Почему мы улыбаемся – Почему мы улыбаемся

Почему мы улыбаемся

Наши эмоциональные выражения кажутся врожденными, они — часть нашего эволюционного наследия. И тем не менее их этимология остается загадкой. Можем ли мы отследить эти социальные сигналы с самого начала, от их эволюционных корней, до поведения наших предков

Задолго до появления разговорного языка наши предки общались с помощью жестов. И сейчас многое из того, что мы сообщаем друг другу, — невербально. Но почему мы скалим зубы, когда хотим выразить дружелюбие? Зачем мы смеемся? Предлагаем Вам перевод статьи о теории происхождения улыбки.

Наши эмоциональные выражения кажутся врожденными, они — часть нашего эволюционного наследия. И тем не менее их этимология остается загадкой. Можем ли мы отследить эти социальные сигналы с самого начала, от их эволюционных корней, до поведения наших предков?

Около десяти лет назад в лаборатории Принстонского университета мы изучали, как мозг наблюдает за зоной безопасности вокруг тела и контролирует наклоны, поеживания, прищуривания и другие действия, которые уберегают нас от воздействия окружающих.

Наши опыты были сфокусированы на специфическом наборе областей в мозге человека и обезьян. Эти области мозга немедленно «обрабатывали» пространство вокруг тела, использовали сенсорную информацию и преобразовывали ее в движение. Мы отслеживали активность индивидуальных нейронов в тех областях, пытаясь понять их функцию. Когда мы просматривали наши видео, я повсюду замечал пугающее сходство: защитные действия обезьян были ужасно похожи на стандартные человеческие социальные сигналы. Почему, когда вы дуете в лицо обезьяне, ее выражение лица так странно похоже на человеческую улыбку? Почему, смеясь, мы будто бы используем некоторые элементы защитной стойки?

Как выяснилось, мы были не первыми, кто искал взаимосвязь между защитными движениями и социальным поведением. Хейни Хедигер, хранитель зоопарка Цюриха в 60-е годы, поделился с нами своим инсайтом. Он пытался понять, как поделить пространство зоопарка между животными так, чтобы учесть их естественные надобности, и поэтому иногда спрашивал совета у главного биолога зоопарка. И часто он удивлялся, когда узнавал, как животные взаимодействуют с окружающим пространством.

Во время экспедиции по Африке, где он ловил новых экземпляров для зоопарка, Хедигер заметил постоянно повторяющуюся схему поведения среди животных, на которых охотились хищники. Зебра, к примеру, не просто убегает ото льва. Вместо этого она, кажется, выстраивает невидимый периметр вокруг себя. Пока лев находится вне этого периметра, зебра в безопасности. Когда лев пересекает границу, зебра меняет локацию и восстанавливает зону безопасности. Если лев входит в зону меньшего размера, зебра убегает. У самих зебр между собой действуют похожие «защитные зоны», и, хотя они гораздо меньше, к ним относятся с подобающим уважением. В толпе зебры никогда не идут вплотную. Они ступают и двигаются так, чтобы поддерживать минимальное организованное пространство между собой.

В 60-е годы американский психолог Эдвард Холл адаптировал ту же самую идею для человеческого поведения. Холл выяснил, что каждый человек имеет защитную зону шириной 60–90 см, расширяющуюся к голове и сужающуюся к ногам. У зоны нет фиксированного размера: если вы нервничаете, она растет, если вы расслаблены, она сжимается. Она также зависит от вашего культурного воспитания. Личное пространство меньше в Японии и больше в Австралии. Поместите японца и австралийца в одну комнату — последует странный танец: японец шагнет вперед, австралиец сделает шаг назад, и так они будут следовать один за другим. Может быть, даже и не обратив внимания на то, что происходит.

Хедигер и Холл привели нас к важному открытию. Механизм, который мы используем для защиты, также формирует основу нашей социальной вовлеченности. В конце концов, он организует своего рода сеть внутри социального пространства.

Улыбка, один из главных инструментов социального взаимодействия, — очень специфическая вещь. Верхняя губа поднимается, чтобы продемонстрировать зубы. Щеки расплываются в стороны. Кожа вокруг глаз морщится. Дюшен де Булон, невролог, живший в XIX веке, заметил, что холодная, фальшивая улыбка часто ограничивается ртом, тогда как подлинная, дружелюбная улыбка всегда вовлекает глаза. Искренняя улыбка сейчас названа дюшеновской в его честь.

Улыбка также может свидетельствовать о подчинении. Сотрудники, подвластные кому-то, улыбаются гораздо больше, находясь среди влиятельных людей. («Бывало, / Улыбками, поклонами встречали, / Едва не становились на колени, / Как в храме!», — замечает Патрокл об Ахилле в «Троиле и Крессиде»).

Это только добавляет загадочности. Почему показывание зубов — признак дружелюбия? Зачем делать это в знак покорности? Разве зубы нужны не для того, чтобы свидетельствовать об агрессии?

Большинство этологов сходятся в том, что улыбка с точки зрения эволюции явление древнее и что ее варианты встречаются у многих приматов. Если вы наблюдаете за группой обезьян, вы заметите, что они иногда одаривают друг друга тем, что выглядит как гримаса. Они коммуницируют без агрессии; этологи называют это «беззвучная демонстрация зубов». Некоторые теоретики утверждают, что этот жест произошел из более или менее противоположного — подготовки к атаке.

Но мне думается, что, фокусируясь лишь на зубах, они многое упускают. На самом деле эта «демонстрация зубов» включает все тело. Представьте двух обезьян, А и Б. Обезьяна Б пересекает личное пространство обезьяны А. Результат? Два нейрона, отвечающие за мониторинг личного пространства, начинают потрескивать, взывая классическую защитную реакцию. Обезьяна А смотрит прищурившись, защищая глаза. Ее верхняя губа подтягивается. Она обнажает зубы, но это просто побочный эффект: смысл подтянутой губы — не столько в том, чтобы подготовиться к нападению, сколько в том, чтобы подтянуть кожу на лице, слегка прикрыв кожными складками глаза. Уши «отъезжают» назад, защищаясь от повреждений. Голова втягивается, а плечи поднимаются, чтобы прикрыть уязвимые горло и шею. Голова отворачивается от надвигающегося объекта. Торс подается вперед, чтобы защитить живот. В зависимости от местонахождения угрозы руки могут скрещиваться перед торсом или перед лицом. Обезьяны чаще всего принимают обычную защитную стойку, которая защищает хрупкие и уязвимые части тела.

Обезьяна Б может узнать многое, наблюдая за реакцией обезьяны А. Если обезьяна А защищается, как бы полностью отвечая на действия обезьяны Б, то это хороший знак, свидетельствующий, что обезьяна А напугана. Ей неудобно. Ее личное пространство захвачено. Она воспринимает обезьяну Б как врага, как кого-то, превосходящего ее в социальном плане. С другой стороны, обезьяна А может ответить «невнятно», едва сощурив глаза и поворачивая голову назад. Это значит, что обезьяна А не особенно напугана, — она не воспринимает обезьяну Б как социально превосходящую или как врага.

Такая информация очень полезна членам социальной группы. Обезьяна Б может изучить, где нужно находиться, чтобы выразить уважение обезьяне А. Таким образом, развивается социальный сигнал; естественный отбор предпочтет обезьян, которые могут считывать реакции подчинения в своей группе и подстроить свое поведение в соответствии с ними. Кстати, это, возможно, самая важная часть этой истории: больше всего эволюционного давления приходится на тех, кто получает сигнал, а не на тех, кто его посылает. Эта история — о том, как мы начали реагировать на улыбку.

Зачастую природа — это гонка вооружений. Если обезьяна Б может собирать полезную информацию, наблюдая за обезьяной А, то обезьяне А полезно манипулировать этой информацией, чтобы повлиять на обезьяну Б. То есть эволюция предпочитает обезьян, которые могут при правильных обстоятельствах как бы разыграть защитную реакцию. Полезно убедить других, что ты им не угрожаешь.

Посмотрим на происхождение улыбки: это кратко мелькнувшая имитация защитной стойки. У людей существует лишь урезанная ее версия, при которой задействуются лицевые мышцы: верхняя губа подтягивается, щеки расходятся в стороны и вверх, глаза сощуриваются. Сегодня мы используем ее скорее чтобы коммуницировать с позиции дружелюбной агрессии, чем с позиции полного подчинения и содействия.

И все же мы по-прежнему можем наблюдать «обезьяньи» жесты в себе. Иногда мы улыбаемся, чтобы выказать полное подчинение, и эта раболепная улыбка может возникнуть вместе с отголоском защитной стойки во всем теле: голова опущена, плечи вверх, торс приподнят, руки перед грудью. Как и обезьяны, мы реагируем на эти сигналы автоматически. Мы не можем не чувствовать тепла по отношению к тем, кто излучает дюшеновскую улыбку. Мы не можем не чувствовать презрения по отношению к человеку, который внешне выказывает повиновение, так же как не можем не быть подозрительны к тем, кто имитирует душевное тепло бездушной улыбкой с холодными глазами.

Невероятно, что столь многое могло появиться из такого простого корня. Древний защитный механизм, механизм, который анализирует пространство вокруг тела и организует защитные движения, внезапно оказывается в гиперсоциальном мире приматов, окруженных улыбками, смехом, плачем и заискиванием. Каждый из этих типов поведения затем делится на несколько других, разрастаясь в целую кодовую книгу сигналов для использования в разных социальных условиях. Не все человеческие выражения можно объяснить через это, но очень многие. Дюшеновская улыбка, холодная улыбка, смех над шуткой, смех признательности за умную остроту, жестокий смех, пресмыкание, призванное показать благоговение пред кем-то, или прямая спина, демонстрирующая уверенность, скрещенные руки, показывающие подозрение, распростертые объятья («Добро пожаловать!»), печальная гримаса, с которой мы выказываем сочувствие чьей-то грустной истории, — весь этот набор выражений смог появиться из одного защитного сенсорно-моторного механизма, который не имеет ничего общего с коммуникацией.

econet.ru

почему мы улыбаемся? — T&P

Задолго до появления разговорного языка наши предки общались с помощью жестов. И сейчас многое из того, что мы сообщаем друг другу, — невербально. Но почему мы скалим зубы, когда хотим выразить дружелюбие? Зачем мы смеемся? «Теории и практики» перевели статью о теории происхождения улыбки.

Наши эмоциональные выражения кажутся врожденными, они — часть нашего эволюционного наследия. И тем не менее их этимология остается загадкой. Можем ли мы отследить эти социальные сигналы с самого начала, от их эволюционных корней, до поведения наших предков?

Около десяти лет назад в лаборатории Принстонского университета мы изучали, как мозг наблюдает за зоной безопасности вокруг тела и контролирует наклоны, поеживания, прищуривания и другие действия, которые уберегают нас от воздействия окружающих.

Наши опыты были сфокусированы на специфическом наборе областей в мозге человека и обезьян. Эти области мозга немедленно «обрабатывали» пространство вокруг тела, использовали сенсорную информацию и преобразовывали ее в движение. Мы отслеживали активность индивидуальных нейронов в тех областях, пытаясь понять их функцию. Когда мы просматривали наши видео, я повсюду замечал пугающее сходство: защитные действия обезьян были ужасно похожи на стандартные человеческие социальные сигналы. Почему, когда вы дуете в лицо обезьяне, ее выражение лица так странно похоже на человеческую улыбку? Почему, смеясь, мы будто бы используем некоторые элементы защитной стойки?

Эдвард Т. Холл

Как выяснилось, мы были не первыми, кто искал взаимосвязь между защитными движениями и социальным поведением. Хейни Хедигер, хранитель зоопарка Цюриха в 60-е годы, поделился с нами своим инсайтом. Он пытался понять, как поделить пространство зоопарка между животными так, чтобы учесть их естественные надобности, и поэтому иногда спрашивал совета у главного биолога зоопарка. И часто он удивлялся, когда узнавал, как животные взаимодействуют с окружающим пространством.

Во время экспедиции по Африке, где он ловил новых экземпляров для зоопарка, Хедигер заметил постоянно повторяющуюся схему поведения среди животных, на которых охотились хищники. Зебра, к примеру, не просто убегает ото льва. Вместо этого она, кажется, выстраивает невидимый периметр вокруг себя. Пока лев находится вне этого периметра, зебра в безопасности. Когда лев пересекает границу, зебра меняет локацию и восстанавливает зону безопасности. Если лев входит в зону меньшего размера, зебра убегает. У самих зебр между собой действуют похожие «защитные зоны», и, хотя они гораздо меньше, к ним относятся с подобающим уважением. В толпе зебры никогда не идут вплотную. Они ступают и двигаются так, чтобы поддерживать минимальное организованное пространство между собой.

В 60-е годы американский психолог Эдвард Холл адаптировал ту же самую идею для человеческого поведения. Холл выяснил, что каждый человек имеет защитную зону шириной 60–90 см, расширяющуюся к голове и сужающуюся к ногам. У зоны нет фиксированного размера: если вы нервничаете, она растет, если вы расслаблены, она сжимается. Она также зависит от вашего культурного воспитания. Личное пространство меньше в Японии и больше в Австралии. Поместите японца и австралийца в одну комнату — последует странный танец: японец шагнет вперед, австралиец сделает шаг назад, и так они будут следовать один за другим. Может быть, даже и не обратив внимания на то, что происходит.

Хедигер и Холл привели нас к важному открытию. Механизм, который мы используем для защиты, также формирует основу нашей социальной вовлеченности. В конце концов, он организует своего рода сеть внутри социального пространства.

Улыбка, один из главных инструментов социального взаимодействия, — очень специфическая вещь. Верхняя губа поднимается, чтобы продемонстрировать зубы. Щеки расплываются в стороны. Кожа вокруг глаз морщится. Дюшен де Булон, невролог, живший в XIX веке, заметил, что холодная, фальшивая улыбка часто ограничивается ртом, тогда как подлинная, дружелюбная улыбка всегда вовлекает глаза. Искренняя улыбка сейчас названа дюшеновской в его честь.

Улыбка также может свидетельствовать о подчинении. Сотрудники, подвластные кому-то, улыбаются гораздо больше, находясь среди влиятельных людей. («Бывало, / Улыбками, поклонами встречали, / Едва не становились на колени, / Как в храме!», — замечает Патрокл об Ахилле в «Троиле и Крессиде»).

Это только добавляет загадочности. Почему показывание зубов — признак дружелюбия? Зачем делать это в знак покорности? Разве зубы нужны не для того, чтобы свидетельствовать об агрессии?

Большинство этологов сходятся в том, что улыбка с точки зрения эволюции явление древнее и что ее варианты встречаются у многих приматов. Если вы наблюдаете за группой обезьян, вы заметите, что они иногда одаривают друг друга тем, что выглядит как гримаса. Они коммуницируют без агрессии; этологи называют это «беззвучная демонстрация зубов». Некоторые теоретики утверждают, что этот жест произошел из более или менее противоположного — подготовки к атаке.

Но мне думается, что, фокусируясь лишь на зубах, они многое упускают. На самом деле эта «демонстрация зубов» включает все тело. Представьте двух обезьян, А и Б. Обезьяна Б пересекает личное пространство обезьяны А. Результат? Два нейрона, отвечающие за мониторинг личного пространства, начинают потрескивать, взывая классическую защитную реакцию. Обезьяна А смотрит прищурившись, защищая глаза. Ее верхняя губа подтягивается. Она обнажает зубы, но это просто побочный эффект: смысл подтянутой губы — не столько в том, чтобы подготовиться к нападению, сколько в том, чтобы подтянуть кожу на лице, слегка прикрыв кожными складками глаза. Уши «отъезжают» назад, защищаясь от повреждений. Голова втягивается, а плечи поднимаются, чтобы прикрыть уязвимые горло и шею. Голова отворачивается от надвигающегося объекта. Торс подается вперед, чтобы защитить живот. В зависимости от местонахождения угрозы руки могут скрещиваться перед торсом или перед лицом. Обезьяны чаще всего принимают обычную защитную стойку, которая защищает хрупкие и уязвимые части тела.

Обезьяна Б может узнать многое, наблюдая за реакцией обезьяны А. Если обезьяна А защищается, как бы полностью отвечая на действия обезьяны Б, то это хороший знак, свидетельствующий, что обезьяна А напугана. Ей неудобно. Ее личное пространство захвачено. Она воспринимает обезьяну Б как врага, как кого-то, превосходящего ее в социальном плане. С другой стороны, обезьяна А может ответить «невнятно», едва сощурив глаза и поворачивая голову назад. Это значит, что обезьяна А не особенно напугана, — она не воспринимает обезьяну Б как социально превосходящую или как врага.

Такая информация очень полезна членам социальной группы. Обезьяна Б может изучить, где нужно находиться, чтобы выразить уважение обезьяне А. Таким образом, развивается социальный сигнал; естественный отбор предпочтет обезьян, которые могут считывать реакции подчинения в своей группе и подстроить свое поведение в соответствии с ними. Кстати, это, возможно, самая важная часть этой истории: больше всего эволюционного давления приходится на тех, кто получает сигнал, а не на тех, кто его посылает. Эта история — о том, как мы начали реагировать на улыбку.

Зачастую природа — это гонка вооружений. Если обезьяна Б может собирать полезную информацию, наблюдая за обезьяной А, то обезьяне А полезно манипулировать этой информацией, чтобы повлиять на обезьяну Б. То есть эволюция предпочитает обезьян, которые могут при правильных обстоятельствах как бы разыграть защитную реакцию. Полезно убедить других, что ты им не угрожаешь.

Посмотрим на происхождение улыбки: это кратко мелькнувшая имитация защитной стойки. У людей существует лишь урезанная ее версия, при которой задействуются лицевые мышцы: верхняя губа подтягивается, щеки расходятся в стороны и вверх, глаза сощуриваются. Сегодня мы используем ее скорее чтобы коммуницировать с позиции дружелюбной агрессии, чем с позиции полного подчинения и содействия.

И все же мы по-прежнему можем наблюдать «обезьяньи» жесты в себе. Иногда мы улыбаемся, чтобы выказать полное подчинение, и эта раболепная улыбка может возникнуть вместе с отголоском защитной стойки во всем теле: голова опущена, плечи вверх, торс приподнят, руки перед грудью. Как и обезьяны, мы реагируем на эти сигналы автоматически. Мы не можем не чувствовать тепла по отношению к тем, кто излучает дюшеновскую улыбку. Мы не можем не чувствовать презрения по отношению к человеку, который внешне выказывает повиновение, так же как не можем не быть подозрительны к тем, кто имитирует душевное тепло бездушной улыбкой с холодными глазами.

Невероятно, что столь многое могло появиться из такого простого корня. Древний защитный механизм, механизм, который анализирует пространство вокруг тела и организует защитные движения, внезапно оказывается в гиперсоциальном мире приматов, окруженных улыбками, смехом, плачем и заискиванием. Каждый из этих типов поведения затем делится на несколько других, разрастаясь в целую кодовую книгу сигналов для использования в разных социальных условиях. Не все человеческие выражения можно объяснить через это, но очень многие. Дюшеновская улыбка, холодная улыбка, смех над шуткой, смех признательности за умную остроту, жестокий смех, пресмыкание, призванное показать благоговение пред кем-то, или прямая спина, демонстрирующая уверенность, скрещенные руки, показывающие подозрение, распростертые объятья («Добро пожаловать!»), печальная гримаса, с которой мы выказываем сочувствие чьей-то грустной истории, — весь этот набор выражений смог появиться из одного защитного сенсорно-моторного механизма, который не имеет ничего общего с коммуникацией.

theoryandpractice.ru

Почему люди улыбаются | Самые интересные факты о планете Земля. Новости науки и ответы на сложные вопросы. EarthZ.ru – всё о Земле!

2014-05-22   
Наше внутреннее эмоциональное состояние легко угадываются через выражение лица. Поэтому, когда кто-то улыбается, он показывает, что он спокоен, не сердится, и доброжелательно относится к собеседнику, однако кроме очевидных эмоций, улыбка может изображать многие другие эмоции.

Есть много причин, почему мы улыбаемся, так во время приема фото мы обычно хотим запечатлеть счастливый момент жизни. Мы также улыбаться, когда нас щекочут, это потому, когда касаются слабых мест на нашем теле, это в свою очередь высвобождает некоторые гормоны, что создает ощущение удовольствия в нашем сознании, и, следовательно, вызывает улыбку.

Улыбка находится глубоко внутри нашей природы и если вникнуть в человеческую психику быстро становится очевидно, что мы эволюционировали, чтобы быстро распознать эмоции отображаемые нашими ближними. Очень большая область мозга отвечает за этот процесс почему это столь важно для людей?

Причины этого в нашей эволюции, язык тела предшествует вербальной коммуникации. Индивидуально наши предки были относительно слабыми, но при объединении усилий, они могли победить или хотя бы отогнать большинство хищников. Каждый член группы должен был знать психическое состояние других в группе, чтобы знать свое место и роль.

Размножение тоже играет важную роль. Язык тела или даже улыбка от предполагаемого партнера может быть жизненно важной в обеспечении продолжения рода. Разумеется улыбка женщины, своеобразное поощрение мужчине, сигнал что он понравился. Но это действует в обоих направлениях, мужчина должны опознать улыбку и знать, что это значит;)
v Часто люди улыбаются когда, нервничают, грустят, боятся. Все эти улыбки зависят от ситуации, прошлого опыта, настроения, языка тела и т.д. и являются для каждого человека индивидуальными.

earthz.ru

8 причин, почему вы должны больше улыбаться

Искренняя приветливая улыбка способна творить чудеса – она преображает улыбающегося, а окружающие невольно проникаются к нему симпатией. Если улыбка к месту и не противоречит настроению, она говорит о позитивном психологическом состоянии человека.

Почему нужно чаще улыбаться?

Как приятно встречать улыбающихся людей на своем пути! Так и хочется улыбнуться им в ответ! Такая незатейливая мимика лица, а также глаз и губ является самым простым, но действительно замечательным выражением наших чувств, а ее воздействие действительно трудно переоценить.

В бурлящем водовороте жизни мы, к сожалению, частенько забываем об этом важном средстве общения, а ведь улыбка – это элементарный способ показать окружающим, что все идет замечательно и что вы просто рады встрече с ними. Улыбающиеся люди достаточно быстро вызывают к себе расположение, более успешно и в короткие сроки «развеивают» возможную конфронтацию.

Нужно помнить, что такими волшебными качествами обладает именно истинная, исходящая изнутри, улыбка – только настоящая улыбка идет от самого сердца. Такая доброжелательная мимика является несомненным украшением любого лица, а в основе ее лежит положительное отношение к людям.

Но эмоции человека должны быть адекватными ситуации, они не должны противоречить и полностью расходиться с его внутренними чувствами и ощущениями. В самой же улыбке находит прямое отражение физиологическое и психологическое состояние человека. Если ему хорошо и радостно, то его улыбка широкая и искренняя, а сам он как бы освещается изнутри светом положительных эмоций, а если же ему плохо, то его страдальческая улыбка выглядит натянуто и неестественно.

Почему нужно чаще улыбаться?

Вы сомневаетесь в важности, а самое главное, нужности простой человеческой улыбки и думаете, что вашу и без того сложную и насыщенную жизнь она никак не разнообразит? вы ошибаетесь. Вот причины, по которым стоит попробовать использовать это эмоциональное «стратегическое оружие».

1. Вы хозяин своего настроения, а улыбка способна быстро его изменить в позитивное русло. Если внутри вас бурлит гнев, вы разочарованы, расстроены, сердиты или просто изнываете от скуки, исправить и изменить негативные эмоции вы сможете за несколько секунд, при этом нужно всего лишь улыбнуться.

Позитивное состояние окрыляет человека и открывает новые возможности, потому что он начинает смотреть на мир совсем по-другому: не через серые линзы хмуро-подавленных очков, а через большой объектив радости и счастья. А это полностью меняет все – от личных ощущений и собственного настроения, до положительных межличностных отношений с окружающими в течение всего дня.

2. Хотите почувствовать себя счастливым человеком? Улыбнитесь прямо сейчас! вам сложно это сделать – вы подавлены и совсем нет настроения? Заставьте себя улыбаться в течение хотя бы тридцати секунд! Необыкновенное чувство, с помощью которого вы заставили себя изменить свое эмоциональное состояние, отлично действует и в обратном направлении.

Забудьте на мгновение о своих проблемах и просто улыбайтесь, а ваш организм в это время начнет вырабатывать такие замечательные химические вещества, которые помогут вам ощутить себя счастливыми. Поставьте эксперимент над собой прямо сейчас, в эту же минуту, и вы моментально почувствуете разницу.

3. Вы можете изменять не только свое настроение, но и эмоциональный настрой других людей. Вы когда-нибудь замечали, что если зайти в аудиторию, кабинет или в магазин с приятной улыбкой на лице, то мир вокруг вас тут же меняется?

Люди тут же начинают улыбаться вам в ответ, они искренне хотят вам помочь. Любая неловкость или социальная напряженность мгновенно улетучивается. Ваше общение и взаимодействие становится более непосредственным и открытым, спокойным и стабильным, оно буквально пронизано новыми позитивными возможностями.

4. Хотите завязать новое знакомство? вам поможет в этом обычная скромнаяулыбка. Ведь именно она делает человека действительно красивым и реально привлекательным. А улыбчивые люди, кроме этого, более общительны и уверенны в себе. Они словно магнитом притягивают к себе окружающих. Это еще одна веская причина почаще улыбаться.

5. Улыбка – чудо-средство от стресса. Она легко помогает избавиться от усталости, перегруженности и изношенности. Она способна значительно уменьшить чувство тревоги. Когда мы улыбаемся, пусть даже с помощью определенного волевого усилия, выделяемые организмом «гормоны счастья», способны оказать влияние на уменьшение сердечных сокращений и частоты дыхания, тем самым добиваясь снижения уровня стресса.

А это в свою очередь оказывает самое благотворное влияние на здоровье в целом: происходит улучшение пищеварения, снижения артериального давления и даже нормализуется уровень сахара в крови.

6. Улыбаться гораздо легче с точки зрения физиологии и гораздо полезнее для здоровья, чем проявлять негативные эмоции. Когда люди злятся, сердятся или хмурятся, то в этих процессах участвуют более сорока трех лицевых мышц.

Для воспроизведения положительных эмоций нашему лицу придется задействовать всего лишь около семнадцати мышц. Но улыбка сделает определенные мышцы вашего лица гораздо сильнее, поэтому его контур станет более подтянутым, а, следовательно, вы будете гораздо моложе выглядеть.

7. Ваш успех напрямую зависит от вашей улыбки, а все потому, что люди, которые не стесняются проявлять свои позитивные эмоции, выглядят более уверенными. На любую деловую встречу или собрание придите со своей самой лучшей улыбкой, и вы тут же заметите, что ваши партнеры реагируют на вас совсем по-другому. Считается, что улыбчивые люди более решительны и порядочны.

8. Улыбайтесь чаще – это замечательная привычка! Человек может сам определить, какое выражение его лица более уместно в различных ситуациях. Постарайтесь вспомнить, какие ощущения у вас вызывает добрая открытая улыбка?

Согласитесь, они гораздо приятнее, чем те чувства, в которые вы окунаетесь, когда хмуритесь, сердитесь, злитесь или даже никак не проявляете свои чувства. Вам не могут не нравиться те позитивные чувства, катализатором которых является улыбка! Постарайтесь развить в себе привычку улыбаться и ощущение полного счастья вам обеспечено.

Веселая и приветливая улыбка, а также жизнерадостность и смех покоряют умы и сердца людей, начиная с далеких времен.

Тот, кто спокойно улыбаясь может противопоставить себя любым неприятностям, без сомнения выйдет победителем из любой, даже самой плачевной, ситуации. Ведь умение владеть своими чувствами, сохранение душевного равновесия, позитивное настроение, обаяние и непоколебимая вера в себя – вот важнейшие жизненные помощники любого человека.

© Силенко Елена, BBF.ru

bbf.ru

Почему мы улыбаемся

Наши эмоциональные выражения кажутся врожденными, они — часть нашего эволюционного наследия. И тем не менее их этимология остается загадкой. Можем ли мы отследить эти социальные сигналы с самого начала, от их эволюционных корней, до поведения наших предков

Задолго до появления разговорного языка наши предки общались с помощью жестов. И сейчас многое из того, что мы сообщаем друг другу, — невербально. Но почему мы скалим зубы, когда хотим выразить дружелюбие? Зачем мы смеемся? Предлагаем Вам перевод статьи о теории происхождения улыбки.

Наши эмоциональные выражения кажутся врожденными, они — часть нашего эволюционного наследия. И тем не менее их этимология остается загадкой. Можем ли мы отследить эти социальные сигналы с самого начала, от их эволюционных корней, до поведения наших предков?

Около десяти лет назад в лаборатории Принстонского университета мы изучали, как мозг наблюдает за зоной безопасности вокруг тела и контролирует наклоны, поеживания, прищуривания и другие действия, которые уберегают нас от воздействия окружающих.

Наши опыты были сфокусированы на специфическом наборе областей в мозге человека и обезьян. Эти области мозга немедленно «обрабатывали» пространство вокруг тела, использовали сенсорную информацию и преобразовывали ее в движение. Мы отслеживали активность индивидуальных нейронов в тех областях, пытаясь понять их функцию. Когда мы просматривали наши видео, я повсюду замечал пугающее сходство: защитные действия обезьян были ужасно похожи на стандартные человеческие социальные сигналы. Почему, когда вы дуете в лицо обезьяне, ее выражение лица так странно похоже на человеческую улыбку? Почему, смеясь, мы будто бы используем некоторые элементы защитной стойки?

Как выяснилось, мы были не первыми, кто искал взаимосвязь между защитными движениями и социальным поведением. Хейни Хедигер, хранитель зоопарка Цюриха в 60-е годы, поделился с нами своим инсайтом. Он пытался понять, как поделить пространство зоопарка между животными так, чтобы учесть их естественные надобности, и поэтому иногда спрашивал совета у главного биолога зоопарка. И часто он удивлялся, когда узнавал, как животные взаимодействуют с окружающим пространством.

Во время экспедиции по Африке, где он ловил новых экземпляров для зоопарка, Хедигер заметил постоянно повторяющуюся схему поведения среди животных, на которых охотились хищники. Зебра, к примеру, не просто убегает ото льва. Вместо этого она, кажется, выстраивает невидимый периметр вокруг себя. Пока лев находится вне этого периметра, зебра в безопасности. Когда лев пересекает границу, зебра меняет локацию и восстанавливает зону безопасности. Если лев входит в зону меньшего размера, зебра убегает. У самих зебр между собой действуют похожие «защитные зоны», и, хотя они гораздо меньше, к ним относятся с подобающим уважением. В толпе зебры никогда не идут вплотную. Они ступают и двигаются так, чтобы поддерживать минимальное организованное пространство между собой.

В 60-е годы американский психолог Эдвард Холл адаптировал ту же самую идею для человеческого поведения. Холл выяснил, что каждый человек имеет защитную зону шириной 60–90 см, расширяющуюся к голове и сужающуюся к ногам. У зоны нет фиксированного размера: если вы нервничаете, она растет, если вы расслаблены, она сжимается. Она также зависит от вашего культурного воспитания. Личное пространство меньше в Японии и больше в Австралии. Поместите японца и австралийца в одну комнату — последует странный танец: японец шагнет вперед, австралиец сделает шаг назад, и так они будут следовать один за другим. Может быть, даже и не обратив внимания на то, что происходит.

Хедигер и Холл привели нас к важному открытию. Механизм, который мы используем для защиты, также формирует основу нашей социальной вовлеченности. В конце концов, он организует своего рода сеть внутри социального пространства.

Улыбка, один из главных инструментов социального взаимодействия, — очень специфическая вещь. Верхняя губа поднимается, чтобы продемонстрировать зубы. Щеки расплываются в стороны. Кожа вокруг глаз морщится. Дюшен де Булон, невролог, живший в XIX веке, заметил, что холодная, фальшивая улыбка часто ограничивается ртом, тогда как подлинная, дружелюбная улыбка всегда вовлекает глаза. Искренняя улыбка сейчас названа дюшеновской в его честь.

Улыбка также может свидетельствовать о подчинении. Сотрудники, подвластные кому-то, улыбаются гораздо больше, находясь среди влиятельных людей. («Бывало, / Улыбками, поклонами встречали, / Едва не становились на колени, / Как в храме!», — замечает Патрокл об Ахилле в «Троиле и Крессиде»).

Это только добавляет загадочности. Почему показывание зубов — признак дружелюбия? Зачем делать это в знак покорности? Разве зубы нужны не для того, чтобы свидетельствовать об агрессии?

Большинство этологов сходятся в том, что улыбка с точки зрения эволюции явление древнее и что ее варианты встречаются у многих приматов. Если вы наблюдаете за группой обезьян, вы заметите, что они иногда одаривают друг друга тем, что выглядит как гримаса. Они коммуницируют без агрессии; этологи называют это «беззвучная демонстрация зубов». Некоторые теоретики утверждают, что этот жест произошел из более или менее противоположного — подготовки к атаке.

Но мне думается, что, фокусируясь лишь на зубах, они многое упускают. На самом деле эта «демонстрация зубов» включает все тело. Представьте двух обезьян, А и Б. Обезьяна Б пересекает личное пространство обезьяны А. Результат? Два нейрона, отвечающие за мониторинг личного пространства, начинают потрескивать, взывая классическую защитную реакцию. Обезьяна А смотрит прищурившись, защищая глаза. Ее верхняя губа подтягивается. Она обнажает зубы, но это просто побочный эффект: смысл подтянутой губы — не столько в том, чтобы подготовиться к нападению, сколько в том, чтобы подтянуть кожу на лице, слегка прикрыв кожными складками глаза. Уши «отъезжают» назад, защищаясь от повреждений. Голова втягивается, а плечи поднимаются, чтобы прикрыть уязвимые горло и шею. Голова отворачивается от надвигающегося объекта. Торс подается вперед, чтобы защитить живот. В зависимости от местонахождения угрозы руки могут скрещиваться перед торсом или перед лицом. Обезьяны чаще всего принимают обычную защитную стойку, которая защищает хрупкие и уязвимые части тела.

Обезьяна Б может узнать многое, наблюдая за реакцией обезьяны А. Если обезьяна А защищается, как бы полностью отвечая на действия обезьяны Б, то это хороший знак, свидетельствующий, что обезьяна А напугана. Ей неудобно. Ее личное пространство захвачено. Она воспринимает обезьяну Б как врага, как кого-то, превосходящего ее в социальном плане. С другой стороны, обезьяна А может ответить «невнятно», едва сощурив глаза и поворачивая голову назад. Это значит, что обезьяна А не особенно напугана, — она не воспринимает обезьяну Б как социально превосходящую или как врага.

Такая информация очень полезна членам социальной группы. Обезьяна Б может изучить, где нужно находиться, чтобы выразить уважение обезьяне А. Таким образом, развивается социальный сигнал; естественный отбор предпочтет обезьян, которые могут считывать реакции подчинения в своей группе и подстроить свое поведение в соответствии с ними. Кстати, это, возможно, самая важная часть этой истории: больше всего эволюционного давления приходится на тех, кто получает сигнал, а не на тех, кто его посылает. Эта история — о том, как мы начали реагировать на улыбку.

Зачастую природа — это гонка вооружений. Если обезьяна Б может собирать полезную информацию, наблюдая за обезьяной А, то обезьяне А полезно манипулировать этой информацией, чтобы повлиять на обезьяну Б. То есть эволюция предпочитает обезьян, которые могут при правильных обстоятельствах как бы разыграть защитную реакцию. Полезно убедить других, что ты им не угрожаешь.

Посмотрим на происхождение улыбки: это кратко мелькнувшая имитация защитной стойки. У людей существует лишь урезанная ее версия, при которой задействуются лицевые мышцы: верхняя губа подтягивается, щеки расходятся в стороны и вверх, глаза сощуриваются. Сегодня мы используем ее скорее чтобы коммуницировать с позиции дружелюбной агрессии, чем с позиции полного подчинения и содействия.

И все же мы по-прежнему можем наблюдать «обезьяньи» жесты в себе. Иногда мы улыбаемся, чтобы выказать полное подчинение, и эта раболепная улыбка может возникнуть вместе с отголоском защитной стойки во всем теле: голова опущена, плечи вверх, торс приподнят, руки перед грудью. Как и обезьяны, мы реагируем на эти сигналы автоматически. Мы не можем не чувствовать тепла по отношению к тем, кто излучает дюшеновскую улыбку. Мы не можем не чувствовать презрения по отношению к человеку, который внешне выказывает повиновение, так же как не можем не быть подозрительны к тем, кто имитирует душевное тепло бездушной улыбкой с холодными глазами.

Невероятно, что столь многое могло появиться из такого простого корня. Древний защитный механизм, механизм, который анализирует пространство вокруг тела и организует защитные движения, внезапно оказывается в гиперсоциальном мире приматов, окруженных улыбками, смехом, плачем и заискиванием. Каждый из этих типов поведения затем делится на несколько других, разрастаясь в целую кодовую книгу сигналов для использования в разных социальных условиях. Не все человеческие выражения можно объяснить через это, но очень многие. Дюшеновская улыбка, холодная улыбка, смех над шуткой, смех признательности за умную остроту, жестокий смех, пресмыкание, призванное показать благоговение пред кем-то, или прямая спина, демонстрирующая уверенность, скрещенные руки, показывающие подозрение, распростертые объятья («Добро пожаловать!»), печальная гримаса, с которой мы выказываем сочувствие чьей-то грустной истории, — весь этот набор выражений смог появиться из одного защитного сенсорно-моторного механизма, который не имеет ничего общего с коммуникацией.

econet.kz

Почему мы улыбаемся? — Познавательный интернет-журнал

Задолго до появления разговорного языка наши предки общались с помощью жестов. И сейчас многое из того, что мы сообщаем друг другу, — невербально. Но почему мы скалим зубы, когда хотим выразить дружелюбие? Зачем мы смеемся?
Наши эмоциональные выражения кажутся врожденными, они — часть нашего эволюционного наследия. И, тем не менее, их этимология остается загадкой. Можем ли мы отследить эти социальные сигналы с самого начала, от их эволюционных корней, до поведения наших предков?
Около десяти лет назад в лаборатории Принстонского университета мы изучали, как мозг наблюдает за зоной безопасности вокруг тела и контролирует наклоны, поеживания, прищуривания и другие действия, которые уберегают нас от воздействия окружающих.
Наши опыты были сфокусированы на специфическом наборе областей в мозге человека и обезьян. Эти области мозга немедленно «обрабатывали» пространство вокруг тела, использовали сенсорную информацию и преобразовывали ее в движение. Мы отслеживали активность индивидуальных нейронов в тех областях, пытаясь понять их функцию. Когда мы просматривали наши видео, я повсюду замечал пугающее сходство: защитные действия обезьян были ужасно похожи на стандартные человеческие социальные сигналы. Почему, когда вы дуете в лицо обезьяне, ее выражение лица так странно похоже на человеческую улыбку? Почему, смеясь, мы будто бы используем некоторые элементы защитной стойки?
Как выяснилось, мы были не первыми, кто искал взаимосвязь между защитными движениями и социальным поведением. Хейни Хедигер, хранитель зоопарка Цюриха в 60-е годы, поделился с нами своим инсайтом. Он пытался понять, как поделить пространство зоопарка между животными так, чтобы учесть их естественные надобности, и поэтому иногда спрашивал совета у главного биолога зоопарка. И часто он удивлялся, когда узнавал, как животные взаимодействуют с окружающим пространством.
Во время экспедиции по Африке, где он ловил новых экземпляров для зоопарка, Хедигер заметил постоянно повторяющуюся схему поведения среди животных, на которых охотились хищники. Зебра, к примеру, не просто убегает ото льва. Вместо этого она, кажется, выстраивает невидимый периметр вокруг себя. Пока лев находится вне этого периметра, зебра в безопасности. Когда лев пересекает границу, зебра меняет локацию и восстанавливает зону безопасности. Если лев входит в зону меньшего размера, зебра убегает. У самих зебр между собой действуют похожие «защитные зоны», и, хотя они гораздо меньше, к ним относятся с подобающим уважением. В толпе зебры никогда не идут вплотную. Они ступают и двигаются так, чтобы поддерживать минимальное организованное пространство между собой.
В 60-е годы американский психолог Эдвард Холл адаптировал ту же самую идею для человеческого поведения. Холл выяснил, что каждый человек имеет защитную зону шириной 60–90 см, расширяющуюся к голове и сужающуюся к ногам. У зоны нет фиксированного размера: если вы нервничаете, она растет, если вы расслаблены, она сжимается. Она также зависит от вашего культурного воспитания. Личное пространство меньше в Японии и больше в Австралии. Поместите японца и австралийца в одну комнату — последует странный танец: японец шагнет вперед, австралиец сделает шаг назад, и так они будут следовать один за другим. Может быть, даже и не обратив внимания на то, что происходит.
Хедигер и Холл привели нас к важному открытию. Механизм, который мы используем для защиты, также формирует основу нашей социальной вовлеченности. В конце концов, он организует своего рода сеть внутри социального пространства.
Улыбка, один из главных инструментов социального взаимодействия, — очень специфическая вещь. Верхняя губа поднимается, чтобы продемонстрировать зубы. Щеки расплываются в стороны. Кожа вокруг глаз морщится. Дюшен де Булон, невролог, живший в XIX веке, заметил, что холодная, фальшивая улыбка часто ограничивается ртом, тогда как подлинная, дружелюбная улыбка всегда вовлекает глаза. Искренняя улыбка сейчас названа дюшеновской в его честь.
Улыбка также может свидетельствовать о подчинении. Сотрудники, подвластные кому-то, улыбаются гораздо больше, находясь среди влиятельных людей. («Бывало, / Улыбками, поклонами встречали, / Едва не становились на колени, / Как в храме!», — замечает Патрокл об Ахилле в «Троиле и Крессиде»).
Это только добавляет загадочности. Почему показывание зубов — признак дружелюбия? Зачем делать это в знак покорности? Разве зубы нужны не для того, чтобы свидетельствовать об агрессии?
Большинство этологов сходятся в том, что улыбка с точки зрения эволюции явление древнее и что ее варианты встречаются у многих приматов. Если вы наблюдаете за группой обезьян, вы заметите, что они иногда одаривают друг друга тем, что выглядит как гримаса. Они коммуницируют без агрессии; этологи называют это «беззвучная демонстрация зубов». Некоторые теоретики утверждают, что этот жест произошел из более или менее противоположного — подготовки к атаке.
Но мне думается, что, фокусируясь лишь на зубах, они многое упускают. На самом деле эта «демонстрация зубов» включает все тело. Представьте двух обезьян, А и Б. Обезьяна Б пересекает личное пространство обезьяны А. Результат? Два нейрона, отвечающие за мониторинг личного пространства, начинают потрескивать, взывая классическую защитную реакцию. Обезьяна А смотрит прищурившись, защищая глаза. Ее верхняя губа подтягивается. Она обнажает зубы, но это просто побочный эффект: смысл подтянутой губы — не столько в том, чтобы подготовиться к нападению, сколько в том, чтобы подтянуть кожу на лице, слегка прикрыв кожными складками глаза. Уши «отъезжают» назад, защищаясь от повреждений. Голова втягивается, а плечи поднимаются, чтобы прикрыть уязвимые горло и шею. Голова отворачивается от надвигающегося объекта. Торс подается вперед, чтобы защитить живот. В зависимости от местонахождения угрозы руки могут скрещиваться перед торсом или перед лицом. Обезьяны чаще всего принимают обычную защитную стойку, которая защищает хрупкие и уязвимые части тела.
Обезьяна Б может узнать многое, наблюдая за реакцией обезьяны А. Если обезьяна А защищается, как бы полностью отвечая на действия обезьяны Б, то это хороший знак, свидетельствующий, что обезьяна А напугана. Ей неудобно. Ее личное пространство захвачено. Она воспринимает обезьяну Б как врага, как кого-то, превосходящего ее в социальном плане. С другой стороны, обезьяна А может ответить «невнятно», едва сощурив глаза и поворачивая голову назад. Это значит, что обезьяна А не особенно напугана, — она не воспринимает обезьяну Б как социально превосходящую или как врага.
Такая информация очень полезна членам социальной группы. Обезьяна Б может изучить, где нужно находиться, чтобы выразить уважение обезьяне А. Таким образом, развивается социальный сигнал; естественный отбор предпочтет обезьян, которые могут считывать реакции подчинения в своей группе и подстроить свое поведение в соответствии с ними. Кстати, это, возможно, самая важная часть этой истории: больше всего эволюционного давления приходится на тех, кто получает сигнал, а не на тех, кто его посылает. Эта история — о том, как мы начали реагировать на улыбку.
Зачастую природа — это гонка вооружений. Если обезьяна Б может собирать полезную информацию, наблюдая за обезьяной А, то обезьяне А полезно манипулировать этой информацией, чтобы повлиять на обезьяну Б. То есть эволюция предпочитает обезьян, которые могут при правильных обстоятельствах как бы разыграть защитную реакцию. Полезно убедить других, что ты им не угрожаешь.
Посмотрим на происхождение улыбки: это кратко мелькнувшая имитация защитной стойки. У людей существует лишь урезанная ее версия, при которой задействуются лицевые мышцы: верхняя губа подтягивается, щеки расходятся в стороны и вверх, глаза сощуриваются. Сегодня мы используем ее, скорее, чтобы коммуницировать с позиции дружелюбной агрессии, чем с позиции полного подчинения и содействия.
И все же мы по-прежнему можем наблюдать «обезьяньи» жесты в себе. Иногда мы улыбаемся, чтобы выказать полное подчинение, и эта раболепная улыбка может возникнуть вместе с отголоском защитной стойки во всем теле: голова опущена, плечи вверх, торс приподнят, руки перед грудью. Как и обезьяны, мы реагируем на эти сигналы автоматически. Мы не можем не чувствовать тепла по отношению к тем, кто излучает дюшеновскую улыбку. Мы не можем не чувствовать презрения по отношению к человеку, который внешне выказывает повиновение, так же как не можем не быть подозрительны к тем, кто имитирует душевное тепло бездушной улыбкой с холодными глазами.
Невероятно, что столь многое могло появиться из такого простого корня. Древний защитный механизм, механизм, который анализирует пространство вокруг тела и организует защитные движения, внезапно оказывается в гиперсоциальном мире приматов, окруженных улыбками, смехом, плачем и заискиванием. Каждый из этих типов поведения затем делится на несколько других, разрастаясь в целую кодовую книгу сигналов для использования в разных социальных условиях. Не все человеческие выражения можно объяснить через это, но очень многие. Дюшеновская улыбка, холодная улыбка, смех над шуткой, смех признательности за умную остроту, жестокий смех, пресмыкание, призванное показать благоговение пред кем-то, или прямая спина, демонстрирующая уверенность, скрещенные руки, показывающие подозрение, распростертые объятья («Добро пожаловать!»), печальная гримаса, с которой мы выказываем сочувствие чьей-то грустной истории, — весь этот набор выражений смог появиться из одного защитного сенсорно-моторного механизма, который не имеет ничего общего с коммуникацией.

bigproof.ru

Почему следует чаще улыбаться? | Психология

Как поднять настроение? Ответ прост: улыбайтесь! Достаточно пяти научных обоснований этого явления, чтобы начать чаще улыбаться:

1. Вы получаете положительный эмоциональный заряд, когда улыбаетесь. Когда вам грустно, достаточно улыбнуться, чтобы настроение улучшилось. Этот вывод был сделан еще в 1872 году Чарльзом Дарвином. Знаменитый ученый утверждал, что благодаря изменению мимики можно скорректировать и психоэмоциональный настрой. Многочисленные опыты специалистов в области психологии дали подтверждение теории Дарвина. От того, какое выражение мы носим на лице, зависят наши эмоции. Улыбкой можно побороть стресс и улучшить психологический настрой.

2. Улыбкой можно продлить годы жизни. Об этом наверняка слышал каждый из нас. И у этого утверждения уже есть научное обоснование, полученное исследователями, работающими в Университете Уэйна. Они установили, что люди, которые чаще улыбаются, имеют шанс прожить на несколько лет дольше. А вот неулыбчивые люди сокращают свою жизнь на целых семь лет, если сравнивать с показателем средней продолжительности жизни в США. Результаты исследований говорят о положительном воздействии улыбки на состояние здоровья сердца. Ф. А. Малявин, «Женщина в красном фартуке», фрагмент, 1900-е гг.
Источник: artchive.ru

3. Ваша улыбка делает ваших близких более счастливыми. Этот факт подтверждают результаты исследования, проведенного Hewlett Packard. Они говорят о том, что видя нашу улыбку, окружающие получают стимуляцию работы сердца и мозга даже большую, чем при употреблении шоколадных конфет. Особенно делает нас счастливыми улыбка ребенка и тех, кого мы любим. Кроме того, ученые установили, что улыбка является «заразной» для окружающих. Когда нам улыбаются, мы не можем хмуриться в ответ и тоже расплываемся в улыбке. Никколо Франджипане, «Четыре смеющихся человека с кошкой», XVI век
Источник: artchive.ru

4. Улыбка укрепляет взаимоотношения. Этот интересный факт был установлен благодаря научным исследованиям. Ученые доказали, что семьи, в которых муж и жена не скупятся улыбаться друг другу, более крепкие и дружные. У партнеров, не склонных к улыбке, гораздо выше вероятность развода, чем у тех, кто каждый день дарит друг другу свою улыбку. Улыбка заряжает оптимизмом и дарит ощущение морального комфорта. Это, по мнению психологов, работает на укрепление отношений в паре.

5. Благодаря улыбке вы сможете завоевать симпатию окружающих. Улыбчивых людей окружение воспринимает более доброжелательно. К ним относятся с большим доверием и симпатией. Об этом говорят данные исследования, проведенного Orbit Complete. Улыбка не только несет пользу для здоровья, но еще и повышает нашу привлекательность в глазах окружающих на 70%! Леонардо да Винчи, «Мона Лиза», фрагмент, 1504 г.
Источник: artchive.ru

Вы убедились в чудодейственной силе улыбки? Если все еще нет, то попробуйте больше улыбаться, чтобы проверить на собственном опыте, что это способно улучшить настроение и самочувствие, укрепить взаимоотношения с близкими и знакомыми. Этот простой и прекрасный метод стать более счастливым всегда с вами и доступен каждому.

Улыбайтесь чаще и будьте счастливы!

shkolazhizni.ru

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.