Противоположность феминизма: «Существует ли противоположность феминизму?» – Яндекс.Кью

Содержание

10 мифов о феминизме | Steppe

Обсуждая с коллегами права женщин, мы заметили, что в народе есть некий собирательный образ феминистки. Причём характеристики не самые приятные: начиная с повышенной истеричности заканчивая готовностью прилюдно сжигать на костре мужчин. Вообще, вокруг феминизма появилось множество якобы «прописных истин». Что из этого правда, а что нет, рассказала Алина Невидимко.

 

Алина Невидимко — дизайнерка, татуировщица и феминистка. В инициативных группах и объединениях не состоит.

 

 

 

 

 

Феминизм — это борьба за равноправие

Феминизм — борьба не за равные права, а за женские. Многие, наверное, со мной не согласятся, но в действительности это так. Равноправие — такое довольно либеральное понятие, которое позволяет нам быть хоть немного более удобными для патриархата.

Борьба за женские права — понятие более точное, потому что нам не нужны те же права, что есть у мужчин. Нам не нужно право насиловать и получать за это всего лишь административный арест или закрытое дело по «примирению сторон», не нужно право получать зарплату на 30% больше, не нужно право перебивать и смотреть свысока, не нужно право служить в армии. Большая часть феминисток вообще за то, чтобы расформировать армию. 

Но есть такие права, которые должны принадлежать только женщинам, и мужчины даже размышлять на эти темы не должны. Это право на аборт, на деторождение или отказ от него, право выходить замуж или отказываться от этого. Это просто некорректно, когда мужчина рассуждает об аборте. Да, они могут сказать: «Я как отец хотел бы выбирать». Но дело в том, что как отец ребёнка ты принимаешь участие доли секунд, когда сперматозоид оплодотворяет яйцеклетку. Всё остальное — вынашивание, сами роды… Это всё никак их не касается, что бы там они себе не думали.

Вот как только найдётся человек биологически мужского пола, который сможет выносить и родить ребёнка. Только тогда мужчины смогут вообще рот открывать на эту тему.

Феминистки агрессивные

Не-а. Что такое вообще агрессия? Те поступки или слова, которые позволяют характеризовать женщину как агрессивную, от мужчины как агрессия не воспринимаются. Если женщина твёрдо отстаивает позицию, ей любят говорить: «Ты агрессивная! Я просто спросил, что ты сразу орёшь?» Но когда мужчина в споре повышает голос, к нему таких претензий нет. Сразу идут драться? Нет, опять-таки, это типично для мужчин: когда закончились аргументы — самое время по морде съездить. 

Феминистки могут казаться агрессивными для тех, кто привык, что женщина должна быть тихой-смирной, потупить взор и молча чай наливать. Что женщина от стирки носков и варки борщей должна отвлекаться только на то, чтобы мужу массаж сделать. А если она вдруг посмела высказать своё мнение, то смотрите-ка, она дура агрессивная. 

Феминистки лишают нас традиционных ценностей

Нет, не миф. Мы действительно против многих семейных ценностей вроде «женщина должна рожать и варить борщи». Но это потому, что кроме репродуктивных функций у женщины есть куча других возможностей, и она не должна ограничиваться этой «типично женской сферой». Мы против того, чтобы нам затыкали рты под видом того, что «твоё место на кухне». Или запрещали сидеть на холодном не потому что почки будут болеть, а потому что «тебе ещё рожать».

Этнические традиции мало чего хорошего дали женщинам. С приходом ислама казашек всё пытаются засунуть в паранджи, хотя все мы прекрасно знаем, что они всегда были более свободными. Кто-то говорит, что традиции помогали нам сформировать моральный облик или ещё что-то такое. Но этого можно добиться и без кощунственных традиций в отношении женщин.

Традиции всегда были на стороне мужчин. В Коране, например, сказано, что за измену женщину можно забить камнями, тогда как мужчина может иметь несколько жён. Что в этом хорошего?

Феминистки мужененавистницы

Частично это миф, частично правда. Во-первых, среди женщин — независимо от того, борются они за свои права или нет — есть мужененавистницы, так же как среди мужчин есть женоненавистники.

И есть радикальные течения феминизма, которые открыто говорят: «Да, мы ненавидим мужчин, и мы имеем на это право». И на то у женщин огромное количество причин: изнасилования, бытовой сексизм, менсплейнинг и так далее.

Менсплейнинг — это то, как мужчина говорит, man explaining. Даже если он действительно разбирается в вопросе, он обычно говорит с превосходящей позиции и поучительным тоном. Обычно менсплеймят в типично «мужских» областях: машины, политика. То есть те области, в которых мужчины — по их мнению — разбираются, а женщины ничего не смыслят.

Феминистки заводят отношения с мужчинами: вступают в гетеросексуальные браки, дружат. Естественно, есть мужчины, которых не стоит ненавидеть: они понимают, что есть проблема, что угнетение существует, и прилагают максимум усилий, чтобы это изменить. 

Феминистки страшные, волосатые и похожи на мужиков

Нет никакой корреляции между внешним видом и мировоззрением женщины. Даже несмотря на то, что многие очень хотят так думать.

Я знаю большое количество девушек, которые выглядят достаточно женственно с точки зрения общества: длинные волосы, платья, каблуки и всё такое. И их в принципе очень много. С другой стороны, много «мужеподобных» женщин, которые не являются феминистками и вообще очень патриархальные. Они могут навязывать своё мнение и считать других женщин тупыми курицами, а себя — клёвыми, транслируя мизогинные взгляды.

А вот про страшных и волосатых это полуправда. Сейчас объясню почему. Страшными феминисток называют исходя из принятых в обществе стандартов красоты. Если женщина отказывается от декоративной косметики или использует её в меньшем количестве, она становится страшной. В Европе или Америке женщина спокойно может выйти из дома без укладки или косметики — и это ок. У нас же, не дай богиня, я в магазин выйду не накрашенная — трагедия! То есть женщина будет страшной, если она не нанесла достаточного количества штукатурки на лицо. В действительности с физиологическими характеристиками это никак не связано — у феминисток не по 13 глаз.

Плюс свою роль играет то, что среди феминисток много сторонниц бодипозитива: отказываются брить определённые части тела, не красятся, считают любое тело красивым. По мнению многих, ты жирная, если не вписываешься в стандарты 90-60-90. И поэтому почему бы не обесценить слова женщин и те доводы, которыми она апеллирует, фразой «Да ты просто жирная!»

Женщины бесятся с жиру. На самом деле, у них есть все права

Это миф. Я часто слышу, что бабы просто любят поорать, и им сейчас слишком хорошо живётся — нужно хоть чем-то заняться. Но никто не бесится с жиру. Если бы у нас были все права, общество выглядело бы совершенно иначе. 

Всё ещё есть куча проблем: «стеклянный потолок», отсутствие доступа к образованию,  кража невест, неравные зарплаты (по статистике, в Казахстане мужчины получают примерно на 30% больше), бытовое насилие,  ежедневно мы подвергаемся разным видам насилия.

«Стеклянный потолок» — это когда женщина может обладать необходимыми навыками и быть компетентной в своей сфере, но на определённом этапе карьерного развития останавливается и не может занять руководящую должность.

Конечно, есть женщины, которые занимают какие-то высокие посты, имеют своё дело. Но мужчин всё ещё намного больше. И усилия, которые прикладывает женщина, чтобы добиться какого-то минимального повышения, намного больше.

Феминистки притесняют мужчин

Однозначно миф. Мужчины имеют доступ ко многим областям жизни и профессиональной деятельности, к которым у женщин доступа нет. Какой бы образованной она не была. Женщина пока не может отказаться от деторождения без того, чтобы её не назвали дурой или старой девой. Или отказаться от замужества без того, чтобы общество не обрекало на существование в роли «никому не нужна». Мы пытаемся забрать свои права, а не посягаем на чужие.

Просто мужчины привыкли иметь определенную сферу влияния. И появление женщины на этой территории воспринимается как притесение.

Ну, к примеру. Есть сад. И ты можешь каждый день туда ходить и есть сколько угодно яблок. И тут в этот же сад заходит женщина, чтобы тоже есть эти яблоки.

И ты такой: «О, боже! Меня притесняют». Но по факту, сад общий. И от того, что ты каждый день в течение нескольких веков ешь эти яблоки, они не становятся твоими, хотя ты привык так думать. И яблок в саду много. Если их, помимо тебя кто-то ещё ест, ты не начнешь голодать.

Все феминистки либо лесбиянки, либо им просто с мужиками не везёт

Миф, конечно. Ориентация с убеждениями никак не связана. Само собой, среди феминисток есть лесбиянки, но не все же. Так же как и не все лесбиянки феминистки. «Не везёт на мужиков» — это вообще что? Бред какой-то. Есть много женщин, которым, условно, не повезло, но они не феминистки и так же склонны к мизогинии, считают, что у женщин есть все права.

Да, среди феминисток есть женщины, у которых был негативный опыт общения с мужчинами. Настолько сильный, что он привёл к феминизму. Но негативный опыт, который получает каждая женщина, не всегда становится толчком к глубинному переосмыслению убеждений. То есть, если тебе стало известно, что ты получаешь зарплату меньше, чем мужчина, это не значит, что ты такая — опа! — и стала феминисткой.

Когда мужчины сталкиваются с женщиной, которая защищает свои права, им удобнее считать, что она просто неудовлетворённая. Чувак! При чём тут вообще секс, если ты ей нормальную зарплату не платишь?

Феминисткам плевать на все остальные права

Однозначно миф. Есть интерсекциональный феминизм, который подразумевает пересечение разных типов угнетения: расизм, эйджизм, эйблизм и так далее. Соответственно, нет какого-то сферического человека в вакууме, который угнетён только по какому-то одному признаку. К примеру, чёрная женщина угнетена больше, чем белая. Женщина в инвалидной коляске — больше, чем женщина с нормальным физическим развитием. Многие течения феминизма считают, что нужно бороться за права всех женщин вне зависимости от того, к какой группе они принадлежат.

За права мужчин бороться не нужно — у них и так всё есть. Я понимаю, конечно, что патриархат оказывает негативное влияние и на мужчин тоже. Но лично я отстаивать их права не собираюсь: если у мужчин есть какие-то проблемы, они должны точно так же самоорганизоваться и бороться. Тем более, против той системы, которую они сами, в общем-то, придумали, и в которой главенствуют. У феминисток есть, прежде всего, они сами и те, за кого действительно нужно вступаться.

Женщины хотят править миром

Смотря что под этим понимать. Если брать власть политическую, то да. Мы хотим, чтобы женщины становились президентками, министрессами и вообще были больше представлены в политике. Но править миром… это маловероятно и нереализуемо. Ну, то есть любой может сказать, что хочет владеть островом или планетой. Но мало ли что они там себе думают.

Матриархат существовал давно, и к сожалению, до нас не дошли какие-то подробные исследования такого социального устройства. Мы не знаем, как это действительно было. Для меня матриархат — эта полная противоположность патриархату. То есть женщина бы приходила домой, снимала тапки и садилась смотреть футбол, пиво пить. А мужчина бы в это время обслуживал детей, потом ужин готовил, а потом бежал быстренько на маникюр и в качалку. Но мы же понимаем, что это никому не нужно. Мы не хотим тех же самых стандартов красоты для мужчин. Мы хотим, чтобы нас от них избавили.


Иллюстрация: Алина Невидимко

феминизм — Викисловарь

Морфологические и синтаксические свойства

падежед. ч.мн. ч.
Им.фемини́змфемини́змы
Р.фемини́змафемини́змов
Д.фемини́змуфемини́змам
В.фемини́змфемини́змы
Тв.фемини́змомфемини́змами
Пр.фемини́змефемини́змах

фе-ми-ни́зм

Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -фемин-; суффикс: -изм [Тихонов, 1996].

Произношение

Семантические свойства

Значение
  1. общественно-политическое движение, целью которого является предоставление женщинам всей полноты гражданских прав, устранение дискриминации женщин ◆ Так что в Америке — торжество феминизма, а в России мир прочно удерживают мужчины. Ю. Н. Безелянский, «В садах любви», 1993 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆  — Феминизм, суфражизм — всё это, милый мой, выдумки нищих духом. Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина», 1928 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Возможно, при полной победе феминизма женщины будут яростно сражаться за мужчину, а мужчина в это время будет сидеть в сторонке и покуривать. Ф. А. Искандер, «Поэт», 1998 г. // «Новый Мир» (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Она привержена феминизму и начинает рассказ о феминистском движении в США издалека, с десятых годов. В. В. Катанян, «Прикосновение к идолам», 1998 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. перен. стремление к равноправию женщин с мужчинами во всех сферах общества ◆ Другие на таком пути сбиваются на крикливую дорогу феминизма, с подражанием мужчине в одежде, в наружности или с вызовом в области общественной. М. М. Пришвин, «Дневники», 1922 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. наличие у мужчины присущих женщинам физических и психических признаков (гинекомастии, широкого таза, узких плеч, тонкого голоса, соответствующих черт характера, привычек, наклонностей и т. п.) ◆ Феминизм — появление у взрослых лиц мужского пола женских черт в строении тела и исчезновение качеств, присущих мужчинам, — зависит от избыточного поступления в кровь эстрогенных гормонов, вырабатываемых корой надпочечников. «Хирургия, Том 42», 1966 г. (цитата из библиотеки Google Книги)
Синонимы
  1. ?
  2. ?
  3. феминность, фемининность
Антонимы
Гиперонимы
  1. движение
Гипонимы
  1. анархо-феминизм, экофеминизм, трансфеминизм, чёрный феминизм
  2. ?
  3. ?

Родственные слова

Этимология

Происходит от франц. féminisme «феминизм», от féminin «женский», из femininus «женский», далее из femina «женщина» (родств. fecundus «плодородный»). Франц. термин — с 1837 года.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

Перевод

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить все семантические связи (отсутствие можно указать прочерком, а неизвестность — символом вопроса)
  • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

Ключевые направления феминизма — Wonderzine

Александра Савина

феминистская идеология менялась и расширялась на протяжении всего своего существования: в её рамках возникло множество течений, как знаменитых, так и малоизвестных. Первая волна феминизма пришлась на середину XIX — начало XX века: она была направлена на борьбу за избирательные и другие права женщин, за их эмансипацию. В конце 1960-х — 1970-е годы возникла вторая волна феминистского движения — борьба против дискриминации по половому признаку, затронувшая вопросы семьи, репродуктивных прав, сексуальных, политических и экономических отношений. Третья волна феминизма возникла в 1990-е и, по мнению некоторых исследователей, продолжается и сейчас: помимо вопросов равноправия она также поднимает проблемы, связанные с расой, классом, сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью.

Нередко феминистские течения, как, например, экофеминизм, поднимают вопросы и из других сфер. Рассказываем о различных течениях и движениях феминизма, а также их целях.

Антирасистский


феминизм

Несмотря на то что феминистское движение стремится говорить от лица всех женщин, его нередко обвиняют в игнорировании проблем меньшинств. Движение антирасистского феминизма ставит во главу угла идею о том, что феминизм не должен ограничиваться борьбой за права белых представительниц среднего класса и должен обращать внимание на проблему угнетения женщин разных рас. Антирасистский феминизм включает в себя борьбу с сексизмом, расизмом и классовым угнетением.

Писательница и поэтесса Элис Уокер впервые употребила термин «womanism» — альтернативу термину «феминизм», который подразумевает также защиту женщин разных рас и разного происхождения.

Интерсекциональный


феминизм

Интерсекциональный феминизм возник в результате борьбы представителей различных меньшинств (ЛГБТ-сообщества, людей с инвалидностью и людей разных рас) за свои права. Название этой феминистской социологической теории дала профессор Кимберли Креншоу в 1989 году, хотя сама концепция, безусловно, существовала и раньше. Представители интерсекционального феминизма говорят о том, что не существует единого и универсального женского опыта, а борьба за права женщин неотделима от борьбы за права представителей ЛГБТ-сообщества и борьбы с расизмом и эйблизмом.

Культурный


феминизм

Культурный феминизм — направление внутри радикального феминизма, сторонницы которого говорят, что женщины, благодаря своей природе или особенному женскому историческому опыту обладают особыми женскими (феминными) качествами, которые, в свою очередь, противоположны мужским (маскулинным) качествам. Женскими качествами является связь с другими людьми (как биологическая — через беременность, так и моральная), сопереживание, единение — все эти качества способствуют формированию идеи «сестринства».

Теоретики культурного феминизма по-разному оценивают, как связанность с другими людьми влияет на жизнь женщин: одни считают, что способность к беременности и деторождению стала причиной угнетения женщин, другие считают, что эта способность помогла сформировать особую женскую культуру, такую же богатую, как политика или наука. Но все они сходятся в том, что в мире, свободном от патриархата, все люди смогут свободно проявлять заботу друг о друге.

Либеральный


феминизм

Либеральный феминизм возник раньше других направлений феминизма; исторически он связан с суфражистским движением. Его цель — обеспечить женщинам равные права и возможности с мужчинами: дать им возможность получать образование, иметь оплачиваемую работу и участвовать в политической жизни наравне с мужчинами, добиться того, чтобы их роль в обществе не ограничивалась ролью домохозяйки и жены. Основным средством для достижения этой цели либеральный феминизм считает реформы законодательства, предотвращающие дискриминацию женщин.

Сейчас основными методами либерального феминизма являются лоббирование интересов женщин и разработка соответствующих законов, а также создание кризисных центров и групп поддержки, направленных на борьбу с конкретными проблемами. Идеи либерального феминизма получили наибольшее распространение в современном обществе.

Марксистский


феминизм

В основе идеологии марксистского феминизма лежат работы Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Он рассматривает угнетение женщин как частный случай капиталистического и классового угнетения и считает мужчин господствующим классом, который эксплуатирует женщин. Угнетение женщин идеология марксистского феминизма связывает с институтами частной собственности, а освобождение женщин считает частью классовой борьбы пролетариата.

Самый важный механизм мужского господства — контроль над женской сексуальностью («Сексуальность для феминизма то же самое, что труд для марксизма», — считает феминистка Кэтрин Маккиннон). Большой вклад в развитие идеологии марксистского феминизма внесла Россия — во многом благодаря деятельности Александры Коллонтай. В 1960–1970-е годы теоретики марксистского феминизма подняли важную проблему бесплатного домашнего женского труда.

К марксистскому феминизму близок социалистический феминизм. Он выдвигает идею двойного угнетения женщин — структурами патриархата и капитализма. Саму систему подавления женщин в социалистическом феминизме называют «капиталистическим патриархатом».

Поп-феминизм

Поп-феминизмом называют проникновение феминистских идей в поп-культуру и трансляцию их в доступном широкой аудитории виде: будь то Бейонсе, использующая в песне сэмпл из лекции TED нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи «We should all be feminists», Эмма Уотсон, являющаяся послом доброй воли ООН и открывшая феминистский книжный клуб, или Дженнифер Лоуренс, написавшая эссе о неравенстве в оплате труда мужчин и женщин. Поп-феминизм затрагивает самые разные вопросы и проблемы — от дискриминации по половому признаку до вопросов гендерной идентичности.

Поп-феминизм часто подвергается критике со стороны феминисток, но в нём видят и положительные моменты: он может привлечь аудиторию, которой феминистские идеи поначалу не были близки.

Постмодернистский


феминизм

Постмодернистский феминизм критикует бинарную систему «женщина»/«мужчина», деконструирует эти понятия и стремится размыть границы и отказаться от строгой гендерной системы ради более сложной и многогранной реальности.

Для этого направления очень большое значение имеют работы американского философа Джудит Батлер: она анализирует, как гендер становится культурным знаком, приказывающим телу вести себя в соответствии с биологическим полом. Она говорит о том, что общество гетеронормативно и оно отказывается признавать полноценным любого члена общества, который не соответствует гендерным нормам.

Постколониальный


феминизм

(феминизм постколониальной волны)

Постколониальный феминизм возник в противовес мейнстримовым западным феминистским идеям, которые в основном защищают права белых женщин среднего класса. Он обращает внимание на проблемы женщин, живущих в странах третьего мира, на опыт женщин, живущих в постколониальных культурах.

Эта теория проводит параллели между патриархальным и колониальным угнетением: опыт женщин в патриархальном обществе во многом схож с опытом жителей колониальных стран. Женщины, жившие в колониальных странах, сталкивались и с угнетением по признаку пола, и с колониальным угнетением. Постколониальный феминизм обращает внимание на уникальный опыт и уникальные проблемы женщин разных рас и разного происхождения.

Психоаналитический феминизм

Психоаналитический феминизм утверждает, что равноправие не может установиться исключительно благодаря реформам, поскольку неравенство скрыто в глубинных слоях человеческой психики. Психоаналитический феминизм развивает теорию бессознательного и критикует те её части, которые откровенно дискриминируют женщин — например, представление о женской зависти к пенису и о том, что женщины ощущают свою неполноценность. Задача психоаналитического феминизма — анализ патриархальных структур бессознательного.

Психоаналитический феминизм часто выступал не как самостоятельная ветвь феминистического движения, а в сочетании с другими направлениями, в особенности с движениями второй волны.

Радикальный


феминизм

Ключевым понятием для радикального феминизма является патриархат — система социальных структур и практик, которая подчиняет и угнетает женщин, пронизывающая все сферы человеческих отношений. Радикальные феминистки считают причиной угнетения женщин патриархальные гендерные отношения. Радикальный феминизм борется с патриархатом на разных уровнях, в том числе в сфере сексуальности, семейных отношений и репродуктивных прав.

Радикальные феминистки известны благодаря своему активизму. Они говорят о необходимости существования исключительно женских движений и настаивают на том, что все мужчины заинтересованы в подавлении женщин и воспроизводят механизмы патриархата. При этом радикальный феминизм нередко критикуют за слишком обобщённый взгляд на женщин, не учитывающий расовых и классовых различий.

Сепаратистский


феминизм

Сепаратистский феминизм — форма радикального феминизма, получившая наибольшее развитие в 1970-е. Он продвигает идею физического, психологического, эмоционального и духовного отделения от мужчин. Сепаратистские феминистки выступают против гетеросексуальных отношений, а также против рабочих и личных отношений с мужчинами в принципе: они считают, что мужчины не могут принести никакой пользы феминистскому движению и только способствуют утверждению патриархальных отношений.

Начало движению положила организация «Ячейка 16», основанная Роксанной Данбар. Программа организации подразумевала целибат, сепарацию и тренировки по самообороне. Лесбийские отношения никогда не были частью программы «Ячейки 16», но именно она заложила основы лесбийского сепаратизма. Сепаратистские коммуны возникают и в наши дни.

Сексуально позитивный феминизм

Секс-позитивные феминистки считают важной частью своих взглядов то, что женщины имеют право распоряжаться своей сексуальностью и получать удовольствие от секса наравне с мужчинами. Они выступают за безопасный и консенсуальный секс, говорят о важности сексуального образования и борются со слатшеймингом. Они также выступают против стигматизации секс-работы и призывают видеть в секс-работницах в первую очередь личностей, чьи права нужно защищать.

Их часто сравнивают с секс-негативными феминистками: вторые выступают против того, чтобы превращать секс в товар для потребления, они категорически против проституции, порнографии и использования секса для продажи товаров, с ним не связанных.

Между этими двумя противоположными на первый взгляд точками зрения есть и общее: представительницы обоих течений выступают против сексуального насилия и эксплуатации женской сексуальности, но выбирают для решения этих проблем разные методы.

Суфражизм

Либеральный феминизм зародился из идей движения суфражисток, получившего наибольшее распространение в Великобритании и США. Их целью было достижение юридического и политического равенства женщин с мужчинами; они требовали предоставить женщинам избирательные права, а также выступали против дискриминации женщин в экономической и политической сферах.

Изначально движение суфражисток было мирным (например, они рассылали письма членам парламента и организовывали комитеты), но после того как эти действия не принесли должного результата, им пришлось прибегнуть к более жестоким методам. Они разбивали окна, бросали камни, поджигали почтовые отделения и резали телефонные провода, а также участвовали в столкновениях с полицией и устраивали голодовки. Основное достижение суфражисток — всеобщее избирательное право (в США оно было принято в 1920 году, а в Великобритании — в 1928-м).

Трансфеминизм

Трансфеминизм — направление феминизма, борющееся за права трансгендерных женщин и поднимающее вопросы гендерной идентичности, которыми занимаются не все феминистские течения. Трансфеминистсткое движение борется с сексизмом и трансфобией и поддерживает других людей, не вписывающихся в бинарную гендерную систему. Трансгендерные женщины подвержены пересекающимся видам дискриминации — трансфобии и мизогинии; такой вид угнетения описывают общим термином «трансмизогиния». В среде радикальных феминисток достаточно высок уровень трансфобии.

Изображения: WikiArt (1, 2), Wikimedia

С кем и с чем борются сторонники мужских движений — Wonderzine

Сорвачёв говорит, что занимается «Эгалитарным мужским движением» ещё и по личным причинам: у юриста есть ребёнок, которого он не видит, но за которого платит алименты. При этом отношение к выплатам у него негативное. «Даже рубль алиментов — это, скажем мягко, неправильно, потому что детям нужны отцы, а не деньги. Деньги детям не нужны», — считает он. Сорвачёв говорит, что, по данным судебных приставов, миллион мужчин не платят алименты, из-за чего могут стать фигурантами уголовного дела (по разным данным, их число выше — от полутора до двух миллионов мужчин, девяносто восемь процентов не платят. — Прим. ред.). Решить проблему алиментов он предлагает лишением родительских прав, а если у матери ребёнка появляется новый муж, то он может удочерить или усыновить ребёнка. «А вот бегать за ними с дубиной, выжимать деньги и сажать в тюрьму — это просто бред и варварство. К тому же у этих мужчин есть дети и от других женщин — получается, что они страдают из-за той части дохода, который уходит к другому ребёнку. А он уже может жить с другим папой», — считает юрист.

Если женщина не находит другого мужчину, то она должна понимать, что ребёнок — это большая ответственность, которая ложится только на её плечи, считает Сорвачёв. «Всё в жизни требует времени и денег. Вот, например, вы купили квартиру — она что, не требует времени? Ремонта, налогов? Разве дрессировка собак и кошек не занимает времени? Это же счастье, это всё ваши дети, квартиры, животные. Так почему кто-то другой должен отвечать за ваше решение завести ребёнка?» — рассказывает Антон. При этом он отмечает, что у мужчин нет права настоять на аборте или рождении ребёнка. «Её тело — её дело, я сто процентов за этот феминистский лозунг. Но почему мужчина, его следующие жёны и дети должны страдать?»

Сорвачёв рассказывает, что к нему как к юристу мужчины обращаются с разными запросами. Первый — это запрет матери ребёнка на встречи с отцом, второй — защита имущества при разводе. «Женщины хотят отгрызть и отжать, а мужчины — защитить то, что они заработали», — рассказывает он.

О своём отношении к феминизму Сорвачёв отзывается нейтрально, если речь не идёт о радикальном направлении, потому что оно «разжигает ненависть по отношению к мужчинам». «Если феминистки говорят, что мужчин нужно кастрировать или уничтожить, то я к этому отношусь отрицательно. Я мужчина, я не хочу, чтобы меня уничтожали», — говорит он. «Правильный» феминизм в его представлении выглядит так: сильная женщина говорит, что способна сама всё вынести и решить, ей не нужны алименты. «Я только за то, чтобы женщины максимально сепарировались и жили в своём параллельном мире и пересекались с нами только по рабочим вопросам. Чтобы было равноправие в семье», — рассказывает юрист.

Такое понимание радикального феминизма у Сорвачёва сложилось, по его словам, из анализа блогосферы и поп-культуры в целом. «Есть куча блогеров, которые разбирают феминизм — например, Вертосексуал (блогер, который в своих обзорах комментирует видео иллюстраторки и феминистки Ники Водвуд. — Прим. ред.). Есть фильмы — например, „Red Pill“ («Красная таблетка». — Прим. ред.), где главная героиня как раз радикальная феминистка — послушайте, что она говорит про мужчин и вообще». 

Журнал Театр. • Краткий словарь феминизма. Версия журнала «Театр»

1. Общие термины

Абьюз
насилие в широком смысле: физическое, психологическое или финансовое.

Аутинг
публичное разглашение информации о (гомо) сексуальной жизни человека без его согласия.

Каминг-аут
добровольное раскрытие информации об ориентации.

Бодипозитив
уважительное отношение к любым особенностям внешности.

Виктимблейминг
происходит, когда жертве какого‑либо преступления приписывается провокация преступника («сама виновата, короткую юбку надела»).

Газлайтинг
форма психологического насилия, основанная на манипуляциях. В итоге жертва начинает считать себя ненормальной, дефективной.

Гостинг
внезапное исчезновение, игнорирование звонков и сообщений партнера.

Кибербуллинг
травля в интернете.

Лукизм
дискриминация по внешности, обозначение положительных стереотипов, выбора поведения по отношению к физически привлекательным людям.

Менсплейнинг
когда мужчина что‑то снисходительно объясняет женщине, «делая скидку» на ее пол.

Менспрединг
мужская привычка сидеть с широко раздвинутыми ногами в общественном транспорте.

Мизогиния
ненависть или в крайнем случае снисходительное отношение к женщине и как следствие ее принижение.

Объективация
процесс опредмечивания женщины, сведения ее к картинке, абстрактному образу, искусственно наделенному рядом характеристик, отвечающих интересам мужчин.

Пэй-гэп
гендерный разрыв в оплате труда: женщины получают меньше за работу, которую они выполняют наравне с мужчинами.

Слатшейминг
осуждение женщины за «фривольный» внешний вид или поведение.

Сталкинг
нежелательное навязчивое внимание к одному человеку со стороны другого человека или группы людей.

«Стеклянный потолок»
термин, которым обозначают невидимый барьер, мешающий карьерному росту женщин.

Фемвертайзинг
реклама, поддерживающая женщин и направленная на них.

Фэтшейминг
неприятие лишнего веса как массовое явление; затрагивает любого, чьи объемы превышают эстетически одобряемые параметры.

Харассмент
общий термин для целого списка поступков, которые задевают или унижают человека, создают неблагоприятную обстановку, вызывают чувство стыда или пугают. Это могут быть и высказывания, и жесты, и действия от свиста вслед на улице до принуждения к сексу.

2. Волны феминизма

Первая волна (движение суфражисток)
появляется в конце ХIX века. Центральный вопрос — законодательное неравенство между мужчинами и женщинами, например, избирательное право или право на образование.

Вторая волна (конец 1960‑х годов)
рассматривает дискриминацию как следствие патриархального порядка. Задача этого движения — вскрыть неравенство в повседневной жизни, такое, как неоплачиваемый домашний труд.

Третья волна (начиная с 1990‑х)
фокусируется на иной интерпретации гендера, отсутствии четкой бинарной оппозиции мужчина/женщина. Третья волна включает в себя квир-теорию, борьбу не только с сексизмом, но и с эйблизмом (дискриминацией и социальным предубеждением против людей с инвалидностью, хроническими соматическими заболеваниями или психическими расстройствами).

3. Феминистские течения и группы

Либеральный феминизм
исторически связан с суфражистским движением. Его цель — равноправие через политические и правовые реформы.

Марксистский феминизм
опирается на работы Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Угнетение женщин связывает с институтами частной собственности, а освобождение женщин считает частью классовой борьбы пролетариата.

Радикальный феминизм (радфем)
считает причиной угнетения женщин патриархат. Радикальные феминистки известны благодаря активизму, говорят о необходимости существования исключительно женских движений и настаивают на том, что все мужчины заинтересованы в подавлении женщин и воспроизводят механизмы патриархата.

Сепаратистский феминизм
форма радикального феминизма. Сторонницы этого движения призывают к отделению от мужчин: выступают против гетеросексуальных отношений, а также против рабочих и личных отношений с мужчинами в принципе.

Социалистический феминизм
смесь марксистского и радикального феминизма. Утверждает, что коллективные усилия по преодолению существующей экономической системы в конечном итоге принесут большие выгоды женщинам.

Феминизм различий или культурный феминизм
направление внутри радикального феминизма, сторонницы которого говорят, что женщины благодаря своей природе или опыту обладают особыми женскими качествами, которые, в свою очередь, противоположны мужским качествам.

Интерсекциональный феминизм
возник в результате борьбы представителей различных меньшинств (ЛГБТ-сообщества, людей с ОВЗ и людей разных рас) за свои права. Представители говорят о том, что не существует единого и универсального женского опыта, а борьба за права женщин неотделима от борьбы за права меньшинств.

Антирасистский феминизм (вуманизм)
ставит во главу угла идею о том, что феминизм не должен ограничиваться борьбой за права белых представительниц среднего класса и должен обращать внимание на проблему угнетения женщин разных рас и происхождения.

Постколониальный феминизм
возник в противовес мейнстримным западным феминистским идеям, которые в основном защищают права белых женщин среднего класса. Он обращает внимание на проблемы женщин, живущих в странах третьего мира, на опыт женщин, живущих в постко­лониальных культурах.

Поп-феминизм
проникновение феминистских идей в поп-культуру и трансляция их в доступном широкой аудитории виде.

Постмодернистский феминизм
критикует бинарную систему женщина/мужчина, стремится отказаться от строгой гендерной системы ради более сложной и многогранной реальности.

Трансфеминизм
борьба за права трансгендерных женщин и постановка вопросов гендерной идентичности, которыми занимаются не все феминистские течения.

Секс-позитивный феминизм
движение за право распоряжаться своей сексуальностью и получать удовольствие от секса наравне с мужчинами. Сторонницы этого направления также выступают против стигматизации секс-работы и призывают видеть в секс-работницах в первую очередь личности, чьи права нужно защищать.

Секс-негативный феминизм
выступает против того, чтобы превращать секс в товар для потребления. Категорически против проституции, порнографии и использования секса для продажи товаров, с ним не связанных.

Киберфеминизм
направление в современной литературной и философской мысли внутри феминистского дискурса, которое обратилось к изучению и популяризации основных принципов киберкультуры, прежде всего кибернетики, биомедицины и технологий виртуальной реальности.

Экофеминизм
проводит параллель между эксплуатацией природы и женщины в патриархальном западном обществе, подчеркивая их философское единство. Основная цель движения состоит в том, чтобы привести мир в первоначальную гармонию путем пресечения дискриминации женщин.

Классики русского феминизма – Еженедельный «Ъ» – Коммерсантъ

День казни Жанны д’Арк, 30 мая, отмечается как Международный день феминизма. Российская история эмансипации покороче, а первыми заметными борцами за права женщин у нас были мужчины, причем литераторы.

МАРИЯ БАШМАКОВА

Осенним днем 1860 года в IX аудиторию Санкт-Петербургского университета вошла невысокая барышня в черном платье. Девушку торжественно вел под руку ректор, а сопровождал профессор, Константин Кавелин: студенты-юристы второго курса ждали его лекцию. Так в аудиторию вошла Наталья Корсини, дочь архитектора Иеронима Корсини. Событие было столь торжественно, сколь диковинно — ранее в университете девушки лекций не посещали.

Вслед за Корсини в университете появились и другие барышни, одна из них, Надежда Суслова (сестра роковой Аполлинарии, возлюбленной Достоевского, а впоследствии — жены Розанова, о которой речь еще пойдет ниже) стала первой женщиной в Европе, получившей высшее медицинское образование.

— Женщины обучаться в университете в царской России не могли,— поясняет Ирина Юкина, кандидат социологических наук, автор книги «Русский феминизм».— В университетском уставе дамы вообще не упоминались: в голову никому не приходило, что они придут учиться. Девушки могли быть только вольнослушательницами, без всяких прав и какого-либо официального статуса. В университетах в принципе не было женщин. Весь обслуживающий персонал состоял из мужчин. Следовательно, не было и дамских комнат. Официально женщины в России получили право быть зачисленными в университет только с 1914 года. А до этого желавшие получить образование барышни уезжали в Европу: во второй половине XIX века русские девушки стабильно составляли большинство среди всех студенток в европейских университетах.

Одна из любимых моделей художников во второй половине XIX века. Григорий Мясоедов «Курсистка. На пути к знаниям», 1904

Фото: Полтавский областной художественный музей им. Николая Ярошенко

Женские врачебные курсы открылись в России 1873 году, Высшие женские Бестужевские курсы — в 1878-м. Правда, дипломов эти курсы не давали — путь российских женщин к праву на образование, труд, общественную деятельность и свободу личной жизни только начинался.

Новые люди

На распространение идей эмансипации в стране повлияла в числе прочего и Крымская война 1853–1856 годов. Вместе с хирургом Николаем Пироговым на фронт отправились 32 сестры милосердия, подготовленные и обученные Крестовоздвиженской общиной. В статье «Вопросы жизни» Пирогов подчеркивал, что неправильно отстранять дам от участия в жизни общества.

— Женщины были для него серьезным социальным резервом,— поясняет Ирина Юкина.— Предлагаемый Пироговым новый идеал женщины: жена — активная спутница мужчины и мать, воспитывающая детей на высоких гражданских идеалах.

Во время Крымской войны женщины официально появились на поле боя

Фото: Mary Evans / DIOMEDIA

В 1855-м умер Николай I. К власти пришел Александр II. Наступили «мятежные шестидесятые», вопросов накопилось немало. Новое время формировало «новых людей», новый тип женщины и по-новому смотрело на ее место в обществе и отношения между полами. 3 марта (19 февраля по ст.ст.) 1861 года 1861 года Александр II подписал манифест об отмене крепостного права.

В середине XIX века по правам женщины мало чем отличались от крепостных крестьян: незамужняя девушка зависела от воли родителей, замужняя дама — от мужа.

Женщина в России до 21 года не имела права на отдельный вид на жительство без разрешения отца (в случае его смерти — матери либо опекуна) или мужа.

Брак был церковным, и поэтому развод становился крайне сложной процедурой, а причиной для него могли стать только два основания: измена одного из супругов или ее (его) неспособность к деторождению (в этом случае половое соитие считалось греховным, потому что не оправдывалось рождением детей). Ирина Юкина уточняет: мужчину во второй половине XIX века обвинить в прелюбодеянии можно было, только если у него имелся внебрачный ребенок; для женщины было достаточно факта измены. Из родительского наследства дочери получали одну четырнадцатую часть движимого имущества и одну восьмую недвижимого; остальное поровну делилось между сыновьями. Для поступления на учебу и устройства на работу женщине требовалось письменное согласие отца или мужа.

После отмены крепостного права, с обретением крестьянами свободы, привычный уклад жизни помещиков стал рушиться. Разорение дворянских семей заставляло одиноких женщин искать возможности заработка. Молодые дамы хлынули в Петербург в надежде на чудо: мечтали учиться на курсах, чтобы потом найти работу.

Дуня Раскольникова — собирательный образ провинциальной барышни, приехавшей в столицу за счастьем. Дементий Шмаринов, иллюстрация к роману Федора Достоевского «Преступление и наказание»

Фото: РИА Новости

Однако реальность оказалась жестокой. Столица не справилась с наплывом провинциальных барышень, желающих получить образование или найти работу гувернантки. Судьбу образованной бесприданницы весьма убедительно показал в «Преступлении наказании» Достоевский на примере Дуни Раскольниковой, ставшей гувернанткой, но из-за домогательств и скандала потерявшей место. Участь такой девушки — пойти в содержанки или монастырь. Нищей дворянке Дуне повезло — она вышла замуж по любви за недоучившегося студента прогрессивных взглядов и с идеалами.

О чем писали «Современник» и «Колокол»

Об идеалах и женском вопросе рассуждали газеты и толстые журналы разных политических направлений. «Новые люди» читали радикальный «Современник», Некрасова. Тон задавала разночинная интеллигенция: требовала перемен. К разночинцам прислушивались образованные современники обоего пола.

«Колокол» Александра Герцена (нелегальную бесцензурную газету, выходившую за границей с 1857 по 1867 год; тираж доходил до 2500 экземпляров) читали даже при дворе. Елена Штакеншнейдер — дочь придворного архитектора и приятельница Федора Достоевского — в 1857 году признавалась в дневнике: «Я однажды отважилась сказать своим подругам, что не люблю Некрасова; что не люблю Герцена — не отважилась бы». Первым в России сформулировал наболевший женский вопрос прозаик, поэт и публицист Михаил Михайлов.

В 1860-м он написал нашумевшую статью «Женщины, их воспитание и значение в семье и обществе» для «Современника». Статьи Михайлова «произвели в русских умах землетрясение», свидетельствовал публицист Николай Шелгунов.

«Если женщина достойна взойти на эшафот, то она достойна войти и в парламент» — так было написано на плакате с изображением казни Софьи Перовской. Эти слова принадлежат казненной на гильотине Олимпии де Гуж, автору Декларации прав женщины и гражданки

Фото: Hulton Archive / Getty Images

— Концепт женщины, поднимаемый мужчиной до своего уровня,— Галатеи — и концепт мужчины — ваятеля Пигмалиона — вполне соответствовал уровню понимания «женского вопроса» и путей его решения российской общественностью 1850–1860-х годов. Именно с этих позиций в 1859–1862 годы артиллерийский офицер и журналист Валериан Кремпин создал первый «идейный» журнал наук, искусств и литературы для взрослых девиц «Рассвет»,— поясняет Ирина Юкина.

Михайлов первым поставил вопрос о социализации женщины: «Только коренное преобразование женского воспитания, общественных прав женщины и семейных отношений представляется мне спасением от нравственной шаткости, которою, как старческою немочью, больно современное общество».

Говорил Михайлов и о праве, равном с мужчиной, на труд, образование и общественную деятельность.

Утверждения «женщина — тоже человек» и «женщины права имеют» очень понравились демократам, стремившимся видеть рядом подругу умную и сочувствующую прогрессивным идеям.

Что примечательно, у первых «феминистов»-публицистов в России — Дмитрия Писарева, Михаила Михайлова и Николая Чернышевского — были весьма запутанные отношения с женщинами: гражданские браки, внебрачные дети и сложности с другими поклонниками своих избранниц.

Женский вопрос в русской литературе

«Женщина играла в этих спорах очень важную роль; теоретически ей предоставлялась роль высшего существа, предназначением которого было пересоздать мужчину. Среди табачного дыма и за стаканами вина решались вопросы, как женщина должна любить: то от нее ждали любви по Шиллеру, то она должна была чувствовать по Гегелю, то ей рекомендовалось проникнуться настроениями Жорж Санд. И все это предъявлялось одному и тому же женскому поколению на очень коротком промежутке времени в одинаково безусловной догматической форме»,— писал историк и публицист Павел Милюков в книге «Любовь у идеалистов тридцатых годов».

Роль женщины в обществе мужчины начали бурно обсуждать с середины XIX века. Неизвестный художник, «Постановка модели в мастерской И. Е. Репина в Академии художеств», 1899

Фото: AKG / EASTNEWS

Молодой Виссарион Белинский полагал, что «женщина-писательница бездарная смешна и отвратительна». Но в начале 1840-х годов провозгласил Жорж Санд писательницей гениальной. Александр Герцен вопрос поставил ребром — в романе 1846 года «Кто виноват». Речь там шла о положении женщины в семье и обществе, социальном неравенстве. Николай Чернышевский подхватил тему, отозвавшись в романе «Что делать?», а Дмитрий Писарев подвел итог в статье «Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова»: «Мужчина гнетет женщину и клевещет на нее… Мужчина, постоянно развращающий женщину гнетом своего крепкого кулака, в то же время постоянно обвиняет ее в ее умственной неразвитости, в отсутствии тех или других высоких добродетелей, в наклонности к тем или другим преступным слабостям… женщина ни в чем не виновата. Она постоянно является страдалицей, жертвой».

В 1862 году вышли «Отцы и дети». Прогрессивные читатели обиделись. Автор проехался не только по нигилистам-материалистам — он в красках изобразил убежденную провинциальную эмансипе Евдоксию Кукшину. Неопрятная и нелепая, она взахлеб рассуждает об умственном, смешивая роли интеллектуалки и жеманной кокетки.

Евдоксия (Авдотья) Кукшина. Иллюстрация Петра Боклевского к роману Ивана Тургенева «Отцы и дети». Сатирический образ экстравагантной эмансипе открывает вереницу подобных героинь в русской литературе

Чернышевский ответил господину Тургеневу сразу по всем пунктам, описав идеологию новых людей в романе «Что делать?» в 1863 году. «По моим понятиям,— пишет Чернышевский в дневнике,— женщина занимает недостойное место в семействе. Меня возмущает, кроме того, неравенство. Женщина должна быть равна мужчине. Но когда палка долго искривлена в одну сторону, чтобы выпрямить ее, должно много перегнуть на другую сторону. Так и теперь: женщины ниже мужчин. Каждый порядочный человек обязан ставить свою жену выше себя — этот временный перевес необходим для будущего равенства».

Чернышевского считали пророком молодого поколения. Он превозносил женщину как создание, требующее уважения, заботы и деликатности от мужчины.

О чем и написал в романе. «Реалистическая эстетика, декларировав принцип отличия искусства от действительности, вызвала экспансию литературы в жизнь»,— отмечает парадокс филолог Ирина Паперно.

Чернышевский восхищался своей легкомысленной женой, хотя не раз утверждал, что вовсе не влюблен в супругу, а только «уважает». Однако «уважение» не позволяло уклониться от программы верности жене, которая при этом обладала свободой чувства и поведения.

Писательница и мемуаристка Татьяна Богданович в книге «Любовь людей шестидесятых годов» восторженно вспоминает, что «громадное большинство» читателей приняло новое учение как новую религию. Дворянка по рождению, сама она окончила историко-филологическое отделение Бестужевских курсов в 1896 году.

С выходом романа «Что делать?» женщины, вспоминает Елизавета Водовозова в книге «На заре жизни», стали стремиться к самостоятельному заработку, высшему образованию и вести борьбу за свое освобождение, уравнение прав с мужчинами. И уточняет: о политической же равноправности тогда не могло быть и речи. Но прежде на гувернанток или компаньонок смотрели свысока — в шестидесятые годы с трудящимися женщинами уже искали знакомства, а праздных презирали.

Впрочем, не все успевали за молодежью. «Читаю роман Черныш. Господи, как гнусно написано, сколько кривлянья … Мысли есть прекрасные, даже положения — и все полито из семинарски-петербургски-мещанского урыльника»,— писал Герцен в письме из Ниццы Николаю Огареву в 1867-м.

Брак свободного человека

«Что делать?» — социальная утопия, в основе сюжета которой, как известно, лежит сложная любовная история. Юная Вера Павловна пытается спастись от деспотизма матери, рвущейся выдать ее против воли замуж за распутного богатого жениха. На помощь Вере приходит учитель ее брата — студент-медик Лопухов: он не только с ней читает, пытается найти барышне работу, но и — главное, что может сделать порядочный новый мужчина для девушки из патриархальной семьи,— он женится на Вере Павловне фиктивно, не претендуя на супружеские права, но обеспечивая жену. Лопухов бросает медицину и устраивается управляющим на завод. А Вера Павловна организует швейную коммуну для девушек-работниц. Живут супруги в разных комнатах, а нарушается идиллия, когда Вера Павловна влюбляется в друга своего мужа Кирсанова… Кончается все социальной и романтической идиллией людей, поселяющихся в общем доме.

Швейная коммуна Веры Павловны — таков был идеал писателей-феминистов. Иллюстрация к роману Чернышевского «Что делать?»

На самом деле Чернышевский не фантазировал, а наблюдал. Сюжет про Лопуховых и Кирсанова очень напоминает историю хорошо знакомых автору доктора Петра Бокова и его жены Марии Обручевой. Она фиктивно вышла замуж за Бокова, чтобы получить образование, а позже сошлась с врачом Иваном Сеченовым. Впрочем, Татьяна Богданович пишет, что именно их история стала канвой для «Что делать?», поясняя: «Ни Чернышевский не скопировал роман с жизни, ни жизнь не украла у него тему». Когда Сеченов, не порывая со своим другом Боковым, соединился с его женой, это казалось чудовищным. Богданович пишет, что Сеченова считали «либералом» и шарахались от него. А сам Иван Михайлович не только личным примером демонстрировал широту взглядов, но и пропагандировал женское образование и равноправие женщины с мужчиной.

«Тройственные союзы, гражданский брак казались аморальными консерваторам, готовым содержать любовницу или платить проститутке, но не открыто жить втроем»,— замечает Ирина Юкина. Института гражданского брака в 1860-е в России не было, супружеские отношения в среде нигилистов устанавливались де-факто. Впрочем, тройственные союзы если и стали революцией в литературе, то в среде петербургской интеллигенции такие случаи, как скандальная история поэта Некрасова с его возлюбленной Авдотьей Панаевой и ее мужем писателем Иваном Панаевым (все трое жили под одной крышей и совместно работали), были редки.

И в быту, и в своих текстах Панаева отстаивала идею: личная свобода женщины и уважение к ней со стороны мужчины — необходимые предпосылки «подлинной» любви, чуждой узаконенным брачным узам, которые строятся на основе материального благополучия (их Авдотья Яковлевна сравнивала с бесчестной самопродажей).

Идея, что женщину нельзя выдавать замуж против воли, была весьма популярна в обществе. За картину с таким сюжетом художник получил звание академика и признание публики. Фирс Журавлев, «Перед венцом», 1874

Фото: Artefact / Alamy / DIOMEDIA

Роман «Что делать?» восприняли как руководство к действию. По словам Анны Евреиновой, первого доктора права в России, получившей свой диплом в 1860-е годы в Лейпциге, ее современницы искали людей, преданных общему делу, не для женитьбы, а для освобождения.

Интересно, что, вступая в «идейные браки», шестидесятники считали предательством превращение фиктивного союза в любовный. Однако именно такой путь выбрала Софья Ковалевская (в девичестве Корвин-Круковская) — первая в России женщина-профессор и первая в мире женщина—профессор математики, преподававшая в высшем учебном заведении.

Софья Ковалевская, дворянка по рождению, не имела никаких шансов развить свои математические способности в России.

Отец был против отъезда дочери на учебу за границу. Потому Софья Васильевна вышла замуж за ученого Ковалевского и уехала с ним в Германию. Впоследствии фиктивный брак стал настоящим — родилась дочь.

Ковалевская была не только очень умна и образованна, но и литературно одарена, как и ее старшая сестра Анна. Имена сестер связаны с судьбой и творчеством Достоевского, который был увлечен Анной. В 1884 году Ковалевская написала повесть «Нигилистка», в которой красавица дворянка Вера Баранцова мечется в поисках высокого служения идее и выходит замуж за незнакомого еврея-революционера, чтобы отправиться с ним на каторгу.

Софья Ковалевская — первая в мире женщина—профессор математики. Марина Иванова, «Софья Ковалевская»

Фото: РИА Новости

Свой поступок она объяснила так: «Я вышла за него замуж, потому что должна была выйти, потому что это было единственным средством спасти его!»

Чернышевского — в жизнь

«Новая женщина» Вера Павловна вольна выбирать себе мужчину, при этом не свободна от трогательных слабостей — она нежится в постели, лакомится сливками и обожает хорошие ботинки. Музицирует, хлопочет по хозяйству со служанкой, которую «надо просвещать». И помнит завет проститутки Жюли: умереть, но не давать поцелуя без любви. Эту фразу очень полюбили продвинутые читательницы.

Петр Кропоткин говорил о «Что делать?» как о «знамени для русской молодежи». По его мнению, ни одна книга Тургенева или Толстого не имели такого влияния на юношество. Роман запретили почти сразу после публикации. Но читатели пользовались оригинальной журнальной версией, либо искали эмигрантские издания за баснословные деньги. «Мы читали роман чуть ли не коленопреклоненно,— признавался критик Александр Скабичевский,— с таким благочестием, которое не допускает ни малейшей улыбки на уста, с каким читают богослужебные книги».

Газета «Северная пчела» посчитала «Что делать?» «отвратительной грязью». А окончательный приговор «новой женщине» вынес юрист Петр Цитович.

В 1880-х годах Цитович был редактором ежедневной политической и литературной газеты «Берег», издаваемой на казенный счет и рекламировавшей реакционную деятельность Константина Победоносцева. В брошюре «Ответ на письмо ученым людям» Цитович обличает: «Во имя ваших последних выводов науки и рефлексов с борьбой за дармоедство вы надолго искалечили не только нравственный облик, но даже наружный образ русской женщины. В этом уме была игривость — из нее сделали блудливость. В этом сердце было увлечение — вы превратили его в похоть… Полюбуйтесь же на нее: мужская шапка, мужской плащ, грязная юбка, оборванное платье, бронзовый или зеленоватый цвет лица, подбородок вперед, в мутных глазах все: бесцельность, усталость, злоба, ненависть… По наружному виду — какой-то гермафродит, по нутру — подлинная дочь Каина».

«Новые женщины» были не только предметом восхищения, но и сатиры

Тем временем в Петербурге и Москве стали открываться женские швейные мастерские, как в книге. Но, уточняет социолог Ирина Юкина, ничего не получалось: не было ни опыта, ни административных талантов, ни умений. А на Знаменской улице в Петербурге появилась коммуна писателя Василия Слепцова, о которой судачили как о «вертепе разврата».

Труженица Лескова

Доведенные до предела мысли Михайлова о женском вопросе смущали современников утратой женственности. Что это такое, никто не знал, но патриархальная картина с покорной женщиной—женой и матерью рушилась. На слом идеала мужчины реагировали чутко, а порой и болезненно. Николай Лесков считал, что ортодоксальные нигилисты «всего усерднее озабочивались уничтожением женственности» и «стрижкой под один гребень». Сам он отозвался на женский вопрос в 1860 году статьей «Русские женщины и эмансипация», в которой напутствовал дам не протестовать, а «делать дело». «В просвещенной, трудящейся и мыслящей женщине легче любить и мать, и подругу… Вне способности быть самостоятельной нет никакой эмансипации». Своими героинями — женственными и деятельными — Лесков восхищался. В романе «Некуда» 1864 года он противопоставит карикатурным «новым женщинам» близкий ему идеал. «Это была сила, способная на всякое самоотвержение; это было существо, никогда не жившее для себя и серьезно преданное своему долгу»,— скажет его игуменья Агния.

— Лесков исходил из того, что в образованном русском обществе растет понимание социальной ущербности того положения, которое занимает в нем женщина. По вине «среды, в которой она родилась, выросла и живет», по вине «общества и истории» русская женщина превращена в «рабу, невольницу, одалиску и, наконец, светскую куклу». При этом, по мнению писателя, отношение к европейским идеям эмансипации и «женщинам, увлеченным французскими эмансипаторами-анархистами», в России не может не быть настороженным и подозрительно-неприязненным. Вырываясь всеми позволительными и непозволительными способами из цепей мужского и семейного деспотизма, русская женщина часто делалась самым ярым, самым неистовым деспотом и в семье, и в обществе. Поэтому в идеях эмансипации, и особенно в их носительницах в России, виделась опасность разрушения семьи и наступления хаоса. Уже в названии статьи Лескова — «Русские женщины и эмансипация» — союз «и» фактически подчеркивает поверхностность популярных тогда в русском обществе представлений о правах женщин,— отмечает доктор философских наук, социолог Ольга Здравомыслова.

Право женщин на образование и труд отстаивали многие писатели. Василий Максимов, «С дипломом», 1890

Фото: Полтавский областной художественный музей им. Николая Ярошенко

У нашумевшей статьи Михайлова о женском вопросе, всколыхнувшей общественность, нашлись и ярые противники. Известный критик Николай Страхов и высказался от лица консервативного лагеря, ну и от своего, страховского, тоже. Ему — женоненавистнику и холостяку — пропаганда эмансипации была во многом неприятна именно потому, что исходила от мужчин. В 1870 году Страхов по пунктам разложил «опасность» этих идей в статье «Женский вопрос», ратуя за «истинное предназначение женщины». Он приписал женщинам фальшивость. И заявил, что та, кто отказывается от идеала жены и матери, «легче всякой другой испортит свою судьбу, доведя себя «до нравственного уродства»». Далее критик подводит черту, кому, собственно, адресован женский вопрос: дамам трудной судьбы — старым девам и старухам.

«Для общественных дел требуется женщина бесполая, то есть или такая, которая не имеет пола от рождения, или такая, которая перешла уже за пределы полового возраста»,— заявлял Страхов.

А достичь «бесполости», с его точки зрения, может женщина, отвергающая брак. С браком она теряет и стыдливость, делаясь развратной, резюмирует критик.

Гуманист Достоевский и консерватор Толстой

И Толстой, и Достоевский статью Страхова одобрили. Оба писателя об эмансипации высказывались неоднократно — и в художественных, и в публицистических текстах, и в письмах.

Лев Николаевич был убежден, что высшее назначение женщины даже не столько в воспитании и кормлении детей, сколько «в полном отдании себя тому, кого любишь». «Удивительное недоразумение весь так называемый женский вопрос, охвативший, как это должно быть со всякой пошлостью, большинство женщин и даже мужчин!» — негодовал он — и восхищался повестью Чехова «Душечка», которую толковал иначе, чем сам автор.

— Многим во второй половине XIX века уже было понятно, что идеи свободы и прав личности, воспринятые Россией из Европы, нельзя механически «перенести» на отечественную почву. Поэтому идеи эти с самого начала оказались в центре ожесточенной полемики. Идея эмансипации заряжена критикой традиционализма, глубинно связанного с православием, патриархальной семьей и русской моделью женственности — материнства.

Если культуру европейского патриархата в течение веков формировал миф о рыцаре и Прекрасной Даме, то в основании российской патриархальной гендерной культуры лежал древний культ материнства.

И он воспринимался как глубинное основание отечественной культуры и истории. Процесс женской эмансипации в России я бы назвала просветительским и литературоцентричным. Образы «тургеневских девушек», «новых людей» Чернышевского, героинь Толстого и Достоевского родились из споров о настоящем и будущем русской женщины. Толстой ясно видел, что происходит разрушение патриархальной семьи, которая представлялась ему сутью самой России. Он испытывал страх, предчувствуя неотвратимость этого процесса, и в то же время описывал его с документальной точностью и огромной выразительностью,— считает Ольга Здравомыслова.

«Тургеневские девушки» — это один из образов, возникших в результате обсуждения женского вопроса. Мстислав Добужинский, эскиз декорации к спектаклю по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне» для Московского художественного театра

Фото: Fine Art Images / DIOMEDIA

Достоевский зорко следит за женским вопросом. В «Идиоте», опубликованном в 1868–1869 годах, он пишет: «Ограниченному «обыкновенному» человеку нет, например, ничего легче, как вообразить себя человеком необыкновенным и оригинальным и усладиться тем без всяких колебаний. Стоило некоторым из наших барышень остричь себе волосы, надеть синие очки и наименоваться нигилистками, чтобы тотчас же убедиться, что, надев очки, они немедленно стали иметь свои собственные «убеждения»».

Анна Григорьевна Достоевская признавалась в своих воспоминаниях: «Одним из поводов наших идейных разногласий (в первый год семейной жизни) был так называемый «женский вопрос». Будучи по возрасту современницей шестидесятых годов, я твердо стояла за права и независимость женщин и негодовала на мужа за его, по моему мнению, несправедливое отношение к ним. Я даже готова была подобное отношение считать за личную обиду и иногда высказывала это… Федор Михайлович действительно не любил тогдашних нигилисток. Их отрицание всякой женственности, неряшливость, грубый напускной тон возбуждали в нем отвращение, и он именно ценил во мне противоположные качества. Совсем другое отношение к женщинам возникло в Федоре Михайловиче впоследствии, в семидесятых годах, когда действительно из них выработались умные, образованные и серьезно смотрящие на жизнь женщины. Тогда мой муж высказал в «Дневнике писателя», что многого ждет от русской женщины».

Курсистки Бестужевских курсов — умные, образованные, серьезно смотрящие на жизнь

Фото: РИА Новости

Достоевскому же принадлежит своеобразный мем позапрошлого века: «Безобразный поступок «Века»» (его вспомнит Свидригайлов в «Преступлении и наказании»). Речь о скандале, вызванном публикацией в журнале «Век», в которой журналист Петр Вейнберг оскорбительно отозвался о жене председателя пермской казенной палаты Евгении Толмачевой, которая в 1860 году публично прочла импровизацию на тему «Клеопатры и ее любовников» из «Египетских ночей» Пушкина. Фельетонист выставил Толмачеву «новоявленной Клеопатрой, жрицей разнузданного сладострастия», что общественность расценила как выпад против идей женской эмансипации. Статью раскритиковал Михаил Михайлов, в полемику включился журнал братьев Достоевских «Время». Сам писатель резко осудил «свистунов», развязавших скандал против госпожи Толмачевой.

К переосмыслению женского вопроса Достоевский возвращался не раз: например, в «Преступлении и наказании», «Идиоте», «Бесах» множество аллюзий на «Что делать?». В частности, в «Преступлении и наказании» Лебезятников пропагандирует Соне прогрессивные идеи, втолковывая, что мужчина оскорбляет женщину, целуя ей руки, не считая за равную. Это явная перекличка с Чернышевским: Вера Павловна полагает, что целование рук женщины мужчиной унизительно для нее.

Просвещение и разочарование

Новые идеи помимо восторгов приносили и новые разочарования. «Бакунин полусловами давал мне понять вещи, которые меня возмущали. Например: «Молодая, красивая женщина всегда может быть полезна… Сколько есть богачей, молодых и старых, которых легко закружить и заставить давать деньги для дела»»,— вспоминала дочь Александра Герцена Наталья.

Образ мужчины — просветителя и гуманиста, декларирующего высокие идеалы спасения и просвещения несчастной женщины, а на деле предающего и идеи, и женщину, в русской литературе тоже есть. Александр Куприн в «Яме» не без пафоса, но жестко обличает студентов, «облагодетельствовавших» проститутку Любку и домогающихся ее под «высокие идеи». Но в 1860-е до разочарования Куприна было еще далеко.

Радикальные нигилистки-шестидесятницы оставались верными своим идеалам долгие годы, хотя молодому поколению эти взгляды уже казались ущербными.

Например, переводчица и мемуаристка Екатерина Андреева-Бальмонт (вторая жена Константина Бальмонта) вспоминала: «Впоследствии в моей юности я встретила у моих старших сестер всех этих умных и замечательных женщин… Все они были уже старые, некрасивые, стриженые, курили, одевались в какие-то балахоны. Я не хотела быть похожей на них».

Знаменитая картина Николая Ярошенко «Курсистка», 1883. Модель — Анна Дитерихс, выпускница Бестужевских курсов, писательница и мемуаристка, супруга Владимира Черткова, друга и соратника Льва Толстого

А философ Василий Розанов так описывает идеал женственности, рожденный в 1860-е, в статье «Женское образовательное движение 60-х годов»: «С тем отсутствием грубого, упорного, что всегда ее отличало, женщина 60–70-х годов вступала в эту влекущую, обаятельную атмосферу, в атмосферу всеобщего к себе внимания и нового восхищения. В мужчине возник новый идеал женщины, идеал жены-“друга», матери-«ментора»; и покорно, податливо, безвольно она подчинилась этому идеалу; даже более — она ринулась радостно ему навстречу, сбрасывая с себя запястья, кольца, обстригая красоту свою — волосы, марая руки, лицо в трупной вони анатомических театров, отрицаясь даже от того, что вековечно более всего любила в себе». Розанов знал, о чем говорил: в 24 года он женился на одной из самых ярких женщин эпохи — 41-летней Аполлинарии Сусловой. С ней он прожил в браке шесть лет, а когда Аполлинария его бросила, ждал развода 20 лет — до ее смерти. При этом новая семья и дети Розанова считались «незаконными».

Опошление идей 1860-х постепенно станет источником литературных сюжетов. Причем не только в мужских текстах. У Надежды Тэффи есть комическая пьеса «Женский вопрос», в которой она иронизирует над тем, как высокие идеалы «новых людей» превращаются в жеманное резонерство скучающей женщины, а на смену «кисейной барышни» приходит не менее томная «умственная».

«Русские эмансипе формировались не из воздуха»


Фото: Из личного архива

Павел Басинский, писатель, автор книги «Посмотрите на меня. Тайная история Лизы Дьяконовой»

— Главная проблема эмансипации женщин в XIX веке заключалась в том, что этот вопрос в основном ставили мужчины. Не случайно и французская писательница Амандина Аврора Люсиль Дюпен, столь популярная в России в первой половине столетия, взяла мужской псевдоним Жорж Санд. Не случайно и то, что первым английским «феминистом» был мужчина Джон Стюарт Милль, автор книги «Подчиненность женщины», ставшей своего рода катехизисом для русских феминистов и феминисток. Не только рычаги управления государством, прежде всего бюрократический аппарат, но и основные журналы, литературная критика и так далее были в руках мужчин. Они поначалу и формировали представление о «свободе женщины». Таким образом, она рассматривалась не как субъект, а как объект приложения мужских усилий.

Русские эмансипе формировались не из воздуха. Во-первых, веяния из Европы, Англии. Русская общественность, и женщины в том числе, были очень чутки к таким веяниям. Русские девушки, женщины читали ведь главным образом французские книги, из серьезных: Руссо, Санд. С определенного момента стало немодно, даже стыдно вариться в своей среде, как это было в купечестве. Просвещенная дворянка знала иностранные языки, читала иностранные книги, должна была на равных поддерживать светский разговор с мужчинами.

Во-вторых, русская литература всегда придавала особое значение женским персонажам, именно они и были положительными, в отличие от мужских.

Ни в одной литературе мира женщина не превозносилась так: она и умнее, и духовно выше, а главное, сильнее мужчин, всех этих «лишних» и «маленьких» людей.

С русскими фрейлинами советовались цари, им доверяли воспитывать детей государя. Но все это оставалось в рамках женщины как объекта при мужчине: он слабый, зато она сильная, он революционер (вариант: творец), значит, нужно посвятить ему свою жизнь.

Нигилистки — протест против образа женщины как исключительно жены и матери. Это было очень бурное время, когда ставились практически все вопросы, связанные с эмансипацией женщины. И пусть решались они порой однобоко, порой карикатурно, порой даже трагично, главное — дело сдвинулось с мертвой точки.

борьба за права женщин на Кавказе — Наталья Тамбиева — Неудобные — Эхо Москвы, 29.09.2020

М. Ставнийчук― 23 часа и 9 минут в столице, это программа «Неудобные». Здесь Маргарита Ставнийчук, всем привет, Ирина Воробьева.

И.Воробьева― Да, всем добрый вечер.

М.Ставнийчук― И Ольга Журавлева.

О.Журавлева― Добрый вечер.

И.Воробьева― У нас сегодня сложная тема.

О.Журавлева― Огонь, как написала Василия Коварная в чате Ютьюба, кстати. Присоединяйтесь к чату.

И.Воробьева― И она же пожелала нам удачи раскрыть эту тему. Тема у нас сегодня – ислам и феминизм, борьба за права женщин на Кавказе. Действительно сложная тема, потому что на первый взгляд кажется, что в названии «ислам и феминизм» нет ничего общего, два противоположных друг другу слова. О чем мы вообще собираемся говорить – непонятно.

М.Ставнийчук― Да. И знаешь, часто нам говорят, что вы, московские феминистки, обсуждаете бодипозитив, феминитивы, всякую эту ерунду – езжайте на Кавказ и там боритесь за права женщин. Ну или еще куда-нибудь.

И.Воробьева― Что ты отвечаешь в этот момент? Мне интересно.

М.Ставнийчук― Я отвечаю, что там есть прекрасные женщины, которые с этим справляются. И мы можем только их поддержать, их выслушать и узнать, что такое исламский феминизм и как они в этой парадигме борются за свои права. То есть исламская женщина – это не всегда вот этот образ молчаливой, покорной, закутанной в кокон женщины. Это еще и связано с феминизмом.

И.Воробьева― Хорошо. А скажите мне, мы голосование будем ставить с самого начала? Сразу?

О.Журавлева― Давайте сразу зажжем, так сказать, огонь. Потому что мы долго обсуждали перед эфиром с Маргаритой, в том числе, с Ирой, что действительно такое противопоставление ислама – это все, это женщина неизвестно где, и феминизм. Это вызывает такую реакцию. Но на самом деле, если задуматься, то любая древняя патриархальная институция религиозная, она, вообще-то, не про феминизм.

И.Воробьева― То есть это не только ислам.

О.Журавлева― Да. Любая религия. Вот сейчас нам про хасидов написали. Любая религия может проявлять себя так вот, когда на нее издали смотришь, как некий инструмент угнетения женщины. Поэтому мы придумали вопрос для голосования. Мы решили вас спросить, как вы для себя ощущаете, представьте себе ту религию, которая вам понятнее и ближе, или как угодно еще. Может ли феминистка быть религиозной? Не просто жить в какой-то среде определенной религии, а именно быть религиозной. Если вы считаете, что феминистка может быть религиозной – 8-495-101-20-11, если вы считаете, что это невозможно, это несовместимые понятия – 8-495-101-20-22. Голосование пошло, я надеюсь.

И.Воробьева― Да, у нас даже была соответствующая отбивочка.

О.Журавлева― Прекрасно.

И.Воробьева― Если вы феминистка и при этом религиозная женщина, вы тоже нам об этом напишите, может быть, в чате трансляции. Можно этот чат увидеть в Ютьюбе на канале «Эха Москвы» или по привычному номеру 8-985-970-45-45. Потому что, действительно, не вяжется, если честно, ни с одной религией феминизм. Хотя опять же…

М.Ставнийчук― Осторожно.

И.Воробьева― Я осторожно, потому что у нас сегодня будут две совершенно потрясающие гостьи. Я их сразу объявлю, просто чтобы вы знали, что мы обязательно будем с ними говорить. Во-первых, к нам буквально скоро уже присоединится исламовед, исследователь исламского феминизма, руководитель аппарата духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Ленинградской области – дальше должно быть мужское имя, я знаю, вы ждали. Но нет. Это Наталья Тамбиева. Потом мы еще поговорим с главным редактором сайта о положении женщин в Северо-Кавказском обществе «Даптар» Светланой Анохиной. Вы наверняка знаете Светлану и знаете, что с ней происходило. Вот она нам как раз тоже расскажет.

О.Журавлева― Я просто хочу обратить внимание на некоторые сообщения. Вот нам пишут: «Люблю вашу передачу, рада ее существованию, знайте, что вас смотрят из Тбилиси тоже. P.S. Феминистка и журналистка Нуца». Нуца, привет! И по поводу нашего вопроса для голосования уже пришли комментарии: «Это исключено» и всякое-всякое прочее другое.

М.Ставнийчук― Но мы этого ожидали.

И.Воробьева― Мне нравится, как пишет наш зритель Базиль. «Дело ведь не в самом исламе, а, скорее, в толкователях его».

О.Журавлева― О!

М.Ставнийчук― Это правильное утверждение. Мужчины толкуют обычно и ислам, и любую другую религию.

О.Журавлева― Потому что богословие – это все-таки мужская профессия.

И.Воробьева― Да. И это, кстати, отдельно меня возмущает.

О.Журавлева― Но мне кажется, что у нас уже на связи Наталья Тамбиева.

И.Воробьева― А сейчас мы спросим у нашей коллеги Камиллы. Да, на связи? Отлично. Тогда давайте мы еще раз напомним нашим зрителям, потому что вы сейчас увидите Наталью. Слушателям – потому что вы услышите. Исламовед, исследователь исламского феминизма, руководитель аппарата духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Ленинградской области Наталья Тамбиева. Наталья, здравствуйте.

Н.Тамбиева― Здравствуйте, добрый вечер.

О.Журавлева― Добрый вечер. Вас отлично видно, прекрасно слышно. Мы сейчас как раз задали вопрос о том, может ли феминистка быть религиозной вообще, и тут появляетесь вы в хиджабе, правильно? Это хиджаб, то, что на вас?

Н.Тамбиева― Да, совершенно верно.

О.Журавлева― То есть мы сразу же начали влиять на голосование, прямо буквально сейчас. И кстати, тот вопрос, который у нас возник буквально в подводке к нашему с вами разговору. Богословие – это чисто мужская дисциплина или вы тоже считаетесь богословом? Вы по образованию ведь богослов?

Н.Тамбиева― Я теолог по образованию и в первую очередь, если мы начнем говорить об исламском феминизме, то мы в любом случае начнем с того, что академический исламский феминизм сформировался как раз на почве этого вопроса – может ли женщина участвовать в богословском дискурсе? Может ли она интерпретировать первоисточники, и если она интерпретирует, как включается ее женский, богословский взгляд? Соответственно, исламские феминистки говорят, что может женщина быть богословом, может заниматься теологией. Но возникают разные «но».

М.Ставнийчук― А на почве чего возник исламский феминизм? Есть Коран, есть другие тоже тексты. Откуда вы берете теорию для феминизма?

Н.Тамбиева― Ну, вот здесь уже немножечко начала об этом. В первую очередь, исламский феминизм – это понятие академическое. И в 80-ые годы в Соединенных Штатах оно вполне сложилось, сформировалось и за эти годы очень даже укрепилось. И, наверное, в этой академии, да, воспринимают довольно-таки спокойно. Сформировался он на второй волне феминизма, когда женщины, исследовательницы предложили рассматривать исламские первоисточники – Коран и Сунну – в том числе и женщинам. И они сказали о том, что мы не хуже, можем иметь на это тоже свой некий взгляд. В первую очередь, конечно же, на интерпретацию первоисточников.

И.Воробьева― Коллеги, простите. Наталья, вы же с телефона к нам выходите в эфир?

Н.Тамбиева― Да.

И.Воробьева― Без наушников? Просто поставили перед собой?

Н. Тамбиева― С наушниками.

И.Воробьева― Знаете, микрофон на наушниках, если они у вас Air Pods, то, видимо, микрофон занимает платок или что-то такое, и когда вы двигаетесь, у нас очень большой шум идет. Поэтому надо…

О.Журавлева― Зафиксировать, если можно, либо снять наушники и разговаривать с нами через микрофон телефона, потому что очень большие помехи. Не знаю, как быть.

Н.Тамбиева― Если меньше движений?

И.Воробьева― Вы все равно забудете о том, что надо меньше движений, поверьте мне на слово, вы будете двигаться, потому что мы будем задавать нам разные вопросы. Давайте попробуем отключить наушники и разговаривать через динамик телефона. Может быть, так будет лучше, потому что… будет обидно. Вы отключили наушники?

Н.Тамбиева― Да.

И.Воробьева― Сейчас попробуем, давайте пока без наушников.

О.Журавлева― Возвращаясь к теме. Я читала в вашем интервью о том, что вы обучались, собственно, изучали ислам вместе с мужчинами, которые по получении этого образования могут стать имамами. Скажите, пожалуйста, а вообще принимать женщин в исламский университет, есть какие-то ограничения? Я понимаю, что вас там было немного, потому что это не перспективно для женщины. Но тем не менее. Какие-то были трудности просто для получения этого образования именно потому, что вы женщина?

Н.Тамбиева― Нет. С такими трудностями я не сталкивалась, и на сегодняшний день не встречала, наверное, таких прямо серьезных препятствий для этого. У нас есть несколько исламских институтов, которые работают на территории России. Какие-то из них имеют лицензию, выдают дипломы государственного образца, какие-то как коммерческие организации работают. И такого, что «ты женщина, и ты не можешь поступить в исламский институт» — в принципе, ограничений нет. Есть, наверное, на Кавказе. Там больше разделение, там действительно НРЗБ мужчин и женщин продолжается. Присутствует в большой степени. Все-таки женщина, скорее, пойдет в образовательное учреждение исламское специально для женщин, а мужчина – в специальное учебное заведение для мужчин. А вот что касается центральной России и Поволжья, то здесь все-таки вполне спокойно в смешанных аудиториях, смешанных группах и так далее люди обучаются.

М.Ставнийчук― Я бы еще хотела попросить вас привести какие-то примеры различного трактования священного писания. Вы говорили о том, что есть женская трактовка и, собственно, на этом и базируется исламский феминизм. Может быть, есть какие-нибудь небольшие примеры?

Н.Тамбиева― Вот эту трактовку, на самом деле, нельзя назвать сугубо женской, потому что это в принципе такая новая волна, обновленческая, которую поддерживали и мужчины, в том числе, исследователи и богословы. Но женщины, конечно же, обратили внимание, которые на те аяты, на те стихи Корана, которые касаются непосредственно их положения. И порой они, сложилась традиция толкования их очень в фем-мизогинистической традиции. Например, такой аят, по нему многие феминистки, считающие, что женщины не может сохранить религиозную идентичность и при этом быть свободной – это аят о так называемому применении силы. Это аят, в котором говорится, что есть некий этап урегулирования конфликта между супругами. Сначала это беседа, разговор, потом это отстранение друг от друга, отстранение на супружеском ложе. И следующий пункт – это применение, такое слово, такой глагол употребляется, побивание. И потом были разные тоже интерпретации, что побивание не в такой сильной степени, как это было распространено в доисламском арабском обществе, когда это вполне было распространенное действие. А вот с приходом ислама вроде бы оно и есть, такая возможность у мужа, но там сложности. И вот одним из вариаций трактования, нового трактования этого понятия – оно основано на лингвистической базе, когда это слово, рассматривают его происхождение, и говорят, что у него могут быть и другие значения. Не только как физическая сила, не только как причинение физического вреда и так далее. Может быть и назидание или наставление. Опять-таки, это продолжение беседы. А потом есть другая вариация. За счет того, что раньше никакого контроля насилия домашнего, побивания, не предусматривалось, то здесь как раз таки оно приведено, что эта возможность есть, но в гораздо меньшей степени, то есть сводится до минимума прикосновения. То есть, о чем это говорит? Проводится параллель, например, с как таковой отмены рабства в исламе не было, но за счет того, что было много аятов, говорящих о том, что это плохо, и наоборот, какое вознаграждение человек получает от отпущения раба – то же самое и здесь. Когда приводится много аятов о том, как нужно сохранять отношения, как ценны супруги друг для друга и так далее. Впоследствии это должно было бы заиметь вот такое значение, что, в конечном счете, совершенно отказаться от этой практики. Таких несколько вариантов нового трактования. Отход от глубоко укрепившихся и сложившихся традиций.

О.Журавлева― Скажите, пожалуйста, Наталья. Я напомню, что у нас на связи Наталья Тамбиева, исламовед, исследователь исламского феминизма. Скажите, пожалуйста, насколько для вас важно быть, что называется, верующим, практикующим ислам исследователем Корана? Важно ли это или исследовать эти особенности может и человек, не являющийся верующим и не исполняющий всех указанных в этой книге вещей? Насколько вам вера нужна для этого?

Н. Тамбиева― Здесь как раз-таки перед исламским феминизмом стоит этот вопрос, когда ты можешь сохранить свою идентичность, ты можешь сохранить свои взгляды и убеждения религиозные, и при этом ты можешь знать, отстаивать и стремиться к соблюдению своих общечеловеческих и вообще женских прав, и так далее. Для меня в первую очередь пришла, сформировалась религиозная идентичность, а потом уже пришло образование и уже дальше, будучи включенной во все эти процессы пребывания женщиной внутри религиозного сообщества, внутри как профессионального сообщества религиозного, так и в целом окружающего общества, появился интерес именно академический. И мое исследование и практика исламского феминизма пришли через академическое исследование. Я, наверное, чаще подчеркиваю, что я именно исследователь исламского феминизма. Хотя называть себя феминисткой, если в моей голове сформировано понятие, что я под этим понимаю, и при этом, будучи мусульманкой, я могу для себя сочетать эти два понятия.

И. Воробьева― Наталья, может быть, тогда вы скажете, что для себя понимаете, говоря про себя, что вы феминистка?

Н.Тамбиева― Я подразумеваю, что я придерживаюсь такой позиции, что женщины и мужчины обладают равными правами, имеют равные возможности. При этом между ними не существует соперничества за некое лидерство и превосходство в мире, в обществе, в государстве и так далее. Скорее, это наоборот гармонизация отношений, когда каждый имеет свободу выбора, право и, соответственно, равные возможности при этом.

М.Ставнийчук― Скажите, а насколько часто вам приходится отстаивать свою религиозную идентичность перед западным феминизмом? Потому что, мне кажется, исламский феминизм, он где-то посередине – с одной стороны, он борется за права и с этим патриархальным обществом, а с другой стороны, приходит западный феминизм, который навязывает какие-то свои уже видения. Например, как хиджаб – символ угнетения, и так далее. Вот насколько часто вам приходится противопоставлять исламский феминизм западному?

Н. Тамбиева― Здесь для меня тоже позиция сформированная, так как исламский феминизм, он все равно рассматривается через призму интерсекциональности. То есть вот этой многокультурности. Когда мы уже пришли к пониманию того, что женщины на планете Земля совершенно разнообразны, совершенно различными могут быть их понимания права и свободы. Совершенно различными могут быть их повестки. И когда мы уже к этому пришли, к этому интерсекциональному, деколониальному пониманию феминизма, тогда нам понятно и поле, обозначенное исламским феминизмом. Если хиджаб – это мой выбор, то почему я не могу ему следовать? Другое дело, когда мы говорим о мусульманках, которые родились и выросли в той культуре, где хиджаб – это элемент религиозный и культурный, принятый на государственном уровне, как, например, в Иране. Отсюда все эти отголоски – о том, что создаются группы женщин или активистки, которые готовы вплоть до самосжигания бороться за право не носить платок. И мы видим практику, которая в девяностые годы была у нас в России в Татарстане, когда группа активных женщин-мусульманок боролась за то, чтобы им фотографироваться на документы в платке. И мы сейчас все пользуемся этой привилегией. У меня лично в паспорте фотография как раз в хиджабе. Я очень благодарна этим женщинам, которые в свое время это право отстаивали. И чтобы в аэропорту у меня, например, не просили на пункте досмотра снимать платок. Хотя бы для этого были предусмотрены какие-то специально отведенные места. Сейчас это все уже в порядке вещей. Но было время, когда приходилось за это бороться. И вот получается, что кто-то борется за то, чтобы хиджаб не носить. И эти женщины имеют на это право, потому что, пока они не выбрали это сами, это не их выбор – и в то же время, мы видим женщин, которые борются за то, чтобы его носить и быть принятыми в обществе в том виде, в котором они себя идентифицируют. Поэтому – да. И если говорить как раз о феминистках западных, если они вот эту теорию интерсекциональности и деколониального подхода не принимают, тогда понятно, что мы будем говорить на разных языках. Мы не поймем друг друга. Но если мы говорим все-таки какими-то понятиями и установками общепринятыми, то тогда вполне диалог возможен.

О.Журавлева― Скажите, пожалуйста, Наталья, а есть же, я так понимаю, что даже у вас в вашем исламском центре, или даже в духовном управлении мусульман Санкт-Петербурга, есть женский клуб, да? Это феминистский клуб? Как вы его определяете? Или это просто клуб для домохозяек, или, я не знаю, или для кого-то еще. Что вы вкладываете в это? Зачем он нужен – исламский женский клуб?

Н.Тамбиева― В первую очередь, это площадка для женщин, которым интересна наша программа. Она рассчитана совершенно на любого человека, как на домохозяйку, так и на активно работающую женщину, может быть, ведущую какую-то активную общественную или социальную жизнь и так далее. То есть, есть различного рода направления деятельности. Это как образовательная деятельность. В первую очередь, просветительская. Это обучение основам религии и, конечно же, мы отдаем этому тоже много времени и сил. И как раз, чтобы через это воспитать уже то понимание, то, о чем мы сейчас говорим.

О. Журавлева― То есть, что мусульманка может быть феминисткой и может быть, как сказать, освобожденной женщиной Востока? Иметь свои права?

Н.Тамбиева― Да, безусловно. И на самом деле, я хочу вам сказать, что для многих женщин это было открытие. Потому что практически сейчас такое уникальное время, когда об этом стали говорить. То есть люди просто жили, они, может быть, и ходили даже, обучались на курсах религиозных дисциплин, но при этом они приходили и проживали какую-то свою проблему. Например, проблему домашнего насилия или проблему, допустим, бесправия. Есть еще другого рода проблемы, когда ее вроде бы и отпускают на работу, но при этом на нее перекладывают просто обязанность содержать семью. Потому что муж не может пойти на абы какую работу. Ему нужна только какая-то очень хорошая.

О.Журавлева― Как интересно.

Н.Тамбиева― Да. Вот, на самом деле, вот такого рода противоречия. Ну и, конечно, уже для развития интеллектуального, для развития какого-то в принципе бэк-граунда, так как мы живем в Петербурге, лекции, работа с психологами, различного рода книжные клубы, социальная работа, благотворительные акции и так далее. Вот здесь, почему я говорю, что любой может для себя найти. Она может участвовать и в этом, и в этом, а кому-то, может быть, будет интересно только какое-то одно определенное направление деятельности.

И.Воробьева― Наталья, позвольте пару личных вопросов. Извините, если они будут слишком личные. Тут у нас спрашивают наши зрители, слушатели: у вас имя Наталья – это русское имя. Спрашивают, соответственно, каким образом вы и ислам, как так вышло?

Н.Тамбиева― Я около 15 лет назад пришла осознанно в ислам и приняла эту религию. Затем стала ее изучать, получать базовые знания, появился интерес. Поступила в исламский институт. А дальше уже продолжала обучение на восточном факультете здесь, в нашем университете Санкт-Петербурга.

И.Воробьева― И второй вопрос. Сейчас вы руководитель аппарата духовного управления мусульман Санкт-Петербурга в Ленобласти, исламовед, исследователь. Это тяжелый путь был? Вы прошли большой путь. Это был сложный путь? Особенно меня интересует путь, где на пути вставали преграды именно из-за того, что вы женщина.

Н.Тамбиева― Все эти регалии, да, по поводу образования – да. Это образование, это стандартная ступень, которая сейчас у нас приняты – бакалавриат, магистратура и в этом году я окончила аспирантуру. Что касается моей должности, я занимаю ее уже около четырех лет. Это административная должность, то есть…

О.Журавлева― Вы единственная женщина здесь, правильно?

Н.Тамбиева― Именно на вот этой руководящей должности – да. В нашем подразделении духовного управления я единственная женщина, да, в большинстве своем коллектив мужской. При этом у нас есть женщины преподаватели, педагоги, которые как раз работают в нашем исламском центре. Ну и активный состав женщин, да, присутствует, но именно должностное лицо – я да, единственная женщина.

И.Воробьева― Простите, я еще один вопрос очень хотела задать. Вы же исследователь. А как вообще вы, не знаю, можете ли вы как-то описать, что происходит с правами женщин в мусульманских республиках в Российской Федерации? Насколько все плохо? Потому что, мы же часто видим разные истории, и насилие, и обрезание женское, и так далее.

Н.Тамбиева― Здесь, понятно, что обобщить все и сказать как-то одним словом нельзя. Все очень индивидуально. На Кавказе это одна история, Татарстан, Поволжье и мегаполисы Москва и Санкт-Петербург – это другая история. При этом я хочу сказать, что все-таки, на мой взгляд, сейчас время хорошее. В какой плане? В том плане, что мы перешли от этапа «умолчание», вот этого, как говорится, заметания ссора под ковер. Мы перешли к тому, что мы можем об этом говорить. Проблемы стали подниматься. И на Кавказе проблемы стали подниматься, в целом, о положении женщины-мусульманке. Не всегда это приветствуется, даже чаще это приветствуется скептически, негативно, потому что закрытым обществам очень трудно говорить о проблематике. Они вроде бы как борются за свою уникальность и за сохранение своих ценностей, а в то же время, мы, утрачивая хорошие традиции и хорошие ценности, накапливаем вот такой вот негативный груз. Поэтому вот такие моменты, озвучивание, воспринимается как будто бы ты пытаешься, например, опорочить какой-то народ или какую-то республику. И какого-то человека, как личное оскорбление, и так далее.

О.Журавлева― Мы понимаем, о чем вы говорите. Наталья, скажите, я, слушая вас, задумалась о том, насколько эти, как кажется, например, простым светским девочкам из Москвы, эти жуткие, странные, кровавые и средневековые традиции – насколько они на самом деле базируются на исламе, на мусульманской религии? Или это не всегда происходит из ислама?

Н.Тамбиева― Чаще всего, эта традиция еще предшествовала исламу. В некоторых случаях, причем нельзя сказать, что это повсеместно. Мы же все равно понимаем, что есть какие-то малочисленные группы или малочисленные народы, которые это практикуют. Все-таки – да, это встречается, но на сегодняшний день, это не массовое явление, что радует, конечно же. И, тем не менее, как-то предотвратить это тоже очень сложно. Опять-таки, из-за закрытости этих групп. Мы понимаем, что, как и в любом другом религиозном течении, в исламе есть секты, ответвления и так далее. И вот такие группы, они чаще всего бывают максимально закрыты. И вмешаться туда, на этапе, пока еще это не свершилось, практически невозможно. Как, например, последний случай, вот этой девочки из Ингушетии. Кто знал, что вы в семье это практикуете? Это настолько скрыто. Если там мать даже не знала, что ее повезут к врачу.

О.Журавлева― Вы имеете в виду обрезание женское?

Н.Тамбиева― Да. Потом еще ведется работа подготовительная. Общество убеждает женщину, что, пройдя этот акт ужасный, она очистится, она будет таким оплотом нравственности, она предотвратит распространение прелюбодеяния в обществе и так далее. И это тоже все дополняется такими доводами, при которых женщина, даже если это чуть постарше, не ребенок, женщина в осознанном возрасте идет или уже прошла, с ней уже это произошло, она будет говорить – да, я рада, что со мной это сделали. Есть и такие случаи. «И хорошо, потому что, а вдруг, меня какие-то плохие мысли посещали, я куда-то смотрела» — и так далее. Вот такая пропаганда внутри этого закрытого общества, где это практикуется на этапе предшествующем и последующем этапе, это тоже, конечно, работа идет. И очень трудно туда вмешаться.

И.Воробьева― Спасибо большое. Спасибо вам за участие в нашем эфире. Я напомню, что у нас на связи была исламовед, исследователь исламского феминизма, руководитель аппарата духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Ленобласти Наталья Тамбиева. Было очень интересно. Это, конечно, какие-то открытия просто для меня во многих вещах. Спасибо вам, Наталья. Мы сейчас ждем, когда к нам присоединится наша следующая гостья, а пока это происходит, давайте результаты голосования, как-то, может быть, расскажем.

О.Журавлева― Да, у меня есть результаты. Они неоднозначные, я бы сказала, потому что, конечно, почти 62% проголосовали за то, что феминистка – да. Может феминистка быть религиозной.

И.Воробьева― То есть может? Ага.

О.Журавлева― Да. То, что это невозможно и несовместимо, проголосовали 38 и 1 десятая, соответственно.

М.Ставнийчук― Опять неожиданный результат.

О.Журавлева― У нас удивительная аудитория, милые дамы.

И.Воробьева― Мы это уже давно знаем.

О.Журавлева― Я просто с мороза случайно зашла и вижу, что – о!

И.Воробьева― Мы задавали ряд неожиданных вопросов нашим слушателям и, периодически, они нас удивляли.

О.Журавлева― Я, кстати, резюмируя нашу беседу с Натальей Тамбиевой хочу сказать, что, просто по многим темам, мы просто никогда не задумывались. Мы не задумываемся, и пока не возникает такой повод, спасибо Маргарите за то, что она это придумала сегодня, никогда не задумываешься о том, что не все объясняется так просто. Эти мусульмане, они все дикие! Во-первых, нет, они не все. Во-вторых, тот же хиджаб – это очень отдельная группа.

И.Воробьева― И они очень разные в разных регионах и странах.

О.Журавлева― А у кого-то что-то еще, а кому-то достаточно просто косыночку повязать и это будет вполне себе. Они настолько разные, и столько там вообще всяких и традиций, и, в том числе, между прочим, действительно, защищающих права женщин иногда, когда речь идет об имуществе, о процедуре развода, еще какие-то. В этих ситуациях они чувствуют себя более защищенными, чем люди, которые смотрят на светское.

М.Ставнийчук― Это, кстати, была первая религия, которая дала столько прав женщинам.

О.Журавлева― Прописала какие-то вещи, учла, что потом может случиться всякое после того, как женщина появилась на свет.

И.Воробьева― Сейчас мы поговорим с нашей следующей гостьей и все будет не так радужно.

О.Журавлева― Да, сейчас будут другие открытия.

И.Воробьева― Да. Но эта программа специально сделана для того, чтобы у нас были разные открытия по поводу ислама и феминизма. Я приветствую в нашем эфире – главный редактор сайта о положении женщин в Северо-Кавказском обществе «Даптар» Светлана Анохина. Светлана, здравствуйте.

С.Анохина― Добрый вечер.

И.Воробьева― Ой-ой, что-то очень плохо с интернетом.

С.Анохина― Рада вас всех видеть.

И.Воробьева― Я тоже рада видеть, надеюсь, что интернет позволит нам общаться, а то вы немножко подвисаете.

О.Журавлева― Мы знаем, что в июле вам угрожали, вам грозили смертью, звонили по телефону. Вы этот разговор передали в правоохранительные органы. И, в общем, на этом все закончилось, потому что никакого следствия, никаких дальнейших действий вы не дождались, и сейчас вы покинули Дагестан. Я правильно канву излагаю?

С.Анохина― Да, совершенно правильно. Все так.

М.Ставнийчук― Наша предыдущая гостья Наталья Тамбиева, она как-то позитивную ноту внесла и сказала, что сейчас все-таки больше начинают говорить о проблемах женщин на Кавказе, и громче слышно об этих проблемах. И вы, как главный редактор сайта о положении женщин в Северо-Кавказском обществе, скажите, действительно ли это так? Больше женщин начинают говорить? Говорят ли они открыто?

С. Анохина― Тут очень сложно сказать однозначно. Не будем забывать – Кавказ очень разный. И ситуация в Дагестане отличается от ситуации в Чечне, отличается от ситуации в Ингушетии. Ну, берем самые три республики, которые наиболее интересно наблюдать. Но сначала я бы хотела вам зачитать маленький-маленький текст. Это обращение от ингушской группы «Что хочу сказать, Мадо…». На мой взгляд, это самое яркое фем-движение сейчас на всем Северном Кавказе. Я иногда поеживаюсь, когда вижу, что на их телеграм-канале, потому что это очень резкие вещи, очень резкие. Под своим именем мало кто отважится. Они анонимные, потому что их пытаются вычислить уже давно. Считается, что они позорят ингушек. Есть даже мнение, что это группа нанятых специально людей, которые засланы с такой целью. Но я вам сначала прочту, а потом спрашивайте.

И.Воробьева― Хорошо.

С.Анохина― «Мы мусульманки, ингушки. Но мы очень разные. Во многих вещах мы не соглашаемся друг с другом. Иногда сильно не соглашаемся. Но мы все видим, что подчиненное и униженное положение женщины в исламе – это результат самодеятельности мужчин. Все эти нормы нуждаются в женском взгляде и оценке. Нас – половина населения, не надо за нас придумывать и решать, кто мы и зачем в этом мире. У нас есть куча других вещей в жизни, которые нам хотелось бы делать, а не писать на канал «Хочу сказать, Мадо…». Но невозможно, понимаешь, невозможно жить своей жизнью, когда ты видишь захлебывающихся в мужском произволе женщин. Когда ты видишь, как прямо на твоих глазах положение веры подгоняются под желание мужчин против женщин. Когда ты видишь грубое опредмечивание женщин. Когда ты видишь НРЗБ выдавливание женщины из публичного пространства. Ты понимаешь, что сидеть сложа руки нельзя. Вести канал – опасно. Мы постоянно получаем угрозы, и мы знаем, что они реальны. Особенно веселят те, кто пишут, что нам платят, и этот проект Маска, Сороса, или что мы это делаем ради хайпа, как утверждают. Что хотим сказать? Это все неправда. С логикой люди не дружат. Если ради хайпа, то почему анонимно? Иногда подолгу приходим в себя от обратной связи тех, кто нас поддерживает и понимают. Они пишут нам. Им отдельное огромное спасибо.» Вот. Специально к ним обратилась, попросила – девочки, напишите.

М.Ставнийчук― Спасибо вам.

И.Воробьева― Да, во-первых, спасибо вам большое. Слушать это очень страшно, Светлана, честно говоря, и читать вашу историю тоже очень страшно.

О.Журавлева― Тем более, что в истории Светланы Анохиной…

С.Анохина― Моя – лайтовая.

О.Журавлева― Я прошу прощения, тоже. Если можно эту историю. Вы же занимались помощью женщинам, попавшим в беду. Я правильно понимаю?

С.Анохина― Да.

О.Журавлева― И это вызвало такую реакцию.

С.Анохина― Вы совершенно правильно понимаете. Угроза мне… я не знаю. На самом деле, но я могу просто привести хронологию. На самом деле, угроза эта, я к ней очень серьезно не отношусь, потому что я уже неоднократно говорила, меня больше напрягает бездействие полиции. Почему отказано в возбуждении уголовного дела я так до сих пор и не знаю, потому что я не нахожусь на территории Дагестана, я не нахожусь на территории России. Я не могу с ними связаться непосредственно. Но что я хочу сказать? Угроза эта поступила через пару дней после того, как я объявила на своей странице в Фейсбуке, что мы создали такие группы помощи женщинам, и даже дали ей название. Это группа начала существование в начале июня, а название мы ей дали – «Мариам» в память о пропавшей без вести, найденной ни живой, ни мертвой, ингушской молодой девушке Мариам Алиевой. И мы занимаемся очень этими историями, я не знаю, как девчонки выдерживают, потому что НРЗБ, у меня есть опыт столкновения с такими вещами, давний, как у журналиста. Они волонтеры.

И.Воробьева― Куда-то у нас пропала Светлана… Может быть, мы можем Светлану попробовать как-то по телефону? Давайте сейчас переподключимся, позвоним по телефону, потому что очень обидно, когда половину слов не слышно.

О. Журавлева― Очень важная тема. Пропадают слова, к сожалению.

М.Ставнийчук― Я попросила, чтобы по телефону вызвали.

И.Воробьева― Нет-нет, с интернетом плохо. Кирилл, выведи сейчас Светлану из интернета, из эфира, и позвони по телефону, чтобы мы могли нормально поговорить.

М.Ставнийчук― Нам сейчас в чате пишут: «Вот и на тебе, вот и правда жизни, а Наталья все превознесла в такой картинке лучезарной». Но на самом деле я не вижу противоречий.

О.Журавлева― Здесь все абсолютно совпало. И то обращение, которое нам Светлана зачитала, как раз и говорит о том, что ислам просто трактуется таким образом, как удобно неким мужчинам.

И.Воробьева― Да. Там же, действительно, меня тоже эта фраза очень зацепила, что в угоду мужчин все это трактуется. Это действительно очень интересно. Так, я не вижу, Кирилл, набираем Светлану? Сейчас ей по телефону позвоним.

О.Журавлева― Да, попробуем по телефону. Так, вы нас слышите?

С.Анохина― Да, слышу.

О.Журавлева― Какие-то искажения. А, нужно выключить Ютьюб, понятно.

И.Воробьева― Давайте, нам нужно услышать, главное услышать Светлану. Сейчас мы выключим Ютьюб.

О.Журавлева― Светлана, нужно зум отключить.

С.Анохина― Окей, как так? Так нормально?

О.Журавлева― Отлично! Я слышу.

М.Ставнийчук― Выведите в колонку. У нас не хватает наушников.

О.Журавлева― Да, прекрасно. Светлана?

С.Анохина― Так?

О.Журавлева― Возвращаемся к теме. У нас сейчас, пока мы переключались, шло горячее обсуждение о том, что нет никакого противоречия между исламским феминизмом и вашей историей, потому что, на самом деле, действительно, те женщины, которые борются за права женщин в исламских республиках, в мусульманских республиках, они, в общем-то, тоже хотят быть, скорее, исламскими феминистками. И видят в этом выход. Потому что они говорят о том, что не надо трактовать религию в угоду только одному полу. Скажите, пожалуйста, ведь вы помогали женщинам, которые попали уже в безвыходную ситуацию, которых нужно было спасать. Сейчас кто-то занимается этим делом в ваше отсутствие?

С.Анохина― Конечно. Я же и занимаюсь. Я и еще девять девушек, и еще наши волонтеры и наша группа отдельно волонтеров-психологов, отдельно волонтеров-юристов. То есть это же не всегда делается собственными руками. Надо выстроить логистику, прежде всего. И находятся всегда люди, готовые помочь.

М.Ставнийчук― А есть ли какая-то особенность в работе кризисных центров на Кавказе?

С.Анохина― Я бы не хотела говорить на эту тему, потому что… ну, чем особенны? У меня были материалы по кризисному центру «Теплый дом на горе», и там совсем не тот результат, которого я ожидала. И мы не кризисный центр. У нас пока, во всяком случае, нет ни денег, ни грантов, ни каких-то договоренностей. Просто желание что-то изменить.

И.Воробьева― Светлана, скажите, пожалуйста, вот мы, как сидящие в Москве девушки, как мы можем помочь вам? Чтобы все меньше и меньше происходили истории с женским обрезанием, с насилием.

О.Журавлева― С похищениями, «убийствами чести».

И.Воробьева― Как можно помочь? Говорить об этом? Что нужно сделать?

С.Анохина― Давайте вспомним, что не так давно на Алену Попову было подано заявление от одного из депутатов Госдумы, который потребовал привлечь ее к уголовной ответственности за рекламирование темы домашнего насилия, и что это явно делается не просто так, а с целью опорочить всю прекрасную страну. Что можно сделать на далеком Кавказе, на который всем плевать, если мы не можем защитить Алену?

О.Журавлева: М―м-м… ну ведь надо что-то делать! Вы же не перестаете работать.

С.Анохина― Надо, да. Мы пытаемся что-то делать. Так, вот это я, пожалуй, озвучивать не буду. Мы делаем то, что делаем, потому что когда к тебе приходит человек и кричит тебе в трубку: «Меня убьют утром, пожалуйста, помогите», ты собираешься в комок, у тебя все леденеет, и ты бегаешь и делаешь то, что нужно, тебе некогда переживать.

И.Воробьева― Светлана, деньгами можно помочь как-то работе, вас или девушкам Ингушетии? Хоть что-то сделать.

С.Анохина― Давайте я сначала спрошу у девушек в Ингушетии, можно ли как-то им помочь. Я бы хотела заметить, что есть еще группа «Сестры», год назад созданная в Осетии Агундой Бекоевой. Я ее пригласила в нашу группу «Мариам», потому что мы должны быть все вместе. И еще я хотела бы, с вашего разрешения, немножко отвлечься от темы спасения женщин и центра, потому что делать это, на самом деле, очень тяжело.

О.Журавлева― Вот, к сожалению, вот именно сейчас…

М.Ставнийчук― Я думаю, что нам нужно будет продолжить эту тему.

О.Журавлева― Мы вынуждены закончить, потому что у нас заканчивается эфир. Светлана, давайте мы пообещаем друг другу, что мы обязательно продолжим разговор с вами по всем возможным темам. Спасибо вам огромное, берегите себя. Главный редактор сайта о положении женщин в Северо-Кавказском обществе «Даптар» Светлана Анохина была у нас на связи, а мы на этом прощаемся – Ирина Воробьева, Маргарита Ставнийчук и я, Ольга Журавлева.

Что противоположно феминистке? Маскулинист? MRA — маскулинист? : AskTheMRAs

ОТВЕТ:

«Феминизм — это идеология и не является синонимом гендерного равенства. Противодействие феминизму или даже противоположность ему было бы просто оппозицией идеологии, а не гендерному равенству. Есть причина, по которой движение за права женщин и феминизм — это отдельные движения.

Феминизм как идеология обвиняет мужчин во всех мировых проблемах («патриархат») [для пояснения, это фундаментальная концепция феминизма] выступает против помощи в решении проблем, с которыми сталкиваются мужчины, и часто даже отрицает, что они могут столкнуться с сексизмом, называя любую попытку решить проблемы, с которыми сталкиваются мужчины, женоненавистничеством (как видно из противостояния мужских приютов для жестокого обращения, гендерно-нейтральных определений изнасилования и даже в документальном фильме Кэсси Джей « Красная таблетка ». [см. мои записи ниже]

Противоположностью феминизма была бы широко распространенная идеология, обвиняющая женщин во всех мировых проблемах. Во всех случаях домашнего насилия виновата женщина. Такие преступления, как изнасилование и домашнее насилие, по определению могут совершать только женщины. Плохо проведенные и явно предвзятые исследования будут использованы для того, чтобы сделать мужчин, и только мужчин, жертвами практически всех проблем. Новостные сети и социальные сети не могут сказать ничего, кроме положительного, о движении, в то время как члены движения прямо заявляют, что женщины не могут сталкиваться с дискриминацией или сексизмом.Любые попытки защитить женщин будут немедленно пресечены. Фильмы о том, через что проходят женщины, были бы запрещены во всех странах, и «сексизма» больше не существовало бы. Вместо этого во всех случаях его следует заменить на «хулиганство». Люди сделают идеологию стандартом, говоря другим, что либо вы ее поддерживаете, либо вас не волнует гендерное равенство. И, конечно, это было бы иначе, чем движение за права мужчин, так же как феминизм отделен от движения за права женщин. Как идеология, это была бы скорее религия, чем движение.

Вы организовали группу, посвященную серьезным проблемам, с которыми сталкиваются женщины? Ха! Это будет называться хулиганством и категорически против.

Не нравится, как выглядит замененная версия? затем бороться за то, чтобы феминизм стал лучше идеологией. Это определяется участниками и их действиями, так что начните с этого ».

Пожалуйста, ознакомьтесь с этими двумя мемами цитат женщин. Оба великолепны. Первый, ВАУ. Она берет так много концепций, идей, мыслей, а затем просто инкапсулирует все это в ответ, состоящий из нескольких строк.Это один умный моджо:

This woman (below comment) could not have debunked this feminists femisplainer (above) any better. So succinct yet so powerful. A whole movement debunked in such few words. A femisplainer put in her place. WOW from Egalitarianism

Beautiful:

https://www.reddit.com/r/Egalitarism/comments/ gdyth5 / this_woman_below_comment_could_not_have_debunked /

Пытаюсь поговорить с феминисткой о плохой успеваемости мальчиков в школе:

Карен Срауган:

Вчера я взяла интервью у Саачи Хоула из Buzzfeed News. Я говорил о том, что мальчики отстают в образовании, начиная с уровня начальной школы, в том числе:

* существует предвзятость учителей по отношению к мальчикам (учителя начальной школы оценивают мальчиков хуже, чем оценщики, не учитывающие гендерные аспекты)

* мальчики знают об этой предвзятости ( когда мальчиков третьего класса просили поставить деньги на то, какую хорошую оценку они ожидают получить за проект, они ставили меньше, когда им говорили, что учитель — девочка, и что они будут знать, что они мальчик, чем когда им сказали, что учитель — мужчина или что учитель не знает, что они мальчик)

* и мальчики, и девочки согласны с тем, что мальчики получают основную часть негативного внимания со стороны учителей в классах

* потому что в начальной школе преобладают женщины, и потому что вышеупомянутых проблем, и поскольку у мальчиков может не быть своего первого учителя-мужчины до 8 класса по математике, они, вероятно, усвоят сообщение о том, что школа не для мальчиков

Ее ответом на это было сначала спросить, ys были белыми. Я подумал: «Э … это касается всех мальчиков, включая мальчиков из числа меньшинств». Затем она сказала: «Но генеральные директора компаний из списка Fortune 500 в основном мужчины».

Я был похож … Черт возьми? Итак, я спрашиваю: «Какое отношение то, что происходит между 50–70-летними в первой десятой части 1% населения, имеет к тому, как мальчики учатся в начальной школе?»

Она говорит: «Ну, мужчины по-прежнему доминируют». Я сказал: «эти мужчины-генеральные директора были мальчиками в начальной школе 40-60 лет назад.

Какое отношение это имеет к тому, что происходит сейчас в начальных школах? Вы должны понимать, что здесь есть небольшая задержка в работе, и если вы смотрите на возрастные когорты от старших к младшим, вы обнаруживаете, что женщины и девочки догоняют, а затем превосходят мужчин и мальчиков, когда вы прослеживаете назад от старших к младшим когортам.Одинокие женщины в возрасте от 20 до 20 лет в городах зарабатывают на 8% больше, чем их коллеги-мужчины. Весь ваш аргумент здесь кажется мстительным — как будто вы счастливы видеть, что мальчиков наказывают, потому что мужчины все еще доминируют в 1% лучших в возрасте 50 лет. «

» Итак, MRA жалуются на то, что женщины догоняют, — это то, что вы говорите .

Я сказал: «В 80-е годы у женщин был паритет при приеме в высшее учебное заведение».

Она возвращается со мной, когда я недостаточно пересекаюсь. «Да, но цветные женщины зарабатывают намного меньше по сравнению с белыми мужчинами.«

Я сказал:« Не для того, чтобы вы все пересекались, но гендерный разрыв в пользу женщин, получающих высшее образование в США, является самым большим в черном сообществе ». T

Он прерывает продюсер и пытается вернуть нас к работе. тема предвзятого отношения к мальчикам начальной школы и просит ее прояснить свой контраргумент. Она отвечает, что считает свою точку зрения о преобладании мужчин в топовых компаниях из списка Fortune 500 адекватным опровержением (WTF !!! ????)

Честно говоря, это было похоже на разговор с кирпичной стеной.

ДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ФЕМИНИСТА БЛОКИРОВАТЬ ПРОБЛЕМЫ ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА ДЛЯ МУЖЧИН

Как уже говорилось, то, что он подразумевает под феминизмом, противоречит правам мужчин и гендерному равенству. Что ж, давайте посмотрим на покой Карен Страуган перед феминисткой, когда они сказали, что эти феминистки не настоящие феминистки. Настоящий феминизм — это равенство:

Обратите внимание, что Карен говорит здесь только о феминистских лидерах и организациях, и это старый список. Если бы она говорила о феминистках в целом, этот список был бы слишком большим для публикации на Reddit:

Итак, вы говорите, что вы, комментатор, использующий имя пользователя на интернет-форуме, являетесь истинными феминистками, а феминистки фактически ответственны за изменение законов, написание академической теории, преподавание курсов, влияние на государственную политику и огромные, хорошо финансируемые феминистские организации с тысячами и тысячами членов, которые все называют себя феминистками. .. они не «настоящие феминистки».

Вы не директор Фонда феминистского большинства и редактор журнала Ms. Magazine, Кэтрин Спиллар, которая сказала о домашнем насилии: «Ну, это просто очищающее слово для избиения жены», и добавила Что касается мужчин, ставших жертвами насилия при свидании, «мы знаем, что это не девочки избивают мальчиков, это мальчики избивают девочек».

Вы не Ян Реймер, бывший мэр Эдмонтона и давний глава Сети женских приютов Альберты, которая всего несколько лет назад отказалась появляться в телепрограмме, в которой обсуждались мужчины-жертвы домашнего насилия, потому что она даже Появление и обсуждение этого придали бы легитимности идее, что они существуют.

Вы не Мэри П. Косс, которая описывает мужчин-жертв женщин-насильников в своих научных статьях как не жертв изнасилования, потому что они «двойственно относились к своим сексуальным желаниям» (если вы не знаете, что это значит, то они на самом деле хотел этого), а затем продолжил определять их вне определения изнасилования в исследовании CDC, потому что неуместно рассматривать то, что с ними произошло изнасилованием.

Вы не Национальная организация женщин и связанные с ней правовые фонды, которые лоббировали замену нейтрального с гендерной точки зрения федерального Закона о предотвращении семейного насилия и услугах 1984 года Законом о неприличном гендерном насилии в отношении женщин 1994 года.Принятие этого закона лишило жертв мужского пола из служб поддержки и правовой помощи более чем в 60 случаях только потому, что они были мужчинами.

Вы не глава организации NOW во Флориде, которая успешно лоббировала, чтобы губернатор Рик Скотт наложил вето не на один, а на два законопроекта о реформе алиментов за последние десять лет, законопроекты, которые прошли обе палаты при подавляющей двухпартийной поддержке и были поддержаны более 70% электората.

Вы не та феминистская группа в Мэриленде, которая убедила всех женщин-членов Палаты представителей по обе стороны прохода уйти с пола, когда на голосование был вынесен законопроект о совместном воспитании детей, а это означает, что кворум не может быть соблюден и Билл умер тут же.

Вы не те феминистки в Канаде, которые агитируют за то, чтобы исключить сексуальное насилие из обычных уголовных судов в квазиуголовные суды справедливости, где бремя доказывания будет снижено, обвиняемого можно заставить давать показания, открытие пойдет в обе стороны , и обвиняемые не будут иметь права на государственного защитника.

Вы не профессор Элизабет Шихи, написавшая книгу, в которой утверждается, что женщины не только имеют право убивать своих мужей, не опасаясь преследования, если они заявляют о жестоком обращении, но и что они несут моральную ответственность за убийство своих мужей.

Вы не те феминистские правоведы и защитники, которые успешно изменили законы об изнасиловании таким образом, что история нескольких ложных обвинений женщины в изнасиловании может быть исключена из свидетельских показаний в суде, потому что это «часть ее сексуальной истории».

Вы не те феминистки, которые забрызгали СМИ ложным утверждением о том, что вставление пениса в рот потерявшей сознание женщины — «не преступление» в Оклахоме, потому что прокурор был некомпетентен и предъявил обвиняемому обвинение в ненадлежащем статуте ( насильственное содомия), а суд более высокой инстанции отказался расширить определение этого закона за пределы его предполагаемого объема, когда уже существовал совершенно хороший закон (сексуальные побои). Вы не те идиоты-феминистки, которые лгут публике и потенциально подвергают опасности женщин в Оклахоме, говоря потенциальным преступникам, что есть «законный» способ изнасиловать их.

И вы не входите в число сотен или тысяч ученых-феминисток, писателей, мыслителей, исследователей, учителей и философов, которые построили и пропагандируют совокупность теорий бреда, на которых основаны все эти зверства.

Нет … Вы настоящая феминистка. Какой-то случайный человек в Интернете.[LOL] — добавлен lol

Вот более крупный список, идущий от феминизма 1-й волны до суфражисток Панкхерста и до наших дней:

http://archive.is/AWSEN

Если мы начнем добавлять случайные феминистки в список Карен, а не просто лидеры и организация, тогда мы были бы здесь весь год, но вот 3 видео:

https://www.youtube.com/watch?v= 2cMYfxOFBBM

Феминистский глоссарий, потому что мы не все занимались гендерными исследованиями

ЗАКРЫТЬ

Мы выделили несколько слов, которые вы должны знать, обсуждая феминизм или другие гендерные темы.

Женщина поднимает кулак во время демонстрации, посвященной Международному женскому дню в Париже, 8 марта 2017 г. (Фото: Габриэль Буй, AFP / Getty Images)

Исправления и пояснения: предыдущая версия этой истории включала определение «цветные женщины», которые с тех пор были обновлены.

Как любой «изм», феминизм изобилует жаргоном, который может привести к тому, что глубоко личные разговоры станут излишне скучными. Хотя некоторые термины являются укоренившимися, другие представляют собой современные дополнения к развивающейся лексике.Чтобы помочь вам прорваться, вот определения для всего: от «феминизма» и «женоненавистничества» до «незаконного присвоения» и «феминаци».

Основы

Феминизм: Вера и стремление к равенству полов. Как отметила Мерриам-Вебстер в прошлом месяце: «вера в то, что мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности». Он включает в себя социальное, политическое и экономическое равенство. Конечно, многие люди меняют определение, чтобы сделать его своим. Феминистская активистка Белл Хукс называет это «движением за прекращение сексизма, сексистской эксплуатации и угнетения».«

📈« Феминизм »определяется как« вера в то, что мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности ». Https://t.co/Zjf7CAPUjL

— Merriam-Webster (@MerriamWebster) 23 февраля 2017 г.

Патриархат: Иерархически структурированное общество, в котором мужчины обладают большей властью.

Сексизм: Представление о том, что женщины уступают мужчинам.

Женоненавистничество: Ненависть к женщинам.

Мизандрия: Ненависть к мужчинам

Немного глубже

Враждебный сексизм: То, о чем думает большинство людей.Открыто оскорбляет, объективизирует и унижает женщин.

Доброжелательный сексизм: Менее очевиден. Это похоже на комплимент, хотя он основан на чувстве превосходства мужчин. Это когда мужчины говорят, что женщины достойны их защиты (сначала с тонущей лодки) или что они более заботливы, чем мужчины (поэтому им следует растить детей). Это ограничительно.

Внутренний сексизм: Когда вера в неполноценность женщин становится частью собственного мировоззрения и самооценки.

Женоненавистничество: Женоненавистничество в отношении чернокожих женщин.

LGBTQ: Аббревиатура от слова «лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры и квиры». Некоторые люди также используют Q для обозначения «вопросов», имея в виду людей, которые выясняют свою сексуальную или гендерную идентичность. Вы также можете увидеть LGBTQIA. I означает интерсекс, а A — асексуал / аромантик / агендер.

Цисгендер: Термин, используемый для описания человека, гендерная идентичность которого совпадает с полом, назначенным ему при рождении.

Трансгендер: Человек, гендерная идентичность которого отличается от культурных ожиданий пола, который им был назначен при рождении.

Трансфобия: Предубеждение по отношению к трансгендерам.

Трансмизогиния: Смесь трансфобии и женоненавистничества, которая проявляется как дискриминация «транс-женщин, транс- и гендерно-неконформных людей на женском конце гендерного спектра».

TERF: Акроним «транс-исключающих радикальных феминисток», относящийся к феминисткам, которые являются трансфобками.

SWERF: Обозначает «радикальных феминисток, исключающих секс-работников», имея в виду феминисток, которые говорят, что проституция угнетает женщин.

Гендерная изменчивость: Не идентифицируется с одним фиксированным полом.

Небинарные: Общий термин для людей, которые не идентифицируют себя как женщина / мужчина или женщина / мужчина.

Цветные женщины: Политический термин, объединяющий женщин из маргинализованных цветных сообществ, испытавших угнетение.Он может включать женщин африканского, азиатского, латинского или индейского происхождения.

Раздел IX: Защищает людей от дискриминации по признаку пола в образовательных программах или мероприятиях, которые получают федеральную финансовую помощь.

Обвинение потерпевшего: Когда потерпевший от преступления или вредного деяния несет полную или частичную ответственность за него. Если вы слышите, как кто-то спрашивает, что жертва могла сделать, чтобы предотвратить преступление, это обвинение жертвы, и людям становится труднее заявить о жестоком обращении.Группы, работающие над искоренением жестокого обращения и сексуального посягательства, ясны: ни одна женщина не виновна в насилии, совершенном мужчиной.

Триггер: Что-то, что заставляет вас заново пережить травму.

Инициирующее предупреждение: Заявление о том, что кто-то вот-вот увидит вызывающий материал, который потенциально может вызвать беспокойство (графический, нечувствительный к расе, откровенно сексуальный и т. Д.). В кампусах колледжей такая практика вызывает споры.

Да означает да: Сдвиг парадигмы в нашем подходе к изнасилованию, переход от «нет означает нет» к идее о том, что согласие должно быть явным.

Мужской взгляд: Способ смотреть на мир через мужские линзы, которые рассматривают женщин как сексуальные объекты.

Привилегия: Идея о том, что одни люди в обществе имеют преимущество перед другими.

Позитивный секс: Отношение, при котором сексуальное выражение и сексуальное удовольствие, если оно является здоровым и добровольным, рассматривается как хорошее.

В Интернете

Присвоение: Кража идеи у женщины и воплощение ее в мир как свою собственную.

Mansplain (глагол) mansplainy (прилагательное): Когда мужчина снисходительно объясняет что-то женщине, когда он либо 1) ничего об этом не знает, либо 2) знает гораздо меньше, чем женщина, с которой разговаривает. . Извините, если вы это уже знали.

Manterrupting: Когда мужчина перебивает женщину, особенно чрезмерно. Примеры: Во время церемонии вручения наград MTV Video Music Awards 2009, когда Канье Уэст схватил микрофон у Тейлор Свифт, которая только что получила награду и изо всех сил старалась принять ее, чтобы все знали: «Имма позволила вам закончить, но у Бейонсе была одна из них. лучшие видео всех времен.Или во время сентябрьских президентских дебатов, когда Дональд Трамп прервал Хиллари Клинтон 22 раза за первые 26 минут. Или когда лидер большинства в Сенате Митч МакКоннелл прервал Элизабет Уоррен зачитывание письма Коретты Скотт Кинг 1986 года против Джеффа Сешнса, но позволил Берни Сандерсу прочитать его на следующий день.

Man spreading: Когда мужчины занимают лишнее пространство, сидя, широко расставив ноги. Это настолько актуально, что в 2014 году Управление транспорта Нью-Йорка запустило кампанию, чтобы заставить парней закрыть ноги, чтобы освободить больше места в метро.

Кампания #mta по прекращению распространения человека. Только в Нью-Йорке! pic.twitter.com/7WXQ10Sl54

— Линди Магоффин (@ lindymagoffin1) 11 ноября 2015 г.

Проснулся: Укоренившись в культуре чернокожих активистов, это означает, что вы образованы и осведомлены, особенно о несправедливости. Член палаты представителей Максин Уотерс, демократия, сказала молодым людям «бодрствовать». Если вы думаете об этом в контексте прав женщин, посмотрите на кампанию #SayHerName, которая работает над повышением осведомленности чернокожих женщин, ставших жертвами жестокости полиции.

Проснулся женоненавистник: Нона Уиллис Ароновиц рисует слишком знакомую картину парня, который ведет себя так, как будто он стремится к гендерному равенству, но затем оборачивается и унижает, унижает и преследует женщин. Его женоненавистничество не всегда может быть явным, но оно есть. Он феминистский позер.

Эмосогинист: Зак Брафф в Garden State , согласно Иезавель. Он эмоциональный, полный тоски и кажется феминистом, но на самом деле он хочет, чтобы реальная маниакальная девушка-пикси мечтала манипулировать и в конечном итоге отказаться от нее, когда он обнаружит себя.

Whimpster: Ллойд Доблер из Say Anything … Белый, слабый парень эмо, который использует свою мужскую незащищенность, чтобы охотиться на женщин, которые хотят воспитывать.

Feminazi: Уничижительный термин для радикальной феминистки.

Когда люди называют меня «феминацисткой», в то время как НАСТОЯЩИЙ НЕО-НАЗИЗМ растет в США: pic.twitter.com/r43doRquhl

— Кайла Пэдбери (@KylaPadbury) 13 марта 2017 г.

Типы феминизма

Интерсекциональный феминизм: Если феминизм защищает права женщин и равенство полов, интерсекциональный феминизм — это понимание того, как совпадающие идентичности женщин — включая расу, класс, этническую принадлежность, религию, сексуальную ориентацию и статус инвалидности — влияют на то, как они испытывают угнетение. и дискриминация.

Трансфеминизм: Определяется как «движение транс-женщин и для транс-женщин, которые считают свое освобождение неразрывно связанным с освобождением всех женщин и не только». Это форма феминизма, которая включает всех женщин, называющих себя, независимо от пола, и бросает вызов цисгендерным привилегиям. Главный принцип состоит в том, что люди имеют право определять, кто они.

Женщины с цветным феминизмом: Форма феминизма, которая стремится прояснить и преодолеть уникальную борьбу женщин с цветным лицом.Это феминизм, который борется с пересекающимися формами угнетения.

Ванизм: Перспектива социальных и экологических изменений, возникшая из африканской женской культуры и цветных женщин во всем мире.

Расширение возможностей феминизма: Бейонсе Formation появляется в клубе, и вы и ваши друзья тяжело выходите на танцпол. Феминизм с расширением прав и возможностей делает акцент на «чувстве», хотя некоторые феминистки утверждают, что ощущение удивительного — не лучший показатель того, как общество на самом деле поддерживает ваше самовыражение и процветание.Еще одним примером феминизма, расширяющего права и возможности, является книга Шерил Сэндберг « Lean In », которая фокусируется на том, как женщины могут вносить изменения для достижения большего успеха на рабочем месте.

Товарный феминизм: Разновидность феминизма, использующая идеалы движения для получения прибыли. Иванку Трамп обвинили в распространении этого бренда феминизма, используя свою кампанию #WomenWhoWork для продажи своего одноименного бренда образа жизни.

. @ michelleisawolf раскрывает фальшивый феминизм Иванки Трамп.pic.twitter.com/SgHkhTv2oA

— The Daily Show (@TheDailyShow) 12 марта 2017 г.

Фондовый феминизм (консервативный феминизм): Кристина Хофф Соммерс, научный сотрудник консервативного Американского института предпринимательства, является сторонницей того, что она называет «справедливый феминизм». По ее мнению, «равноправный феминизм» сосредоточен на юридическом равенстве между мужчинами и женщинами, в то время как «гендерный феминизм» фокусируется на лишении прав и возможностей женщин, изображая их вечными жертвами патриархата. По словам советника президента Трампа Келлианн Конвей: «Я смотрю на себя как на продукт своего выбора, а не как на жертву обстоятельств, и это действительно для меня консервативный феминизм, если хотите.

Волны феминизма

* Некоторые ученые-феминистки отходят от «волн», поскольку это может создать впечатление, что феминистки не всегда активно борются с неравенством. Но если вы их видите, то в целом то, что они имеют в виду:

Феминизм первой волны: Начал с Конвенции Сенека-Фоллс 1848 года, чтобы обсудить «социальное, гражданское и религиозное положение женщины» и продолжил в начале двадцатый век. Его кульминацией стало принятие 19-й поправки, которая дала женщинам право голоса, в 1920 году, хотя в некоторых штатах цветным женщинам было трудно реализовать это право вплоть до 1960-х годов.

Вторая волна феминизма: Начался в 1960-х и расцвел в 1970-х годах, когда было стремление к большему равенству. Вспомните Глорию Стейнем, Дороти Питман Хьюз, Бетти Фридан. Он был отмечен огромным успехом женщин в правовом и структурном равенстве.

ЗАКРЫТЬ

Феминистка-активистка Глория Стайнем объясняет, что не дает ей спать по ночам в сегодняшнем политическом климате.

Феминизм третьей волны: Начиная с 1990-х, он стремился сделать феминизм более инклюзивным, интерсекциональным и позволить женщинам определять, что для них лично означает быть феминисткой.Также Баффи.

Чувствуете себя «проснувшимся» и «уполномоченным»? Узнайте больше на сайте women.usatoday.com

Алия Дастагир освещает СМИ и культуру. Найдите ее в Twitter @alia_e

Прочтите или поделитесь этой историей: https://www.usatoday.com/story/news/2017/03/16/feminism-glossary-lexicon-language/99120600/

Виды феминизма

разновидностей феминизма

Виды феминизма

Эти определения выбраны из более длинного списка терминов (составленных из феминистских группа новостей) в http: // www.landfield.com/faqs/feminism/. Инициалы в скобках: люди, которые предоставили определение группе новостей.

Либеральный феминизм

Это разнообразие феминизма, которое работает в структуре основного общества, чтобы интегрировать женщин в эту структуру. Его корни уходят в социальную договорная теория правительства, установленная американской революцией. Эбигейл Адамс и Мэри Уоллстонкрафт были там с самого начала, предлагая равенство женщины.Как это часто бывает с либералами, они бредут внутри системы, мало что делать среди компромиссов, пока не появится какое-то радикальное движение и тянет эти компромиссы влево от центра. Так это действовало в те дни суфражистского движения и снова с появлением радикальных феминистки. [JD]

[См. Смело быть плохим, , Элис Эчолс (1989) для более подробной информации об этом контрасте.]

Радикальный феминизм

Обеспечивает оплот теоретической мысли в феминизме.Радикальный феминизм обеспечивает важную основу для остальных «феминистских вкусов». Виденный как «нежелательный» элемент феминизма, радикальный феминизм на самом деле питательная среда для многих идей, вытекающих из феминизма; идеи, которые получают сформированы и вытеснены различными способами другими (но не всеми) ветвями феминизм. [CTM]

Радикал феминизм был авангардом феминистской теории примерно с 1967 по 1975 год. Это уже не так общепринято, как тогда, и не дает основа, например, культурного феминизма. [EE]

Это термин относится к феминистскому движению, которое возникло из гражданских прав и движения за мир в 1967-1968 гг. Причина, по которой эта группа получила ярлык «радикальной», заключается в что они рассматривают угнетение женщин как наиболее фундаментальную форму угнетение, которое пересекает границы расы, культуры и экономики учебный класс. Это движение, направленное на социальные перемены, изменение скорее по сути, революционные пропорции. [JD]

Лучшая история этого движения — книга Алисы под названием Daring to be Bad Эколс (1989).Считаю эту книгу обязательной! [JD] Еще одна отличная книга просто названный Радикальный феминизм и представляет собой антологию под редакцией Анны Коэдт, известная радикальная феминистка [EE].

Марксистский и социалистический феминизм

Марксизм признает, что женщины угнетены, и приписывает угнетение система капиталистической / частной собственности. Таким образом, они настаивают на том, что единственный способ положить конец угнетение женщин — это свержение капиталистической системы.Социалистический феминизм — результат встречи марксизма с радикальным феминизмом. Джаггар и Ротенберг [ Феминистские рамки: альтернативные теоретические обзоры Отношения между женщинами и мужчинами Элисон М. Джаггар и Паула С. Ротенберг, 1993] указывают на существенные различия между социалистическим феминизмом. и марксизм, но для наших целей я представлю их вместе. Echols предлагает описание социалистического феминизма как союза марксизма и радикального феминизм, с марксизмом доминирующим партнером.Марксисты и социалисты часто называют сами «радикалы», но они используют этот термин для обозначения совершенно разных «корень» общества: экономическая система. [JD]

Культурный феминизм

Как радикальный феминизм вымер как движение, стал распространяться культурный феминизм. В Фактически, многие из тех же людей перешли от первого ко второму. Они несли название «радикальный феминизм» с ними, и некоторые культурные феминистки используют это имя Все еще.(Джаггар и Ротенберг [ Феминистские рамки] даже не перечисляют культурный феминизм как каркас, отдельный от радикального феминизма, но Echols подробно описывает различия.) Разница между ними заключается в весьма поразительно: в то время как радикальный феминизм был движением за преобразование общества, культурный феминизм отступил к авангардизму, вместо этого работая над созданием женского культура. Некоторые из этих усилий принесли некоторую социальную пользу: кризисные центры изнасилования, Например; и, конечно же, многие культурные феминистки были активны в социальных проблемы (но как отдельные лица, а не как часть движения).[JD]

Как различные движения 1960-х годов за социальные перемены распались или кооптировались, люди получили пессимистично оценивает саму возможность социальных изменений. Многие из них обратились их внимание к созданию альтернатив, так что если они не могут изменить доминирующее общество, они могли избегать этого насколько возможно. Это, вкратце, вот в чем был смысл перехода от радикального феминизма к культурному феминизму. Эти усилия по созданию альтернатив сопровождались объяснением причин (возможно, оправдание) отказ от работы ради социальных изменений.Представления о том, что женщины «по своей природе добрее и нежнее» являются одной из основ культурного феминизм и остаются его основной частью. Подобную концепцию придерживаются некоторые культурных феминисток заключается в том, что, хотя различные половые различия могут не биологически детерминированы, они все еще настолько глубоко укоренились, что трудноразрешимый.

Эко-феминизм

Эта ветвь феминизма гораздо более духовная, чем политическая или теоретическая. природа.Это может или не может быть завершено поклонением Богине и вегетарианство. Его основной постулат заключается в том, что патриархальное общество будет использовать свои ресурсы без учета долгосрочных последствий как прямой результат отношения, сформированные в патриархальном / иерархическом обществе. Параллели часто проводится между отношением общества к окружающей среде, животным или ресурсам и его лечение женщин. Сопротивляясь патриархальной культуре, эко-феминистки чувствуют что они также сопротивляются разграблению и разрушению Земли.И наоборот. [CTM]


(конец цитаты группы новостей.)

1990-е годы Определения феминизма

Барбара Смит, интервью с нашей спины (октябрь 1998, стр. 1 и 16-17) описывает свой вклад в новую книгу под названием A Readers Companion to Женская история, , новая книга, соредактором которой она была вместе с Гвендолин Минк, Глория Стейнем, Мариса Наварро и Вильма Манкиллер.В либеральные феминистки среди редакторов книг так не согласились с определением феминизм, который Смит и Минк написали в одной из первых глав, соавтор эссе, которое отвечает на него. Смит говорит, что в книга, чтобы указать, что эссе Стейнема, Наварро и Манкиллера (которое следует за главой Смита и Минкс) является ответом на него.

Steinem и другие. явно придерживаться либерального феминистского подхода . Смит и норки можно было бы назвать радикальными феминистками, , хотя Смит говорит в интервью, в котором она называет себя радикальной феминисткой, а не радикальный феминистский, то есть левый, социалистический.. . кто-то, кто верит в революция в противоположность реформам (стр. 1). Позже в интервью Смит говорит, что предпочитает ярлык Black feminist, где Black относится к политика, а не цвет (стр. 16).

Здесь это два определения феминизма :

Steinem и др .:

» вера в полное экономическое, политическое и социальное равенство мужчин и женщин. . . обычно рассматривается как современное движение по преобразованию прошлого, в котором доминируют мужчины, и созданию эгалитарное будущее.Однако на этом и других континентах феминизм также популярен. история и даже память »

Смит и норка:

«Феминизм формулирует политическую оппозицию подчинению женщин как женщин, независимо от того, предписано ли это подчинение законом, навязано общественными конвенция, или причиненная отдельными мужчинами и женщинами. Феминизм также предлагает альтернативы существующим неравным отношениям гендерной власти, и эти альтернативы сформировали повестку дня феминистских движений »

Новая волна I-феминизма? http: // www.ifeminists.net/introduction/

Ифеминистки, или феминистки-индивидуалисты, говорят, что феминистский лозунг «женское тело, право женщины «должно распространяться на каждый мирный выбор, который может сделать женщина. Ифеминистки считают, что свобода и разнообразие приносят пользу женщинам, независимо от того, что делают женщины политкорректными. Они уважают все сексуальные выбор, от материнства в порно. Как стоимость свободы, ифеминисты берут на себя личную ответственность за свою жизнь.Они не ждите от правительства привилегий больше, чем они бы приняли злоупотребления со стороны правительства. Ифеминистки хотят юридического равенства и предлагают то же самое. уважение к мужчинам. Короче, Ифеминизм требует свободы, выбора и личной ответственности.

На сайте также есть трассировка для сочинений их корни в феминизме 19 века: http://www.ifeminists.net/introduction/essays/introduction.html

«Я сам никогда не был смог понять, что такое феминизм: я знаю только то, что люди называют меня феминистка всякий раз, когда я выражаю чувства, которые отличают меня от тряпки, или проститутка.« — Ребекка Уэст, 1913 г.,

Феминизм против Misandry

Недавно утверждение «Я феминистка» стало синонимом утверждения «Я ненавижу мужчин». Сама идея феминизма неверно истолковывается как идея ненависти к мужчинам. Широко распространено убеждение, что феминизм представляет собой идею изменения структуры власти таким образом, чтобы мужчины были внизу, а женщины — вверху; однако это распространенное заблуждение.

Правильный выбор слова для мужененавистника — это мизандрист. Согласно словарю Merriam-Webster, мизандризм — это ненависть, презрение или предубеждение по отношению к мужчинам или мальчикам. Мизандр может проявляться множеством способов, включая дискриминацию по признаку пола, очернение мужчин, насилие в отношении мужчин и сексуальную объективацию мужчин. Вера в матриархальную структуру, подобную этой, является истинной идеологией для тех, кто хочет полностью сменить структуру власти.

Бенедикт Камбербэтч

Согласно словарю Мерриама-Вебстера, феминизм — это набор политических движений, идеологий и социальных движений, которые имеют общую цель: определить, установить и достичь политического, экономического, личного и социального равенства полов.Это включает в себя стремление создать для женщин такие же возможности в образовании и профессиональной деятельности, как и для мужчин. Это не означает, что феминистки хотят сменить на структуру власти, это означает, что идеология, лежащая в основе феминизма, состоит в том, чтобы разрушить патриархальную структуру.

Патриархальная структура не обязательно означает, что мужчина будет извлекать выгоду из всех ситуаций. Это вредно как для мужчин, так и для женщин. Это действительно относится к идее о том, что у женщин должны быть мужья, которые бы о них заботились, что женщины чрезмерно эмоциональны и что женщины являются основными опекунами семьи, но это также относится к идее, что мужчина не может проявлять эмоции, не может быть подверглись сексуальному насилию или насилию, и не могут заботиться о детях так же хорошо, как женщина.

Идея о том, что эта структура должна быть изменена, является идеей злонамеренного поведения. Однако идея о том, что патриархальная структура должна быть отменена, принадлежит феминизму.

Смотреть: Эмма Уотсон объясняет, почему феминизм является противоположностью мужененавистничества в речи ООН

Не секрет, что у слова «феминизм» есть PR-проблема. Этой весной Шейлин Вудли повторила (дезинформированные) настроения многих девушек и женщин, когда она заявила, что она не феминистка, потому что, как она объяснила: «Я люблю мужчин.”

Мы не заинтересованы в том, чтобы противопоставлять Вудли ее сверстникам, но стоит отметить, что актриса Divergent могла быть тем, кого имела в виду Эмма Уотсон, когда последняя выступала с речью в Организации Объединенных Наций два дня назад в ее качестве Посол доброй воли ООН, объясняющий, почему феминизм — это противоположность ненависти к мужчинам.

На подиуме Уотсон впервые поделилась истоками собственного феминизма:

Я начал ставить под сомнение гендерные предположения, когда в восемь лет меня смутило, что меня назвали «властным», потому что я хотел ставить пьесы, которые мы ставили для наших родителей, но мальчики не были.

В 14 лет я начал сексуализироваться со стороны определенных элементов прессы.

Когда в 15 лет мои подруги начали бросать свои спортивные команды, потому что не хотели казаться «мускулистыми».

В 18 лет мои друзья-мужчины не могли выразить свои чувства.

Затем она дала нам свое (однозначное) определение феминизма:

По-видимому, я принадлежу к тем женщинам, чьи выражения лица считаются слишком сильными, слишком агрессивными, изолирующими, анти-мужчинами и непривлекательными.

Почему слово [феминистка] такое неудобное?

Я из Великобритании и считаю правильным то, что мне, как женщине, платят так же, как моим коллегам-мужчинам. Я думаю, что это правильно, что я могу принимать решения относительно своего собственного тела. Я считаю правильным, что женщины от моего имени участвуют в политике и принятии решений в моей стране. Я считаю правильным, что в социальном плане меня уважают так же, как и мужчин.

Но, к сожалению, я могу сказать, что нет ни одной страны в мире, где все женщины могут рассчитывать на получение этих прав.

И, наконец, она объяснила, почему гендерное неравенство и стереотипы вредит и мужчинам — и как феминизм может помочь мужчинам выглядеть полноценными людьми, а не просто картонным вырезом из мужественного стоицизма:

Мужчины — Я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы направить ваше официальное приглашение. Гендерное равенство — тоже ваша проблема.

Потому что до сих пор я видел, что роль моего отца как родителя меньше ценится обществом, несмотря на то, что я нуждался в его присутствии в детстве так же, как и в моей матери.

Я видел молодых людей, страдающих психическим заболеванием, которые не могли попросить о помощи из-за страха, что они будут выглядеть менее «мачо» — на самом деле в Великобритании самоубийство является самым большим убийцей мужчин в возрасте от 20 до 49 лет; затмевающие дорожно-транспортные происшествия, рак и ишемическая болезнь сердца. Я видела, как мужчины становятся хрупкими и неуверенными из-за искаженного представления о том, что составляет мужской успех. У мужчин тоже нет преимуществ равенства. … Мы не часто говорим о мужчинах, находящихся в плену гендерных стереотипов, но я вижу, что это так, и что, когда они станут свободными, для женщин все естественным образом изменится.

Посмотрите всю речь Ватсона ниже.

[через ООН-женщины]

Феминизм — это не мизандризм — The State Press

Есть разница между продвижением феминистского движения и простой ненавистью к мужчинам

Фото Кортни Биш | Государственная пресса

Феминизм в отношениях, иллюстрация, сделанная в воскресенье, окт.16, 2016.

Келси Мо | 14.11.2016 20:35

Я шел по улице по дороге на Barrett, мероприятие Honors College с хорошей подругой, когда она неожиданно спросила меня: «Так разве феминизм просто ненавидит мужчин?» Немного застигнув врасплох, я терпеливо объяснила, что феминизм — это не ненависть к мужчинам, а равенство полов. Меня удивило, что моя подруга задала мне этот вопрос, потому что я достаточно часто говорю о феминизме, и я предположил, что она знает мои чувства.

Определение феминизма простое: теория политического, социального и экономического равенства полов. Однако недавний феминизм третьей волны развил негативную ассоциацию со словом «хулиганство».

Мизандрие, противоположность женоненавистничества, — это ненависть к мужчинам. Я понимаю, почему люди могут подумать, что неправильное поведение приравнивается к феминизму. Фразами типа «Долой патриархат!» и «Все люди свиньи!» он агрессивно унижает мужчин. Однако феминизм — это не то же самое, что и мизандрия.

Похоже, что значительное количество взрослых мужчин и женщин считают феминизм ненавистью к мужчинам. Washington Post и Kaiser Family Foundation провели общенациональный телефонный опрос о феминизме. В исследование были включены 1122 женщины и 488 мужчин, все от 18 лет и старше, выбранные случайным образом. Исследователь задал ряд вопросов о феминистском движении.

Один из вопросов, который задают, правда ли, что «феминистское движение несправедливо обвиняет мужчин в проблемах женщин». Результаты показывают, что 41 процент женщин заявили, что это правда, а 52 процента мужчин заявили, что феминистское движение несправедливо обвиняет мужчин, и это правда.

Заблуждение о феминизме происходит из-за непонимания целей феминисток.

«Я не думаю, что они тоже понимают феминизм», — сказала Лорен Барнс, президент Феминистского клуба Барретта. «Я думаю, что очевидно, что в любом движении есть некоторые люди, которые являются радикальными, есть люди, которые просто неправильно понимают вещи, и они не слышат, каковы настоящие определения или что такое настоящее движение.”

Целью феминизма является достижение гендерного равенства во всех аспектах. Превращение в мизандристов не способствует продвижению дела вперед; скорее, это препятствует диалогу, который необходим мужчинам и женщинам для решения вопросов равенства.

«Феминизм пытается противодействовать этому, обеспечить равенство для всех и позволить каждому делать свою карьеру и жить своей жизнью, как они думают. Не в каком-то виде ограничений из-за некоторых гендерных ролей », — сказал Барнс.

Расширение прав и возможностей женщин также не является синонимом обесценивания власти мужчин.Феминистки не обязательно хотят брать власть мужчин; они хотят тех же возможностей, что и мужчины, для достижения этих позиций.

«Я думаю, что многие люди думают, что феминизм должен отнимать власть у мужчин, или говорят, что женщины по своей природе лучше мужчин, но это только потому, что мужчины так привыкли к власти, что равные им женщины могут казаться угроза, и они не понимают, что она также должна расширять возможности мужчин », — сказал Барнс.

«Есть и положительные эффекты для мужчин.«Это приносит пользу мужчинам, потому что они больше не будут чувствовать себя ограниченными своей мужской ролью, смогут открыто испытывать чувства, быть отцами-домоседами».

Нельзя сказать, что феминисток, ненавидящих мужчин, не существует, но неверно утверждать, что женщина, ненавидящая мужчин, автоматически становится феминисткой. Простая неприязнь к мужчинам не означает, что женщина помогает продвигать движение за достижение социального, политического или экономического равенства. Я могу уважать мужчин и работать с ними, одновременно работая над достижением гендерного равенства.


Свяжитесь с обозревателем по адресу [email protected] или подпишитесь на @ kmo75947 в Twitter.

Примечание редактора: мнения, представленные в этой колонке, принадлежат автору и не подразумевают какой-либо поддержки со стороны The State Press или ее редакторов.

Хотите присоединиться к беседе? Отправьте электронное письмо на адрес[email protected] Длина букв не должна превышать 300 слов и обязательно указывать университетскую принадлежность. Анонимность не предоставляется.

Нравится The State Press в Facebook и подписывайтесь на @statepress в Twitter.


Противоположность феминизма — невежество. — Женщины-лидеры в глобальном здравоохранении

Почему так мало женщин на руководящих должностях в глобальном здравоохранении, даже в странах, где женщины уже имеют равные права?

В странах Европы у нас больше не так много юридических препятствий. Что у нас есть, а не стеклянный потолок, так это большой толстый слой мужчин, стоящих на пути карьеры женщин.Есть также организационные препятствия, такие как сложность баланса между работой и личной жизнью. Что-то более сложное для количественной оценки, но реальное — я вижу это в своей работе каждый день — это то, что есть женщины, которые исключительно компетентны, которые должны быть чрезвычайно самоуверенными и проявлять себя, но они все еще не хотят этого делать. Это то, за что нам действительно стоит бороться.

Почему женщины не хотят выставлять себя вперед?

Трудно определить, но носит культурный характер.Столкнувшись с проблемой, женщины, как правило, сомневаются в своей способности справиться с ней. В профессиональном контексте — например, на встрече — если у мужчины есть идея, он скажет ее, если у него нет идеи часто, он все равно тоже ее скажет. Женщине нужно чувствовать себя комфортно, чтобы выражать себя. Здоровье, к сожалению, не исключение. В результате в этом секторе очень мало женщин.

Почему так важно, что на руководящих должностях в области глобального здравоохранения не хватает женщин?

Речь идет, прежде всего, о равенстве и справедливости: мы не должны предоставлять меньше возможностей половине населения.Есть и чисто экономические причины. Грубо говоря, зачем разбазаривать человеческий капитал? Слишком много умных женщин, которые могли бы дать обществу больше, если бы им было позволено.

Вы кажетесь чемпионом среди женщин. Это почему?

Сто шестьдесят лет назад Джон Стюарт Милль написал необычную книгу под названием Подчинение женщин , которая действительно открыла мне глаза.

У меня есть опыт работы в социальной антропологии, и я узнаю пещерного человека, когда вижу его! Я работал над политикой в ​​области занятости, образования и здравоохранения, и доказательства настолько убедительны, что женщины подвергаются дискриминации, что очень трудно не видеть этого и не реагировать на это.

Чтобы думать, что у женщин есть какой-то врожденный дефект, нужно не просто быть мужчиной, а быть дураком! Противоположностью феминизма является невежество: незнание положения женщин и того, как с ними обращались на протяжении многих веков. Самое меньшее, что можно сделать, — это не способствовать этому угнетению.

Поможет ли участие мужчин в таких встречах, как Конференция «Женщины-лидеры в глобальном здравоохранении»?

Для мужчины очень унизительно находиться на конференции, где доминируют женщины.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *