Проективные методики в психологии тесты: Картиночный тест на черты характера

Содержание

Проективные методики.Тесты в картинках: Ваша дорога жизни. Хозяин своей судьбы.

Приведенные здесь проективные методы — это тесты в картинках, которые включая тестируемого в изобразительный процесс, помогают узнать о характере человека, его отношения с окружающим миром, способностях, личностных и деловых качествах и т. д.

Тесты в рисунках — не только возможность узнать о себе что-то новое и интересно провести время, но и способ хорошо отдохнуть, развеяться, избавиться от негативных переживаний.

Два небольших проективных теста в картинках приоткроют завесу будущего и ответят на вопрос,  каким будет ваш жизненный путь, если  придерживаться существующего на сей момент стиля жизни.

1. Проективная методика “Ваша дорога жизни” 

2. Проективный методика “Хозяин своей судьбы”

Проективные тесты (тесты в картинках) «Ваша дорога жизни» и  «Хозяин своей судьбы ”:

Проективный тест  “Ваша дорога жизни”.

Инструкция.

Вы видите перед собой  изображение поверхности некоего материка. Обратите внимание на реки, островки, леса. Здесь есть и болото, и даже возвышенности. Ваша зада­ча — проложить дорогу через весь материк, это во-первых. А во-вторых, вам нужно будет дать название всем рекам, лесам, островкам, мысам и заливам. Придайте карте завершенный вид.

Стимульный материал.

Ключ к тесту, интерпретация.

Первым делом обратите внимание на те названия, которые вы дали островкам, лесам, рекам и всему тому, что изображено на карте.

  • Если вы выбрали красивые названия (мыс вечной надежды, остров плачущих небес и т.д.), то это говорит о вашем желании наполнить свою жизнь смыслом, найти свое место, понять свое предназначение. Вы не представляете себе жизни без надежды, без веры в светлое завтра. Вы в некотором роде идеалист, однако с течением времени ваши идеи откорректируются и примут вполне реальный вид.
  • Если вы дали всем рекам и островам реально существующие названия (река Амударья, остров Сахалин и т.
    д.), то это говорит о вашей осторожности и готовности идти в жизни путем, который укажут другие. Вы живете так, словно выполняете чей-то завет: идете по стопам родителей, претворяете в жизнь какую-то глобальную идею или следуете совету старшего товарища. Все это похвально, но вспомните о том, что это все же ваша жизнь, а не чья-либо еще.
  • Если ваша дорога проходит по самому краю материка, старательно огибая все препятствия, то это говорит о том, что вы оптимист, верите в свою удачу и не хотите даже думать о возможных препятствиях. И чаще всего препятствия отвечают вам взаимностью:)
  • Если ваша дорога идет вдоль рек, то это значит, что вы жизнерадостны, ваша жизнь полна интересных приключений, вы верите в то, что у вас впереди очень много необыкновенных событий. Даже если с вами уже случалось что-то неприятное, то вы стараетесь не зацикливаться на своих бедах. В любом случае, в вашей жизни все обязательно образуется и все будет хорошо.
  • Если ваша дорога проходит насквозь весь материк, не огибая опасные и труднопроходимые места, то это говорит о вашей силе, целеустремленности и решительности, вы никогда не спасуете перед опасностью, не побежи­те от нее. Это не значит, что вам не хотелось бы легкой дороги и приятного пути, но вы по натуре боец, вы не можете допустить и мысли о возможном отступлении. Если у вас есть конкретная цель, то никто и ничто не сможет вам помешать идти к ней.

Проективный тест   “Хозяин своей судьбы”.

Инструкция.  

Внимательно посмотрите на этот рисунок. Перед вами часть комнаты, и вам придется взять на себя роль дизай­нера, а также художника-оформителя, маляра, штукатура и т. д. Ваша задача — придать этой комнате жилой вид. Также позаботьтесь об обоях!

Стимульный материал.

Ключ к тесту, интерпретация.

Для начала посмотрите на дверь и окно. На этом рисунке они изображены с явным нарушением перспективы. Очень показательный момент: если вы попытались выровнять окно и дверь, то это говорит о вашем стремлении контролировать все, что происходит в вашей жизни. Вы любите быть в курсе всех событий, вам это не­обходимо для того, чтобы чувствовать себя счастливым. Вы предпочитаете сами все проверить.

  • Если же вы оставили дверь и окно без изменений, то это означает, что вы принимаете жизнь такой, какая она есть. Вы терпеливо, не жалуясь на судьбу,  куете свое счастье.
  • Если вы нарисовали на стене еще одно окно, то это говорит о вашей повышенной потребности в обще­нии, вы не можете жить вне общества. Если это окно занимает больше половины стены, то для вас важно, что подумают другие.
  • Если вы украсили пол ковром или тщательно вы­рисовали на нем паркет или линолеум, то это говорит о вашем ярко выраженном стремлении к не­зависимости. Вы цените во всем основательность и ра­зумность, вы твердо стоите на земле.
  • Если вы нарисовали в комнате дополнительные предметы (мебель, посуду), то это значит, что вы сами творите свою судьбу. Вы вери­те в счастливый случай и предопределенность, однако понимаете, что под лежачий камень вода не течет. Ваш жизненный принцип — закидывать удочки во все сто­роны, чтобы увеличить вероятность клева.
  • Особое внимание следует уделить обоям или их от­сутствию. Если вы закрасили стены сплошным цветом, то это говорит о том, что вам надо уделять больше внимания благоприятным возможностям, которые появляются в поле вашего зрения. А они появляются, не сомневайтесь!
  • Если вы старательно покрыли стены обоями с мелким рисунком, то это значит, что вы аккуратны, пунктуальны, ответственны. Крупный рисунок на обоях говорит о том, что вы настоящий бунтарь, не согласны мириться с тем что есть, и обязательно найдете (или уже нашли) свой путь. Ваша настойчивость и упорство приведут вас к успеху.

Раздел: тесты по психологии с ответами

Тесты по психологии личности, проективные методики.

Проективные методики.Тесты в картинках: Ваша дорога жизни.  Хозяин своей судьбы.

Оцените статью:

 

 

Другие статьи, которые могут быть вам интересны:

Тесты на гармонию и уровень жизненной энергии. Проективные методики.

Проективные методики. Тесты в картинках: Ваши цели и ресурсы.

Что значит для вас любовь? Какой вы в любви? Тесты в картинках. Проективные методики.

Ваши ожидания, настроение, состояние. Проективные методики (тесты в картинках).

Как осуществить цель. Возможные препятствия и их преодоление. Тесты в картинках. Проективные методики.

 

 

  • Назад: Тест — опросник Г. Шмишека, К. Леонгарда. Методика Акцентуации характера и темперамента личности.
  • Вперед: Синдром выгорания, Водопьянова Н.Е.( MBI) Опросник Профессиональное (эмоциональное) выгорание. Методика К. Маслач и С. Джексон. Тесты для диагностики синдрома ПВ.

Методы исследования личности в психологии Тестирование и проективные методики

Тестирование (метод тестов)

Тестирование (метод тестов) Тестирование это исследовательский метод, который позволяет выявить уровень знаний, умений и навыков, способностей и других качеств личности, а также их соответствие определенным

Подробнее

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И СЕРВИСА» ФГОУВПО «РГУТиС»

Подробнее

Психология (уровень бакалавриата)

ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ ИНСТИТУТ ПСИХОАНАЛИЗА» Аннотация рабочей программы модуля Психодиагностический практикум Направление подготовки 37. 03.01 Психология

Подробнее

МОНИТОРИНГ В ДЕТСКОМ САДУ

МОНИТОРИНГ В ДЕТСКОМ САДУ Педагогический процесс современного детского сада должен быть ориентирован на обеспечение развития каждого ребенка, сохранение его уникальности и самобытности, создание возможностей

Подробнее

158. Психодиагностика (2010)

158. Психодиагностика (2010) ВОПРОС N 1. Какие психологические тесты обеспечивают получение информации о когнитивных возможностях и недостаточности 1. Проективные 2. Поведенческие 3. Интеллектуальные 4.

Подробнее

Общие положения. Содержание программы

Составители: заведующий кафедрой государственного и корпоративного управления, кандидат социологических наук, доцент Севрюгина Н.И. кандидат педагогических наук, доцент Курицына Т.Н.

Общие положения Цель

Подробнее

Введение в курс «Психология»

Введение в курс «Психология» ПЛАН: 1. Психология как наука 2 Место психологии в системе наук и ее структура 3 Задачи, объект и предмет психологии 4 Методы психологии 5 Понятие о психике Психология как

Подробнее

ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФИЛИАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» в г. АНЖЕРО

Подробнее

ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ

Автономная некоммерческая образовательная организация высшего профессионального образования «ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ В МЕДИЦИНЕ И СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ» ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

Подробнее

ИНТЕГРАЛЬНЫЕ ТЕСТОВЫЕ МЕТОДЫ

Учреждение образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины» УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе УО «ГГУ им. Ф. Скорины» И.В. Семченко (подпись) (дата утверждения) Регистрационный

Подробнее

Психодиагностика в подборе персонала

Психодиагностика в подборе персонала Психодиагностика — один из наиболее популярных на практике подходов к исследованию личности человека. Психодиагностические методики позволяют в короткий срок оценить

Подробнее

Перечень тем рефератов.

Перечень тем рефератов. 1. Особенности методов исследования в психологии и педагогике. 2. Современные подходы к проблеме сознания и бессознательного. 3. Формирующий психолого-педагогический эксперимент.

Подробнее

ИНТЕГРАЛЬНЫЕ ТЕСТОВЫЕ МЕТОДЫ

Учреждение образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины» УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе УО «ГГУ им. Ф. Скорины» И.В. Семченко (подпись) (дата утверждения) Регистрационный

Подробнее

2. Место дисциплины в структуре ОПОП

1. Цели освоения дисциплины Целью освоения дисциплины Психолого-педагогическая диагностика (с практикумом) является подготовка выпускника, обладающего необходимыми знаниями в области применения психодиагностических

Подробнее

Гегамян Эва канд. психол. наук

ГОУ ВПО РОССИЙСКО-АРМЯНСКИЙ (СЛАВЯНСКИЙ) УНИВЕРСИТЕТ Составлен в соответствии с государственными требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки выпускников по указанным направлениям и Положением

Подробнее

42. Психология и педагогика (тест 3)

42. Психология и педагогика (тест 3) ВОПРОС N 1. Психология как самостоятельная наука оформилась: 1. в 40-х гг. XIXв. 2. в 80-х гг. XIX в. 3. в 90-х гг. XIX в. 4. в начале XXв. ВОПРОС N 2. Термин «психология»

Подробнее

УТВЕРЖДЕНЫ Протокол заседания кафедры

УТВЕРЖДЕНЫ Протокол заседания кафедры от Заведующий кафедрой Е.Ф. Нестер Учебно-методические материалы для проведения лабораторных занятий по дисциплине «Психодиагностика» для студентов заочной формы получения

Подробнее

ГРУППА 3 ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО

ГРУППА 3 ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО ПСИХОЛОГИЯ Курс психологии по программе Международного Бакалавриата представляет собой изучение влияния системы биологических, когнитивных и социо-культурных факторов на поведение

Подробнее

ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ

МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО «ВГУ») УТВЕРЖДАЮ Заведующий

Подробнее

ОГЛАВЛЕНИЕ

http://library. bntu.by/maklakov-g-obshchaya-psihologiya ОГЛАВЛЕНИЕ Введение в общую психологию… Предмет психологии, ее задачи и методы… 1.1. Методологические основы изучения человека… 1.2. Науки

Подробнее

ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ПСИХОДИАГНОСТИКИ

Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Южно-Уральский государственный университет КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ РАЗВИТИЯ Ю9.я7 Ш704 И.А. Шляпникова ПРОЕКТИВНЫЕ

Подробнее

Вопросы к итоговой аттестации

Вопросы к итоговой аттестации Направление: 050700.62 (540600) Педагогика Профиль: Практическая психология в образовании Квалификация: Бакалавр педагогики к итоговому государственному экзамену по модулю

Подробнее

АННОТАЦИЯ. Краткая характеристика

АННОТАЦИЯ учебной дисциплины ГСЭ. В1.1 «ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА» специальность 080105.65 Финансы и кредит Составитель аннотации: Степанова Лилия Геннадьевна, кандидат исторических наук, доцент кафедра технологий

Подробнее

Проективные тесты — Психологос

Фильм «Шоколад»

Люди любят проективные тесты. Их любят и продавцы, потому что после них легко продавать все что угодно.
скачать видео

Проективные тесты — профессиональные или житейские методики, в которых информация о самом человеке добывается из его рассказов о других людях.

То, что человек рассказывает о себе напрямую, он обычно осознанно или нет контролирует. И лишнего о себе — не расскажет. А вот когда человек высказывается о других, мало кто понимает, что его высказывания о других максимально выпукло характеризуют его самого.

Вы можете это использовать и почаще расспрашивать заинтересовавшего вас человека о том, что он думает о тех или иных людях и событиях. Он будет высказываться о них, а вы слушайте это как его рассказ о себе.

Во всех видит наивных придурков, которых легко нагреют гады вокруг — ну, перед вами тот, кого нагревали часто. И с высокой вероятностью тот, кто когда-то нагревает сам.

Убежден, что все люди живут ради себя и ради денег готовы на все — если после этого будет убеждать вас, что ему деньги не важны и он готов на все ради вас, стоит задуматься.

А если она видит в окружающих добрых и заботливых людей, которые беспокоятся о своих близких, любят дарить и творить — похоже, вам повезло.

Очень удобно для расспросов использовать просмотр видео и телевидения. Ситуаций там масса, всегда можете подобрать подходящий сюжет и посмотреть при случае вместе. Результат — настоящее проективное телевидение.

Профессиональные проективные тесты

Для профессиональных задач психологи чаще всего используют следующие проективные тесты:

Рисуночные тесты

Популярной разновидностью проективных тестов являются рисуночные тесты: тесты, где человек не (столько) говорит, а рисует. Глядя на рисунок, опытный психолог может много рассказать о его авторе. Особенно часто рисуночные тесты популярные в работе с детьми, которые в речи не все могут сформулировать, а рисовать любят. См.→

Проективные методики или «объективные тесты»?

В начале 1940-х гг. «проективное движение» набирает значительную силу. Проективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологических исследованиях личности. Разрабатываются новые методики, число их быстро растет. В различных обзорах, целью которых было установление того, насколько часто используются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение.

Но параллельно с этого времени начинаются ожесточенные, горячие споры о месте проективных методик среди других инструментов исследования личности, споры, продолжающиеся и сегодня. По мнению известного специалиста по тесту Роршаха Дж. Экснера (Ехпег, 1986), печальным следствием этих дискуссий явилось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением личности, что отразилось в укоренившемся за рубежом делении психодиагностических методик на объективные и проективные.

В соответствии с такой классификацией объективные методики считаются созданными на основе фундаментальных принципов измерения, неоднократно апробированных в психологии; они стандартизованы, высоконадежны и валидны. Проективные методики объявляются теми, в которых едва ли не полностью игнорируются принципы измерения, а полученные с их помощью данные подвергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, интерпретации.

Такого рода представления о проективных и объективных методиках тенденциозны и упрощены. Укажем на то, что любая стимульная ситуация, которая не структурирована в расчете на однозначную, специфичную реакцию, может вызвать проективный процесс. Это используется даже при интерпретации тестов интеллекта — классического образца объективных психометрических методик. В пользу сказанного говорит и сопоставление обычно противопоставляемых личностных опросников и проективных методик. Реакция на вопросы, как верно отмечает Ф. Б. Березин (1985), определяется субъективностью суждения испытуемого, усиливающейся неопределенностью формулировок, наличием неизбежных, зачастую неосознаваемых искажений в выборе ответов, в том числе обусловленных защитными механизмами. Неопределенность ситуаций может сохраняться и в том случае, когда возрастает роль смыслового содержания материала, предъявляемого испытуемому, и ограничивается способ реагирования.

Многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку полученных результатов. Основательная психометрическая проработка сближает их с объективными тестами (к такого рода методикам можно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения, некоторые варианты ТАТ и др. ). Вспомним, что и методика Роршаха не была задумана как проективная и не разрабатывалась в этом аспекте почти два десятка лет своего практического применения. Отнесение методики к проективным вовсе не означает, и это подтверждается ходом исследований, отказа от ее психометрической разработки. Наконец, проективные методики не исключают объективной оценки полученных с их помощью результатов. Более того, объективное оценивание полагается, вслед за Р. Кеттеллом, рядом исследователей единственно возможным путем, на котором можно избежать зыбких субъективных интерпретаций.

Примером объективной оценки может служить исследование, в котором протоколы подвергались содержательному анализу, а затем количественно выражалось отсутствие (присутствие) тех или иных особенностей. Так, если некий испытуемый интерпретировал таблицу V теста Роршаха как «череп», то он получал 1 балл, как и все те, кто дали такой же ответ. Все остальные получали по этому параметру 0 баллов. Разумеется, возможен, а иногда и достаточен, такой «объективный» путь анализа результатов проективных методик. Однако если идти этим путем, наверное, нет вообще необходимости использовать проективные методики, так как большая часть богатства уникальной продукции обследуемого остается невостребованной исследователем, раз и навсегда испугавшимся собственных мыслей в силу их субъективности.

Наверное, не будет преувеличением, если мы скажем, что споры о «соотношении» проективного и психометрического, применительно к разным проективным методикам, сопровождают их с момента появления. Очередная дискуссия состоялась на страницах Journal of Personality Assessment в 1995 г. и касалась методики Роршаха. Несколько слов об этой дискуссии, многие из вопросов которой имеют методологическое значение, относятся если не ко всем, то к большинству проективных техник.

Начало дискуссии было положено статьей Е. Аронова и К. Мореленда. Они считают, что многообразие схем интерпретации данных, полученных с помощью методики Роршаха, располагается на двух осях-подходах: «номотетический—идиографический» (раскрытие общих закономерностей или уникального) и «сод ер-жательный—перцептивный (как или что воспринимает испытуемый). Соответственно интерпретационные схемы будут описываться как перцептивно-номотетические, содержательно-номотетические и содержательно-идиографические (перцептивно-идиографические никогда не разрабатывались). Полагается, что содержательно-идиографические схемы интерпретации как раз и согласуются с традиционной точкой зрения на методику Роршаха как проективную. В то же время разрабатываются и два других типа интерпретационных схем. Именно развитие перцептивно-номотетических схем интерпретации, апогеем которых является Comprehensive System Дж. Экснера, делает, по мнению этих исследователей, методику Роршаха объективным тестом. Действительно, в Comprehensive System делается упор на количественный анализ и даже содержательный аспект интерпретаций обследуемых лишается проективного потенциала. Такой «психометрический фокус» (Philips, 1992), проделанный с методикой Роршаха, ее «американизация» негативно воспринимается многими, в первую очередь европейскими, исследователями. Е. Аронов и К. Мореленд придерживаются мнения, что методика Роршаха может быть как проективной методикой, так и психометрическим тестом, но не в равной мере. Наиболее перспективны контент-идиографические схемы интерпретации, а объективация резко снижает диагностическую мощь этой методики.

Вполне понятно, что рассуждения Е. Аронова и К. Мореленда не могли остаться без внимания психологов, и старый спор между «объективистами» и «проекти-вистами» был продолжен. Так, Б. Рицлер возражает против превосходства содержательно-идиографических схем интерпретации данных, подчеркивая их ненадежность для клинического использования. По его мнению, методика Роршаха не является исключительно проективной, а недооценка эмпирически обоснованных количественных показателей ведет к неудовлетворительным диагностическим заключениям. М. Асклайн высказывает мысль о том, что центральный вопрос, затрагиваемый дискуссией, не может быть разрешен однозначно «или—или». Он полагает, что мощь методики Роршаха состоит как раз в поддерживаемом ею «напряженном противоречии» между содержательно-идиографическими и пер-цептивно-номотетическими схемами интерпретации. При этом М. Асклайн ссылается на уже имеющие место интегративные схемы интерпретации, за которыми ему видится будущее. Как видно, вновь и вновь исследователи склонны занимать полярные позиции, на пути столь необходимой для всех интеграции пока лишь сделаны первые робкие шаги. При этом забывается мысль, высказанная достаточно давно известным специалистом в области проективных техник Лоуренсом Абтом (Абт, 2000), который писал: «Проективные тесты совершенно ясно показали, что мы должны быть готовы отказаться от ошибочного разграничения количественных и качественных данных. При изучении личности возникают оба вида данных, и мы должны разработать такие способы их интерпретации, которые позволят нам обсуждать и тот и другой».

У нас при рассмотрении традиционных тестов и проективных методик попытались взглянуть на них с точки зрения существования двух парадигм психологического описания личности:

  1. давней парадигмы черт, при которой целью исследования является описание личности, как она воспринималась бы идеальным наблюдателем;
  2. воспроизведение точки зрения самого действующего субъекта.

В соответствии с этим А. М. Эткинд (1982) подразделяет методики на «субъектные» (традиционные психометрические), моделирующие то, как «видят» человека другие люди, и «объектные — стремящиеся раскрыть то, как он видит окружающий мир (прежде всего проективные).

Тем самым мы покидаем пространство «или—или» с его вечными спорами о преимуществах тех или иных методик и переходим в другое, допускающее существование тех и других. Системный принцип множественности описаний разрешает сосуществование подходов, полагаемых в качестве альтернативных. Важна мысль и о том, что системный подход должен идти дальше простого признания равноправности этих описаний личности в психодиагностике. «Необходимым является их соотнесение с определенными классами задач, выявление условий и границ их валидности, уяснение логики перехода от одного описания к другому, что в конечном счете должно привести к объяснению его рассогласования и тем самым — к их согласованию на некотором метауровне» (Эткинд, 1982, с. 296).

Резюмируя, отметим, что для оценки многих проективных методик, не являющихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят обычные психометрические критерии. А. Анастази оправданно предлагает ставить вопрос о ценности проективных методик, рассматривая их как качественные клинические процедуры, а не как психометрические инструменты. Впрочем, сказанное не должно исключать психометрическую разработку проективных методик, «наведение мостов» между ними и теми, которые иногда определяются как «объективные».

Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть приняты как окончательные (это относится и к психометрическим тестам!), они помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в труднообъективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Статус проективных методик в современной психодиагностике

Бурлачук Л.Ф.

Предлагаем Вашему вниманию тезисы доклада Бурлачука  Л. Ф. на конференции «Психологическая диагностика и тестирование персонала», которая проходила 25-26 октября 2004 года.

С того, уже достаточно отдаленного от нас времени, когда Генри Мюррей (1935) заявил о том, что принцип проекции может быть положен в основу создания диагностической процедуры и блестяще доказал это в созданном им тесте тематической апперцепции, проективные методики исследования личности являются предметом острых, непрекращающихся дискуссий. Теории разработки и практика применения проективных методик сегодня представляют собой уникальную область психологической науки, уже давно вышедшую за пределы собственно оценки и диагностики личности.

Пожалуй, ни в чем так ярко не раскрываются проблемы проективной психологии как в дискуссиях, в которые вовлекаются психологи, принадлежащие к разным психологическим школам и направлениям. Об этих дискуссиях я писал и ранее, однако, время не стоит на месте, а проективные методики, проективный подход к диагностике личности по-прежнему занимает умы многих исследователей.

Прошедшее недавно в США на страницах журнала «Psychological Science in the Public Interest» (имеющего значительно более широкий круг читателей, нежели специализированные издания) обсуждение научного статуса проективных методик вновь продемонстрировало, что противостояние между противниками и сторонниками проективного подхода не только сохраняется, но и укрепляется. На этот раз предметом обсуждения были три основных, наиболее известных и часто (см. напр.Watkins и др., 1995) используемых в клинике методик: тест Роршаха, тест тематической апперцепции (ТАТ) и рисунок фигуры человека. Заметим, что в одном из сравнительно недавних обзоров учебных программ по клинической психологии для студентов и аспирантов американских вузов, подготовленном Piotrowski и Zalewski (1993), уделяется большое внимание обучению психологическому тестированию именно с этими методиками, которые, к тому же, наиболее часто применяются молодыми специалистами (Piotrowski и Belter, 1999). Здесь уместно напомнить и о том, что методика Роршаха в 90-е годы прошлого века в многочисленных западных рейтингах устойчиво занимала первое место по популярности. Sutherland (1992) сообщает примерно о 6шести миллионах исследований в год с этой методикой! Однако вернемся к дискуссии.

В статье Lilienfeld, Wood и Garb (2000) анализируются современные данные, касающиеся норм, надежности, валидности (в частности инкрементной) этих тестов, наконец, эффективности в решении клинических задач. Выводы неутешительны.

Анализ исследований с тестом Роршаха, на чем остановимся более подробно, показывает, что имеющиеся нормативные данные вызывают сомнения, причем, как для взрослых, так и для детей. Отмечается, что при опоре на эти нормативы, большинство взрослых нормальных людей могут быть признаны «слишком патологичными». Наличие таких «норм» может вредить клиентам и противоречит этическим принципам психологов. Указывается на почти полное отсутствие норм для разных расовых и культурных групп США. Вывод – недостаточность имеющихся нормативных данных. При оценке надежности высказывается мнение о том, приблизительно половина роршаховских показателей соответствует уровню, достаточному для решения клинико-диагностических задач. Ретестовая надежность признается как открытая проблема, поскольку авторы, как они пишут, не смогли найти методологически строгих исследований. При характеристике валидности теста предлагается считать, что «некоторые показатели Роршаха могут обладать умеренной валидностью», но в целом валидность ниже, чем у WAIS и MMPI. Авторы также ссылаются на исследования, говорящие о том, что отсутствуют хрестоматийные для психологов связи между «цветовыми ответами» и эмоциональной экспрессией, между «кинестетическими ответами» и интенсивностью внутренней жизни индивидуума и т.д. (Frank, 1993, 1994, 1997). Инкрементная валидность многих показателей теста также невысока. Таким образом, научный статус теста Роршаха (рассматривались только исследования, выполненные по наиболее популярной в США и ряде стран Западной Европы системе обработки данных, предложенной Exner) «кажется менее чем убедительным».

Не менее подвержен критике ТАТ, значительное число показателей которого «опытным путем не подтверждаются». Относительно теста рисования человеческой фигуры, данные о валидности признаются полностью неудовлетворительными. Помимо обзора последних исследований, связанных с вышеуказанными проективными техниками, авторы сообщают результаты исследования по обнаружению с помощью этих диагностических инструментов факта сексуального насилия по отношению к детям. Тест Роршаха оказался неспособным справиться с решением такой задачи, проективный рисунок и ТАТ оказались более эффективными, но, тем не менее, и они не оправдали себя как инструменты для выявления у детей ранее происшедшего сексуального насилия.

В ответ на статью о научном статусе проективных техник появилась публикация Woike и McAdams (2001), в которой подчеркиваются важная роль ТАТ для обнаружения скрытых мотивов и высокая конструктная валидность этого теста. Нетрудно догадаться о содержании ответа на замечания Woike и McAdams. Конечно же, находятся литературные данные, которые противоречат тем, на которые ссылаются вступившие в дискуссию исследователи. Очевидно, нет необходимости говорить далее о подобных дискуссиях. Совершенно ясно, что веские аргументы найдутся как у сторонников, так и противников проективных техник.

Основной причиной тянущихся уже не одно десятилетие споров является столкновение двух позиций в разработке и применение психологических тестов: психометрической и проективной. С точки зрения первой (объективной) тест должен соответствовать хорошо известным психометрическим требованиям, выражаемым, прежде всего, в понятиях надежности и валидности. Это вполне понятно, поскольку мы должны знать, что измеряем с помощью того или иного теста и насколько устойчивы полученные результаты. В проективных техниках (проективная методология) вопрос об их психометрических свойствах не может быть поставлен точно так же, как, скажем в тестах интеллекта. Обнаруживаемая в огромном количестве исследований низкая психометрическая надежность и валидность этих тестов чаще всего служит подтверждением неадекватности используемых статистических процедур и сложности (а порой и невозможности) обнаружения внешних критериев диагностируемых (оцениваемых) параметров. Подтверждением тому являются не менее многочисленные работы, в которых подтверждается высокая надежность и валидность отдельных показателей. Однако использование отдельных показателей в работе с проективными техниками, несмотря на их надежность и валидность, резко снижает диагностическую силу, изначально заложенную в проективном подходе к диагностике личности.

Бурлачук Л.Ф., доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент АПН Украины

6.5. Проективные методики или «объективные тесты»?

В начале 1940-х гг. «проективное движение» набирает значительную силу. Про­ективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологиче-ских исследованиях личности. Разрабатываются новые методики, число их быст­ро растет. В различных обзорах, целью которых было установление того, насколь­ко часто используются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение.

Но параллельно с этого времени начинаются ожесточенные, горячие споры о месте проективных методик среди других инструментов исследования личности, споры, продолжающиеся и сегодня. По мнению известного специалиста по тесту Роршаха Дж. Экснера (Ехпег, 1986), печальным следствием этих дискуссий яви­лось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением лич­ности, что отразилось в укоренившемся за рубежом делении психодиагностиче­ских методик на объективные и проективные.

В соответствии с такой классификацией объективные методики считаются созданными на основе фундаментальных принципов измерения, неоднократно апробированных в психологии; они стандартизованы, высоконадежны и валид­ны. Проективные методики объявляются теми, в которых едва ли не полностью игнорируются принципы измерения, а полученные с их помощью данные под­вергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, ин­терпретации.

Такого рода представления о проективных и объективных методиках тенден­циозны и упрощены. Укажем на то, что любая стимульная ситуация, которая не структурирована в расчете на однозначную, специфичную реакцию, может вы­звать проективный процесс. Это используется даже при интерпретации тестов интеллекта — классического образца объективных психометрических методик. В пользу сказанного говорит и сопоставление обычно противопоставляемых лич­ностных опросников и проективных методик. Реакция на вопросы, как верно от­мечает Ф. Б. Березин (1985), определяется субъективностью суждения испытуе­мого, усиливающейся неопределенностью формулировок, наличием неизбежных, зачастую неосознаваемых искажений в выборе ответов, в том числе обусловлен­ных защитными механизмами. Неопределенность ситуаций может сохраняться и в том случае, когда возрастает роль смыслового содержания материала, предъяв­ляемого испытуемому, и ограничивается способ реагирования.

Многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку полученных результатов. Основательная психометри­ческая проработка сближает их с объективными тестами (к такого рода методикам можно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения,

некоторые варианты ТАТ и др.)- Вспомним, что и методика Роршаха не была за­думана как проективная и не разрабатывалась в этом аспекте почти два десятка лет своего практического применения. Отнесение методики к проективным вовсе не означает, и это подтверждается ходом исследований, отказа от ее психометриче­ской разработки. Наконец, проективные методики не исключают объективной оцен­ки полученных с их помощью результатов. Более того, объективное оценивание полагается, вслед за Р. Кеттеллом, рядом исследователей единственно возможным путем, на котором можно избежать зыбких субъективных интерпретаций.

Примером объективной оценки может служить исследование, в котором про­токолы подвергались содержательному анализу, а затем количественно выража­лось отсутствие (присутствие) тех или иных особенностей. Так, если некий испы­туемый интерпретировал таблицу V теста Роршаха как «череп», то он получал 1 балл, как и все те, кто дали такой же ответ. Все остальные получали по этому па­раметру 0 баллов. Разумеется, возможен, а иногда и достаточен, такой «объектив­ный» путь анализа результатов проективных методик. Однако если идти этим пу­тем, наверное, нет вообще необходимости использовать проективные методики, так как большая часть богатства уникальной продукции обследуемого остается невостребованной исследователем, раз и навсегда испугавшимся собственных мыслей в силу их субъективности.

Наверное, не будет преувеличением, если мы скажем, что споры о «соотноше­нии» проективного и психометрического, применительно к разным проективным методикам, сопровождают их с момента появления. Очередная дискуссия состоя­лась на страницах Journal of Personality Assessment в 1995 г. и касалась методики Роршаха. Несколько слов об этой дискуссии, многие из вопросов которой имеют методологическое значение, относятся если не ко всем, то к большинству проек­тивных техник.

Начало дискуссии было положено статьей Е. Аронова и К. Мореленда. Они считают, что многообразие схем интерпретации данных, полученных с помощью методики Роршаха, располагается на двух осях-подходах: «номотетический—идио-графический» (раскрытие общих закономерностей или уникального) и «содер­жательный—перцептивный» (как или что воспринимает испытуемый). Соответ­ственно интерпретационные схемы будут описываться как перцептивно-номоте-тические, содержательно-номотетические и содержательно-идиографические (перцептивно-идиографические никогда не разрабатывались). Полагается, что содержательно-идиографические схемы интерпретации как раз и согласуются с традиционной точкой зрения на методику Роршаха как проективную. В то же вре­мя разрабатываются и два других типа интерпретационных схем. Именно разви­тие перцептивно-номотетических схем интерпретации, апогеем которых являет­ся Comprehensive System Дж. Экснера1, делает, по мнению этих исследователей,

1 Наиболее распространенной за рубежом на данный момент считается система, предложенная Дж. Экс-нером и получившая название «исчерпывающей, всеобъемлющей» (Comprehensive System), несмотря на то что первоначально она была разработана в рамках перцептивно-когнитивного подхода. Позже Дж. Экснер расширил интерпретационные основания своей системы, признав, что двигательные ре­акции, индивидуальные формы ответов и другие личностные особенности восприятия несут в себе информацию, которая выходит за рамки характеристики самих пятен как стимулов и выявляет про-

методику Роршаха объективным тестом. Действительно, в Comprehensive System делается упор на количественный анализ и даже содержательный аспект интер­претаций обследуемых лишается проективного потенциала. Такой «психометри­ческий фокус» (Philips, 1992), проделанный с методикой Роршаха, ее «америка­низация» негативно воспринимается многими, в первую очередь европейскими, исследователями. Е. Аронов и К. Мореленд придерживаются мнения, что методи­ка Роршаха может быть как проективной методикой, так и психометрическим те­стом, но не в равной мере. Наиболее перспективны контент-идиографические схемы интерпретации, а объективация резко снижает диагностическую мощь этой методики.

Вполне понятно, что рассуждения Е. Аронова и К. Мореленда не могли остать­ся без внимания психологов, и старый спор между «объективистами» и «проекти-вистами» был продолжен. Так, Б. Рицлер возражает против превосходства содер-жательно-идиографических схем интерпретации данных, подчеркивая их нена­дежность для клинического использования. По его мнению, методика Роршаха не является исключительно проективной, а недооценка эмпирически обоснованных количественных показателей ведет к неудовлетворительным диагностическим заключениям. М. Асклайн высказывает мысль о том, что центральный вопрос, затрагиваемый дискуссией, не может быть разрешен однозначно «или—или». Он полагает, что мощь методики Роршаха состоит как раз в поддерживаемом ею «напряженном противоречии» между содержательно-идиографическими и пер-цептивно-номотетическими схемами интерпретации. При этом М. Асклайн ссы­лается на уже имеющие место интегративные схемы интерпретации, за которыми ему видится будущее. Как видно, вновь и вновь исследователи склонны занимать полярные позиции, на пути столь необходимой для всех интеграции пока лишь сделаны первые робкие шаги. При этом забывается мысль, высказанная достаточ­но давно известным специалистом в области проективных техник Лоуренсом Абтом (Абт, 2000), который писал: «Проективные тесты совершенно ясно показа­ли, что мы должны быть готовы отказаться от ошибочного разграничения коли­чественных и качественных данных. При изучении личности возникают оба вида данных, и мы должны разработать такие способы их интерпретации, которые по­зволят нам обсуждать и тот и другой».

У нас при рассмотрении традиционных тестов и проективных методик попы­тались взглянуть на них с точки зрения существования двух парадигм психоло­гического описания личности: 1) давней парадигмы черт, при которой целью ис­следования является описание личности, как она воспринималась бы идеальным наблюдателем; и 2) воспроизведение точки зрения самого действующего субъ­екта. В соответствии с этим А. М. Эткинд (1982) подразделяет методики на «субъ­ектные» (традиционные психометрические), моделирующие то, как «видят» чело-

ецируемые характеристики индивидуальности. Интерпретативные стратегии «Исчерпывающей си­стемы» ныне дополнены: а) систематической идентификацией реакций, содержащих в себе проеци­руемые элементы, и б) использованием тематического содержания этих ответов для генерирования гипотез, касающихся аспектов самовосприятия и межличностной ориентации испытуемого (Ехпег, 1993). Ф. Эрдберг (Erdberg, 1993) (США) проиллюстрировал, насколько удачно система Экснера вписывается в психодинамическую теорию.

века другие люди, и «объектные» — стремящиеся раскрыть то, как он видит окру­жающий мир (прежде всего проективные).

Тем самым мы покидаем пространство «или—или» с его вечными спорами о преимуществах тех или иных методик и переходим в другое, допускающее суще-;твование тех и других. Системный принцип множественности описаний разре-иает сосуществование подходов, полагаемых в качестве альтернативных. Важна лыслъ и о том, что системный подход должен идти дальше простого признания завноправности этих описаний личности в психодиагностике. «Необходимым шляется их соотнесение с определенными классами задач, выявление условий и ■раниц их валидности, уяснение логики перехода от одного описания к другому, [то в конечном счете должно привести к объяснению его рассогласования и тем амым — к их согласованию на некотором метауровне» (Эткинд, 1982, с. 296).

Резюмируя, отметим, что для оценки многих проективных методик, не являю-дихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят обычные психомет-ические критерии. А. Анастази оправданно предлагает ставить вопрос о ценно-ги проективных методик, рассматривая их как качественные клинические про-едуры, а не как психометрические инструменты. Впрочем, сказанное не должно сключать психометрическую разработку проективных методик, «наведение мо-гов» между ними и теми, которые иногда определяются как «объективные».

Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть при­яты как окончательные (это относится и к психометрическим тестам!), они по-огают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в труднообъективи-,гемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации хперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

.6. О разработке проективных методик

1глийский психолог П. Клайн в одной из своих книг (1994) пишет о том, что зада-, решаемая при создании проективной методики, весьма проста. Для этого нужно йти стимул, релевантный тому аспекту личности, который желают исследовать. i иллюстрирует свою мысль разработкой проективной методики для измерения альности1, методика была названа «Вампир-тест». Целью этого теста полагается :яснение того, насколько связаны с оральностью оральные черты личности. Уста-вление этой связи подтвердило бы известное психоаналитическое положение. Клайн выбирает в качестве стимулов три изображения (рис. 6.6-6.8).

1. Женщина, кормящая грудью ребенка. Здесь изображена основная ораль­ная ситуация. Молодая женщина кормит своего ребенка. Отчетливо видны ее налитые молоком груди. Ее голова слегка склонена, на лице — бесконеч­ная нежность (см. рис. 6.6).

психоанализе полагается, что на первой фазе психосексуального развития (1-й год жизни) господ-вующей эрогенной зоной является оральная (ротовая) и формируются оральные черты характера, торые призваны защищать от орального эротизма — инфантильного удовлетворения от процесса ку-гшя или сосания. Фиксация на этой стадии (в силу нарушений в нормальном сексуальном развитии) тет к множественным защитным реакциям-проявлениям орального характера в зрелом возрасте.

Рис. 6.8

  1. Существо, похожее на волка, вонзило клыки в шею своей жертвы. Этот рисунок был специально подобран, чтобы изобразить жестокость орально­ го садизма: укусы до смерти, как это, по предположению, должно быть пред­ ставлено в бессознательном. Изображение волка было выбрано потому, что оно отражает базовую оральную свирепость (см. рис. 6.7).

  2. Вампироподобное существо пьет кровь своей жертвы. Мотив с вампиром выбран потому, что была выдвинута гипотеза, в соответствии с которой привлекательность рассказов и легенд о вампирах, с литературной точки зрения представляющихся банальными и скучными, состоит в замещении ими проявлений орального садизма (см. рис. 6.8).

Что же вышло в итоге? Не получено доказательств того, что лица, демонстри­рующие оральность по этому тесту, отличаются от других испытуемых по тому же показателю, измеренному другими тестами. Неудача П. Клайна не случайна, и дело здесь не только в определенной зыбкости теоретических представлений, по­ложенных в основу создаваемого теста. И не в том, что П. Клайн — сторонник так называемого объективного подхода к интерпретации полученных данных, о кото­ром мы вели речь ранее. Проективные методики, как никакие другие, способству­ют проявлению разнообразия индивидуальных реакций. Поэтому к ним наиболее применимо известное положение о том, что хороший тест — это старый тест. Для снижения размерности множественных реакций — ответов, стимулируемых проективной методикой, и оценки их личностного содержания необходимы зна-

чительные исследования, длящиеся нередко десятилетиями. Поэтому-то так ред­ки разработки новых проективных методик и столь живучи созданные много лет назад. Следует признать, что на нынешнем уровне развития теории и практики психодиагностики создание новых проективных методик (за исключением доста­точно узко ориентированных и близких им методик типа «неоконченных расска­зов» и т. п.) не может оправдать тех усилий, которые необходимо приложить для решения этой задачи.

Заключение

Предыстория проективной диагностики, с одной стороны, уходит корнями в глу­бину времен, с другой — складывается из многочисленных психологических ис­следований, ставящих задачу выявления субъективно-уникального в личности. Возникновение проективного подхода к диагностике личности — важный этап в развитии психодиагностики, поскольку появляются методики, которые качест­венно отличны от традиционных. Нашедшие в 1920-1930-е гг. широкое распро­странение в психологических исследованиях тесты не смогли оправдать тех боль­ших надежд, которые на них возлагались. «Проективная психология» зародилась и первоначально развивается как своеобразная реакция протеста против бихевио­ризма и локальной, узкой психометрической ориентации, за которыми невозмож­но было увидеть и познать личность как целостное явление.

Понятие проекции, впервые появившись как психологическое в психоанали­зе, поначалу используется для обозначения одного из защитных механизмов «Я», благодаря которому все патогенное, угрожающее целостности личности, а поэто­му вытесненное в бессознательное, приписывается внешним объектам, а тем са­мым лишается разрушительной силы. Впоследствии как в рамках психоанализа, так и за его пределами понятие проекции получает разные истолкования. Однако психоаналитическое понимание проекции в сознании многих исследователей у нас и за рубежом прочно связывается с проективными методиками. И это несмот­ря на то что первое описание процесса проекции в экспериментальной ситуации интерпретации картин-стимулов, как и выдвинутая позднее проективная гипоте­за, не имеют никакого отношения к психоанализу (первой проективной методи­кой следует считать разработанный Г. Мюрреем тест тематической апперцепции). Существуют многочисленные классификации проективных методик, традицион­но занимающих первое место в ряду тех, которые используют для диагностики личностных особенностей в клинической психологии.

Важнейшей отличительной особенностью проективных методик является то, что в них используют неопределенные или так называемые слабоструктурирован­ные стимулы, создающие наиболее оптимальные условия для проявления внут­реннего мира человека. Исследования, обращенные к анализу роли стимула в про­ективной технике, показывают, что ошибочно полагать каждую реакцию обследу­емого личностно обусловленной, поскольку объективные параметры стимулов принимают непосредственное участие в формировании ответов.

Теоретические воззрения разных психологических школ, от психоанализа и гештальт-психологии до эго-психологии, используются при обосновании проек-

тивного подхода, объяснении психологических механизмов проявлений личнос­тного в процессе интерпретации стимулов. Не умаляя значения этих теорий, в самом общем виде следует считать, что механизм проецирования базируется, во-первых, на активности, личностности процесса восприятия, во-вторых, на харак­терном для психического уровня отражения стремлении индивидуума к снятию, разрешению неопределенности.

Определяя нечто неоднозначное, неизвестное, индивид делает его известным путем активного соотнесения с имеющимся уникальным личностным опытом вза­имодействия с предметами и явлениями действительности, опытом понимания как собственных поступков, так и действий других людей. Сказанное отражено в предлагаемом определении проективных методик.

Обсуждение вопросов, относящихся к возможности изучения бессознательных психических явлений с помощью проективной техники, позволяет сделать заклю­чение об ошибочности распространенного мнения о якобы особой чувствитель­ности этих тестов к неосознаваемым личностным особенностям. В проективных методиках реализуются два типа проекции — структурная и тематическая. Пер­вая связана с преимущественной объективацией неосознаваемых установок — элементарных программ организации поведения, обеспечивающих готовность к восприятию явлений в определенном ракурсе, отношении. Тематическая проек­ция связана с приписыванием осознаваемых обследуемым собственных черт, осо­бенностей личности другим людям.

Крайне осторожно следует подходить к описанным во многих публикациях множественным «показателям» защитных механизмов личности, якобы диагно­стируемым при применении проективных методик. В большинстве своем эти «по­казатели» защиты, обнаруженные при обследовании некоторых, чаще всего кли­нических групп, либо могут быть интерпретированы иначе, либо их значение в качестве защитных ограничено специфичностью изучаемой выборки.

В давнем споре между сторонниками проективных методик и приверженцами «объективной» диагностики нет и не может быть победителей. Необходимо при­знать сосуществование разных описаний личности, долгое время полагавшихся альтернативными. Более того, их согласование на некотором метауровне может оказаться весьма продуктивным в деле изучения личности. В то же время ныне вряд ли может быть признана целесообразность разработки новых проективных методик (за исключением узконаправленных), поскольку необходимы длитель­ные и дорогостоящие исследования их валидности и надежности.

В советской, а позднее в психологии стран СНГ, проективные методики, за исключением теста Люшера и отдельных рисуночных тестов, не нашли широкого распространения. Вероятно, это в первую очередь связано с отсутствием тради­ций, складывавшихся за рубежом не один десяток лет, а также известной сложно­стью работы с этими методиками. В то же время существующее сегодня разнооб­разие сфер применения проективных методик, участие в посвященных им конг­рессах и семинарах специалистов со всех континентов, накал теоретических споров, говорящих о живом интересе к этой области психодиагностики, все это по­зволяет предположить развитие данного направления исследований и в СНГ.

Проективные тесты — Psi-Technology

Куб в пустыне — очень интересный проективный тест. Вернее это не просто тест, это уникальная возможность увидеть себя такими, какие Вы есть на самом деле, а не такими, какими Вы себя представляете…

23.04.20141011386+4502

Данный рисуночный тест предназначен для выявления подсознательного отношения к некоторым аспектам жизни. В ходе тестирования Вам будет предложено 6 картинок, каждую из которых нужно дополнить…

04.08.2014399312+3139

Проективные тесты необычайно популярны и этот тест не исключение. Его автором является Кристофер Маркерт, а суть теста сводится к тому, что из восьми предложенных картинок, Вы должны выбрать две…

10.01.2015581459+9414

Проективные психологические тесты штука весьма занятная, но, к сожалению, не многие понимают принцип, по которому они работают. А на самом деле все довольно просто. Ваше внутреннее состояние влияет…

14.05.2015344545+1145

Психологи утверждают, что наши ассоциации это прямая проекция того, что таится в неизведанных глубинах подсознания. Этот короткий проективный тест, основанный на принципах холистической психологии…

19.10.2015571119+1779

Представляем Вашему вниманию еще один проективный психологический тест. На этот раз Вы сможете определить, что тайно (а может и явно) доминирует в Вашем подсознании. В качестве ответов на вопросы…

16.02.2016428534+2723

Этот проективный тест по абстрактным картинкам поможет определить главное качество Вашей личности. Как и во всех проективных тестах, здесь нужно давать ответы быстро, не задумываясь, первое что…

16.02.2016541146+1694

Возможно, Вы сейчас подумали что-то вроде: Зачем мне проходить этот тест? Я и так знаю чего боюсь! Но не спешите с выводами. Ведь некоторые страхи таятся глубоко в подсознании. Более того, они…

16.02.2016413449+988

Хотите пройти короткий проективный тест и узнать, есть ли у Вас способности к ведению бизнеса? Надеемся, что хотите. Ведь как утверждают разработчики точность этого теста достигает 95%. Вам нужно…

16.02.2016168490+256

Данный тест основан на простых символах (проективная методика тестирования), через которые с нами говорит бессознательное. Сознательный ум может обмануть нас, пытаясь ответить на вопрос как правильно…

23.02.2016291256+499

Признаемся, проективные психологические тесты наша слабость. А если тест еще и короткий, точный, да к тому же интересный, то ему однозначно место на psi-technology.net Но давайте ближе к делу, точнее…

23.03.2016314712+2239

Психология каждого человека неповторима и уникальна. Характер состоит из множества качеств смешанных в разной пропорции. При этом одни качества характера доминируют над другими. Этим и объясняется…

04.04.2016259742+780

Этот небольшой психологический тест относится к разряду проективных методик исследования психики, а значит, Ваши подсознательные предпочтения поведают много интересного о самых глубинных качествах…

17.05.2016145497+1424

Случалось ли Вам замечать за собой, что Ваши интересы разительно отличаются от интересов сверстников? Чувствовали ли Вы когда-либо, что Ваш биологический возраст не соответствует тому, что Вы…

29.05.2016372627+1672

Этот проективный психологический тест основан на том, какой цвет у Вас ассоциируется с тем или иным понятием. Получив Ваши ответы, мы обработаем их и сообщим какое качество у Вас превалирует. ..

15.06.2016206446+1057

Заглянуть в собственное подсознание не сложно — стоит только пройти этот короткий психологический тест. Пусть Вас не смущает, что в нем всего пять вопросов. Проективные тесты по картинкам, как…

25.06.2016266124+1319

Этот проективный онлайн тест в картинках предназначен для того, чтобы заглянуть в подсознание и определить наиболее сильную сторону Вашей личности. Постарайтесь отвечать не задумываясь, первое, что…

27.07.2016334789+1654

Надеемся, что Вы любите ассоциативные тесты в картинках, поэтому что этот психологический тест именно такой! Приходила ли в Вашу голову мысль о том, на своем ли Вы месте? Возможно, в глубине души Вы…

27.07.2016362800+1241

Перед Вами короткий проективный тест, основанный на анализе восприятия различных предметов и явлений. Он поможет определить, что имеет для Вас действительно важное значение в жизни. Мы в…

17.09.2016264284+1268

Этот замечательный тест на психику основан на достаточно простом, но удивительном психическом принципе — предпочтения в выборе и ассоциации, которые этот выбор порождает, определяются особенностями…

22.10.2016395277+688

Этот проективный психогеометрический онлайн тест создан на основе модификации психоаналитиком А.Ф. Ермошиным идеографического теста Либиных. Тест базируется на комбинации трех принципов…

14.11.2016154483+1054

Наше подсознание действует, как серый кардинал — мы даже не замечаем его, однако оно зачастую само определяет наши желания и стремления. Предлагаем Вам пройти простой тест в один клик, который…

19.06.201797393+120

Этот психологический тест в картинках позволит узнать насколько Вы привлекательны в глазах мужчин. Какие качества характера очаровывают и манят представителей сильного пола, заставляя их чувствовать…

19.06.201766076+41

Этот тест на абстракции покажет Вашу истинную сущность. Все, что нужно для его прохождения выбрать 10 изображений, которые ассоциируются у Вас с 10-ю важными понятиями в жизни. А чтобы результаты…

08.08.2017101535+735

Этот интересный онлайн тест в картинках поможет понять, чем Вы чаще всего руководствуетесь при принятии решений, эмоциями или логикой. Эта информация исключительно важна, поскольку с ее помощью можно…

06.09.201760440+91

Проективный тест личности — обзор

ОЦЕНКА ЛИЧНОСТИ

Оценка личности стала конкурировать с тестированием интеллекта как задача, выполняемая психологами. Однако, хотя большинство психологов согласятся, что тест интеллекта, как правило, является лучшим способом измерения интеллекта, такого консенсуса в отношении оценки личности не существует. В долгосрочной перспективе может показаться, что появились две основные философии и, возможно, три метода оценки. Эти две философии можно проследить до различия Олпорта (1937) между номотетическими и идиографическими методологиями и различия Мила (1954) между клиническим и статистическим или актуарным прогнозом.По сути, некоторые психологи считают, что оценка личности лучше всего выполняется, когда она в высшей степени индивидуализирована, в то время как другие предпочитают количественные процедуры, основанные на групповых нормах. Фраза «провидец против знака» использовалась для обозначения этого спора. Речь идет о трех методах: интервью, а также проективном и объективном тестах. Очевидно, что первый способ, которым психологи и их предшественники узнали о людях, — это поговорить с ними, придав интервью исторический приоритет.Но после периода, когда многие психологи воздерживались от интервью, оно вернулось. Похоже, что эта область находится в исторической спирали с различными методами, уходящими и возвращающимися на разных уровнях.

Интервью началось как относительно неструктурированный разговор с пациентом и, возможно, с информатором, с различными целями, включая сбор анамнеза, оценку структуры и динамики личности, установление диагноза и многие другие вопросы. Об интервьюировании написано множество публикаций (напр.g., Menninger, 1952), но в целом они дали наброски и общие рекомендации относительно того, что должно быть выполнено во время интервью. Однако модельные интервью не проводились. С этим руководством или без него, интервью было расценено многими как субъективная, ненадежная процедура, которая не могла быть достаточно проверена. Например, была доказана ненадежность психиатрического диагноза, основанного на исследованиях нескольких интервьюеров (Зубин, 1967). Однако в последнее время появилось несколько структурированных психиатрических интервью, в которых было представлено конкретное содержание, если не конкретные вопросы, и для которых была установлена ​​очень адекватная надежность.К настоящему времени доступно несколько таких интервью, включая Расписание аффективных расстройств и шизофрении (SADS) (Spitzer & Endicott, 1977), диагностическое интервью Ренарда (Helzer, Robins, Croughan, & Weiner, 1981) и структурированное клиническое интервью для DSM-III, DSM-III-R или DSM-IV (SCID или SCID-R) (Spitzer & Williams, 1983) (теперь обновлено для DSM-IV). Эти интервью были установлены в сочетании с объективными диагностическими критериями, включая сам DSM-III, диагностические критерии исследования (Spitzer, Endicott, & Robins, 1977) и критерии Файнера (Feighner, et al., 1972). Эти новые процедуры, по-видимому, положили начало «возвращению» интервью, и многие психиатры и психологи теперь предпочитают использовать эти процедуры, а не психологический тест объективного или проективного типа.

Сторонники использования структурированных интервью указывают на тот факт, что, по крайней мере, в психиатрии тесты должны в конечном итоге проверяться на основании суждений психиатров. Эти суждения обычно основаны на интервью и наблюдениях, поскольку на самом деле нет никаких биологических или других объективных маркеров большинства форм психопатологии.Если это действительно так, то вряд ли имеет смысл проводить сложные и часто длительные тесты, когда можно с таким же успехом использовать саму критериальную меру, интервью, а не тест. Невозможно сделать тест более достоверным, чем собеседование, если собеседование является критерием подтверждения. Структурированные интервью оказали большое влияние на научную литературу по психопатологии, и редко можно найти недавно написанный отчет об исследовании, в котором диагнозы не были установлены одним из них.Похоже, что мы прошли полный цикл в этом вопросе, и до тех пор, пока не будут обнаружены объективные маркеры различных форм психопатологии, мы будем полагаться в первую очередь на структурированные интервью для наших диагностических оценок.

Интервью типа SCID или Диагностического интервью (DIS) являются относительно длинными и исчерпывающими, но теперь существует несколько более коротких, более конкретных интервью или процедур, подобных интервью. В психиатрии, пожалуй, самой известной процедурой является Краткая шкала психиатрической оценки (BPRS) (General & Gorham, 1962).BPRS — это краткое, структурированное, повторяемое интервью, которое, по сути, стало стандартным инструментом для оценки изменений у пациентов, обычно в зависимости от приема какой-либо формы психотропных препаратов. В конкретной области депрессии аналогичную роль играет шкала депрессии Гамильтона (Hamilton, 1960). Также существует несколько широко используемых интервью для пациентов с деменцией, которые обычно сочетают в себе краткое обследование психического статуса и некоторую форму функциональной оценки с особым упором на повседневную деятельность.Самыми популярными из этих шкал являются Краткая оценка психического статуса Фолштейна, Фолштейна и МакХью (1975) и Шкала слабоумия Блаженного, Томлинсона и Рота (1968). С помощью этих инструментов были проведены обширные валидационные исследования, пожалуй, самое известное исследование, связанное с корреляцией между оценками по шкале Блесседа, Томлинсона и Рота, используемыми у пациентов при их жизни, и количеством старческих бляшек, определенным при вскрытии. пациенты с деменцией. Полученное соотношение.7 весьма впечатляюще предположил, что шкала действительна для выявления деменции. В дополнение к этим интервью и оценочным шкалам медсестрами и психиатрическими помощниками были разработаны многочисленные методы оценки психопатологии, основанные на непосредственном наблюдении за поведением палаты (Раскин, 1982). Наиболее широко используемыми из этих рейтинговых шкал являются Шкала наблюдения медсестер для стационарной оценки (NOSIE-30) (Honigfeld & Klett, 1965) и Опись поведения палаты (Burdock, Hardesty, Hakerem, Zubin, & Beck, 1968).Эти шкалы оценивают такое поведение, как готовность к сотрудничеству, внешний вид, общение, эпизоды агрессии и связанное с ними поведение, и основаны на непосредственном наблюдении, а не на ссылках на медицинские записи или отчеты других людей. Весы этого типа дополняют интервью информацией о социальной компетентности и способности выполнять функциональную повседневную деятельность.

Опять же, если посмотреть на долгосрочную историческую перспективу, у нас сложилось впечатление, что после многих лет пренебрежения полем, интервью успешно вернулось на арену психологической оценки; но используемые сейчас интервью сильно отличаются от свободно организованных, «вольных», подобных беседам интервью прошлого (Hersen & Van Hassett, 1998).Во-первых, их организация имеет тенденцию быть структурированной, и интервьюер должен получать определенные элементы информации. Обычно считается, что формулировка конкретных вопросов контрпродуктивна; скорее, интервьюер, который должен быть опытным клиницистом, обученным использованию процедуры, должен уметь формулировать вопросы, которые позволят получить необходимую информацию. Во-вторых, процедура интервью должна соответствовать психометрическим стандартам достоверности и надежности. Наконец, хотя структурированные интервью имеют тенденцию быть атеоретическими по своей ориентации, они основаны на современных научных знаниях о психопатологии.Так, например, информация, необходимая для установления дифференциального диагноза в рамках общей классификации расстройств настроения, взята из научной литературы по депрессии и связанным с ней расстройствам настроения.

Рост числа интервью, похоже, произошел параллельно с упадком проективных методов. Те из нас, кто принадлежит к хронологической категории, которую можно приблизительно охарактеризовать как средний возраст, могут вспомнить, что наша аспирантура по клинической психологии, вероятно, включала обширную курсовую работу и практический опыт с использованием различных проективных техник. Большинство клинических психологов, вероятно, согласятся с тем, что, хотя проективные методы все еще используются до некоторой степени, атмосферы брожения и волнения, существовавшей в 1940-х и 1950-х годах, больше не существует. Несмотря на то, что техника Роршаха и тематический апперцептивный тест (TAT) были основными процедурами, использовавшимися в то время, довольно быстро возникло множество других тестов: проективное использование рисунков человеческих фигур (Machover, 1949), тест Сонди (Szondi, 1952), тест Make-A-Picture-Story (MAPS) (Shneidman, 1952), тест четырех изображений (VanLennep, 1951), тесты завершения предложения (e.g., Rohde, 1957), и тест Holtzman Inkblot Test (Holtzman, 1958). Захватывающая работа Мюррея и его сотрудников, описанная в книге « Исследования личности » (Мюррей, 1938), оказала большое влияние на эту область и стимулировала широкое использование ТАТ. Было бы справедливо сказать, что единственный выживший из этого активного движения — тест Роршаха. Многие клиницисты продолжают использовать тест Роршаха, и работа Экснера и его сотрудников повысила его научную респектабельность (см. Главу 17 в этом томе).

Несомненно, существует много причин для снижения использования проективных методов, но, на наш взгляд, их можно резюмировать следующими пунктами:

1.

Растущая научная изощренность создала атмосферу скептицизма в отношении этих инструментов. Их валидность и надежность были поставлены под сомнение многочисленными исследованиями (например, Swensen, 1957, 1968; Zubin, 1967), и значительная часть профессионального сообщества считала, что заявления, сделанные в отношении этих процедур, не могут быть обоснованы.

2.

Развитие альтернативных процедур, особенно MMPI и других объективных тестов, убедило многих клиницистов в том, что информацию, полученную ранее в ходе проективных тестов, можно получить более эффективно и с меньшими затратами с помощью объективных методов. В частности, обширная исследовательская литература Миннесотского многофазного реестра личности (MMPI) продемонстрировала его полезность в чрезвычайно широком диапазоне клинических и исследовательских условий. Когда MMPI и связанные с ним объективные методы были противопоставлены проективным методам во времена спора «видящий против знака», в большинстве проведенных исследований в целом было продемонстрировано, что знак был не хуже или лучше, чем видящий (Meehl, 1954).

3.

В общем, проективные техники не являются атеоретическими и, фактически, обычно рассматриваются как связанные с той или иной ветвью психоаналитической теории. Хотя психоанализ остается сильным и энергичным движением в психологии, существует множество альтернативных теоретических систем в целом, особенно системы, ориентированные на поведение и биологию. Как подразумевается в разделе этой главы, посвященном оценке поведения, психологи, ориентированные на поведение, теоретически возражают против проективных методов и мало используют их в своей практике.Точно так же проективные методы, как правило, не получают высокого уровня признания в отделениях биологической психиатрии. Таким образом, в действительности использование проективных методов сократилось по научным, практическим и философским причинам. Тем не менее, тест Роршаха, в частности, продолжает продуктивно использоваться, прежде всего психодинамически ориентированными клиницистами.

Ранняя история объективных личностных тестов была прослежена Кронбахом (1949, 1960). Истоки, по-видимому, восходят к сэру Фрэнсису Гальтону, который разработал анкеты личности во второй половине XIX века.Мы не будем здесь повторять эту историю, а сосредоточимся на тех процедурах, которые сохранились до наших дней. На наш взгляд, таких крупных выживших было три: серия тестов, разработанная Гилфордом и соавторами (Guilford & Zimmerman, 1949), аналогичная серия, разработанная Кеттеллом и соавторами (Cattell, Eber, & Tatsuoka, 1970), и MMPI. В целом, но определенно не во всех случаях, процедуры Гилфорда и Кеттелла используются для людей, функционирующих в пределах нормы, в то время как MMPI более широко используется в клинических группах.Так, например, тест 16PF Кеттелла может использоваться для отбора кандидатов на работу, в то время как MMPI может чаще использоваться в психиатрических лечебных учреждениях. Кроме того, тесты Гилфорда и Кеттелла основаны на факторном анализе и ориентированы на особенности, в то время как MMPI в его стандартной форме не использует факторные аналитически полученные шкалы и больше ориентирован на психиатрическую классификацию. Таким образом, шкалы Гилфорда и Кеттелла содержат измерения таких черт, как доминирование или общительность, в то время как большинство шкал MMPI названы в честь психиатрических классификаций, таких как паранойя или ипохондрия.

В настоящее время большинство психологов используют один или несколько из этих объективных тестов, а не интервью или проективные тесты в ситуациях скрининга. Например, многие тысячи пациентов, поступающих в психиатрические учреждения, находящиеся в ведении Управления по делам ветеранов, получают MMPI вскоре после поступления, в то время как соискатели работы тюремными надзирателями в штате Пенсильвания получают программу Cattell 16PF. Однако, в частности, MMPI обычно используется не только как инструмент скрининга. Он часто используется как часть обширной диагностической оценки, как метод оценки лечения и в многочисленных исследовательских приложениях.Нет сомнений в том, что это наиболее широко используемая и тщательно изучаемая процедура в области объективных личностных тестов. Несмотря на то, что 566 пунктов «правда или ложь» остались неизменными с момента первоначальной разработки прибора, применение теста в клинической интерпретации за эти годы значительно расширилось. Мы перешли от, возможно, чрезмерно наивной зависимости от оценок по одной шкале и чрезмерно буквальной интерпретации названий шкал (многие из которых являются архаическими психиатрическими терминами) к сложной конфигурационной интерпретации профилей, большая часть которой основана на эмпирических исследованиях ( Gilber-stadt & Duker, 1965; Marks, Seeman, & Haller, 1974).Соответственно, методы администрирования, оценки и интерпретации MMPI идут в ногу с технологическими и научными достижениями в области поведенческих наук. Начиная с сортировки карточек по стопкам, ручного подсчета очков и субъективной интерпретации, MMPI перешел к компьютеризированному администрированию и подсчету баллов, интерпретации, основанной, по крайней мере, в некоторой степени, на эмпирических данных и компьютеризированной интерпретации. Как хорошо известно, есть несколько компаний, которые предоставят компьютеризированную оценку и интерпретацию MMPI.

С момента появления более ранних изданий этого справочника в области объективной оценки личности произошли два основных события. Во-первых, Миллон подготовил новую серию тестов под названием «Клинический многоосевой инвентарь Миллона (версии I и II)», «Опросник подростковой личности Миллона» и «Опросник поведенческого здоровья Миллона» (Миллон, 1982; 1985). Во-вторых, MMPI был полностью переработан и стандартизирован и теперь известен как MMPI-2. С момента появления второго издания этого справочника использование MMPI-2 получило широкое распространение.В главе 16 этого тома подробно описаны эти новые разработки.

Несмотря на то, что мы должны ожидать продолжения спирали тенденций в оценке личности, похоже, что мы миновали эру проективных методов и теперь живем во время объективной оценки с растущим интересом к структурированному интервью. Также, похоже, растет озабоченность научным статусом наших процедур оценки. В последние годы возникла особая озабоченность по поводу надежности диагноза, особенно после того, как в литературе появились тревожные данные, свидетельствующие о том, что психиатрические диагнозы ставились весьма ненадежно (Зубин, 1967).Вопрос о достоверности оценки личности остается трудным по ряду причин. Во-первых, если под оценкой личности мы подразумеваем предсказание или классификацию какой-либо психиатрической диагностической категории, то мы сталкиваемся с проблемой отсутствия по существу известных объективных маркеров основных форм психопатологии. Таким образом, мы, по сути, остаемся наедине с суждениями психиатров. Система DSM значительно улучшила эту ситуацию, предоставив объективные критерии для различных психических расстройств, но способность таких инструментов, как MMPI или тест Роршаха прогнозировать диагнозы DSM, еще не оценивалась и остается вопросом исследований на будущее.Некоторые ученые, однако, даже сомневаются в целесообразности прохождения этого исследовательского курса, а не в разработке все более надежных и достоверных структурированных интервью (Зубин, 1984). Точно так же было много сообщений о том, что объективные тесты не смогли предсказать такие вопросы, как успех в профессии или надежность в обращении с оружием. Например, объективные тесты больше не используются для проверки космонавтов, поскольку они не позволяли предсказать, кто из них добьется успеха или нет (Cordes, 1983).Фактически, в обществе и в профессии наблюдается движение в сторону прекращения использования процедур оценки личности для принятия решений в ситуациях трудоустройства. Мы бы отметили еще одну, возможно, значительную тенденцию, движение к непосредственному наблюдению за поведением в форме поведенческой оценки, как в случае разработки Таблицы диагностики аутизма (ADOS) (Lord et al., 1989). Zeitgeist определенно противостоит процедурам, в которых замаскированы намерения.Бердок и Зубин (1985), например, утверждают, что «пока еще ничто не заменило поведение при оценке психических пациентов».

Задачи с «проективными» методами оценки личности | ООО «Нейрокогнитивная терапия»

Что такое «проекция»?

Традиционно «проекция» определялась как тенденция к экстернализации наших мыслей и эмоций при реагировании на некоторые аспекты окружающей среды. Утверждается, что эта тенденция отражает частный мир или «бессознательные» аспекты личности и раскрывает его или ее основную личность.Например, вы можете заметить, что на передней части автомобилей есть «лица», и у каждой машины есть своя «индивидуальность». Это пример проецирования, но когда он используется специалистами в области психического здоровья, он чаще относится к проецированию наших мыслей и чувств на людей, а не на вещи. Например, думать, что он злится на вас, независимо от того, злится он на вас на самом деле или нет. Однако проекция — это теоретическая конструкция, и, к сожалению, нет убедительных эмпирических свидетельств того, чем она является на самом деле или процессами, которые могут ее вызвать, сознательными или бессознательными.Это теоретическая данность, на основе которой умело выводятся и интерпретируются оценки личности, часто психологом или психиатром, прошедшим подготовку в области проведения и использования «проективных» тестов.

Проекция на самом деле может выполнять сознательную социальную функцию

Некоторые наблюдатели утверждали, что утверждение о том, что люди проецируют личностные черты, характеристики или мотивации на других, о которых они сами не подозревают, не имеет научного подтверждения. Скорее, он может выполнять сознательную социальную функцию. Например, человек может проецировать отрицательную черту личности на более желанного человека, чтобы сделать эту черту более желанной (например, на жадного инвестора). Или спроецируйте нежелательную черту на нежелательного человека, чтобы сделать эту черту менее желательной (например, на изношенном мужчине).

Физиогномическое восприятие

В самом деле, я предположил, что проекция может быть обычным результатом человеческой склонности к сочувствию к другим, точному чтению эмоций у других и соответствующим действиям в соответствии с этими убеждениями, т. социальный интеллект.Более того, эта человеческая предрасположенность может на самом деле проистекать из психологического процесса, называемого «физиогномическое восприятие», который хорошо изучен на людях и существует обширная научная литература.

Мы можем взять пример с одного из создателей проективного тестирования, Германа Роршаха, швейцарского психиатра, который изобрел один из самых ранних проективных тестов, тест Роршаха (1921). Он полагал, что зритель добавляет свои собственные кинестетические реакции к чернильному пятну или рисунку при просмотре визуального материала.«Кинестезия» или осознание положения и движения частей нашего тела с помощью внутренних сенсорных рецепторов («проприорецепторов») укрепляет наше восприятие физиогномических качеств (т. Е. Общей формы или внешнего вида вещей, включая черты лица и выражение лица. ). Последнее может быть более важным для нашего восприятия людей и объектов, чем визуальные качества, такие как цвет, форма, размер или яркость. То есть наши тела помогают нам понять и осмыслить мир. Мы называем это «кинестетическим интеллектом» или пониманием.(Для любопытных см. Мою статью о телесной основе мысли в репрезентативных публикациях). Например, люди воспринимают «прочность» здания из-за «пространственных размеров линий, плоскостей и объемов», которые присущи визуальной и кинестетической динамике воспринимаемой формы. Точно так же люди наделяют религиозные образы, природу, печатные тексты и социальные ритуалы одушевленными, эмпатическими или проецируемыми качествами как часть нашего общего человеческого биологического наследия.

С эволюционной точки зрения антропоморфные представления, такие как вера в то, что неодушевленные предметы обладают человеческими характеристиками, или ранние тотемные убеждения, что люди произошли от животных, вероятно, являются предшественниками физиогномического восприятия и до сих пор присутствуют в современных культурах.Неудивительно, что 4–5-летние дети почти на уровне взрослых правильно приписывают объекты одушевленные и неодушевленные свойства.

Следовательно, визуальная динамика в рисунке или чернильном пятне Роршаха создается не только сознательными (т. Е. Интерпретирующими) или бессознательными процессами, но и кинестетическим резонансом и изобразительными сигналами в рисунке (т. напряжение. Многие из этих графических подсказок требуют обширного обучения и поэтому будут недоступны или неповторимы для непосвященных, таких как дети или те, кто мало знаком с искусством или сложным визуальным материалом.Действительно, художественные способности и навыки рисования, а также знакомство с рисованным искусством очень важны для создания и интерпретации рисунков, хотя при проективном тестировании они редко рассматриваются.

Наконец, восприятие смысла в бессмысленных стимулах может быть более ранней человеческой преадаптацией, чтобы сконфигурировать мир в шаблоны. Фактически, такая «парейдолия», вероятно, является эволюционной адаптацией к давлению отбора в среде наших предков для организации наших перцептивных миров (т.д., понимание того, что мы видим и слышим) у более ранних гоминидов и других видов. То есть мы биологически предрасположены по своей природе постоянно искать закономерности в физическом мире.

Как было отмечено историками искусства и антропологами, мы хотим знать, каковы основные категории визуального опыта, а не то, что все имеет значение или что существует один (или несколько) знаков, которые соответствуют с каждым психическим заболеванием или расстройством. Таким образом, клинические интерпретации проективных тестов, вероятно, больше говорят об интерпретаторе, чем о психологических мотивах и структуре личности интерпретатора.В результате оказывается, что текущие клинические интерпретации проективных тестов не дают нам достоверного или надежного описания психологического состояния любого человека, будь то ребенок или взрослый.

Некоторые рекомендовали прочитать:

Зейтц, Дж. А. (2001). Когнитивно-перцептивный анализ проективных тестов у детей. Перцептивные и моторные навыки, 2001, 93, 505–522. Полный текст статьи доступен в моих публикациях: Репрезентативные публикации.

Проективные аспекты когнитивной деятельности: искажения эмоционального восприятия коррелируют с личностью | Psicologia: Reflexão e Crítica

При психологической оценке личности часто выделяют две основные группы инструментов: инвентаризация самоотчета и проективные методы.В то время как формат первой группы имеет тенденцию быть достаточно похожим, вторая сильно различается. Существуют техники, которые состоят в том, чтобы говорить, как выглядят чернильные пятна (например, Роршаха, Цуллигера, Хольцмана), рассказывать истории по картинкам (например, тематический тест апперцепции и его производные), делать рисунки (например, рисовать человека, дом-дерево-человек , Wartegg) и многие другие. Тем не менее, все они разделяют идею предложить испытуемому задачу, которую он должен выполнить, а затем оценить аффективные, мотивационные, когнитивные и даже патологические аспекты (Fensterseifer and Werlang 2008).

Психоанализ традиционно считается теорией, лежащей в основе проективных тестов, хотя, на самом деле, другие тоже внесли свой вклад. Ниже приводится краткий обзор классических теорий, относящихся к этому классу инструментов.

Психологические теории проективных тестов

В психоанализе эго использует защитные механизмы, которые представляют собой стратегии преобразования побуждений в подходящее содержание для окружающей среды. Один из таких механизмов — проекция. В письме от 1895 года Фрейд (1950/2006) предложил эту концепцию, изучая паранойю, предполагая, что проекция — это приписывание внешнему миру внутреннего содержания, несовместимого с эго.Таким образом, внутреннее восприятие будет распознаваться сознанием как внешнее. В более поздних работах Фрейд (1913/2006) развил идею о том, что проекция имеет место не только в конфликтных ситуациях, но также будет механизмом здоровой личности, изменяющим восприятие мира людьми на основе их аффектов.

Основываясь на принципе проекции, Франк (1939) предположил, что личность, когда ее знакомят с неструктурированными, неоднозначными стимулами, не имеющими внутреннего значения, имеет тенденцию к самоорганизации, чтобы придать этому значение. Затем автор посчитал, что доступные в то время методы оценки личности — чернильные пятна Роршаха, тематический тест апперцепции и другие — запустят этот процесс, позволяя раскрыть аспекты личного мира человека как рентгеновский снимок, тем самым создав термин «Проективные методы».

Помимо психоанализа и производных практик, другие теоретические подходы рассматривали феномен личного значимого действия на неструктурированных стимулах.В рамках радикального поведенческого анализа Скиннер (1936) разработал инструмент оценки, основанный на теоретическом предположении, что предъявление стимула имеет тенденцию вызывать реакцию, аналогичную ему. Бихевиорист создал фонограф, который многократно воспроизводил бессмысленные слоги, записанные на диске, который он назвал Verbal Summator. Испытуемым было предложено прослушать запись и сообщить, как только они обнаружат что-то, что имело для них смысл. Сообщенное слово или фраза, конечно же, на самом деле не присутствовали в записи.Поскольку в тот момент такие вербальные ответы не вызывались какими-либо реальными стимулами, автор полагал, что путем приближения тест вызовет самые сильные ответы от испытуемого.

Хотя дальнейшие исследования указали на возможность дифференциации между психиатрическими пациентами (обзор см. В Rutherford 2003), со временем сложный механизм и избыточность по сравнению с другими тестами в конечном итоге уменьшили интерес к вербальному сумматору, в результате чего он практически исчез. конец 1950-х гг.Тем не менее, Скиннер (1936, 1953/2003) все же перечислил преимущества такого инструмента, учитывая, что проективные тесты создают лабораторную ситуацию, позволяя контролировать стимулы при наблюдении за поведением и способствуя появлению поведения, которое неизвестно испытуемому. , особенно словесные.

Кеттелл (1951/1978), который продвигал психометрический подход к психологическим явлениям, предложил новые классификации, которые представляют формы оценки личности.В рамках группы объективных тестов, в которой создается искусственная ситуация для наблюдения за поведением испытуемого, автор создал категорию тестов искажения или плохого восприятия, которые измеряют необычное восприятие и конкретное значение реального объективного факта, включая проективные методы. .

Поскольку интеллектуальные способности не влияют на искажения восприятия, Кеттелл (1951/1978) считал, что представление будет отражением воспроизведения (памяти) предыдущих эмоциональных переживаний.Чтобы объяснить возникновение этого явления, автор предположил, что внутреннее восприятие изменяет интерпретацию реальности. В этом смысле люди, считающие себя неспособными и никчемными, будут рассматривать других как отстраненных и бескорыстных, оправдывающих свою депрессию.

С точки зрения гештальт-психологии события переживаются благодаря организации воспринимаемых стимулов, преодолению видения простого суммирования скрытых черт и приданию особого значения каждому предъявленному стимулу (Koffka 1935/1975; Köhler 1947/1968).В этом отношении особый образ действий индивида состоит из ряда динамических характеристик, из которых внешние стимулы организуются в соответствии с опытом. Таким образом, переживания характеризуются индивидуальной структурой.

Люди воспринимают стимулы в своей собственной осмысленной перспективе, демонстрируя свой собственный способ восприятия, ощущения, ассоциации и действий за пределами предъявленного стимула, агрегирования переживаний и воспоминаний. Следовательно, их взаимодействие со стимулом, включая психологические тесты, происходит в соответствии с их повседневным взаимодействием в других ситуациях, а свойства частей стимула зависят от их отношения к целому (т.е., место, значение и функция, которую он имеет по отношению к целому), как они воспринимаются индивидом (Crisi 2007; Freitas 1993; Kinget 1952).

В области нейропсихологии можно найти рекомендуемые проективные методы, особенно в качестве способов оценки неврологической травмы (Габовиц и др., 2008; Сприн и Штраус, 1998), благодаря их способности измерять организацию восприятия, обработку и интеграцию стимулов. (Acklin & Wu-Holt, 1996; Lezak et al.2004 г.). Хотя пока немного, исследования часто используют метод чернильных пятен Роршаха для оценки таких явлений, как активация зеркальных нейронов во время производства двигательных реакций (Porcelli et al., 2013), роль миндалины как эмоционального вмешательства в процессе восприятия и создания необычной частоты. ответы (Asari et al. 2010), переменные Роршаха, связанные с болезнью Альцгеймера (Perry et al. 1996), среди прочего.

Согласно Аклину (1994), метод Роршаха можно использовать как в нейропсихологии, так и в когнитивной психологии, если сосредоточить внимание на процессе реакции.Обработка информации понимается как последовательность познаний между стимулом и реакцией, которая будет работать через выбор, обработку и управление поведением. Когда кто-то наблюдает за чернильным пятном Роршаха, сеть схем активируется путем объединения текущего контекста и прошлого опыта, хранящегося в долговременной памяти — или, более конкретно, в эпизодической памяти, которая содержит автобиографическую информацию. Затем активированные схемы управляются процессами контроля, которые отбирают и цензурируют контент (представления идей и чувств) для адаптации к характеристикам стимула (Acklin 1994; Acklin and Wu-Holt 1996).Хотя авторы предлагают использовать только эпизодическую память, вполне вероятно, что семантическая память также влияет на изменения восприятия. Семантическая память понимается как личное знание фактов и концепций и является основой человеческой деятельности, которая требует использования символов и их значений, понимания реальности и отношений между идеями (Биндер и Десаи 2011; Будсон и Прайс 2007).

Соображения относительно изменения восприятия в психологических тестах

Учитывая то, что было представлено, можно понять, что в литературе есть совпадения в отношении утверждения, что отдельные эмоциональные аспекты могут влиять на восприятие или интерпретацию мира, и такое явление можно определить по результатам проективных тестов.Однако, поскольку восприятие — это психологическая деятельность, которая происходит не только в этих тестах, мы предполагаем, что на работу с другими инструментами также могут влиять личностные черты, и такое влияние можно измерить.

В этом отношении проводились международные исследования. В одном исследовании пациентов с расстройствами пищевого поведения (Joos et al. 2009) изображения Международной системы аффективных картинок (IAPS) были представлены 19 пациентам с нервной булимией, 15 пациентам с нервной анорексией и 25 пациентам контрольной группы, и участникам было предложено наблюдать за каждым из них. изображение и сообщить по шкале эмоции, которые они испытывали.Результаты показали, что при просмотре агрессивных изображений группа с анорексией сообщала о том, что чувствовала больший страх, чем другие группы, что авторы считали отражением типичного избегания конфликта этими пациентами.

В исследовании с участием 46 пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством по сравнению с 23 контрольной группой, помимо большего чувства социальной ответственности, которое уже известно для этого расстройства, Moritz et al. (2011) обнаружили более сильные скрытые (т. Е. Невыраженные) черты агрессии и недоверия в первой группе.Эти характеристики были выявлены в анкетах самоотчетов с элементами, касающимися желания напасть на незнакомых людей на улице или неуверенности в близких людях. Для авторов выражение агрессивности сдерживается высоким нравственным чувством, а затем трансформируется в восприятие мира как опасного и вредного.

В Бразилии интеллектуальные задачи, такие как шкалы Векслера (Wechsler 2013) и G-36 (Boccalandro 2003), предоставляют инструкции для оценки и классификации ошибок и искажений, возникающих в работе. Однако такие искажения представлены только как когнитивные данные; нет исследований, связывающих их с аспектами личности.

Цель и гипотезы исследования

Мы выявили пробел в исследовании, касающийся влияния личностных характеристик на эффективность работы с инструментами помимо проективных тестов. Настоящее исследование направлено на анализ искажений восприятия при тестировании когнитивных способностей посредством корреляции с личностными инструментами, а также другими когнитивными способностями.Мы выбрали тест эмоционального восприятия, который оценивает способность идентифицировать эмоции, выраженные в видеороликах людей. Под искажением понималось восприятие чего-то, чего не было в исходном стимуле (т. Е. Восприятия эмоционального выражения лица человека, которого на самом деле не было). Согласно обзору литературы, мы предположили, что искажения будут связаны не с когнитивными функциями, а с конкретными формами, которые субъекты воспринимают в себе и в мире.Следующие гипотезы были разработаны так, чтобы быть совместимыми с переменными используемых нами тестов и значением каждой эмоции, согласно литературе в данной области (Ekman 2003; Niedenthal et al. 2006; Plutchik 2002; Strongman 2003).

Гипотеза 1. Искажение радости (получение чего-то социально значимого) будет коррелировать с повышенным интересом к человеческому контакту.

Гипотезы 2 и 3. Искажение любви (чувство того, что вас принимают) будет коррелировать с более позитивным отношением к взаимодействиям и большей потребностью в привлечении внимания со стороны других.

Гипотезы 4, 5 и 6. Искажение страха (внимание к угрожающему стимулу) будет коррелировать с более высокой частотой оппозиционного поведения и вниманием к агрессивным движениям и содержанию.

Гипотеза 7. Искажение печали (чувство потери чего-либо и негативные мысли) будет коррелировать с более сильным восприятием поврежденных, испорченных или поврежденных объектов.

Гипотеза 8, 9 и 10. Искажение отвращения (внимание к отталкивающим стимулам) будет коррелировать с повышенной потребностью в контакте из-за чувства одиночества, подозрительности и беспокойства по поводу намерений других, а также веры в то, что другие могут унижать и критиковать.

Гипотезы 11, 12, 13, 14, 15, 16 и 17. Искажение гнева (внимание к агрессивным и враждебным стимулам) будет коррелировать с более низкой частотой исследовательского поведения, большей потребностью в контакте и чувством одиночества, вниманием к агрессивным движения и содержание, пренебрежение и агрессивное поведение по отношению к другим, подозрительность и беспокойство по поводу намерений других, а также вера в то, что другие могут унижать и критиковать.

Глава 6.2: Специальные проективные тесты

Специальные тесты, используемые при психодинамической оценке


Существует несколько часто используемых проективных техник, которые были заимствованы из теорий Фрейда и неофрейда.Эти проективные методы получают все большую и большую исследовательскую поддержку, поскольку они становятся все более стандартизированными и исследуемыми, но они все еще открыты для множества различных интерпретаций. В идеале большинство психологов рассматривают эти тесты как способ получить информацию о человеке, хотя они рекомендуют использовать их в сочетании с другими методами оценки.

Тест Роршаха с чернильными пятнами

Метод Роршаха — наиболее часто используемый проективный метод. Тест состоит из десяти белых карточек с чернильными пятнами на них либо черного, черного и красного, либо разноцветного цветов.

Эти чернильные пятна изначально имели случайный дизайн, и они сохранились, хотя каждая карта была тщательно исследована.

Если вы когда-нибудь смотрели в небо и видели изображения в облаках, то вы можете оценить идею, лежащую в основе модели Роршаха. Если карты не имеют определенной формы (см. Пример слева), как и облака, формы, которые мы видим, являются проекциями нашего бессознательного. Другими словами, дети нередко видят в облаках кроликов-кроликов, котят и монстров.Эти образы представляют их потребности в жизни и любви, а также их скрытые страхи перед смертью и агрессией.

Исследование, проведенное с картами Роршаха, привело к созданию стандартизированного протокола, устраняющего самую большую критику проективных тестов. Они также помогли нам разработать стандартизированную интерпретацию, которая обеспечивает большее соответствие между оценщиками. Стандартизация позволяет нам сравнивать результаты теста Роршаха одного человека с результатами другого, и, хотя это наиболее распространенный проективный метод, он по-прежнему сильно отстает от более широко используемых методов оценки, таких как MMPI.

Тематический тест на апперцепцию

Тематический апперцептивный тест (TAT) был разработан Генри Мюрреем, изучающим психоаналитические мысли. ТАТ состоит из множества карточек с черно-белыми изображениями и изображениями в оттенках серого. Эти фотографии были выбраны по двум причинам. Во-первых, они в некоторой степени неоднозначны и изображают эмоции и мысли без указания деталей. Примером может служить силуэт человека, смотрящего вдаль. Хотя очевидна эмоциональная и интеллектуальная активность, подробности не раскрываются.

Во-вторых, они соответствуют основным темам психоаналитической мысли, таким как эдипов комплекс, где у сына развивается влечение к матери, а затем он идентифицируется с отцом. Существуют карты взаимоотношений, а некоторые из них изображают как сексуальный, так и агрессивный оттенок, без изображения реального насилия, агрессии или сексуальной активности.

ТАТ, вероятно, занимает второе место после теста Роршаха с точки зрения его использования и исследований в качестве проективного теста. Тестируемых людей просят рассказать историю о каждой карточке, в том числе о том, что привело к изображению, что происходит в настоящем и чем закончится история.Основная предпосылка состоит в том, что бессознательные темы начнут развиваться, относящиеся к определенным типам карточек или к тесту в целом. Затем эти темы можно интерпретировать и использовать для дальнейшего изучения.

Дом-Дерево-Человек

Тест «Дом-Дерево-Человек» (H-T-P) не требует специальных материалов и вообще не стандартизирован. Оценщик просит человека нарисовать дом, дерево и человека. После завершения он может попросить человека рассказать историю, относящуюся к каждой фотографии, включая то, кто, что, где, как и почему относится к каждой из них.

Используются разные методы интерпретации, и в зависимости от подготовки эксперта и теоретического подхода могут возникать разные интерпретации. Как и большинство проективных техник, его сила заключается в ослаблении защиты и получении более четкой картины бессознательного.

Свободная ассоциация

Это была одна из любимых техник Фрейда, и на первый взгляд кажется, что ее довольно просто использовать. Фрейд сидел в своем кресле позади пациента, чтобы не допустить возникновения проекции.Затем он позволял пациенту говорить без перерывов и указаний в течение длительного периода времени. Фрейд делал заметки, анализировал темы и собирал воедино наиболее ярко выраженные аспекты бессознательного.

Другие могут указать тему для этой свободной ассоциации, например, «мать» или «гнев», а затем расслабиться, чтобы позволить пациенту свободно общаться. Без давления, беспокойства или страхов аспекты бессознательного более свободны в проявлении себя. Таким образом, прерывание или руководство пациентом усиливает защиту и подавляет бессознательные импульсы.

Анализ сновидений

Другой фаворит психоаналитических терапевтов, толкование снов позволяет эксперту находить темы и скрытый смысл в сновидениях пациентов. Фрейд считал, что все сновидения состоят из явного или очевидного содержания и скрытого или скрытого содержания.

Явное содержание снов — это рассказы, подобные подробностям, которыми мы делимся с другими. Например, во сне о полете можно описать детали того, как это произошло, кто был там, где летел человек, как быстро, как высоко и т. Д.Скрытое содержимое состоит из кусочков бессознательного, которые просачиваются наружу, пока мы спим, и наши защитные механизмы являются их самыми слабыми. Сон о полете может представлять собой более глубокую бессознательную потребность в свободе, страх, который становится слишком приземленным или застрявшим, или, возможно, даже проявлением сексуальных импульсов. Интерпретация конкретного сна может сильно отличаться, и большинство согласны с тем, что использование этой техники в сочетании с другой информацией является ее единственным этическим применением.

Word Association

Тесты

Word Association могут принимать разные формы, поскольку единого принятого списка слов не существует.Проще говоря, при использовании этого типа теста эксперт будет читать список слов, прося участника записать самое первое, что приходит на ум после каждого. Цель состоит в том, чтобы обойти задействованные защитные механизмы и добраться до бессознательного до того, как эти защиты сработают.

Как вы могли догадаться, есть несколько общих слов в таком тесте: «мать», «отец» и «пол» в верхней части этого списка. Есть исследования тестов словесных ассоциаций, но, поскольку стандартной формы не существует, их эффективность не была определена.Подобно многим проективным методам, эта оценка может дать некоторую качественную информацию, которая, по крайней мере, может вдохновить на дальнейшее исследование.

Неполные предложения

Эта оценка может принимать различные формы, но основная идея заключается в завершении частично завершенных предложений. Пункты такого теста могут выглядеть следующим образом:

1. Лучший друг ____________________________.

2. Матери ____________________________.

3. Мое худшее детство было _______________________.

Очевидно, что таким тестом довольно просто манипулировать, и это признанный отрицательный результат. Однако многие рассматривают эту оценку как средство для получения информации, которая может быть не на поверхностном уровне, или как средство побудить человека задуматься о чем-то, что он, возможно, забыл или скрыл. Тесты на неполные предложения также хорошо работают с детьми, некоторые говорят, что даже лучше, потому что они, как правило, более честны и менее мудры в отношении цели оценки.

Субъективность фокус-групп и тестов чернильными пятнами


Субъективность фокус-групп и тестов чернильными пятнами

Компаниям необходимо понимать, как люди видят их продукты и чего они хотят, поэтому спрашивать клиентов об этом в фокус-группе кажется отличной идеей. Фокус-группы могут предоставить ценную форму качественного исследования, давая компаниям представление об убеждениях, желаниях и отношении потребителей к продукту. Тем не менее, в то время как фокус-группы могут дать некоторое представление, история проективных тестов (также называемых чернильными пятнами) в психологии предостерегает, полагаясь исключительно на качественные данные такого рода.

Начиная с начала 20 века психологи и психиатры разработали проективные тесты для диагностики психических расстройств и получения доступа к подсознательным убеждениям и желаниям пациентов. Считалось, что эти тесты, основанные на теории проекции Фрейда, позволяют бессознательным убеждениям и желаниям проявляться через их открытую структуру, которая, как считалось, менее опасна для людей. В проективном тесте кому-то показывают набор неоднозначных или абстрактных изображений, которые можно интерпретировать по-разному (самый известный пример — чернильные кляксы Роршаха, которые обычно изображаются на психологических экзаменах в фильмах), и их просят рассказать о том, что они видят и то, что заставляют их думать изображения.Считалось, что люди будут проецировать свои подсознательные мысли (желания, убеждения и т. Д.) На изображение, тем самым раскрывая скрытые части своей личности, которые затем могут быть проанализированы и интерпретированы психиатром, проводящим тест.

Проективные тесты были провозглашены революционным диагностическим инструментом, пока не стали предметом пристального внимания в 1980-х и 90-х годах, когда психоаналитическая теория потеряла популярность. Проблема проективных тестов в том, что им не хватает валидности и надежности — двух важнейших аспектов любой психологической оценки.Надежность означает, насколько согласованы результаты данного теста: надежный тест будет давать одни и те же результаты снова и снова. Действительность относится к тому, действительно ли что-то измеряет то, что, как утверждается, измеряет. Проективные тесты ненадежны по двум причинам. Во-первых, неясно, действительно ли то, что говорят люди, отражает что-то значимое в их психике. Иногда может, а часто нет, и зачастую невозможно отличить разницу. Во-вторых, даже если чьи-то ответы действительно отражают что-то значимое, результаты подлежат интерпретации экзаменатором.Исследования проективных тестов показали, что интерпретации одних и тех же данных сильно различаются, и поэтому эти тесты дают разные результаты в зависимости от того, кто их интерпретирует. Тест не может быть валидным, если он ненадежен (надежность является необходимым, но недостаточным условием валидности), но валидность подвергается еще большему риску, поскольку неясно, что на самом деле отчеты испытуемых говорят об их психике. По этим причинам серьезные врачи больше не используют проективные тесты для диагностики, а только как ледоколы для начала разговора.

Во многом фокус-группы напоминают проективные тесты. Людей просят взаимодействовать с чем-то, что они часто никогда раньше не видели, и каким-то образом это комментировать (сродни роли пациента в проективном тесте). Затем один или несколько наблюдателей интерпретируют свои ответы (аналогично роли психиатра в проективном тесте). Фокус-группы страдают от тех же проблем с надежностью и валидностью, что и проективные тесты. Поскольку люди часто не осведомлены о важнейших аспектах своего собственного мышления, трудно сказать, действительно ли их отчеты отражают значимое понимание их принятия решений.Кроме того, интерпретация результатов во многом зависит от того, кто занимается интерпретацией. Любой, кто работал с фокус-группами, знает, что интерпретация результатов часто сильно различается у разных наблюдателей, поскольку собственные программы и убеждения наблюдателей неизбежно включаются в то, что, по их мнению, означают отчеты людей. Прогнозирование — это улица с двусторонним движением, и часто выводы наблюдателей раскрывают больше об их собственных предубеждениях, чем о том, что на самом деле сказали респонденты.

Это не означает, что фокус-группы не представляют никакой ценности, даже такие субъективные качественные данные лучше, чем отсутствие данных, но должно быть ясно, что информация, собранная и проанализированная в фокус-группах, должна восприниматься с недоверием.Они могут предоставить хорошие ледоколы и помочь информировать людей о том, как люди могут думать о продукте, но трудно понять, верны ли их результаты или их выводы надежны. По нашему мнению, любые такие результаты должны быть подтверждены дальнейшими исследованиями с использованием объективных количественных методов с известной достоверностью и надежностью.

(В соавторстве с Кайлом Томасом)

Психоанализ и проективные методы оценки личности — Hogrefe Publishing

Узнайте о Французской школе психоаналитических проективных методов в оценке личности:


  • Изучите теорию и методы
  • Полный терапевтических советов и подробных тематических исследований
  • Клинические инструменты для ТАТ и Роршаха в приложении

Этот уникальный Книга синтезирует работы ведущих мыслителей французской школы психоаналитических проективных методов оценки личности.Французская школа является прямым преемником оригинальных подходов Роршаха и Мюррея с использованием теста Роршаха и тематического теста апперцепции (ТАТ). В основе этого метода лежит идея сосуществования сознательных и бессознательных процессов, противоположных пар инстинктов и агентов, управляемых конфликтами (Фрейд). Переходная деятельность рассматривается как часть промежуточного пространства, пространства-посредника и носителя сообщений между субъектом и врачом (Винникотт). Эта книга воплощает в жизнь важный вклад Французской школы, сначала исследуя ее теории и методы, а затем ее клиническое применение.Подробные тематические исследования на разных этапах жизни исследуют психопатологию повседневной жизни с ее тяжелыми и инвалидизирующими состояниями страдания. Представлены современные достижения в области исследований и клинической работы, а также критически перечитываются и обсуждаются ранние новаторские работы Нины Рауш де Траубенберг, Вики Шентуб и Розин Дебрей.

Клинические инструменты, адаптированные для клиницистов и исследователей в приложениях, включают полезную схему для облегчения интерпретации Роршаха и ТАТ вместе, список скрытых запросов для ТАТ и текущую версию Таблицы оценок ТАТ.

Эта книга предназначена для клинических психологов, психиатров, психотерапевтов, исследователей и студентов, заинтересованных в применении психоаналитической теории к проективным методам.

Похвала книге

Этот сборник представляет собой замечательный синтез ведущих деятелей Французской школы психоаналитических проективных методов в оценке личности. Эта умело отредактированная и великолепно переведенная книга дает англоязычный мир доступ к богатым и ярким традициям французской школы.Он отдает должное наследию, наставничеству и вкладу Нины Рауш де Траубенберг, Розин Дебрей и Вики Шентуб и содержит научные и творческие статьи по теории, методам и клиническим приложениям с обширными тематическими исследованиями, а также по таким темам, как ментализация, репрезентация, соматические расстройства, травмы и биполярные расстройства. Этот том является важным чтением для продвинутых студентов, клиницистов и исследователей, которые хотят расширить свои знания о Французской школе проективных техник и методов.Я буквально не мог оторваться от этой книги!
Говард Д. Лернер, доктор философии, доцент клинической психологии, факультет психиатрии, факультет Мичиганского университета, Мичиганский психоаналитический институт, Анн-Арбор, штат Мичиган, США

Эта драгоценная книга проливает яркий и проницательный свет на силу подход французской школы к психоаналитической теории! Как профессор, психоаналитик и эксперт по проективным тестам, я настоятельно рекомендую эту обязательную книгу специалистам в области психического здоровья, клиницистам и специалистам по тестированию.В нем освещаются ключевые концепции личности, такие как нарциссизм и саморепрезентация, а также включены ценные психоаналитические интерпретации проективных тестов, таких как тест Роршаха и ТАТ, и их использование как в диагностической обстановке, так и в качестве метакогнитивных инструментов в исследованиях клинической психологии и психопатологии.
Тевфика Икиз, психоаналитик, профессор психологии Стамбульского университета, Турция, и президент Турецкого общества Роршаха и проективных методов

Всеобщая история «История проективного тестирования

ПРОЕКТНЫЕ ИСПЫТАНИЯ: ПРАЙМЕР

Современная оценка личности началась в конце девятнадцатого века с Фрэнсиса Гальтона и вдохновила других психологов на исследования в области проективных методов, таких как Карл Юнг и его тест словесных ассоциаций.Наряду с Юнгом в начале двадцатого века были разработаны и другие тесты, включая тест чернильных пятен Роршаха и тематический тест апперцепции. Ранние корни проективных тестов восходят к социальным мотивам, которые способствовали необходимости развития философских идей и научных теорий. Тремя важными фигурами в этом развитии являются Франц Галл, Фрэнсис Гальтон и Джеймс Маккин Кеттелл. (Мясник 2010).

Теория френологии Франца Галля впервые предположила, что умственная деятельность локализована в головном мозге.(Торн и Торн, 2005, с. 156). Фрэнсис Гальтон, пионер в изучении человеческих различий, проводил эксперименты с психическими процессами. Это включало ментальные образы и сенсорные способности. (Торн и Торн, 2005, с. 246). Работа Джеймса МакКина Кеттелла с «ментальными тестами» послужила катализатором «научной основы» клинической психологии. (Мясник 2010).

В 1921 году Герман Роршах опубликовал книгу « Psychodiagnostik », в которой подробно описывалась техника проективных тестов Роршаха «Чернильные пятна».

В 1935 году Генри Мюррей и Кристиана Морган разработали тематический тест апперцепции (ТАТ). Говорили, что одна из студенток Мюррея вдохновила идею создания ТАТ, когда рассказала ему о своем сыне, который смотрел фотографии из журналов, когда он был дома больным, и придумывал истории о них. Она спросила Мюррея, есть ли способ использовать это в клиническом сценарии. Морган и Мюррей развили идею дальше и нашли изображения, которые можно использовать в своем тесте. Морган на самом деле нарисовал некоторые рисунки, которые использовались в тесте.

(Джошуа Спроул)

Ссылки :

Aronow, E., Altman-Weiss, K., Reznikoff, M. (2001). Практическое руководство по тематическому тесту апперцепции: ТАТ в клинической практике. Филадельфия, Пенсильвания: Тейлор и Фрэнсис.

Мясник, Дж. Н. (2010). Оценка личности с девятнадцатого до начала двадцать первого века: прошлые достижения и современные вызовы. Ежегодный обзор клинической психологии , Том 6, , 1-20.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *