Нигилизм в 19 веке: Нигилизм (в России 19 в.)

Нигилизм (в России 19 в.)


Нигилизм (в России 19 в.)
Нигилизм (от лат. nihil ‒ ничто, ничего), в России общественное умонастроение и мироощущение передовой разночинной интеллигенции 60-х гг. 19 в., проявлявшееся в решительном отрицании господствующей идеологии, морали, норм жизненного поведения. Н. возник в годы революционной ситуации 1859‒61, отражал кризис феодально-крепостнической системы, был важным моментом формировавшегося революционно-демократического мировоззрения и представлял собой прогрессивное явление. Н. отвергал религиозные предрассудки, идеалистическую философию, деспотизм в общественной и семейной жизни, либеральное обличительство, «искусство для искусства» и «науку для науки», требовал свободы личности и равноправия женщины, пропагандировал «разумный эгоизм», утилитаризм и призывал к изучению естествознания. Расплывчатость положительной программы Н. приводила его представителей к схематизму, излишней прямолинейности, к издержкам в полемике. Н. не был цельным мировоззрением, а объединял своих сторонников лишь неприятием существующей действительности; вследствие этого из числа нигилистов к концу 60-х гг. наряду с активными деятелями революционно-демократического движения вышли и умеренные либеральные деятели. Литературным органом, выражавшим идеи Н., был журнал «Русское слово», ведущую роль в котором играл Д. И. Писарев. К Н. в широком смысле относят также всех представителей революционно-демократического лагеря 1860-х гг. во главе с «Современником» Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова.

Термин «Н.» получил распространение после опубликования романа И. С. Тургенева «Отцы и дети» (1862), в котором главный герой Базаров назван нигилистом. До этого времени идеи Н. в журнальной полемике назывались «отрицательным направлением», а его представители ‒ «свистунами» (см. «Свисток»). Подхваченный в условиях спада революционной ситуации реакционной публицистикой, термин «Н.» стал бранной кличкой и широко использовался в журнальной полемике, официальных правительственных документах и антинигилистических романах (А. Ф. Писемский «Взбаламученное море», Н. С. Лесков «Некуда», В. П. Клюшников «Марево» и др.) для дискредитации революционной идеологии и демократического движения. Противники приписывали Н. стремление к разрушению основ цивилизации, отрицание духовных ценностей, аморализм.

Почти исчезнувший из полемической литературы к концу 60-х гг. термин «Н.» позднее использовался в реакционной публицистике в моменты обострения классовой борьбы в применении к революционерам. Некоторые современные буржуазные авторы за рубежом неправомерно распространяют термин «Н.» на те формы русского освободительного движения, наследниками которых выступили большевики.

Лит.: Козьмин Б. П., Литература и история, М., 1969, с. 225‒42; Новиков А. И., Нигилизм и нигилисты, Л., 1972, с. 34-117.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

  • Нигерия
  • Нигилизм правовой

Смотреть что такое «Нигилизм (в России 19 в.)» в других словарях:

  • НИГИЛИЗМ — (от лат. nihil ничто) в широком смысле отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культуры и т.д. Впервые это понятие появилось у Ф.Г. Якоби, но всесторонний анализ Н. как общеевропейского явления дал Ф. Ницше. Н., сего т.зр., это …   Философская энциклопедия

  • Нигилизм (значения) — Нигилизм: Нигилизм  философская позиция, утверждающая, что бытие не имеет объективного смысла, причины, истины или ценности. Нигилизм (в России 19 в.) (англ.)  культурное движение в Российской империи 1860 х годов. Мереологический… …   Википедия

  • Нигилизм — У этого термина существуют и другие значения, см. Нигилизм (значения). Нигилизм (от лат. nihil ничто) мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и… …   Википедия

  • НИГИЛИЗМ — (от латинского nihil ничто), отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культурных традиций и т.п. Получает особое распространение в кризисные эпохи общественно исторического развития. В России термин нигилизм получил… …   Современная энциклопедия

  • Нигилизм — (от латинского nihil ничто), отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культурных традиций и т.п. Получает особое распространение в кризисные эпохи общественно исторического развития. В России термин “нигилизм” получил… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • НИГИЛИЗМ — (от лат. nihil ничто) отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Получает особое распространение в кризисные эпохи общественно исторического развития. В России термин получил распространение… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Нигилизм — (латинское nihil , ничто ) 1) отрицание онтологического бытийного основания в разных явлениях; 2) отрицание общепринятых ценностей: идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Получает особое распространение в кризисные эпохи… …   Политология. Словарь.

  • НИГИЛИЗМ — (от лат. nihil ничто) термин, получивший распространение в России в 1860 х гг.; обозначал отрицание общественных ценностей, созданных человечеством, норм, принципов, традиций, полнейший скептицизм; направление среди русских разночинцев… …   Юридическая энциклопедия

  • НИГИЛИЗМ — (от лат. nihil ничто, ничего) термин, получивший широкое распространение в России в лит. политич. полемике 60 х гг. 19 в. Введен в публицистику M. H. Катковым, взявшим его из романа И. С. Тургенева Отцы и дети . Использовался реакц. и… …   Советская историческая энциклопедия

  • НИГИЛИЗМ — полное отрицание веры. Нигилизм возник в России в XIX в. сначала как позиция, «состояние безнадежности», присущее тем, кто не знает, что делать со своей собственной жизнью; затем он становится доктриной, изложенной Николаем Александровичем… …   Философский словарь


Нигилизм (в России 19 в.)

идеологии, морали, норм жизненного поведения. Нигилизм (в России 19 в.) возник в годы революционной ситуации 1859—61
,
отражал кризис феодально-крепостнической системы, был важным моментом формировавшегося революционно-демократического мировоззрения и представлял собой прогрессивное явление. Нигилизм (в России 19 в.) отвергал религиозные предрассудки, идеалистическую философию, деспотизм в общественной и семейной жизни, либеральное обличительство, «искусство для искусства» и «науку для науки», требовал свободы личности и равноправия женщины, пропагандировал «разумный эгоизм», утилитаризм и призывал к изучению естествознания. Расплывчатость положительной программы Нигилизм (в России 19 в.) приводила его представителей к схематизму, излишней прямолинейности, к издержкам в полемике. Нигилизм (в России 19 в.) не был цельным мировоззрением, а объединял своих сторонников лишь неприятием существующей действительности; вследствие этого из числа нигилистов к концу 60-х гг. наряду с активными деятелями революционно-демократического движения вышли и умеренные либеральные деятели. Литературным органом, выражавшим идеи
Нигилизм (в России 19 в.)
, был журнал «Русское слово», ведущую роль в котором играл Д. И. Писарев. К Нигилизм (в России 19 в.) в широком смысле относят также всех представителей революционно-демократического лагеря 1860-х гг. во главе с «Современником» Нигилизм (в России 19 в.) Г. Чернышевского и Нигилизм (в России 19 в.) А. Добролюбова.

  Термин «Нигилизм (в России 19 в.)» получил распространение после опубликования романа И. С. Тургенева «Отцы и дети» (1862), в котором главный герой Базаров назван нигилистом. До этого времени идеи Нигилизм (в России 19 в.) в журнальной полемике назывались «отрицательным направлением», а его представители — «свистунами» (см.

«Свисток»). Подхваченный в условиях спада революционной ситуации реакционной публицистикой, термин «Нигилизм (в России 19 в.)» стал бранной кличкой и широко использовался в журнальной полемике, официальных правительственных документах и антинигилистических романах (А. Ф. Писемский «Взбаламученное море», Нигилизм (в России 19 в.) С. Лесков «Некуда», В. П. Клюшников «Марево» и др.) для дискредитации революционной идеологии и демократического движения. Противники приписывали Нигилизм (в России 19 в.) стремление к разрушению основ цивилизации, отрицание духовных ценностей, аморализм.

  Почти исчезнувший из полемической литературы к концу 60-х гг. термин «Нигилизм (в России 19 в.)» позднее использовался в реакционной публицистике в моменты обострения классовой борьбы в применении к революционерам. Некоторые современные буржуазные авторы за рубежом неправомерно распространяют термин «

Нигилизм (в России 19 в.)» на те формы русского освободительного движения, наследниками которых выступили большевики.

 

  Лит.: Козьмин Б. П., Литература и история, М., 1969, с. 225—42; Новиков А. И., Нигилизм и нигилисты, Л., 1972, с. 34-117.

 

 

Статья про слово «Нигилизм (в России 19 в.)» в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 8408 раз

Интересное


Нигилизм и нигилисты в России

3

1

0

0

2,176
просмотров

Нигилизм – явление, прежде всего, литературное. Образ типичного героя-нигилиста настолько прочно закрепился в сознании обывателей, что его черты характера и манера поведения стали постепенно заимствоваться многими революционерами и смутьянами эпохи Великих реформ.

Нигилизм как философское учение появился в XII веке и его авторство обычно приписывается ученому-схоласту Петру Ломбардскому. Первой доктриной средневековой модификации этого течения стало сомнение в человеческой природе Христа. Мотив отрицания и несогласия не только повлиял на название учения (от латинского nihil — ничто), но и стал краеугольным камнем всей последующей эволюции нигилизма сквозь века. Однако, едва зародившись, это учение быстро расценили как еретическое, а потому уже в 1179 году папа Александр III предал его анафеме. Период расцвета нигилизма пришелся на XIX век, когда многие мыслители начали остро ощущать несправедливость общественного устройства, в котором вера в авторитеты и традиционные моральные устои подвергалась жесткой критике. Это привело к «кризису в христианском мировоззрении», по мысли Серена Кьеркегора, или даже к «закату Европы», который пророчил Освальд Шпенглер. Несмотря на то, что сам термин был введен в философию немецким мыслителем XVIII века Фридрихом Якоби, свой расцвет это учение приобрело в России во второй половине XIX века, где нигилизм стал не только философией, но и образом жизни.

Николай Ярошенко, «Студент», 1881.

Если следовать хронологии, предложенной Н. О. Лосским в «Истории русской философии», такое самобытное и неоднозначное явление, как русский нигилизм, принято связывать с рядом представителей общественной мысли 1860-х годов — материалистами и позитивистами. К числу нигилистов разные авторы причисляют философа М. А. Бакунина, литературного критика и теоретика Д. И. Писарева, публициста Н. А. Добролюбова и писателя Н. Г. Чернышевского. Нигилизм в целом весьма разнородное явление, включающее в себя представителей самого широкого спектра политических взглядов и идеологий, от реформистских до крайне радикальных. Однако, связующим звеном всех этих разрозненных концепций стало отрицание общепринятых ценностей и традиционных норм, будь то в сфере морали, эстетики, культуры, права, политики или экономики. Самым действенным способом обновления социума считалось его разрушение, в той или иной степени. Так, Бакунин провозгласил идеалы свободы духа, говоря о том, что отрицательное является непременным условием и дополнением положительного, а потому необходимо довериться «вечному духу, ломающему и разрушающему», а затем хаос, в конце концов, приведет к новому порядку. Писарев, вслед за Бакуниным, также проповедовал разрушение: «Что может быть сломано, должно быть сломано. Стоит любить только то, что выдержит удар. Что разбивается вдребезги, то хлам».

Дмитрий Писарев, «Портрет по оригиналу Крамского». (

Однако, в сознании обывателей и в культурной рефлексии той эпохи нигилизм оформился скорее не как философское учение, а как вид мировоззрения, определяющий не только суждения, но и поступки человека. Во многом благодаря эталонному образу русского нигилиста, созданному в романе «Отцы и дети» И. С. Тургенева, это явление приобрело и явные внешние атрибуты, выражающиеся в манере одеваться, держать себя в обществе, выражать свое мнение. Важнейшим элементом публичной «роли» нигилиста является нарочитая, демонстративная грубость манер, пренебрежение социальными нормами и предрассудками, стремление вывести собеседника на чистую воду и после презрительно прекратить отношения. Нигилизм тесным образом связан с материалистическими и позитивистскими взглядами, а потому зачастую идеальный нигилист предстает как ученый-естествоиспытатель или хирург, обладающий изрядной долей хладнокровия и рассудочности для того, чтобы для нового мира «место расчистить». Базаров, объясняя в романе свою приверженность к нигилизму, связывал ее с открытиями Дарвина в сфере естественных наук. Многие нигилисты, провозглашая свою приверженность материализму, предлагали перенести принципы и методы естественных наук к системе общественного устройства. Так, предлагалось внедрить в социальную практику принципы естественного отбора, борьбы за существование, выживание наиболее приспособленных в качестве определяющих факторов общественной жизни.

Наиболее интересный аспект системы взглядов нигилистов — это взаимоотношения полов. Женщина глазами нигилиста, прежде всего, «товарищ, а не кисейная барышня», а потому неудивительно, что в короткие сроки ряды революционно настроенных и неравнодушных активистов стали пополнять представительницы прекрасного пола. Нигилизм в этом преломлении трактовался скорее как волевое освобождение женщины от традиционной модели общественного поведения, от всех занятий, которые считались в быту и повседневной практике сугубо женскими.

Николай Ярошенко, «Курсистка».

После позорного поражения в Крымской войне критические настроения и призывы к поискам социальной утопии были подхвачены самыми разными слоями населения, а на первый план в этом движении вышли разночинцы. Такие атрибуты их социального статуса, как бедность, неблагородное происхождение и отсутствие стабильного заработка, которые раньше считались унизительными, — теперь превратились в неотъемлемые достоинства, с лихвой заменявшие формальный титул дворянина. Тем более, что престиж этого сословия пошатнулся, а потому роскошь и элитарность аристократии сменилась модой на аскетичный и простой образ жизни разночинцев, эдакого варианта русских пуритан. Чтобы преодолеть свою маргинальность, разночинцы стремились к получению хорошего образования, всегда активно занимались саморазвитием.

Важную роль в системе взглядов нигилиста играют этические нормы и незыблемые поведенческие установки. Активно противопоставляя себя высшему дворянскому сословию, разночинцы старались придерживаться весьма практичных ценностей. Первостепенной становилась проблема переустройства общества на новых над-моральных основах, где основным мерилом будет вопрос общественной пользы. Как у Базарова, который в своих действиях руководствовался исключительно представлением о том, что полезно в данный момент. Кстати, несмотря на свое двойственное положение в сословной структуре российского общества, принадлежность к разночинцам как к «неподатному» сословию давала некоторую личную независимость, какой не обладало ни купечество, ни мещанство, ни, естественно, крестьяне. Речь идет, в первую очередь, о свободе передвижения и проживания в любом месте империи, с правом поступления на государственную службу. Разночинцы имели постоянные паспорта и должны были обязательно давать образование своим детям. Вероятно, фактор образованности сыграл немаловажную роль в том, что многие молодые люди, выходцы из разночинцев, быстро радикализировались, отчаянно, пожалуй, даже фанатично веря в идеи переустройства общества на началах справедливости и братства. Как писал представитель уже следующей волны революционеров 1870-х годов П. Н. Ткачев, «наши юноши — революционеры не в силу своих знаний, а в силу своего социального положения… Среда их вырастившая состоит либо из бедняков, в поте лица добывающих свой хлеб, либо живет на хлебах у государства; на каждом шагу она чувствует экономическое бессилие, свою зависимость. А сознание своего бессилия, своей необеспеченности, чувство зависимости — всегда приводят к чувству недовольства, к озлоблению, к протесту».

Нигилизм — Википедия

Нигили́зм (от лат. nihil — ничто) — философия, ставящая под сомнение (в крайней своей форме абсолютно отрицающая) общепринятые ценности, идеалы, нормы нравственности, культуры. Нигилизм в общем смысле подразумевает под собой отрицание, негативное отношение к определённым или даже ко всем сторонам общественной жизни[1]. В словарях определяется также как «отрицание», «абсолютное отрицание», «социально-нравственное явление», «умонастроение», то есть, очевидно, определение нигилизма и его проявление в разное время зависело от культурно-исторической эпохи, субъективно и контекстуально зависимо.

История появления термина

В Средние века существовало учение нигилизм, преданное анафеме папой Александром III в 1179 году. Учение нигилизма, ложно приписанное схоластику Петру Ломбардскому, отвергало человеческое естество Христа.

В западной философской мысли термин «нигилизм» (нем. Nihilismus) ввёл немецкий писатель и философ Ф. Г. Якоби. Это понятие использовали многие философы. С. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ф. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи надмирного Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. О. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. М. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

Нигилисты придерживаются некоторых или всех из следующих утверждений:

  • Нет (бесспорного) разумного доказательства наличия высшего правителя или создателя;
  • Объективной нравственности не существует;
  • Жизнь, в определённом смысле, не имеет истины, и никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого.

Разновидности нигилизма

  • Философская мировоззренческая позиция, ставящая под сомнение (в крайней своей форме абсолютно отрицающая) общепринятые ценности, идеалы, нормы нравственности, культуры;
  • Мереологический нигилизм — философская позиция, согласно которой объекты, состоящие из частей, не существуют;
  • Метафизический нигилизм — философская теория, согласно которой существование объектов в реальности не обязательно;
  • Эпистемологический нигилизм — отрицание знания;
  • Моральный нигилизм — метаэтическое представление о том, что ничто не является моральным или аморальным;
  • Правовой нигилизм — активное или пассивное отрицание обязанностей личности, а также установленных государством норм и правил.

Нигилисты в России

В русской литературе слово «нигилизм» впервые было употреблено Н. И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» (журнал «Вестник Европы», 1829 год)[2]. В 1858 году вышла книга казанского профессора В. В. Берви «Психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни». В ней тоже употребляется слово «нигилизм» как синоним скептицизма.

Критик и публицист Н. А. Добролюбов, осмеяв книжку Берви, подхватил это слово, но оно не стало популярным до тех пор, пока И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети» (1862) не назвал «нигилистом» Базарова, отрицавшего взгляды «отцов». Огромное впечатление, произведённое романом «Отцы и дети», сделало крылатым и термин «нигилист». В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 года, — то слово «нигилист» уже было подхвачено многими, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!».

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, были материалистами и атеистами, а также не признавали господствовавшие нормы морали (выступали за свободную любовь и т. п.). В частности, так называли революционеров-народников. Слово имело явную негативную коннотацию. Нигилисты изображались как лохматые, нечёсаные, грязные мужчины и утратившие всякую женственность женщины.

К концу 1860-х и началу 1870-х годов слово «нигилист» почти исчезло из русской полемической литературы, но стало употребляться в западноевропейской литературе как обозначение русского революционного движения; его приняли и некоторые русские эмигранты, писавшие на иностранных языках о русском революционном движении. В 1884 году была издана повесть Софьи Ковалевской «Нигилистка».

В настоящее время широко распространён термин «правовой нигилизм» — неуважение к праву. Он отражает широко распространённый феномен в правовой жизни российского общества. Его структурообразующим компонентом является идея, отрицающая легитимные социальные установки и несущая значительную идеологическую нагрузку, обусловленную не только тенденциями общественного развития и соответствующими ценностями, но и рядом психогенных факторов.

Нигилизм в исследованиях психологов

Эрих Фромм предложил подходить к нигилизму как к одному из механизмов психологической защиты. Он считал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «вброшенного в мир помимо своей воли» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и будущее. Фромм утверждает, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. Развитие человека идёт по пути увеличения «свободы», но не каждый человек может адекватно воспользоваться этим путём, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, и это приводит его к отчуждению. В результате человек теряет свою самость (или «Я»). Возникает защитный механизм «бегства от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции, деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого, нигилизм, автоматический конформизм.

Понятие нигилизм также анализируется В. Райхом. Он писал о том, что телесные характеристики (сдержанность и напряжённость) и такие особенности, как постоянная улыбка, пренебрежительное, ироничное и вызывающее поведение, — это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые отделились от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера. Они проявляются как «невроз характера», одной из причин которого и есть действие защитного механизма — нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в отдельных чертах характера, способах поведения, то есть в патологической организации личности в целом.

См. также

Примечания

  1. Новиков А. И. Нигилизм и нигилисты: опыт критической характеристики. — Л.: Лениздат, 1972. — С. 10.
  2. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). — Саратов: СГАП, 2009. — 128 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7924-0753-4.

Литература

  • Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое.
  • Ницше Ф. Воля к власти
  • Бабошин В. В. Нигилизм в современном обществе: феномен и сущность: автореф. дис. док. филос. н. Ставрополь, 2011. 38 с.
  • Ткаченко С. В. Миф о правовом нигилизме как один из методов информационной войны.
  • Ткаченко С. В. Рецепция Западного права в России: проблемы взаимодействия субъектов : монография. — Самара, 2009.
  • Россинская Е. Р. Антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов и их проектов. Составитель Е. Р. Россинская, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.
  • Гуляихин В. Н. Правовой нигилизм в России. Волгоград: Перемена, 2005. 280 с.
  • Гуляихин В. Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // NB: Вопросы права и политики. 2012. № 3. С. 108—148.
  • Де-Пуле М. Ф. Нигилизм как патологическое явление русской жизни. М.: Университетской тип. М. Каткова, 1881. 53 с.
  • Клеванов А. С. Три современных вопроса: О воспитании — социализм, коммунизм и нигилизм — о дворянстве по поводу столетия дворянской грамоты. Киев: тип. П. Барского, 1885. 66 с.
  • Косыхин В. Г. Критический анализ онтологических оснований нигилизма: дис. док. филос. н. Саратов, 2009. 364 с.
  • Пигалев А. И. Философский нигилизм и кризис культуры. Саратов: Изд-во Сарат. унив., 1991. 149 с.
  • Ульянов В. А. Развитие нигилизма в Новое и Новейшее время: теоретический аспект // Омский научный вестник. — Омск, 2009. № 2 (76).

Ссылки

Истоки нигилизма в России // Философия // Очерки // «Изнанка»

Философские истоки нигилизма в России

«Природа не храм, а лаборатория, и человек в ней работник», монолог нигилиста Базарова в романе Тургенева «Отцы и дети».

   В 50-60-е гг. среди русской интеллигенции появилось новое духовное и нравственное течение, имя которому было – нигилизм. Нигилисты отказывались от всех предрассудков, обычаев, привычек, суеверий, существование которых разум отвергал. Взамен всему этому признавался только один авторитет – разум. Я бы сказала, что этот принцип проявлялся в прямолинейности, в поведении и отрицании самого главного – религии и любви, ну и считалось, что нигилизм носит прогрессивный толк.

Нигилисты вели себя как революционеры. Они как будто хотели стереть с «лица» России всю прошлую идеологию, а взамен поставить новую – более практичную. Название этому течению можно дать как революционно-народнический социализм. Ю. М. Лотман и Б. А. Успенский выделяют четыре основных источника, на основе которых вырос нигилизм. Во-первых, «комплекс вины» русской интеллигенции перед народом, который формулировался в связи с традиционным недоверием народа к человеку «знающему», который и полезен и опасен, как «свой-чужой». Во-вторых, — просветительская мифология разума, которая предлагала построить красивое и «правильное» общество с минимальными затратами в соответствии с геометрией порядка (иными словами, я думаю, предлагалось создать некую утопию, при этом не прилагая сил). Третьими были православные традиции мессианского понимания смысла истории и культуры, когда человек должен пожертвовать собой ради блага будущего человечества. В-четвертых, нигилисты придерживались позитивизма О. Канта, предлагавшего заниматься только тем, что полезно на практике, что может привести к реальным результатам.

Эти утверждения Ю. М. Лотмана и Б. А. Успенского может быть и правдивы к нигилизму, но спорны, на мой взгляд. Первое утверждение – «комплекс вины» нигилистов или, как их еще называют, народников или разночинцев перед угнетенным народом присутствовал. И был их «больной совестью», переживанием за русский народ. Но сами они были людьми, тянущимися к знанию, к просвещению, но при этом к высокомерию. Тут можно привести слова В. Г. Белинского «Люди так тупы, что их насильно нужно вести к счастью». Второму пункту – «просветительской мифологии разума» — я даю название «социальный утопизм». Сомнительно тут и то, что просто горюя за простой народ и ничего для него и свободы не делая, можно построить новое сильное общество (если и делали, то этого все равно было мало). На ум приходит сравнение с поведением некоторых журналистов и оппозиционеров на митинге. То есть постояли, покричали о боли за народ, но сами при этом ничего не сделали на практике. Не могу согласиться и с «православными традициями мессианского понимания истории и культуры», — нигилисты вообще были атеистами и религию отрицали. Отрицать стремление души человека к святому и высшему – неправильная точка зрения, так как через нее может образоваться стремление ко всему низшему (насилие, разврат, жажда наживы). А вот с кантовским позитивизмом и стремлением познать все на практике, я, пожалуй, соглашусь. Тут всплывает народная поговорка «Без т руда не вытащишь и рыбку из пруда».                       

 

Нигилисты считали, что во имя будущего нужно пожертвовать многими ценностями и, в том числе моральными, в том числе и наслаждением искусством. И я считаю, что в этом они правы, потому что обстановка в XIX веке среди дворян складывалась так, что они существовали не за счёт собственного труда, а за счёт труда крепостных крестьян. Всё нажитое дворянами богатство шло на избыточную роскошь, а роскошь включала любование всеми доступными благами и в том числе культурой и искусством. Такая роскошь и, я бы сказала, избыточность идёт вразрез с простой трудовой жизнью и поэтому её нигилисты отрицали, т. е. не признавали категорически.

П. Кропоткин в «Записках революционера» пишет об отрицании нигилистов доступной роскоши, «прежде всего нигилизм объявил войну так называемой условной лжи культурной жизни. Его отличительной чертой была абсолютная искренность. И во имя ее нигилизм отказался сам – и требовал, чтобы то же сделали другие, — от суеверий, предрассудков, привычек и обычаев, существования которых разум не мог оправдать. Нигилизм признавал только один авторитет – разум, он анализировал все общественные учреждения и обычаи и восстал против всякого рода софизма, как бы последний ни был замаскирован. …По философским своим понятиям нигилист был позитивист, атеист в духе Спенсера или материалист… Нигилисту были противны бесконечные толки о красоте, об идеале, искусстве для искусства, эстетике и т. п., тогда как всякий предмет искусства покупался на деньги, выколоченные у голодающих крестьян или у обираемых работников. Он знал, что так называемое поклонение прекрасному, часто было лишь маской, прикрывавшей пошлый разврат. Нигилист тогда отлил беспощадную критику искусства в одну формулу: «Пара сапог важнее всех ваших мадонн и всех утонченных размышлений о Шекспире»». И это изречение П. Кропоткина подчеркивает мои размышления о нигилистах-народниках. Но я бы еще добавила, что нигилисты были правдивы и прямолинейны во всем, во всех своих суждениях. Однако же отрицание ими идеала ставится мною под сомнение – не они ли стремились создать идеальное общество, где царили бы свобода и равноправие?

Истоки нигилизма в России

Считается, что возникновению нигилизма в России дали основу немецкие философы XIX в. Их критицизм, стремление к науке и просвещению и позитивизм. Остановлюсь на этом подробнее.

Кантовский позитивизм. При рассмотрении нигилизма как течения принято считать, что точкой опоры нигилисты-народники считали кантовский позитивизм. Я очень этому удивлена и вот почему. Если посмотреть на всю философию И. Канта в целом, то мы видим, что он придерживался науки, изучал ньютоновскую физику, был сторонником эмпиризма в философии (т. е. придерживался практицизма) и критики (труды «Критика чистого разума», «Критика свободного суждения» и т. д.), признавал высшим рассудок, познание, чистую математику, метафизику. И. Кант считал, что чувственности противостоит мышление или рассудок в полном смысле. Но он не отрицал Бога, морали и чувств категорически, а стремился познать и принимал их. Будучи народником, часто задавался вопросом: «Много ли стоит благодеяние, оказанное с чистым сердцем?», а этот вопрос идет вразрез с нигилизмом. Или же в труде «Критический разум» он писал: «Две вещи наполняют душу всегда новым и более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и положительнее мы размышляем о них, это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». А Бога и нравственность выводил на новый уровень. Поэтому я удивляюсь: если философия И. Канта вся в целом была пронизана этими догмами, то как же нигилисты могли признать его философский позитивизм, пусть исходящий из подлинного (позитивного) познания.

Вслед за кантовским позитивизмом «потянулись» и немецкие философы, на учения которых опирались нигилисты. Это, прежде всего Ф. Ницше, О. Шпенглер, М. Хайдеггер, С. Кьеркегор.

Ф. Ницше. Именно он создал философию «сверхчеловека», которою впоследствии использует Раскольников у Ф. М. Достоевского. Его антихристианское выражение «Бог умер» означает размышления над моралью христианства. Христианство, по нему, противостоит практическому и теоретическому нигилизму. Отрицая мораль как христианство Ф. Ницше постоянно думает о ней. Наделяя каждого человека одинаковой ценностью перед Богом, мораль отрицает различия установленные властью. Она, как полагает Ф. Ницше, служит слабым. Также он считает, что мораль противостоит жизни. Так как это мораль слабости, а слабый человек способен на любое зло. И отсюда его антихристианская фраза «Падающего подтолкни». Думаю, это о том, что слабый и злой человек и так уже низко падает, так в таком случае можно и уступить ему место в его «порывах».

Религия, по Ф. Ницше тоже отрицается, т. к. это мораль трусливых и слабых, которые, сами будучи не в состоянии что-либо сделать, просят чего-то у нереального и вымышленного Бога. Эти люди представляют расу рабов. Их философией являются выдумки о справедливости, добре, нравственности и всём прочем того же рода. Таких людей большинство. Им противостоит малочисленная, но в тысячи раз более сильная и совершенная раса господ, философией которых является сила, могущество и воля к власти. Призвание и удел которой – господство над всеми остальными, а основное ремесло – война. Иными словами, — высшая раса – это нигилисты и, я думаю, что отсюда взялись странные мысли у Раскольникова в романе Ф. Достоевского «Преступление и наказание». Такого сверхчеловека он ещё называет «белокурой бестией». Я как православный человек, конечно  же, не согласна с антихристианской моралью и с такой революцией добра и зла. Но есть тут и рациональное звено: в жизни должен происходить естественный отбор сильных, умных, мужественных, смелых людей, и они должны вытеснять всех слабохарактерных людей. Случай из жизни: в Интернете появилось много извращенцев, которые  пристают к людям с мерзкими намерениями: например, рассказывают, как насилуют собак и т. д. Как-то об этом рассказывала знакомому, а тот ответил: «В старину таких забивали камнями». И это верно (хотя я и противник насилия): должен быть отбор, а не попустительство. 

О. Шпенглер. О. Шпенглер описал нигилизм в своём труде «Закат Европы». Человечество, по нему, должно совершить научно-технический переворот (и участвовать в глобальных исследованиях, если брать на рассмотрение сегодняшний день). О. Шпенглер желал своим читателям браться за технику вместо лирики, за мореходное дело вместо живописи, за политику вместо теории познания, и ничего лучше, собственно пожелать им не мог. И в этом он прав, считаю я. Человечеству для успешной жизни на земле всегда нужны: больше практики, чем теории, техники и физики, чем поэты и философы – иными словами, нужны трудяги, чем мечтатели.

В России, считает О. Шпенглер, нигилизм начался уже с псевдоморфоз. Когда начала отрицаться исконно русская культура, а взамен подменяться на западную. А, тем более, что христианство, считал он, как «мифическая» религия, чужда западноевропейскому фаустовскому духу. Среди русских нигилистов О. Шпенглер выделял Л. Толстого и Ф. Достоевского: «Если хотите понять обоих великих заступников и жертв псевдоморфоза, то Ф. Достоевский был крестьянин, а Л. Толстой – человек из общества мировой столицы. Один никогда не мог освободиться от земли, а другой, — несмотря на все свои отчаянные попытки, так этой земли и не нашёл. Л. Толстой – это Русь прошлая, а Ф. Достоевский – будущая».  Ф. Достоевский по нему, — это святой, а Л. Толстой – всего лишь революционер, отрицающий петровские реформы. Я же сама всегда считала, что Ф. Достоевский худший революционер, чем Л. Толстой, потому, что все его книги (которые я читала) повествуют о бунте человеческой души, способной на самые низменные поступки. Но через них герой приходит к просветлению, — быть может этим Ф. Достоевский «свят»?

М. Хайдеггер. М. Хайдеггер отрицает все рассуждения философов о нигилизме (в частности, Ф. Ницше). По его мнению, нигилизм – это сущность, к которой должна прийти Европа. Нигилизм – это «метафизика», исходившая от Платона и Сократа, которая мыслится как переоценка ценностей.

М. Хайдеггер считал, что европейский нигилизм – это часть нашей истории, это наша судьба, которую мы должны с достоинством и по-человечески перетерпеть. «Осмысливать «нигилизм», — писал Хайдеггер, — не значит, поэтому носить в голове «обобщающие мысли»  о нём и в качестве наблюдателя  уклоняться от действительного» Нигилизм, по нему, – это значит, что «верховные ценности обесцениваются». То, что нигилизм – это всего лишь часть, а не вся, европейской истории, думаю, русские нигилисты не очень хорошо понимали. Мне кажется, что они думали, что теперь с середины XIX века так должно и быть. Но я всё же соглашусь, что теперь их изначальные духовные ценности обесценились и плавно вытекли в другие жизненные запросы. Однако же это и говорит о низком качестве морали такого человека.

C.Кьеркегор. Википедия говорит, что С. Кьеркегор считал нигилизмом кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. У С. Кьеркегора, конечно, заметную роль играет тема Бога, религии, греха. Но я же читала его труд в кратком изложении «Онтология страха и  нигилизм». В нём С. Кьеркегор рассуждает о страхе смерти. Люди живут с этим страхом, не понимая, что его нужно не бояться, а преодолевать. Однако же страх оказывается определением грозящего духа, чья действительность совпадает с Ничто. Но в каждом последующем индивиде этот страх становится непроизвольнее, т. е. Ничто превращается в Нечто. В язычестве это Ничто выражается понятием «Судьба». Действие Ничто-Судьбы принимается в виде внешнего отрицания индивида (отсюда и нигилизм). Крайнее проявление – уничтожение этого индивида. Таким образом, как я понимаю, нигилизм – это всего лишь страх смерти или страх перед бессмысленностью жизни. «Прошедшее, которого, как предполагается, я страшусь, должно стоять ко мне в отношении возможности. Если я страшусь прошлого несчастья, это происходит не потому, что оно уже прошло, но потому, что оно может повториться, то есть стать будущим».

Ф. Якоби. Но всё же, ввёл термин «Нигилизм» немецкий писатель и философ Ф. Якоби. Он использовал термин нигилизм для характеристики философии И. Канта и наукознанию или наукостремлению И. Фихте. Нигилистом, как я поняла, Ф. Якоби считает человека отчаявшегося, а потому и себя обожествляющего, что превращает его в Ничто.

В России же этот термин получил распространение благодаря роману И. Тургенева «Отцы и дети».

Нигилисты в русской лит-ре

Положение нигилизма в России очень хорошо отражено в литературе XIX в. И прежде всего о нигилистах писали И. Тургенев и Ф. Достоевский. Считается, что в России этот термин получил своё распространение после опубликования романа И. Тургенева «Отцы и дети». Я очень хорошо помню этот роман, т. к. любила его в школе читать. Нигилист Базаров изображён И. Тургеневым как человек холодный, безучастный ко всему, не ценящий высокую литературу, искусство, жизнь барщины на широкую ногу, даже любовь отвергает, пока она не приходит к нему. Он занимается медициной, биологией – режет лягушек, и это считается его практикой жизни.

Также рассматривается писатель Ф. Достоевский. Хотя его стоит причислить больше к философам-боголюбам, но всё же в его романах отражен нигилизм как противоборство с глубокими чувствами. Я не читала его романа «Бесы», где показан нигилистом герой романа Кириллов, зато читала его роман «Преступление и наказание». Его Раскольников, я думаю, конечно, не нигилист в целом – т. к. не практик и не защитник простого народа, но зато человек, начитавшийся теорий зарубежных философов. В своих изначальных постулатах он отрицает мораль, любовь и Бога, а затем мучительно переживает крах своих принципов.

И. Тургенев и Ф. Достоевский показали, что такое течение среди русской интеллигенции как нигилизм всё-таки противно русскому духу. Т. к. нравственностью, полными чувствами и боголюбием жива Россия.

Нигилизм + терроризм

Термин «Нигилизм» мне, вообще, очень интересен. Нигилисты были, а, возможно, и есть, очень интересными, странными людьми: интеллектуалами, но при этом, своеобразными «природными лаборантами». Как-то я поинтересовалась у преподавателя русской истории: могут ли быть нигилисты в наш век? Нет, не могут – был ответ, — т. к. современным людям больше свойственен инфантилизм (возможно, из-за сложившейся политики в гос-ве). А нигилистами были всё же стойкие, смелые, прямолинейные люди. Но готовясь к эссе, я стала читать разное рассмотрение этого термина и, в том числе, его современное положение. 

Оказывается, не всё так просто. Нигилисты есть и в наше время. И вытекает это течение из неправильного понимания многими людьми XIX века объяснения немецких философов, что такое нигилизм. Нигилизм воспринялся как фашизм, как отрицание всего человеческого: веры, морали и любви к ближнему. И отсюда это искажённое (но в чём-то и справедливое) понятие перетекает в другое — терроризм. Ведь террористы нисколько не практикуют ради науки и технологий, прогрессивных устремлений, они отрицают саму жизнь. И от этого в мире много проблем.

Юлия Вдовина

При подготовке пользовалась учебниками:

1. Дмитрий Гусев «Любители мудрости».

2. В. В. Миронов «Философия».

3. В. М. Пивоев «История философии».

Также книгами и статьями из Интернета:

1. «Онтология страха и нигилизм» С. Кьеркегора

2. Идея вечного возвращения у Ф. Ницше «Европейский нигилизм. Ленцер-Хайдовские заметки 1887 г.»

3. Шпенглер О. «Закат Европы. Образ и действительность».

4. Борис Парамонов «Шпенглер о России».

5. «Хайдеггер и Ницше»

6. М. Хайдеггер «Европейский нигилизм».

7. и по терроризму.

<div align=»center»></div>

Русский нигилизм | Великая Россия


[ — Русский народ. Бoгoноcец или xaм? — Н.А. Беpдяeв. Рyсcкая революция]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

Нигилизм есть характерно русское явление, в такой форме неизвестное Западной Европе. B узком смысле нигилизмом называется эмансипационное умственное движение 1860-х годов и его главным идеологом признается Писарев. Тип русского нигилиста был изображен Тургеневым в образе Базарова. Но в действительности нигилизм есть явление гораздо более широкие, чем писаревщина, его можно найти в подпочве русских социальных движений, хотя нигилизм сам по себе не был социальным движением. Нигилистические основы есть у Ленина, хотя он и жил в другую эпоху. Мы все нигилисты, говорил Достоевский.

Русский нигилизм отрицал Бога, дух, душу, нормы и высшие ценности. И тем не менее нигилизм нужно признать религиозным феноменом. Возник он на духовной почве православия, он мог возникнуть лишь в душе получившей православную формацию. Это есть вывернутая наизнанку православная аскеза, безблагодатная аскеза. B основе русского нигилизма, взятого в чистоте и глубине, лежит православное мироотрицание, ощущение мира лежащия во зле, признание греховности всякого богатства и роскоши жизни, всякого творческого избытка в искусстве, в мысли. Подобный православной аскетике нигилизм был индивидуалистическим движением, но также был направлен против творческой полноты и богатства жизни человеческой индивидуальности. Нигилизм считает греховной роскошью не только искусство, метафизику, духовные ценности, но и религию. Все силы должны быть отданы на эмансипацию земного человека, эмансипацию трудового народа от непомерных страданий, на создание условий счастливой жизни, на уничтожение суеверий и предрассудков, условных норм и возвышенных идей, порабощающих человека и мешающих его счастью. Это — единое на потребу, все остальное от лукавого.

B умственной сфере нужно аскетически довольствоваться естественными науками, которые разрушают старые верования, низвергают предрассудки, и политической экономией, которая учит организации более справедливого социального строя. Нигилизм есть негатив русской апокалиптичности. Он есть восстание против неправды истории, против лжи цивилизации, требование, чтобы история кончилась и началась совершенно новая, внеистореская или сверхисторическая жизнь. Нигилизм есть требование оголения, совлечения с себя всех культурных покровов, превращение в ничто всех исторических традиций, эмансипация натурального человека, на которого не будет более налагаться никаких оков.

Умственный аскетизм нигилизма нашел себе выражение в материализме, более утонченная философия была объявлена грехом. Русские нигилисты 60-х годов — я имею в виду не только Писарева, но и Чернышевского, Добролюбова и др, — были русскими просветителями, они объявили борьбу всем историческим традициям, они противополагали «разум», существование которого в качестве материалистов признавать не могли, всем верованиям и предрассудкам прошлого. Но русское просветительство, по максималистическому характеру русского народа, всегда оборачивалось нигилизмом. Вольтер и Дидро не были нигилистами. B России материализм принял совсем иной характер, чем на Западе. Материализм превратился в своеобразную догматику и теологию. Это поражает в материализме коммунистов. Но уже в 1860-х гг. материализм получил эту теологическую окраску, он стал морально обязательным догматом и за ним была скрыта своеобразная нигилистическая аскеза. Был создан материалистический катехизис, который был усвоен фанатически широкими слоями левой русской интеллигенции. Не быть материалистом было признано нравственно подозрительным. Если вы не материалист, то значит, вы за порабощение человека и народа.

Отношение русских нигилистов к науке было идолопоклонническим. Наука, — под которой понимались, главным образом, естественные науки, в то время окрашенные в материалистический цвет, — стала предметом веры, она была превращена в идол. B России в то время были и замечательные ученые, которые представляли особенное явление. Но нигилисты-просветители не были людьми науки. Это были верующие люди и догматически верующие. Менее всего им свойствен был скептицизм. Методическое сомнение Декарта мало подходит к нигилистам, да и вообще к русской природе. Типический русский человек не может долго сомневаться, он склонен довольно быстро образовывать себе догмат и целостно, тотально отдавать себя этому догмату. Русский скептик есть западный в России тип. B русском материализме не было ничего скептического, он был верующим.

* * *

B нигилизме в деформированном виде огразилась еще одна черта русского православного религиозного типа — нерешенность на почве православия проблемы культуры. Аскетическое православие сомневалось в оправданности культуры, склонно было видеть греховность в культурном творчестве. Это сказалось в мучительных сомнениях великих русских писателей относительно оправданности их литературного творчества. Религиозное, моральное и социальное сомнение в оправданности культуры, есть характерно русский мотив. У нас постоянно сомневались в оправданности философского и художественного творчества. Отсюда борьба против метафизики и эстетики. Вопрос о цене, которой покупается культура, будет господствовать в социальной мысли 70-х годов. Русский нигилизм был уходом из мира, лежащего во зле, разрывом с семьей и со всяким установившимся бытом. Русские легче шли на этот разрыв, чем западные люди. Греховными почитались государство, право, традиционная мораль, ибо они оправдывали порабощение человека и народа. Замечательнее всего, что русские люди, получившие нигилистическую формацию, легко шли на жертвы, шли на каторгу и на виселицу. Они были устремлены к будущему, но для себя лично они не имели никаких надежд, ни в этой земной жизни, ни в жизни вечной, которую они отрицали. Они не понимали тайны Креста, но в высшей степени были способны на жертвы и отречение. Они этим выгодно отличались от христиан своего времени, которые проявляли очень мало жертвоспособности и были соблазном, отталкивающим от христианства. Чернышевский, который был настоящим подвижником в жизни, говорил, что он проповедует свободу, но для себя никакими свободами никогда не воспользуется, чтобы не подумали, что он отстаивает свободы из эгоистических целей. Удивительная жертвоспособность людей нигилистического миросозерцания свидетельствует о том, что нигилизм был своеобразным религиозным фенюменом.

Не случайно в русском нигилизме большую роль играли семинаристы, дети священников, прошедшие православную школу. Добролюбов и Черньшевский были сыновья протоиереев и учились в семинации. Ряды разночинной «левой» интеллигенции у нас пополнялись в сильной степени выходцами из духовного сословия. Смысл этого факта двоякий. Семинаристы через православную школу получали формацию души, в которой большую роль играет мотив аскетического мироотрицания. Вместе с тем в семинарской молодежи второй половины 50-х годов и начала 60-х годов назревал бурный протест против упадочного православия XIX века, против безобразия духовного быта, против обскурантской атмосферы духовной школы. Семинаристы начали проникаться освободительными идеями просвещения, но проникаться по-русски, т. е. экстремистски, нигилистически. Немалую роль тут играло и rеssiаntimеnt семинаристов к дворянской культуре.

Вместе с тем в молодежи пробудилась жажда социальной правды, которая была в ней порождением христианства, получившего новую форму. Семинаристы и разночинцы принесли с собой новую душевную структуру, более суровую, моралистическую, требовательную и исключительную, выработанную более тяжелой и мучительной школой жизни, чем та школа жизни, в которой выросли люди дворянской культуры. Это новое молодое поколение изменило тип русской культуры. Тип культуры шестидесятников, Добролюбова, Чернышевского, нигилистов, возраставшей революционной интеллигенции был пониженный по сравнению с типом дворянской культуры 1830-х и 1840-х годов, культуры Чаадаева, И. Киреевского, Хомякова, Грановского, Герцена. Культура всегда образуется и достигает более совершенных форм путем аристократического отбора. Демократизуясь, распространяясь в ширь на новые слои, она понижается в своем уровне и лишь позже, путем переработки человеческого материала, культура может опять повыситься.

B малых размерах в слое интеллигенции в 1860-е годы в России произошел тот же процесс, который в широких, всенародных масштабах произошел в русской революции. Изменение типа культуры выразилось прежде всего в изменении направления сознания и тем культуры. Это было предрешено уже Белинским в последний период его развития. «Идеалисты» 1840-х годов интересовались, главным образом, гуманитарньгми науками, философией, искусством, литературой. Нигилисты 1860-х годов интересовались, главным образом, естественными науками и политической экономией, что определило уже интересы коммунистического поколения русской революции.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

Нигилизм в России | Понятия и категории

НИГИЛИЗМ В РОССИИ. В России термин «нигилизм» впервые употреблен Н.И.Надеждиным в опубликованной в 1829 в «Вестнике Европы» статье «Сонмище нигилистов». Несколько позже, в 30–40-х гг. 19 в., его использовали Н.А.Полевой, С.П.Шевырев, В.Г.Белинский, М.Н.Катков и ряд других русских писателей и публицистов, при этом употребляя термин в различных контекстах. С ним были связаны как положительные, так и отрицательные моральные коннотации. М.А.Бакунин, С.М.Степняк-Кравчинский, П.А.Кропоткин, напр., вкладывали в термин «нигилизм» положительный смысл, не видя в нем ничего дурного. Ситуация изменилась во 2-й пол. 19 в., когда термин «нигилизм» приобрел качественно новый и вполне определенный смысл. Нигилистами стали именовать представителей радикального направления разночишгев-шестидесятников, выступавших с проповедью революционного мировоззрения, отрицавших социальные (неравенство сословий и крепостничество), религиозные (православно-христианская традиция), культурные («официальное мещанство») и иные официальные устои общества до- и пореформенной России, общепринятые каноны эстетики и проповедовавших вульгарный материализм и атеизм. Отличительной особенностью российского нигилизма становится попытка в области осмысления социальных феноменов опереться на естественнонаучную теорию дарвинизма и экстраполировать ее методологию на процессы эволюции социума (человек есть животное; борьба за существование – основной закон органического мира; ценно и важно торжество вида, индивид же есть величина, не заслуживающая внимания). Рупором подобным образом понимаемого нигилизма в России нач. 60-х гг. 19 в. становится журнал «Русское слово», ведущую роль в котором играл Д.И.Писарев. При этом, правда, сам Писарев игнорировал термин «нигилизм» и предпочитал именовать себя и своих единомышленников «реалистами». Повсеместное распространение подобное толкование термина «нигилизм» получило с выходом в свет в 1862 романа И.С.Тургенева «Отцы и дети», главный герой которого «нигилист» студент Базаров отстаивал мысль о том, что «в теперешнее время полезнее всего отрицание», и выступал с разрушительной критикой социального устройства, общественной морали, образа жизни господствующих слоев российского общества. Впоследствии русская литература дала целую галерею образов нигилистов от Рахметова и Лопухова в произведениях Чернышевского (где образы нигилистов-революционеров были выписаны с большой симпатией) до явных антигероев в романах Достоевского, Писемского, Лескова и др. Во 2-й пол. 19 в. термин «нигилизм» активно использовался правоконсервативной публицистикой для характеристики представителей революционного народничества 1860–70-х гг. и русского освободительного движения в целом.

Новую страницу в истории истолкования феномена «русский нигилизм» открыли в первые десятилетия 20 в. С.Л.Франк и Н.А.Бердяев. Франк в статье «Этика нигилизма» (сб. «Вехи», 1909) объявил «нигилистический морализм» основной чертой духовной физиономии русского интеллигента, первым русским нигилистом назвал Петра I, большевиков же охарактеризовал как выражение «универсального отрицания». Характеризуя русский нигилизм, Бердяев различал его узкий («эмансипационное умственное движение 60-х гг.») и широкий (течения мысли, отрицающие «Бога, дух, душу, нормы и высшие ценности») смыслы («Истоки и смысл русского коммунизма»). Считая русский нигилизм религиозным в основе своей феноменом, Бердяев, однако, определяет его истоки противоречивым образом, считая их то православными, то гностическими. Нигилистическая ментальность, заявленная в образах Базарова, Рахметова и др., трансформируясь в ходе исторического развития, продолжается в русском коммунизме, где она, в частности, приобретает некоторые черты богоборчества в духе вульгаризированного Ницше, напр. у М.Горького.

Нигилизм в России – это не идеология или мировоззренческая концепция; это специфическая социально-психологическая, как правило неотрефлексированная, установка, особый способ реагирования на самые разные феномены общественной жизни, отличающийся гипертрофированной категоричностью, «тотальностью» отрицания, отрицанием недиалектическим, когда в отрицаемых явлениях не признается и не принимается ничего позитивного, рационального; нигилизм, как правило, выражается в уничижительных, обличительных и даже ругательных терминах; он враждебен всякому компромиссу. Свои нигилисты того или иного рода имелись в самых разных общественных движениях и течениях мысли, но гл.о. феномен нигилизма был характерен для крайне лево- и праворадикальных направлений. В леворадикальных и революционных кругах 19 в. нигилизм наиболее ярко проявился у публицистов «Русского слова» во главе с Писаревым и в «анархистском» движении, в 20 в.– в анархо-синдикализме и в таком антиинтеллигентском движении, как «махаевщина» (В.К.Махайский и др.), в первые годы советской власти в пролеткультовском движении. На правом фланге спектра общественных движений в России 19 в. явно нигилистические мотивы были особенно характерны для выступлений и сочинений редактора обскурантского журнала 40-х гг. «Маяк» С.О.Бурачека, издателя не менее обскурантского журнала 60-х гг. «Домашняя беседа» В.И. Аскоченского, для Константина Леонтьева, идеологов черносотенного движения нач. 20 столетия.

В.П. Визгин, В.Ф. Пустарнаков, Э.Ю. Соловьев

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. III, Н – С, с. 85-86.

Литература:

Катков М. О нашем нигилизме. По поводу романа Тургенева. – «Русский вестник», 1862, № 7;

Гогоцкий С. Нигилизм. – Он же. Философский лексикон, т. 3. К., 1866;

Де-Пуле М. Нигилизм как патологическое явление русской жизни. – «Русский вестник», 1881, № 11 ;

Цион И. Нигилисты и нигилизм. М., 1886;

Страхов Н.Н. Из истории литературного нигилизма 1861–65. СПб., 1890;

Алексеев А.И. К истории слова «нигилизм». – В кн.: Сборник статей в честь акад. А.И.Соболевского. Статьи по славянской филологии и русской словесности. М.–Л., 1928;

Воровский В.В. Базаров и Санин. Два нигилизма. – Соч., т. 2. М., 1931;

Степняк-Кравчинский С.М. Нигилизм. – Он же. Подпольная Россия. М., 1960;

Новиков А.И. Нигилизм и нигилист. Опыт критической характеристики. Л., 1972;

Достоевский Ф.М. Господин Щедрин, или Раскол в нигилистах. – Собр. соч. в 30 т., т. 20. Л., 1980;

Козьмин Б.П. Два слова о слове «нигилизм». – Он же. Литература и история. Сб. статей. М., 1982;

Karlowisch N. Die Entwickelung des russischen Nihilismus. В., 1880;

Oldenberg K. Der russische Nihilismus von seinen Anfängen bis zur Gegenwart. Lpz., 1888;

Coquart A.Dmitri Pisarev (1840–1868) et idéologie du nihilisme russe. P., 1946;

Hingley R. Nihilists. Russian Radicals and Revolutionaries in the Reign of Alexander II (1855–81), 1967;

Lubomirski J. Le nihilisme en Russie. P., 1979.

нигилизм | Определение и история

Нигилизм (от латинского нигиль, «ничто»), изначально философия морального и эпистемологического скептицизма, возникшая в России XIX века в первые годы правления царя Александра II. Фридрих Ницше использовал этот термин для описания распада традиционной морали в западном обществе. В 20-м веке нигилизм охватывал различные философские и эстетические позиции, которые в том или ином смысле отрицали существование истинных моральных истин или ценностей, отвергали возможность знания или общения и утверждали абсолютную бессмысленность или бесцельность жизни или Вселенной.

Термин старый, применяемый к определенным еретикам в средние века. В русской литературе нигилизм , вероятно, впервые был использован Н.И. Надеждин, в статье 1829 года в «Вестнике Европы », в которой он применил ее к Александру Пушкину. Надеждин, как и В.В. Берви в 1858 году отождествил нигилизм со скептицизмом. Михаил Никифорович Катков, известный консервативный журналист, который интерпретировал нигилизм как синоним революции, представил его как социальную угрозу из-за отрицания всех моральных принципов.

Именно Иван Тургенев в своем знаменитом романе «Отцы и сыновья » (1862) популяризировал этот термин через фигуру Базарова-нигилиста. В конце концов, нигилисты 1860-х и 70-х годов стали рассматриваться как растрепанные, неопрятные, неуправляемые, оборванные люди, которые восстали против традиций и общественного порядка. Философия нигилизма тогда стала ошибочно ассоциироваться с самоубийством Александра II (1881 г.) и политическим террором, который применялся теми, кто действовал в то время в подпольных организациях, выступавших против абсолютизма.

Иван Тургенев. Дэвид Магаршак

Если для консервативных элементов нигилисты были проклятием времени, то для либералов, таких как Н.Г. Чернышевский они представляли собой лишь преходящий фактор в развитии национальной мысли — этап в борьбе за свободу личности — и настоящий дух мятежного молодого поколения. В своем романе «Что делать? (1863), Чернышевский попытался выявить положительные стороны в нигилистической философии. Точно так же в своих мемуарах князь Петр Кропоткин, ведущий русский анархист года, определил нигилизм как символ борьбы со всеми формами тирании, лицемерия, искусственности и за личную свободу.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 года с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня

По сути, нигилизм 19-го века представлял собой философию отрицания всех форм эстетизма; он защищал утилитаризм и научный рационализм. Классические философские системы были полностью отвергнуты. Нигилизм представлял собой грубую форму позитивизма и материализма, восстание против установленного общественного порядка; это отрицало всю власть, осуществляемую государством, церковью или семьей.Он основывал свою веру только на научной истине; наука была бы решением всех социальных проблем. Все зло, полагали нигилисты, происходит из единого источника — невежества, — которое преодолеет только наука.

На мышление нигилистов 19-го века оказали глубокое влияние философы, ученые и историки, такие как Людвиг Фейербах, Чарльз Дарвин, Генри Бакл и Герберт Спенсер. Поскольку нигилисты отрицали двойственность людей как комбинацию тела и души, духовной и материальной субстанции, они вступили в ожесточенный конфликт с церковными авторитетами.Поскольку нигилисты подвергли сомнению доктрину божественного права королей, они вступили в аналогичный конфликт со светскими властями. Поскольку они пренебрегали всеми социальными узами и семейным авторитетом, конфликт между родителями и детьми стал в равной степени имманентным, и именно эта тема лучше всего отражена в романе Тургенева.

Пневматическая подземка Hyperloop существовала в 19 веке.
Еще одним доказательством того, что были технологии, намного превосходившие время, когда они были представлены, является сага о пневматических трубках 19 века. То, что мы знаем сегодня как Hyperloop, было использовано в Нью-Йорке (Beach Pneumatic Transit) в 1867 году и в Лондоне (Crystal Palace пневматическая железная дорога) в 1864 году. Эта информация не секрет, хотя не слишком много людей знают этого достижения «впереди своего времени». И вот мы, 150 лет спустя, и все еще не достаточно умны, чтобы внедрить эту технологию в 21 веке.Оба проекта были закрыты по разным финансовым причинам и отсутствию политической поддержки в то время. Но действительно ли это была причина финансовой прибыльности, или самые яркие умы 19-го века просто не могли заново запустить технологию, которая пережила крах предыдущей цивилизации? Та же самая предыдущая цивилизация, о которой я говорил некоторое время сейчас. Цивилизация сопоставима с нашим уровнем технического развития и во многих случаях намного превосходит нашу. Цивилизация, которая была стерта с лица земли, и та, о которой я попытаюсь рассказать в моих последующих постах.
И, конечно, было несколько публикаций и других материалов, подтверждающих существование этой технологии в середине восемнадцатого века.
Метро Нью-Йорка (обычное, что мы имеем сегодня) было введено в 1904 году. Это примерно через 37 лет после Пневматического Транзита на пляже. И какой это был контраст. Посмотрите на первый поезд метро для перевозки пассажиров. Это выглядит именно так, как и следовало ожидать от 1900-х годов. Небольшая ссылка на изображения ниже — Поездка на метро Нью-Йорка Теперь давайте посмотрим, как выглядели эти 1867 вагоны с пневматическим поездом.К сожалению, не так много фотографий было сделано со временем, но некоторые сделали. Дополненный некоторыми гравюрами на дереве 19-го века, он может дать вам представление о том, какой огромный шаг назад мы предприняли в 1904 году. А вот как выглядел пневматический железнодорожный поезд Crystal Palace в 1864 году. Обратите внимание на то, что подобные гравюры в реальности отличаются друг от друга , Это действительно похоже на разные моменты времени. Некоторые изображения, представляющие первые дни лондонского метро в 1863 году, показывают очень резкий контраст между качеством туннеля и поездами, проходящими через них.Судите сами, что вы видите. Кстати, сравнение 1863 лондонских автомобилей с 1904 нью-йоркскими машинами демонстрирует, на мой взгляд, так называемый хронологический сдвиг. Я твердо верю, что фотографии из Нью-Йорка и Лондона представляют одно и то же время. Они разделены на 40 лет в традиционном хронологическом масштабе, но выглядят одинаково. Также как я думаю, что все эти Городские Пожары и Землетрясения, разделенные годами и десятилетиями, произошли одновременно.

Ниже приведены некоторые дополнительные фотографии из системы лондонского метро.Они демонстрируют очевидное технологическое несоответствие между общими знаниями, которые мы имеем о 19-м веке, и предполагаемыми достижениями и роскошью, которые они фактически имели. Первая гравюра представляет часть под набережной Темзы, которая была закончена.

Кроме того, о городе Лондоне в 1860-х годах: на первом изображении выше вы можете увидеть две трубы над туннелем. Они идут параллельно друг другу. Это пневматические трубки доставки почты. Сегодня у нас работают грузовики, фургоны и другие транспортные средства почтовой связи.В 1860-х годах они запускали гипер-петлю для доставки почты. Судя по изображению ниже, в Соединенных Штатах могла существовать похожая система.

US_pmneumatic _mail.jpg US_pmneumatic _mail.jpg

И, конечно же, именно так были построены все эти туннели. Конечно, после 6 лет копания на туннелепроходческой машине Bertha за 80 000 000 долларов Сиэтл все еще не закончил свой тоннель в центре города. Но в 1860-х годах они сделали это с … чем именно, тачкой и лопатой? Фото ниже очень показательно, как выглядит подавляющее большинство так называемых фотографий 19-го века «процесс строительства».Мне кажется, что они нашли туннель и пытаются выкопать его с помощью любых инструментов, которые у них есть. Там нет процесса строительства. «Новая» конструкция выглядит и на старой железно-кирпичной конструкции. Все же это описано как:

Люди за работой: на этом снимке Генри Флэтера показано строительство подземных железных дорог Столичной железной дороги между 1866 и 1870 годами, включая разрушение домов

renovation_hyperloop.jpg renovation_hyperloop.jpg
Где находятся проектные документы, расчеты и убедительные фото-доказательства хода строительства? Или они просто пытались восстановить технологии предыдущей цивилизации? Может быть, они пытались запустить, но не смогли это сделать? Эти туннели выглядят старыми уже в 19 веке.
На мой взгляд, эта технология была не только за пределами технологического уровня 19-го века, но и за пределами нашей. Hyperloop One Элон Маск надеется изменить это. По состоянию на март 2018 года у нас до сих пор нет поездов повышенной проходимости, доставляющих пассажиров. 154 года назад пневматические поезда перевозили пассажиров в Лондоне, 151 год назад — в Нью-Йорке. Что мы на самом деле знаем или, что лучше, чего не знаем о нашей истории?

Также две фотографии ниже представляют один и тот же объект. Оба очень старые.Один показывает работающую пневматическую машину, другой показывает чрезвычайно старые остатки пневматической машины, застрявшей в туннеле. Состояние туннеля также очень показательно. Когда эти две фотографии действительно были сделаны? Заставляет меня задуматься, каким может быть временное разделение между ними.


И ниже, дамы и господа, дань хронологическому несоответствию, в котором технологии и достижения не имеют объяснения. Наше недавнее прошлое хранит секреты за пределами нашего самого смелого воображения; в этом я не сомневаюсь.К сожалению, наше суждение омрачено институциональным образованием туннельного типа, где любое отклонение от принятой догмы высмеивается и высмеивается. Но гораздо проще доверять своим глазам, чем общепринятому бессмысленному. ,
Экзотизм в литературе 19-го века — Британская библиотека

Экзотизм связан с восприятием и описанием различий или «инаковости». Исследуя «Тысяча и одна ночь» , Джейн Эйр и «Сердце тьмы» , доктор Джулия Куен обсуждает викторианское обаяние с литературными изображениями экзотики.

Сегодня мы используем термин небрежно — «экзотические фрукты», «экзотические хобби», «экзотические танцоры» — но экзотика — это сложная философская, историческая и репрезентативная проблема.Экзотизм связан с восприятием и описанием различий или «инаковости». Первое философское исследование 1908-18 годов осталось незавершенным: французский писатель Виктор Сегален раскритиковал «редуктивное» понимание современниками геотезии через географию (тропизм) и историю / политику (колониализм), но не остановился на предложении концептуальной альтернативы. [1] Только в 1970-х годах в так называемой постколониальной теории была предложена более полная философия экзотики.

Тысяча и одна ночь

Но Сегален был чем-то занят. Экзотизм в литературе 19-го века был понят прежде всего через географическую отдаленность и европейские (научные и политические) интересы в зарубежных странах. В Британии рассказы о «Тысяча и одна ночь» — или « Аравийских ночей », поскольку эта работа стала известна после первого анонимного английского перевода 1706 года, — были примером одновременной научной озабоченности «Аравией», усиливающийся политический интерес и простое желание хороших историй.Рассказы, с которыми Шехеразаде развлекает персидского царя Шахрияра, чтобы отложить ее ожидаемую казнь, включая рассказы об Аладдине, Али Бабе и Сорока ворах, и Синдбада Моряка, были невероятно популярны среди читателей 19-го века. Они предлагали фантастических персонажей (джинны, русалки, говорящие змеи и деревья), любопытные инструменты (магические ковры и лампы) и широкий спектр жанров повествования (ужасы, криминал, фэнтези и даже научную фантастику). Для романтичных и викторианских писателей, таких как Колридж, де Куинси, Скотт, Диккенс, Теккерей, Коллинз, Гаскелл и Конан Дойль, «Арабские ночи» , таким образом, выступали за чудесное против мирского и творческое против прозаического и рационального.С другой стороны, истории ссылались на реальных людей и реальную географию: таким образом, многие читатели были убеждены, что рассказы Шехеразаде действительно дают верный отчет о Востоке.

Империализм в Джейн Эйр

Европейские колониальные амбиции и действия продолжались в 19 веке, и даже Шарлотта Бронте в Йоркшире была бы «чрезвычайно хорошо осведомлена об этом факте», как утверждал постколониальный критик Эдвард Саид в «Ориентализм » (1978) с «определенными взглядами на расу и империализм», воплощенными в ее романах. [2] В Джейн Эйр (1848), героиня титула узнает в день своей свадьбы, что 15 лет назад ее предполагаемый муж мистер Рочестер был женат на Ямайке. Происхождение его первой жены в Вест-Индии (плантации сахара) идеологически связано с представлениями о экзотически-эротической, примитивной колониальной инаковости: Берта Мейсон, которая имеет смешанное европейское и карибское наследие, оказывается не только «грубой, нечистой, порочной» и «здравого ума», но ее первоначальная страсть и чувственность становятся после ее брака иррациональным бредом «сумасшедших» и «демонов», так что Рочестер запирает ее на чердаке своего поместья Торнфилд (Шарлотта Бронте, Джейн Эйр , глава XXVII).Другой экзотический фон в романе касается Мадейры, у западного побережья Африки, где дядя Джейн Джон Эйр работает агентом по производству ямайского вина. Когда он умирает, он оставляет 20 000 фунтов стерлингу своей племяннице, и есть невысказанное предположение, что эти деньги, вероятно, были связаны с работорговлей. Следовательно, колониальное мышление играет центральную роль в Джейн Эйр , как и миссионерский проект. В конце романа, когда Джейн законно вышла замуж за вдовца Рочестера и мать его детей, двоюродный брат Джейн, Сент-Джон Риверс, умирает в Индии: его попытки обратить в христианство и «цивилизовать» индейцы оставили на нем свой след.Далекие экзотические колонии и мероприятия обеспечивают Джейн, почти уничтожают Рочестер, жестоко обращаются с Бертой и убивают Сент-Джона — в романе, который только на поверхности чрезвычайно английский.

Описание экзотики в Сердце тьмы

Джейн Эйр Фон экзотики выдвигается на передний план экшена и критического созерцания в повести Джозефа Конрада «Сердце тьмы » (1899). Здесь англичанин Чарльз Марлоу входит в услуги бельгийской торговой компании в (хотя никогда явно не идентифицированном) бельгийском Конго.Говоря о том, чтобы взять корабль вверх по реке и вернуть самого успешного, но в настоящее время больного трейдера компании, г-на Курца, а также слоновую кость, которую он накопил в результате «торговли» с местными жителями, Марлоу узнает о развратных действиях Курца, его тираническом правлении над местными жителями. и его отношения с африканской женщиной. Возможно, первоначальная вера Курца в западную «цивилизационную миссию» в «темных» местах мира (см. Сент-Джон-Риверс) переросла в самоуважение, жадность, ненависть к африканцам и больную душу и разум.Марлоу шокирован, увидев ‘ужас! Ужас! »Колониальной реальности, но он ничего не может с этим поделать (Конрад, 178). Читатели 19-го века изо всех сил пытались определить сложную мораль новеллы: спуск Курца в коррумпированные колониальные практики является одновременно презренным и трагичным, «хороший парень» Марлоу лжет невесте Курца о степени колониального зла, а автор Конрад использует несколько слоев текстового фрейминга Перспективы и повествовательная (не) достоверность скрывают его личное отношение к колониализму.Африканский писатель Чинуа Ачебе был более ясен, когда в лекции 1975 года осудил Конрада и новеллу. По его мнению, изображение Конрада было бесчеловечным и унижающим достоинство, поскольку колонизированные африканцы считаются животными и лишены слова, а также деиндивидуализированы и объединены в одну темную группу на фоне джунглей истории.

Сердце тьмы , как впервые опубликовано в Эдинбургского журнала Blackwood

Сердце тьмы — новелла 1899 года о торговом судне в Конго — исследование колониализма и расизма.

Посмотреть изображения с этого товара (3)

Условия использования Public Domain

Вмешательство Ачебе является важным напоминанием о том, как экзотика 19-го века работала в целом, а именно «для цели, в соответствии с тенденцией, в конкретных исторических, интеллектуальных и даже экономических условиях» (Said, 273).Экзотические представления редко дают «правду» или «реальность» об иностранной культуре, но являются эстетическими, субъективными высказываниями, произведенными в определенном историческом — в 19 веке — колониальном — контексте.

Сноски

[1] Виктор Сегален, Эссе об экзотике: эстетика разнообразия (впервые опубликовано в 1978 году, написано в 1904–18).

[2] Эдвард Саид, , ориентализм, (1978), с. 14.

Дальнейшее чтение

Чинуа Ачебе, «Образ Африки: расизм в сердце Конрада » в Сердце тьмы: авторитетные тексты, фоны и критика источника .3-е изд. Издание Роберт Кимбо (Нью-Йорк: Нортон, 1988): 251–62.

Шарлотта Бронте, Джейн Эйр . Издание Майкл Мейсон (Лондон: Пингвин, 1996).

Джозеф Конрад, Сердце тьмы и другие сказки . Издание Седрик Уоттс (Oxford: Oxford University Press, 2008).

Эдвард Саид, Ориентализм (Лондон: Пингвин, 1978).

Виктор, Сегален, Эссе об экзотике: эстетика разнообразия . Сделка и изд. Яэль Рэйчел Шлик (Дарем и Лондон: издательство Duke University Press, 2002).

  • Автор Джулия Куен
  • Джулия Куен — адъюнкт-профессор английского языка в Университете Гонконга, где она преподает курсы по литературе и культуре XIX века.Она широко публиковалась о женской, популярной и имперской художественной литературе, а также о путешествиях
,

христианство — усилия 19-го века | Британика

Всемирное движение евангельского рвения и возрождения, известное своим акцентом на личное обращение и миссионерскую экспансию, вызвало новые импульсы для христианского единства в 19 веке. Рост миссионерских обществ и добровольческих движений в Германии, Великобритании, Нидерландах и Соединенных Штатах выразил рвение, которое подпитывало необходимость единства церкви. Испытывая негативные последствия христианского разделения в разных странах, протестантские миссионеры в Индии, Японии, Китае, Африке, Латинской Америке и Соединенных Штатах начали сотрудничать.

В 1804 году появилось Британское и Зарубежное Библейское Общество, межконфессиональная протестантская организация, которая перевела Писание в общеупотребительные слова мира и распространила переводы по всему миру. За этим последовало 40 лет спустя, когда в Англии были созданы две важные христианские организации: Христианская ассоциация молодых мужчин (YMCA; 1844) и Христианская ассоциация молодых женщин (YWCA; 1855). Их международные организации, Всемирный альянс YMCA и Всемирный YWCA, были созданы в 1855 и 1894 годах.Евангелический альянс, возможно, самый значительный агент христианского единства в 19 веке, занимал уникальное место среди волонтерских объединений того времени. Основанный в Лондоне в 1846 году (американская секция была основана в 1867 году), альянс стремился привлечь отдельных христиан к общению и сотрудничеству в молитве за единство, христианском образовании, борьбе за права человека и миссии.

Также в 19-ом столетии были решающие сторонники видимого единства церкви.В Соединенных Штатах, где были услышаны наиболее красноречивые движения за единство 19-го века, свидетельством единства и союза были три традиции. Лютеране Самуэль Симон Шмукер и Филипп Шафф умоляли о «католическом союзе на апостольских принципах». Среди епископалов провидцами единства были Томас Хаббард Вейл, Уильям Август Мюленберг и Уильям Рид Хантингтон, которые предложили исторический «четырехугольник» Писаний, вероучения, таинства крещения и Вечери Господней, а также епископство в качестве краеугольного камня единство.Томас Кэмпбелл и его сын Александр и Бартон Уоррен Стоун, члены Церкви учеников Христа, учили, что «Церковь Христа на земле, по сути, намеренно и конституционно одна». Экуменизм был зажжен в сердцах христиан 19-го века и в следующем веке сформировал церкви как никогда прежде.

,

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *