Гедонистические потребности: Гедонистические потребности | Ремесло Управления Продажами

Содержание

Гедонизм и гедонисты — Лидия Панькова

Все содержание разнообразных моральных требований гедонизм сводит к общей цели — к получению наслаждения и избежанию страдания. Эта цель рассматривается как основное движущее начало в человеке, заложенное в него природой и, в конечном счете, определяющее все его действия. Добро — это то, что приносит наслаждение и избавление от страданий, а злом считается то, что влечет за собой страдание.

Этический гедонизм является нормативной философской теорией о том, что человек должен стремиться к удовольствию или собственному (гедонический эгоизм) или всеобщему (универсальный гедонизм или утилитаризм). В то же время, этический гедонизм в своих теоретических построениях всегда так или иначе опирался на определенные психологические представления о фундаментальной мотивации поведения человека его стремлением получить удовольствие и избежать страданий.

Если этический гедонизм не может не опираться на определенные психологические представления, то психологи, занимающиеся проблемой мотивации поведения, напротив, могут рассматривать гедонизм как психологический феномен, не связанный с вопросами этики.

Так в психологии и физиологии XX века постепенно выделилось несколько специальных концепций поведения, которые получили общее название «психологический гедонизм». Концепции психологического гедонизма связывают поведение животных и человека либо с действием непосредственно испытываемого страдания и наслаждения («гедонизм настоящего»), либо с предвкушением предстоящих удовольствий («гедонизм будущего»). Образно говоря, страданию и наслаждению в психологии было придано значение «кнута и пряника», с помощью которых природа побуждает организм оберегать себя от гибели.

Психологический гедонизм как теория, имеет существенный недостаток — чрезмерное подчеркивание исключительной роли эмоций в обусловливании человеческой активности и умаление в этом обусловливании актов мышления. В действительности же мотивами человеческого поведения выступают ценности, а эмоциональные оценки служат индикаторами этих ценностей, свидетельствами успеха или неудачи в попытках человека утвердить эти ценности.

Отделение эмоциональных оценок отделены от ценостей в сознании человека освобождает его от неизбежности безропотного подчинения «кнуту» и «прянику» страданий и наслаждений.

Тем не менее, гедонистический принцип в психологии открывает дорогу исследованиям направленности (акцентуации) личности на получение преимущественно физиологических удовольствий, наслаждений, желании обладать престижными вещами, которые часто не имеют никакого конструктивного смысла. Актуальность таких исследований обусловлена тем, что в современном мире влияние гедонизма увеличивается с каждым годом. Все больше желающих примыкает к гедонизму, стремясь уже сегодня ощущать вкус к жизни, делать яркими, приятными и незабываемыми все ее проявления, жить здесь и сейчас, а не планировать счастье на завтрашний день. Гедонистическая мотивация вступает в конфликт с идеями социального порядка, защитники которого в свою очередь используют понятие гедонизма в негативном смысле — для описания чисто материально ориентированного, корыстного взгляда на жизнь, а в качестве «противоядия» тотальному гедонизму обычно противопоставляют аскетизм.

В психологическом тесте, который «Глас Рунета» недавно предлагал вашему вниманию, гедонизм рассматривается как системообразующее начало человеческого поведения, но не безусловное, а ограниченное осознанием значимых социальных ценностей. Анализ результатов тестирования приводит нас к мысли, что типичный пользователь Рунета выглядит скорее этаким стихийным эпикурейцем, жизненный принцип которого — удовольствие, уравновешенное привычкой соизмерять получаемое наслаждение с возможными последствиями и ценить избавление от страданий выше безудержного потребления земных благ. Пользователь Рунета обычно не препятствует гедонизму окружающих, но помнит о своих обязанностях перед другими, обращает свое внимание на истинно человеческие потребности, такие как решение интеллектуальных задач и выстраивание прочных отношений с другими.

Что еще почитать?

Гедонистические начала современной личности Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

УДК 159.

923.2

Аль-Хуссаини Рустам Хакимович

аспирант Краснодарского государственного университета культуры и искусств [email protected]

ГЕДОНИСТИЧЕСКИЕ НАЧАЛА СОВРЕМЕННОЙ ЛИЧНОСТИ

Al-Husseini Rustam Hakimovich

post-graduate student of Krasnodar State University of Culture and Arts

[email protected]

HEDONISTIC BEGINNINGS OF MODERN PERSONALITY

Аннотация:

В статье дан анализ гедонистического мировоззрения как одной из очевидных причин кризиса современной личности, выявлены его исторические корни и специфика в настоящее время в Российском социуме.

В ней также рассмотрены модели человека, в основе которых лежат отдельные принципы гедонизма.

Ключевые слова:

гедонизм, нарциссизм, гедонистическая личность, феномен гипергедонизма, универсальный гедонизм, гедонистическая философия современного общества, человек развлекающийся, человек соматический.

The summary:

The article analyzes the hedonistic worldview as one of the obvious causes of the crisis of modern personality, reveals its historical roots and specificity in the modern Russian society. It is also considered the models of human, which are based on the certain principles of hedonism.

Keywords:

hedonism, narcissism, hedonistic personality phenomenon of hiperhedonism, universal hedonism, hedonistic philosophy of modern society, Homo festivus, Homo somaticus.

Анализируя эволюцию западной цивилизации, П. Сорокин выявил ряд закономерностей, касающихся чередования типов культур. В частности, он отметил, что в периодизации прослеживается общая тенденция сменяемости периодов с преобладанием духовного начала периодами, в которых превалирует тяготение к гедонизму и чувственности.

Положение личности в значительной мере обуславливается типом существующей культуры, ибо человек испытывает постоянное социальное давление со стороны являющего ее носителем социума.

Современная личность живет в обществе, одним из основных признаков которого Г. Маркузе считал утверждение нарциссизма [1], а Э. Фромм — «радикального» гедонизма [2], который он, в отличие от своего соратника по Франкфуртской школе социологии, воспринимал как отрицательное явление. В действительности, нарциссизм и гедонизм тесно связаны между собой, являясь проявлениями единого процесса, — процесса снижения духовности под натиском массовой культуры и идеологии потребления, замещения нравственных ценностей ценностями материальными.

Воцарение нарциссизма, базирующегося на преувеличенном внимании к внешним физическим характеристикам человека, и гедонизма, в основе которого лежит тяга к удовольствиям, знаменует приближение новой, сфокусированной на плотских влечениях фазы культуры к своему пику.

Оба феномена берут свое начало в античной культуре. Нарциссизм назван именем персонажа древнегреческого мифа о страстной любви юноши к собственному отражению, интерес к образу которого вновь вспыхнул на рубеже Х1Х-ХХ вв. и получил воплощение в стихах французского поэта Поля Валери «Кантата о Нарциссе». Именно они вдохновили Маркузе на активное использование этого термина для обозначения особого состояния сознания современной личности, сосредоточенной на себе и своем внешнем облике.

Гедонизм представляет собой разновидность этического учения, выводящего моральные критерии из противопоставления страдания наслаждению. В качестве самостоятельного направления этики гедонизм впервые появился в учении Аристиппа Киренского, систематизировавшего разрозненные воззрения предшественников и современников.

На этой основе возникло специфическое мировоззрение, превозносящее индивидуальные потребности человека над предписаниями общества, которые рассматривались как препятствия для свободного волеосуществления. Позже появились различные варианты гедонизма, принимавшего разнообразные формы: от наиболее радикального у киренаиков, оправдывавших любые способы получения удовольствия, до умеренных у Сократа, Платона, Аристотеля, Эпикура и других философов древности.

В различные исторические эпохи гедонизм то был не востребован в связи с несовпадением с господствовавшим в обществе мировоззрением, то получал новое звучание, в зависимости от того, какие из его положений вызывали интерес и с какой целью их использовали. Если мыслители Ренессанса прибегали к его идеям для обоснования нового гуманистического видения человека, кардинально противоположного его восприятию в предыдущий средневековый период, то во времена Просвещения гедонизм служил источником идей для духовной оппозиции религиозному догматизму.

В Новое время ощутимый вклад в его дальнейшую разработку внесли родоначальник утилитаризма Дж. Бентам, сторонник универсального гедонизма Г. Сидвик, выделивший в нем психологическую и этическую разновидности, автор «Гедонистического императива» Д. Пирс, провозгласивший гедонизм основополагающей нравственной ценностью для всей биосферы, позже — основатель эстетического гедонизма писатель О. Уайльд и сторонник неоромантического гедонизма У. Пейтер.

Двадцатый век вдохнул в гедонизм новую жизнь и новый смысл, превратив его из незначительного этического учения едва ли не в идейное знамя постиндустриального общества. И в данной роли гедонизм логично сочетается с нарциссизмом, дополняющим и углубляющим его изначальное содержание. Стремление к удовольствиям и избавлению от каких-либо значительных тревожащих сознание душевных порывов наряду с выдвижением телесной привлекательности на первый план из длинного перечня иных положительных личностных качеств постепенно превращается во всеобщее представление о смысле человеческого существования, отстраняя в арьергард такие казавшиеся незыблемыми прежде достоинства, как богатство внутреннего мира, интеллект, добропорядочность и трудолюбие.

Какие последствия может в себе таить данное направление мировоззренческого вектора? Каковы черты новой модели человека информационной фазы эволюции и в чем ее принципиальные отличия от предыдущих моделей?

Объясняя выдвижение нарцисстического начала как одного из определяющих качеств современного человека в противоположность прометеевскому типу человека-борца К. Маркса, Маркузе тем самым обосновывал утрату массами предопределенной им Марксом революционной роли в построении общества, чье развитие заметно уклонилось от предсказанного им пути. Переход на новый социально-экономический этап эволюции, ознаменованный высоким уровнем производства и потребления, доступностью большинства жизненных благ, практически исключил необходимость классовой борьбы и привел к перерастанию конформизма из ограниченного состояния в феномен массового сознания. Гедонизм — наиболее явное проявление подобного сознания, названного Маркузе «одномерным». И, как ни странно, он во многом зиждется на социальных завоеваниях современного социально-ориентированного общества, законодательно гарантирующего и регламентирующего права и свободы всех граждан независимо от их личностных качеств. Таким образом, социальная политика общества, в значительной мере снимающая с личности ответственность за устройство собственной судьбы и перекладывающая ее на многочисленные общественные институты, в совокупности с отсутствием прочного морального базиса, обозначающего четкий водораздел между добром и злом, а также доступность благ при наличии достаточного свободного времени для досуга образуют питательную среду для гедонистических умонастроений.

Сам по себе гедонизм как способ избежать жизненных невзгод естественен для любого индивида. Но важна его мировоззренческая составляющая, занимаемое им место в этической системе и то, что в свое время Дж. Милль обозначил понятием «качество удовольствия», когда вслед за попытавшимся вывести формулу количественного измерения удовольствия Дж. Бентамом предложил классифицировать его по принципу ценности. Милль разделил наслаждения на примитивные, связанные преимущественно с биологической природой человека, и возвышенные, значимые для его внутреннего духовного развития.

В отличие от состояния активного эпикурейства, которым Сорокин обозначил активночувственную культурную ментальность, подразумевающую тяготение к максимальной наполненности бытия земными радостями и динамичной экзистенции, современный гедонизм представляет собой пассивное эпикурейство [3]. Подобный тип культурной ментальности подразумевает поиск удовольствия ради удовольствия, часто без ощущения удовлетворенности. Новый гедонизм принимает гипертрофированные формы, подавляя другие наклонности личности и деформируя ее. Сознание приобретает поверхностный одномерный характер, утрачивая глубину и критичность. Характерной и превалирующей чертой такой личности становятся праздность, гиперфестивность, избыточная па-фосность, нарциссическое самолюбование, страсть к массовым мероприятиям. Это позволило современному французскому публицисту Ф. Мюрэ создать на основе данных качеств новую модель человека Ното Festivus и охарактеризовать наступивший исторический период как век массовой эйфории [4]. По мнению автора, досуг человека типа Ното Festivus превращается в бесконечную череду развлечений, а смыслом жизни становится погоня за все более острыми ощущениями. При этом качество получаемых им удовольствий весьма сомнительно, и еще более сомнительна их моральная подоплека: наслаждение часто относится к категории низких, а человек проводит «жизнь, полную монотонного гедонизма, которая годится только для свиней» [5]. Характерной чертой гедонизма наших дней является разрыв взаимообуславливающих связей между его составляющими: радость и удовольствие перестали быть причиной и следствием друг друга, радость отнюдь не всегда проистекает из полученного удовольствия, а удовлетворение от него часто бывает кратковременным и нестойким. По мнению Э. Фромма, современный индивид не обладает той способностью непосредственного восприятия радости бытия, которая была свойственна его предкам, извлекавшим ее из самого факта своего существования. Объясняя этот парадокс отсутствием каких-либо усилий для достижения удовольствия со стороны человека, он отмечает одно новое свойство: удовольствие сводится к удовлетворению потребности без получения внутреннего удовлетворения и потому

не вызывает у индивида истинного чувства радости. «Радость — это… пламя, которое освещает всю глубину бытия» [6], сопровождая личность на пути самореализации. Бесконечное удовлетворение потребностей вызывает пресыщенность жизненными благами. Фромм, несомненно, прав, утверждая, что исповедуемая большинством современных людей концепция безграничных наслаждений превращает социум в «общество хронически несчастных людей» [7], материально обеспеченных, но морально надломленных.

Еще больше нареканий феномен гедонизма и сопутствующего ему нарциссизма вызывает у отечественных авторов, усматривающих в нем скрытую угрозу российскому социуму, которая, подобно бомбе замедленного действия, срабатывает с отсроченным эффектом. Действительно, в отличие от каких-либо явных пороков гедонизм и нарциссизм не вызывают тревоги до тех пор, пока являются уделом отдельных индивидов. Но, перерастая в крупномасштабное массовое явление, они способны вызвать необратимую антропо-социо-культурную деформацию как конкретной личности, так и всего социума. И если на предыдущих исторических фазах общественной эволюции в качестве основного принципа реальности выступало активное патерналистское начало, в существенной мере определяющее идеал личности и предполагаемые модели ее поведения, то в современном постиндустриальном обществе восторжествовало пассивное женское начало, обусловленное доминирующими гедонистическими принципами жизни. Так, в числе базовых характеристик субъекта современного социума А.В. Костина называет гетерогенность, а другие исследователи — андрогинность, которые, возможно, выступают признаками пока не распознанного стирания гендерных различий [8]. Но уже на данном этапе можно констатировать факт появления многочисленных женоподобных мужчин, мужеподобных женщин и индеферентных существ. Это было бы невозможно без внедрения в общественное сознание принципа абсолютной толерантности, исповедующей не просто терпимость к инакомыслию, но и приятие его крайних радикальных форм. Подобная, по определению Маркузе, «репрессивная толерантность», в основе которой лежит «гипертрофированный гедонистический индивидуализм» [9], внушающий людям мысль о необходимости воспринимать аномальное как естественное, подрывает нравственные устои общества, и без того расшатанные тотальной секуляризацией.

Переход же гедонизма с индивидуального уровня на уровень доминирующей философии общества подталкивает это общество к медленному, но неизбежному саморазрушению, вызывая такой качественный и количественный рост отклонений, при котором утрачивается жизнеспособность социума [10] и начинается процесс его угасания.

Главным источником гедонистического мировоззрения многие специалисты считают массовую культуру, представляющую собой канал создания и распространения ценностей. Являясь в своей основе культурой гедонистической, она формирует особую, по мнению А.В. Костиной, эстетику досуга, фокусируясь на телесности, чувственности, соблазне, эротике и оставляя за границами внимания нравственную оценку этих аспектов человеческой экзистенции, низводя духовную составляющую личности до уровня приложения к его внешней физической оболочке. Возведение в абсолют физиологического начала, активная стимуляция сексуальных фантазий человека, проповедь нарциссизма с его культом вечной молодости, стремлением соответствовать идеалам, предлагаемым средствами массовой информации, способствует утверждению такого феномена наших дней, как «соматизация сознания», в основе которого лежит превращение личности в «сому» — «гедонистическое анонимное тело», чьи духовные потребности второстепенны по отношению к телесным [11].

Однако, воспроизводя нелицеприятную картину разлагающего воздействия гедонизма на отечественный социум, необходимо отметить, что сам по себе гедонизм не содержит неконтролируемого разрушительного механизма. Убедительным доказательством тому служит полученный человечеством в периоды всплеска гедонистического мировосприятия исторический опыт. Достаточно вспомнить, что в основе ренессансной модели человека, ставшей мощным импульсом для взлета гуманистической этики, лежал симбиоз души и тела, полная гармония духовного и физического начал в индивиде.

Гедонизм таит в себе опасность в том случае, когда он и не уравновешен весомыми этическими критериями, служащими противоядием его притягательности. Современный гедонизм особенно опасен потому, что пораженное массовой культурой сознание воспринимает его некритично. А ведь в умеренном виде гедонизм мог бы играть положительную роль в обществе, накопившем огромный материально-технический потенциал, но почти утратившем ощущение первозданной ценности бытия [12], возвращая это ощущение людям. В действительности же, преобладание в современной личности ярко выраженного гедонистического начала стало одной из причин кризиса человека. Рассуждая о положении человека в российском социуме на исходе XX столетия, известный публицист Г. Красников писал: «Человек уходит из человека, уступая место вандалу» [13]. Особенности развития нашего общества в последние годы вынуждают нас внести коррективы в его мысли, так как на самом деле все чаще и чаще человек уходит из человека, уступая место своей упрощенной гедонистической модели.

Ссылки: References (transliterated):

1. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Одномерный 1. Markuze G. Eros i tsivilizatsiya. Odnomerniy che-человек. Исследование идеологии постиндустри- lovek. Issledovanie ideologii postindustrial’nogo ob-

ального общества. М., 2003. shchestva. M., 2003.

2. Фромм Э. Иметь или быть. М., 2010.

3. Долгенко А.Н. Декатентский гедонизм. Феномен удовольствия в культуре // Материалы международного научного форума 6-9.04.2004. СПб., 2004. С. 170-172

4. Мюрэ Филипп. После Истории. Фрагменты книги // Иностранная литература. 2001. № 4. С. 224-241.

5. Блэкберн С. Этика: краткое введение. М., 2007.

6. Фромм Э. Указ. соч.

7. Костина А.В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. М., 2006.

8. Хагуров Т.А. Человек потребляющий: проблемы девиантного анализа. М., 2006.

9. Там же.

10. Там же.

11. Костина А.В. Указ. соч.

12. Красников Г.Н. В минуты роковые. Культура в зеркале русской истории. М., 2011.

13. Там же.

2. Fromm E. Imet’ ili byt’. M., 2010.

3. Dolgenko A.N. Dekatentskiy gedonizm. Fenomen udovol’stviya v kul’ture // Materialy mezhdunarodnogo nauchnogo foruma 6-9.04.2004. SPb., 2004. P. 170-172

4. Mure Filipp. Posle Istorii. Fragmenty knigi // Inostran-naya literatura. 2001. No. 4. P. 224-241.

5. Blackbern S. Etika: kratkoe vvedenie. M., 2007.

6. Fromm E. Op. cit.

7. Kostina A.V. Massovaya kul’tura kak fenomen postindustrial’nogo obshchestva. M., 2006.

8. Khagurov T.A. Chelovek potreblyayushchiy: problemy deviantnogo analiza. M., 2006.

9. Ibid.

10. Ibid.

11. Kostina A.V. Op. cit.

12. Krasnikov G.N. V minuty rokovye. Kul’tura v zerkale russkoy istorii. M., 2011.

13. Ibid.

что делать в кризис премиальным продуктовым сетям — Маркетинг на vc.ru

{«id»:63938,»url»:»https:\/\/vc.ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam»,»title»:»\u0411\u043e\u0440\u044c\u0431\u0430 \u0437\u0430 \u0433\u0435\u0434\u043e\u043d\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432: \u0447\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 \u043f\u0440\u0435\u043c\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u043e\u0432\u044b\u043c \u0441\u0435\u0442\u044f\u043c»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www. facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam&title=\u0411\u043e\u0440\u044c\u0431\u0430 \u0437\u0430 \u0433\u0435\u0434\u043e\u043d\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432: \u0447\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 \u043f\u0440\u0435\u043c\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u043e\u0432\u044b\u043c \u0441\u0435\u0442\u044f\u043c»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam&text=\u0411\u043e\u0440\u044c\u0431\u0430 \u0437\u0430 \u0433\u0435\u0434\u043e\u043d\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432: \u0447\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 \u043f\u0440\u0435\u043c\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u043e\u0432\u044b\u043c \u0441\u0435\u0442\u044f\u043c»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc. ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam&text=\u0411\u043e\u0440\u044c\u0431\u0430 \u0437\u0430 \u0433\u0435\u0434\u043e\u043d\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432: \u0447\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 \u043f\u0440\u0435\u043c\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u043e\u0432\u044b\u043c \u0441\u0435\u0442\u044f\u043c»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0411\u043e\u0440\u044c\u0431\u0430 \u0437\u0430 \u0433\u0435\u0434\u043e\u043d\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432: \u0447\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0432 \u043a\u0440\u0438\u0437\u0438\u0441 \u043f\u0440\u0435\u043c\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c \u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u043e\u0432\u044b\u043c \u0441\u0435\u0442\u044f\u043c&body=https:\/\/vc. ru\/marketing\/63938-borba-za-gedonistov-chto-delat-v-krizis-premialnym-produktovym-setyam»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

1199 просмотров

Алексей Муразанов, совладелец и управляющий партнер PSYCHEA рассказывает — что делать брендам сетевой розницы, ориентированным на высокодоходные группы покупателей, которые «вываливаются» в более консервативные и социально ориентированные модели поведения.

Изменение макроэкономической ситуации на рынке всегда влечет за собой изменение потребительского поведения. Наблюдать динамику изменений в комплексе интереснее всего в FMCG-ретейле, ибо «кушать хочется всегда». Продукты питания и предметы личной гигиены — основная часть расходов населения РФ на сегодняшний день, и от них потребитель откажется в последнюю очередь.

Снижение и дестабилизация доходов населения, внешнеполитическая напряженность, долги по потребительским и ипотечным кредитам родом из «сытных годов» приводят к изменению установок и поведенческих стереотипов потребительской аудитории.

Изменение поведения гедонистов

Статусные потребности населения смещаются по двум направлениям: консервативному — направленному на удовлетворение витальных потребностей, и тревожному — направленному на поиск социальной защищенности, заботы и внешнего обеспечения.

Соответственно, поведенческие стратегии, характерные для стабильно высокого ресурсного состояния «среды обитания», такие как свобода, гедонизм, разнообразие, наслаждение, ситуативный риск, стремление к социальному статусу, признанию, уважению и почитанию, становятся менее проявленными. Снижается доля импульсных покупок, демонстративного или статусного потребления товаров.

Первое и более массовое направление исхода из гедонистической модели потребления наблюдается в сторону удовлетворения витальных потребностей. Оно проявляется в смене потребителями своих поведенческих стратегий с гедонистических на более консервативные. Становятся все более проявленными тренды к накоплению и удержанию средств; процедурному контролю, выраженному в предпочтении потребителей самостоятельно готовить и питаться дома; переходу к традиционному и узкому репертуару продуктов в ассортиментной корзине и блюд в рационе.

  • Прекрасной иллюстрацией этому смещению является рост потребления в сегменте традиционной бакалеи: круп, макаронных изделий, кондитерских полуфабрикатов и ингредиентов для выпечки.
  • Некоторые федеральные ретейлеры, ориентированные на консервативного потребителя, оптимизируют свой ассортимент методом создания универсальной товарной матрицы, отдавая предпочтение федеральным брендам-производителям и постепенно вытесняя региональное «разнотравье» местных производителей. Этот ход не противоречит модели потребления консервативного сегмента рынка. Он заключается в создании простого, структурированного, не очень глубокого ассортимента известных на рынке брендов. С другой стороны, эта стратегия позволяет ретейлеру оптимизировать свои операционные и логистические издержки, удерживая розничные цены на уровне потребительских ожиданий консервативного сегмента рынка.

Наблюдается повышение роли планирования в принятии решений о покупке, проявляется более утилитарный подход к потреблению. Стратегии целевого избегания любого типа риска становятся более проявленными.

  • Различные аудитории становятся менее чувствительны к предложениям типа «купи два и третий получи бесплатно» и более чувствительны к «два по цене одного», охотятся за скидками и акционными программами. На этом фоне также растет лояльность аудитории к собственным торговым маркам ретейлеров в определенных продуктовых категориях.

Потребители теперь предпочитают «путешествиям выходного дня» в гипермаркеты «походы» в сетевой ретейл шаговой доступности, демонстрируя снижение территориальной мобильности.

Вектор социальной защищенности и принадлежности

Второе направление исхода из гедонистической модели потребления — это смещение потребностей в сторону социальной защищенности, внешнего обеспечения и заботы. Это проявляется в стратегиях, связанных с индивидуальной защитой и обеспечением через внешнюю среду и социум, а именно: стремление к защите окружающей среды, экологической чистоте и единению с природой, а также к социальному равенству и справедливости, лояльности и идентификации с представителями наиболее массового консервативного социального сегмента. Последнее отражено в принятии культурных и социальных норм и правил консервативной аудитории.

В потреблении сокращается объем и ассортимент, но растет внимание к физическим качествам продуктов — экологической чистоте, естественности происхождения, возрастает интерес к фермерским и деревенским брендам.

Со стороны производителей продуктов питания этот тренд вовремя подхвачен и наблюдается в росте фермерского сегмента товаров не только на традиционных молочных и мясных рынках, но и в продуктах глубокой мясопереработки, бакалее, хлебобулочных и кондитерских изделиях, напитках, алкоголе и т.п.

В массовом ретейле кризис, начавшийся в 2014 году, стал катализатором роста фирменных магазинов производителей продуктов питания, неорганизованной розницы и торговых сетей с концепцией «поставщик деревенских и фермерских продуктов питания».

  • Это можно наблюдать на примере роста популярности как консервативной фермерской «Избенки», так и ее более либерально-гедонистического «отпрыска» «ВкусВилла» с «натуральной, вкусной и полезной едой».

{«url»:»https:\/\/booster.osnova.io\/a\/relevant?site=vc»,»place»:»between_entry_blocks»,»site»:»vc»,»settings»:{«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}},»isModerator»:false}

С точки зрения территориального поведения, принятия решения о покупке и модели потребления, тревожная аудитория обладает определенными спецификами. На стабильно низком ресурсе она не склонна к дальним «путешествиям» и ограничивается тем, что «ближе и безопаснее» — то есть в знакомом районе и не требует больших ресурсных затрат на дорогу.

«Избенка» удерживает и активно развивает свое присутствие в спальных районах, а «ВкусВилл» открывает микромаркеты в крупных офисах и бизнес-центрах.

Выбирая между расположенными поблизости «Дикси» и «Избенкой», «тревожные» выберут «Избенку» по причине того, что там более «естественные и натуральные» продукты, пусть и немного дороже, но «безопаснее и полезнее». Это импульсно-плановая модель принятия решения о покупке, где импульс «естественности и натуральности» берет верх над «планом».

Однако этот выбор будет осуществлен только в случае равноудаленности первой и второй торговых точек, так как у тревожной аудитории господствует модель ситуативного избегания риска. И если «безопасное и полезное» дальше «обычного», то приоритет получит «обычное», что бы мы ни предпринимали.

С другой стороны, выбор естественной, натуральной, безопасной и полезной еды призван демонстрировать ближайшему социальному окружению — семье, соседям, друзьям и ближайшим знакомым — ту самую лояльность консервативным ценностям и идентификацию с ними, высокий уровень ответственности и заботу о здоровье ближнего, надежду на любовь, защиту и обеспечение в ответ. Это демонстративно-утилитарная модель потребления, которая опирается на стратегию реципрокного (обоюдного) альтруизма «ты — мне, я — тебе».

Возникает вопрос: что делать брендам сетевой розницы, которые ориентируются на высокодоходные группы населения с социально-статусным запросом, импульсными решениями и демонстративным потреблением, которые, судя по всему, «вываливаются» в более консервативные и социально ориентированные модели поведения?

Кто формирует гедонистический вектор потребления

Дело в том, что потребность в получении или подтверждении социального статуса, уважения и почитания формируется в обществе двумя типами популяционных групп.

Первый тип — это люди холерического темперамента, который предопределен генетически и обусловлен типом высшей нервной деятельности.

В маркетинговых сегментациях мы часто присваиваем им наименование гедонисты.

Их потребности и поведенческие стратегии/ценности, этика самовыражения и эстетика восприятия, установки и поведенческие стереотипы генетически адаптированы к высокому и стабильному ресурсному состоянию «среды обитания», они буквально рождены для такого мира и формируют соответствующий характер взаимодействия с ним. Именно гедонисты являются ядром целевой аудитории премиального ретейла.

В момент дестабилизации макроэкономической ситуации гедонисты страдают больше всего и вынуждены адаптироваться к уменьшению ресурсов, испытывая стресс потери. Другими словами, они вынуждены менять свой импульсно-демонстративный характер взаимодействия со средой на тревожный, или консервативный, т.е. искать внешнего обеспечения, накапливать и удерживать ресурсы, используя чуждые планово-утилитарные стратегии поведения.

Важно обратить внимание на то, что изменение характера поведения гедонистической аудитории в период ухудшения макроэкономической ситуации в стране не всегда связано с падением и дестабилизацией их личных доходов. На изменение сильное влияние оказывает характер поведения популяционного большинства — около 80% потребителей, представленного тревожными и консервативными аудиториями, которые формируют и определяют культурные и социальные нормы и правила поведения на территории.

Второй тип — представители двух других темпераментов. Это меланхолики и флегматики, мы называем их тревожными и консервативными. Генетически они лучше адаптированы к стабильно низкому и нестабильно низкому ресурсному состоянию «среды обитания» соответственно. В кризисные периоды тревожные и консервативные аудитории чувствуют себя более привычно по сравнению с гедонистами и спокойно «перетекают» в федеральный и региональный масс-маркет-ретейл, неорганизованную розницу и продуктовые рынки.

Когда же ресурсы растут и стабилизируются, представители этих аудиторий, в свою очередь, страдают от стресса избытка и сбрасывают его через гедонистические, импульсно-демонстративные модели поведения. В такой макроэкономической ситуации тревожные являются целевой, а консервативные — потенциальной потребительской аудиторией премиального ретейла.

Как удержать гедонистов в кризис

Любые изменения макроэкономической ситуации являются сигналом для исследований ретейлером изменения поведения ядра потребительской аудитории. Эти исследования должны быть направлены, с одной стороны, на сбор статистики продаж — динамики и характера изменений потребительской корзины, частоты покупок, среднего чека, товарных категорий и брендов, их долей в потребительской корзине. С другой стороны — на сбор данных о типе принятия решений и отношении к потреблению. Эта бесценная информация необходима для своевременной подстройки товарного ассортимента, сервисной модели, ценовой стратегии, рекламной и бренд-коммуникаций под изменение характера взаимодействия аудитории со «средой обитания» и особенности рационализации ею характера этих изменений.

Аудиторные стратегии

Становится очевидным, что аудиторные стратегии премиального ретейла в период падения и дестабилизации доходов населения, коррекции культурных и социальных норм и правил должны быть сосредоточены на сохранении и удержании гедонистического ядра своей целевой аудитории и готовности отпустить тревожных и консервативных покупателей.

Коммуникационные стратегии

Макроэкономические изменения редко влекут за собой острую стратегическую необходимость смены визуальной идентификации и сути бренда, но требуют изменений репрезентации продукта, товара или услуги с целью подстройки под изменяющийся характер взаимодействия ядра аудитории со «средой обитания». В период падения и дестабилизации ресурсной базы модель потребления гедонистов, скорее всего, изменится с модели получения наслаждения и удовольствия «здесь и сейчас» на модель демонстративного хозяйствования «я люблю готовить». Это специфический тип рационализации, то есть оправдания вынужденного смещения питания из HoReCa в домашнее потребление и приготовление, но без потери социального статуса. С этой рационализацией бренду премиального ретейла необходимо идентифицироваться, а также отразить и поддержать в рекламной и бренд-коммуникациях.

Ассортиментные стратегии

Необходимо сохранить акцент на зарубежных или прозападных продуктовых брендах, поддерживая модель гедонистических предпочтений в пользу товаров и блюд, представляющих другую, зарубежную культуру.В связи с тем что модель потребления гедонистов «здесь и сейчас», скорее всего, изменится на модель «я люблю готовить», доля и ассортимент полуфабрикатов, бакалеи, специй, приправ, заправок, соусов, растительных масел, порционного сортового мяса, фарша и других продуктов, требующих простого, но все же приготовления, должна возрасти.В товарных категориях должны быть организованы и выделены «островами» зоны органических продуктов питания от домашних или малых частных хозяйств и предприятий с ограниченным сроком хранения. Приоритет должен отдаваться прозападной культуре оформления и репрезентации продуктов — этнические мотивы, крафтовое производство, уникальные рецепты изготовления с оригинальной историей и местом происхождения.

Сервисные стратегии

Организация торгового пространства должна измениться. При необходимом сохранении концепции большого и открытого пространства со статусными «островами» уровень сложности ассортимента и хаотичности его репрезентации должен быть снижен. Товарные категории должны находиться в семантической (смысловой) близости друг к другу и логической последовательности репрезентации, исходя из рецептуры блюд, которые из них, вероятнее всего, будут готовить. Товарные категории должны быть презентованы в логике от удовлетворяющих «базовые потребности» до «десерт, наслаждение, баловство».

Зоны продуктов питания, предметов личной гигиены и товаров бытовой химии должны быть обозначены и четко разграничены между собой.

Система навигации должна стать более заметной, упрощенной и «спуститься» на уровень прямого взгляда.

Освещение по интенсивности должно стать умеренным, с акцентами в местах расположения «островов» уникальных или особенных органических товаров. Торговые полки должны быть подсвечены сверху.

Стратегии ценообразования

Скидки и акции не должны быть заявлены в открытую — это удар по социальному статусу гедонистической аудитории. Необходимо использование системы клубных карт с возможностью накопления клиентами бонусов за покупки. Карты должны быть максимально просты и удобны в использовании, без необходимости их регистрации на сайте или физического наличия для возможности оплаты в момент следующей покупки. Для этого можно использовать или номер мобильного телефона клиента, или электронные мобильные сервисы предъявления дисконтных карт и/или карт лояльности.

Заключение

Время, когда экономика росла вширь, закончилось. Наступают времена, когда будущее компаний зависит от погружения в глубину — в суть и особенности процессов человеческого восприятия, обработки информации, моделей принятия решений, потребления и рационализации, которые в свою очередь зависят от характера и темперамента группы или отдельно взятого индивидуума.

Бизнес-сообщество склонно констатировать смерть традиционного маркетинга, так до конца в нем и не разобравшись, и пускаться на поиски «волшебной, но простой нейромаркетинговой кнопки», не утруждая себя вопросами приобретения знаний, формирования навыка их применения и обретения опыта решения задач с использованием этих знаний и навыков. При столкновении со сложной проблемой нужно иметь мужество признаться себе в том, что для ее решения не хватает компетенций, и иметь силу воли подняться до уровня проблемы, которую необходимо преодолеть.

Психология, социальная психология, когнитивные науки, поведенческая экономика, психофизиология, психолингвистика, антропология, этология и экология, теория эволюционных стратегий, теория коммуникаций и теория систем — вот далеко не полный перечень наук и соответствующих компетенций, которые необходимы для эффективного ведения бизнеса в современных условиях. И если мы не найдем время на получение новых знаний, формирование навыка и закрепление его в опыте использования, то завтра новое время не найдет места для нас.

Впервые материал опкбликован на РБК pro

Гедонизм в спортивно-соревновательной деятельности | Статья в журнале «Молодой ученый»



В статье рассматриваются актуальные проблемы зрелищно-гедонистической функции спортивного соревнования.

Ключевые слова: гедонизм, эйфория функция, спортивно-соревновательное зрелище.

Актуальность проблемы. Массовое спортивно-соревновательное зрелище является эффективным фактором, активизирующим потребности в систематическом занятии спортом. Исследования менеджмента спортивных соревнований, как внутренних, так и международных, не только с тривиально-состязательных позиций, но и в соответствии с их гедонистическим (от гедонизм-наслаждение) влиянием на широкие массы зрителей и спортсменов, представляется нам достаточно актуальным на современном этапе развития спорта и физической культуры.

Цель исследования — обозначить основные механизмы влияния зрелищно–гедонистической функции спортивного соревнования на психологическую сферу различных категорий его участников. Определить методы, с помощью которых можно воздействовать на гедонистическую функцию человека. В том числе, включая оптимизацию менеджмента спортивных соревнований, дальнейшее развитие спорта высших достижения и массовое физкультурное движение, активизацию пропаганды и рекламы, средствами спортивного зрелища.

Результаты исследования. Спорт в современном понимании — это деятельность, предусматривающая экономическую (коммерческую) эффективность и высокую зрелищность мероприятий [1].

Достаточно большая притягательная сила современного спорта, в особенности спорта высших достижений, заключается в его зрелищности. Безусловно, свою роль в этом играют нетрадиционные, экзотические и даже экстремальные виды спорта, такие, к примеру, как восточные единоборства. Соревнования по единоборствам в рамках того или иного боевого искусства с незапамятных гладиаторско-рыцарских времен — это не просто жесткий, на грани жизни поединок. Это еще и восприятие (позитивное либо негативное) спортивного действа другими участниками турнира — зрителями, болельщиками.

Социологические исследования группы авторов [2–4 и др.] подтверждают, что население многих стран в структуре своего времени отводит все более значимое место различным спортивным мероприятиям. Спортивное зрелище, таким образом, превращается в объективную потребность людей, реализуемую ими в свободное время. Это делает их досуг более содержательным, существенно расширяя индивидуальную сферу интересов. Социально-педагогический подход к подготовке спортсменов на базе ценностей и норм спортивной этики, позволяет удовлетворять потребности зрителей, повышать уровень их информированности в вопросах массовой физической культуры и спорта высших достижений. Поэтому можно считать, что притягательная сила современных спортивных соревнований, особенно высокого ранга, состоит, в том числе в их зрелищности.

Во время спортивного зрелища происходит демонстрация совершенства человека, его двигательных и интеллектуальных способностей. При восприятии яркого, запоминающегося спортивного состязания у наблюдателя возникает желание «подражать» спортсмену, а это может явиться побудительным мотивом к активным занятиям спортом. Тем самым у присутствующих на соревнованиях зрителей вырабатываются определенные представления о физическом и нравственно-этическом облике спортсмена, формируются конкретные примеры для подражания, особенно в молодежной среде. Тем самым и те и другие не только получают удовлетворение (наслаждение), но утверждают и формируют себя.

Любой участник соревнований обращается к спорту для того, чтобы насладиться такими ценностями как: атлетизм, мужество, совершенные отточенные движения, неординарные действия спортсменов-единоборцев, испытывая, как правило, определенное эстетическое наслаждение. Принимая непосредственные участие или наблюдая за теми или иными спортивными соревнованиями, человек формирует свое отношение к данному процессу, посредством отражательной психологической деятельности. Источниками эмоций и чувств, в том числе гедонистических, служат объективно существующие предметы и явления, связанные со спортивно-соревновательной деятельностью. В этом и заключается зрелищно — гедонистическая функция. Она «… означает получение удовольствия от самих спортивных занятий как в широком (общественное признание результатов спортивной деятельности), так и в узком (ощущение «мышечной радости») смыслах. Сюда же следует отнести удовольствия, испытываемые зрителями и болельщиками спорта» [5].

Зрелищно-гедонистическая функция характеризуется способностью восприятия соревновательного действия, в основном благодаря универсальности спортивного «языка», понятного практически всем. Всякое зрелище — это, как правило, форма общения, соучастия, сопереживания, сотворчества всех без исключения участников соревнования. В этом и состоит зрелищно — гедонистическая функция. Она… «означает получение удовольствия от самих спортивных занятий как в широком (общественное признание результатов спортивной деятельности), так и в узком (ощущение «мышечной радости») смыслах. Сюда же следует отнести удовольствия, испытываемые зрителями и болельщиками спорта» [6].

К гедонизму в спорте, что называется, в чистом виде, конечно, относятся и презентаций спортивных состязаний различного ранга. Причем, чем крупнее тот или иной турнир, тем большее впечатление должны производить сопутствующие; ему спортивные ритуалы церемониалов открытия и закрытия соревнований, персонального представления именитых участников, награждения победителей и призеров. Они помимо их целевого назначения являются узловыми моментами драматургии спортивного действия. И это не случайно. Любые соревнования должны, проходить как спортивный праздник и представлять собой хорошо организованное и срежиссированное зрелище, которое может заинтересовать не только знатоков, но и людей, неискушенных. Только подобные соревнования могут привлечь достаточное число зрителей и будут способствовать популяризации спорта, особенно в воспитательном плане.

Следует подчеркнуть, что спортивный ритуал направлен, прежде всего, на подготовку не только участников, но и зрителей к предстоящим поединкам. Основные требования к современному спортивному ритуалу — простота структуры, лаконичность отдельных элементов, динамичность действия, отсутствие пауз, яркость, красочность, звуковая насыщенность, точность и эмоциональная приподнятость. Кроме того, точность и содержательность дикторского текста, демонстрация зрительной информации с помощью мультимедийных, и других современных цифровых коммуникационных технологий.

Отдельные фрагменты спортивного ритуала, а также принятого регламента: церемониалов открытия и закрытия соревнований, персонального представления именитых участников, награждения победителей и призеров, помимо их целого назначения являются узловыми моментами драматургии спортивного действия. Понятно, что любые соревнования должны проходить как спортивный праздник и представлять собой хорошо организованное и срежиссированное зрелище, которое может заинтересовать не только знатоков, но и людей, неискушенных. Подобные соревнования могут привлечь достаточное число зрителей и будут способствовать популяризации спорта, особенно в воспитательном плане.

Безусловно, все это стоит немалых финансовых вложений, так как немыслимо уже без специфического информационно–коммуникативного менеджмента на базе современных технологий. Однако, престиж страны-хозяйки спортивного мероприятия, как, собственно, и само искусство наслаждения, требуют этих жертв! И организаторы соревнований идут на них.

Изменения, происходящие в нашей психике и организме, в целом выполняют две функции: сигнальную и регулирующую. Сигнальная функция связана с переживаниями, возникающими в окружающей среде или в организме человека. Регулирующая функция — всякого рода чувств и переживания направляет наше поведение, поддерживает его, способствует преодолению встречающихся преград или сдерживает их негативную деятельность, блокируя её. «Регулятивные механизмы эмоций могут снимать избыток эмоционального возбуждения или способствовать его нарастанию. Исследования психофизиологии эмоций (П. В. Симонов) показывают, что в ряде случаев знания, информированность личности снимают эмоции, изменяют эмоциональный настрой и поведение личности» [7].

«В физиологическом отношении эмоциональные, чувственные переживания обусловлены нервным возбуждением подкорковых центров и физиологическими процессами, происходящими в вегетативной нервной системе. В свою очередь, подкорка оказывает положительное влияние на кору больших полушарий, выступая в качестве источника их силы. Эмоциональные процессы вызывают целый ряд изменений в организме человека: в органах дыхания, пищеварения, сердечно-сосудистой деятельности. Ведущую роль в эмоциях и особенно чувствах выполняет кора больших полушарий головного мозга человека. И. П. Павлов показал, что она регулирует протекание и выражение эмоций и чувств, держит под своим контролем все явления, происходящие в теле. Кора оказывает тормозящее влияние на подкорковые центры, управляет ими» [8]. Происходит это в основном благодаря определенным биохимическим сдвигам в вентромедиальной прифронтальной коре головного мозга. Именно эта область отвечает за эмоции, причем как позитивные и тогда появляется чувство наслаждения (гедонизма), так и негативные, способствующие развитию ненависти, злости, депрессии.

Зрелищно-гедонистическая функция характеризуется способностью восприятия соревновательного действия, а также универсальностью спортивного «языка», понятного практически всем. Всякое зрелище есть форма общения, соучастия, сопереживания, сотворчества всех без исключения участников соревнования. В последнее время, помимо презентаций гедонистическую нагрузку стремятся придать и другим аналогичным мероприятиям. Особенно рельефно это проступает во время проведения комплексных турниров. Достаточно вспомнить открытие Олимпийских игр, всемирных студенческих Универсиад, зажжение и эстафеты олимпийского огня, культурные программы, которые обязательно предшествуют и сопутствуют теперь всем мультикомплексным соревнованиям.

Выводы

  1. Спортивное зрелище способно развивать высшие социальные потребности — эмоциональные переживания, удовлетворяя гедонистические потребности человека.
  2. Активизация зрелищности в процессе проведения, как национальных чемпионатов, так и международных турниров по различным видам спорта является важной задачей организаторов соревнований.
  3. Основными механизмами влияния зрелищно-гедонистической функции спортивного соревнования в физиологическом отношении является эмоциональные, чувственные переживания обусловлены нервным возбуждением подкорковых центров и физиологическими процессами, происходящими в вегетативной нервной системе.

Источниками эмоций и чувств, в том числе гедонистических, служат объективно существующие предметы и явления, связанные со спортивно-соревновательной деятельностью.

Литература:

  1. Авсиевич В. Н., Плахута Г. А., Бабаков И. В. Анализ развития массового спорта и физической культуры в Казахстане на современном этапе // Теория и методика физической культуры. — 2017. — № 2. — С.46–50.
  2. Столяров В. И. Социология физической культуры и спорта: учебник. — М.: Физическая культура, 2005. — 400 с.
  3. Хрестоматия по социологии физической культуры и спорта / сост.: Столяров В. И., Чесноков Н. Н., Стопникова Е. В. — М.: Физическая культура, 2005. Ч. 1. — 448 с., Ч. 2:. — 448 с.
  4. Кравченко А. И. Социология менеджмента: учебное пособие. — М.: ЮНИТИ, 1999. — 366 с.
  5. Пономарев Н. И. Социальные функции физической культуры и спорта. — М.: ФиС, 1974. — 242 c.
  6. Под ред. Богословского В. В. и др. Общая психология. — М.: Просвещение, 1987, — С. 294–298.
  7. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. — М.: Наука, 1981. — С.19–23.
  8. Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей деятельности (поведения) животных. — М.: Наука, 1973. — 661 с.

Основные термины (генерируются автоматически): зрелищно-гедонистическая функция, спортивное зрелище, гедонистическая функция, соревнование, спортивное соревнование, вегетативная нервная система, воспитательный план, нервное возбуждение, персональное представление, притягательная сила.

Музей как рассказчик — Музей в цифровую эпоху: Перезагрузка — Автор

В этой статье музей будет пониматься как «банк» информации, хранитель не только самих объектов культурного наследия, но и всех знаний, историй, смыслов, связанных с ними. Исходя из этого определения, можно считать, что первоочередная функция музеев — преемственность памяти, которая подразумевает передачу последующим поколениям социально-важных знаний. Выполняя функцию преемственности, музей играет важную роль в процессе самоидентификации личности и сплочении целой нации.

Большинство музеев в России существуют на государственные дотации, то есть легитимный статус их деятельности поддерживается государством. Такие музеи, следовательно, являются исполнителями так называемого государственного задания и выполняют задачу транслятора принятой в стране культурной политики. Музей важен как ориентир для личности в мире ценностей, он формирует представления о правилах и нормах.

Также музеи ответственны за процесс легитимации новых художников, новых течений в искусстве[3]. Выставка в музее, который обладает значительным репутационным весом, означает официальное признание художника профессиональным сообществом. Как правило, современное или до этого еще немногим известное искусство не сразу принимается обществом. Например, филиал Государственной Третьяковской галереи на Крымском Валу, где хранится коллекция современного искусства XX и XXI столетий, по словам ее генерального директора Зельфиры Трегуловой, является «крайне не посещаемым местом в Москве»[4]. Для решения подобных проблем музейные сотрудники разрабатывают дополнительные образовательные программы, которые направлены на широкую аудиторию.

Создавая такие учебные проекты, музей выполняет функцию дополнительного образовательного центра с развлекательными задачами. Многие эксперты из профессиональной среды уже давно признали тот факт, что музеям приходится конкурировать с учреждениями развлекательного типа, то есть с торговыми центрами и другими коммерческими проектами, зачастую проигрывая им[5].

Развлекательную задачу иначе можно назвать гедонистической функцией музеев. То есть музей должен быть не просто источником знаний, а полноценным пространством для проведения досуга. Современный музей действует на рынке услуг: то, что «продаёт» музей, должно удовлетворять гедонистические потребности аудитории. Музею приходится модернизировать своё физическое пространство, наполняя его рядом дополнительных услуг. Он становится площадкой проведения свободного времени и досуга, спектр ожиданий современного поколения посетителей обширен. Для получения полноценного удовольствия от контакта с музейной средой аудитории требуются комфортная бытовая обстановка в музее (наличие кафе, тихого читального зала, благоустроенной парковки и т.п.), благоприятный эмоциональный «климат» среди сотрудников музея, а также качественная образовательная программа.

В этом аспекте современные музеи становятся всё более демократичными и лояльными к аудитории. Они не только модернизируют помещения, но и в корне преобразовывают концепцию, переосмысляют миссию и делают эмоциональное переживание посетителя от контакта с экспозицией главной целью своей работы. Эту позицию разделяет директор Мультимедиа-арт музея (МАММ) Ольга Свиблова, которая утверждает, что «музей — это пространство, где мы включаем чувственные механизмы»[6].

В условиях жесткой конкуренции за внимание публики музеи также начинают выполнять и экономическую функцию. Современному музею приходится смотреть на свою аудиторию как на потребителей услуг. В концепциях развития музеев одна из главных задач — достижение такой финансовой эффективности, которая бы превратила музей в значимого игрока на рынке образования и досуга[7]. Разработка плана реализации маркетинговых задач, формирование и удовлетворение спроса на «продукт культуры» становится частью музейной деятельности. Более того, экономическая подоплека музейного менеджмента, стимулирует музей искать альтернативные источники дохода.

В маркетинговую концепцию закладывается и коммуникационная стратегия музея. Ее главная цель — популяризация. Популярность самого музея и его коллекции зависит не только от выставок, но и от степени цитируемости в СМИ, уровня присутствия в социальных медиа, качества мультимедийных проектов на Интернет-площадках, масштабности партнёрской программы и так далее. Частое упоминание музея в информационном поле позволяет ему наладить постоянный контакт с аудиторией, вовлечь потенциальных посетителей, а также решить проблему с низким уровнем информированности населения о деятельности музея. Высокий уровень узнаваемости музея позволяет ему эффективнее выполнять социально ориентированную задачу — расширение и развитие разных сегментов аудитории.

Изменилась и внутренняя структура современных музеев: появляются самостоятельные департаменты по продвижению. Отвечая за рекламу и связи с общественностью, они не только продвигают новые музейные проекты, но и нейтрализуют стереотип о музее как о «закрытом» и консервативном институте. По данным исследования «Доступность российских музеев: внутренние и внешние факторы» (НИУ ВШЭ), 14% населения знают о музеях, но не посещают их и главными причинами такого решения называют скучную и несовременную экспозицию, строгие правила (смотрители делают замечания) и отсутствие комфортных условий для долгого пребывания в музее (нет сидячих мест, кафе)[8]. Несмотря на то, что некоторые музеи уже решили эти проблемы, стереотипы все еще живут в обществе. 

Как понять, что вам действительно нужно в карьере?

В консультировании по построению личного бренда я часто сталкиваюсь с проблемой кризиса карьеры. Основной запрос такого клиента — непонимание, куда идти, к чему стремиться в профессиональном развитии. Потеря вектора во многом происходит от непонимания и непринятия себя. Чтобы найти путь развития, который будет вдохновлять изнутри  — уделите внимание своим потребностям.

Потребности тесно связаны с ценностями. Мы ценим то, чего нам не хватает на данный момент. Например, если в текущий период жизни ощущаем нестабильность — нуждаемся в безопасности, которая и становится ключевой ценностью. Когда жизнь наполнится безопасностью, актуализируются другие потребности, и фокус ценностей переместится на них. 

Выявить ценности и идущие от них потребности самостоятельно непросто. Общество диктует нам определенные правила — например, ценности вроде власти и гедонизма порицаются, а универсализма и доброты — поощряются. Важно не ориентироваться на общество, а ориентироваться на себя. Формула проста: “Есть гедонистические (или другие) потребности — идите и удовлетворите”. Конечно, важно удовлетворять потребности так, чтобы это нарушало права и границы других людей, но если вы заработаете себе на колье за полмиллиона — никто от этого не пострадает. Зажимание потребностей ведет к кризису, это замкнутый круг: вы уговариваете себя потерпеть, становитесь несчастным и снова терпите. Так повторяется до тех пор, пока откладывание потребностей в долгий ящик не доведет вас до глубокого профессионального и личностного кризиса.

На курсе Brand-WOW мы с помощью специальных методик и работы с психологом выявляем истинные ценности людей и основанные на них потребности. Далее — строим план профессионального развития, направленный на то, чтобы эти потребности удовлетворить. То, что в ходе реализации этого плана в реальности наши ученики избавляются от кризисных переживаний, убеждает нас в том, что подход через ценности и потребности работает.

Несколько живых примеров из практики (имена изменены): 

  • Ирина долгое время была погружена в бизнес-среду. Тренинги, встречи предпринимателей, собственный малый бизнес — из этого состояла профессиональная жизнь женщины. Случилось так, что Ирине сложно стало совмещать бизнес с семьей, и она решила продать его. Со временем малыш подрос, а Ирина всеми силами стала пытаться вернуться к предпринимательской деятельности. Но ничего не получалось — неудачные попытки вернуться к привычному образу жизни привели к депрессивному настроению. Тест на выявление ценностей показал, что ключевая ценность у Ирины — безопасность, при том, что ценности власти и самостоятельности выражены слабо. Стабильность и безопасность нужно искать в работе по найму на крупную компанию — это и стало основой карьерной стратегии Ирины, которую мы разработали в рамках курса. Устроившись на хорошо оплачиваемую позицию в известной корпорации Ирина обрела внутреннюю гармонию и счастье, а кризисные переживания ушли.  

 

  • Алла — руководитель крупного промышленного предприятия. Запрос Аллы на помощь в смене профессии на “что-нибудь более женское” нас озадачил. В попытках выяснить, почему известный на весь регион руководитель заинтересован в карьере стилиста, мы провели тестирование на ценности. Ключевыми ценностями Аллы оказались “власть” и “достижения” — портрет прирожденного лидера. В ходе консультаций выяснилось, что Алла проходила ряд онлайн-курсов, где женщин с таким мотивационным профилем как у нее безжалостно критиковали, рекомендуя стать домохозяйкой или, в крайнем случае, освоить “женскую” профессию. Алла осознала, что направление, в котором она добилась больших успехов — это то, что приносит ей радость. Теперь она не чувствует вины за то, что ей нравится управлять людьми и большими финансами. 

Путь к осознанию и принятию своих потребностей может быть сложным, но ощущение внутренней гармонии и понимание, что ты на правильном карьерном пути, того стоит. Кроме того, это дает небывалый прилив мотивации — больше не нужно мучительно заставлять себя приступать к работе. Замечали, что когда вы делаете то, что действительно хочется, силы появляются сами собой? Например, если вы долго мечтали о поездке в Париж — неудобные кресла в полете, недостаток сна и другие трудности будут переноситься гораздо легче, чем если бы это была скучная командировка куда-нибудь в Омск. Так и в профессиональной сфере — организм легко выделит дополнительные ресурсы на дело, которое вам действительно нужно.

Александра Сашурина, консультант по личному брендингу, специалист в люксовом PR
(@sashurina.branding)

Статья №2. На распутье. Великие гедонисты, вопросы христианства и антропологический поворот в удовольствии

Следующее слово в дискурсе удовольствия возникло не скоро. Но помимо слов есть и практика. Исторические фигуры, вроде Калигулы, маркиза Де Сада и других великих гедонистов внесли значимую лепту, предоставив показательные примеры смыслов и итогов гедонистических практик. Также и христианство оказывало не только сковывающее влияние, но и развивало дискурс, задаваясь вопросами о том, что является настоящим и допустимым наслаждением. Всё это привело к тому, что кардинально изменило направление мысли последующего поколения философов. О том, как возник неконформный гедонизм, какие вопросы ставило христианство и кто является крестным отцом современного гедонизма — читайте во второй статье курса «Дискурсы об удовольствии» от Concepture.

Следующее слово в гедонистическом дискурсе возникло не скоро. Популярность завоевали этические течения, которые не ставили во главу удовольствие. К примеру, стоицизм, который полемизировал и с эллинистическим гедонизмом, и с эпикурейством.

Затишье оказалось затяжным. Средневековым теологам были не по нраву ни телесные греховные наслаждения, ни еретические духовные. Христианство поощряло принципы противоположные многим воззрениям и Аристиппа, и Эпикура, и Аристотеля. Разве что эвдемонизму нашлось место в текстах Фомы Аквинского.

Практики гедонизма

В эпоху от Древнего Рима до новейшего времени, пока дремала теория, дискурс удовольствий обзавелся рядом ярких практиков гедонизма. В целом это связано с тем, что происходит зарождение, укрепление и расцвет различного рода аристократии и монархов – прослойки людей, которые имели возможность претворить в жизнь гедонистические желания. Именно на практике гедонизм Аристиппа приобрел не конформную вариацию.

Особо на этом поприще отличились некоторые римские императоры и их окружение: Гелиогабал, Тиберий, Валерия Мессалина, Калигула, Нерон и другие. Профессиональный историк может усомниться в том, что в действительности это были помешанные на пороках развратники (в конце концов, историографы прошлого часто пристрастны), однако нас скорее интересует сложившийся миф о них. Обычно об этих фигурах говорят, как о людях, дошедших до крайностей в чувственных удовольствиях, что отсылает нас к фундаментальному вопросу в рамках гедонистического дискурса – остаются ли неограниченные удовольствия удовольствиями?

И Аристипп, и Эпикур, и Аристотель ответили бы, что нет. Но, как мы видим, на практике не так уж и просто установить личные моральные ограничения, когда нет ощутимых ограничений извне. К тому же рамки допустимого в разные эпохи могут серьезно разниться. Например, римляне чрезвычайно терпимы к проституции, кроме того, в институте конкубината они даже пытались узаконить отношения на стороне (те, что чисто для удовольствия, а не для детей-наследников). Можно сказать, что многие люди не являются гедонистами только потому, что им не позволяют таковыми быть материальные условия или мораль общества, в котором они находятся.

О чем же нам говорят примеры людей, которые имели в общем-то неограниченные возможности получения наслаждений? Мы можем отметить несколько главных тенденций.

Фрагмент картины «Христианская Дирцея в цирке Нерона» (Генрих Семирадский, 1897)

Как ни странно, но удовольствия имеют свой предел. Популярная мысль о том, что человеку сколько ни дай, всегда будет хотеться больше, в чем-то верна, но по большей части на практике она – скорее завуалированный крик о нехватке чего-то. В этом можно услышать определенное упрощение. Не имея возможности получить какое-либо из наслаждений в должной мере, человек ошибочно считает, что если бы это все-таки было возможно, то он не смог бы остановиться. На самом деле, это дискуссионный вопрос. Ведь даже в случае с наркозависимыми или алкоголиками для некоторых здоровье оказывается важнее. Другими словами, именно оно и может быть примером предела удовольствий, так как если его нарушить, то страдания перевесят.

Когда наслаждение удовольствиями доходит до предела, то принципиальным становится вопрос изменения их формы или модификации уже имеющихся. Собственно, истории про безумные оргии римских императоров, внезапное осознание себя богом или даже фаллократию Гелиогабала – это как раз-таки примеры того, что отдельные удовольствия сугубо ограничены в том, как долго и полно можно упиваться ими, поэтому с какого-то момента более принципиальным становится вопрос количества различных видов удовольствия.

Банальным и привычным нам примером такого подхода могут быть гурманы. Иными словами, стремление к телесным или каким-либо другим удовольствиям надо понимать не только как стремление к конкретному виду наслаждений, а и как стремление к разнообразию. Конкретные случаи показывают, что изначальный интерес гедониста со временем только ширится вплоть до того, что в конечных вариациях и вовсе теряется изначальный импульс, а для нас со стороны всё это выглядит как форменное безумие.

Опять-таки природа человека далека от естественности, поэтому многие изысканные удовольствия (ну или для кого-то «извращения») сближаются с феноменами отвратительного, которое само по себе и без длинной истории прежних удовольствий, ничего кроме неприятных переживаний принести не может.

«Розы Гелиогабала» (Лоуренс Альма-Тадема, 1888)

Третьей тенденцией можно назвать выгорание гедониста. Получение большого количества удовольствий нередко оборачивается их обесцениванием. Отчасти дело в биологии, отчасти в психологии (деликатес перестает быть таковым ровно после того, как становится регулярным блюдом), отчасти и в ограничениях разнообразия наслаждений. Собственно, мудрость античных философов в том и заключается, что, предлагая некоторые ограничения, они позволяют удовольствию оставаться удовольствием.

Современному человеку может быть слегка неочевидно историческое главенство тенденции к разнообразию, так как ему уже дана определенная широта видов удовольствий. Начиная от ближайшего супермаркета, который позволит устроить пир невиданного по меркам римских императоров разнообразия, и заканчивая вездесущей сферой развлечений. Меж тем, как правило, именно глубина удовольствий для современного человека ограничена, поэтому чисто по количественным показателям он всё же далек от развлечений аристократии и монархии былых веков.

Это и есть одно из главных различий в понимании удовольствий не только тогда и сейчас, но и в принципе у людей с различной психологией. Для кого-то наслаждение – это широта и разнообразие. Для кого-то – глубина или интенсивность переживания. Практика показывает, что одно может легко перетечь в другое, и не раз.

Собственно, описываемый неконформный гедонизм и есть вариант, соответствующий расхожему пониманию. В дальнейшем он развивался не философскими, но художественными трудами. Одной из жемчужин стал всем известный «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда. Роман был далеко не первым на подобные темы, скорее даже наоборот, но это и позволило ему стать квинтэссенцией подобных гедонистических взглядов.

«Мессалина в объятиях гладиатора» (Хоакин Соролья, 1886)

Иными словами, за практикой последовала закономерная культурная рефлексия чувственных устремлений элит. Впрочем, еще большой вопрос – о чем этот роман? – об эволюции порочных удовольствий или о неминуемой расплате и естественной границы для них в форме болезни и смерти. Подробнее вопрос репрезентации гедонизма в искусстве и возникновения неконформного гедонизма из искусства будет освещен в отдельном материале курса.

Cкучный век гедонизма на самом-то деле не так уж и сер. Есть даже что-то символичное, что важная часть дискурса удовольствий возникла не из теоретизирований отдельных мыслителей, а из опыта, рефлексии и практики. Подытоживая, можно вывести примерную максиму неконформной версии гедонизма Аристиппа: человек жаждет телесных удовольствий, и когда он вдоволь получает одних, то непременно хочет других и так вплоть до момента, пока не выгорит.

Христианство: вопросы к гедонизму

Свою лепту в дискурс удовольствий внесло и христианство. Связано это с развитием эвдемонизма в теологическом русле, возникновением четких делений на высокие-духовные и низкие-телесные удовольствия, а также рядом вопросов, которое оно задает.

К последнему мы и обратимся сейчас. В частности, любопытно, что в христианстве присутствует развитие идеи о накопление «очков хорошего человека», которые в будущем конвертируются в удовольствия. Это походит на воззрения в эпикурействе и эвдемонизме, с той лишь разницей, что в данном случае предлагается жить умеренно или даже пострадать в земной жизни, чтобы как следует насладиться тем, что будет после смерти.

«Вознесение Марии» (Франческо Боттичини, ок. 1475)

Заметьте, что такую формулировку не принято относить к гедонизму, хоть в целом она исходит из гедонистического дискурса. Ведь в ней скрыто предположение о том, что люди в конечном счете желают удовольствий, наслаждения и счастья. Вечное наслаждение или миг неаскетичной жизни? При условии веры в рай выбор очевиден, но так ли легко его исполнить, когда мир полон соблазнов и искушений?

Получается, что религиозная мысль одобряет гедонизм, но только заслуженный и, разумеется, тот, который точно не будет конечным и несовершенным. Это обнажает проблему последствий и удовольствий, влекущих за собой страдания. То же самое касается не только последствий, но и достижения – можно ли считать удовольствием то, для достижения чего нужно пройти через превышающее неудовольствие?

В этом содержится и глубокая этическая проблема. В чем же смысл или выгода поступать этично? Удовольствие, а тем более бесконечное, оказывается привлекательным ответом. Даже Кант соблазнился и написал пару слов о посмертном блаженстве души.

Возникает полярность восприятия наслаждений. С одной стороны, это что-то отдаленное, чего надо долго и упорно достигать. Именно надо, так как в итоге оно окупится, ведь окупаемость усилий гарантируется Богом. С другой стороны, это только то, что можно ощутить здесь и сейчас, поэтому ориентир на будущее с пренебрежением удовольствиями в настоящем бессмыслен. Эти две крайние позиции в какой-то степени и создают спектр всех возможных гедонизмов – причем те, что ближе ко второй, нам кажутся более очевидными гедонизмами.

«Адам и Ева в Эдемском саду» (Ян Брейгель Старший, 1615)

В то же время у христианского решения вопроса об удовольствиях есть один плюс. Действия человека оказываются вписанными в метафизические процессы, поэтому искреннее верующий, по-видимому, ощущает нечто вроде высокой осмысленности происходящего с ним. Соответственно, он может ощутить удовольствие и счастье в ситуациях, в которых иной бы не ощутил ничего. С позволения сделаем светское сравнение. Совершенно разные вещи, когда человек просто так перетаскивает фигурки по доске и когда он играет в шахматы. Игра шахматы – это эдакая метафизическая настройка к набору деревянных фигурок и покрашенной в клеточку доске.

Оттепель Возрождения

Переоткрытие античных текстов в Возрождение поспособствовало возвращению философии в дискурс об удовольствиях. Начали заходить речи о том, что наслаждения являются частью божьего замысла. К примеру, Эразм Роттердамский считал, что они – это проявление заботы Бога, который в действительности хочет видеть людей счастливыми и на земле. В конечном счете, люди, созданные способными к творчеству, знают, что оно сочетается с удовольствием – для автора и для потребителя. А отсюда недолго дойти и до рискованной аналогии о том, что Бог тоже наслаждается.

Удовольствия теперь рассматривались не обязательно как искушение и излишество, но и как некоторое естественное право, данное человеку. В конечном счете, почему прилежный христианин не может прилично отдохнуть телом и духом? Подобная идея прослеживается и в «Утопии» Томаса Мора. После него естественность и необходимость какого-то уровня довольствия еще не раз встретится в совершенно различных утопических проектах.

Отдельно стоит упомянуть, что к Новому времени появилось такое околофилософское движение, как либертинаж. Возникает оно где-то в эпоху барокко, а возможно и раньше. По большому счету, это всё тот же неконформный гедонизм, но с элементом пикап-тренинг секты и, соответственно, сексом как главным телесным удовольствием.

«Сцена в таверне» из цикла «Похождения повесы» (Уильям Хогарт, 1735)

Отличились либертины (либертены) своим пафосом, который современному пользователю интернета покажется подозрительно знакомым, ведь они были философами, нигилистами, циниками и мизантропами. Как в таких случаях водится, совсем не в шутку. Главным образом они критиковали ту часть социальных правил, что покушается на личное удовлетворение, чего было достаточно по тем временам, чтобы вызывать скандал. Хоть по факту большая часть их наследия также является по сути художественной, но некоторое особое философское понимание сексуальности либертинаж всё же сформировал.

Наиболее известным представителем этого направления мысли является маркиз де Сад. Именно его творчество окажет огромное влияние на переосмысление вопросов наслаждения в ХХ веке сперва у Жоржа Батая, а затем у целой плеяды французских мыслителей. Впрочем, Сад не был первым, еще в романе Шодерло де Лакло в устах главных героев мы находим специфическую философию, предписывающую использовать другого для своего удовольствия как заблагорассудится.

Механицизм: крестный отец современного гедонизма

К XVIII веку в гедонистическом дискурсе произошло важное изменение, которое при этом оказалось столь тонким, что вплоть до сегодняшнего дня оно считается само собой разумеющейся предпосылкой. Связано это изменением с деятельностью философов Просвещения (вроде Жюльена Офре де Ламетри), чьи воззрения оформились в такое направление, как механицизм. Оно включало в себя в том числе и рассмотрение человеческой природы с точки зрения строгих причинно-следственных связей. Человек рассматривался как механизм, по большому счету отличающийся от тех же часов только лишь сложностью своей структуры.

В приложение к этике это давало воззрение, которое и сейчас нередко можно услышать в варианте: «Человек – это животное». Как правило, сторонники таких суждений под животным понимают примерно то же самое, что и механицисты под механизмами – то есть редукцию человека к чему-то ограниченному и зацикленному на том, что приводит в движение его механизм (инстинктам, которые повелевают животным).

«Эксперимент с птицей в воздушном насосе» (Джозеф Райт, 1768)

Для Ламетри человек ограничен и зациклен на удовлетворении своих потребностей, которые различны, но по своей сути схожи. Разница здесь в том, что пароход запустить сложнее, чем музыкальную шкатулку. Так и с людьми: чье-то счастливое существование – это упорный труд слаженной команды, а кого-то только запусти и всё сразу станет хорошо.

В механицизме гедонизм оказывается вшитым в природу человека. Другими словами, из этического он переносится в антропологическое поле. Конечно, они нередко связаны между собой, но, по сути, это и есть большой, но незаметный поворот в гедонистическом дискурсе. Стержнем аргументации становится мысль о том, что человек от природы желает удовольствий, которые приравниваются к биологической потребности.

Разница велика. Если по древним грекам надо сначала понять, что тебе нужны удовольствия, разобраться с тем, что это вообще такое и являются ли они благом (ведь если они не благо, то зачем они нужны?), то механистический подход Ламетри предполагает, что всё это человеку известно априори.

Например, Этьенн Бонно де Кондильяк в своем известном мысленном эксперименте со статуей изначально – как нечто самоочевидное – предполагает, что всякое существо влекомо к приятным ощущениям и избегает неприятных. Однако не было нужды ждать появления теории Фрейда, чтобы увидеть, как часто это не соответствует реальности (например, разные формы самоедства и самоуничижения).

«Кольбер представляет членов Королевской академии наук Людовику XIV в 1667 году» (Анри Тестелен, ок. 1675)

Как ни странно, но смена курса остается почти незамеченной. Дискурс удовольствий просто продолжает существовать и развиваться как этическая система, но с антропологическим бонусом. Причем этот бонус скрыт, ведь напрямую к нему обращаются разве что в кухонных дискуссиях с интуитивно самоопределившимися гедонистами.

Антропологический поворот связан и с главенством неконформного гедонизма как незыблемого аспекта мировоззрения высшего общества. Всё же для того, чтобы утверждать, что стремление к удовольствиям заложено в человеческую природу, нужны люди, которые с должной регулярностью это доказывают. Вполне вероятно, что для Ламетри средний современник приличного положения в обществе и выглядел как механизм с понятным мотивационным ядром

Стоит понимать, что разница между ссылкой на природу человека и рассуждением о формировании чувственности – огромна. В первом случае в программу уже зашито от чего удовольствие возможно и от чего принципиально нет, во втором же список форм и способов открыт.

Подытоживая, максима механистического взгляда звучит следующим образом: человек подобен механизму, он ограничен и зациклен на собственной механике, неотъемлемой частью которой и является стремление к удовольствию.

Черта

На этом можно и обозначить условную черту, после которой все направления в рамках гедонистического дискурса пошли по несколько иному пути. В будущем вместо прямого обращения к этике мы увидим не только скрытые антропологические догадки, но и попытки социального, рационального и научного обоснования гедонистических течений мысли. Дискурс удовольствий в целом – это следствие того, что Западная этика сильно связана с удовольствием, даже если его отрицает или вытесняет. 

«Сад удовольствий с лабиринтом» (Людовико Поццосеррато, ок. 1584)

Можно даже рассмотреть его как очередной пример того, как древние греки задали тему для обсуждения всем последующими поколениями. Стоит задаться риторическим вопросом: а не стала ли такая постановка вопроса предписанием? В конечном счете, к таким современным ответвлениям дискурса гедонизма, как консьюмеризм, многие люди настроены критично, если не сказать враждебно. Во многом так происходит из-за мысли о том, что потреблять предписывают откуда-то сверху.

Тем не менее, чтобы заслужить автоматическую негативную коннотацию, потребитель не так уж и далеко ушел от гедониста. Но об этом и других проявлениях дискурса удовольствий, повлиявших на современное общество, в грядущих статьях.

На превью – фрагмент картины Густава Климта «Водяные змеи II» (1907).

Потребительский выбор между гедонистическими и утилитарными товарами в JSTOR

В этой статье авторы исследуют, как на выбор потребителя между гедонистическими и утилитарными товарами влияет характер задачи решения. Основываясь на исследованиях по разработке, авторы предполагают, что относительная значимость гедонистических аспектов больше, когда потребители решают, от какого из нескольких предметов отказаться (выбор конфискации), чем когда они решают, какой предмет приобрести (варианты приобретения).Получившаяся в результате гипотеза о том, что гедонистический элемент относительно предпочтительнее такого же утилитарного элемента при выборе конфискации, чем при выборе приобретения, была подтверждена в двух экспериментах по выбору. В последующем эксперименте эти результаты были распространены на гипотетические варианты выбора, в которых условия приобретения и конфискации создавались путем манипулирования исходными эталонными состояниями на уровне атрибутов вместо владения. Наконец, в соответствии с экспериментальными данными, полевое обследование показало, что относительно рыночных цен владельцы автомобилей с относительно гедонистической ориентацией ценят свои автомобили больше, чем владельцы относительно утилитарных автомобилей.Авторы обсуждают теоретические последствия этой асимметрии предпочтений, зависящих от рекомендаций, и исследуют последствия для менеджеров по маркетингу и других лиц, принимающих решения.

JMR публикует статьи, представляющие весь спектр маркетинговых исследований, от аналитических моделей маркетинговых явлений до описательных и тематических исследований.

Сара Миллер МакКьюн основала издательство SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит непрерывную независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

Почему пользователи предпочитают гедонистический, а утилитарный? Исследование пользовательской дилеммы гедонистско-утилитарного выбора

Основные моменты

Исследование исследует дилемму пользователя в гедонистическом утилитарном выборе функций программного обеспечения.

Пользователи отдают предпочтение утилитарным, а не гедонистическим функциям при явном выборе приобретения.

Тем не менее, их неявный выбор сбора данных касается гедонистических функций.

В ситуации конфискации выбор не зависит от гедонистических и утилитарных характеристик.

Эта дихотомия имеет интересные практические и теоретические выводы.

Реферат

Исследования показали, что, хотя функция гедонистического продукта более ценится пользователями, в ситуациях выбора приобретения предпочтение отдается утилитарности. Более того, гедонистический подход более предпочтителен в ситуациях выбора конфискации, чем утилитарный.В этом лонгитюдном исследовании мы исследуем это явление на реальных пользователях программного обеспечения. Результаты исследования показывают, что, как и ожидалось, в ситуациях приобретения пользователи явно предпочитают утилитарность, хотя их неявный выбор, отраженный влиянием функции на их удовлетворенность, является гедонистическим. Однако в ситуациях конфискации явное-неявное предпочтение пользователя не основывается на гедонистско-утилитарных соображениях. Результаты также указывают на причину этого наблюдаемого явления. В отличие от утилитарных характеристик, которые последовательно демонстрировали характеристики гигиенических факторов Герцберга в ситуациях приобретения-конфискации, гедонические особенности демонстрировали характеристики мотиваторов Герцберга только во время приобретения, демонстрируя характеристики гигиенических факторов во время конфискации.Эти результаты предлагают интересные теоретические выводы и имеют полезное практическое значение для менеджеров по программным продуктам.

Ключевые слова

Гедонические функции

Утилитарные функции

Гибридные функции

Удовлетворенность пользователей

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Полный текст

© 2017 Elsevier Ltd. Все права защищены.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Потребности, желания и цели — Введение в поведение потребителей

Каждый Новый год многие из нас принимают решения — или целей — которые в конечном итоге остаются неудовлетворенными: ешьте здоровее; уделять больше внимания в классе; волонтер, больше заниматься спортом. Насколько мы знаем, наша жизнь улучшилась бы, если бы мы действительно достигли этих целей, но люди довольно часто не достигают их. Но что, если это не так? Что, если каждый раз, когда мы ставили цель, мы ее действительно добивались? Каждый день наше поведение является результатом бесчисленных целей — возможно, не целей, как мы думаем о них, например, поднимать самые тяжелые веса или стать первым человеком, приземлившимся на Марс. Но даже с «приземленными» целями, такими как получение еды из продуктового магазина или приход на работу вовремя, мы часто запускаем те же психологические процессы, которые связаны с достижением более высоких мечтаний.Чтобы понять, как мы можем лучше достичь наших целей, давайте начнем с определения цели и того, что лежит в основе ее, психологически.

Job89 [CC BY-SA 4.0 (https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0)]

Цель — это когнитивное представление желаемого состояния или, другими словами, наше ментальное представление о том, какими мы хотим, чтобы все закончилось (Fishbach & Ferguson 2007; Kruglanski, 1996). Это желаемое конечное состояние цели может быть четко определено (например,, ступая на поверхность Марса), или он может быть более абстрактным и представлять состояние, которое никогда не завершается полностью (например, здоровое питание). Однако в основе всех этих целей лежит мотивация , или психологическая движущая сила, которая позволяет действовать для достижения этой цели (Lewin, 1935).

Мотивация может происходить из двух источников. Во-первых, это может быть связано с преимуществами, связанными с процессом достижения цели ( внутренняя мотивация, ). Например, вы можете быть движимы желанием получить полноценный опыт во время работы над миссией на Марс.Во-вторых, мотивация также может исходить из преимуществ, связанных с достижением цели ( внешняя мотивация ), таких как слава и богатство, которые приходят с тем, чтобы стать первым человеком на Марсе (Deci & Ryan, 1985). Один из простых способов оценить внутреннюю и внешнюю мотивацию — это посмотреть глазами студента. Усердно ли студент работает над заданиями, потому что процесс обучения доставляет удовольствие ( внутренняя мотивация, )? Или же работа студента трудно получить хорошие оценки, которые помогут землям хорошей работы ( внешней мотивации )?

Поведение потребителей можно рассматривать как комбинацию усилий и результатов, связанных с потребностью потребителя в решении проблем.Решение проблем потребителей инициируется определением неудовлетворенных потребностей . Семья потребляет все молоко в доме; или изнашиваются шины семейного автомобиля; или команда по боулингу планирует пикник в конце сезона: они ставят перед потребителями проблему, которую необходимо решить. Проблемы можно рассматривать с точки зрения двух типов потребностей: физических (например, потребность в пище) или психологических (например, необходимость быть принятыми другими).

Хотя разница невелика, есть некоторая выгода в различении потребностей и желаний.Требование — это базовый недостаток для конкретного важного элемента. Вам нужна еда, вода, воздух, безопасность и так далее. Требование устанавливает определенные личные критерии относительно того, как эта потребность должна быть удовлетворена. Поэтому, когда мы голодны, мы часто думаем о конкретном продукте питания. Следовательно, подросток будет жаловаться разочарованному родителю, что ему нечего есть, стоя перед полным холодильником.

Большая часть маркетинга направлена ​​на удовлетворение желаний, а не на удовлетворение потребностей.Apple не хочет, чтобы вы покупали просто какие-то часы, они хотят, чтобы вы купили Apple Watch. Точно так же Ralph Lauren хочет, чтобы вы захотели купить поло , когда покупаете одежду. С другой стороны, некоммерческая организация, такая как Канадская онкологическая ассоциация, хотела бы, чтобы вы почувствовали потребность в обследовании, и не заботится о том, к какому врачу вы пойдете. В конце концов, однако, маркетинг в основном заинтересован в создании и удовлетворении потребностей.

Утилитаристские и гедонистические потребности

Часто обсуждение потребностей дополнительно объясняется в контексте тех, которые являются утилитарными ( практичными и полезными по природе ) и гедонистическими ( роскошными или желательными по природе ).Потребители, удовлетворяющие свои утилитарные потребности, будут более чувствительны к ценам, чем потребители, стремящиеся удовлетворить гедонистические потребности, которые будут оправдывать высокие (более высокие) цены из-за нечастости, с которой они будут покупать предметы роскоши. Когнитивный диссонанс , или вина потребителя, скорее ассоциируется с гедонистическими покупками, чем с утилитарными.

Отличительные черты утилитарных и гедонистических потребностей

Ниози, А. (2021 г.). Различия между утилитарными и гедонистическими потребностями.[H5P]. Лицензия CC-BY-NC-SA.

Research также различает две различные ориентации на саморегулирование (или восприятие эффективности) в достижении цели: профилактика и продвижение.

Профилактика подчеркивает потребности в безопасности, ответственности и защищенности и рассматривает цели как «обязанности». То есть для тех, кто ориентирован на профилактику, цель рассматривается как то, что они должны делать, , и они, как правило, сосредоточены на избежании потенциальных проблем (например.g., упражнения во избежание угрозы для здоровья). Эта направленность на саморегулирование ведет к бдительной стратегии, направленной на избежание потерь (наличие негативов) и приближение к отсутствию потерь (отсутствие негативов).

С другой стороны, акцент на продвижении рассматривает цели как «идеалы» и подчеркивает надежды, достижения и потребности в продвижении. Здесь люди рассматривают свои цели как нечто, что, как они хотят, чтобы сделал, что принесет им дополнительное удовольствие (например, занятия спортом, потому что здоровье позволяет им заниматься больше).Этот тип ориентации ведет к принятию энергичной стратегии, связанной с приближением к выгоде (наличие положительных результатов) и избеганием неудач (отсутствие положительных результатов).

Чтобы сравнить эти две стратегии, рассмотрим цель экономии денег. Люди, ориентированные на профилактику, будут экономить деньги, потому что они верят, что это то, что они должны делать (должны), и потому что они обеспокоены тем, что у них нет денег (чтобы избежать вреда). С другой стороны, люди, ориентированные на продвижение, будут экономить деньги, потому что они хотят иметь дополнительные средства (желание), чтобы они могли заниматься новыми интересными делами (достигать продвижения).Хотя эти две стратегии приводят к очень схожему поведению, акцент на потенциальных убытках будет мотивировать людей с акцентом на профилактику, тогда как подчеркивание потенциальных выгод будет мотивировать людей с акцентом на продвижение. И эти ориентации — лучше реагирующие либо на профилактику, либо на пропаганду — различаются для разных людей (постоянная регулятивная направленность) и ситуаций (краткосрочная регулятивная направленность; Higgins, 1997).

Ориентация на профилактику: предотвращение негативных результатов

Маркетологи адаптируют свои сообщения к потребителям, чтобы апеллировать к их уникальным подходам к достижению целей. Например, потребителей, которые в значительной степени мотивированы избегать вреда / потерь, действовать ответственно и минимизировать ущерб, могут быть привлечены такие бренды, как перечисленные ниже, которые используют убедительные сообщения, чтобы подчеркнуть избежание негативных результатов:

  • The Body Shop & LUSH Cosmetics ( без жестокого обращения).
  • Patagonia ( избегает чрезмерных отходов и экологически вредных производственных практик ).
  • Комиссионные магазины одежды, такие как The Goodwill ( экологичности; повышающая активность ).
  • Аксессуары для электронных сигарет ( опыт курения с пониженным риском ).

Ориентация на продвижение: поиск вознаграждений и положительных результатов

С другой стороны, потребители с ориентацией на продвижение цели стремятся максимизировать прибыль, выгоду и вознаграждение. Бренды, которые нравятся этим потребителям, могут включать:

  • Ax Body Spray ( повысить привлекательность ).
  • Birchbox ( персональная доставка косметических товаров ).
  • Голубь ( способствует завышению самооценки ).
  • Музыкальные фестивали и концерты ( воспоминания ).

Потребители могут оказаться в состоянии конфликта, когда они не уверены в принятии решения о покупке, которое может иметь как положительные, так и отрицательные последствия. Иногда потребители «застревают между камнем и наковальней», потому что не могут выбрать между двумя действительно хорошими вариантами! Мотивационные конфликты возникают, когда мы разрываемся между решениями и вынуждены проявлять некоторую форму самоконтроля или расставлять приоритеты.Узнайте больше о мотивационных конфликтах в контекстной функции учащихся ниже.

Узнайте, как три мотивационных конфликта ( подход-подход; подход-избегание; и избегание-избегание ) присутствуют в повседневной жизни потребителей. Создано студентами КПУ, Симраном Асере, Сандипом Гревалом, Таникой Абрахамом и Аманом Сингхом Атвалом. (Щелкните значок + на изображении ниже, чтобы развернуть текст.)

Атрибуция

На этой странице собраны материалы от:

Асере, С., Grewal, S., Abraham, T., and Atwal, A.S. (2019). Мотивационные конфликты в поведении потребителей [H5P]. Лицензия CC-BY-NC-SA.

Халворсон, Хайди Грант. (2013, 7 марта). Вы ориентированы на продвижение или профилактику? Получено с https://www.psychologytoday.com/ca/blog/the-science-success/201303/are-you-promotion-or-prevention-focused

.

Хиггинс, Э. Т. (1997). Помимо удовольствия и боли. Американский психолог, 52 (12), 1280–1300.

Job89 [CC BY-SA 4.0 (https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0)]

Хан, Фарах. (2015, 4 января). Убеждение потребителей, основанное на целях продвижения или предотвращения. Получено с https://www.linkedin.com/pulse/consumer-persuasion-based-promotion-prevention-focused-farah-khan/

.

Ниози, А. (2021 г.). Различия между утилитарными и гедонистскими потребностями. [H5p]. Лицензия CC-BY-NC-SA

Рассел, Джудит. (2018, 3 декабря). Предпочтения бренда миллениалов: обновление 2018 г.Получено с https://www.therobinreport.com/millennial-brand-preferences-a-2018-update/

.

(PDF) ВЛИЯНИЕ МОТИВАЦИИ ПОКУПКИ ГЕДОНИЧЕСКИМ ПОКУПКАМ НА УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ПОТРЕБИТЕЛЯ И ЛОЯЛЬНОСТЬ ПОТРЕБИТЕЛЯ

потребителей как личное удовольствие и восторг, и, таким образом, продукты оцениваются не как объективные активы

, а как субъективные символы (Юнал и Цейлан, 2008; Akturan, 2010; Алтунышик и Чаллы, 2004; Айдын,

2010). Такая точка зрения потребителей приводит к эмоциональному поведению в процессе покупки

и к незапланированной реализации покупки.

2. Обзор литературы

Утилитарные и гедонистические мотивы составляют основу феномена потребления (Westbrook,

,

Black, 1985; Babin et al., 1994, Batra and Ahtola, 1990; Voss et al., 2003; Carpenter) и др., 2005).

В то время как объективные характеристики, такие как содержание продуктов, цена и функция, выделяются в утилитарных

мотивации, эмоциональная радость, физическое наслаждение, мечты и эстетика играют центральную роль в гедонистических мотивах

. С этого момента можно классифицировать некоторые продукты как утилитарные (микроволны, моющие средства, системы безопасности дома

, персональные компьютеры и т. Д.), А некоторые — как гедонистические (аксессуары для одежды, музыка

, спортивные автомобили, модные часы, шоколад и т. Д.) ) (Одабаши и Барыш, 2003; Бабин и др., 1994;

Эркмен и Юксель, 2008; Кёкер и Маден, 2012; Холбрук и Хиршман, 1982; Хан и др.,

2005). Утилитарные или гедонистические ожидания от продукта зависят от многих факторов, таких как уровень рациональности

(Carpenter et al., 2005), настроение (Донован и др., 1994; Рук и Гарднер, 1993),

чувств (Спангенберг и др., 1997), покупательские привычки (Белленджер и др., 1978; Арнольд и Рейнольдс,

,

2003), пол (Underhill, 2009; Jackson et al., 2011), доход (Allard et al., 2009), социальная и культурная среда

(Griffin et al., 2000; Jones et al., 2010) потребителя. Гедонистические или утилитарные ожидания потребителей относительно продукта изменяют их процесс принятия решения о покупке.

Изменения этих двух ожиданий потребителей зависят от их демографических характеристик. Эти

характеристики (пол, возраст, семейное положение, размер города, уровень дохода и т. Д.) Влияют на мотивацию покупки

потребителей и приводят к изменению их поведения. В литературе есть различные исследования, связанные с вопросом

. Некоторые из выводов заключаются в том, что гедонистические покупки имеют различия в зависимости от пола,

мужчин-потребителей склонны покупать больше на рациональных основаниях по сравнению с женщинами, тенденция

к покупкам выше у женщин, чем у мужчин, они, как правило, совершают покупки с hedonic

мотивация, женщины в зависимости от их возраста недовольны незапланированными покупками и не осознают

гедонистического потребления (Özdemir and Yaman, 2007; akmak and akır 2012; Jackson et al., 2011;

Чакмак и Текиныылдыз, 2013; Айдын, 2010; Озгювен, 2013; Бабаджан, 2001; Ким, 2006; Hemalatha

и Ravichandran, 2009; Канг и др. , 1996). Кроме того, существует также разница в гедонистическом потреблении потребителей

в зависимости от их семейного положения. Полученные данные доказывают, что одинокие люди на

больше склонны к гедонистическому покупательскому поведению и имеют более высокий уровень мотивации к приключениям и покупкам идей

(Чакмак и Текиныылдыз, 2013; Ибициоглу, 2005; Озгюль, 2011).

Гедоническое потребление в то же время имеет различия в зависимости от региона проживания

и размера населенного пункта. Следовательно, можно сказать, что люди, живущие в больших городах или городских центрах

, как правило, потребляют больше из соображений гедонизма (Aydın, 2010; Ünal and Ceylan, 2008; Kim, 2006).

Кроме того, гедонистическое потребление меняется в зависимости от образования и уровня дохода. Увеличение уровня дохода или образования на

(Чакмак и Текиныылдыз, 2013; Айдын, 2010; Мерт, 2012;

Ибициоглу, 2005; Озгюль, 2011; Чакмак и Чакир, 2012; Канг и др. , 1996) приводит к более

гедонистическим мотивам. В частности, существует значительная взаимосвязь между образовательной квалификацией

и гедонистической мотивацией покупателя, такой как роль и удовлетворение. Однако другие исследования

выявили незначительное влияние демографических факторов, таких как доход, образование,

, семейное положение, род занятий, возраст, на мотивацию покупок (Dhurup, 2008; Srivastava, 2012). Кроме того, существует значительная взаимосвязь

между суммой, потраченной потребителями, и гедонистическими мотивациями покупок, такими как ценность

, идея и социальная мотивация покупок.Исследование обнаружило значимую взаимосвязь между частотой посещений

и гедонистической мотивацией покупок, такой как удовлетворение и мотивация покупок на ценность

(Hemalatha and Ravichandran, 2009).

Гедонистические покупки влияют на большое количество потребителей и в основном эффективны для нового поколения

. Особенно новаторским в этом вопросе является сектор одежды. Хотя одежда удовлетворяет потребности

в покрытии и, таким образом, создает утилитарную потребность, она также выполняет гедонистические требования (Kim et al.,

2002). Как и в анекдоте «Ye kürküm ye» (что означает «одежда делает человека») Насреддина Ходжи, здесь также

представляет характеристики человека, такие как социальный статус, индивидуальный образ и отличия,

оцениваются и т. Д. Таким образом, это исследование анализирует, какие гедонистические мотивы молодых потребителей

гедонистических качеств Архивы — Learn UX

Цифровые платформы и технологии позволяют нам делать вещи быстрее и проще.Что ж, это теория. Реальность часто бывает далека от этого. Сколько раз вы искали информацию только для того, чтобы отказаться и посетить сайт конкурента? К сожалению, плохо структурированные веб-сайты и сложное программное обеспечение — слишком обычное дело. Мы были избалованы такими, как Apple, и ожидаем, что этот простой, эффективный и эффективный пользовательский интерфейс будет использоваться во всех наших взаимодействиях с технологиями.

Клиенты хотят впечатлений, «которые ослепляют их чувства, затрагивают их сердца и стимулируют их разум» (Schmitt, 1999)

Наши отношения с технологиями влияют на наши эмоции и качество жизни.Следовательно, чтобы предоставить пользователям положительный и приятный опыт, необходимо понимать их эмоциональные реакции. Экспериментальный маркетинг предполагает, что покупатели воспринимают функциональные характеристики, преимущества и качество как данность.

Как сделать так, чтобы это понравилось пользователям?

Заставить пользователей что-то полюбить не так просто, как вы думаете. Качество физических продуктов, веб-сайтов, программного обеспечения и других цифровых носителей можно разделить на две отдельные группы (для этого мы рассмотрим работу Hassenzahl et al.2000):

1 Прагматические качества

Прагматические качества связаны с практичностью и функциональностью.

Манипуляции

Манипуляция относится к функциональным возможностям и способам доступа к этим функциям, то есть к удобству использования . Может ли он делать то, что ему нужно, на самом базовом уровне? Следствием прагматических качеств является удовлетворение . Удовлетворение возникает, когда пользователь использует продукт или услугу для достижения определенных целей, и эти цели достигаются.

Примеры атрибутов, которые обычно присваиваются веб-сайтам (и программному обеспечению в целом): «поддерживающие», «полезные», «понятные» и «контролируемые». Цель должна быть ясной, и пользователь должен понимать, как ее использовать.

2 Гедонические качества

Гедонические качества относятся к психологическим потребностям и эмоциональному опыту пользователя.

Гедонические качества делятся на три категории:

Стимуляция

Пользователи хотят получать удовольствие от работы с вашим сайтом, программным обеспечением или продуктом.Редко используемые функции могут стимулировать пользователя и удовлетворить потребность человека в личном развитии и приобретении новых навыков. Цифровой опыт может дать понимание и сюрпризы, например, если по прошествии определенного периода времени функция еще не использовалась, программное обеспечение может проинформировать пользователя с помощью быстрой подсказки.

Идентификационный номер

Человеческая потребность выражать себя через предметы, чтобы контролировать то, как вы хотите, чтобы вас воспринимали другие. У всех нас есть желание передать свою идентичность другим, и мы делаем это с помощью вещей, которыми мы владеем, и вещей, которые мы используем.Они помогают нам выразить себя; кто мы, что нас волнует и кем мы стремимся быть. Вот почему людям нравится использовать персонализацию на таких сайтах, как Twitter. Изменение фоновых обоев и изображения заголовка помогает нам выразить себя.

Вызов

Какие воспоминания и чувства вызывает этот опыт?
Вызывание относится к символическим значениям, которые опыт имеет в наших воспоминаниях и нашем прошлом. Визуальная эстетика веб-сайта может напомнить вам о прошлом опыте.Например, туристический веб-сайт с фоновым изображением пляжа может вызвать воспоминания о прошедшем отпуске и все чувства (скорее всего, очень положительные), связанные с этим опытом. Поскольку у всех нас разный жизненный опыт, то, что мы чувствуем, когда смотрим на один и тот же веб-сайт, будет уникальным для нас, человека.

Это сочетание прагматических и гедонистических аспектов, которые формируют привлекательность и степень привлекательности цифровой или физической платформы.

Ситуация

Опыт пользователей также зависит от контекста использования.Где они? Что им нужно делать? Сколько раз они его использовали? С кем они? Сколько времени у них есть на то, что им нужно делать?

В первый раз, когда пользователь пробует приложение, он может столкнуться с некоторой путаницей и незначительными проблемами, что приведет к незначительному негативному впечатлению. Однако, когда они ближе познакомятся со всеми функциями и способами доступа к ним, они станут более эмоционально привязаны к нему, и поэтому каждое использование становится приятным для пользователя. Это может быть проблематичным в дизайне пользовательского опыта, поскольку плохой, неэффективный интерфейс может не нравиться пользователям, но они могут неохотно его менять, потому что они научились его использовать.Поэтому их предполагаемое усилие справиться с изменениями и дополнительным обучением считается больше, чем придерживаться плохо спроектированной существующей системы.

Какие чувства испытывает хороший пользовательский опыт?

Наиболее приятный пользовательский опыт связан с положительными эмоциями, такими как энтузиазм, гордость, интерес и вдохновение. Все эти положительные эмоциональные отклики связаны с гедонистическими качествами продукта: например, энтузиазм связан с аспектом стимуляции, а гордость связана с качеством идентификации.Гедонистические качества взаимодействия — это те качества, которые заставляют нас чувствовать удовлетворение.

Напротив, пользователи, которые чувствуют себя раздраженными, враждебными и расстроенными, сталкиваются с более прагматическими (юзабилити) и техническими проблемами.

Эмоции и пользовательский опыт: недавнее исследование

Недавнее исследование, проведенное Университетом Тампере в Финляндии (Partala & Kallinen) об эмоциональных аспектах опыта пользователей, показывает, как наиболее приятные переживания связаны с положительными эмоциями , которые удовлетворяют наши психологические потребности и являются более личными для нас.

Наше чувство времени меняется с приятными переживаниями

Когда люди наслаждаются наиболее приятным пользовательским интерфейсом, например игрой в Angry Birds, они обычно сообщают, что не особо торопятся, и люди часто теряют счет времени. В психологии мы называем это входом в состояние «потока». Однако, когда опыт расстраивает и неудовлетворяет, ощущается умеренная срочность, и время может идти медленнее.

Удовлетворение опыта и психологических потребностей

Пользователи, которые удовлетворяют цифровой опыт, будут сообщать об эмоциях, связанных с удовлетворением наиболее важных психологических потребностей:

Автономность «Я принимаю свой выбор и решения»

Компетенция «Я могу это сделать»

Я Уважение «Это заставляет меня чувствовать себя хорошо»

Родство «Это связано с моими потребностями»

Согласно психологической теории самоопределения (Deci & Ryan, 2000), удовлетворение этих потребностей подчеркивает психологический рост, целостность и благополучие. Утверждается, что индивидуальный опыт автономии, компетентности и родства способствует развитию наиболее качественных форм мотивации и вовлеченности для деятельности, включая повышение производительности, настойчивости и творчества. Поэтому, если вы хотите привлечь внимание или мотивировать пользователей, например, изменить их текущее поведение или привычки, вам следует подумать о том, как можно использовать психологические потребности.

Понимать пользователей и превосходить ожидания

В настоящее время пользователи ищут не только эффективность и удобство использования.Что делает пользовательский опыт уникальным и приятным, так это то, что люди чувствуют себя уверенными, вдохновленными и удивленными. Общайтесь со своими пользователями на эмоциональном уровне.

Наблюдение за поведением, анализ и просьба пользователей обдумать свой собственный опыт с помощью пользовательских исследований дает возможность разрабатывать опыт, который удовлетворяет истинные потребности пользователя, оставляя его опыт, который превосходит ожидания, создает долгосрочное взаимодействие, повышает ценность бренда и «вау» ! ‘. Тогда люди будут использовать ваш веб-сайт или приложение не потому, что им нужно, а потому, что они этого хотят.

jcom_1593.dvi

% PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 2 0 obj > транслировать Acrobat Distiller 7.0.5 (Windows) PDF / X-1a: 2001PDF / X-1: 2001 Falsedvips 5.83 Авторские права 1998 Radical Eye Software2011-12-05T18: 36: 08 + 05: 302011-11-16T17: 56: 50 + 05: 302011-12-05T18: 36: 08 + 05: 30application / pdf

  • jcom_1593.dvi
  • PDF / X-1: 2001PDF / X-1a: 2001uuid: 521370a6-dca4-47f9-8c1f-8076757a0bccuid: d5aba462-130f-4f50-8324-8cf53254a099 конечный поток endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 объект > endobj 8 0 объект > endobj 9 0 объект > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 объект > транслировать HwP {c {I @ B @J «E @ i» 9 {޹} 3 ‘aL

    Гедоническая беговая дорожка — вечно ли мы гоняемся за радугой?

    Можете ли вы вспомнить, когда в последний раз вы мечтали купить новую машину, получить повышение на работе, переехать в более красивый дом или найти партнера, с которым можно разделить жизнь? Вы помните, как мечтали о том, как были бы счастливы, если бы достигли этого?

    Если вы, наконец, достигли одной из этих целей, возможно, вы обнаружили, что «подъем счастья» длился недолго или не был столь интенсивным, как вы могли себе представить. Большинство из нас прошли через этот цикл.

    Гедонистическая беговая дорожка (также известная как гедоническая адаптация ) — это теория, согласно которой люди постоянно возвращаются к своему базовому уровню счастья, независимо от того, что с ними происходит.

    Жан-Жак Руссо прекрасно объяснил гедонистическую адаптацию в своем 1754 году Рассуждения о неравенстве следующими словами:

    «Поскольку эти удобства, став привычными, почти полностью перестали доставлять удовольствие и в то же время выродились в истинные потребности, лишаться их стало гораздо жестче, чем обладать ими было сладко, и люди были несчастны терять их. не будучи счастливым обладать ими.”

    Как нам достичь счастья, не превращая наши кости в неудовлетворенную пыль? Есть много способов.

    Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы могли бы загрузить бесплатно наши 3 упражнения для смысла и ценности . Эти творческие, научно обоснованные упражнения помогут вам узнать больше о ваших ценностях и целях и дадут вам инструменты, которые внушают смысл и счастье в жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    Вы можете бесплатно скачать PDF здесь .

    Немного истории

    Два психолога, Брикман и Кэмпбелл, впервые написали об этой концепции в 1971 году в своем эссе «Гедонический релятивизм и планирование хорошего общества». В 1970-е годы эта концепция была известна как гедонистическая адаптация. Прошло 20 лет, когда Майкл Айзенк сравнил гедонистическую адаптацию с беговой дорожкой, более современным и понятным примером.

    Так родилась гедонистическая беговая дорожка.

    Заданное значение счастья

    Исследования показали, что обстоятельства не являются большей частью нашего счастья.У каждого человека есть заданное значение счастья, которое относится к генетически обусловленной предрасположенности к счастью. Эта уставка счастья отвечает примерно за 50% различий в уровне счастья от человека к человеку.

    В своей книге The How of Happiness исследователь Соня Любомирская говорит, что:

        1. Если вы боретесь с низкой уставкой, то есть вы склонны к грусти или депрессии, не будьте так строги к себе. В какой-то степени вы имеете дело со сложенной колодой;
        2. Пятьдесят процентов, даже если они выше, не являются 100%, так что есть много возможностей для улучшения. Ваши действия, мысли и отношения составляют около 40% вашего счастья, что довольно важно. (Последние 10% определяются внешними обстоятельствами.)

    Теория гедонистической беговой дорожки утверждает, что независимо от того, что происходит с людьми, их уровень счастья в конечном итоге вернется к исходному уровню.Рассмотрим эту теорию с классическим примером: допустим, вы женитесь, переезжаете в новый дом, получаете повышение, теряете работу, попадаете в аварию и т. Д., Со временем вы, вероятно, вернетесь к своей заданной точке счастья.

    Сначала наблюдается всплеск счастья или печали, но со временем чувство счастья или печали, вызванное событием, начинает рассеиваться, и возникает привыкание.

    Через некоторое время вы вернетесь к тому уровню счастья, на котором были раньше.

    График гедонической беговой дорожки. Изображение получено по URL. Собственность Creative Commons 2.0.

    Возможной ошибочной интерпретацией этой теории может быть связь между хорошими событиями, происходящими в определенный период времени, и положительными эмоциями, переживаемыми в этот же период.

    Если кому-то посчастливилось пережить множество положительных событий, произошедших за относительно короткий период времени, постоянный приток счастья может заставить человека поверить в то, что его или ее общее счастье увеличилось.

    Но исследования показывают не это.

    Исследования

    Наряду с оригинальным исследованием Брикмана и Кэмпбелла (1971 г.), примечательным исследованием гедонистической беговой дорожки были изучены две группы людей: одна была группой людей, выигравших крупные лотерейные призы, а другая — группой жертв несчастных случаев, которые были сейчас парализован (включая парализованных и парализованных людей).

    Исследование показало, что в долгосрочной перспективе ни одна из групп не была счастливее другой. (Брикман, Коутс и Янофф-Булман, 1978). Конечно, победители лотереи и жертвы паралича испытали первоначальную реакцию счастья и печали соответственно.

    Эффект оказался недолговечным, и люди в обеих группах вскоре вернулись к своему прежнему уровню счастья. В первоначальной теории гедонистической беговой дорожки Брикман и Кэмпбелл предположили, что люди немедленно реагируют на хорошие и плохие события, но через короткое время возвращаются к нейтралитету (1971).

    Однако, если теория, выдвинутая Брикманом и Кэмпбеллом, верна, любые усилия по увеличению счастья бессмысленны — это означает, что если наша уставка счастья находится на нижнем конце диапазона, мы обречены на несчастье.

    Хорошая новость заключается в том, что дальнейшие исследования под руководством Эда Динера уточнили первоначальные результаты и позволили лучше понять тонкости гедонистического цикла.

    Вот пять пунктов, которые следует учитывать в более поздних исследованиях:

    1) Уставка не является нейтральной

    Изучив данные более ранних исследований гедонистической беговой дорожки, Динер, Лукас и Сколлон (2006) обнаружили, что примерно три четверти исследованных выборок, по сообщениям, влияют на баллы баланса (положительные и отрицательные настроения и эмоции) выше нейтрального.

    Даже среди различных групп населения, включая амишей и африканских масаев, уровень благосостояния был выше нейтрального.

    Итак, даже если люди адаптируются и возвращаются к предыдущей точке, это скорее положительный, чем нейтральный.

    2) Заданное значение индивидуализировано

    Недавнее исследование показывает, что даже если у каждого есть заданное значение, оно значительно варьируется от человека к человеку. Черты личности играют роль в достижении чьего-то уровня счастья, а благополучие умеренно передается по наследству.Итак, разные черты личности могут предрасполагать людей к разному уровню благополучия.

    3) У нас есть несколько уставок

    Понятие уставки предполагает, что у каждого человека есть единственная статическая базовая линия счастья. Но более поздняя работа Динера, Су, Лукаса и Смита (1999) усложняет эту теорию, утверждая, что счастье состоит из разных факторов, которые способствуют благополучию, и эти факторы иногда меняются в разных направлениях.

    Например, человек может испытывать как положительные, так и отрицательные эмоции в упадке, но удовлетворение жизнью растет.Основная идея заключается в том, что разные формы благополучия могут двигаться в разных направлениях одновременно.

    4) Счастье может измениться

    Один из выводов, который часто делают из первого исследования, заключается в том, что независимо от того, что мы делаем, мы не можем повлиять на долгосрочное изменение нашего уровня благополучия и удовлетворенности жизнью. Изучение уровней благосостояния наций может помочь прояснить это, поскольку исследований по этой конкретной теме мало.

    Если есть заметные различия в благосостоянии между странами, и эти различия можно предсказать, исходя из объективных характеристик этих стран, это может означать, что обстоятельства могут иметь долгосрочное влияние на благосостояние.

    Например, одно исследование показало, что «богатство страны выше среднего» и «поддержка прав человека» являются надежными предикторами благосостояния ее жителей. Исследователи из журнала The Economist также сообщили, что 85% различий в уровне благосостояния между странами можно объяснить девятью факторами, включая: валовой внутренний продукт на человека, ожидаемую продолжительность жизни при рождении, политическую стабильность и уровень разводов.

    Итак, вопрос: «Может ли измениться наш долгосрочный средний уровень счастья?»

    Чтобы ответить на этот вопрос, Фуджита и Динер разработали лонгитюдное исследование, в котором изучались изменения базового уровня благосостояния в течение 17 лет на большой выборке немцев (2005).

    Исследователи обнаружили, что, несмотря на значительную стабильность в оценках счастья, 24% участников все же испытали значительное изменение уровня счастья, а 9% участников изменились на два стандартных отклонения или более. Кажется, что возможны долгосрочные изменения.

    «Хорошая новость в том, что существует целый ряд внутренних обстоятельств. . . под вашим добровольным контролем. Если вы решите изменить их (ни одно из этих изменений не происходит без реальных усилий), ваш уровень счастья, вероятно, надолго повысится.»- Мартин Селигман

    5) Индивидуальные различия в адаптации

    Еще одно предположение, вытекающее из первоначальной теории гедонистической беговой дорожки, заключается в том, что адаптация происходит одинаково для всех. Но исследования показывают, что существуют индивидуальные различия в скорости и степени адаптации.

    Например, исследования адаптации к браку предсказывали, что самые счастливые люди будут сильнее реагировать на положительные события. Но результаты показали иное: менее удовлетворенные люди с большей вероятностью выиграют от брака в долгосрочной перспективе.

    Одно из объяснений этого состоит в том, что нетипичные события или большие перемены в нашей жизни могут привести к величайшим изменениям в счастье.

    Можем ли мы избежать беговой дорожки?

    Исследование, проведенное Барбарой Фредриксон и коллегами Кон, Коффи, Пек и Финкель, показало, что поток положительных эмоций, вызванный посредством медитации любящей доброты , может опередить эффект гедонической беговой дорожки (2008).

    Большинство исследований по медитации сосредоточено на медитации осознанности.Однако из-за особого интереса к положительным эмоциям Fredrickson et al. сосредоточены на медитации любящей доброты, форме медитации, которая пробуждает чувство тепла и заботы о себе и других.

    Исследователи предполагают, что такая практика тренировки ума не только изменяет преходящие эмоциональные состояния, но также меняет устойчивые черты личности, помогая нам узнать о природе нашего собственного разума. Практика медитации любящей доброты также помогает разрушить ложные предположения о том, что ведет к счастью и благополучию.

    Со временем медитация может стать воротами к пониманию, которое меняет наши взгляды на себя и других, тем самым увеличивая сочувствие и сострадание.

    Различия в счастье

    Несмотря на гедонистическую беговую дорожку, некоторые люди по своей природе оптимистичны. Они кажутся намного счастливее других, что бы ни происходило в их жизни.

    Индивидуальное определение события (угрозы или вызова), его или ее интерпретации и способы, которыми он или она продолжает думать о событии (например,g., с чувством трагедии, чувством юмора, размышлениями о прошлом) может иметь большое влияние на его или ее мировоззрение.

    В исследовании Сони Любомирски по этому вопросу она обнаружила, что счастливые люди воспринимают, интерпретируют и впоследствии думают о жизненных событиях и жизненных обстоятельствах более позитивно, чем негативные (1998). Эти различия в когнитивных процессах могут, в свою очередь, усиливать и поощрять аффективные предрасположенности людей.

    Счастливые люди могут оценивать события (особенно негативные) позитивно и продуктивно.Несчастные люди склонны зацикливаться на отрицательных аспектах событий, находить «неправильные» в положительных событиях или размышлять о том, как дела были лучше раньше.

    Как стать счастливее

    Если люди привыкают (или принимают как должное) все положительное, что с ними происходит, как они могут когда-либо стать счастливее? Как было сказано ранее, около 40% нашего счастья зависит от наших действий, мыслей и отношения.

    Это означает, что у нас есть возможность совершенствоваться.

    Тал Бен-Шахар — американский и израильский писатель в области позитивной психологии и лидерства. Он предлагает следующие советы по повышению уровня счастья (2006 г.):

    1. Позвольте себе быть человеком: принимайте свои эмоции, включая страх, печаль и тревогу. Отказ от них ведет к разочарованию
    2. Сделайте свою жизнь проще. Сосредоточьтесь на чем-то одном и уменьшите многозадачность.
    3. Найдите смысл и удовольствие. Занимайтесь целями, которых вы хотите достичь, вместо того, что вы чувствуете себя обязанными делать.Два часа в неделю уделяйте хобби. Проводите время с любимыми.
    4. Сосредоточьтесь на хорошем и будьте благодарны. Каждый день записывайте пять вещей, за которые вы благодарны.
    5. Увеличьте усилия, которые вы вкладываете в свои отношения. Сходите на свидание со своей второй половинкой или проводите больше времени, разговаривая со своими детьми.
    6. Помните о связи ума и тела с помощью упражнений и практики медитации осознанности, йоги и дыхательных техник. Исследования показали, что упражнения приводят к снижению уровня депрессии (Lyubomirsky & Tucker, 1998).

    Есть и другие инструменты, которые мы можем использовать, чтобы изменить наши мысли. Помня о том, что мы думаем, реагируя на ситуации, мы можем начать сосредотачиваться на том, что нам нужно изменить, чтобы по-другому взглянуть на ситуацию в целом.

    Байрон Кэти, автор книги «Работа», прекрасно резюмирует это, объясняя, почему наши мысли могут вызывать как счастье, так и страдания. Вот отрывок из ее интервью на симпозиуме, посвященного счастью.

    Чтобы увеличить счастье, мы можем размышлять о том, чем мы действительно хотим заниматься, выбирать людей и занятия, которые нам действительно нравятся, учиться, пересматривая свои негативные мысли, и сосредоточиться на настоящем моменте.

    Заключение

    Гедонистическая теория беговой дорожки утверждает, что наши обстоятельства, включая такие крайности, как выигрыш в лотерею или паралич нижних конечностей, временно изменяют наш уровень счастья, и мы быстро приспосабливаемся к фиксированной эмоциональной установке.

    Является ли это важным понятием для понимания счастья? Абсолютно.

    Недавнее исследование ставит под сомнение предположение о неизбежности адаптации и показывает, что процессы адаптации могут варьироваться в зависимости от событий и людей, о которых идет речь.Обзор этого исследования показывает, что изменения в нашем базовом уровне счастья возможны, что наши базовые уровни часто скорее положительные, чем нейтральные, и что у нас есть несколько уставок, которые могут двигаться в противоположных направлениях.

    Эти новые исследования доказывают, что меры по повышению счастья могут быть эффективными и что изменения могут быть нацелены не только на индивидуальный, но и на организационный и социальный уровни.

    Каковы ваши впечатления от использования гедонистической беговой дорожки? Как вы думаете, люди могут изменить свою точку зрения на счастье?

    Сообщите нам свои мысли в комментариях ниже.

    Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать бесплатно наших 3 жизненных упражнения «Значение и ценность».

    Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс «Смысл и ценность жизни» © поможет вам понять науку, лежащую в основе смысла и ценной жизни, вдохновит вас на более глубокое понимание своих ценностей и сделает вас экспертом в воспитании чувства значение в жизни ваших клиентов, студентов или сотрудников.

    Баумейстер, Р.Ф. и Бушман Б. Дж. (2009). Социальная психология и природа человека (2-е изд.). Бостон, Массачусетс: обучение Cengage.

    Бен-Шахар Т. (2006) Позитивная психология: наука о счастье [видео файл]. Получено с https://www.youtube.com/watch?v=KB8Usl6aX2I

    Брикман П., Коутс Д. и Янофф-Булман Р. (1978). Победители лотереи и жертвы несчастных случаев: счастье относительно? Журнал личности и социальной психологии , 36 (8), 917–927.

    Динер, Э., Лукас, Р. Э. и Сколлон, К. Н. (2006). Помимо гедонистической беговой дорожки: пересмотр теории адаптации благополучия. Американский психолог , 61 (4), 305–314.

    Динер Э., Сух Э. М., Лукас Р. Э. и Смит Х. Л. (1999). Субъективное благополучие: три десятилетия прогресса. Психологический бюллетень , 125 (2), 276-302.

    Фредриксон, Б. Л., Кон, М. А., Коффи, К. А., Пек, Дж., И Финкель, С. М. (2008).Открытые сердца строят жизнь: положительные эмоции, вызванные медитацией любящей доброты, создают важные личные ресурсы. Журнал личности и социальной психологии , 95 (5), 1045-1062.

    Кэти, Б. (нет данных). Работа [сайт]. Получено с http://thework.com/en

    Любомирский, С. (2007). Как счастья: научный подход к достижению желаемой жизни. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пингвин .

    Любомирский, С.И Такер, К., Л. (1998). Значение индивидуальных различий в субъективном счастье для восприятия, интерпретации и размышления о жизненных событиях. Мотивация и эмоции , 22 (2), 155-183.

    Мартин-Крумм, К., Любомирский, С., и Нельсон, С., К. (2012). Позитивная психология и адаптация: вклад Quelle? В C. Tarquinio & E. Spitz (Eds.), Psychologie de l’adaptation (стр. 335-353). Брюссель, Бельгия: Де Бёк.

    Руссо, Ж.-Дж., Кресс Д. А. и Миллер Дж. (1992). Рассуждение о происхождении неравенства . Индианаполис, Индиана : Hackett Publishing Company.

    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *