Гендерная депривация: Гендерная депривация | Словарь гендерных терминов

Содержание

Гендерная проблематика в современной России Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

СУ ЕНДЕРНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

А. А. Колодина

Государственный технологический университет «МАТИ» им. К. Э. Циолковского

В статье рассмотрен ряд проблем, связанных с определением понятий «гендер» и «феминизм», показаны их сходство и различия, выявлены познавательные возможности этих понятий. Показаны основные проблемы современных женщин в российском обществе, в сфере труда, семьи, общественной деятельности, проанализированы этносоциокультурные обстоятельства, способствующие/ препятствующие решению гендерных проблем в современной России.

Ключевые слова: гендер, феминизм, депривация, конструирование пола, малодетность, антиматеринство, детофобия.

The article discusses a number of problems associated with the definition of the concepts of gender and feminism, showing their similarities and differences, identified cognitive capabilities of these concepts. Shows the main problems of modern women in Russian society, in the sphere of labour, family and social activities. Analyzed этносоциокультурные circumstances contributing to the/ impeding the solution of gender problems in modern Russia.

Key words: gender, feminism, deprivation, construction of gender.

Большинство современных отечественных исследователей считает, что понятие «гендер» означает отнюдь не другое наименование биологического пола, а раскрывает само существо социального и культурного конструирования пола, что способствует существенно более глубокому представлению о половых (родовых) отличиях людей, подчеркивая, что оно обусловлено не столько биологической природой, а интегра-тивно детерминировано совокупностью социально-экономических, общественно-политических, исторических и духовно-культурных обстоятельств, которые существенно влияют на всю социальную практику людей, их стандарты поведения, социокультурные отношения и социотипичные характеристики.

Такой ракурс требует социального конструирования гендерных различий, определения их специфики, которая характерна для каждой культуры. Современным социально-гуманитарным знанием настоятельно подчеркивается тесная связь гендер-56 1997-0803 ВЕСТНИК

ного поведения с культурой, в этом смысле с искусственным, а не природным обоснованием гендерной стратификации.

Однако такой подход к гендерной проблеме другими исследователями, стоящими на иных методологических позициях, принимается далеко не всегда. Многим из них конструирование гендера кажется такой же невозможной вещью, как и конструирование этничности, «другое», то есть нетрадиционное, отношение к материнству и детству, к патриотизму и глобализации. Другими словами, они не готовы к новому аксиологическому осмыслению современной социальной действительности, которая уже давно существенно изменилась и воспринимается современным человеком отнюдь не в канонах старого философского знания, независимо от его исторических заслуг.

В условиях перестройки была забыта утопическая советская модель равенства, и сегодня в полной мере реализуется принцип, согласно которому у нас «работают женщины, а руководят мужчины», то есть МГУКИ 4 (48) июль-август 2012 56-60

устаревший принцип, оставшийся еще от доиндустриального общества.

Всероссийская перепись населения 2010 года показала, что численность женщин опять превышает численность мужчин примерно на 11 миллионов человек. При этом, несмотря на демократизацию России, в разных ветвях власти оказались избранными всего не более 8% женщин, что гораздо ближе к мусульманским странам, а не к Европе, где (особенно в скандинавских странах) половиной всех властных структур разного уровня руководят женщины. Теория и история культуры

зывались женщины. В новой сфере занятости — предпринимательстве — женщин-предпринимателей оказалось всего 8—10%, в то время как в первые годы перестройки в группе лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, а также и среди «челноков» женщины составляли большинство.

Вместе с тем и в настоящее время, как и раньше, женщины составляют свыше двух третей или подавляющее большинство работников малоимущей госбюджетной сферы, то есть учреждений культуры, образования, здравоохранения.

Непродуманная приватизация и первоначальное беспрецедентное сокращение государственных расходов на образование, здравоохранение, науку и культуру особенно сильно ударили как раз по женщинам, существенно понизив их социально-правовой и социокультурный статус. Поэтому не стоит удивляться укрепившейся тенденции к сокращению рождаемости в большинстве регионов страны и повсеместному возрастанию нестабильности семьи на фоне постоянного роста численности достаточно случайных и недолговечных гражданских союзов.

Более того, эту тенденцию подпитывает и то, что в современной России, как и во многих других странах мира, происходят сложные демографические процессы, которые называются демографический переход, что предполагает существенное сокращение рождаемости в большинстве развитых стран мира в связи с особенностями возрастных когорт населения и массовыми миграционными процессами переселения населения страны из деревни в город.

В России с 1992 года начался процесс депопуляции, то есть уменьшения населения в связи с превышением процессов смертности над рождаемостью, и по оценке специалистов этот процесс будет продолжаться в течение десятилетий, вплоть до 2050-х годов (3).

В годы перестройки и последующие годы «демократического» этапа жизни страны сокращение числа рожденных детей усугубилось ростом числа абортов.

Так,

по официальным данным российского Минздравсоцразвития, в конце 2005 года в РФ приходилась 120 абортов на 100 рождений, или более 1700000 абортов в год. По мнению отечественных специалистов, изучающих эту проблематику, общее число абортов было примерно вдвое больше.

Следует отметить, что современное женское движение во всем мире достаточно быстро меняет направленность своих действий и выбирает новые цели, сообразные новым потребностям и интересам женщин. В настоящее время таким злободневным вопросом и всеобщим лозунгом борющихся за свою свободу женщин становится свобода аборта.

Проблема абортов во всем мире выдвигается на первый план, причем не только в тех странах мира, где аборты запрещены, но «становится нередко своего рода символом борьбы за женскую свободу, выступая таким лозунгом радикального феминизма в США и других высокоразвитых странах мира» (4, с. 110).

Всероссийская перепись 2010 отмечает, что за период 2002—2010 годов при существенном (более 2,5 млн. человек) сокращении общей численности населения России, особенно сильно происходило сокращение населения за счет малой рождаемости в Центральном федеральном и Приволжском округах. Отечественные исследователи проблем народонаселения считают, что процессы рождаемости зависят не столько от субъективного желания женщин иметь/ не иметь детей, а главным образом, от целого комплекса объективных проблем финансово-экономического, социально-политического и бытового характера реальной жизни современных женщин.

Высокая занятость женщин России в сфере наемного труда, чем очень гордились советские экономисты, способствовала снижению интересов женщин в сфере воспитания подрастающих поколений, особенно тогда, когда маленькие дети превращаются в подростков-анархистов и нигилистов, не желающих постоянно учиться, трудиться, не привыкших к дисциплине и твердым семейным устоям.

Низкий общий матери-

альный достаток при малодетности современной семьи породил в большинстве семей безудержное желание обеспечить ребенку безоблачное детство. Однако эти же обстоятельства приводят и к социальному сиротству в современной России, когда сотни тысяч детей оказываются без опеки и защиты от посягательств на их жизнь и здоровье. Зачастую уже в раннем детстве современный ребенок начинает в полной мере ощущать социальные депривации, характерные для всей современной России.

Очевидно, что в настоящее время половина населения страны, имеющая детей, живет в минимальных финансово-экономических условиях, уделяя немалые средства на обеспечение «счастливого детства» своим немногочисленным детям и формируя у них необоснованно высокую самооценку и иллюзорные представления о своем будущем, а другая часть детей, из так называемых «проблемных» и неполных семей, брошена на произвол судьбы, потому что социальные службы, призванные работать с детьми немногочисленны и малоэффективны, а главное, забюрократизированы до бесчеловечных российских пределов.

Официальные источники, связанные с материалами Всероссийской переписи населения 2010 года, показывают, что в последние годы существенно усилилось значение наемного женского труда в экономической жизни России, потому что женщины сейчас составляют 62% от общего числа работающего населения. Современные женщины достаточно легко овладевают новыми видами деятельности, преимущественно сервисно-коммуникативного характера, потому что они имеют в среднем более высокий образовательный уровень, чем мужчины.

Гендерную проблематику можно рассматривать с разных точек зрения, однако мы присоединяемся к той точке зрения, что гендерные различия, имея в основе биологические особенности людей, обусловлены главным образом социокультурно и потому имеют конкретно-исторический характер. Известно, что в современном социально-гуманитарном знании существует немало самых разных теоретико-

методологических, преимущественно философских подходов к пониманию гендерных различий. Еще в конце XIX века оформляется феминистское движение, которое понимает женский вопрос исключительно как разного рода юридические и политические кампании, направленные на становление именно политического и юридического равенства между женщинами и мужчинами, вначале в сфере труда и политической жизни. По мнению американского исследователя Ч. Томаса Филипса, «феминизм, взятый в качестве социологической теории, является частью критической социологии, ориентированной на радикальные изменения в обществе, с позиций субъективистской (феминно-гендерной) интерпретации социальной реальности» (4, с. 110).

Феминизм борется за уравнение в правах женщин с мужчинами, за возрастание влияния женщин в обществе, и в этом смысле феминизм является частью современных политических доктрин, а само феминистское движение представляет собой неотъемлемую составную часть политической жизни современных государств, считающих, что их базисным философско-политическим основанием является либеральная или либерально-демократическая идеология.

В отличие от феминистических теорий гендерная проблематика касается в первую очередь таких исследовательских задач, которые составляют традиционное исследовательское поле социальной философии и истории и теории культуры, потому что здесь исследования касаются таких проблем, как выявление символических и материальных обстоятельств, которые влияют на конструирование пола и определяют половое неравенство; анализ специфики образа жизни и ценностных ориентаций женщин в разных типах сообществ; исследование параметров взаимодействий в отношениях «пол — раса — этнос — класс»; выяснение эвристического потенциала разного рода теорий, объясняющих неравенство полов в практике политической, экономической, социальной и сексуальной жизни. Теория и история культуры

мится дать методологические перспективы, в первую очередь, для эмпирических исследований, преимущественно социокультурного аспекта, которых очень много проводится в разных сферах социального бытия современных народов и государств. Как нам представляется, именно в социально-философском аспекте осуществляются наиболее значимые исследования по гендерной проблематике. Хотя возможны и другие методологические основы для исследований в этой области.

Достаточно часто проблематика генде-ра оказывается также исследовательским полем и современного постмодерна, для которого проблемы новейших социальных тенденций связаны не только с плюрализмом и толерантностью к «другому знанию», но и с моральной амбивалентностью и вероятностной интеллектуальной интерпретацией возникающего нового знания, рождающегося в хаотическом пространстве и в условиях хронической неопределенности и изначально имеющего в основе состояние беспокойства. Теоретики постмодерна отмечают, что в условиях общества потребления люди используют не только вещи, но и знаки. Однако код сигнификации потребления каждой группы существенно ограничивает свободу каждого человека, поэтому наступает эпоха символического обмена и потребления, четко описанная в работах Ж. Бодрийяра в рамках концепции симуляции и симулякров. В современных условиях «революции неопределенности», по мысли Ж.Бодрийяра, индивиды становятся индифферентными относительно времени и пространства, политики и труда, культуры и секса (все больше людей склонны к тому, чтобы хирургически или семиотически изменить пол) и пр.» (1). Важным представляется и другой вывод теоретиков постмодерна о том, что гендерные различия в современном мире все более определяются этносоциокультурной динамикой, а значит, заданы индивидуализировано, то есть конструируются самим человеком.

Обратим внимание еще и на эволюцию систем ценностей населения, которая, как показывают многочисленные эмпирические

исследования, не поспевала за быстрым ходом трансформаций в стране.

Когда большинство населения страны оказалось за чертой бедности и самой актуальной жизненной стратегией стала стратегия выживания, именно женщины смогли несколько смягчить и нейтрализовать негативное воздействие на семью курса реформ, в то время как именно экономически активная часть населения страны — мужчины — оказались настолько беззащитными, что смертность в этой возрастной группе оказалась недопустимо высокой для невоюющей страны (2).

Вместе с тем нельзя не признать, что за последние два с половиной десятилетия, как показывает анализ, изменения сфер деятельности женщин России по преимуществу имеют негативный характер, как в сфере их трудовой занятости, так и в других сферах жизнедеятельности — бытовой, семейной, родительской, духовно-культурной и пр.

В современной России, как в обществе, так и во властных структурах, продолжает сохраняться стереотип «мужской культуры», считающей, что политика и управление государством не являются сферой самореализации женщины.

Примечания

1. Бодрийяр, Ж. Система вещей / Ж. Бодрийяр. — М.: Рудомино, 1995. — С. 38—57.

2. Бутов, В. И. Демография / В.И. Бутов. — М.; Ростов-на-Дону: МарТ, 2003. — Гл. 9—10.

3. Гундаров, И. А. Демографическая катастрофа в России: причины, механизм, пути преодоления / И.А. Гундаров. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. — 208 с.

4. Филипс, Ч. Т. Феминизм и семья. Историко-социологический анализ / Ч.Т. Филипс. — М.: Грааль 2002.

Символика и семантика

ЦВЕТА В КАЗАХСКОЙ КУЛЬТУРЕ

К. Ж. Елибаева

В казахском языке постоянные словосочетания, связанные с цветом, являются объемными. В них отражены быт, традиции и обычаи казахского народа. В статье проанализированы с позиций когни-тивистики фразеологизмы казахского языка, связанные с цветом. Ключевые слова: казахский язык, цвет, когнитивистика, фразеологизмы.

The meaning of phrasal words of Kazakh world understanding related to the colours are very wide. They consist mainly of Kazakh national traditions and habits as well as of national lifestyle. This article deals with etymological analyze of Kazakh phrasal words that are relating to the colours. Key words: Kazakh phrasal words, colour, etymological analyze.

Казахский язык, как и другие тюркские языки, богат фразеологизмами, которые используются в различных стилистических целях в устной и письменной речи. Фразеологизмы были объектом различных исследований, но до сих пор не было выполнено когнитивного исследования познава-60 1997-0803 ВЕСТНИК

тельной и этнокультурной функций фразеологизмов. Поэтому одной из актуальных проблем является рассмотрение когнитивного и этнокультурного аспектов фразеологизмов с точки зрения взаимосвязи языка и культуры, культурно-познавательных функций языка.

МГУКИ 4 (48) июль-август 2012 60-67

Депривация — что это такое? Определение, виды, последствия

Психологические проблемы часто вызывают соматические заболевания. Одна из таких проблем называется «депривация». Депривация — что это простыми словами, объясняет перевод термина с латыни.

Депривация в психологии имеет множество видов и проявлений, но всё это объединяет один признак, который вызвал проблему.

Краткое содержание:

Что такое депривация

Термин «deprivatio» – означает лишение. Лишившись чего-либо, человек начинает страдать, испытывать нехватку утраченного. В психологии это состояние имеет множество проявлений. Объяснить состояние депривация — что это простыми словами, несложно. Каждый человек в течение свой жизни сталкивается с таким самочувствием. Некоторые со временем справляются с душевным разладом, иным необходима помощь.

Депривация — это в психологии означает состояние человека, который длительное время не может удовлетворить свои базовые жизненные потребности, и его психо-эмоциональную реакцию на это.

Депривационное состояние может привести к ряду соматических заболеваний и разрушению личности. Важно разобрать, насколько сильно депривация влияет на личность, и вовремя начать лечение.

Виды депривации в психологии

Депривация и её виды имеют множество обличий. Острая реакция на лишение в каждой конкретной ситуации проявляется по-своему. В отличие от фрустрации, выявить депривацию не всегда просто. Иногда человек не осознаёт, что именно вызвало его страдания, но эти страдания настолько сильны, что вызывают суицидальные мысли.

Понятие и виды депривации можно разделить на несколько групп. Каждый вид депривации по-своему влияет на человека, и сложнее всего дело обстоит с детьми. Дети уязвимы и потребностей у них много. Именно в детстве закладываются жизненные установки, и неправильные ориентиры непременно проявятся во взрослой жизни.

Гендерная депривация

В каждом обществе существуют свои правила и гендерные стереотипы, с которыми был знаком каждый. Мужчины должны быть высокими, сильными, ответственными и успешными. Женщины обязаны быть красивыми, с хорошей фигурой. Социальные сети, кинематограф и модные журналы установили стандарты, что считается красивым. Соответствовать этим стандартам невозможно, и люди с низкой самооценкой испытывают депривацию из-за собственной «неполноценности».

Второй подвид относится к социальной роли людей. Есть типично мужские профессии, и типично женские. Женщина-дальнобойщик или мужчина-воспитатель детского сада, вызывают недоумение в обществе, или даже осуждение.

Правила гендерных стереотипов распространяются на многие сферы жизни, и оказывают давление на индивидуумов. Некоторые легко перешагивают через стереотипы и даже наслаждаются своей непохожестью на большинство. Других же очень тяготит невозможность соответствовать тем устоям, которые сформировались в обществе.

У детей гендерная депривация несколько иная. Нередко родители хотят ребёнка определённого пола, и разочаровываются, если их ожидания не оправдываются. В стремлениях исправить этот «недостаток», родители всё же воспитывают ребёнка так, как бы они воспитывали малыша противоположного пола. Это приводит к нарушению гендерной самоидентификации, и в более взрослом возрасте может стать причиной смены ориентации.


Яркий пример: британская актриса и продюсер Наоми Уоттс со свои сыном

Двигательная депривация

Двигательная депривация — это невозможность осуществлять какие-либо движения. Причиной, может быть, болезнь или травмы, повлёкшие инвалидность. Люди, лишённые возможности выполнять привычные движения, вскоре впадают в депрессию или становятся агрессивными.

Самая тяжёлая депривация бывает у детей. Двигательная депривация у детей может привести к умственной отсталости, и ко многим соматическим недугам.

Чаще всего двигательная депривация возникает у детей из приютов, которых оставили сразу после рождения. Детей нередко туго пеленают, не дают развивающих игрушек, и никак не поощряют желание у детей переворачиваться, сидеть, стоять или бегать. В нормальных условиях тренировка мышц стимулирует развитие всех органов чувств и эмоций. При ограничении движений страдает развитие речевого аппарата и система познавания мира. Даже если ребёнка усыновили в годовалом возрасте заботливые родители, исправить ущерб, который был нанесён на первом году жизни очень сложно.

Порой родители в стремлении уберечь своё чадо, запрещают ему бегать, прыгать, лазить по деревьям и гневные окрики со временем вызывают у ребёнка чувство тревожности. Эта тревожность может привести к заиканию, энурезу или замкнутости.

Депривация сна

Депривация сна — что это простыми словами, и чем она опасна? Во сне эндокринная система человека вырабатывает особые гормоны – катехоламины, которые отвечают за эмоциональное состояние человека. У большинства людей в жизни бывали случаи, когда приходилось не спать сутки, или больше. Если это единичный случай, большой беды не будет.

Настроение поднимется тут же, как только человек хорошенько выспится. Гораздо опасней хроническая депривация сна. Постоянный недосып нарушает работу эндокринной системы, обмен веществ замедляется, и возникают головные боли. Появляется рассеянность, заторможенность и хроническая усталость.В тяжёлых случаях могут возникнуть галлюцинации и помутнение рассудка.

Когнитивная депривация

Когнитивная депривация — это невозможность получать правдивую информацию о чём-либо. Отсутствие этой информации приводит к придумыванию собственных версий событий, которые одна другой страшнее.

Примером когнитивной депривации может стать человек, на длительный срок, уехавший из дома. Вахтовики, дальнобойщики и им подобные не уверенны, что дома всё хорошо.

Родители могут серьёзно болеть, но скрыть это. Жена может изменять с соседом, и эти мысли вызывают тревожное расстройство. Неуместные шутки друзей могут вызвать панику или агрессию. При длительной когнитивной депривации человек всё больше начинает верить в собственную придуманную версию, и переубедить его в обратном, возможности нет.

Профессиональная депривация

Профессиональная депривация часто встречается у студентов. Нередко родители сами выбирают профессию для своего ребёнка, абсолютно не учитывая его собственные пожелания. Невозможность работать в той сфере, в которой хочется, приводит к профессиональной депривации. Студенты теряют интерес к учёбе, и чаще всего бросают вуз.

Нередко от профессиональной депривации страдают люди, которые не могут взобраться по карьерной лестнице вверх. Впрочем, они ничего не делают для этого, считая для себя невозможным получить желаемую должность.

Психологическая депривация

Психологическая депривация — это общий термин, и он охватывает многие сферы. Простыми словами – это невозможность получить то, что жизненно необходимо. Отсутствие ласки родителей, любовь партнёра, и неспособность изменить это, называется психологической депривацией.

Пережив смерть близкого человека, человек испытывает горе, отчаяние и остро переживает событие, но вскоре боль притупляется. При психологической депривации человек постоянно испытывает это чувство безысходности и страдания.

Патернальная депривация

Патернальная депривация возникает у детей из неполных семей. При разводе ребёнок чаще всего остаётся с матерью, и это несколько помогает малышу пережить стресс. Однако, для полноценного развития, ребёнку нужен и отцовский пример и отцовское влияние. Нередко отцы в полных семьях самоустраняются от воспитания детей, считая это исключительно женской обязанностью.

Особенно остро переживают отсутствие отца мальчики. Для них отец всегда является примером для подражания, и отсутствие этого примера не позволяет парням сформировать представление о роли отца в семье. Во взрослой жизни такой мальчик станет либо зависимым от жены, либо по примеру отца, самоустранится от собственных детей.

Можно сгладить патернальную депривацию, если роль отца исполняет другой мужчина. Дедушка, брат или дядя, вполне могут стать для ребёнка тем самым отцом, который им необходим.

Пищевая депривация

Пищевая депривация — это по сути, голодание. В случаях, когда люди сознательно практикуют лечебное голодание – особых проблем не наблюдается. Насильственная пищевая депривация возникает в случаях, когда человек по не зависящим от него причинам не может получать пищу. Примером можно назвать людей, оказавшихся на необитаемом острове в результате катастрофы.

Все мысли человека направлены на поиск пропитания, все другие чувства притупляются. С маниакальным упорством человек начинает искать пропитание, и со временем, голод может привести к жестокости, к помутнению рассудка и смерти от истощения.

Сенсорная депривация

Сенсорная депривация — это отсутствие слуховых, зрительных или тактильных ощущений. Объятия, рукопожатия, нежные слова и острый дефицит этих чувств, могут привести к затяжной депрессии. Примером может послужить девушка, которую в детстве недолюбили, и она ищет эту любовь, прыгая из койки в койку. Такая замена не помогает, но человеку нужно хоть немного ласки и внимания.

Зрительная депривация встречается у людей, внезапно потерявших зрение. Отсутствие зрения активирует все остальные чувства и вызывает нервное возбуждение. Некоторые нетрадиционные практики используют методики зрительной депривации для лечения или расслабления. В этом случае временная «слепота» действительно оказывает благое действие на организм, но при потере зрения, наблюдается обратный эффект.

Социальная депривация

Социальная депривация — это невозможность находится в обществе и причин на то множество. Ярким примером могут стать люди, находящиеся в местах лишения свободы. Вырванные из социума заключённые нередко проявляют агрессию, что приводит лишь к увеличению срока. Длительное заключение в одиночной камере часто приводит к суициду.

Депривация социальная бывает и вполне мирная. Выйдя на пенсию, люди нередко оказываются в вакууме. Они не могут выполнять в социуме ту роль, что прежде, и это вызывает у них страдания. Чувство ненужности и отчаяние гложет их, обостряя все хронические заболевания.

Эмоциональная депривация

Эмоциональная депривация — это одна из разновидностей депривации психологической. Часто она идёт в ногу с материнской, сенсорной, когнитивной, и другими видами депривации. Каждому человеку нужно видеть улыбки, получать похвалы, и он учится реагировать ответной улыбкой и комплиментом. Не получивший в детстве достаточно положительных эмоций человек, становится эмоционально холодным. Он не умеет проявлять своих чувств, и не умеет принимать их. Однако, под маской ледяного спокойствия бушует ураган и потребность в эмоциях.

Симптомы депривации

Не всегда можно распознать признаки депривации и точно сказать, что именно это источник проблем. Одним из основных признаков является агрессивное поведение. Испытывая длительную депривацию, человек может направить свою агрессию на себя, или на окружающих.

Направленная на себя агрессия выражается в самоповреждениях или суицидальных наклонностях. Нередко, стремясь заглушить боль, человек начинает курить, принимать алкоголь или наркотики. Это на время помогает, но на фоне такого нездорового образа жизни развиваются соматические недуги.

Вторым симптомом может стать замкнутость. Человек закрывается от мира и пытается себя убедить, что ему и так хорошо. В зависимости от характера самого человека, его симптомы могут быть в разной степени выражены.

У детей может наблюдаться агрессивное поведение, бессонница, или отсутствие аппетита. Нередко встречается энурез, неспособность усвоить нужную информацию или гиперактивность.

Причины возникновения депривации

Большинство психологических проблем уходят корнями в детство. Депривация, причины её возникновения, также, чаще всего возникают в детстве. Каждому ребёнку необходима любовь родителей, дружба с ровесниками, и возможность удовлетворять свои базовые потребности. Невозможность удовлетворить жизненно необходимые потребности приводит к внутреннему опустошению и страданиям. Ребёнок крайне уязвим и зависим от взрослых, что делает его крайне уязвимым.

Возможные последствия депривации

Последствия депривации у детей порой несут угрозу для самого человека и для общества. Согласно исследованиям, абсолютно все убийцы-маньяки, педофилы, садисты и т. д., в детстве испытывали депривацию.

Это не означает, что все недолюбленные дети станут маньяками, но у таких детей часто наблюдается искажение нравственности, отсутствие эмпатии и банальная неспособность влиться в социум. У детей множество потребностей, и невозможность удовлетворить какую-либо из них, может вызвать отставание в физическом и умственном развитии. Исправить последствия детской депривации крайне сложно, и человек всю свою жизнь несёт этот груз.

Последствия депривации у взрослых порой исправить легче. Утратив что-то нужное, взрослый человек может самостоятельно попытаться найти выход и вернуть себе душевную гармонию. При профессиональной депривации человек способен сменить свой род деятельности на желаемый, и тут нужно только сила воли и твёрдые убеждения.

Пенсионеры, оказавшись вне социума, всегда могут найти сообщества по интересам и выйти из вакуума. Взрослые способны мириться с отсутствием определённых возможностей, и они могут заменять их другими. Лежачий инвалид вполне может заняться писательством, а недостаток сенсорных ощущений лечится новыми романтическими отношениями.

На сегодняшний день разработано множество методик, позволяющих выявить и исправить депривацию. Техника реабилитации зависит от разновидности депривации и степени её запущенности. Очень важно вовремя осознать проблему и не затягивать с её решением.

По мере взросления негативные эмоции закрепляются и становятся частью характера, который исправить сложно. Сейчас в детском саду и в каждой школе работает психолог. В случае выявления депривации у ребёнка родителям необходимо прислушаться к рекомендациям специалиста и начать лечение. Это поможет избавить ребёнка от многих проблем во взрослой жизни.

Об авторе: Привет! Я — Каролина Кораблёва. Живу в Подмосковье, в городе Одинцово. Люблю жизнь и людей. Стараюсь быть реалистом и оптимистом по жизни.
В людях ценю умение себя вести. Увлекаюсь психологией, в частности — конфликтологией. Закончила РГСУ, факультет «Психология труда и специальная психология».

Похожие статьи:

Рекогниционная депривация | HR1HR.RU

Рекогниционная депривация — что же это?

Говоря просто, это Ваше ощущение того, что Вы непризнаны в компании. 

Вы не получаете от руководства или коллег никакой положительной обратной связи. У Вас создается впечатление, что Вас вообще не замечают на работе, Вы лишены всяческих поощрений: никаких премий, ни одобрения Ваших решений и деятельности в целом.

 

Сотрудники-перфекционисты реагируют на подобную ситуацию еще острее. Они находятся в постоянном стрессе, пытаясь понять, что же не так?

Плодотворно творить в этом случае, однозначно, не получится. А значит, необходимо найти ответ, как справиться с этой ситуацией и недопустить ее проявления в будущем.

 

Важно отметить, что рекогниционная депривация — это, как минимум, двухфакторная проблема.

— Во-первых (и что важнее), это отношение к ситуации самого работника.

 

Это — ваши внутренние убеждения, что «все плохо». Меня не хвалят, не поддерживают, к моему мнению не прислушиваются, не относятся серьезно к моим предложениям и т.д. Это — основной набор внутренних демотиваторов, которые запускают внутриличностный конфликт «я — ничто» и ввергают сотрудника в ситуация перманентного стресса. С подобным деструктивным перфекционизмом нужно бороться и учиться конструктивному восприятию окружающего. Мы готовы поделиться с Вами некоторыми секретами и нехитрыми методиками, которые помогут Вам остановить разрушительное действие Ваших деструктивных мыслей. Обратившись к нашим специалистам, Вы можете получить оперативную поддержку, а также договориться о серии встреч с нашими консультантами для более глубокой проработки ситуации.

  ЗАКАЗАТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ

— Второй, значимый фактор Вашей проблемы — это реальное восприятие Вас другими людьми.

 

Как известно, дыма без огня не бывает, а значит, если Вас не поддерживают, не отмечают Ваши заслуги, необходимо что-то изменить в своей поведенческой модели. И в первую очередь, речь здесь идет о том, как ПРАВИЛЬНО коммуницировать свои сильные стороны. Мы помогаем Вам понять, какие компетенции являются лучшим инструментом для взаимодействия, а также, какие деструкторы мешают Вам в повседневной кооперации с коллегами и руководством. Собирая воедино Ваши плюсы и зоны развития, анализируя особенности мини-социальных групп в Вашей компании, мы формируем модель Вашего устойчивого, эффективного взаимодействия.

Проведите беседу с нашими специалистами, определите, какая психодиагностическая методика подойдет именно Вам, и смело реализуйте свои амбиции в качественно новом формате взаимоотношений!

 ЗАКАЗАТЬ ДИАГНОСТИКУ

Клинические исследование Амблиопия: Бинокулярная депривация 10 дней, Тренировка зрения — Реестр клинических исследований

Спонсоры

Ведущий спонсор: State University of New York College of Optometry

Коллаборационист: University of Maryland, College Park
Nova Southeastern University
National Eye Institute (NEI)

Источник State University of New York College of Optometry
Краткое содержание

Амблиопия — нарушение пространственного зрения, вызванное асимметрией качества визуального восприятия. вход через два глаза в детстве. Трудно лечить в зрелом возрасте, потому что зрительная система с возрастом становится менее «пластичной» (способной к обучению). Целью данного исследования является чтобы определить, могут ли от пяти до десяти дней визуальной депривации — жизни в полной темноте повысить пластичность зрительной коры и тем самым облегчить обучение, необходимое для восстановить зрительную функцию у взрослых с амблиопией.

Подробное описание

Асимметрия визуального ввода через глаза в раннем послеродовом периоде жизни вызывает амблиопию, наиболее частая причина односторонней слепоты у людей. Если не исправить, амблиопия приводит к Непораженный глаз контролирует бинокулярную зрительную кору, в то время как способность пораженного глаз для стимуляции корковых нейронов может ослабнуть до точки функциональной слепоты. Предыдущий попытки восстановить зрение у взрослых амблиопов имели ограниченный успех, и исследователи предполагают, что это в значительной степени связано со значительным снижением синаптической пластичности, которая происходит во время коркового развития. Исследователи предлагают оптимальное восстановление после амблиопия в зрелом возрасте — это двухэтапный процесс, требующий 1) реактивации пластичности во взрослой амблиопической коре головного мозга (разрешающая ступень) и 2) сфокусированный визуальный опыт для стимуляции перцептивное обучение (инструктивный шаг). Лаборатория Элизабет Куинлан в Университете Мэриленда недавно показала, что бинокль визуальная депривация во взрослом возрасте увеличивает синаптическую пластичность в коре головного мозга у взрослых экспериментальные животные всего за три дня. Кроме того, бинокулярная визуальная депривация перед повторяющимся визуальным опытом стимулирует восстановление остроты зрения у животного модель глубокой амблиопии. Здесь исследователи предлагают перевести это открытие на лечение амблиопии у человека. Исследователи предлагают использовать бинокулярное зрение. депривация, способствующая синаптической пластичности в амблиопической зрительной коре, с последующей зрительной обучение восприятию с помощью домашнего задания по зрительной терапии, чтобы стимулировать восстановление зрения функция. Хотя ранее было показано, что обучение зрительному восприятию улучшает визуальное восприятие. функции у взрослых с амблиопией прогресс медленный и скромный. Исследователи предсказывают, что «предварительная обработка» амблиопической зрительной системы с бинокулярной визуальной депривацией улучшит величина и / или динамика выздоровления от амблиопии, вызванного обучением. Для исследования будут набраны 24 взрослых амблиопов в возрасте 18 лет и старше. В исследователи исключают амблиопов с косоглазием в анамнезе, потому что лечение не был разработан для улучшения выравнивания бинокля (моторное слияние). Таким образом, амблиопы будут иметь вид амблиопы депривации, особенно формы депривации за счет анизометропии, с умеренной (20/30 до 20/80) или тяжелой (от 20/100 до 20/400) остроты пораженного глаза. Скрининг будет включать обширное приложение, телефонное интервью с двумя личными рекомендациями, подробный визуальный экспертиза и личное собеседование. Участникам будут предоставлены новые офтальмологические средства по показаниям и под наблюдением в течение нескольких недель. чтобы их амблиопия стабилизировалась. Их зрительная функция будет оцениваться поведенчески. а также путем прямого измерения нейронной активности с использованием визуально вызванных потенциалов (ЗВП). Участники будут распределены в одну из трех групп. Одна группа будет изолирована на ноль дней, один — пять дней подряд и один — десять дней подряд. Участники пятерки или десятидневные группы секвестрации будут подвергаться секвестрации группами по два, три или четыре человека. После секвестрации зрительная функция снова будет оценена как поведенчески, так и с помощью VEP. Затем всем участникам будет проведено 8 недель (3 недели до и 5 недель после) зрения. лечение амблиопии, основанное на видеоиграх. Проверка зрения будет проводиться регулярно во время в этот период и на 10 месяцев после этого. Третье сканирование VEP будет выполнено в конце 8 недельный период лечения. В случае успеха эта работа изменит терапию амблиопии у взрослых и сосредоточит внимание на важность включения методов повышения синаптической пластичности в качестве дополнения к лечение. Кроме того, понимание, полученное в результате этой работы, может быть распространено на косоглазие, нарушение контроля движений глаз и восстановление оптимальной нервной функции после повреждения от инсульта или другой черепно-мозговой травмы. Предлагаемый эксперимент также станет пионером использование бинокулярной визуальной депривации у людей-амблиопов и разработка стандартов реализация, изоляция участников и уход.

Общий статус Активный, не вербовочный
Дата начала Декабрь 2016 г.
Дата завершения 31 декабря 2019 г.,
Дата первичного завершения 30 сентября 2019 г.,
Фаза Нет данных
Тип исследования Интервенционный
Первичный результат
МераВременное ограничение
Изменение по сравнению с исходным уровнем в оценке стереоскопии Backus LabДважды в течение двух недель до секвестрации для установления исходного уровня и снова после секвестрации: дважды в неделю в течение 2 недель, затем еженедельно в течение 2 недель, затем 2 раза в течение следующего месяца, ежемесячно в течение 4 месяцев и затем один раз каждые два месяца в течение 6 месяцев.
Изменение функции контрастной чувствительности амблиопического глаза, парного глаза и обоих глаз по сравнению с исходным уровнем с помощью устройства для измерения CSF Sentio (R)Дважды в течение двух недель до секвестрации для установления исходного уровня и снова после секвестрации: дважды в неделю в течение 2 недель, затем еженедельно в течение 2 недель, затем 2 раза в течение следующего месяца, ежемесячно в течение 4 месяцев и затем один раз каждые два месяца в течение 6 месяцев.
Изменение остроты зрения по сравнению с исходным уровнем, измеренное с помощью автоматизированного теста остроты зрения ETDRS M&S TechnologiesТри раза в течение 2 месяцев до секвестрации для установления исходного уровня и снова после секвестрации: один раз в неделю в течение 2 недель, затем один раз в месяц в течение 2 месяцев, затем один раз каждые 3 месяца до завершения исследования (примерно через 1 год)
Вторичный результат
МераВременное ограничение
Оценка бинокулярного моторного слияния3 раза в течение 2 месяцев до секвестрации, 4 раза в течение 12 месяцев после секвестрации
Регистрация 8
Состояние
Вмешательство

Тип вмешательства: Поведенческий

Название вмешательства: Бинокулярная депривация 10 дней

Описание: Участников исследования попросят прожить 10 дней в темноте, контролируемой экспериментально.

Этикетка Arm Group: Визуальная депривация — 10 дней

Тип вмешательства: Поведенческий

Название вмешательства: Тренировка зрения

Описание: Субъекты будут играть в видеоигры на своей гарнитуре VR в течение 24 минут в день, а затем 20 минут бинокля с фильтром уменьшения яркости над неамблиопичным глазом.

Приемлемость

Критерии:

Критерии включения: — Взрослые от 18 лет и старше — Умеренная (от 20/30 до 20/80) до тяжелой (от 20/100 до 20/400) амблиопия с остротой зрения 20/25 или лучше в парном глазу — Должен проживать в столичном районе Нью-Йорка или иметь возможность добираться до него. Критерий исключения: — люди с фобиями, связанными с исследованием, тревожными расстройствами или другим психическим здоровьем расстройства будут исключены, как и люди, принимающие антидепрессанты или успокаивающие наркотики — Должны пройти все этапы оформления заявки: — Рассмотрение полной заявки — Телефонное интервью — Телефонное интервью двух личных рекомендаций — Проверка на соответствие критериям отбора на месте — Полная офтальмологическая оценка на месте — Проверка криминального прошлого — Личное интервью на месте — Психологический экзамен — Физический осмотр

Пол: Все

Минимальный возраст: 18 лет

Максимальный возраст: Нет данных

Здоровые волонтеры: Принимает здоровых добровольцев

Общий Официальный
ФамилияРольПрисоединение
Benjamin T Backus, PhDPrincipal InvestigatorGrad Ctr for Vision Research, SUNY College of Optometry
Расположение
Объект:SUNY College of Optometry — Clinical Vision Research Center
Расположение Страны

Соединенные Штаты

Дата проверки

Август 2019 г.

Ответственная сторона

Тип: Главный следователь

Принадлежность следователя: Колледж оптометрии государственного университета Нью-Йорка

ФИО следователя: Ben Backus

Должность следователя: доцент

Ключевые слова
Имеет расширенный доступ Нет
Состояние Просмотр
Количество рук 2
Группа вооружений

Метка: Визуальная депривация — 10 дней

Тип: Экспериментальный

Описание: 10 дней зрительной депривации с последующей тренировкой зрения

Метка: Только тренировка зрения

Тип: Активный компаратор

Описание: Тренировка зрения без визуальной депривации

Акроним LUMA
Данные пациента Не определился
Информация о дизайне исследования

Распределение: Нерандомизированный

Модель вмешательства: Параллельное присвоение

Первичное назначение: лечение

Маскировка: Нет (открытая этикетка)

Особенности я-концепции подростков, воспитывающихся в условиях отцовской депривации | Семенова

1. Агапов В.С. Системное изучение Я-концепции субъекта в российской психологии // Акмеология. 2013. №1(45). С. 27-30.

2. Андерсон П. Истоки постмодерна. М.: Территория будущего, 2011. 208 с.

3. Архиреева Т.В. Гендерные особенности критического самоотношения и его детерминации у детей младшего школьного возраста // Культурно-историческая психология. 2011. №2. С. 98-105.

4. Архиреева Т.В. Основные направления исследования проблемы отцовства в психологии // Психологические проблемы современной семьи: сборник тезисов VI-ой Международной научной конференции. Часть 1 / под ред. О.А. Карабановой, Е.И. Захаровой, С.М. Чурбановой, Н.Н. Васягина. М.-Звенигород, Екатеринбург, 2015. С. 549-564.

5. Белинская Е.П. Информационная социализация подростков: опыт пользования социальными сетями и психологическое благополучие // Психологические исследования. 2013. Том 6, №30. С. 5. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2013v6n30/858 (дата обращения: 13.02.2019).

6. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Проблемы социализации: история и современность. М.: МПСУ; Воронеж: МОДЭК, 2013. 216 с.

7. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986. 420 с.

8. Борисенко Ю.В. Психология отцовства. М.-Обнинск: «Иг-Социн», 2007. 220 с.

9. Бубнова И.С., Рерке В.И. Специфика современных условий семейного воспитания подростков и ее влияние на формирование их Я-концепции // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2013. №1(72). С. 211-214.

10. Бухаленкова Д.А., Карабанова О.А. Особенности самооценки у подростков с разным пониманием успеха // Национальный психологический журнал. 2018. №3(31). С. 148-157.

11. Варга А.Я., Будинайте Г.Л. Современный брак: новые тенденции // Системная психотерапия супружеских пар. М.: Когито-Центр, 2017. С. 7-24.

12. Гурко Т.А. Новые семейные формы: тенденции распространения и понятия // Социологические исследования. 2017. №11. С. 99-110.

13. Гурко Т.А., Орлова Н.А. Развитие личности подростков в различных типах семей // Социологические исследования. 2011. №10. С. 99-108.

14. Долгова В.И., Кошелева А.А. Феномен «Я-концепция» подростка // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. 2016. №7. С. 139-143.

15. Дольто Ф. На стороне ребенка. Екатеринбург: Рама Паблишинг, 2013. 717 с.

16. Драндров Г.Л., Богослова Е.Г., Сюкиев Д.Н. Критерии развития позитивной Я-концепции личности // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2017. №10-1. С. 143-148.

17. Дубровина И.В. Психологические проблемы воспитания детей и школьников в условиях информационного общества // Национальный психологический журнал. 2018. №1(29). С. 6-16.

18. Емелин В.А. Кризис постмодернизма и потеря устойчивой идентичности // Национальный психологический журнал. 2017. №2(26). С. 5-15.

19. Золотоверхова Н.В. Особенности «образа Я» «уличных» подростков // Вестник Кыргызско-Российского славянского университета. 2011. Том 11, №1. С. 44-49.

20. Иванченко В.А. Некоторые аспекты воспитания личности в неполной семье (по материалам исследований российских и зарубежных авторов) // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2011. №3. URL: http://psyjournals.ru/files/47081/psyedu_ru_2011_3_Ivanchenko.pdf (дата обращения: 13.02.2019).

21. Истратова О.Н., Яценко А.В. Роль семьи в становлении Я-концепции современных подростков // European Social Science Journal. 2013. №9-2(36). С. 263-268.

22. Калина О.Г., Холмогорова А.Б. Роль отца в психическом развитии ребенка: монография. М.: ИНФРА-М, 2017. 112 с.

23. Князева Т.Н., Семенова Л.Э. Подросток в зеркале социальных проблем: гендерно-феноменологический анализ: монография. М.: ФЛИНТА; Н.Новгород: Мининский университет, 2017. 172 с.

24. Кон И.С. Открытие «Я». М.: Политиздат, 1978. 367 с.

25. Кон И.С. Мальчик – отец мужчины. М.: Время, 2017. 704 с.

26. Красильникова Е.Н. Интегральная индивидуальность отцов: личностное и временное развитие: дис. … канд. психол. наук. М., 2015. 193 с.

27. Мантрова М.С. Развитие образа Я современных подростков: дис. … канд. психол. наук. Оренбург, 2013. 262 с.

28. Мелоян А.Э., Семенова Л.Э., Чевачина А.В. Особенности проявления защитных механизмов при развитии самоотношения подростков из полных и неполных семей // Вестник Мининского университета. 2015. №2. URL: https://vestnik.mininuniver.ru/jour/article/view/39 (дата обращения: 12.02.2019)/

29. Муратова Д.С., Филиппова Е.В. Представление об отце и отношение к будущему у девочек-подростков, воспитывающихся в разведенных семьях // На пороге взросления: сборник научных статей третьей Всероссийской научно-практической конференции. Серия «Психология развития». М.: МГППУ, 2011. С. 137-147.

30. Поливанова К.Н. Современное родительство как предмет исследования // Психологическая наука и образование psyedu. ru. 2015. Том 7, №3. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2015/n3/polivanova.shtml (дата обращения: 13.02.2019).

31. Поливанова К.Н., Смирнов И.Б. Что в профиле тебе моем: данные «ВКонтакте» как инструмент изучения интересов современных подростков // Вопросы образования. 2017. №2. С. 134-152.

32. Радугин А.А., Гурина Е.М. Основные характеристики эпохи постмодерна // Омский научный вестник. 2014. №5. С. 88-91.

33. Селиванова З.К. Ценностный мир российских подростков: формирование, динамика, управление (социологический аспект): монография. М.: Изд-во МЭИ, 2013. 200 с.

34. Семенова Л.Э., Семенова В.Э., Шашкина Н.П. Реальное и зеркальное «Я» старших дошкольников с нормальным и задержанным темпом психического развития // Системная психология и социология. 2017. №4. С. 53-64.

35. Семенова Л.Э., Шашкина Н.П. Гендерная специфика идеального и антиидеального Я детей 7 лет с задержкой психического развития // Дефектология. 2014. №5. С. 34-45.

36. Семенова Л.Э., Шашкина Н.П., Барменков Ю.В. Особенности проявления эмпатии у мальчиков с нормальным и задержанным темпом психического развития, воспитывающихся в условиях отцовской депривации // Психология, социология и педагогика. 2015. №9. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/09/5801 (дата обращения: 13.02.2019).

37. Соколикова Н.М. Отражение «образа-Я» в рисунках детей из неполных (разведенных) семей // Психологическая наука и образование. 2009. №5. С. 45-51.

38. Талакова Е.А. Гендерные особенности Я-концепции в процессе личностного становления детей младшего школьного возраста: дис. … канд. психол. наук. Н.Новгород, 2012. 186 с.

39. Толстых Н.Н., Прихожан А.М. Психология подросткового возраста: учебник и практикум для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2018. 406 с.

40. Фигдор Г. Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой: психоаналитические исследование. М.: Наука, 1995. 376 с.

41. Фонталова Н.С. К вопросу о самоотношении подростков из неполных и полных семей // Сибирский психологический журнал. 2005. №21. С. 103-105.

42. Хухлаева О.В. Психология подростка: учебное пособие. М.: Академия, 2008. 160 с.

43. Чурилова Е.В., Орешкова Д.Д. Детство в неполной семье: влияние на взросление девушек // Экономические и гуманитарные науки. 2015. №10. С. 3-12.

44. Шаповал И.А., Фоминых Е.С. Самоотношение как феноменологическое поле диагностики психологических границ личности и ее здоровья // Клиническая и специальная психология. 2018. Том 7, №1. С. 13-27.

45. Bello C.B, Irinoye O., Akpor O.A. Health status of families: A comparative study of one-parent and two-parent families in Ondo State, Nigeria // African Journal Primary Health Care & Family Medicine. 2018. Vol. 10(1). Рp. 167-173.

46. Berger U., Keshet H. Gilboa-Schechtman E. Self-evaluations in social anxiety: The combined role of explicit and implicit social-rank // Personality and Individual Differences. 2017. Vol. 104. Рp. 368-373.

47. Bukhalenkova D.A., Karabanova O.A. Perception of Success in Adolescents // Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2016. Vol.233. Рp. 13-17.

48. Duineveld J.J., Parker P.D., Ryan R.M., Ciarrochi J., Salmela-Aro K. The link between perceived maternal and paternal autonomy support and adolescent well-being across three major educational transitions // Developmental Psychology. 2017. Vol. 53(10). Pp. 1978-1994.

49. Gasser G., Stefan M. (eds.) Personal Identity: Complex or Simple? Cambridge University Press, 2013. 268 р.

50. Gladkova A.A. The role of television in cultivating the values of pluralism and cultural diversity in children // Psychology in Russia: State of the Art. 2013. No. 6. Рp. 138-143.

51. Hall G.S. Adolescence: Its Psychology and Its relations to Physiology, Anthropology, Sociology, Sex, Crime, Religion and Education // Classics in the History of Psychology. 2011. Retrieved 16. November. Рp. 341-347.

52. Hess R., Handel G. Family Worlds: A Psychosocial Approach to Family Life. Transaction Publishers, 2016. 320 p.

53. Jekauc D., Wagner M.O., Herrmann C., Hegazy K., Woll A. Does Physical Self-Concept Mediate the Relationship between Motor Abilities and Physical Activity in Adolescents and Young Adults? // PloS one. 2017. No. 12(1). Рp. 122-134.

54. Khan S. et al. Exploring the Relationship between Adolescents’ Self-Concept and their Offline and Online Social Worlds // Computers in Human Behavior. 2016. Vol. 55. Рp. 940-945.

55. Kuruzovic N. Characteristics of adolescents friendship relations: a longitudinal study of the quality, length, stability and reciprocity // Facta Universitatis. 2015. Vol. 2(14). Рp. 115-129.

56. Marino, C., Gini, G., Vieno, A., Spada, M.M. The associations between problematic Facebook use, psychological distress and well-being among adolescents and young adults: A systematic review and meta-analysis // Journal of Affective Disorders. 2018. Vol. 226. Рp. 274-281.

57. Markus H., Ruvolo A. Possible selves: Personalized representations of goals // Goal concepts in personality and social psychology / In L.A.Pervin (Ed.). London, New York: Psychology Pres, 2015. Рp. 211-241.

58. Meeus W. Adolescent psychosocial development: A review of longitudinal models and research // Developmental Psychology. 2016. Vol. 52(12). Pp. 1969-1993.

59. Nelson S.C., Kling J., Wängqvist M., Frisén A., Syed M. Identity and the body: Trajectories of body esteem from adolescence to emerging adulthood // Developmental Psychology. 2018. Vol. 54(6). Pp. 1159-1171.

60. Rattay P., Von der Lippe E., Mauz E., Richter F., Hölling H., Lange C., Lampert T. Health and health risk behaviour of adolescents—Differences according to family structure. Results of the German KiGGS cohort study // PloS one. 2018. No. 13(3). Рp. 241-251.

61. Van Lissa C.J., Keizer R., Van Lier P.A. C., Meeus W.H.J., Branje S. The role of fathers’ versus mothers’ parenting in emotion-regulation development from mid-late adolescence: Disentangling between-family differences from within-family effects // Developmental Psychology. 2019. Vol. 55(2). Pp. 377-389.

мотивация участия” – Консорциум женских неправительственных объединений

Введение

Процесс трансформации российского общества сопровождается изменением роли государства, граждан и ростом гражданских инициатив. В период экономического кризиса и политических изменений обостряются старые и появляются новые социальные проблемы, такие как рост преступности и безработицы, бедность, детская беспризорность и пр. Государственная система социальной защиты оказывается неспособной решать комплекс существующих и возникающих проблем.

Вне административно-государственных структур социальной защиты возникают новые гражданские инициативы, которые направлены на решение социально-защитных проблем. Эти гражданские инициативы и являются благотворительными организациями.

Под благотворительной организацией в данном случае понимается некоммерческая негосударственная организация, которая осуществляет свою деятельность в целях социальной защиты нуждающихся групп населения.

В 1993 году автором статьи было проведено исследование, посвященное проблемам формирования и функционирования благотворительных организаций Санкт-Петербурга. Это исследование имело целью описать благотворительный сектор Петербурга и проанализировать взаимоотношения благотворительных организаций с коммерческим и государственным секторами. Проведенный анализ показал, что доля женщин в таких организациях составляет примерно 80%.

Именно в связи с этим особый интерес представляет выявление причин активности женщин в благотворительности. Проблема активности женщин, на наш взгляд, должна быть проанализирована в социально-политическом и социально-историческом контекстах. Участие женщин определяется (1) особенностями советской гендерной социализации; (2) проблемами быстрых социальных изменений; (3) спецификой понимания благотворительности в России (в том числе и ее гендерного измерения).

В данной статье представлены результаты исследования “Женщины в благотворительных организациях России (на примере Санкт-Петербурга)”. Целями исследования было определение основных мотивов участия женщин в благотворительных организациях, а также факторов, препятствующих этому участию.

Для анализа участия в благотворительных организациях и изучения его гендерного аспекта мы поставили следующие вопросы: Какие культурно-исторические традиции женского участия в благотворительности дореволюционной России возрождаются в настоящее время? Как трансформировалось отношение к благотворительности в советское и постсоветское время? Какие роли выполняют женщины в благотворительных организациях? Каковы мотивы участия женщин и какие существуют барьеры, препятствующие их участию?

Женщины и благотворительность в дореволюционной России и в Петербурге.

Данная проблема исследована нами по исторической литературе, а также по специальным исследованиям женского участия в благотворительности в России (Liborakina 1995, Almedingen 1964).

До революции в России благотворительность считалась уважаемым занятием. Существовало несколько наиболее распространенных видов благотворительности: религиозный, аристократический и светский. В настоящее время можно говорить о попытке восстановить культурную преемственность в благотворительной деятельности. Имена ярких представительниц дореволюционной благотворительности выполняют важную символическую и консолидирующую роль.

В России XVIII – начала XX веков благотворительность была связана с ручкой православной церковью. Исследователи женского участия в благотворительной деятельности (Любовь Мюллер, Адель Линденмейер) отмечали, что церковь всегда поощряла людей, подающих милостыню, но для глубоко набожных и благочестивых женщин подача милостыни считалась недостаточной. Церковь предлагала специфическую модель женской набожности: “Женщина связывает свою жизнь и свое счастье с тем, чтобы помогать другим людям. Участие женщин в благотворительности, особенно если они принадлежали к высшему слою общества, измерялось не тем, сколько они пожертвовали средств на благотворительность, а тем, сколько времени они потратили на заботу об обездоленных, на распределение лекарств, на личные визиты к бедным и больным.” (Пистольков 1910: 4).

Благотворительницы представлялись церковью как образцы женской благочестивости и добродетели. Диапазон благочестия и самопожертвования в православной идеологии был чрезвычайно широким: от полного самоотречения “святых мучеников”, готовых к отказу от всего “своего” во имя ближнего, до разовых материальных дотаций. Различные виды благотворительности воссоздаются в современной России. Мы выделяем религиозную, аристократическую и светскую благотворительность. Рассмотрим каждый из этих видов подробнее.

Религиозный вид благотворительности

Ксения Блаженная, жившая в Петербурге во второй половине XVIII века, стала символом женской благочестивости, набожности и благотворительности. После смерти мужа Ксения раздала все свое имущество бедным, и, взяв на себя роль святой юродивой, в поношенной одежде умершего мужа ходила по бедным кварталам города, утешала страждущих, помогала нуждающимся, молилась за всех. Люди верили, что Ксения страдает за них, верили в ее способность предсказывать будущее, относились к ней как к святой. После ее смерти в ее честь была построена часовня (Поселянин 1905). Тип благотворительности, символически связанный с Ксенией Блаженной, можно определить как религиозный.

Образ Ксении Блаженной до сих пор очень популярен в Петербурге. В городе существует благотворительный фонд ее имени. Она часто упоминается в наших интервью. Так, например, одна из респонденток рассказывает:

“Конечно, я не Ксения Блаженная, я не способна на такие жертвы, но мне так хочется что-нибудь сделать для этих несчастных бездомных. Я провожу в этом фонде почти все свое время, я уже не могу жить без этого подвала.” (Библиотекарь, 45 лет)

Религиозность является одним из важных идеологических оснований для благотворительности. Из интервью видно, что в семьях респонденток было принято давать милостыню нищим у церкви. В настоящее время верующие женщины, как правило, работают в благотворительных организациях религиозной направленности, например, в Армии Спасения, Обществе Петра и Павла, Фонде им. Ксении Блаженной т.д.

Аристократический вид благотворительности

В дореволюционной России, начиная с конца XVIII века, благотворительность патронировалась членами императорской фамилии. По инициативе и под патронажем Екатерины II был образован Институт благородных девиц (Смольный институт). На средства императрицы Марии Федоровны, которая возглавляла благотворительное ведомство в России, в Петербурге была создана и до сих пор существует Мариинская больница. Как реплика этого вида благотворительности в 1990е годы в России появляются фонды и организации, патронируемые официальными лицами и -членами их семей. Так, в 1995 году в Петербурге женой бывшего мэра города был организован Мариинский фонд.

Еще одним примером аристократической благотворительности является деятельность урожденной немецкой принцессы Елизаветы Федоровны, сестры императрицы Александры Федоровны, жены дяди последнего русского царя и генерал-губернатора Москвы (1864-1918). После гибели мужа от бомбы террориста в 1905 году, Елизавета Федоровна продала все свое имущество и направила полученные средства на создание приютов и госпиталей. Изучив работу различных западных женских религиозных обществ, она решила создать свое собственное, направленное исключительно на помощь больным и бедным. Это общество просуществовало до 1918 года, в нем состояло 70 сестер. Сестры отбирались по конкурсу из большого числа заявок после специальной аттестации, что свидетельствовало о большой популярности такой модели женской благочестивости, не требовавшей отказа от светской жизни (Almedingen 1964).

Другой важной символической фигурой женской благотворительности стала Мария Дондукова-Корсакова, жившая в Петербурге в XIX веке. Дочь богатых родителей аристократического происхождения, она отказалась от вступления в брак и жизни в высшем обществе. Мария Дондукова занималась благотворительностью всю жизнь, начиная с ранней юности: работала в больницах и приютах, помогала бедным. Она стала основательницей женской религиозной общины и ряда благотворительных институтов. Мария Дондукова была для современников воплощением бескорыстного служения людям.

Данный вид благотворительности – аристократический. Это деятельность женщин из высшего общества, которые имели возможность создавать благотворительные институты и попечительствовать над ними.

Сегодня мы можем говорить о возрождении, хотя и в ином виде, данного типа благотворительности. В современной России есть примеры благотворительной деятельности жен высокопоставленных государственных лиц. Например, жена бывшего мэра Санкт-Петербурга Л. Б. Нарусова возглавляет благотворительный фонд “Дети Петра”, она же была инициатором создания первой в России благотворительной больницы “Хоспис” для неизлечимых больных. В отделении “Общества Хоспис” в Москве работала жена бывшего первого вице-премьера России А. Б. Чубайса.

В православной благотворительной традиции женщины, решившие полностью посвятить себя помощи обездоленным, не обязаны были отказываться от светской или семейной жизни. Но, как правило, активно заниматься данной деятельностью они начинали либо в зрелом возрасте, либо, овдовев. Анализ состава участников современных благотворительных организаций также показывает, что возраст большинства женщин, работающих в этих организациях, составляет 40-45 лет.

Светская благотворительность

Третий вид – светская благотворительность. Впервые она оформляется как особый вид деятельности в среде ссыльных декабристов в Сибири. Декабристки учили грамоте местных крестьян, ухаживали за больными, помогали врачам в больницах. Жены декабристов имели огромный моральный авторитет в образованных слоях российского общества. Их опыт получил большой резонанс и оказал большое влияние, в том числе, и на следующее поколение русских женщин (Гордин 1989).

После александровских реформ и реабилитации декабристов, с первой водной женского движения в России впервые появились светские благотворительные организации. Одним из первых было учреждено общество “Красный Крест”. К началу ХХ-го века в России действовало 97 отделений “Красного Креста”, где женщины обучались работе сестер милосердия. Если не считать крошечной пенсии после 25-ти лет службы, более чем 3000 сестер милосердия служили в 1904 году, не получая платы за свой труд (Гогель 1913: 390). Отделение “Красного Креста” в Петербурге существует и в настоящее время.

Еще одной формой светской благотворительности стало создание трудовых артелей, как правило, швейных, для бедных девушек. Эта форма стала особенно популярна после выхода в свет романа Чернышевского “Что делать?” (Водовозова 1987). Хозяйки таких артелей выкупали девушек из публичных домов, предоставляли им жилье, еду и обеспечивали работой, например, заказами на пошив одежды. Ни одна из этих артелей не просуществовала долго, но подобный опыт также вызывает интерес наших современниц. В Петербурге существует христианский девичий приют, директор которого принимает девочек, сбежавших из дома и из интернатов, часто малолетних проституток. В этом приюте заботятся о них, обучают рукоделию и другим трудовым навыкам.

Когда женщины в дореволюционной России решали посвятить свою жизнь помощи нуждающимся, они имели для этого разные возможности. Организационная инфраструктура общества и их собственные материальные ресурсы открывали путь к участию в благотворительности. Женщины могли принять участие в деятельности уже существующей религиозной общины или благотворительного общества; создать религиозную общину, благотворительный институт или попечительствовать над такими организациями.

В исследовании “Женщины в благотворительных организациях в современной России: мотивация участия” была выдвинута гипотеза о том, что мотивы и традиции благотворительности дореволюционной России влияют на мотивацию участия сегодняшних благотворителей. Подтверждение данной гипотезы мы получили во многих интервью. Многие респонденты ссылались на значимость для них традиций русской благотворительности и православной церкви. Для процесса идентификации участников благотворительной деятельности сегодня важен поиск культурных традиций, важен тот факт, что в русской истории существовала определенная культура благотворительности.

Русская православная церковь, пытаясь восстановить свое влияние на духовную жизнь общества, в настоящее время покровительствуют некоторым благотворительным организациям, также ссылаясь на дореволюционные традиции.

Благотворительность и благотворительные организации в современной России.

Для выявления мотивов и специфики женской благотворительной деятельности важно определить происхождение и состояние благотворительного сектора в современной России.

В настоящее время возрождается понятие благотворительности, негативно оцениваемое в советское время. Так, в Большой Советской Энциклопедии благотворительность определялась как “помощь, лицемерно оказываемая представителями господствующих классов эксплуататорского общества некоторой части неимущего населения”. “При социализме благотворительность не нужна, – указывалось в энциклопедии, – поскольку в обществе уничтожены нужда и нищета” (Большая Советская Энциклопедия, т.5: 278).

В 1987 году Даниил Гранин впервые публично поставил вопрос о возрождении понятий милосердия и благотворительности как важных культурных явлений.

С 1989 года на улицах крупных городов России впервые за послевоенное время открыто появились нищие, просящие подаяние. Их появление было вызвано ухудшением экономической ситуации в стране, появлением беженцев из районов межнациональных конфликтов и ослаблением государственного контроля. В средствах массовой информации развернулась дискуссия об отношении к этому новому для России явлению. Одни призывали к милосердию, к оказанию масштабной помощи нищим, другие утверждали, что данная категория граждан является преступной, и в отношении к ним должны быть приняты соответствующие насильственные меры. Таким образом понятие благотворительности (и нищенства) стало частью публичного дискурса и было восстановлено в повседневной речи.

Именно с появлением термина “благотворительность” в публичном дискурсе можно говорить о начале институционализации благотворительности в 90-х годах. Важным фактором этого процесса стало широкомасштабное поступление в Россию гуманитарной помощи из-за границы. Первые благотворительные организации видели свою цель в том, чтобы справедливо распределить эту помощь среди нуждающихся.

Отношение к такой деятельности, со стороны общественного мнения было противоречивым. Лидеров организаций упрекали в присвоении гуманитарной помощи. В прессе появились сообщения о продаже гуманитарной помощи и присвоении денег благотворительными организациями, а также о попытках перевоза вместе с гуманитарной помощью, не подлежащей таможенному досмотру, контрабандных грузов.

После того, как гуманитарная помощь перестала поступать в Россию в крупных размерах, благотворительные организации начали искать другие источники финансирования. При этом они стали не просто распределять ресурсы среди своих клиентов, но и создавали собственные программы поддержки отдельных категорий населения.

Одновременно в России возникают благотворительные фонды, деятельность которых заключается в аккумуляции средств и распределении их для решения конкретных социальных проблем.

С деятельностью благотворительных фондов было связано много конфликтов, которые получили широкую огласку в средствах массовой информации. Чаще всего такие конфликты возникали по поводу использования полученных фондом средств в коммерческих целях.

В общественном мнении сложилось двойственное отношение к благотворительным организациям и благотворительности в целом. С одной стороны, в средствах массовой информации подчеркивалась важность этого сектора общества как элемента гражданского общества и фактора политической стабильности. С другой стороны, многочисленные нарушения, связанные с деятельностью благотворительных организаций, создавали в массовом сознании отношение к благотворительности как к криминальной сфере, как к способу “отмывания грязных денег”. Такая амбивалентность по отношению к благотворительности является барьером для участия в благотворительных организациях. Его можно проиллюстрировать цитатой из интервью:

“Я сотрудничала одно время с благотворительным фондом, но я не стала там работать постоянно. Мне не нравятся люди, которые в нем работают. Я видела, как они все лучшее из гуманитарной помощи берут себе, хотя не имеют на это право. Зачем мне там работать? Подумают, что я такая же.” (Художник, 43 года)

Всего в Санкт-Петербурге на конец 1994 года зарегистрировано более 3200 инициативных общественных объединений граждан. Из них свыше 300 в той или иной степени занимается благотворительной деятельностью в сфере социальной защиты населения.

В ходе анализа были выделены несколько групп благотворительных организаций Петербурга, которые распределились следующим образом: на первом месте – организации, ориентированные на помощь малообеспеченным и инвалидам; на втором месте – ориентированные на помощь детям и многодетным семьям; на третьем – женские группы самопомощи и защиты прав женщин.

По социальному составу штатные сотрудники благотворительных организаций Петербурга принадлежат к технической и гуманитарной интеллигенции. В большинстве случаев участвующие в благотворительности не имеют опыта работы в советских организациях социальной защиты. Средний возраст активистов – около 40-50 лет, 80 % из них – женщины.

Активность женщин в благотворительных организациях очень велика. Они являются их организаторами, лидерами, штатными сотрудниками и активистами, представляют собой добровольный неоплачиваемый актив волонтеров.

Важно подчеркнуть специфику формирования благотворительного сектора в современной России. В развитых демократических обществах благотворительные организации являются частью “третьего сектора”. Само название “третий” говорит о том, что этот сектор существует в обществе наравне с коммерческим и государственным секторами. Формирование третьего сектора в развитых капиталистических странах происходило в условиях уже сложившегося рыночного хозяйства. В мировой практике совокупность организаций третьего сектора представляет собой особую подсистему общества, находящуюся между рынком и государством, которая выполняет в нем специфические функции (Anheier 1994).

В России формирование третьего сектора происходит в условиях политической и экономической нестабильности, когда ни рынок, ни новая государственная система еще не сформированы. При обсуждении проблем формирования и функционирования благотворительных организаций в сегодняшней России следует учитывать следующие особенности современной российской ситуации:

Культурные. Формирование независимого сектора, действующего в сфере благотворительности происходит в условиях, когда в обществе нет адекватных представлений о специфике некоммерческих организаций. В общественном мнении отсутствует доверие к благотворительности в целом.

Юридические. До последнего времени в России не существовало механизмов финансового и налогового регулирования, учитывающих социальную значимость и специфику общественных субъектов подобного рода. Организации третьего сектора вынуждены были действовать по экономическим и юридическим правилам, сформированным для коммерческих структур. Кроме того, недостаточно проработанное законодательство о благотворительности и некоммерческих организациях, а также отсутствие механизмов финансового и налогового регулирования их деятельности позволяет благотворительным организациям заниматься противозаконной деятельностью.

Многочисленные нарушения в деятельности благотворительных организаций связаны и с полным отсутствием контроля как со стороны соответствующих служб, так и со стороны самих членов таких обществ.

Тем, кто работает в благотворительных организациях, приходится сталкиваться с непроработанным законодательством, ограниченными материальными возможностями, недоверием к своей деятельности. Кроме того, благотворительная деятельность не является престижной в современной России. Это фактор очень существенен для тех, кто прямо не заинтересован в результатах деятельности благотворительной организации, но хотел бы в ней работать. Так, например, жен “новых русских” благотворительная работа привлекает своими гуманными целями, но отталкивает недостаточной престижностью.

Приведем фрагмент интервью:

“Вы выйдите на улицу и спросите, что такое благотворительность. Вам ответят, что это – “отмывание грязных денег”, или “раздача старой одежды нищим”. “Моя мама, например, вначале считала мою деятельность проявлением чуть ли не психической ненормальности. Она так мне и говорила: “Ты больна, и должна скрывать свою болезнь от окружающих.” (35 лет, учитель)

Мы предполагаем, что участие в благотворительности наталкивается на более сильные психологические барьеры, чем участие в политических партиях, экологических, культурных и других организациях. Эти барьеры связаны прежде всего с имиджем благотворительности в современной России.

Интересным аспектом развития благотворительности в Петербурге является роль таких организаций в ресоциализации лиц, которые ранее были объектами административного и уголовного преследования. Так, около 5% организаций сосредотачивают свои усилия на помощи больным алкоголизмом, наркоманией, бездомным, а также на поддержке лиц, возвращающихся из мест заключения.

Этот факт говорит о том, что, по сравнению с государственной системой социальной защиты, появляющийся сектор благотворительных организаций имеет другие ценности и приоритеты. Если субъектом государственной системы социальной защиты, в первую очередь, являлись те, кто имеет больше заслуг перед государством, то субъектом благотворительных организаций являются те, кто в данный момент испытывают потребность в социальной защите, независимо от предыдущих успехов, заслуг и наград.

Перейдем теперь к анализу участия женщин в благотворительности. Советская гендерная социализация стала тем культурным фоном, который сделал возможным социальную активность женщин вообще и их активность в благотворительности, в частности. Рассмотрим эту группу факторов несколько подробнее.

Некоторые особенности гендерной социализации в «временной России»

Особенности гендерной системы в России привели к тому, что, с одной стороны, женщина испытывала двойную нагрузку, но с другой стороны, имела личную независимость. Двойственная оценка положения женщины (дискриминация в публичной сфере, эмансипация и доминирование в приватной) присутствует и в представлениях женщин о самих себе. С одной стороны, они осознают свою эмансипированность и не хотят ее потерять. С другой стороны, страдают от той двойной нагрузки, которую постоянно испытывают.

Радикальные изменения в России приводят к изменению положения женщин. Меняется их экономическое положение, политические возможности и выполняемые роли.

В современной России наблюдается попытка женщин уйти от “старой” роли советской женщины. Часто в интервью наших респонденток встречается такое мнение:

“Разве я женщина? Я загнанная лошадь. Я только и бегаю между работой, магазином и домом. Система нас изуродовала, а мужиков мы сами избаловали. С этим надо что-то делать”.

И еще одно высказывание:

“Я не хочу, чтобы моя дочь повторила мой путь. Я не хочу, чтобы она была типичной советской женщиной. Я постараюсь дать ей другое воспитание”.

Кризис гендерной идентичности, который связан с мотивацией женского участия в общественных организациях, можно проиллюстрировать на примере двух типичных установок.

1. В настоящее время многие женщины считают, что им биологически присуща роль матери, жены, хозяйки (эссенциалистская роль). Они хотят отказаться от роли работающей женщины. Однако, ограничив свою жизнь приватной сферой, начинают чувствовать себя неполноценными, испытывать потребность в реализации себя в публичной сфере.

“Мне стыдно признаваться, что я домохозяйка. Когда меня спрашивают о том, кто я, я говорю, что я врач, хотя я уже 5 лет не работаю.” (33 года) Профессиональная реализация женщин, преимущественно ориентированных на семью, очень затруднена в современных условиях. Для того, чтобы сделать карьеру в условиях обострившейся конкуренции необходимо посвящать большую часть времени работе. Для таких женщин привлекательна работа в общественных организациях, которая позволяет с одной стороны, активно участвовать в публичной сфере и не чувствовать себя изолированной, а, с другой стороны, позволяет иметь достаточно свободного времени в приватной сфере.

Гендерная идентичность, основанная на эссенциалистской идеологии женского предназначения и желании реализоваться в общественной жизни становится важным фактором мотивации участия в тех общественных организациях, которые строятся на традиционном понимании женской роли, в частности, роли матери.

2. Другая позиция заключается в том, что женщина должна отказаться от традиционной роли в семье и в обществе. Гендерная идентичность, основанная на отказе – явном или скрытом – от традиционной роли, может стать идейным мотивом участия в разнообразных женских организациях (группы помощи, профессиональные организации, и др.).

”Я стала себя гораздо больше уважать с тех пор как я работаю в этой организации. Чем я могла гордиться раньше? Что я ребенка родила и воспитала? Так это. в принципе, каждый может сделать. Что я университет закончила? Так таких тоже полно. Для меня очень важно осознавать, что я нужна людям, что я делаю полезное дело, первый раз в жизни.” (Филолог, 40 лет)

Поиск гендерной идентичности является культурно-психологической составляющей участия женщин в деятельности общественных организаций. Потребность человека испытывать чувство идентичности является источником наиболее сильных стремлений (Фромм 1995).

Мотивы участия женщин в благотворительных организациях в современной России

В ходе исследования для выяснения мотивов участия женщин в благотворительности автором было проведено 20 глубинных интервью с участницами благотворительных организаций.

По результатам исследования, возраст большинства женщин, занятых в этом секторе, больше 40 лет. В возрасте так называемого кризиса середины жизни, многие люди начинают задумываться над экзистенциальными проблемами, проблемами связанными с поиском смысла жизни, со смертью. В этом возрасте некоторых людей начинает привлекать не денежная и престижная работа, а осмысленная деятельность, позволяющая делать добро, чтобы оставить о себе хорошую память.

После 40 лет заметно меняется положение женщин в обществе: дети выросли, семья часто распадается, труднее найти работу на рынке труда. Кризис середины жизни усугубляется в современной России тем, что именно женщины этого возраста, особенно высокообразованные, чаще всего оказываются безработными.

Можно выделить несколько категорий женщин, которые находят сферу приложения своих сил в возникающем секторе негосударственных некоммерческих организаций.

1) Женщины, которые лично заинтересованы в решении социальных проблем.

Из интервью:

“Когда мой ребенок попал под машину и находился в коме, а дома у меня было еще два маленьких ребенка, я бегала по разным инстанциям, но мне никто не хотел помочь. Тогда я поняла, что в нашем районе необходим реабилитационный центр для таких детей, как мой.” (Врач, 42 года)

2) Женщины со значительным трудовым стажем ставшие безработными.

Из интервью:

“Я узнала об этом фонде случайно. Мои знакомые сказали, что здесь можно получить гуманитарную помощь. Я была без работы в то время. Мне предложили помочь распределять помощь, и я согласилась. Подумала, что все лучше, чем дома сидеть.” (Пенсионерка, 57 лет)

3) Женщины, ориентированные на карьеру, но не сумевшие реализовать себя профессионально.

Из интервью:

“…У меня здесь есть возможность для работы. Пусть эти женщины ничего не понимают в искусстве, им надо все объяснять, учить, их надо контролировать все время, но, идеи-то здесь все мои. Я понимаю, что денег с ними не заработаешь, но мне хочется реализоваться, ведь, слава богу, мне уже 40 лет.” (Художник, 40 лет)

4) Жены “новых богатых”, имеющие высшее образование.

Одна из респонденток рассказывает:

“Я не работаю, потому, что в моем положении это не имеет смысла: мне не найти интересную творческую работу, а деньги мне не нужны. Но я очень хочу иметь какую-то жизнь вне дома. Если бы мне порекомендовали хорошую честную благотворительную организацию, я бы с удовольствием там работала.” (35 лет)

Как показывает исследование, возможны различные объяснительные модели участия женщин в благотворительных организациях. Они соответствуют разным вариантам самореализации женщин, разным ролям женщин в организациях, разным проблемам, стоящим перед ними, и разному типу организаций. На практике часто действует мотивационный комплекс, ориентирующий женщину на участие в работе благотворительной организации. Однако, можно выделить следующие основные типы мотивов участия.

Депривационный мотив. Основа участия – разные формы депривации, то есть неудовлетворенности, обусловленной расхождением экспектаций личности и возможностями их осуществления. Так, например, женщина, оставшись без мужа, или с больным ребенком, чувствует себя пострадавшей и становится участницей общественной организации, оказывающей помощь и социальную защиту неполным семьям или детям-инвалидам.

Теоретически выделяют абсолютную и относительную депривацию. Абсолютная депривация представляет собой объективное фиксируемое ухудшение положения, оцениваемое в показателях уровня жизни, материального благосостояния, здоровья, криминогенной обстановки и пр. Приведенная ниже цитата из интервью иллюстрирует мотивирующую силу абсолютной депривации:

“…Когда муж погиб, я осталась с двумя детьми, причем один из них -тяжело больной, из-за которого я не могла работать. Тогда я поняла, что одной мне просто не справиться. И тогда возникла эта идея: объединиться семьям, у которых такие же тяжелые дети, которые не могут в одиночку вырастить их. А государству было не до этих детей.” (Врач, 42 года)

Относительная депривация – психологическое состояние, связанное со сравнением нынешней ситуации с какой-либо моделью (с положением представителей референтной группы, положением лидера собственной группы, со своим прошлым опытом) (Здравомыслова 1992). Этот мотив чаще всего встречается у женщин, потерявших работу.

Для объяснения женского участия в благотворительности важно выявить типичные варианты женской депривации, обусловленной женскими практиками и ролями в современном российском обществе. Рассмотрим эти роли:

– роль матери

Из интервью:

“…Мы создали наше общество, которое помогало бы семьям, в которых есть больные дети, и мать не может из-за этого работать. Мы хотели организовать медицинскую помощь детям, малокомплектную школу, материальную помощь семьям. Государству было не до этих детей.” (47 лет)

– роль жены (вдовы). Так, например, Ассоциация вдов “Валита” создана самими вдовами для самопомощи. Они нашли эффективные способы и для того, чтобы самим зарабатывать деньги, и для того, чтобы решать свои психологические проблемы;

– роль работавшей и потерявшей работу

Из интервью:

“После того, как меня уволили с работы, у меня не было желания искать другую. Мне не хотелось больше работать в советском учреждении. И вдруг, я познакомилась с человеком, который мне предложил работать в благотворительном фонде. Я решила попробовать и не жалею.” (Инженер, 50 лет)

– роль пенсионерки, сохранившей силы для работы и желание быть социально полезной:

“Сначала, я пришла в эту организацию за помощью. У меня была проблема с сыном. Мне так понравились люди, которые здесь работают. Я пенсионерка, с мужем развелась, сын женился и живет самостоятельно, внуков у меня пока нет, а я привыкла работать, быть полезной, и мне очень нравится то, что делают в этой организации. Я предложила им свою помощь. Теперь я очень довольна.” (58 лет)

Депривация, однако, не является ни необходимым, ни достаточным мотивом участия. Это лишь один из возможных мотивов, который, однако, встречается чрезвычайно часто в благотворительных организациях специфического типа, а именно, в организациях самопомощи. Иными словами, в данном случае участие в работе благотворительной организации соответствует личными интересам женщин, а также решению проблем, которые она считает своими личными.

Ценностный или идейный мотив. В этом случае участие в работе организации обусловлено приверженностью участницы целям-ценостям, провозглашаемым организацией, реализацией представления о женском предназначении или борьбой за возможность исполнения соответствующей роли. Так, в организациях материнской (эссенциалистской) и феминистской направленности лидерами являются, как правило, женщины с выраженным идейным мотивом. Например, лидер организации родителей-попечителей объясняет свое участие следующим образом:

“Усыновление нашего первого ребенка подтолкнуло нас к мысли, что вся эта система усыновления и попечительства, во-первых, полностью коррумпирована, во-вторых, безумно жестока, в-третьих, что она специально создана такой. И мы поняли, что требуется спасение в духовной форме. Мы кинули клич, собрали группу родителей с усыновленными детьми, сделали кучу передач по радио и телевидению. Каждого ребенка из детдома мы выбивали с боем… Зато теперь достаточно нашего ходатайства и ребенка сразу отдают на усыновление.”(Учитель, 35 лет)

Разновидностью идейного мотива является представление о специфическом женском предназначении, основанное на женских практиках заботы о слабых и милосердии, укорененных в российской традиции. Из интервью с руководительницей девичьего христианского приюта:

“Я чувствую, что в этой работе мое предназначение как женщины. Ведь женщина – это прежде всего мать, защитница слабых, заступница за обиженных. Я вижу, что Бог мне помогает.” (Педагог, 56 лет)

Мотив солидарности. Многие социологические исследования показывают, что человек испытывает потребность быть причастным к сообществам себе подобных (Ядов 1994). Кризисные условия заставляют человека стремиться к групповой защите, солидарности, поиску стабильности. Этот тезис подтверждается и в нашем исследовании. С одной стороны, коллективный характер общего дела оказывается привлекательным для женщин сам по себе. С другой стороны, совместная коллективная деятельность кажется наиболее эффективной в решении проблем. Этот мотив легко проследить при изучении историй вовлечения женщин в группу.

Солидарность как мотив участия типична для рядовых участников организации или для волонтеров. Исследование показало, что в организацию люди приходят через друзей, родственников и знакомых. Они идут туда целыми “компаниями”, объединенными общими проблемами. Представление о том, что проблемы можно решить сообща, очень сильно у большинства наших респондентов. Корпоративный дух, дух товарищества, взаимопомощи и понимания проявляется и в характере собраний женских объединений, досуговой деятельности, в том числе, проведении совместных праздников:

“Конечно, я могла бы работать в другом месте, а не работать с инвалидами, но я случайно попала в этот фонд. и теперь уже я не могу бросить этих людей, мне их жалко, хотя работать вместе с инвалидами тяжело и не очень выгодно.” (Инженер, 47 лет)

Солидарность, таким образом, является важным стимулом-мотивом участия в движении и в его отдельных акциях. Примером являются, в частности, движения самопомощи.

Материальный мотив. В ряде случаев стимулом – мотивом участия, является определенный вид материального вознаграждения. Такой мотив типичен для организаций-фондов. В качестве такого мотива-стимула может выступать получение рабочего места с соответствующей оплатой труда для неработающих женщин (участницы феминистских инициатив, деятельность которых финансово поддержана западными фондами; штатные должности в благотворительных фондах, работа которых оплачивается). Это типично для тех, кто работает на руководящих должностях в фондах, активистов, а не для рядовых участников.

Другим видом материального вознаграждения может быть получение гуманитарной помощи, различных льгот, предоставляемых общественным организациям, возможность поездок заграницу.

“Когда я начала работать в этом фонде меня привлекало, во-первых, то, что нам говорили о возможности поехать в Англию, и то, что при распределении гуманитарной помощи нам разрешали какую-то часть брать себе. В то время для меня это было существенной помощью. (.) Теперь материальное положение моей семьи изменилось, и я уже не нуждаюсь в гуманитарной помощи. Но теперь у меня, благодаря фонду, установились контакты с американцами, и они пригласили меня в Америку. Может быть, мне удастся развить там мои контакты, и появится постоянная возможность бывать заграницей/’ (Учительница, 49 лет)

Мотив самореализации. Как показывает исследование, возможность самореализации выступает, как правило, не в качестве мотива, побуждающего к участию, а как мотив продолжения этой работы. Его можно проиллюстрировать историей, изложенной одной из респонденток.

Лидер одной из детских организаций, многодетная мать, имеющая больного ребенка, создала свою организацию для реабилитации больных детей. Работа в этой организации помогла ей решить проблему со своим ребенком, т.е. восстановить его здоровье. Таким образом, мотивом для начала общественной деятельности была абсолютная депривация, связанная с болезнью собственного ребенка. Однако, постепенно, благотворительная деятельность становится ее постоянной работой, и женщина продолжает заниматься ей профессионально. При этом работа в благотворительной организации значительно повышает социальный статус респондентки: до начала своей общественной деятельности она была швеей-мотористкой, а теперь она является президентом ассоциации и директором реабилитационного центра.

* * * *

Таким образом исследование показало, что вовлечение в деятельность благотворительных организаций является для значительной части женщин способом решения стоящих перед ними проблем. Часть этих проблем носит личный характер (что особенно выражено у женщин, участвующих в профессиональных объединениях и группах самопомощи: многодетные матери, ассоциация женщин-предпринимателей). Для других участие в организациях решает психологическую проблему: самореализация, удовлетворенность деятельностью, преодоление комплекса одиночества и других вариантов психологического кризиса (кризис середины жизненного цикла, кризис гендерной идентичности безработных и “новых богатых”). Часть проблем имеет экономический характер: для штатных работников занятость в этих организациях является источником дохода и возможностью для профессионального роста.

Благотворительный сектор, в России сегодня является новой сферой приложения женской активности. Он привлекателен для женщин и как способ самореализации, и как возможность создания новых рабочих мест, и как механизм решения разного рода проблем.

Литература 

Водовозова Е. Н. 1987. На заре жизни. М. Художественная литература. 

Воронина О. 1993. “Женщина и социализм: опыт феминистского исследователя”. В сб. “Феминизм: Восток, Запад, Россия”. С. 205-226. 

Гогель С.К. 1913. Подготовление к благотворителньости // Трудовая помощь. N4: 390-401. 

Гордин Я. 1989. Мятеж реформаторов. Л. Лениздат. 

Здравомыслова Е. 1992. Парадигмы западной социологии общественных движений. СПб. Наука. 

Кайдаш С. 1993. О “женской культуре”. В сб.: Феминизм: Восток, Запад, Россия. 1993. Сс. 183-204. 

Пистольков О. 1910. Памяти княжны Марии Михайловны Дондуковой-Корсаковой // Трудовая помощь, N1: 1-18. 

Поселянин Е. 1905. Русская церковь и русские подвижники XVIII века. Санкт-Петербург. 

Римашевская Н.М. 1992. Женщина в меняющемся мире. М. Наука. 

Фромм Э. 1995. Человеческая ситуация. М. Смысл. . 

Ядов В. А. 1994. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал, N1: 35-53. 

Almedingen, E.M. 1964. An Unbroken Unity: A Memoir of Grand Duches Serge Of Russia, 1864-1918. London: Bodley Head. 

Anheier, Н. 1994. Civil Society as Associational Infrastructure: A Comparative Analysis. Mimeo. 

Emmerich, W. 1973. Socialization and Sex-Role Development. In: P.B. Baltes and E.W. Schaie (Eds.) Life-Span Developmental Psychology. Personality and Socialization. Pp. 123-144. 

Liborakina, М. 1995. Women’s Voluntarism and Philanthropy in Russia: 

Building a Civil Society // International Fellows Program. Center for the Study of Philanthropy. Graduate School and University Center. Information Center of the Independent Women’s Forum. City University of New York. 

Maccoby, Е., Jacklin, C. 1974. The Psychology of Sex Differences. Stanford University Press.

Хроническое недосыпание и гендерный риск депрессии у подростков: проспективное популяционное исследование | BMC Public Health

  • 1.

    Моджтабай Р., Олфсон М., Хан Б. Национальные тенденции в распространенности и лечении депрессии у подростков и молодых людей. Педиатрия. 2016; 138 (6): e20161878.

  • 2.

    Wiens K, Williams JVA, Lavorato DH, Duffy A, Pringsheim TM, Sajobi TT, et al. Увеличивается ли распространенность большой депрессии среди подростков Канады? Оценка тенденций с 2000 по 2014 гг.J влияет на Disord. 2017; 210: 22–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 3.

    Коллишоу С., Моган Б., Натараджан Л., Пиклз А. Тенденции эмоциональных проблем подростков в Англии: сравнение двух национальных когорт с разницей в двадцать лет. J Детская психическая психиатрия. 2010. 51 (8): 885–94.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 4.

    Torikka A, Kaltiala-Heino R, Rimpelä A, Marttunen M, Luukkaala T., Rimpelä M.Депрессия, о которой сообщают сами пациенты, растет среди подростков из социально-экономически неблагополучных семей — повторные перекрестные опросы, проведенные в Финляндии с 2000 по 2011 годы. BMC Public Health. 2014; 14 (1): 408.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Фон Сост Т., Вихстрём Л. Светские тенденции депрессивных симптомов среди норвежских подростков с 1992 по 2010 гг. J Abnorm Child Psychol. 2014; 42 (3): 403–15.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Берта Е.А., Балаж Дж. Подпороговая депрессия в подростковом возрасте: систематический обзор. Eur Детская подростковая психиатрия. 2013. 22 (10): 589–603.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Merikangas KR, He J, Burstein M, Swanson SA, Avenevoli S, Cui L, et al. Распространенность психических расстройств у подростков в США в течение всей жизни: результаты Национального исследования корморбидности для репликации-подростков (NCS-A). J Am Acad Детская подростковая психиатрия.2010. 49 (10): 980–9.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Essau CA, Lewinsohn PM, Seeley JR, Sasagawa S. Гендерные различия в ходе развития депрессии. J влияет на Disord. 2010. 127 (1–3): 185–90.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 9.

    Fergusson DM, Boden JM, Horwood LJ. Рецидив большой депрессии в подростковом и раннем взрослом возрасте, а также более поздние результаты в области психического здоровья, образования и экономики.Br J Psychiatry. 2007; 191: 335–42.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Тапар А., Стефан С., Пайн Д., Тапар А. Депрессия в подростковом возрасте. Ланцет. 2012. 379 (9820): 1056–67.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Crum RM, Green KM, Storr CL, Chan Y-F, Ialongo N, Stuart EA, et al. Подавленное настроение в детстве и последующее употребление алкоголя в подростковом и юношеском возрасте.Arch Gen Psychiatry. 2008. 65 (6): 702–12.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Pang RD, Farrahi L, Glazier S, Sussman S, Leventhal AM. Депрессивные симптомы, негативные позывы и начало употребления психоактивных веществ у подростков. Зависимость от наркотиков и алкоголя. 2014; 144: 225–30.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Urrila AS, Paunio T, Palomäki E, Marttunen M.Сон при подростковой депрессии: физиологические перспективы. Acta Physiol. 2015; 213 (4): 758–77.

    Артикул CAS Google ученый

  • 14.

    Wu Y, Gong Q, Zou Z, Li H, Zhang X. Короткая продолжительность сна и ожирение у детей: систематический обзор и метаанализ проспективных исследований. Obes Res Clin Pract. 2017; 11 (2): 140–50.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Шохат Т., Коэн-Цион М., Цищинский О. Функциональные последствия недостаточного сна у подростков: систематический обзор. Sleep Med Rev.2014; 18 (1): 75–87.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Аль-Хатиб Х.К., Хардинг С.В., Дарзи Дж., Пот Г.К. Влияние частичного лишения сна на энергетический баланс: систематический обзор и метаанализ. Eur J Clin Nutr. 2017; 71 (5): 614–24.

    Артикул PubMed CAS Google ученый

  • 17.

    Чапут Дж., Грей К.Э., Пойтрас В.Дж., Карсон В., Грубер Р., Олдс Т. и др. Систематический обзор взаимосвязи между продолжительностью сна и показателями здоровья у детей школьного возраста и молодежи. Appl Physiol Nutr Metab. 2016; 41: S266–82.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 18.

    Кларк Дж., Харви АГ. Сложная роль сна в подростковой депрессии. Клиника детской подростковой психиатрии N Am. 2012. 21 (2): 385–400.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Фредриксен К., Родос Дж., Редди Р., Уэй Н. Бессонница в Чикаго: отслеживание последствий недосыпания у подростков в средней школе. Исходный код Child Dev. Child Dev. 2004. 75 (1): 84–95.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Келли Р.Дж., Эль-Шейх М. Взаимные отношения между сном детей и их приспособление с течением времени. Dev Psychol. 2014; 50 (4): 1137–47.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 21.

    Робертс RE, Duong HT. Предполагаемая связь между недосыпанием и депрессией среди подростков. Спать. 2014; 37 (2): 239–44.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 22.

    Roberts RE, Roberts CR, Duong HT. Бессонница в подростковом возрасте: проспективные данные о недосыпании, здоровье и функционировании. J Adolesc. 2009. 32 (5): 1045–57.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 23.

    Кэрнс, KE, Yap MBH, Pilkington PD, Jorm AF. Факторы риска и защитные факторы депрессии, которые подростки могут изменить: систематический обзор и метаанализ лонгитюдных исследований. J влияет на Disord. 2014; 169: 61–75.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 24.

    Шварц Дж., Грэхем Р. Б., Ричардсон К. Г., Околи СТ, Струик Л. Л., Ботторфф Дж. Л.. Исследование воздействия вторичного сигаретного дыма и поведения избегания среди девочек-подростков в Канаде.BMC Public Health. 2014; 14 (1): 468.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Радлов Л.С. Шкала CES-D: шкала самооценки депрессии для исследования среди населения в целом. Appl Psychol Meas. 1977; 1 (3): 385–401.

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Chabrol H, Montovany A, Chouicha K, Duconge E. Исследование CES-D на выборке из 1953 студентов-подростков.Энсефаль. 2002. 28 (5 Pt 1): 429–32.

    PubMed CAS Google ученый

  • 27.

    Хиршковиц М., Уитон К., Альберт С.М., Алесси К., Бруни О., ДонКарлос Л. и др. Рекомендации по продолжительности сна Национального фонда сна: методология и сводка результатов. Сон исцеляет. 2015; 1 (1): 40–3.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    Sterne JAC, White IR, Carlin JB, Spratt M, Royston P, Kenward MG, et al.Множественное вменение недостающих данных в эпидемиологических и клинических исследованиях: потенциал и подводные камни. BMJ. 2009; 338: b2393.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29.

    Dong Y, C-YJ P. Принципиальные методы недостающих данных для исследователей. Springerplus. 2013; 2: 222.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 30.

    Graham JW.Недостающие данные: анализ и дизайн. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Спрингер; 2012.

    Google ученый

  • 31.

    Graham JW, Olchowski AE, Gilreath TD. Сколько вменений действительно необходимо? Некоторые практические разъяснения теории множественного вменения. Prev Sci. 2007. 8 (3): 206–13.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 32.

    Little RJA. Тест на полное случайное отсутствие для многомерных данных с пропущенными значениями тест на полное случайное отсутствие для многомерных данных с пропущенными значениями.J Am Stat Assoc. 1988. 83 (404): 1198–202.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Carskadon MA, Acebo C. Самостоятельная шкала оценки пубертатного развития. J Здоровье подростков. 1993; 14: 190–5.

    Артикул PubMed CAS Google ученый

  • 34.

    Lovato N, Short MA, Micic G, Hiller RM, Gradisar M. Исследование продольной взаимосвязи между сном и депрессивным настроением у развивающихся подростков.Nat Sci Sleep. 2017; 9: 3–10.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 35.

    Galvão M de OL, Sinigaglia-Coimbra R, Kawakami SE, Tufik S, Suchecki D. Парадоксальное лишение сна активирует ядра гипоталамуса, которые регулируют прием пищи и реакцию на стресс. Психонейроэндокринология. 2009. 34 (8): 1176–83.

    Артикул CAS Google ученый

  • 36.

    Handa RJ, Burgess LH, Kerr JE, J a O’K. Рецепторы гонадных стероидных гормонов и половые различия в гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси. Horm Behav. 1994; 28: 464–76.

    Артикул PubMed CAS Google ученый

  • 37.

    Кейси Б.Дж., Джонс Р.М., Хейр Т.А. Подростковый мозг. Ann N Y Acad Sci. 2008; 1124: 111–26.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 38.

    Карлтон Р.Н., Тибодо М.А., Тил М.Дж., Уэлч П.Г., Абрамс М.П., ​​Робинсон Т. и др. Шкала депрессии Центра эпидемиологических исследований: обзор с теоретическим и эмпирическим исследованием содержания заданий и факторной структуры. PLoS One. 2013; 8 (3): e58067. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0058067.

  • 39.

    Gangwisch JE, Babiss LA, Malaspina D, Turner JB, Zammit GK, Posner K. Ранее родители устанавливали время отхода ко сну как защитный фактор от депрессии и суицидальных мыслей. Спать.2010. 33 (1): 97–106.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Barnes JC, Meldrum RC. Влияние продолжительности сна на развитие подростков: генетически обоснованный анализ идентичных пар близнецов. J Youth Adolesc. 2014. 44 (2): 489–506.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 41.

    Смит А., Стюарт Д., Пун С., Пелед М., Сэуик Е., Общество Центра Маккрири.От Гастингс-стрит до Хайда-Гвайи: Провинциальные результаты 2013 года. Ванкувер, Британская Колумбия: Исследование здоровья подростков Британской Колумбии; 2014.

    Google ученый

  • 42.

    Люстиг К.А., Стоукли Е.М., Макдональд К.Дж., Джениоле С.Н., Маккормик С.М., Кот К. Половые гормоны играют роль в уязвимости к потере сна при обработке эмоций. Циркадный ритм сна Neurobiol. 2017; epub перед печатью

  • 43.

    Wheaton AG, Chapman D, Croft JB. Время начала занятий в школе, сон, поведение, здоровье и академические результаты: обзор литературы.J Sch Health. 2016; 86 (5): 363–81.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • Несправедливость в физическом воспитании: пол и восприятие лишений в классах и поддержка учителей

  • J.S. Адамс (1965) Неравенство в социальном обмене Л. Берковиц (Ред.) Успехи экспериментальной социальной психологии Академическая пресса Нью-Йорк 267–297

    Google ученый

  • С.М. Бачен М.М. Маклафлин SS. Гарсия (1999) Статья НазваниеОценка роли пола в оценке факультета студентами колледжей Коммуникационное образование 48 193–210 Вхождение Ручка 10.1080/03634529

    9169

    Артикул Google ученый

  • S.A. Basow (1995) ArticleTitle Оценка профессоров колледжей студентами: когда гендер имеет значение Журнал педагогической психологии 87 656–665 Вхождение Ручка 10.1037 / 0022-0663.87.4.656

    Артикул Google ученый

  • S.L. Bem (1974) Статья НазваниеИзмерение психологической андрогинности Журнал консалтинговой и клинической психологии 42 155–162 Вхождение Ручка 10.1037 / ч0036215

    Артикул Google ученый

  • S.L. Bem Э. Ленни (1976) СтатьяНазваниеСекс-типаж и недопущение кросс-полового поведения Журнал личности и социальной психологии 33 48–54 Вхождение Ручка 10.1037 / ч0078640

    Артикул Google ученый

  • S.L. Bem W. Мартина С. Watson (1976) ArticleTitleСекс-типирование и андрогинность: дальнейшие исследования в области экспрессивности Журнал личности и социальной психологии 34 1016–1023 Вхождение Ручка 10.1037 / 0022-3514.34.5.1016

    Артикул Google ученый

  • Брофи Дж. (1998). Достижения в исследованиях в области преподавания: ожидания учителей и студентов. Vol. 7. Гринвич, Коннектикут: JAI Press.

  • J.S. Брунер (1996) Культура воспитания Издательство Гарвардского университета Кембридж, Массачусетс

    Google ученый

  • А.М. Cauce С. Мейсон Н. Gonzales Ю. Хирага ГРАММ. Лю (1994) Социальная поддержка в подростковом возрасте: методологические и теоретические соображения Ф.Nestmann К. Hurrelmann (Ред.) Социальные сети и социальная поддержка в детстве и юности Вальтер де Грюйтер Берлин / Нью-Йорк 89–108

    Google ученый

  • Дж.-П. Cleuziou (2000) L’analyse des menus et des notes (Анализ таблиц и оценок PE) Б. Дэйвид (Ред.) Обучение телосложению и спорту La Certification au baccalauréat INRP Париж 77–124

    Google ученый

  • Дж.Д. Коэльо (2000) ArticleTitle Восприятие студентами физического воспитания в обязательной программе колледжа Журнал преподавания физического воспитания 19 IssueID2 1–24

    Google ученый

  • С.Colwell (1999) СтатьяTitleФеминизмы и образная социология: вклад в понимание спорта, физического воспитания и пола / гендера Европейский обзор физического воспитания 5 IssueID3 219–240 Вхождение Ручка 10.1177 / 1356336X9

  • 004

    Артикул Google ученый

  • К.С. повар К.А. Hegtvedt (1983) Статья НазваниеРаспределительная справедливость, равноправие и равенство Годовой обзор социологии 9 217–241 Вхождение Ручка 10.1146 / annurev.so.09.080183.001245

    Артикул Google ученый

  • С.Couchot-Schiex Б. Троттин (2005) Enseignants взаимодействий — élèves en EPS: changes en fonction du sexe et du genre (Взаимодействие учителя и ученика в физкультуре: вариации в зависимости от пола и гендерной самооценки) ГРАММ. Cogérino (Ред.) Filles et garçons en EPS Revue EPS Париж 163–179

    Google ученый

  • С.Э. Катрона В. Коул Н. Коланджело С.Г. Assouline Д.В. Рассел (1994) ArticleTitleПолученная родительская социальная поддержка и академическая успеваемость.Перспектива теории привязанности Журнал личности и социальной психологии 66 IssueID2 369–378 Вхождение Ручка 10.1037 / 0022-3514.66.2.369

    Артикул Google ученый

  • Ю. Дар Н.Реш (2001) ArticleTitleИзучение многогранной структуры чувства обездоленности Европейский журнал социальной психологии 32 63–81 Вхождение Ручка 10.1002 / ejsp.32

    Артикул Google ученый

  • Ю.Дар Н. Реш (2003) ArticleTitleНедостаток общества и чувство обездоленности учащихся в социально интегрированных школах Израиля Исследования социальной справедливости 16 109–133 Вхождение Ручка 10.1023 / A: 1024248003808

    Артикул Google ученый

  • Б.Дротик Дж. Кларк (1988) СтатьяНазваниеСуществование в школах: новый взгляд Обзор образования 40 IssueID1 41–49

    Google ученый

  • А.Дэвисс С. Louveau (1998) Спорт, школа, общество: различия полов ( Спорт, школа, общество: гендерные различия ) L’Harmattan Париж

    Google ученый

  • М. Deutsch (1985) Справедливое распределение благ Издательство Йельского университета Нью-Хейвен, Коннектикут

    Google ученый

  • М.Deutsch J.M. Steil (1988) СтатьяTitle Пробуждение чувства несправедливости Исследования социальной справедливости 2 3–23 Вхождение Ручка 10.1007 / BF01052297

    Артикул Google ученый

  • Ф.Dubet М. Дуру-Беллат (2004) ArticleTitleQu’est ce qu’une école juste? (Что такое просто школа?) Revue Françse de Pédagogie 146 105–114

    Google ученый

  • Э.Ф. Дубов Дж. Тисак Д. Causey А. Гришко G.J. Рид (1991) Название статьиДвухлетнее лонгитюдное исследование стрессовых жизненных событий, социальной поддержки и навыков решения социальных проблем: вклад в адаптацию детей к поведению и учебе Развитие ребенка 62 588–599 Вхождение Ручка 10.2307/1131133

    Артикул Google ученый

  • Дж. Даффи К. Уоррен М. Уолш (2001) Взаимодействие в классе: пол учителя, пол ученика и предмет в классе Секс-роли 45 IssueID9–10 579–593 Вхождение Ручка 10.1023 / А: 1014892408105

    Артикул Google ученый

  • М. Дуру-Беллат (1990) L’école des filles: формирование quelle для quels rôles sociaux? (Школа для девочек: какое образование, для каких социальных ролей?) L’Harmattan Париж

    Google ученый

  • А.ЧАС. Игли С. Чайкен (1993) Психология отношений Харкорт Брейс Джоанович Нью-Йорк

    Google ученый

  • Дж. Эйхингер Л.Дж. Heifetz С. Ingraham (1991) Ситуационные сдвиги в ориентации на социальные роли: корреляты удовлетворенности работой и выгорания среди женщин, получающих специальное образование Секс-роли 25 427–442 Вхождение Ручка 10.1007 / BF00292532

    Артикул Google ученый

  • Дж.Эйхингер (2000) ArticleTitle Стресс и удовлетворение работой учителей специального образования: влияние гендерной и социальной ролевой ориентации Международный журнал инвалидности, развития и образования 47 IssueID4 397–412

    Google ученый

  • А.Flintoff (1997) Гендерные отношения в начальном педагогическом образовании по физическому воспитанию ГРАММ. Кларк Б. Humbserstone (Ред.) Исследование женщин в спорте Macmillan Press Лондон

    Google ученый

  • А.Flintoff С. Scraton (2001) ArticleTitleВступаете в активный досуг? Восприятие молодыми женщинами активного образа жизни и их опыт школьного физического воспитания Спорт, образование и общество 6 IssueID1 5–21 Вхождение Ручка 10.1080/13573320120033854

    Артикул Google ученый

  • П. Fontayne П. Сарразин Ж.-П. Famose (2000) СтатьяНазваниеИсточник сексуальных ролей Бема: проверка короткой версии для французских подростков Европейский обзор прикладной психологии 50 IssueID4 405–416

    Google ученый

  • Дж.Ганьон Д. Мартель С. Дюмон Дж. Гренье Дж. Пеллетье-Мерфи (2000) ArticleTitleLe pouvoir de l’élève sur l’élève sur l’agir de l’enseignant: un constat d’impuissance (Влияние учеников на действия учителя: наблюдение бессильных) Avante 6 34–47

    Google ученый

  • Дж.С. Grannis (1992) ArticleTitle Стресс, стресс и успеваемость учащихся в городской средней школе Журнал раннего отрочества 12 4–27

    Google ученый

  • С. Guimond Л.Дюбе-Симар (1983) СтатьяTitleТеория относительной депривации и националистическое движение Квебека: различие между познанием и эмоциями и проблема личностно-групповой депривации Журнал личности и социальной психологии 44 838–851 Вхождение Ручка 10.1037 / 0022-3514.44.3.526

    Артикул Google ученый

  • С.Л. Hafer Б.Л. Корри (1999) ArticleTitleMediators отношения убеждений в справедливом мире и эмоциональных реакций на негативные результаты Исследования социальной справедливости 12 189–204 Вхождение Ручка ручки 10.1023 / А: 1022144317302

    Артикул Google ученый

  • Дж.Hargreaves (1994) Женщины-спортивные: важнейшие проблемы истории и социологии женского спорта Рутледж Лондон

    Google ученый

  • G.C. Homans (1974) [1961]). Социальное поведение: его элементарные формы Харкорт Брейс Йованович Нью-Йорк

    Google ученый

  • П.Хамфрис Дж. Бергер (1981) СтатьяTitleТеоретические последствия формулировки характеристики статуса Американский журнал социологии 86 953–983 Вхождение Ручка 10.1086 / 227350

    Артикул Google ученый

  • ГРАММ.Jasso (1980) СтатьяНовая теория распределительной справедливости Американский социологический обзор 45 3–32 Вхождение Ручка 10.2307 / 2095239

    Артикул Google ученый

  • ГРАММ.Jasso (1996) ArticleTitleИзучение взаимосвязей между теоретической и эмпирической работой Социологические методы и исследования 24 253–303

    Google ученый

  • ГРАММ. Jasso (2000) СтатьяTitleТенденции опыта несправедливости: индексы справедливости в отношении заработков в шести обществах, 1991–1996 гг. Исследования социальной справедливости 13 IssueID2 101–121 Вхождение Ручка 10.1023 / А: 1007593706201

    Артикул Google ученый

  • Lentillon, V. Cogérino, G. (2003). Pratiques des jeunes en milieu scolaire et inégalités sexuées (Спортивная практика молодых людей в школе и гендерное неравенство). Chronique Féminine, 83–85 , 46–49.

  • В. Лентильон (2005) Привилегия, справедливость, неотвратимость: различия в восприятии в соответствии с принципами жизни и окружающей среды? (Депривация, справедливость, неравенство: различаются ли взгляды девочек и мальчиков на уровне оценок и поддержки, полученных в физкультуре?) ГРАММ.Cogérino (Ред.) Filles et garçons en EPS Эд. Revue EPS Париж 181–197

    Google ученый

  • M.J. Лернер (1987) Статья НазваниеИнтеграция социальных и психологических правил предоставления прав Исследования социальной справедливости 1 107–125 Вхождение Ручка 10.1007 / BF01049386

    Артикул Google ученый

  • Б. Марковский (1985) СтатьяНазваниеК теории многоуровневого распределительного правосудия Американский социологический обзор 50 822–839 Вхождение Ручка 10.2307/2095506

    Артикул Google ученый

  • С.П. Маршалл J.D. Смит (1987) ArticleTitleSex различия в изучении математики: продольное исследование с анализом заданий и ошибок Журнал педагогической психологии 79 372–383 Вхождение Ручка 10.1037 / 0022-0663.79.4.372

    Артикул Google ученый

  • Д. Мартель Дж. Ганьон М. Tousignant (2002) СтатьяTitleМнение учителей физкультуры на несправедливость в гимназии Avante 8 IssueID1 55–68

    Google ученый

  • М.А. Месснер (1998) Отрочество, организованный спорт и формирование мужественности РС. Киммел М.А. Месснер (Ред.) Жизни мужчин Аллин и Бэкон Бостон 109–121

    Google ученый

  • М.А. Месснер Д.Ф. Сабо (1990) Спорт, мужчины и гендерный порядок: критические феминистские взгляды Книги по кинетике человека Шампейн, Иллинойс

    Google ученый

  • MJS / INSEP (2002). Les pratiques sportives en France (Спортивные практики во Франции) .Пэрис: Ред. INSEP.

  • Н. Москони (1994) Femmes et savoir. La société, l’école et la Division des savoirs (Женщины и знания. Общество, школа и разделение знаний) Париж L’Harmattan

    Google ученый

  • Дж.М. Олсон М.П. Занна (1993) Статья НазваниеОтношение и изменение отношения Ежегодный обзор психологии 44 117–154 Вхождение Ручка 10.1146 / annurev.ps.44.020193.001001

    Артикул Google ученый

  • ГРАММ.Петта Я. Уокер (1992) СтатьяНазваниеОтносительная депривация и этническая принадлежность Британский журнал социальной психологии 31 285–93

    Google ученый

  • М.-F. Пичевин М.-К. Hurtig (1995) Система категорий пола: две асимметрично обработанные социальные категории Л. Амансио С. Ногейра (Ред.) Гендер, менеджмент и наука Эд.Universidade do Minho Брага, Португалия 13–31

    Google ученый

  • Н. Реш (1999) СтатьяНазваниеНесправедливость в школах: восприятие лишений и состав класса Социальная психология образования 3 103–126 Вхождение Ручка 10.1023 / А: 1009675715255

    Артикул Google ученый

  • Р.В. Робинсон (1983) СтатьяTitleОбъяснение представлений о классовом и расовом неравенстве в Англии и Соединенных Штатах Америки Британский социологический журнал 34 344–366

    Google ученый

  • А.М. Райан ЧАС. Патрик (2001) ArticleTitleСоциальная среда в классе и изменения в мотивации и вовлеченности подростков в средней школе Американский журнал исследований в области образования 38 IssueID2 437–460

    Google ученый

  • С.Саббаг (2002) Статья НазваниеТаксономия нормативных и эмпирически ориентированных теорий распределительной справедливости Исследования социальной справедливости 14 IssueID3 237–263 Вхождение Ручка ручки 10.1023 / А: 1014315923278

    Артикул Google ученый

  • С.Саббаг Р. Фахер-Аладин Н. Реш (2004) ArticleTitleОценка распределения оценок: сравнение студентов-евреев и друзов в Израиле Социальная психология образования 7 313–338 Вхождение Ручка 10.1023 / B: SPOE.0000037547.11163.36

    Артикул Google ученый

  • М. Садкер Д. Садкер (1986) СтатьяНазваниеСуществование в классе: от начальной школы до аспирантуры Дельта Пхи Каппа 67 IssueID7 512–515

    Google ученый

  • Н.Самдал К. Wold (1998) ArticleTitleДостижение целей в области здравоохранения и образования в школах: исследование важности школьного климата и удовлетворенности учащихся школой Исследования в области санитарного просвещения 13 383–397

    Google ученый

  • С.Scraton (1990) Пол и физическое воспитание Издательство Университета Дикина Виктория

    Google ученый

  • С. Scraton К. Голодание ГРАММ.Пфистер А. Bunuel (1999) ArticleTitleЭто все еще мужская игра? Международное обозрение по социологии спорта 34 99–112

    Google ученый

  • Дж.Шропшир Б. Кэролл С. Yim (1997) ArticleTitleОтношение детей младшего школьного возраста к физическому воспитанию: гендерные различия Европейский журнал физического воспитания 2 23–38

    Google ученый

  • Д.Spender (1982) Невидимые женщины, школьный скандал Писательско-издательское кооперативное общество ооо Лондон

    Google ученый

  • СМ. Спрей S.J.H. Биддл Р.Ф. Кеннет (1999) ArticleTitleЦели достижения, представления о причинах успеха и эмоции, о которых сообщается в процессе физического воспитания после 16 лет Журнал спортивных наук 17 213–219 Вхождение Ручка 10.1080 / 026404199366118

    Артикул Google ученый

  • М.Стоуэлл (2004) Статья НазваниеРавенство, справедливость и стандарты: принятие решений по оценке в высшем образовании Оценка и оценка в высшем образовании 29 IssueID4 495–510 Вхождение Ручка 10.1080 / 02602930310001689055

    Артикул Google ученый

  • М.Субираты С. Брюллет (1998) ArticleTitleLe sexisme dans l’enseignement primaire: взаимодействия verbales dans les classes en Catalogne (Сексизм в начальной школе: вербальные взаимодействия в классах в Каталонии) Recherches Féministes 1 IssueID1 47–59

    Google ученый

  • ЧАС.Тайфель (1984) Социальное измерение Издательство Кембриджского университета Кембридж

    Google ученый

  • Ж.-П. Terrail (1997) La scolarisation de la France, critique de l’état des lieux (Обучение во Франции, обзор инвентаря) La Dispute Париж

    Google ученый

  • К.Ю. Торнблом (1992) Социальная психология распределительной справедливости К. Шерер (Ред.) Правосудие: междисциплинарные перспективы Издательство Кембриджского университета Кембридж

    Google ученый

  • Т.Торсхайм Б. Wold О. Самдал (2000) Статья Название Шкала поддержки учителей и одноклассников: факторная структура, надежность и валидность повторных тестов на выборках 13- и 15-летних подростков Международная школа психологии 21 IssueID2 195–212

    Google ученый

  • К.Дж. Трю Д. Скалли J.M. Кремер С. Огл (1999) СтатьяЗаголовокСпорт, досуг и предполагаемая самодостаточность подростков мужского и женского пола Европейский обзор физического воспитания 5 IssueID1 53–73

    Google ученый

  • Р.Дж. Валлеран U. Hess (2000) Méthodes de Recherche en Psychologie (Методы исследования в психологии) Гаэтан Морин Париж

    Google ученый

  • С. Виньерон (2005) Une невероятный réussite des filles en EPS: l’exemple des sports collectifs (Невероятный успех девочек в физкультуре: пример коллективного спорта. ГРАММ.Cogérino (Ред.) Filles et garcons en EPS Эд Ревю EPS Париж 125–162

    Google ученый

  • М. Моложе М. Уоррингтон (1996) СтатьяTitleРазличная успеваемость девочек и мальчиков на GCSE: некоторые наблюдения с точки зрения одной школы Британский журнал социологии образования 17 IssueID3 299–314

    Google ученый

  • Я.Waddington Д. Малькольм Дж. Кобб (1998) СтатьяНазваниеСтереотипы пола и физическое воспитание Европейский обзор физического воспитания 4 IssueID1 34–46

    Google ученый

  • Э.Walster Г. В. Walster Э. Бершайд (1978) Справедливость: теория и исследования Аллин и Бэкон Бостон

    Google ученый

  • К.Р. Вентцель (1998) ArticleTitleСоциальные отношения и мотивация в средней школе: роль родителей, учителей и сверстников Журнал педагогической психологии 90 IssueID2 202–209 Вхождение Ручка 10.1037 / 0022-0663.90.2.202

    Артикул Google ученый

  • А.Уильямс (1993) Кого волнуют девушки? Равенство, физическое воспитание и младший школьник Дж. Эванс (Ред.) Равенство, образование и физическое воспитание Фалмер Пресс Лондон 125–138

    Google ученый

  • Инструмент 5: Места лишения свободы и пола

    Описание

    Этот инструмент является частью инструментария DCAF, ОБСЕ / БДИПЧ, ООН-женщины по гендерным вопросам и безопасности.

    Учет гендерной проблематики важен в тюрьмах и других местах лишения свободы для обеспечения удовлетворения различных потребностей различных групп людей. В частности, работа с женщинами и девочками, мужчинами и мальчиками и трансгендерами требует разных подходов.

    В этом пособии отражены новые и появляющиеся передовые методы учета гендерной проблематики в местах лишения свободы, как были достигнуты успехи в повышении гендерного равенства, а также сохраняющиеся проблемы.

    Основываясь на передовой мировой практике, Инструмент исследует девять ключевых особенностей мест лишения свободы, которые способствуют гендерному равенству и учитывают гендерный аспект:

    • Объединенное признание того, что пол имеет значение.

    • Активно продвигается позитивная институциональная среда, основанная на безопасности, уважении и достоинстве.

    • Гендерная перспектива интегрирована на всех уровнях и во все доступные возможности обучения.

    • Люди распределяются по категориям и размещаются в безопасных местах.

    • Политика, практика и программы способствуют развитию здоровых связей с детьми, членами семьи, близкими людьми и обществом.

    • Предлагается комплексная, комплексная и соответствующая культуре медицинская помощь в области физического и психического здоровья.

    • Равные возможности для улучшения социально-экономического статуса достигаются с помощью стратегий, учитывающих гендерные аспекты.

    • Действует система комплексных и совместных общественных услуг и надзора.

    • Гендерная перспектива интегрирована в надзор и оценку посредством регулярных и репрезентативных внутренних и внешних проверок.

    Инструмент предоставляет руководство по продвижению действий на уровне следующих трех ключевых заинтересованных сторон, включая контрольный список институциональной самооценки:

    1. Лица, определяющие политику на национальном / государственном уровне: те, кто может определять и реформировать политическую повестку дня.

    2. Институциональные операции и руководство: те, кто может проводить прямые реформы в местах лишения свободы.

    3. Гражданское общество: подчеркивание того, что партнерство с гражданским обществом является важным фактором в достижении долгосрочных и устойчивых реформ.

    редакторов

    Грациэлла Павоне, ОБСЕ / БДИПЧ

    Исследование женской депривации: как выявить гендерный аспект бедности

    Исследование женской депривации: как выявить гендерный аспект бедности

    Авторы

    Дата публикации

    2001

    Аннотация

    Целью данной статьи является обсуждение некоторых основных концептуальных и методологических вопросов, которые необходимо решить, если мы хотим исследовать бедность с учетом гендерных аспектов.Взаимосвязь между женщинами и бедностью сложна, и поэтому ее очень трудно выявить. Непропорциональная уязвимость женщин возникает из-за взаимодействия неблагоприятных экономических условий на рынке труда, в домашних условиях и в системах социального обеспечения. Возникающая сейчас методологическая проблема заключается в том, «как мы можем выявить гендерный аспект бедности?» Мой ответ таков, что требуются как новая и более подходящая теоретическая парадигма, так и новая методология. Невозможно понять женскую бедность и бороться с ней, используя парадигмы и методологические инструменты, основанные на представлении о том, что бедность является гендерно-нейтральным явлением.В частности, необходимо пролить свет на различные механизмы бедности женщин и показать решающую роль, которую играет неравенство в распределении ресурсов внутри семьи в формировании благосостояния женщин. Таким образом, необходимы лонгитюдные данные, поскольку они могут эффективно оценивать параметры динамических процессов в социальных науках. Более того, необходимы конкретные методологические выборы и полная методологическая осведомленность: необходим способ размещения людей в домохозяйствах.Наконец, требуется более высокое качество данных и большая сопоставимость данных. [АННОТАЦИЯ ОТ АВТОРА]

    Опубликовано в

    Международный журнал методологии социальных исследований

    Объем

    4 (2): 101-118

    DOI

    http://dx.doi.org/10.1080/13645570010014300

    Субъекты

    Социальные группы, бедность и исследования

    Ссылки

    http://serlib0.essex.ac.uk/record=b1599310~S5

    Банкноты

    серийная последовательность — артикул индексированный

    # 512368

    Журнал исследований силы и кондиционирования

    Romdhani, M, Hammouda, O, Smari, K, Chaabouni, Y, Mahdouani, K, Driss, T, и Souissi, N.Полное недосыпание и восстановительный сон влияют на суточные колебания показателей ловкости: гендерные различия. J Strength Cond Res 35 (1): 132–140, 2021 — Это исследование было направлено на изучение влияния времени суток, 24 и 36 часов полного лишения сна (TSD) и восстановительного сна (RS) на выступления на многократной ловкости. Двадцать два студента физического воспитания (11 юношей и 11 девушек) прошли 5 повторных сессий модифицированного Т-теста на ловкость (RMAT) (т. Е. 2 ​​после нормального ночного сна [NSN] [в 07:00 и 17:00], 2 после TSD [в 07:00, т.е., 24-часовой TSD и в 17:00 часов, то есть 36-часовой TSD], и 1 после RS в 17:00 часов). Индекс RMAT уменьшался с утра до полудня после NSN ( p <0,05, d = 1,05; p <0,01, d = 0,73) и после TSD ( p <0,001, d = 0,92; d = 1,08), соответственно, для общего времени (TT) и времени пика (PT). Этот результат указывает на суточные колебания повторяющейся ловкости, которая сохранялась после TSD. Однако суточное увеличение PT было менее выражено в группе женщин после NSN (2.98 против 6,24%). Более того, TT и PT увеличились, соответственно, после 24-часового TSD ( p <0,001; d = 0,84, d = 0,87) и 36-часового TSD ( p <0,001, d = 1,12 ; p <0,01, d = 0,65). 24-часовой TSD меньше влиял на PT женщин (1,76 против 6,81%) по сравнению с PT мужчин. После 36-часового TSD степень снижения не различалась между группами, что увеличивало суточную амплитуду PT только для мужчин.Полное лишение сна подавляло суточное повышение ПВ и увеличивало суточную амплитуду оральной температуры только у женщин. Тем не менее, RS нормализовал нарушение работоспособности, вызванное отсутствием сна. В конечном итоге потеря сна и RS по-разному влияют на способность мужчин и женщин к повторной ловкости в течение дня. Продление сна после депривации могло иметь мощный восстанавливающий эффект на повторяющиеся показатели ловкости, и женщины могли извлечь большую пользу.

    Гендерное неравенство в многомерной депривации благосостояния в Западной Африке: пример Буркина-Фасо и Того

    Важность гендерного равенства отражена не только в Целях развития тысячелетия (ЦРТ), но и в Плане действий Всемирного банка по гендерным вопросам, принятом в 2007 году. а также в других договорах и действиях, предпринимаемых на региональном и международном уровнях.

    В отличие от других исследований гендерной бедности, которые в основном основаны на денежном измерении, настоящее исследование использует метод подсчета для изучения гендерных проблем в Буркина-Фасо и Того с использованием обследований домашних хозяйств, EICVM (2009/2010) и CWIQ (2011), соответственно. Сосредоточившись на шести измерениях (жилье, основные коммунальные услуги, активы, образование, занятость и доступ к кредитам), в основном признанные в качестве целей ЦРТ, основные результаты исследования показывают, что в целом люди в Буркина-Фасо больше всего не получают образования, тогда как обратное Ситуация верна в Того.

    Основные выводы:

    • Гендерное неравенство наблюдается во всех. Ситуация также отличается региональными диспропорциями. Более того, оценка размерных вкладов показывает разные модели для каждой страны. Хотя занятость оказывается основным фактором гендерного неравенства в Буркина-Фасо, три аспекта (активы, доступ к кредитам и занятость) вместе составляют большую часть общего вклада в гендерное неравенство в Того. Существует также положительная корреляция между многомерными лишениями и возрастом женщин в Буркина-Фасо, тогда как в Того оба показателя, по-видимому, не коррелируют.
    • С гендерным неравенством следует бороться не только из соображений справедливости, но и с целью повышения экономической эффективности для лучшего достижения результатов в области развития. Подобно нескольким исследованиям, основанным на денежном измерении бедности, это исследование, которое больше сосредоточено на многомерных лишениях, показывает, что гендерное неравенство в бедности существует в Буркина-Фасо и Того.
    • Кроме того, анализ подтверждает, что степень неравенства может отличаться от страны к стране.Региональные различия также отмечаются в обеих странах. Более того, из этого анализа ясно, что источники неравенства различны. Фактически, неравенство в образовании и занятости в значительной степени объясняет гендерное неравенство в Буркина-Фасо, в то время как в Того главными источниками являются активы, доступ к кредитам и занятость.
    • Однако есть один нюанс при сравнении стран. Выборки лиц, отобранных для двух стран, не обязательно допускают сравнение. Фактически, выборка Буркина-Фасо включает всех лиц в возрасте от 15 до 64 лет, а выборка Того из-за отсутствия информации состоит только из глав домохозяйств и их супругов из той же возрастной группы.Кроме того, некоторые определения определенных параметров, таких как занятость и доступ к кредитам, несколько отличаются, в то время как использование MCA для оценки индексов жилья, активов и основных коммунальных услуг создает еще одну проблему несопоставимости.
    • Хотя измерение многомерной бедности некоторыми критикуется за слабую теоретическую основу и присущие проблемы агрегирования, этот подход кажется все более полезным и даже важным при оценке бедности, включая гендерный анализ.Меры бедности, основанные на доходе или потреблении, остаются критически важными, но их недостаточно для отражения многомерных аспектов бедности, особенно в бедных странах. Поэтому было бы разумно усилить теоретические и эмпирические основы использования такого многомерного подхода. Мера, предложенная Алкиром и Фостером (2007, 2011), интересна своей простотой и соответствием нескольким желаемым свойствам. Для выбора размеров и их веса может оказаться целесообразным принять согласованный подход с участием заинтересованных сторон во всем мире.Уже сейчас ЦРТ являются хорошей отправной точкой для достижения такого консенсуса.

    Индивидуальная мера депривации

    Индивидуальная мера депривации (IDM) — это новая мера многомерной бедности на индивидуальном уровне, учитывающая гендерные аспекты. Он измеряет депривацию по 15 ключевым аспектам жизни, позволяя увидеть, кто беден, в каком смысле и в какой степени. Каждое из 15 измерений основано на совместном исследовании с участием более 3000 человек в шести странах, имевших жизненный опыт бедности.

    IDM помогает преодолеть текущие ограничения данных о бедности, опускаясь ниже уровня домохозяйства, чтобы обеспечить оценку депривации на индивидуальном уровне. Измерение бедности на индивидуальном уровне создает более полную картину глобального неравенства — эксперты предполагают, что 1/3 всего неравенства существует внутри домохозяйств, но наше понимание этой депривации ограничено из-за отсутствия данных.

    IDM учитывает гендерные аспекты, его можно разбить по полу по 15 измерениям жизни, включая некоторые из них, особенно важные для выявления гендерного неравенства, такие как голос в обществе и использование времени.Это также интерсекционально. Собирая данные на индивидуальном уровне по 15 параметрам, IDM позволяет увидеть, как перекрывающиеся лишения могут усугубить бедность.

    В настоящее время Австралийский национальный университет (ANU) и Международное агентство по развитию женщин (IWDA) работают в партнерстве при стратегическом финансировании со стороны правительства Австралии через Министерство иностранных дел и торговли (DFAT), чтобы подготовить меры для глобальное использование к 2020 г.

    Приоритеты в качестве партнера Глобального партнерства по устойчивому развитию. Данные

    Цели в области устойчивого развития (ЦУР) отражают всеобъемлющую, согласованную на глобальном уровне и универсальную повестку дня для людей и планеты, включающую 17 целей, 169 задач и 230 показателей.Многие из этих показателей являются мерой на уровне населения. IDM — это дополнительный инструмент, способствующий достижению ЦУР.

    Индивидуальное измерение многомерной депривации с учетом гендерных аспектов имеет решающее значение для отслеживания глобального прогресса в достижении ЦУР и понимания того, как этот прогресс влияет на результаты для отдельных людей. Это также жизненно важно для направления инвестиций для достижения целей таким образом, чтобы никого не оставить позади.

    IDM собирает данные, относящиеся к оценке прогресса в достижении 11 из 17 целей в области устойчивого развития.В некоторых случаях ряд различных показателей IDM вносит данные, относящиеся к одному показателю ЦУР (например, доступность основных услуг). IDM также может предоставлять дезагрегированные данные по ряду показателей ЦУР, где в настоящее время это не требуется. Возможность дезагрегировать данные, в том числе по полу и местонахождению, является ключом к пониманию того, на чем сосредоточить наши усилия для внимания и изменений.

    53 из 230 показателей ЦУР связаны с гендерными аспектами. По состоянию на декабрь 2017 года 75% этих гендерных показателей не имеют установленной методологии / стандартов для сбора данных или имеют ограниченную доступность.IDM может предоставить данные, относящиеся к 25% из 53 гендерных показателей. Без данных на индивидуальном уровне мы упускаем важные детали об особых потребностях людей, живущих в бедности или подверженных риску бедности. Заполняя пробелы в гендерных данных и собирая информацию, которая помогает нам увидеть, что нужно изменить для разных женщин и мужчин, политики могут нацеливать программы и расходы там, где они больше всего необходимы, обеспечивая выполнение повестки дня на период до 2030 года.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *