Интеллект что это означает: ИНТЕЛЛЕКТ — это… Что такое ИНТЕЛЛЕКТ?

Содержание

ИНТЕЛЛЕКТ — это… Что такое ИНТЕЛЛЕКТ?

(от лат. intellectus – разумение, познание). В истории философии понятие И. встречается гл. обр. в идеалистич. системах для обозначения «чистой», активной силы мышления, принципиально отличающейся своим творч. характером от пассивных чувственных форм познания. Эта сила, или способность, трактовалась как исключит. особенность, характеризующая разумное существо, человека. В идеалистич. системах психологии И. как особая разумная способность обычно противопоставлялся двум другим силам души – чувству и воле. В домарксистской философии проблема И. играла важную роль, поскольку с понятием И. связывались сущность и специфика человека. Диалектич. материализм не выделяет И. как гносеологич. категорию, отличную от понятия мышления. Им было доказано, что мышление не является некоей изначальной способностью души, а есть функция мозга, к-рая возникла и развилась в результате формирующего воздействия на человека общественно-трудовой деятельности. В свете этой теории получили объяснение происхождение и развитие способности мышления. Тем самым мышление потеряло признак исключительности, к-рым его наделила историко-философская и психологич. традиция и к-рый получил отражение в содержании понятия И. В ходе преодоления идеалистич. трактовки мышления диалектич. материализм фактически перестал пользоваться термином «И.» как особым понятием. Классики марксизма в филос. произведениях, посвященных вопросам теории и истории познания и мышления, термин «И.» не употребляют. Поскольку в марксистской лит-ре встречается это слово, оно употребляется как синоним понятия мышление. В др.-греч. философии понятию И. ближе всего отвечает термин νοῦς (см. Нус), в идеалистич. интерпретации Платона и нек-рых последующих философов. Согласно Платону, нус – это то, что отличает человеч. душу от животной. Платон различает в душе человека интеллектуальную способность, направленную на понятийное содержание вещей (к-рым они причастны к идеям), и чувственное восприятие. Нус (И.), по Платону, является творч. началом, надындивидуальным по природе, приобщающим человека к божеств. миру. Это воззрение в принципе разделяет и Аристотель, расходясь с Платоном в толковании источника и характера понятийного содержания вещей. Последнему в философии Аристотеля отвечают формы, к-рые воспринимаются «пассивным» И. (νοῦς παϑητικός). Этот И. – преходящий, смертный. Но человеч. душе свойствен также «активный» И. (νοῦς ποιητικός) – духовная сила осуществления форм, сила мышления, актуализирующая мысли «пассивного» И. (см. «О душе» III, 5). Эти актуализирующие качества «активного» И. сближают его с энтелехией и поэтому являются в абсолютном выражении определением бога. «Активный» И. – непреходящее, бессмертное начало человеч. души. В концепциях И. у Платона и Аристотеля обнаруживается понимание в идеалистически превратном виде того факта, что идеальное как отражение всеобщего есть результат не созерцания, а специфически человеч. деятельности. Поэтому для них И. есть сила, определяющая человека. Рассматривая силу знания как силу творения, Платон и Аристотель сформулировали основу идеалистич. понимания И., влияние к-рой ощутимо на всем протяжении развития идеализма. В неоплатонизме и гностицизме платоновская концепция И. была интерпретирована в мистич. духе учением об эманации, в к-ром И. рассматривался как первая ступень нисхождения (истечения) мира из единого, «неизреченного» начала. И. есть средоточие сверхчувств. идей – действующих сил «истинного бытия» (Плотин, Василид). В ср.-век. философии понятие И. занимает одно из центр. мест. Это объясняется тем, что идеалистич. учение о творящей силе разума в церк. философии получает буквальное, теологич. истолкование. Концепция И. в философии средних веков проходит три этапа развития. У арабов (Ибн Сина, Ибн Рошд) и в ранней схоластике (Иоанн Скот Эриугена, Ансельм Кентерберийский) понятие И. строится под явным влиянием неоплатонич. учения об эманации божеств. И. в мир вещей. Для периода расцвета схоластики (12–13 вв.) характерны отказ от теории эманации и обращение к теологически истолкованному учению Аристотеля о форме как энтелехии. В этом обнаруживается стремление ограничить значение И. в познании и подчинить его вере, откровению. Так, уже представители мистич. течения в католицизме Бернар Клервоский и Гуго Сен-Викторский противопоставляли познание посредством И. познанию посредством откровения как низшие и высшие виды познания. Во взглядах Гильома из Оверни (ум. 1249), Альберта фон Больштедта и Фомы Аквинского И. из общемирового начала превращается в способность души человека, а именно – в образ бога в душе. Своеобразие ср.-век. реализма в интерпретации Фомы Аквинского состоит в том, что общее как таковое, как «истина в боге», хотя и признается первичным, первой реальностью, но И. познает его не непосредственно, а через посредство познания общего (видовых понятий, форм) в вещах. Благодаря этому И. может переходить к дискурсивному (рассудочному) познанию. Наконец, поздняя схоластика вообще пришла к отрицанию реальности общих понятий и потому стала рассматривать И. уже только как пассивное познават. свойство души (Иоанн Дунс Скот). Поэтому И. был совершенно исключен как орган познания бога, к-рое целиком осталось за верой. В философии Возрождения и нового времени вопрос о природе И. был областью, в к-рой дольше всего держались представления, заимствованные из ср.-век. философии. Николай Кузанский рассматривал И. как наивысшую духовную силу, проникающую к сверхчувств. истинам и единству противоположностей, Дж. Бруно усматривал «первый И.» в идее «всего». Даже у родоначальника материализма нового времени Ф. Бэкона И. есть сила разумной души, к-рая, в отличие от чувственной души, не может быть предметом науч. познания, а относится к области теологии, хотя наука в полную меру пользуется И. как орудием науч. познания. Гассенди также проводит различие между чувств. и разумной душой и рассматривает И. как способность последней образовывать абстракции. Преодоление этих ср.-век. влияний связано с характерным для бурж. философии 17–18 вв. радикальным изменением методологич. центра: противопоставлением теоцентрич. методу схоластики антропоцентризма в теории познания. Она получила отчетливое выражение в господствовавшей в философии нового времени концепции И. как «естественного света» (Lumen naturalis), согласно к-рой И. есть природная способность человека к постижению сущности вещей, являющаяся врожденным орудием познания. Очень ясно эта концепция выражена в рационализме 17 в., в частности у Спинозы. Человека Спиноза понимает как «мыслящую вещь», к-рая по своей природе производна по отношению к двум атрибутам природы (иначе – бога, субстанции) – протяжению (тело) и мышлению (душа, разум). Единство тела и души обусловлено единством природы. Поскольку, т.о., разум не есть ни психич. способность индивида, ни особый нематериальный дух, понятия разума и И. в философии Спинозы совпадают. И. обладает идеями от природы. Подобно тому, как люди с помощью природных способностей (являющихся, так сказать, естеств. орудиями) создают более совершенные орудия труда, «… так и разум природной своей силой создает себе умственные орудия…, от которых обретает другие силы для других умственных работ…» (Спиноза Б., Трактат об усовершенствовании разума…, др. перевод: «Трактат об очищении интеллекта», по-латыни: «Tractatus de intellectus emendatione», см. Избр. произв., т. 1, М., 1957, с. 329). Спиноза рассматривает также и чувства, волю, желания, любовь – вообще весь мир аффектов как производный по отношению к И. В истинном познании сливаются определения как И., так и чувств. влечений и моральных чувств. Это единство познания и морали выражено у Спинозы в понятии «интеллектуальной любви к богу» (amor dei intellectualis). Хотя в вопросе о природе познания рационалисты распадались на идеалистов (Декарт, Лейбниц) и материалистов (Спиноза, Де Руа), однако они были согласны в трактовке И. как врожденной природной способности человека. Эта идея была точкой схождения и в принципиальном теоретико-познават. споре между рационализмом и сенсуализмом в 17–18 вв. Рационалисты признавали высшей формой познания т.н. интеллектуальную интуицию, в то время как сенсуалисты считали источником познания ощущения. Однако уже у Гоббса И. рассматривается как «естественный свет». Локк, к-рому принадлежит классич. формула сенсуализма «nihil est in intellectu, quod non fuerit prius in sensu» («нет ничего в уме, чего бы не было раньше в ощущениях»), усматривал в И. особую способность ассоциации идей, к-рая пассивна при восприятии простых идей и активна в качестве способности особого рода при их сопоставлении, соединении, отвлечении и сравнении, благодаря к-рым, по Локку, образуются сложные идеи. У Юма эта мысль получила последовательно-идеалистич. завершение: И. изолирован от чувств. опыта и направлен только на отношения идей. Именно вопрос о природе И. стал пунктом отклонения от материализма как у рационалиста Декарта, так и у сенсуалиста Локка. Последовательно-материалистич. сенсуализм свойствен лишь франц. материалистам 18 в. Поэтому они и не пользуются понятием И., обремененным идеалистич. грузом, но предпочитают говорить об уме, мышлении. Кант принципиально отверг постановку вопроса как рационалистов, так и сенсуалистов об И. как способности познания. Поскольку, согласно Канту, рассудок не есть способность познания мира, а только форма логич. организации чувств. опыта, объективное знание о мире недоступно. Такое знание, с т. зр. Канта, обладало бы творч. силой. Кант называет его интеллектуальной интуицией, или intellectus archetypus (см. «Критика способности суждения», СПБ, 1898, § 77, с. 301). Этот И. есть орган познания вещей в себе. Полагая, что объективное их познание, т.е. творение, возможно только для «всеведущего существа», а следовательно, что ему только присущ всеобщий И., Кант считает возможным для человека обладание частным И. в «нравственном сознании» – основании веры в бога и телеологич. понимания мира. Преодоление кантовской вещи в себе у философов классич. нем. идеализма шло по пути развития идеалистич. диалектики. В субъективно-идеалистич. философии Фихте само «Я» (активность мышления) порождает объект мысли, т.е. то, что Кант обозначал как вещь в себе. Этот акт, к-рый Фихте называет дело-действие (Tathandlung), есть интеллектуальное созерцание. Шеллинг под интеллектуальной интуицией понимал особый орган познания (свойственный только филос. или художеств. гению), к-рый есть непосредств. созерцание И. предмета как единства противоположностей. Развитая Шеллингом философия тождества субъекта и объекта привела его в конечном счете к иррационалистич. пониманию И. как мифологизирующей силы откровения. Для Гегеля И. (интеллигенция) есть момент развивающегося духа. В гегелевской теории духа и его составной части – И., преодолевается шеллингова иррационалистич. трактовка диалектич. идеи единства (тождества) субъекта и объекта. Гегелю удалось, рассматривая диалектику как движение самого предмета, открыть важные диалектич. характеристики теоретич. мышления, к-рое он под названием «интеллигенция» рассматривает в «Философии духа» как составную часть субъективного духа, а именно – как «теоретический дух». Поскольку для Гегеля дух есть действительность, он проводит различие между сознанием, для к-рого объект остается внешним, и интеллигенцией, к-рая постигает «разумную природу» объекта и «…преобразует таким путем одновременно и субъективность до формы объективной разумности» (Соч., т. 3, М., 1956, с. 242). В этом преобразовании знание из формального становится конкретным и тем самым – познанием истины. Т.о., Гегель развил идеалистич. диалектику восхождения от абстрактного к конкретному. Это понимание диалектики познания привело его также к выводу, что интеллигенция ограничена субъективным, теоретич. духом, к-рый на пути к истине выходит в объективность, в практику: в формы социального бытия, к-рые суть формы объективного духа. Т.о., в идеалистически извращенном виде Гегель в своей теории духа представил диалектич. соотношение теоретич. познания (интеллигенции) и практики. Последующее развитие бурж. концепций И. не только не продолжает гегелевской диалектики, но отмечено явными признаками деградации. В основном оно сводится к двум направлениям: иррационалистич. и волюнтаристскому (Шопенгауэр, Бергсон, Э. Гартман, В. Вундт и др.) и биологизаторскому, рассматривающему И. только как биологич. функцию (Спенсер, прагматизм). При всем внешнем различии этих концепций им обеим свойственно субъективистское толкование И., отрицающее за ним функции отражения и рассматривающее его как нек-рую частную способность приспособления. Как проблема экспериментальной психологии И. был выдвинут только в конце 19 в. Эббингаузом (см. «Zeitschrift für Psychologie», 1897, XIII, S. 401). В нач. 20 в. франц. психологи Бине и Симон предложили определять степень умств. одаренности посредством спец. тестов количеств. способом (определение т.н. IQ – Intelligence quotient). Их работами было положено начало широко распространенной и до настоящего времени в буржуазной психологии прагматистской трактовке И. как понятия о такой способности личности, к-рая зависит от культурного уровня индивида и способствует его жизненному успеху. Особенно большое сочувствие и распространение это направление в исследовании И. получило в США. Торндайк, напр., определил И. с позиций бихевиоризма как способность к хорошим реакциям с т. зр. истины. Спирмен предложил теорию «двух факторов», в к-рой характеризовал И., с одной стороны, как некую общую (general) энергию мозговой коры, а с др. стороны – как какую-то особую (special) форму выявления этой энергии, выражающуюся в виде к.-л. интеллектуальной одаренности. Разработанная на этой основе система статистич. обработки данных обследования при помощи тестов дала множество модификаций методик (Burt, T. Kelley, H. Hottelling, L. Thurstone, и др., см. J. P. Guilford, The structure of intellect, «Psychol. Bull.», 1956, v. 53, No 4), на к-рых выросли совр. теория и метод исследования И. в зап. психологии – факторный анализ. Клапаред, Штерн и др. определяли И. как психич. способность приспособления (биологич. по природе) к новым условиям. Для Бюлера и Кёлера это определение слишком широко и не вскрывает специфич. особенности И. – структурирования ситуации. Они определяют И. как «неожиданное понимание» («ага»-переживание), внезапно вносящее логич. структуру в ситуацию, требующую от субъекта определ. решения (см. Инсайт). Пиаже, выдвинувший оригинальную теорию И., рассматривает И. в связи с проблемой приспособления. Но последнее он трактует как постоянно возобновляющийся процесс, вызываемый нарушением равновесия между организмом и окружающим миром. Природа И., по Пиаже, двоякая – биологическая и логическая. Он есть высшая форма духовного приспособления к среде, поскольку в нем преодолеваются непосредств. и мгновенные приспособления путем организации стабильных пространств. и врем. логич. структур. По составу И. как деятельность структурирования есть система жизненных, активных операций. В этой концепции И., включающейся в разработанную систему психологич., логич. и гносеологич. взглядов Пиаже, осн. недостатком является трактовка субъекта (человека) и его деятельности в общем в биологич. плане, в результате чего психика наделяется только имманентными характеристиками, а И., соответственно, оказывается понятием, детерминированным онтогенезом индивида.

В зоопсихологии под И. (или «ручным мышлением») высших животных понимаются такие доступные гл. обр. обезьянам реакции, к-рые характеризуются внезапностью решения задачи, легкостью воспроизведения раз найденного решения, переносом его на ситуацию, несколько отличную от исходной, и, наконец, способностью решения «двухфазных» задач (в т.ч. с применением «орудий»). Определение этих способностей животных понятием И. оправдывается тем, что в них действительно наличествуют признаки, отличающие черты преемственности в филогенезе между психикой животных и мышлением человека.

В сов. психологии понятие И. употребляется гл. обр. в теории индивидуально-типологич. особенностей развития личности (см. Б. М. Теплов, Ум полководца, в кн.: «Проблемы индивидуальных различий», 1961, с. 252–343).

Лит.: Mейман Э., Интеллигентность и воля, пер. [с нем., M.], 1917; Пиорковский К., Человеческий интеллект, пер. с нем., Берлин, [1922]; Леонтьев А. Н., Проблемы развития психики, М., 1959, с. 184–93; Böge К., Eine Untersuchung über praktische Intelligenz, Lpz., 1926; Spearman С., The nature ot intelligence and the principles of cognition, L., 1927; Ρiaget J., La psychologie de l’intelligence, P., 1947; Кumria R. R., Intelligence, its nature and measurement, 2 ed., Jullundur city, [1950]; Ηofstätter P. R., Psychologie, Fr. M., 1957.

M. Туровский. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Что такое интеллект — определение интеллекта, виды, суть, как его развить

О таком понятии, как интеллект, слышал, пожалуй, каждый. Но способны ли вы сформулировать, что это такое? Впрочем, сразу небольшой спойлер – единого определения нет даже у ученых. В предыдущих статьях мы рассматривали социальный и эмоциональный интеллект, который можно назвать либо продолжением «традиционного», либо его противоположностью. В данном материале мы поговорим о том, что скрывается за термином «человеческий интеллект», что его составляет и можно ли его развить.

Что такое интеллект?

У интеллекта довольно много определений, и сложно дать одно – четкое и всеобъемлющее. Постараемся объединить, выделить самое важное и передать саму суть интеллекта.

  • Так, многие дефиниции подчеркивают, что это способность к абстрактному мышлению, логическим операциям, анализу и рассуждениям, поиску связей и закономерностей, обучаемости, быстрому восприятию информации и, самое главное, к решению задач с помощью всего, перечисленного выше и не только. Под задачами в данном случае понимается абсолютно все, что встречается в жизни и решение чего надо найти.
  • С интеллектом также связаны понятия «ум» и «разум», а кроме того – когнитивные способности, память, речь, способность мыслить, приспосабливаться к окружающей среде, изменять ее и многое другое.
  • Он позволяет нам решать задачи в долгосрочной перспективе – то есть планировать и двигаться к цели, а также просчитывать последствия предпринимаемых действий.

Считается, что наличие развитого интеллекта – одна из качественных черт, отличающих нас от животных.

Попытки определить его, изучить и измерить предпринимались и предпринимаются весьма активно. С другой стороны, научное сообщество до сих пор не может прийти к согласию относительно различных теорий и составляющих данного феномена. Это также не позволяет дать ему четкое определение и точно его измерить. Встречаются даже призывы отказаться от столь размытого термина и заменить его более конкретными и точными (чего пока так и не произошло).

Две теории по структуре интеллекта

Существует много теорий по структуре, составляющим интеллекта и т.д. Предлагаем остановиться на двух, самых известных: Чарльза Спирмена и Реймонда Кеттелла (того самого, кто является автором одноименного 16-факторного теста). Рассмотрим обе теории.

Два фактора Чарльза Спирмена

Психолог Чарльз Спирмен еще в начале прошлого века выделил два главных, на его взгляд, фактора: G-фактор (от general – общий) и S-фактор (от special – специфический). Первый характеризует общий уровень интеллекта, второй – конкретные способности человека, особенности его мышления, восприятия и т.д., которые задействуются при решении конкретных задач.

Два интеллекта Реймонда Кеттелла

В свою очередь, Реймонд Кеттелл рассматривал следующие два вида интеллекта:

  • Подвижный – включает такие характеристики, как способность задействовать логическое и абстрактное мышление, скорость восприятия, способность к обучению и т.д. Подвижный интеллект позволяет нам, используя накопленные знания и опыт, выходить за пределы того, что мы уже знаем/умеем, и решать качественно иные, новые для нас задачи. Данный интеллект достигает пика в среднем возрасте и потом начинает снижаться.
  • Кристаллический или кристаллизовавшийся – это общая система накопленного опыта, знаний и т.д. и способность использовать данную систему для решения задач в соответствующей области. Такая «база» пополняется человеком на протяжении жизни, но обычно снижается с наступлением старости.

Иными словами, если перед нами встает некая задача и мы понимаем, что когда-то с подобной уже сталкивались, то мы задействуем кристаллизовавшийся интеллект. Если же непосредственно такого опыта у нас нет – то подвижный.

Можно ли развить интеллект?

На уровень интеллекта влияет множество факторов: генетика, уровень жизни и культура семьи, воспитание и развитие ребенка в раннем возрасте и даже состояние здоровья матери во время беременности и то, соблюдала ли она рекомендации по здоровому образу жизни. Но все это не значит, что интеллект формируется только в утробе матери и детском возрасте. Да, в раннем детстве и в школьные годы многое закладывается, но интеллект вобрал в себя много различных составляющих, и, конечно, он поддается развитию.

Вопрос, скорее не в том, можно ли его

развить, а как это сделать и сколько усилий нужно приложить, чтобы дойти до желаемого уровня. Скажем, человеку с развитым абстрактным мышлением и отличной памятью придется приложить меньше усилий, чтобы повысить ай-кью, чем тому, у кого эти способности не столь высоки.

Чтобы развить интеллект, нужно вести качественную работу по самым различным направлениям: внимательность и логическое мышление, умение анализировать, тренировка памяти и многое другое. Иными словами, если вы хотите повысить IQ, вам стоит найти те области, которые вы хотите подтянуть, и работать над ними. Самое важное – держать мозг в тонусе и давать ему разнообразную работу. Изучение иностранных языков, упражнения нейробики, игра в шахматы, освоение новых интеллектуальных навыков, решение математических задач – все это и многое другое поможет повысить уровень IQ.

Одновременно важно понимать, что высокий коэффициент интеллекта – не самоцель. В большинстве случаев и в работе, и в быту важнее не уровень ай-кью как таковой, а отдельные его составляющие: умение анализировать и сопоставлять данные, находить необычные решения, делать прогнозы и справляться с другими задачами. Иными словами, если вы хотите иметь более высокий IQ, подумайте, зачем вам это: просто чтобы хвастаться высокой цифрой или вас интересуют конкретные способности/возможности/умения. Если второе, то лучше развивайте непосредственно то, чем вам, на ваш взгляд, не хватает.

Изменить свой IQ с помощью нашего теста можно здесь.

Harvard Business Review Россия

Главный герой культового сериала «Доктор Хаус» — циничный, острый на язык, непробиваемый тип, да еще и не дурак выпить. Но все это не мешает ему быть гениальным диагностиком: порой он готов закрыть глаза на мораль и даже нарушить закон, но неизменно точно определяет причину болезни. Как-то не в силах сразу поставить диагноз, доктор нашел себе советчика — больничного уборщика. Этот «не испорченный» медицинскими знаниями человек за десять долларов предлагал гениальные в своей простоте версии — и приближал Хауса к разгадке. Правда, очень скоро провидческий дар уборщика иссяк, он начал нести ахинею, и Хаус от его «услуг» отказался. Но свою роль этот человек сыграл. Профессиональная виртуозность Хауса — ничто иное, как проявление его высокого интеллекта. Именно интеллект помогает нам решать нестандартные задачи. Или не помогает — если он низок. О том, как устроен интеллект и сколько его «нужно» руководителю, редактору «HBR — Россия» Дмитрию Фалалееву рассказал доктор психологических наук, заведующий лабораторией психологии и психофизиологии творчества Института психологии РАН Дмитрий Ушаков.

— Давайте начнем с определения. Что вообще такое интеллект?

— С одной стороны, это очень сложное понятие. С другой, если уж совсем упрощать, интеллект — это то, что в повседневной жизни называют умом.

— Роли интеллекта уделяют много внимания в научной литературе, теперь вот и в деловой. Оправданно?

— Ну по крайней мере это самый сильный из известных нам предсказателей профессионального успеха. Другие — личностные свойства, мотивация, креативность и т.д. — гораздо слабее. Если говорить о роли интеллекта в профессии, то есть две закономерности. Первая вполне простая и естественная: чем сложнее профессия, тем выше значение интеллекта. Разумеется, интеллект не помешает и дворнику, но для него это не так важно, как, предположим, для биржевого аналитика. Вторая закономерность менее очевидна: чем больше человек взаимодействует с другими людьми, тем меньше роль интеллекта в его работе. Посмотрите, например, на политических деятелей: для них общение — ключевая вещь. И у них прослеживается очень интересная связь между успехом и уровнем интеллекта. При определенных обстоятельствах высокий интеллект не только не помогает политику, но может даже мешать. Почему? Чересчур умного политика группа, на которую он работает, с которой он общается, не понимает. Лидер непременно должен быть понятным тем, кого он ведет за собой. Если верить исследованиям, то оптимальный вариант — когда интеллект лидера чуть выше среднего показателя по его целевой аудитории. Скажем, у Джорджа Буша IQ — 110 баллов. Это больше, чем у среднего американского обывателя (100), но меньше, чем у среднего американского интеллигента (114). А вот IQ Билла Клинтона и Барака Обамы — вполне «интеллигентский». Но в момент избрания нынешнего американского президента все это не имело значения, поскольку IQ Буша позволял ему органично взаимодействовать с электоратом. Так что связь очень простая: как только интеллект лидера «зашкаливает», он отрывается от народа, падает — и он уже не просекает ситуацию, не успевает реагировать.

— Это правило применимо к лидерам вне политики?

— Общая закономерность такова: в тех сферах, где общения с людьми слишком много, высокий интеллект не просто не нужен — он может даже повредить. Хотя, понимая эту связь, «завышенный» интеллект можно попытаться «нивелировать». Как, например, это делает Жириновский: человек с хорошим образованием и явно высоким интеллектом, он умело работает на свою по большей части маргинальную целевую группу. Кстати, бизнес-лидеры тоже много взаимодействуют с людьми. Одно дело, если это общение с равными, и совсем другое, если речь идет о коллективе завода: слишком умный руководитель не станет «своим» для рабочих. Так или иначе, два эти параметра — интеллектуальная сложность работы и ее насыщенность общением — определяют успех интеллектуала в профессии.

— А насколько надежны популярные тесты на IQ?  — Ну, скажем, профессиональная годность программиста зависит от интеллекта на 50%. И тесты позволяют измерить уровень IQ. А будь они ненадежны, то не смогли бы обеспечить такую высокую степень предсказаний.

— То есть тестам доверять можно?

— Если они могут предсказать успех с пятидесятипроцентной вероятностью, почему нет? Правда, надо иметь ввиду, что есть еще и вторая половина успеха, и она зависит от множества факторов: где родился, какое образование получил, инвалид — неинвалид, какой ребенок в семье и т.д. и т.п.

— Может, есть и более прямые связи между интеллектом и успехом?

— Одна любопытная связь точно есть. В США в свое время проводили исследование, которое показало, что корреляция между уровнем интеллекта человека и его доходами становится тем больше, чем он старше. В молодости человек с высоким интеллектом зарабатывает меньше, чем его ровесник, но с возрастом картина меняется с точностью до наоборот — интеллектуал начинает получать больше. По моим ощущениям, мы сейчас движемся в ту же сторону, хотя я, увы, не могу доказать это на цифрах.

— Влияет ли на интеллект наследственность?

— Да, и очень сильно. Есть такой раздел науки — психогенетика, он изучает зависимость различных психических функций от наследственности. Так вот, наследуемость интеллекта, по разным оценкам, — 50—80%. Как вы понимаете, это очень много. Оставшиеся 20—50% — это влияние среды. Тоже много, но роль генов иногда может еще и расти. Скажем, в тех случаях, когда у детей много шансов реализовать свой интеллектуальный потенциал. Чем шире их возможности, чем меньше социальные различия, тем сильнее в итоге интеллект зависит от наследственности. Здесь, к слову сказать, очень много интересных взаимосвязей. Про то, что чаще всего у единственного ребенка высокий интеллект или что у взрослой матери больше шансов родить вундеркинда, знают многие. Но есть и менее известные вещи: например, что самый высокий интеллект в семье будет у старшего ребенка, и этот показатель будет снижаться с каждым последующим ребенком. То есть в среднестатистической семье самый низкий IQ будет у младшего. Но зато он, наравне с первенцем, будет наиболее творческой личностью.

— А можно сознательно влиять на уровень интеллекта?

— Можно. Правда, эта область еще слишком мало изучена. — Что влияет на интеллект, особенно взрослого человека? — Это интересно не только вам. Сейчас на Западе вкладывают очень большие деньги в программы так называемого когнитивного обучения. Но при всех стараниях результаты пока очень скромные.

— Почему? И что это за программы?

— Они основаны на одной и той же идее: решение задач якобы помогает повысить уровень интеллекта. Неважно, о каких задачах идет речь, математических или из реальной жизни. Но я думаю, что этот посыл непродуктивен. Научить человека решать задачи, даже самые сложные, можно, но только на интеллект это никак не влияет. Просто теперь он умеет решать определенный класс задач, вот и все — применить этот навык в другой деятельности он не сумеет. В свое время считалось, что на интеллекте благотворно сказывается игра в шахматы. Уже ясно, что это не так. Наверное, хороший шахматист быстрее других добьется успехов в шашках или го, но значит ли это, что он будет эффективен в бизнесе? Едва ли. Более того, объем интеллектуальных ресурсов человека ограничен. Если мы направили усилия на то, чтобы овладеть шахматами или биржевой торговлей, то на что-то другое ресурсов нам может и не хватить. Потому-то часто и получается, что великие шахматисты оказываются, мягко говоря, не так уж и умны.

— Получается, развить интеллект нельзя, только навыки?

— Я бы не был так категоричен. Просто я считаю, что попытка развить интеллект с помощью решения задач бесперспективна. Мне кажется, что развитие интеллекта и перемалывание информации — вещи несовместные. Я бы проанализировал то, как влияет на IQ ребенка его семья, например, отношение к нему родителей, эмоциональный фон. Говорить более конкретно об этом я пока не хотел бы, но копать надо в эту сторону.

— То есть в сторону педагогики, а не математики?

— Пожалуй, что так. — Я уже понял, что наука пока плохо понимает, что влияет на интеллект человека. Но можно ли хотя бы понять, к какому возрасту «наслаивается» большая его часть? — Метафора с наслаиванием, конечно, красивая, но неточная. Даже если мы говорим о наследственной части интеллекта, то ее процент на разных этапах жизни неодинаков. Как это ни парадоксально, с возрастом та доля интеллекта, за которую отвечают гены, увеличивается.

— И до какого возраста?

— Примерно до 80 лет. Есть два объяснения этого парадокса. Первое дают западные коллеги: это феномен генно-средового взаимодействия. По истечении времени роль среды в жизни человека становится меньше, потому что он все активнее подстраивает ее под себя — так, чтобы среда сама поддерживала его уровень интеллекта. А раз уменьшается значение среды — значит, растет роль генов. У меня, правда, иная версия. Я построил математическую модель, суть которой в следующем. Систему мышления человек приобретает в ходе жизни, она не дана ему с рождения. По мере этого процесса происходит взаимодействие среды и человека, и чем больше таких актов соприкосновения, тем сильнее проявляется наследственный потенциал. В том числе и интеллектуальный.

— Значит, практический опыт может благотворно влиять на IQ?

— Пожалуй.

— Развивать интеллект проблематично, но при этом можно тренировать навыки. Но в чем тогда практическая польза интеллекта? Ведь я могу просто работать над нужными мне навыками, и все.

— Есть интеллект, а есть компетентность. Вы видите разницу между умным человеком и великим ученым? Входя в профессиональную сферу, человек на основе своего интеллекта строит «машину мышления», которая помогает ему в этой самой сфере думать. И чем выше у человека интеллект, тем умнее его «машина». То есть от уровня IQ зависит профессиональный успех. Кроме того, интеллект отвечает за то, с какой скоростью вы будете осваивать новые навыки. Интеллект вам необходим, чтобы научиться, а вот когда научились — все, уже не нужен.

— Еще, как я понял, он помогает в нештатных ситуациях.

— Да, именно. Это как игра в преферанс: в большинстве случаев ум не особенно-то и требуется, но время от времени случаются такие хитрые ситуации, когда выиграть помогает именно интеллект. Если говорить упрощенно, то уровень IQ определяет способность думать в принципе. В разных областях мы мыслим по-разному, и высокий интеллект особенно явно проявляется в тех сферах, про которые мы ничего не знаем.

— Давайте вернемся к случаям, когда интеллект может навредить. Есть такая версия, что люди в бизнесе условно делятся на два типа: decision maker’ы и аналитики. У аналитиков высокий интеллект, что, якобы, мешает им принимать решения быстро, у decision maker’ов — обратная ситуация. Можете прокомментировать?

— Тут дело не в интеллекте, а в интуиции. Похожую ситуацию на примере шахмат рассматривал известный психолог, нобелевский лауреат Герберт Саймон. Интуицию он объяснял так: в сознании человека хранится некое количество готовых паттернов, шаблонов. У хорошего шахматиста их очень много, потому что, играя, он запоминает кучу комбинаций. А во время игры нужные шаблоны могут всплывать неосознанно. То же самое будет и в бизнесе: с опытом у человека накапливаются паттерны. Очень часто именно они помогают ему принимать решение. Это и есть тот самый decision maker. А пока человек не «обзавелся» шаблонами, он пытается решать задачу с помощью логики. Так что разделение по принципу «интеллектуал — неинтеллектуал» неверно, правильнее говорить «неопытный — опытный». Decision maker’ы — люди, способные интуитивно принимать те решения, для которых другим требуется логика, вот и все.

— Вы посвящаете много времени изучению творчества. Скажите, есть ли связь между интеллектом и креативностью?

— Если вы говорите о классическом книжном понимании креативности, которую можно измерить с помощью тестов, то я могу дать вам очень четкий ответ. Корреляция между интеллектом и креативностью равна 0,174. То есть она есть, но очень слабая. Но если мы берем реальную, жизненную креативность, то она тесно связана с интеллектом. Правда, все зависит от сферы деятельности.

— То есть?

— Когда некоторое время назад измеряли IQ у группы ведущих американских ученых-новаторов, этот показатель у них зашкаливал. А вот у художников или поэтов такого быть не может — это другой тип креативности. Креативность в «интеллектуальных» профессиях сильно связана с IQ, в чисто творческих — не очень.

— Нас, пожалуй, больше интересуют «интеллектуальные». И из ваших слов я делаю вывод, что в них на креативность, как и на интеллект, воздействовать нельзя.

— Ну почему, можно. Есть даже классические приемы. Известно, скажем, что креативность «заразна». Анализ жизни нобелевских лауреатов показал, что в молодые годы все они были учениками выдающихся людей, часто тоже нобелевских лауреатов. Так что, постоянно находясь рядом с творческим человеком, можно и свое творческое начало подпитать.

— А стимулировать творческое мышление можно?

— В принципе такие системы есть. Тот же самый мозговой штурм, например. Креативность достигается за счет того, что никто никого не критикует: можно без страха высказать любую, даже самую глупую идею. Кстати, не все это знают, но лучше, если во время штурма люди говорят поочередно. В противном случае всегда найдется человек, который задавит остальных. Существует еще такая система приемов, как синектика. Смысл ее в том, чтобы «подбросить» случайную мысль — это приведет к неожиданному решению. Внесение элемента случайности вообще сильный инструмент, если вы хотите активизировать нестандартное мышление. Ну например, можно взять журнал, открыть его на произвольной странице и, прочитав какое-то слово, попытаться понять, какие ассоциации оно вызывает. По идее, это может натолкнуть на нестандартную идею.

— Я где-то прочитал, что интеллект, якобы, связан даже со здоровьем. Глупость?

— Почему же, в последние годы наметилась такая тенденция. Современная медицина довольно сложная штука, и, чтобы быть здоровым, надо не только понимать, какие лекарства когда принимать, но и к какому врачу идти и в каком случае. Может, звучит и странно, но на Западе для страховых компаний это целая проблема. Исследования показали, что расходы на медицину у людей с низким уровнем IQ в три раза выше, чем у людей со средним показателем. Объясняется это просто: люди не понимают, как лечиться, к какому специалисту обращаться. Вспомните сами: лет двадцать назад в больнице человеку говорили «все, здоров» и с чистой совестью отпускали домой. Сейчас он оттуда выходит с кипой бумажек, справок, направлений, каких-то рецептов — со всем этим надо разбираться. Поэтому в повседневной жизни интеллект играет все большую роль.

Что такое интеллект? / Хабр

Этот вопрос волнует многих. Строятся теории с привлечением разных сложных понятий, от магии до квантовой физики. Что если всё проще? В статье размышления о некоторых аспектах естественного и искусственного интеллекта, а также определение того, что такое интеллект.



Модель — это система, исследование которой служит средством для получения информации о другой системе; представление некоторого реального процесса, устройства или концепции.
Вики

Модель имитирует моделируемую систему с некоторой точностью. Чем больше точность, тем больше в модели будет составляющих ее объектов. Информационная модель имеет информационные объекты. При максимальной точности на каждый моделируемый объект системы будет соответствующий ему информационный. То есть будет однозначное отображение (mapping). В дальнейшем под словом «модель» я буду подразумевать именно отображение одних объектов в другие, заданное соответствие реального и информационного.

Информационная система — это система для обработки информации. Информация некоторым образом поступает на вход информационной системы. Чтобы правильно ее обрабатывать, система имеет информационную модель.

Откуда поступает информация? Из какого-то внешнего источника. Я называю его «реальность».

Реальность — это всё, что находится вне информационной системы.

Итак, чтобы взаимодействовать с реальностью, информационная система должна иметь некоторую модель этой реальности. На каждый реальный объект должен быть соответствующий ему информационный, то есть модель этого объекта. Другая информационная система — это тоже реальный объект. Соответственно, если мы хотим с ней как-то взаимодействовать, для нее тоже нужна модель.

Необходимость такой модели хорошо заметна при разработке API. На сервере некая структура на выходе, на клиенте такая же структура на входе. В PHP и в JS одинаковые классы. Это не избыточность, это моделирование одной системы в другой.


Интеллект

Естественный интеллект — это тоже информационная система. У него есть датчики, которые дают входящую информацию. На основе этой информации он строит модель того, что происходит вне этой информационной системы, и на основе модели принимает решения о действиях. Таким образом, мы можем дать определение того, что такое интеллект.

Интеллект — это способность информационной системы строить модель реальности на основе входящей информации.

Компьютерная программа это тоже информационная система. Обладает ли она интеллектом? Нет, потому что модель в программу закладывает программист. Рассмотрим например программу для разметки жесткого диска. Информация о возможных форматах, порядок выполнения команд, коды ответов — это все заложено в исходном коде. В программе есть модель жесткого диска, она обновляется при получении ответов на команды, но программа ее не строит, не может ее изменить.

Искусственный интеллект должен строить правильную модель реальности. В том числе, он должен правильно на нее реагировать. Как минимум так же, как человек. Во-первых, это обратная связь для нас, по которой мы можем прийти к выводу, что интеллект у системы есть. Это можно проверить в отладчике, но надо знать, что там должно быть. Во-вторых, потому что одна из целей это выполнение деятельности человека в некоторых задачах.

Все животные так или иначе реагируют на реальность. Поэтому в отношении них нельзя говорить о том, есть интеллект или нет интеллекта. Можно говорить о том, больше его или меньше, достаточно ли его для определенного вида задач, для построения определенных моделей.

У одноклеточных практически нет интеллекта, потому что нет элементов, которые хранят и обрабатывают информацию об окружающей среде. Есть только химические взаимодействия, которые позволяют им функционировать. Их тоже можно считать моделью, но не информационной, а аппаратной. Из-за небольших размеров и химических законов она не может быть сложной.

Также стоит отметить, что интеллект тесно связан с понятиями объекта и памяти. Объект — это нечто, что обладает состоянием и поведением, что мы определяем как одно и то же в разные моменты времени. Память нужна, чтобы хранить признаки объектов между этими моментами, здесь и начинается модель. Но объекты это тема отдельного разговора.


Ощущения

Люди испытывают приятные и неприятные ощущения. Рассмотрим ощущение боли. Как ее можно описать? Боль это неприятное ощущение, если она присутствует, то мозг постоянно обращает на нее внимание. Обычно человек не может по желанию ощущать или не ощущать боль. При этом у людей неприятных ощущений несколько, например, есть еще страх.

Для произвольной информационной системы можно дать такое определение.

Ощущения — это процесс восприятия данных, которые поступают в информационную систему постоянно, требуют своей обработки, при этом система устроена так, что не может на них не реагировать. Восприятие — это то, как данные влияют на модель. Их наличие система может воспринимать как положительную или отрицательную обратную связь. Положительную связь она стремится увеличить, отрицательную уменьшить.

Любые сигналы с датчиков это ощущения.

Может ли искусственный интеллект испытывать боль?

Сначала заметим, что естественный интеллект испытывает несколько разных для него ощущений. Боль это просто название одного из них. Она сигнализирует о повреждениях. Таким образом, если некая информационная система с интеллектом получает ощущение с информацией о повреждениях, которое она определяет как неприятное для нее, стремится минимизировать его влияние и не может это сделать путем отключения, то это аналог боли. Именно аналог, мы можем лишь определять сходство, что «Ощущение 1» похоже на человеческую боль, а «Ощущение 2» на удовольствие от чего-либо. Главное здесь то, как реагирует сама система на эти данные. Как определить, что ИИ не врет? Проверить в отладчике.

Чем больше признаков, тем больше сходство, включая химические и электрические процессы. С большой вероятностью животные чувствуют ощущения, схожие с человеческими, так как реагируют аналогично человеку, тоже имеют нервные клетки, которые тоже состоят из органических соединений.

То есть, если мы сделаем информационную модель человека с точностью до атомов и электрических полей, а также окружающую его реальность, с которой он будет взаимодействовать, и смоделируем порез на пальце, то да, в этой реальности он будет испытывать боль. Если с помощью датчиков он будет взаимодействовать с нашей реальностью, то в нашей. Так как в плане обработки информации он ничем не будет отличаться от других людей.

Этично ли заставлять его чувствовать боль против его желания в какой-либо реальности? Думаю, нет. Это относится к любому другому существу и любому неприятному ощущению. Но так как это информационная модель, можно смоделировать другую реакцию или иной способ восприятия, и тогда уровень этичности будет другой.

Рассмотрим систему управления базами данных с мониторингом. Если происходит сбой, подсистема мониторинга начинает с некоторой периодичностью отправлять администратору уведомление с уровнем тревоги. Можно ли сказать, что такая система испытывает боль? Нет. Во-первых, у нее нет интеллекта, модель заложена в нее программистом, и там нет понятия, аналогичного боли. Во-вторых, хотя сигнал и оценивается как неприятный, у нее нет стремления его минимизировать. В общем-то даже наоборот, она сделана для того, чтобы предоставлять максимально точную модель того, что происходит с системой. Ее можно назвать аналогом нервных клеток, а не существа, которое их имеет.

Рассмотрим бота с ИИ в компьютерной игре. Игра для него это реальность, хоть и очень ограниченная. Для правильных действий необходима информация о повреждениях. Если бот получает ее по желанию — выполнял некоторые действия, обратил внимание на рану, начали поступать сигналы о повреждении, запомнил их параметры, отвлекся, перестали поступать — то это не аналог боли. Если бот воспринимает ее как дополнительную информацию, а не как негативное ощущение, уровень которого надо минимизировать, если она не влияет на действия, предпринимаемые для других целей (например, нет стремления отдернуть руку, если он получил удар по ране на руке), то тоже нет.


Другие понятия

Что такое сознание? Его можно определить как процесс функционирования интеллекта, процесс получения информации и обновления модели реальности. Оно тесно связано с понятием «Я». «Я» это элемент в модели, представляющий саму информационную систему. Есть ли понятие «Я» у собак? Да, это тот объект, с которым они связывают команды «Сидеть-Лежать». Это означает, что у собак есть сознание и интеллект. Но умножать например собаки не умеют. Возможно, это связано с тем, что для более высоких уровней абстракции нужны дополнительные информационные элементы, которые будут наблюдать более низкие уровни и строить их модель.

Сознание связано с самонаблюдением. То есть имеет место не просто получение информации о мире и обновление модели, а также и регистрация самих фактов получения, отражение их в модели, связь с объектом «Я». «Если мне тыкают под ребра, мне щекотно». «Вчера я не знал этого, сегодня знаю». То самое «Я мыслю — следовательно, я существую». Получается замкнутая система, часть элементов с выхода анализирующего блока передается на его вход. Можно предположить, что сознанием могут обладать только сложные существа, у которых достаточно информационных элементов для организации такой связи.

Что такое понимание? Что означает, когда мы говорим, что человек понял что-то? Это означает, что у него появилась правильная модель того, что он анализировал. Информационные элементы модели соответствуют элементам реальной системы. Понимание это построение правильной модели. Почему так важен опыт? Это модель. Она позволяет моделировать процессы в информационном виде, а потому планировать и выбирать нужный вариант.

Есть нейросети, они сами строят модель по входящей информации. Строят ли они правильную модель? Результаты показывают, что как-то не очень. Для них обычно требуется специальная выборка, это тоже подготовленная модель. Но какую-то модель они могут построить, поэтому некоторый уровень интеллекта у них есть.


Update:

Важный момент. Объекты в модели это именно объекты, с состоянием и поведением, которые распознаются как одно и то же в разные моменты времени. Думаю, если информационная система не имеет механизма для понятия «тот же самый», то нельзя сказать, что у нее есть интеллект.

Китайская комната

Решил добавить анализ

китайской комнаты

, чтобы показать применимость этого подхода в разрешении непонятных вопросов.

Итак, есть комната, в ней сидит человек, у него есть инструкция, руководствуясь которой он перекладывает иероглифы. Комната отвечает на китайские вопросы, но человек не знает китайского. Ответ прост и уже дан ранее — китайский язык знает вся система в целом. Но есть и аргументы против. Рассмотрим некоторые моменты.

«Инструкция же составлена таким образом, что после применения всех шагов к иероглифам вопроса они преобразуются в иероглифы ответа.»

Строго говоря, это невозможно, так как для ответа нужны дополнительные данные, которых нет в вопросе. Если система действительно отвечает правильно, они где-то хранятся. Это ее модель реальности.

«Формально аргументацию можно представить так:
1. Если гипотеза «сильного» ИИ верна, тогда существует такая программа для китайской письменности, при запуске которой в вычислительной системе эта система будет понимать китайскую письменность.
2. Я могу исполнить программу для китайской письменности без понимания этой письменности.
3. Следовательно, гипотеза «сильного» ИИ неверна.»

Пункт 1 должен выглядеть так: «существует такая программа для китайской письменности, при запуске которой в вычислительной системе эта программа будет понимать китайскую письменность». Система передает данные в программу, программа их обрабатывает.
Поэтому, из 2 не следует 3. Понимать китайскую письменность будет исполняемая программа, а не тот, кто ее исполняет.

Чтобы человек стал понимать китайский язык, надо расширить имеющуюся у него модель моделью из программы. А когда эти данные внутри виртуальной машины, они недоступны.

«Более общий вывод Сёрла говорит о том, что любые манипуляции с синтаксическими конструкциями не могут приводить к пониманию»

Верно. Понимание это построение правильной модели. Синтаксические конструкции лишь обозначают элементы модели.

«Система из книги правил, человека и комнаты, по их мнению, является разумной и понимает китайский язык. В качестве контраргумента Сёрл предлагает заставить человека запомнить формальные правила ответов для системы.»

И когда он будет исполнять программу, она будет понимать китайский язык.

Статья на английском с небольшими дополнениями: What is intelligence?

Наш IQ высок как никогда, но умнее мы не становимся

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Мы склонны считать, что уровень нашего интеллекта зависит от генов и образования. Однако всемирно известный психолог Джеймс Флинн рассказал корреспонденту BBC Future, что на интеллектуальные способности человека влияет множество факторов — вплоть до выбора спутника жизни.

Джеймс Флинн обеспокоен тем, что мир вскоре достанется Поколению Y (поколение родившихся примерно после 1980 г., чье взросление пришлось на бурное развитие и растущую доступность цифровых технологий — Прим. переводчика).

Флинну, преподающему в новозеландском Университете Отаго, регулярно встречаются умные студенты с огромным потенциалом, но на поверку оказывается, что многие из них совершенно не интересуются сложной историей нашего мира.

«Они умеют обращаться со всеми этими новыми технологиями, но, тем не менее, покидая стены университета, ничем не отличаются от средневековых крестьян, запертых в своем тесном мирке, — говорит Флинн. — На самом деле их мир гораздо обширнее, это мир современности, но они все равно в нем заперты, поскольку им неведомо историческое измерение».

В результате, по мнению профессора, взгляды молодого поколения на текущие проблемы слишком поверхностны, что оставляет большой простор для манипуляций их сознанием со стороны политиков и СМИ.

Мы беседуем в гостиной сына Флинна — Виктора, оксфордского профессора математики, которого отец приехал навестить из Новой Зеландии.

На диване лежит раскрытая книга: Флинн-старший сейчас читает роман «Беглянка» Элис Манро. Читает в качестве литературного критика — эту роль он примеряет на себя в надежде оторвать молодое поколение от смартфонов и заставить посмотреть на мир шире.

«В этом году выходит моя книга, в которой я говорю молодежи: черт возьми, вы ведь образованны, так почему же вы не читаете?» — говорит Флинн, вспоминая, что во времена его молодости «девушки отказывали в свидании парням, не знакомым с литературными новинками».

Я договорился о встрече с Флинном, чтобы поговорить о его недавно опубликованной книге под названием «Становитесь ли вы умнее благодаря вашей семье?» (Does Your Family Make You Smarter?). В ней профессор рассказывает о том, как человеческое мышление меняется с течением времени.

Затрагивает она и загадочный феномен постепенного повышения коэффициента интеллекта (IQ) на планете. Именно благодаря открытию этого явления, известного теперь как «эффект Флинна», профессор и получил всемирную известность.

Кроме того, в новой книге описываются различные факторы, влияющие на развитие интеллекта на протяжении всей нашей жизни.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Благодаря высокому уровню здравоохранения и образования, Поколение Y обладает, пожалуй, наивысшим уровнем интеллекта за всю историю

Флинн, которому сейчас 82 года, является большим авторитетом в области исследований интеллекта.

Но, по его словам, эта карьера для него — не более чем временное увлечение: «Я — специалист по моральной философии, который решил на время изменить ей с психологией. Это привело к тому, что в последние 30 лет добрая половина моего времени уходила на занятия психологией».

В философских поисках природы объективизма Флинн пришел к рассмотрению утверждений относительно интеллектуального превосходства одних рас над другими.

Пытаясь найти документальные свидетельства, которые подтвердили или опровергли бы эту гипотезу, он неожиданно обнаружил, что средний уровень IQ человечества в целом, вне зависимости от расовой принадлежности, стабильно повышается примерно на три балла за десять лет.

К его удивлению, кроме него практически никто не обратил на это внимания.

«Меня поразило то, что психологи не ликуют по этому поводу», — говорит Флинн. Ведь речь шла о серьезных скачках в уровне интеллекта — голландцы, например, прибавили целых 20 баллов в период с 1934 по 1964 гг.

Тем не менее даже те, кто проводил тесты на интеллект, упускали это явление из виду. «Результаты были у них перед носом, но они их просто не замечали».

Психологам уже давно было известно, что гены оказывают существенное влияние на уровень интеллекта, и что их роль с возрастом только растет.

В детском саду генетические особенности не имеют особого значения; для формирования ребенка в этом возрасте гораздо важнее, чтобы родители с ним разговаривали, читали ему и обучали различным навыкам — например, счету.

Исследования пар близнецов указывают на то, что у дошкольников гены отвечают примерно за 20% различий в уровне интеллекта.

По мере взросления мы начинаем мыслить самостоятельно, и родительское влияние на нас ослабевает. Мы по большей части проводим время в школе, и именно она формирует наш интеллект — в зависимости от генетического потенциала.

Благодаря генетической предрасположенности мы можем сами находить дополнительные способы стимуляции ума: выбирать более интеллектуальные занятия, записаться в клуб любителей книг или пройти отбор в класс с углубленным изучением математики. А это, в свою очередь, повысит наш уровень интеллекта.

Мы постепенно начинаем создавать собственную нишу, отражающую наш генетический потенциал. Впрочем, это не означает, что семья больше не играет никакой роли в нашем развитии: выбор школы и размер домашней библиотеки имеют немаловажное значение.

Не стоит недооценивать и влияние случайных факторов — потеря работы или личная трагедия могут негативно отразиться на уровне нашего интеллекта.

Однако в целом генами предопределяется примерно 80% интеллекта взрослого человека.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Рост уровня IQ оказался слишком быстрым, чтобы списать его на генетические изменения — так что же произошло?

И все же рост уровня IQ, описываемый эффектом Флинна, оказался слишком быстрым, чтобы списать его на генетические изменения, поскольку эволюционные изменения генов занимают тысячи лет.

Так в чем же причина? Психологи пребывали в растерянности.

«Они слишком свыклись с мыслью о том, что интеллект меняется очень медленно, и просто не замечали того, что творилось у них перед глазами», — говорит Флинн.

На самом деле ответ не так уж сложен, если вспомнить еще об одном параметре, постепенно меняющемся в течение последних десятилетий — нашем росте.

Мысль о том, что у высоких родителей рождаются высокие дети, звучит вполне логично — несомненно, это работа генов.

Однако если сравнить несколько поколений, обнаружится, что наш рост значительно превышает рост наших предков. И не из-за изменений в генах, а потому, что современная жизнь с ее высоким уровнем медицины и качественным питанием дала нам возможность вырасти.

Научные очки

Флинн и его коллега Уильям Дикенс высказали предположение о том, что подобные изменения происходят и с нашим интеллектом по причине роста требований, предъявляемых обществом, к умственным способностям индивида.

Тест на интеллект измеряет целый ряд параметров, таких как размер словарного запаса, пространственное мышление, способность к абстрактным умопостроениям и классификации информации.

В совокупности эти навыки отражают «общий уровень интеллекта». И хотя специально нас им не учат, современное образование закладывает в нас способность к более абстрактному взгляду на мир, которая помогает нам получить больше баллов при прохождении теста на интеллект.

В начальной школе нас учат смотреть на жизнь через призму природных явлений и физических законов — мы постепенно начинаем классифицировать предметы и явления и применять правила логики. Именно эти способности требуются для того, чтобы правильно ответить на многие вопросы в тесте на интеллект.

Чем больше мы приучаем детей смотреть на мир сквозь эти «научные очки», тем более высокий балл они способны набрать, говорит Флинн: «Требования общества к индивиду со временем меняются, и человеку приходится приспосабливаться».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Западное образование учит нас смотреть на мир сквозь «научные очки»

Но дело не только в образовании: по мнению некоторых исследователей, современный высокотехнологичный мир устроен таким образом, что мы просто не можем мыслить по-иному.

Наши прапрадеды пытались сладить с пишущей машинкой, родители осваивали видеомагнитофон, а дети с самого раннего возраста умеют пользоваться сенсорным экраном.

Человеку, жившему в начале XX века и воспринимавшему мир весьма конкретно, было весьма непросто разобраться в абстрактной карте лондонского метрополитена, говорит Флинн.

Технологический прогресс заставил нас мыслить категориями иерархий и символов, учиться следовать правилам и проводить аналогии — и мы настолько к этому привыкли, что не можем себе представить, каких гигантских изменений в мышлении наши нынешние способности стоили человечеству.

В результате у всех нас развилось абстрактное мышление, что привело к увеличению среднего коэффициента интеллекта во всем мире по крайней мере на 30 баллов за последнее столетие.

Этот рост необязательно означает, что мы стали более эффективно использовать потенциал мозга — речь идет не о «прокачке» мыслительных способностей, а о подстраивании их под требования современности.

Однако Флинн утверждает, что этот феномен имеет «социологическое значение», поскольку отражает реальные изменения в нашем мышлении.

По некоторым данным, основываясь на эффекте Флинна, можно предсказать, например, рост экономики той или иной страны.

«Если бы преимущества [от роста IQ] не имели практических последствий, этого бы не происходило», — отмечает ученый.

Флинн проводит параллель с физическими упражнениями: форма нашей мускулатуры зависит от вида спорта, которым мы занимаемся: «Мозг — та же мышца, и изменения в характере умственных упражнений влияют на него точно так же, как если бы мы перестали заниматься плаванием и начали поднимать штангу».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Личные трагедии, такие как утрата близкого человека, способны негативно влиять на уровень IQ

Важно то, что с течением времени коэффициент интеллекта может меняться. Это означает, что пожилые люди способны сохранять ясность рассудка, заботясь о своем здоровье (что напрямую влияет на интеллект) и активно занимаясь умственным трудом, что позволяет поддерживает мозг в хорошей форме как можно дольше.

«Изменения настолько велики, что с точки зрения уровня интеллекта сегодняшний 70-летний человек просто кладет на лопатки человека того же возраста 15-летней давности», — говорит Флинн.

В целом темп роста IQ составляет около 11 баллов за десятилетие, отмечает он.

Сам Флинн может служить хорошим примером этого процесса: «Мой отец лет с 12-ти не занимался физическими упражнениями, а в 70 лет вышел на пенсию. Я веду гораздо более активный образ жизни и до сих пор работаю». Как результат — более здоровый мозг и более активный ум.

Новая книга Флинна представляет собой попытку заполнить пробелы в этой гипотезе при помощи нового аналитического метода: факторы, влияющие на развитие интеллекта, рассматриваются применительно к конкретному человеку и оцениваются с точки зрения их влияния на развитие определенных навыков.

Взять хотя бы раздел теста на интеллект, измеряющий словарный запас. Жизнь в образованной семье, использующей в быту более богатый язык, может способствовать развитию ребенка даже со скромным генетическим потенциалом.

Верно и обратное: человека с определенным генетическим потенциалом его ближайшее окружение способно затащить в интеллектуальное болото. Достаточно вспомнить Лизу — одаренную девочку из мультсериала «Симпсоны», которой не дают полностью реализоваться.

Интеллектуальные различия достаточно малы для того, чтобы большинство из нас предпочло не обращать на них внимания, но анализ Флинна показывает, что даже несколько дополнительных баллов в тесте на IQ способны предопределить всю нашу дальнейшую жизнь.

Так, для способного ребенка, поступающего в американский университет, тот факт, что он вырос в чуть более интеллектуальной семье, может означать, что он наберет в тесте SAT (стандартный тест для приема в американские вузы — Прим. переводчика) не 500, а 566 баллов. А это разница между престижным и более посредственным учебным заведением.

«Университеты интерпретируют результаты SAT как показатель способности потенциальных студентов к усвоению программы обучения в вузе», — объясняет Флинн.

«Если ваши баллы невысоки, то в престижный вуз вас не примут — а даже если и примут, то, скорее всего, вы вылетите оттуда в первый год обучения».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Не исключено, что активное использование технологических новинок с раннего возраста помогает развитию нашего интеллекта

Флинн не склонен к пессимизму: по его словам, вне зависимости от того, в какой семье мы выросли, все равно у всех нас есть возможность взять собственное интеллектуальное развитие в свои руки.

Исследования показывают, что текущие обстоятельства жизни человека в большей степени влияют на текущий уровень интеллекта, чем его прошлое.

Это становится очевидным, стоит посмотреть на старшекурсников университетов, говорит Флинн: «Многие из них росли в среде, предоставлявшей очень ограниченные возможности для развития интеллекта, но как только они попали в стены вуза, их развитие пошло стремительными темпами».

Я спрашиваю, как еще можно развить интеллект. «Выбирая себе спутника или спутницу жизни, исходите не из внешнего вида, а из того, насколько он или она превосходит вас интеллектуально», — советует профессор.

«Таким образом вы получите доступ к миру новых идей, встретите множество интересных людей, и это сделает вашу жизнь гораздо интереснее».

Что возвращает нас к теме его обеспокоенности судьбой Поколения Y.

Флинн говорит, что, несмотря на повышение IQ, это поколение разбазаривает свой интеллект на малозначительные вещи.

«Не подумайте, что я брюзжу, но больше всего меня беспокоит то, что молодые люди вроде вас читают гораздо меньше исторических книг и предпочитают гораздо менее серьезную художественную литературу, чем предыдущие поколения».

По его словам, прежде чем формировать собственное мнение о текущих политических событиях, не мешало бы досконально изучить факторы, влиявшие на ход мировой истории в прошлом.

Так, Флинн упрекает меня за плохое знание истории Тридцатилетней войны в Европе, в которой, по его мнению, можно найти немало параллелей с нынешним ближневосточным конфликтом. (Его критика совершенно справедлива, и я даю себе слово восполнить этот пробел в образовании.)

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Поколение Y, возможно, плохо представляет себе исторические параллели текущих событий

Флинн вспоминает, как Джордж Оруэлл в своих антиутопиях рисовал мрачную картину будущего, в котором правительство переписывает историю и манипулирует населением.

«На самом же деле достаточно просто не знать истории и жить в отсеке сегодняшнего дня — тогда правительство и СМИ смогут делать с вами все, что им заблагорассудится», — подчеркивает профессор.

Иными словами, уровень нашего интеллекта, может быть, и вырос, но умнее мы не стали: «Чтение литературы и изучение истории — единственное, что способно помочь нам воспользоваться преимуществами выросшего за прошлый век уровня IQ в современных политических условиях».

Это мнение может показаться спорным, но Флинн — не единственный, кого беспокоит будущее Поколения Y: в своей последней книге «Голова в облаках» (Head In The Clouds) американский журналист Уильям Паундстоун подчеркивает, что невежество влияет на процесс принятия решений во многих областях нашей жизни.

Даже если Флинну не удастся убедить молодых людей больше читать, нет сомнений в том, что он уже навсегда изменил наши взгляды на интеллект.

«Я оставляю после себя материал, на основе которого можно создать по-настоящему толковую когнитивную теорию», — говорит он.

А это значит, что мы сможем понять, как меняется наш разум в ответ на изменения окружающего мира.

Флинн надеется, что его работу продолжат другие, а сам планирует заняться написанием трудов о философии и политике.

Ведь для него изучение интеллекта всегда было не более чем временным занятием. «Я оказался вовлеченным в эту область случайно и, слава богу, теперь снова могу ее оставить».

Эмоциональный интеллект на рабочем месте

Что такое эмоциональный интеллект?

Эмоциональный интеллект — это концепция, которая возникла в 1990-х годах в качестве одной из тем академического дискурса и затем очень быстро получила широкое применение, став важной составляющей бизнес-психологии и исследований динамики рабочих мест.

Эмоциональный интеллект обычно сокращенно называют EQ (эмоциональный коэффициент) по аналогии с IQ (коэффициент интеллекта). Люди с высоким EQ — это всегда более гибкие, разносторонние, целеустремленные и продуктивные сотрудники. EQ не менее важен, чем профессиональные навыки и квалификации.

Проще говоря, эмоциональный интеллект означает способность понимать и интерпретировать свои и чужие эмоции, а также управлять ими. Вы должны уметь не терять голову в стрессовой ситуации, помогать другим чувствовать себя уверенно и понимать, как ваше поведение может влиять на ваше окружение.

Если с помощью IQ измеряются мыслительные способности, то эмоциональный интеллект связан с нашим поведением. Поначалу такая трактовка может показаться слишком абстрактной и абсурдной, но наш разум — это своего рода система, к которой нужно относиться со всей серьезностью. Мы, люди, знаем, как настраивать, совершенствовать системы и управлять ими, чтобы они работали максимально эффективно. Тот же самый подход можно и нужно применять к нашему собственному эмоциональному состоянию.

Человек может владеть всеми знаниями, необходимыми для работы, но если он не может поддерживать общение с участниками рабочей группы и не способен контролировать собственные эмоции, это может негативно сказаться на качестве работы.

Как повысить уровень эмоционального интеллекта?

Каждый человек обладает эмоциональным интеллектом. Чтобы стать обладателем высокого эмоционального интеллекта, необходимо всего лишь знать, как повысить его уровень и научиться эффективно его использовать.

Ученый Дэниел Гоулман, изучающий проблемы поведения, в своей обширной работе по исследованию и определению эмоционального интеллекта выделил пять основных навыков, которые необходимо развивать, чтобы повысить уровень EQ:

1. Самопознание

Первым шагом на пути к эмоциональному интеллекту является понимание своих собственных эмоций. Мы все испытываем и выражаем различные эмоциональные состояния по-разному, и чем больше мы понимаем, как с ними справляться, тем лучше мы будем понимать окружающих нас людей.

Речь идет не просто об эмоциональном познании; самопознание относится к пониманию нюансов вашей личности, поведения и мышления. Вы должны понимать, как другие люди видят вас и реагируют на вас, а также как ваши действия влияют на ваше окружение.

Когда вы осознаете, как вас воспринимают другие люди, мы называем это общественным самопознанием. Это не означает, что вам нужно слишком сильно беспокоиться о том, что люди думают о вас. Речь идет скорее о способности беспристрастно оценивать и принимать во внимание то, как другие воспринимают вас, а также понимать причины такого восприятия.

Итак, как именно происходит самопознание?

Вам может показаться, что эмоции — это только ваша психическая реальность, но мы на самом деле переживаем и физически выражаем свои эмоции. Поясним, что мы называем индивидуальным самопознанием.

Например, когда вы злитесь, вы можете испытывать такое чувство, словно в ваших венах застывает кровь, а когда вы нервничаете, у вас может возникнуть ощущение «бабочек» в груди или дрожь. Когда вы счастливы, вам невероятно легко и вы чувствуете прилив сил.

Если вы сможете распознать эти индикаторы вашего физического состояния и отследить, когда и почему они возникают, вы сможете лучше понимать и предугадывать свои эмоции, а также эффективнее управлять ими.

Многое сводится к личному исследованию собственных переживаний; остановитесь на минутку и спросите себя, как вы себя чувствуете и каков ваш вклад в рабочий процесс. Если вы ощущаете разобщенность или недопонимание внутри своего коллектива, проанализируйте, почему это происходит и какие ваши действия или высказывания могли привести к существующей ситуации.

Обратите внимание на свои мысли и чувства, а также постарайтесь понять, как различные ситуации могут повлиять на вас или спровоцировать эмоциональные реакции. Во время работы спросите себя, сможете ли вы одинаково выполнить задачу как в огорченном, так и в спокойном состоянии, и постарайтесь понять, как ваше психическое состояние влияет на качество и эффективность работы.

Интуиция очень тесно связана с эмоциональным интеллектом. Интуиция имеет отношение к нашему восприятию ситуации. Мы можем воспользоваться своей интуицией, чтобы лучше разобраться в том, что мы на самом деле чувствуем. Это не значит, что мы всегда должны следовать своей интуиции, но при этом не стоит забывать о ней. Вам обязательно следует принять ее к сведению и изучить, чтобы лучше понимать свои собственные взгляды и эмоции.

Кроме того, самопознание означает понимание своих сильных и слабых сторон и умение реалистично оценивать свои возможности. Признание своих слабых сторон — это первый шаг к их преодолению, а признание сильных сторон повышает уровень мотивации и общее ощущение благополучия.

2. Саморегуляция

Когда вы научитесь распознавать и различать свои эмоции, вы можете начать контролировать их. Если вы позволите своим эмоциям взять верх над вами на рабочем месте, скорее всего, вы не сможете в полной мере реализовать все свои способности. Саморегуляция означает, что вы не позволите себе оказаться под влиянием внешних факторов, а, наоборот, постараетесь сосредоточиться на поставленной задаче.

Каждый из нас имеет свои собственные взгляды и мнения, однако крайне важно понимать, когда и как следует выражать эти взгляды и мнения на рабочем месте. Если вы не контролируете свои эмоции, это может привести к тому, что вас будут считать ненадежным человеком или обузой для коллектива. Это не значит, что вы должны скрывать свои чувства. Самоконтроль — это умение правильно, профессионально и осознанно справляться со своими эмоциями.

Как заниматься саморегуляцией

Избегайте принятия импульсивных решений и необдуманных действий. Принцип «Думайте, прежде чем что-то сделать» — это важная составляющая саморегуляции. Подумайте, как ваши действия или слова могут повлиять на ваше окружение и коллег. Задайтесь вопросом, является ли ваш способ донесения идей самым эффективным и конструктивным.

Саморегуляция, безусловно, поможет вам в работе, но методы, лежащие в ее основе, могут и должны выходить за рамки обычного рабочего дня. Ведение физически активного образа жизни и занятие любимыми делами вне работы, поддержание здорового сна, а также поиск безопасного и полезного выхода для своих чувств, таких как злость или разочарование, — это важные шаги на пути к управлению эмоциями и восстановлению энергетического баланса, которые помогут вам избежать формирования нездоровой рабочей обстановки.

Инструменты и методы, лежащие в основе саморегуляции, можно сравнить с теми, которые практикуются в когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), призванной помочь нам справиться с нашими проблемами путем изменения нашего мыслительного процесса и модели поведения. КПТ обычно применяется для лечения психических заболеваний и аффективных расстройств, но ее методы и приемы, несомненно, могут применяться с целью саморегуляции.

Ниже перечислены некоторые из основных приемов:

  • Классифицируйте свои проблемы. Если вы позволите множеству мелких неприятностей объединиться в одну большую проблему, тогда ее решение может стать для вас непосильной задачей.
  • Проведите разграничение между проблемами, которые вы способны решить, и проблемами, которые вы не в состоянии контролировать, а также сосредоточьте свои усилия на том, что можно исправить.
  • Выделите время на решение конкретных проблем и постарайтесь не думать о проблемах до наступления заданного времени, чтобы не обременять себя ими на протяжении всего дня.
  • Практикуйте осознанность. Найдите время, чтобы сосредоточиться на своем дыхании и отделить себя от проблем.
  • Отстранитесь и посмотрите на проблемы, с которыми вы столкнулись, со стороны.
  • Записывайте свои чувства; это поможет прояснить и четче обозначить неопределенные моменты и найти реальные решения.

Если вы расстроены, раздражены или ощущаете какие-либо явно негативные эмоции, предпримите соответствующие меры, чтобы смягчить их, а также поделитесь опытом со своими коллегами.

Практика саморегуляции поможет вам лучше адаптироваться на рабочем месте, а также не потерять концентрацию. Если вы умеете контролировать эмоциональные проблемы и определять их приоритетность, вы точно так же сможете управлять своей рабочей нагрузкой и расставлять приоритеты в работе.

3. Мотивация

Внутренняя мотивация есть у людей, которые ставят цели и добиваются их реализации ради собственного удовлетворения. В основе этой мотивации не лежат деньги, репутация или карьерный рост; ее главной движущей силой являются страсть и личное удовлетворение.

Добросовестное отношение к своим профессиональным обязанностям и понимание того, что ваш упорный труд подпитывается не деньгами, а личными амбициями, помогут вам улучшить качество своей работы и добиться более высоких результатов. Конечно, нет ничего плохого в том, что вы хотите вызвать восхищение и достичь финансового успеха, но, если это все, ради чего вы работаете, возможно, вы никогда не почувствуете себя по-настоящему удовлетворенным своей профессиональной деятельностью. Вы не обязаны тяжело работать только ради того, чтобы угодить своему начальству или клиентам. Вы должны стремиться к личным достижениям за счет развития эмоционального интеллекта.

Как поддерживать мотивацию к работе

Если вы изо всех сил пытаетесь найти стимулы к работе, спросите себя, что именно вы хотите получить от своей должности и профессии, и продолжайте задавать себе этот вопрос, пока у вас не появится четкий ответ. Выясните, что движет вами, где вы видите себя в будущем и что вам нужно сделать, чтобы там оказаться.

Ставьте реальные, но при этом амбициозные задачи, которые способствуют осуществлению ваших желаний и личных целей. Таким образом, вы будете знать, как и почему вы работаете на себя, даже если вы работаете на других людей. Регулярная постановка целей — это прекрасный способ создания условий для мотивации и повышения эффективности труда.

Направьте свою энергию на те части работы, которые вам нравятся, а также попытайтесь докопаться до сути и понять, что без той части, которая вам не по душе, вы не сможете выполнить и ту часть, от которой получаете удовольствие. Используйте аспекты своей работы, которые вам нравятся, чтобы мотивировать себя на достижение результата в других направлениях. Спросите себя, почему одни аспекты вам нравятся, а другие — нет.

Если вы испытываете неудовлетворенность и выгораете на работе, возможно, пришло время обратиться с этим вопросом к начальству. Если работа вас не радует, значит, это проблема не только ваша, но и вашего начальства, поэтому не бойтесь решать эти вопросы открыто.

Мотивация заразительна; ваш энтузиазм, оптимизм и сознательность отразятся на вашем окружении и помогут создать благоприятную рабочую среду, где главной движущей силой станет страсть, а не деньги.

4. Эмпатия

Эмоциональный интеллект — это не только способность понимать себя, но и попытка разобраться в эмоциях других людей. Не игнорируйте и не отвергайте полностью эмоции или мнения других людей, с которыми вы не согласны, а попытайтесь взглянуть на вещи с их точки зрения. Прислушайтесь к ним, дайте им высказать свою точку зрения и постарайтесь почерпнуть что-то для себя из вашего общения. Эмпатия — это все, что тем или иным образом связано с управлением конфликтами.

Высокий эмоциональный интеллект означает умение учиться на ошибках прошлого и признавать их, а также понимать разные точки зрения. Вам не нужно соглашаться со всем, что говорят или делают ваши коллеги, но вы должны всегда стараться хотя бы понять эмоции других людей, чтобы помочь им научиться управлять своими эмоциями.

Проявляйте сострадание к другим участникам вашей рабочей группы, прислушивайтесь к ним и отвечайте конструктивно. Агрессия или отстранение будут только препятствовать свободному общению и созданию комфортных условий на рабочем месте, что может очень негативно повлиять на вашу работу и лидерские качества.

5. Социальные навыки

Высокий уровень социальной осведомленности — важнейшая составляющая управления взаимоотношениями и, в свою очередь, EQ. Социальный интеллект — это не только дружелюбное отношение и умение пользоваться эмодзи (хотя это, безусловно, тоже помогает). Это еще и коммуникабельность, притягательность, открытость, а также уверенность в том, что ваш собеседник чувствует себя услышанным и удовлетворенным.

Не берите на себя роль пассивного слушателя во время беседы. Старайтесь не терять интерес к процессу, сохраняйте зрительный контакт, активно участвуйте в обсуждении и демонстрируйте, что вы действительно готовы учиться. Завоюйте доверие своих коллег благодаря таким качествам, как добросовестное отношение к работе, чувство сострадания, оптимизм и доброжелательность.

Постарайтесь изучить язык тела не только своего, но и других людей; развитые навыки межличностного общения означают способность адекватно оценивать ситуацию и понимать, что уместно, а что нет, без лишних слов.

Когда речь идет об эмпатии и социальных навыках, важно помнить следующее:

  • Слушайте своих коллег.
  • Не перебивайте людей.
  • Убедитесь, что ваш отзыв всегда носит конструктивный характер.
  • Будьте открыты и искренни, а также поощряйте других к тому же.
  • Научитесь распознавать у себя и других участников рабочей группы признаки выгорания на работе и примите соответствующие меры.
  • Уделяйте время совместным мероприятиям.

Общение — это ключ к успеху

Коллектив, участники которого умеют общаться и понимать друг друга, несомненно будет более эффективно выполнять свою работу. Все вышеизложенные навыки улучшают коммуникацию вашу и вашей команды.

Свободное общение очень важно, независимо от того, работаете ли вы все вместе в одном офисе или сотрудничаете в удаленном режиме. Такие методы и инструменты, как Dropbox Paper, которые создают условия для доверительного общения и прямой обратной связи, способствуют развитию эмоционального интеллекта, который поможет вам эффективно выполнять свою работу и взаимодействовать с рабочей группой.

Развитые навыки эмоционального интеллекта содействуют созданию более продуктивной, мотивированной, здоровой и счастливой рабочей среды. Вам не нужно становиться лучшим другом для каждого участника команды. Намного важнее понимать, что ваши коллеги думают и как они воспринимают ваше собственное поведение и действия.

Работая над эмоциональным интеллектом, вы сможете предотвратить негативное влияние ваших эмоций на работу или на взаимоотношения с вашим коллективом. Это означает, что вы знаете, как использовать свои сильные стороны и как преодолеть свои слабости. Люди с высоким эмоциональным интеллектом не игнорируют возникающие проблемы или негативные чувства. Наоборот, они решительно противостоят им, действуя прагматично.

Высокий уровень EQ на рабочем месте не менее важен, чем IQ, если не больше. Развитие и использование навыков эмоционального интеллекта поможет укрепить вашу уверенность в собственных силах, а также улучшит самоконтроль, умение принимать решения и общее психическое здоровье.

ИНТЕРВЬЮ Как искусственный интеллект изменил нашу жизнь и зачем в ЮНЕСКО разработали рекомендации по его этичному использованию?

МК: Начать надо, наверное, с хорошего, потому что технологии, конечно, приносят много хорошего в плане экономического развития. Даже до пандемии оценивалось, что их вклад в мировую экономику – это 4 триллиона долларов к 2022 году, а сейчас уже, наверное, больше в связи с ускоренной цифровизацией. 

Кроме экономики, это также трансформация сферы здравоохранения, образования, работы. Эти технологии помогают, в том числе, в сдерживании распространения вируса, в разработке вакцин. Электронные платформы держат экономику на плаву. Но, действительно, регулирования как такого на сегодняшний день нет. 

Есть несколько моментов, которые можно отметить. Во-первых, это отсутствие правовой определенности. Например, сейчас технологии искусственного интеллекта работают на основе обучения алгоритмов через определенные наборы данных. Такие системы могут «обучаться» на основе информации, в том числе полученной из внешнего мира.  Поэтому они могут действовать таким образом, который даже их создатели не могли предсказать. А предсказуемость критична для современных правовых подходов.

Такие системы могут вообще действовать независимо от создателей или операторов

Более того, такие системы могут вообще действовать независимо от создателей или операторов. Это усложняет задачу по определению того, кто в итоге будет нести ответственность, если что-то случится. На сегодняшний день нет четких правил относительно того, что делать, если такие ситуации возникают. 

Надо также понимать, что нет даже четких подходов к развитию технологий искусственного интеллекта, позволяющих избежать таких проблем, как неравенство, предвзятость, дискриминация, непрозрачность, неподотчетность этих систем. Это вопросы глобального характера. 

Например, неравенство. Мы видим, что есть концентрация данных технологий, их разработки, развития в определенных регионах или даже странах и компаниях. 200 компаний в мире создают 77 процентов всех инноваций в области искусственного интеллекта. Это может привести к злоупотреблению технологиями, это также усиливает цифровой барьер для многих стран и целых регионов, увеличивает экономический разрыв. 

Есть другой аспект неравенства. Например, женщины недостаточно представлены в сфере искусственного интеллекта. На сегодняшний день только 22 процента профессионалов в этой области по всему миру – это женщины. Только 14 процентов авторов исследований – это женщины. Только 18 представителей на ведущих конференциях – это женщины. 

Банки выбирают, кому дать кредит, а кому – отказать. Потому что это также все чаще делается на основе алгоритмов

Это имеет значение не только для обеспечения равенства возможностей в этой сфере, но и для того, какими эти технологии будут. Например, исходя из того, какие убеждения, какие идеи, какое видение преобладает при разработке алгоритмов и формировании наборов данных для их обучения и тренировки. Это ведет к серьезным социальным последствиям. Вплоть до того, как банки выбирают, кому дать кредит, а кому – отказать. Потому что это также все чаще делается на основе алгоритмов. И до того, кого и на сколько посадить в тюрьму. Потому что алгоритмы используются уже даже в судебной системе. 

Еще один момент, который я хотел бы обозначить здесь, это влияние на окружающую среду. Поскольку на сегодняшний день, на мой взгляд, недостаточно внимания этому уделяется именно в сфере искусственного интеллекта. А влияние очень велико, потому что хранение и обработка больших массивов данных и сама работа этих сложных алгоритмов требуют значительных компьютерных ресурсов, что, как показывают исследования, оставляет существенный «углеродный след». Только извлечение данных требует 10 процентов всей энергии, которая вырабатывается в мире. 

Безусловно, прогресс не стоит на месте, и сейчас обучение так называемых «нейронных сетей» во много раз эффективнее с точки зрения ресурсов, чем было еще 10 лет назад. Но мы все еще далеки от устойчивого развития данных технологий. Для этого всего необходима нормативная база.

ЛБ: Как изменить ситуацию и как обеспечить этичное использование искусственного интеллекта? Как страны могут разработать соответствующие законы, и какова роль ЮНЕСКО?

МК: Здесь необходимо понимать, во-первых, какие возникают проблемы в связи с развитием технологий. О некоторых из них я уже говорил. Во-вторых, необходимо определить способы их решения. И, в-третьих, нужны институциональные условия, чтобы эти способы эффективно внедрить, а потом применять на практике.

В прошлом году 193 государства-члена дали мандат ЮНЕСКО для разработки первого глобального нормативного документа об этических аспектах искусственного интеллекта, в виде рекомендаций. У ЮНЕСКО уже накоплен опыт в сфере этики науки и технологий, в том числе через работу консультативных органов, таких как Всемирная комиссия по этике научных исследований и технологий, и в процессе подготовки Рекомендаций [об этических аспектах искусственного интеллекта] ЮНЕСКО задействовала 24 ведущих эксперта в различных областях знаний всех регионов мира. Проведены масштабные глобальные и региональные консультации, были получены более 50 тысяч комментариев. Теперь у нас есть первый проект Рекомендаций, который уже был направлен государствам для комментариев.

193 государства-члена дали мандат ЮНЕСКО для разработки первого глобального нормативного документа об этических аспектах искусственного интеллекта

В следующем году запланированы межгосударственные переговоры по обновленному тексту, и мы надеемся, что он будет в итоге принят. Данный документ представляет собой полноценную основу для того, чтобы направить область искусственного интеллекта в сторону положительных результатов для человека, для общества, для человечества в целом и для окружающей среды, на что мы тоже делаем упор.

Это позволит максимально уменьшить те риски и негативные последствия, которые могут возникнуть. Для этого выработана система взаимосвязанных ценностей, принципов и, что самое важное, конкретных действий. На недавнем «Парижском форуме мира» один из ведущих ученых в области искусственного интеллекта Стюарт Рассел уже похвалил ЮНЕСКО за эту практическую применимость некоторых положений.

ЛБ: Вы уже упомянули, что технологии помогают бороться с пандемией, но вместе с тем, в ЮНЕСКО говорят, что на фоне пандемии мог увеличиться риск неэтичного использования искусственного интеллекта. Что это означает? Можете привести примеры?

МК: Я бы тут выделил как минимум два момента. Во-первых, на фоне пандемии мы видим беспрецедентную скорость цифровизации во всех сферах: работа, учеба, бизнес, онлайн-шоппинг и т.д. Число людей, которые работали дистанционно, до пандемии составляло 5-7%, а сейчас их 40-50%. И это повсеместно: Евросоюз, США, Филиппины, Малайзия. 

В бизнесе, например, в Африке некоторые платформы электронной розничной торговли выросли на трехзначные цифры. Эти примеры означают то, что риски технологий искусственного интеллекта, о которых я говорил, на самом деле были известны еще до пандемии. Они возникают из-за злоупотребления технологиями, их некорректной разработки или использования так называемых «предвзятых данных». Ускорение цифровизации приводит к ускоренному распространению рисков и проблем. 

На фоне пандемии мы видим беспрецедентную скорость цифровизации во всех сферах: работа, учеба, бизнес, онлайн-шоппинг

Например, недавно был случай в Великобритании, когда алгоритмы использовались для выставления окончательных оценок ученикам после того, как экзамены были формально отменены из-за пандемии. Такое оценивание привело к значительно более низким результатам, чем ожидали даже учителя, особенно у учеников из бедных семей. А финальные оценки в Великобритании имеют большое влияние на то, в какие вузы поступят ученики, что приведет к серьезным последствиям для их будущего. Это сразу же привело к протестам и требованиям объяснить, как алгоритмы работают, как они пришли к таким выводам. В итоге эти результаты отменили.

Я бы еще второй момент отметил: эти же технологии используются непосредственно для борьбы с пандемией. Часто это делается без существенной оценки рисков и этичности того или иного подхода. Отсутствуют руководства по поводу того, как оценивать точность и действенность инструментов, что может привести к постановке неправильного диагноза и т.д. 

Есть приложения на телефонах, которые призваны улучшить ситуацию с распространением вируса, чтобы он не распространялся так быстро и повсеместно. Но это в то же время технология слежения. Тут возникают вопросы конфиденциальности данных, использования этих данных не по назначению, в какой момент эта слежка заканчивается. Государства получают определенные полномочия. Когда эти полномочия заканчиваются? Заканчиваются ли они с пандемией или нет? То есть каких-то определенных правил во многих странах просто нет.

Государства получают определенные полномочия. Когда эти полномочия заканчиваются? Заканчиваются ли они с пандемией или нет?

 Данные о COVID, которые собираются для обучения алгоритмов, далеко не всегда полные и могут даже усиливать какие-то существующие в обществе стереотипы. Это также связано с отсутствием прозрачности и полного понимания, как алгоритмы работают, какие данные используются. Это приводит в итоге к сомнениям в точности соответствующих моделей и алгоритмов.

Я не говорю о том, что все плохо. Мы не должны останавливать использование данных инструментов, приложений и технологий. Мы просто должны понимать, что это очень мощные инструменты, которые не всегда легко понять, и мы должны подходить к ним осторожно. Для того, чтобы распространение этих технологий было направлено на преумножение позитивных результатов, на уменьшение связанных с ними рисков, нам необходима единая нормативная база. Желательно, глобального характера. Я думаю, что Рекомендации об этических аспектах искусственного интеллекта – это именно такой документ, который нужен, на основе которого можно будет дальше уже развивать как международно-правовые подходы, так и национальное законодательство.

Определение интеллекта Merriam-Webster

in · tel · li · gence | \ in-ˈte-lə-jən (t) s \ 1а (1) : способность учиться или понимать или иметь дело с новыми или трудными ситуациями : причина также : умелое использование разума

(2) : способность применять знания для манипулирования окружающей средой или мыслить абстрактно в соответствии с объективными критериями (такими как тесты)

б Христианская наука : основное вечное качество божественного разума.

б : информация о противнике или возможном противнике или области также : агентство, занимающееся получением такой информации

4 : способность выполнять компьютерные функции

: разумный разум или разум космический разум

Что такое IQ? Что такое интеллект? — Что означает ваш показатель IQ?

Автор: Dr.Эдвин ван Тиль, обновлено 18 февраля 2019 г.

В науке термин «интеллект» обычно относится к тому, что мы можем назвать академическим или когнитивным интеллектом. В своей книге об интеллекте профессора Ресинг и Дрент (2007) * отвечают на вопрос «Что такое интеллект?» , используя следующее определение: «Совокупность когнитивных или интеллектуальных способностей, необходимых для получения знаний и правильного использования этих знаний для решения проблем, имеющих хорошо описанную цель и структуру.»

На обычном языке можно сказать, что интеллект относится к тому, насколько вы умны или умны.

Первые тесты интеллекта, использованные в области психологии

Весы, разработанные Бине и Саймоном, были первыми интеллектуальными тестами, которые стали широко распространены в начале 20-го века. Армейские тесты Alpha и Beta, которые использовались во время Первой мировой войны для оценки военнослужащих, стали очень популярными.

В последние годы шкалы Векслера являются наиболее широко используемыми инструментами в область психологии для измерения интеллекта.Разработчик этих тестов Векслер опубликовал свою первую шкалу в 1930-х годах. Он использовал материал из альфа- и бета-тестов Бине, чтобы сделать свой тест. Важной особенностью его теста было то, что при расчете IQ этот тест учитывал возраст. Другими словами, при вычислении IQ происходит коррекция возраста. Благодаря этой особенности IQ остается постоянным на протяжении всей жизни.

Коэффициент интеллекта (IQ)

IQ — это аббревиатура от «Коэффициент интеллекта». Итак, , что такое IQ ? IQ — это показатель вашего интеллекта, который выражается числом.

IQ человека можно рассчитать, попросив человека пройти тест на интеллект. Средний IQ составляет 100. Если вы набираете более 100 баллов, вы умнее среднего человека, а более низкий балл означает, что вы (несколько) менее умны.

IQ показывает, какой у вас результат в конкретном тесте интеллекта, часто сравниваемый с вашей возрастной группой. Средний балл теста составляет 100 баллов, а стандартное отклонение — 15 баллов. Что означает это стандартное отклонение? Это означает, что 68 процентов населения имеют IQ в диапазоне 85-115 баллов.И что 95 процентов населения набирает баллы в интервале 70–130.

Некоторые примеры

Что это значит, когда ваш IQ равен 100? Это означает, что у половины населения баллы выше, чем у вас. Другая половина получает меньше очков, чем вы. А что это значит, когда у вас IQ 130? Это означает, что 97,5 процента вашей возрастной группы имеют более низкие оценки, чем вы. Только 2,5 процента баллов выше.

Взгляните на красивый график, объясняющий большее количество баллов и значение показателя IQ.

Дополнительная литература: Повышение вашего IQ и множественного интеллекта.Вы также можете пройти бесплатный тест IQ или прочитать статью об истории тестирования IQ.

* Ресинг, В., и Дрент, П. (2007). Интеллект: знание и измерение. Амстердам: Издатель Nieuwezijds

Что такое IQ — и насколько оно важно?

Ранее в этом году 11-летняя Кашмеа Вахи из Лондона, Англия, набрала 162 балла в тесте на IQ. Это высший балл. Результаты были опубликованы Mensa, группой очень умных людей. Вахи — самый молодой человек, получивший высший балл в этом конкретном тесте.

Означает ли ее высокий балл, что она продолжит делать великие дела — как Стивен Хокинг или Альберт Эйнштейн, два величайших ученых мира? Может быть. А может и нет.

Учителя и родители, подпишитесь на шпаргалку

Еженедельные обновления, которые помогут вам использовать Новости науки для студентов в учебной среде

Спасибо за регистрацию!

При регистрации возникла проблема.

IQ, сокращенно от коэффициента интеллекта , является мерой способности человека к рассуждению. Короче говоря, он предназначен для измерения того, насколько хорошо кто-то может использовать информацию и логику, чтобы отвечать на вопросы или делать прогнозы. Тесты IQ начинают оценивать это, измеряя кратковременную и долговременную память. Они также измеряют, насколько хорошо люди могут решать головоломки и вспоминать услышанную информацию и насколько быстро.

Каждый ученик может учиться, независимо от того, насколько он умен. Но некоторые ученики борются в школе из-за слабости в одной конкретной области интеллекта.Эти студенты часто пользуются программами специального образования . Там они получают дополнительную помощь в тех областях, где им сложно. Тесты на IQ могут помочь учителям определить, каким ученикам будет полезна такая дополнительная помощь.

Шахматы — это игра мастерства и стратегии. Интеллект помогает, но не менее важна забота о нем и настойчивость для постепенного развития навыков. Тесты IQ также могут помочь выявить учащихся, которые преуспеют в динамичных программах «обучения одаренных».Многие колледжи и университеты также используют экзамены, аналогичные тестам на IQ, для отбора студентов. А правительство США, в том числе военные, использует тесты IQ при выборе сотрудников. Эти тесты помогают предсказать, какие люди станут хорошими лидерами или лучше овладеют определенными навыками.

Заманчиво много вкладывать в чей-то показатель IQ. Большинство неспециалистов считают, что умственные способности — это причина того, что успешные люди преуспевают. Психологи, изучающие интеллект, считают, что это правда лишь отчасти.Тесты на IQ могут предсказать, насколько хорошо люди будут действовать в определенных ситуациях, например, абстрактно мыслить в науке, технике или искусстве. Или руководящие команды людей. Но это еще не все. Чрезвычайное достижение зависит от многих вещей. И эти дополнительные категории включают амбиции, настойчивость, возможности, способность ясно мыслить и даже удачу.

Разведка имеет значение. Но не так много, как вы могли подумать.

Измерение IQ Тесты

IQ существуют уже более века.Изначально они были созданы во Франции, чтобы помочь выявить учащихся, которым требовалась дополнительная помощь в школе.

Правительство США позже использовало модифицированные версии этих тестов во время Первой мировой войны. Руководители вооруженных сил знали, что допускать неквалифицированных людей в бой может быть опасно. Поэтому они использовали тесты, чтобы помочь найти квалифицированных кандидатов. Военные продолжают это делать и сегодня. Квалификационный тест вооруженных сил — один из многих используемых тестов на IQ.

«У

IQ-тестов много разных целей», — отмечает Джоэл Шнайдер.Он работает психологом в Нормальном университете штата Иллинойс. Некоторые тесты IQ были разработаны для оценки детей определенного возраста. Некоторые предназначены для взрослых. А некоторые были разработаны для людей с ограниченными возможностями.

Но любой из этих тестов будет хорошо работать только для людей, имеющих схожее культурное или социальное воспитание. «В Соединенных Штатах», например, «человек, не имеющий представления о том, кем был Джордж Вашингтон, вероятно, имеет интеллект ниже среднего», — говорит Шнайдер.«В Японии незнание того, кем был Вашингтон, мало что говорит об интеллекте этого человека».

Вопросы о важных исторических личностях попадают в категорию «знания» тестов IQ. Вопросы, основанные на знаниях, проверяют, что человек знает об окружающем мире. Например, они могут спросить, знают ли люди, почему так важно мыть руки перед едой.

Такие аргументирующие вопросы, как этот, просят испытуемых выяснить, что будет дальше в шаблоне. Тесты Life of Riley / Викимедиа

IQ также задают более сложные вопросы для измерения чьих-либо знаний.Что такое абстрактное искусство? Что означает дефолт по кредиту? В чем разница между погодой и климатом? Шнайдер объясняет, что такие вопросы проверяют, знает ли кто-то о вещах, которые ценятся в его культуре.

Такие вопросы, основанные на знаниях, измеряют то, что ученые называют кристаллизованным интеллектом . Но некоторые категории тестов на IQ вообще не касаются знаний.

Некоторые занимаются памятью. Другие измеряют так называемый гибкий интеллект . Это способность человека использовать логику и разум для решения проблемы. Например, тестируемым может потребоваться выяснить, как будет выглядеть фигура, если ее повернуть. Гибкий интеллект стоит за моментами «ага» — временами, когда вы внезапно соединяете точки, чтобы увидеть более широкую картину.

Аки Николаидис — нейробиолог, изучающий структуры мозга. Он работает в Университете Иллинойса в Урбана-Шампейн. И он хотел знать, какие части мозга активны во время этих эпизодов «ага».

В исследовании, опубликованном ранее в этом году, он и его команда изучили 71 взрослого человека. Исследователи проверили подвижный интеллект добровольцев с помощью стандартного теста IQ, разработанного для взрослых. В то же время они отметили, какие области мозга испытуемых работают больше всего. Они сделали это с помощью сканирования мозга под названием магнитно-резонансная спектроскопия или MRS. Он использует магниты для поиска определенных молекул в мозгу.

Во время работы клетки мозга поглощают глюкозу, простой сахар, и выплевывают остатки.Сканирование MRS позволяет исследователям проследить эти остатки. Это показало им, какие именно области человеческого мозга усердно работают и расщепляют больше глюкозы.

Люди с более высокими показателями жидкого интеллекта, как правило, имеют больше остатков глюкозы в определенных частях мозга. Эти области находятся в левой части мозга и ближе к передней части. Они занимаются планированием движений, пространственной визуализацией и рассуждениями. Все это ключевые аспекты решения проблем.

«Важно понимать, как интеллект связан со структурой и функциями мозга», — говорит Николаидис.Это, добавляет он, может помочь ученым разработать более эффективные способы повышения подвижного интеллекта.

Персональный интеллект Тесты

IQ «измеряют набор навыков, важных для общества», — отмечает Скотт Барри Кауфман. Он психолог из Пенсильванского университета в Филадельфии. Но, добавляет он, такие тесты не позволяют полностью раскрыть чей-то потенциал. Одна из причин: тесты на IQ предпочитают людей, которые могут думать на месте. Это умение, которого не хватает многим способным людям.

Это то, что Кауфман ценит так же хорошо, как и все остальные.

Мечтать может показаться пустой тратой времени, но исследования Скотта Барри Кауфмана показывают, что на самом деле это важная часть творческого решения проблем. Яков Кордина / iStockphoto

Мальчиком ему требовалось дополнительное время, чтобы обработать услышанные слова. Это замедлило его обучение. Его школа поместила его в классы специального образования, где он оставался до средней школы. В конце концов, наблюдательный учитель предположил, что он может хорошо учиться в обычных классах.Он переключился и, усердно поработав, действительно преуспел.

Кауфман сейчас изучает то, что он называет «личным интеллектом». Это то, как интересы и природные способности людей объединяются, чтобы помочь им достичь своих целей. IQ — одна из таких способностей. Самоконтроль — другое. Оба помогают людям сосредоточить свое внимание, когда им нужно, например, в школе.

Психологи объединяют сосредоточенное внимание человека, самоконтроль и решение проблем в навык, который они называют исполнительной функцией .Клетки мозга, стоящие за исполнительной функцией, известны как сеть исполнительного управления . Эта сеть включается, когда кто-то проходит тест IQ. Многие из тех же областей мозга участвуют в гибком интеллекте.

Но личный интеллект — это больше, чем просто исполнительная функция. Это связано с личными целями. Если люди работают над достижением какой-то цели, они будут заинтересованы и сосредоточены на том, что они делают. Они могут мечтать о проекте, даже не работая над ним.Хотя для посторонних мечтания могут показаться пустой тратой времени, они могут принести большую пользу человеку, занимающемуся этим.

Когда люди заняты какой-либо задачей, например обучением, они хотят продолжать ее, — объясняет Кауфман. Это означает, что они будут продвигаться вперед еще долго после того, как в противном случае можно было бы ожидать, что они сдадутся. Вовлеченность также позволяет человеку переключаться между сосредоточенным вниманием и блужданием мыслей.

Это состояние мечтания может быть важной частью интеллекта. Часто, когда ум «блуждает», внезапно возникают озарения или догадки о том, как что-то работает.

Люди, выполняющие задачу по творческому мышлению, используют две разные сети мозга одновременно, предполагая, что творчество — это уникальное состояние ума. Скотт Барри Кауфман / Nature

Во время мечтаний срабатывает так называемая сеть по умолчанию в мозгу. . Его нервные клетки активны, когда мозг находится в состоянии покоя. Долгое время психологи думали, что сеть режима по умолчанию активна только тогда, когда сеть исполнительного управления отдыхает. Другими словами, вы не могли одновременно сосредоточиться на деле и мечтать.

Чтобы проверить, так ли это на самом деле, в прошлом году Кауфман объединился с исследователями из Университета Северной Каролины в Гринсборо и Университета Граца в Австрии. Они сканировали мозг добровольцев с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии или фМРТ. Этот инструмент использует сильное магнитное поле для записи активности мозга.

Просканировав мозг 25 студентов колледжа, исследователи попросили студентов придумать как можно больше творческих вариантов использования повседневных предметов.По мере того, как студенты проявляли максимальную креативность, загорелись части как сети режима по умолчанию, так и сети исполнительного управления. Две системы не противоречили друг другу. Скорее, как подозревает Кауфман, две сети работают вместе, чтобы сделать возможным творчество.

«Творчество кажется уникальным состоянием сознания», — говорит Кауфман. И он считает, что это необходимо для решения проблем.

Превратить потенциал в достижение

Просто быть умным не означает, что кто-то добьется успеха.И то, что кто-то менее умен, не означает, что этот человек потерпит неудачу. Это один вывод из работы таких людей, как Анджела Дакворт.

Ученые считают, что более упорные студенты учатся усерднее, чем их сверстники, и получают более высокие оценки. Encrier / iStockphoto

Она работает в Пенсильванском университете в Филадельфии. Как и многие другие психологи, Дакворт задавался вопросом, что делает одного человека более успешным, чем другого. В 2007 году она опросила людей из всех слоев общества.Она спросила каждого, что, по их мнению, сделало кого-то успешным. Большинство людей считало важным ум и талант. Но умные люди не всегда реализуют свой потенциал.

Когда Дакворт копнула глубже, она обнаружила, что люди, показавшие лучшие результаты — те, кто многократно продвигался по службе или зарабатывал много денег, — разделяли черту, не зависящую от интеллекта. У них было то, что она теперь называет зернистостью . У твердости есть две части: страсть и настойчивость. Страсть указывает на постоянный интерес к чему-либо.Люди, которые упорно трудятся над трудностями, чтобы завершить проект.

Дакворт разработал набор вопросов для оценки энтузиазма и настойчивости. Она называет это своей «шкалой твердости».

В одном исследовании с участием людей 25 лет и старше она обнаружила, что с возрастом люди с большей вероятностью будут продолжать работу над проектом. Она также обнаружила, что упорство увеличивается с образованием. Люди, окончившие колледж, набрали более высокие баллы по шкале упорства, чем люди, бросившие его до его окончания. Люди, которые после колледжа поступили в аспирантуру , получили еще более высокие баллы.

Затем она провела еще одно исследование со студентами колледжа. Дакворт хотел увидеть, как интеллект и упорство влияют на успеваемость в школе. Поэтому она сравнила результаты вступительных экзаменов в колледж (например, SAT), которые оценивают IQ, с оценками в школе и чьей-то оценкой по шкале выдержки. Учащиеся с более высокими оценками, как правило, были более упорными. Это не удивительно. Чтобы получить хорошие оценки, нужны ум и упорный труд. Но Дакворт также обнаружил, что интеллект и упорство не всегда идут рука об руку.В среднем студенты с более высокими баллами на экзаменах, как правило, на меньше упорных, чем те, кто набрал более низкие баллы.

Но некоторые люди возражают, что это упорство, возможно, не совсем то, что нужно. Среди этих людей — Маркус Креде. Он психолог в Университете штата Айова в Эймсе. Недавно он объединил результаты 88 исследований твердости. В совокупности в этих исследованиях приняли участие почти 67 000 человек. Креде обнаружил, что упорство не предсказывает успеха.

Студенты, которые лучше всего справляются с экзаменом National Spelling Bee, — это смелые ученики.Их энтузиазм, драйв и настойчивость окупаются и помогают им преуспеть в борьбе с менее «упорными» конкурентами. Национальная орфографическая пчела / Flickr

. Эта чья-то способность ставить цели, работать над их достижением и обдумывать вещи, прежде чем действовать. Креде отмечает, что это основная черта личности, которую нельзя изменить.

«Привычки и навыки учебы, тревожность перед экзаменами и посещаемость занятий гораздо сильнее связаны с успеваемостью, чем упорство», — заключает Креде.«Мы можем научить [студентов] эффективно учиться. Мы можем помочь им справиться с тревогой », — добавляет он. «Я не уверен, что мы сможем сделать это с упорством».

В конце концов, тяжелая работа может быть так же важна для успеха, как и IQ. «Это нормально — бороться и преодолевать неудачи», — говорит Кауфман. Это может быть нелегко. Но в долгосрочной перспективе упорство может привести к большим свершениям.

Что мы подразумеваем под интеллектом ?. Подвергая сомнению наше понимание… | Пьер Паоло Ипполито

Формальное определение интеллекта может быть довольно сложной задачей.Фактически, до сих пор не достигнуто общего согласия по этой теме. С самого начала человеческой истории предлагались разные определения интеллекта, которые варьировались в зависимости от исторического времени и культуры. Например, в обществе, в котором языковые и коммуникативные навыки играют важную роль, человек, обладающий такими навыками, может быть признан «более умным», чем другие. Между тем, в обществе, где ценится числовые навыки, большинство других людей можно считать «более умными».

В качестве практической демонстрации этой тенденции мы можем считать, что в недавнем прошлом (примерно до 1960 г.) было необходимо знать латынь, чтобы поступить в некоторые университеты (даже на технические курсы), в то время как в настоящее время это не признается. как необходимое условие. Это изменение могло произойти после того, как общество сместило его интерес с гуманитарных предметов к более техническим предметам из-за недавних технологических инноваций.

«Каждый гений.Но если судить о рыбе по ее способности лазить по дереву, она проживет всю жизнь, считая себя глупой ». [1]

—Неизвестно

Из-за этих расхождений в измерении человеческого интеллекта были созданы стандартизированные тесты, такие как тест интеллектуального коэффициента (IQ). Эти типы тестов, например, широко используются в настоящее время для оценки кандидатов на работу и выявления умственной отсталости.

Игра в имитацию Алана Тьюринга в настоящее время считается одной из первых попыток определить интеллектуальную систему.Согласно имитационной игре (тест Тьюринга) система может считаться интеллектуальной, если она способна обмениваться сообщениями с дознавателем, не позволяя ему / ей понять свою нечеловеческую природу. Это определение интеллектуальной системы, хотя и имеет некоторые ограничения, поскольку, например, оно предполагает, что система должна быть способна выражать человеческую форму интеллекта, даже несмотря на то, что человеческий интеллект теоретически не является единственной возможной формой интеллектуальной системы.

С этого момента были разработаны два разных подхода, чтобы попытаться воссоздать интеллектуальные системы: символизм (который подчеркивает использование формальной логики) и коннективизм (который направлен на воспроизведение интеллектуальных способностей с использованием упрощенной логики). модель функциональных возможностей мозга).

Благодаря символическому подходу были реализованы такие проекты, как робот Shakey, а благодаря коннективистскому подходу были построены искусственные нейронные сети и современные модели глубокого обучения (рис. 1). Одним из первых успешных примеров системы, способной выражать разумное поведение, является игровая программа Артура Сэмюэла в шашки. Эта программа действительно смогла научиться играть на хорошем уровне в шашки с помощью эвристического поиска (алгоритм Mini-Max).Сэмюэл дополнительно включил различные функции для тренировки своей программы, которая в некоторой степени напоминает ранний подход к обучению с подкреплением. Фактически, программа смогла успешно сыграть против самого себя и извлечь уроки из своих прошлых ошибок, чтобы внести улучшения.

Что такое интеллект? | Психология сегодня

Источник: Pexels

[Статья изменена 29 июля 2020 г.]

Не существует согласованного определения или модели интеллекта.Согласно словарю английского языка Коллинза, интеллект — это «способность думать, рассуждать и понимать вместо того, чтобы действовать автоматически или инстинктивно». Согласно Словарю Macmillan, это «способность понимать и думать о вещах, а также получать и использовать знания».

В поисках определения интеллекта лучше всего начать с деменции. При болезни Альцгеймера, наиболее распространенной форме деменции, наблюдается нарушение множества высших корковых функций, включая память, мышление, ориентацию, понимание, расчет, способность к обучению, язык и суждения.Я считаю важным то, что люди с деменцией или тяжелыми трудностями в обучении очень плохо справляются с изменениями в своей среде, такими как переезд в дом престарелых или даже в соседнюю комнату. Взятые вместе, это говорит о том, что в самом широком смысле интеллект относится к функционированию ряда взаимосвязанных способностей и способностей, которые позволяют нам адаптироваться и реагировать на давление окружающей среды. Поскольку это не ограничивается животными и даже растениями, можно сказать, что они тоже обладают разумом.

Мы, жители Запада, склонны думать об интеллекте как об аналитических способностях. Но в сплоченном обществе охотников-собирателей интеллект можно было бы определить больше в терминах навыков сбора пищи, или охотничьих навыков, или социальных навыков и обязанностей. Даже в рамках одного общества наиболее ценные навыки со временем меняются.

На Западе акцент постепенно сместился с языковых навыков на более чисто аналитические, и только в 1960 году, что хорошо видно на памяти, Оксфордский и Кембриджский университеты отказались от латыни в качестве требования для поступления.

В 1990 году Питер Саловей и Джон Майер опубликовали основополагающую статью об эмоциональном интеллекте, и EI быстро вошел в моду. В том же году Тим Бернерс-Ли написал первый веб-браузер. Сегодня мы не можем продвинуться очень далеко, не обладая значительными навыками в области информационных технологий (определенно по стандартам 1990 года), а компьютерные ученые являются одними из самых высокооплачиваемых профессионалов.

Все это говорит о том, что то, что составляет интеллект, может значительно варьироваться в зависимости от наших ценностей и приоритетов.

Современное общество настолько высоко ценит аналитические способности, что некоторые из наших политических лидеров ссылаются на свой «высокий IQ», чтобы защитить свои наиболее вопиющие действия. Этот западный акцент на разуме и интеллекте уходит корнями в Древнюю Грецию с Сократом, его учеником Платоном и учеником Платона Аристотелем.

Сократ считал, что «неизученная жизнь не стоит того, чтобы жить». Обычно он учил диалектическим или сократическим методом, то есть задавая вопросы одному или нескольким людям о конкретной концепции, такой как смелость или справедливость, чтобы выявить противоречие в их исходных предположениях и спровоцировать переоценку концепции.

По Платону, разум мог увести нас далеко за пределы здравого смысла и повседневного опыта в «гипер-небо» [греч., hyperouranos ] идеальных форм. Он знаменит своей фантазией о том, чтобы поставить гениократию королей-философов во главе его утопической республики.

Наконец, Аристотель утверждал, что наша отличительная функция как человеческих существ — наша уникальная способность рассуждать, и поэтому наше высшее благо и счастье заключается в том, чтобы вести жизнь рационального созерцания.Перефразируя Аристотеля в Книге X Никомаховой этики , «человек больше всего есть разум, а жизнь разума — самая самодостаточная, самая приятная, самая счастливая, лучшая и самая божественная из всех». ‘

В более поздние века разум стал божественным свойством, обнаруженным в человеке, потому что он создан по образу Бога. Если вы не согласны со своими экзаменами SAT, теперь вы знаете, кого винить.

Как я утверждаю в своей книге Гиперсантичность: мышление помимо мышления , одержимость Запада аналитическим интеллектом имела и продолжает иметь ужасные политические, социальные и, прежде всего, моральные последствия.

Иммануил Кант наиболее памятно провел связь между рассуждением и моральным положением, утверждая (простыми словами), что в силу их способности рассуждать к людям следует относиться не как к средству достижения цели, а только как к цели. в себе. Отсюда становится слишком легко сделать вывод, что чем лучше вы рассуждаете, тем вы достойнее личности, ее прав и привилегий.

На протяжении веков женщины считались «эмоциональными», то есть иррациональными или менее рациональными, что оправдывало обращение с ними как с движимым имуществом или, в лучшем случае, гражданами второго сорта.То же самое можно сказать и о небелых людях, править которыми было не только правом, но и долгом белого человека.

Стихотворение Редьярда Киплинга « Бремя белого человека» (1902) начинается со строк: Возьмите на себя ношу Белого человека — / Отправьте лучшее, что вы породили — / Идите, привяжите своих сыновей к изгнанию / Чтобы служить нуждам ваших пленников; / Ждать в тяжелой упряжке / На порхающих людях и диких — / Твоих недавно пойманных, угрюмых народах / Полудьявол и полудит.

Хотя сегодня это звучит ужасно, в то время большинство соотечественников Киплинга одобрили бы такое мнение.

Люди, которых считали менее рациональными — женщины, небелые люди, низшие классы, немощные, «девиантные» — были не только лишены гражданских прав, но и подвергались доминированию, колонизации, порабощению, убийству и стерилизации безнаказанно. Только в 2015 году Сенат США проголосовал за выплату компенсации живым жертвам спонсируемых государством программ стерилизации для, я цитирую, «слабоумных».

Сегодня из всех людей именно белый мужчина (то есть белый мужчина) больше всего боится искусственного интеллекта, воображая, что он узурпирует его статус и привилегии.

Согласно одной недавней статье, I.Q. является лучшим показателем производительности труда. Но в этом нет ничего удивительного, учитывая, что «производительность» и коэффициент интеллекта. были определены в одинаковых и частично совпадающих терминах, и что оба они зависят, по крайней мере, до некоторой степени, от третьих факторов, таких как комплаентность, мотивация и уровень образования.

Гений, напротив, — это скорее вопрос драйва, дальновидности, творчества, удачи или возможностей, и примечательно, что порог IQ. для гения — вероятно, около 125 — не так уж и много.

Уильям Шокли и Луис Вальтер Альварес, которые впоследствии стали лауреатами Нобелевской премии по физике, были исключены из исследования Термана одаренных людей из-за … их ничем не примечательного интеллекта. оценки.

Что касается этой истории, то в более позднем возрасте Шокли разработал противоречивые взгляды на расу и евгенику, вызвав дебаты по поводу использования и применимости IQ. тесты.

Статьи по теме того же автора: Проблема знания, Проблемы науки, Что такое истина?

Что такое искусственный интеллект | Accenture

Ни одно внедрение искусственного интеллекта не будет полным без рассмотрения этики ИИ.ИИ развивается стремительными темпами, и, как и в случае с любой другой мощной технологией, организациям необходимо завоевывать доверие общественности и нести ответственность перед своими клиентами и сотрудниками.

В Accenture мы определяем «ответственный ИИ» как практику проектирования, создания и развертывания ИИ таким образом, чтобы расширять возможности сотрудников и предприятия и справедливо влиять на клиентов и общество, позволяя компаниям вызывать доверие и уверенно масштабировать ИИ.

Trust
Каждая компания, использующая ИИ, подлежит проверке.Театр этики, где компании усиливают свое ответственное использование ИИ с помощью PR, одновременно участвуя в неопубликованной серой деятельности, является регулярной проблемой. Бессознательная предвзятость — это еще один. Ответственный ИИ — это новая возможность, направленная на укрепление доверия между организациями, их сотрудниками и клиентами.

Безопасность данных
Конфиденциальность данных и несанкционированное использование ИИ могут нанести ущерб как репутации, так и системно. Компании должны с самого начала обеспечить конфиденциальность, прозрачность и безопасность своих программ ИИ и обеспечить безопасный и ответственный сбор, использование, управление и хранение данных.

Прозрачность и объяснимость
Независимо от того, создает ли комитет по этике или пересматривает свой кодекс этики, компаниям необходимо создать структуру управления, чтобы направлять свои инвестиции и избегать этических, юридических и нормативных рисков. Поскольку технологии ИИ становятся все более ответственными за принятие решений, предприятиям необходимо иметь возможность видеть, как системы ИИ приходят к заданному результату, принимая эти решения из «черного ящика». Четкая структура управления и комитет по этике могут помочь в разработке практик и протоколов, обеспечивающих надлежащее воплощение их этического кодекса при разработке решений ИИ.

Control
У машин нет собственного разума, но они делают ошибки. Организации должны иметь структуру рисков и планы действий в чрезвычайных ситуациях в случае возникновения проблемы. Четко определите, кто несет ответственность за решения, принимаемые системами ИИ, и определите управленческий подход, который поможет при необходимости обострить проблемы.

Что такое искусственный интеллект? Как работает ИИ?

ПОЛУЧЕНИЕ МАШИН ДЛЯ МОДЕЛИРОВАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА — ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ЦЕЛЬ ИИ.

Как работает искусственный интеллект?

Подходы и концепции искусственного интеллекта

Менее чем через десять лет после взлома нацистской шифровальной машины Enigma и помощи союзным силам в победе во Второй мировой войне математик Алан Тьюринг во второй раз изменил историю, задав простой вопрос: «Могут ли машины думать?»

Статья

Тьюринга «Вычислительные машины и интеллект» (1950) и последующий тест Тьюринга установили фундаментальную цель и видение искусственного интеллекта.

По своей сути ИИ — это отрасль информатики, цель которой утвердительно ответить на вопрос Тьюринга. Это попытка воспроизвести или смоделировать человеческий интеллект в машинах.

Широкая цель искусственного интеллекта вызвала множество вопросов и споров. Настолько, что единственное определение поля не является общепринятым.

Могут ли машины думать? — Алан Тьюринг, 1950

Основным ограничением определения ИИ как просто «создания разумных машин» является то, что он фактически не объясняет , что такое искусственный интеллект? Что делает машину умной? AI — это междисциплинарная наука с множеством подходов, но достижения в области машинного обучения и глубокого обучения меняют парадигму практически во всех секторах технологической индустрии.

В своем новаторском учебнике Искусственный интеллект: современный подход авторы Стюарт Рассел и Питер Норвиг подходят к этому вопросу, объединяя свою работу вокруг темы интеллектуальных агентов в машинах. Имея это в виду, ИИ — это «исследование агентов, которые получают восприятие окружающей среды и выполняют действия». (Рассел и Норвиг viii)

Лучшие компании, занимающиеся искусственным интеллектом, нанимают сейчас

У этих компаний, занимающихся искусственным интеллектом, есть множество открытых вакансий прямо сейчас.

Норвиг и Рассел продолжают исследовать четыре различных подхода, которые исторически определили область искусственного интеллекта:

  1. Мыслить по-человечески
  2. Мыслить рационально
  3. Действует по-человечески
  4. Действовать рационально

Первые две идеи касаются мыслительных процессов и рассуждений, а другие — поведения. Норвиг и Рассел уделяют особое внимание рациональным агентам, которые действуют для достижения наилучшего результата, отмечая, что «все навыки, необходимые для теста Тьюринга, также позволяют агенту действовать рационально.»(Рассел и Норвиг 4).

Патрик Уинстон, профессор искусственного интеллекта и информатики в Массачусетском технологическом институте Форда, определяет ИИ как «алгоритмы, основанные на ограничениях, представленные представлениями, поддерживающими модели, нацеленные на циклы, связывающие мышление, восприятие и действие вместе».

Хотя эти определения могут показаться среднему человеку абстрактными, они помогают сфокусировать эту область как область компьютерных наук и предоставляют план для внедрения машин и программ с машинным обучением и другими подмножествами искусственного интеллекта.

Типы искусственного интеллекта | Объяснение искусственного интеллекта | Что такое ИИ? | Эдурека

Четыре типа искусственного интеллекта

Реактивные машины

Реактивная машина следует самым основным принципам ИИ и, как следует из названия, способна использовать свой интеллект только для того, чтобы воспринимать мир перед собой и реагировать на него. Реактивная машина не может хранить память и, как следствие, не может полагаться на прошлый опыт для принятия решений в режиме реального времени.

Непосредственное восприятие мира означает, что реактивные машины предназначены для выполнения лишь ограниченного числа специализированных задач. Однако преднамеренное сужение мировоззрения реактивной машины не является какой-либо мерой по сокращению затрат, а вместо этого означает, что этот тип ИИ будет более надежным и заслуживающим доверия — он будет каждый раз одинаково реагировать на одни и те же стимулы.

Известным примером реактивной машины является Deep Blue , который был разработан IBM в 1990-х годах как шахматный суперкомпьютер и победил в игре международного гроссмейстера Гарри Каспарова.Deep Blue был способен только идентифицировать фигуры на шахматной доске и знать, как они ходят, основываясь на правилах шахмат, признавая текущее положение каждой фигуры и определяя наиболее логичный ход в тот момент. Компьютер не преследовал будущих потенциальных ходов своего оппонента и не пытался поставить свои фигуры в лучшую позицию. Каждый поворот рассматривался как отдельная реальность, отделенная от любого другого движения, которое было сделано заранее.

Еще одним примером реактивной машины для игр является AlphaGo от Google.AlphaGo также не может оценивать будущие ходы, но полагается на свою собственную нейронную сеть для оценки развития текущей игры, что дает ей преимущество перед Deep Blue в более сложной игре. AlphaGo также превзошла мировых конкурентов в игре, победив чемпиона по игре в го Ли Седола в 2016 году.

Несмотря на ограниченный объем и нелегкость изменения, реактивный машинный искусственный интеллект может достигать определенного уровня сложности и обеспечивает надежность при создании для выполнения повторяющихся задач.

Ограниченная память

Искусственный интеллект с ограниченной памятью имеет возможность сохранять предыдущие данные и прогнозы при сборе информации и взвешивании потенциальных решений — по сути, заглядывая в прошлое, чтобы понять, что может произойти дальше. Искусственный интеллект с ограниченной памятью более сложен и предоставляет больше возможностей, чем реактивные машины.

ИИ с ограниченным объемом памяти создается, когда команда непрерывно обучает модель тому, как анализировать и использовать новые данные, или когда создается среда ИИ, позволяющая автоматически обучать и обновлять модели.При использовании искусственного интеллекта с ограниченной памятью в машинном обучении необходимо выполнить шесть шагов: должны быть созданы обучающие данные, должна быть создана модель машинного обучения, модель должна иметь возможность делать прогнозы, модель должна иметь возможность получать обратную связь от человека или окружающей среды, эта обратная связь должна храниться в виде данных, и эти шаги необходимо повторять как цикл.

Существуют три основные модели машинного обучения, в которых используется искусственный интеллект с ограниченной памятью:

  • Обучение с подкреплением , которое учится делать более точные прогнозы путем многократных проб и ошибок.
  • Долговременная краткосрочная память (LSTM) , которая использует прошлые данные, чтобы помочь предсказать следующий элемент в последовательности. LTSM рассматривают более свежую информацию как наиболее важную при прогнозировании и обесценивают данные более далекого прошлого, хотя по-прежнему используют ее для формирования выводов
  • Evolutionary Generative Adversarial Networks (E-GAN) , которая со временем развивается, расширяясь, чтобы исследовать слегка измененные пути, основанные на предыдущем опыте, с каждым новым решением.Эта модель постоянно ищет лучший путь и использует моделирование и статистику, или случайность, для прогнозирования результатов на протяжении всего цикла эволюционных мутаций.

Теория разума

Теория разума всего лишь теоретическая. Мы еще не достигли технологических и научных возможностей, необходимых для достижения следующего уровня искусственного интеллекта.

Эта концепция основана на психологической предпосылке понимания того, что у других живых существ есть мысли и эмоции, которые влияют на поведение человека.С точки зрения машин ИИ это будет означать, что ИИ может понимать, как люди, животные и другие машины чувствуют себя и принимать решения посредством самоанализа и решимости, а затем будет использовать эту информацию для принятия собственных решений. По сути, машины должны уметь воспринимать и обрабатывать концепцию «разума», колебания эмоций при принятии решений и множество других психологических концепций в реальном времени, создавая двусторонние отношения между людьми и искусственным интеллектом.

Что, если ИИ станет осведомленным о себе? по Alltime10s

Самосознание

Как только теория разума будет внедрена в искусственном интеллекте, когда-нибудь в далеком будущем, последний шаг для ИИ будет заключаться в самосознании.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.