Правду говорят пока не поссоришься с человеком: пока не поссоришься с человеком — не узнаешь, что он думает о тебе.

Содержание

Знакомства в Кувшинове

Познакомьтесь со мной портфолио для детского сада

Присмотритесь, что именно показывает ребенок в первую очередь, когда к нему приходят друзья или Ваши гости. Золотые ручки Этот раздел содержит фотографии работ если они объемные или сами работы, выполненные руками ребенка: поделки из природных материалов , новогодние поделки , постройки из конструктора и многое-многое другое.

Работая с ребенком в этом направлении, Вы можете опираться на раздел «Умелые ручки» портала «Солнышко» , а также на опыт читателей сайта! Не забывайте, что одна из функций портфолио, так называемая «содержательная» — раскрыть весь спектр выполняемых ребенком работ. Волшебные пальчики В разделе помещаются работы ребенка, связанные с мелкой моторикой: раскрашивание рисунков , штриховки, лепка из пластилина или из теста фотографии работ.

Сюда же можно поместить отчеты о выполнении пальчиковой гимнастики фотографии ребенка и описания упражнений. Светлая головушка В возрасте лет происходят большие изменения во всем психическом развитии ребенка. Чрезвычайно возрастает его познавательная активность: развиваются восприятие, наглядное мышление, появляются задатки логического мышления.

Именно от того, как сформировано у ребенка-дошкольника восприятие, наглядно-действенное и наглядно-образное мышление, зависят его познавательные возможности, а также дальнейшее развитие речи, боле высоких, логических форм мышления и способностей к учебной деятельности. Родителям необходимо предоставить ребенку возможность для развивающих занятий, подбирая соответствующие возрасту задания на сообразительность, логику, внимание.

Большой выбор типовых заданий предлагается нашим читателям в цикле развивающих стенгазет «Солнышко» , а также в рамках дистанционного интеллектуального конкурса-марафона «Эрудит» Также можно использовать специализированную литературу развивающие пособия. Успешно выполненные ребенком задания вкладываются в раздел «Светлая головушка».

Если ребенок правильно выполнил задания стенгазеты и красочно ее оформил, можно вложить всю газету целиком в сложенном виде и дополнительно вложить фотографию работы.

Прыг — скок Данный раздел отражает динамику развития физической активности. Желательно фиксировать освоение ребенком тех или иных физических упражнений, а также количество повторений. Это могут быть кувырки, хождение по бревну без поддержки, катание на лыжах, отжимание от пола, лазание по канату, вращение хула-хупа, прыжки через скакалку и многое-многое другое.

Вкладыш «Динамика развития» — это сводная таблица, где указаны виды физических упражнений, возраст, в котором ребенок их освоил, а также количество повторений в разах или продолжительность в минутах или секундах с указанием возраста или даты освоения. Столбец «Физическое упражнение» может содержать не только текст, сюда можно вклеить фотографию ребенка, выполняющего это упражнение, или подобрать сюжетную картинку вырезать из старого журнала.

Фотоальбомы

Что ни слово — золото В дошкольном возрасте значительно возрастает роль речи как в познании ребенком окружающего мира, так и в развитии общения и разных видов детской деятельности. Малыши нередко называют предметы или действия своим собственными забавными словечками, придумываю новые, совершенно оригинальные слова.

А как интересно они порой высказываются! Многие родители не только тщательно записывают детские перлы, но и присылают их в редакцию детского портала. Предлагаем в этом разделе портфолио собрать собственную удивительную коллекцию слов и высказываний вашего ребенка.

Почитай-ка Хочется верить, что современные родители уделяют большое внимание развитию интереса к чтению. Непременной составляющей детских портфолио должны стать отзывы о прочитанных книгах, интересные сведения о писателях, информация о писателях и поэтах-земляках. Ребенок вполне может не только нарисовать свою иллюстрацию к книге, но и высказать свое мнение о ней: выделить понравившихся героев, отметить наиболее интересные эпизоды. Педагоги-психологи рекомендуют не только читать литературу, но и заканчивать знакомство с произведением небольшой «анкетой», в которой ребенку в непринужденной обстановке предлагается поговорить о прочитанной книге ответить на типовые вопросы.

Если ребенок уже умеет читать, можно добавить в раздел графики роста скорости чтения. Однако следует заметить, что не скорость чтения надо ставить целью! Важно, чтобы ребенок не быстро читал, а, в первую очередь, хорошо понимал смысл прочитанного и мог пересказать текст своими словами. В различных источниках то и дело проскальзывает информация о том, что основная проблема, связанная с трудностями обучения в начальной школе, обусловлена тем, что школьники не понимают смысла прочитанного в учебнике задания. И, как следствие, не могут правильно его выполнить.

Для расширения кругозора и пополнения словарного запаса можно взять на вооружение один несложный прием. Если ребенок уже способен читать самостоятельно, используйте в качестве закладки к книге карандашик. Всячески поощряйте обнаружение ребенком новых незнакомых слов, предложите помечать их точкой или «галочкой» по ходу текста.

Когда ребенок закончит чтение отрывка, попросите показать подчеркнутые слова. Спросите, что, по его мнению, означает это слово.

Обязательно похвалите, если догадка будет верной или же объясните правильное значение желательно с опорой на толковый словарь. Одной-двух минут в день будет вполне достаточно для того, чтобы словарный запас ребенка к началу обучения в первом классе соответствовал уровню выпускника начальной школы совет из личного опыта автора. Мои фантазии Раздел вмещает абсолютно все фантазии малыша независимо от формы проявления. Это могут быть сочиненные ребенком сказки или истории-небылицы, рисунки, фотографии облаков или найденных ребенком лесных коряг, по форме напоминающих каких-то существ.

Мир фантазий ребенка безграничен, так пусть он найдет свое отражение в этом разделе! Грани таланта В арсенале каждого малыша непременно есть работа, являющаяся предметом его гордости!

Портфолио дошкольника. Оформление и структура. Детский портал Солнышко 173.249.33.193

Возможно, это произведение представлено дома и занимает почетное место на полке, может быть висит на выставке работ в детском саду, а может эта работа или ее фото- или ксерокопия принимает участие в конкурсе, проводимом городским домом детского творчества, печатным изданием или Интернет-порталом Рекомендуем вкладывать в этот раздел не только оригиналы или копии работ, но и фиксировать сам момент участия: фотографировать выставку и стенд с работой, распечатывать Интернет-страницу, на которой работа опубликована , приобрести и вложить в портфолио детский журнал, проводивший конкурс.

Награда для героя Хотя это и не является общей практикой, но некоторые дети получают свои первые дипломы и медали уже в дошкольном возрасте. Кто-то побеждает в конкурсе рисунков на асфальте, кто-то получает кубок в спортивной секции, а кто-то становится победителем творческого конкурса , проводимого Интернет — порталом.

Данный раздел — копилка всевозможных официальных наград, полученных ребенком. Скоро в школу Этот раздел заполняется в тот период, когда ребенок начинает посещать подготовительные занятия в школе или целенаправленно готовится дома к началу обучения.

Можно вложить всю тетрадку, с которой ребенок ходил на подготовительные уроки, а можно выбрать отдельные, наиболее удачные листы. Для того, чтобы раздел был не мене красочным, рекомендуем сделать несколько фотографий. Например, в классе перед занятием или в магазине при покупке товаров к первому учебному году. С особой гордостью ребенок заполнит специальный лист-вкладку «Что вошло в ранец». Содержание И, наконец, последний лист — содержание портфолио.

Не увлекайтесь оформлением этого листа, так как его придется обновлять довольно часто. Далее: Часть четвертая Презентация портфолио Автор статьи: Людмила Орлова , специально для детского портала «Солнышко» Опубликовано 9 — 16 сентября года. А параллельно увлеклась скрапбукингом — это составление коллажей из различных элементов, он бывает как традиционный с бумажными фото, пуговками, тесёмками, разноцветными и разнофактурными фонами и т.

Я к тому, что если мамино хобби и создание портофобило объединить, то получится отличный результат. Составили портфолио для старшего сына, используя ваши рекомендации, а теперь ждем второго ребеночка и очень рада получить рекомендации для самых маленьких. Складывала детсадовские поделки старшего в обычную папку с кнопочкой. Сейчас ему 11 и он очень любит перебирать их. Было бы здорово как-то это систематизировать.

С нетерепение жду продолжения.

4 познакомьтесь со мной.jpg

С нетерпением жду продолжения. Моему Кирюшке 4 года.

  1. Портфолио дошкольника как инновационная технология в ДОУ.
  2. Как заполнить шаблон портфолио для школьника начальной школы?.
  3. майл ру знакомства тольятти.

Дома уже накопился материал, который очень хотелось бы систематизировать. Жду продолжения. Еще когда читала о портфолио для школьников, подумала хорошо бы и для малышей портфолио сделать. Очень интересно было почитать. У меня дочь дошкольница, ходит в садик. Очень жду вторую часть статьи. Моей дочери 5 лет, с удовольствием использую материалы статьи. Я воспитатель, наткнувшись случайно на поортал, получила такую порцию позитива, что с лихвой хватило бы на десятерых. Долго сожалела, что нет портфолио для дошкольников, а когда появилась эта статья стала считать дни до обновлений. Мои подопечные в детском саду с удовольствием раскрашивают газеты и интересуются продолжением.

  • пинежский район знакомства.
  • чужие фото для сайта знакомств мужчине.
  • знакомства кумертау с мужчиной.
  • интернет знакомства питер.
  • мужчина ищет женщину сериал онлайн.
  • Комментарии.

Все вместе готовимся к празднику дошкольного работника. Очень интересный вариант. Я так же интересуюсь этой темой. Искала информацию про портфолио дошкольников. Пока ждала вашу статью,я нашла выход составила свой вариант, но сделала это как вариант индивидуальной работы педагога — психолога и ребенка с проблемами в эмоциональной сфере агрессивность, тревожность, застенчивость.

Хочу соединить ваш и свой варианты и внедрять в свою работу. У меня ребёнок пошёл в 1 класс. Все эти идеи очень пригодятся. Спасибо автору. Нас в дет. Порывшись в сети, ничего не нашли, пришлось фантазировать самим. Обязательно воспользуюсь Вашей идеей! Огромная Вам благодарность!

всё подряд (стр. 53) → Kapriz.cc — Женский сайт №1

Бьюти-секреты

1. Чтобы подобрать розовую помаду, нанесите на губы вертикальные полоски трех разных вариантов оттенка. Подходит тот, который наиболее совпадает с цветом десен.

2. При выборе красной помады ориентируйтесь на два основных момента. Первый — тон кожи. Если у вас теплый оттенок, смело выбирайте помады с оранжевым подтоном, в то время как прохладным тонам подходят красно-малиновые оттенки. Нейтральный красный, в котором теплого и холодного пигмента поровну, идет всем. Второй нюанс, который следует учитывать, — помада должна визуально делать зубы белее, а не желтее.

3. Чтобы определить, холодный у вас тон кожи или теплый, посмотрите на запястье. Если вены голубые или сиреневые, у вас первый тип. Если темные, коричневатые — второй.

4. Обычно эксперты в один голос рекомендуют отказаться от косметики в спортзале. Однако, если с «голым» лицом вы чувствуете себя некомфортно и вместо выполнения выпадов с гантелями рассматриваете себя в зеркало, не удаляйте косметику полностью. Тушь для ресниц, подведенные брови и консилер под глазами вам не помешают. А вот тональному крему и пудре не место на тренировке: смешиваясь с потом, они забивают поры.

5. Не наносите мерцающую косметику на области с морщинками: они станут еще заметнее.

6. С помощью туши вполне возможно скорректировать форму глаз. Чтобы сделать их больше и круглее, накрасьте верхние ресницы по направлению к бровям и не забудьте пройтись щеточкой по нижним. Чтобы придать глазам миндалевидный, кошачий разрез, накрасьте верхние ресницы по направлению к вискам, а нижние не красьте вовсе.

7. Часто тени выглядят яркими в упаковке и едва заметны на коже. Исправит ситуацию белый карандаш для глаз. Нужно заштриховать им всю поверхность века, а сверху нанести тени. Кстати, такой прием работает и с лаками для ногтей: на белой основе любой цвет становится сочнее.

8. Прорисовывая форму бровей, не стремитесь к полной симметрии: брови — сестры, но не близнецы.

9. Если у вас волосы жирного или смешанного типа, не наносите кондиционер на корни: от этого пряди потеряют объем. Распределяйте средство на область от ушей до кончиков.

10. После использования кондиционера для волос промойте локоны прохладной водой, чтобы закрыть волосяные кутикулы и продлить эффект средства.

11. Чтобы лак для ногтей продержался дольше, обязательно обезжиривайте ногтевую пластину до нанесения лака (для этого есть специальные средства), а затем каждые два дня наносите свежий слой топового покрытия поверх предыдущего.

12. Чтобы лак высох быстрее, после нанесения окуните кончики пальцев в холодную воду. Фен, наоборот, делу не поможет, к тому же сделает цвет тусклым.

13. Не бойтесь смешивать духи. Это самый простой и доступный способ создать свою уникальную композицию. Ирис и альдегиды добавят пудровости, гурманские ноты — сладости. Хотите сделать аромат более теплым? Добавьте к нему согревающие ноты кожи, уда, амбры, специй. Если же не хватает свежести, берите зелень и цитрусы. 

пора принимать закон против пышных торжеств

У нашего народа есть странный обычай: все, что заработал, надо потратить на свадьбу! При этом никто не говорит, что люди должны жить и в промежутках между торжествами. У человека ведь должно что-то оставаться и для себя.

ТАШКЕНТ, 11 окт — Sputnik, Дилшода Рахматова. После слов президента Шавката Мирзиёева, сказанных с высокой трибуны, мы поняли, что перестарались со свадьбами.

На самом деле свадьбы и мероприятия стали нашим всем, стали смыслом нашей жизни. Человек рождается — устраивается праздник, становится мусульманином (обрезание) — устраивается праздник, женится — свадьба, рождаются дети — праздники, умирает — опять же нужно организовать мероприятие. Получается, у него весь смысл жизни состоит в этих мероприятиях.

Когда-то в Древнем Риме во времена Юлия Цезаря действовал закон против излишней роскоши, согласно которому человек не мог потратить в день более 300 сестерций. Значит, римляне не устраивали больших и пышных свадеб, они уважали себя и тратили свои деньги на себя.

Вот и вывод — государство должно ограничивать человека от себя самого. Если в Древнем Риме, который считается колыбелью демократии, были такие законы, то это значит, что человек сам не знает, что такое хорошо и что такое плохо, и ему необходимо помочь.

У нашего народа есть странный обычай: все, что заработал, надо потратить на свадьбу! При этом никто не говорит, что люди должны жить и в промежутках между торжествами. Но ведь у бедняжки что-то должно оставаться и для себя. В течение короткой жизни пусть хоть 4-5 лет он проживет в свое удовольствие!

Нет, так не говорят: работай, заработай — и все на свадьбу!

Конечно, появляется законный вопрос: кто нас заставляет? Дело в том, что все решает общественное мнение, которое превыше всего.

Сосед или знакомый своей пышной свадьбой пытается тебя унизить, подорвать твой авторитет. Может, это и не так, но однажды, когда с этим соседом поссоришься, он обязательно напомнит, что ты устроил скупую свадьбу и он перестал уважать тебя. Разве можно это стерпеть?

Свадьба — это хорошо, есть-пить и танцевать — очень хорошо. Но шумные соседи давно уже всем надоели. Иной раз идти на свадьбу и не хочется. Но пропустить нельзя, иначе и они тоже не придут на твою свадьбу.

Не все из тех, кто сегодня устраивает пышные свадьбы, богачи. Но мы обязаны соблюдать неписаные правила общества, ведь мы восточные люди. Как говорится в пословице, у нас должны быть красные щеки, хоть и с помощью пощечины.

Свадьба превратилась в политико-социальное явление и обязанность. Кто-то обязан устраивать свадьбу, а кто-то — туда ходить! Раз так, кому нужно такое мероприятие, создающее неудобства для обеих сторон?

В стране пришло время принять закон против пышных свадеб. Думать, что у нас свободное общество, а люди все сами решают — неуместно. Это на самом деле то, что находится у всех в душе.

Еще у нас есть такая особенность: в разговорах многие будут против этого. Будут якобы недовольны государственным законом и наверняка выскажутся так: «Если бы не было этого закона, я бы такую свадьбу закатил!», или «Хотел столько-то тысяч людей позвать, но теперь не могу» и т.д. Но это все как в том анекдоте про Ходжу Насреддина, который не смог перепрыгнуть через арык и сказал: «Эх, как я перепрыгнул бы в молодости через этот арык», а потом оглянулся, увидел, что вокруг никого нет и тихо сказал про себя: «Даже в детстве я особо не умел прыгать».

В общем, правду люди только сами знают, а для окружающих говорят другое.

Что поделаешь — по всей видимости, гражданина страны придется защищать не только от внешних врагов, преступников, но и от самого себя!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на канал Sputnik Узбекистан в Telegram, чтобы быть в курсе последних событий, происходящих в стране и мире.

Стоит ли возвращаться к бывшему после расставания — советы психолога | 59.ru

«После большого перерыва мы, пытаясь наладить семейную жизнь и отношения, попробовали с бывшим супругом заняться любовью. Резюмируя, могу сказать: это было ужасно… Наверное, когда нет любви, то и заниматься ею бессмысленно, — задумывается Нина Осинцева. — Любовь проходит, и все когда-то милые недостатки партнера в постели выходят на первый план и начинают безумно раздражать. Когда мы любим, то не замечаем, что секс неидеален, но если любви нет, зачем нам «некачественное» соитие, ради чего? К чему превращать память о том, что когда-то было дорого, в пошлый механический акт?»

Слезы сквозь смех

Самый оптимальный, по мнению психологов, вариант — это отказаться от всяческого «тесного» общения с бывшим партнером. Хотя многим из нас так часто кажется, что мы сможем начать сначала и не совершать былых ошибок. «В такой ситуации главное — держать себя в жестких рамках: знаете, как алкоголику — могу выпить одну рюмку, потом встаю и ухожу. Иначе говоря, установить для себя пределы допустимого в отношениях с экс, — советует психотерапевт Андрей Бабин. — Если вы бывшие супруги, сведите общение к обсуждению вопросов, связанных с совместными детьми, не нужно засиживаться друг у друга в гостях, продлевать «удовольствие», несмотря на то что общение с бывшими может быть приятным. Нужно искусственно прерывать эти отношения, если вы понимаете, что еще немного, и вас затянет. Потому что пройдет еще час, и вы этого уже понимать не будете! Важно помнить, что отношения с бывшими партнерами имеют банальную линию развития: все начинается в очередной раз хорошо в силу того, что вам известны моменты, которые могут быть приятны друг другу, но потом, когда разум возьмет свое и вы вспомните, почему вы расстались, невольно выползет все то, что мешало жить когда-то. И вы расстанетесь снова, ненавидя друг друга еще больше. Отношения с бывшими людьми — это шаг назад. Все повторится, не сомневайтесь, но в таком, гротескном варианте. И если в первый раз вы переживали расставание, как трагедию, то впоследствии это будет такая комедия, что еще горше. Согласитесь, лучше оставить в прошлом красивые, трогательные воспоминания, чем увидеть перед собой человека, который вконец опротивел».

Существует ли идеальный рецепт расставания? Пожалуй.

Не врите самому себе. Все проблемы начинаются с того, что человек обманывает самого себя. Он приводит себе аргументы, уговаривает и живет в этой лжи, окончательно запутавшись, кто есть кто и что есть что в его жизни. Результат этого вранья себе — полнейшая неразбериха в чувствах и невозможность принять правильное решение. Как писал Ф.М. Достоевский: «Главное — самому себе не лгите. Лгущий самому себе и собственную ложь свою слушающий до того доходит, что уж никакой правды ни в себе, ни кругом не различает» («Братья Карамазовы»). Ведь человек, изо дня в день играющий драму, так вживается в роль, что перестает различать сценарий и реальность. Расслабьтесь.

Не врите партнеру. Ложь себе оборачивается обманом партнера. Вернувшись по тем или иным причинам к прошлой жизни, уговорив себя потерпеть, потому что другие еще хуже живут, человек успокаивается и успокаивает своего партнера: «Конечно, я тебя люблю. Кого же мне еще любить?» Ложные надежды мешают устроить счастливую личную жизнь и второму человеку, который тоже начинает примиряться со своей жизнью. Поэтому, если не любите, если видите непримиримые противоречия, которые нельзя разрешить, уходите по-настоящему.

Не поддавайтесь на уговоры попробовать еще раз и не возвращайтесь ни при каких обстоятельствах. Разумеется, общение нужно ограничить (лучше «под ноль»). 

Избавьтесь от напоминаний. При разрыве отношений важно избавиться от всех напоминаний прошлой любви и, как бы банально это ни звучало, попытаться начать новую жизнь. Отдайте родственникам, у которых есть маленькие дети, плюшевых мишек и зайчиков (если не можете на них спокойно смотреть). Внесите другие изменения — кто-то делает ремонт, кто-то красит волосы. И пресекайте попытки подруг поговорить об этом или поведать вам подробности его личной жизни. Вам это больше неинтересно.

А что вам теперь интересно? Новые знакомства, компании, хобби, времяпрепровождение. Займитесь тем, о чем мечталось! Сами не заметите, как ваша жизнь завертится по-новому. Всем известно: когда закрывается одна дверь, открывается другая. А пока не открылась, дышите в форточку.

Афоризмы — Общение, отношения с людьми

афоризмы

  • Лев и лань могут вместе лечь спать, но лань не выспится.
  • Знаменитость — это человек, который всю жизнь изо всех сил старается прославиться, а потом носит темные очки, чтобы его не узнали.
  • Просто поразительно, как любезны с вами люди, когда знают, что вы уходите.
  • Самые невыносимые люди — это мужчины, считающие себя гениальными, и женщины, считающие себя неотразимыми.
  • Можно сколько угодно говорить о тирании Нерона и Тиберия, однако настоящая тирания — это тирания вашего ближнего.
  • Уединение прекрасно, но ведь нужен кто-то, кто скажет вам, что уединение прекрасно.
  • Если все время будешь говорить один — всегда будешь прав.
  • Когда на каком-либо вечере я чувствую себя не в состоянии проявить свой ум, я делаю вид, что мне скучно.
  • Я очень силен в спорах. Спросите у любого из моих оставшихся друзей. Я могу одержать верх в споре на любую тему, против любого оппонента. Люди это знают и сторонятся меня на вечеринках. Часто, в знак большого уважения, они меня даже не приглашают.
  • Старик — это всегда всякий, кто на пятнадцать лет старше меня.
  • Правду может сказать любой дурак, но чтобы правильно солгать — тут требуется человек не без способностей.
  • Доводы на большинство из нас действуют плохо. Притязания — куда лучше.
  • Синоним — это слово, к которому вы прибегаете, когда не можете использовать то слово, которое сразу пришло в голову.
  • Зануды и нытики не просто любят компанию, они без нее жить не могут.
  • Мы виним во всем только одного человека — и это всегда не мы, а кто-нибудь другой.
  • Кто оправдывается — виноват дважды.
  • Смейтесь — и мир будет смеяться с вами. Храпите — и будете спать в одиночестве.
  • Люди всегда правдивы. Просто их правда меняется, вот и все.
  • Всегда ходите на похороны других людей, иначе они не придут на ваши.
  • Известно, что происходит с людьми, которые встают на пути. Их переезжают.
  • Абсолютно воздержанный человек — тот, кто воздерживается от всего, кроме воздержания, и особенно от неучастия в чужих делах.
  • Восхищение — это вежливое признания нами сходства другого человека с нами.
  • Извиняться — значит закладывать основу для будущего оскорбления.
  • Фанатик — тот, кто упрямо и ревностно отстаивает мнение, которое вам не нравится.
  • Зануда — это человек, который говорит, когда вам хочется, чтобы он слушал.
  • Бедствия бывают двух видов: когда не везет тебе и когда везет другим.
  • Эгоист — это человек с плохим вкусом: он больше интересуется собой, чем мной.
  • Ненависть — чувство, подходящее в случае превосходства другого человека над вами.
  • Беспристрастный — тот, кто не способен постичь перспективу личной выгоды от поддержки одной из сторон в споре или принятия любого из двух конфликтующих мнений.
  • Переводчик — это особа, которая помогает двум говорящим на разных языках людям понимать друг друга, для чего повторяет каждому из них слова другого, исказив их в собственных интересах.
  • Известно, что человеческий нос никогда не бывает так счастлив, как тогда, когда его суют в чужие дела, на основании чего некоторые физиологии приходят к выводу об отсутствии у носа способности ощущать запахи.
  • Самолюбивый человек — это человек, совершенно не принимающий во внимание чужое самолюбие.
  • Пока ваш друг с любовью держит вас за обе ваши руки — вы в полной безопасности, ибо можете наблюдать обе его руки.
  • Спор — один из способов утверждения противников в их заблуждениях.
  • Говорите, когда вы в гневе, — и вы произнесете незабываемую речь, ибо жалеть о ней будете всю жизнь.
  • Прости и помни.
  • Разница между комплиментами и лекарствами та, что первые можно без всякой опасности отпускать в увеличенной дозе; самые слабые пациенты принимают их больше дозы, и никогда не жалуются.
  • Четко сформулированные указания обязательно порождают множество толкований.
  • Тот, кто смеется последним, возможно, не понял шутки.
  • Благородство не мешает брать чаевые, оно мешает только благодарить за них.
  • На свете есть мало диких зверей, которых следует бояться больше, чем общительного человека, не имеющего что сообщить.
  • Хорошие манеры иногда означают терпеть плохие манеры другого человека.
  • Невозможно быть по-настоящему грубым, если не знаешь, что такое хорошие манеры.
  • Никогда не оскорбляйте кого-либо по форме, если можете оскорбить его по существу.
  • Интеллектуалы — это люди, считающие, что духовные ценности важнее материальных. Следует, однако, отметить, что речь идет об их собственных духовных ценностях и чужих материальных.
  • Я прекрасно отношусь к людям, потому что ничего хорошего от них не жду.
  • Удачливый человек — тот, кто способен сложить прочный фундамент из камней, которые швыряют в него другие.
  • Глупость одного — счастье другого.
  • Степень разумности любой дискуссии уменьшается, а продолжительность увеличивается пропорционально квадрату числа участников дискуссии.
  • У всех у них есть один недостаток: они — не ты.
  • Самовлюбленный человек — это всякий, кто выглядит лучше вас.
  • Я не против того, чтобы возродить розги, — но только между взрослыми и при взаимном согласии.
  • Пунктуальность — это добродетель зануд.
  • Завоевывать недостаточно, надо научиться соблазнять.
  • Боже, защити от друзей, а о врагах я сам позабочусь.
  • Чтобы добиться успеха в этом мире, недостаточно быть просто глупым, нужно еще иметь хорошие манеры.
  • Торжество разума заключается в том, чтобы уживаться с людьми, не имеющими его.
  • Если вы не способны их победить, заставьте их присоединиться к вам.
  • Если ты ругаешь даже тихих
    Или ссоришься —
    Знай, что эти люди — тоже психи, —
    Ох, напорешься!
  • Поскольку молчание — золото,
  • То и мы, безусловно, старатели.
  • Я никогда не видел осла, который говорил бы, как человек, но я встречал множество людей, которые говорят, как ослы.
  • Если бы те, кто злословит обо мне, знали, что я о них думаю, они бы еще не то говорили.
  • Секрет успеха — в искренности. Как только вы сможете ее изобразить, считайте, что дело в шляпе.
  • Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?
  • Когда я прав, я обычно злюсь. А Черчилль злится, когда он не прав. Так и получилось, что мы очень часто злились друг на друга.
  • Если хочешь, чтобы друг твой горбов у тебя не заметил, сам не смотри на его бородавки.
  • Черти в аду мучительно завидуют, наблюдая иезуитскую ловкость, с которой люди умеют порочить друг друга.
  • Язык голову бережет.
  • Грех не беда, молва не хороша.
  • Никогда не спорь с человеком, который покупает чернила литрами.
  • Когда ваш оппонент повержен, лягните его.
  • Ирландцы — люди честные: они никогда не говорят хорошо друг о друге.
  • Лучше хранить молчание и казаться дураком, чем открыть рот и устранить все сомнения.
  • Все мы склонны верить тем, кого не знаем, поскольку они нас никогда не обманывали.
  • Друзья приходят и уходят, а враги накапливаются.
  • Чтобы обрести врага, окажите кому-нибудь услугу.
  • Потребности человека зависят от того, что имеется у других.
  • Человек способный улыбаться во время неудач, думает о том, на кого бы свалить вину за них.
  • Надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком.
  • Причинять муки своим завистникам — это быть в хорошем настроении.
  • Если ты подаешь другим, то подай и мне; если нет, то начни с меня.
  • Люби человечество сколько тебе угодно, но не требуй взаимности.
  • На свете очень много хороших людей, но все они очень заняты.
  • Почему люди, как правило, избегают одиночества? Потому что наедине с собой лишь немногие наслаждаются приятным обществом.
  • Лучше неласковое «милости просим», чем ласковое «пошел вон».
  • В общении самое важное — слышать то, что не сказано.
  • Не бей слабого, а тем более сильного.
  • Стоит ли отказывать себе в том, в чем можно отказывать другому?
  • Чем меньше времени остается на друзей, тем больше — на врагов.
  • Не повышайте голоса, и пусть рядом стоит ваш огромный свирепый ротвейлер.
  • Всех я люблю так, как Господь велит нам любить своих ближних, — христианской любовью; но ненавижу я от всей души только некоторых.
  • Никогда не следует быть исключением. Если живешь среди сумасшедших, надо и самому научиться быть безумным.
  • Мы не всегда достаточно сильны, чтобы перенести чужое счастье.
  • От подношений и боги становятся сговорчивыми.
  • Целую все ручки, кроме дверных.
  • Вы видели человека, который никогда не врет? Его трудно увидеть, его же все избегают.
  • Кто дал право калечить жизнь людям? Вы что-то видите? Закройте глаза. Вы что-то слышите? Заткните уши. Вы что-то хотите сказать? Скажите. В тряпочку.
  • Ты меня уважаешь. Я тебя уважаю. Мы с тобой уважаемые люди.
  • Пока интеллигенты не станут нахалами, нахалы не станут интеллигентами.
  • О, если бы можно было использовать силу зависти в мирных целях…
  • У лжи короткие ножки. Но зато рот!…
  • Вы еще не умерли, чтобы говорить о вас только хорошее.
  • Нам грубиянов не надо. Мы сами грубияны.
  • Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон.
  • У меня плохой характер. Вот почему я не выношу плохие характеры у других.
  • Совет — то, что мы просим, когда уже знаем ответ, но желаем, чтобы не знали.
  • С вашей идеей согласятся значительно охотнее, если вы заявите, что впервые ее высказал Бенджамен Франклин.
  • С помощью доброго слова и револьвера вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом.
  • Прощайте ваших врагов, но никогда не забывайте их имен.
  • Самая приятная сторона того, что ты знаменит, в следующем: если люди от етбя устают, они считают это собственной виной.
  • Когда кошка хочет поймать мышку, она притворяется мышкой.
  • Самолюбивый человек тот, кто мнением других о себе дорожит больше, чем своим собственным. Итак, быть самолюбивым — значит любить себя больше, чем других, и уважать других больше, чем себя.
  • Судьба и провидение: на первую мы жалуемся, когда другие нас обижают, вторым оправдываемся, когда сами обижаем других.
  • Болтун подобен маятнику: того и другого надо остановить.
  • Единожды солгавши, кто тебе поверит?
  • Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану.
  • Знай, читатель, что мудрость уменьшает жалобы, а не страдания!
  • Люби ближнего, но не давайся ему в обман!
  • Не прибегайте к щекотке, желая развеселить знакомую, — иная назовет тебя за это невежей.
  • Не робей перед врагом: лютейший враг человека — он сам.
  • Не шути с женщинами: эти шутки глупы и неприличны.
  • Под сладкими выражениями таятся мысли коварные: так, от курящего табак нередко пахнет духами.
  • Скрывая истину от друзей, кому ты откроешься?
  • Что скажут о тебе другие, коли ты сам о себе ничего сказать не можешь?
  • Конечно же я верю в удачу. Как иначе объяснить успех некотых людей, которых ты терпеть не можешь?
  • Если вам нечего сказать, ничего и не говорите.
  • Значительная часть наших несчастий более выносима, чем комментарии наших друзей по их поводу.
  • Многие не смеют покончить с собой из страха вызвать неодобрение у соседей .
  • Внимание — плохим людям! Не то они станут еще хуже.
  • Многие бы хотели стать честными. Так не получается.
  • Кто не роет яму другому, сам в нее попадет.
  • Ложь во спасение извинительна. Нельзя прощать лишь того, кто говорит правду, когда его об этом не просят.
  • Пресмыкаясь, огромные ящеры превратились постепенно в маленьких ящериц.
  • Никогда не делайте сами то, что могут сделать за вас другие.
  • Конечно, праздная болтовня — дело грешное и недоброе, но ведь она так часто оказывается правдой.
  • Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
  • Чуть-чуть злословия придает жизни пикантную остроту.
  • Радиоприемник сближает нас с отдаленными странами и ссорит с ближайшими соседями.
  • Сердце надо беречь. И не только свое.
  • Такт необходим не только в музыке.
  • Шипящие и в азбуке занимают последнее место.
  • Чем больше у человека вес, тем трудней его посадить на место.
  • Дерзать и дерзить — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.
  • Единственная интеллигентная реакция на оскорбление — это игнорировать его; если игнорировать его не можете — будьте выше его; если не можете быть выше его — посмейтесь над ним; а если смеяться над ним не способны — вы его, вероятно, заслужили.
  • Нам надо добиться успеха. Надо еще, чтобы друзья наши потерпели крах.
  • Ангелу легко быть ангелом: ему не нужна еда, и он бесполый.
  • Если принимать всерьез некоторые высказывания, можно умереть со смеху.
  • Тонет больше мух в меду, нежели в уксусе.
  • Я знаю, что имеются люди, которые ненавидят ближнего своего, и я ненавижу таких людей!
  • Берегитесь тех, от кого никуда не денешься!.
  • Кому язык послушен, тот часто молчит.
  • Могло быть хуже. Твой враг мог быть твоим другом.
  • Не влезай в душу ближнего ногами, даже если ты вытер их.
  • Не говори о человеке дурно. Ведь и ты — он.
  • Не раскрывай людям объятия — не помогай им распять тебя.
  • Прежде люди были ближе друг к другу. Приходилось — оружие-то было только ближнего боя.
  • Провоцировать следует интеллект, а не интеллектуалов.
  • Врут все, но это не имеет значения, потому что никто не слушает.
  • Рыба и гости за три дня утрачивают свежесть.
  • Такт — это способность характеризовать других так, как они сами о себе думают.
  • «Хороший тон» находится октавой ниже.
  • Каким блаженством было бы, обладай мы способностью открывать и закрывать наши уши так же легко, как открываем и закрываем глаза!
  • Последнее слово за теми, кто помалкивает.
  • Я заметил, что опоздавшие часто бывают намного веселее, чем те, кто их ожидал.
  • Если вы правы, будьте логичными. Если не правы — постарайтесь сбить с толку.
  • Для наших друзей важно верить, что мы с ними безоговорочно искренни, а для дружбы важно, чтобы это было не так.
  • Никто на самом деле не слушает никого другого, и если вы сами хоть немного попробуете, то поймете почему.
  • Нередко бывает, что язык человека разбивает ему нос.
  • Чего вы не скажете, никто не сможет повторить.
  • Никто не бывает совсем несчастным из-за неудачи своего лучшего друга.
  • Я разговариваю сам с собой потому, что мне нравится иметь дело с избранным обществом.
  • Природа справедлива: слабую голову она компенсирует крепкими локтями.
  • Чем меньше у нас мыслей, тем охотнее мы ими делимся.
  • Лучше спать с трезвым людоедом, чем с пьяным христианином.
  • В Англии джентльмены никогда не уступают место, потому что там места хватает всем.
  • Все соседи плохие, но верхние хуже нижних.
  • Должен ли джентльмен просить сына поиграть для гостей на скрипке, если они не уходят?
  • Дружеский шарж — это портрет друга, увидев который, он может стать врагом.
  • Если гости скучают, расскажите им анекдот. А если не уходят, расскажите его несколько раз.
  • Если с вами во всем соглашаются, проверьте, слушают ли вас.
  • Если уж идешь в гости с пустыми руками, то иди хотя бы с полным желудком.
  • Если человек вас не понимает, это еще не значит, что он глупее вас.
  • Женщина думает, с кем пойти в гости, а мужчина — с кем оттуда уйти.
  • Иногда стоит узнать человека поближе, как хочется послать его подальше.
  • Истина рождается в спорах, но спорщики редко ее замечают.
  • Люди привыкли отвечать добром на добро, и поэтому долго ждут, кто начнет первым.
  • Музыка объединяет всех, кроме соседей.
  • Настоящий джентльмен никогда не спрашивает у дамы, сколько ей лет, а спрашивает, сколько лет ее детям.
  • Слово «спасибо» придумали джентльмены, а «большое спасибо» — бедные джентльмены.
  • Чтобы получить сдачу, иногда нужно ударить.
  • Человека можно полюбить после того, как его хорошо узнаешь, а разлюбить — после того, как узнаешь слишком хорошо.
  • Чем меньше мыслей, тем больше единомышленников.
  • Демагог — это человек, проповедующий лживую, по его собственному убеждению, доктрину людям, которых он считает идиотами.
  • Очень трудно поверить, что человек говорит правду, если вы знаете, что на его месте вы бы солгали.
  • Плохо думать о других — грех, но вряд ли ошибка.
  • Смеясь над своими бедами, человек теряет многих близких друзей. Они не могут простить ему потери своей прерогативы.
  • Никогда не говорите о себе дурно. Это сделают ваши друзья.
  • Будьте любезны с людьми на вашем пути вверх, ибо они еще понадобятся вам на вашем пути вниз.
  • Что бы с вами не случилось, все это уже случалось с кем-то из ваших знакомых, только было еще хуже.
  • Хороший слушатель не только пользуется всеобщей любовью, но со временем и кое-что узает.
  • Будь добр с людьми, которых ты встречаешь по пути вверх, потому что ты встречаешься с ними, когда будешь спускаться.
  • Вероятно, вы мало беспокоились бы о том, что думают о вас люди, если бы знали, как редко они это делают.
  • За деньги нельзя купить друга, зато можно приобрести врагов поприличнее.
  • Пока не потеряешь репутацию, даже не понимаешь, какая это была обуза и что такое настоящая свобода.
  • Я просто из себя выхожу, если мне приходится быть неправым, когда я точно знаю, что прав.
  • Никто не одинок, когда он ест спагетти6 это занятие требует большого внимания.
  • Если человек станет вдруг говорить все, что он думает, ему не поверят. И будут правы. Что это за человек, который говорит все, что думает?
  • О друзьях, у которых вы только что отобедали, не стоит говорить гадости в радиусе ста метров от их дома.
  • Проявлять остроумие некстати — очень неостроумно.
  • Я знаю, что меня легко убедить в чем угодно, и потому никакие доводы меня не убеждают.
  • На званом обеде следует есть с умом, но не слишком много, и говорить много, но не слишком заумно.
  • Адреса даны нам для того, чтобы скрывать свое местонахождение.
  • Если сомневаешься, постарайся говорить убедительно.
  • Десять разговаривающих производят больше шума, чем десять тысяч молчащих.
  • Я не понимаю, к чему заниматься злословием. Если хочешь насолить кому-либо, достаточно лишь сказать о нем какую-нибудь правду.
  • Кто привык лгать, тому всегда надобно за собою носить большой короб памяти, чтоб одну и ту же ложь не переиначить.
  • Чувство юмора — нечто, заставляющее вас смеяться над тем, что причинило бы вам боль, случись оно не с кем-то, а с вами лично!
  • Спор — это когда каждый из двух человек пытается первым сказать последнее слово.
  • Даже человек, у которого есть все, завидует человеку, у которого есть дважды все!
  • Чтобы развлечь некоторых людей, надо их просто выслушать!
  • Лесть — это искусство говорить человеку именно то, что он сам о себе думает.
  • Гостеприимство состоит в умении позволить вашим гостям чувствовать себя как дома — даже в том случае, если вы желаете, чтобы они именно там и находились.
  • Слова ваши должны быть мягкими и сладкими, ибо иногда не известно, не придется ли вам проглотить их обратно.
  • Большинство публикуемых ныне книг уходят в полное забвение… особенно позаимствованные у вас вашими друзьями.
  • Самое приятное в успехе то, что тебе больше не надо прислушиваться к добрым советам.
  • С некоторыми людьми, которым просто нечего сказать, проблема состоит в том, что приходится долго их слушать, прежде чем это станет ясно.
  • Все знают, как держать язык за зубами, но лишь немногие — когда!
  • Никогда не знаешь, как много у тебя друзей, пока не снимешь дачу на лето.
  • Лицемерие — вазелин общественных отношений.
  • Не относись презрительно к вежливости, этим ты разрушишь цемент, скрепляющий кирпичи в фундаменте общества.
  • Впечатление от себя самого никогда не совпадает с мнением о тебе других людей.
  • Даже самые лучшие друзья не могут присутствовать на похоронах друг друга.
  • Фантазия — болезнь инфекционная; если вас окружают только здоровые, не беспокойтесь, она вас минует.
  • Кто станет говорить речи, другому — не перебивать, но дать окончить и потом другому говорить, как честным людям надлежит, а не как бабам торговкам.
  • Оригинальность — это тонкое искусство запомнить, что услышано, забывая, где усоышано.
  • Каждый из нас являет собой смесь хороших качеств и нескольких (возможно) не очень хороших качеств. В общении с ближними следует помнить, что их недостатки просто доказывают, что они, в конечном счете, всего лишь люди. Не следует резко судить о людях только потому, что им случилось быть грязными, испорченными и, вообще, такими-растакими.
  • Успех- единственный, непростительный грех к своему близкому.
  • Я обнимаю своего соперника, но только с целью задушить его.
  • Возлюби ближнего твоего, но не сноси изгородь.
  • Невежа — человек, который не знает того, что вы только что обнаружили.
  • Людям не нравятся сплетни только в одном случае: когда сплетничают о них.
  • Дружба, основанная на бизнесе, лучше, чем бизнес, основанный на дружбе.
  • Никогда не характеризуйте важность заявления заранее.
  • Если бы собаки научились говорить, мы лишились бы последнего друга.
  • Если тебя съели, значит, ты был нужен людям.
  • Не стоит обижаться на правду. Лучше отомстить тем же.
  • Будьте взаимно терпимы к достоинствам друг друга.
  • Двери всегда открыты перед теми, кто засиделся в гостях.
  • Ты мне, я — себе.
  • Когда вам внушают доверие, будьте бдительными.
  • Пообещать легко, не выполнить обещание — еще легче.
  • Хочешь жить в согласии — соглашайся.
  • Никто не владеет языком так прекрасно, как тот, кто держит его за зубами.
  • Кто громче всех кричит, тому и дают слово.
  • Блеять с баранами не многим достойней, чем выть с волками.
  • Обычно именно дураки и жалуются, что их принимают за дураков.
  • Если вы не сочтете меня глупцом на том основании, я беспечен, и я, в свою очередь, обязуюсь не считать вас умным только потому, что у вас серьезный вид.
  • У всяко беседы есть только три темы: я — это я, вы — это вы, а все прочие — это чужие.
  • Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли.
  • Фамильярность порождает неуважение… и детей.
  • Хорошее воспитание состоит в умении скрывать, как много мы думаем о себе и как мало — о других.
  • Я считаю себя абсолютно беспристрастным. Все, что мне нужно знать о человеке, — что он принадлежит к человеческому племени. Для меня это уже достаточно отрицательная характеристика.
  • К моему удовлетворению, я был в состоянии ответить немедленно, что я сделал. Я сказал, что не знаю.
  • В Париже, когда я говорил по-французски, на меня просто пялились; мне так и не удалось заставить этих идиотов понимать их собственный язык.
  • Есть древний тост, за красоту достойной быть отлитым из золота: «Когда поднимаешься на гору преуспевания, да не встретится тебе твой друг».
  • Если сердишься — сосчитай до четырех; если очень сердишься — выругайся.
  • Быть хорошим — это очень изнашивает человека.
  • Давайте чертыхаться, пока есть время, в раю нам не позволят.
  • Истина — самая ценная вещь на свете. Давайте же ее экономить.
  • Не расходуйте ложь попусту, откуда вам знать, когда она и впрямь может пригодиться?
  • Никогда не говори правду тем, кто ее недостоин.
  • Проблема с людьми, не имеющими никаких грехов, состоит в том, что, как правило, они почти наверняка обладают весьма досадными добродетелями.
  • Кто-то мне надоел. Думаю, что это я.
  • Если вы уверены в своей правоте, ваш моральный долг — подчинить своей воле всякого, кто с вами не согласен.
  • Если увидите человека, приближающегося к вам с явно добрыми намерениями, — удирайте сломя голову.
  • Если не можете убедить, то приведите в замешательство.
  • Эгоист — тот, кто заботится о себе больше, чем обо мне.
  • Есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами живут и не дают жить другим; наконец, эгоисты, которые и сами не живут и другим не дают.
  • К чему доказывать мошкам, что они мошки?
  • Всегда прощайте ваших врагов. Ничто не раздражает их больше.
  • Всякий всегда может быть добрый к людям, которые ему совершенно безразличны.
  • В наши дни быть понятым — значит быть раскрытым и уличенным.
  • Вопросы никогда не бывают нескромными. В отличие от ответов.
  • Всегда глупо давать советы, но давать хорошие советы — гибельно.
  • Если неприятно, когда о тебе много говорят, то еще хуже, когда о тебе совсем не говорят.
  • Если человек говорит правду, рано или поздно его выведут на чистую воду.
  • Немного искренности — опасная вещь, а много — совершенно роковая вещь.
  • Никогда не нужно начинать со скандала. Его следует беречь для придания интереса своей старости.
  • О других мы предпочитаем думать хорошо потому, что ужасно боимся за себя.
  • Очень неприятно слышать, как за вашей спиной люди говорят о нас совершенно справедливые вещи.
  • Слушать — очень опасно. Если вы слушаете, вас могут убедить, а человек, дающий себя убедить доводом, лишен всякого здравого смысла.
  • Сопереживать страданиям друга может всякий, а вот успехам — лишь натура необычайно тонкая.
  • Хорошие советы я всегда передаю другим. Больше с ними делать нечего.
  • Чтобы быть естественным, необходимо уметь притворяться.
  • Эгоизм не в том, чтобы жить как хочется, а в требовании от других, чтобы они жили по-вашему. Альтруизм — оставление в покое других, невмешательство в их жизнь.
  • Я вовсе не хочу знать, что говорят обо мне за моей спиной, — я и без того о себе достаточно высокого мнения.
  • Я люблю людей больше принципов, а людей без принципов — больше всего на свете.
  • Я никогда не обращаю внимания на то, что пошлые люди говорят, и никогда не вмешиваюсь в то, что милые люди делают.
  • Хороший слушатель — это не тот, кому нечего сказать. Хороший слушатель — это хороший оратор, у которого болит горло.
  • От похлопывания по спине до пинка в зад всего несколько сантиметров.
  • Простить другим их ошибки очень легко; куда больше характера и смекалки требуется, чтобы простить им то, что они были свидетелями ваших собственных ошибок.
  • Клевета особенно портит кровь, если она не целиком вымышлена.
  • Овцы, завидующие волку, — волки в овечьей шкуре.
  • Смех умолкает, когда эхо не отвечает.
  • Человеку нужно два года, чтобы научиться говорить, и шестьдесят лет, чтобы научиться держать язык за зубами.
  • Гнев ослепляет, но, к сожалению, не отнимает дара речи.
  • Тому, кто не умеет врать, лучше оставаться честным.
  • А также помоги мне быть осторожной и не наступать сегодня на чужие ноги, ибо они могут быть связаны с задницами, которые мне придется целовать завтра.
  • Ситуация становится необратимой, когда уже нельзя сказать: «Давайте все забудем!»
  • Я полностью свободен от какой-либо предвзятости. Я ненавижу всех одинаково.
  • Важно не то, что о вас говорят, а то, о чем шепчутся.
  • Слава Богу, что на варенье не пошлин! Ведь куда бы какое всем было разорение!
  • Заткнуть дураку глотку — невежливо, но позволить ему продолжать — просто жестоко.
  • К занятому человеку редко ходят в гости бездельники — к кипящему горшку мухи не летят.
  • Своей правотой можно понравиться самому себе, но, чтобы произвести хорошее впечатление на других, нет ничего лучше, чем полностью и катастрофически заблуждаться.
  • Если крокодил сожрал твоего врага, это еще не значит, что он стал твоим другом.
  • Пусть не понимают, лишь бы хвалили.
  • Три поучения равны оскорблению.
  • Хороший слушатель обычно думает о чем-нибудь другом.
  • Никто не обижается на то, что его прервали, если его прервали аплодисментами.
  • Единственный способ развлечь некоторых людей — это сидеть и слушать их рассказы.
  • Написать положительную рекомендацию человеку, которого вы хорошо знаете, — труднейшая задача.
  • Не браните погоду — девять десятых человечества не смогли бы начать ни одного разговора, если бы погода не менялась.
  • Если вы не в состоянии ответить на довод своего оппонента, еще не все потеряно: вы можете сказать ему какую-нибудь гадость.
  • Никогда не оправдывайтесь — вашим друзьям ваши оправдания не нужны, а ваши враги им все равно не поверят.
  • Чтобы избежать критики, ничего не делай, ничего не говори, будь никем.
  • Чрезмерный скептицизм может оказаться такой же ошибкой, как и чрезмерная доверчивость.
  • Не старайся получить последнее слово. Вам ведь могут и предоставить.
  • Никогда не взывай к «лучшей стороне» человека. Он может ее не иметь. Обратись к его личной заинтересованности — это значительно эффективнее.
  • Разбудить кого-нибудь без необходимости не является тяжким преступлением. Но только первый раз.
  • Как замечательны, интересны, оригинальны люди — на расстоянии.
  • Чем больше стараешься выглядеть элегантным и воспитанным, тем меньше это получается.
  • Независимо от того, какую сторону в споре вы приняли, на вашей стороне всегда найдутся людт, которых вы предпочли бы увидеть на противоположной.
  • Вечность — это просто миг, как раз достаточно долгий для шутки.
  • Когда имеешь дело с безумцем, то лучше всего притворяться нормальным.
  • Мое право размахивать кулаком заканчивается там, где начинается чужой нос.
  • Скромным человеком обычно восхищаются — если когда либо услышат о нем.
  • Чем любить своих врагов, хоть немного лучше обходитесь сос воими друзьями.
  • Давно известно, что можно обмануть самого дьявола, но соседей не обманешь.
  • Ни один собеседник не стал бы вас слушать, если бы не знал, что потом наступит его очередь говорить.
  • Если бы жить вместе означало понимать друг друга — общество никогда бы даже не возникло.
  • Право быть выслушанным не включает автоматически право быть воспринятым всерьез.
  • Никогда не жалейте людей, с которыми поступили дурно. Они лишь ждут удобного случая так же дурно поступить с вами.
  • Представьте себе, какая была бы тишина, если бы люди говорили только то, что знают.
  • Если вы помогли другу в беде, он наверняка вспомнит о вас, когда снова окажется в беде.
  • Библия учит нас любить ближних, она также учит нас любить врагов; может быть, потому, что это обычно одни и те же люди.
  • Мы сами заводим друзей, сами создаем врагов, и лишь наши соседи — от Бога.
  • О вкусах не спорят: из-за вкусов бранятся, скандалят и ругаются.
  • Честные не лгут, когда не нужно.
  • Имеется три вида друзей: друзья, которые вас любят, друзья, которые к вам безразличны, и друзья, которые вас ненавидят.
  • Общепризнанный факт, что наиболее подходящим приветствием является слово «здравствуйте», потому что если, войдя в комнату, сказать: «До свидания», то этим очень многих можно привести в замешательство.
  • Большинство людей заслуживают друг друга.
  • Соседа, с которым тридцать лет в одном доме приживешь, и то жаль.
  • Невроз — болезнь заразная.
  • Учитесь быть искренними. Даже если вам придется для этого притворяться.
  • Люди, которым нечего сказать, никогда не лезут за словом в карман.
  • Знаете ли вы, кто такой пессимист? Человек, который думает, что все так же отвратительны, как он сам, и за это их всех ненавидит.
  • Искренность опасна — если только она не сочетается с глупостью.
  • Самопожертвование позволяет нам без малейшего смущения жертвовать другими.
  • Проблема с ней в том, что она лишена способности беседовать, но не дара речи.
  • Иногда надо рассмешить людей, чтобы отвлечь их от намерения вас повесить.
  • Совет подобен касторке: его довольно легко давать, но чертовски неприятно принимать.
  • Эгоист не выносит эгоистов: ведь они не заботятся о нем.
  • Никогда не преувеличивайте ваши недостатки. Об этом позаботятся ваши друзья.
  • Не заботьтесь о том, что о вас подумают другие. Они слишком обеспокоены тем, что вы думаете о них.
  • Блажен человек, который, когда ему нечего сказать, воздерживается от предоставления нам веского доказательства этого факта.
  • Мои вечерние гости, если не видят часов, должны определять время по моему лицу.
  • Единственный грех, который мы не прощаем друг другу, — расхождение во мнениях.
  • Быть любимым — вопрос везения, но чтобы тебя ненавидели — для этого надо обладать индивидуальностью.
  • Иногда мне нужно то, что способны дать только вы, — ваше отсутствие.
  • Вероятность встретить приятелей возрастает, если вы идете с персоной, знакомство с которой вам хотелось бы афишировать.
  • Комплекс превосходства передается по наследству.
  • Люди поверят чему угодно, если ивы скажете это шепотом.
  • Не задавайте людям вопросов, по которым у них нет определенного мнения или на которые они не будут отвечать правдиво.
  • Не стоит говорить сорокалетней женщине: «Вам не дашь и тридцати в ваши-то пятьдесят!…»
  • Никогда не говори «нет».
  • Никогда не спорьте с дураком. Окружающие могут не уловить разницы.
  • Простая и приемлемая ложь полезнее сложной и непонятной истины.
  • Те, чьего одобрения вы жаждете больше всего, будут самыми скупыми на него.
  • Тот, кто храпит, засыпает первым.
  • Улыбайтесь, это заставляет окружающих гадать, о чем вы думаете.
  • Хочешь понравиться — выступай короче.
  • Человеческие отношения подчас настолько сложны, что мы заменяем их другими, более простыми.

Афоризмы на все случаи жизни

Сайт афоризмов и крылатых выражений Январь 01 Все, что стоит того, чтобы иметь его в жизни, заслуживает того, чтобы ради него поработать. Эндрю Карнеги 02 Успех приходит только к тем, …

Крылатые фразы

Не прибегай к помощи шопинга в борьбе с депрессией. Не занимайся с той же целью и обжорством. Знай: это удел домохозяек.
Бедные наши домохозяйки — обжираются, шопингуют… При сегодняшней неограниченной возможности обжираться большинство людей не питаются до беспредела, но что не скажешь о шопинге — возможной(это пункт в отличии от питания еще ограничен!) при неограниченной возможности обзавестись новыми покупками(впрок, не предметы первой необходимости) большинство любят покупки

Крылатые выражения из жизни

Красивому человеку обычно соответствует красивая душа — поэтому мы (мужчины) стремимся к красивому… Деньги — показатель пользы человека обществу, поэтому женщины интуитивно тянуться к более перспективно полезным людям, т.к. их прямое предназначение — преобразовать бесполезную энергию мужчины в полезную людям, для получения соответствующих доходов, в распределении которых им тоже нравиться участвовать…

Юрий Пивоваров: я не знаю ни одной империи, которая родилась бы вне войны | Новости

Итак, сегодня наш гость – академик, историк Юрий Сергеевич Пивоваров, научный руководитель ИНИОН. И тема нашего сегодняшнего разговора – «Империя и война». Хотя сразу же хочу вас предупредить, это, наверное, будет полезно, Юрий Сергеевич – человек, вопросы которому можно задавать, даже если ваш интерес выходит за рамки сформулированной только что темы. Мне кажется, что это могло бы быть даже интереснее. То есть давайте воспринимать эту тему, «Империя и война», как столбовую, как главную, но не единственно возможную сегодня в разговоре с этим человеком.

Итак, с вашего позволения, начнем. Юрий Сергеевич, если мы говорим об империи, о войне я, с вашего позволения, начал бы с того, чтобы просто оговорить какие-то ключевые понятия, без которых нам трудно будет понимать друг друга и аудитории понимать нас. Россия сейчас – это империя в вашем понимании, о чем вообще будем с вами говорить?

Юрий Пивоваров: Вот как Россия выберет, так и будет. Я думаю, что она выбирает сейчас. Можно, я объясню, что я хочу сказать? Ну, во-первых, само название «Империя и война», «Хроника пикирующей империи» – уже ясно, что что-то плохое: война, империя, пикирует и так далее. Я думаю, что это, в общем, не совсем так. Империя – это понятие многозначное. Под словом «империя» можно понимать почти что угодно, как под словами «демократия», «капитализм», «социализм». На самом деле это достаточно безответственное понятие, и надо каждый раз определять, что мы имеем в виду под империей.

Понимаете, империи в классическом каком-то смысле сейчас, наверное, уже нет. Все-таки это страна впервые за последние пятьсот лет, где превалирует один этнос, до 80% это русско-славянский этнос. Он несколько уменьшается, другие этносы быстрее, так сказать, рождаются, но, тем не менее, пока примерно такое соотношение. То есть это достаточно такая вот, в общем, этническая страна, где один этнос господствует.

Что касается того, что я говорю «выбрать», понимаете, какая вещь? Что значит империя? Империя – это нечто особое. Если мы говорим, что Россия – империя, это совпадает с некоей претензией, что у нее есть особый путь, особый путь в истории, то, что называется сейчас Русским миром, и вот империя как бы организует, дает рамки этому Русскому миру и прочее. А какая альтернатива? Альтернатива – это строить национальное государство, то, что в науке называется nation state, это такое государство, где есть гражданское общество, где государство – это не аппарат насилия, а такая сервисная организация, которая на основе права обслуживает население, то есть это такой европейско-американский тип. И я думаю, что если Россия выберет себе этот путь, он тоже возможен.

Была ли Россия империей? Была. Российская империя, в известном смысле — СССР. Но это особый тоже тип империи. Во-первых, это континентальная империя, континентальные всегда очень резко отличаются от морских, и развал континентальной империи гораздо более страшен, тяжел, чем империи морской, поскольку моря, океаны, и это как-то смягчает это расставание. У нас же это оказалось не так.

Но мы империя очень интересная. Во-первых, вот, мы когда с Николаем Карловичем прогуливались за пять минут до начала, мы вспомнили слова Николая Александровича Бердяева, великого русского мыслителя: «Русская география съела русскую историю». То есть эти огромные пространства, которые, в общем, никакими горами и морями не отделены друг от друга, они как бы являются таким вот объективным основанием для создания империи. Замечательный русский историк Георгий Владимирович Вернадский, это сын Владимира Ивановича Вернадского, в 1927 году написал работу «Начертание русской истории». Потом он перестал быть просто Вернадским, он стал Джорджем Вернадским, уехал в США, и там работал, пока не умер, до 1973 года. В работе «Начертание русской истории» он показал, что та территория от Тихого океана и, условно говоря, до города Бреста, сейчас граница между Белоруссией и Польшей, она на протяжении двух тысячелетий все время как бы менялась – то империя на несколько столетий, то много различных государств, то опять империя. Он был евразийцем, евразийцы ввели термин «место развития», то есть вот место развития империи, эта огромная территория. Причем Вернадский говорил, что всегда это военная империя, никогда никакой иной империи не было. Военная империя, где господствует военное сословие, где главные цели военные – как оборонительные, реже наступательные, и где, вот, тоже мы с Николаем Карловичем вспоминали, первый русский император, который позволил себе на публике являться в партикулярном платье, а не в военном мундире, был Александр Второй, и то только за границей. Но и до 1917 года последний царь Николай Второй не мог явиться, кроме как на костюмированных балах, он не мог явиться на какое-нибудь заседание в гражданском платье. Это была во всех отношениях, конечно, военная империя. Не самая страшная, разумеется, в мире. В общем, это была империя, которой удалось решить многие национальные вопросы. По-настоящему не удалось решить два вопроса, еврейский и украинский, а, в общем, остальные были более-менее решены.

Что касается Советского Союза, он был империей совершенно нового типа, это уже империя типа всяких третьих рейхов и прочая, прочая. Это тоталитарные империи с определенной идеологией. Они, конечно, что-то наследовали у своих предшественниц.

Что же касается сегодня, то, я думаю, Россия так и не выбрала, куда же она пойдет. Несмотря на то, что сегодня такой барабан бьет, и, так сказать, «гром победы раздавайся», и, все-таки, я не убежден в том, что Россия снова свернет на восстановление военной империи – и сил мало, и много уже наломали дров, и, в общем, население старое, чтобы построить новую империю, нужно население с преимуществом молодежи, как сейчас в арабских странах, например, происходит. Здесь же население стареет, а историки заметили такую очевидность, что в стареющих обществах такие, что ли, тоталитарные или какие-то имперские амбиции почти не исполняются.

Поэтому мне трудно однозначно, Николай Карлович, ответить на ваш вопрос. У России есть имперское начало, есть и другое. Например, великий русский мыслитель начала двадцатого века Петр Бернгардович Струве в нескольких своих работах показывал, как в России строилось одновременно и национальное государство, и империя, шел такой двойной процесс. Но, с другой стороны, если посмотреть на Англию, Англия то же самое. Она строила себя как национальное государство и одновременно как империя. То же самое было с Францией. То есть в этом смысле у нас достаточно похожий путь.

Н.С.: Но это как раз морские империи.

Ю.П.: Это морские империи. Но я имею в виду сейчас как раз другую часть, что, когда мы говорим «империя», противопоставляем ее национальному государству. Так вот, в Англии и во Франции эти процессы шли параллельно, может быть, это даже был один процесс. То же самое происходило и в России. И в каком-то смысле, конечно, Россия была обречена на империю еще не просто континентальную, а территориальную. Ведь проблема русской истории – это огромная территория и малое население, это не только сегодня. И от этого очень многое зависит. Западная Европа – это огромное население и малая территория. Отсюда возникновение частной собственности, интенсивного способа развития и так далее. А в России это не так. Это огромная территория, малое население. Как Ключевский говорил, жидкий элемент русской истории, который растекается по Великой русской равнине, и крепостное право необходимо, чтобы его остановить. Все разбегутся из центра, да? Это жестоко, но в этом есть тоже…

Н.С.: Поэтому оно так поздно и закрепилось.

Ю.П.: Ну, разумеется, потому что оно растекалось, растекалось, были причины для этого растекания, но это тоже особый тип империи.

Еще особый тип империи, безусловно, в советские времена так было. Скажем, русские, которые в основном строили эту империю, во всяком случае, начали строить ее из Москвы, потом из Петербурга, не всегда были самым процветающим народом в этой империи, самым привилегированным народом, потому что в годы, например, Российской империи, как бы поляки ни плакались, но у них была конституция 1815 года, это при всем при том, я понимаю, что делала Россия в Польше вместе с другими странами все эти разделы. А после восстания 1863 года Польша получила вполне приемлемое устройство, и даже лидер и основатель современного польского национализма Роман Дмовский говорил, что молодцы русские, сделали в Финляндии конституцию с 1809 года. Ну, и так далее, и так далее. То есть политика была гибкой. И сам русский народ не всегда был тем, который снимал пенки с этого имперского устройства, это тоже интересно, скажем, в отличие от Англии и Франции. Я не говорю, что хуже, что лучше, я говорю об особенностях. Это тоже было характерно для нашей империи. Хотя здесь, конечно, тоже не надо перебарщивать (это я сам к себе обращаюсь), не все так было, что ли, идеально, но, тем не менее. Потому что чаще обращают влияние на такие совершенно негативные, вопиющие вещи, как борьба с украинством или, например, еврейские погромы, и вообще, так сказать, евреи – это никто, но, тем не менее.

Н.С.: Вот Юрий Сергеевич, когда он употребляет такую вежливую формулу, «мы с Николаем Карловичем вспоминали», на самом деле вспоминал Юрий Сергеевич.

Ю.П.: Но мы же были вдвоем.

Н.С.: Да. И Юрий Сергеевич вспомнил еще два факта, когда мы с ним сейчас общались, которые я довожу до вашего сведения. Первый – что сегодня день рождения Петра Первого, а второй – что сегодня завершился Венский конгресс.

Ю.П.: Ну, поскольку вы меня разоблачаете, дайте я сам себя разоблачу. Это не потому, что я это знаю, это я прочел в метро в газете «Московский комсомолец» на последней странице. Я этого не знаю.

Н.С.: То есть мы, как в известной, классической книге, продолжаем сеанс разоблачений? Но к чему об этом вспомнил Юрий Сергеевич, а я об этом упомянул? Петр Первый, человек, который является отцом Российской империи, ну, просто формальным, отец-основатель, до него империи не было, после него она была, империя появилась при Петре. И он, конечно, и мореплаватель, и плотник, это понятно, но, если почитать, скажем, учебники нашей истории детские, школьные, он прежде всего воин. Прежде всего Северная война, прежде всего Полтава, прежде всего воин.

Венский конгресс – это обозначение, формализация всеобщей европейской победы над Наполеоном, победы, которая была достигнута в огромной степени при активнейшем, мощном участии Российской империи, и конгресс, который фактически оформил в значительной степени российское имперское или военное лидерство в Европе, да? Можно так сказать, вероятно.

То есть, иначе говоря, сегодня такое совпадение по датам, вот эти вот мощные вехи российской истории, они, так или иначе, связаны с войной. Маркс, по-моему, говорил, «революции – локомотивы истории», вот получается, что для России войны – локомотивы российской истории. Каждый раз война толкала вверх национальную идентификацию, толкала вверх национальную гордость, толкала вверх уровень признания России в мире, то есть, иначе говоря, освежала такую историческую национальную кровь России. То есть войны – это такие исторические, в общем, действительно толкачи России, это наше историческое благо, если угодно. Ну, при всех жертвах, до сих пор не изобрели войну, на которой людей бы не убивали, но, тем не менее.

Ю.П.: Я, кстати говоря, не знаю ни одной империи, которая родилась бы вне войны, помимо войны, начиная от империи Александра Македонского, Римской империи, ну, и так далее, и поехали.

Н.С.: По праву гордимся, что мы были всегда, повторяя то, что вы сейчас сказали, милитаристской, военной империей?

Ю.П.: Конечно, милитаристский, что ли, элемент в русской культуре очень силен, но ведь он во многом определен опять же географическим положением, потому что действительно России приходилось на протяжении тысячи лет сражаться. Только давайте заметим, что такими, что ли, поводами для гордости и такими основополагающими для создания русской культуры были не завоевательные походы русской армии. Ну, собственно говоря, битва под Полтавой, которая окончательно решила ситуацию с Северной войной, я должен напомнить, что Полтава ближе к России, чем, например, к Стокгольму, это они к нам пришли. Потом, через сто лет, тоже они к нам пришли. И потом, через сто с лишним лет, что бы там ни было, они к нам пришли. И эти оборонительные войны, не имперские войны, а именно оборонительные войны, они легли в основу… Вот весь XIX век, в основе его лежит миф о войне 1812 года, не о заграничном походе русской армии, а о войне 1812 года. И сейчас Сталинград, битва под Москвой, ну, и Берлин как заключение. Все-таки это не имперские войны, это войны, которые вела империя, но они были такие защитительные, оборонные войны. А, кстати говоря, войны такого наступательного характера Россия, как правило, проигрывала, и они выветривались из ее сознания. Что бы ни хотели, но великие победы русского оружия сейчас в Сирии не станут важным элементом вот такого русского самосознания никогда, как и замечательные подвиги наших войск в Афганистане или Русско-японская война, ничего не получится, да?

То есть в этом смысле, с одной стороны, да, мы военная империя, да, все империи строятся через войну, но русская милитантная гордость связана со справедливыми войнами. Что касается военных дел, что очень важно, дело в том, что в России такое общество, где правит насилие, ничем не ограниченное насилие. Так было при царях, хотя со временем такая, что ли, узда правовая накидывалась, так было при большевиках, очень интенсивно при Сталине, и менее интенсивно, так и сейчас, именно насилие. Здесь власть понимается как насилие, а насилие – это и есть война. То есть этот внутренний настрой русской культуры, основанный на насилии. Прекрасная русская поговорка: «ты начальник — я дурак, я начальник — ты дурак», и все, мы, так сказать, не партнеры, никакой конвенции быть не может. Власть как насилие, и личность – ничто. Это было, это особенность русской культуры при всей великой персоналистской литературе и философии русской. Это переносится и вовне. Ведь не самые глупые люди говорили, что внешняя политика есть продолжение внутренней политики, безусловно. Правда, и внешняя политика во многом определяет внутреннюю политику. И вообще, когда мы говорим «война», это значит насилие, мы должны помнить, что. .. Вот посмотрите, что сделал Владимир Ильич Ленин? Он сказал: «Превратим войну империалистическую в войну гражданскую». То есть давайте войну, которая шла между империями, странами и блоками превратим в войну вот здесь. И ему это удалось. Но это все равно война, это продолжение войны. И меня в этом смысле больше интересует не тема «Империя и война», а, скажем, тема «Империя и русская культура», «Империя и русская политика», в смысле, «Война и русская политика», «Война и русское общество», но война, понимаемая как насилие. Необязательно, что это… Что белые, что красные, что Англия с Францией, но все равно война. Я думаю, что до известной степени и сегодняшние огромные такие, условно говоря, военно-политические успехи современной России – это попытка предотвратить гражданскую войну и перенести ее вовне. То есть наоборот, не как у Владимира Ильича.

Н.С.: Но смотрите, если можно, немножко поспорю. Екатерина. Ну, Крым тоже ближе, как известно, как мы теперь знаем уже по нашей современной истории, Крым ближе к нам, чем к Западу. Но именно про те времена канцлер Безбородко потом говорил: «В Европе ни одна пушка не могла выстрелить без разрешения русского царя». Венский конгресс, который только что вспоминали. Да, в национальной памяти российской, русской это война 1812 года, именно оборонительная война, это битва за Москву, проигранная, кстати, но, в конечном счете, Бородинское сражение, оно героическое. Но потом вошли в Париж, а главное, как уже говорилось, как мы с вами вспоминали, Венский конгресс по итогам европейской войны против завоевателя Наполеона зафиксировал колоссально возросшую мощь России и ее международное влияние как результат этой оборонительной войны.

Дальше, Великая Отечественная война, как часть Второй мировой. Оборонительная? Спору нет, кто на кого напал? Но мы ее закончили в Берлине, и после этого Сталин стал владыкой полумира. И те ностальгические воспоминания, которые сейчас владеют очень многими нашими согражданами, о временах Советского Союза, это именно ностальгия по временам колоссальной империи, колоссальной мощи, когда, опять-таки вспоминая Безбородко, ни одна пушка не могла выстрелить без нашего разрешения. Значит, войны оборонительные, а результаты-то вполне имперские.

Ю.П.: Я думаю, что Безбородко преувеличивал, это ему так хотелось видеть. Он вообще был достаточно малокультурный человек, и очень много о себе понимал, это известно в истории. Это прообраз отца Пьера Безухова в «Войне и мире». Стреляли пушки и без разрешения России, и Крым мы взяли с трудом. Россия несколько столетий пыталась завоевать Крым, и, кстати говоря, Крым сыграл и играет в русской истории громадную роль. В конце 80-х годов семнадцатого века князь Голицын, тогдашний первый министр при правительнице Софье, дважды пытался завоевать Крым. Если бы он взял Крым, никакого Петра Великого у нас бы не было на престоле, он бы стал там при Софье, они бы правили, и реформы пошли бы другим путем. Крым сыграл также огромную роль, сто лет русские пытались завоевать Крым, пока Потемкин, Румянцев и Суворов в конечном счете не присоединили его к России. Ну, и вообще, Крым и во время гражданской войны играл значительную роль. Я думаю, что роль Крыма особенно усилилась после написания бессмертного романа «Остров Крым» Василия Аксенова.

Н.С.: Пророческого, как выяснилось.

Ю.П.: Да, на самом деле, он такой веселый роман, но он удивительно глубокий, умный, философский.

Н.С.: В конечном счете, не очень веселый, я бы сказал.

Ю.П.: Ну, поначалу, да. Действительно. Что касается Венского конгресса, да, Венский конгресс должен был поставить Россию во главе всех, как Пушкин говорил, «и русский царь глава царей». Но что произошло на Венском конгрессе? За спиной России европейцы, включая поверженную Францию в лице такого замечательного, искреннего человека, как Талейран, заключили тайный договор против России, и с этого момента началось подлинное противостояние Европы и России, которое закончилось Крымской баталией, причем там напортачили и те, и другие.

Н.С.: Уже Крымской баталией 50-х годов XIX века.

Ю.П.: Ну да, я об этом говорю. А идея там была такая. Александр Первый был человек очень религиозный, и он хотел вернуть в политику религиозное, нравственное начало. Правда, он был такой наивный человек. И он хотел бороться со всякой революционной заразой, чтобы Европа объединилась, такая интеграция Европы, восстановление Священной Римской империи германской нации, которую Наполеон разрушил в начале девятнадцатого века. Но Европа ему не поверила, она решила, что русский медведь хочет дальше, дальше, дальше залезть. То есть Европа боялась, конечно.

Что касается дальнейшего, то Россия, в конечном счете, оказалась в изоляции, вот такая империя, которая оказалась в изоляции. При Александре Третьем оказались, пришлось искать союза с республиканско-масонской Францией, всегда враждебной Англией, с которой мы соперничали. То есть то, что сказал Безбородко, такого на самом деле никогда не было, и Россия никогда не определяла судьбы мира, кроме, видимо, одного периода, это период, который вы назвали, после победы 1945 года, и то, когда она обрела ядерное оружие, только в этот момент. Потому что до того, как у России не появилось ядерное оружие, причем русские люди очень гордятся, говорят, что Сталин – это космос, но, видимо, они забыли, что Берия не верил собственным инженерам, и бомбу мы испытали ту, которую украли у Америки, ту модель, а не ту, которую сами сделали. Та, наверное, тоже была хорошая, но поверили в ту. Вот с этого момента мы стали сверхдержавой, особенно когда достигли паритета с Соединенными Штатами по подводным ядерным лодкам, это было к 70-му году. Вот тогда по-настоящему, я думаю, в первый и последний раз Россия стала страной, определяющей пути мировой истории. Даже в наполеоновских войнах один на один мы бы не справились, и никаких бы заграничных походов не было без армии Австрийской империи, Пруссии, ну, и там других мелких немецких…

Н.С.: Британии.

Ю.П.: Да, и Британии. Она всегда очень скромно участвует в континентальных сражениях, ей больше удаются морские и отдаленные. Потому что британцы в Европе, как в Первую, так и во Вторую мировую войну весьма скромно воевали, кстати говоря. Так что это был единственный период.

А Безбородко так казалось, тогда Россия не была столь определяющей в мировой политике страной, по мне-то и слава Богу, потому что зачем? Лучше своим делом заняться, чем лезть куда-то.

Н.С.: К чему я веду, и к чему вспоминал о Безбородко в частности? Бог с ним, с покойным канцлером. Речь идет вот о чем. На ваш взгляд, главный предмет исторической гордости России – это войны и военные победы? Именно войны привели, скажем так, к той России, которой мы можем гордиться исторически? Войны – это российская слава, или что-то другое? Россия что-то извлекала из войн? Если мы возьмем не только авторитет международный, который иногда может быть достаточно поверхностным и формальным, но если мы возьмем, в том числе, и пользу этих войн для внутреннего развития?

Ю.П.: Давно замечено, когда Россия проигрывает войны, она начинает делать реформы, когда она выигрывает войны, она начинает закручивать гайки. Это не мной, но замечено, такая последовательность есть.

Теперь вообще о войне, наша гордость. Вот город Париж, музей армии, очень большой, очень крупный. Ну, что, французы гордятся собой, очень гордятся. Известен их коллаборационизм, многих из них, во время Второй мировой войны, но они пишут, например, что на Францию, оккупированную Германией, не на Виши, а на оккупированную часть, что это была зона саботажа. Ну, саботаж был весьма условный, но, тем не менее, они очень гордятся своей страной.

Нам тоже, наверное, есть, чем гордиться в военном отношении, но я думаю, что это не главное для нас. Если бы вы, например, меня, Николай Карлович, спросили: «Чем вы, Пивоваров, гордитесь из русского?», я бы сказал: «Русской литературой», например. Вот русской литературой, стишками русскими, например, мне нравится музыка какая-то, вот этим горжусь. И еще, безусловно, гордиться здесь нечем, но вот тоже Борис Леонидович Пастернак пишет в 1953 году: «Жизни бедной на взгляд, но великой под знаком понесенных утрат». Вот такой вот подход. Жизнь великая под знаком понесенных утрат, здесь Россия страна роскошная, столько утрат было понесено, что в этом смысле мы действительно заслужили величие, да.

Ну, а что касается «Империя и война», я еще раз говорю, воюют все, и, видимо, человечество обречено на войны. Конечно, сейчас они ограничены наличием всякого там ядерного оружия, но, видите, даже при его наличии воюют всегда и везде, я думаю, что будут по-прежнему воевать, когда нас и не будет. Я извиняюсь, что я говорю такие, в общем, пошлые вещи, но мне трудно себе представить социальное устройство без войны. Причем, вы знаете, демографы, я не демограф, я только слышал об этом, посчитали, что в каждом веке гибнет один и тот же процент людей. Ну, скажем, когда был один миллиард, это 3%, когда пять миллиардов, тоже 3%, количество возрастает, но процент остается один и тот же, и это очень какие-то страшные подсчеты, поскольку я против объяснения истории через биологию или там какую-то органику, поскольку история – это поле свободного выбора человека, как человек выберет, так и будет.

А что касается России, то главная тема все-таки не война, а вот это вот ничем не ограниченное население, которое может вылиться в какую-нибудь кампанию далеко за пределами страны или где-нибудь на границе своей страны, и той же кампании против собственного народа. Причем в ней участвуют не какие-то злобные дяди и тети, а собственно сам народ участвует в этой кампании, то есть все поражены вирусом ничем не ограниченного насилия, ни моральным правом, ничем. Вот через это я готов смотреть на русскую историю, а вот если просто империя и война… Опять же, мы с вами вспоминали, Георгий Владимирович Федотов, замечательный русский христианский мыслитель, автор известной классической работы Пушкин — «Певец Империи и Свободы», он не разделяет свободу и империю. Иосиф Бродский, Тютчев, замечательный мальчик, погибший на войне, — Павел Коган, и так далее. Блистательные имена русской поэзии, люди, за исключением Тютчева, безусловно, скорее, либеральные, чем какие-то иные, но они вот поют империю. «Жалко империи», – говорил Бродский в начале 90-х годов. Но ему, конечно, не сталинской империи жалко, а такой великой империи, которую русская культура описала. И многие сегодняшние, кстати говоря, либеральные авторы, которые пишут в «Новую газету», а не в газету «Завтра», они видят будущее России, в такой либеральной, демократической, плюральной, европейской, но империи.

Н.С.: Юрий Сергеевич, вы говорите: «Я горжусь литературой, поэзией, стишками», ну, понятное дело, я тоже. Но интеллигенция гордится, как правило, культурой, потому что она этим занимается, в конечном счете. Трудно найти какой-нибудь более-менее видимый на географической карте народ в мире, который не гордился бы своей культурой. Все гордятся. Если вы возьмете европейские народы, любой гордится, это уж точно, сейчас мы начнем с вами перечислять, и, естественно, каждый гордится, и у каждого есть повод для гордости, разумеется, странно было бы, если бы не было. Но, вы знаете, что я вам скажу? Если мы выйдем за пределы узкой интеллигентской прослойки, которая сейчас еще более узкая, чем когда бы то ни было, она размывается по целому ряду социально-экономических и политических причин, то люди, может быть, тоже будут говорить, что они гордятся литературой, но они эту литературу не знают ни фига, я прошу прощения. Мне приходилось принимать какие-то экзамены, участвовать в собеседованиях в гуманитарных, в том числе и престижных, авторитетных московских вузах – идут из хороших семей мальчики, девочки, уже взрослые, по окончанию школы, они не могут ответить на вопрос, что написал Александр Сергеевич Пушкин. Они знают, кто такой Пушкин, знают, что был такой поэт, но что он написал, они назвать не могут. Я спрашиваю: «Не помните роман в стихах?» «Про рыбку?», – отвечает мне девочка. И это уже было слава Богу, потому что у нее хотя бы рыбка ассоциируется с Александром Сергеевичем Пушкиным, и на том спасибо. Поэтому, а чем люди гордятся, и что мы сейчас видим? Можно как угодно относиться к средствам массовой информации и к их работе сегодня, к федеральным, в особенности, электронным, но чем они объединяют людей, чем они мобилизуют людей, вокруг чего они строят вот эту концепцию национальной гордости? Вокруг Пушкина? Ничего подобного. Вокруг Тютчева? Кстати, империалиста, правильно, и Пушкин империалист, и Достоевский, очень многие люди, которые составляют нашу с вами гордость, были империалистами, но не вокруг них строится эта национальная идентификация, она строится вокруг военных побед. И это производит на людей в массе, на народ, очень сильное впечатление.

Ю.П.: Вы правы, конечно. Я думаю, что люди уже должны сойти с ума, потому что телевизор включишь, то там успехи наших воинов где-то в Сирии, такое впечатление, что за Сталинград борются, и завтра враг уже будет в Москве, то там еще какие-то вещи, в общем, по всем программам, ужасно, это так. Но это связано не только с войной. Дело в том, что современный политический режим в России вышел из войны, он есть следствие войны. Не Великой октябрьской революции или Великой февральской революции, не коллективизации, не НЭПа, не, кстати, Большого террора, хотя террор подготовил все это дело. Он вышел из войны. Я сейчас не буду читать лекцию, почему, но я слышал от наших правителей, властителей, которые, в том числе, и в Кремле работают, что для них война самое главное, установочное, даже безотносительно к той милитарной пропаганде, которую они ведут. А что касается этой пропаганды, то это совершенно ясно – действительно, великий подвиг в Отечественной войне. Мы вообще, кстати говоря, даже не представляем себе, что все дело могло кончиться совсем иначе, когда в ночь с 30 ноября на 1 декабря немецкие парашютисты высадились на Воробьевых горах и в Нескучном саду. И цель была одна – войти в Кремль, арестовать Сталина, Молотова, и на этом бы кончилась война. Но как бы Бог спас, да, этого не получилось.

Н.С.: А если Япония напала бы не на Перл-Харбор, а напала бы на Дальний Восток?

Ю.П.: Если бы немецкая разведка не была бы столь бездарной, и не проглядела бы, как сто дивизий подошли к Москве, сто, это невозможно, даже я, не шпион, все равно увидел бы, что они идут, это слышно. А ведь Рабоче-крестьянская Красная Армия была разгромлена в первые месяцы войны, из четырех с лишним миллионов человек оставалось около миллиона человек, и они были, в общем-то, деморализованы. И это действительно, чудо и подвиг, да, как это, поднялась дубина народной войны. Сталинский режим лежал, все, он был готов, и известно, что Сталин предпринимал попытки переговоров через болгарского посла, и так далее, и это какое-то чудо. Действительно, это чудо, которым невозможно не гордиться. Так вот, сегодняшние политики и их идеологическая обслуга стали из этого делать себе навар и обманывать людей. Когда едешь в машине, и написано на другой: «Спасибо деду за победу». Тот, кто написал, даже не знает, о чем речь идет, но вот эти георгиевские ленточки и прочее, прочее… Людей сводят с ума массово, ну, а разве так не было в России, в Германии, в Италии, в каких-то еще странах? Пропаганда работает вовсю, и люди, вы же сами говорите, они книжек не читают. И я знаю богатых, образованных, умных людей, у которых в кабинетах стоят бюсты Сталина, хотя Сталин этих людей в первую очередь пустил бы под нож – предпринимателей, банкиров и так далее. А люди действительно ничего не хотят. Я помню, пару десятилетий назад, это давно уже было, к моей дочери пришел свататься молодой человек, он сейчас ее муж. Увидел у меня книги, увидел портрет Солженицына. Говорит: «О, Юрий Сергеевич, я тоже читал «Один день Дениса Ивановича». У меня так сердце опустилось… Но все-таки он что-то такое…

Н.С.: «Дениса Ивановича» знает все-таки.

Ю.П.: Да. Ну, как бы вот. .. Но это не мешает ему жить, кстати говоря, совершенно, и процветать, в общем-то, материально, так сказать.

Н.С.: Дай Бог.

Ю.П.: Да, конечно. Но я уверен, что современная вот эта вот милитарная истерия, во-первых, она нагнетается, во-вторых, она находит отклик в сердцах людей. Вот это «бей, дави», вот это вот… Ну, вот то, о чем уже говорилось, об этом можно долго говорить, это находит отклик, как бы встречается, это очень хорошо, вот эта вот агрессивность, насилие, которые в людях копятся, через это дело, безусловно… Я все время поражаюсь, с кем ни поговори, это может быть какой-нибудь водитель такси, а может быть, не знаю, профессор изящной словесности, например, какой-то злобный антиамериканизм. Причем я спрашиваю: «Вы в Америке бывали?» И 90%, конечно, не были. «Нет». «За что вы Америку ненавидите?» «А она…» А что вот она? Ну, что, что? Ну, не идеальная страна, все страны не идеальные, и так далее. Они правильно знают, куда нажимать, я еще удивляюсь, что антисемитизма пока еще мало в нашем обществе, потому что я бы прогнозировал гораздо больше, понимаете? Потому что я думаю, что еще много впереди нам придется в этом смысле. .. И я это связываю с темой войны. Необязательно брать Крым, необязательно спасать Пальмиру, войну можно здесь устроить, да, всех против всех. И мы это проходили, почти все двадцатое столетие.

Н.С.: Как говорилось в фильме «Кавказская пленница», «вот за это мой следующий тост». Вот как раз в отношении того, что внутри. Ведь действительно, просто подхватывая ваш последний тезис, очень часто войны и внешние враги истолковывались как шефы, как предводители, как идеологи, как наставники врагов внутренних, как наставники пятой колонны, и страна объявляла «охоту на ведьм». Поэтому эта воинственная поза по отношению к внешнему миру превращалась в то самое закручивание гаек, о котором вы говорили, внутри. На ваш взгляд, насколько это, во-первых, характерное явление наше историческое, и, во-вторых, насколько оно может повториться?

Ю.П.: Ну, вы знаете, все это имеет отношение к двадцатому и началу двадцать первого века. Пока не появились массовые газеты, телевидение, пока не появились всякие средства массовой информации. ..

Н.С.: Прошу прощения, я вас перебью. А при Николае Павловиче? Ну, не в такой степени, ГУЛАГа не было, но гайки разве не закручивались?

Ю.П.: Вы имеете в виду Николая Первого?

Н.С.: Николая Первого.

Ю.П.: Ну, как бы вам сказать? Закручивались, конечно, по сравнению с Александром Первым, но за все девятнадцатое столетие всего несколько человек было казнено. И когда Чаадаева объявили сумасшедшим, то к нему врач приезжал, стучался и говорил: «А можно войти, освидетельствовать вас?»

Н.С.: Но атмосфера была удушающая.

Ю.П.: Да, настолько удушающая, что 30-е годы стали золотым веком русской литературы. И 40-е тоже были ничего. Но она была удушающая. Например, когда в 1848 году в Европе началась революция, Николай Первый, он большой позер был, на балу ему доложили, он сказал: «Господа офицеры, бал закончен, седлаем коней, и поехали». Ну, он играл рыцаря такого. Он действительно устроил здесь сумасшедший дом, и вот это дело Петрашевского, там ребята просто собирались поговорить, а их взяли, и убить захотели, потом вдруг простили. И там не только Достоевский был, там было много других замечательных людей. Так вот, Николай Первый вызвал как-то к себе шефа жандармов Орлова, и сказал: «Князь, я знаю, что у вас чемодан с двойным дном, и что вы провозите запрещенную литературу в Россию». Потом он нагнулся, и ему на ухо сказал: «Вы знаете, я делаю то же самое. Сейчас времена опасные, страшные». Это, я не знаю, кто, Кафка отдыхает, Оруэлл отдыхает, это просто сумасшедший дом. Это было. Но не надо преувеличивать. Это, как бы сказать, диктатура и террор девятнадцатого столетия – это такой детский сад по сравнению с тем, что Россия пережила в двадцатом столетии, это безусловно так. И Россия, надо сказать, все девятнадцатое столетие с отступлениями, но либерализировалась, юридизировалась, все это закончилось конституцией 1906 года, политическими партиями, экономическим подъемом и так далее, и так далее. Я не говорю о том, что все было идеально, иначе действительно не было бы революции, если бы все было идеально, но Россия шла правильным и верным путем. Я очень боюсь, что она упустила единственный свой исторический шанс превратиться в приемлемую для своих граждан страну и для ближнего окружающего круга. Не уверен, что нам будет предоставлен еще один такой шанс.

А вот что касается вот этого массового сумасшествия, это XX век, причем, здесь огромную роль играют технические вещи. Вот, например, Лютер в борьбе с католиками придумал одну простую вещь. Во-первых, он придумал для евреев лагеря, которые потом немцы… Это надо иметь в виду, этот великий Лютер.

Н.С.: Ну, он не отличался юдофилией, да.

Ю.П.: Нет, нет, такого не было. Он придумал листовки, и это распространялось по всей Европе. А вот, например, Геббельс, мерзавец, он впервые на митингах стал употреблять рупор. Они были хорошие ораторы, и заводили толпу, кричали и так далее. То есть завести толпу как какому-нибудь, не знаю, тележурналисту Соловьеву, можно при наличии телевизора. Если бы он работал только в этой аудитории, он бы ничего не смог сделать. То есть это технические средства, это двадцатый век, вот это безумие советских… Здесь, наверное, есть, в этом музее, кадры советских митингов, что убить, как собак, этих троцкистов, Тухачевского и прочее, это возможно только в условиях массового городского общества с наличием радио, телевидения, больших залов, больших площадей массовых, где всякие Гитлеры и Муссолини выступают. Сейчас это по-другому тоже делается в этом смысле, вот так людей и сводят с ума, они и сходят с ума постепенно.

Н.С.: Но вот возвращаясь к тому, о чем мы с вами говорили. Вы упомянули знаменитый тезис Ленина о превращении империалистической войны в гражданскую, вот переформулируя, о превращении войны внешней в войну внутреннюю, насколько это повторяемо, и насколько это грозит сейчас?

Ю.П.: Сейчас не грозит, я не сомневаюсь в этом. И, кстати говоря, очень жесткое отношение Сталина к генералитету до войны известно, но после войны, и к офицерам, и даже к солдатам, вообще ко всем, кто воевал и побывал там, это… Он боялся, что это оружие может быть и против него направлено, он в этом смысле был правильный тиран.

Я думаю, что сейчас прямо противоположная ситуация. Мне кажется, что в начале 10-х годов в России назрели некоторые возможности для, что ли, углубления демократических завоеваний 90-х годов. Назрели, они были возможны, необязательны, но возможны, было что-то. И я думаю, что правящая группа решила, может быть, она это решила инстинктивно, как бы напряжение вынести за пределы, направить внимание, энергию за пределы внутренних проблем. Я думаю, что это такой шаг, и он оказался удачным с их точки зрения, они пока достигли своего. Но долго это продолжаться не может. Разумеется, такого типа режимы нуждаются в том, чтобы была большая пятая колонна, и чтобы ее бить, бить и еще раз бить. Например, как мне рассказывали, на вашу фотографию или портрет плевали люди в «Селигере», и не только в ваш, но и других людей.

Н.С.: Там Людмила Михайловна Алексеевна…

Ю.П.: Да-да, там целый ряд других людей. Ну, хорошо же там в правозащитницу Алексееву или в Николая Карловича плюнуть, чудо просто какое, вот, радость большая. То есть это и есть война и есть насилие, вот что страшно.

Н.С.: Насколько, вам кажется, войны в нашей истории и в будущей, вероятно, истории используются для мобилизации людей вокруг власти и для удержания власти? Задаю вам этот вопрос, потому что ответ на него может быть вполне актуальным для нас.

Ю.П.: Вы знаете, по-всякому бывало. Иногда по глупости шли воевать, иногда из-за каких-то утопий шли, как, например, освобождать Болгарию от турок, а болгары тут же, так сказать, нам и ответили «благодарностью». По-всякому, из-за глупости Русско-японская война, по непонятным причинам война 1914 года, я так и не могу понять, из-за чего они передрались все. Ну, Вторая мировая война – более понятно, это и продолжение, и, так сказать, уже состязание тоталитарных режимов, это более понятно. Война как отвлечение от каких-то внутренних проблем и мобилизация…

Н.С.: Маленькая или большая победоносная война.

Ю.П.: Да, это известно, что нужна одна маленькая победоносная война, и все сплотятся. Да, конечно, это хорошая такая технология, кажется, хорошая. Но вот России, должен заметить, не удаются маленькие войны, ну, не удаются. Вот смотрите, советско-финская, не получилось, афганская, не получилось, ничего из этого не выходит. Русско-японская, не получилось, Крымская, не получилось, правда, не сами мы ее устроили. Большие войны России удаются, великие.

Н.С.: И очень кровопролитные.

Ю.П.: Когда надо положить население… Между прочим, я вам должен сказать, вот сейчас спорят, сколько погибло людей, начинали с восьми миллионов, потом Медведев, когда был президентом, сказал, что двадцать семь или двадцать шесть там с чем-то…

Н.С.: По-моему, при Брежневе даже появилась эта цифра.

Ю.П.: Двадцать, говорили, и при Брежневе, потом, есть люди, которые говорят, что и сорок, как считать? Это все очень трудно. Ну, понятно, помним, что было 170 миллионов населения, понятно, сколько людей положили, и сколько не родилось.

Н.С.: Если еще пропавших без вести учитывать…

Ю.П.: Ну да, там много, да. Но я вам должен сказать, что Россия во время наполеоновских войн – она же не только в 1812 году воевала с Наполеоном, но и раньше – потеряла 2 миллиона человек, для страны с двадцатью миллионами это невероятная цифра тоже. То есть как у Булата Шалвовича, «мы за ценой не постоим», да? Так же, как и создатель империи, Петр, он же ведь тоже…

Н.С.: В основном ведь это молодые мужчины.

Ю.П.: Ну да, конечно. Есть какие-то цифры, их когда-то Григорий Бакланов, и писатель, и фронтовик публиковал. Он был 1923 года рождения, он говорил, что ребят, которых взяли, в 1923 году не вообще родившихся, а тех, кого взяли на фронт, пришло 3 или 4 процента. Это был такой самый страшный год, им было по 18 лет в 1941 году, их сразу призвали, и…

Н.С.: Я где-то вообще видел цифру, что из людей, которые воевали, каждый десятый вернулся примерно.

Ю.П.: Ну, вот видите, так что… Это же понятное дело. И, кстати, сегодняшнее демографическое падение России, безусловно, связано с этими громадными потерями, это тоже надо помнить, что произошло. Но сейчас трудно проводить маленькие победоносные войны, вот сейчас, например, потому что, как бы сказать, мы в военном отношении, хотя нам кажется, что мы еще сверхдержава, но это не так. Да, у нас есть ядерное оружие, но оно тоже устаревает. Скажем, турецкий флот в Черном море в несколько раз больше, чем русский флот в Черном море. Я не говорю про американский флот, я говорю про турецкий флот. А поскольку это флот НАТО, то там, безусловно, стандарты натовские, а они, так сказать, не на парусниках воюют, как в восемнадцатом веке, а тоже на вполне нормальной технике. То есть я не очень верю в какую-то маленькую победоносную войну. А, кстати, с кем и когда? А с кем воевать? Ну, такая операция не сухопутная в Сирии – ну, хорошо. Ну, Крым, где все решили… Ну, войны там не было. Донбасс, Луганск показали, что нельзя, и последствия такие, что, я думаю, что все от ужаса уже, так сказать, все поняли, что произошло, не только мы, сидящие в этом зале, а и другие люди. А с кем воевать-то? С Эстонией, что ли? Но Эстония член НАТО, будет мировая война тогда, условно говоря. А с кем? С Монголией? По-моему, у нас отношения хорошие.

Н.С.: Ну, во-первых, отношения испортить – это дело минутное. Помните, как персонаж Раневской говорила в «Золушке»? «Я поссорюсь с соседями, проблемы-то нет».

Ю.П.: Ну, вот как мы с Турцией поссорились. Я помню, так дружили, я так радовался, что с Турцией дружим, а теперь смотришь, опять не дружим. Тут, конечно, это может быть. Но я думаю, что лучше война внутри, маленькая победоносная война внутри против пятой колонны.

Н.С.: Благо, она всегда обречена на победу.

Ю.П.: Такая война? Я не знаю, посмотрим. А вот посмотрим.

Н.С.: Ведь в том, что касается внешних войн, Юрий Сергеевич, ведь необязательно мы с вами все-таки оперируем категориями и представлениями достаточно давнего времени. Сейчас войны такие, сложносочиненные, гибридные. Необязательно воевать, необязательно направлять танковые колонны. Можно грозить войной, можно давить, это все равно способствует мобилизации людей. Вот в этом смысле, если не сама война, то милитаристская идеология, милитаристское поведение, воинственная поза, на государственном уровне, я имею в виду, насколько это может быть использовано сейчас, насколько это продуктивно для мобилизации, и, повторяю еще раз, для удержания власти?

Ю.П.: Понимаете, я вам должен сказать такую несколько иную, что ли, линию. Я, помимо того, что в Академии наук работаю, я заведую кафедрой в Московском университете, это факультет политологии, кафедра сравнительной политологии. И проходят студенты, аспиранты, доценты, и так далее, и так далее. Самые лучшие темы для курсовых работ, дипломных работ, кандидатских и докторских – это гибридные войны и цветные революции. Причем уже сейчас открыто пишут, что Октябрьская революция была цветной. Понимаете, как-то я против…

Н.С.: Знамя красное.

Ю.П.: Нет, нет, что это все там придумала не только, ладно, германская разведка, и Ленину рейхсмарок надавала, еще и британская, оказывается, разведка. Я спрашиваю: «Мы вроде союзниками были, для чего союзникам это делать?» Я к чему это говорю? Вот вам, пожалуйста, необязательно вести гибридную войну вовне, ее можно внутри вести, и все сходят с ума совершенно, и все студенты сумасшедшие, говорят о цветных революциях, сейчас в Казахстане будет цветная революция, где-то там еще, в Киргизии уже была, по-моему, да? И бесконечно. Вот вам, пожалуйста, как можно это использовать.

А что касается гибридной войны, например, против Федеративной Республики Германии, я лучше эту страну знаю, чем другие западные, поскольку знаю немецкий язык, да что-то не получается. Как-то немцы… Нет, ничего, ничего не получается.

Н.С.: В смысле, не провоцируются?

Ю.П.: Да нет, они как ходили на работу, так и ходят, как сидели в кафе, так и сидят, и, в общем, мало вообще о русских думают, или, так сказать, так, удивляются иногда только. Я не думаю, что удастся, например, гибридную войну против Эстонии развязать, мне кажется, это невозможно. Как, кстати, и против России. Когда говорят, что против нас уже воюют, вот я видел книжку Сергея Глазьева, это, между прочим, советник президента Российской Федерации…

Н.С.: Но по экономике.

Ю.П.: Ну, политика есть концентрированное выражение экономики. Так он говорит, уже идет Третья мировая война, она носит гибридный характер. Я сразу начинаю смотреть – самолеты летают, что? Никто меня не пропагандирует. Вот я не знаю, может, вас, но меня точно никто, кроме телевидения, которое я смотрю.

Н.С.: Ну, объект найти можно, Юрий Сергеевич. Вот недавно было очень интересное, знаковое выступление спикера Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко. Она политик очень опытный, слов на ветер не кидает, и вот, скажем, на меня произвело впечатление, то, что она говорила о том, что мы не можем спокойно взирать на притеснения русских за рубежом, и, в частности, тех стран, где много русских, из контекста можно было так понять, что там их и притесняют, она назвала Белоруссию.

Ю.П.: А я сегодня фотографию видел, она, Путин и Лукашенко в Минске вместе на каком-то форуме.

Н.С.: Ну и что? Ну, сегодня они вместе на форуме, а завтра там «русских притесняют».

Ю.П.: Ну, мне трудно сказать, что будет, Белоруссия, конечно, особая страна. Но где еще? Эстония, Латвия, Литва члены НАТО, туда не сунешься, в Польше русских нет, а где еще русские-то есть? Ну, русских много в Германии, в Америке, но как…

Н.С.: Ну, хорошо, есть Казахстан, есть Молдавия, есть Грузия, да мало ли что есть. Я повторяю, было бы желание.

Ю.П.: Я думаю, что тогда будет большая война. Я не верю в то, что… особенно после того, что случилось в 2008 году, и вот недавно случилось с Украиной, что это как-то возможно, не думаю. Потому что это будет абсолютное самоубийство, это уже будет не политика, а дурдом какой-то.

Н.С.: То есть вы верите, я здесь нисколько не выражаю скептицизма, просто я хочу получить достаточно твердый ответ, вы верите в здравый смысл, так или иначе, при любом отношении к нашему нынешнему российскому руководству, вы верите в конечном счете в его здравый смысл?

Ю.П.: Ну, какой-то инстинкт самосохранения все-таки должен быть у людей. Мне трудно сейчас себе представить, что после того, что мы пережили в последние годы, опять начнется какой-нибудь Drang в какую-нибудь сторону, куда-то мы пойдем. Ведь экономическая ситуация… Ну, понятно, да? Прекрасный, великий министр Рогозин, вице-премьер, сказал, что мы от американцев в космической отрасли в девять раз отстаем.

Н.С.: Он долго извинялся, правда, после этого.

Ю.П.: Ну, естественно, он выдал тайну, может быть, самую главную, так сказать. Причем он политик-патриот, и вдруг такое сказал. Понимаете, ну, а куда? Мы там в год делаем всего несколько самолетов, ну, а что? Между прочим, эти самолеты, которые в Сирии летают, мне сказал один знакомый военный, это все старые самолеты, советские, только модифицированные, все на старой базе делается. Как вот эти вот «Жигули», как в 70-м году сделали, так все на старой базе и делают. Мы технологически дико совершенно отстали, как воевать-то?

Потом, ведь нету людского ресурса. При всех высокоразвитых технологиях все равно нужно вот человеческое мясо, чтобы воевать, потому что одни только роботы не будут. А людей-то мало. И в армию никто не хочет идти, косят от нее. Я что-то не очень уверен, что это возможно.

Я бы поднял, в отличие от Матвиенко, другую тему, притеснения русских в России. Но русских не этнических, а просто вот людей, которые здесь живут, приезжают, притеснения этих людей, нас с вами. Вот эта тема актуальная.

Н.С.: Я вам задам еще один вопрос, и он будет последним, прежде чем я передам микрофон в зал. Вот в целом, вы привели совершенно замечательную цитату Бердяева, насчет того, что русская география съела русскую историю. В дальнейшем будет продолжать ее есть, или все-таки история возьмет реванш, и выйдет на первый план по сравнению с географией?

Ю.П.: Понимаете, какая штука? История – это такая вот открытая картина, нет никаких законов исторического развития. Есть закономерности, есть традиции, есть необходимость приспосабливаться, скажем, к климатическим условиям, даже в такие технологические эпохи, как наша. Это все в какой-то коридор возможного нас ставит. Но никаких законов исторического развития нет. Например, то, что Россия рухнула в 1917 году, никаких таких, что ли, оснований, абсолютно понятных, не было, кстати, как и в 1991 году, она могла бы и не рухнуть. Великий французский мыслитель и автор книги о французской революции, о старом режиме, Токвиль, сказал, что «не надо искать причин революции, вы их не найдете». Революции случаются не тогда, когда людям плохо, они часто случаются тогда, когда людям хорошо, и когда, так сказать, люди уже не боятся, и начинают заявлять о своих требованиях. То есть это такая сложная штука.

Мне трудно сказать, что будет дальше с Россией, это зависит от ее выбора, от выбора каждого конкретного человека. Я все время своим студентам говорю, что когда немецкие большевики побежали к Рейхстагу, там мостик такой через речку Шпрее на Унтер-ден-Линден, там немецкий Генеральный штаб лег за пулеметы, и не допустил их, и они не добежали. А у нас добежали. То есть упремся — будет одно, не упремся — будет другое. Сегодняшний выбор, если говорить количественно, меня просто убивает. Вот психически, психологически…

Н.С.: Что вы имеете в виду, «сегодняшний выбор»?

Ю.П.: Большинства наших людей. Вот психологически я был совершенно несчастен в 1984 году и по 1985 год, когда у власти был Константин Устинович Черненко.

Н. С.: Ну, он сам был несчастен.

Ю.П.: Возможно. Я тогда прочел в журнале Der Spiegel интервью с Геншером, министром иностранных дел, и там фотография на переговорах, он сказал: «Я знал, что русские вожди плохо говорят, но то, что они плохо читают, это меня совершенно поразило». Даже Геншер был убит, я тоже был вместе с Геншером убит. В общем, совершенно какая-то безнадега была, но потом, так сказать, все изменилось. Вот у меня сейчас хуже настроение, чем тогда, но тогда я был моложе, разумеется.

Н.С.: А сейчас моложе начальник.

Ю.П.: Да я не про начальника. Понимаете, какая штука? Дело не в начальнике, дело не в Сталине, не в Гитлере, дело в русском и немецком народах, которые попустили себе это. Дело не в начальниках, совершенно не в них, все зависит, собственно говоря, от нас самих. А вот то, что я наблюдаю, как вообще в широком обществе, так, например, в тех маленьких отсеках общества, в которых я провожу свою повседневную жизнь, меня это просто убивает, вот просто убивает. Понимаете, и дело связано не с политикой. Вот мой ИНИОН, он сгорел, и… Большой институт, и ни одного человека в коллективе не нашлось, ни одного совершенно, который как бы трезво оценил, по-настоящему как-то стали относиться друг к другу. То есть ужасная какая-то, вот… Мое такое повседневное наблюдение. Это не только связано с колоннами людей против пятой колонны, это связано с каждодневной жизнью. Это настраивает меня на пессимистический лад. Солженицын говорил, что России, чтобы выздороветь, надо двести лет. Но он великий писатель, и мыслит категориями «двести лет», «вечность», а вот как бы обычным людям…

Н.С.: Потом, чтобы выздороветь, надо выздоравливать.

Ю.П.: Разумеется, и хотеть, и стремиться, и прочее, прочее, прочее. Ну, я этого не вижу, не вижу ни в Москве, ни в облцентрах, ни в райцентрах, ни на улице, ни в метро, ни в каких-то там научных университетах, я этого не вижу. Отдельные люди, отдельные группы – да, но не более того, не более того, к сожалению. Нет, я говорю, страх, опять вернулся страх, меня это совершенно поражает. «Ты мне этого по телефону не говори, нас слушают». Я давно этого не слышал уже, чтобы так, а теперь так стали говорить. И вот этот вот, что ли, сталинизм, неосталинизм – совершенно неслучайная вещь. Это может быть даже мало связано с господином Джугашвили, а это вот такая тоска по тому, чтобы били палкой по голове с утра до вечера. А когда сам получишь палку, сам будешь бить палкой с утра до вечера. Вот надо выздоравливать, но, кажется, все идет наоборот.

Н.С.: Вот уточняя свой вопрос, который я вам задал, вы видите будущее нашей страны если не в экспансии, то, скажем так, во внешнем таком пульсировании – больше — меньше, больше — меньше? Ну, там возникла империя на полмира, рухнула империя на полмира, но что-то осталось, вот в этом внешнем пульсировании или во внутреннем развитии?

Ю.П.: Вы знаете, я думаю, что больше никакой империи не будет в таком смысле, в каком спрашиваете вы. С начала шестнадцатого века, то есть пятьсот лет, вся русская история строилась на двух столпах, это территориальная экспансия и рост населения, его было всегда мало, ну, росла. А в конце девятнадцатого века, в начале двадцатого века вообще демографический бум, взрыв и так далее. Сейчас процесс обратный – территориальное сокращение и демографическая яма. Демографы говорят, что вот эти демографические падения, они длительны. Скажем, Франция вышла из постнаполеоновского периода, когда этот замечательный человек убил всех молодых, здоровых, красивых французов в этих великих сражениях, она стала выходить только к концу двадцать века.

Н.С.: И любимый персонаж, и лежит себе в Доме инвалидов.

Ю.П.: Да, любимый персонаж, лежит в Доме инвалидов, но только в последние, примерно, двадцать лет Франция стала по росту населения первой в Европе, например, да? А этого нету, а Россия тем более падает, несмотря на материнский капитал и якобы сокращение смертности, тем не менее, падает, и очень серьезно, и территориально тоже. Поэтому, понимаете, какая империя?

Потом, что значит вообще империя и территориально? Если территория пустая, то это вообще не о чем. У нас прекратились рейсы самолетов и поездов между облгородами. Чтобы попасть из одного областного центра в другой, нужно через Москву лететь. Это все известные вещи, я говорю известные вещи. Понимаете, какая штука? Такая страна не может претендовать на что-то. Перед войной 1914 года в России строилось железных дорог в полтора раза больше, чем во всем мире, вместе взятом. Экономический подъем в России был невероятным, сопоставимым с нынешним китайским, например, послевоенным германским. В 1916 году пропускная способность русских железных дорог была больше, чем в США, это примерно то же самое, если бы я сказал, что в России сегодня автомобильные дороги лучше, чем в США. Ну, меня обсмеют тут же, потому что у нас даже между Москвой и Питером нет дороги, нет ни одной дороги. А вы можете себе представить, что в 1916 году это было именно так. Россия не ввела карточек на продовольствие, единственная из воюющих стран.

Что касается сталинского периода, ужасного, страшного и так далее, но нельзя отрицать того, что он создал мощную военную базу, без которой эту войну трудно было бы выиграть. И количественно, конечно, он немцев забросал, количественно. Но это пришло уже на начало 40-х годов, потому что финскую кампанию мы начали на старых модернизированных царских танках, это мало кто знает, так сказать, еще свои не ходили особенно, но это было сделано. Сейчас же, как ни относись к царям, к Сталину и так далее, ну, какая империя, куда кто полетит? Я не очень в это верю. Я думаю, что даже такие замечательные люди, как Шойгу́ или Шо́йгу и другие наши генералы, которых по телевизору все время показывают… Ну, я думаю, что армии особо нету. Я недавно читал, есть военное приложение к немецкому журналу Der Spiegel, оценка российской армии, очень скромные цифры, очень скромные. Они, конечно, боятся нас, но оценка очень скромная. Не самая сильная армия. «И от тайги до британских морей» сложно будет.

Н.С.: Прошу вас, дорогие друзья, задавайте вопросы. Только, если можно, не политические заявления, а именно вопросы.

Вопрос: Меня зовут Артем. Просто очень много информации, у меня свой маленький проект, которым я занимаюсь уже десять лет, как выжить в Третьей мировой войне, приблизительно так, это теория построения достойного гражданского общества.

Н.С.: Некому будет проверить правильность вашего проекта.

Вопрос: Нет, почему? С удовольствием проверим вместе.

Н.С.: С удовольствием? Спасибо.

Ю.П.: Если можно, без меня, да.

Вопрос: Вопрос вот какой, и вам, и вам. Николай Карлович, хожу на заседания КГИ уже год, и все время приблизительно один и тот же формат – есть человек, который рассказывает, как у нас все плохо, и который не очень хорошо знает, что у нас будет в будущем. Очень прошу, поищите…

Ю.П.: А я не говорил, что у нас плохо, ни разу.

Вопрос: Очень большая просьба – поищите, пожалуйста, тех людей, с которыми можно поговорить о том, как они видят будущее нашей страны. Это очень интересно, я думаю, что этот формат будет очень интересен людям.

Теперь, соответственно, вопрос вам. Не надо принижать значение Сирии, потому что именно оттуда все начнется. Второй момент, если смотреть чуть шире на Первую, Вторую, Третью мировую войну, оказывается понятно…

Н.С.: Я просил не делать заявления, а задавать вопросы.

Вопрос: Вы занимаетесь, вообще, у вас есть какие-то проекты, которые смотрят, как нам жить дальше, в будущем, в том числе, если произойдут какие-то очень серьезные изменения, и имеет ли смысл вам помогать в этом?

Ю.П.: Понимаете, я вам скажу. Есть такой писатель, Александр Исаевич Солженицын, и у него есть такое произведение, «Архипелаг ГУЛАГ», и там есть такой эпизод, Солженицын говорит от собственного лица. Вот тут передо мной сидят театроведы, если я навру, вы поправите. В 1905 году в Московском художественном театре шла какая-то пьеса Чехова, я театр просто не знаю, и там какие-то героини говорили: «В Москву, в Москву», и какое там будет будущее, и так далее, и так далее. Александр Исаевич пишет, что если бы все, сидящие в этом зале, и актеры на сцене увидели ту же самую Москву через двадцать лет, то они бы поголовно все сошли с ума от страха, и не хватило бы карет «скорой помощи» в Москве, чтобы их вывезти срочно, и так далее.

Поэтому, понимаете, у меня нет проекта будущего. У меня есть ежедневник, я записываю там, что через неделю я должен лекцию прочесть… (Аплодисменты.) Но я вам отвечу. Есть другое, есть такой писатель, Платонов, Бродский считал, что это писатель номер один в России. У него там один из героев записывает в записную книжку: «Не забыть до пятницы разработать план развития народного хозяйства на двадцать лет». Ну, вот как-то мне ближе другое, не могу план народного хозяйства на двадцать лет.

Что касается Третьей мировой войны, вы не выдавайте тайны, что все в Сирии начнется, понимаете? Никто же не знает, значит, у вас есть какая-то информация. Вообще, Николай Карлович прав, после Третьей мировой спастись нельзя, это точно совершенно. Это тогда к Жириновскому или к господину Трампу.

Вопрос: Юрий Сергеевич, я держу в руках вашу статью в «Новой газете», которая называется «Суд идет», вы прекрасно помните ее, большой труд. И главное, что сегодня вы коснулись вот этого насилия, что война, война – насилие, насилие внутри, и это действительно основная проблема России. Так вот, в той статье, я поэтому хочу сказать, изменилась ли ваша точка зрения потом? Что все-таки нам нужна принудительная, как это называется, десталинизация, reeducation, через которую насильственно прошло все население ФРГ после войны, и вы говорили о том, как мучительно они избавлялись от своего кумира Гитлера. А у нас никто не избавляется. Я был на Красной площади, книжный фестиваль, я могу вам рассказать картину.

Н.С.: Рассказывать не надо, мы знаем.

Вопрос: Да, потрясающе. Можно совершенно не понять, что ж такое? Двадцать пять лет после крушения коммунизма, говорят, а все продолжают строить коммунизм. Так нужна ли нам десталинизация?

Ю.П.: Ну, нужна, конечно, только насильственно, как вы говорите, или как-то еще это…

Вопрос: Нет, это у вас написано, что принудительно произошло в ФРГ.

Ю.П.: Слово «принудительно» отсутствует в моем языке. Слово «принудительно», например, «принудительное лечение» и так далее, это опасно для русского языка, я им не пользуюсь. Я пишу о вещах, которые известны всем, о том, что союзники, прежде всего, и демократическая общественность Германии, они занимались денацификацией, и по-прежнему, собственно говоря, занимаются. Это такой процесс, который никогда не закончится, и это нормально. И будет у нас это… Ну, у нас же это было отчасти после XX съезда, XXII съезда, во времена Перестройки, ведь такого культа личности Сталина не было ни при Брежневе, ни при ком, это что-то такое совершенно… Причем если при Сталине культ личности был… Ну, заставили, иначе голову оторвут, а сейчас наоборот, с чистым сердцем, от любви, так сказать, и интеллектуалы, тонкие люди, которые тоже стишки любят, они так и Сталина любят.

Я не верю ни в какие наши reeducation, не верю ни в какие… то, что у немцев была система Die Politische Bildung, «политическое образование», через которую их проводили, немцев водили каждый день, детей, в кино, чтобы они смотрели американское кино, где добрый шериф побеждает злых бандитов, ну, и много… Их возили на автобусах их родители в оставшиеся концлагеря. У нас это сейчас невозможно, потому что там были все-таки союзники, и у них это было всего 12-13 лет. А у нас, в общем-то, и демократической общественности не осталось за эти годы. Так что я не очень верю в такой путь выздоровления. Но выбор Сталина – это, безусловно, самоубийство для России, в том или ином виде сталинизм – это самоубийство для России, абсолютно законченное.

Так что я не знаю, как все это пойдет, я вам должен сказать, что среди моих студентов в Московском университете, я преподавал также в РГГУ, где вы тоже преподаете, в МГИМО преподавал, среди молодежи, а это такая элитная молодежь, из вполне таких просвещенных семей, это люди левонационалистических взглядов, которые постоянно относятся от того, что «вот такой мужик» до «ну, а все-таки он великий человек, несмотря…» Вот это самое страшное, когда говорят, что «несмотря на это, но он же великий человек, он создал империю, он…» Не знаю, как дело пойдет, не знаю. Вот в отличие от молодого человека, который знает, где что начнется, и когда, я не знаю, не знаю. Но принудительно ничего не получится, и некому принуждать, кстати.

Н.С.: Прошу вас.

Вопрос: Здравствуйте. Антон. Я австрийский студент одного из тех престижных вузов, не буду говорить, какого, потому что вы меня спросите, читал я или нет Пушкина. Вопрос такой. Буквально два месяца назад был документальный фильм ВВС о том, как можно начать гибридную войну как раз в балтийских государствах. И на самом деле, когда кто-то посмотрит этот фильм, пятьдесят минут, то у него потом очень пессимистический, думаю, взгляд на отношения между НАТО и Российской Федерацией сегодня. Мой вопрос такой. Почему вы так уверены, что Россия или сегодняшнее руководство не пойдет на такой шаг, чтобы дестабилизировать одно из балтийских государств? Потому что на самом деле это не было бы так сложно, как мы увидели похожий сценарий в Восточной Украине.

Ю.П.: Вообще-то я фильма этого не смотрел, да, как вот «я Пастернака не читал, но осуждаю». Мне кажется, что это такая довольно опасная тема, такие фильмы нельзя ставить, даже с какими-то, не знаю, хорошими целями. В этом смысле я согласен с англичанами, которые говорят, что надо ВВС закрыть, там периодически возникают такие нападки, наезды на ВВС, но почему-то не закрывают, у нас закрывают, у них нет.

Так вот, я не верю в то, что современная Россия отважится на авантюру, которую вы в двух словах описали. Я думаю, что как раз события на Восточной Украине показали ограниченность возможностей, и уже тема Луганска и Донбасса не является такой выигрышной, если угодно, даже для пропаганды. Не думаю, думаю, что сложности существования Крыма в реальной геополитической ситуации тоже охлаждают. Генералы хотят воевать, конечно, генералы все хотят воевать, и всегда будут хотеть, это нормально, они же не пацифисты, а наоборот. Не думаю, что Россия решится. Понимаете, какая штука, кого еще-то? Ну, вот Николай Карлович сказал, Белоруссия. Но трудно мне представить, что с Батькой мы что-то сделаем, ну, нет, все-таки.

Н.С.: Я просто сказал, что есть довольно значительный веер возможностей.

Ю.П.: Да, ну, Казахстан там… Но все-таки я не верю в это. А все остальное – это война мировая, там-то везде НАТО, мировая война. Конечно, Россия обижается, что в Румынии поставили эти станции по предупреждению, потому что действительно, это не против иранских, а русских ракет, это же тоже правда, понимаете? Конечно, в России есть исторический страх. Действительно, было несколько завоеваний со стороны Запада, таких вот вступлений, Карл Двенадцатый, Наполеон, там, Гитлер и так далее, он сформировался, этот исторический страх. Что бы вам ни говорили, мы боимся, поэтому давайте будем сильными. Ну, давайте будем сильными, пока не очень получается. Нет, я не очень верю, что при такой плохой экономической ситуации решатся… Нет ресурса, мне кажется, все-таки достаточного. Я не поклонник того, что происходит, но и не такой стопроцентный алармист, что вот-вот… Я как-то был в Нижнем Новгороде, где были когда-то, не знаю, сейчас есть, авиазаводы, и он был весь исписан (это было лет пятнадцать назад) странными словами: «Наши МиГи сядут в Риге». Ну, видимо, это рифма. Но я не думаю, что наши МиГи сядут в Риге, нет, потому что тогда будет что-то очень страшное. Я думаю, что это люди понимают все-таки. Я надеюсь, я очень надеюсь.

Н.С.: Ну, кто-то это пишет, а кто-то этого не стирает.

Ю.П.: Конечно, безусловно. И если вы пойдете покупать книжки на книжные развалы, вы найдете десятки книг, где утверждается, что уже идет третья мировая война, безо всяких Сирий, она уже идет, и что мы должны отвечать этому Западу, который на нас напал. Но я надеюсь, что до такого, что ли, безумия мы не дойдем, ни до какого-то безумия тоже не дойдут наши, как любит говорить президент Путин, партнеры на Западе. Такое интересное использование термина «партнеры». Ну, а что говорить? Я несколько раз был в НАТО, и в гражданской организации, и в военной организации, и разговаривал с их там всякими генералами. Это было после того, как Борис Николаевич Ельцин, тогда Клинтон был президент, заявил в Конгрессе США, что наши ракеты не будут направлены на США. Через пару лет я в НАТО спрашиваю: «А ваши ракеты на кого направлены?» А он говорит: «А вы подумайте, на кого. На вас, конечно». Ну, вот представьте себе, не мы, интеллигенция, а вот генералы сидят. Верховный главнокомандующий Ельцин говорит о том, что наши ракеты больше на США не направлены. Я не очень верю, что это так, ну, так он сказал. А их ракеты точно направлены. И при всей любви к демократии и нелюбви к не демократии военные размышляют по-своему, понимаете, и у них свои резоны есть. Поэтому, так сказать, здесь ответственность двух сторон, а не только нашей стороны. Я вообще считаю, что в 90-е и 2000-е годы не только русская внешняя политика часто была ошибочной, но и западная, безусловно, тоже. В широком смысле западная, по отдельности какие-то отдельные страны. И это тоже тема, при всей любви к демократии, к Западу, и так далее, это тоже тема, увы.

Н.С.: Смотрите, когда руки на кобуре и у того, и другого, когда нет взаимного доверия и понимания, когда говорят на разных языках – мы им про историческое право, они нам про соблюдение международных договоров, то есть совершенно на разных языках, и при этом, как вы правильно сказали, если экономическая ситуация тяжелая, из этого же можно сделать два вывода. Первый – у нас нет ресурса воевать, а второй – а куда нам деваться, кроме как воевать, если экономическая ситуация тяжелая, и мы не можем ее изменить? Падают рейтинги власти, их надо сохранить. Естественный вариант здесь сохранения рейтинга и повышения, взрывного, причем, повышения рейтинга, это демонстрация силы.

Ю.П.: Вы знаете, какая штука? Представьте себе, что вы ухаживаете за девушкой, и никак, она вам говорит: «Нет, нет, нет». Тогда, чтобы доказать ей, что вы настоящий, мужественный мужчина, которого она должна полюбить, вы выбрасываетесь из окна, и доказываете ей, что да, вы мужественный человек. Это примерно то же самое, если для спасения собственного рейтинга или там собственных политических позиций нужно будет выброситься из окна и еще захватить с собой несколько миллионов человек, это не решение проблемы. Я не очень варю в какую-то эволюцию современного российского режима в сторону, в которую бы хотелось, современного, но ведь ситуация довольно быстро может поменяться, как это бывало в России, а может и не поменяться, тут трудно сказать. Я-то, скорее, считаю, что она не поменяется в ближайшее время. Но опять же, такое брутальное решение, такое окончательное решение, даже в виде гибридной такой вот, что ли, но видной всем войны… Не знаю.

Н.С.: Кстати, вариант, предложенный вами, в данном случае такой детско-юношеский, доказать девушке, что ты ее любишь, выбросившись из окна, как мы знаем, такой суицидальный вариант распространен среди подростков.

Ю.П.: Нет, я понимаю, но я надеюсь, что, так сказать, мы не подростки, хотя, опровергая себя, скажу – 1914 год, Европа совершила коллективный суицид, все. Просто безумие охватило Европу, всех, включая Россию, и Германию, Францию особенно, и прочее, прочее. Это так. Но опять же, всерьез поверить в возможность большой войны на европейском континенте я не могу, вот сейчас. С другой стороны, то, что было в Югославии, в разных вариантах, и с сербской стороны, и с хорватской, и с боснийской, в это тоже было трудно поверить, что такая резня начнется. Кстати говоря, среди людей, которые говорят о возможности применения нашего оружия без одобрения кого-то еще, классический пример – бомбежки Белграда, когда НАТО бомбила без всякого, так сказать, консенсуса мирового. И тут они говорят: «А что вы от нас хотите? Мы имеем право тогда, почему нет?» И, тем не менее, в этом смысле я не убежден, скорее, даже убежден в том, что этого худшего не будет. Но, правда, есть один известный, вы его, наверное, знаете, есть такой специалист по национализму, Алексей Миллер. Он однажды сказал такую штуку, за несколько лет до Украины, «там война будет». Я ему сказал: «Да перестань ты». Он один из наших крупнейших экспертов по Украине. Он говорит: «А знаешь, почему? Давно не воевали». Давно не воевали. Подраться хочется, руки чешутся. Ведь поколение Брежнева или поколение, скажем, Джорджа Буша-старшего, они войну прошли, они участвовали в войне. И поэтому на локальные войны они были согласны, а когда до Карибского кризиса дошло, то участники войны Кеннеди и Хрущев все-таки договорились как-то. А эти не участвовали, они только в локальных войнах участвовали, а вот поиграть в большую… Вот это опасно. Причем это не только русских касается, русские не хуже — не лучше других.

Н.С.: Благо, как утверждает коллега, Третью мировую войну можно пережить.

Вопрос: Добрый день. Меня зовут Андрей. Мне хотелось бы поблагодарить за очень интересную беседу, и задать два вопроса, я надеюсь, не длинных. Во-первых, про внутреннюю войну, возможно ли ее провести без «железного занавеса»? То есть будет ли таким последним звоночком закрытие безвизовых режимов, которые сейчас есть?

И второй вопрос. Распространено мнение, что заменой войны для империи может служить идеология. Будет ли формироваться какая-то идеология, может ли она быть сформирована как альтернатива войне? И, в частности, не это ли происходило в комиссии, как-то там, по предотвращению подмены истории, в которой вы, кажется, участвовали? Я прошу прощения, переврал название, оно вылетело. Спасибо.

Ю.П.: Да, мы с Николаем Карловичем участвовали, и если я сидел там тихо-тихо-тихо, то Николай Карлович там сражался аки лев, защищая правду и свободу. Я серьезно говорю, не для того, чтобы понравиться вам, но я просто несколько раз слышал, как вы говорили. То есть это комиссия была таким позорным явлением, но которое вот Николай Карлович и еще пара человек сумели превратить наоборот в место, где можно защищать правду.

Н.С.: Но не сумели, на самом деле.

Ю.П.: Более того, комиссия была ликвидирована, потому что она понимала, что там возобладают люди типа Сванидзе, и ее закрыли. Нет, ее закрыли не потому, просто шеф комиссии перешел на другую работу, а у нас всегда все связано именно с этим, если бы не перевели, может быть, она бы существовала.

Вы сказали про «железный занавес». Конечно, он может в какой-то мере быть, но он уже не может быть в полной мере. Для этого надо вообще все уничтожить, и прочее, прочее. И там визовый, безвизовый режим, конечно, можно ввести, почему бы нет? Это так. Но по-настоящему такую, что ли, «холодную войну» внутри общества вести все-таки сложнее, чем раньше, понимаете? По целому ряду причин, о которых сейчас говорить сложно, но сложнее все-таки, это задача… Общая идеология, ну, государственная, по Конституции невозможно, и для того, чтобы переписать Конституцию, нужно собрать Конституционное собрание. Это вещь затратная. Я верю в возможности наших людей, которые могут это сделать, но все-таки это очень серьезная вещь, ради внесения такой вещи. А какая может быть общегосударственная? Понимаете, идеология, если она есть у какой-то группы людей, это Бог с ним, а какая может быть сейчас идеология общегосударственная? Владимир Владимирович Путин сказал, патриотизм. Ну, патриотизм, ну, и так все Родину любят. Если в Конституцию запишут, что наша идеология – патриотизм, то и мы согласимся с вами, Николай Карлович, мы же любим Родину. Так что она должна быть какая-то особенная тогда, вот как у коммунистов, нацистов и так далее, это ясно. Но я верю в то, что процесс похолодания здесь будет продолжаться в ближайшее время, борьбы с инакомыслящими, причем эти инакомыслящие даже по-старому могут быть на кухне, но все равно чувствуется, что он инакомыслящий, даже когда он рот не открывал. Нет, серьезно, а что? Как бы рыбак рыбака видит издалека, у них очень хороший нюх, они понимают, что даже если ты говоришь то же самое, что они, но ты как-то, вот, не так говоришь, да?

Н.С.: И по выражению лица.

Ю.П.: По выражению лица, да, по каким-то… Ну, я не знаю, там по тембру голоса, по там… Ну, я не знаю, по чему. По тому, как здороваешься, я не знаю, как прощаешься, это все ясно, они люди опытные. Но дело не в них, не в тех, кто, так сказать, за этим стоит, дело в великом русском народе. Русские – это и татары, и все, кто угодно, потому что граждане России. Вот как они захотят, так и будет, вот так и будет, понимаете? И когда сейчас народ хочет Сталина, есть. А вспомните миллионные митинги конца 80-х годов, или 1991 год, или 1993 год, когда тот же русский народ, пусть в лице своего авангардного меньшинства, дал отпор. В 1993 году просто фашистам, которые рвались к власти, а в 1991 году не позволил коммунистам, которые стали бы национал-коммунистами все равно, вернуться к власти. Это же было, было активное меньшинство, которое было очень большим, это меньшинство, до миллиона человек собирались на митинги. Посмотрите на похороны Сахарова там, и так далее, какие лица. Значит, и такие люди есть, сейчас их меньше видно, но они есть.

Я не знаю, не знаю. Я еще раз говорю, в 1905 году никто не думал, что может быть 1935 год, ну, никто не думал. Но я вам скажу, что я в 1984 году думал, что будет 1989 и 1990-е годы, я не верил в гибель коммунизма, я думал, что я так и умру здесь, так сказать, таким вот испуганным научным сотрудником.

Вопрос: Можно одну маленькую реплику? Вот вы сказали, что гордитесь русской литературой, в отличие от каких-то побед или еще чего-то.

Ю.П.: Нет, победами я тоже горжусь. Как я не могу гордиться победами? Конечно, горжусь. И литературой.

Вопрос: А, ну, хорошо. Вот в этом нет каких-то имперских корней? Потому что, мне кажется, что литературой мы тоже не можем гордиться, потому что гордиться можно гордиться тем, что ты сам сделал. Вот Пушкин мог гордиться поэмой о рыбаке и рыбке, а Достоевский мог гордиться «Идиотом», а мы можем это просто знать и любить. Вы с этим не согласны?

Ю.П.: Ну, я как-то так не думал. Ну, ладно, знать и любить, а не гордиться. Ну, я не знаю, мне просто нравится русская поэзия, например, я ее читаю, мне приятно. Ну, хорошо, ладно, любить, любить. Победами горжусь, а литературу люблю. (Аплодисменты.)

Н.С.: Строго говоря, побеждали-то тоже не мы. Поэтому точно так же, как тогда мы не имеем права гордиться Пушкиным, потому что я не Пушкин совсем, я «Сказку о рыбаке и рыбке» не писал, поэтому вроде какое мое собачье дело, им гордиться? Точно так же, я и Берлин не брал, папа мой брал, а я не брал, и как я могу гордиться? Я не имею права.

Ю.П.: Ну, это правильно вообще. Чего гордится? Любить, читать, а гордиться… Не сам же сделал, действительно, точно.

Н.С.: Спасибо, дорогие друзья, спасибо. Это был Юрий Сергеевич Пивоваров. (Аплодисменты.) Это были «Хроники пикирующей империи». Спасибо Юрию Сергеевичу, спасибо вам.

Интервью с Петром Сафиуллиным — Реальное время

Архитектор, основатель студии дизайнерской мебели Yaratam Design Петр Сафиуллин в видеопроекте «Реального времени» «Бизнес-ген»

Фото: Олег Тихонов

«Реальное время» приглашает к диалогу бизнесменов новой волны, пытаясь понять, кто они, в чем формула их успеха и особенности «бизнес-гена». Героем очередного выпуска программы стал казанский архитектор, основатель студии дизайнерской мебели Yaratam Design Петр Сафиуллин. В откровенной беседе предприниматель объяснил, почему Россия не котируется на мировом дизайнерском рынке, а сам он предпочел Татарстан Германии. Беседу по традиции вел управляющий партнер ГК «Технократия» Булат Ганиев.

«Я ориентировался на тех, кто обычно ходит в «Икею» и устал от нее. Но промахнулся»

— Первый вопрос очень общий и классический. Расскажи, с чего все началось и почему все началось?

— В какой-то момент я понял, что хочу заниматься дизайном мебели, промышленным дизайном, мне это было интересно. Вообще, я очень давно этим интересовался, занимался дизайном интерьеров, и мне все время хотелось что-то доделать. Я это реализовывал, но не всегда у меня получалось сделать это хорошо в силу определенных обстоятельств. Второй момент — я понял, что хочу помимо каких-то разовых предметов делать серийные вещи. Мне стало интересно создать некий сет. Я не очень хотел заниматься производством, точнее, я вообще не хотел им заниматься. Я хотел быть дизайнером, работать с какими-то западными компаниями.

Мне нравилось просто придумывать, но у меня не было понимания, как выйти на этот рынок, потому что там бешеная конкуренция, и у меня не было ресурса на то, чтобы заниматься селф-продвижением. Нужно было зарабатывать деньги, а продвижение — это, как правило, траты. И я тогда подумал, что буду сам производить мебель. Мне тогда хотелось сделать крутой российский бренд — я хотел делать крутую мебель, доступную для всех. У меня были какие-то патриотические амбиции. Потом я понял, что людям, на которых я ориентировался, это не очень надо, им эта мебель не особо и нужна.

Украинский дизайн всегда радует. Не знаю почему, но с какими-то интересными дизайнерскими решениями у них дела обстоят лучше, чем у россиян. Хотя все, что они делают, они производят не на Украине, дизайнеры у них реально крутые

— Немного промахнулись с целевой аудиторией?

— Да, сначала промахнулся. Я ориентировался на средний класс, на молодежь, на тех, кто обычно ходит в «Икею» и устал от нее, но не хочет покупать китайские реплики. Хотелось быть в сегменте чуть дороже «Икеи» и делать качественные вещи с хорошим дизайном — это для меня было приоритетом. Но это оказалось просто невозможно.

— Мне кажется, что сегодня очень многие идут в производство мебели так, как раньше шли, например, в веб-дизайн. И сейчас даже в Казани среда очень конкурентная. Кроме вашей компании еще есть игроки на местном рынке?

— Определенный сегмент нашего производства — это серийная мебель, у нас есть коллекция, которая не меняется: мы делаем одинаковые стулья, столы. Можно прийти в шоурум и все это купить, а не ждать, пока мы это исполним. В Казани, насколько я знаю, никто серией не занимается, нет серийного производства. В основном, это вещи под заказ. Второе наше преимущество — это дизайн, который у нас есть.

— То есть, вкус — это ваше преимущество на рынке?

— Я считаю, что местный рынок не может предложить ничего подобного тому, что делаем мы, подобного нашему дизайну. Скажу больше — в России не так много производителей, которые могут предложить дизайн, который будет адекватно выглядеть в любой точке мира. Если бы мы поставили сюда что-то из наших предметов, то не было бы ощущения, что это сделано где-то на коленке в России, как обычно думают о российской мебели. Два наших приоритета — это дизайн и качество, к которому мы стремимся. Поэтому, когда мы приехали в Париж — мы в сентябре прошлого года ездили выставляться на Maison&Objet — посетители выставки подходили к нашей мебели, изначально не понимая, что мы из России.

— Люди удивлялись этому?

— Очень. Нас принимали за датчан — все думали, что мы приехали из Копенгагена. Несколько человек подходили, трогали нашу мебель и были очень удивлены тому, что мы из России. Постоянно возникали вопросы: «А вы это придумали в России, производили тоже там, мебель полностью российская?»

Поскольку я долгое время работал один, без коллектива, мне бывает сложно делегировать. Но, если бы я продолжал так работать, у меня бы случился какой-нибудь невроз

«Спрос на сегодняшний день — искусственная величина»

— Много ли российских компаний было представлено на выставке? Судя по вашему Instagram, вы очень гордитесь тем, что выставлялись в Париже.

— Российских компаний было немного, около восьми. Но с дизайнерской мебелью мы были единственные. У нас был совместный стенд с Garage Factory — это наши друзья из Казани, с Дамиром Аитовым (основатель и дизайнер студии Garage Factory, — прим. ред.) мы дружим с института. У нас был совместный стенд, из Казани мы были вдвоем. Остальные… Там был, естественно, Императорский фарфоровый завод и какие-то люди с матрешками — все такое традиционное. Больше современного дизайна там, кроме нас, не было.

Очень круто выступили ребята с Украины, у них было несколько стендов. Я не знаю, кто их привозил, но украинский дизайн всегда радует. Не знаю почему, но с какими-то интересными решениями дизайнерскими у них дела обстоят лучше, чем у россиян. Но все, что они делают, они производят не на Украине — насколько я понимаю, это маленькие европейские студии. Но дизайнеры у них реально крутые.

— Почему таких компаний, как ваша, сейчас немного? Это проблема спроса или предложения: людям не надо, или мало тех, кто может дать такой продукт рынку?

— Я думаю, что это проблема предложения, потому что спрос — это на сегодняшний день искусственная величина. Когда вам есть что предложить, спрос со временем начинает появляться. Если вы делаете крутой продукт и начинаете его продвигать, рано или поздно он начинает пользоваться спросом. Изначально, например, не было спроса на смартфон: люди его придумали и стали продвигать. Сейчас в результате смартфоны у всех.

— Есть ли такой кейс у вас? Можете ли вы привести пример того, как вы создали спрос на тот или иной продукт?

— У нас есть флагман нашего производства — «Стеллаж 45», с которым мы выиграли последний конкурс. Это то, на что мы создали спрос. Это то, что очень хорошо продается. Мне бы хотелось сделать еще подобные вещи, но это не так просто. Вещи, которые так же создавали бы спрос. Это отдельная история, как люди через Instagram и еще какие-то соцсети заказывают конкретно стеллаж и больше ничего.

— Как сейчас выглядит ваша целевая аудитория и география? В основном покупают казанцы или люди из других городов?

— Если говорить о каких-то серийных вещах, то сейчас больше покупает Москва.

— Производите вы в Казани?

— Нет, производство в городе Волжск. В Казани у нас офис и некое подобие шоурума. Продаем серийные вещи, в основном, в Москву. Там мы давно ведем переговоры с дистрибьюторами и дилерами. Пока у нас в Москве нет представителей. Потенциально есть, но мы пока с ними не договорились. Поэтому пока мы продаем в основном через Instagram. Большой интерес к нам возник после конкурса «Придумано и сделано в России», у нас появилось после этого несколько заказов. Стеллаж, который победил в конкурсе, сейчас стоит в музее декоративно-прикладного искусства, и оттуда есть определенный информационный поток.

— Можно сказать, что вы внесли даже культурный вклад, раз ваш стеллаж стоит в музее…

— Да, я думаю, в этом есть какая-то определенная доля правды, потому что стеллаж мы запатентовали. И, по большому счету, ту систему хранения, которую я придумал, никто до этого не применял. Это прямо изобретение, у меня есть на это патент.

Я сначала на них обиделся, а потом уже задним умом понял, что это была абсолютно не моя история, поскольку вертикаль принятия решений для меня очень важна. Я никогда не боялся ответственности. Это очевидно — сейчас я рулю своим небольшим корабликом

«С производством не ссорюсь, потому что в бизнесе производство — это деньги»


— Расскажи о своей роли в бизнесе. Ты больше погружен в продукт или в операционное управление, финансы и маркетинг?

— Тут, на самом деле, трудная история, потому что изначально я был действительно погружен в продукт. Если рассматривать то, как мы организовывали производство с самого начала, я был погружен в продукт. Сначала я хотел сделать его таким, каким придумал, следом стал думать о том, как сделать его качественным. После этого я стал думать о том, как делать его в том количестве, чтобы, если вдруг к нам начнут приходить заказы, мы могли с этим справляться. Мы занимаемся этим уже 2,5 года, и каждый этап имеет определенные задачи. Сейчас мне приходится все это сочетать, но в большей степени я сейчас занимаюсь бизнесом, чем проектированием, потому что пока выйти из этой операционки мне не совсем удается.

— Есть мнение, особенно в дизайнерских компаниях, — чтобы делать крутой продукт, у тебя должна быть абсолютно авторитарная вертикаль. То есть это взгляд одного человека, который способен сверху вниз проконтролировать все до каждого винтика, чтобы все было так, как он видит. Ты с этим согласен?

— На данном этапе, если речь идет о производстве серийных предметов и не стоит задачи за неделю сделать индивидуальный заказ, то да. Тут со мной никто не спорит. Конечно, есть какие-то технические моменты, когда мастера или начальник производства говорят о том, что это сложно, мы сделать не сможем, это дорого. Есть еще экономическая целесообразность, когда мы от чего-то отказываемся. В серийных предметах все сделано так, как я это придумал и как я это вижу.

— Не возникает ли противоречия? С одной стороны, тебе нужно нанимать талантливых дизайнеров, которые тоже хотят самовыражаться. С другой стороны, ты как ответственный за бизнес менеджер хочешь реализовать свое видение.

— У нас пока нет опыта приглашения дизайнеров, буквально вчера я только предложил своему товарищу реализовать что-то.

— То есть в компании, кроме тебя, дизайном никто не занимается?

— Никто.

— Выходит, такой проблемы пока не стоит. Получается, ты ссоришься только с производством?

— Я не ссорюсь, иногда бывают разногласия с заказчиками. С производством мы особо не ссоримся, у нас взаимопонимание. Я не помню каких-то ситуаций, когда мы друг друга не понимали, или у нас был диаметрально противоположный взгляд на что-то. Я очень часто могу принять позицию производства, потому что это бизнес. Тут производство — это деньги, каждый месяц.

Мебель студии Yaratam Design. Фото: vk.com/yaratam.design

«Я хотел, чтобы никто не вмешивался в мой продукт»

— От тебя уходили люди, потому что считали, что ты прямо псих, с которым невозможно, который очень рьяно отстаивает свою точку зрения?

— Обычно я первый срываюсь, на самом деле. У меня есть очень четкое понимание, как должен происходить процесс. Поскольку я долгое время работал один, без коллектива, мне бывает сложно делегировать какие-то моменты. Думаю, если бы я продолжал так же работать, я бы уже сошел с ума, у меня бы случился какой-нибудь невроз.

— Я, кстати, в одном из твоих интервью вычитал, что ты проходил курсы у психолога, чтобы научиться общаться с людьми.

— Да, было такое. В определенный момент были кое-какие затруднения, и мне это, на самом деле, помогло. Я ходил к психоаналитику, мы проговаривали очень многие моменты. В первую очередь, я научился брать ответственность за все, что происходит в моей жизни, на себя. Я понимаю, что так или иначе сталкиваюсь с людьми, которые по-разному относятся к моему бизнесу, к тому, что я делаю. Вообще, бывает, что взгляд на жизнь у людей может быть своеобразный, и он не всегда ложится на мое мировоззрение. Но, в любом случае, любые взаимоотношения — это выбор, и этот выбор делаю я.

В силу разных обстоятельств я могу понять, стоит мне продолжать с этим человеком работу и общение или не стоит. У меня были ситуации, когда я сам себе говорил, что у меня не было на тот момент других предложений, не было выбора. На самом деле я понимаю, что это был какой-то такой момент, наиболее комфортный для меня. Я понимал, что всегда есть какое-то чутье, интуиция, что эти взаимоотношения могут завести тебя в ситуацию не очень комфортную, тупиковую, связанную с потерей денег, репутации, времени и так далее. Но мозг говорил — все будет нормально.

— Можно ли сказать о том, что ты устал взаимодействовать с заказчиками по поводу уникальных проектов и поэтому начал серийное производство?

— Тут есть определенная экономическая составляющая. В определенный момент я вел проекты, несколько штук параллельно, и понял, что ресурс ограничен. И чтобы продолжать в том же духе, нужно брать паузу, отдыхать, восстанавливаться. Это очень непросто. Когда идут постоянные стройки и ремонты, взять паузу на месяц-два для восстановления никогда не получается. И я понял — чтобы сохранять тонус как дизайнеру, мне нужно что-то, что будет приносить деньги помимо дизайна и архитектуры. Мало того, мне много что интересно, и у меня есть определенные планы по развитию моего бренда. И я понял, что я могу начать производство. Поэтому я и обратил внимание на серийное производство, когда у нас есть отработанная схема — мы получаем заказы, делаем и продаем. И на каком-то этапе мое участие там сводится к минимуму, соответственно, у меня есть время для других проектов.

Отчасти это случилось и из-за опыта общения с заказчиками по уникальным проектам, да. Я хотел, чтобы никто не вмешивался в мой продукт. Это была одна из причин, почему я решил, что буду сам все это производить, потому что, когда начинаешь разговаривать с производством, они говорят — ой, это невозможно, дорого, сложно, никто не будет покупать.

Я пытался объяснять, что если вы делаете в панельном доме барокко, то это крайне странно, это вообще непонятно зачем. Я бывал в каких-то интерьерах, где парча, золото и вдруг на кухне висит грязная тряпка, которой вытирают со стола…

— То есть ты пробовал аутсорсить?

— Да, пробовал, конечно. И достаточно много пытался это делать. У меня получалось аутсорсить на каких-то индивидуальных заказах. Получалось неплохо. Но я понимал, что для того, чтобы идти в серию, у людей должно быть другое настроение. Я таких не нашел. Плюс когда ты сам отвечаешь своими деньгами, а на сегодняшний день я привлекаю инвестиции и заказы… Вся финансовая ответственность лежит на мне. Конечно, тут я один принимаю решение, будем мы это делать или не будем, запускать это или не запускать.

«Чтобы ежемесячно генерировать поток денег, мне нужно очень много производить»

— Есть ли что-то общее между дизайном материальных вещей и дизайном таких суперсложных систем, как бизнес?

— На самом деле, я хочу все сделать так, чтобы все было красиво. У меня есть представление о своем бизнесе как о чем-то красивом. Я представляю, как у меня выглядит производство, какая территория, какие люди там работают, как оно функционирует, транспорт, переработка вторсырья и так далее.

— Есть какой-то пример? Я читал в книге Маска, что они были первой ракетной компанией, у которой были белые стены. Может, ты какую-то униформу ввел?

— Пока ничего не вводил. Я это где-то в голове у себя держу, но пока на сто процентов бизнесом не занимался. На сто процентов я погрузился в решение операционных задач, потому что, чтобы ежемесячно генерировать поток денег, мне нужно очень много всего производить. Соответственно, много продавать. И эти 2,5 года основные деньги мы делали вот на чем: у меня есть некий интерьер, и мы делаем для него наполнение.

Я, конечно, много чего придумал благодаря этим проектным сериям. Например, я придумал обеденный стол для проекта, он мне понравился, и я пустил его в серию. Но также мы делали много вещей, которые больше делать не будем. Поэтому, когда твоя голова занята надзором, общением со строителями и поставщиками, с заказчиками, производством, еще придумывать дизайны, отвечать за все финансово и делать предметы невозможно.

— Звучит так, что все это невозможно сделать качественно. У тебя же есть команда менеджеров, помощников?

— Команды менеджеров у меня нет, мы вдвоем рулим процессом с моим партнером, у нас есть бухгалтер и производство. Поэтому до бизнеса как до упакованного продукта у меня не дошли руки. Я слишком поглощен операционными вопросами, которые занимают мое время.

«Вертикаль принятия решений для меня очень важна»

— Yaratam Design — это не первый твой проект, у тебя был неудачный опыт. Можешь поделиться, какие уроки из него ты извлек?

— Да, у меня был один проект, это 2013 год. Ко мне подошел знакомый с идеей. Ну как с идеей — мы с ним общались, и я ему эту идею озвучивал в течение полугода, предлагал заняться производством домов. Потом я уехал на Бали на длительный период и когда вернулся, он пришел ко мне с этой идеей. У меня эта идея была давно, были готовые проекты, я понимал маркетинговую составляющую — как нужно подавать и что нужно делать.

Мебель студии Yaratam Design. Фото vk.com/yaratam.design

— Правильно я понимаю, что это были типовые дома?

— Да. Идея была в том, что человек покупает хороший проект. Самое важное в доме — это внутреннее пространство, планировка. Архитектура тоже важна, конечно, но тут чистая эргономика. Я разработал несколько проектов. Строительство дома — это всегда купание в мутной воде, и непонятно, сколько это в результате будет стоить. Смета всегда превышает в два раза то, что люди изначально планируют потратить. А я хотел сделать этот момент максимально прозрачным: человек на этапе заключения договора видит, сколько равных частей ему нужно вкладывать, что он получит на выходе и в какую сумму ему это обойдется. То есть по времени и деньгам. Мы стали думать над этим, я придумал название Concept House Store, этот бренд и сейчас существует. Я там разработал сайт, товарищ мне помог, придумал логотип, всю эту историю.

Нас было трое, у всех были равные доли, но договоренность была такая, что конечное решение принимает один человек, который тогда ко мне и подходил. Это был не я. В один из дней, когда такое решение было принято вопреки общему мнению, я сказал, что не готов идти в эту историю, потому что у меня кардинально другой взгляд. И если мы не принимаем решение коллегиально, я не готов.

Я сначала на них обиделся, а потом уже задним умом понял, что это была абсолютно не моя история, поскольку вертикаль принятия решений для меня очень важна. Я никогда не боялся ответственности и достаточно спокойно к этому отношусь. Это очевидно — сейчас я рулю своим небольшим корабликом и готов брать на себя финансовую ответственность за людей, которые у меня или со мной работают. За это я беру право принимать финансовые, стратегические решения, дизайн и тому подобное.

— То есть, ты, в принципе, рад, что эта история так закончилась?

— Если бы эта история не закончилась, не было бы другой истории.

«Благодаря интернету и соцсетям люди сейчас мыслят в соответствии со временем»

— Значит, это сказка с хорошим концом. Хочу спросить вот о чем: в одном из интервью ты говорил, что в школах и вузах сейчас учат предметам, но не учат вкусу и культуре. В том числе и в дизайне. Не возникает ли у тебя внутреннего конфликта, когда ты делаешь красивые вещи, но «массы» не могут это считать, и, соответственно, падает спрос?

— Меня больше не вкусовая история беспокоит, а культурная. И это не проблема вчерашнего дня или сегодняшнего.

— Вопрос в том, проблема ли это для тебя. Есть «Икеа», есть компании с AliExpress, которые копируют вещи. Люди думают, что это дешево и красиво.

— Я думаю, это не проблема.

— То есть всегда найдется тот клиент, которому понравится то, что ты делаешь?

— Думаю, да. Всегда находятся люди, которые покупают что-то запредельно некрасивое и считают это красивым. Так и наоборот. Я думаю, некий баланс все-таки существует, и в последнее время, я считаю, благодаря интернету и соцсетям у людей немного сдвинулась история восприятия. Если, например, 15 лет назад, когда я только начинал свою деятельность, подавляющее число людей хотели классику в их понимании, совсем не понимая, что это такое, то сейчас люди мыслят в соответствии со временем, с тем, какая есть парадигма. Это важный момент.

Я пытался объяснять, что если вы делаете в панельном доме барокко, то это крайне странно, это вообще непонятно зачем. Барокко — я сразу представляю, что нужно надевать корсет, жабо и вести соответствующий образ жизни. Это все выглядит очень нелепо. Я, например, очень часто наблюдаю за свадьбами, и люди придают этому торжеству какие-то нелепые формы. Не всегда это уместно. Я бывал в каких-то интерьерах, где парча, золото и вдруг на кухне висит грязная тряпка, которой вытирают со стола. Это просто другой образ жизни, и он не совсем бьет. Я не знаю, во вкусе ли дело, тут в общем вопрос какого-то понимания, культуры.

Сто лет в нашей стране — это большой срок. Да и «Икею» я не хочу двигать. Могу сказать о планах на ближайшие пять лет: за этот срок я хочу выйти на мировой рынок

«Наша страна, можно сказать, не представлена на рынке современного дизайна»

— Твоя компания называется татарским словом «Яратам». Кроме того, ты мог уехать в Германию работать дизайнером, это предложение было лестным для тебя, но ты остался. Дело в патриотизме или в чем-то еще?

— Я не до конца понимаю слово «патриотизм», и когда говорил о нем в начале интервью, имел в виду некую любовь к месту, где я вырос, к родителям, к людям и так далее. К языку, к образу жизни, к культуре. Не знаю, осознанный ли это выбор или в силу моего бэкграунда. С того момента, как я стал ездить по странам и смотреть выставки, мне всегда хотелось, чтобы Россия занимала какое-то место. Но наша страна, можно сказать, не представлена на рынке современного дизайна, или представлена очень мало. Идея продвижения моего места, моих корней для меня всегда была близка. Если, например, посмотреть фильмы Гая Ричи, они всегда про Лондон — не про бандитов или Шерлока Холмса, а про Лондон. В любом его виде. Я очень понимаю его, что он любит Лондон, и мне этот взгляд очень близок, потому что я тоже хочу рассказать историю, но своими словами и своими предметами.

У Казани она есть, может быть, не настолько богатая, как у Лондона, но очень интересная. И я считаю, что мы должны этим поделиться с миром, а мир должен знать о таком городе, о таком месте. Поэтому для меня это важно. Почему я остался? Множество факторов на это повлияло. Не могу сказать, что я остался исключительно из каких-то патриотических чувств. У меня, конечно, были мысли, чтобы поехать, но как-то само все сложилось. В жизни иногда такое происходит — ты не можешь принять решение, и все складывается само собой.

— Какие планы у Yaratam Design на ближайшие сто лет? Как в идеале должна выглядеть твоя компания? Возможно, ты хочешь подвинуть «Икею», или есть другие стратегические планы.

— Сто лет в нашей стране — это большой срок. Да и «Икею» я не хочу двигать. Могу сказать о планах на ближайшие пять лет. За этот срок я хочу выйти на мировой рынок — создать условия для того, чтобы работать на нем. Не знаю пока, как это будет. Мне очень нравятся всякие бизнес-модели. Это может быть все что угодно: франчайзинг, монобрендовый шоурум, работа с агентами. Пока я рассматриваю. Мне очень нравится бренд Muji — японский, если я не ошибаюсь. Очень нравится Zara Home. Есть несколько брендов, философия которых мне близка.

Если мыслить масштабно, я бы хотел сделать такой бренд, внутри которого была бы какая-то идея, философия. Мы не просто продаем мебель — это целая вселенная. Мне это всегда нравилось. Говорят, «Вселенная Marvel» — это такая штука, история, образ жизни, некий лайфстайл. Мне это интересно — создать бренд, который будет определять некую философию. Может, это будет не только мебель, а еда, СПА или еще что-то. Какая-то вот такая общая история.

— Какую самую большую ошибку в бизнесе ты совершал?

— Я не умею вовремя расставаться с людьми: и с клиентами, и с сотрудниками. Это всегда приводило к большим потерям — денег, репутации, нервных клеток, времени в том числе, а это очень важный ресурс, который я не могу восполнить. Если все остальное можно восстановить, то со временем совсем все плохо. Своим хорошим отношением я пытаюсь дать людям шанс все исправить. И я постоянно наступаю на одни и те же грабли, а люди исправлять не хотят. И это все доходит до ситуаций, в которых, если бы я остановился раньше, все это можно было бы снивелировать. Они все равно уходят, причем я знаю, что они уйдут. А я остаюсь с убытками, с переделками, с испорченными отношениями.

— Какие три основных качества формируют предпринимателя?

— Первое — это, конечно, смелость. Еще — умение брать на себя ответственность и целеустремленность.

— Наша передача называется «Бизнес ген», это своеобразное исследование бизнесменов, которые работают в Поволжье, в Казани. Мы всем задаем общий финальный вопрос — предпринимателями становятся или рождаются?

— Думаю, однозначного ответа нет. Я знаю совершенно точно, что есть люди, которые рождаются предпринимателями. Я к этой категории не отношусь, сто процентов, я им стал в силу обстоятельств. У меня в какой-то момент не было выбора. Так что кто-то рождается предпринимателем, а кто-то становится.

Ведущий Булат Ганиев, ГК «Технократия», фото Олега Тихонова, видео Камиля Исмаилова

Бизнес Татарстан

Апокрифический Твен: «Никогда не спорь с глупыми людьми. Они затащат тебя до своего уровня и побьют опытом».

Пожалуй, нет лучшего свидетельства прочной репутации Твена, чем привычное неверное приписывание его имени разного остроумия и мудрости. Распространение подобных апокрифических афоризмов было обычным делом в ХХ веке. Он только увеличился с популяризацией цифровых медиа. Самый частый вопрос, который задают Центру исследований Марка Твена, — это какой-то вариант: «Он действительно так сказал?» Когда это возможно, мы отслеживаем первоисточник, а также пытаемся проследить, как их слова возникли во рту Твена.


Этот, неизменно популярный, получил всплеск тиражей после того, как 3 августа на телеканале HBO вышло неуклюжее интервью Джонатана Свона Axios с президентом Трампом. Вот лишь пара из сотен призывов, которые я обнаружил за последние несколько дней, в основном в виде комментариев или ответов на интервью Axios, или в поддержку того, чтобы Джо Байден, кандидат от Демократической партии Трампа, воздержался от дебатов с президентом перед ноябрьскими выборами.

«Никогда не спорьте с глупыми людьми, они затащат вас до своего уровня, а потом побьют опытом.”

Марк Твен

Смотрите полный текст интервью» Axios on HBO «с президентом Трампом https://t.co/XUHxgniE5I

— Аманда Скотт (@tantriclens) 4 августа 2020 г.

БОЛЬШИЕ ЦИТАТЫ:
МАРК ТВЕН: Ложь может обойти полмира, в то время как правда надевает свою обувь.
ТРАМП: Моя красота в том, что я очень богат.
МАРК ТВЕН: Никогда не спорь с глупыми людьми, они затащат тебя до своего уровня, а затем побьют тебя своим опытом RS

— Рон Секссмит (@RonSexsmith) 6 августа 2020 г.

Марк Твен никогда не говорил этих слов и ничего похожего .


13 ноября 1956 года Хэл Бойл, получивший Пулитцеровскую награду репортер Associated Press, опубликовал профиль актера Юла Бриннера, у которого был адский год. Бриннер уже появлялся в The Ten Commandments и The King & I . В следующем месяце состоится премьера третьего блокбастера, Анастасия, , где Бриннер играет с Ингрид Бергман. Три фильма будут номинированы на восемнадцать премий «Оскар» и принесут домой семь «Оскаров», включая приз за лучшую мужскую роль Бриннера.

Поскольку его персонаж был одним из самых популярных актеров Голливуда, профиль Бойла был распространен в сотнях газет по всей территории Соединенных Штатов. Когда репортер задал один из стандартных вопросов для интервью со знаменитостями: «Какой самый лучший совет вы когда-либо получали?» — ответил Бриннер, цитируя своего близкого друга Жана Кокто.

Кокто, известный французский поэт, драматург и режиссер, подружился с Бриннером, когда он был неизвестным актером в Париже. Их отношения дали толчок его карьере, поскольку Кокто связал его с другими известными артистами и влиятельными продюсерами.Эти двое остались верными друзьями даже после того, как Бриннер переехал в США и стал иконой Голливуда. Тогдашняя жена Бриннера, актриса Вирджиния Гилмор, сообщила, что Кокто был «единственным человеком, который соответствовал его тщеславию», и «Юл, казалось, извлекал у него уроки». Несколько лет спустя Бриннер появится в фильме Кокто «Завещание Орфея » (1960), последней части трилогии, которая впоследствии стала считаться революционным экспериментальным кино.

Изучая объемные опубликованные труды Кокто, я не смог установить, что утверждение, которое Бриннер приписывает ему, встречается где-либо, кроме профиля Бойля.Тем не менее, похоже, что это часть тенденции, когда Бриннер использует Кокто в качестве прикрытия, когда хочет сказать что-то неприличное или оскорбительное. На премьере Testament он ругал враждебно настроенную аудиторию руководителей студии, говоря: «Кокто был прав, когда сказал мне, что этот фильм должен быть запрещен для слабоумных!» А на афтепати после получения еще одной актерской награды он пьяно поделился еще некоторыми советами Кокто, как пишет биограф Джан Роббинс,

.

«Жан [Кокто] дал мне отличный совет, которым я хочу поделиться со всеми вами.Джин сказала мне, что когда ты видишь, что становишься знаменитым, ты никогда не должен позволять никому думать, что ты идешь в ванную. Вы никогда не должны позволять фанатам связывать вас с выделениями ».

из Юл Бриннер: Непостижимый король (1987) Джан Роббинс

Вполне возможно, что Бриннеру просто нравится торговать репутацией Кокто, чтобы придать серьезность своим собственным, менее откровенным наблюдениям. Кто бы ни был ответственен за оригинальное замечание «идиоты на их собственном уровне», у него была долгая странная загробная жизнь, в течение которой он был полностью оторван от своих истоков в кино середины века.Насколько я могу судить, по крайней мере последние тридцать лет эта цитата никогда не приписывалась Кокто, Бриннеру или Бойлю.

Вместо этого большое количество итераций было приписано целому ряду знаменитостей, включая Кевина Гарнетта, Джорджа Карлина и, чаще всего, Марка Твена.

Никогда не спорь с глупыми людьми. Они затащат вас до своего уровня и побьют по опыту. — Марк Твен

— Дэйв Рэмси (@DaveRamsey) 29 ноября 2017 г.

Слияние аргумента и партнера произошло еще в 1958 году, когда Фрэнк Кроутер в своей колонке для студенческой газеты Университета Северной Каролины неверно процитировал Кокто.Кроутер закончит учебу позже в том же году и начнет трагически короткую, но заслуживающую внимания карьеру спичрайтера от демократов и государственного бюрократа. Содержательные цитаты — костыль посредственных газетных обозревателей, и Кроутер был первым из многих, кто распространил это, хотя последнее появление, которое я могу найти с оригинальной атрибуцией Кокто, происходит из Kaplan Herald в 1987 году. После этого афоризм продолжался. появляться в той или иной форме каждые несколько лет, часто без указания авторства.Достаточно часто, чтобы поддерживать его в обращении.

Ситуация изменилась в 1998 году, когда в течение одного двенадцатимесячного периода версии были опубликованы в Atlanta Construction, Daily Oklahoman, Elmira Star-Gazette, Kansas City Star, Longview News-Journal, и Moline Dispatch . Как ни странно, ни в одном из этих случаев цитата не приписывалась конкретному человеку. Иногда обозреватель говорил, что получил цитату от читателя, иногда создавалось впечатление, что он сам ее придумал.

Это были не только газетные обозреватели. В начале того года, до того, как какой-либо журналист признал афоризм, нейрохирург из Денвера поместил его вместе с множеством других полученных знаний в своей главе «Подотчетность» в государственном медицинском журнале.

Почему 1998 год? Для меня это остается загадкой. Он не появляется ни в каких передачах, альбомах или книгах Джорджа Карлина того периода, самого пика его популярности. Возможно, что люди приписывают эту цитату Карлину по той же причине, по которой они приписывают ее Твену: у него репутация черного юмора и циничного взгляда на человечество.

«Никогда не спорь с идиотом. Они только опустят тебя до их уровня и побьют твоим опытом». ~ Джордж Карлин

— Mzilikazi wa Afrika (@IamMzilikazi) 4 августа 2020 г.

Начиная с 90-х годов, афоризм навсегда отделен от первоначальной формулировки, контекста и атрибуции, но он также становится все более популярным. Том Логан использовал это без указания авторства в пересмотренном издании своей популярной книги по коммерческой актерской игре « Актерское мастерство в« Минуте на миллион долларов »(2005)».Он появился в Great Negotiators (2006), справочнике бизнес-консультанта Тома Бисора. Это было частью рекламной кампании конца девяностых для Crescent Market, самого старого бакалейщика в Оклахоме. И он продолжал появляться в сотнях газетных колонок, в письмах редактору, мемуарах, некрологах и ежегодниках. Афоризм достиг пика тиража в печатных СМИ, когда в середине 2000-х годов началась революция в социальных сетях, поэтому переход был неизбежен. Это самая ранняя версия, которую я могу найти в Twitter:

«Никогда не спорь с идиотом, они затащат тебя до своего уровня и побьют опытом.»~ Anonymous

— kennysaunders (@kennysaunders) 18 января 2007 г.

Цитата появилась уже в 2005 г. на Facebook. Как это часто бывает с апокрифом Твена, неправильная атрибуция является продуктом цифрового распространения. Хотя правильная атрибуция Кокто, Бриннер и Бойль был утерян для печатных СМИ к концу 1980-х, я не мог найти ни одного случая, когда газетный обозреватель или репортер произвольно приписывал афоризм Твену до тех пор, пока он не заполонил социальные сети.

«Никогда не спорь с идиотом.Они превзойдут вас своим опытом, и люди, которые слушают, могут не заметить разницы. «- Марк Твен

— mwalkercreative (@mwalkercreative) 23 июня 2009 г.

Вот так:

Нравится Загрузка …

Связанные

Как исправить драки, от которых вы устали

Плохие модели, которые надо сломать

Классическая форма помощи приходит от перехода от реакции к отражению. Если у вас возник конфликт, прежде чем не согласиться, попробуйте рассказать собеседнику то, что вы слышали.

Исследования показывают, что когда вы не согласны, вы обычно способны повторить то, что сказал другой человек, всего в течение 10 секунд. После этого вы перейдете к опровержению или отключитесь. Но важно повторить сказанное, чтобы они почувствовали себя признанными.

«Я слышу, как вы говорите, что когда я делаю это в такие моменты, вы чувствуете Х».

Также полезно использовать метод, разработанный специалистом по взаимоотношениям Джоном Готтманом и его коллегами, который называется утверждением XYZ: когда вы делаете X в ситуации Y, я чувствую Z.

«Когда мы гуляем с друзьями (или на встрече), и ты меня перебиваешь, я чувствую себя подавленным».

Я не говорю вам, что вы делаете, я говорю вам, как я себя чувствую. (Вы можете спорить с тем, как человек определяет вас, но не с тем, как он себя чувствует.) Это также помогает разрядить эскалацию ссор, потому что заставляет вас замедлиться и подумать о том, что вы пытаетесь сказать, и тогда другой человек должен это сделать. повтори это.

Далее идет подтверждение и сочувствие.

Люди дерутся, потому что хотят чувствовать, что они важны, что другой человек уважает то, через что они проходят.То, что я вижу, откуда вы пришли, глубоко подтверждает.

Когда ваш опыт признается, вы чувствуете себя вменяемым.

Вам двоим не обязательно соглашаться, но вы должны признать, что есть другой человек, который переживает событие совсем иначе, чем вы.

«Логично, что вы почувствуете себя недооцененным, если будете воспринимать мои хронические опоздания как недостаток инвестиций или знак, что я принимаю вас как должное. Если бы я так истолковал свое действие, я бы тоже чувствовал себя так же.Но я пришел не из этого ».

Внезапно ты больше не споришь. (Это не то же самое, что согласие не соглашаться, что на самом деле создает разрыв связи и означает, что вы зашли в тупик.) Вы держитесь за свою правду, но при этом можете признать, что есть другой человек, который имеет другую интерпретацию того же мероприятие.

25 важных библейских стихов о споре (основные истины, которые нужно знать)

Библейские стихи о спорах

Священное Писание говорит нам, что мы не должны спорить друг с другом, особенно по простым и бессмысленным вопросам.Христиане должны быть любящими, добрыми, смиренными и уважительными по отношению к другим. Единственный раз, когда христианин должен спорить, — это защищая веру от лжеучителей и других.

Когда мы делаем это, мы делаем это не из гордости, чтобы принести пользу себе, но мы делаем это из любви, чтобы защитить истину и спасти жизни.

Мы должны быть осторожны, потому что иногда мы вступаем в дискуссии с другими, и нас могут оскорбить из-за нашей веры.

Мы должны продолжать любить, следовать примеру Христа, сохранять спокойствие и подставлять другую щеку.

Цитаты

  • «Споры затягиваются, потому что один слишком упрям, чтобы прощать, а другой слишком горд, чтобы извиняться».
  • «Конфликт не может выжить без вашего участия». — Уэйн Дайер

Что говорит Библия?

1. Филиппийцам 2:14 Все делайте без жалоб и споров.

2. 2 Тимофею 2:14 Продолжайте напоминать народу Божьему об этом. Предупредите их перед Богом, чтобы они не ссорились из-за слов; это бесполезно и только губит тех, кто слушает.

3. 2 Тимофею 2: 23-24 Не имейте ничего общего с глупыми и глупыми аргументами, потому что вы знаете, что они вызывают ссоры. И слуга Господа не должен быть сварливым, но должен быть добр ко всем, способен учить, а не обижаться.

4. Титу 3: 1-2 Напомните верующим подчиняться правительству и его служащим. Они должны быть послушными, всегда готовы делать добро. Они не должны никого клеветать и должны избегать ссор. Вместо этого они должны быть мягкими и проявлять истинное смирение ко всем.

5. Притчи 29:22 Гневный человек разжигает конфликт, а вспыльчивый человек совершает много грехов.

6. 2 Тимофею 2:16 Однако избегайте бессмысленных дискуссий. Ибо люди будут становиться все более безбожными.

7. Титу 3: 9 Но избегайте глупых споров, споров о генеалогиях, ссор и споров из-за Закона. Эти вещи бесполезны и бесполезны.

Подумайте, прежде чем начинать спор.

8. Притчи 15:28 Сердце благочестивых тщательно думает, прежде чем говорить; уста нечестивых переполнены злыми словами.

Старейшины не должны быть сварливыми.

9. 1 Тимофею 3: 2-3 Итак, старейшина должен быть непорочным, муж одной жены, стабильным, рассудительным, респектабельным, гостеприимным к чужим и способным к обучению. Он не должен чрезмерно пить или быть агрессивным человеком, а должен быть нежным. Он не должен спорить или любить деньги.

Мы должны защищать веру.

10. 1 Peter 3:15 Но Господа Бога освящайте в сердцах ваших: и будьте всегда готовы дать ответ всякому, кто спрашивает вас о причине надежды, которая в вас, с кротостью и страхом.

11. 2 Коринфянам 10: 4-5 Оружие, которым мы сражаемся, не является оружием мира. Напротив, у них есть божественная сила разрушать твердыни. Мы опровергаем аргументы и все притязания, которые противоречат познанию Бога, и берем в плен каждую мысль, чтобы сделать ее послушной Христу.

12. 2 Тимофею 4: 2 Будьте готовы распространять слово независимо от того, настало ли время. Указывайте на ошибки, предупреждайте людей и поощряйте их. Будьте очень терпеливы, когда учите.

Участвуйте в аргументах других.

13. Притчи 26:17 Вмешиваться в чужой спор так же глупо, как дергать собаку за уши.

Совет

14. Proverbs 15: 1 Кроткий ответ отвращает гнев, а резкое слово возбуждает гнев.

15. Притчи 15:18 Вспыльчивый разжигает конфликт, а терпеливый утихает ссору.

16. Римлянам 14:19 Итак, давайте стремиться к тому, что способствует миру и созиданию друг друга.

17.Притчи 19:11 Человек с здравым смыслом терпелив, и его заслуга в том, что он не замечает обиды.

Спор с глупыми людьми.

18. Proverbs 18: 1-2 Кто замыкается, ищет своего желания; он выступает против всякого здравого смысла. Глупому доставляет удовольствие не понимать, а только выражать свое мнение.

19. Proverbs 26: 4-5 Не отвечайте глупому по его глупости, иначе вы сами будете такими же, как он. Ответь глупцу по его глупости, или он будет мудр в своих глазах.

Напоминания

20. Галатам 5: 22-23 Но плод Духа — это любовь, радость, мир, терпение, доброта, доброта, вера, кротость, самообладание. Против таких вещей нет закона.

21. Ефесянам 4:15 Вместо этого, говоря правду с любовью, мы полностью вырастем и станем единым с головой, то есть единым с Мессией.

22. Притчи 13:10 Где ссора, там гордость, но мудрость обретается в тех, кто принимает совет.

23. 1 Коринфянам 3: 3 Это потому, что вы все еще мирские люди. Пока между вами существует зависть и ссоры, вы мирской человек и живете по человеческим стандартам, не так ли?

Примеры

24. Job 13: 3 Но я хочу говорить со Всемогущим и спорить с Богом.

25. Марка 9:14 Когда они вернулись к другим ученикам, они увидели большую толпу, окружавшую их, и некоторые учителя религиозного закона спорили с ними.

Бонус

Римлянам 12:18 Делайте все возможное, чтобы жить в мире со всеми.

8 знаков, что ваши ссоры с партнером могут означать, что вы несовместимы

Ссора в парах. Нет двух способов обойти это. И любой эксперт по отношениям скажет вам, что это не просто нормально, но ссоры на самом деле полезны в отношениях. Хождение со сдерживаемым гневом, который не выражается, приводит к негодованию, а обида в отношениях никогда не бывает хорошей.Это токсично, нездорово и разрушительно для отношений, а также для людей в отношениях.

«Даже взаимно счастливые пары ошибаются, говорят и делают то, о чем сожалеют», — говорит доктор Лесли Бет Уиш, лицензированный клинический психотерапевт, эксперт по взаимоотношениям и автор новой книги Тренировка любовной интуиции, . «Но то, что отличает их оплошности от несчастных и нездоровых пар, заключается в том, что ошибки этих пар не такие подлые или недобрые. Их промахи также гораздо реже и меньше по интенсивности гнева.Их ссоры разгораются и обычно двигаются к обоюдному решению ».

Но когда дело доходит до ссор между несовместимыми людьми, решения редко становятся частью уравнения, а выбор слов и отсутствие уважения достигают совершенно другого. уровень

«Несовместимые пары часто состоят из одного человека, который не может справиться с гневом или разногласиями», — говорит доктор Уиш. «Этот человек склонен испытывать проблемы в отношениях как потерю контроля и неуважение со стороны своего партнера. Этот человек также глубоко боится ошибиться — и неспособен признать, что он потерял контроль словесно или физически.»

Если вы не можете вести честную борьбу или проявлять к другим необходимое уважение даже к , хотите, чтобы дрался честно, пора посмотреть на вашу совместимость. Или, в данном случае, на вашу несовместимость. Вот как эксперты определяют бой, который показывает вы несовместимы.

1

Один из вас заставляет другого партнера чувствовать себя виноватым

Эндрю Заех в суете

«Поворот — это метод, используемый вашим партнером, чтобы заставить вас чувствовать себя виноватым (и плохим) за [их] преступление «, — рассказывает Bustle автор бестселлеров и эксперт по взаимоотношениям Сьюзан Винтер.

Зима описывает сценарий, в котором пара планирует приготовить ужин дома, но один из них опаздывает на четыре часа после того, как не ответил на сообщения.

«Когда вы спрашиваете, где они были и почему они не ответили на ваш звонок и текстовые сообщения, они делают вас плохим парнем», — говорит Винтер. «Они нападают на вашу линию допроса и симулируют высшее оскорбление. Их ошибка — это ваша вина, что вы заметили. Как вы смеете критиковать их за их плохое поведение?»

Другими словами, если во время ваших боев происходит какая-либо форма газлайтинга, это красноречиво говорит о том, хотите ли вы остаться в этих отношениях.

2

Кто-то всегда извиняется, когда это не его вина

Эндрю Зэ в суете

Газлайтинг кого-то, заставляя его чувствовать себя виноватым, обычно заканчивается извинениями, но извинения есть сказал не тот человек. Как объясняет Уинтер, когда вина перекладываются на другую сторону, а вина ложится на плечи партнера, который манипулировал аргументом, человек, который должен извиняться, не говорит, что он сожалеет. Вместо этого они требуют, чтобы другой партнер извинился.

3

О компромиссе не может быть и речи

Эндрю Зэ для Bustle

«Ваши не подлежащие обсуждению вопросы противостоят друг другу, и вы чувствуете, что дальнейшие компромиссы лишат вас силы», — Анита А. Члипала, LMFT и автор книги First Comes Us: The Busy Couple’s Guide to Lasting Love , рассказывает о суете. «Некоторые вопросы могут быть более ясными: один партнер хочет брака, а другой нет, один хочет иметь ребенка, а другой нет.»

Как говорит Члипала, у многих вопросов и проблем в отношениях есть степени различий. Но все сводится к тому, как эти различия обрабатываются. Если один или оба из вас не хотят идти на компромисс, тогда есть нет места для продвижения вперед — особенно по более серьезным вопросам.

«Каждый партнер должен посмотреть, что не подлежит обсуждению в вопросе, области, в которых он проявляет гибкость, и готов ли их партнер уважать не подлежащие обсуждению , — говорит Чилпала. — Это поможет определить, действительно ли проблема является нарушителем сделки, которая может положить конец их отношениям.«

4

Кто-то играет в карту жертвы

Эндрю Зэ для суеты

О, карта жертвы. Ничто так не говорит о несовместимости, как аргумент, когда один партнер играет жертвой с T.

» Один партнер любой ценой настаивает на том, чтобы стать жертвой, — говорит Винтер. — Эта позиция сохраняется независимо от правды, окружающей дело. Все, что неправильно в отношениях, — твоя вина. Они любящие, терпеливые и обиженные партнеры.«

Это просто не то, как работают отношения. Равенство должно быть даже во время споров.

« Роль жертвы часто активируется поворотом, — говорит Винтер. — Однако она поддерживается искаженной точкой зрения вашего партнера ».

5

Кто-то всегда просит прощения

Эшли Батц от суеты

Некоторые люди заслуживают прощения, а другие нет. И те, кто возвращается, снова и снова прося прощения за свое поведение , скорее всего, этого не заслуживают.

«Ваш партнер может не подходить вам, если он […] плачет, просит прощения и дает обещания измениться, — говорит доктор Уиш, — но никогда не предпринимает шагов для этого».

Есть очень много раз, когда пара может пойти по одной и той же дороге без необходимых изменений.

6

Бои полны лжи

Эндрю Заех для Bustle

Само собой разумеется, что версии одного события двумя людьми могут быть совершенно разными.Однако, когда один из партнеров слева лежит во время драки по какой-либо причине — чтобы сыграть жертву, чтобы взять верх, — он кричит о несовместимости.

«Ваш партнер пересказывает факты проблемы совершенно неверно», — говорит Винтер. «Они придумывают детали и меняют события и сказанное в соответствии с их потребностями. Они рассказывают эти приукрашенные истории до такой степени, что считают их правдой […] Они настаивают на своей правоте. Следовательно, у вас нет возможности Чтобы победить, правду сказать невозможно.»

7

Жестокие бои

Эшли Батц для суеты

Один партнер не обязательно должен физически оскорблять другого во время боя, чтобы доказать свою несовместимость, но, по словам доктора Виш, , даже бросать и ломать вещи — признак проблемы совместимости.

«К сожалению, любовь и надежда могут ослепить всех нас, чтобы увидеть серьезные ограничения партнера», — говорит доктор Уиш.

Кто-то бросает вазу через комнату во время Ссора — это признак того, что у них, вероятно, есть склонность к насилию, и, возможно, пришло время обратиться за помощью к профессионалу или любимому человеку для разрыва отношений.

8

Нет попыток решить проблему

Эшли Батц для суеты

По словам доктора Уиш, отказ от разногласий является признаком того, что вы и ваш партнер, вероятно, несовместимы. Неважно, кто уходит. Если кто-то из вас это сделает, это покажет другому партнеру, что он практически не заинтересован в решении проблемы. Прежде чем люди смогут двигаться вперед, нужно решить все, что угодно.

«Одно из основных различий между здоровыми и нездоровыми отношениями — это способность партнеров решать свои проблемы», — говорит Винтер.«Пары, которым не хватает навыков, необходимых для разрешения конфликтов, не имеют шанса на поддержание здоровых и счастливых отношений».

Но здоровая пара научится преодолевать разногласия. «Умение справляться с разногласиями и ошибками — отличительный признак совместимых пар», — говорит доктор Уиш. «Они быстрее извиняются — и с большей охотой могут исследовать, что спровоцировало их горячие ответы».

Никакие отношения не обходятся без собственного бренда конфликта и разногласий, но у этих разногласий есть уровни, и когда разрешение больше не интересует ни один из партнеров, пора сказать, что достаточно.Неважно, насколько сильно вы кого-то любите, без совместимости у вас нет всего пакета, и весь пакет необходим в конечном итоге.

Примечание редактора. Если вы или кто-то из ваших знакомых подвергается домашнему насилию, позвоните в службу 911 или на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1 (800) 799-SAFE (7233) или посетите thehotline.org.

Разорвать круговорот: как перестать повторять одни и те же аргументы снова и снова | Отношения

Если вы состояли в отношениях год или больше, вы точно знаете, что это за «аргумент».Это тот, который постоянно крутится, всегда заканчивается там, где он начался.

«Вы никогда не поднимаете грязную одежду, даже если знаете, что это сводит меня с ума». «Ты всегда опаздываешь, даже когда я напоминаю тебе, как это важно для меня». И так далее.

Но не обязательно так продолжать. Есть несколько способов остановить — или, по крайней мере, контролировать — бесконечные споры. Просматривайте споры один за другим, чтобы выбрать наиболее подходящий способ нейтрализовать собственный аргумент и, в качестве бонуса, улучшить свои отношения.

Однако прежде чем начать, вы должны ответить на важный вопрос. Я бы посоветовал вам и вашему партнеру ответить на этот вопрос по отдельности, а затем сравнить свои ответы: «Если бы вы не спорили о X, что бы вам понравилось делать вместо этого?»

Ответ очень важен, потому что, если вы не можете придумать ничего особенного, у вас не будет достаточно стимулов, чтобы избавиться от несчастливой привычки. Если у вас обоих есть какие-то предложения, это отличная новость: сразу же начните вносить их в свое расписание. Если вы нарисовали пробел, вспомните, когда вы впервые встретились.Что вам тогда нравилось делать, что вы могли бы построить в ваших отношениях сегодня? Найдите способ сделать это.

Сделав этот позитивный шаг, вы заметите, что ситуация начинает улучшаться, потому что чем больше времени вы проводите вместе, тем меньше времени и меньше стимулов вам придется спорить. Да, вы, вероятно, по-прежнему будете спорить, но, надеюсь, немного реже, потому что мы еще не рассмотрели его. Это следующая задача.

Вот шесть методов, которые стоит рассмотреть.

Подход «Сделай сам»

Может быть, ваш партнер не хочет работать над этой проблемой.Может быть, вы просто хотите сами заняться другими делами. Если да, то подход «сделай сам» для вас. Все, что вам нужно сделать, это решить перестать заботиться о том, что вас раздражает. Вы можете сделать это, если согласитесь с тем, что поведение вашего партнера не является проблемой; настоящая проблема в том, что вы позволяете себе раздражаться из-за такого поведения. Халиль Джебран изящно объясняет это в «Пророке», когда кто-то из аудитории спрашивает его, как освободиться от негатива: «Если это забота, которую вы бы отбросили, то эта забота была выбрана вами, а не навязана вам.И если вы хотите развеять этот страх, то место этого страха находится в вашем сердце, а не в руках тех, кого боятся ».

«Если это забота, которую ты отбросишь, то эта забота выбрана тобой» … Халиль Джебран, на фото около 1898 года. Фотография: Королевское фотографическое общество / Музей Виктории и Альберта, Лондон / Getty Images

Принятие подхода «сделай сам» предполагает изменение отношения. То, что ваш партнер говорит или делает, больше не критично. Сейчас важно то, как вы отреагируете — и это полностью зависит от вас.

Конечно, проще сказать, чем сделать, особенно если ваш аргумент прочно укоренился и если тема касается чего-то очень важного для вас. Если это так, вы можете попробовать один из других методов, отдельно или в сочетании с ним.

Подход «копать»

Часто содержание аргумента является прикрытием для более фундаментального различия. По моему клиническому опыту, пары спорят по четырем основным вопросам: воспринимаемый дисбаланс силы / отсутствие взаимности; отсутствие или потеря доверия; отсутствие или потеря уважения; или непонимание различных потребностей в пространстве и независимости.

Если вы хотите разобраться в предмете спора, ваша задача — выявить это фундаментальное различие. Из-за силы эмоций и неизбежного возникновения чувства уязвимости, это трудно сделать без присутствия надежного и опытного третьего лица. Если вы хотите применить этот подход — и это хороший подход, поскольку он вполне может предотвратить появление новых версий аргументации — я предлагаю вам записаться на несколько сеансов с рекомендованным терапевтом для пар.

Игра в ограждение ринга

Терапевты часто используют эту технику, при которой дается разрешение на аргументацию, но только в установленное время и на установленную продолжительность (предпочтительно не непосредственно перед сном). Например, спорить можно, но только с 19:00 до 19:30 по понедельникам и четвергам.

Обычно пара находит это настолько искусственным, что они не хотят спорить, а больше хотят смеяться над чем-то, что, успев остыть, кажется довольно тривиальным.

Акт уравновешивания

Этот подход основан на поведенческой супружеской терапии (BMT), типе терапии, популярной в 70-х и начале 80-х годов.Каждый партнер определяет поведение, которое они находят раздражающим в другом (сосредотачиваясь на содержании обсуждаемого аргумента), и предлагает альтернативную позитивную замену. Затем, когда возникает спор, каждый партнер соглашается вести себя положительно, а не спорить. Хотя ряд исследований показал, что BMT может вызывать определенные поведенческие изменения, Мэтью Сандерс и его коллеги из Университета Квинсленда проанализировали соответствующую литературу и пришли к выводу, что, несмотря на это, отношения обычно не улучшаются в целом.Итак, этот вариант стоит попробовать, если вы хотите исключить конкретный аргумент и не возражаете, если ничего не изменится.

Когда преобладают эмоции, мы предполагаем, что есть только два решения: либо я прав, либо Вы правы

Пятьдесят оттенков серого

Когда преобладают эмоции, мы начинаем мыслить черным по белому. Другими словами, мы предполагаем, что есть только два решения любой проблемы: либо я прав, либо вы правы. На самом деле, однако, есть много возможных решений.Когда мы чувствуем себя спокойными и рациональными, это легко увидеть.

Итак, чтобы разобраться со своим аргументом более рационально, начните с того, что согласитесь называть время немедленно, когда вы начинаете спорить. Затем подождите не менее 20 минут — время, необходимое для того, чтобы эмоции улеглись, чтобы разум мог вновь заявить о себе. Вы можете сделать это с еще большей вероятностью, что успокоитесь, если потратите это время на то, что вам нравится, самостоятельно. По прошествии этого времени сядьте вместе. Каждый из вас должен придумать пять способов поведения или реакции другого, которые бы не расстраивали (и даже могли бы чувствовать себя хорошо).Обсудите их, пока не придете к компромиссу.

Этот метод заимствован из литературы по воспитанию детей, потому что это отличный способ разобраться в спорах между братьями и сестрами. Это не гарантирует, что вы не создадите еще один аргумент, но это означает, что у вас есть стратегия, как с ним справиться, если вы это сделаете.

Игра в дебаты

Я оставил эту технику напоследок, потому что она моя любимая. Это требует усилий, воображения и некоторого актерского мастерства, но оно того стоит. Игра в споры не только поможет уладить ваши разногласия, но и углубит сочувствие — качество, которое положительно повлияет на все ваши отношения.

Вместо того, чтобы ждать, пока спор всплывет на поверхность, выберите время, когда вы одновременно спокойны и достаточно отдохнули. Найдите тихое удобное место и сознательно вспомните о споре. Теперь вы должны поменяться местами, то есть каждый должен представить себе точку зрения своего партнера. Спорите с другой стороны, скажем, в течение 10 минут или пока не почувствуете, что охватили все углы. Наконец, расскажите партнеру, что вы узнали. Теперь, когда вы понимаете их точку зрения более ясно, предложите новые и лучшие способы ответить, когда в следующий раз всплывет спор.

Ярмарка боев в отношениях: как получить то, что вам нужно, и оставаться рядом, пока вы это делаете

Раньше я думал, что настоящая любовь — это когда два человека вспоминают дни рождения, годовщины и никогда не ссорятся. Сражение, даже если оно было честным, для большинства несовместимо.

Перенесемся на пару десятилетий вперед, и что я могу сказать? Не очень много, потому что я почти задыхаюсь от всего этого наивного. Но позвольте мне объяснить…

Мои родители никогда не ссорились, поэтому у меня были веские основания полагать, что отношения без ссор возможны.Они никогда не говорили плохого слова друг о друге. Они вообще не говорили друг другу много слов. Они не держались за руки. Или друг друга. Они не смеялись вместе и не «тусовались» вместе. Я никогда не слышал, чтобы они говорили: «Я люблю тебя», и не видел, чтобы они душили друг друга поцелуями в плохие дни. В конце концов они развелись. Я знаю, что они когда-то были влюблены друг в друга, просто где-то по пути они споткнулись и выпали из этого.

Ясно, что не драться было довольно легко. Они сделали это.Я мог это сделать. Потому что я был бы в «настоящей любви».

А потом я встретила мужчину, который станет моим мужем. А потом у нас был первый бой. И еще немало с тех пор.

Любовь реальна, и драки тоже. Что не было правдой, так это то представление о настоящей любви, которое бросалось в мои «одни дни», как пыльца пикси.

Драки — это часть любых отношений. Это должно произойти, но не должно уменьшаться. Наличие ноу-хау в области честной борьбы может не только спасти отношения, но и убедиться, что вы оба получаете то, что вам нужно, и сближаете.Мало что может подпитывать интимность, связь и близость, например, когда вас видят, слышат и переживают шторм бок о бок.

Исследователи выяснили, что одним из лучших предикторов развода является не то, ссорятся ли супруги, а то, как они ссорятся.

Все пары, вероятно, по крайней мере однажды ссорились грязно, но отношения будут нелегкими, когда такой способ отношений станет характерным.

У каждого есть потребности, и их удовлетворение в контексте отношений очень важно.Неудовлетворенные потребности будут гноиться и каким-то образом подтолкнуть к разрешению. Это может принимать форму резких комментариев здесь и там, критики или дистанцирования. Вы не всегда соглашаетесь — и это нормально, — но способность честно бороться за важные дела или доводить до конца неважные вещи имеет решающее значение для долговечности ваших отношений. Вот что можно и чего нельзя делать в честной борьбе.

  1. Не бойтесь конфликтов.

    Конфликт — это возможность для роста.Когда вы близко разделяете свою жизнь с кем-то, возникают разногласия. Иногда их много. Конфликт — это нормально. здоровый, а иногда и необходимый, когда на карту поставлено что-то важное для вас обоих. Это не всегда легко сделать, но если правильно принять конфликт или чутко затронуть сложный вопрос, это даст возможность увидеть друг друга, заметить друг друга и поучиться друг у друга.

  2. Атакуйте проблему, а не друг друга.

    Не называйте звонка и не приводите собеседника в центр спора. Вероятность образования шрамов огромна. Слишком легко говорить вещи, о которых невозможно понять.

  3. Продолжайте заниматься проблемой.

    Не вводите лишних подробностей, чтобы доказать свою точку зрения. Так заманчиво подтвердить свою «правоту», подчеркнув «неправоту» другого человека, но не делайте этого. Это самый быстрый способ сбить с толку спор и привести вас в такое состояние, где вы забудете, за что боролись.

  4. Не путайте темы с проблемой.

    Если вы продолжаете ссориться из-за разных вещей, но, кажется, всегда сталкиваетесь с одним и тем же вопросом (например, деньги или ночь, когда он / вы поздно пришли домой), эта проблема на самом деле связана с вашей работой. Что-то в этой проблеме не решено, и темы — мелочи, которые вызывают споры (например, полотенца на полу) — просто способ, которым проблема заставляет вас обоих вернуться к тарелке, чтобы разобраться с ней. Проблема не в темах. Проблема в том. Выясните, что это такое (хотя вы, вероятно, уже имеете ясное представление!), И разберитесь с этим.Дайте то, что необходимо для того, чтобы проблема вырвалась из тисков ваших отношений, будь то эфирное время, подтверждение, признание, извинения или заверения.

  5. Не преуменьшайте значение проблемы.

    Чтобы проблема стала проблемой, достаточно одному из вас поверить в это. Не нужно соглашаться, но нужно слушать. Сообщите партнеру, что вы их слышали и понимаете. Люди не перестают чувствовать определенное чувство только потому, что им говорят остановиться. (Было бы неплохо, если бы это было так просто!) Если проблема игнорируется, она не исчезнет.Потребности всегда подталкивают к завершению — так оно и есть. Если чувства или потребности не решены, они выскажутся по другим темам (этот пламенный аргумент о том, что мы опоздали на десять минут до обеда, на самом деле не об ужине), или они сварится. Иногда все, что нужно, — это подтверждение или признание. «Я знаю, насколько это важно для вас, я просто не знаю, что с этим делать».

  6. Не снимать. Или погони.

    Это отличается от перерыва, чтобы остыть и собраться с мыслями.Люди уходят, когда чувствуют, что на них нападают, им скучно или бескорыстно, и отступают, пытаясь сохранить автономию, контроль и дистанцию. Исследования показали прямую связь между отказом от отношений и более низким уровнем удовлетворенности отношениями. Если тихая обработка — ваша типичная реакция, она нанесет ущерб. Если вы чувствуете, что вас атакуют, постарайтесь найти способ обсудить это, не подвергая себя нападению. Если вам скучно или вам неинтересно, это проблема или отношения? Что заставляет вас отступить?

    Если ваш партнер отдаляется, возможно ли, что он или она чувствуют себя атакованными? Один из способов изменить это — назвать свой вклад в решение проблемы, даже небольшой.«Я знаю, что, вероятно, я ничему не помог…» или «Я знаю, что расстраиваю тебя, когда я…». Это помогает вашему партнеру поверить в то, что вы не только жаждете крови.

  7. Говорите открыто о том, что вам нужно. Никто не может читать ваши мысли.

    Конфликты, в которых один человек ожидает, что другой знает, что не так, без предупреждения, с большей вероятностью закончатся гневом или негативным общением. Исследования показали, что люди, которые ожидают, что партнер будет читать мысли, с большей вероятностью будут чувствовать беспокойство или пренебрежение.

  8. Найдите настоящую эмоцию за гневом.

    Трудно не отвернуться, когда кто-то злится на вас (возможно, я сам делал это один, два или слишком много раз), но гнев — это вторичная эмоция, она никогда не существует сама по себе, и всегда под ней всегда есть другая эмоция. . Распространенными виновниками являются печаль, боль, неуверенность, ревность или разочарование. Если вы сможете заметить настоящую эмоцию, у вас будет больше шансов отреагировать на реальную проблему. Не отворачивайтесь, не отворачивайтесь и не делайте вид, что делаете что-то важное, пока ваш партнер изливается на вас — вы можете пропустить что-то важное, что поможет вам понять, что происходит на самом деле.Мало что может углубить связь больше, чем то, что вас увидят.

  9. Будьте внимательны.

    Если только ваш подросток не показывает вам лицо из тату-салона с кратким списком, и вы впервые слышите об этом, не смотрите на телефон или что-нибудь еще, что уведет вас от жары. Если ваше тело появляется перед тарелкой, но вы думаете, что пообедать, может произойти пара вещей, но ни одна из них не будет хорошей. Во-первых, спор будет продолжаться до тех пор, пока ваше внимание не обратится к лицу.Другой заключается в том, что аргумент перестанет быть о насущном вопросе и перейдет к тому, как вы «никогда не слушаете» или «все равно» — или что-то еще, что подходит вашему процессу. Будьте внимательны, чтобы избежать последствий.

  10. Не кричи.

    Начните кричать, и, прежде чем вы это заметите, вы начнете спорить о споре. Если аргумент доходит до крика, никого не слышат, потому что никто не слушает. В этот момент кто-то должен быть героем и все это успокоить. «Я пытаюсь понять, чего вы хотите, но сначала мы должны перестать кричать.В противном случае предложите вам обоим сделать перерыв, но убедитесь, что вы назвали время, чтобы вернуться к нему. Не позволяйте этому ускользнуть. Коврики не превращают проблемы в ничто — они скрывают детали, но не тот факт, что что-то мешает.

  11. Держитесь подальше от слов «всегда» или «никогда».

    Сделайте обобщение и можете поспорить, что дальше будет объяснение исключения. Используйте конкретные примеры или, если ваш партнер делает обобщения, попросите конкретные примеры.Никто не является «всегда» или «никогда» ничем, и использование этих слов просто воспламенит.

  12. Будьте любопытны.

    За подробностями обращайтесь. Заманчиво вступить в защиту, когда есть намек на атаку, но это редко помогает и обычно приводит к эскалации спора. Это также означает, что пока другой человек говорит, вы, вероятно, формулируете свой ответ, а не слушаете. Притормози и спроси подробностей. Это показывает, что вы готовы разобраться во всем.

  13. Полностью и честно признаю, что никто не идеален. Серьезно. Никто.

    Будьте открыты для критики. Это обратная связь, которую трудно переварить, или способ ее доставки. Постарайтесь услышать сообщение, даже если оно доставляется плохо. Если у вас есть мудрые слова, говорите так, чтобы их можно было услышать, проявив щедрость в доставке. «Я знаю, что ты, вероятно, имел в виду не то, как это прозвучало, а когда ты…» или «Я скучаю по тебе, когда мы ссоримся.Можно об этом поговорить? »

  14. Остерегайтесь пассивно-агрессивных.

    Знайте, что если вам нужно сказать: «Я просто честен…», или «Я не критикую вас, но…» или «Вам, вероятно, не понравится это услышать, но…» — вы в никак не смягчить удар. Вы также никого не обманываете — все эти заявления, как правило, идут непосредственно перед обвинением. На самом деле, вы, вероятно, почувствуете, что ваш партнер готовится к следующему раунду, прежде чем последнее слово вылетит из ваших уст.

  15. Если вы ошиблись, извинитесь.

    Будь скромным. Будь честным. Полная остановка.

  16. Если вы ходите по кругу, остановитесь.

    Циклы становятся порочными, прежде чем вы об этом узнаете. Если вы или ваш партнер повторяете одно и то же, вы застряли в петле. Люди повторяют вещи, потому что их не слышат. Притормози и расскажите партнеру о своем понимании его взглядов. Тогда, надеюсь, они притормозят, чтобы услышать ваше.Если вы чувствуете, что вас не слышат, попробуйте найти другой способ сказать это и убедитесь, что вы не слишком сильно нападаете. Вам нечего терять — циклы — это заводчики, и они, как правило, делают более уродливые. Остановите их, пока они не вышли из-под контроля.

  17. Найдите точки соприкосновения.

    Обычно есть что-то, с чем можно прийти к согласию, даже если это то, что вы не хотите ссориться. «Итак, мы оба согласны с тем, что…» Все, что поможет вернуть вас обоих в одну команду, — это хорошо.Это также способ подтвердить своего партнера и дать ему понять, что вы его видите.

  18. Сдавайтесь или идите на компромисс в чем-то — даже небольшом

    Если вы найдете то, что вы можете отдать, это поможет развить ситуацию. Обычно в драке чем больше тянет один человек, тем больше тянет другой в другом направлении. Сделайте небольшой шаг назад к золотой середине, предложив компромисс. Любая небольшая уступка — основа для больших.

  19. Не оставляйте это незаконченным.

    Найдите разрешение, а то и дальше будет давить для закрытия.

И напоследок…

Ссоры неизбежны, и не все здоровые пары постоянно ссорятся честно. Двери могут захлопнуться. Можно сказать все. Пластиковые контейнеры могут быть разбросаны по комнате. Ноу-хау в области честной борьбы — это мощная вещь. Это приблизит вас к тому, чтобы получить то, что вы хотите, и в то же время укрепить ваши отношения. Все, что может подтолкнуть вас к другой стороне спора, по-прежнему держась за руки или желая держаться за руки, безусловно, стоит затраченных усилий.

Правда о той паре, которая не ссорится

Я вырос, слыша такие вещи, как «Вы знаете, они любят друг друга, потому что они дерутся, как кошки и собаки» или «Они дерутся, потому что им обоим очень важно» Некоторые из этих сумасшедших боевых детей все еще счастливы в браке, а некоторые, к сожалению, нет. Я не знаю, что стало последней каплей для тех, кто не продержался долго, но я знаю, что когда я встретила своего мужа и быстро влюбилась в него, я ожидала, что в конце концов у нас возникнут большие, корявые разногласия.

Но знаете что? Семнадцать лет спустя я могу сказать, что мы не ссоримся. Никогда не.

Я не говорю о проблемах, связанных с отказом от мокрого полотенца на моей стороне кровати. У нас их много. Я просто не могу забыть повесить полотенца! Я говорю о настоящих боях; такой, когда кому-то нужно хлопнуть дверью, и вы задаетесь вопросом, не было ли ошибкой выйти замуж за этого парня. У нас никогда не было настоящей ссоры. На самом деле мой муж даже не повысил на меня голос.

Теперь я не пытаюсь нарисовать слишком радужную картину.Помните, что отсутствие драки означает отсутствие секса с макияжем. На каждой серебряной подкладке есть облако.

Кажется ли вам подозрительным брак без борьбы? Ты не одинок. Люди обычно сомневаются, когда я говорю, что мы не ссоримся. Они мгновенно пытаются понять, как мы добиваемся такого необычного положения вещей.

«Ну, вы, должно быть, просто супер совместимы».

На самом деле мы во многом не согласны.

«Это потому, что вы идеальная пара».

(вставить громкий смех)

«Вы должны любить друг друга ооочень сильно!»

Ну да, но это не должно быть сюрпризом.Я имею в виду, мы поженились.

У меня даже был один человек, предлагающий промыть мне мозги.

Этот человек меня не очень хорошо знал.

По правде говоря, долгое время я не совсем понимал, почему мы не ссорились, поэтому я попытался бы объяснить это, сказав, что это потому, что каждый из нас настолько уверен в своей правоте, что не видел смысла пытаться чтобы убедить другого, или что я был доволен тем, что позволил ему ошибаться. Я даже предполагал, что нам было просто лень драться.И я могу честно сказать, что все это часто бывает правдой. Но настоящая, более глубокая причина намного проще.

Настоящая причина, по которой мы не ссоримся, в том, что мы просто решили не сражаться.

Где-то по ходу дела, даже не говоря об этом, мы оба решили, что наши отношения важнее правильности. Наша любовь больше, и мир в нашем доме важнее, чем всякая земная чушь, о которой мы можем не соглашаться, а этого много.

Просто не всегда нужно поддаваться гневу.

Нет, мы не идеальны. Иногда у кого-то из нас (обычно меня) появляются сумасшедшие волосы и он пытается затеять драку. К счастью, до сих пор, когда это происходило, другой человек был сильнее и просто отказывался от участия. Вы когда-нибудь пытались ссориться с кем-то, кто не возражает или просто прямо извиняется?

Отстой.

Честно говоря, это повод для сумасшествия, который, вопреки популярным советам, я считаю вполне допустимым диффузором напряжения. Обычно после хорошего ночного сна все выглядит лучше, а чашка кофе — такая же оливковая ветвь, как и любая оливковая ветвь.

Я не осуждаю вас, если вы вступаете в брак иначе. Как я уже говорил, ссоры в контексте здорового брака обычно происходят из-за заботы. И случайный выброс, безусловно, можно оправдать и сгладить. Вы волновались. Он действительно думал, что его идея сработает лучше всего. Вы оба остываете и идете дальше.

Но если борьба не работает для вас или приводит вас в такое положение, в котором вы не уверены, что оно того стоит, почему бы не попробовать другой способ? Что бы произошло в вашем браке, если бы вы оба решили иногда позволить одному ускользнуть, или уйти на минутку, или даже лечь спать в гневе?

Что, если бы вы решили просто полюбить друг друга через это?

Брак — такой драгоценный подарок.

Не ставьте это на карту из-за чего-то столь же непостоянного, как человеческие эмоции.

Волхвы

Маги любит использовать слово «ферма», когда говорит о доме. Более точное описание было бы полакра сельской местности, где она и ее муж пытаются вырастить хороших детей, хорошую еду и хорошее развлечение.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *