Потребность в психологии: Психология потребностей | Диплом по психологии

Содержание

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ. Общая психология

Читайте также

Типы потребностей

Типы потребностей Потребности, в соответствии с их ролью на различных этапах эволюционного развития, можно условно делить на высшие, средние и низшие. Низшие потребности — в еде, инстинкты размножения и родительский, инстинкт самосохранения — реализуются на

Иерархия потребностей

Иерархия потребностей В 1943 году Абрахам Маслоу впервые представил миру свою концепцию иерархии потребностей; ее часто изображают в виде пирамиды. По идее психолога, потребности играют важную роль в мотивации людей, заставляя их вести себя определенным образом.

Развитие потребностей

Развитие потребностей Потребности в совести, морали — отличают человека от животных.

Потребности можно разделить на два главных вида: эгоистических и социальных.Для материалистически мыслящего ума духовное есть сочетание идеальной потребности познания и творчества с

Конфликт потребностей

Конфликт потребностей Канада / Соединенные Штаты АмерикиМартин Гун и Энн ГадерманЛюди – социальные существа. Эволюция нашего мозга в основном произошла из-за потребностей, связанных со стремлением к общению с нашими собратьями. Не удивительно, что мировые религии, а

Любовь без потребностей

Любовь без потребностей Мы с подругой планировали устроить встречу с ее новой приятельницей, которая ей очень понравилась и которая и мне должна была понравиться. Но нам никак не удавалось одновременно выкроить время для встречи.

И я сказал, что могу встретиться с ней

Возвышение потребностей

Возвышение потребностей Сама природа является действительной частью истории, природы, становления природы человеком. К. Маркс[62] Справедливо подчеркивая культурно-историческое происхождение психики человека, мы подчас недооцениваем принцип историзма. Протест против

Глава 3 Отражение и преломление света Определение потребностей и нахождение комплементарной пары

Глава 3 Отражение и преломление света Определение потребностей и нахождение комплементарной пары В девяностых годах прошлого века продавался любопытный прибор под громким названием «рентгеновский аппарат». Помню, как я был озадачен, когда еще школьником впервые взял в

Мимикрия потребностей

Мимикрия потребностей Часто проявления одних потребностей мимикрируют под проявления других. Есть даже типовые случаи такой мимикрии. Их и разберем.Принятие и самооценкаИх, и правда, часто путают. А разница на самом деле принципиальная: при потребности в принятии не

Пирамида потребностей

Пирамида потребностей В основе мотивов лежат потребности – состояния, которые возникают у человека, когда он нуждается в чем-то, необходимом для его существования. Таким образом, потребности являются источником активности индивида. Человек – существо желающее, и вряд

Неудовлетворенность потребностей

Неудовлетворенность потребностей Вторая группа рассогласованности ожиданий связана с потребностями, которые супруги надеются удовлетворить в семье. Обсуждая мотивы создания семьи, мы видим, что они могут быть разными для супругов и, в соответствии с этим, их

2.

9. Классификация потребностей

2.9. Классификация потребностей Существуют различные классификации потребностей человека, которые строятся как по зависимости организма (или личности) от каких-то объектов, так и по нуждам, которые он испытывает. А. Н. Леонтьев в 1956 году соответственно с этим делил

3.2. Исследование потребностей

3.2. Исследование потребностей Мы перечислили десять из двадцати существующих у человека потребностей. В следующей главе мы поговорим об остальных. А пока займитесь практикой и начните исследование того, как вы удовлетворяете теперь уже известные вам потребности. Ведь

Удовлетворение потребностей

Удовлетворение потребностей Славные люди находятся в состоянии нехватки любви – в постоянных мучениях от неудовлетворенности, утолить которую они сами не в силах. Когда у нас есть настоящие друзья одного с нами пола, мы начинаем осознавать, что они удовлетворяют часть

Удовлетворение потребностей

Удовлетворение потребностей Потребность есть нечто такое, без удовлетворения чего вам трудно обойтись, – например, потребность в любви, уважении, безопасности. Проблема в том, что неосознанная и неудовлетворенная потребность может управлять вашими действиями, мешая

Леонтьев Алексей Николаевич о природе потребностей человека //Психологическая газета

5 февраля 1903 года родился Алексей Николаевич Леонтьев – выдающийся советский психолог, работавший над проблемами общей психологии и методологией психологического исследования, философ, педагог, доктор педагогических наук, действительный член АПН РСФСР, декан факультета психологии Московского государственного университета. Ученик Л. С. Выготского, создатель теории деятельности.

Алексей Николаевич Леонтьев умел описывать сложные понятия четко, лаконично, предметно. В книге «Потребности, мотивы и эмоции» он описал природу потребностей человека:

«…Первая предпосылка всякой деятельности есть субъект, обладающий потребностями. Наличие у субъекта потребностей такое же фундаментальное условие его существования, как и обмен веществ. Собственно, это  разные выражения одного и того же. В своих первичных биологических формах потребность есть состояние организма, выражающее его объективную нужду в дополнении, которое лежит вне его. Ведь жизнь представляет собой существование разъятое: никакая живая система как отдельность не может поддержать своей внутренней динамической равновесности и не способна развиваться, если она выключена из взаимодействия, образующего более широкую систему, которая включает в себя также элементы, внешние по отношению к данной живой системе, отделенные от нее.

Из сказанного вытекает главная характеристика потребностей их предметность. Собственно, потребность это потребность в чем-то, что лежит вне организма; последнее и является ее предметом. Что же касается так называемых функциональных потребностей (например потребности в движении), то они составляют особый класс состояний, которые либо отвечают условиям, складывающимся в так, сказать, «внутреннем хозяйстве» организмов (потребность в покое после усиленной активности и т.д.), либо являются производными, возникающими в процессе реализации предметных потребностей (например, потребность в завершении акта).

Итак, природа потребностей заключается в их предметности. Другую важнейшую характеристику потребностей составляет их специфическая динамика: их способность актуализироваться и изменять свою напряженность, способность угасать и воспроизводиться вновь. Эта динамичность потребностей находит свое выражение в изменении степени реактивности организма по отношению к внешним воздействиям.

В ходе биологической эволюции происходит расширение круга потребностей и их специализация; дифференцируются такие потребности как потребность в пище, половая потребность и т.д. Вместе с тем, на поведенческом уровне потребности животных, как и сама их деятельность, приобретают сигнальный характер, т.е. регулируются с помощью сигналов внешних и внутренних. Предмет потребности выступает теперь перед животным совокупностью своих признаков и поэтому в своей дискретности

как то, что чувственно им отражается, воспринимается. С другой стороны, объективные «потребностные» состояния организма также сигнализируют о себе в форме регулирующих поведение животного внутренних раздражителей, способных, в свою очередь, вступать в условные связи. Благодаря этому становится возможным упреждение крайних потребностных состояний: например, поиск пищи животным может начаться в ответ на внутренние раздражители еще то того, как соответствующее объективное состояние его организма обострилось; точно так же животное прекращает еду по сигналам, идущим от органов пищеварения, еще то того, как необходимые продукты питательного вещества поступили в кровь. Иначе говоря, возникает субъективное отражение динамики потребностей.

Отражение субъектом динамики своих потребностей имеет, разумеется, другой характер и другую функцию, чем отражение внешней действительности: это

не предметное отражение, не образ, и его главная функция состоит в сигнальном, «опережающем» (П.К. Анохин) внутреннем регулировании включение или выключение активационных механизмов соответствующих поведений.

На этой ступени развития потребностей впервые становится возможным особое поведение, замечательная черта которого состоит в том, что оно соотносительно именно потребности, а не ее предмету. Оно возниает в условиях, когда предмет потребности отсутствует или не выделен во внешнем поле: это поисковое поведение.

Тот факт, что интероцептивные раздражители вызывают поиск, хорошо известен в физиологии высшей нервной деятельности. «Это явление, пишет К.М. Быков, особенно отчетливо выступает в период образования условного рефлекса на интероцептивный раздражитель.

Животное ищет как бы новый, пока еще не определившийся в своем значении сигнал…».

У животных поисковое поведение имеет форму внешней активности, не направленной на тот или другой конкретный наличный объект: оно выражается в гиперкинезе, в общем двигательном возбуждении, в ауторитмических реакциях и т.п. Проголодавшееся животное не остается в отсутствии пищи бездеятельным, не «дожидается» пассивно ее появления; оно отвечает на воздействия раздражителей внешнего поля перебором сменяющих друг друга актов поведения.

Среди различных случаев поискового поведения особо следует выделить случаи, когда поиск вызывается возникшей потребностью до ее первого удовлетворения. Такая потребность еще не «знает» своего предмета; он еще должен быть обнаружен во внешнем поле. Дело в том, что пусковые механизмы, активируемые эндогенными факторами, вообще обладают крайне слабой селективностью. Так, например, Г. Лоренц, рассказывая о знаменитых в этологии опытах с вызыванием у гусенка поведения следования за матерью, описывает объект, который может вызвать такое поведение следующими словами: «любой объект, величина которого находится где-то между размерами курицы бентамки (бентамка — мелкая порода кур размером в половину обычной курицы. ) и большой весельной лодки». На этом «любом объекте» первоначально и фиксируется поведение, т.е. происходит запечатление (импринтинг) его общих признаков именно как объекта следования. Им может стать, например, человек вообще; лишь в дальнейшем вступает в игру механизм дифференцировки, в результате чего следование за собой вызывается уже только одним определенным человеком.

В некоторых работах этологов был применен очень острый метод, позволяющий изучать обычно скрытые от наблюдателя акты первого «узнавания» объекта потребности. Этот метод состоит в том, что животное некоторое время выращивается в изоляции от объектов, адекватных изучаемой потребности, а затем, когда данная потребность актуализируется, в поле восприятия вводится неадекватный ей объект. Оказалось, что в этих условиях потребность может зафиксироваться и на неадекватном объекте. Так, известны опыты с птицами, для которых сексуальными объектами становились оказавшиеся в поле их поиска, куклы или даже человек. Происходивший импринтинг общих признаков такого объекта (например, в цитируемом случае, человек) был настолько прочен, что в его присутствии нормальный объект уже не вызывал у данного животного сексуального поведения.

Хотя такого рода факты были получены преимущественно в опытах с птицами, их общее значение не подлежит сомнению. Напомним хотя бы факт, относящийся к фиксации признаков объекта пищевой потребности у теленка, который указывался еще Дарвином: если первое кормление теленка происходит из материнских сосков, то признаки именно этого объекта и становятся сигнальными для его пищевого поведения, так что потом бывает уже трудно переключить его на кормление молоком из сосуда.

Во многих случаях поисковое поведение, вызываемое эндогенной актуализацией потребности, протекает на ранних стадиях онтогенеза в формах, которые с внешней стороны мало похожи на поиск например, в форме «поисковых автоматизмов». Таков ауторитмический поиск соска у новорожденных высших млекопитающих, включая человека, который деблокируется под влиянием определенных так называемых ключевых стимулов и блокируется вновь после того, как складывается адекватная акту сосания констелляция раздражителей.

Имеется множество фактов, которые свидетельствуют о том, что на поведенческом (психологическом) уровне конкретные объекты потребностей не «записаны» в наследственности, а открываются в результате активации сложных механизмов поиска (который может иметь разные  явные и более скрытые формы), механизмов экстренного запечатления и, наконец, механизмов постепенной выработки условных связей и дифференцировок. Биологический смысл этого понятен: в условиях сложной, многообразно меняющейся среды, предмет потребности может выступать в различных, так сказать, оболочках. Поэтому, с точки зрения приспособления, жесткая наследственная фиксация совокупности признаков предмета потребности (в отличие от наследственных ключевых раздражителей) не является биологически оправданной. С другой стороны, экстренный характер важнейших потребностей делает необходимым чтобы существовал достаточно «быстродействующий» механизм закрепления выделенного в индивидуальном опыте объекта; по-видимому, этой необходимости и отвечает механизм импринтинга.

Итак, потребность сама по себе, как  внутреннее условие деятельности субъекта, это лишь негативное состояние, состояние нужды, недостатка; свою позитивную характеристику она получает только в результате встречи с объектом («реализатором», по этологической терминологии) своего «опредмечивания». Это положение имеет, как мы увидим дальше, решающее теоретическое значение. Однако, на первый взгляд, оно может показаться парадоксальным. Дело в том, что представление о потребностях обычно складывается у нас на основе наблюдений post factum, т.е. когда потребность уже получила то или иное конкретно-предметное содержание; поэтому содержание это кажется заложенным в самой потребности, а не создаваемым ее объектами. Мы говорим, например, что человек ест шоколад потому, что он испытывает потребность в шоколаде и такую потребность он действительно может испытать: всякий, однако, понимает, что не «шоколадная» потребность, свойственная некоторым людям, создает у них потребление шоколада, а, наоборот, самый факт существования шоколада и опыт его потребления создает у них соответствующую конкретную потребность.

Здесь мы подходим вплотную к вопросу о том, как происходит развитие потребностей. То, что выше мы описывали как процесс «опредмечивания» потребностей, их конкретизации в объекте составляет, вместе с тем, и общий механизм их развития.

В процессе усложнения внешней среды естественно расширяется и  частью изменяется круг объектов, которые способны служить удовлетворению потребностей животных, что влечет за собой также изменение и самих потребностей. Последнее может происходить благодаря тому, что, как уже было сказано, объекты потребностей, в отличие от пусковых («ключевых») раздражителей, не являются заранее жестко «предусмотренными»: потенциально они образуют достаточно широкую сферу, границы которой являются как бы размытыми. Поэтому при появлении в среде новых объектов (например, новых видов пищи) и исчезновении прежних, потребности продолжают удовлетворяться, приобретая теперь новое конкретно-предметное содержание. Но это и значит, что потребности меняются, а в условиях прогрессивного характера их изменения (например, при переходе к лучше усваиваемым и более разнообразным видам пищи) обогащаются и развиваются. Таким образом, развитие потребностей происходит через развитие их объектов. Само собой разумеется, что изменение конкретно-предметного содержания потребностей приводит к изменению также и способов их удовлетворения.

Этот общий «механизм» развития потребностей имеет особенно важное значение для понимания природы человеческих потребностей.

Переход к человеку составляет величайшее событие в истории развития жизни. Происходит коренное изменение всей системы взаимодействий субъекта с окружающей его действительностью. При этом трансформируются, очеловечиваются и субъект, и мир, в котором он живет. Возникновение труда означает собой, что деятельность субъекта становится продуктивной и общественной. Она преобразует природу и создает новый, человеческий мир мир социальных отношений, мир материальной и духовной культуры. Возникает и новая форма психического отражения сознание.

Все это предполагает и, вместе с тем, имеет своим следствием изменение у человека его предметных потребностей и возникновение функциональных потребностей нового типа. В отличие от развития потребностей у животных, которое обусловливается расширением круга отвечающих им природных объектов, у «готового», ставшего человека развитие потребностей порождается развитием производства. Именно производство, доставляя теперь потребностям предметы, служащие для их удовлетворения, этим их изменяет и создает новые потребности.

«Сама удовлетворенная первая потребность, писал К. Маркс, действие удовлетворения и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым потребностям и это порождение новых потребностей есть первое историческое дело».

Потребности человека имеют иную природу, чем потребности животных. На этом положении приходится специально настаивать, так как его столько часто встречающееся в психологии полупризнание ведет к противопоставлению биологического и социального в человеке.

«Позитивное» мышление, конечно, легко открывает общность первичных, биологических потребностей человека и животных. Ведь человек, как и животное, имеет желудок и испытывает голод: чтобы существовать он должен, как и животное, удовлетворять свои потребности в пище, воде и т.п. Другое дело ? высшие потребности человека. Они является «функционально автономными». Они детерминированы не биологически, а социально. Иначе говоря, существуют два рода потребностей, управляющих человека: биологические, с одной стороны, социальные с другой.

Эта констатация является, однако, совершенно недостаточной. Ее недостаточность проистекает из ложного подхода, который состоит в том, что потребности рассматриваются в отвлечении от условий и образа жизни субъекта, в зависимости от которых они единственно получают свою определенность. При таком подходе природа потребностей естественно кажется лежащей непосредственно в субъекте, в то время как в действительности она зависит от особенностей объектов деятельности, которая ведет к их удовлетворению. У животных это приспособленная, истинная в широком смысле слова, деятельность и это натуральные объекты, составляемые процессом общественного производства и распределения, поэтому мы говорим, что потребности человека имеют общественную природу. При этом последнее относится как к высшим, так и к элементарным потребностям.

Даже простейшая из потребностей потребность в пище меняет при переходе к человеку свою природу. «Голод есть голод, однако голод, который удовлетворяется вареным мясом, поедаемым с помощью ножа и вилки, это иной голод, чем тот, который заставляет поедать сырое мясо с помощью рук, ногтей и зубов», –  замечает Маркс.

Метафизическая личность, конечно, видит в этом лишь внешнее отличие; чтобы обнаружить общность потребности в пище у человека и животного, достаточно взять изголодавшегося человека. Однако в аргументации этого рода как раз и заключается один из софизмов, к которым охотно прибегают защитники биологизаторских концепций. Для изголодавшегося человека пища действительно перестает существовать в своей человеческой форме и, соответственно, его потребность в пище «разчеловечивается». Но это доказывает только то, что человека можно довести голоданием до нечеловеческого состояния и решительно ничего не говорит о природе человеческих потребностей.

Перед нами вопрос, который имеет принципиальное значение. Он заключается в следующем: проходит ли граница, которая отличает собой скачок в развитии потребностей, между элементарными потребностями животных и человека, с одной стороны, и высшими человеческими духовными потребностями, с другой; или же эта граница проходит между потребностями животных и потребностями человека как элементарными, «неустранимыми», так и высшими. В первом случае сфера потребностей человека раскалывается надвое: на сферу биологических потребностей, к которым относятся пищевая потребность, половая потребность, потребность самосохранения и т.д., и на противостоящую ей сферу высших потребностей, которые трактуются как имеющие другую, а именно социальную природу (мы не говорим здесь о крайних взглядах, полностью биологизирующих человеческие потребности). Во втором случае утверждаются своеобразие и, вместе с тем, единство сферы человеческих потребностей, а также относительность их разделения на потребности, удовлетворение которых у человека, как и у животных, необходимо для поддержания жизни, и не потребности, не имеющие своих аналогов у животных, какими являются все духовные потребности человека. Но мы еще вернемся к этой проблеме.

Изменение природы, содержания и способов удовлетворения потребностей внутренне связано с изменением формы их субъективного отражения. Возникновение сознания означает, что предметы потребностей, а равно способы и орудия их удовлетворения, могут субъективно презентироваться человеку, сознаваться им. Вместе с тем меняется также и внутренняя сигнализация, выражающая динамику потребностей. Интероцептивная по своим основным компонентам сигнализация, характерная для элементарных потребностей, частично осложняется, а частью заменяется переживанием желаний, стремлений и т.п. Все это приводит к тому, что потребности приобретают идеаторный характер, т.е. что их предметы выступают для человека в значении удовлетворяющих потребность и благодаря этому становятся психологическими инвариантами. Так, пища сохраняет значение пищи и для голодного, и для сытого человека: человек не только добывает пищу впрок и хранит ее, но заранее готовит также и средства для ее добывания. Субъективное отражение потребностей в форме хотения, желания тоже выполняет функцию опережения, но это совсем иное опережение, чем достигаемое опережающей интероцептивной сигнализацией. Интероцептивная, эндогенная сигнализация вообще может отсутствовать: человек принимается за добывание пищи или даже за еду независимо от соответствующего объективного потребностного состояния его организма.

В. Брюсов рассказывал о следующем комическом, но вместе с тем психологически поучительном случае, который ему довелось наблюдать. Маленькой девочке, большой любительнице сладостей, мама позволила в день ее рождения съесть за праздничным чаем столько конфет, сколько ей захочется. Через некоторое время девочка заплакала. «Почему ты плачешь», спросили у нее. «Я хочу еще конфету», отвечала девочка. «Так возьми еще», ведь мама разрешила. «Но я больше не могу», ответила девочка, продолжая плакать.

Глубокий метаморфоз потребностей у человека выражается в том, что происходит, образно говоря, их отвязывание от объективных потребностных состояний организма. Их несовпадение, а иногда и прямое расхождение между ними, ясно проявляется уже в элементарных потребностях. Значение этого состоит в том, что в развитии потребностей открывается новая возможность: формирования потребностей вообще «отвязанных» от потребностных состояний организма. Таковы высшие человеческие потребности, которые хотя и не имеют никаких аналогов в потребностях животных, но которые тем не менее могут обладать высокой степенью напряженности. Механизм их порождения, по-видимому, состоит в ставшем теперь возможным сдвиге потребностей на звенья, опосредствующие все более усложняющиеся связи человека с миром, с действительностью. Такого рода сдвиги описывались в психологии давно, в частности В. Вундтом в терминах «гетерогонии целей».

Сдвиг потребностей, о котором идет речь, происходит и на содержание деятельности. В результате формируются функциональные потребности совсем иного типа и иного происхождения, чем биологические функциональные потребности как, например, потребность сна или тратах мышечной силы. Этот новый тип функциональных потребностей, к которому относятся такие потребности, как потребность в труде, игре, художественном творчестве и т.д., можно назвать «предметно-функциональными».

Главное же состоит в том, что на этом уровне изменяется сфера потребностей в целом их связи и соотношения. У животных соотношения потребностей определяется их биологической ролью их объективной цикличностью. Они выражаются в их относительной силе и в сменах доминирующих потребностей. У человека, потребности вступают  в такие иерархические соотношения друг с другом, которые отнюдь не определяются их биологическими значениями. Хотя удовлетворение элементарных, витальных потребностей есть для человека «первое дело» и неустранимое условие его существования, из этого вовсе не следует, что эти потребности занимают главенствующее место.

Формирующиеся у человека высшие потребности не накладываются сверху на элементарные, образуя лишь поверхностные наслоения, не способные доминировать. Напротив, когда в жизни человека на одну чащу весов ложатся фундаментальнейшие из его витальных потребностей, а на другую его высшие потребности, то перевесить могут как раз последние. Классический образ мученика, восходящего на костер это, конечно, не символ извращения, перверзии потребностей, а символ их высшей очеловеченности.

Если бы понадобилось в самом общем виде выразить путь, который проходит развитие человеческих потребностей, то можно было бы сказать, что он начинается с того, что человек действует для удовлетворения своих элементарных, витальных потребностей, а далее отношение это обращается: человек удовлетворяет свои витальные потребности, чтобы действовать ради достижения целей, отвевающих его высшим потребностям.

Именно этот путь и характерен для развития человека как личности».

Литература

Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1971. 40 с.

Потребность в аффилиации и психическое здоровье

Эскалация стрессогенных факторов приняла в нашей стране тотальный характер. Общая нестабильность, противоречивость социальных взаимоотношений, недостаточная сформированность психологической культуры должны были привести и привели к разобщенности населения, утрате духовности и обострению психических и психосоматических заболеваний, снижению рождаемости, ослаблению семейных связей. Разрушение надежных привязанностей приводит к снижению чувства безопасности, расширению зоны социального страха, обученной беспомощности.

В периоды кризисных социальных изменений отсутствие адекватных возможностей удовлетворения потребности в безопасности вызывает у личности эмоционально негативные, остро переживаемые состояния, на фоне которых протекают практически все психические процессы человека.

Потребность в безопасности реализуется в обществе через устойчивые структуры социальных взаимодействий. Поэтому человек так нуждается в ощущении своей связи с окружающим миром, другими людьми, в принадлежности к определенным социальным группам. Человек должен объединяться с другими людьми, реализовывать потребность в общении, привязанности и любви.

В психологии любовь рассматривается как одно из качеств, атрибутов человека. Обратимся к таким аспектам любви, как потребность и ценность.

Потребность в любви, привязанности появляется у человека по мере удовлетворения физиологических потребностей и потребности в безопасности и может рассматриваться как вариант альтруистического поведения. От удовлетворения данной потребности зависит психологическое здоровье личности. Фрустрация потребности в любви приводит к ухудшению соматического и психического состояний. В современном обществе помехи на пути удовлетворения таких нужд – наиболее частая причина неспособности адаптироваться к окружающей действительности.

Бытие неполноценно и неустойчиво, если не несет в себе стремление к чему-то находящемуся за его пределами. Любовь делает жизнь человека шире рамок его собственного, конечного, ограниченного существования.

По Франклу, любовь это один из возможных способов наполнить жизнь смыслом [2]. При этом любовь рассматривается и как здоровое, и как болезненное образование.

А. Маслоу считает, что на «здоровую» любовь способны самоактуализированные индивиды, которые удовлетворили свои потребности в безопасности, принадлежности, уважении, любви и потому не мотивированны этими потребностями [1].

Еще одной характеристикой «здоровой» любви является идентификация потребностей любящих людей, в результате у партнеров возникают общие потребности. Идентификация потребностей проявляется в виде ответственности за любимого и заботы о нем. А. Адлер подчеркивает особую важность взаимоотношений ответственности партнеров [6].

«Чувство, что ты любим, равнозначно чувству, что тебя понимают. Лишь те отношения можно назвать любовью, в которых нет угрозы для партнеров, которые возникают на основе взаимного принятия и одобрения» [7. Р. 159].

К. Хорни определяет «здоровую» любовь как способность воспринять другого человека в его уникальной ценности, воспринять его как цель, а не как средство достижения цели [4].

Сама способность любить, отдавая, зависит от особенностей развития личности. Это значит преодолеть зависимость, поверить в собственные силы, отважиться полагаться на себя в достижении личных целей. Чем менее развиты в человеке эти качества, тем больше он боится отдавать, а значит, боится любить. Кроме того, любить – значит не только всегда заботиться, но и нести ответственность, уважать и знать [3].

Невротик, как правило, чувствует, что в основе своей он беспомощен в этом угрожающем и враждебном мире, тогда поиск любви будет представлять наиболее логичным и прямым путем получения любого типа расположения, помощи или понимания. Невротик не может любить, но ему остро нужна любовь со стороны других. При этом, игнорируя личность другого, невротик даже получая любовь, к которой стремился, не способен в действительности принять ее.

Наконец, проявление любви может вызвать страх зависимости. Эмоциональная зависимость является реальной опасностью для каждого, кто не может жить без любви других.

Любовь является одной из составляющих здоровой, функциональной семьи, а именно, решает задачу эмоциональной стабилизации членов общества, активно содействуя сохранению их психического здоровья.

Мы попытались проанализировать роль любви как потребности в структуре мотивов вступления в брак, мотивов рождения детей, психосоматических механизмов развития заболеваний у детей.

Нами был проведен анализ мотивов и готовности к вступлению в брак у людей молодого возраста. В исследовании приняли участие 120 человек.

Каждый 4-й испытуемый рос в семье, имеющей алкогольные проблемы, каждый 6-й имел неполноценные отношения с родителями, что могло сказаться на эмоциональном и личностном здоровье.

Преобладающее большинство испытуемых на первое место ставят мотив  –  потребность любить и быть любимым – 78%, мотив  –  страх одино-чества у женщин представлен в 14% случаев и в 30% случаев у мужчин. При этом понимание семьи как эмоционального единства более характерно для женщин 59% у мужчин 39%. Мужчины более ориентированы на формальные характеристики 48%.

Аналогичные результаты были получены С.И. Голод в 1989 году.

Анализ характеристик предполагаемого партнера показал, что женщины называют большее количество качеств. Только 11% опрошенных женщин не смогли назвать больше 10 характеристик.

У мужчин степень осознания меньше, 57% из них не смогли назвать 10 характеристик предполагаемого партнера.

При этом женщины отдают преимущество духовно близким отношениям, направленности на семью, направленности на достижение, отсутствие вредных привычек. Мужчины отдают предпочтение внешним данным и сексуальным характеристикам. Это свидетельствует о том, что последующие супружеские отношения могут привести к взаимному разочарованию именно в отношении удовлетворения аффилятивных духовных потребностей.

На вопрос о том, что мужчины и женщины ждут от партнера, были получены следующие ответы: женщины – чувства 85%, деньги 70%, хозяйство 60%, дети 50%, мужчины – хозяйство – 81 %, чувства – 67%, дети 60%.

Таким образом, молодые люди ищут в браке прежде всего понимания, любви, участия. Вместе с тем желание любить партнера выразили 38% женщин и 34% мужчин. Обращает на себя внимание и то, что мужчины менее осознанны и более противоречивы в своих представлениях о браке и выборе партнера, что может способствовать разочарованию и неудовлетворенности семейной жизнью.

Отношение к будущему родительству показало, что примерно 50% обследованных связывают создание семьи с рождением детей, и только 40% женщин рассматривают себя будущей матерью. При этом восприятие роли матери оказалось связано с самопожертвованием и несамостоятельностью — методика PARI. Анализ готовности к материнству мы продолжили на материале исследования беременных женщин. Были исследованы 80 женщин со сроком беременности от 34 до 40 недель в возрасте от 17 до 38 лет, 75% являются первородящими.

Большой процент женщин от 40 до 75% в зависимости от возраста не планировали беременность, 44 % испытали негативные или амбивалентные чувства при обнаружении беременности.

Восприятие роли матери во всех возрастных группах связано с жертвенностью, зависимостью, несамостоятельностью. 56% исследованных не считали себя достаточными для воспитания ребенка и рассчитывали на помощь родителей.

Таким образом, беременные женщины не готовы к будущему материнству, и рождение ребенка воспринимается, скорее, как угроза благополучия, чем как реализация представлений о счастье.

Роль неудовлетворенности потребности в аффилиации также отчетливо прослеживается при исследовании психосоматических механизмов формирования заболеваний внутренних органов.

Исследование семей, члены которой страдают эмоциональными расстройствами, в широком диапазоне еще не достаточно многочисленны. По данным А.Б. Холомогоровой и Н.Г. Гаранян, эти семьи отличаются закрытыми границами и симбиотическими связями, при которых эмоции перетекают от одного члена семьи к другому, а также повышенным индексом стрессогенных событий в семейной истории.

В этих семьях сочетается высокий уровень критики и высокие родительские требования и ожидания в плане достижений. Основная тенденция в семьях, где преобладают соматические симптомы эмоциональных нарушений, заключается в исключении эмоций. Отказ от собственной эмоциональной природы приводит к разрастанию физиологического компонента эмоций, а также невозможности их осознания.

Мы провели анализ особенностей родительских семей и стратегий реагирования в кризисных ситуациях больных различными хроническими заболеваниями.

Особенности, характеризовавшие родительские семьи больных, страдающих БА (70 испытуемых) таковы. 30% были неполными. В каждой четвертой семье родители злоупотребляли алкоголем.

30% матерей занимались ребенком только первые 6 месяцев.

Лидером в семье являлась мать, отцы, как правило, имели низкий статус в семье, были малоэмоциональны, не вовлечены в дела семьи и воспитание детей.

Открытые внутрисемейные конфликты в родительских семьях отмечали более половины испытуемых.

Поведение самих больных БА в течение жизни характеризовалось избеганием конфликтов и зависимостью от внешних оценок, сложностями в собственных супружеских отношениях.

Анализ впечатлений раннего детства, больных колоректальным раком (68 больных) показал, что значительная часть больных – более 70 % воспитывались в дисгармоничных семьях, где либо не было отца, либо отмечались алкогольные проблемы, либо детей воспитывало государство.

На наличие конфликтов с родителями и непонимание в семье указали 83% подростков с синдромом функциональной диспепсии (87 больных), алкогольные проблемы в семье отмечались в 20% случаях. Отмечено большое количество разводов в родительских семьях и ранняя вовлеченность в эмоциональные проблемы родителей.

Пациенты с функциональной диспепсией склонны скрывать свои чувства, принимать ответственность за проблемы других. Подростки были более привязаны к матери, чем к отцу. При этом и основное количество конфликтов тоже связано с матерью.

Сопоставление частоты встречаемости психотравмирующих факторов в генезе сахарного диабета (СД) и ревматоидного артрита (РА) показал, что у детей, больных сахарным диабетом (53 человека), частота встречаемости внешних психотравмирующих факторов выше, чем у больных ревматоидным артритом.

В семьях детей, больных СД, часто встречались неполная семья – более половины, разводы, алкоголизм отца – около 80%, смерть отца – 22%, конфликты в семье – 82%.

В семьях Р.А. (42 человека) эти показатели в 2 раза меньше. Вместе с тем во всех случаях отмечается отгороженность родителей от внутреннего мира ребенка, недостаток доверия и радости в отношениях.

В семьях детей, больных СД, родители заняты семейными проблемами и отчуждены от актуальных потребностей детей, у детей Р.А. в семейном воспитании преобладает сверхтребовательное отношение с элементами бесцеремонности, подмена актуальности ребенка актуальностью взрослого, что определяет нарушения эмоционального состояния и нарушение самосознания.

Заболевание ребенка становится еще одним испытанием для семьи, ослабляющим или утяжеляющим течение болезни.

Нами были исследованы женщины – матери здоровых детей — контрольная группа 50 человек; матери детей, больных Б.А. 35 человек; матери больных С.Д. В группу вошли 30 человек. Все женщины в возрасте от 26 до 38 лет со средне-техническим и высшим образованием.

Результаты по методике РАRI позволили сделать вывод о том, что у матерей детей больных хроническими заболеваниями, обнаруживается чрезвычайное отношение к ребенку, попытка контролировать все его проявления, все принятие ситуации как требующей максимальных социальных ограничений. Это отношение, в свою очередь, не может не сказаться на психосоциальном состоянии детей и течении их заболевания, создавая повышенную тревожность, невозможность обращения за адекватной поддержкой и помощью к матери в сложной ситуации из-за чувства вины перед ней.

Гиперопека препятствует становлению личности и одновременно является проявлением тревожности родителей.

У матерей больных детей чаще встречается избегающее поведение в конфликте, а также реакция приспособления.

Исследование по методике У. Шутса показало тенденцию общаться с малым количеством людей, избегание принятия решении, а также ответственности за эти решения, осторожность при установлении близких интимных отношений с партнером в паре, при этом сами женщины испытывают потребность в эмоциональной поддержке.

Таким образом, семейно обусловленное напряжение является одним из патогенетических факторов формирования психосоматического нездоровья, а болезнь члена семьи усугубляет разобщенность, беспомощность и отказ от удовлетворения собственной жизнью и возможности помогать другому.

Можно сделать следующие выводы.

Первое: семья является отражением всех особенностей существующего общества, господствующих в нем идей, несет в себе черты того или иного образа жизни людей.

Новая духовная основа отношений в семье, их культура и человечность развиваются медленно, что отражается на здоровье нации. Социальные явления, на фоне которых происходит это развитие в нашей стране, не способствует чувству безопасности. Все это говорит о необходимости решения проблем семьи в образовании и в социуме в целом.

Второе: демографические проблемы и психосоматические механизмы наиболее распространенных заболеваний непосредственно связаны с неудовлетворенностью потребности в безопасности и аффилиации.

Третье: необходим комплексный подход к решению проблем семьи. Повышение ценности отцовства и материнства в обществе. Формирование осознанности вступления в брак. Отношение к личности как к самостоятельной ценности.

Страница не найдена — JobGrade

По данному адресу ничего не найдено. Попробуйте воспользоваться одной из ссылок ниже или поиском.

Архивы Выберите месяц Март 2021 Февраль 2021 Январь 2021 Декабрь 2020 Сентябрь 2020 Март 2020 Февраль 2020 Январь 2020 Декабрь 2019 Ноябрь 2019 Октябрь 2019 Сентябрь 2019 Август 2019 Июль 2019 Июнь 2019 Май 2019 Апрель 2019 Март 2019 Январь 2019 Декабрь 2018 Октябрь 2018 Сентябрь 2018 Январь 2014 Октябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012 Декабрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Февраль 2011 Сентябрь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010 Ноябрь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Январь 2009 Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июнь 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008 Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

РубрикиВыберите рубрикуMBO и KPIUncategorizedАспекты стимулирования трудаБез рубрикиБиблиотека КПЭБюджетный аспектВ помощь предпринимателюВ помощь работникуВ помощь студентуГрейдовая системаИстория экономических ученийКлассификаторы и справочникиМотивация и стимулирование трудаНалоговый аспектНалогообложениеНаучная организация трудаНегосударственное пенсионное обеспечениеНовостиНормирование трудаОперационный менеджментОплата труда и льготыОрганизационная культураОрганизационно-правовой аспектОрганизационно-правовыеОрганизационное поведениеОрганизационное развитиеОрганизация труда и производстваОсновы менеджментаОфициальные документыОхрана трудаОценка персоналаПланирование и подбор персоналаПроцессные технологииПсихология трудаРабочее время и время отдыхаРазвитие персоналаРасчётный аспектСистемы оплаты трудаСистемы премированияСистемы социальных льготСовременные технологии менеджментаСоциально-психологический аспектСравнительное трудовое правоСравнительный менеджментСтатистический аспектСтратегический менеджментСудебная практикаТайм-менеджментТарифная системаТеоретический аспектТеории мотивацииТеория организацииТехнологии аутсорсинга и аутстаффингаТехнологии бережливого производстваТехнологии менеджмента качестваТехнологии сбалансированного управленияТрудовое правоТрудовые отношенияУправление персоналомУправление ЧРУправленческие решенияЭкономика труда

ПОТРЕБНОСТЬ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 27. Москва, 2015, стр. 295

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Д. А. Леонтьев

ПОТРЕ́БНОСТЬ, ис­точ­ник мо­ти­ва­ции, внут­рен­ний по­бу­ди­тель ак­тив­но­сти че­ло­ве­ка. Рас­про­стра­не­но по­ни­ма­ние П. как ну­ж­ды в чём-то не­об­хо­ди­мом, од­на­ко не для всех дви­жу­щих че­ло­ве­ком П. эту не­об­хо­ди­мость уда­ёт­ся кон­крет­но оп­ре­де­лить.

В пси­хо­ло­гии по­ня­тие «П.» в сер. 20 в. при­шло на сме­ну по­ня­ти­ям «ин­стинкт» и «вле­че­ние», с по­мо­щью ко­то­рых в био­ло­гии и пси­хо­ло­гии объ­яс­ня­ли мо­ти­ва­ци­он­ные ис­точ­ни­ки лю­бой це­ле­со­об­раз­ной ак­тив­но­сти жи­вых су­ществ, в т. ч. че­ло­ве­ка. С кон. 1930-х гг. эти под­хо­ды, вы­во­див­шие всю че­ло­ве­че­скую мо­ти­ва­цию из ог­ра­ни­чен­но­го чис­ла био­ло­гич. по­бу­ж­де­ний, под­верг­лись ин­тен­сив­ной кри­ти­ке (Г. Ол­порт, Г. Мюр­рей, А. Мас­лоу) и сме­ни­лись но­вым по­ня­ти­ем «П.», ко­то­рое по­зво­ля­ло опи­сы­вать спе­ци­фич. по­бу­ж­де­ния че­ло­ве­ка, раз­лич­ные у раз­ных лю­дей, раз­ви­ваю­щие­ся в те­че­ние жиз­ни и по-раз­но­му про­яв­ляю­щие­ся в по­ве­де­нии или не про­яв­ляю­щие­ся во­все. Мюр­рей раз­ра­бо­тал пер­вый ме­тод пси­хо­ло­гич. ди­аг­но­сти­ки П. (Те­ма­ти­че­ский ап­пер­цеп­тив­ный тест) и клас­си­фи­ка­цию че­ло­ве­че­ских П., по­лу­чив­шую ши­ро­кое при­зна­ние. Мас­лоу вы­стро­ил ие­рар­хию 5 раз­но­уров­не­вых групп ба­зо­вых П.: фи­зио­ло­ги­че­ские П., П. в безо­пас­но­сти, в кон­так­тах, во внеш­ней оцен­ке и са­мо­оцен­ке и П. в са­мо­актуа­ли­за­ции. По­ня­тие «П.» как ус­той­чи­вых глу­бин­ных ис­точ­ни­ков по­ве­де­ния лич­но­сти по­лу­чи­ло рас­про­стране­ние в разл. тео­ри­ях сер. 20 в. (К. Хор­ни, Э. Фромм, А. Н. Ле­он­ть­ев, Д. Н. Уз­над­зе, Ж. Нют­тен и др.).

П. про­яв­ля­ют­ся в по­ве­де­нии че­ло­ве­ка не пря­мо, а лишь опо­сре­до­ван­но, вли­яя на вы­бор мо­ти­вов, ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют на­прав­лен­ность по­ве­де­ния в ка­ж­дой кон­крет­ной си­туа­ции. Ак­ту­аль­ный мо­тив все­гда со­от­но­сит­ся с од­ной или не­сколь­ки­ми П. и на­прав­лен на их реа­ли­за­цию. По­это­му П. ред­ко ста­но­ви­лись пред­ме­том экс­пе­рим. ис­сле­до­ва­ний. Ис­клю­че­ни­ем яви­лась тео­рия са­мо­де­тер­ми­на­ции Э. Де­си и Р. Рай­ана, в ко­то­рой вы­де­ле­ны ба­зо­вые П. в от­но­ше­ни­ях, в ком­пе­тент­но­сти и в ав­то­но­мии и эм­пи­ри­че­ски до­ка­за­но, что удов­ле­тво­рён­ность этих П. по­вы­ша­ет, а не­удов­ле­тво­рён­ность сни­жа­ет пси­хо­ло­гич. бла­го­по­лу­чие ин­ди­ви­да.

На­ря­ду с об­ще­при­ня­тым раз­ли­че­ни­ем низ­ших П. (те­лес­ных, био­ло­ги­че­ских, пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ских), об­щих для че­ло­ве­ка и жи­вот­ных, и спе­ци­фи­че­ски че­ло­ве­че­ских выс­ших П. (со­ци­аль­ных, пси­хо­ло­ги­че­ских и т. п.), су­ще­ст­ву­ет и про­ти­во­по­лож­ная точ­ка зре­ния, со­глас­но ко­то­рой да­же низ­шие, фи­зио­ло­гич. П. че­ло­ве­ка в кор­не от­ли­ча­ют­ся от по­хо­жих на них П. жи­вот­ных и име­ют иные строе­ние и ме­ха­низ­мы функ­цио­ни­ро­ва­ния (А. Н. Ле­он­ть­ев). Био­ло­гич. и пси­хо­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния 2-й пол. 20 в. сви­де­тель­ст­ву­ют о том, что да­же са­мые ба­зо­вые П. че­ло­ве­ка не име­ют вро­ж­дён­но­го ха­рак­те­ра и в про­цес­се при­жиз­нен­но­го их фор­ми­ро­ва­ния спо­соб­ны транс­фор­ми­ро­вать­ся, под­чи­ня­ясь выс­шим, спе­ци­фи­че­ски че­ло­ве­че­ским фор­мам жиз­не­дея­тель­но­сти. Ряд ав­то­ров (Э. Фромм, В. Франкл, С. Мад­ди, Ж. Нют­тен, Э. Де­си и Р. Рай­ан) вы­де­ля­ют груп­пу «эк­зи­стен­ци­аль­ных», ду­хов­ных П., вы­во­дя­щих ин­ди­ви­да за рам­ки от­но­ше­ний с со­циу­мом и по­бу­ж­даю­щих его к са­мо­оп­ре­де­ле­нию и осо­знан­но­му вы­страи­ва­нию лич­но­го пу­ти в жиз­ни. Раз­ли­ча­ют так­же суб­стан­ци­аль­ные П., жиз­нен­ная зна­чи­мость ко­то­рых оп­ре­де­ля­ет­ся не­об­хо­ди­мо­стью взаи­мо­дей­ст­вия с оп­ре­де­лён­ным кру­гом пред­ме­тов (пи­ще­вая, по­зна­ва­тель­ная П.), и функ­цио­наль­ные П., по­бу­ж­даю­щие к де­я­тель­но­сти, гл. мо­мен­том ко­то­рой яв­ля­ет­ся сам про­цесс (рек­реа­ци­он­ная, иг­ро­вая П.). По­ми­мо П., к ис­точ­ни­кам мо­ти­ва­ции че­ло­ве­ка от­но­сят­ся цен­но­сти – ис­то­ри­че­ски вы­ра­бо­тан­ные в жиз­не­дея­тель­но­сти со­ци­аль­ных групп пред­став­ле­ния о же­ла­тель­ном, при­ни­мае­мые чле­на­ми этих групп в ка­че­ст­ве мо­ти­ва­ци­он­ных ори­ен­ти­ров.

П. че­ло­ве­ка об­ра­зу­ют ди­на­мич. ие­рар­хию, ве­ду­щее по­ло­же­ние в ко­то­рой за­ни­ма­ет то од­на, то дру­гая П., в за­ви­си­мо­сти от реа­ли­за­ции од­них П. и ак­туа­ли­за­ции дру­гих. Субъ­ек­тив­но П. пе­ре­жи­ва­ют­ся в фор­ме эмо­цио­наль­но ок­ра­шен­ных же­ла­ний, вле­че­ний, стрем­ле­ний, а ус­пеш­ность их реа­ли­за­ции – в фор­ме оце­ноч­ных эмо­ций; са­ми П. при этом мо­гут и не осоз­на­вать­ся.

Психологические механизмы потребностей

Сущность и психологическая структура потребности

Определение 1

Потребность – это внутреннее ощущение индивида в недостатке чего-либо.

Психологической сущностью потребности является то, что индивид стремится приобрести что-то или, напротив, избавиться, от чего-либо. Потребность напоминает о себе до тех пор, пока она есть и пока она не удовлетворена. В зависимости от психических особенностей люди по-разному реагируют на свои потребности (игнорируют, удовлетворяют, подавляют).

В основе формирования потребностей человека заложены его мотивы.

Определение 2

Мотивы – это внутреннее стремление индивида к конкретной цели, выраженное в выполнении им определенной деятельности.

В психологической структуре потребности принято выделять следующие составляющие:

  1. Предметное содержание потребности – это совокупность определенных внутренних и внешних объектов окружающей среды, при помощи которых осуществляется удовлетворение потребностей. Необходимо отметить, что предметное содержание имеет обобщенный характер.
  2. Возникающее содержание потребности, при наличии актуального напряжения, выражающегося в чувстве психологического дискомфорта (беспокойство, напряжение, дефицит необходимого и т.д.). Именно желание индивида как можно скорее избавиться от данного психологического дискомфорта и является основным источником активности в деятельности и поведении.

Замечание 1

Таким образом, потребность направлена на активизацию индивида, стимуляцию его поведения с целью осуществления поиска того, что необходимо.

Виды потребностей

В настоящее время существует несколько классификаций потребностей человека. Одной из наиболее известных и распространенных, является классификация А. Маслоу, разработанная в виде иерархии.

Иерархия потребностей А. Маслоу, представляет собой последовательность групп потребностей, в зависимости от их значимости для человека. Кроме того, в данной иерархии потребности расположены в соответствии с индивидуальным развитием индивида и развитостью у него мотивационной сферы.

Иерархия потребностей по А. Маслоу:

  1. Физиологические (органические) потребности.
  2. Потребность в защищенности и безопасности.
  3. Потребность в любви и принадлежности.
  4. Потребность в уважении (почитании).
  5. Потребность в познании.
  6. Нравственные и эстетические потребности.
  7. Потребности в признании и самоактуализации.

Все указанные группы потребностей, в соответствии с концепцией А. Маслоу одновременно выступают и «основными уровнями потребностей, находящимися в строгой иерархической соподчиненности». Первая группа потребностей представляет собой основание иерархии. То есть, потребность, которые расположены на высших уровнях возникают и активизируются у индивида только тогда, когда у него удовлетворены все нижележащие потребности.

Еще одной достаточно распространенной классификацией потребностей человека, является классификация потребностей в зависимости от источника их происхождения.

Классификация потребностей человека по источнику происхождения:

  • Первичные (биологические, базовые, естественные, врожденные) потребности – это потребности в воде, еде, сне, температурном комфорте, удовлетворении сексуальных желаний и т.д. Удовлетворение данных потребностей направлено на обеспечение индивидуального и видового существования человека. Особенностью этих потребностей является то, что они одинаковы у людей и животных. Необходимо отметить, что биологические потребности формируются у человека под воздействием окружающего общества, в этой связи они проявляются несколько иначе, чем у животных.
  • Вторичные (приобретенные, культурные) потребности – это потребности в принадлежности к определенной социальной группе, в признании, любви, уважении, самоутверждении. То есть, данная группа потребностей связана с жизнью человека в обществе и основана на его взаимодействии с другими членами общества.
  • Духовные потребности – это потребности в познании окружающего мира, самореализации и самоуважении, а также эстетические и нравственные потребности. Данные потребности формируются и развиваются аналогично социальным.
  • Патологические потребности – это потребности, которые возникают у человека в результате употребления им различных веществ, вызывающих состояние эйфории. Данные потребности являются основным признаком наличия таких заболеваний как наркомания и алкоголизм.

Замечание 2

В том случае, если определенную потребность человек не может удовлетворить, то у него возникают разного рода фрустрации, вызывающие ощущение дискомфорта.

Процессы возникновения и удовлетворения потребностей

Возникновение и удовлетворение потребностей человека, представляет собой процесс, который состоит из нескольких последовательных стадий:

  1. Возникновение потребности – у человека возникает ощущение, что ему чего-то не хватает в жизни, в результате чего он начинает определять причину дискомфорта, что именно ему не хватает и что необходимо предпринять для ее удовлетворения или устранения.
  2. Поиск путей удовлетворения (устранения) потребности – человек начинает реагировать на возникшую потребность, ищет способы по ее удовлетворению или устранению. В результате он выбирает наиболее оптимальные пути и принимает решение.
  3. Осуществление действия – человек выполняет действия, которые направлены на устранение или удовлетворение потребности. На данной стадии возможна корректировка целей, задач и способов действий, если человек не видит результата от своих действий.
  4. Получение вознаграждения. Осуществив действие, человек либо непосредственно получает желаемое (реализует потребность), либо то, что он может обменять на необходимый объект. На данной стадии выясняется, насколько осуществленное действие дало желаемый результат. Происходит регулирование мотивации к действию.
  5. Устранение потребности. Все зависит от степени устранения потребности и снятия напряжения. Человек либо продолжает действия по реализации желания, либо осознает новую потребность.

Психология и философия брендинга, маркетинга, потребностей и действий

Потребители создают бренды, а не компании — вот она единственная фундаментальная истина маркетинга, которую нельзя отрицать. Именно потребители придают брендам их ценность путем развития соответственных восприятий и ожиданий.

Компании занимаются повышением ценности бренда за счет предоставления неизменного опыта взаимодействия между клиентом и брендом, которому могут доверять потребители.

В основе построения бренда лежит человеческая психология и факторы, определяющие поведение потребителя. Так что же необходимо клиентам? Неужели им действительно так нужно то, что они покупают, или это всего лишь иллюзия? Что движет ими в их действиях? И почему они покупают товар, ощущая реальную или мнимую потребность сделать это?

Ключевые слова здесь — потребность и действие. Так что лучшие специалисты по бренд-ориентированному маркетингу неслучайно внимательно слушали свои университетских преподавателей по теории маркетинга, психологии и философии. Каждый из них убедился на собственном опыте, что иерархия потребностей Маслоу (Maslow’s Hierarchy of Needs) и семь причин, движущих действиями человека, Аристотеля (Aristotle’s Seven Causes of Human Action) могут напрямую применяться в отношении поведения потребителя и бренд-ориентированного маркетинга. Вам никогда не понять суть маркетинга, если психология потребностей и психология деятельности — для вас пустой звук.

Иерархия потребностей Маслоу

В 1943 году Абрахам Маслоу написал работу под названием «Теория человеческой мотивации» (A Theory of Human Motivation), в которой определил пять потребностей человека, расположив их в виде своеобразной иерархии:

Физиологические потребности

На нижней ступени расположены вещи, без которых человеку не выжить, например вода и пища. Это и есть физиологические потребности.

Потребность в безопасности

Вторая ступени включает потребность в безопасности, т.е. те факторы нашей жизни, которые позволяют нам чувствовать себя защищенным в любой ситуации. К ним относятся здоровье, семья, работа и т.п.

Потребность в любви и принадлежности

Третья ступень иерархии — это потребность в любви и принадлежности. Она включает потребности человека, связанные с отношениями между людьми, семью и дружбу.

Потребность в оценке

На четвертой ступени иерархии расположилась потребность в оценке, включая самооценку, доверие, уважение, выражаемое окружающими и в отношении окружающих, а также личный успех. Как и потребность в любви и принадлежность, потребность в оценке по сути своей эмоциональна и проявляется как осознанно, так и на бессознательном уровне.

Самореализация

На верхней ступени пирамиды находится потребность в самореализации, которая относится к личному росту и реализации всего потенциала человека. По мнению Маслоу, именно эта потребность движет людьми превыше всего, правда, удовлетворить ее удается немногим. Она очень субъективна и носит крайне персонализированный характер.

Интересно, что по мере продвижения к вершине иерархии Маслоу, каждая следующая потребность становится менее существенной для выживания и в большей мере основывается на эмоциях.

Выбранная коммуникация должна выделять ваш товар на фоне продукции конкурентов и позиционировать его в качестве единственного решения, лучшего выбора потребителя и бренда, необходимого потребителю. Естественно, зачастую такая потребность основывается на личном восприятии человека, а не на стремлении выжить.

Семь причин, движущих действиями человека, Аристотеля

Один из важнейших аспектов любой маркетинговой коммуникации — сильный призыв к действию. Очень важно сопоставлять маркетинговый призыв с одной из семи причин, движущих действиями человека, которые были выведены Аристотелем несколько тысячелетий назад. Только так можно добиться наивысших результатов и максимальной окупаемости инвестиций.

Согласно Аристотелю, семь причин, движущих действиями человека, включали:

1. Случай

Поговорка «Не полагайся на волю случая» подходит здесь как нельзя лучше. Не думайте, что потребитель поймет, чего именно вы от него хотите. Маркетинговое обращение должно быть четким и недвусмысленным. Ведь именно непоследовательность является главной причиной исчезновения брендов.

2. Природа

Человеческая природа и окружающая среда играют огромную роль в мотивации действий потребителей. Следите за тем, чтобы все предлагаемые им действия совпадали с их природными желаниями.

3. Спонтанное желание

Мы живем в мире сиюминутного удовольствия, так что именно спонтанное желание становится причиной значительной части человеческих действий, ведь в наши дни все так легко и доступно. Создайте условия для того, чтобы ваши клиенты действовали согласно своим желаниям, и результаты ваших маркетинговых усилий мгновенно возрастут.

4. Привычка

Признаем мы это или нет, но зачастую люди становятся заложниками собственных привычек. На самом деле, большую часть привычных нам действий мы осуществляем неосознанно, но, так или иначе, именно это определяет, как и когда мы что-то сделаем. Три этапа построения бренда: последовательность, постоянство и ограниченность — напрямую связаны с привычками человека. Формируя и постоянно соответствуя ожиданиям ваших клиентов, вы повышаете доверие к своему бренду, что, в итоге, приводит к действиям потребителей.

5. Аргумент

Потребители различают рациональные и иррациональные аргументы. Первый тип аргументов относится к нижним ступеням иерархии потребностей Маслоу, в то время как второй включает потребности высшего типа. Чтобы сформировать потребности высшего уровня, маркетологам необходимо приводить потребителям ощутимые доводы, тем самым стимулируя их совершать определенные действия. Самый эффективный способ сформировать ту или иную потребность у потребителей — это взывать к их эмоциям, а не к разуму.

6. Страсть

Страсть также относится к эмоциям. Нужно уметь распознавать тот самый эмоциональный фактор, который заставит каждого покупателя совершить необходимое действие. Стоит потребителю получить ту самую ключевую информацию, приводящую в действие его эмоциональный «движок», как он почти наверняка совершит то самое, нужное продавцу, действие.

7. Желание

Секрет создания желания у потребителя заключается в понимании того, чего хочет и требует целевая аудитория, и соответственной обработке восприятий клиента с тем, чтобы он захотел купить именно то, что вы продаете. Дело даже не в товаре или услуге. Желание — это чувство, образ жизни, личная выгода или какая-то иная нематериальная (и зачастую подсознательная) цель или стремление. Слушайте свою аудиторию и передавайте им такие сообщения и опыт взаимодействия с брендом, которые позиционируют ваши товары и услуги в соответствии с желаниями потребителей.

Уроки для маркетологов

Не важно, часами ли вы изучали иерархию потребностей Маслоу и семь причин, движущих действиями человека, Аристотеля, или услышали о них впервые только сейчас. Главное — понимать, что поведение человека (включая поведение потребителей) определяет потребности и действия, которые не так уж и изменились со временем.

Возможно, современные потребители выполняют определенные действия, совершают покупки, собирают информацию и проводят свободное время немного иначе, чем раньше, но их базовые психологические потребности и философские причины их действий нисколько не изменились, представляя собой константы, на которые всегда могут рассчитывать маркетологи.

Перевод Ирины Зайончковской

Источник: forbes.com

Зачем нужна психология? А что нужно психологии?

Мы всегда прислушиваемся к «Голосам в психологии». Люди, которые могут часто брать сложные идеи и передавать их таким образом, чтобы заинтересовать и проинформировать нашу большую и разнообразную аудиторию. Писатели с реальным влиянием, которые учатся избегать некоторых ловушек академического письма. Они будущее нашей науки, нашего Общества, нашего журнала.

Но, возможно, вам нужна помощь, чтобы найти этот голос. Возможно, у вас есть что-то определенное, но вам нужна практика, забота.Мы думаем, что в последние годы мы приложили реальные усилия для этого, предоставив возможности и рекомендации многим начинающим авторам. Теперь мы начали разрабатывать более формальную структуру этого процесса.

На 2018 год мы задали вопрос, который действовал до конца года: Зачем нужна психология? А что нужно психологии? Людей попросили ответить на один или оба этих вопроса так, как они сочтут нужным. Хотя мы не были нацелены исключительно на студентов, нас больше всего интересовало выявление высокого потенциала среди тех, кто начинал свой путь в психологии.

А теперь самое интересное … мы обсуждаем с некоторыми из этих авторов возможность сыграть роль в развитии их «голоса в психологии», давая советы и предоставляя возможности писать больше в различных контекстах.

Поскольку это пробная версия, на данном этапе мы не можем говорить более конкретно. Речь идет о совместном создании Программы на будущее. Но мы надеемся, что это будет расти.

На 2019 год мы задаем вопрос: «Что делает психолога?»

Обращайтесь к этому вопросу так, как считаете нужным.Мы понимаем, что это настоящая проблема: максимальное количество слов составляет всего 1000 слов, и абсолютно необходимо, чтобы вы писали с учетом нашей публикации и аудитории.

Срок до 20 сентября. Отправьте сообщение по электронной почте на адрес [адрес электронной почты защищен] и расскажите немного о себе — о своих стремлениях и о том, как вы хотите участвовать в психологической коммуникации. Хотя мы не нацелены исключительно на студентов, мы в основном заинтересованы в выявлении высокого потенциала у тех, кто начинает свой путь в психологии.Одно сообщение на человека, пожалуйста, и, к сожалению, мы не можем ответить всем.

Примерно в конце 2019 года мы опубликуем подборку лучших ответов в Интернете и в печати. Некоторым из победителей будет предложена поддержка в развитии их «голоса в психологии» путем предоставления советов и возможностей писать больше в различных контекстах.

Пишите — и не стесняйтесь! Если у вас есть голова, забитая вопросами, оригинальные идеи о психологии, выходящие за рамки лекционного зала, и желание что-то изменить, то это хорошее место для начала.Вам не обязательно быть готовой статьей, чтобы быть очень важным для нас!

Д-р Джон Саттон (управляющий редактор)
Мадлен Паунолл (помощник редактора VIP-программы)

Теперь о победителях нашей схемы 2018 года … помните, вопрос был: Зачем нам нужна психология? А что нужно психологии?

Критическая революция в работе

Зои Сандерсон

В психологии труда мы стремимся изучать человеческое поведение в организациях и применять полученные знания для достижения благих целей.Но каковы эти цели? Чьим интересам служат наши усилия? Какие предположения лежат в основе знаний, которые мы используем и создаем? Какие могут быть лучшие способы проведения исследований в области психологии труда?

Вопросы, подобные этим, побуждают нас задуматься о фундаментальной природе того, что мы делаем, что, возможно, ведет нас к более «критическому» образу мышления и бытия. В этом контексте «критический» не обязательно означает разрушительный или отрицательный. Критические подходы — которых много и они разнообразны — подчеркивают ограничения того, как мы обычно проводим исследования в области психологии, стремясь создать альтернативы, которые могли бы создать другое будущее для нашей области.

Стремление к социальной справедливости и личным свободам лежит в основе наиболее важных точек зрения, и это часто связано с изучением моделей власти, в которые вовлечены люди как на рабочем месте, так и за его пределами. Эти способы мышления также побуждают нас задуматься о том, как мы лично относимся к нашим исследованиям, способствуя самосознанию концепций и парадигм, которые мы используем, и предположений, на которых они основаны. Качественные методологии и разнообразные эпистемологии ценятся наряду с количественными подходами в критической работе.В общепринятой академической психологии труда желательность достижения некоторых целей, таких как повышение производительности труда и управленческого авторитета сотрудников, часто рассматривается как нормальная, универсальная или даже естественная. Критическая работа выявляет и ставит под сомнение допущения, лежащие в основе этих императивов. Мы должны смотреть внутрь себя на наши собственные ценности и убеждения, снаружи на то влияние, которое оказывают наши исследования, и сбоку на различные парадигмы, существующие в нашей области.

В более критическом будущем для психологии труда мы расширим, что и как исследуется.Какие вопросы становятся главными в наших исследовательских программах и как мы их решаем, — это проблемы, основанные на ценностях. Когда мы исследуем, мы принимаем участие в дебатах, формулируем идеи, отдаем предпочтение определенным видам данных, формируем возможности для практики и приносим пользу или ставим в невыгодное положение группы людей. Создание знаний — это мощный акт, который имеет значительные последующие последствия, которые мы в некоторой степени контролируем. Если мы проведем исследование, которое в конечном итоге будет направлено на повышение производительности труда сотрудников, мы сможем разумно предвидеть, что это может нанести ущерб определенным группам сотрудников.Более критическая программа исследований могла бы изучить проблемы, которые «дискурс о продуктивности» ставит перед работниками с ограниченными возможностями или теми, у кого есть серьезные нерабочие обязанности. Мы могли бы сформулировать более инклюзивную концепцию самой продуктивности. Мы могли черпать вдохновение из постструктуралистских, феминистских или постмодернистских исследований в соседних академических областях. Расширение репертуара «законных» вопросов и подходов к исследованиям психологии труда таким образом позволит нам получать различные виды знаний, которые в конечном итоге могут принести пользу большему количеству людей на рабочем месте.

Это не новая идея. По крайней мере, с 1970-х годов критические психологи сопротивлялись индивидуалистическим взглядам, указывали на влияние статус-кво на уязвимые группы и возлагали на других психологов ответственность за их роль в сохранении этих воздействий. Многие дисциплины социальных наук установили критические традиции, некоторые из которых совпадают с нашим вниманием к людям в организациях. В нашей собственной области мыслители-новаторы отстаивали радикальные идеи, бросающие вызов статус-кво.Например, история психологии труда и организационного поведения Венди Холлоуэй в 1991 году развеяла иллюзию объективного научного исследования, задокументировав, как конкретные люди, проблемы и контексты производят основные знания в нашей области. Гази Ислам и Майкл Зифур исследовали, как можно по-разному представить себе основные предметы психологии труда, такие как анализ работы, лидерство и мотивация, в своей главе в книге «Критическая психология: введение» 2009 года. Несколько месяцев назад Европейский журнал трудовой и организационной психологии опубликовал статью Маттейса Бала и Эдины Дочи о неолиберальной идеологии в психологии труда, а также несколько ответов.К сожалению, эти идеи и споры остаются скорее исключением, чем нормой.

Эта революция начинает набирать обороты: исследователи со всего континента заявляют о своем стремлении к более критической психологии труда. Я работаю с европейскими коллегами над планированием мероприятия о будущем психологии труда, которое позволит нам вместе изучить, как наша дисциплина может стать более критичной, здоровой, равной и актуальной (www.futureofwop.com). Эта инициатива отражает разработку Манифеста о будущем работы и организационной психологии, который охватывает критические устремления.Манифест подпишут многие исследователи психологии труда со всей Европы, включая меня. Происходят изменения, и здесь, в Великобритании, нам нужно не отставать.

Это не просто упражнение в интеллектуальной гимнастике. Многие из нас занимаются психологией труда с намерением творить добро. В более критическом будущем мы могли бы привнести больше наших ценностей и убеждений в нашу работу — при условии, что мы будем делать это сознательно, открыто и разумно, как мудро советуют сторонники практики, основанной на фактах.Мы бы собрали больше (и более разнообразных) доказательств по вопросам, которые касаются людей, которые не обладают наибольшей властью в организациях, и переоценим, в какой степени строительные блоки, формирующие здание современной психологии труда, по-прежнему подходят для наших целей. Критические подходы могут дать новое представление о том, почему наша работа так важна в обществе, которое все больше озабочено основанными на ценностях вопросами равенства, устойчивости и свободы.

Психология труда не спасет мир, но мы можем индивидуально вносить изменения, которые накапливаются, чтобы оказать лучшее влияние в будущем, чем мы делали в прошлом.Наша дисциплина назрела для критической революции: сможем ли мы ее осуществить?

Зои Сандерсон
«Я доктор-исследователь в Бристольском университете. Я использую качественные методы для изучения психологической реакции сотрудников на ценности организации. Я изучал несколько социальных наук и политическую философию, разрабатывал политику для государственных органов и руководил организациями третьего сектора. Я активист и ученый, и мне интересно, как мы можем сделать будущее лучше, чем настоящее и прошлое.Я использую все это в своей работе. Я в Твиттере или по электронной почте [адрес электронной почты защищен] ».

Это та часть, которая делает всех нас людьми
Гунджан Шарма

Я работаю младшим врачом в больнице и постоянно осознаю необходимость психологии. Когда молодой человек попадает в отделение неотложной помощи с порезанной рукой, возникает явная психологическая потребность. Труднее оценить эмоциональную сторону и тем более предложить психологическую поддержку, когда кто-то попадает в больницу из-за физических проблем; сердечный приступ, подорвавший самоуверенность человека, или двадцатилетняя борьба с диабетом, наполненная постоянной тревогой и страхом, что вас сочтут посторонним.Мы, врачи, слишком готовы лечить патофизиологию. Наши офисы заполнены Британским национальным фармакологическим справочником и исследовательскими документами, в которых упоминаются последние достижения в фармакологии.

То, что мы оставляем в стороне, — это аспекты человеческих страданий, в которых, как нам кажется, мы не принимаем участия; та часть, которая делает всех нас людьми.

Существует большая потребность в оценке психологических аспектов физического здоровья. Хотя это уже делается в определенных областях здравоохранения, таких как хронические заболевания и паллиативная помощь, это не является частью нашей повседневной роли врачей.Существуют препятствия — время, отведенное на быстрое лечение, является лишь одним из них, — но комплексная помощь является краеугольным камнем современной медицины.

Медицина с каждой минутой становится все технологичнее. Мы оборачиваем наших пациентов проволокой, вставляя иглы в каждую пору, пытаясь накормить тело, опустошенное болезнью. Каждый день мы отмечаем мельчайшие изменения частоты сердечных сокращений и артериального давления, глядя на рентгеновские лучи, когда мы смотрим на внутреннюю часть тел наших пациентов. Тем не менее, нам еще предстоит в полной мере оценить внутреннюю часть их разума.Наши десятиминутные обходы палаты не дают большого стимула сесть и прислушаться к страхам и тревогам наших пациентов. Наши предписывающие проформы не дают возможности оценить десятилетия изоляции и тяжелой утраты, страх потерять личность и независимость.

Я не говорю здесь о психиатрии или о медицинском диагнозе психических расстройств. Я говорю о психологических последствиях того, что мы являемся пациентом, и о недостаточном внимании, которое мы им приписываем. Мы не должны забывать, что люди наиболее уязвимы, когда они нездоровы.Психология нужна не только медицине, но и медикам как профессии; это позволяет нам выйти из туннеля физиологии и патологии и войти в мир нашего пациента.

Одно конкретное исследование, текущее исследование «Диабет 360», очень хорошо подчеркивает эту потребность. Почти половина медицинских работников сообщили, что их способность заботиться о своих пациентах зависит от их способности понимать точки зрения своих пациентов и адекватно управлять эмоциональными проблемами своих пациентов наряду с их физическими проблемами.Это особенно важно по сравнению с результатами, полученными от пациентов; 30 процентов пациентов чувствовали, что их диабет забирает значительную часть их умственной и физической энергии, а 32 процента чувствуют себя подавленными в результате своего диабета.

Мы знаем, что физическое и психологическое здоровье тесно связаны. Это можно проиллюстрировать на примере простуды. Вспомните, когда вас связали в постели, у вас текла нос, лающий кашель и сильная головная боль.Это были не просто ужасные боли в шее и усталость мышц, которые казались такими ужасными; это был тот факт, что вы чувствовали себя бесполезным как партнер, виноватым за то, что не можете приступить к работе, разочарованием из-за беспомощности, к которой вы были связаны, беспокойством о том, сможете ли вы все же подать этот документ вовремя. Болезнь — это больше, чем просто увеличение количества лейкоцитов в кровотоке или дисбаланс наших показателей жизнедеятельности; это то, что происходит с человеком в целом, и врачи должны ценить эту целостность и управлять ею.

Все меняется. В медицинском образовании больше внимания уделяется психологической сфере здравоохранения. Мы относимся к врачу как к тому, кто охватывает пациента в целом (см., Например, статью Кордингли и его коллег «Какую психологию нужно знать студентам-медикам?» В 2015 году). Но впереди еще долгий путь. Обход отделения не способствует эмоциональной поддержке, когда пациент в соседней постели может слышать весь разговор; десятиминутные встречи не всегда затрагивают суть проблемы.Но понимание того, что пациенты имеют не только физические симптомы, но и психологическое бремя, — это хорошее начало.

Гунджан Шарма
«Я младший врач, работаю в Девоне. Я интересуюсь писательством и психологией, и я стремлюсь совместить оба этих интереса. Моя цель — стать психиатром и продолжить свой интерес к написанию научно-популярной литературы на интересующие меня темы, такие как глобальное психическое здоровье, психические заболевания и система уголовного правосудия, а также социальная несправедливость и психическое здоровье.Я хочу стимулировать обсуждение и обменяться идеями ».

Использование психологии для размышлений о психологии
Бет Кэррингтон

Внезапно я понял. Я все понял. Смущение. Стыд. Клеймо. То есть однажды я покинул свою башню воспринимаемых знаний из слоновой кости и сел один на один в кабинете терапевта, поставив стулья «именно так». Не хватало только коробки с салфетками. Я думал, что работа в области психического здоровья сделает меня невосприимчивым к психическим расстройствам; мальчик, я был неправ.Работа в области психического здоровья никоим образом не делает меня невосприимчивым ни к чему.

Оглядываясь назад, я понимаю, что это был ужасающий опыт, который я бы теперь не стал менять для всего мира; Я был на месте пользователя сервиса. Я впервые увидел все как пользователь психиатрических услуг, и это полностью изменило мою точку зрения. Сначала мне было неловко и неловко, особенно когда стажер-терапевт КПТ спросил, можно ли записывать сеансы «для клинического наблюдения и тренировочных целей».Я не мог сказать «нет»… Я сам был в аналогичной ситуации, передавая каждый опыт своему собственному наблюдению, чтобы помочь мне развиваться и учиться. Но я запаниковал: что, если бы другие студенты ее курса посмотрели эти видео, и я позже работал с этими людьми в тех же самых службах?

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что если я ожидаю, что однажды стану клиническим психологом и буду помогать людям, которые испытывают проблемы с психическим здоровьем, мне нужно иметь возможность размышлять о себе и своих собственных проблемах.Я благодарен за то, что теперь у меня есть понимание того, каково это на самом деле, когда вы находитесь по другую сторону стола, когда человек задает вам потенциально навязчивые вопросы и просит вас поразмышлять над своими мыслями и чувствами — очень сложная задача! На мой взгляд, это может сделать меня только лучшим психологом в будущем. Я больше не чувствую себя таким отстраненным, как, возможно, когда-то. Идеология «мы» и «они», хотя, скорее всего, бессознательная сила в нашем сознании, была уничтожена.

Психологии нужно поднять «ты знаешь что», чтобы положить конец стигме не только в обществе, но и в самой профессии.Что может быть более дестигматизирующим, чем терапевты, ищущие собственную терапию? Я признаю озабоченность, поднятую в обзоре Research Digest по поводу принудительной терапии для психотерапевтов: автор Кристиан Джарретт обсуждает тот факт, что личная терапия создает напряжение для некоторых стажеров, что, следовательно, сказывается на их личных отношениях. Однако я не могу не аплодировать стажерам, которые прошли через этот процесс и которые теперь могут обладать самопознанием и готовностью задуматься о том, что они могут привнести в эти отношения.

Некоторые курсы клинической психологии предоставляют слушателям средства на индивидуальную терапию, в то время как многие этого не делают. Почему среди профессионалов так мало консенсуса? Конечно, мы должны учитывать этические соображения, например, как поддерживать профессиональные границы. Однако нам также необходимо учитывать, могут ли быть задействованы определенные социальные защиты. Возьмем, к примеру, скромный психологический кабинет. Во многих стационарах они отделены от пользователей услуг, иногда в совершенно разных зданиях.Для кого на самом деле эта социальная защита? Сохраняют ли они стигматизирующий взгляд на «них» и «нас»?

Несмотря на то, что я «новичок в игре», я уже был свидетелем очень сложных ситуаций и, к сожалению, стал свидетелем стигмы в профессии. Я также был виноват в том, что испытывал двойственное отношение к моей собственной терапии. Однако, если мы заявляем, что занимаемся профессией, которая не стигматизирует, это не должно быть просто ярлыком на банке. Возможно, психология нуждается в изменении культуры, чтобы позволить себе думать о неудобствах.Вместо того, чтобы отвечать на любопытство словами «так было всегда», давайте поспорим с этим и спросим, ​​почему.

Зачем нужна психология? Потому что психология предназначена для каждого человека, будь то люди с длительными и сложными проблемами психического здоровья, люди, испытывающие легкое беспокойство, профессионалы, которые кажутся нормальными, или человек, с которым вы едете на автобусе на работу каждое утро. Психология — невероятная профессия, которая вас слушает и пытается понять вместе с вами. Мы используем психологию каждый день, чтобы помочь понять человека, так почему бы не использовать психологию как инструмент для размышлений о самой психологии?

Бет Кэррингтон
«Я закончила с отличием степень магистра в области развития, расстройств и клинической практики Йоркского университета в 2016 году (в 2014 году получила степень бакалавра психологии и развития ребенка первого класса), и в настоящее время я работает помощником психолога в NHS.Я многому научился из своего раннего опыта в клинической психологии. Теперь, когда я считаю, что развил свою личность в мире клинической психологии, я с уверенностью могу поделиться своими размышлениями и идеями.

Я ищу возможности поделиться своим опытом как человека, который является новичком в профессиональном мире психологии, чтобы, возможно, побудить новое поколение психологов осознать, что эта профессия не статична, и мы можем принять ее. изменять.На ум приходит строчка из статьи 2015 года «Слова и колдовство» в «Психологе»; «Прежде всего учитывайте свою аудиторию и старайтесь писать меньшими словами для больших кругов». Это действительно вдохновило меня на то, чтобы сделать рывок в «Психологе», так как аудитория немного больше, чем те, кто обычно слышит мои стоны — мой кролик и мой партнер ».

Уважаемый и высмеиваемый
Сиара Дикий

Что нужно психологии? И зачем нам психология? »Эти вопросы крутились у меня в голове с тех пор, как я увидел рекламу VIP-программы в« Психологе ».Я чувствовал себя обязанным написать, но не мог понять, как лучше сформулировать свой ответ. Затем, когда я читал New Scientist за чашкой чая, меня осенило.

Небольшая запись в журнале начиналась так: «Для скряги психология — это искусство, а не наука, — констатировать очевидное кровотечение. Либо это, либо поспешные попытки сделать ложные выводы ». Прочитав немного дальше в журнале, я обнаружил, что цитируются психологические исследования, помогающие описать проблему и соответствующие методы лечения. Взглянув на общественную сферу, нетрудно определить что-то меньшее, чем комплиментарное отношение к нашей области, и все же есть призывы к лучшему «психологическому» пониманию современного общества с его терроризмом, преступностью, психическим здоровьем, аутизмом, неспособностью к обучению, политикой и т. Д. образование и травмы.Каким-то образом мы, психологи, склонны поляризировать мнения и добиваться того, что физики считают невозможным; быть одновременно двумя государствами, уважаемыми и высмеиваемыми одновременно.

Как психолог я могу думать о стольких причинах того, почему наша область жизненно важна для мира; мы — постоянно развивающееся общество, и нам нужны психологи, которые помогут нам понять мысли и чувства, вызванные новыми технологиями, социальными и политическими изменениями и новыми открытиями, которые одинаково влияют на всех жителей Земли, людей, растений и животных.Нам нужна психология для разработки новых методов лечения и вмешательств для удовлетворения новых потребностей, а также для продолжения проверки текущих методов лечения; влиять на политику и составление бюджета в отношении лечения и вмешательств и обосновывать такие виды лечения, как разговорная терапия, стимулируя это расширение, чтобы люди могли получить доступ к качественной поддержке тогда, когда они в ней нуждаются, а не через шесть месяцев или около того.

Но что нужно психологии? С моей стороны было бы самонадеянно думать, что у меня есть ответ, но у меня, безусловно, есть некоторые вопросы.

Некоторые ученые не считают нас наукой, так почему же мы не делаем больше для проведения реформ, связанных с репликацией: поощряем студентов к воспроизведению или извлекаем нулевые результаты из ящика файлов? Почему из всех наук у нас нет журнала, посвященного общим интересам, который рассказывает общественности о работе, проводимой в нашей области? Есть много интересных открытий и теорий, и большая работа проводится университетами, лабораториями и службами по всей стране. Возможно, психологии нужно лучше рекламировать себя как науку.

В то время как многие студенты изучают психологию на A-level и в университетах, сравнительно немногие завершают свое обучение, чтобы стать дипломированными или зарегистрированными. Почему? За прошедшие годы психология сделала огромный шаг вперед, так почему же мы до сих пор фокусируем психологию A-level на исследованиях, проведенных более полувека назад, а не на текущих проблемах и более поздних исследованиях? Психологию нужно модернизировать.

Все чаще на страницах писем Психолога публикуются жалобы на обращение со стажерами и критика студентов и ассистентов за то, что им приходится работать за низкую заработную плату или занимать добровольные должности.Нужно ли нам быть более прозрачными в отношении времени, усилий и обучения, необходимых для того, чтобы стать зарегистрированным психологом? Нужно ли нам демонстрировать ценность помощников психологов и стажеров и признавать работу, которую они проделали, чтобы добраться до этого этапа? Улучшая их заработную плату и условия труда, мы могли бы также побудить коллег в других дисциплинах признать тщательное обучение, которое мы получаем, и побудить их лучше ценить наших стажеров и помощников. Таким образом, наша психологическая экспертиза могла бы цениться в целом гораздо больше.Возможно, психология нужна нам, чтобы лучше ценить себя, свою работу и работу друг друга.

Некоторые думают, что мы констатируем очевидное, считают нас «шарлатанами» и псевдоучеными. Нам явно нужно быть более прозрачными в том, как мы генерируем наши теории и формулировки. Психология принадлежит всем людям, а не только некоторым. Возможно, нам нужно более четко продемонстрировать, как в психологии очевидное не всегда является фактическим результатом. Возможно, нам нужно лучше представить себя в средствах массовой информации, чтобы избежать обычных разговоров с неосведомленными людьми типа «ты не читаешь мои мысли?».Возможно, нам нужно посмотреть, какие исследования действительно попадают в СМИ и как они интерпретируются публикой, и отличать науку от псевдопсихологии, ориентированной на СМИ. Возможно, психологии необходимо лучше информировать мир о том, что такое психология на самом деле, что такое психологи и почему то, что мы делаем, так же интересно и так же ценно, как и другие науки.

Психология, возможно, уникальная среди наук, определяется человеческим разумом так же, как и пытается определить и понять разум.Таким образом, можно ожидать, что обществу нужна психология, а психологии нужно общество, чтобы поддерживать его: отношения симбиотические. Нам, как ученым, необходимо объединиться, чтобы повысить точность и достоверность наших исследований, уважая и ценив работу и обучение друг друга. Мы должны улучшить наши связи с общественностью, разъяснить, почему важна психология, и привлечь людей на борт, модернизируя методы преподавания психологии и обучения тех, кто хочет идти по нашим стопам. Вместе мы должны найти способ отделиться от нашего плохого имиджа и начать новую фазу современной актуальной психологии, прозрачной и доступной для всех.

Сиара Уайлд
«Я дипломированный судебный психолог, зарегистрированный HCPC, в настоящее время работаю в HMPPS, и я зарегистрированный ученый Британского научного совета. Я также заядлый читатель и начинающий писатель и недавно закончил свой блог, рассказывая о своем опыте прохождения второго этапа тренинга по судебной психологии. Я действительно заинтересован в том, чтобы расширить свои навыки письма за пределы исследовательских работ и сделать результаты психологических исследований более доступными для широкой публики.Пока я проходил квалификацию, я преподавал психологию A-level и всегда задавался вопросом, как все интриги и азарт, связанные с изучением психологии с самого начала, казалось, исчезли к концу A-level. Я был поражен тем, что программа, похоже, не изменилась за более чем 15 лет с тех пор, как я в последний раз ее делал! Но я смог поговорить со студентами о новых интересных открытиях и исследованиях; вещи, которые имели отношение к обстоятельствам сейчас. Именно это общение я хочу продолжить и улучшить в письменной форме.«

« Мы должны сохранять свой голос во всем, что мы делаем »
Бекки Скотт

Любой психологический проект, независимо от области или принадлежности, основан на любопытстве и страсти; вопрос, на который мы хотим ответить, событие или явления, которые интригуют или трогают нас, или часть нас самих, которую мы можем опосредованно исследовать вместе с другими, чтобы узнать больше об окружающем мире. В конечном итоге, занимаясь психологией, мы начинаем путь к взаимодействию с человеческой психикой, независимо от того, исследуем ли мы функцию мозга или жизненный опыт других.

В начале этого пути психология дает нам необходимые навыки, чтобы помочь нам сочувствовать, улучшить наши личные отношения, справиться с трудными обстоятельствами и направить нас на рабочем месте. Психология также требует от нас ответственности за то, что мы делаем на практике. Это побуждает и напоминает нам рефлексировать и учитывать то, что мы представляем, когда называем себя психологами, и то, как мы влияем на других. Психология нужна нам как инструмент, который поможет нам стать лучше в личном, профессиональном и практическом плане.

Точно так же психологию можно применять для помощи другим, будь то в службах психического здоровья взрослых, в академических кругах, в классе и за ее пределами. Широта способов использования психологии для расширения прав и возможностей других является демонстрацией ценности психологии для общества далеко за пределами дисциплины.

В начале карьеры психолога критика регулярно упоминается как одно из самых сложных препятствий, которые нужно преодолеть. Учитывая множество точек зрения и подходов в этой области, мы не можем спрятаться от критики — она ​​повсеместна и постоянна.Прелесть изучения дисциплины психологии в том, что мы всегда должны заниматься этим, не только для того, чтобы добиться успеха в своей карьере, но и для того, чтобы точно и уважительно представлять и усиливать голоса других.

Материальная ценность этих оживленных, но частых встреч заключается в том, что те самые навыки, которые мы изучаем и используем для защиты от критики, используются для создания критики, будь то внутри психологии или общества в целом. Нас учат ценности дебатов, важности решения реальных социальных проблем и необходимости всегда задавать сложные вопросы.

Что нужно психологии? Психология должна работать с людьми, для которых она работает, чтобы гарантировать, что мы всегда стремимся к реальному воздействию. Психологи должны помнить о том, что есть возможности для воздействия за пределами рамок научно-исследовательского мастерства. Мы умеем бороться с социальным неравенством, применяя полученные знания, и добиваться реальных изменений. Взаимодействие с жизнью и опытом людей, принимающих участие в наших исследованиях, не менее важно, чем уйти и записать свои выводы для высоких академических высот.Среди крысиных бегов и преобладающего чувства конкуренции легко упустить это из виду.

Мы не должны увязать в «академическом»: мы должны работать со средствами массовой информации, чтобы распространять нашу работу среди людей, которые имеют значение. Мы должны работать с политической системой и кричать о наших выводах с крыш с платформы ответственности и опыта, который она нам дает. Если это не так, то мы несем ответственность за создание этих пространств для сопротивления.

Мы всегда должны помнить, что то, что мы говорим и делаем, не ограничивается рамками академических кругов, экстравагантными конференц-залами и постоянным стремлением к публикациям в престижных журналах.Это делается и на благо других. Мы всегда должны поддерживать свой голос во всем, что мы делаем, наполненные нашими мыслями, чувствами и переживаниями, как положительными, так и отрицательными. Именно это делает нашу работу гуманной и, в свою очередь, передает сочувствие и целостность.

Да, это смелая попытка для психологов, прошедших аспирантуру и начинающих карьеру, у которых может не быть гарантированной работы, профиля или платформы, чтобы начать формировать жизнь сообществ к лучшему. Но всегда есть место для изменения психологии, наряду с академией, так что то, что мы делаем, всегда определяется нашим влиянием на других.

Бекки Скотт
«В настоящее время я изучаю докторскую степень в Университете Хаддерсфилда, изучаю репрезентации в средствах массовой информации людей с психическими расстройствами, претендующих на пособие. Я также работаю с группами защиты интересов пользователей услуг, чтобы изучить, как они понимают предположения о заявлениях о выгодах в политике и СМИ. Как и любой доктор философии, у него много моего собственного багажа, разочарования в том, как угнетают людей, моего собственного опыта оспаривания инвалидности и навигации по системе психического здоровья.Я всегда считал академию немного странной и сложной для навигации — я все еще считаю. Карьера в академической среде — это то, чего я никогда не ожидал, но теперь стремлюсь к этому. Когда я начал свою докторскую диссертацию, я определенно не думал, что размышления прямолинейного северянина будут кому-либо интересны, поэтому вместо этого я попытался стать академиком, и мои идеи и идеи стали запутанными и затемненными. Я пришел к выводу, что сохранение собственного голоса может быть тем, что удерживает нас на земле ». [Электронная почта защищена]

Магия нашего понимания
Бет Клэр МакМанус

Психология должна быть более творческой в том, как он укрепляет свою репутацию как науку, и в уходе от восприятия психологов как некой менее пантомимной версии Мистической Мег, бессистемно заявляющей об очевидном, глядя в светящийся хрустальный шар.

Легко увлечь людей историями, красками, искусством и чудесами. К несчастью для психологии, это не традиционные инструменты ученых-«людей», которые уже далеко от театра лаборатории с ее горелками Бунзена и пробирками, клубящимися дымом невероятно окрашенного цвета. Люди очаровательны, противоречивы и сбивают с толку — в этом сила предмета.

Психологам необходимо заново изобрести способы, которыми мы привлекаем других к своей работе, избегая как покровительственной тенденции «урезать» данные для тех, кто не в нашей области, так и ложного предположения, что наши коллеги-ученые будут заниматься страницами статистики.Доказательства нашей работы необходимы для поддержания доверия, но мы можем предоставить эту информацию с помощью академической литературы для тех, кто достаточно любопытен, чтобы ее найти. В нашем регулярном диалоге он отчуждает и отдаляет людей от психологии и основывается на основном недоверии к любому, кто имеет дело с умами и мозгами.

Может показаться противоречивым предположение, что заимствование методологии и идей доставки из таких областей, как дизайн-мышление и искусство, приведет к большему доверию к психологии как науке.Тем не менее, я считаю, что именно здесь мы действительно можем усилить воздействие предмета, связав нашу аудиторию — намеренную или случайную — с магией нашего понимания.

Психологи должны быть доступными и открытыми как для сверстников, так и для непрофессионалов. Существует реальная опасность того, что сама психология станет неуловимой и непонятной для других даже в нашем собственном сообществе.

По моему опыту, психологи могут быть злейшими врагами самих себя с точки зрения отчуждения людей от их работы. Мы ставим под угрозу восприятие потенциального воздействия и ценности, оставаясь в стороне, со сложными названиями и похвалами, которые большинство людей просто не понимает.В выбранной мною области профессиональной психологии есть разногласия по поводу того, как мы должны называть себя, когда у нас нет официального статуса — рабочий психолог? Бизнес-психолог? Если мы не можем решить, как мы вообще можем начать осмысленно сообщать о своей ценности тем, с кем мы хотим сотрудничать?

Я пришел в психологию через увлечение людьми и поведением, и обнаружил, что мне пришлось наткнуться на те же старые провокационные исследования, ставшие дымовой завесой для настоящего психолога.Я неуклюже стремился выразить свое понимание предмета в академических письмах. Он казался творчески отстающим и излишне академичным. Я сказал то же самое пять раз: не очень.

Несмотря на то, что существует множество инклюзивной, поддерживающей и легкодоступной информации, вам придется пробираться сквозь трясину, чтобы найти ее. Не поймите меня неправильно, в реальной жизни взаимодействие не лучше. На мероприятиях информация распространяется через PowerPoint, плакаты и плакаты. Разговоры — это поспешное дополнение в конце мероприятия, в то время как все ждут бесплатный бокал вина и мчатся к поезду домой, обещая оставаться на связи.Очень часто при планировании мероприятий и возможностей по обмену знаниями основное внимание уделяется «как» и потенциалу для получения похвалы, а не «почему». Нам не хватает связей и наводящих на размышления идей из-за чего-то столь же скучного, как перегруженная повестка дня, не позволяющая нам дышать.

С точки зрения общественного восприятия воздействия психологии, мы можем представить себя «экспертами», но мы полагаемся на людей для наших исследований и создания наших выводов. Насколько больше можно было бы узнать, если бы люди поняли причину нашего восхищения своим поведением, возможно, тогда они почувствовали бы себя способными вступить в диалог, который дает дополнительное понимание их собственного «почему».Несомненно, разговоры и дебаты — вот как многие психологи устанавливают, что именно вызывает их интерес в первую очередь? В настоящее время кажется, что психологи слишком часто скатываются к наблюдению сверху вниз, как ребенок со своим первым набором для отлавливания насекомых. Нам кажется, что предсказуемость поведения нашего испытуемого довольно скучна, несмотря на то, что вся наша гипотеза часто опирается на ту же самую предсказуемость.

Если психология хочет процветать в этом странном, новом, все более цифровом мире, мы должны построить сообщество, которое поддерживает сообщество так же, как оно ценит понимание.Истинная поддержка друг друга, чтобы наш вклад имел более широкий охват, выходит далеко за рамки « лайков » или обмена — вовлечение не только психологов, но и заинтересованных сторон в разговоры о работе, которую они делают, поиск инновационных способов превратить диалог в действие посредством сотрудничества или поиск способов обмена навыками и творчеством.

Там есть место для всех нас. Если мы сцепим наши коллективные руки вместе, чтобы дать кому-то привязать к стене, а не все изо всех сил карабкаться по своим индивидуальным канатам, мы можем погрузить психологию в неизведанное, и это невероятно увлекательно.Креативщики в Instagram ежедневно размахивают баннерами и хэштегами типа «сообщество важнее конкуренции» — возможно, они что-то понимают.

Бет Клэр МакМанус
«Я недавно окончила Alliance Manchester Business School со степенью магистра организационной психологии после получения степени бакалавра психологии и управления человеческими ресурсами, что означает отход от моей ранней карьеры в управлении розничной торговлей. После лета, проведенного в обучении незнакомцев навыкам выживания в заброшенном офисном здании в рамках постановки под названием «Навыки для вечеринок на конец света», я только что провел последний год, работая в сфере привлечения персонала и OD в NHS.Сейчас я подхожу к своим ужасающим, но захватывающим первым шагам на моем собственном пути, в каком бы формате он ни был.

Меня действительно интересуют эмоции, благополучие и творчество на работе, и в настоящее время я работаю с иллюстрациями и рассказыванием историй, чтобы исследовать эти темы. Я не брал в руки карандаш с тех пор, как окончил школу 16 лет назад, но я открыл для себя иллюстрацию как средство общения, откладывая ночь до крайнего срока моей диссертации. То, что началось для меня как индивидуальная рефлексивная практика, нашло отклик как у друзей, так и у незнакомцев.Благодаря своей работе я познакомился со многими людьми и возможностями, и я считаю, что это мой инструмент, который я могу использовать в сочетании с моими письмами, чтобы передать мою страсть к психологии и то, что она может изменить. Меня особенно интересует опыт молодых людей на работе, и я являюсь членом рабочей группы «Молодежная занятость» отдела профессиональной психологии. Я считаю, что рассказывание историй и творчество — это новаторский способ вовлечь молодых людей в то, что можно рассматривать как излишне академический предмет.

Моя недавняя работа включала сотрудничество с Манчестерским международным фестивалем для документирования мероприятий их творческого сообщества и проект с Британским Советом по разработке интерактивных иллюстрированных салфеток для серии мероприятий «Глобальные города», посвященных изучению того, как люди связываются со своими городами. Я страстно верю, что создание сообществ и создание возможностей для сотрудничества — это будущее психологии, расширяющее границы традиционных исследований, но также как способ разнообразить наше влияние как людей-ученых.’

Устойчивое развитие — как вы вносите свой вклад?
Даниэлла Уотсон

Представьте: вы Ааши, 19-летняя индийская девушка из сельской пустынной деревни под названием Кардала. Если вы состоите в браке с приданым с 8 лет, вы забеременеете своим первым ребенком в 19 лет. Однако в настоящее время в вашей деревне нет акушерки, а больница находится в двух часах езды от отеля, если у вас есть доступ к транспортному средству. совершить путешествие. Группа добровольцев входит в деревню и помогает агитировать деревенскую акушерку.После того, как петиции подписаны сообществом, местное правительство назначает в вашу деревню вспомогательную медсестру-акушерку (ANM). Вы чувствуете надежду на безопасные и здоровые роды. Однако спустя всего месяц после назначения АОД она отправляется в отпуск по беременности и родам. На бумаге для чиновников в деревне есть действующее АОД, но реально для вас, вашего ребенка и вашего сообщества акушерка снова отсутствует. Кто родит вашего ребенка? Или, по иронии судьбы, кто родит ребенка от акушерки?

Я был свидетелем этого сценария воочию, когда работал волонтером в Индии.Как простой психолог со степенью магистра здоровья, я осознал множество способов, которыми психология может положительно повлиять на сообщество, включая организацию встреч с заинтересованными сторонами, взаимодействие с потребностями деревенских жителей и наращивание потенциала. В рамках размещения мы также размышляли о том, как наш опыт может быть связан с 17 целями устойчивого развития (ЦУР), установленными Организацией Объединенных Наций (2015 г.), и я снова признал роль / обязанность психологов в достижении этих целей. Именно благодаря этому опыту (а не моему университетскому образованию) я связал глобальные проблемы в странах с низким и средним уровнем доходов (СНСД) с психологией.

Кажется просто? К сожалению, у психологии глобального здравоохранения есть препятствия. Как многие из вас могут рассказать, психологию часто называют «мягкой наукой», и это имеет большее значение, когда вы работаете вместе с клиническими профессионалами в рамках Global Health. Я слышал от психологов, посещающих семинары в убранской Африке, что они не были готовы к психологии здоровья, поскольку им все еще нужно развивать такие основы, как инфраструктура, лекарства и квалифицированные медицинские работники. Это согласуется с комментарием психологов здоровья, работающих в СНСУД: Люси Бирн-Дэвис и ее коллеги сообщили, что психологам здоровья не дается возможность использовать свои конкретные навыки и знания при попытках волонтерства, консультаций и исследований на международном уровне.

Еще одно препятствие, о котором писали авторы, — это проблема, с которой психологи измеряют и фиксируют воздействие. Традиционные западные методы исследования психологии, такие как опросные шкалы Лайкерта, не работают в СНСД, что приводит к отсутствию надежности и достоверности данных. Поскольку традиционные методы исследования не имеют отношения к СНСД, психологов побуждают мыслить нестандартно и адаптироваться к более подходящим методам для измерения и реализации вмешательств. Исследования в СНСД могут способствовать развитию методов исследования психологии и обновлению способов регистрации и проведения исследований, вмешательств, обучения и лидерства в области изменения поведения.Я считаю, что психологу есть чему поучиться у СНСУД. Чтобы переосмыслить то, как мы проводим исследования для глобальных психологов, позвольте нам поучиться у таких людей, как Ааши, и таких сообществ, как Кардала.

К счастью, изменение поведения становится все более важным для развития глобального здравоохранения. В своем документе «Глобальная наука и практика в области здравоохранения» от 2013 года Джим Шелтон признал из отчета «Глобальное бремя болезней» в странах Африки к югу от Сахары, что на 20 основных заболеваний высокого риска влияет поведение, и выделил шесть областей изменения поведения: автономное, личное или образ жизни; Поведение или потребность в уходе; Приверженность клиентов и сотрудничество; Поведение провайдера; Просоциальное и антисоциальное поведение; и установка политики и приоритетов.Это был большой шаг для глобального здравоохранения к признанию роли изменения поведения. Точно так же команда Джозефа Дэниэлса в своей статье 2014 года о «обучении лидеров глобального здравоохранения завтрашнего дня» показала, как они успешно использовали модель изменения поведения в качестве учебного блока. Психология играет решающую роль во внедрении методов изменения поведения в качестве решения глобальных проблем и достижении 17 целей устойчивого развития к 2030 году (United Nations, 2015).

Если говорить о будущем нашей дисциплины, изменение климата было названо самой большой глобальной угрозой здоровью в 21 веке, и LMIC пострадает больше всего, хотя они вносят наименьший вклад.Как психологи вписываются в это? Комиссия Lancet 2015 выдвинула 10 рекомендаций по снижению воздействия изменения климата на здоровье, таких как: инвестирование в исследования; укрепление систем здравоохранения в СНСУД; пропагандируют здоровый образ жизни; защита от угроз для здоровья и расширение прав и возможностей медицинских работников. Эти рекомендации, кажется, соответствуют кругу навыков, знаний и интересов психолога.

Совсем недавно Совет медицинских исследований Великобритании объявил о выделении 2 млн фунтов стерлингов на борьбу с глобальной стигматизацией психического здоровья.Похоже, что финансирующие органы, официальное руководство и исследовательские советы начинают обращать внимание на поведенческие методы и исследования для решения глобальных проблем. Психологи обладают навыками влиять на поведение от отдельного человека до общества.

В качестве свежего голоса — нового для психологии, глобального здоровья и особенно их сочетания — я был бы признателен за возможность услышать опыт других психологов, работающих в СНСД. Я считаю, что психология — это дисциплина, в которой нужно искать инновационные решения для достижения целей устойчивого развития, и, в свою очередь, сама дисциплина психологии может развиваться через кросс-культурные исследования.Даже простые недорогие вмешательства и семинары психологов могут принести пользу таким сообществам, как Кардала, позволяя таким людям, как Ааши, улучшить свое «хорошее здоровье и благополучие» (цель 3 в области устойчивого развития). Как ваша роль в психологии способствует достижению целей устойчивого развития?

Даниэлла Уотсон
«После получения степени магистра психологии здоровья я вызвалась добровольцем в качестве руководителя группы VSO ICS в сельской Индии, сосредоточив внимание на здравоохранении, образовании и государственных программах.После этого я вызвалась добровольцем на гуманитарную деятельность в благотворительной организации All Hands and Hearts после ураганов Мария и Ирма в Карибском бассейне в 2017 году. Этот опыт дал мне первое представление о множестве глобальных успехов и проблем. Это привело меня к тому, что я получил докторскую степень по вмешательствам в области питания матери и ребенка в странах Африки к югу от Сахары, руководствуясь мнениями сообщества каждой страны, политикой с экономической точки зрения. Наряду со степенью доктора философии я стремлюсь пройти этап 2 по психологии здоровья (независимый путь).Я стремлюсь стать глобальным психологом в области здравоохранения с целью предоставить местным жителям в СНСД голос в принятии решений в области здравоохранения, которые являются экономически и политически реалистичными. В этом процессе я хотел бы поучиться у других психологов из всех дисциплин, поделиться исследованиями, опытом и, в основном, научиться общаться о глобальной психологии здоровья ».

Что всем нужно знать о психологии

Общеизвестно, что общественное понимание психологии обычно согласуется с аспектами дисциплины, касающимися психического здоровья и вмешательства.Большинство людей думают о психологах как о клиницистах и ​​консультантах. Мало кто понимает, что психология — это наука о поведении, познании и эмоциях. Еще меньше людей признают психологию дисциплиной STEM (наука-технология-инженерия-математика). Люди обычно не связывают психолога с ученым.

APA проводит опросы общественного мнения, чтобы лучше понять, что люди делают и не понимают в психологии. Данные показательны:

  • Когда респондентов спрашивают, что первое, что приходит на ум, когда они думают о области психологии, они чаще всего используют слова, связанные с болезнью, помощью людям и лечением.Очень редко люди спонтанно упоминают что-либо об исследованиях разума, мозга или поведения.

  • Большинство взрослых в Соединенных Штатах говорят, что врачи, ученые, учителя и инженеры вносят большой вклад в благосостояние общества. Но чуть более половины говорят то же самое о психологах. Единственная хорошая новость заключается в том, что психологи, как считается, вносят больший вклад, чем юристы и руководители предприятий, но не намного.

  • В ответ на просьбу приписать профессии более половины респондентов назвали врачей и инженеров научными сотрудниками.Очень редко этот термин используется для описания юристов, художников, полицейских или учителей. Психологи находятся где-то посередине между этими группами: 33 процента взрослых выбирают научный подход в качестве соответствующего атрибута.

  • Интересно, что большинство взрослых согласны с тем, что изучение человеческого поведения может помочь решить многие из сегодняшних проблем. Список того, что люди обычно считают самыми большими проблемами, с которыми мы сталкиваемся, содержит несколько сюрпризов. Первое место в этом списке:

• Экономика

• Здравоохранение

• Образование

• Энергозависимость

• Преступление

• Терроризм

  • Тем не менее, те же респонденты не считают, что психологическая профессия оказывает большое влияние на жизнь людей.Здесь больше всего выигрывают медицина, образование и наука. Менее 20 процентов респондентов считают, что карьера психолога — это та работа, которой нужно следовать, если цель — оказать большое влияние на жизни других.

  • Фундаментальный дефицит общественного понимания психологии выявляется, когда респондентам предоставляют гипотетические сценарии работы и просят сказать, чем описываемый человек зарабатывает на жизнь. Мне больше всего нравится это:

    Кэти работает в крупной технологической компании, производящей компьютеры и компьютерное программное обеспечение.Она исследует, как люди лучше всего работают с машинами. Она исследует такие вещи, как создание компьютера для предотвращения усталости и напряжения глаз, какое расположение сборочной линии делает производство наиболее эффективным и какова разумная рабочая нагрузка для человека.


    Основываясь на этом описании, большинство респондентов заявили, что Кэти, вероятно, инженер-механик. Многие предположили, что Кэти — компьютерный техник. Менее 20% сказали, что Кэти должен быть психологом.

Понятно, что какое-то государственное образование необходимо. Каждый должен знать, что психология является ключом к решению многих проблем общества, включая экономику, здравоохранение, образование, энергопотребление, преступность и терроризм. Всем нужно знать, что Кэти гораздо больше может быть психологом, чем инженером-механиком.

Именно на этом фоне Управление науки АПА развивает тесные партнерские отношения с давней кампанией АПА по просвещению населения. В течение более 15 лет кампания по просвещению населения рассказывала общественности о ценности психологических услуг и в целом повышала известность психологии.Основная цель кампании заключалась в том, чтобы продвигать психологов как практикующих врачей и информировать общественность о том, как психология влияет на практику и оказание медицинской помощи.

В 2010 году кампания по просвещению населения начала значительное расширение. Цель расширения — повысить общественное признание психологии как науки. В течение нескольких лет основное внимание в кампании уделялось здоровью души и тела. В рамках расширения эта же тема теперь используется для просвещения общественности о научных основах психологии и роли психологии и поведения в здоровье, благополучии, индивидуальной и организационной эффективности.

Ожидайте, что в ближайшие два года в кампании АПА по просвещению общественности появятся важные новые элементы. Одна из первых новых статей связывает психологическую науку с опросом АПА «Стресс в Америке». Это ежегодное исследование привлекает огромное внимание общественности и средств массовой информации. Это отличное средство для ознакомления этой аудитории с психологией.

В этом году мы расширили один очень последовательный результат исследования «Стресс в Америке». Год за годом исследование показало, что людям трудно достичь важных целей, которые они перед собой ставят — похудеть, больше заниматься спортом, улучшить свое питание, сэкономить деньги и так далее.Когда вас спрашивают, что это за препятствия, главная причина — отсутствие силы воли. Люди правильно понимают, что им нужен самоконтроль для достижения подобных целей.

Десятилетия исследований в области психологии дали довольно хорошее понимание самоконтроля. Таким образом, мы увидели возможность связать эту традицию исследования с результатами исследования «Стресс в Америке», чтобы помочь людям понять, что понимание возможно из психологической науки.

Результатом стала разработка набора материалов для общественного просвещения, основанных на психологической науке самоконтроля.Мы заказали специальное непрофессиональное резюме исследования, опубликовав его на английском и испанском языках. Мы провели дополнительный опрос, чтобы лучше понять, что люди знают о силе воли. Мы написали специальные статьи для Психологического справочного центра APA. Я разговаривал с десятками радиостанций, достигнув миллионов слушателей, чтобы помочь им понять, что говорит наука. Генеральный директор APA Норман Андерсон посвятил этой теме серию «Это психология».

Это был лишь первый взнос в рамках расширения кампании по просвещению населения, проводимой АПА.Как описано в другом месте в «Повестка дня психологической науки » за этот месяц, все эти ресурсы собраны в одном месте на веб-сайте APA. Ожидайте, что в ближайшие год или два вы увидите гораздо больше от этой инициативы в области общественного образования.

Наша цель — убедиться, что все понимают, что психология — это наука о поведении, познании и эмоциях. Каждый должен признать психологию дисциплиной STEM (наука-технология-инженерия-математика). Каждый должен связать психолога с ученым .

10 вещей, которые я хотел бы знать, прежде чем стать психологом

Работа психолога сильно отличается от того, как ее показывают по телевизору. Слушать и диагностировать проблемы людей или выступать в качестве свидетеля-эксперта в громких судебных делах может показаться гламурным, но это не так. Как психолог, 99,9% ваших ежедневных обязанностей не имеют ничего общего с появлением на телевидении или цитированием в журналах. Откройте для себя 10 вещей, которые вам нужно знать, если вы рассматриваете психологию как карьеру.

1 — Получение лицензии — это трудоемкий процесс

Интернет предлагает множество точной и конкретной информации о том, сколько времени нужно, чтобы стать лицензированным психологом. Но невозможно недооценить, насколько долгими могут быть 10 лет. Если вы 18-летний выпускник средней школы и твердо намерены стать лицензированным клиническим психологом, вы должны сначала пройти четыре года обучения в колледже в качестве бакалавра, а затем еще пять лет в качестве аспиранта в докторантуре.

После получения докторской степени вам предстоит еще один год обучения / стажировки в аспирантуре и еще один продолжительный период, отвечающий требованиям к контролируемому опыту: общее обязательство в течение 10 лет. В то время как многие из ваших друзей уже давно вошли в рабочий мир и начали зарабатывать комфортную жизнь, вы, с другой стороны, по-прежнему будете зарываться в учебники, работая помощником учителя или стажером. Тем не менее, сосредоточьтесь на более широкой картине: награды многочисленны, и деньги в конечном итоге придут, если вы будете их придерживаться.

Прочтите о 50 лучших вакансиях для психологов.

Избранная программа на получение степени по психологии онлайн

2 — Степень по психологии включает изучение математики

Вы можете подумать, что ваше время на вычисление цифр и изучение статистики и вероятности отошло в прошлое. Однако каждая аспирантура по клинической психологии содержит количественный компонент. Почти все студенты должны посещать не один, а два основных класса с устрашающими названиями, такими как «Количественные методы исследования», «Статистика психологии» или «Математика нейропсихологии».”

Кроме того, на этих занятиях учащиеся должны уделять внимание, потому что как профессионалу эти математические навыки жизненно важны. В частности, статистика является неотъемлемой частью любой экспериментальной науки. Если психолог не разбирается в статистике, он или она не сможет извлечь полезные, убедительные выводы из экспериментов и исследований. Чтобы определить важность своего исследования, психологи используют статистические данные для его количественной оценки. Тем не менее, обратите внимание, что некоторые отрасли психологии в меньшей степени полагаются на математику, чем другие, но математика является обязательной курсовой работой в каждой программе получения диплома психолога по всей стране.

3 — «Не бери с собой работу домой» легче сказать, чем сделать

Практически каждый психолог, терапевт или психиатр получает этот совет на каком-то этапе обучения, и это имеет смысл. Как психолог, вы сталкиваетесь с множеством различных проблем у людей любого происхождения и возраста, и вовлечение в их жизнь неизбежно. Однако, если вы заберете эти проблемы с собой домой, это может повлиять не только на вашу жизнь, но и на жизнь близких вам людей.Не вмешиваться — хороший совет, но если вы обладаете сочувствием и сочувствием, необходимыми для работы, прислушаться к нему практически невозможно.

Когда маленький ребенок сидит в вашем офисе и описывает жизнь со своими родителями, когда они борются со злоупотреблением психоактивными веществами, вы можете инстинктивно протянуть руку и обнять ребенка. Это естественная реакция, и это просто означает, что вы не машина. Но также очень важно, чтобы вы не стирали границы между работой и домом как для окружающих вас людей, так и для ваших пациентов.Ваши пациенты заслуживают бесстрастного аналитического наблюдателя. Скорее всего, вы будете иметь дело с десятками, если не сотнями, пациентов в течение своей карьеры, и у каждого из них будут серьезные проблемы или расстройства. Вы должны применять свое обучение рациональным, научным образом в каждом случае.

Достижение здорового баланса между работой и жизнью становится ежедневной борьбой, и это то, о чем вам, как психологу, нужно постоянно помнить. Потребовались годы борьбы с этой проблемой, прежде чем она, наконец, стала для меня естественной.Даже сейчас мое сердце разрывается, когда пациенты рассказывают мне истории о жестоком обращении или личной борьбе. Но вы должны оставаться сильными, чтобы эффективно выполнять свою работу.

4 — Выбор конкретной карьеры в психологии важен

Во время учебы в бакалавриате вы можете специализироваться на психологии, математике или какой-либо другой науке. Но когда вы начинаете рассматривать программы аспирантуры, вы должны иметь представление о том, какой тип психологии вы хотите изучать. У студентов, которые направляются в аспирантуру с планами изучения «психологии», все еще есть много возможностей стать клиническими психологами.Но в аспирантуре никто не изучает психологию как специальность.

Станьте психологом, специализируясь на какой-либо специальности, например, когнитивной психологии, поведенческой психологии, математической психологии или даже психологии моды. Однако не все программы аспирантуры по психологии одинаковы. Многие из них будут иметь конкретных координаторов в рамках программы получения степени, а некоторые будут иметь специальные программы на получение степени по нишевым предметам в области психологии. Сформулируйте конкретное представление о той области психологии, которую вы хотите изучать.Если вы этого не сделаете, это может означать, что однажды вы проснетесь и поймете, что потратили год на учебу, которая не поможет вам в карьере.

5 — Психология — это больше, чем просто умственные способности пациента

Когда я впервые начал свою психологическую карьеру, я представил, как сижу в большом удобном кресле за деревянным столом, в то время как мой пациент лежит на кушетке, описывая свои проблемы со сном. или странные сны. И если вы традиционный психолог, вы действительно можете столкнуться с подобным сценарием.Однако вы можете найти работу в самых разных условиях. Крупные корпорации нанимают психологов, чтобы помочь сотрудникам предприятий научиться лучше общаться внутри компании. В спортивных командах работают психологи, которые помогают повысить мотивацию и уверенность членов команды. Инженерные компании используют психологов, чтобы помочь компании создавать более эффективные и безопасные продукты.

И, конечно же, университеты нанимают психологов для обучения и подготовки следующего поколения психологов. Когда я начал учебу, мои учителя (большинство из них психологи) помогли мне открыть глаза на огромный мир психологии и то, как он проник во все аспекты жизни.Итак, если вы отвергаете идею стать психологом, потому что не хотите заниматься частной практикой и решать личные проблемы других людей, поймите, что профессия психолога все еще доступна для вас.

6 — Если вы лицензированный психолог в Калифорнии, вы не можете быть лицензированным психологом в Нью-Йорке

По общему признанию, я, вероятно, должен был это знать. Но когда после пяти лет практики психологии в Калифорнии я решил переехать в Нью-Йорк, я подумал, что могу просто подать заявление на получение лицензии в этом штате, используя уже имеющиеся у меня полномочия.Я был неправ. Полная взаимность существует не между всеми государствами. Кроме того, государственные требования иногда сильно различаются, даже если у вас, как и у меня, есть докторская степень. Кандидат клинической психологии и выдающиеся профессиональные достижения. Вместо этого мне пришлось заполнять больше документов, посещать дополнительные занятия, преодолевать, казалось бы, бессмысленные обручи и, конечно же, платить дополнительные сборы, чтобы получить лицензию на психологию в Нью-Йорке.

Мораль этой истории: сделайте домашнее задание и составьте план.Если вы думаете о переходе в другую психологическую профессию или о переезде в другой штат, сначала проведите исследование. Обратитесь в Американскую психологическую ассоциацию и поищите в Интернете требования. Это сэкономит ваше время и нервы, если вы заранее подготовлены и знаете, чего ожидать.

7 — Опыт не так ценен, если он только в одном предмете

Несмотря на то, что важно выбрать конкретный карьерный путь в психологии и сузить круг своих интересов в рамках этого предмета, это не означает, что специализация дает вам больше шансов получить работу.Обширные исследования и знания в одной предметной области невероятно полезны, но вам также необходимо хорошо продуманное резюме. Если, например, все ваши стажировки проходили в отделении неврологии больниц, не ожидайте, что работодатели будут впечатлены.

На самом деле работодатели, которые нанимают психологов, обычно больше воодушевляются тем, кто добился успеха во многих различных областях. Знания в ряде областей не только демонстрируют интеллектуальное любопытство, но также указывают на гибкость и способность преуспевать за пределами специальных областей.Например, бейсбольные команды любят спортсменов, которые преуспели в бейсболе всю свою жизнь, но их также заинтриговали игроки, демонстрирующие мастерство во многих различных видах спорта. Это означает, что спортсмена неизбежно «можно тренировать». Психология и многие другие профессии похожи.

8 — Публикация достойна похвалы, но не должна быть вашей основной задачей

Отец друга, профессор психологии в крупном исследовательском учреждении, посоветовал мне как можно скорее опубликоваться, чтобы помочь себе продвинуться и получить больше возможностей .К сожалению, этот совет оказался не лучшим. Эта стратегия, возможно, сработала для него в академическом мире, и она может сработать для многих других. Однако, когда я впервые начал искать работу, несколько интервьюеров сказали мне, что мой обширный список публикаций «слишком академичен» для той клинической должности, которую они пытались заполнить.

Несмотря на то, что они были впечатлены моей способностью писать и были впечатлены моими знаниями, они также задавались вопросом, как я смогу добиться успеха в быстро меняющейся обстановке больницы или клиники.Они поставили под сомнение мою способность быстро разворачиваться и решать неожиданные проблемы. Может быть несправедливо со стороны менеджеров по найму разделять потенциальных кандидатов таким образом, но это быстро стало обычным явлением на собеседованиях. Пришлось адаптироваться. Конечно, верно и обратное: если у вас есть только клинический опыт и вы никогда не публиковали статьи, вас так же легко классифицировать в этой области.

9 — Учеба в бакалавриате может оказаться самой сложной частью вашего пути

Степень бакалавра психологии — одна из самых популярных программ высшего образования в стране.Буквально сотни, если не тысячи, студентов заканчивают каждый год со степенью в области психологии, которые не заинтересованы в том, чтобы стать психологом. Итак, если ваша конечная цель — стать психологом, вам нужно уделять этому больше внимания. Этот факт также означает переполненность вводных лекций для первокурсников с участием 100–400 студентов, в зависимости от размера школы. Чтобы выделиться из толпы, нужно особенно много работать.

Возможность получить индивидуальную поддержку от вашего профессора может практически отсутствовать, и у вас может возникнуть соблазн «поскорее» получить степень, не вкладывая в нее слишком много.Тем не менее, студенты поступают мудро, когда усердно учатся и сосредотачиваются. Бездумное путешествие по студенческим годам может означать потеряться в аспирантуре. Получить степень бакалавра психологии сложно; для этого необходимо, чтобы молодые студенты колледжа в возрасте 18–20 лет продемонстрировали целеустремленность, зрелость и инициативу. Когда эти студенты поступят в аспирантуру, они смогут позволить себе небольшие классы и почти неограниченную доступность профессоров.

10 — Хорошие вещи приходят к тем, кто ждет

Под «вещами» я подразумеваю деньги.Поиск работы может быть сложной задачей для многих начинающих профессионалов, и для начинающих психологов это не исключение. Многие студенты берут ссуды на долгую учебу, поэтому найти хорошо оплачиваемую работу не только важно; это важно. К счастью, клиническая психология хорошо оплачивается. Большинство студентов колледжей бросают школу с ожиданием и надеждой на годовой доход от 50 000 до 60 000 долларов. Однако большинство врачей-первокурсников начинают с зарплаты в 100 000 долларов. Некоторые клинические психологи начинают с зарплаты, близкой к 150 000 долларов.Чтобы заработать это, возможно, потребовалось от восьми до десяти лет в школе, но, по любым оценкам, это хорошая зарплата. И по мере того, как вы продвигаетесь по карьерной лестнице, она становится только лучше. Однако обратите внимание, что некоммерческая работа обычно означает более низкую оплату, в то время как клинические психологи, занимающиеся частной практикой, имеют почти безграничный финансовый потенциал.

Связанные учебные пособия по психологии

Почему мы все можем учиться, изучая психологию

Зачем изучать психологию? Есть множество веских причин изучать психологию, даже если вы не планируете изучать психологию или работать по специальности, связанной с психологией.Психология окружает вас повсюду и затрагивает все аспекты вашей жизни! Кто вы сейчас, какими вы будете в будущем, как вы взаимодействуете с семьей, друзьями и незнакомцами; это все вещи, которые психология может помочь вам лучше понять.

10 причин изучать психологию

Вот еще несколько веских причин, по которым мы считаем, что каждый должен хоть немного узнать о психологии.

Узнай себя лучше

По мере того, как вы узнаете больше о том, как происходит развитие, как формируется личность и как такие факторы, как общество и культура влияют на поведение, вы можете глубже понять многие факторы, которые повлияли на вашу собственную жизнь.

Узнайте о методах исследования

Базовое понимание методов психологического исследования может помочь вам лучше понять некоторые из множества утверждений, с которыми вы столкнетесь в книгах, журналах, телешоу и фильмах. Стать более информированным потребителем психологии означает, что вы будете готовы отличить правду от вымысла, окружающего многие мифы о поп-психологии.

Улучшите свое понимание других

В следующий раз, когда кто-то будет вести себя определенным образом, вы сможете лучше понять влияние и мотивацию его действий.

Станьте лучшим коммуникатором

Изучение таких предметов, как эмоции, язык и язык тела, может помочь вам отточить свои навыки межличностного общения. Узнав больше об этих вещах, вы сможете лучше понять других людей и то, что они пытаются сказать.

Развивайте навыки критического мышления

Изучая психологию, вы узнаете больше о таких темах, как научный метод, принятие решений и решение проблем, которые могут помочь вам отточить свою способность глубоко и критически мыслить по различным вопросам.

Поможет вам в будущей карьере

Конечно, есть много интересных профессий в области психологии, которые вы, возможно, захотите изучить, но изучение этого предмета может помочь вам и во многих других профессиях. Например, если вы хотите стать бизнес-менеджером, понимание человеческого поведения может улучшить вашу способность управлять своими сотрудниками и взаимодействовать с ними.

Узнайте о человеческом развитии

Понимание того, как люди меняются и растут на протяжении всей жизни, может облегчить понимание детей в вашей жизни, а также ваших стареющих родителей.Это также может пролить свет на ваш собственный опыт, поскольку вы сталкиваетесь с различными проблемами и возможностями по мере старения.

Дополняют другие области исследований

Поскольку различные области психологии охватывают целый ряд тем, включая философию, биологию и физиологию, изучение предмета может помочь вам получить более глубокое понимание этих связанных областей.

Развивайте понимание психических заболеваний

Хотя вы, возможно, не заинтересованы в том, чтобы стать психотерапевтом, изучение психологии может помочь вам лучше понять, как диагностируются и лечатся психологические состояния.

Вы также можете узнать, как можно улучшить психическое здоровье, как уменьшить стресс, как улучшить память и как жить более счастливой и здоровой жизнью.

Может быть весело и увлекательно

От интригующих оптических иллюзий, раскрывающих внутреннюю работу мозга, до шокирующих экспериментов, показывающих, как далеко люди пойдут, чтобы подчиняться авторитету, — всегда есть что-то удивительное и даже совершенно удивительное, чтобы узнать о человеческом разуме и поведении.

навыков, необходимых для получения степени психологии

Получение степени по психологии, безусловно, требует ряда различных навыков и способностей, и, как и в любой другой области обучения, вы должны начать свое образование с улучшения своих навыков в этих областях.Во многих случаях это могут быть темы, которые вы уже изучали в средней школе, поэтому вы можете иметь с ними определенный уровень знакомства. В других случаях вам может потребоваться улучшить свое понимание, пройдя дополнительные курсы в течение первого или второго года обучения в университете.

Математика

На первый взгляд вы можете задаться вопросом, почему изучение психологии требует математических навыков. В конце концов, психология — это изучение разума и поведения, так какое отношение это имеет к математике? Оказывается, очень много.Студенты-психологи должны уметь интерпретировать данные, понимать вероятности и корреляции и знать, как выполнять ряд различных статистических расчетов.

Даже если у вас ограниченный опыт в математике, это не означает, что психология запрещена. Во время учебы в бакалавриате большинству студентов необходимо пройти несколько уроков математики для выполнения требований как общего образования, так и программы. Это прекрасная возможность освежить свои навыки счета и узнать, как психологи используют статистику для проведения исследований и понимания данных.

Связь

Психология — это все о людях, поэтому важно иметь сильные навыки межличностного общения. Если вы заинтересованы в том, чтобы в будущем сделать карьеру в области психического здоровья, вам необходимо иметь возможность общаться с людьми, испытывающими широкий спектр психологических, эмоциональных и социальных проблем. Даже если вы планируете стать ученым-исследователем, вам нужно будет полагаться на свои коммуникативные навыки, чтобы передавать информацию как в письменной, так и в устной форме.

Коммуникативные навыки, такие как умение справляться с конфликтом и разрешать его, а также как утешить человека, переживающего кризис, могут быть особенно важны при карьере психолога.

Исследования и решение проблем

Будучи студентом-психологом, вы будете тратить огромное количество времени на исследования. Это может включать в себя обзор литературы по различным темам или сбор данных для ваших собственных экспериментов. Жизненно необходимы сильные исследовательские навыки. Студенты-психологи проходят обширную подготовку по таким темам, как методы исследования. На курсах психологии вы узнаете основы научного метода, различные методы исследования, используемые в психологии, а также научитесь проводить психологические эксперименты.

Изучение навыков

Чтобы хорошо учиться на уроках психологии, необходимы отличные навыки обучения. Жонглирование полной загрузкой курса сложных классов, требующих много чтения и содержащих обилие информации, означает, что вам нужно будет положиться на звездные привычки в учебе. Эти навыки могут включать в себя такие вещи, как интервалы между занятиями и хорошее ведение классных заметок.

Возможно, в старшей школе у ​​вас уже сложились отличные привычки в учебе. Однако переход к учебе в колледже иногда затрудняет сохранение этих хороших привычек.Один из способов решить эту проблему — записаться в класс учебных навыков или обратиться за помощью в репетиторстве, предлагаемой в вашем университете или на факультете психологии вашей школы.

Психология может быть интересным, сложным и увлекательным предметом. Правильные навыки помогут вам добиться успеха. Если вам нравится этот предмет, не бойтесь погрузиться в него и начать работать над некоторыми навыками, необходимыми для преуспевания в психологии.

Чем вы можете заниматься со степенью психолога?

Что такое психология?

Психология — это изучение разума и поведения человека.Тема касается того, как думают окружающие, какие чувства они испытывают, как они действуют и взаимодействуют и что их мотивирует. Студенты-психологи учатся понимать, почему люди действуют определенным образом, как они реагируют на окружающий мир и какие ключевые факторы могут на это повлиять. Они могут быть социальными, биологическими, когнитивными или эмоциональными.

Психологи объясняют наше поведение научными методами. Зная, что искать, они исследуют, тестируют и используют статистику для поиска закономерностей.Но вместо того, чтобы просто объяснять человеческое поведение, психологи используют свой опыт, чтобы предложить поддержку и добиться положительных изменений.

Психология пересекается с рядом других дисциплин, таких как медицина, антропология, философия, биология и лингвистика.


Изучите лучшие университеты для получения степени по психологии


Что вы можете найти по специальности психолог?

Большинство университетских курсов психологии присуждают степень бакалавра, но некоторые получают степень бакалавра.

В области психологии существует множество философских школ, и учащиеся познакомятся с большинством из них на первом курсе. Например, узнать о различиях между биологической и социальной психологией.

Биологическая психология изучает генетику поведения и гормональное влияние, в то время как социальная психология рассматривает людей через обусловливание и факторы окружающей среды, наблюдая, как на их поведение влияют другие. Одним из исторических споров является вопрос о природе и воспитании: действует ли кто-то определенным образом на основании унаследованных или приобретенных характеристик.

Примеры модулей, которые регулярно изучаются, включают когнитивную нейробиологию, нейробиологию, психологию развития, социальную психологию, когнитивную и экспериментальную психологию, обучение и память, восприятие и развитие поведения привязанности.

Методы исследования и различные типы сбора данных обычно считаются ключевой частью психологии, а курсы иногда больше основаны на статистике, чем ожидалось.

Предмет в основном лекционный и семинарский, стажировки обычны.Некоторые университеты предоставляют студентам возможность проработать семестр или год за границей вместе с профессиональными психологами, чтобы они могли учиться у них и применять на практике навыки и знания, которые они приобрели на первом или втором году своей степени.

Что мне нужно изучать, чтобы получить степень по психологии?

Хотя изучение психологии в школе может дать базовые знания по этому предмету, а также упростить принятие решения о том, подходит ли этот курс для вас, это не всегда вариант, и преподаватели приемной комиссии требуют, чтобы этот предмет редко требовался.Фактически, большинство учебных заведений не делают какие-либо предметы обязательными.

Некоторые университеты требуют, чтобы студенты изучили хотя бы один предмет из биологии, физики, химии и математики до начала курса психологии, в то время как небольшое количество вузов корректируют свои вступительные требования, если определенные предметы изучались ранее.

Социология также может иметь отношение к высшему образованию по психологии, хотя наличие в ней квалификации, как правило, не снижает требований для поступления.Некоторые кандидаты также изучали такие предметы, как история, география, философия, статистика или современные языки.


Другие тематические руководства

Чем можно заниматься со степенью юриста?
Чем можно заниматься со степенью экономиста?
Что можно делать со степенью образования?
Что вы можете делать со степенью в области политики?
Что можно делать со степенью географии?
Что можно делать со степенью по истории?
Чем можно заниматься со степенью биологии?


Чем занимаются люди, изучающие психологию?

Роли могут быть очень разнообразными: от педагогической психологии, предполагающей работу с подростками, до судебной психологии, которая включает работу с преступниками и стремление понять, почему были совершены определенные преступления и как преступники могут избежать повторного совершения преступления.

Хотя большинство выпускников не становятся дипломированными психологами, это не означает, что они не используют то, чему они научились в ходе своей степени.

Некоторые выпускники начинают свою карьеру в сфере ухода за детьми, здравоохранения и образования, в то время как другие переходят в юридические, социальные и социальные профессии. Небольшой процент выпускников факультетов психологии работают менеджерами в коммерческом, промышленном или государственном секторе. Чуть меньшая доля приходится на бизнес, человеческие ресурсы и финансы, маркетинг, продажи и связи с общественностью.

Выпускники факультета психологии также вполне могут продолжить обучение, отчасти потому, что аспирантура является обязательной для тех, кто хочет стать дипломированным психологом.


Студенческий стаж изучения психологии

Международная перспектива: студенты из Гонконга в Великобритании
Что студенты на самом деле думают о сексуальном насилии в университете?
Vlog: неделя из жизни студента в Канаде
Международная перспектива: иранский студент в Польше
Поступление в университет с церебральным параличом


Известные люди, изучавшие психологию

Ряд голливудских актеров изучали психологию, в том числе актер Натали Портман, продюсер Джерри Брукхаймер, режиссер Уэс Крейвен, актер Марсия Кросс и Джон Стюарт, комик и бывший ведущий сериала The Daily Show .

Среди других известных выпускников факультета психологии — певица Глория Эстефан; Лил Уэйн, хип-хоп исполнитель; и Моника Левински, бывший стажер Белого дома.

Гай Кавасаки, бывший главный евангелист Apple, наиболее известный благодаря маркетингу первого Macintosh, также изучал психологию. Основатель Facebook Марк Цукерберг изучал психологию наряду с информатикой, но бросил университет на втором году обучения, чтобы посвятить свое время настройке социальной сети.

Подробнее: Лучшие университеты по психологии

5 главных причин изучать психологию

Психология — одна из самых популярных специальностей бакалавриата, и заявки на поступление в магистратуру по психологии продолжают оставаться сильными. На протяжении многих лет я слышал, как многие критикуют психологию как специализацию в колледже и как карьерный путь, ссылаясь на разные причины: от низкой заработной платы и небольшого количества рабочих мест до «это бесполезно» и «это просто легкая и веселая» специальность в колледже.

Но есть много положительных причин для изучения психологии, которые выходят за рамки возможностей карьерного роста (хотя они и далеко не такие безрадостные, как некоторые предполагают).

Понимание основных психологических и научных принципов

Психология как социальная наука опирается на научный метод. Хотя акцент психологии на методах исследования и статистике отталкивает многих специалистов по психологии (это наименее популярные курсы в опросах выпускников факультетов психологии), спустя годы выпускники психологических факультетов говорят, что знание методов исследования и способность интерпретировать статистические результаты вносят наибольший вклад в их развитие. их карьерный успех, независимо от того, работали ли они в психологии или где-то еще.

Критическое мышление

Большая часть психологического содержания и методов, которым обучают и используют психологи, сосредоточены на том, как мыслить критически. Считается, что критическое мышление необходимо для того, чтобы быть образованным человеком, и часто оно является обязательным требованием общего образования в колледжах. Курсы психологии развивают навыки критического мышления, которые важны в бизнесе, юриспруденции и других профессиях.

Эффективность на рабочем месте

Промышленно-организационная психология (одна из 10 самых высокооплачиваемых профессий) фокусируется на понимании динамики человека на рабочем месте.Знание человеческого поведения является одним из «аргументов» для специалистов по психиатрии, когда дело доходит до получения работы, а знание основ психологии делает вас более эффективным руководителем / менеджером.

Понимание взаимоотношений и благополучия

Хотя изучение психологии не обязательно делает вас психологически более здоровым, как и изучение медицины делает вас физически здоровым, специалисты по психологии имеют эти знания на кончиках пальцев и должны больше осознавать тот факт, что хорошие межличностные и семейные отношения требуют внимания и работы.Специалисты по психиатрии должны, по крайней мере, знать, куда обращаться, когда им требуется консультация или психотерапия.

Повышение возможностей трудоустройства

Вопреки распространенному мнению, психология — это очень хорошая общая специальность для карьеры в юриспруденции, социальных служб, образования, бизнеса и многих других профессий. Уловка состоит в том, чтобы знать, как «продать» свою степень и опыт в области психологии потенциальному работодателю (работодатель может придерживаться стереотипов, что психология — это «пустая» специальность без реальных навыков).Однако сообразительные работодатели (и сообразительные соискатели вакансий) знают, что понимание человеческого поведения необходимо для успеха на рабочем месте, и это необходимо подчеркнуть как важную и полезную для работы компетенцию.

Выпускники со степенью психологии в конечном итоге получают широкий спектр профессий, и большинство из них добиваются больших успехов благодаря тому, чему они научились в колледже.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *