroyd M. // 4th Annual Meeting of the UKSA,

Edinburgh, March 2008. [Электронный ресурс]

(5 июля 2013) URL http://www.oksynaesthesia.

com/EDIN2008.pdf

33. Marks L.E. The unity of the senses. Interrelations

among the modalities. N.Y., San Francisco, L.:

Academic Press, 1978.

34. Mattingley J.B. Attention, automaticity and

awareness in synaesthesia // Annals of the N.Y.

Academy of Sci. 2009. V. 1156. P. 141–167.

35. Mattingley J.B., Payne J.M., Rich A. Attentional

load attenuates synaesthetic priming effects in

grapheme-color synaesthesia // Cortex. 2006.

V. 42. P. 213–221.

36. Mills C.B. et al. Effect of a synesthete’s photisms

on name recall / Mills C.B., Innis J., Westendorf

T., Owsianiecki L., McDonald A. // Cortex. 2006.

V. 42. P. 155–163.

37. Mroczko A. et al. Immediate transfer of synesthe-

sia to a novel inducer / Mroczko A., Metzinger

T., Singer W., Nikolić D. // J. Vision. 2009. V. 9.

P. 2521–2528.

38. Mulvenna C., Walsh V. Synaesthesia // Current

Biol. 2005. V. 15. P. 399–400.

39. Myles K.M. et al. Seeing double: The role of

meaning in alphanumeric-colour synaesthesia /

Myles K.M., Dixon M.J., Smilek D., Merikle P.M.

// Brain and Cognit. 2003. V. 53. P. 342–345.

40. Novich S.D., Cheng S., Eagleman D.M. Is

synesthesia one condition or many? A large-scale

analysis reveals subgroups // J. Neuropsychol.

2011. V. 5. P. 353–371.

41. Nunn J.A. et al. Functional magnetic resonance

imaging of synesthesia: Activation of V4/V8

by spoken words / Nunn J.A., Gregory L.J.,

Brammer M., Williams S.C.R., Parslow D.M.,

Morgan M.J., Morris R.G., Bullmore E.T.,

Baron-Cohen S., Gray J.A. // Nature Neurosci.

2002. V. 5. P. 371–375.

наука и искусство / Музей Москвы

16 октября в 18:00 в Лектории Музея Москвы в рамках II Международной конференции по синестезии Международной ассоциации синестетов, деятелей искусства и науки (IASAS) будет проходить концерт, посвящённый, этому удивительному, но малоизученному феномену восприятия. Вход по регистрации.        

Слушатели концерта познакомятся с необычным исполнением музыкальных произведений на светоизлучающей скрипке от ее автора, синестета, музыканта и нейроученого Kaitlyn Hova (США). Светлана Руденко сыграет  аудио-визуальные фортепианные композиции, созданные в соавторстве с Maura McDonnell (Ирландия). На ярких примерах секретами своего творчества поделятся художница и музыкант-синестет Christine Söffing (Германия), медиа-художник Christos Parapagidis (Греция) и живописец Ali Al-Ezzi (Иран).

Во время короткой открытой дискуссии, предваряющей концерт, психологи, нейрофизиологи, искусствоведы и сами участники-исполнители расскажут о некоторых важных фактах из современных научных исследований синестезии, вкратце представят программу Московского научного симпозиума и ответят на вопросы гостей.

В пространстве лектория будут представлены анимированная видео-инсталляция художницы Carol Steen, живописные работы художников-синестетов из разных стран, а также арома-визуальная экспозиция проекта «Art Sensorium» от парфюмера Дарии Фессалоники и художницы Марии Заславской.

Мероприятие приурочено к открытию конференции, которая пройдет в Москве по инициативе Международной ассоциации синестетов, деятелей искусства и науки (IASAS) совместно с Московским государственным, психолого-педагогическим университетом, Московской государственной консерваторией им. П.И. Чайковского и Музеем Москвы.

Антон Сидоров-Дорсо, международный координатор Московской конференции, исследователь синестезии, со-основатель IASAS: «Тема врожденной синестезии уникальна, и в ее обсуждение с интересом включаются как представители науки, так и художники, музыканты, дизайнеры и педагоги. Событие в Музее Москвы гармонично объединит науку и искусство вокруг реально существующего, все еще малопонятного и интригующего феномена.   Мы приглашаем всех к обсуждению явления, без которого, вероятно, не существовало бы всего богатства и сложности человеческого разума».

Синестезия — это необычная связь ощущений, при которой восприятие определенных явлений и абстрактных понятий вызывает дополнительные нехарактерные для этих явлений сенсорные переживания в виде цвета, вкуса, прикосновения и т.д. Например, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки музыки — ощущение вкуса, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве. Синестезия не связана с заученными ассоциациями, в отличие от фантазии, она возникает непроизвольно из-за дополнительных связей в мозге и с годами не меняется. Известный невролог и писатель Оливер Сакс говорил: «Сегодня нам известно, что, вероятно, каждый двадцатый обладает синестезией, и поэтому надо признать синестезию неотъемлемой и удивительной частью человеческого опыта. Более того, синестезия может быть основанием образного и метафорического мышления человека».

Повседневная фантазия: мир синестезии

Музыка гитары не только щекочет воображение Кэрол Крейн, но и мягко касается ее лодыжек. Когда она слышит скрипки, она также ощущает их на своем лице. Трубы дают о себе знать на ее затылке.

Крейн не только ощущает на своем теле звуки музыкальных инструментов, но и видит буквы и цифры ярких оттенков. И для нее каждая единица времени имеет свою форму: она видит месяцы года как машины на колесе обозрения, с июлем вверху, декабрем внизу.

Шон Дэй, доктор философии, любит яркие цвета.

«Вкус говядины, такой как стейк, дает насыщенный синий цвет», — говорит Дэй, профессор лингвистики в Национальном центральном университете на Тайване. «Шербет из манго выглядит как стена из зеленого лайма с тонкими волнистыми полосками вишнево-красного цвета. Приготовленный на пару имбирный кальмар производит большой шар ярко-оранжевой пены примерно в четырех футах прямо передо мной».

Крейн и Дэй страдают необычным сенсорным заболеванием, которое называется синестезией.

Это явление — его название происходит от греческого языка, означающего «воспринимать вместе», — имеет множество разновидностей.Некоторые синестеты слышат, нюхают, пробуют на вкус или ощущают боль в цвете. Другие ощущают вкус форм, а третьи воспринимают написанные цифры, буквы и слова в цвете. Некоторые, обладающие тем, что исследователи называют «концептуальной синестезией», видят абстрактные понятия, такие как единицы времени или математические операции, как формы, проецируемые либо внутри, либо в пространство вокруг них. И многие синестеты испытывают более чем одну форму состояния.

Это состояние малоизвестно отчасти потому, что многие синестеты опасаются насмешек за свои необычные способности.Часто люди с синестезией описывают, что их заставили замолчать после того, как в детстве над ними высмеивали за описание сенсорных связей, которые, как они не осознавали, были атипичными.

Для ученых синестезия представляет собой интригующую проблему. Исследования подтвердили, что этот феномен является биологическим, автоматическим и явно невыученным, отличным от галлюцинаций и метафор. Теперь исследователи знают, что это заболевание передается в семье и чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Но до недавнего времени исследователи могли только догадываться о причинах синестезии.

Теперь, однако, современные поведенческие инструменты, методы визуализации мозга и молекулярно-генетические инструменты открывают захватывающие возможности для открытия механизмов, управляющих синестезией, и, как надеются исследователи, для лучшего понимания того, как мозг обычно организует восприятие и познание.

Исследования показывают, что примерно один из 2000 человек является синестетом, и некоторые эксперты подозревают, что у каждого 300 человек есть какие-то вариации этого состояния. Писатель Владимир Набоков считался синестетом, равно как и композитор Оливье Мессиан и физик Ричард Фейнман.

Исследователи считают, что наиболее распространенной формой синестезии является цветной слух: звуки, музыка или голоса, воспринимаемые как цвета. Большинство синестетов сообщают, что они видят такие звуки внутренне, «мысленным взором». Лишь меньшинство, как Дэй, видит видения, как будто проецируемые вне тела, обычно в пределах досягаемости руки.

Некоторые синестеты сообщают о сенсорной перегрузке, когда они истощаются от такой сильной стимуляции. Но обычно это состояние не является проблемой — действительно, большинство синестетов дорожат тем, что они считают дополнительным чувством.

«Если вы спросите синестетов, хотят ли они избавиться от него, они почти всегда скажут« нет », — говорит Саймон Барон-Коэн, доктор философии, изучающий синестезию в Кембриджском университете. «Для них это похоже на то, что такое нормальный опыт. Если бы это отняли, они бы почувствовали, что их лишили одного чувства».

Научные вехи

В конце 19 — начале 20 веков синестезия стала объектом многочисленных научных исследований, в основном описательных.К середине 20-го века, однако, синестезия перестала привлекать внимание ученых, став жертвой бихевиористского движения. Этот феномен стал снова появляться в качестве предмета психологического исследования, начиная с 1970-х годов, во многом благодаря работе двух ученых.

В 1975 году психолог Йельского университета Ларри Маркс, доктор философии, написал обзор ранней истории исследований синестезии в журнале Psychological Bulletin (Vol. 82, No. 3), который стал первым серьезным психологическим лечением этого субъекта после 30 лет. -летняя засуха.Затем, в начале 1980-х, невролог Ричард Э. Цитовик, доктор медицины, опубликовал несколько отчетов о случаях синестезии. Он провокационно предположил, что причина этого состояния находится в лимбической системе, более эмоциональной и «примитивной» части мозга, чем неокортекс, где происходит мышление более высокого порядка. Хотя эта теория не получила широкой поддержки, тематические исследования Цитовика и его популярная книга 1993 года «Человек, пробовавшая формы» повысили популярность синестезии и побудили психологов и нейробиологов исследовать это состояние экспериментально.

В 1987 году группа под руководством Барона-Коэна нашла первое неопровержимое доказательство того, что опыт синестетов постоянен во времени. Исследователи попросили синестета описать цвет, который вызывается каждым из 100 слов. Год спустя они повторили тест без предупреждения и обнаружили, что ассоциации между словами и цветами, которые описала их испытуемая, соответствовали ее первоначальным ответам более чем в 90% случаев. Напротив, люди без синестезии, которых попросили выполнить ту же задачу, но только с двухнедельным интервалом между двумя тестами, были последовательны только в 20% случаев.

В более поздних исследованиях группа Барона-Коэна установила, что синестезия не только постоянна во времени, но также может быть конкретно измерена в мозге. Используя позитронно-эмиссионную томографию и функциональную магнитно-резонансную томографию, исследователи обнаружили, что у синестетов, которые сообщают о цветном слухе, зрительные области мозга демонстрируют повышенную активацию в ответ на звук. Это не относится к несинестетам.

Другие исследования показали, что синестетическое восприятие происходит непроизвольно и мешает обычному восприятию. А прошлым летом исследователи из Университета Ватерлоо Майк Диксон, доктор философии, Дэниел Смайлек, Сера Кудахи и Филип Мерикл, доктор философии, показали, что у одного синестета цветовые ощущения, связанные с цифрами, могут быть вызваны, даже если сами цифры никогда не были представлены. Эти исследователи представили синестета простых арифметических задач, таких как «5 + 2». Их эксперимент показал, что решение этой арифметической задачи активировало концепцию 7, заставляя их синестет воспринимать цвет, связанный с 7.

Это открытие, опубликованное в июле прошлого года в журнале Nature (Vol. 406), было, по словам Диксона, первым объективным доказательством того, что синестетические переживания могут быть вызваны активацией только представлений о цифрах. Таким образом, эти результаты предполагают, что, по крайней мере, для этого синестета восприятие цвета было связано со значением цифры, а не только с ее формой.

В совокупности данные показывают, что «что-то происходит в сенсорных областях мозга», — заключает Кристофер Лавлейс, доктор философии, научный сотрудник Медицинской школы университета Уэйк Форест. «Что нам нужно сделать сейчас, так это попытаться выяснить, как это делает мозг».

Неопределенное происхождение

Столетие назад исследователи довольно расплывчато приписали синестезию «перекрещенным проводам» в мозгу. Сегодня, несмотря на более сложное понимание нейробиологами анатомии мозга и их изощренных инструментов для отслеживания функций мозга, истоки синестезии по-прежнему ускользают от понимания. Появилось несколько конкурирующих теорий, но все они требуют дальнейшей проверки.

Барон-Коэн и его коллеги предполагают, что синестезия возникает в результате генетически обусловленного избытка нейронных связей в мозге.Обычно, как объясняет Барон-Коэн, разные сенсорные функции назначаются отдельным модулям мозга с ограниченной связью между ними. В синестезии, как утверждают Барон-Коэн и его коллеги, архитектура мозга иная. Они считают, что мозг синестетов снабжен большим количеством связей между нейронами, что приводит к нарушению обычной модульности и возникновению синестезии.

Дафна Маурер, доктор философии, психолог из Университета Макмастера, предположила, что все люди могут родиться с нейронными связями, которые допускают синестезию, но что большинство из нас теряет эти связи по мере роста.

Психолог из Университета Наропы Питер Гроссенбахер, доктор философии, согласен с тем, что синестезия, вероятно, имеет генетический корень, и, как и группа Барона-Коэна, он и его коллеги объединились с молекулярными генетиками, чтобы исследовать этот вопрос. Но Гроссенбахер и его коллеги подозревают другой механизм мозга.

«Нам не нужно постулировать некоторую ненормальную архитектуру соединений, чтобы учесть синестезию», — утверждает Гроссенбахер.

Вместо этого он предлагает, чтобы в мозгу синестетов не подавлялись должным образом «обратные связи», которые переносят информацию из мультисенсорных областей высокого уровня обратно в односенсорные области.Обычно информации, обрабатываемой в таких мультисенсорных областях, разрешается возвращаться только в ее подходящую односенсорную область. Но в мозгу синестетов, как утверждает Гроссенбахер, торможение каким-то образом нарушается, позволяя смешивать различные чувства.

Гроссенбахер считает, что его точка зрения согласуется с тем фактом, что галлюциногенные препараты могут временно вызывать синестезию.

«Я не думаю, что новые связи формируются в мозгу этих людей в течение нескольких часов, а затем исчезают», — говорит он.«Что гораздо более разумно, так это то, что существующие связи используются нейрохимическим путем в течение нескольких часов».

Но, как признает Гроссенбахер, «проблема теоретических построений в этой области заключается в том, что мы недостаточно ограничены данными. Пока еще нет нужного типа данных, чтобы различать эти разные теории».

Барон-Коэн соглашается: «Нейровизуализация — лучшее, что у нас есть на данный момент, но пространственное разрешение недостаточно хорошее, чтобы мы могли видеть, являются ли отдельные связи в мозге перекрестными.«

Гроссенбахер и Барон-Коэн соглашаются, что вскрытие позволит более тщательно изучить, чем отличается мозг синестетов. Но до сих пор ни один известный синестет не умер и не предоставил свой мозг науке.

Последствия

Для психологов интерес к синестезии выходит далеко за рамки простого изучения нескольких людей, испытывающих это явление.

«Синестезия затрагивает множество других областей, которые более знакомы многим психологам», — говорит Маркс.«Это говорит нам кое-что о природе восприятия и о том, что делает вещи перцептуально похожими друг на друга. Синестезия может помочь нам понять, как концепция сходства встроена в нервную систему».

Кроме того, Диксон предполагает, что тот факт, что синестетическое восприятие мешает восприятию физических стимулов, подчеркивает важный аспект познания.

«Мы склонны думать о нашем опыте, и особенно о зрительной системе, как о восходящем», — отмечает он.«Но есть много случаев, когда значение возвращается вниз и влияет на наше восприятие мира низшего порядка. Синестезия — лишь один очень редкий и исключительный пример этого».

Возможность того, что синестезия имеет генетические корни, не менее заманчива, говорит Гроссенбахер, особенно если окажется, что один-единственный ген контролирует состояние, как некоторые предполагали.

«Если действительно что-то столь важное для психической жизни, как [синестезия], контролируется одним геном, это может быть скорее новый вид гена, о котором нужно знать», — говорит Гроссенбахер.«Это был бы ген, который в любой из своих форм приводит к здоровому человеку, но оказывает глубокое влияние на организацию нервной системы».

На практическом уровне, как отмечают многие исследователи, исследование синестезии поможет повысить узнаваемость этого состояния, уменьшая риск того, что врачи могут принять его за признак психического заболевания.

Кроме того, Гроссенбахер, Лавлейс и Крейн, которые проводят исследования синестезии во время получения докторской степени по клинической психологии, начинают изучать, могут ли общие механизмы лежать в основе как синестезии, так и галлюцинаций. В таком случае синестезия может быть идеальной лабораторией для изучения этих механизмов.

«Это группа людей, которых можно будет исследовать», — объясняет Крейн. «В отличие от пациентов, которые испытывают галлюцинации, синестеты не получают лекарств, поэтому у вас нет этого сбивающего с толку фактора. Мы можем рассказать о нашем опыте. Мы предлагаем кое-что очень ценное».

Что такое синестезия и каково это?

Я знаю, что число четыре желтого цвета, но у меня есть друг, который настаивает, что число четыре красное.

Она также говорит, что у четверых есть материнская личность, но у моей четверки нет личности — ни одно из моих чисел не имеет. Но все мои числа имеют цвета, как и мои буквы, дни и месяцы.

У нас с другом есть синестезия — состояние восприятия, при котором стимуляция одного чувства вызывает автоматический, непроизвольный опыт в другом.

Синестезия может возникать практически между любой комбинацией чувств или когнитивных путей.

Это взгляд синестета на месяцы /.Келли [CC BY 2.0] / Wikimedia Commons

Синестеты — или люди с синестезией — могут видеть звуки, ощущать вкус слов или ощущать на своей коже ощущение запаха определенных запахов. Они также могут видеть абстрактные понятия, такие как время, проецируемое в пространстве вокруг них, как на изображении справа. .

Многие синестеты испытывают более чем одну форму состояния. Например, у меня и у моей подруги есть синестезия цвета графемы — числа и буквы вызывают цветовое восприятие, хотя мой опыт отличается от ее.

Поскольку ее числа имеют индивидуальность, у нее также есть форма синестезии, известная как порядковая лингвистическая персонификация.

Ученые раньше думали, что синестезия встречается довольно редко, но теперь они считают, что до четырех процентов населения страдает той или иной формой этого состояния.

На что это похоже?

Хотя его имени нигде нет на фото, имя этого бывшего президента, вероятно, пришло вам в голову. Пит Соуза, Белый дом / Wikimedia Commons

Дэвид Иглман, нейробиолог и глава Центра науки и права, не синестет, но он часто использует эту аналогию для объяснения феномена.

Когда вы видите фотографию выше, вы, вероятно, думаете «президент Барак Обама», хотя эти слова нигде не написаны. Ваш мозг автоматически и непроизвольно устанавливает эту связь, так же как мой мозг устанавливает связь между числом четыре и желтым цветом.

«Это не то же самое, что галлюцинация», — объясняет Иглман в документальном фильме «Красные понедельники и драгоценный камень Халапеньо: Синестетический мир». «На самом деле это не мешает их способности видеть в этой части пространства, поэтому таким же образом вы можете представить себе гигантскую оранжевую тыкву, сидящую перед вами, но это не мешает вам видеть сквозь это и дальше.»

Синестезия — это сенсорный феномен, не связанный с памятью, поэтому, если вы не синестет, вы могли бы научить себя ассоциировать цвет с определенным числом, например, но ваш мозг не будет реагировать так же, как синестет.

Синестеты цвета графемы связывают определенные цвета с определенными числами. Эдвард М. Хаббард [CC BY-SA 3.0] / Wikimedia Commons

Например, человеку, не имеющему синестезии цвета графемы, будет труднее выделить черные двойки из черных пятерок на изображении справа.

Однако, если у ваших чисел есть цвета, вы почти сразу увидите треугольник из двоек.

Но для некоторых синестетов графемного цвета эта задача может быть даже проще.

Дэниел Смилек, профессор психологии Университета Ватерлоо, выделил две группы синестетов среди тех, кто ассоциирует цвета с буквами и цифрами. Есть проекторы, цвета которых заполняют напечатанную букву перед ними, и помощники, которые видят цвета в их воображении, как и я.

А как насчет людей, которые могут слышать видео без звука?

Синестезия применима не только к людям, которые ассоциируют определенные цвета с изображениями. Некоторые люди могут слышать звуки в видео, когда звук фактически не воспроизводится.

Психолог Крис Фасснидж называет это явление «визуально вызванной слуховой реакцией» (vEAR). Хотя технически это не синестезия, Фасснидж считает, что это новая форма, которая требует дальнейшего изучения. «Некоторые люди описывают это как жужжание в голове», — говорит Фасснидж Vox.«Для других это похоже на белый шум. А другие люди говорят, что он меняется в зависимости от того, на что они смотрят».

Исследование, проведенное в Current Biology, предполагает, что vEAR является довольно распространенным явлением — затрагивает от 20 до 30 процентов людей — и многие люди могут не осознавать, что они связывают слабые звуки с образами.

«Многие люди не осознают, что у них есть эта штука, пока вы не начнете проверять ее в лаборатории», — говорит Фасснидж. «Может быть, из-за того, что они возникают одновременно, вы либо не замечаете мысленный звук, пока не снимете все остальное.»

Что вызывает это?

Около 40 процентов синестетов имеют родственников первой степени с синестезией, и многие синестеты вспоминают, что у них синестезия была столько, сколько они себя помнят.

«Я определенно играл с ним, когда мне было 5 или 6 лет, потому что я помню, как совершал набег на шкаф с пластинками своих родителей, искал пластинки, которые мне нравилось слушать, в поисках цветов», — сказал Шон Дэй, синестет, который связывает цвета с обоими звуками. и вкусы.

В исследовании 2018 года в Proceedings of the National Academy of Sciences, проведенном учеными из Института психолингвистики Макса Планка и Кембриджского университета, были проанализированы образцы ДНК из нескольких семей, в которых есть несколько поколений синестетов.Они пришли к выводу, что, хотя семьи различались вариациями ДНК, была одна общая черта: произошло усиление генов, участвующих в миграции клеток и аксоногенезе, процессе, который позволяет клеткам мозга подключаться к своим правильным партнерам.

«Это исследование показывает, как генетическая изменчивость может изменять наши сенсорные ощущения, потенциально через измененные связи в мозге», — говорит профессор Саймон Барон-Коэн. «Синестезия — яркий пример нейроразнообразия, который мы должны уважать и ценить.»

Другие эксперты считают, что каждый может родиться со способностью испытывать синестезию.

Дафна Маурер, почетный профессор психологии в Университете Макмастера, предположила, что все мы можем родиться с нейронными связями, которые допускают синестезию, но что большинство из нас теряет эти связи по мере роста.

Иглман признает, что в мозгу несинестетов могут быть синестетические соответствия, но люди не подозревают о них, пока их не дразнят.

Какую из этих фигур зовут Буба, а какую — Кики? Рисунок Эндрю Данна [CC BY-SA 3.0] / Wikimedia Commons

Какую из этих фигур зовут Буба, а какую — Кики? (Иллюстрация, нарисованная Эндрю Данном [CC BY-SA 3.0] / Wikimedia Commons)

В качестве примера он указывает на то, что называется эффектом буба / кики. Когда их просят выбрать, какая из двух форм справа называется «буба», а какая «кики», большинство людей выбирают кики для угловатой формы и буба для округлой формы.

Исследования также показывают, что люди могут сказать, что более громкие тона ярче, чем мягкие, и что более темные жидкости пахнут сильнее, чем более светлые.

В своей книге «Среда — синий индиго: открытие мозга синестезии» Иглман говорит, что эти примеры доказывают, что эти аналогии на самом деле являются «уже существующими отношениями».

«Таким образом, синестетические ассоциации, которые давным-давно установили наши предки, превратились в более абстрактные выражения, которые мы знаем сегодня — и именно поэтому метафоры имеют смысл», — пишет он.

Однако синестезия отличается от этих примеров тем, что инициируемое сенсорное восприятие происходит автоматически и неизученно, что отличает его от метафорического мышления.

«Это реальный феномен, и люди, у которых он есть, на самом деле воспринимают мир по-другому», — сказал Иглман.

Как это проверяется?

Синестеты усиливают активацию зрительных областей мозга в ответ на звук. Эдвард М. Хаббард / Wikimedia Commons

Последовательность — один из лучших способов проверить синестезию.

«Если вы скажете мне, что ваша буква« J »- очень специфический оттенок синего порошка … Я могу проверить вас на этом и попросить вас определить именно тот оттенок, который лучше всего подходит», — сказал Иглман. «Если вы просто поэтичны, метафоричны или придумываете что-то, тогда вы не сможете снова запечатлеть эти цвета. Но если вы действительно синестетичны, то вы сможете выбрать именно эти цвета спустя годы».

Исследователи используют этот подход, чтобы посмотреть на мозг синестетов. Используя позитронно-эмиссионную томографию и функциональную магнитно-резонансную томографию, они обнаружили, что люди, которые сообщают, что видят цвета в музыке, например, имеют повышенную активацию зрительных областей мозга в ответ на звук.Взаимодействие с другими людьми

На рисунке выше, например, показаны области мозга, которые, как считается, перекрестно активируются в синестезии цвета графемы.

Плюсы и минусы

Некоторые синестеты говорят, что их состояние временами может быть неудобным. Например, слова, напечатанные неправильным цветом, могут показаться странными, а некоторые имена могут показаться синестетам неприятными. Другие сообщают о том, что страдали сенсорной перегрузкой или чувствовали себя смущенными в молодом возрасте, когда описывали переживания, которые, как они не знали, были нетипичными.

Однако большинство синестетов думают о своих способностях как о подарке и не хотят их терять.

«Вы испытали крайне неприятный запах», — отмечает Дэй. «Вы хотите навсегда потерять обоняние?»

Для автора так выглядят числа. Laura Moss / Батарея Synesthesia

У синестета также могут быть некоторые преимущества, такие как способность различать похожие цвета и легко запоминать информацию. Например, я могу не запомнить цифру в номере телефона, но у меня будет впечатление зеленого и поэтому знайте, что загадочное число — шесть.(Некоторые из моих чисел изображены выше, как показано на батарее Synesthesia. )

В 2004 году Даниэль Таммет установил европейский рекорд запоминания числа пи, запомнив 22 514 цифр за пять часов. Он приписывает этот подвиг своей способности видеть числа с помощью цвета, текстуры и звука.

Есть также свидетельства того, что синестезия может способствовать развитию творческих способностей. В исследовании 2004 года в Калифорнийском университете группа студентов проходила тесты на творческое мышление Торранса. Синестеты, прошедшие тест, получили более чем в два раза больше баллов по каждой категории.

В некоторых случаях неврологическое состояние даже привело к уникальным возможностям трудоустройства. Некоторые производители автомобилей, например, нанимают синестетов, чтобы помочь дизайнерам создавать автомобили, более приятные для потенциальных водителей.

А синестеты составляют хорошую компанию. Список известных синестетов велик и включает Владимира Набокова, Винсента Ван Гога, Мэрилин Монро, Билли Джоэла и Мэри Дж. Блайдж.

Музыкант Фаррелл Уильямс ассоциирует музыку с цветами и говорит, что не может представить жизнь без этого «дара». »

«Если бы это было у меня внезапно, я не уверен, что смогу писать музыку», — сказал он Psychology Today. «Я бы не смог угнаться за этим. У меня не было бы меры, чтобы понять».

Если вы думаете, что можете быть синестетом, вы можете взять батарею Synesthesia Battery, созданную лабораторией Иглмана. В качестве другого подхода вы можете взглянуть на сайт «Какого цвета ваше имя», сайт, созданный синестеткой графемных цветов по имени Бернадетт, которая начала проект, чтобы помочь объяснить, как ее мозг реагирует, когда она узнает чье-то имя.

Вы также можете узнать больше о синестезии и исследованиях Иглмана в видео ниже.

Что такое синестезия? | Живая наука

Синестезия — это неврологическое заболевание, которое заставляет мозг обрабатывать данные одновременно несколькими органами чувств. Например, человек с синестезией может слышать звуки, но при этом видеть их как разноцветные завитки. Состояние не до конца изучено, но считается, что оно является генетическим и затрагивает больше женщин, чем мужчин.

По данным Американской психологической ассоциации (APA), синестезия встречается редко и встречается только у 1 из 2000 человек.Состояние чаще встречается у художников, писателей и музыкантов; По данным Psychology Today, от 20 до 25 процентов людей этих профессий страдают этим заболеванием. Примеры известных художников с синестезией — поп-певец Лорд, скрипачка Кейтлин Хова и художники Василий Кандинский и Дэвид Хокни. По данным АПА, писатель Владимир Набоков, композитор Оливье Мессиан и физик Ричард Фейнман также могли иметь синестезию.

Типы

Слово «синестезия» происходит от греческого слова «воспринимать вместе».«Согласно Psychology Today, было зарегистрировано более 60 типов синестезии. Большинство людей с этим заболеванием испытывают как минимум два типа синестезии. Наиболее распространенным типом является синестезия цвета графемы, когда буквы или цифры кажутся окрашенными на записанная страница или визуализируемая как окрашенная в уме.

Некоторые другие типы синестезии включают следующее:

  • Обоняние определенных запахов при прослушивании определенных звуков.
  • Восприятие музыки как цветов в воздухе (синестезия цвета музыки).
  • Дегустационные слова (лексико-вкусовая синестезия).
  • Ощущение, что определенные текстуры вызывают определенные эмоции (синестезия тактильных эмоций).
  • Ощущение того, что время имеет физические характеристики (пространственно-временная синестезия).
  • Видение определенного цвета при чувстве боли.
  • Восприятие языка жестов как цвета.

Некоторые люди испытывают феномен, называемый «концептуальной синестезией», при котором они видят абстрактные понятия, такие как единицы времени или математические операции, как формы, проецируемые либо внутри, либо в пространство вокруг них, согласно APA.

Причины

Синестезия впервые была изучена в конце 19-го и начале 20-го веков, но исследования этого состояния отошли на второй план до 1970-х годов. С тех пор многие нейробиологи изучали это состояние и предложили несколько конкурирующих теорий о его причинах, согласно статье в Monitor on Psychology APA.

Например, исследование Саймона Барон-Коэна, изучающего синестезию в Кембриджском университете, показало, что синестезия возникает в результате переизбытка нейронных связей.Обычно каждое из органов чувств закреплено за отдельными модулями мозга с ограниченной перекрестной коммуникацией. Барон-Коэн предположил, что в мозгу людей с синестезией стены разрушены, и между модулями больше коммуникации.

Однако Питер Гроссенбахер, психолог из Университета Наропа в Колорадо, считает, что синестезия не перестраивает архитектуру мозга, а происходит, когда одночувственные области мозга получают обратную связь от мультисенсорных областей.Обычно информация из мультисенсорных областей возвращается только в соответствующую односенсорную область. Гроссенбахер сказал, что у людей с синестезией информация оказывается беспорядочной.

Другая теория, предложенная Дафной Маурер, психологом из Университета Макмастера в Онтарио, состоит в том, что у всех есть эти связи, но не все их используют. Маурер предположил, что те, кто использует связи, испытывают синестезию.

Небольшое исследование 17 участников, опубликованное в European Journal of Neuroscience в 2016 году, показало, что у людей с синестезией могут быть более сильные психические ассоциации между определенными звуками и округлыми или угловатыми формами.«Были споры о синестезии», — говорится в заявлении соавтора исследования доктор Криш Сатиан, невролог из Университета Эмори в Атланте. До сих пор было неясно, связан ли источник восприятия у людей с синестезией с тем, как они связывают определенные звуки, которые они слышат, с мысленными образами, которые представляют эти звуки, или же источником был что-то совершенно иное, сказал он.

В ходе опроса 11000 студентов колледжей в 2017 году исследователи обнаружили, что дети, которые выросли, слыша и разговаривая на двух языках начиная с очень раннего возраста, с большей вероятностью имели синестезию, чем люди, которые не говорили на двух языках, начиная с очень раннего возраста. «Группы людей с разным лингвистическим образованием имеют разную степень синестезии — и совершенно разные показатели», — сказал соавтор исследования Маркус Уотсон, психолог-экспериментатор из Йоркского университета в Торонто. «Он колеблется от 0 процентов до примерно 5 процентов в зависимости от их языкового фона».

Диагноз

Официального метода диагностики синестезии не существует. Однако есть рекомендации, разработанные ведущим исследователем синестезии доктором Ричардом Цитовиком.

Люди с синестезией обычно делают следующее:

  • Непроизвольно испытывают свое восприятие.
  • Проектируйте ощущения за пределами разума, например, видите, как цвета парят в воздухе, когда они слышат звуки.
  • Имейте восприятие, которое каждый раз одно и то же.
  • Иметь общее восприятие, например, видеть форму в ответ на определенный запах, но не видеть чего-то более сложного.
  • Вспомните вторичное синестетическое восприятие лучше, чем первичное восприятие.
  • Имейте эмоциональные реакции, такие как приятные чувства, связанные с их восприятием.

Дополнительные ресурсы

Почему стоит пробовать слова и слышать цвета

В то время как большинство из нас видят зрелища и слышат звуки, некоторые люди также слышат цвета и пробуют слова — загадочный феномен, называемый синестезией, который возникает при стимуляции одного из пяти чувств, вызывающих переживания в несвязанном смысле. Теперь исследователи предполагают, что эта необычная черта может принести множество психических преимуществ, потенциально объясняя, почему эволюция сохранила ее.

Ученые впервые открыли синестезию в 19 веке, отметив, что некоторые люди видели, что каждое число или буква окрашены в определенный цвет, даже если они были написаны черными чернилами. Это состояние, известное как синестезия цвета графема, является наиболее распространенным из более чем 60 известных вариантов синестезии.

Хотя синестезия может возникать из-за употребления наркотиков, повреждения мозга, сенсорной депривации и даже гипноза, исследования показали, что от 2 до 4 процентов населения в целом естественно испытывают синестезию, и это явление имеет тенденцию передаваться по наследству. Недавняя работа по анализу мозга людей с синестезией цвета графема показала, что это вызвано увеличением количества связей между сенсорными областями мозга.

Ключевой вопрос относительно синестезии — почему это явление сохранилось, хотя может показаться, что оно не приносит никакой пользы. Теперь ученые, анализируя прошлые исследования в этой области, находят ответы у тех, у кого это есть — синестетов.

Например, предполагается, что синестезия в семь раз чаще встречается у художников, поэтов и писателей, чем у остальной части населения.Когнитивный нейробиолог Вилайанур Рамачандран из Калифорнийского университета в Сан-Диего и его коллеги предполагают, что мутантные гены, ответственные за синестезию, могут заставлять людей воспринимать связи не только между, казалось бы, несвязанными ощущениями, но и между, казалось бы, несвязанными идеями, что ведет к большему творчеству.

Интересно, что синестеты иногда также демонстрируют замечательные способности памяти. Например, британский писатель Дэниел Таммет сказал, что для него каждое положительное целое число до 10 000 имеет свою уникальную форму, цвет, текстуру и ощущение, и сказал, что он использовал свою синестезию, чтобы запомнить математическую константу пи до 22 514 цифр. Ученые предположили, что синестезия может быть связана с савантизмом, замечательным опытом, способностями или талантами в одной или нескольких областях, которые иногда наблюдаются у людей с аутизмом или другими психическими расстройствами.

Кроме того, исследователи обнаружили, что синестеты числа-цвета лучше других распознают очень похожие цвета, в то время как синестеты зеркального прикосновения — те, кто испытывает тактильные ощущения на собственном теле, когда они наблюдают за прикосновением к кому-то другому, — обладают более чувствительной осязание.Это предполагает, что чувства синестетов могут быть усилены очень тонкими способами.

В целом исследователи предполагают, что синестезия может дать важные ключи к лучшему общему пониманию человеческого разума.

«Синестезия, похоже, полагается на многие из тех же механизмов, которые присутствуют у всех людей», — сказал LiveScience нейробиолог Дэвид Брэнг из Калифорнийского университета в Сан-Диего.

Брэнг отметил, что синестезия может быть крайним вариантом мультисенсорной обработки, то есть того, как мозг обрабатывает информацию, поступающую от нескольких органов чувств одновременно.

«Понимание различий между этим преувеличенным типом мультисенсорной обработки может также рассказать нам о внутренней работе нормальных мультисенсорных процессов», — сказал Бранг. Он добавил, что синестеты также могут помочь нам лучше понять нейробиологию творчества.

Бранг и Рамачандран подробно рассказали о своих открытиях 22 ноября онлайн в журнале PLoS Biology.

Следите за последними научными новостями и открытиями LiveScience в Twitter @livescience и на Facebook .

Почему люди слышат цвета и пробуют слова?

PLoS Biol. 2011 ноя; 9 (11): e1001205.

Дэвид Бранг

Департамент психологии Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, Соединенные Штаты Америки

В.С. Рамачандран

Департамент психологии Калифорнийского университета, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, США of America

Департамент психологии, Калифорнийский университет, Сан-Диего, Ла-Хойя, Калифорния, Соединенные Штаты Америки

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование и распространение , а также воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего указания автора и источника.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Синестезия — это переживание восприятия, при котором стимулы, представленные посредством одной модальности, спонтанно вызывают ощущения в несвязанной модальности. Состояние возникает из-за усиленного взаимодействия между сенсорными областями и является непроизвольным, автоматическим и стабильным с течением времени. Хотя синестезия может возникать в ответ на лекарства, сенсорную депривацию или повреждение мозга, исследования в основном сосредоточены на наследственных вариантах, составляющих примерно 4% от общей популяции.Генетические исследования синестезии предполагают, что это явление является гетерогенным и полигенетическим, однако остается неясным, обеспечивала ли синестезия когда-либо селективное преимущество или это просто побочный продукт какого-то другого полезного выбранного признака. Прогресс в раскрытии генетической основы синестезии поможет нам понять, почему синестезия сохраняется в популяции.

Введение

Синестезия — это состояние, присутствующее у 2–4% населения [1], при котором сенсорный стимул, представленный одной модальностью, вызывает одновременные ощущения в дополнительных модальностях [2]. Синестезия теоретически может связывать любые два чувства, но исследования в основном сосредоточены на двух наиболее распространенных вариантах, в которых слуховые тона и ахроматические (бесцветные) числа производят яркие и заметные для восприятия цвета. Специфика этих вызванных цветов остается стабильной с течением времени у любого отдельного человека [3], но один и тот же тон или графема не обязательно вызывает один и тот же цвет у разных людей. Синестезия представляет интерес для ученых в течение почти 200 лет [4], и хотя анализ семейных связей показывает сильный генетический компонент, точные вовлеченные гены и причины, по которым синестезия сохранилась в популяции, остаются нерешенными загадками.

Нейронная основа синестезии

Нейронный субстрат синестезии был тщательно изучен в синестезии цвета графемы (в которой числа и буквы вызывают цвета) с использованием как психофизических тестов, так и функциональной визуализации. Несколько групп продемонстрировали, что простые ахроматические графемы активируют как области графемы, так и цветовую область V4 (область зрительной коры, которая демонстрирует более сильную реакцию на цвета, чем на стимулы в оттенках серого) в мозгу синестетов, что согласуется с точкой зрения, что синестетики цвета являются сенсорными по своей природе (т. е., возникают через восходящий поток обработки) [5], [6] в отличие от когнитивных ассоциаций высокого уровня, как было предложено [7]. Предсказывая это открытие «перекрестной активации» между графемой и цветными областями, Рамачандран и Хаббард [6] предположили, что синестезия является результатом избытка нейронных связей между ассоциированными модальностями, возможно, из-за уменьшения нейронного отсечения между (обычно соседними) областями, которые связаны между собой. у плода. В соответствии с этим предположением, ряд исследований продемонстрировал анатомические различия в нижней височной доле вблизи областей, связанных с графемой и обработкой цвета в синестетах, включая повышенную фракционную анизотропию (отражающую увеличение белого вещества или когерентность белого вещества) [8], [9 ] и увеличенный объем серого вещества [9], [10]; повышенная связность была обнаружена и при других формах синестезии [11].Кроме того, Брэнг и его коллеги недавно продемонстрировали, что цветовая область V4 становится активной уже через 110 мс после просмотра ахроматических букв и чисел, что означает, что синестетические цвета следуют в мозгу так же, как цвета, вызванные сетчаткой [12] — [14]. ].

В дополнение к гипотезе сенсорной перекрестной активации, Рамачандран и Хаббард [6], [15] продемонстрировали, что искусственно индуцированные цвета могут приводить к сегрегации текстуры восприятия; Недавние результаты Джейми Уорда и его коллег [16] предоставляют дополнительные эмпирические доказательства этой точки зрения.Рамачандран и Бранг также отметили [17], что одно и то же число может иметь несколько цветов в некоторых синестетах (например, числа 7 и 8 дюймов) или даже визуальный вид текстурных качеств, таких как металлический и гладкий [18], дополнительно предполагая, что синестезия это сенсорный феномен снизу вверх. Тем не менее, нисходящие влияния (например, внимание, контекст и т. Д.) Также должны играть значительную роль в синестезии, как впервые показали Рамачандран и Хаббард [15] с использованием фигур Навона; то есть, если объект видит большие 5, состоящие из маленьких 2, вызванный цвет изменится в зависимости от того, фокусируется ли объект на локальном или глобальном изображении (т. е., «деревья» или «лес»). Как происходит интеграция этих восходящих и нисходящих потоков обработки, пока неизвестно.

Число-цветовые ассоциации для одного из наших синестетов.

Наследственность в синестезии

Хотя доказанная генетическая основа синестезии остается неуловимой, это явление имеет тенденцию передаваться в семьях, поскольку около 40% синестетов сообщают о родственниках первой степени родства с этим заболеванием [3], [19]. Породный анализ синестезии свидетельствует о высокой передаче от родителя к потомству (), однако по крайней мере в одном подтвержденном случае синестезия присутствует только у одного монозиготного близнеца [20].Было задокументировано не менее 60 различных форм синестезии (т.е.различных комбинаций органов чувств), отражающих крайнюю неоднородность состояния, и можно легко предположить, что каждый тип синестезии вызывается уникальным геном или набором генов. Однако конкретная форма синестезии, которую человек выражает, может варьироваться в пределах семьи [19], предполагая, что генетический оттенок налагает предрасположенность к синестезии, но не ее выражение. В самом деле, у людей с одним типом синестезии гораздо больше шансов иметь и другой — наблюдение, которое было сделано Рамачандраном и Хаббардом [15] в качестве подтверждения идеи о том, что дефектный ген или гены обрезки придают общую склонность к связыванию несвязанных ощущений. или даже концепции.Кроме того, в то время как отдельные синестеты часто демонстрируют множественные формы явления, крупномасштабный факторный анализ предполагает, что некоторые варианты чаще встречаются у одного человека, предполагая, что некоторые формы более тесно связаны (например, локальная «кластеризация» или « острова »типов синестезии), что позволяет предположить их общее происхождение [21]. Тем не менее, некластеризованные формы по-прежнему встречаются вместе с большей частотой, чем прогнозируется на основе показателей распространенности в общей популяции [22], что значительно затрудняет теории единичных генетических маркеров и представление о независимости между различными формами состояния.

Средние семейные родословные синестетов, составленные на основе данных в ссылках [ 3] , [18], [19], [23], [25], [48 ], демонстрирующие частоту наследственной передачи от одного родителя-синестетика (верхний ряд) ребенку женского или мужского пола (нижний ряд).

Квадраты представляют мужчин, а круги — женщин. Интенсивность цвета отражает вероятность родословной синестезии, взятую из чисел внизу, представляющих частоту каждого случая.

Предыдущие исследования, посвященные распространению синестезии, обнаружили значительный гендерный разрыв с соотношением женских синестетов и мужчин 6: 1, что привело к предположению, что синестезия является Х-сцепленным состоянием [23].Однако исследования распространенности, проведенные с использованием случайной выборки, показали равномерное распределение синестезии среди полов, предполагая, что несоответствие было основано на методологических недостатках и предвзятости самооценки в более ранних исследованиях. Последующие исследования генетики синестезии, к сожалению, не прояснили, какие гены лежат в основе этого явления. Изучая взаимосвязь между синестезиоподобными галлюциногенными переживаниями и кодированием рецептора серотонина 2А на хромосоме 13, Бранг и Рамачандран [24] предполагают, что синестезия может возникать из-за сверхэкспрессии этого гена, вызывая более высокую плотность рецепторов. Однако прямые исследования с использованием сканирования сцепления всего генома [25] и анализа сцепления на основе семьи [26] локализовали отдельные локусы, которые не перекрывались ни с областью, предложенной Брангом и Рамачандраном [24], ни друг с другом, что предполагает либо недостаток мощности от полученных размеров выборки или что это явление в значительной степени полигенное. Вероятно полигенное происхождение, поскольку трансмиссивность гетерогена, а синестеты часто обладают множественными формами, как упоминалось выше [15], [19]. В свете этих противоречивых результатов исследования генетики, лежащей в основе синестезии, все еще находятся в зачаточном состоянии и потребуют гораздо более крупных размеров выборки и вариантов состояния, чтобы понять основные факторы передачи.Кроме того, данные свидетельствуют о том, что синестезия на самом деле может быть дифференцированным явлением в общей популяции, что создает возможность того, что несинестетические родственники синестетов проявляют эндофенотипы состояния, что затрудняет использование анализа семейных связей.

Почему был сохранен ген?

Эпифеноменальный

Прежде чем задаться вопросом, почему ген синестезии мог быть сохранен в ходе эволюции, нужно сначала рассмотреть возможность того, что синестезия, вероятно, может быть просто эпифеноменальной, и что задействованный ген (ы) мог служить какой-то совершенно не связанной цели.Также возможно, что ген (-ы) могли быть сохранены просто потому, что они не понесли достаточно больших затрат, чтобы их очистить отбором, и могут быть примером эволюционного спандреля. Другое возможное объяснение состоит в том, что синестезия просто представляет собой хвост нормального распределения кросс-модальных взаимодействий, присутствующих в общей популяции [15], [23]. Частичные доказательства, подтверждающие эту идею, заключаются в том, что сенсорная депривация и деафферентация (то есть потеря сенсорной информации из-за разрушения сенсорных нервных волокон) могут привести к синестетическим переживаниям.Например, после ранней депривации зрения из-за пигментного ретинита сенсорные стимулы могут производить зрительные фосфены [27], а после потери тактильных ощущений из-за поражения таламуса звуки могут вызывать сенсорные ощущения [28]. Что еще более примечательно, инвалиды руки ощущают прикосновение к фантомной конечности, просто наблюдая за прикосновением руки другого человека [29]. Давние данные также продемонстрировали, что галлюциногенные препараты могут вызывать переживания, подобные синестезии (см. Обзор [30]), предполагая, что нервный механизм присутствует у всех или многих людей, но просто подавляется.Однако ни одно исследование еще не установило взаимосвязь между этими приобретенными формами и генетическим вариантом и отвечает ли один и тот же нервный механизм за оба.

Творчество и метафора

Впервые был поднят вопрос о том, может ли ген (ы) синестезии иметь «скрытую повестку дня», как ген серповидно-клеточной анемии с устойчивостью к малярии, и может ли эта повестка дня быть «творчеством и метафорой». Рамачандрана и Хаббарда [15]. Субъективно синестеты сообщают, что эти переживания в основном положительные и приносят стимулирующие преимущества для творческих аспектов их жизни.Исследования действительно подтвердили повышенную частоту синестезии у художников [31], и, по сравнению с контрольной группой, синестеты сообщают, что проводят больше времени в творческой деятельности [32]. Однако природа связи между синестезией и творчеством (включая метафору) остается неуловимой, учитывая, что синестезия включает произвольное соединение двух не связанных между собой вещей (например, цвета и числа), в то время как существует непроизвольная концептуальная связь, скажем, между Джульеттой и солнце (из Ромео и Джульетта ).Одно из возможных решений этой проблемы заключается в осознании того, что любое данное слово имеет только конечный набор ассоциаций (например, солнце теплое, заботливое, сияющее, яркое и т. Д.). Перекрывающаяся область среди ореолов ассоциаций между двумя словами (например, Джульетта и солнце; оба сияющие, теплые и заботливые) — основа метафоры — существует у всех нас, но больше и сильнее в синестезии в результате ген перекрестной активации; в этой формулировке синестезия не является синонимом метафоры, а означает только то, что ген, производящий синестезию, придает склонность к метафоре.Хотя связь между синестезией и творчеством вызвала значительный интерес в последнее десятилетие, исследования еще не продемонстрировали напрямую причинно-следственной связи между ними, поэтому аргумент на данный момент остается соблазнительным и убедительным, но не окончательным.

Сенсорная обработка и когнитивные способности

Недавние исследования подтвердили многочисленные когнитивные и перцептивные преимущества, связанные с синестезией, любое из которых можно утверждать, чтобы создать более сильную основу для отбора.В качестве крайних примеров этих преимуществ два хорошо охарактеризованных ученых продемонстрировали замечательные способности памяти, основанные на их синестезиях: Дэниел Таммет использовал свою синестезию для запоминания числа пи до 22 514 цифр, а Лурия [33] описал человека («S») с потрясающей памятью. основанный в основном на использовании синестетических ассоциаций, вызываемых запоминаемыми элементами. Такие случаи привели к предположению, что синестезия может существовать как основа для савантизма, и хотя Таммет и С. находятся на крайнем конце спектра, синестеты как группа также продемонстрировали улучшенную память по сравнению с контролем, особенно для предметов, связанных с их синестетические переживания (например,g., память для телефонных номеров поддерживается ассоциациями номер-цвет) [6], [15], [34], [35].

За пределами области исследования памяти накапливаются свидетельства улучшенной обработки сенсорной информации и при синестезии. В частности, синестеты цвета графемы демонстрируют улучшенное обнаружение цветов в визуальном тесте парвоцеллюлярной обработки на низком уровне восприятия (К. Вагнер, Д. Бранг, В. Рамачандран, К. Добкинс, неопубликованные данные) параллельно с обнаружением различий в ранних визуальные процессы превращаются в простые цвета с использованием визуально-вызванных потенциалов [36] задолго до того периода времени в мозге, в котором задействована синестезия.Кроме того, синестеты «число-цвет» также более чувствительны при различении очень похожих цветов [37]. Эти ранние эффекты восприятия предполагают, что синестезия связана с усиленной обработкой цветовой информации; однако остается возможным, что эти различия в обработке цвета не связаны с самой синестезией, а просто вызваны чрезмерным опытом синестетов с цветами. Подтверждая эти сенсорные улучшения при другой форме состояния, Банисси и его коллеги продемонстрировали, что синестеты прикосновения к зеркалу (люди, которые испытывают тактильные ощущения на собственном теле, наблюдая за прикосновением к кому-то другому) обладают повышенной тактильной остротой [37]. Наконец, люди, которые воспринимают слуховые звуки, вызванные зрительным движением, обрабатывают ритмические зрительные стимулы более точно, чем органы управления, и способом, аналогичным тому, как несинестеты обрабатывают слуховую информацию [38].

Эти демонстрации улучшенной обработки сенсорной информации предлагают провокационную эволюционную гипотезу синестезии: синестетические переживания могут служить когнитивными и перцептивными якорями, помогающими обнаруживать, обрабатывать и удерживать критические стимулы в мире; Что касается преимуществ памяти, эти связи похожи на метод ассоциации локусов.В дополнение к облегчению процессов в индивидуальных сенсорных модальностях, синестеты также демонстрируют повышенную коммуникацию между чувствами, не имеющими отношения к их синестетическим переживаниям, предполагая, что выгоды от синестезии распространяются и на другие модальности, поддерживая их способность обрабатывать мультисенсорную информацию [39]. Более того, другие утверждали, что синестезия является прямым результатом усиленной коммуникации между чувствами как логического следствия кросс-модальных взаимодействий, присутствующих у всех людей [40]. Взятые вместе, эти данные предполагают, что синестезия может быть связана с усиленной первичной сенсорной обработкой, а также интеграцией между чувствами. Однако, чтобы полностью понять эту взаимосвязь, потребуется идентификация вовлеченного генетического компонента и свидетельство отбора по этим генам, чтобы определить, служит ли синестезия для усиления нормальной сенсорной обработки.

На пути к решению

Синестезия связана с широким спектром концептуальных и перцептивных преимуществ, предполагая, что задействованный ген (ы) мог быть выбран из-за скрытых целей.Верно ли это, и если да, то, чем может быть эта повестка дня, помимо конкретных улучшенных когнитивных и сенсорных преимуществ, еще предстоит объяснить (для дальнейшего изучения оставшихся научных вопросов см. Вставку 1). Картина осложняется не только тем фактом, что существует множество степеней и разновидностей этого явления (как при дислексии, аутизме и т. Д.), Но и необычайными феноменологическими переживаниями некоторых синестетов (например, «5 не только красный, но и имеет зернистую текстуру »). Но именно потому, что синестезия, кажется, занимает ту загадочную пограничную зону между элементарными ощущениями, с одной стороны, и абстракциями более высокого уровня (такими как пол и личность, и даже эмоции; например, наждачная бумага, вызывающая чувство ревности [41]), с другой. что этот феномен заинтриговывает нас и дает экспериментальный рычаг для исследования психических процессов высокого уровня. Действительно, Рамачандран и Хаббард [15] указали на персонификацию чисел в синестезии (например, 5 — мужчина, 7 — женщина и т. Д.) может отражать усиление универсальной склонности человека к «бинаризации» мира с целью экономии когнитивной обработки.

Вставка 1. Остающиеся вопросы

  1. Помимо расплывчатого утверждения о том, что синестезия может усиливать сенсорную и межсенсорную обработку (случайно или «намеренно» выбранную), может ли синестезия на самом деле усилить сложные и абстрактные умственные способности? Рамачандран и Хаббард [42] указали, что многие синестеты с визуально-пространственными числовыми формами [2] утверждали, что такое улучшение действительно имело место. Когда синестет числовой формы воображает или визуализирует число перед собой, он всегда видит, что оно занимает определенное место в пространстве; числа расположены последовательно вдоль числовой линии, которая может быть сильно запутана в трех измерениях — иногда даже удваиваясь сама на себя. Многие из них сказали, что «перегибы» в строке часто мешают их способности выполнять простые арифметические операции с перегибами. Интересно, что некоторые из них сообщили, что могут «видеть скрытые взаимосвязи» с необычных точек зрения геометрически в результате числового ландшафта, эффект, который можно — и нужно — измерять количественно из-за того, что он может дать понимание математических вычислений у нормальных людей. а также ученые [15]; действительно, Эйнштейн часто отмечал, что даже его «математическое» мышление имеет пространственную природу.Наконец, мы отметили, что некоторые синестеты числа-цвета сообщают о трудностях с простой арифметикой, потому что они считают цвета «отвлекающими» — эффект, который мы в настоящее время исследуем.

  2. Синестезия имеет тенденцию быть однонаправленным явлением, когда числа вызывают цвета, но цвета обычно не вызывают понятие чисел [15]. Эта перспектива однонаправленности должна ограничивать теории о типах анатомических и функциональных связей, которые смягчают синестетические переживания.Представляя особенно интересный тест для теории перекрестной активации, исследования показывают, что синестезия может быть бессознательно двунаправленной [43]. Будущие исследования, изучающие типы анатомических и / или функциональных связей, которые смягчают синестезию, как мы надеемся, прояснят этот вопрос.

  3. Какая связь между унаследованными синестезиями (например, синестезией цвета графемы) и приобретенными состояниями и явлениями, которые вызывают аналогичные переживания? В частности, какие аспекты синестезии основаны на фармакологии (интенсивность переживания, количество различных форм синестезии у одного человека или просто наличие синестезии в целом) и как изменение этих нейротрансмиттеров влияет на восприятие синестезии у нормальной популяции а также в синестетах; я. е., испытывает ли синестет, принимающий ЛСД, новые формы состояния и / или усиление их текущей синестезии? Испытывает ли несинестет, принимающий ЛСД несколько раз, какую-либо последовательность в этих временных синестетических ассоциациях (например, вызывает ли тон с частотой 2000 Гц постоянный цвет на протяжении нескольких сеансов)? В то время как этические последствия таких исследований сегодня препятствуют текущим испытаниям, исследования середины 20-го века предоставили предварительные доказательства связи наследственной синестезии с фармакологически индуцированными формами: Симпсон и МакКеллар [44] сообщили о двух синестетах в процессе развития, которые под влиянием мескалина, испытали возросшую яркость своих «естественных» синестетических переживаний, а также новые формы этого явления.

  4. Производят ли гены, предрасполагающие к синестезии, сенсорные или когнитивные улучшения независимо? Конкретные типы состояния, рассматриваемые в этой статье, предполагают, что синестезия усиливает сенсорную обработку. Утверждение, что отчасти причина того, почему феномен пережил эволюцию, будет поддерживаться, если одинаковые преимущества будут обнаружены во всех формах синестезии. Кроме того, одним из важных звеньев, отсутствующих в этой картине, является вопрос о том, действительно ли синестетический фенотип вызывает эти общие сенсорные улучшения.Эта проблема может быть частично решена путем проверки того, демонстрируют ли члены семьи синестетов, которые сами не являются синестетиками (то есть носителями), аналогичные перцепционные преимущества из-за эндофенотипов гена синестезии. Кроме того, проявляют ли эти люди латентные синестетические ассоциации или повышенную способность создавать эти ассоциации? На сегодняшний день исследований в этой области не опубликовано, но наша группа в настоящее время тестирует эти идеи.

  5. Существует ли синестезия у животных? Если синестезия — это филогенетически старая черта, это может не учитывать представление о том, что синестезия развивалась, чтобы способствовать творчеству и метафоре в популяции. Действительно, критерии, необходимые для успешного создания модели синестезии на животных, можно обсуждать, поскольку синестезия определяется сознательным переживанием ощущений. Тем не менее, мыши с мутацией α2δ3 демонстрируют пониженную болевую чувствительность из-за невозможности передачи от таламуса к коре головного мозга, но вместо этого боль вызывает активацию зрительной и слуховой областей, аналогичную перекрестной активации, наблюдаемой при синестезии [45]. Еще неизвестно, связан ли этот ген с синестезией у людей, но он представляет собой интересного кандидата для исследований.

  6. Феномены числовой формы, формы дня недели (каждый день занимает определенное место в пространстве) и формы месяца (каждый месяц занимает определенное место в пространстве) синестезии кажутся не связанными друг с другом, но некоторые синестеты отображают все три и в многие из этих последовательностей также вызывают цвета. Остается неясным, являются ли эти варианты следствием взаимодействий между пространственными картами в теменных долях и механизмами порядков (упорядоченные последовательности, такие как числа, месяцы и т. Д.), Которые, как полагают Рамачандран и Хаббард, возникают в непосредственной близости от угловой извилины [15]. ].Удивительно, но в некоторых случаях эти пространственные формы предсказуемо меняются со временем; например, в синестезии в форме месяца календарь изменит форму и положение, чтобы текущий месяц оставался в статическом положении относительно объекта [46]. В исследованиях синестезии нет ничего, что могло бы объяснить такие странности. Они напоминают нам обоим о том, что мы едва коснулись поверхности и что синестезия может дать нам представление об основных сенсорных кодах, используемых мозгом для представления времени и пространства, о которых много написано, но ничего не известно.

  7. Если синестезия включает в себя междоменные взаимодействия между организованными картами цвета в V4 и элементарными компонентами визуальных форм, и если расположение таких карт не является случайным, существует ли корреляция между общей формой графемы и цветом? (например, пышные формы имеют тенденцию быть красными, а зазубренные — синими)? Мы наблюдали, что внутри индивидуального синестета существуют корреляции между сходством формы и подобием цвета [47], но остается вопрос, предрасполагает ли расположение карт оттенков и форм у всех людей к определенным соответствиям формы-цвета в целом. Аналогично, существуют ли карты фонем (в зависимости от того, где язык попадает в палитру: стремления, губные губы и т. Д.) В моторных областях коры, которые неслучайно коррелируют с вызванными цветами? Частично это можно проверить, используя искусственно синтезированный язык, такой как корейский, в котором алфавит был построен на основе положения языка на палитре; вызывают ли буквы, соответствующие одинаковому положению языка, более похожие цвета?

Таким образом, синестезия — это в высшей степени наследуемое явление, которое связано с многочисленными преимуществами для когнитивной обработки, что потенциально подчеркивает основу того, почему это состояние выдержало эволюционное давление.Исследования синестезии в настоящее время переживают свой двухсотлетний юбилей в науке, и понимание как механизмов, лежащих в основе этого явления, так и причин его отбора, наконец, находится в точке, в которой синестезия может информировать наше понимание когнитивных и перцептивных процессов в общей популяции. Чтобы правильно понять это состояние и его связь с нормальным познанием, потребуется разнообразный технический и интеллектуальный вклад из всех областей биологии. Таким образом, это исследование предполагает, что синестезия, далеко не «второстепенный» феномен, как считалось ранее (или что она носит чисто «концептуальный» или ассоциативный характер), может дать нам жизненно важные ключи к пониманию некоторых физиологических механизмов, лежащих в основе некоторых из самые неуловимые, но заветные аспекты человеческого разума.

Сноски

Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Специального финансирования по этой статье получено не было.

Ссылки

1. Симнер Дж., Сагив Н., Малвенна С., Цаканикос Е., Уизерби С. А. и др. Синестезия: преобладание атипичных кросс-модальных переживаний. Восприятие. 2006. 35 (8): 1024–1033. [PubMed] [Google Scholar] 2. Гальтон Ф. Исследования человеческих способностей и их развития. Лондон: Dent & Sons; 1883. [Google Scholar] 3. Барон-Коэн С., Берт Л., Смит-Лайттан Ф, Харрисон Дж., Болтон П. Синестезия: распространенность и семейность. Восприятие. 1996. 25 (9): 1073–1079. [PubMed] [Google Scholar] 4. Сакс Г. Т. Л. Historiae naturalis duorum leucaetiopum: Auctoris ipsius et sororis eius. Эрланген 1812 г. [Google Scholar] 5. Хаббард Э. М., Арман А. С., Рамачандран В. С., Бойнтон Г. Индивидуальные различия между синестетами графема и цвета: корреляции между мозгом и поведением. Нейрон. 2005. 45 (6): 975–985. [PubMed] [Google Scholar] 6. Рамачандран В.С., Хаббард Э. М. Психофизические исследования нейронной основы синестезии. Proc Biol Sci. 2001; 268: 979–983. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 7. Николич Д., Юргенс У. М., Ротен Н., Мейер Б., Мрочко А. Синестезия в стиле плавания. Cortex. 2011. 47 (7): 874–879. [PubMed] [Google Scholar] 8. Rouw R, Scholte H. S. Повышенная структурная связность в синестезии цвета графемы. Nat Neurosci. 2007; 10: 792–797. [PubMed] [Google Scholar] 9. Янке Л., Бели Дж., Юлиг С. , Хангги Дж. Нейроанатомия синестезии цвета графемы.Eur J Neurosci. 2009; 29: 1287–1293. [PubMed] [Google Scholar] 10. Вайс П. Х, Финк Г. Р. Синестеты цвета графемы показывают увеличенные объемы серого вещества теменной и веретенообразной коры. Мозг. 2009; 132: 65–70. [PubMed] [Google Scholar] 11. Хенгги Дж., Бели Дж., Охслин М. С., Янке Л. Множественный синестет Э. С.: нейроанатомическая основа синестезии интервального вкуса и цветового тона. Нейроизображение. 2008. 43 (2): 192–203. [PubMed] [Google Scholar] 12. Бранг Д., Хаббард Э. М., Коулсон С., Хуанг М. X, Сонг Т., Рамачандран В.S. Магнитоэнцефалография выявляет раннюю активацию V4 в синестезии цвета графемы. Нейроизображение. 2010. 53 (1): 268–274. [PubMed] [Google Scholar] 13. Бранг Д., Эдвардс Л., Рамачандран В. С., Колсон С. Небо 2? Контекстное праймирование в синестезии цвета графема. Psychol Sci. 2008. 19 (5): 421–429. [PubMed] [Google Scholar] 14. Бранг Д., Канаи С., Рамачандран В. С., Коулсон С. Контекстное праймирование в синестетах цвета графемы и элементах управления яркостью: 400 миллисекунд в жизни синестета. J Cognitive Neurosci.2011; 7: 1681–1696. [PubMed] [Google Scholar] 15. Рамачандран В. С., Хаббард Э. М. Синестезия: окно в восприятие, мысль и язык. J Consciousness Stud. 2001. 8 (12): 3–34. [Google Scholar] 16. Ward J, Jonas C, Dienes Z, Seth A. Синестезия цвета графемы улучшает обнаружение встроенных форм, но без предварительного внимания «всплывающего» синестетического цвета. Proc Biol Sci. 2010. 277 (1684): 1021–1026. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Рамачандран В. С., Бранг Д. Синестезия; от молекул к метафоре.Scholarpedia. 2008; 3 (6): 3981. [Google Scholar] 18. Иглман Д. М., Гудейл М. А. Почему синестезия цвета включает больше, чем цвет. Trends Cogn Sci. 2009. 13 (7): 288–292. [PubMed] [Google Scholar] 19. Барнетт К. Дж., Финукейн С., Ашер Дж. Э, Баргари Дж., Корвин А. П. и др. Семейные паттерны и происхождение индивидуальных различий в синестезии. Познание. 2008. 106 (2): 871–893. [PubMed] [Google Scholar] 20. Смилек Д., Моффат Б. А., Пастернак Дж., Уайт Б. Н., Диксон М. Дж, Мерикл П. М. Синестезия: тематическое исследование дискордантных монозиготных близнецов.Нейроказ. 2002. 8 (4): 338–342. [PubMed] [Google Scholar] 21. Нович С.Д., Ченг С., Иглман Д. Синестезия — одно состояние или много? Масштабный анализ выявляет подгруппы. J Neuropsychol. 2011. 5 (2): 353–371. [PubMed] [Google Scholar] 22. Сагив Н., Симнер Дж., Коллинз Дж., Баттерворт Б., Уорд Дж. Какова взаимосвязь между синестезией и визуально-пространственными числовыми формами? Познание. 2006. 101 (1): 114–128. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ward J, Simner J. Является ли синестезия доминантной чертой, связанной с Х-хромосомой, со смертельным исходом у мужчин? Восприятие.2005; 34: 611–623. [PubMed] [Google Scholar] 24. Бранг Д., Рамачандран В. С. Психофармакология синестезии; роль активации рецептора серотонина S2a. Мед-гипотезы. 2007. 70 (4): 903–904. [PubMed] [Google Scholar] 25. Ашер Дж. Э, Лэмб Дж. А, Броклебанк Д., Казье Дж. Б., Маэстрини Э. и др. Сканирование всего генома и исследование сцепления слухово-зрительной синестезии с точным картированием выявляют доказательства сцепления с хромосомами 2q24, 5q33, 6p12 и 12p12. Am J Hum Genet. 2009. 84 (2): 279–285. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 26.Томсон С. Н., Авидан Н., Ли К., Сарма А. К., Туше Р. и др. Генетика синестезии цветных последовательностей: наводящие на размышления доказательства связи с 16q и генетической гетерогенности этого состояния. Behav Brain Res. 2011. 223 (1): 48–52. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 27. Армел К. С., Рамачандран В. С. Приобретенная синестезия при пигментном ретините. Нейроказ. 1999. 5 (4): 293–296. [Google Scholar] 28. Ро Т., Фарне А., Джонсон Р. М., Виден В., Чу Зи и др. Ощущение звуков после поражения таламуса. Энн Нейрол.2007. 62 (5): 433–441. [PubMed] [Google Scholar] 29. Рамачандран В.С., Бранг Д. Ощущения, возникающие у пациентов с ампутацией при наблюдении за человеком, чья соответствующая неповрежденная конечность была затронута. Arch Neurol. 2009. 66 (10): 1281–1284. [PubMed] [Google Scholar] 30. Цитовик Р. Э., Иглман Д. М. Среда — синий индиго: открытие мозга синестезии. Кембридж (Массачусетс): MIT Press; 2009. [Google Scholar] 31. Ротен Н., Мейер Б. Более высокая распространенность синестезии у студентов-искусствоведов. Восприятие.2010. 39 (5): 718–720. [PubMed] [Google Scholar] 32. Уорд Дж., Томпсон-Лейк Д., Эли Р., Камински Ф. Синестезия, творчество и искусство: какая связь? Brit J Psychol. 2010. 99 (1): 127–141. [PubMed] [Google Scholar] 33. Лурия А. Ум мнемониста. Кембридж (Массачусетс): Издательство Гарвардского университета; 1968. [Google Scholar] 34. Смайлек Д., Диксон М. Дж, Кудахи К., Мерикл П. М. Синестетические цветовые ощущения влияют на память. Psychol Sci. 2002. 13 (6): 548–552. [PubMed] [Google Scholar] 35. Яро К., Уорд Дж. В поисках Шерешевского: что лучше памяти синестетов? Q J Exp Psychol.2007. 60: 681–695. [PubMed] [Google Scholar] 36. Барнетт К. Дж., Фокс Дж. Дж., Молхом С., Келли С. П., Шалги С. и др. Различия в ранней сенсорно-перцептивной обработке при синестезии: исследование визуального вызванного потенциала. Нейроизображение. 2008. 43: 605–613. [PubMed] [Google Scholar] 37. Банисси М. Дж., Уолш В., Уорд Дж. Повышенное сенсорное восприятие при синестезии. Exp Brain Res. 2009. 196 (4): 565–571. [PubMed] [Google Scholar] 38. Саенз М., Кох С. Звук изменения: визуально-индуцированная слуховая синестезия. Curr Biol. 2008; 18 (15): R650 – R651.[PubMed] [Google Scholar] 39. Бранг Д., Уильямс Л. Э, Рамачандран В. С. Синестеты цвета графемы демонстрируют улучшенную кросс-модальную обработку между слуховой и зрительной модальностями. Cortex. Электронный паб 2011 перед печатью 22 июня 2011 г. doi: 10.1016 / j.cortex.2011.06.008. [PubMed] [Google Scholar] 40. Бьен Н., Тен Овер С., Гёбель Р., Сак А. Т. Звук размера. Кроссмодальное связывание в синестезии размера тона: комбинированное исследование ТМС, 2 ЭЭГ и психофизики. Нейроизображение. 2012. 59 (1): 663–672. [PubMed] [Google Scholar] 41. Рамачандран В.С., Бранг Д. Синестезия тактильных эмоций. Нейроказ. 2008. 14 (5): 390–399. [PubMed] [Google Scholar] 42. Рамачандран В. С., Хаббард Э. М. Синестезия: что она говорит нам о возникновении квалиа, метафоры, абстрактного мышления и языка? В: ван Хеммен Дж. Л., Сейновски Т. Дж., Редакторы. 23 проблемы системной нейробиологии. Издательство Оксфордского университета США; 2006. С. 432–473. [Google Scholar] 43. Кнох Д., Джанотти Л. Р., Мор С., Брюггер П. Синестезия: когда важны цвета. Cogn Brain Res. 2005. 25 (1): 372–374.[PubMed] [Google Scholar] 44. Симпсон Л., Маккеллар П. Типы синестезии. Брит Дж. Психиатр. 1955; 101 (422): 141. [PubMed] [Google Scholar] 45. Нили Г. Дж., Хесс А., Костиган М., Кин А. С., Гулас С. и др. Скрининг дрозофилы по всему геному на ноцицепцию тепла идентифицирует α2δ3 как эволюционно законсервированный ген боли. Cell. 2010. 143 (4): 628–638. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46. Бранг Д., Тушер У., Рамачандран В. С., Колсон С. Временные последовательности, синестетические сопоставления и культурные предубеждения: география времени.Сознательное познание. 2010; 19: 311–320. [PubMed] [Google Scholar] 47. Бранг Д., Колсон С., Рамачандран В. С. Буквы одинаковой формы вызывают аналогичные цвета в синестезии цветов графемы. Нейропсихология. 2011; 49: 1355–1358. [PubMed] [Google Scholar] 48. Цитович Р. Э. Синестезия: союз чувств. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 2002. [Google Scholar]


Статьи из PLoS Biology любезно предоставлены Публичной научной библиотекой

Что такое синестезия? | Британника

Узнайте о феномене, который называется синестезия, благодаря неврологическим исследованиям в Калифорнийском технологическом институте.

Узнайте о синестезии.

Contunico © ZDF Enterprises GmbH, Майнц

Выписка

РАССКАЗЧИК: Как мы воспринимаем мир? Что такое сознание? Исследователи мозга стремятся открыть последние тайны человека. В Калифорнийском технологическом институте исследователи пытаются раскрыть секреты различных состояний сознания. Эти пульсирующие яркие точки — основа новой серии тестов. Тест предназначен для определения, слышит ли кто-нибудь звуки, глядя на точки. Коллега Мелиссы Йоханнес что-то слышит, когда смотрит на точки. Люди очень редко слышат движение, и исследования этого явления ограничены. Йоханнес пытается описать, как звучат точки. Это все его воображение? Это факт, что есть люди, которые видят цвета, когда видят определенные числа. Два всегда синие, например три зеленые и т. Д. Это явление известно как синестезия. Мелисса Гонсалес осматривает своего коллегу с помощью магнитно-резонансной томографии.Она хочет видеть, что происходит в его мозгу, когда он слышит яркие точки. Пока он наблюдает за тысячами точек, активируются части его мозга, отвечающие за движение и изображения. И еще одна небольшая зона, обрабатывающая звуки.

КРИСТОФ КОЧ: «Он устроен немного иначе, но это означает, что для него это так же реально, как и все остальное, что он воспринимает. И это фантастика. Это показывает, что мы все живем в одном мире и что мы более или менее воспринимаем его одинаково. , но не одинаково. Это означает, что у всех нас несколько разное восприятие. И он слышит определенные вещи, которые мы видим только ».

РАССКАЗЧИК: Мозг каждого человека устроен одинаково, но, тем не менее, каждый живет в своей реальности. Неврологические исследования продолжают давать нам больше ответов, и, возможно, однажды мы сможем полностью постичь наше сознание. Но одно можно сказать наверняка: наш образ самих себя изменится, возможно, даже потеряв часть своего очарования.

Frontiers | Явления синестезии и высвобождения при сенсорном и моторном заземлении.Случаи расторможенного воплощения?

Синестезия — это необычное состояние, встречающееся по крайней мере у 4% населения (Simner et al., 2006), при котором определенные стимулы вызывают необычные ощущения, для объяснения которых недостаточно физических свойств стимула. Например, в синестезии цвета графемы вид черно-белых печатных букв или цифр вызывает ощущение согласованных и определенных цветов (например, A может быть красным, 7 желтым: Smilek et al., 2001). Ассоциации, о которых сообщает любой данный синестет, как правило, удивительно постоянны во времени (например, Simner et al. , 2005). Следовательно, если A красный для определенного синестета, он всегда будет красным. Имеются данные о генетическом компоненте этого состояния (Ward and Simner, 2005; Asher et al., 2009; Tomson et al., 2011), а также данные о том, что мозг синестетов структурно и функционально отличается от мозга других людей. синестеты. Например, в синестете звука-цвета и синестете вкуса звука , Hänggi et al.(2008) обнаружили измененные модели объема мозга и значений функциональной анизотрофии (ФА) (что свидетельствует о большей когерентности белого вещества). К ним относятся повышенные значения FA в первичной слуховой коре, а также увеличенные объемы серого и белого вещества в одной и той же области, а также структурные различия серого и белого вещества в визуальной и вкусовой областях, то есть увеличение в затылочных областях, а также увеличение и уменьшение в островной коре (обзор см. Hubbard, 2012; Rouw, 2012).

Часто предполагалось, что синестезия может что-то раскрыть о нормальном познании (например,г. , Коэн Кадош и Хеник, 2007; Уилсон, 2012). Рамачандран и Хаббард (2001) даже предположили, что истоки человеческого языка могут лежать в сходных с синестетиками соответствиях между звуками речи и физическими свойствами объектов, к которым они относятся (см. Обзор Cuskley and Kirby, 2013). Эти теории обычно описывают синестезию как «смешение чувств», при котором переживание в одной сенсорной модальности запускает переживание в другой сенсорной модальности ; например, звуки, запускающие цвета.Однако синестезия не всегда или даже обычно является кросс-сенсорной: наиболее распространенные варианты на самом деле запускаются языком (например, цвета графем или слов; Simner et al., 2006). В таких случаях пусковым механизмом является когнитивная (лингвистическая) конструкция, а не сенсорное восприятие (соответствующие обсуждения см. В Simner, 2007 и Mroczko-Wąsowicz and Nikolić, 2014). Действительно, многие типы синестезии включают в себя концептуальные элементы — часто лингвистические, — и мы будем утверждать, что эти варианты могут раскрывать информацию о взаимодействии между восприятием и познанием.

Одним из примеров того, как синестезия может связывать познание и восприятие, является вариант, известный как лексико-вкусовая синестезия. В этом случае вкусы ощущаются во рту, когда синестеты слышат, говорят, читают или думают о словах (Ward and Simner, 2003). Симнер и Уорд (2006) показали, что эти ощущения связаны с леммами слов, абстрактными семантическими / синтаксическими следами памяти слов, которые отличаются от чисто визуальной и акустической информации о словоформе. Учитывая это, мы можем заключить, что вкусовые ощущения этих синестетов, по-видимому, вызываются действительно абстрактным когнитивным мышлением, как в случае прямого взаимодействия между познанием и восприятием.Наше предложение здесь начинается с предположения (также сделанного другими, см. Ниже), что такого рода взаимодействия могут происходить у всех людей, и что синестеты могут просто различаться, прежде всего, в своем сознательном понимании их.

В нашем предложении особое внимание уделяется теориям воплощенного познания. Эти теории утверждают, что концептуальное мышление и язык «воплощены» или «основаны» в нейронных системах восприятия и действия (например, Glenberg and Kaschak, 2002; Fischer and Zwaan, 2008).Следовательно, услышание слова или размышление о концепции вызовут «симуляцию» сохраненной перцепционной или моторной информации (Barsalou, 2003; Glenberg and Gallese, 2012). Вкус лимона, например, будет составлять часть семантики слова «лимон», и неявная ментальная активация этого вкуса будет связана с его фонологическим представлением. В то время как у большинства людей эти перцептивные связи являются неявными, наша гипотеза, впервые предложенная Симнером и Уордом (2006), состоит в том, что, например, в лексико-вкусовых синестетах эти же симуляции каким-то образом достигают осознанного осознания, так что слушая слово «лимон» на самом деле пробуждает вкус.

Поэтому мы предполагаем, что нормальные «воплощенные» связи между восприятием (вкус лимона) и словами («лимон») могут каким-то образом сознательно ощущаться синестетами из-за некоторого типа расторможенной или чрезмерно чрезмерной активации, которая обычно подавляется в среднем. человек. Конечно, это предложение первоначально учитывает только слова, которым присущ вкус, цвет и т.п. (например, «лимон»). Проблема, однако, в том, что для многих синестетов почти всех слов (например.g., «человек», «дом», «досягаемость», «и») вызывают вкусы, часто без какой-либо очевидной связи с их значением (например, «досягаемость» может иметь вкус фруктовых сладостей). Как это можно объяснить и как такие распространенные вкусы могут быть связаны с идеей воплощения? Важно отметить, что Симнер и Хейвуд (2009) показали, что в случае лексико-вкусовой синестезии первыми словами, которые приобрели вкусовые качества в детской синестезии, скорее всего, были слова еды, которые приобретают вкус семантически прямым способом, так что «Яблочный» вкус яблока, «персиковый» вкус персика (см. Также Ward et al., 2005). Симнер и Хейвуд предполагают, что эти вкусы или их варианты затем распространяются на фонологически сходные слова, не имеющие собственных вкусов (например, «пляжный» вкус персика; «богатый» вкус фруктовых сладостей со вкусом персика; Симнер и Хейвуд, 2009). Иными словами, синестетические вкусы, по-видимому, распространяются по всему лексикону по тем же связям, которые способствуют фонологическому прайминговому эффекту: услышав «пляж», можно активировать слово «персик» и тем самым приобрести вкус персика.Чем чаще слышно это слово и ощущается его вкус, тем сильнее они будут связаны друг с другом, так что вскоре синестеты будут отличаться от несинестетов не только осознанным вкусом слов о еде, но и вкусами к другим. слова в их ментальном лексиконе тоже.

Одним малоизвестным феноменом, который предоставляет дополнительные доказательства связи между синестезией и воплощенным познанием, является синестезия прикосновения к зрению (Blakemore et al., 2005), при которой люди сами сообщают о физическом ощущении прикосновения, когда они наблюдают за другими. коснулся.Его также назвали синестезией прикосновения к зеркалу по аналогии с «зеркальными нейронами», первоначально обнаруженными в премоторной коре головного мозга обезьяны, и предположили, что они существуют также у людей. Они срабатывают как при выполнении определенного действия, так и при просмотре этого действия (обзор см. В Rizzolatti and Craighero, 2004). «Зеркальное прикосновение» является особенно ярким примером синестезии, поскольку подразумеваемая связность — система зеркальных нейронов — не считается чем-то особенным для этих синестетов, но предполагается, что она играет ключевую роль в имитации, предсказании и понимание поведения других в общей популяции (например,г., Wilson, Knoblich, 2005). Теория воплощенного моделирования социального познания, например, предполагает, что зеркальная система, внутренне «моделируя» моторные и соматосенсорные состояния конспецификов, позволяет нам понять их (Gallese and Sinigaglia, 2011). Действительно, было обнаружено, что синестеты касания зеркала обладают большей эмпатией, чем контроли, что было интерпретировано как доказательство того, что зеркальные нейроны действительно могут играть такую ​​роль (Banissy and Ward, 2007). Поэтому Бэнисси и его коллеги утверждали, что обычно неявная соматосенсорная стимуляция, вызываемая наблюдением за другими, может в экстремальной форме переживаться у синестетов, воспринимающих прикосновение к зеркалу. Эта точка зрения очень совместима с нашей, что также поднимает параллельный случай для других форм синестезии (см. Также Simner and Ward, 2006).

До сих пор мы утверждали, что связи между восприятием и познанием, наблюдаемые при синестезии, могут присутствовать у всех людей, но подавлены в общей популяции, что согласуется с воплощенными теориями языка и познания. Однако на самом деле эти теории наиболее известны, поскольку они применяются к действию: то есть, что концепции действия (и семантика слов действия) также воплощены, на этот раз в моторной системе.Этот широко распространенный взгляд на воплощение предполагает, что восприятие и понимание слов действия (например, «удар») или действительно наблюдение за действиями других включает в себя их мысленное моделирование. Итак, если синестезия является результатом растормаживания симуляции в сенсорной системе, каков будет результат растормаживания воплощенной симуляции в системе мотор ? (Наша гипотеза на данный момент определенно предсказывает, что такое явление может быть. ) В ответ мы указываем на кандидатов из ряда поведенческих моделей, известных как «феномен высвобождения мотора».”

Феномен высвобождения моторики — это множество синдромов, включающих автоматическое моторное поведение, чаще всего наблюдаемое после повреждения лобных долей в результате инсульта, но также наблюдаемое в других популяциях с известной или предполагаемой дисфункцией систем фронтального контроля. К ним относятся пациенты с различными психическими заболеваниями и дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (Archibald et al., 2001). Их можно в общих чертах разделить на три типа (Lhermitte, 1983): растормаживание основных рефлексов , например, ручное ощупывание, когда протянутая рука пациента будет следовать за перемещаемым объектом; имитация поведения , при которой пациенты автоматически и неохотно обнаруживают, что копируют наблюдаемые действия; и использование поведения , когда пациенты навязчиво берут предметы, находящиеся в их поле зрения, и либо играют с ними, либо используют их по назначению. Такое поведение, пожалуй, наиболее поразительно, когда оно затрагивает только одну сторону тела, так что одна рука, кажется, действует независимо от воли своего владельца, известный как знаменитый «знак руки инопланетян» или «синдром анархической руки» (например, Голдберг и Блум , 1990).

Считается, что все эти явления возникают из-за растормаживания цепей, которые связывают входные данные восприятия с выходными моторами, возможно, через систему зеркальных нейронов (Berthier et al., 2006; McBride et al., 2013). Данные, полученные в результате замаскированных первичных задач, подтверждают мнение о том, что эти связи автоматически и бессознательно подавляются у здоровых людей (например,г., McBride et al., 2013). Что особенно важно для теорий воплощенного познания, есть свидетельства того, что эта связь между восприятием и действием опосредована концептуально или лингвистически. Голдберг и Блум (1990) сообщили о нескольких случаях жестов инопланетной рукой, когда инопланетная рука совершала действия, о которых следователь просто упоминал. Schaefer et al. (2013) также сообщают о пациенте, который поднимал объекты своей чужой рукой, когда экспериментатор велел ей, но не мог сделать это по собственной воле. Более того, некоторые пациенты могли осуществлять некоторый контроль над своей чужой рукой, «разговаривая с ней»: когда их чужая рука захватывала объект, они могли заставить его освободиться, сказав «отпустить».Эти наблюдения хорошо согласуются с предсказаниями воплощенного познания: если понимание предложений, которые относятся к действиям, включает их моделирование двигательной системой, то растормаживание этих имитаций действительно приведет к явному выполнению описанных действий (McBride et al., 2013) .

Как отмечалось выше, теории воплощенного познания предполагают, что системы мозга для восприятия и действия используются в познании. Мы предположили, что оба типа симуляции могут быть расторможены у некоторых людей, что приводит к синестезии в случае сенсорной системы (см. Также Simner and Ward, 2006) и феномену высвобождения в случае моторной системы (см. Также McBride et al. al., 2013). Может возникнуть вопрос, почему два типа растормаживания не более аналогичны: почему, например, мы не видим случаев синестезии, часто возникающих в результате инсульта? Наш первый ответ состоит в том, что типы торможения несколько отличаются. В случае моторного варианта предлагается, чтобы моторный план был инициирован, но не выполнен. В сенсорном воплощении, с другой стороны, перцепционная информация активируется, но у большинства людей не достигает сознательного восприятия.Эти две формы «торможения», несомненно, подкрепляются очень разными механизмами. Во-вторых, на самом деле существуют случаи синестезиоподобных переживаний, возникающих у несинестетов после повреждения мозга (например, Ro et al., 2007; Brogaard et al., 2013). Бывают также случаи, когда он появился после того, как пациент ослеп в конце жизни (Armel and Ramachandran, 1999), или под влиянием галлюциногенов (см. Luke and Terhune, 2013, для обзора), или после длительного опыта медитации (Walsh, 2005). Они даже были экспериментально вызваны постгипнотическим внушением (Cohen Kadosh et al., 2009). Хотя существуют разногласия относительно того, в какой степени связанные с развитием, приобретенные и другие формы синестезии могут иметь общие механизмы (Sinke et al., 2012, но см. Brogaard, 2013), эти примеры, тем не менее, подтверждают гипотезу о том, что познание-восприятие Связи, наблюдаемые при синестезии, могут существовать в некоторой заторможенной форме у всех людей и могут «высвобождаться» после травмы, болезни или необычного взаимодействия с окружающей средой.

Таким образом, феномен моторного расслабления был интерпретирован как свидетельство того, что моторная система участвует в наблюдении и описании действий, а также в аффордансах объектов (например, McBride et al., 2013). Мы предположили, что аналогично некоторые типы синестезии предполагают, что сенсорная система тоже может играть роль в языке и концептуальном мышлении. Поэтому мы предложили взаимосвязь между явлениями синестезии и высвобождения, в том смысле, что каждое из них может рассматриваться с точки зрения расторможенного воплощения в сенсорной и моторной системах соответственно. В целом, наши аргументы предполагают, что синестезия может представлять собой случай par excellence интерфейса познание-восприятие, демонстрируя внешнее перцептивное проявление неявных ассоциаций, лежащих в основе воплощенного познания.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Армель, К.К. и Рамачандран В. С. (1999). Приобретенная синестезия при пигментном ретините. Нейроказ 5, 293–296. DOI: 10.1080 / 13554799908411982

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Asher, J., Lamb, J., Brocklebank, D., Cazier, J., Maestrini, E., Addis, L., et al. (2009). Сканирование всего генома и исследование сцепления слухово-зрительной синестезии с точным картированием выявляют доказательства сцепления с хромосомами 2q24, 5q33, 6p12 и 12p12. Am. J. Hum. Генет . 84, 279–285.DOI: 10.1016 / j.ajhg.2009.01.012

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бертье, М. Л., Пульвермюллер, Ф., Грин, К., и Игерас, К. (2006). Объясняются ли явления высвобождения расторможенными цепями зеркальных нейронов? Замечания Арнольда Пика об эхографии и их значении для современной когнитивной нейробиологии. Афазиология 20, 462–480. DOI: 10.1080 / 02687030500484004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блейкмор, С., Бристоу, Д., Берд, Г., Фрит, К., и Уорд, Дж. (2005). Соматосенсорная активация при наблюдении прикосновения и случай синестезии зрение-прикосновение. Мозг 128, 1571–1583. DOI: 10.1093 / мозг / awh500

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн Кадош, Р., Хеник, А., Катена, А., Уолш, В., и Фуэнтес, Л. Дж. (2009). Вызванный кросс-модальный синестетический опыт без аномальных нейронных связей. Psychol. Sci .20, 258–265. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02286.x

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кускли, К., и Кирби, С. (2013). «Синестезия, кросс-модальность и языковая эволюция», в Oxford Handbook of Synesthesia , ред. Дж. Симнер и Э. Хаббард (Oxford: Oxford University Press), 869–899. DOI: 10.1093 / oxfordhb / 9780199603329.013.0043

CrossRef Полный текст

Хаббард, Э. М. (2012). «Синестезия и функциональная визуализация», в The Oxford Handbook of Synesthesia , eds.Дж. Симнер и Э. М. Хаббард (Oxford: Oxford University Press), 475–499.

Google Scholar

Макбрайд, Дж., Самнер, П., Джексон, С. Р., Баджадж, Н., и Хусейн, М. (2013). Преувеличенная аффордансность объекта и отсутствие автоматического торможения при синдроме чужой руки. Cortex 49, 2040–2054. DOI: 10.1016 / j.cortex.2013.01.004

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Mroczko-Wąsowicz, A. , and Werning, M. (2012).Синестезия, сенсомоторная случайность и семантическая эмуляция: как синестезия стиля плавания и цвета бросает вызов традиционному взгляду на синестезию. Перед. Психол . 3: 279. DOI: 10.3389 / fpsyg.2012.00279

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамачандран, В. С., Хаббард, Э. М. (2001). Синестезия — окно в восприятие, мысли и язык. J. Сознание. Шпилька . 8, 3–34.

Google Scholar

Ро, Т., Фарне, А., Джонсон, Р. М., Ведин, В., Чу, З., Ван, З. Дж. И др. (2007). Ощущение звуков после поражения таламуса. Ann. Neurol . 62, 433–441. DOI: 10.1002 / ana.21219

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роу, Р. (2012). «Синестезия, гипер-связность и визуализация тензора диффузии», в The Oxford Handbook of Synesthesia , eds. Дж. Симнер и Э. М. Хаббард (Oxford: Oxford University Press), 500–518.

Симнер, Дж. , Mulvenna, C., Sagiv, N., Tsakanikos, E., Witherby, S.A., Fraser, C., et al. (2006). Синестезия: преобладание атипичных кросс-модальных переживаний. Восприятие 35, 1024–1033. DOI: 10.1068 / p5469

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Simner, J., Ward, J., Lanz, M., Jansari, A., Noonan, K., Glover, L., et al. (2005). Неслучайные ассоциации графем с цветами в синестетических и несинестетических популяциях. Cogn.Нейропсихол . 22, 1069–1085. DOI: 10.1080 / 026432200122

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Синке, К., Халперн, Дж. Х., Зедлер, М., Нойфельд, Дж., Эмрих, Х. М., и Пасси, Т. (2012). Подлинная и лекарственная синестезия: сравнение. Сознательное. Cogn . 21, 1419–1434. DOI: 10.1016 / j.concog.2012.03.009

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томсон, С.Н., Авидан, Н., Ли, К. , Сарма, А. К., Туше, Р., Милевич, Д. М. и др. (2011). Генетика синестезии цветных последовательностей: наводящие на размышления доказательства связи с 16q и генетической гетерогенности этого состояния. Behav. Мозг Res . 223, 48–52. DOI: 10.1016 / j.bbr.2011.03.071

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уолш Р. (2005). Можно ли культивировать синестезию? Показания из опросов медитирующих. J. Сознание. Шпилька .12, 5–17.

Google Scholar

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *