Пацифист кто: кто это? Что такое пацифизм?

Содержание

Пацифист, романтик, «безрассудный» сказочник: профессор Дж.Р.Р. Толкин

СИМФЕРОПОЛЬ, 3 янв – РИА Новости Крым, Наталия Назарук. Он был травмированным войной исследователем древних языков. Но этот чудаковатый фантазер стал тем, кто подарил реальному миру новое сказочное обличье.

Созданный Толкиным Срединный мир, воплощение идеала, которого реальный мир никогда не достигнет, не только породил новый жанр «высокого фэнтези», но и подарил следующим поколениям новые смыслы, а ставшей ему родиной Англии – целый пласт мифологии, без которой невозможно представить ни одну культуру.

Названы лучшие фильмы ХХI векаВряд ли можно найти сегодня человека, который не знает автора «Властелина колец». Но что большинство знает о самом Толкине? А ведь в реальной жизни писатель, ставший точкой отсчета целой эпохи в западной и мировой культуре, был просто настоящим человеком: крепко дружил и искренне любил, пережил горечь потерь и окрыляющую силу открытий. В себе самом и в мире вокруг.

Кадр из трилогии «Властелин Колец»

ЧКБО и горнило войны

Джон Рональд Руэл Толкин родился 3 января 1892 года. Первые эксперименты с языком он начинает еще в раннем детстве: благодаря матери мальчик знакомится с латынью, чуть позже учит эсперанто и начинает конструировать собственные языки. «Книга Фоксрука» – 16 страниц, на которых Джон Рональд записал первый изобретенный им алфавит. В первых языковых играх участвовали поначалу друзья мальчика. Но чем дальше, тем сильнее его захватывали глубина и сила, текучесть живого организма под названием «язык».

Уже будучи учеником школы короля Эдуарда, одного из самых престижных учебных заведений в Англии, куда Джон Рональд с братом попадают стараниями опекуна, католического священника Френсиса Моргана, Толкин шагает дальше: создает свой первый «лучший мир». Параллельной вселенной становится тайная организация «Чайный клуб и барровианское общество», которую Толкин основывает вместе с тремя лучшими друзьями по школе, Робом Гилсоном, Джеффри Смитом и Кристофером Уайзменом.

Общество рождается из названия универсама Барроу, в котором за чаепитиями мальчишки проводили часы напролет, обсуждая историю, литературу, искусство, мечтая о подвигах и великих победах. Без преуменьшений это был волшебный мир для четверых, в нем каждый находил утешение и поддержку друзей, в него убегал от трудностей реальной жизни.

Этот мир продолжает жить и после того, как уже повзрослевшие члены клуба поступают в высшие учебные заведения, лучшие в Британии.

Этот хрупкий мир разбивается вдребезги о каменную стену Первой мировой, на которую уходят все четверо. Толкин в составе Ланкаширского фузилерного полка попадает в битву при Сомме…

С полей войны возвращаются двое: Толкин и Уайзмен. Живые, но сломанные войной, члены ЧКБО больше никогда не смогут дружить, как раньше.

Танцующая Лютиэн

Не сойти с ума от ужасов войны Толкину удалось во многом благодаря своей жене Эдит. Они познакомились еще в 1908 году. Дружба вылилась в романтическую привязанность, однако опекун Толкина был против ухаживаний за Эдит, которая ко всему прочему была протестанткой. Юному подопечному ставят ультиматум: он не общается с мисс Бретт до своего совершеннолетия, после этого, освободившись от опекунства, может возобновить знакомство.

В день своего 21-летия Толкин пишет Эдит первое за несколько лет письмо. Она уже обручена с другим, но разрывает помолвку.

Джон Толкин с женой Эдит Бретт

После того, как его возлюбленная переходит в католическую веру, Толкин и мисс Бретт играют свадьбу в английском городке Уорик: 22 марта 1916 года.

После возвращения Толкина с войны пара проживет вместе долгие и счастливые 56 лет, в браке рождаются три сына и дочь. Супруга становится не только опорой, но и музой писателя: считается, что именно их история любви была взята Толкиным за основу одной из трех «великих историй» – смертного воина Берена, который добился любви красавицы-эльфийки Лютиэн. По одной из версий, образ танцующей в чаще леса бессмертной красавицы Толкин писал со своей жены, которая танцевала перед ним на поляне во время его коротких увольнительных в Йоркшире.

Эдит Мэри Толкин умерла в 1971 году. Джон Рональд Толкин последовал за женой через два года.

На их могиле в Оксфорде под именем Эдит написано «Лютиэн», под именем Толкина – «Берен».

Срединный лучший мир

Путешествовать по созданному Толкиным миру – Средиземью – легко: его реальность ощущаешь на кончиках пальцев. Такая детализация вселенной – результат десятков лет работы. Для своего мира писатель создал несколько языков, дюжины племен и народов, десятки веков истории, культуры и взаимодействия.

Кадр из фильма «Хоббит: Нежданное путешествие»

При этом сам автор то ли в шутку, то ли всерьез говорил, что его длинная книга – всего лишь «попытка создать мир, в котором язык, соответствующий его личной эстетике, мог бы оказаться естественным». Его мир отражен в десятках произведений, связанных воедино тонкими нитями обычаев, героев, поступков и их последствий.

И все же Срединный мир – это идеальная фантазия, воплощение тонко чувствующим материю автором своих чаяний и надежд. Как вспоминал в одной из бесед об отце сын и хранитель творческого наследия Толкина Кристофер, современный мир писателя не устраивал.

«Он любил окружающий мир и ни в коем случае не был мизантропом. Для него понятие современный мир означало прежде всего машину. Когда он говорил о машинах, механизмах, то неоднократно отмечал, что это было одной из основных тем для него во «Властелине Колец», — пояснял Кристофер Толкин. –  Вопрос ставился прежде всего о путях развития человечества. И здесь механизмы и машины представлялись ему неправильно выбранной дорогой. Они являли собой неудачное воплощение многих человеческих желаний: например, мечты летать. Но люди осуществляли это, покоряя и подавляя, что для него являлось абсолютно неприемлемым».

«Не тратьте время на чушь»: критик Михаил ВизельИменно поэтому хоббиты Средиземья сторонятся всех механических изделий, признавая разве что простейшие инструменты. Именно поэтому технический прогресс – это вотчина Мордора, а Кольцо Всевластия – это сверхмашина, собирательный образ, воплотивший в себе глобальное подавление природного и человеческого естества.
Человек должен стремиться к искусству и естественной среде, природе, к гармонии со всеми основополагающими элементами мира – так считал Толкин, отрицавший двигатель внутреннего сгорания и передвигавшийся по Оксфорду исключительно на велосипеде.

«Он (Толкин – ред.) также ненавидел механизмы, заменяющие людской труд. Он говорил: почему вы считаете, что рабство в прошлом? Его просто убрали на фабрики, подальше от глаз. И никто ничего не знает; а рабство процветает с еще большим размахом, — вспоминал Толкин-младший. – Мы неизбежно приходим от полета Делала и Икара к современным бомбардировщикам. И вот это как раз волновало моего отца: разрушение во имя добра».

Кот как трикстер: писатель Служитель о читателях, книгах и себеДругая чарующая особенность Средиземья – самобытное мифотворчество. Как отмечают исследователи творчества Толкина, во многом популярность созданного им мира обусловлена полной потерей Британией культурного слоя, связанного со средневековым героическим эпосом. Эти литературно-культурные потери страна понесла дважды: после завоевания норманнами в середине XI века и в эпоху индустриализации. В первом случае британские традиции были подавлены культурой завоевателей. Во втором случае в ходе технической революции – той самой, против которой восставал Толкин, – целые поколения просто теряли интерес к бабушкиным сказкам.
И в итоге теряли сами сказки.

Толкиновский миф, пусть частично построенный на заимствованиях из культур других стран, сумел отчасти восполнить эту пустоту в британской культуре.

Рохирримы и дунаданы, энты и драгоценные сильмариллы, да много что еще – все это стало исконно британским героическим мифом. А со временем – и мировым. Кто же не подумает об изумрудных холмах Британских островов, глядя на уютные норы хоббитов Шира?

Пацифист что означает. Пацифист — кто это такой и что такое пацифизм

от лат. pacificus — миротворческий, умиротворяющий) — антивоенное миротворческое движение, представители которого выступают за прекращение практики военного разрешения политических конфликтов. Одним из первых мыслителей, заявивших, что мир является одной из главных ценностей, был Ш. Монтескье. Практически движение пацифизма оформилось в прошлом веке.

Идеологической основой пацифизма выступают либеральные и гуманистические ценности. Носителями идей пацифизма являются различные слои населения: интеллигенция, религиозно настроенные миротворцы, молодежь, неформальные организации, включающие энтузиастов, и т. д. В основе пацифизма лежит идея о всеобщем братстве людей, необходимости преодолеть военные формы разрешения политических проблем. Пацифизм традиционно опирался на идею мирного разрешения политических конфликтов. Он имеет множество форм, но основной формой борьбы за мир представители этого движения считают убеждение и личный пример.

Для пацифистов характерна пропагандистская деятельность. Они теоретически и идеологически доказывают, что политические и военные конфликты необходимо решать за столом переговоров. В практической сфере они действуют на основе личного примера: отказываются принимать участие в политических актах насильственного характера, организуют различные массовые акции, направленные на мирное урегулирование конфликтов, непосредственно занимаются миротворческой деятельностью и т.д. Пацифизм зарождался как идейное направление. Его сторонники исходили не столько из реальной политической практики, сколько из своего понимания общества, человека и мира политики, т. е. из мировоззрения.

В то же время ограничить или исключить практику разрешения политических споров военным способом является очень сложной задачей. Поэтому пацифизм до сих пор несет на себе отпечаток утопизма. Многие политики к этому движению относятся довольно иронически. Практическая сторона этого движения до сих пор не развита — пацифистам не удалось достичь серьезных результатов, несмотря на то, что война к концу XX в. себя просто изжила. Подобная ситуация связана с национально-государственной формой организации политического пространства и преобладанием идеологии патриотизма над космополитизмом. Например, в России пацифизм традиционно считается антипатриотическим настроением. При социализме пацифизм был поставлен вне закона — защита Отечества являлась гражданской обязанностью мужской части населения и военнообязанных женщин. В постсоветской России отношение к пацифизму меняется очень медленно.

Здравствуйте, уважаемые читатели блога сайт. Войны, агрессивные революции, нетерпимость – это вещи, которые разрушают человечество. Понятно, что все мирные жители от этого страдают и не хотят, чтобы это случилось с ними. Так чем же от них отличается пацифист?

Экскурс в историю


Пацифизм как движение начался на территории Англии и Америки после войны Наполеона. В 80-90-х годах XIX столетия идеология расширилась и на другие страны, а потом и по всему миру.

Когда проводились международные конгрессы, на них приходили пацифисты. Они просили принять закон о запрете начинать войну, отобрать у всех стран оружие без возможности вернуть его назад. А если будут возникать проблемы между странами, то решать их на общих судах.

Коммунисты негативно относились к подобным заявлениям и выступлениям. Поскольку считали, что это отвлекает внимание людей, которые примут участие в революции. Во время Первой мировой войны Ленин говорил, что пацифисты окутывают рабочие умы туманом.

Уже ко Второй мировой войне пацифистов привлекали к деятельности социалистических и коммунистических партий. Поскольку большее количество людей-активистов помогало предводителям достигнуть своей цели в насаждении своей идеологии и её развитии.

Если посмотреть на историю ещё раньше, то пацифизм берёт свои истоки от буддизма . Поскольку именно это философское течение возвышало интеллект и развитие духовности, спокойствия и внутреннего равновесия. То есть, отсутствие агрессивности и насилия по отношению к другому человеку.

Пацифист — кто такой?

Значение слова «pacificus» заключается в объединении двух понятий: «творец» и «мир» . С этого выплывает, что пацифист – это тот человек, который делает мир.

Как видно из истории возникновения движения, его представители занимаются только пропагандой путем проведения митингов с транспарантами и провозглашениями. Они приходят на конгрессы, собрания международных организаций и внутри одной страны, чтобы выразить свою позицию и попытаться переубедить.

Таким образом, просят мирно решать конфликты , которые существуют между людьми, или на более высоком уровне – политическом, экономическом. Сами при этом не принимают участие в военных или других агрессивных актах, якобы показывая своим примером, как нужно поступать.

В современном мире пацифисты имеют свой знак, флаг, офисы, что должно показывать серьёзность их намеренья и идеи.

Но учёные считают, что невозможно решить все вопросы мирным путем , учитывая агрессивную структуру личности человека при власти и факты из истории.

Многие люди склоняются к мнению, будто пацифизм – это идея, которая себя изжила . Или вообще не имела смысла, а только своей пропагандой уменьшала количество тех, кто должен был идти служить в армию. О, как!

Знак пацифик — международный символ мира

Знак «пацифик» используют как люди этой идеологии, так и просто для обозначения «символа мира». Он был специально придуман для марша британского движения против ядерной войны и за разоружения. За основу взяты семафорные сигналы N и D, что подразумевает «ядерное разоружение» (nuclear disarmament).

Есть другое предположение, что это не что иное, как лапка голубя в кружке. А эта птица, как все знают, символизирует мир во всём мире. Или же это дороги, которые сходятся в одну. Будто иллюстрируют объединение всех стран и движений. В общем, каждый видит в пацифике то, что считает нужным увидеть.

Хиппи как яркие представители пацифизма

Для того чтобы лучше понимать, кто такой пацифист, можно посмотреть на представителей субкультуру хиппи (). Одевались они в просторную цветную одежду, носили бусы и фенечки, вплетали нитки в волосы.

Но главная , которое несли в массы. Они считали, что главное – это :

  1. развитие духовности;
  2. жить всем в общине;
  3. заниматься развитием внутренней и внешней красоты.

Поскольку хиппи были за любовь ( ?) и свободу всех людей как высшей ценности, то они носили подвеску со знаком «пацифик» либо вышивали его на сумке или одеяниях.

«Make love, not war» («Занимайтесь любовью, а не воюйте!») – это один из самых знаменитых лозунгов, которые выкрикивали люди, или писали на транспарантах.

Известные пацифисты


Среди известных личностей, которые выступали за мир и против насилия, был Мухамед Алли – боксёр. Было это во времена, когда Америка решила вмешаться в войну во Вьетнаме. Ему пришла повестка в армию, которую он спалил при всех, сказав, что эта страна ничего плохого для него не сделала. Таким образом, его поддержали много других пацифистов.

Эрих Мария Ремарк также в своих произведениях ярко показывает свою антивоенную позицию. Сподвигла на это ситуация, когда его сестру обезглавил палач за то, что она сказала непозволительную фразу. После чего он вылил свой пацифизм как позицию в жизни, так и в творчестве.

Ещё имена знаменитых людей-пацифистов :

  1. Махатма Ганди;
  2. Майк Джексон;
  3. Джим Керри;
  4. Боб Марли;
  5. Джанет Рэнкин.

На данный момент существует много конфликтов, которые решаются насилием, агрессией. И течение пацифизма выглядит, как бессильное и не помогает сгладить обстановку. Хотя, сама по себе, такая позиция вызывает во мне уважение, впрочем, как любая другая позиция, отличная от пластичной.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога сайт

Вам может быть интересно

Что такое патриотизм и почему он нужен прежде всего нам самим Что такое шовинизм и кто такие шовинисты (кратко и понятно) Что такое фашизм — когда он зародился и чем отличался от нацизма Что такое АУЕ — расшифровка и значение, справка о субкультуре Маргинал или изгой общества Деменция — что это за болезнь и можно ли остановить процесс Что такое СМИ — полная расшифровка Паранойя — это ощущение, что тебе все хотят навредить Что такое милитаризация и милитаризм Ипохондрия — это обычное нытьё или серьёзное заболевание Что такое эгоизм и эгоцентризм — в чём между ними разница Что такое антиутопия (дистопия)

по : (сказано в 1987 г. ) -» вера в то, что мир — это благо и к нему надо стремиться. Пацифизм обычно проявляется в виде двух предрассудков. 1) Согласно первому, достичь мира можно, разоружив миролюбивые народы. 2) Согласно второму, война должна быть осуждена с моральной точки зрения. К сожалению, как свидетельствует опыт, разоружение миролюбивых народов приводит к тому, что их порабощают другие, воинствующие народы, которые, в свою очередь, начинают воевать с себе подобными хищниками.

В основе пацифизма лежит сентиментальное прекраснодушие: как было бы чудесно, если бы можно было избежать войны, ведь война — вещь уродливая и страшная. При таком подходе эстетической оценкой подменяется оценка нравственная, при этом забывают, что нередко некрасивые вещи служат доброй цели. Пацифизм вполне может быть отнесен к разряду предрассудков, хотя некоторым его сторонникам не откажешь в благородстве; впрочем, благородных людей среди пацифистов немного, пацифизм очень часто используется захватчиками с целью морального разоружения будущих жертв».

Продолжая мысль Бохеньского, отметим, что в современном мире, когда на планете действует большое количество самых различных сил и когда «мощь человеческого гения» позволяет дать в руки дикарям, обладающим пещерным менталитетом, самое современное оружие и средства массового уничтожения, нет простых решений сложных проблем.

Ассоциативный блок.

Пацифист — человек, добивающийся того, чтобы “за его приятное в нашем мире существование отдали свою жизнь другие люди”.

Отличное определение

Неполное определение ↓

Пацифизм

Восходящий к лат. слову pax («мир») термин, крый обозначает самые разные взгляды на войну. Так, сторонники одного из крайних подходов называют пацифистом всякого, кто желает мира, однако такое желание могут разделять и те, кто ведет войну, и те, кто отказывается принимать в ней участие. Сторонники противоположной крайности называют пацифизмом отказ от проявления силы и принуждения в какой бы то ни было форме. Промежуточная точка зрения иногда отличает непротивление (отказ от насилия в любой форме) от пацифизма (отказ от участия в войне, но признание возможности использовать ненасильственное давление). Нам представляется целесообразным соотносить слово «пацифизм» с той частью спектра, края включает, по крайней мере, отказ от участия в войне.

История. Пацифизм представляет собой один из трех возможных подходов Церкви к войне и в нек-ром смысле существовал на протяжении всей истории христианской Церкви. Лишь начиная с IV в. он уступил место теории «справедливой войны» и идее «крестового похода» (военные действия,обусловленные святой целью). Ранняя христианская Церковь была пацифистской о солдатаххристианах в римской армии до 17080 гг. н.э. ничего не известно. В последующую эпоху появились и христиане в армии, и авторы, не разделяющие пацифистской позиции, напр., Тертуллиан. Некрые христианские писатели санкционировали исполнение полицейских функций и военной службы при том условии, что пролитие крови и убийства недопустимы. При императоре Константине, крый отождествлял интересы империи с интересами христианства, солдатыхристиане стали повсеместным явлением. При императоре Феодосии II только христиан принимали на военную службу. Когда перед римской цивилизацией (а значит, и неотделимого от нее христианства) возникла угроза вторжения варваров, Августин выдвинул идею, восходящую к римской стоической философии и впервые сформулированную в христианском духе Амвросием, края получила название теории «справедливой войны». Эта теория не защищала войну, а определяла условия, при крых христианин мог в ней участвовать; сама же она определялась как печальная необходимость, без крой невозможно сохранить цивилизацию, а значит и христианство. Со времен Августина теорию «справедливой войны » в той или иной форме разделяли основные христианские традиции.

В Средние века из еще одной попытки ограничить условия ведения войны родилась идея » крестового похода «. Понятия «мира Божьего» и «перемирия Божьего» ограничивали время боевых действий и запрещали участие в них клириков. Внедряя эти ограничения, Церковь сама пришла к мысли об использовании военной силы ради святой цели, для установления мира. Такая концепция привела к Крестовым походам попыткам освободить Святую землю от мусульман. Папа Урбан II призвал к Первому крестовому походу в 1095 г; с тех пор «крестовый поход», в его религиозной и светской версии, стал частью церковной традиции.

В период Средневековья пацифизм исповедовали сектантские группы. Отказывались проходить военную службу вальденсы и францисканцытерциарии. Пацифистами были катары. Движение гуситов разделилось одна часть, возглавляемая слепым военачальником Яном Жижкой, отстаивала идею крестовых походов, другая, под руководством Петра Хельчицкого, выражала пацифистские взгляды.

В период Ренессанса и Реформации практическое воплощение получили все три подхода. Ренессансный гуманизм развивал пацифистский дух, наиболее ярко проявившийся у Эразма. Гуманистический пацифизм обращался к таким философским и теологическим принципам, как человечность, братство всех людей детей Божьих, способность разумных индивидов управлять собой и своим положением на рациональной основе.

Все протестантские церкви, за исключением анабаптистов, признавали доставшуюся им в наследие концепцию «справедливой войны». Лютер говорил о двух царствах Божьем и человеческом. Хотя он отвергал идею крестовых походов, уважение к государству, учрежденному Богом для обеспечения порядка и наказания зла в земном царстве, сделало его решительным защитником «справедливой войны». Реформаты, в свою очередь, взяли на вооружение концепцию крестовых походов, видя в государстве не только хранителя порядка, но также и инструмент насаждения истинной религии, Цвингли умер в ходе религиозной войны, Кальвин допускал бунт против несправедливого правителя, Беза отстаивал не только право, но и обязанность христиан восставать против тирании. Слова К-ром веля о Божьем благословении, к-рое получила резня католиков при Дрогхеде, иллюстрируют идею крестового похода в английском иуританстве.

Наряду с религиозными войнами XVI и XVIIвв., развивались пацифистские традиции, крые в основном сохраняли неприятие войны. Пацифизм укреплялся как центральная идея анабаптистов, крые не только отвергли меч войны, но и отказались от участия в политической жизни. Хотя представления анабаптистов о двух царствах очень близки лютеровским, они отвергали всякую возможность для христиан применять меч власти в земном царстве. Когда Александр Мак в 1708 г. организовал Церковь братьев, анабаптизм, в диалектическом сочетании с пиетизмом, стал ее главной движущей силой. Квакеры, появившиеся в сер. XVII в., отличали Царство Божье от царства земного; в то же время они не совсем потеряли надежду на мир и включались в политическую борьбу, правда не участвуя в боевых действиях. В ненасильственной политической активности квакеров по достижению мира и справедливости важную роль играло обращение к индивидуальному человеческому сознанию. Т.о., анабаптисты (непосредственные предшественники меннонитов) в наибольшей степени уклонялись от участия в жизни государства, а квакеры принимали в ней участие. Церковь братьев занимала промежуточную позицию.

Все войны в Сев. Америке столкновения пуритан с индейцами, Гражданекая и мировые войны получили обоснование в религиозной и секулярной версиях теории «справедливой войны» и идеи «крестового похода». Напр., Первая мировая война, края собиралась «сделать мир безопасным для демократии», представляла собой секулярный крестовый поход. На протяжении всей своей североамериканской истории меннониты, Братья и квакеры последовательно, хотя порой и несколько неуклюже, свидетельствовали против войны и отказывались в ней участвовать. В XX в. их стали называть «исторически мирными» церквями.

В XIX в. появился целый ряд национальных и международных пацифистских обществ. В начале Первой мировой войны, в 1915 г., было основано Братство примирения международная и межденоминационная религиозная пацифистская организация. Сегодня она продолжает действовать как межрелигиозная организация борьбы за мир. Между двумя мировыми войнами, как реакция на ужасы Первой мировой войны и подогреваемая оптимистической верой в человеческий разум, увидела свет новая волна пацифистского движения и внутри, и вне церквей. Впопытках установить мир использовались и политические средства (создание Лиги Наций), и ненасильственное давление, напр. деятельность Ганди, требовавшего вывода британских войск из Индии. В кон. 1960х гг., когда возрастала угроза ядерного холокоста и люди все больше понимали, что военное решение не поможет уладить конфликты, опять проявился общественный интерес к пацифистской деятельности. Помимо «исторически мирных» церквей, деноминации, крые раньше признавали идеи «справедливойвойны» и «крестовогопохода», заявили о пацифистских взглядах в рамках своих традиций. В пример можно привести Пастырскую конституцию «О Церкви в современном мире» Второго Ватиканского собора, где впервые пацифизм оказался совместимым с католическим учением, и Декларацию Объединенной пресвитерианской церкви(США) «Миротворчество. Призыв верующего «.

Интеллектуальный базис пацифизма. Пацифизм охватывает многие формы неприятия войны и опирается на целый ряд философских, теологических и библейских источников, не всегда только христианских.

Пацифистские убеждения могут проистекать из различных прагматических и утилитарных соображений. Осознание тотально разрушительного характера современной войны и невозможности с ее помощью разрешить конфликт приводит к выводу, что в интересах человечества следует избегать ее на всех уровнях от каждого отдельного человека до всего человеческого рода. Особенный вес таким аргументам в последнее время придалаугрозаядерной войны, вследствие чего они получили название «ядерного пацифизма «.

За этими аргументами скрываются различные побудительные мотивы. Пацифизм может служить логическим расширением категорического императива: война недопустима, исходя из убеждений в уникальности и священности человеческой жизни, убеждений, основанных на интуиции, логике либо божественном откровении. Некрые считают, что кротость пацифистов может не только прервать цепь насилия, способного породить новые, более жестокие действия, но и воздействует на сознание врага, крый становится другом.

Пацифизм отражение и итог целого ряда социальнополитических стратегий. Многие считают, что политические меры (переговоры о запрещении ядерных вооружений, укрепление международного сотрудничества) гораздо более эффективны для достижения мира, чем война. Ненасильственные методы способны не только помешать взрыву насилия, но и послужить более справедливому устройству общества даже вопреки его воле; в пример можно привести деятельность Ганди и движение Mapтина Лютера Кингамл., крый добивался равных прав для черного населения.

Преобладая в ранней Церкви, пацифизм целиком укладывается в христианскую традицию и имеет особую теологическую и библейскую основу. Пацифисты опираются на авторитет Библии, используют Декалог и Нагорную проповедь. Боговоплощение и священническое служение Христа делают его учение авторитетным и обязательным для последователей. Пацифизм находит питательную почву и в более общих библейских предписаниях, таких, как призыв раскрыть всем людям Божью любовь и свидетельствовать о Царстве Божьем на земле.

Примеры Иисуса и ранней Церкви также служат источником христианского пацифизма. Боговоплощение Иисуса предполагает, что действия Христа отражают Божью волю. Подражание Христу и подчинение приказу «следуй за мной» требует пацифизма от христиан, как последователей Христа. Следование за Иисусом предполагает, что вместе с Ним они претерпят страдания во имя Царства Божьего, не оказывая сопротивления насилием. Начиная с поколения, к-рое непосредственно возглавлял Иисус, Церковь I в. демонстрирует верность Его пацифистскому примеру.

Идеи пацифизма находят поддержку и в главных теологических положениях христианства. Прежде всего, жизнь священный дар Божий, и никто не имеет права отнимать ее. Божественный источник жизни ведет напрямую к братству всех людей, к установленной Богом жизненной цели для детей Божьих. Еели каждый человек в реальности или в потенции дитя Божье, то никакой христианин не вправе отнять у него жизнь. Подобным же образом присутствие Царства Божьего на земле соединяет всех людей под сенью Божьего закона и запрещает насилие по отношению к кому бы то ни было.

J.D. Weaver (пер. Ю.Т.) Библиография: R.H. Bainton, ChristianAttitudes Toward War and Peace; P. Brock, Pacifism in the United States; R. G. Clouse, ed., War: Four Christian Views; J. G. Davies, Christians, Politics and Violent Revolution; V. Eller, War and Peace from Genesis to Revelation; J. Ellul, Violence Reflections from a Christian Perspective; J. Ferguson, The Politics of Love; E. Guinan, ed., Peace and Nonviolence; G.F. Hershberger, War, Peace, andNonresistance; A.F. Holmes, ed., War and Christian Ethics; J.M. Hornus, It Is Not LawfulforMetoFight;}. Lassere, War and the Gospel; M.C. Lind, Yahweh Is a Warrior; G.H.C. Macgregor, The NT Basis of Pacifism; R. McSorley, NT Basis of Peace Making; P. Mayer, ed.. The Pacifist Conscience; W. R. Miller, NonViolence:A Christian Interpretation; G. Nuttali, Christian Pacifism in History; C.G. Rutenber, The Dagger and the Cross; G. Sharp, Exploring Nonviolent A Itematives and The Politics of Nonviolent Action; R.J. Sider, Christ and Violence; R. K. Ullman, Between God and History; A. Weinberg and L. Weinberg, eds., Instead of Violence; J. C. Wenger, Pacifism and Biblical Nonresistance; J. H. Yoder, Nevertheless: Varieties of Religious Pacifism, The Original Revolution, and The Politics of Jesus.

Отличное определение

Неполное определение ↓

Пацифизм и пацифисты – слова, которые можно часто встретить в различных статьях, интернете. Мне стало любопытно – кто же это такой, пацифист. И потому я стала изучать и историю данного общественного движения и вообще искать материалы о пацифизме в Википедии и на прочих информационных ресурсах. Тем, что удалось узнать – охотно делюсь с вами.

Экскурс в историю движения

Википедия подробно ответила мне на вопрос о том, что за человек такой – пацифист и какое определение имеет это слово. Согласно этому интернет-справочнику, пацифистами именуют людей, которые выступают против войн, конфликтов и вообще – насилия. Эти люди создали собственное общественное движение, которое получило название «пацифизм». Для протеста против войн и насилия пацифисты всегда прибегают исключительно к мирным способам: проводят митинги, шествия и даже концерты. У пацифистов есть свой собственный знак, который вы можете увидеть на фото ниже. Символ пацифизма хорошо знаком каждому – этот значок рисуют в граффити на заборах и стенах, часто используется он и в интернете.

Пацифизм – одно из древнейших движений , так как мир и согласие исповедовали в разное время разные этнические группы на Земле. К примеру, в Новой Зеландии жила народность «мориори», религия которой категорически воспрещала войны и насилие в любом его проявлении. Еще одним примером пацифистского движения может выступить ветвь индуизма – джанийзм, догмы которой также направлены на сохранение мира. В Европе первыми пацифистами можно назвать стоиков и ранних христиан, которые были убеждены – все конфликты, возможно, решить миром и проявление агрессии может породить исключительно насилие и ничего больше.

Пацифист в современном мире

В 21 веке движение пацифистов многочисленно и это неудивительно: за век 20-й мир пережил две кровопролитнейшие войны, которые унесли бесчисленное количество человеческих жизней. Поэтому пацифизм привлекает к себе все новых и новых сторонников.

Стоит отметить, что на словах принципы ненасилия проповедуют и мировые организации и политические лидеры. Однако верить этим утверждениям – невозможно, потому что реальная действительность показывает обратное – ради своих интересов политики легко отступают от своих слов и настаивают именно на агрессивном решении некоторых вопросов.

Надеюсь, то, что удалось мне найти — поможет вам понять, кто такой пацифист и что такое пацифизм и может быть, и вы захотите примкнуть к этому замечательному движению, направленному на борьбу с войнами, насилием и агрессией людей друг против друга.

На вопрос о том, кто такой пацифист, коротко можно ответить — приверженец пацифизма, движения, которое является реалией скорее отрицательной, чем положительной. «Непротивление злу насилием» никогда, в силу своей бесхребетности, не могло стать идеологией какого-нибудь государства. Но случись обратное, по утверждению Роберта Аумана, лауреата Нобелевской премии, такая страна стала бы играть по правилам агрессора. То есть, существует добро и зло, и невозможно не принимать конкретно чью либо сторону.

Ни вашим, ни нашим

Сам термин «пацифист» происходит от латинских слов pax (мир) и facio (делать). Но пацифист не делает мир, он ничего не делает, он в лучшем случае лежит с плакатом на асфальте или разглагольствует в парламенте. А очень часто под видом борьбы с любым насилием способствует подавлению освободительного движения. Кто такой пацифист? Это тот, кого не любят все. Примером может служить приведенная ниже карикатура

Месть пацифисту

Можно привести еще один пример несуразности пацифизма. Ярым сторонником этого движения был немецкий писатель Эрих Мария Ремарк. Его сестре в 1943 году за неосторожное высказывание отрубили голову на гильотине (это в 1943 голу, в Германии), а счет за услуги палача, 127 рейсхмарок и 18 пфенингов, выслали автору «Триумфальной арки». Трудно представить себе, что в момент получения циничного привета из фашистской Германии Ремарк оставался пацифистом. Сестренка была младшей.

Абстрактность идеи

Официальная идеология пацифизма — осуждение аморальности насилия, противление ему мирными средствами, осуждение всякой войны. Безусловно, среди пацифистов есть убежденные порядочные люди, но в основном это движение напоминает хорошо прикормленную «партию зеленых», которых держат для показательных выступлений сторонников мира и здоровой экологии. Кто такой пацифист? Сторонник всепрощающего терпения, готовый переносить причиняемую ему душевную и физическую боль, чтобы устыдить, остановить или, что вообще из области фантастики, обратить в свою веру злодея. Примеры этому есть, но в основном художественные. Сама по себе теория «ударят по одной щеке — подставь другую» не вяжется с человеческим достоинством. Она ни с чем не вяжется, кроме садомазохизма.

Служить неохота

Есть еще одна выгода от пацифизма — в простонародье это называется «косить от армии». Этим занимались со времен раннего христианства. Иустин Мученик, живший во II веке нашей эры, был ярым пацифистом. Но пацифизм как организованное движение появился в Европе после Наполеоновских войн. При Советской власти о пацифизме говорили мало. И на вопрос: «Кто такой пацифист?» — большинство осведомленных ответило бы: «Предатель». Самым известным пацифистом в нашей стране всегда был пастор Шлаг, гениально сыгранный Ростиславом Пляттом.

Недостижимая цель

В чистом абстрактном виде идея пацифизма прекрасна — убивать плохо. Значение слова пацифист объясняется тоже замечательно — человек, посвятивший себя предотвращению войн и насилия на земле. Методы же достижения поставленной цели не выдерживают никакой критики.

Пацифистом был Лев Толстой. Насмотревшись на ужасы Крымской войны, а он участвовал в обороне Севастополя, потом, на старости лет великий писатель склонялся к мысли, что войны не нужны человечеству. А кто, кроме милитаристов утверждает обратное?

Истинный противник милитариста

Убеждения представителей обоих этих направлений не совсем антагонистичны. Кто такой пацифист и милитарист? О пацифисте уже сказано выше, а милитарист — это сторонник войны, военной мощи, устрашения и подавления всякого сопротивления своей идее. И слово militaris, или «военный» ясно и доступно объясняет сущность этого явления. Антагонистом милитаристу можно считать только антимилитариста, а никак не пацифиста. И это как нельзя лучше подтверждается символикой пацифизма и антимилитаризма. Это значит — «добро должно быть с кулаками», в прямом смысле этой фразы. В этом свете значение слова пацифист носит пораженческий характер.

Бессилие пацифизма

Можно бороться против войны мирными средствами в том, и только в том случае, когда она носит гипотетический характер, а когда она стоит в полном смысле на пороге дома — надо как пастор Шлаг, становиться на лыжи и — вперед, на действенную борьбу с фашизмом. В наше время, когда локальные войны идут непрерывно, хороши все способы борьбы с ними, лишь бы они были действенными. Но плакатами войну не остановишь. В этой связи — кто такие пацифисты? (фото помогут ответить на данный вопрос).

Глядя на них, хочется сказать «бездельники», опять таки, «косящие» от армии.

Умозрительность идеи

Есть очень много достойных представителей этого движения, среди них встречаются и люди, обладающие определенными возможностями, но среди милитаристов таких людей гораздо больше. И им надо адекватно противостоять, а идеи пацифизма, в лучшем значении этого слова, надо приветствовать, и только. Можно цитировать классиков-пацифистов. Например, Марк Аврелий говаривал, что лучшим отмщением злу является безответность. Вообще-то он был единоличным императором, против которого только безумный бы осмелился применять зло, да и прожил бы он потом не очень долго. Сам же Марк Аврелий перед самой смертью вел очень активные и успешные войны. Так что пацифизм его носил чисто кабинетный характер. Человек, интересы которого затронуты, скорее воин, а не пацифист. Значение термина, как было указано выше, непризнание любого насилия. В большинстве случаев при столкновении с реальным злом, причиняемым ему лично, пацифист перестает быть таковым.

Пацифисты на ковидном фронте. Как призывники, выбравшие гражданскую службу, работают в госпитале с зараженными Covid-19 Спектр

Московская городская клиническая больница № 15 имени О.М. Филатова на Вешняках, еще в марте переоборудованная в «ковидный» госпиталь, и сейчас остается одним из главных столичных стационаров, где проходят лечение пациенты с коронавирусной инфекцией. 2 700 сотрудников, три корпуса. Если двигаться от станции метро «Выхино» на северо-восток через полтора километра за жиденькой порослью облетевших лип и решетчатым забором видны его серые многоэтажные здания.

Инстаграм госпиталя публикует ежедневные сводки. За 11 ноября, под шапкой «230-й день борьбы с Covid-19», тут значится: 1 394 пациента, 146 поступило за сутки, 195 выбыло, 758 с подтвержденным Covid-19, 183 в реанимации, 52 из них на ИВЛ — аппарате искуственной вентиляции легких. Под каждой сводкой три неизменных хэш-тега: «берегите себя» — а также — «маска», «перчатки».

Помимо профессиональных медработников в больнице «на передовой» трудится около десятка молодых людей, проходящих срочную альтернативную службу.

Скольким призывникам всего по стране убеждения не позволили взять в руки оружие, но не помешали надеть костюмы СИЗ (средства индивидуальной защиты), сказать сложно. Точной статистики по альтернативной гражданской службе (АГС) за 2019 и 2020 год в России нет. Росстат и военные второй год «забывают» опубликовать цифры. Но в целом, если в армию ежегодно призывается порядка 260−270 тысяч человек, то на АГС по всей стране отправляется не больше тысячи, подчеркивает в беседе с корреспондентом «Спектра» юрист правозащитной инициативы «Гражданин и армия», один из ведущих специалистов по АГС в стране.

Армия без казармы

Альтернативная служба в России остается экзотикой до сих пор сразу по нескольким причинам. Право на замену военной службы гражданской, теоретически, гарантировано любому призывнику. Об этом гласит третья часть 59 статьи Конституции. Но закон, устанавливающий процедуру такой замены, появился только в 2003 году. Аккурат под занавес активной фазы Второй чеченской войны.

До этого воспользоваться «гарантированным» правом возможности не было. Да и сегодня процент попавших на альтернативную службу от общего числа призывников немногим выше процента оправдательных приговоров в судебной системе, мрачно шутят общественники. От числа подавших соответствующее прошение отказ в военкомате получает две трети. Впрочем, фактическое положение дел во многом зависит от региона, города и конкретной комиссии, куда попал молодой человек.

Осенний призыв. Фото Kirill Kukhmar/TASS/Scanpix/LETA

«Там где специально не препятствуют: замену разрешают всем изъявившим желание, но есть места, где добиться АГС де-факто невозможно», — утверждает Арсений Левинсон. И приводит пример. Только по одной Москве разница в подходах может быть значительная: «Например, мы знаем, что в Чертановском военкомате получить направление на альтернативную службу практически нельзя, а вот в Хорошевском — запросто».

Человек, который проходит альтернативную гражданскую службу, не носит формы, не приносит присяги, проживает дома, по месту прописки, и до места несения службы добирается на метро: работа как работа.

Его права и обязанности прописаны в трудовом контракте. Среди них: отпуск, зарплата, восьмичасовой рабочий день, общегражданские выходные. В субботу и воскресенье — хочешь гуляй в парке, хочешь иди на дискотеку. Но если в понедельник не явиться на работу, по закону это расценивается как уклонение от прохождения службы. Гражданский аналог «дезертирства», если опоздания и прогулы систематичны, может обернуться для прогульщика крупным штрафом или арестом на срок до шести месяцев.

Впрочем, наш собеседник Антон Волобринский перед тем как попасть в ковидный госпиталь он успел закончить Факультет международной журналистики МГИМО, признается, что медики нечасто жалуются на таких работников как он. (Формально они могут сигнализировать о нарушениях в Следственный комитет — санкция за уклонение прописана не где-нибудь, а в УК).

Дело случая

Антон увлекается музыкой и даже сотрудничает как композитор с одним из столичных видео-продакшенов. (Параллельно учатся заочно в университетах или удаленно подрабатывают по вечерам многие альтернативщики. Закон этого не запрещает). Вспоминая, как сам проходил комиссию, парень признается, что преодолеть сопротивление военных, никак не желавших отпускать его в санитары, оказалось задачей нетривиальной.

Немало на исход предприятия повлиял случай. Часто решение вопроса зависит, как ни странно, от муниципальных депутатов округа, где проживает призывник. А вернее от того, кого они выберут главой совета.

Призывной пункт в Железнодорожном, Московская область. Фото RIA Novosti/Scanpix/Leta

Все дело в том, что по закону главою призывной комиссии является не военком, а глава муниципального собрания. В комиссию он входит наряду с представителем полиции, самого военкомата, департамента образования (обычно это директор какой-то местной школы), сотрудником центра занятости и врачом.

В тех столичных муниципалитетах, как признаются правозащитники, где на последних выборах победили независимые кандидаты — проблем с «альтернативкой» меньше. А вот если в округе победу одержала «Единая Россия», то, по их словам, возникнуть проблемы еще как могут. Даже на пустом месте.

Антону повезло, потому что председателем его комиссии оказался глава муниципального округа Якиманка Андрей Морев, независимый депутат от «Яблока», и пусть автоматически это обстоятельно не решило исхода, но предрешило победу над военкоматом.

Субъективные убеждения

Основное «показание» к АГС — наличие у призывника убеждений, несовместимых с военной службой. Процедура в этом случае выглядит так: сперва, за шесть месяцев до призыва, заполненное собственноручно заявление с соответствующим требованием нужно подать в канцелярию военкомата. (Там заявлению должны назначить входящий номер и принять к производству).

«Сделать это не всегда просто: нередко военные чиновники прибегают к хитрости и, чтобы избежать лишних проблем с начальством, врут незадачливым «альтернативщикам», что гражданскую службу отменили, отказываются брать бумагу или даже пугают призывника психушкой: «Пусть там проверят, все ли у тебя впорядке», — рассказывает Левинсон.

Но если этот этап удается преодолеть, то впереди молодого человека ждет главное испытание. Призывник должен доказывать свое право на альтернативу публично. Дело в том, что отказать военкомат имеет право только в том случае, если «документы и другие данные», имеющиеся у него в распоряжении, не соответствуют доводам гражданина о том, что военная служба противоречит его убеждениям.

Антон Волобринский, накануне призыва. Фото с личной страницы Вконтакте

Но как проверить убеждения? «Вот стоит перед тобой молодой парень, говорит, что он пацифист, как ты докажешь что он врет? Это во времена инквизиции, чтобы проверить, еретик стоит перед тобой или нет, можно было налить кипяток на руку или бросить его в реку, — иронизирует Левинсон. — Именно поэтому все решения, которые принимают комиссии в России — субъективные. И выносятся, как правило, волюнтаристски».

Помочь призывнику на комиссии (если обычному достаточно одной, то у подавшего на АГС их будет целых три: специальная для рассмотрения заявления, медицинская и заключительная итоговая) — могут любые справки, характеристики, которые стоит приготовить заранее. А в случае провала — суд.

Все три комиссии обычно разведены по времени. Так что, получив отказ, призывник отправляется не к месту прохождения службы, а домой дожидаться медицинского осмотра, говорит Левинсон: «За время, которое проходит между ними, практически все успевают подать в суд иск с требованием принудить выдать направление на АГС».

Суды, как правило, в удовлетворении такого иска отказывают. Но пока длится само судебное разбирательство «забрить»человека в армию нельзя: «Призывная кампания за это время успевает завершиться. Призывник остается гулять на свободе. А на следующий год, если военкомат опять пришлет повестку: вы снова можете подать заявление и потребовать комиссию», — говорит правозащитник. Призывник имеет полное право писать заявления каждый год, и, получая все новые отказы, обращаться снова и снова в суд. По второму, третьему и четвертому кругу.

«Иногда в конце-концов военным надоедает возиться и они дают свое согласие. У нас был случай когда военком пошел навстречу лишь с шестого раза: пять комиссий — по две в год — он отказывал, мотался по судам, а к шестой комиссии сдался и подписал все бумаги», — подводит итог Арсений Левинсон.

Врачи транспортируют больного коронавирусом. Фото MAXIM SHEMETOV / TASS / Scanpix / Leta

Впрочем, судьба Антона решилась иначе. Представлять военкомат на судебное заседание вызвали уже упомянутого депутата-«яблочника», а тот к недоумению всех присутствующих согласился с требованиями истца. В итоге направление на АГС парень получил в тот же год, а штат 15 ГКБ пополнился еще одним новобранцем.

«Красная зона»

«В больницу я попал почти за год до ковида, — рассказывает теперь Антон. — Меня оформили подсобным рабочим в оперативный отдел и распределили в отделение Гнойной хирургии. Возить пациентов на каталках, перекладывать с кровати на кровать».

15 ГКБ — одна из самых больших в Москве. Ее огромная территория тянется от Вешняковской до самого МКАДа. Серая 12 этажная высотка — главный корпус. Гнойная хирургия расположена именно здесь, на самом верхнем, 12 этаже.

«Если подняться туда на лифте, сразу от дверей вы попадете в длинный коридор, давно не видевший ремонта, вдоль него двери. Это палаты. Чисто и мрачно», — резюмирует Антон первые впечатления.

По факту это одно из самых тяжелых мест во всей больнице. Вольнонаемные работники в такие отделения стараются не идти: пациенты тяжелые, много наркопотребителей и бездомных, да и люди лежат с не самыми приятными заболеваниями. «Запах — это главное к чему, после МГИМО было сложно привыкнуть, — рассказывает теперь парень. — Как пахнет гангрена? Это разлагающаяся человеческая плоть, человек еще жив, но мясо гниет. Гангрена пахнет, как труп». И признается: «Первые дни меня постоянно мутило».

Впрочем, распределили врачи новобранца туда не со зла: альтернативщиков, как правило, устраивают только в те подразделения, где не хватает персонала. И обычно это не самые приятные места.

Москва, 15 КГБ. Фото с официального сайта Московского департамента здравоохранения

Персонал, с которым пришлось общаться, в основном женщины-санитарки из провинции, с тяжелой судьбой. Приняли они его неплохо. «Про таких говорят, что коня на скаку остановит. Но почему в армию не пошел — не спрашивали, ни меня, ни второго „альтернативщика“ мы ж все-таки помогать пришли. Только одна все время недоумевала: а зачем ты вообще на эту службу пошел, взятку ведь в военкомате дать проще!» — объясняет наш собеседник.

На передовой

Всего срочников в больнице к тому времени было девять. И все девять весной, когда госпиталь перепрофилировали под Covid-19, оказались в «красной зоне». «Первые месяцы больница захлебывалась, тонула в пациентах, принимать приходилось по 300 человек в день. Так что развозить из приемного по отделениям больных было просто некому. Чуть позже их число стало снижаться, но привозить стали только тяжелых», — вспоминает он.

«Всем нам выдали СИЗы. Смены стали как и у врачей: сутки, — говорит он. — Первое время работать в них было невозможно: костюм практически „не дышит“. Воздух из него не выходит. На лице респиратор. Выйти в туалет можно лишь раз в шесть часов. Уже через полчаса работы очки на лице потеют, а конденсат изнутри начинает стекать по стеклу каплями».

Впрочем, ближе к лету в больнице появились костюмы поудобнее, не такие жаркие. И даже младший персонал, до этого то и дело норовивший снять маску, пока врачи не видят, правила безопасности нарушать перестал, говорит Антон. Коронавирусом, правда, переболели к исходу лета все-равно восемь из девяти его «сослуживцев». Страшно не было.

«Передовую» покинуть Антона заставил случай. «Когда оказалось, что всем медработникам положены выплаты от региона и президентские, нас они не коснулись. Формально мы не медработники. Я попытался, как и часть уборщиц, поднять этот вопрос, и меня моментально перевели в хозблок. На улицу разгружать СИЗы, чтобы меньше задавал вопросов», — объясняет парень. Зарплату к тому времени подняли альтернативщикам с 20 до 40 тысяч.

Антон свое решение требовать АГС считает правильным до сих пор.

Интересно, что куда направить призывника, решает не военкомат, а Роструд, который, с одной стороны, аккумулирует всю информацию об АГС-никах, их образовании, регионе проживания, а с другой, формирует пул вакансий на основе заявок, поданных бюджетными организациями.

Врачи 15 ГКБ в защитных костюмах от коронавируса (СИЗ). Фото с официального сайта больницы

Сейчас, как правило, направляют либо в больницы, либо на почту, объясняет Левинсон (именно «Почта России» абсорбирует до 50% альтернативных призывников) но еще в начале десятых репертуар вакансий был богаче. «Могли устроить, например, уборщиком в зоопарк, или школьным учителем химии в деревню», — говорит он. Кое-кто попал тогда даже смотрителем в театральный музей им. Бахрушина. Но были и тяжелые случаи.

«Одного нашего подопечного отправили в ПНИ (Психоневрологический интернат) и тот чисто психологически не выдержал там работать, — рассказывает правозащитник. — В итоге мы добились его перевода в „Матросскую тишину“ санитарным инструктором, а после и вовсе комиссовали».

Проблема малочисленности призывников, которые умудряются добиться АГС, по его мнению, заключается еще и в том, что вокруг альтернативной службы остается много мифов «Принято считать, что если напишешь заявление, то военкомат тебя все равно призовет, но „отомстит“ и направит в самую плохую часть, „стройбат“, — перечисляет он некоторые. —  Кроме того, призывники часто просто не информированы о том, что такая опция как АГС у них есть».

И соглашается, что пандемия коронавируса показала, что иногда пользы призывники, выбравшие альтернативную службу, могут принести родине заметно больше, чем их сверстники, отправившиеся в казармы. С сожалением обращая внимание на не лучшую новость: в марте этого года ЕСПЧ впервые отказал в иске россиянину, чье право на альтернативную службу нарушил военкомат. «А это значит что в ближайшей перспективе добиться на деле АГС в нашей стране может стать еще труднее, чем сегодня», — подытожил правозащитник.

Норман Энджелл и создание НАТО

В первой половине ХХ столетия чрезмерный национализм, радикальные идеологии и ошибочный изоляционизм ввергли Европу в две крупные войны, пламя которых охватило полмира. Сегодня эти тенденции снова усиливаются, и поэтому поучительно напомнить об одном пацифисте-идеалисте, который пришел к выводу о том, что договор о коллективной обороне между странами-единомышленницами – единственный способ сохранить мир.

Когда 4 апреля 1949 года 12 министров иностранных дел, представлявших Канаду, США и десять западноевропейских стран встретились в Вашингтоне для подписания договора о взаимной обороне, не все наблюдатели осознали значимость этого события. Как пошутили в газете «Вашингтон пост», церемония может оказаться «более зрелищной, чем сам договор». Есть некая ирония в том, что в честь Первой леди Бесс Трумэн в Государственном департаменте решили сыграть попурри из мюзикла «Порги и Бесс», где звучали мелодии «Вовсе не обязательно» (“It ain’t necessarily so”) и «Богат я только нуждою» (“I got plenty of nothin’”).

Президент США Гарри С. Трумэн выступает 4 апреля 1949 года в Вашингтоне перед собравшимися на церемонии подписания Североатлантического договора двенадцатью государствами-основателями НАТО. © NATO

Другие, однако, поняли историческую значимость церемонии. Граф Сфорца – министр иностранных дел Италии, отказавшийся работать на Муссолини, – сравнил договор с английской Великой хартией (Magna Carta): «с одной стороны, неосязаемый, с другой – непрерывное творение». В том же духе высказался и известный американский политический обозреватель Уолтер Липпман: «В договоре признается и провозглашается сообщество интересов, которое намного старше конфликта с Советским Союзом, и, что бы ни случилось, переживет его».

Помимо передовиц газет у нового договора об обороне был еще один выдающийся сторонник: сэр Норман Энджелл (1872-1967), экономист, журналист, борец за мир, автор бестселлеров и лауреат Нобелевской премии мира в 1933 году. Поддержка им оборонного сообщества Западных демократий в целях сдерживания Советского Союза обозначила конец дела всей жизни – предотвращения войны невоенными средствами.
В политической жизни Энджелла, в течение которой он превратился из пацифиста-идеалиста в поборника систем коллективной безопасности и затем – сторонника трансатлантического союза коллективной обороны, как в зеркале, нашла свое отражение смутная первая половина ХХ века. Став свидетелем двух мировых войн и увидев бойню, произошедшую из-за чрезмерного национализма и тоталитарных идеологий, самый известный борец за мир понял, что союз Западных демократических стран – лучшая модель, которая есть.

Пацифист-идеалист становится…

Ральф Норман Энджелл (Лейн), британский полиглот, живший также во Франции и в США и прославившийся своей книгой «Великое заблуждение» (“The Great Illusion”), опубликованной в 1911 году. В этом труде, за который он позднее был удостоен Нобелевской премии мира, он утверждал, что затраты, с которыми сопряжены войны, стали настолько большими, что превышают любые потенциальные выигрыши. Он утверждал, что страны стали слишком взаимозависимыми в экономическом плане, чтобы войны между ними оставались доходным делом. Его доводы привлекли к себе огромное внимание. В тот момент, когда европейские державы подходили все ближе к грани войны, Энджелл доказывал с помощью рациональных экономических доводов, почему эта крупная война была бы безумием.

Книга «Великое заблуждение» была переведена на более чем 15 языков и разошлась почти двухмиллионным тиражом. У. M. Хьюз, исполнявший обязанности премьер-министра Австралии, назвал эту книгу «замечательным чтением,… таящим в себе самое светлое обещание для будущего цивилизованного человека». В крупных университетах преисполненные энтузиазмом сторонники идей Энджелла говорили о конце войны. Лорд Эшер, председатель Комитета обороны Империи, считал, что война «с каждым днем становится все более трудной и маловероятной». Он также был убежден, что Германия «так же восприимчива, как и Великобритания, к доктрине Нормана Энджелла». Это явно не стыковалось с германскими политическими реалиями, что должно было бы стать очевидным по итогам неспокойного турне выступлений Энджелла в этой стране в 1913 году, но многие британские либералы сочли предупреждения о германском милитаризме преувеличением.

По мнению многих наблюдателей, с началом Первой мировой войны экономические доводы борца за мир и автора бестселлера Нормана Энджелла и его сторонников были полностью развенчаны. © Wikipedia

Многие оспаривали тезис Энджелла. Ведущий американский военно-морской стратег Альфред Тайер Мэхэн критиковал Энджелла, упрекая его в том, что он не принял в расчет не поддающиеся количественному измерению факторы. Он соглашался с Энджеллом в том, что соотношение затрат и выгоды применительно к крупным войнам можно поставить под вопрос, но вместе с тем предупреждал, что войны происходят не только по экономическим причинам: «У стран нет каких-либо иллюзий насчет невыгодности войны как таковой; но они признают тот факт, что из-за расхождений в представлениях о том, что правильно, а что нет в международных сношениях, могут возникнуть столкновения, единственная защита от которых – оружие». Мэхэн соглашался с Энджеллом в том, что нарушение функционирования международной экономической системы по причине крупной войны скажется и на агрессоре. Но даже это не будет означать конец войны, поскольку «амбиции, самоуважение, возмущение из-за несправедливости, солидарность с угнетенными, ненависть к угнетению» – более чем достаточные причины, по которым война не исчезнет.

«Великое заблуждение» стала попыткой Энджелла использовать рациональные доводы в борьбе с повсеместным фатализмом насчет «неизбежной» войны с Германией. Но его мощная проза не смогла скрыть того факта, что его доводы вряд ли представляли собой что-то большее, чем интересное обобщение фактов и размышлений. Что касается англо-германских отношений, Энджелл придал слишком большое значение сходствам в культуре двух стран, недооценив при этом различий в их стратегических интересах.

Что еще хуже, хотя Энджелл вовсе не утверждал, что война стала невозможной, а лишь невыгодной, он стал жертвой своей собственной журналистской склонности к гиперболе. В октябре 1913 года в американском журнале «Лайф» было процитировано его высказывание: «Прекращение военного конфликта между такими державами, как Франция и Германия или Германия и Англия, или Россия и Германия […] уже наступило. […] В настоящий момент вооруженная Европа тратит в основном свое время и энергию на репетиции спектакля, который, как известно всем заинтересованным лицам, вряд ли когда-либо состоится».

…пацифистом-реалистом

По мнению многих наблюдателей, Норман Энджелл и его сторонники были дискредитированы с началом Первой мировой войны. Экономическими доводами не удалось не допустить этого гигантского взрыва. Однако беспрецедентная разрушительность этой войны также подтвердила тезис Энджелла о том, что отныне войны лишены экономического смысла. Вследствие этого попытки Энджелла развенчать романтику войны и его призыв к просвещенному управлению государством не вышли из моды. Он продолжил свою борьбу за международный мир и разрядку между крупными державами, и оставался знаменитостью мирового масштаба: к 30-м годам книга «Великое заблуждение» была издана шесть раз, а объем литературных трудов Энджелла оставался огромным. Ему было присвоено дворянское звание, а в 1933 году он был удостоен Нобелевской премии мира. Однако 30-е годы преподнесли Энджеллу и его вере в человеческий разум суровые уроки. Его тревожил рост фашизма и коммунизма. Он также понимал, что в результате потворства европейских демократий тем, кто готов применить военную силу для достижения своих целей, агрессия лишь становилась менее затратной.

В этом контексте политическая мысль Энджелла претерпела важную эволюцию. Он перестал делать упор на экономической взаимозависимости как факторе предотвращения войны. Вместо этого он уделил большее внимание принципу коллективной безопасности – системе, предполагавшей потенциальное применение силы против нарушителя. Таким образом из пацифиста-идеалиста Энджелл превратился в пацифиста-реалиста. Он предупреждал о воинственности Гитлера и поддерживал перевооружение Британии. В 1914 году он поспешил основать «Лигу нейтралитета», чтобы уберечь Британию от войны. Но когда началась Вторая мировая война, он поддержал дело, которое отстаивала его страна.

Из пацифиста-идеалиста сэр Норман Энджелл превратился в пацифиста-реалиста. Он предупреждал о воинственности Гитлера и поддерживал перевооружение Британии. © Warfare History Network

Энджелл прекрасно понимал, что по большому счету Британия обязана своей победой во Второй мировой войне участию США. Поэтому по окончании войны он выступил с резкой критикой растущего антиамериканизма левого политического крыла Британии и в то же время растущего изоляционизма в США. Перед лицом нового тоталитарного вызова, которым становился для Западных демократий Советский Союз, Энджелл считал единство англоговорящих стран необходимым условием мира в Европе.

По этой причине, когда начались переговоры по договору о коллективной обороне между Северной Америкой и Европой, он поддержал этот проект. Североатлантический договор о безопасности, утверждал он за несколько недель до подписания Вашингтонского договора, мог бы стать заслоном от советского экспансионизма. Если бы Германия знала, какой мощный союз будет мобилизован на борьбу с ней, утверждал Энджелл, быть может, двух мировых войн не было бы. Аналогичным образом, если Советскому Союзу будет известно, с каким сопротивлением он столкнется, третьей мировой войны удастся, вероятно, избежать. Этот недвусмысленный довод в пользу мира посредством военного сдерживания не имел ничего общего с пацифистскими убеждениями прошлого.

Предпочтение, отдаваемое Энджеллом всеохватной системе коллективной безопасности, за которую он ратовал сразу же по окончании Первой мировой войны, осталось неизменным. Но точно так же, как нельзя было включить Германию в подобную систему в 30-е годы, он не возлагал больших надежд на то, что Советский Союз станет частью подобного механизма в конце 40-х годов. Как он считал, эта система сможет функционировать только при участии стран-единомышленниц. Формирующееся трансатлантическое оборонное сообщество объединило в себе крупные демократические страны и приблизилось таким образом к его идеалу системы предотвращения войны. Он все еще придерживался своего мнения о разрушительных последствиях современных войн, но на смену его былой оптимистической вере в интеллектуальный прогресс человечества пришел глубокий скептицизм.

Имя Нормана Энджелла может быть увековечено благодаря словам, которых он никогда не произносил: о том, что война стала невозможной. Тем не менее, точно так же как ученые считают его отныне одним из родоначальников теории международных отношений, Энджелл должен войти в историю как человек, который смог признать тот факт, что сохранение мира в меняющемся мире предполагает отказ от устаревших догм.

Эрих Мария Ремарк – пацифист, денди и голос потерянного поколения

Его культовый антивоенный роман «На западном фронте без перемен» («Im Westen nichts Neues») стал одним из самых успешных произведений в истории немецкой литературы, но поистине народную любовь Ремарк обрел не у себя на родине, а в Советском Союзе.

— “А что вы читаете?
— Книжку.
— Интересно?
— Очень.
— А как называется? «Три товарища»… не читал.
— Странно, сейчас вся Москва читает”.

Этот диалог в метро между героиней Ирины Муравьевой и ее будущим мужем-хоккеистом в фильме «Москва слезам не верит» не случаен – книгами Ремарка зачитывалась не только вся Москва. Весь Советский Союз рыдал над судьбой Патриции Хольман из «Трех Товарищей», переживал за юного Пауля Боймера из романа «На западном фронте без перемен» и следил за любовной линией Равика и актрисы Жоан Маду из «Триумфальной арки».

Любопытно, что на родине писателя, в Германии, Ремарка знают и уважают, но отношение к нему менее восторженное. Немцы знают его в первую очередь как «воинствующего пацифиста», а из всех его книг всегда в первую очередь выделяют антимилитаристский роман «На западном фронте без перемен». «Война сделала нас никчёмными людьми. Мы больше не молодёжь. Мы уже не собираемся брать жизнь с бою. Мы беглецы. Мы бежим от самих себя. От своей жизни», – говорит главный герой этого романа, 19-летний солдат, ушедший на фронт со школьной скамьи.

Этим беглецом был он сам. Эрих Пауль Ремарк (позднее для большей благозвучности он заменит второе имя на «Мария», а фамилию Remark изменит на французский манер – Remarque) родился 22 июня 1898 года в немецком Оснабрюке в семье переплетчика. В 1916 году его призвали в армию, а в июне 1917 года Ремарк попал на Восточный фронт, где был ранен, и конец Первой мировой войны встретил в госпитале. «Истинный ужас войны познаешь только в лазарете», – писал Ремарк.

После войны Ремарк работал журналистом, в том числе спортивным, пробовал писать стихи и прозу, правда его дебютный роман «Приют гроз» оказался провальным. Зато в 1929 году был опубликован роман «На западном фронте без перемен», который в считанные недели стал мировой сенсацией и уже на следующий год был экранизирован в Голливуде, а Ремарк был номинирован на Нобелевскую премию мира. Сегодня произведение переведено на 50 языков, а по всему миру продано свыше 20 миллионов копий. К теме войны, покалеченных судеб и потерянного поколения Ремарк возвращался неоднократно в своих произведениях, хотя и любил подчеркивал в многочисленных интервью, что далек от политики.

После прихода к власти национал-социалистов в 1933 году политика сама вошла в его дом: ошеломительный успех книги не понравился Йозефу Гёббельсу (Joseph Goebbels). Роман изымают из всех публичных библиотек, а 10 мая 1933 года вместе с другими книгами публично сжигают на берлинской Опернплац (сегодня – Бебельплац). Национал-социалисты стали распускать миф о том, что якобы настоящая фамилия писателя Крамер, сам он французский еврей, и не сражался на полях Первой мировой войны.

Ремарк окончательно эмигрирует в Швейцарию, где годом раньше он приобрел дом на берегу озера Лаго-Маджоре – успешный роман значительно поправил его финансовое состояние. В 1938 году его лишают немецкого гражданства. «Космополит по неволе» – говорил про себя писатель, отмечая, что стихи – это лучшее, что он мог взять с собой из Германии.

16 декабря 1943 года национал-социалисты казнили сестру писателя Эльфриду Шольц (Elfriede Scholz), арестованную за антиправительственные высказывания. «Вашему брату удалось ускользнуть от нас, но вы от нас не уйдете», – сказал ей судья во время вынесения обвинения. О смерти младшей «Фридхен» Ремарк узнал уже после войны и посвятил ей свой роман «Искра жизни».

О личной жизни Ремарка говорили не меньше, чем о его творчестве. Роман с главной дивой немецкого кинематографа Марлен Дитрих (Marlene Dietrich), русской княжной Натальей Палей, танцовщицей Ильзе Юттой Замбона, бывшей женой Чарли Чаплина Полетт Годдар – женщины в жизни Ремарка сменялись столь же часто, как и элегантные костюмы-тройки, дорогие курорты, изысканные вина и мишленовские рестораны. Женщины любили его, а он любил женщин. «Ты только никого не подпускай к себе близко. А подпустишь – захочешь удержать. А удержать ничего нельзя”, – говорил герой его романа “Три товарища”.

Ирина Михайлина

22.06.2018

Пацифист – кто это такой, знак, проблемы, как стать, известные представители

В настоящее время в мире много агрессии, которая проявляется не только по отношению людей друг к другу, но и целых стран, которые ведут многолетние разборки. В современном мире все чаще можно услышать призывы об отказе от оружия для решения вопросов мирным путем. Однако мало кому известно пацифист – кто это, и чем он отличается от других людей.

Что значит пацифист?

Термин позаимствован из латинского языка «pacificus» и состоит из двух частей «рах» и «facio», что переводится как «мир» и «делаю». Пацифист – это человек, который осознанно отказывается от насилия и оружия, его цель – исчезновение военных методов решения политических конфликтов. Такие люди отрицают любую агрессию по отношению к другим. Автором этого термина был французский борец за мир Эмиль Арно, свое предложение он внес на 10 Всемирном конгрессе в 1901 году.

История пацифизма

Зарождение этого движения тесно связано с христианской системой ценностей. Главные идеи уходят корнями к Нагорной проповеди Иисуса Христа. Изначально движение пацифистов было создано для процветания имперской державы, в которой жестко контролировалась административная и правовая системы регионов, появившиеся в хроническом состоянии войны. В 311 г н.э. основной доктриной идеологии христианства стала справедливая война, которая достигла своей кульминации только в период средневековых крестовых походов.

В это время появилось развитие позитивного права народа на суверенитет относительно ситуации на их земле. В результате во второй половине 19 века стремительно начало развиваться пацифистское движение за мир. Созывались всемирные конгрессы и конференции по этому поводу. Хоть пацифисты того времени никак не влияли на развитие международного права, возможность заключения мирных соглашений демонстрирует положительное отношение к их идеологии.

Хиппи-пацифисты

Подобное понятие относится к распространенному в последнее время движению Харе Кришна. Они продолжают отрицать коммерциализм, который присущ современному обществу и противопоставляют европейской ментальности элементы восточных философских учений. Понятие пацифист им очень близко, ведь выбранный путь духовного самоосознания призывает дарить любовь всем окружающим, а это противоречит любому проявлению агрессии.

Признаки пацифиста

С первого взгляда определить человека, который придерживается подобной идеологии, невозможно, если он не использует антуражную символику. Личность, которой будут близки подобные убеждения, по темпераменту будет меланхоликом или флегматиком. Истинный пацифист выдает себя следующим жизненными позициями:

  • отсутствием агрессии по отношению к другим людям;
  • мягким осуждением вмешательства руководства страны в международные конфликты;
  • отказом от службы в армии.

Пацифист – это хорошо или плохо?

Четкого ответа нет, каждый реагирует на это направление согласно своим жизненным устоям и взглядам на ситуацию в мире. Разобравшись, пацифист – кто это, люди могут отнести себя к их приверженцам или противникам. Первые считают направление благим путем, подобным тому, что предлагает религия – покорность и смирение. У вторых, являющихся противником течения, есть целый перечень аргументов против пацифизма:

  1. Политические. Постулаты движения несовместимы с национальной политикой. Страна должна всеми средствами защищать безопасность своих граждан, значит в любом случае не обойтись без ответа на любую агрессию.
  2. Логические. Сюда можно отнести неидеальность мира, поэтому в некоторых случаях восстановить равновесие можно только военными действиями, что противоречит идеологии пацифизма.
  3. Биологические. Человеку от природы присуща некоторая агрессия, что заставляет быть защитником и испытывать обиду в случае несправедливых действий, поэтому пацифизм в какой-то степени противоречит человеческой природе.

Берут ли пацифистов в армию?

Согласно законодательству РФ под призыв попадает население страны мужского пола, достигшее определенного возраста. Отказ от службы возможен только по причине проблем со здоровьем. Пацифистские взгляды на жизнь не являются причиной, чтобы не получить повестку. В этом случае можно попросить разрешение на альтернативную гражданскую службу. Она представляет собой временную работу в государственных учреждениях социальной сферы.

Для этого заранее подают заявление в военкомат и ожидают ответа. Работа хоть и является обязательной, но оплачивается, как и для других сотрудников со всеми дополнительными бонусами в виде больничного, выходных и отпуска. Срок альтернативной службы – 21 мес. По ее окончанию выдают обычный военный билет с указанием военно-учетной специальности, однако на следующие сборы больше призыва не будет.

Знак пацифиста

Выясняя информацию об этом течении, необходимо выяснить, какая эмблема указывает на его приверженцев. На территории нашей страны впервые пацифистский знак появился в 90-е годы прошлого века. Тогда его использовали в своем образе неформалы хиппи как в максимальной степени мирный знак, указывающий на явный бунт против общественных устоев, ведь они отказывались делать вещи, которые требовались от них.

Название знака – «пацифик», однако, его современная трактовка сильно бы удивила создателя. Изначально, он был разработан британским графическим дизайнером Джеральдом Холтомом в 1958 году для мирного марша за мировое ядерное разоружение. В 1960-х годах он стал международной эмблемой антивоенного движения и контркультур того времени, которые дошли до наших дней.

Проблемы пацифизма

В современном обществе пацифистские организации вызывают больше негатива, особенно если они появляются в местах угнетения людей. Общество условно разделено на сильных и слабых людей. Первые используют идеологию «за мир» как самостоятельный отказ от применения силы по отношению к слабым. Вторые, прикрываясь этим лозунгом, осуществляют атаки на любую пугающую их силу. Все проблемы пацифизма основаны на нахождении грани между миротворчеством и необходимостью дать отпор.

Как стать пацифистом?

При том, что глобальная эра пацифизма – больше отголосок прошлого, но и сейчас есть много людей, которые придерживаются их идеологии. Современные сторонники мира разделяются на несколько типов. Рассмотрим подробнее, кто это такой пацифист в обществе:

  1. Сторонники абсолютной идеологии. Они считают, что нет ничего важнее человеческой жизни.
  2. Условные пацифисты. Уверены, что насилием ничего решить нельзя, но при этом считают, что любые поступки нужно оценивать по их последствиям.
  3. Избирательные пацифисты. Люди активно борются за запрет любого оружия массового уничтожения, но при этом допускают использование обычного в определенных условиях.

Не существует какого-то ритуала-посвящения в пацифисты, поскольку это идеология. Чтобы прильнуть к одному из течений, нужно просто разделять их позиции и взгляды. Найди единомышленников можно на многочисленных акциях-протестах, а также в интернете на специальных сайтах и в социальных сетях.

Известные пацифисты

История движения очень длинная, поэтому выделяет большое количество людей, которые отличились на фоне толпы. К известным пацифистам мира относят:

  • Джона Леннона;
  • Льва Толстого;
  • Альберта Эйнштейна;
  • Джорджа Бернарда Шоу;
  • Олдоса Хаксли;
  • Далай-ламу XIV.

Леннон всегда был против любых военных действий. Толстой разработал индивидуальную систему взглядов – если оказывать сопротивление человеку, оскорбляющего вас, это только увеличит количество мирового зла. Позиция Эйнштейна была оригинальной. Он был пацифистом, но при этом принимал участие в разработке ядерной бомбы. По его мнению, только там можно было противостоять потенциальным захватчикам. Мать Тереза положила жизнь на служение близким. Она оказывала посильную помощь всем нуждающимся.

 

Был ли Иисус пацифистом?

Вопрос: Был ли Иисус пацифистом?

Ответ:

Пацифист – это тот, кто выступает против насилия, особенно войны, по любой причине. Пацифисты часто отказываются носить оружие по убеждениям совести или вероисповедания.

Иисус – «Князь мира» (Исаии 9:6) в том, что однажды Он принесет на землю истинный и вечный мир. И Его весть в этом мире была необычайно ненасильственной (Матфея 5:38-44). Но Библия дает понять, что иногда война необходима (см. Псалом 143:1). Учитывая некоторые из пророчеств о Христе, Его трудно назвать пацифистом. В книге Откровение 19:15 написано о Нем: «Из уст Его исходит острый меч, чтобы поразить им народы; Он будет пасти их железным жезлом; Он топчет в давильне вино ярого гнева Бога Вседержителя» (тут и далее – перевод Российского Библейского общества). Установление тысячелетнего царства Иисуса потребует насилия в виде войны против сил антихриста. Его одежда будет окрашена кровью (Откровение 19:13).

Общаясь с римским центурионом, Христос принял хвалу этого солдата, исцелил его слугу и похвалил его за веру (Матфея 8:5-13). Чего Иисус не делал, так это не говорил центуриону оставить службу – по той простой причине, что Он не проповедовал пацифизм. Иоанн Креститель также встретил солдат, и они спросили его: «А что делать нам?» (Луки 3:14). Это было прекрасной возможностью сказать им сложить оружие. Но Иоанн этого не сделал, сказав лишь: «Не грабьте и не вымогайте. Довольствуйтесь своим жалованьем».

Ученики Иисуса носили оружие, что противоречит мнению о том, что Он был пацифистом. В вечер предательства Он даже сказал Своим последователям принести мечи. У них было два меча, чего, по Его словам, было достаточно (Луки 22:36-39). Когда Его арестовали, Петр выхватил меч и ранил одного из присутствующих (Иоанна 18:10). Христос исцелил этого человека (Луки 22:51) и приказал ученику убрать оружие (Иоанна 18:11). Следует отметить тот факт, что Он не осуждал права Петра носить меч, но только это конкретное злоупотребление оружием.

Книга Экклезиаста представляет жизненный баланс в противоположных действиях: «Всему есть срок, есть время всякому делу под небом. … время убивать и время исцелять, время рушить и время строить; … время любить и время ненавидеть; время войне и время миру» (Екклезиаста 3:1, 3 и 8). Это не слова пацифиста.

Иисус не казался пацифистом, говоря следующее: «Не думайте, что Я пришел установить мир на земле. Не мир Я принес, но меч. Я пришел разделить! РАЗДЕЛИТЬ «СЫНА С ОТЦОМ, С МАТЕРЬЮ ДОЧЬ, СО СВЕКРОВЬЮ НЕВЕСТКУ. И ВРАГИ ЧЕЛОВЕКУ ЕГО ДОМОЧАДЦЫ»» (Матфея 10:34-36). Хотя Он не имел в виду войну, тут определенно подразумевается конфликт, который неизбежен с приходом истины.

Нам никогда не говорится быть пацифистами в обычном понимании этого слова. Скорее, мы должны ненавидеть зло и противостоять ему (что требует конфликта), стремясь к добру и праведности (Римлянам 12:9; 2 Тимофею 2:22). Иисус является примером такого поведения, никогда не уклоняясь от конфликта, когда это было частью суверенного плана Отца. Он открыто выступал против религиозных и политических правителей Своего времени, потому что они не искали Божьей праведности (Луки 13:31-32; 19:45-47).

Когда дело доходит до поражения зла, Бог – не пацифист. Ветхий Завет полон примеров того, как Он использовал Свой народ в войне, чтобы судить народы, чей грех достиг полной меры. Несколько примеров приведены в Бытие 15:16; Числа 21:3; 31:1-7; 32:20-21; Второзаконие 7:1-2; Иисуса Навина 6:20-21; 8:1-8; 10:29-32; 11:7-20. Перед иерихонской битвой Иисус Навин встретил «вождя воинства Господнего» (Иисуса Навина 5:14). Этот персонаж, который, скорее всего, был Христом до Его воплощения, отличался тем, что держал в руке обнаженный меч (стих 13). Господь был готов сражаться.

Мы можем быть уверены, что Бог всегда со справедливостью судит и совершает войну (Откровение 19:11). «Мы ведь знаем, Кто сказал эти слова: «Отмщение – Мое, и Я воздам» и еще: «Будет судить Господь Свой народ». Страшно оказаться в руках Живого Бога!» (Евреям 10:30-31). Эти и другие библейские отрывки означают, что мы должны участвовать в военных действиях только тогда, когда это оправдано. Противодействие агрессии, несправедливости или геноциду оправдывает войну, и мы считаем, что последователи Иисуса могут свободно вступать в вооруженные силы и участвовать в военных действиях.

English

«Хребет Ножовки» рассказывает историю пацифистского героя войны

Новый фильм хорошо передает характер и целостность Десмонда Т. Досса, по словам людей, которые знали его, когда он жил последние годы своей жизни в Пьемонте, штат Алабама.

Они вспоминают Досса как скромного, набожного человека — одного членов-учредителей Церкви адвентистов седьмого дня в Пьемонте. Без пожертвованных Доссом «начальных денег» церковь, возможно, не была бы построена в 2006 году.

Он ходил в церковь со своей женой Фрэнсис, пока это позволяло его здоровье.Пастор Рик Блайт и его жена Джинджер помнят, как они сидели в первом или втором ряду, хотя Досс больше не мог слышать проповеди. Фрэнсис делала записи, а Досс, используя увеличительное стекло, читала.

Этот обладатель Почетной медали служил во время Второй мировой войны, спас бесчисленное количество жизней, в том числе 75 спасенных в серии наступлений на Окинаве, даже не касаясь оружия. Фильм «Хребет по ножовке», который сейчас показывают в кинотеатрах, вывел историю Досса на большой экран. Режиссер Мел Гибсон и Эндрю Гарфилд в главной роли, фильм широко рекламируется с особым вниманием к военной и религиозной аудитории.

«Я знаю, кому я обязан своей жизнью, а также своим людям. Вот почему я люблю рассказывать эту историю во славу Бога, потому что я знаю с человеческой точки зрения, что меня здесь не должно быть», — сказал Досс. его Почетная медаль устная история.

Досс был первым в стране отказником по соображениям совести, получившим Почетную медаль. Во всяком случае, так его называли в армии.

Пасынок Блайта и Досса, Майк Думан, сказал, что это классификация, которую он всегда отвергал.

Как адвентист седьмого дня, сказал Блайт, Досс соблюдал субботу в субботу и отвергал любое оружие.Однако деноминация не возражает против приветствия флага или ношения военной формы страны.

Досс долгое время был своего рода героем в церкви адвентистов седьмого дня. Наряду с его решимостью идти в бой в качестве медика без оружия, он был полон решимости соблюдать субботу, воздерживаясь от работы с заката пятницы до заката субботы. Оба принесли ему неприятности в армии, от лидеров, которые считали его трусливым, непослушным и уклоняющимся от долга, и от однополчан, которые не видели ценности в невооруженном человеке на поле боя.

Досс вырос в Линчберге, Вирджиния, но большую часть своей взрослой жизни прожил на Лукаут-Маунтин в Райзинг-Фаун, штат Джорджия. Первая жена Досс — молодая невеста, изображенная в фильме, — умерла в 1991 году. Несколько лет спустя Досс вышла замуж за Фрэнсис Думан.

Майк Думан вспомнил, что кто-то устроил свидание между его тетей и Досс. Думан сказал, что его тетя это не интересовало, а вот его мать.

Супруги были преданы друг другу, и когда их здоровье начало ухудшаться, они приехали в Пьемонт, чтобы быть ближе к Майку и его семье.Блайт сказал, что Досс стал рассматривать Майка как своего сына.

Майк Думан сблизился со своим отчимом, хотя Досс его немного пугал.

«Он определенно был окружен аурой», — сказал Думан непоколебимо цельно.

Встреча с Блайтами и Думанами в церкви АСД в Пьемонте, Думан хочет показать гравюру в рамке. Это 10 заповедей старого образца с иллюстрациями каждой из заповедей по краю. Это тот самый принт, который висел на стене в доме Досса, когда он был ребенком.

«Десмонд вставал на стул и смотрел на гравюру», — рассказал Думан. Его особенно привлек образ, сопровождающий Шестую заповедь: «Не убий». На нем был изображен Каин, стоящий над своим убитым братом Авелем с дубиной.

Печать вдохновила Досса на приверженность, которую он сохранял на протяжении всего времени в армии: что, пока другие отбирали жизнь, он ее спасет.

Когда фильм был показан, Думан сказал, что все ожидали, что в его историю могут быть внесены некоторые изменения, чтобы сделать ее более драматичной для экрана.Сцены, где сослуживцы Досса избивали его в тренировочном лагере, не произошло, хотя над ним издевались, оскорбляли и забрасывали сапогами, пока он молился.

Однако, сказал Думан, когда дело дошло до изображения персонажа Досса — его скромного характера и его решимости — фильм звучит правдоподобно.

«Создатели фильма были очень озабочены тем, чтобы история была правильной», — сказал Думан, и он считает, что это так.

После переезда в Пьемонт со своей второй женой, по словам Блайта, Досс был большим сторонником строительства там церкви.

Думан сказал, что рабочие построили святилище примерно за шесть недель — он полагал, что они поторопились, чтобы Досс смог его увидеть.

Когда пришло время церемонии освящения церкви, Блайт сказал, что не ожидал, что Досс сможет присутствовать. Но Досс сказал ему, что он будет там, и он был там.

Дней спустя Досс скончалась.

Получайте сообщения Monitor Stories, которые вам интересны, на свой почтовый ящик.

В то время, когда экранные герои часто обладают сверхспособностями или суперсильными, те, кто знал Досс, очень хотят, чтобы люди увидели историю героя, которого не было.

«Я считаю, что этот мир жаждет настоящих героев», — сказал Блайт.

11 сентября: в кампусе отражается

11 сентября 2001 г .: пацифистский ответ

Я хочу честно написать об 11 сентября 2001 года. Но это непросто. Даже сейчас, спустя несколько месяцев после этого ужасного события, мне трудно понять, что можно сказать или, что еще труднее, что сказать. Что еще труднее, я не уверен, о чем и как мне следует молиться. Я христианин. Я христианский пацифист.Для меня быть христианином и пацифистом — не две вещи. Я не был бы пацифистом, если бы не был христианином, и мне трудно понять, как можно быть христианином, не будучи пацифистом. Но что пацифист должен сказать перед лицом террора? Молитесь о мире? Мне не нужна сентиментальность.

Действительно, некоторые полагают, что пацифистам нечего сказать в такое время, как после 11 сентября 2001 года. Редакторы журнала First Things утверждают, что «те, кто в принципе выступает против применения военной силы, не имеют законного участия в обсуждение того, как следует использовать военную силу. 1 Они делают это утверждение, потому что, по их мнению, единственная форма пацифизма, которую можно защитить, требует отрицания пацифистом какой-либо политической значимости. Я представляю не такой пацифизм. Я пацифист, потому что считаю ненасилие необходимым условием политики, не основанной на смерти. Политика, которая не определяется страхом смерти, означает, что нельзя проводить четкого различия между политикой и военной силой.

Тем не менее, я не могу отрицать, что 11 сентября 2001 года создает и требует определенного молчания.Мы отчаянно хотим «объяснить», что произошло. Объяснение приручает террор, делая его частью «нашего» мира. Я считаю, что попыткам объяснить нужно сопротивляться. Скорее, нам следует научиться ждать того, чего мы не знаем, надеясь выиграть время и пространство, достаточные для того, чтобы научиться говорить без лжи. Мне хотелось бы думать, что пацифизм называет привычки и общность, необходимые для того, чтобы выиграть время и место, которые являются альтернативой мести. Но я не претендую на то, что знаю, как это делается.

Тем не менее, я знаю, что многое из того, что было сказано после 11 сентября 2001 года, было ложью.В первые часы и дни после падения башен воцарилась ошеломляющая тишина. Президент Буш летал из одного убежища в другое, не зная, что должно было произойти. Он был буквально в воздухе. Я бы хотел, чтобы он смог сохранить эту позицию, но он лидер «свободного мира». Что-то нужно делать. Что-то надо сказать. Мы должны держать все под контролем. Тишина должна быть нарушена. Он знал, что нужно утешить американский народ. Жизнь должна вернуться в нормальное русло.

Итак, он сказал: «Мы в состоянии войны.»Волшебные слова, необходимые для восстановления повседневной жизни. Война — такой нормализующий дискурс. Американцы знают войну. Это наш Перл-Харбор. Жизнь может вернуться в нормальное русло. Мы напуганы, и по иронии судьбы война заставляет нас чувствовать себя в безопасности. Чтобы справиться с 11 сентября 2001 года, нужно найти того, кого можно убить. Более того, американцы умеют убивать. Мы часто не осознаем, насколько мы успешны в искусстве убийства. Действительно, мы, американский народ, стали мастерами убийства. В наших сражениях должен умереть только враг.Некоторых в наших вооруженных силах смущает наш опыт ведения войны, но что они могут сделать? Они всего лишь следуют приказам.

Итак, тишина, созданная разрушением, вскоре была разрушена необходимостью мести — мести тем более неумолимой, потому что мы не можем простить тех, кто летал на самолетах, за то, что они заставили нас признать нашу уязвимость. Флаг, развевающийся в трауре, вскоре превратился в вещь, наполненную гордостью; окровавленный флаг жертв превратился в флаг американского неукротимого духа.Мы победим, сколько бы людей мы ни убили, чтобы избавиться от знаний, что американцы погибли жертвами. Американцы не умирают жертвами. Они должны быть героями. Таким образом, биржевой торговец, которому довелось работать на семьдесят втором этаже, становится таким же героем, как полицейские и пожарные, выполнявшие свою работу. Никто из умерших 11 сентября 2001 года не умрет бессмысленной смертью. Вот почему за их смерть нужно отомстить.

Я пацифист, поэтому американское «мы» не может быть моим «мной».Но отчуждаться от американского «мы» непросто. Я неофит-пацифист. Я никогда особо не хотел быть пацифистом. Я узнал от Райнхольда Нибура, что если вы желаете справедливости, вам лучше быть готовым убить кого-нибудь по пути. Но затем появились Джон Ховард Йодер и его необычная книга « Политика Иисуса ». Йодер убедил меня, что если в этом христианском «материале» есть что-то, то это обязательно должно включать убеждение в том, что Сын скорее умрет на кресте, чем для искупления мира насилием.Более того, поражение смерти через воскресение делает возможным и необходимым, чтобы христиане жили ненасильственно в мире насилия. Христианское ненасилие — это не стратегия избавления мира от насилия, а скорее способ, которым христиане должны жить в мире насилия. Короче говоря, христиане не прибегают к насилию, потому что мы считаем, что наше ненасилие — это стратегия избавления мира от войны, а, скорее, потому, что верные последователи Христа в мире войны не могут представить себе ничего, кроме ненасилия.

Но что пацифист должен сказать перед лицом террора 11 сентября 2001 года, имена? Когда я впервые заявил, что я пацифист, я смутно знал, что это может иметь серьезные последствия. Отказ от насилия может даже изменить мою жизнь. Но на самом деле я не думаю, что до 11 сентября понимал, к чему это может повлечь за собой это изменение. Например, после того, как я объявил себя пацифистом, я перестал петь «Звездное знамя». Я буду стоять, когда его поют, особенно на бейсбольных матчах, но я не пою.Не петь «Усеянное звездами знамя» — это мелочь, которая напоминает мне, что моя первая преданность — не Соединенным Штатам, а Богу и Божьей церкви. Признаюсь, мне никогда не приходило в голову, что такие маленькие действия могут с годами сделать мою реакцию на 11 сентября совершенно отличной от реакции хороших людей, которые поют «Боже, благослови Америку» — настолько другой, что я остаюсь в грустном молчании.

Более того, эта разница не дает мне покоя. Мой отец был каменщиком и хорошим американцем. Он много работал всю свою жизнь и надеялся, что его работа не только поддержит его семью, но и внесет определенный вклад в нашу общую жизнь.Во время Второй мировой войны он выполнял важную военную работу, поэтому его так и не призвали. Только один из его пяти братьев-каменщиков участвовал в той войне, но он никогда не участвовал в боях. Моя семья никогда не была военизированной, но, как техасцы, они были хорошими американцами. Большую часть своей жизни я тоже был хорошим американцем, если предположить, что я многим обязан обществу, которое позволило мне, сыну каменщика, получить степень доктора философии. в Йельском университете — даже если доктор философии. был в теологии.

Конечно, был Вьетнам. Для многих из нас Вьетнам был расширенной подготовкой, необходимой для развития более критического отношения к правительству Соединенных Штатов.Тем не менее, большинство из нас, критиковавших войну во Вьетнаме, не считало, что наше противодействие этой войне сделало нас менее лояльными американцами. Действительно, критика войны была основана на обращении к высшим американским идеалам. Вьетнам был временем большой напряженности, но политика антивоенного движения не требовала от противников войны мысли о том, что они принципиально стоят вне американского мейнстрима. Большинство критиков Вьетнама (как и многие, кто сейчас критикует войну в Афганистане) основывали свое несогласие на своей приверженности американским идеалам, которые, по их мнению, предала война.Но это указывает на то, почему я чувствую себя таким изолированным даже среди критиков войны в Афганистане. Я даже не разделяю их приверженности американским идеалам.

Так что я просто не разделял реакцию большинства американцев на разрушение Всемирного торгового центра. Конечно, я отвращаюсь от убийства такого масштаба, но надеюсь, что помню, что одно убийство — это слишком много. То, что американцы поспешили назвать случившееся «войной», кажется мне обреченным на провал. Если это война, то бен Ладен победил. Он думает, что он воин, а не убийца.В той мере, в какой используется язык войны, его чтят. Но американцы, которые спешат назвать эту войну, не имеют времени на осторожные различия.

Что это меня оставит? Означает ли это, как недавно написал мне мой друг, живущий отдельно, что я презираю все «естественные привязанности», которые объединяют нас как человеческие существа, даже подчиняю эту преданность суровым и неумолимым стандартам? Означает ли это, что я говорю как одинокий человек, не признавая, что наши жизни переплетены с жизнями других, тех, кто ушел раньше, тех, среди которых мы живем, тех, с кем мы отождествляемся, и тех, с кем мы живем? Христианское общение? Отказываюсь ли я признать, что моя жизнь стала возможной благодаря дарам других? Отказываюсь ли я от всех форм патриотизма, не признавая, что нам как народу стало лучше из-за жертв, принесенных во время Второй мировой войны? На это я могу только ответить: «Да. Если вы называете патриотизм «естественным», я, конечно, отрекаюсь от этой связи. Такое отрицание, надеюсь, не означает, что я невнимателен к подаркам, которые я получил от прошлых и нынешних соседей.

В ответ моему другу я указал, что, поскольку он тоже христианин, я предполагал, что он также презирает некоторые «естественные привязанности». В конце концов, он крестил своих детей. «Естественная любовь» между родителями и детьми, несомненно, перестраивается, когда дети крестятся в смерть и воскресение Христа.Павел говорит:

Разве вы не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в Его смерть крестились? Поэтому мы были погребены с Ним через крещение в смерть, чтобы, как Христос воскрес из мертвых славой Отца, так и мы могли ходить в обновленной жизни. Ибо, если мы соединились с ним в смерти, подобной его, мы непременно соединимся с ним в воскресении, подобном его. 2

Христиане часто стремятся сосредоточиться на том, чтобы объединиться с Христом в Его воскресении, забывая, что мы также объединены с Ним в Его смерти. Что это может означать, если это не означает, что христиане должны быть готовы умереть, действительно, чтобы их дети умерли, а не предавать Евангелие? Любая любовь, не преобразованная любовью Бога, не может не быть источником насилия, которое мы совершаем друг над другом во имя справедливости. Такая любовь может показаться суровой и ужасной с точки зрения мира, но христиане верят, что такая любовь дает жизнь, а не отрицает ее.

Конечно, жизнь ненасилия может быть суровой. Конечно, вы должны вообразить и, возможно, даже взглянуть в лицо, что вам придется наблюдать, как невинные люди страдают и даже умирают за ваши убеждения.Но это ничем не отличается от тех, которые заявляют, что будут вести справедливую войну. В конце концов, справедливый воин стремится избегать любого прямого нападения на мирных жителей, что вполне может означать, что погибнет больше людей, потому что справедливый воин отказывается творить зло, которое может прийти к добру. Например, исходя из соображений справедливой войны, бомбардировки Хиросимы и Нагасаки явно были убийством. Если вы серьезно относитесь к справедливой войне, вы должны быть готовы сказать, что было бы лучше, чтобы на пляжах Японии погибло больше людей, чем совершить одно убийство, не говоря уже о бомбардировках гражданского населения.

Это последнее наблюдение может указывать на то, что, когда все сказано и сделано, пацифистский ответ на 11 сентября 2001 года является лишь еще одной версией антиамериканских настроений, выраженных тем, что многие считают американскими левыми. Я говорю «то, что многие считают», потому что очень неясно, есть ли в Америке левые. Нигде это не проявляется более явно, чем в поддержке войны с терроризмом теми, кто идентифицирует себя как «левые». Тем не менее, многое было сказано о несправедливости американской внешней политики, которая придает некоторую ясность ненависти, проявившейся 11 сентября.Я не сторонник американской внешней политики, но проблема с такими линиями критики заключается в том, что независимо от того, насколько аморально то, что американское правительство могло сделать в мире, такая безнравственность не может объяснить или оправдать нападение на Всемирный торговый центр.

Американский империализм, часто называемый новым глобализмом, — устрашающая сила. Это пугает не только из-за вреда, который такая сила наносит невиновным, но и из-за того, что трудно представить альтернативы. После событий, подобных 11 сентября, пацифистам часто задают вопрос: «Ну, а какая у вас есть альтернатива бомбардировке Афганистана?» Такой вопрос предполагает, что пацифисты должны иметь альтернативную внешнюю политику.Мой единственный ответ: у меня нет внешней политики. У меня есть кое-что получше — церковь, состоящая из людей, которые скорее умрут, чем убьют.

Действительно, я опасаюсь, что в отсутствие противодействия общине, бросающей вызов Америке, бен Ладен дал американцам то, в чем они так отчаянно нуждались — войну без конца. Америка — это страна, которая живет за счет морального капитала наших войн. Война называет время, когда мы посылаем молодежь убивать и умирать (возможно), чтобы убедиться, что жизнь, которую мы ведем, достойна таких жертв.Они убивают и умирают, чтобы защитить нашу «свободу». Но что может означать свобода, если главным примером осуществления такой свободы является совершение покупок? Сам факт, что мы можем и действительно идем на войну, является моральной необходимостью для нации потребителей. Война дает понять, что мы должны во что-то верить, даже если мы не уверены, что это такое, за исключением того, что это имеет какое-то отношение к «американскому образу жизни».

Какой подарок бен Ладен сделал Америке. Американцы были в отчаянии, потому что мы выиграли холодную войну.Американцы выиграли, обогнав СССР, доказав, что мы можем тратить больше денег на оружие, чем они могли или сделали. Но что делают американцы после победы в войне? Война была необходима для моральной согласованности. Нам пришлось сотрудничать друг с другом, потому что мы были в состоянии войны. Как Америка может понять, что для нас значит быть «народом», если у нас нет общего врага? Мы были в опасном фанке, нам нечего было делать лучше, чем развлекаться мыльной оперой Билла Клинтона. Теперь нам есть чем заняться.Мы можем вести войну против терроризма.

Более того, война с терроризмом хороша тем, что ей нет конца, поэтому весьма сомнительно, что эту войну можно считать справедливой. Если война справедлива, ваш враг должен до начала войны знать, какой политической цели служит война. Другими словами, они должны знать с самого начала, каковы условия, если они решат сдаться. Таким образом, вы не можете вести справедливую войну, если это «война, направленная на прекращение всех войн» (Первая мировая война) или за «безоговорочную капитуляцию» (Вторая мировая война).Но «война с терроризмом» — это война без границ. Американцы хотят стереть этого врага с лица земли. Более того, Америка даже может решать, кого считать террористом, а кого не считать.

Это означает, что американцы могут иметь это так, как они хотят. Некоторые из взятых в плен, например, являются военнопленными; некоторые из них задержанные. Без проблем. Когда ты самый большой ребенок в округе, ты можешь говорить все, что хочешь, даже если то, что ты говоришь, — ерунда. Все мы знаем, что первая жертва на войне — это правда.Итак, консерваторы, которые вели войну против «постмодернизма» во имя «объективной истины», те же самые консерваторы, которые сейчас правят нами, предполагают, что они могут использовать язык как угодно.

То, что американцы могут решать, кто террорист, а кто нет, означает, что это не только война без ясной цели, но и война без конца. Отныне мы можем находиться в состоянии постоянной войны. Америка всегда в своих лучших проявлениях, когда она постоянно находится в состоянии войны. Более того, когда наша страна находится в состоянии войны, у нее нет места для беспокойства по поводу чрезвычайного неравенства, которое составляет наше общество, нет времени для беспокойства о бедности или тех частях мира, которые разорены голодом и геноцидом.Все — гражданские свободы, надлежащая правовая процедура, защита закона — должно быть подчинено единому великому моральному предприятию — победе в бесконечной войне с терроризмом.

В основе американского желания вести бесконечную войну лежит американский страх смерти. Американская любовь к высокотехнологичной медицине — это всего лишь оборотная сторона войны с терроризмом. Американцы полны решимости быть в безопасности, чтобы уйти из этой жизни живыми. 11 сентября американцы столкнулись со своим худшим страхом — людей, готовых умереть, как выражение их глубоких моральных обязательств.Некоторые предполагают, что такие люди, должно быть, выбрали смерть, потому что они были в отчаянии или, по крайней мере, они были в таком отчаянии, что смерть была предпочтительнее жизни. Однако их готовность умереть резко контрастирует с политикой, которая просит своих членов в ответ на 11 сентября делать покупки.

Ян Бурума и Вишай Маргалит в своей статье «Западность» отмечают, что отсутствие героизма является отличительной чертой буржуазного этоса. 3 Героев суд смерти. Буржуа привязаны к личной безопасности.Они признают, что многое в процветающем, управляемом рынком обществе является посредственным, «но когда презрение к комфорту буржуазных созданий превращается в презрение к самой жизни, вы понимаете, что Запад подвергается нападкам». Согласно Буруме и Маргалиту, Запад (который, как они указывают, является не только географическим Западом) должен противостоять всей силе расчетов на антибуржуазный героизм, одним из представителей которого является Аль-Каида, с помощью средств, которые мы знаем лучше всего, — отрезая их денежная масса. Конечно, Бурума и Маргалит не говорят нам, как это можно сделать, учитывая потребность в нефти для поддержания благосклонного буржуазного общества.

Христиане не призваны быть героями или покупателями. Мы призваны быть святыми. Мы не думаем, что святость — это индивидуальное достижение, а скорее набор практик, направленных на поддержание людей, которые не хотят, чтобы их жизнь определялась страхом и отрицанием смерти. Мы верим, что, живя таким образом, мы предлагаем нашим нехристианским братьям и сестрам альтернативу любой политике, основанной на отрицании смерти. Христиане прекрасно понимают, что мы редко остаемся верными дарам, данным нам Богом, но мы надеемся, что признание наших грехов является признаком надежды в мире без надежды. Это означает, что у пацифистов действительно есть реакция на 11 сентября 2001 года. Наш ответ — продолжать жить так, чтобы свидетельствовать о нашей вере в то, что мир не изменился 11 сентября 2001 года. Мир изменился во время празднования Пасхи в н.э. 33.

Марк и Луиза Цвик, основатели Хьюстонского католического рабочего дома гостеприимства, воплощают жизнь, которая стала возможной благодаря смерти и воскресению Иисуса. Более того, они знают, что христианское ненасилие не может и не должно пониматься как позиция, которая является не чем иным, как «противником насилия».Если пацифизм — это не более чем «не насилие», он выдает ту форму жизни, к которой христиане верят, что они были призваны Христом. Опираясь на Николая Бердяева, Цвики справедливо отмечают, что «раскол между Евангелием и нашей культурой — это драма нашего времени», но они также напоминают нам, что «не освобождают людей, освобождая их от парализующих их пут: один освобождает людей, привязывая их к своей судьбе ». Христианское ненасилие — это не что иное, как другое название дружбы, которую, как мы считаем, сделал возможным Бог, и которая представляет собой альтернативу насилию, охватившему нашу жизнь.

Я начал с того, что заметил, что не уверен, о чем мне следует молиться. Но часто молитва — это форма молчания. Следующая молитва, надеюсь, не заглушит тишину. Я написал молитву в знак преданности началу общего собрания Герцогской школы богословия. Я смог написать молитву благодаря короткой статье, которую я только что прочитал в журнале Houston Catholic Worker Жана Ванье. 4 Ванье — основатель движения L’arche — движения, которое верит, что Бог спас нас, дав нам хорошую работу — жить с теми, кого мир называет отсталыми, и учиться дружить с ними.Я заканчиваю этой молитвой, потому что это все, что я могу дать.

Великий Бог неожиданности, нашу жизнь по-прежнему преследует призрак 11 сентября 2001 года. Жизнь должна продолжаться, и мы продолжаем идти дальше — даже снова собираемся в качестве Совета Школы Божественности. Не это ли имел в виду Барт в 1933 году, когда сказал, что мы должны продолжать, «как будто ничего не произошло»? Продолжать так, как будто ничего не произошло, может звучать как совет отчаяния, беспомощности и безнадежности. Мы хотим действовать, что-то делать, чтобы исправить положение вещей.Что, я полагаю, является лишь напоминанием о том, что одна из причин, по которой мы так потрясены, настолько оскорблены 11 сентября, — это вызов нашему гордому предположению, что мы все контролируем, что мы собираемся выйти из жизни живыми. Чтобы продолжать «как будто ничего не произошло», безусловно, необходимо признать, что вы Бог, а мы — нет. Трудно вспомнить, что Иисус пришел не для того, чтобы обезопасить нас, а для того, чтобы сделать нас учениками, гражданами вашего нового века, царства удивления. То, что мы живем в последнее время, несомненно, является основой нашей убежденности в том, что вы дали нам все время, необходимое для того, чтобы ответить на 11 сентября «маленькими актами красоты и нежности», о которых Жан Ванье говорит нам, если все будет сделано со смирением и уверенность «принесет в мир единство и разорвет цепь насилия.Итак, мы молимся, чтобы дать нам смирение, чтобы мы могли помнить, что работа, которую мы делаем сегодня, работа, которую мы делаем каждый день, будет ложной и претенциозной, если она не служит тем, кто изо дня в день является вашими маленькими жестами красоты и нежности.

Примечания

1 «Во время войны», Первые дела (декабрь 2001 г.).

2 Римлянам 6: 3–5.

3 New York Review of Books , 17 января 2002 г., стр. 4–7.

4 «Основатель L’arche реагирует на насилие», , Хьюстон, католик, , 16 ноября 2001 г.


The South Atlantic Quarterly 101: 2, весна 2002 г.
Авторское право 2002 г., издательство Duke University Press.

Японский император Акихито уходит в отставку через 30 лет:

NPR

Японский император Акихито с императрицей Митико машут доброжелателям в центральной японской префектуре Миэ 18 апреля. Император Акихито принимает участие в серии ритуалов перед отречением от престола. Казухиро Нгои / AFP / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Казухиро Нгои / AFP / Getty Images

Император Японии Акихито и императрица Митико машут доброжелателям в центральной японской префектуре Миэ 18 апреля. Император Акихито принимает участие в ряде ритуалов перед отречением от престола.

Казухиро Нгои / AFP / Getty Images

Сразу после Второй мировой войны в Школе сверстников в Токио квакерская учительница по имени Элизабет Вайнинг любила давать английские имена своим ученикам, всем детям японской знати.

«Я был Эриком», — вспоминает Масао Ода, один из бывших учеников Вининга.

Его сосед по комнате и одноклассник, мальчик по имени Акихито, получил имя Джимми.Но Акихито отступил.

«Итак, он встал и отверг это имя, данное миссис Вининг,« Джимми », — вспоминает Ода. «Я не Джимми, я наследный принц, — сказал он».

Акихито взошел на Хризантемный трон в 1989 году, сменив своего отца, императора Хирохито. Во вторник он отрекается от престола и передает престол своему сыну, наследному принцу Нарухито, тем самым завершая послевоенный период, формально известный как Хэйсэй, «достижение мира».

«Ненависть к войне»

Император Акихито родился в 1933 году, через два года после вторжения Японии в Маньчжурию на севере Китая, что стало прелюдией к ее роли во Второй мировой войне.Японские войска сражались во имя императора Хирохито. Ожидалось, что наследный принц Акихито вырастет до верховного главнокомандующего вооруженными силами страны.

«Он был воспитан и обучен, чтобы быть сильным и стойким», — вспоминает Мотоцугу Акаси, одноклассник Акихито. «В то время у меня сложилось впечатление, что Акихито был скорее эгоистичным, чем добрым».

Поражение Японии во Второй мировой войне превратило молодого Акихито в пацифиста, говорит Акаши.

«Это время вызвало в нем сильные чувства против войны и ее хаоса. Вы можете назвать это ненавистью к войне», — говорит он.

Акаси считает, что молодой Акихито говорил о войне со своим отцом, императором.

1 января 1946 года император Хирохито объявил, что он смертный, а не божественное существо. В следующем году японская послевоенная конституция, разработанная США, отняла суверенитет у императора и передала его японскому народу, оставив монарха в качестве номинального лица, но без политической власти.

Роль императора в современной Японии заслуживает серьезного обсуждения, — говорит Такеши Хара, политолог и эксперт по японской имперской системе из Открытого университета Японии в Токио. Проблема, по его словам, в том, что «даже сейчас люди все еще приветствуют императора, как живого бога. Император и императрица изо всех сил стараются разговаривать с людьми, но люди не готовы разговаривать с ними как с людьми. Так что условия такие. еще не созрели для обсуждения того, какой должна быть роль императора как символа государства.«

«Удивительный тип демократа»

Акихито, в официальные обязанности которого входило вручение призов и встречи с приезжими главами государств, часто нарушал королевские традиции. Он первый японский император, женившийся на простолюдинке. Императрица Мичико, урожденная Митико Сёда, происходила из римско-католической семьи, небольшого меньшинства в стране. Акихито сказал, что хочет, чтобы его кремировали после его смерти — это разрыв с многовековыми традициями захоронения в императорских мавзолеях.И он сослался на свое корейское происхождение, к ужасу японских националистов.

Император, который пишет короткие стихи в древней японской форме вака, является популярной фигурой, известной тем, что утешает и молится за жертв землетрясений, цунами и других бедствий, а также посещает страны, захваченные Японией во время Второй мировой войны. И за границей, и дома он выразил глубокое сожаление по поводу действий Японии во время войны.

Пацифистские взгляды Акихито, как полагают, вызвали кипящую, хотя и невысказанную, напряженность в отношениях с правительством, которое встало на сторону правых политических сил и хочет сбросить послевоенные ограничения на свои вооруженные силы, правительство и монархию.

Синдзо Абэ, один из премьер-министров страны, который дольше всех работал, был менее склонен, чем предыдущие лидеры, выказывать раскаяние за роль Японии во Второй мировой войне, вызывая гнев страны, включая Китай и Южную Корею, в которые Япония вторглась и колонизировала.

Правящая Либерально-демократическая партия Абэ давно настаивает на пересмотре разработанной США конституции страны, чтобы Япония могла поддерживать и использовать свои вооруженные силы, повысить статус императора до главы государства (а не символа государства) и поставить общественный порядок выше личных свобод. .

Акихито «стал в некотором роде удивительным демократом, удивительным пацифистом, который не обязательно чувствует себя комфортно с нынешним правительством», — говорит политолог Коичи Накано из Софийского университета в Токио. «И такое недоверие тоже взаимно».

Наследование только для мужчин

После того, как Акихито решил уйти в отставку, он передал свое послание непосредственно японцам в телеобращении в 2016 году.

«Когда я считаю, что мой уровень физической подготовки постепенно снижается, — сказал Акихито. «Я обеспокоен тем, что мне может стать трудно выполнять свои обязанности как символа государства всем моим существом, как я делал до сих пор. «

Опросы общественного мнения показывают, что подавляющее большинство японских граждан поддерживают желание императора отречься от престола, считая это разумным решением.

« Я старею, поэтому я понимаю, что он чувствует », — говорит Мицуко Янагия в своей книге. 70-е и посещение Токио с северо-востока Японии. «Ах, он так много работал. Я хочу, чтобы он отдыхал и передал свои обязанности молодому поколению ».

В досовременные времена более 50 императоров отреклись от престола, но это впервые в современную эпоху (начиная с середины 1800-х годов). ), что нынешний и бывший императоры будут живы одновременно.Политолог Хара считает, что подобные ситуации теоретически могут привести к политической нестабильности. История показала, что народные симпатии могут разделиться между членами королевской семьи.

Закон об императорском дворе Японии гласит, что новый наследник может вступить на престол только после смерти нынешнего императора. Поэтому в 2017 году парламент Японии принял закон, делающий разовое исключение для Акихито, оставив нерешенным вопрос о том, могут ли будущие императоры отречься от престола.

Не менее важный вопрос — разрешат ли женщинам наследовать трон.В настоящее время это запрещено законом, хотя за всю историю Японии было восемь императриц. Как только Нарухито взойдет на трон, в императорской семье останется три королевских наследника. У Нарухито есть дочь, но нет сыновей, и сейчас в стране возникают споры о том, следует ли менять правила наследования только для мужчин.

Чи Кобаяши участвовал в написании этой статьи.

Миротворец или Пацифист: Каким был взгляд императора Акихито на войну?

[: en]

Я был очень тронут, наблюдая за отречением императора Акихито на этой неделе.Освещение в СМИ напомнило нам о его глубокой приверженности миру.

Однако мне интересно, уместно ли называть его «пацифистом» — это слово появилось в отчетах многих иностранных корреспондентов, в том числе репортажа Лоры Бикер из BBC, которая сказала: «Как пацифисты, Император и его жена путешествовал по миру, чтобы помочь восстановить репутацию Японии во время войны ».

Выражение раскаяния

Это относится к тому, как Император выразил глубокое сожаление по поводу вторжения и оккупации Японией некоторых частей Азии.Это было признано представителем Министерства иностранных дел Китая и президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ин, каждый из которых похвалил императора за его миротворческие усилия.

Действительно, последние слова Императора перед отречением от престола на этой неделе были: «Я молюсь за мир во всем мире».

Но является ли молитва о мире пацифистским занятием?

Что такое пацифизм?

Пацифизм охватывает широкий спектр взглядов. Для некоторых это означает полный отказ от насилия.Для других это означает страстное стремление разрешить споры мирным путем.

Религиозная организация квакеров говорит об этом по-своему: «Пацифизм — это не просто отказ от борьбы: он включает в себя активную работу по установлению или сохранению мира путем устранения причин конфликта».

У Японии есть пацифистская по духу конституция. Он был составлен американцами после Второй мировой войны и запрещает Японии когда-либо снова собирать армию, которая могла бы начать атаку, подобную той, что была на Перл-Харборе.

С тех пор было много компромиссов. Япония теперь имеет большие и хорошо вооруженные силы самообороны.

Кроме того, Соединенные Штаты обязаны защищать Японию в случае нападения и даже могут применить ядерное оружие в случае войны.

Конституционная поправка

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ хотел бы пересмотреть конституцию, но время идет на это, прежде чем он уйдет на пенсию в 2021 году.

По мнению репортера NPR Энтони Куна: «Пацифистские взгляды Акихито, как полагают, вызвали тлеющую, хотя и невысказанную, напряженность в отношениях с правительством, которое встало на сторону правых политических сил и хочет сбросить послевоенные ограничения на свою армию, правительство и монархию.”

В статье NPR также цитируется политолог Коичи Накано из Софийского университета в Токио, который говорит: «Акихито в некотором смысле стал удивительным типом демократа, удивительного пацифиста, который не обязательно чувствует себя комфортно с нынешним правительством и такое недоверие взаимно ».

По мнению профессора Накано, премьер-министр Абэ хотел бы сделать императора главой государства, а не его символом.

Следующее поколение

Эти тонкие споры о роли Императора, несомненно, продолжатся в следующем поколении.Император Нарухито не коснулся этого в своей инаугурационной речи. «[Акихито] проявил глубокое сострадание своим поведением», — сказал он.

«Я клянусь, что глубоко задумаюсь над курсом, которым следовал почетный император… и выполню свой долг как символ государства и единства народа Японии». [: Ja]

Я был очень тронут, наблюдая за отречением императора Акихито на этой неделе. Освещение в СМИ напомнило нам о его глубокой приверженности миру.
Однако мне интересно, уместно ли называть его «пацифистом» — это слово появилось в отчетах многих иностранных корреспондентов, в том числе репортажа Лоры Бикер из Би-би-си, которая сказала: «Как пацифисты, Император и его жена путешествовал по миру, чтобы помочь восстановить репутацию Японии во время войны.
Выражение раскаяния
Это относится к тому, как Император выразил глубокое сожаление по поводу вторжения Японии и оккупации некоторых частей Азии. Это было признано представителем Министерства иностранных дел Китая и президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ин, каждый из которых похвалил императора за его миротворческие усилия.
Действительно, последние слова Императора перед отречением от престола на этой неделе были: «Я молюсь за мир во всем мире».
Но является ли молитва о мире пацифистским занятием?
Что такое пацифизм?
Пацифизм охватывает широкий спектр взглядов.Для некоторых это означает полный отказ от насилия. Для других это означает страстное стремление разрешить споры мирным путем.
Религиозная организация квакеров говорит об этом по-своему: «Пацифизм — это не просто отказ от борьбы: он включает в себя активную работу по установлению или сохранению мира путем устранения причин конфликта».
У Японии есть пацифистская по духу конституция. Он был составлен американцами после Второй мировой войны и запрещает Японии когда-либо снова собирать армию, которая могла бы начать атаку, подобную той, что была на Перл-Харборе.
С тех пор было много компромиссов. Япония теперь имеет большие и хорошо вооруженные силы самообороны. Более того, Соединенные Штаты обязаны защищать Японию в случае нападения и даже могут применить ядерное оружие в случае войны.
Пересмотр Конституции
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ хотел бы пересмотреть конституцию, но время идет, чтобы сделать это, прежде чем он уйдет в отставку в 2021 году.
По мнению репортера NPR Энтони Куна: «Пацифистские взгляды Акихито, как полагают, вызвали кипение, если это не выражено, напряженность в отношениях с правительством, которое придерживается политических правых групп и хочет сбросить послевоенные ограничения на свои вооруженные силы, правительство и монархию.
В статье NPR также цитируется политолог по имени Коичи Накано из Софийского университета в Токио, который говорит: «Акихито в некотором роде стал удивительным типом демократа, удивительного пацифиста, который не обязательно чувствует себя комфортно с нынешним правительством. и такое недоверие взаимно ».
По мнению профессора Накано, премьер-министр Абэ хотел бы сделать императора главой государства, а не его символом.
Следующее поколение
Эти тонкие споры о роли Императора, несомненно, продолжатся и в следующем поколении.Император Нарухито не коснулся этого в своей инаугурационной речи. «[Акихито] проявил глубокое сострадание своим поведением», — сказал он.
«Клянусь, я глубоко задумаюсь над курсом, которым следовал Почетный император… и выполню свой долг как символ государства и единства народа Японии».

[:]

Джордж Макговерн: пацифист, который хотел бомбить Освенцим

Автор: RAFAEL MEDOFF

ВАШИНГТОН (JTA) — Джорджа Макговерна широко помнят за то, что он выступал за немедленный вывод американских войск из Вьетнама и резкое сокращение расходов на оборону.Тем не менее, несмотря на свою репутацию пацифиста, бывший сенатор США и кандидат в президенты 1972 года, скончавшийся в воскресенье в возрасте 90 лет, действительно считал, что бывают моменты, когда Америке следует использовать военную силу за рубежом.

Джордж Макговерн подписывает свою книгу «Авраам Линкольн» в библиотеке и музее Ричарда М. Никсона в Йорба-Линде, Калифорния, август 2009 г. (Скотт Кларксон через CC

Показательный пример: неудача союзников в бомбардировке Освенцима, эпизод, с которым Макговерн имел малоизвестную личную связь.

В июне 1944 года администрация Рузвельта получила подробный отчет об Освенциме от двух беглецов, которые описали процесс массовых убийств и нарисовали диаграммы, на которых были отмечены газовые камеры и крематории. Еврейские организации неоднократно просили официальных лиц США отдать приказ о бомбардировке Освенцима и железнодорожных путей, ведущих к лагерю. Предложение было отклонено на том основании, что оно потребует «значительного перенаправления» самолетов, которые были необходимы в других местах для военных действий. Один U.Официальный представитель С. утверждал, что бомбардировка Освенцима «может спровоцировать еще более мстительные действия немцев».

Входит Макговерн. Во время Второй мировой войны 22-летний сын пастора из Южной Дакоты пилотировал бомбардировщик B-24 «Liberator». Среди его целей: немецкие фабрики синтетического масла в оккупированной Польше — некоторые из них менее чем в пяти милях от газовых камер Освенцима.

В 2004 году Макговерн впервые рассказал перед камерой об этом опыте на встрече, организованной Институтом изучения Холокоста Дэвида С. Ваймана с пережившим Холокост, филантропом Зигмундом Ролатом и режиссерами Стюартом Эрдхеймом и Хаимом Хехтом.

Макговерн отклонил претензии администрации Рузвельта по поводу утечки самолетов. Аргумент был просто «рационализацией», сказал он, отметив, что никаких отклонений от курса не потребовалось бы, когда он и другие пилоты США уже пролетали над этим районом.

По иронии судьбы, союзники отвлекли военные ресурсы по другим причинам. Например, в 1943 году ФДР приказал армии направить деньги и рабочую силу на спасение произведений искусства и исторических памятников в зонах боевых действий в Европе. Британцы предоставили корабли, чтобы доставить 20 000 мусульман в религиозное паломничество из Египта в Мекку в разгар войны.Генерал Джордж Паттон даже отвел войска США в Австрию, чтобы спасти 150 знаменитых танцующих лошадей липицанцев.

«Нет никаких сомнений в том, что мы должны были попытаться… пойти после Освенцима», — сказал Макговерн в интервью. «Был довольно хороший шанс, что мы могли бы взорвать эти рельсовые пути с лица земли, что прервало бы поток людей в эти камеры смерти, и у нас был довольно хороший шанс выбить эти газовые печи».

Даже если существовала опасность случайного нанесения вреда некоторым из заключенных, «это, безусловно, стоило усилий, несмотря на все риски», — сказал Макговерн, потому что заключенные уже были «обречены на смерть», и бомбардировка союзников могла замедлиться. вниз по процессу массовых убийств, тем самым спасая гораздо больше жизней.

В то время 16-летний Эли Визель служил в батальоне рабского труда, расквартированном недалеко от главного лагеря Освенцима. Много лет спустя в своей книге-бестселлере «Ночь» Визель описал бомбардировку американских нефтяных заводов, свидетелем которой он был.

«[Если бы бомба упала на блоки [казармы для заключенных], только она унесла бы сотни жертв на месте. Но мы больше не боялись смерти; во всяком случае, не об этой смерти », — писал Визель. «Каждая взорвавшаяся бомба наполняла нас радостью и вселяла новую уверенность в жизни.Рейд длился более часа. Если бы это могло длиться десять раз по десять часов! »

В то время Макговерн и его коллеги-пилоты понятия не имели, что происходило в Освенциме.

«Я присутствовал на каждом брифинге, который нам давали военно-воздушные силы», — сказал он. «Я слышал всех, от генералов до низов. Я ни разу не слышал, чтобы упоминалось о возможности того, что военно-воздушные силы США могут заблокировать газовые камеры ».

По иронии судьбы, во время одного налета несколько шальных бомб отряда Макговерна не попали в нефтяной завод, на который они нацелились, и случайно попали в лазарет СС, убив пятерых эсэсовцев.

Макговерн сказал, что если бы его командиры попросили добровольцев для бомбардировки лагеря смерти, «целые экипажи вызвались бы добровольцами». Большинство солдат понимали, что война с нацистами — это борьба не только военная, но и моральная. По его мнению, они признали бы важность попытки прервать процесс массовых убийств, даже если бы это означало подвергнуть их жизнь опасности в результате рискованной бомбардировки.

Действительно, десантирование союзников с воздуха припасов повстанцам Польской Армии Крайовой в Варшаве в августе 1944 года осуществлялось добровольцами, которые согласились выполнять задания, несмотря на опасность полетов своих самолетов в районы за пределами их обычного диапазона.

Макговерн отметил, что остается горячим поклонником президента Франклина Д. Рузвельта.

«Франклин Рузвельт был великим человеком и моим политическим героем», — сказал он в интервью. «Но я думаю, что он сделал две великие ошибки во Второй мировой войне». Одним из них было интернирование американцев японского происхождения; другим было решение «не преследовать Освенцим. … Да простит нас Бог за этот трагический просчет ».

В отличие от своего пацифистского имиджа, Макговерн подчеркивал, что для него центральный урок У.С. Отказ от бомбардировки Освенцима был необходимостью «твердой решимости никогда больше не использовать все наши силы в этом направлении».

Он добавил: «Мы должны были сделать все возможное [против Освенцима], и мы никогда больше не должны допускать геноцид».

(Рафаэль Медофф — директор-основатель Института изучения Холокоста Дэвида С. Уаймана и автор или редактор 15 книг о Холокосте и истории американского еврейства.)

Для режиссера Нобухико Обаяши свобода была самым важным из всех

Директор Нобухико Обаяси, скончавшийся 10 апреля в возрасте 82 лет, был невероятно плодотворным за свою шестидесятилетнюю карьеру.Будучи пионером экспериментального кино в 1960-х, он снял 2000 телевизионных рекламных роликов (по его собственной оценке; точного подсчета нет) и 43 театральных фильма.

Рецензируя его фильмы для The Japan Times и курируя подборку его фильмов для Дальневосточного кинофестиваля в Удине в 2016 году, я обнаружил, что Обаяси был режиссером, обладающим огромным талантом и неограниченным воображением в сочетании с пылким рвением. пацифизм. Будучи мальчиком в Ономити, портовом городе на внутреннем море Сето, где он снял многие из своих фильмов, он пережил Вторую мировую войну и ее последствия и, особенно в более поздние годы, выражал антивоенные идеи в своих фильмах.

Даже работая под руководством корпоративных боссов, таких как гигантское рекламное агентство Dentsu, или с известными продюсерами, такими как Харуки Кадокава, Обаяши ставил во всем свой личный отпечаток, одновременно показывая свой нос на съездах. В киноиндустрии, где царила строгая иерархия и жесткие представления о том, как снимать «правильные» фильмы, когда он только начинал, девизом Обаяши была «свобода», а его эксперименты «все, что угодно» считалось в лучшем случае дилетантским. сильные мира сего.

Когда он отправился в Toho Studios, чтобы снять свой первый полнометражный фильм «Дом», научно-фантастический / ужастик о доме, пожирающем своих жителей (идея, которую он получил от своей дочери), старший режиссер Хидео Ончи встретил его у входа. и, как Обаяши сказал мне в интервью 2016 года, сказал: «Обаяши-сан, пожалуйста, разрушьте нашу студию хоть раз.«Я смеюсь над этим сейчас, — добавил Обаяши, — но это была такая эпоха».

«Хаус» с его фантасмагорическими образами и бредовыми фантазиями стал хитом после его выпуска в 1977 году, а спустя десятилетия стал культовой сенсацией за рубежом. Однако это не сделало Обаяси любимцем критиков или лидером отрасли; обзоры были едкими, а продюсеры Toho, как он сказал мне, «не были довольны успехом такого фильма, как« Хаус », потому что не могли этого понять».

Тем не менее, как только он начал свое дело, режиссер никогда не оглядывался назад.В партнерстве с Кадокавой Обаяси снял популярные фильмы с научно-фантастическими сюжетами и в основном с неизвестными актрисами, в том числе «Студенты по обмену» (мальчик и девочка меняются телами), «Школа под перекрестием» (девочка-подросток обладает экстрасенсорными способностями) и «The Девушка, покорившая время »(девочка-подросток путешествует во времени). В этих и других фильмах Обаяси создавал миры — или, скорее, очаровательно сюрреалистические фантастические пейзажи — совершенно его собственные.

Он снял серьезные, актуальные фильмы, такие как «Пекинский арбуз» 1989 года, драма, основанная на реальных событиях, в которой японский бакалейщик берет под свое крыло китайских студентов.(В своем обзоре для The Japan Times я назвал его «одним из самых оригинальных и трогательных фильмов последнего времени».)

Но когда Обаяси приехал на Дальневосточный кинофестиваль в Удине в 2016 году со своей семьей, он все еще был озорной свободный дух, размахивая одной рукой в ​​своем фирменном жесте «Я люблю тебя» при каждой возможности. И когда он выступал в публичном Q&A, которое я модерировал, он был очаровательным рассказчиком. Одна история была о его посещении празднования Дня освобождения Италии в центре города. Там он встретил пожилую женщину, которая, как и Обаяси, пережила Вторую мировую войну.По его словам, преодолевая языковой барьер, они разделяют надежду на то, что война и ее ужасы никогда не повторится. Я подумал, что из всех десятков японских гостей, которых мы принимали на фестивале, только Обаяси установил такие мгновенные и искренние связи с людьми вокруг него, включая совершенно незнакомых людей.

Вскоре после этого у него обнаружили рак легких 4 стадии, и ему осталось жить всего три месяца. Неустрашимый, он снял два фильма на военную тематику — «Ханагатами» 2017 года и «Лабиринт кино» 2019 года — в которых буйная жизненная сила и вулканическое творчество сочетаются с неотложным свидетельством безумия и разрушения войны.

Когда я встретил его на интервью в октябре прошлого года, он был худее и хилее, но его взгляды на кинопроизводство были такими же страстными, как всегда. «Для меня« свобода »- это то, чего раньше никто не делал», — сказал он мне. «Важно сделать то, чего раньше никто не делал. Для нас, кинематографистов, это самое главное ».

Прочтите интервью Марка Шиллинга с Нобухико Обаяши в октябре 2019 года здесь.

В соответствии с рекомендациями по COVID-19 правительство настоятельно требует, чтобы жители и посетители проявляли осторожность, если они решают посещать бары, рестораны, музыкальные заведения и другие общественные места.

Во времена дезинформации и слишком большого количества информации качественная журналистика важна как никогда.
Подписавшись, вы можете помочь нам понять историю.

ПОДПИШИСЬ СЕЙЧАС

ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ)

Зачем быть пацифистом? — Ведение ненасилия

Тим Джи в подростковом возрасте пережил трансформационный опыт. Группа хулиганов дразнила его и его друзей гомофобными оскорблениями, а затем забросала их яйцами.Джи и его группа решили отомстить: они вышли и купили коробку яиц, подкрались к хулиганам и устроили собственную атаку — чувствуя себя победителями, когда они уехали.

Однако вскоре Джи почувствовал, что они сделали что-то не так. Выросший в семье британских квакеров, он, возможно, был сильно взволнован этой школьной враждой. Хотя некоторые люди становятся пацифистами после войны, бросание этих яиц было всем, что убедило Джи, чтобы начать свой жизненный путь изучения того, что значит быть пацифистом в современном мире.

За два десятилетия, прошедшие с того дня, Джи посвятил свою жизнь мирному активизму и защите окружающей среды. В 2010 году он был членом группы, получившей название «Суперклей 3», приклеившись к Королевскому банку Шотландии, протестуя против своих инвестиций в битуминозные пески. Совсем недавно он принял участие в лондонских климатических забастовках и сидел в них, что помешало сорвать крупнейшую в мире ярмарку оружия. Третья и недавно опубликованная книга Джи «Почему я пацифист» исследует личный опыт и философские аргументы, которые привели его к тому, что он стал пацифистом, и то, как это влияет на его сегодняшнюю активность.

Я говорил с Джи в День памяти, когда люди в Соединенном Королевстве носят красные значки с маком на своих рубашках в ознаменование окончания Первой мировой войны. Мы говорили о роли веры в его пацифистском подходе к активизму и о связи между войной и изменением климата. Джи подчеркнул, что по-настоящему пацифистское движение потребует тонкого подхода к построению нового общества. От развития пацифистской экономики до решения проблемы структурной несправедливости, связанной с расизмом, женоненавистничеством и ксенофобией, Джи описал проблемы и потенциал пацифизма в 21 веке.

В «Почему я пацифист» вы подчеркиваете важный момент: пацифизм не пассивен. Считаете ли вы, что люди борются с этой концепцией и не могут представить пацифизму адекватного решения сложных проблем, таких как фашизм или климатический кризис?

Я думал долго и упорно о том, следует ли использовать «пацифист» в названии книги. Когда я посмотрел на происхождение слова, я решил, что буду. Пацифизм буквально означает «миротворчество». И хотя это часто ассоциируется с бездействием, в книге я привожу аргумент, опираясь на многие работы других людей, что пацифизм — это процесс создания условий мира.Как сказал Мартин Лютер Кинг-младший, это присутствие справедливости, а не отсутствие напряжения.

Когда я думаю о фашизме и основных компонентах фашистской точки зрения, пацифизм в конечном итоге пытается избавиться от следующих вещей: ядовитая мужественность и сопровождающая ее чванливая агрессия, сильная гордость за армию и, очевидно, глубокий расизм. Если мы возьмем подход к пацифизму, направленный на борьбу с расизмом и экономическим неравенством, фашистские идеи не смогут процветать в этой среде.

Более того, климатический кризис глубоко связан с миром. Сама динамика власти, которая привела к нынешнему разрушению планеты, та же самая, что ведет к войне. Я стал экологом вскоре после того, как стал пацифистом, после того, как начались войны в Ираке и Афганистане. Я установил связь между войнами за нефть и нефтью, вызывающими изменение климата, и с тех пор был почти постоянным активистом.

У квакеров есть давние традиции работы во имя мира и справедливости.Как ваша квакерская вера повлияла на ваши пацифистские убеждения?

Один из образов, используемых для обозначения мира, голубь, возник из христианства. Его часто можно использовать как представление о присутствии Бога. Идея о том, что мир и присутствие Бога — это одно и то же, довольно сильна. Помимо рациональных аргументов, для многих квакеров это истина о том, что заставляет их действовать в условиях крайне жестокого общества.

Предыдущие статьи
  • Новый язык ненасилия — беседа с Тимом Джи
  • В некоторых сторонах ненасильственного дискурса, особенно среди некоторых сторонников стратегического ненасилия, есть сомнения в отношении подхода, который оставляет пространство для духа.Нам нужно что-то внутри нас, чтобы двигаться дальше. Когда я писал свою первую книгу «Противодействие», я читал Ганди и Кинга и просто сосредотачивался на их политической стратегии. Только перечитав [Ганди и Кинг], я обнаружил, что очень трудно читать этих людей полностью светским образом. Духовная борьба была для них не менее важной, чем политическая борьба. Поэтому я не говорю, что ненасилие должно быть религиозным или духовным, но я хотел бы выделить для него место, потому что оно может быть важной частью социальных изменений.

    В вашем видении пацифистского общества, каково взаимодействие между прямыми действиями против милитаризма — такими как блокада Лондонской оружейной ярмарки — и более глубокой структурной работой по борьбе с расизмом, сексизмом и экономической несправедливостью?

    Предыдущее освещение
  • Пока деятельность парламента Великобритании приостановлена, его ярмарка вооружений открыта для бизнеса
  • Лондонская ярмарка вооружений — одна из крупнейших мировых ярмарок вооружений, и на улицах, на кузовах грузовиков, буквально стоят танки. Есть страны со всего мира, нарушающие права человека — Бахрейн, Саудовская Аравия, Израиль — все они приехали [на ярмарку оружия] в этом году. Я бы также включил такие страны, как Соединенные Штаты, которые будут использовать закупленное там оружие в рамках своей нынешней политики. Есть только два главных входа для входа на оружейную ярмарку, поэтому я пошел туда с квакерами и людьми многих вероисповеданий, и вместе мы заблокировали одни из ворот на большую часть дня.

    Мы провели два очень трогательных собрания квакеров для поклонения.В какой-то момент нас прервал констебль и сказал, что любого, кто не двинется с места, арестуют. У многих людей это вызвало культурные воспоминания о ранних собраниях квакеров, которые разгонялись констеблями. Ни один человек не двинулся до запланированного конца собрания квакеров.

    Но им все же удалось открыть другие ворота, и даже если бы мы закрыли оба врат, мы бы не остановили войну. Это была бы прекрасная символическая победа, но мы бы не остановили войну.И я думаю, что это одна из причин, по которой я написал «Почему я пацифист». Это потому, что я хочу провести различие, сказав, что мы можем протестовать перед Лондонской оружейной ярмаркой каждые два года, но быть пацифистом означает идентифицировать несправедливость, метафорический трафик, ведущий к войне, с которым мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни, о чем я будет включать любую политику или практику, основанную на расизме, гендерном неравенстве или чем-либо, что увековечивает экономическое неравенство.

    Расширив и сказав, что движение к войне существует во всех наших жизнях, я хочу сказать, что у каждого из нас есть много возможностей каждый день предотвращать условия, которые приводят к войне.Это означает проведение кампании против таких вещей, как флагманская расистская политика в Соединенном Королевстве, Политика враждебной окружающей среды, которая является столь же важной и неотъемлемой частью пацифизма, как посещение Ярмарки вооружений и сидение в грузовиках с танками.

    Как вам кажется пацифистская внешняя политика? Когда в октябре президент Трамп внезапно объявил о выводе войск США из Сирии, он присвоил язык мирному сообществу, заявив, что это шаг к «прекращению бесконечной войны».«Бросили ли вам вызов те, кто приравнивает пацифизм к международному изоляционизму?

    Пацифистская внешняя политика, естественно, должна быть интернационалистской и солидарной. Я не вижу другого способа сделать это. Я поддерживаю идею военной службы, потому что я думаю, что есть много способов использовать страсть и навыки, которые в настоящее время используются в вооруженных силах, например, в некоторой степени для очистки минных полей или спасения людей от самых экстремальных последствий изменения климата. что мы уже сталкиваемся.Поэтому я поддерживаю пацифистскую и интернационалистскую внешнюю политику.

    Что касается Сирии и положения курдов, то я впервые оказался на марше, призывая не выводить наши войска вместе с курдской общиной в Соединенном Королевстве. Возможно, это было неожиданностью, но в конечном итоге это был не вывод войск для установления мира. Соединенные Штаты могли бы объединить стороны таким образом, чтобы прийти к соглашению и медленно уйти, оставив мир позади.Вместо этого Соединенные Штаты ушли, что привело к военным преступлениям и, возможно, даже хуже. Вот почему я протестовал против этого вывода, и вот почему я протестовал против Ярмарки вооружений, когда присутствовала Турция.

    Я считаю, что преднамеренность важна. Когда люди говорят, что Соединенные Штаты и Великобритания начинают войну на Ближнем Востоке с какой-то гуманитарной миссией, этот вывод показывает, что это не так. Этот вывод создал ужасную гуманитарную ситуацию.Вот как я подошел к этому вопросу — я как пацифист. Моим курдским коллегам-активистам я сказал: «Я пацифист. Добро пожаловать? Чем я могу помочь?» И они сказали: «Да, пожалуйста» и «Да, вы можете помочь». Это нужно делать с позиции солидарности. Иногда можно встретить пуританских пацифистов, которые не будут идти вместе с кем-то, кто не является пацифистом, и я думаю, что такой подход не до конца продуман.

    Мы наблюдаем такой мощный сдвиг в работе по климатической справедливости.Каковы некоторые глубокие связи между движением против климатического кризиса и глобальным милитаризмом?

    Движение за климатическую справедливость в Соединенном Королевстве сейчас больше, чем когда-либо. Осведомленность об изменении климата, в том числе в списках приоритетных вопросов избирателей, резко возросла только за последний год. Молодежное климатическое движение и школьные забастовки — это наиболее пересекающееся экологическое движение, с которым я когда-либо сталкивался. Итак, мой опыт работы с забастовщиками школ показывает, что аргументы, которые я привожу в книге о том, что все эти проблемы необходимо связать, для них просто очевидны.Это не требует объяснений.

    Один из лозунгов, которые люди скандировали на улицах, — «Деньги на климат, а не на войну». Это преимущественно ненасильственное движение, и движение, которое понимает, что мир, более благоприятный для климата, был бы более мирным, если бы не вел столько войн за нефть — не говоря уже о непосредственном вкладе вооруженных сил в изменение климата.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.