Психическая травма и ее последствия: Все о психотравматологии

Содержание

Психической травме противостоит ценность жизни – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Каждый человек может столкнуться с таким явлением как психическая травма. Ее последствия способны нарушить все измерения человеческого существования: связь с собой, с жизнью, с миром и отношение к будущему. Однако переживание травматического опыта – это не только потери, но и рост, если человек способен использовать ресурс свободы, который в той или иной степени остается в любой, даже самой тяжелой ситуации, рассказал профессор департамента психологии НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле.

Источники боли многообразны

Травматический психический опыт – часть человеческой реальности. Слово «травма» происходит от греческого trauma и означает ранa, повреждение. Ранить человека может все, что угодно, порой даже малозначительные ситуации. Например, едкое замечание друга, партнера или грубость во время выяснения отношений на работе или дома.

«Когда мы чувствуем, что нас недостаточно любят и в детстве, например, нам предпочитают брата или сестру, мы также можем переживать это, как травматический опыт», – рассказал на лекции «Психическая травма. Сохранять человеческое достоинство в страдании» психотерапевт, автор книг, профессор НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле. Примеры более тяжелых травматических ситуаций – эмоциональное или сексуальное насилие, похищение ребенка, неизлечимая болезнь. «Самая серьезная форма травматизации – война. Также источниками психической травмы могут стать природные катаклизмы – землетрясения, цунами или авиакатастрофы», – отметил психотерапевт.

Между травмами на физическом и психическом уровне можно провести параллель. «Нож режет кожу и нарушает ее целостность, происходит потеря крови. На психическом уровне также нарушается целостность, и человек теряет жизненные силы в переживании травматического опыта», – рассказал лектор. При этом людям, склонным к ранимости, достаточно совсем немного, чтобы почувствовать боль.

Когда теряется базовое доверие

Как минимум половина людей в мире сталкивается рано или поздно с психическими травмами, рассказал Лэнгле. Нередко последствием травматического опыта оказывается посттравматическое расстройство, которое несет угрозу полноценному проживанию человеком своей жизни.

С точки зрения теории фундаментальных экзистенциальных мотиваций, автором которой является Альфрид Лэнгле, в случае психической травмы могут нарушаться связи человека с самим собой, с чувством жизни, с миром, а также соотнесенность с будущим. При тяжелых психических травмах возможно нарушение всех этих четырех измерений. Человек теряет чувство базового доверия к жизни, себе и окружающим, его собственная ценность как личности оказывается под вопросом, как и будущее.

Такой травматический опыт может стать не только следствием обстоятельств, которые «ранили» человека, повлияв непосредственно, например, на его жизнь, здоровье, самоценность. Столкновение со страданиями других людей также способно стать причиной психической травматизации, и иногда ее последствия принимают извращенную форму в виде, например, готовности человека стать террористом-смертником, рассказал лектор.

Свобода остается в любом случае

Любая травма вызывает вопрос о смысле, поскольку боль и страдания воспринимаются людьми как бессмысленные, и это также причиняет боль.

«Когда у человека нет понимания, зачем и ради чего он страдает, травматические переживания особенно интенсивны», – рассказал Лэнгле. И тут возникает вопрос поиска смысла в страданиях. «Мы не знаем, почему мы должны страдать от боли, но мы в состоянии спросить себя, можем ли мы вырасти в этой боли, что-то приобрести, сделать что-то хорошее», – отметил он. Если человек совершает такой экзистенциальный поворот, принимая при этом решение жить дальше, травма приобретает личностное значение.

Пример того, как человек может переживать самую тяжелую травму – это история описанная в книге психотерапевта, философа, основателя логотерапии Виктора Франкла «Человек в поисках смысла». В книге автор рассказывает о своем опыте жизни в концентрационном лагере.

История Франкла – пример того, как человек может использовать минимальные оставшиеся ему ресурсы свободы, чтобы не потерять смысл своего существования и проживать ценность жизни в таких простых вещах, как, например, созерцание заката или распустившегося цветка.

В данном случае речь идет о внутренней свободе – способности человека занять позицию в отношении своих страданий и обхождению с ними. Тогда появляются силы для того, чтобы пережить трагедию и при этом – вырасти и стать сильнее. Освободившись из концлагеря, Франкл написал свои знаменитые книги и дал начало новому направлению в психотерапии.

См. также:

Гонка за успехом ведет к эмоциональному выгоранию
Любовная зависимость разрушает личность
Развод подрывает доверие к окружающим

 


Подпишись на IQ.HSE

Глубокий след пережитого: обострение детских психических травм


История психоанализа насчитывает уже более 150 лет, но в последние десятилетия это направление психологии приобрело особую популярность.

Сегодня принято оправдывать практически все негативные обстоятельства в жизни пережитыми в детстве травмами, разводом родителей, травлей в школе и тому подобными факторами. И хотя такие объяснения достаточно удобны, в большинстве случаев они не имеют никакого отношения к реальному положению вещей, потому что являются не более чем «прикрытием» для нежелания взять ответственность за свою жизнь. Но что, в таком случае, есть детская психическая травма, и к чему она может привести?

Что такое детская психическая травма

Несмотря на глубоко укоренившееся убеждение, что практически любое действие или событие может стать причиной детской травмы, психика у ребенка обладает высокой степенью «гибкости». И во многих случаях ребенок просто не осознает «ненормальности» происходящего, так как до определенного возраста у него нет четких представлений о нормах и морали. Это не значит, что у таких событий, как пьянство родителей или их «рукоприкладство», нет последствий. Они есть, но не в виде травмы — у ребенка под влиянием таких факторов часто формируется нездоровое представление о семье, роли родителей и пр.

Травма же возникает в ситуациях, когда ребенок испытывает:

  • Боль. Физическое насилие, применяемое к ребенку, является самой частой причиной детских психических травм. Но травма также может возникнуть при других травматических событиях — ДТП, падении с высоты, врачебных манипуляциях и пр., которые причинили ребенку внезапную и сильную боль.
  • Страх. Страх за себя или за кого-то из близких может сформироваться, когда ребенок участвует в каком-либо событии, угрожающем его здоровью или жизни, или когда он присутствует при таком событии в роли свидетеля.
  • Сильные эмоциональные переживания. Это может быть расставание с родителями, переезд в другой город и разлука с друзьями, смерть питомца, острое чувство стыда и пр.

Эти чувства являются самыми распространенными в перечне обстоятельств, фигурирующих среди причин детской психической травмы, но они необязательны для того, чтобы стать источником проблем. Все зависит от индивидуальных особенностей психики ребенка и условий, при которых произошло травмирующее событие. Так, для одного ребенка причиной травмы может быть звук грома, который разбудил его среди ночи. А для психики другого ребенка даже ДТП или природные катастрофы проходят бесследно, так как он находился рядом с родителями и чувствовал себя защищенным.

Важно знать, что травмирующее событие может быть «исключено» из сознательных воспоминаний или запомниться как тень события — смутные представления и образы, не вызывающие каких-либо особых эмоций или переживаний. И нередко, уже будучи взрослым и присутствуя при схожих обстоятельствах, человек вдруг испытывает необъяснимый страх, крайнюю степень неприятия чего-либо. В этот момент детская психическая травма как старый боевой шрам дает о себе знать.

Когда обратиться за помощью

Следует четко осознавать, что детская психическая травма не становится слабее и не оказывает менее негативного влияния на жизнь, если человек забыл о самом событии. Напротив, такие травмы постоянно присутствуют в качестве «фундамента», на котором строятся реакции, чувства и отношения с окружающими.

Поэтому важно как можно раньше обратить внимание на признаки, указывающие на то, что внутри вас есть «спутник», управляющий вами.

Перечень симптомов, которыми проявляются детские психические травмы, может быть бесконечным, так как это состояние развивается в разном возрасте, при огромном количестве обстоятельств, при участии разных «персонажей» — все это оказывает влияние на то, насколько глубоким и ярким будет след.

Но некоторые признаки такой травмы характерны для всех случаев без исключения, и именно на них нужно ориентироваться.

Так, обострение детской психической травмы всегда происходит в присутствии схожих обстоятельств. Вне зависимости от того, какими именно симптомами проявляется это состояние — тоска, апатия, страх, чувство душевного дискомфорта, гнев и пр., — они возникают при событиях, так или иначе ассоциирующихся с детской травмой. Например, если к травме привело ДТП, спровоцировать обострение может просмотр фильма, в котором демонстрируются аварии, или даже просто резкий звук тормозов на проезжей части. Развитие обострения может быть постепенным или внезапным. В первом случае симптомы проявляются по нарастающей — легкий, почти неуловимый страх, повышение уровня тревожности, резкие перепады настроения, полное безразличие к окружающим или крайняя степень конфликтности, повторяющиеся ночные кошмары, бессонница и пр.

При внезапном развитии обострения может наступать нервный срыв, сопровождающийся истеричным поведением, длительными приступами рыданий, сильным страхом. Физическими проявлениями этого состояния часто бывают тахикардия, скачки артериального давления, шум в ушах, ощущение нехватки воздуха.

Перечисленные проявления однозначно указывают на необходимость консультации со специалистом. Важно понимать, что последствия детской травмы могут, без преувеличения, разрушить всю жизнь человека, включая его личные отношения, карьеру и здоровье.

Комплексный и индивидуальный подход к решению этой проблемы позволит определить причину вашего состояния и последовательно устранить как его источник, так и «наслоения» когнитивных и других искажений, которые развились на почве травмы.

Шамшикова Е.О., Шамшикова О.А. Психическая травма и её последствия в жизни человека

ПСИХИЧЕСКАЯ ТРАВМА И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Шамшикова Е.

О.
Канд.психол.н., доцент кафедры общей психологии и истории психологии
ФП ФГБОУ ВПО «НГПУ», г. Новосибирск

Шамшикова О.А.
Канд.психол.н., доцент кафедры общей психологии и истории психологии
ФП ФГБОУ ВПО «НГПУ», г. Новосибирск

 

В современной научной литературе все чаще встает вопрос о последствиях психической травмы имевшей место в детском или подростковом возрасте и ее влиянии на физическое и психическое здоровье взрослого человека.

Травма – это оценка субъектом своих сил и принятие своей беспомощности в жизненной ситуации, капитуляция перед ней (З.Фрейд, 2001). Предвестником травмы, сигналом приближающейся опасности является страх, однако людям свойственно верить, что, как таковую, опасность всегда можно избежать, или с ней можно справиться. Сталкиваясь с неизбежной опасностью и не получая никакой помощи, он капитулирует. В этом случае аффект страха сменяется на кататоноидную реакцию (H. Krystal, 1997), и это становится началом травматического состояния, которое близко к гипнотическому, но является гораздо более сильным. В подобном состоянии человек полностью подчиняется приказам. Парадокс заключается в том, что чем больше он подчиняется приказам, тем глубже его затягивает, пока он не достигает каталептического состояния или состояния «робота».

Если травматическое состояние затягивается, то начинается прогрессирующее онемение боли и других аффектов, а также размывание чувства себя и собственной значимости. В это же время параллельно происходит прогрессирующая блокировка всех ментальных процессов (блокируется познавательные способности, нарушаются психические функции и обработка информации, меняются суждения, теряется способность к планированию, оценке и решению проблем и пр.). В конечном итоге удерживается только малое количество этих функций и очень слабая способность к самонаблюдению, обусловленная регрессом к магическому типу мышления (М.М.Решетников, 2006). В этом состоянии большинство нормальных нарциссических функций (самосохранение, забота о себе, самозащита, самоуважение) разрушается, и человек переживает массивное и опасное самообесценивание.

Психическая травма многими исследователями рассматривается как неизбежный результат жестокого обращения с детьми. Исследования последних десятилетий выявили существенную взаимосвязь между психологической дисфункцией во взрослой жизни и историей жестокого обращения или игнорирования и пренебрежения в детстве. Традиционно различают два вида психической травмы: младенческая (инфантильная) психическая травма и психическая травма в детском возрасте.

Инфантильная травма генерируются ранними нарушениями в коммуникации между младенцем и значимыми объектами, которые выражаются в плохой эмпатической на­стройке и эмоциональной эксплуатации, из-за на­рушений в «модулирующем и контейнирующем интерсубъ­ективном контексте» развития. Потенциально травматические ситуации не существуют сами по себе, они становятся болез­ненными, в том случае, если заботящееся окружение (мать) не в состоянии дать на них адекватный отклик, вследствие чего эти ситуации не смогут приобрести статус жизненного переживания.

Последствия младенческой психической травмы не производят быстрого разрушения, но отражаются в психосоматических нарушениях в период дальнейшего психического развития. Это проявляется в нарушениях сна и питания, появлении коликов, приступов экземы, астмы, неудач в эффективном приспособлении, которые в дальнейшем развиваются в аффективную неспособность адаптироваться к окружающей среде (R.J.Harmon, S.Wagonfeld, R.N.Emde, 1982). Травмированный ребенок переживает одиночество и предательство родителей; у него наличествует дефект самоуважения, проблемы в аффективной регуляции и неспособность удерживать адекватную самооценку.

Детскую психическую травму обычно связывают с такими основными типами жестокого обращения, оказывающими пролонгированное негативное воздействие на психическое функционирование как: сексуальное насилие (обычно связанное с вовлечением незрелых детей в сексуальную активность), физическое насилие (сопровождающееся нанесением ребенку физических травм и приводящим к повреждению тканей – от синяков и  рваных ран до сломанных костей и зубов, или в крайних случаях, смерти), психологическое насилие (например, постоянная критика ребенка со стороны взрослых, обесценивание или оскорбление), и пренебрежение нуждами (связанное с неспособностью родителей обеспечить необходимую заботу и удовлетворения основных потребностей ребенка).

Последствия жесткого обращения с детьми включают низкую самооценку, обвинение себя, безнадежность, ожидание неприятия или отказа, зацикленность на опасности. У таких детей наблюдаются соматические реакции: хроническая боль в области таза, мочеполовые проблемы, расстройства желудочно-кишечного тракта, подверженность инфекционным заболеваниям и в целом низкий иммунный ответ организма. Хотя более ранние работы свидетельствовали о том, что дети, подвергшиеся жестокому обращению или перенесшие младенческую травматизацию, испытали только одну форму насилия (например, физическое), современные исследования наглядно демонстрируют, что в анамнезе таких детей присутствует целый ряд случаев плохого обращения, что создает риск повторной виктимизации (J.Brier, 2009).

Травмированная личность универсально поворачивает агрессию против себя. Беспомощность и неспособность защищаться или защитить любимые объекты оставляют осадок стыда и вины за пережитое. В таких условиях применяются два способа защиты, но остается хроническое переживание собственной никчемности, пустоты, бессмысленности, наличествует депрессивный образ жизни даже во время периодов компенсации.

К вопросу о психической травме в детском возрасте Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»



Онлайн-доступ к журналу: http://isu.ru/izvestia

Серия «Психология»

2014. Т. 7. С. 53-58

Иркутского государственного университета

И З В Е С Т И Я

УДК 159.922.7

К вопросу о психической травме в детском возрасте

Н. И. Русских

Иркутский государственный университет, г. Иркутск, E-mail: [email protected]

Аннотация. Настоящая статья посвящена теоретическому обзору основных представлений о природе психической травмы в детстве. Особое внимание уделено концепциям классического психоанализа и теориям его современного развития. Представлена теория физиологических воздействий и причин психотравмы П. Левина.

Ключевые слова: психическая травма, фиксация на травме, последствия травмы, переживание травмы.

Проблема психической травматизации в детстве является одной из наиболее актуальных на протяжении многих десятков лет, ее изучение обусловлено запросами психологической теории и практики, поскольку человеческая жизнь включает в себя множество биологических и психологических травматических переживаний. Сам процесс появления в этом мире часто становится физической и эмоциональной травмой. Трудные жизненные ситуации сопровождают ребенка и в самой, казалось бы, счастливой поре его жизни — детстве. Это могут быть случаи жестокого телесного обращения, ситуации разлуки и потери значимых лиц, утрата нормальной функции из-за болезни и увечья, душевная холодность и эмоциональное отвержение со стороны родителей.

Представители различных теоретических ориентацией указывают на патогенное влияние психических травм на дальнейшее развитие личности и психики ребенка. Однако проблематика психических травм в детском возрасте, несмотря на всю ее важность и актуальность, до сих пор не имеет достаточного теоретического и исследовательского основания.

Анализ литературы позволил выявить, что наиболее полное исследование этой проблемы осуществлялось в рамках психоаналитического подхода.

Термин «травма» был заимствован З. Фрейдом из медицины, в дословном переводе с греческого означает «рана», «повреждение», «результат насилия».

Заимствуя это понятие, психоанализ перенес его на психологический уровень. Были выделены три основополагающих момента, связанных с сильным потрясением, повреждением и их последствиями для человека. В тот период, когда психоанализ только складывался, теория травмы была единственной основной теорией Фрейда, объясняющей причину неврозов. Первоначально Фрейд считал, что причиной детской травматизации явля-

лись сексуальные домогательства, о которых ему сообщали его первые пациентки. Он полагал, что соблазнения взрослых настолько ранят детей, что детское «Я» не в силах вынести их душевные последствия и тем более переработать. Неприятные болезненные переживания вытесняются, в то время как связанные с ними аффекты продолжают развиваться и приводят к попыткам покончить с невыносимым мучением и, как следствие, к невротическим нарушениям.

Запускающим механизмом невроза является внешняя травма и сопровождающий ее внутренний психологический шок. В дальнейшем основоположник психоанализа пришел к выводу, что его пациентки представляли фантазии как реальную ситуацию, т. е. фантазии могут действовать также травматически, как и произошедшие в жизни события. Отказавшись от теории травмы, З. Фрейд заменил ее теорией инстинктов, основным положением которой стал двухвременной подход к человеческой сексуальности. Вопреки сложившемуся представлению о том, что формирование сексуальности начинается с пубертата, Фрейд полагал, что ребенок к шести годам уже завершает свое первое сексуальное развитие. Этот процесс медленный, лабильный, подверженный нарушениям и внутренним конфликтам, сопровождается инфантильными травмами. Психические травмы оказывают на Эго ребенка потрясающее воздействие, так как имеют сексуальную природу. Сексуальные травмы детства вытесняются в бессознательное, но эти вытеснения никогда не удаются в полной мере, так как рано или поздно они прорываются и выражаются в симптоме или невротических реакциях. Поэтому, по мнению автора, неврозы у взрослых есть замещающие суррогаты неудовлетворенной детской сексуальности.

Учение Фрейда оказало влияние на становление новых подходов к изучению психической травмы. Идея фиксации на травме, которую изучали его ученики Ш. Ференци и Г. Зиммель, стала ключевым моментом современной трактовки посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Проблема психической травмы изучалась и в аналитической психологии, основоположником которой был К. Г. Юнг. С его точки зрения, нарушения функционирования Эго вызываются не одной лишь сексуальной травмой, а всеми трагедиями, всеми несчастьями человеческой жизни, каждое из которых по-своему уникально. Юнг не меньше Фрейда пытался найти универсальный комплекс, стоящий за неврозами, однако его собственное исследование привело его к пониманию множественности травмы, к мысли о существовании множества разных индивидуальных историй и фантазий об этой травме. Юнг считал, что психическая травма всегда оставляет после себя нарушения аффективности, проходящие через всю жизнь. Особо хочется отметить точку зрения Юнга по поводу воздействия травмы на развивающуюся психику ребенка. Юнг полагал, что в результате травмы происходит фрагментация сознания, которую он назвал отщепленными частями психики или комплексами. Наиболее типичными становится регрессия одной части Эго к инфантильному периоду и, одновременно, прогрессия другой части Эго, т. е. слишком быстрое взросление, которое способствует

преждевременной способности к адаптации во внешнем мире. В результате личность выживает, но не может жить творчески, человек живет ради самосохранения, зачастую изолируясь от реальности, уходя в депрессию или ад-диктивное поведение.

Психическая травма разрабатывается также в контексте представлений современного психоанализа, в частности, теории объектных отношений.

Концепция объектных отношений включает в себя очень широкий теоретический диапазон различных школ и направлений, имеющих один общий пункт: они приписывают отношению с объектом главную роль в психической жизни ребенка.

Фундаментом этого нового направления в психоанализе стали теории госпитализма Р. Спитца и теория привязанности Дж. Боулби. Изучая детей в условиях депривации, они пришли к выводу, что отсутствие матери приводит к необратимым последствиям в их развитии: потеря объекта любви является запускающим механизмом психосоматических заболеваний, делает ребенка более уязвимым к воздействию жизненных стрессов, разрушает биологические регулирующие процессы.

Следующим направлением современного психоанализа стало исследование качества материнской заботы и ухода и его значение для раннего эмоционального развития ребенка. М. Кляйн, М. Малер, X. Когут, О. Кернберг, Д. В. Винникотт. изучали детей и взрослых с помощью непосредственных наблюдений за отношениями между матерью и ребенком и динамику этих отношений. В результате были выявлены особенности материнского отношения и поведения, способствующие или нарушающие процесс психического развития и их долгосрочные последствия.

Такими последствиями, по мнению О. Кернберга, могут стать пограничные и нарциссические нарушения личности, выражающиеся в диффузной идентичности, в чувстве опустошенности и бессмысленности, в депрессиях и печали, в зависимости от других и в слишком завышенных идеалах.

Венгерский психоаналитик Ш. Ференци также считает, что нарушение ранних отношений является травмой для ребенка и может привести к нар-циссическим расстройствам личности. По его мнению, ребенок уходит в нарциссизм вследствие невыносимых объектных отношений. Отвергнутый, он создает другой мир для себя одного, в котором может достигнуть всего, чего бы ни пожелал. Он был нелюбим, а сейчас он отделил от самого себя некую часть, которая по-матерински любит, ухаживает и заботится о другой, страдающей части его «Я».

Согласно теории Д. В. Винникотта, психотравмирующие ситуации, связанные с неадекватной ролью матери, когда она любит ребенка только при определенных условиях, если он соответствует ее ожиданиям и следует ее требованиям, приводят к формированию «Фальшивого Я».

На психоаналитической традиции основана и современная теоретическая концепция терапевтической модели травмы М. Мюррей. Основные положения ее теории представлены в декларации витальных потребностей, которые значимы в развитии ребенка — это потребность в безопасности, за-

щищенности, стабильности и постоянстве. Их удовлетворение способствует формированию «естественного ребенка», чувствующего, способного осознавать и выражать свои чувства, с заложенными в нем способностями и задатками. Психические травмы, депривация и насилие вызывают у него непереносимую душевную боль, от которой вырастая, он пытается защититься подавлением болезненных чувств; обезболиванием (посредством еды, алкоголя, табака, наркотиков и т. п.), и отвлекающими приемами (отношениями с другими людьми, работой, компьютером и др.). Эти средства являются защитными механизмами, обеспечивающими временную анестезию для уменьшения влияния психологической травмы. Со временем такой способ избегания боли переходит в зависимое поведение. Подавленные болезненные чувства и защитные механизмы способствуют продуцированию мощного потенциала агрессии. Таким образом, происходит подавление «естественного ребенка» и человек утрачивает способность воспринимать жизнь, радоваться ей и находить удовольствие.

Теория психической травмы разрабатывалась также в контексте теории стресса Г. Селье. Ученый рассматривал психическую травму как особую форму стресс-реакции. В соответствии с данной концепцией, травматический стресс наступает тогда, когда стрессогенный фактор интенсивен, длителен по времени и, перегружая возможности человека, приводит к физиологической и психологической травматизации. В данном случае речь идет о травматическом событии, которое по силе и продолжительности выходит за пределы имеющегося опыта и регуляторных возможностей ребенка и может вызывать клинические формы стресса, которые принято соотносить с категорией посттравматического стрессового расстройства.

Интересной представляется теория известного американского ученого и психотерапевта П. Левина, который считает, что психическая травма может быть вызвана такими событиями, как война, жестокое обращение, включающее в себя эмоциональное, физическое и сексуальное насилие, де-привацию, несчастные случаи или природные и техногенные катастрофы. Его подход к пониманию травмы и посттравматических стрессовых расстройств можно отнести к интегративным, поскольку автор широко использует разработки гуманитарных и естественных наук, опирается на знания в области биологии, нейрофизиологии, нейропсихологии и иммунологии.

П. Левин рассматривает психическую травму как природный феномен и описывает физиологические и биологические механизмы травмы, утверждая, что она является результатом нарушения естественных психобиологических процессов, а не психической патологией и может быть исцелена. По мнению ученого, психическая травма образуется вследствие незавершенной инстинктивной реакции организма на травматическое событие, реакции бегства, борьбы и оцепенения. Такое понимание механизмов травмы объясняет природу травматических симптомов, возникающих в результате накопления энергии, которая была мобилизована при встрече с травматическим событием и не нашла выхода и разрядки. Состояние повышенного возбуждения в подкорковых отделах мозга способствует навязчивым воспоминаниям и

мыслям о травматическом событии, и в то же время избеганию ситуаций, разговоров, людей, ассоциирующихся с ней. Возбуждение может выражаться и в неспецифических проявлениях, отражаясь в трудностях концентрации внимания, раздражительности и нарушениях сна. Все это может иметь следствием и более общие нарушения психического и социального функционирования. В терапии, по мнению П. Левина, необходимо завершить травматическую реакцию, разрядить оставшуюся энергию и восстановить нарушенные процессы.

В заключение небольшого обзора литературы, посвященного проблеме психической травмы в детском возрасте, хочется отметить достаточную сложность и многоаспектность данного явления и отсутствие на сегодняшний день единого подхода в его понимании. Так, классический психоанализ и концепции его современного развития представляют психическую травму как аффективный, болезненный опыт, пережитый человеком в детстве, зачастую связанный с отношениями со значимыми взрослыми и фрустрацией жизненно важных потребностей. Ранняя травма может не стать эмоциональным переживанием у маленького ребенка, но в дальнейшем начинает «тиражироваться» в ситуациях, ассоциирующихся с ней и определять функционирование его личности во взрослой жизни.

Представители естественно-научного подхода рассматривают психическую травму как ответ организма на события, угрожающие жизни, которые превосходит возможности индивида, и которые он не способен контролировать и эффективно отреагировать. Неблагоприятные последствия травмати-зации вызывают нарушения соматических, психофизиологических, психологических и социально-психологических адаптационных механизмов.

Литература

1. Куттер П. Современный психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов / П. Куттер. — СПб. : Б.С.К., 1997. — 351с.

2. Левин П. А. Пробуждение тигра — исцеление травмы, Природная способность трансформировать экстремальные переживания / науч. ред. Е. С. Мазур. — М. : АСИ, 2007. — 316 с.

3. Мюррей М. Узник иной войны: удивительный путь исцеления от детской травмы / М. Мюррей. — М. : Альварер Паблишинг, 2004. — 208 с.

4. Селье Г. Стресс без дистресса / Г. Селье. — Рига : Внеда, 1992. — 109 с.

5. Томэ Х. Современный психоанализ. Т. 1. Теория / Х. Томэ, Х. Кэхеле. — М. : Прогресс, 1997. — 576 с.

6. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия / З. Фрейд ; пер. с нем., сост., послесл. и коммент. А. А. Гугнина. — М. : Прогресс, Литера, 1992. — 570 с.

7. Юнг К. Г. Тэвикстокские лекции, Аналитическая психология: ее теория и практика / К.Юнг ; сост., предисл. и пер. с англ. В. Менжулина. — Киев : СИНТО, 1995. — 236 с.

To the Question of Psychic Trauma in Childhood

N. I. Russkich

Abstract. This article is devoted to theoretical overview of basic concepts about the nature of mental trauma in childhood. Special attention is paid to the concepts of classical psychoanalysis and his theories of modern development. Presents the theory physiological effects and causes of P. Levin.

Keywords: trauma, fixation on the trauma, injury, reliving the trauma.

Русских Наталья Ивановна

доцент кафедры педагогической и возрастной

психологии.

Иркутский государственный университет 664000, г. Иркутск, ул. К. Маркса, 1 e-mail: [email protected]il.ru

Russkich Natalia Ivanovna Associate Professor of Department of Educational and Age Psychology Irkutsk State University 1, K. Marx st., Irkutsk, 664000 e-mail: [email protected]

как распознать и что делать родителям (а что категорически нельзя)

Здравствуйте. Меня зовут Алена Прихидько, я семейный психолог. Живу в США, в штате Флорида. И сегодня я расскажу вам о том, что такое детская травма и почему неправильно у нас толкуют это понятие вообще, и почему то, что травмой часто называют и чего родители боятся, на самом деле травмой может и не являться.

Сейчас я слышу часто от мам, особенно от тех, кто занимается детьми в русле теории привязанности: «Ах, я не могу не уложить ребенка спать вечером сама. Если я этого не сделаю, то я могу нарушить привязанность» и так далее. И мамы часто боятся, что они любым своим чихом могут детей своих травмировать. Вот я хочу всех мам сейчас успокоить, сказать, что травмировать ребенка на самом деле не так легко, как нам кажется. Одним каким-то окриком ребенка вы, скорее всего, не травмируете и даже, может быть, шлепком вы его не травмируете. Поэтому я хочу рассказать сегодня о том, что такое травма, и когда она возникает.

У детской травмы есть четыре ключевых признака. Это онемение, такое оцепенение, гипервозбуждение, сжатие и диссоциация. Я вот поясню, что это такое, чтобы было понятно, когда с ребенком что-то происходит, что потенциально может вызвать травму, чтобы вы обращали внимание на то, есть это или нет, и могли понять, травмирован он или нет, и что дальше с этим делать.

Когда ребенок травмирован, он, как правило, невербально, то есть на уровне тела, очень меняется. Предположим, ребенок очень сильно оказался испуган — на него бросилась собака. Вдруг ни с того, ни с сего, вы шли с ребенком по улице, гуляли — и откуда ни возьмись большая собака бросилась на вашего ребенка. И вы видите, что ребенок замер, то есть он оцепенел, он замер. Вы видите, что он смотрит непонятно куда, он как будто в прострации, после этого он может начать вести себя гипервозбужденно, как-то хаотично. И при этом бывает так, что у него может возникнуть вот эта диссоциация, это когда он говорит вам потом: «Я как будто видел себя со стороны».

Самая главная реакция, которая потенциально ведет к травме, — это оцепенение, замирание. И эта реакция — замирание — на самом деле, мы ее унаследовали от животных. Потому что животные в ситуации опасности, в ситуации угрозы могу что делать — они могут убегать, какая-нибудь косуля убегает, какое-нибудь другое животное, не косуля, может нападать на того, кто потенциальную угрозу представляет, также животные могут замирать. И часто они замирают, притворяются мертвыми, чтобы потом, когда хищник отвлекся, убежать куда-то.

Так вот человек от животных отличается тем, что он часто замирает в травмирующей ситуации, но потом никак не размораживается. И вот как говорит Питер Левин, исследователь травмы, эта замороженная энергия как бы застывает где-то и потом, не будучи размороженной, дает последствия негативные. В виде чего, какие могут быть последствия у травмы? Это может быть тревожное расстройство, это может быть в крайних случаях посттравматическое стрессовое расстройство, которое проявляется не сразу, а со временем, потому что ребенок не был разморожен. Со взрослыми тоже самое на самом деле происходит.

Поэтому вот эта вот замороженность — мы видим ее как оцепенение, онемение, шок, открытый рот, ребенок может побледнеть. То есть вы видите, что у него что-то с кожными покровами происходит, он бледный. И он смотрит, как мы говорим, в никуда. Американцы используют слово «glaze», глагол «to glaze», то есть он в прострации находится. И вот если он остается в таком состоянии достаточно долгое время, это значит, что вам нужно ему уделить внимание специальное, пристальное, свое родительское. Потому что родители на самом деле могут детям помочь.            

Если ребенок начинает плакать или дрожать — это хорошо, это значит, что вот эта вот энергия, которая была заморожена, она размораживается и выходит. Ей нужно выйти. И какая ошибка, которую родители совершают часто? Они детей начинают обнимать и сжимать, когда дети начинают дрожать от страха. Вот этого делать не нужно. Я так говорю: дайте ребенку подрожать. Потому что если ребенок дрожит, он сбрасывает вот эту энергию, которая заморожена была, вот эту вот энергию страха, шока, оцепенения, ужаса. Если он плачет, это тоже хорошо, это тоже помогает ему вот эту энергию сбросить.

Если ребенок так и остался замороженным, никуда ничего не сбросил, вы это будете замечать по тому, как он будет себя вести. По каким признакам это можно заметить? Вот, например, у детей повторяются в играх одни и те же сюжеты. Допустим, ребенок попал в аварию, и он очень сильно испугался, это прям неожиданно было. И он после этого оцепенел: бледный, рот открыт, не движется. Потом вдруг начинает бегать дома куда-то, ведет себя как-то не очень привычно, не очень адекватно. А потом начинает играть в аварию. И при этом вы видите, что в этой игре, которую называют по-английски reenactment trauma, он репродуцирует событие, которое его травмировало. Она очень интересная на самом деле. И вот вы смотрите, вы понимаете, что ребенок, он удовольствия никакого не получает от этой игры. Вот он берет машинки: бах-бах, стукает их одна о другую. И никакого удовольствия, никакой радости, ничего не происходит. То есть он повторяет, повторяет этот сюжет. Он возвращается все время мыслями туда. То есть что происходит? Он как будто там застревает. Вот он там оказался заморожен, и он там застрял, и когда он будет думать о том, что произошло, он будет переживать это снова, снова и снова.

Что в этом смысле очень-очень важно? Важно знать, какие потенциальные ситуации могут ребенка вот так вот травмировать, вызвать у него вот эти вот переживания. Это, конечно, зависит от возраста. Потому что младенцы, если вы очень громко накричите, прямо сильно, то его это может травмировать, потому что у него вообще нет никаких ресурсов для того, чтобы как-то от этого защитится. Чем младше ребенок, тем больше вы являетесь его ресурсом, вы как родитель. Для младенца, который вылез из маминого живота, где было очень тепло, уютно и комфортно, для него все, что происходит, крайне неприятно. Для него единственное, что приятно на ранних этапах его существования, — это мама, тепло, грудь, тело. У него нет никаких способов себя защитить от этого мира окружающего, который очень гремит, хотя в животе тоже шумно. В общем, не очень-то ему хорошо, и поэтому для него любые вот такие сильные воздействия могут стать травмирующими. Поэтому рядом с детьми не надо очень громко кричать, не надо громко как-то хлопать, не надо ругаться громко, интенсивно. Он может быть травмирован от сильных перепадов температур, то есть, например, в комнате было очень-очень тепло — и вдруг стало морозно, то это для младенца не очень хорошо.

Когда дети взрослеют, они становятся старше, у них появляются какие-то ресурсы для того, чтобы справиться с трудными ситуациями. Они понимают, что они могут пойти, что-то сказать или поплакать, мама пожалеет. Но все равно остаются ситуации, которые могут детей травмировать.

Что это такое? Во-первых, это физические разные падения. Казалось бы, если ребенок упал у вас с кровати или с лестницы, первое, о чем мы думаем всегда — это нет ли у него сотрясения мозга. Что очень, очень правильно, об этом всегда нужно думать в первую очередь и наблюдать за физическими реакциями. При этом реакции, которые связаны с сотрясением мозга, они могут также говорить о том, что у него психологическая травма была. Поэтому не надо давать ребенку сразу засыпать, нужно за ним наблюдать. Вот вы смотрите на эти вот признаки того, есть ли у него ужас, оцепенен ли он в страхе, нет ли у него какого-то гипервозбуждения, что он начинает бегать, прыгать, что-то вот говорить очень быстро, то есть вы видите какую-то неадекватность. Значит, физические ситуации: очень сильные падения, ушибы, он может навернуться сильно с велосипеда и быть шокирован и испуган. Это тоже потенциально может быть ситуацией, которая ребенка травмирует.

Это ситуации, связанные с потерей, с утратой. Например, развод родителей. И часто родители себя не очень правильно ведут при разводе, мы об этом поговорим отдельно. Это смерть, например, близкого человека, это смерть домашнего животного, это тоже может быть большой болью для ребенка, если он привязан к животному к своему домашнему. И мы знаем благодаря нашим психотерапевтам, Анна Яковлевна Варга говорит о том, какую роль большую животное играет в семейной системе, поэтому они могут быть как родственники для ребенка, он может их очеловечивать.

Значит, это ситуации, связанные с посещением врача. У меня были такие клиенты, их много причем было, которые были очень травмированы тем, как им, например, аденоиды вырезали в детстве. Особенно люди моего возраста, которые живут в России, помнят, как это делалось: никаких тебе наркозов, как говорят сейчас детям «пойдем, мы дадим тебе шоколадную трубу», имея в виду наркоз, никаких шоколадных труб, тебя привязывают к креслу и давай пилить эти аденоиды, реки крови. Ну, естественно, это не может бесследно проходить, если при этом еще маму к ребенку не пускают. И поэтому очень важно, когда вы в первый раз ведете ребенка делать прививки или сдавать кровь, к этой ситуации бережно отнестись, знать, к кому вы его ведете, заранее стараться с врачами договориться, чтобы все было как надо, чтобы у него не осталась травмирующая память об этом первом походе, понятно, что он тяжелый. В общем, эти ситуации врачебные.

Физические падения, физические травмы, ситуации утраты, ситуации, связанные с походом к врачам. Сексуальное насилие, о котором сейчас достаточно много говорят, но это травмирующая ситуация, в которой, конечно, если вы об этом узнаете, лучше идти к специалисту. Если с физическими травмами, врачами родители сами могут ребенку помочь, то с сексуальным насилием, конечно, лучше идти к специалисту. Отдельная серьезная тема. Эмоциональное насилие — это ситуация, когда ребенка унижают, оскорбляют — тоже может стать для него травмирующей.

И вот эти вот все типы ситуаций потенциально могут травмировать ребенка, но совсем необязательно он травмируется. Потому что это зависит от ряда характеристик его собственных: его темперамента, его ресурсов, доступности взрослого, который может ему помочь. И вот взрослый играет здесь ключевую роль, взрослый, который ребенку может помочь, может поддержать его, может быть рядом. Он играет ключевую роль именно потому, что у ребенка нет ресурсов для того, чтобы справиться самому, и взрослый выступает таким вот внешним ресурсом для ребенка.

Как говорит Питер Левин, задача взрослого — надеть ребенку пластырь. Потому что у ребенка есть свои собственные врожденные способности исцеляться. И задача взрослого — послужить вот таким вот пластырем, помочь вот этим внутренним ресурсам, способностям ребенка набрать сил и, соответственно, исцелится вот от этой вот травмы.

Когда мамы боятся, что они травмировали ребенка каким-то своим неосторожным словом или тем, что не дали ему какую-то вкусную конфету, а ребенок устроил скандал, бояться этого, конечно, не нужно. Потому что, если ребенок у вас не имеет вот этих вот признаков, которые я перечислила, скорее всего, с ним все в порядке. Мы говорим о психологической травме, когда ребенок в шоке, когда он сталкивается с каким-то событием, которое не может перенести, справиться с которым у него не хватает сил без посторонней помощи, вот тогда мы говорим о психологической травме.

И на сегодняшний день, конечно, это понятие очень затерто, его используют все сплошь и рядом кому не лень. Делать этого не нужно, не надо обесценивать важные психологические понятия детских травм.

Значит, когда мы с вами сталкиваемся с такой вот ситуацией, когда ребенок травмирован, наша первая задача, как это ни странно прозвучит — это не ребенок, а мы сами. Наша первая задача заключается в том, чтобы успокоиться самим, и вы знаете прекрасно вот эту фразу банальную, но не теряющую актуальности своей: сначала обеспечьте кислородной маской себя, а потом — ребенка. Эта универсалия из самолетов, которую мы можем применить вот ко всем этим ситуациям, когда вот наши дети страдают. Это очень-очень важно.

Почему это важно? Потому что есть такой механизм, он называется эмоциональное заражение. Эмоциональное заражение — это процесс передачи эмоций, который происходит автоматически, то есть мы с трудом можем его контролировать. Вот я, например, улыбнусь вам, и есть вероятность, что вы улыбнетесь мне в ответ. И этот механизм эмоционального заражения связан с нашей невербаликой, в первую очередь, с лицом, в первую очередь, с нашей мимикой. Поэтому, когда ребенок уже сам испуган, ему страшно, он дрожит, он видит лицо такое же испуганное своего родителя, он еще больше будет пугаться, он еще больше будет бояться, он будет от родителей заражаться вот этой вот родительской эмоцией страха.

Поэтому если с вашим ребенком произошло что-то, что его, как вам кажется, очень сильно напугало, шокировало, вам в первую очередь нужно подумать: так, что с моим лицом, оно что выражает, оно выражает страх, испуг, оно спокойно? Можно даже на секунду отвернуться просто в сторону, успокоить свое лицо. Вот мне, например, очень помогает представить себе, что я беру какую-то теплую ткань или просто руками себя трогаю, потому что я знаю, что у меня лицо цепенеет в моменты, когда мне страшно. Успокоиться и повернуться уже со спокойным лицом, то есть настроить себя на спокойствие, на стабильность, на уверенность, потому что это то, что вы должны транслировать своим детям. Это очень важно. Вот прежде, чем бежать к ним, и спрашивать: «Как ты себя чувствуешь, что произошло?». Вот это вообще делать не надо на самом деле. То есть можно спросить, что произошло, хотя это не самое важное, что нужно ребенку в тот момент, когда он в шоке. Что произошло — вы выясните потом. Вам важно к нему подойти спокойным и стабильным.

Я помню, как-то гуляла с ребенком в лесу и увидела, как девочка упала и очень сильно разбила себе коленку, была вся в крови, и я увидела ее маму, которая стояла в панике и плакала, и им обеим было очень плохо. Неизвестно кому хуже, но маме было так же плохо, как девочке, что понятно, потому что это наш ребенок. Мы переживаем, мы испытываем эмпатию, мы чувствуем то, что чувствует наш ребенок. И вот наша задача здесь, испытав ту эмпатию, поняв, что ему плохо, вернуться в стабильное свое состояние спокойное. Потому что мы ему нужны как ресурс, мы ему не нужны с этот момент как паникующее существо большого размера, большего, чем он. Ему нужно от нас успокоение, защита.

Очень важно лицо, в первую очередь, дальше — все остальное ваше тело. Что вам помогает успокоиться, вот это нужно использовать. У всех людей разные способы эмоциональной регуляции, успокоения. Кому-то, например, помогает представить себе, что рядом с ними стоит кто-то, кто очень их успокаивает, допустим, какой-то ваш партнер или, может быть, родитель. Кто угодно, какой-то человек, как будто он рядом с вами, он вас держит за руку или как-то гладит. И вы тогда выдыхаете. То есть нам важно выйти из тоннеля в этот момент, из тоннеля страха за своего ребенка, чтобы ему помочь, потому что мы же хотим ему помочь, мы же не хотим, чтобы он оставался замороженным на веки вечные. Вот это вот первая задача. И вот когда вы успокоились, вы идете к ребенку спокойным, и все ваше состояние должно транслировать уверенность в том, что вызнаете, что делать, даже если вы не знаете, вы знаете, что делать, и все в итоге будет хорошо. То есть вы рядом и все будет в порядке. Вот это вот ребенок должен чувствовать и слышать от вас.

Второй шаг: вам нужно обратить внимание на ребенка и оценить, есть у него эти признаки травмы, о которых я говорила, как-то их промониторить. Если они есть, то следующий момент, момент, который важно вам учесть — это обратить внимание на то, что происходит с его телом. Почему это очень важно? Потому что травма у нас происходит на уровне стволовых отделов нашего мозга, то есть у нас мозг условно можно разделить по одной из популярных сейчас теорий на триединый мозг. У нас есть стволовые отделы, которые называют мозгом рептилий, у нас есть лимбическая система, связанная с эмоциями, ее называют мозгом млекопитающих, у нас есть неокортекс, то есть это вот то, что есть у человека, чего нет у животных. И вот травма, она происходит на уровне мозга рептилий, на уровне мозга ящерицы. А этот кусок мозга говорит с нами на языке ощущений, он слов не понимает. Поэтому мы помогаем ребенку, обращая внимание на его ощущения. Это самое главное.

Как мы обращаем внимание ребенка на его ощущения? В идеале, если есть возможность, надо с ребеночком рядом сесть или лечь, при этом вы необязательно должны это делать прям сразу, а можно, чтобы прошло какое-то время, может быть даже на следующий день. Но нам нужно вот эту энергию, если она заморожена была, разморозить. И вы спрашиваете его, как он себя чувствует в теле своем. Он может сам начать вам рассказывать: «Мама, у меня болит живот» — вот это вот очень хорошо. И тогда вы спрашиваете его: «А где болит, покажи». Если он может показать, он показывает. А какого эта боль цвета? Какой она формы? А на что она похожа? Вы задаете такие вопросы, чтобы ребенок прочувствовал свое ощущение максимально, насколько это возможно. И вы увидите по мере того, как он будет вам отвечать, это от 5 минут до 20 минут может длиться, как у него будет меняться цвет лица, он может начать зевать, он может начать смеяться, улыбаться.

Он начнет, что важно для ребенка, который был травмирован, устанавливать с вами контакт глаз. Потому что сначала, помните, я говорила про прострацию, то есть он смотрит куда-то, а он начнет периодически смотреть на вас, то есть он будет, может быть, отворачиваться, потом опять смотреть на вас. Это признак того, что у него исцеление запустилось, процесс пошел.

Какую ошибку родители совершают? Когда ребенок травмирован, они его начинают спрашивать, что он чувствует. Вот очень важный момент. Травма связана со стволовым отделом мозга, мозг рептилий, его язык — ощущения. Он не может вам ничего сказать. Когда человек в шоке, у него нет слов. И вы знаете сами. Например, представьте, что кто-то умер, или вспомните, когда умирал близкий вам человек, вы в шоке. Вас кто-нибудь что-нибудь спросит — я не знаю, что сказать, у меня нет слов. Мы так говорим.

Вот у ребенка нет слов, когда он шокирован и когда он травмирован потенциально. Поэтому не надо его спрашивать о том, что он чувствует. Вы про это потом поговорите. Надо поговорить сначала про ощущения, про тело, чтобы он это отмониторил, помочь ему, чтобы он сбросил эту энергию. Потом уже можно будет порисовать, поговорить про эмоции. Но сначала нужно обратить внимание на ощущения, поговорить с ним на языке отделов мозга, которые похожи метафорически на крокодила и змею.     

И что еще важно — не спешить. Очень важно делать это спокойно. Потому что представьте себе ящерицу: она сидит, сидит, сидит, потом она побежала, а так она сидит, сидит, она медленная. То есть говорить об этом надо медленно, спокойно. И дети любят на самом деле вот это описывать. Они любят фантазировать, любят придумывать. И поговорят с вами, но обязательно нужно уделить им вот это время.

Еще один важный момент, особенно если ребенок упал, он как-то физически травмирован — прогонять всех родственников и вообще любопытствующих людей, которые набегают: «Ах, ой, что случилось? Ой, Ванечка упал, ой, бедный, ой, что такое». Вот это все вообще не нужно. Совсем. Просто им говорить: «Родственники, спасибо, потом приходите». И с ребенком побыть вдвоем, нежно, не унимать дрожь. Что вы можете сделать физически? Вы можете его как-то так гладить по плечу или по спине похлопать. Но не надо его сжимать ни в коем случае. Не пугайтесь, если он будет дрожать или плакать. Дайте ему, чтобы эта энергия вышла наружу.

Фото: DepositPhotos

Психическая травма от сексуального насилия сохраняется много лет. Пример — Кристина Блази Форд

  • Артем Воронин
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Форд еще в начале августа прошла тест на полиграфе

Психолог Кристина Блази Форд выступила в сенатском комитете с обвинениями в попытке изнасилования в адрес кандидата на пост судьи Верховного суда США Бретта Кавано.

Блази, профессор психологии в Университе Пало-Альто в Калифорнии, попыталась с научной точки зрения объяснить сенатскому комитету, как травма, вызванная этим опытом, сохраняется на долгие годы.

Мы попробовали разобраться в ее показаниях вместе с учеными.

Кристина Блази Форд утверждает, что человек, претендующий на должность судьи Верховного суда, попытался изнасиловать ее вместе с другом на школьной вечеринке 36 лет назад.

По ее словам, на вечеринке дома у общего друга Кавано и его приятель Марк Джадж неожиданно втолкнули ее в спальню. Кавано повалил девушку-подростка на кровать, его друг Марк Джадж смеялся, она встречалась с ним глазами, надеясь на помощь, но тот продолжал хохотать, пока Кавано пытался стащить с нее одежду. Он, по ее словам, тоже заливался смехом.

В истории Блази ключевую роль играет посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), которое она связывает с попыткой изнасилования. ПТСР — это долгосрочное нарушение психики, им страдают те, кто пережил сильную травму или стал свидетелем страшных событий.

ПТСР, также известный как «окопный синдром», а в странах бывшего СССР — как «афганский синдром», хорошо изучен психологами и нейробиологами. Впервые его начали диагностировать у солдат после Первой мировой войны. С тех пор ученые многое узнали о влиянии ПТСР на структуру мозга, на поведение и привычки тех, кто перенес травму.

Перепереживание

«Вследствие сексуальных посягательств возникают нарушения, которые варьируются от человека к человеку. Лично в моем случае это были такие симптомы, как тревожность, фобии и симптомы ПТСР. В частности клаустрофобия, паника и тому подобное», — рассказала Форд членам сенатского комитета.

Она поделилась тем, как рассказала о нападении своему мужу. Когда они делали ремонт в своем доме несколько лет назад, она стала настаивать на том, чтобы установить вторую входную дверь. В ответ на просьбу объяснить, зачем ей это нужно, она рассказала о попытке изнасилования. Она сказала, что мужчина, которого она боится, может стать членом Верховного суда и что ей будет легче, если в доме на всякий случай будет еще один выход.

«Я как могла старалась забыть о нападении, потому что воспоминания о нем заставляли пережить его снова, вызывая панику», — заявила Форд.

Приступы паники, клаустрофобия или агорафобия, тревожность — это действительно общеизвестные симптомы ПТСР. Их вызывают изменения в структуре мозга, которые заставляют жертву снова и снова переживать насилие.

Это доводилось испытывать многим — болезненное воспоминание приходит снова и снова безо всяких причин, вызывая сильный стресс. На самом деле это действие хорошо известного нейробиологического механизма, который до конца не изучен.

Такие воспоминания живут своей сложной жизнью, рассказал в беседе с Би-би-си специалист в области клеточных механизмов памяти, директор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН Павел Балабан.

«Травма действительно является навязчивым воспоминанием, которое, к сожалению, время от времени всплывает и самоподтверждается. Механизма этого толком пока никто не знает, хотя исследования очень серьезные. Эта память самоподдерживается в очень сильной форме. Позитивное воспоминание может ослабнуть, а негативное — нет», — говорит ученый.

«Это связано с тем, что при любом воспоминании о событии, даже частичном, выделяется очень большое количество медиатора, который участвовал в его закреплении. Обычно для негативной памяти это дофамин. При воспоминании он опять выделяется, и память как бы еще раз укрепляется. Она уже может быть не такая детальная. Мозг старается ее ограничить, но она есть и присутствует. Память как бы перезаписывается», — говорит он.

В результате при ПТСР нарушается наша способность успокаиваться после столкновения с чем-то пугающим во внешней среде — любая неприятность напоминает нам о том самом травматическом опыте.

Воспоминания остаются с нами на всю жизнь из-за особой, биологически запрограммированной реакции мозга на травму.

Вечный смех

«Так же, как болевая чувствительность человека отличается от других видов чувствительности, травматическая память стоит особняком среди других видов памяти. Фактически это отдельный вид памяти, который связан с сильным эмоциональным переживанием, которое наступает каждый раз, когда человек о нем вспоминает. А вспоминают, к сожалению, очень часто», — говорит Балабан.

По его словам, в стремлении избежать травматических воспоминаний жертвы довольно часто пытаются не вспоминать о пережитом. «Они боятся, что все еще сильнее ухудшится. Стараются подавить эти воспоминания. Там чисто боязнь того, что кому-то расскажешь — и тебе же станет хуже. Боязнь даже не последствий, а боязнь полностью пережить воспоминание. Стараются подавить эти воспоминания и так далее. Отказываются переживать. Иногда ставят ментальный блок — «нет, такого не было». Это чистый страх боли, страх опять пережить что-то в этом роде», — объясняет Балабан.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

ПТСР часто ассоциируют с послевоенными травмами ветеранов, но получить травму можно не только на войне

В случае с Кристиной Блази одним из «ключей» к травматическому воспоминанию стал смех напавшего на нее мужчины и его приятеля.

«Этот смех — громкий смех обоих — невозможно стереть из гиппокампа», — сказала она на слушаниях в сенате. На языке клинической науки это значит, что смех нападавших возвращается к ней раз за разом и она не может избавиться от этой памяти.

«Наша работа показывает, что воспоминание можно определенным образом изменить. Опыты над животными показывают, что это возможно. Но для этого нужно менять выброс подкрепляющего медиатора. У людей, как показывают опыты, это невозможно, потому что те же медиаторы участвуют в массе других процессов жизнедеятельности», — добавляет Балабан.

Память и мозг

Некоторые воспоминания меняют структуру нашего мозга. Такие изменения можно обратить, но только с помощью клинического вмешательства, а от их симптомов страдают очень многие, и большинство людей не осознают, что с их мозгом что-то не так.

Одна из функций структуры мозга, которую называют гиппокампом, — это запоминание и забывание информации. Гиппокамп фильтрует информацию и выбирает, что нужно сохранить, а что можно забыть. Как мы увидели, посттравматическое расстройство — это не расстройство памяти в прямом смысле слова, однако память играет в его механизме важную роль.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Форд против Кавано: какой урок может извлечь российское общество?

В 2003 году было опубликовано исследование, посвященное изменению гиппокампа у женщин, прошедших через травматический опыт. Подопытными выступили три группы молодых женщин — перенесшие сексуальную травму и страдавшие ПТСР, перенесшие травму и не страдавшие ПТСР и не перенесшие травмы.

Ученые исследовали их мозг с помощью магнитно-резонансной томографии и позитронно-эмиссионной томографии и обнаружили у разных групп различия в работе мозга при выполнении контрольных задач, связанных с запоминанием вербальной информации.

Гиппокамп у женщин с ПТСР был в среднем на 16% меньше размером, чем у тех, которые пережили травму без последствий, и на 22% меньше, чем у тех, кто не сталкивался с травмой. Кроме того, их мозг показывал сниженную способность к выработке новых нейронов.

Гиппокамп — одна из эволюционно древнейших частей человеческого мозга, из-за чего очень многофункционален. В частности, он, например, отвечает за ориентацию в пространстве и запоминание мест. Сильно упрощая, можно сказать, что при ПТСР воспоминания о травматическом опыте воспринимаются на том же уровне.

Возможна ли ошибка?

«Я уверена в этом так же, как в том, что сейчас с вами разговариваю», — ответила Кристина Блази Форд на вопрос сенатора о том, действительно ли напавшим на нее мужчиной был Кавано.

Она уверена, что не может ошибиться, однако дело происходило 36 лет назад. Нет ли здесь противоречия?

Павел Балабан говорит, что травматическое воспоминание может меняться в деталях, но если исказится суть произошедшего, то оно попросту исчезнет.

«Мы часто делаем опыты по стиранию памяти над животными и видим, что они уже забыли, что конкретно было, но помнят, что им было очень плохо именно в этом контексте, когда буквально два-три ключа из контекста остается. У нас в опытах нет лиц, потому что животные их не очень хорошо запоминают, но они воспринимают произошедшее именно как целостный образ», — говорит он.

«Какой был цвет, звук, уровень освещенности, — это может исказиться. Но вот именно контекст целиком, основной, — он идет как гештальт. В психологии есть понятие гештальт — неразделимое целое. И вот контекстная память наиболее остро сохраняется», — говорит ученый.

«Ключом» может послужить любая деталь произошедшего — смех нападающих, похожий голос или одежда. Однако если исчезнет его центральная деталь — личность нападающего, например, то от воспоминания ничего не останется.

«Если этот образ выбросить, то воспоминание может и исчезнуть. Поэтому если эта дама запомнила какой-то образ в какой-то обстановке, то это уже не изменится», — говорит Балабан.

Обыденность сексуального насилия

Инициатор насилия может воспринимать тот же самый эпизод принципиально иначе. Авторы исследования 2015 года изучили несколько десятков случаев, похожих на тот, что произошел с Кристиной Блази Форд.

Как указано в работе, сексуальное насилие в группе молодых людей часто выступает компонентом ритуала сближения и служит для самоутверждения каждого из них в группе. Это характерно именно для молодых мужчин, которые в школьном или студенческом возрасте могут показывать насильственное поведение, но в дальнейшем прекращают.

«Большая часть этих мужчин не испытывают ненависти к женщинам, а используют насилие как способ сблизиться с другими мужчинами и утвердить свою собственную мужественность», — пишет социолог из Мичиганского университета Николь Бедера.

Кавано в ходе слушания говорил, что в подростковом возрасте долго оставался девственником, но как отмечает социолог Николь Бедера, которая изучает феномен сексуального насилия, девственники вполне могут участвовать в этих ритуалах наравне с другими.

В исследовании участвовали 1642 человека, 178 из них предположительно имели опыт изнасилования, совершенного в период от 14 лет до окончания колледжа, это около 10% участников.

Исследование показало, что склонность к насилию над женщинами в этом возрасте не означает, что объект продолжит совершать насилие и позже. Большая часть мужчин (73%) совершили изнасилование однажды, в первые годы колледжа, и потом этого не повторяли.

Применительно к делу Бретта Кавано это может означать, что эпизод с Блази Форд, если он случился, не носил характера эмоциональной травмы и мог забыться, говорит Бедера.

(PDF) ПРОЯВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ В АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ РАССКАЗАХ 1

113

Н. А. Алмаев, А. Б. Дороднев, Г. Ю. Малкова

К пониманию гендерных различий в вербализации травматических содержаний

В связи с гендерными различиями, обнаруженными в нашем исследовании, ин-

тересными представляются многочисленные теоретические и эмпирические наработки

МакКлелланда, сделанные им в работе «Power: the inner experience» (McClelland, 1975).

В частности, он вслед за Мюрреем (Murray, 1955) выделяет комплекс Икара как паттерн, ха-

рактерный для мужской реализации мотива власти, и дополняет его комплексом Деметры–

Персефоны – паттерном реализации этого мотива, характерным для женщин (McClelland,

1975, p. 96–104). Для мужчин, по мысли этих авторов, характерна сначала подготовка и

реализация целенаправленной деятельности, осуществление некого проекта (изготовле-

ние крыльев для перелета с острова), достижения пика возможностей, полный контроль за

ситуацией (полет к солнцу) и затем постепенная или катастрофическая потеря контроля

(расплавление крыльев, скрепленных воском, и падение в море). Для женщин характерно

сперва претерпевание некой «депривации», попадание в неконтролируемое ею окружение

(похищение Персефоны царем ада) и затем постепенное обретение ресурсов и сил для кон-

троля этого окружения (ежегодное возвращение Персефоны к матери). МакКлелланд так-

же подчеркивает, что для женщин характерна реализация мотива власти через дарение и

разделение ресурсов. И далее он проводит параллели между женским отношением к власти

и традиционной культурой Индии и мужским (икарианским) комплексом и традиционной

культурой Мексики с ее центральным образом «мачо» (McClelland, 1975, ch. 4, 5).

В качестве эмпирического подтверждения существования данных комплексов

МакКлелланд ссылается на работу Мэя (May, 1966). По данным этого исследователя, в 70 %

женских рассказов по картинке, на которой изображены воздушные гимнасты – мужчина и

женщина, тяжелые переживания (deprivation) предшествовали улучшению (enhancement).

Женщина спасает мужчину, которому грозит опасность, либо испытывает страх, но затем

успокаивается, чувствует уверенность и т. п. В мужских рассказах такая последователь-

ность наблюдалась лишь в 32 % случаев, а преобладала противоположная: после блестя-

щего выступления все заканчивается плохо – гимнасты упадут, разобьются, расстанутся,

опозорятся и т. д. (McClelland,1975; p.100–101). На нашей выборке успешное совладание со

стрессом характерно скорее для мужских рассказов, но, возможно, это проявление разли-

чий в инструкции (у нас – рассказать о самом запомнившемся своем переживании). Какой

же «мачо» станет рассказывать про свои неудачи!

Перспективы исследований

Наиболее актуальной задачей для данных исследований видится преодоление влияния

побочного фактора малой длины рассказов в группе незрячих. Длина «детских» (т. е. полу-

ченных с инструкцией Адлера – «опишите самое раннее детское воспоминание») рассказов

еще меньше, их заведомо невозможно анализировать по формуле Готтшалка. Планируется

также переход к регистрации описаний непосредственно по словам, а не по весьма услов-

ным «предложениям», длина которых может существенно меняться. Препятствием на этом

пути являются различия между текстами, в которых присутствуют описания, и текстами,

в которых они отсутствуют, различия слишком большие, чтобы можно было использовать

эти тексты совместно в корреляционном анализе. Самих же текстов, в которых имеются

описания, все же весьма мало в каждой из групп, так что для достижения репрезентативно-

© Московский городской психолого-педагогический университет

Влияние травмирующих событий на психическое здоровье

Примерно каждый третий взрослый в Англии сообщает, что пережил хотя бы одно травматическое событие.

Травматические события можно определить как события, которые подвергают человека или близких ему людей риску серьезного вреда или смерти. Сюда могут входить:

  • ДТП
  • Насилие / продолжительное насилие
  • стихийные бедствия
  • тяжелых заболеваний.

Что происходит, когда вы переживаете травмирующее событие?

Когда вы переживаете травмирующее событие, защитные силы вашего тела срабатывают и вызывают реакцию на стресс, которая может заставить вас почувствовать различные физические симптомы, вести себя по-другому и испытать более сильные эмоции.

Эта реакция «бей или беги», когда ваше тело вырабатывает химические вещества, которые подготавливают его к чрезвычайной ситуации, может вызвать такие симптомы, как:

  • повышенное давление
  • учащение пульса
  • повышенное потоотделение
  • снижение активности желудка (потеря аппетита).

Это нормально, так как это эволюционный способ вашего организма реагировать на чрезвычайную ситуацию, позволяющий вам сражаться или убегать.

Сразу после события люди также могут испытать шок и отрицание.Через несколько часов или дней это может уступить место целому ряду других чувств, таких как грусть, гнев и чувство вины. Многие люди чувствуют себя лучше и постепенно выздоравливают.

Однако, если эти чувства сохраняются, они могут привести к более серьезным проблемам психического здоровья, таким как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и депрессия.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Люди, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, могут испытывать беспокойство в течение многих лет после травмы, независимо от того, получили ли они физические травмы или нет.

Общие симптомы посттравматического стрессового расстройства включают повторное переживание события в кошмарах или воспоминаниях, избегание вещей или мест, связанных с событием, панические атаки, нарушение сна и плохую концентрацию. Часто встречаются депрессия, эмоциональное оцепенение, злоупотребление наркотиками или алкоголем и гнев.

Самый эффективный терапевтический подход к длительному тяжелому посттравматическому стрессу — это обсуждение лечения с клиническим психологом, при котором человеку с посттравматическим стрессом рекомендуется подробно рассказать о своем опыте.Это может включать поведенческие или когнитивные терапевтические подходы.

Антидепрессанты также могут быть назначены для облегчения депрессии, которую часто одновременно переживают люди, пережившие травму.

Узнать больше о PTSD

Депрессия

Депрессия отличается от чувства подавленности или печали. Человек, испытывающий депрессию, испытает сильные эмоции тревоги, безнадежности, негатива и беспомощности, и эти чувства останутся с ними, а не исчезнут.

Говорящие методы лечения, такие как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) и некоторые формы консультирования и психотерапии, хорошо работают при депрессии. Также могут быть рекомендованы антидепрессанты, как сами по себе, так и в сочетании с разговорной терапией.

Узнать больше о депрессии

Что делать после травматического события

Обратиться за поддержкой к другим

После травмирующего события может быть трудно разговаривать с близкими родственниками или друзьями.Возможно, вы не захотите причинять им какое-либо беспокойство или просто захотите немного места, чтобы все это обработать. Однако важно быть рядом с другими людьми, когда вы чувствуете, что это возможно, поскольку они могут помочь вам в выздоровлении и благополучии. Вам не нужно рассказывать им об опыте. Если поблизости нет никого, с кем можно было бы поговорить, вы можете связаться с одной из организаций, указанных ниже, и они смогут предложить дополнительную помощь.

Берегите себя

Важно заботиться о своем здоровье и благополучии.Это может включать перерыв или некоторое время, чтобы разобраться со своим опытом. Вам также следует придерживаться здорового питания и избегать употребления наркотиков и алкоголя, которые могут усугубить проблему.

Обратиться за профессиональной помощью

Если вы испытываете симптомы, влияющие на вашу повседневную жизнь, важно как можно скорее получить профессиональную помощь, чтобы вам стало лучше. Вам следует подумать о том, чтобы обратиться за помощью, если:

  • тебе не с кем поговорить
  • вы не чувствуете, что ваши чувства вернулись к норме через 6 недель
  • кто-то из ваших близких заметил изменения и призывает вас обратиться за помощью
  • это влияет на вашу работу или учебу
  • Вам сложно выполнять повседневные задачи
  • вы употребляете наркотики или алкоголь, чтобы справиться.

Первым к вам обратится семейный врач или терапевт. Он или она должен быть в состоянии дать совет по поводу лечения и может направить вас к другому местному специалисту. Есть также ряд добровольных организаций, которые могут дать совет или выслушать:

Самаритяне

Самаритяне предлагают бесплатную эмоциональную поддержку 24 часа в сутки — в полной конфиденциальности. Позвоните по телефону 116 123 или по электронной почте [электронная почта защищена].

Mind Infoline

Mind предоставляет информацию по ряду тем, связанных с психическим здоровьем, для поддержки людей в их собственном районе из 9.С понедельника по пятницу с 00:00 до 18:00. Позвоните по телефону 0300 123 3393 или по электронной почте [электронная почта защищена].

Rethink Консультации и информационная служба

Rethink предоставляет рекомендации на основе конкретных решений — 0300 5000927 или по электронной почте: [электронная почта защищена].

Специализированная психиатрическая служба

Существует ряд специализированных служб, предлагающих различные виды лечения, включая консультации и другие разговорные процедуры. Часто эти различные услуги координируются коллективом психиатрической службы по месту жительства (CMHT), который обычно базируется либо в больнице, либо в местном центре психического здоровья. Некоторые команды предоставляют круглосуточные услуги, чтобы вы могли связаться с ними в кризисной ситуации. У вас должна быть возможность связаться с вашим местным CMHT через местные социальные службы или группу социальной работы.

Список травматологических служб Великобритании

Из УКПТС: http://www.ukpts.co.uk/site/assets/UK-Trauma-Services-Jun-2014.pdf

Дополнительная информация и ресурсы

Эмоциональная и психологическая травма — HelpGuide.org

ptsd & trauma

Когда случаются плохие вещи, может потребоваться время, чтобы преодолеть боль и снова почувствовать себя в безопасности.Но с помощью этих стратегий самопомощи и поддержки вы можете ускорить выздоровление.

Что такое эмоциональная и психологическая травма?

Эмоциональная и психологическая травма — это результат чрезвычайно стрессовых событий, которые разрушают ваше чувство безопасности, заставляя вас чувствовать себя беспомощным в опасном мире. Психологическая травма может заставить вас бороться с расстраивающими эмоциями, воспоминаниями и тревогой, которые не исчезнут. Это также может привести к оцепенению, отключению и неспособности доверять другим людям.

Травматические переживания часто связаны с угрозой жизни или безопасности, но любая ситуация, в которой вы чувствуете себя подавленным и изолированным, может привести к травме, даже если она не связана с физическим ущербом. Не объективные обстоятельства определяют, является ли событие травмирующим, а ваше субъективное эмоциональное переживание события. Чем больше вы напуганы и беспомощны, тем больше вероятность того, что вы получите травму.

Эмоциональная и психологическая травма может быть вызвана:

  • Одноразовыми событиями, такими как несчастный случай, травма или насильственное нападение, особенно если оно было неожиданным или произошло в детстве.
  • Постоянный, безжалостный стресс, , например, проживание в криминальном районе, борьба с опасным для жизни заболеванием или повторяющиеся травмирующие события, такие как издевательства, домашнее насилие или пренебрежение в детстве.
  • Причины, на которые обычно не обращают внимания, , такие как операция (особенно в первые 3 года жизни), внезапная смерть близкого человека, разрыв значимых отношений или унизительный или глубоко разочаровывающий опыт, особенно если кто-то был намеренно жесток .

Преодоление травмы в результате стихийного бедствия или антропогенной катастрофы может вызвать уникальные трудности, даже если вы не принимали непосредственного участия в этом событии. На самом деле, хотя маловероятно, что кто-либо из нас когда-либо станет непосредственной жертвой террористического нападения, авиакатастрофы или массового убийства, например, мы все регулярно засыпаем ужасными изображениями в социальных сетях и новостных источниках тех людей, которые Был. Многократный просмотр этих изображений может перегрузить вашу нервную систему и вызвать травматический стресс.Какой бы ни была причина вашей травмы, произошло ли это много лет назад или вчера, вы можете внести поправки в исцеление и продолжить свою жизнь.

Детская травма и риск будущей травмы

Хотя травмирующие события могут случиться с кем угодно, вы с большей вероятностью будете травмированы событием, если вы уже находитесь под тяжелой стрессовой нагрузкой, недавно перенесли серию потерь, или ранее были травмированы, особенно если ранняя травма произошла в детстве. Детская травма может возникнуть в результате всего, что нарушает чувство безопасности ребенка, в том числе:

  • Нестабильная или небезопасная среда
  • Разлучение с родителем
  • Серьезное заболевание
  • Навязчивые медицинские процедуры

Получение травмы в детстве может привести к сильный и продолжительный эффект.Когда детская травма не разрешена, чувство страха и беспомощности переносится во взрослую жизнь, создавая почву для дальнейшей травмы. Однако, даже если ваша травма произошла много лет назад, вы можете предпринять шаги, чтобы преодолеть боль, научиться доверять другим и снова общаться с ними, а также восстановить чувство эмоционального равновесия.

Симптомы психологической травмы

Все мы реагируем на травму по-разному, испытывая широкий спектр физических и эмоциональных реакций. Не существует «правильного» или «неправильного» способа думать, чувствовать или отвечать, поэтому не судите о своей собственной реакции или реакции других людей. Ваши ответы являются НОРМАЛЬНОЙ реакцией на АНОМАЛЬНЫЕ события.

Эмоциональные и психологические симптомы:

  • Шок, отрицание или неверие
  • Замешательство, трудности с концентрацией внимания
  • Гнев, раздражительность, перепады настроения
  • Тревога и страх
  • Вина, стыд, самообвинение
  • Чувство грусти или безнадежности
  • Чувство оторванности или онемения

Физические симптомы:

  • Бессонница или кошмары
  • Усталость
  • Легко испугаться
  • Трудности с концентрацией
  • Учащенное сердцебиение
  • Учащенное сердцебиение
  • Напряжение мышц

Исцеление после травмы

Симптомы травмы обычно длятся от нескольких дней до нескольких месяцев и постепенно исчезают по мере обработки тревожного события. Но даже когда вы чувствуете себя лучше, вас время от времени могут беспокоить болезненные воспоминания или эмоции, особенно в ответ на триггеры, такие как годовщина события или что-то, что напоминает вам о травме.

Если ваши симптомы психологической травмы не уменьшаются, — или если они становятся еще хуже — и вы обнаруживаете, что не можете отказаться от события в течение длительного периода времени, возможно, вы испытываете Post -Травматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Хотя эмоциональная травма является нормальной реакцией на тревожное событие, она переходит в посттравматическое стрессовое расстройство, когда ваша нервная система «застревает», а вы остаетесь в состоянии психологического шока, не в состоянии понять, что произошло, или обработать свои эмоции.

Вне зависимости от того, повлечет ли травматическое событие смерть, вы, как оставшийся в живых, должны справиться с потерей, по крайней мере временно, вашего чувства безопасности. Естественная реакция на эту утрату — горе. Как и людям, потерявшим любимого человека, вам необходимо пережить горе. Следующие советы помогут вам справиться с чувством горя, излечиться от травмы и продолжить свою жизнь.

Совет по восстановлению после травмы 1. Начните двигаться

Травма нарушает естественное равновесие вашего тела, замораживая вас в состоянии гипервозбуждения и страха.Помимо сжигания адреналина и высвобождения эндорфинов, упражнения и движение могут действительно помочь восстановить вашу нервную систему.

Старайтесь тренироваться в течение 30 или более минут в большинстве дней. Или, если проще, три 10-минутных всплеска упражнений в день так же хороши.

Ритмичные упражнения , задействующие ваши руки и ноги, например ходьба, бег, плавание, баскетбол или даже танцы, работают лучше всего.

Добавьте элемент внимательности. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на своих мыслях или отвлекаться во время упражнений, действительно сосредоточьтесь на своем теле и его ощущениях при движении. Обратите внимание на ощущение, например, когда ваши ноги касаются земли, или ритм вашего дыхания, или ощущение ветра на вашей коже. Скалолазание, бокс, силовые тренировки или боевые искусства могут облегчить эту задачу — в конце концов, вам нужно сосредоточиться на движениях своего тела во время этих занятий, чтобы избежать травм.

Совет 2: не изолируйтесь

После травмы вы можете захотеть отдалиться от других, но изоляция только усугубляет ситуацию. Общение с другими людьми лицом к лицу поможет вам исцелиться, поэтому постарайтесь сохранить отношения и не проводите слишком много времени в одиночестве.

Не нужно говорить о травме. Общение с другими людьми не означает разговоров о травме. На самом деле, для некоторых людей это может только усугубить ситуацию. Комфорт приходит от чувства вовлеченности и принятия другими.

Обратитесь за поддержкой. Хотя вам не нужно говорить о самой травме, важно, чтобы у вас был кто-то, кто поделится своими чувствами лицом к лицу, кто-то, кто будет внимательно слушать, не осуждая вас. Обратитесь к близкому человеку, другу, консультанту или священнику.

Участвуйте в общественной деятельности, , даже если вам этого не хочется. Делайте «нормальные» действия с другими людьми, действия, которые не имеют ничего общего с травмирующим опытом.

Восстановите связь со старыми друзьями. Если вы отказались от отношений, которые когда-то были важны для вас, постарайтесь восстановить их.

Присоединяйтесь к группе поддержки выживших после травм. Общение с другими людьми, которые сталкиваются с такими же проблемами, может помочь уменьшить ваше чувство изоляции, а слышание о том, как другие справляются, может вдохновить вас на собственное выздоровление.

Волонтер. Помимо помощи другим, волонтерство может быть отличным способом бросить вызов чувству беспомощности, которое часто сопровождает травмы. Напомните себе о своих сильных сторонах и восстановите чувство силы, помогая другим.

Заведите новых друзей. Если вы живете один или далеко от семьи и друзей, важно найти новых друзей. Запишитесь на занятия или вступите в клуб, чтобы познакомиться с людьми со схожими интересами, присоединиться к ассоциации выпускников или обратиться к соседям или коллегам по работе.

Если трудно установить связь с другими людьми…

Многие люди, пережившие травму, чувствуют себя разобщенными, замкнутыми и им трудно общаться с другими людьми. Если это относится к вам, есть несколько действий, которые вы можете предпринять перед следующей встречей с другом:

Выполните упражнение или переместите . Прыгайте вверх и вниз, махайте руками и ногами или просто метайтесь. Ваша голова станет яснее, и вам будет легче общаться.

Вокальная тонировка . Как ни странно это звучит, тонирование вокала — отличный способ открыть для себя социальную активность.Сядьте прямо и просто издайте звуки «мммм». Изменяйте высоту тона и громкость, пока не почувствуете приятную вибрацию на лице.

Совет 3. Саморегулируйте свою нервную систему

Независимо от того, насколько возбужденным, тревожным или неконтролируемым вы себя чувствуете, важно знать, что вы можете изменить свою систему возбуждения и успокоиться. Это не только поможет облегчить беспокойство, связанное с травмой, но также вызовет большее чувство контроля.

Внимательное дыхание. Если вы чувствуете себя дезориентированным, сбитым с толку или расстроенным, практика осознанного дыхания — быстрый способ успокоиться.Просто сделайте 60 вдохов, сосредотачивая свое внимание на каждом выдохе.

Сенсорный ввод. Быстро ли успокаивает вас определенный вид, запах или вкус? Или, может быть, погладить животное или послушать музыку быстро успокоит вас? Все реагируют на сенсорные сигналы по-разному, поэтому поэкспериментируйте с различными техниками быстрого снятия стресса, чтобы найти то, что лучше всего подходит для вас.

Оставаться на земле . Чтобы чувствовать себя в настоящем и более заземленным, сядьте на стул.Почувствуйте, как ваши ноги стоят на земле, а ваша спина — на стуле. Оглянитесь вокруг и выберите шесть предметов, в которых есть красный или синий цвет. Обратите внимание, как ваше дыхание становится глубже и спокойнее.

Позвольте себе почувствовать то, что вы чувствуете, когда вы это чувствуете. Признайте свои чувства по поводу травмы по мере их возникновения и примите их. Набор инструментов эмоционального интеллекта HelpGuide может помочь.

Совет 4. Заботьтесь о своем здоровье

Это правда: наличие здорового тела может повысить вашу способность справляться со стрессом от травм.

Высыпайтесь. После травмы беспокойство или страх могут нарушить ваш режим сна. Но недостаток качественного сна может усугубить симптомы травмы и затруднить поддержание эмоционального баланса. Ложитесь спать и вставайте в одно и то же время каждый день и старайтесь спать от 7 до 9 часов каждую ночь.

Избегайте алкоголя и наркотиков . Их использование может ухудшить симптомы травмы и усилить чувство депрессии, беспокойства и изоляции.

Соблюдайте сбалансированную диету. Небольшие, сбалансированные приемы пищи в течение дня помогут вам сохранить энергию и минимизировать перепады настроения. Избегайте сладких и жареных продуктов и ешьте много жиров омега-3, таких как лосось, грецкие орехи, соевые бобы и семена льна, чтобы поднять себе настроение.

Снижение стресса. Попробуйте техники расслабления, такие как медитация, йога или упражнения на глубокое дыхание. Выделите время для занятий, которые приносят вам радость, например, для ваших любимых хобби.

Когда обращаться за профессиональной терапией при травме

Восстановление после травмы требует времени, и каждый выздоравливает в своем собственном темпе.Но если прошли месяцы, а симптомы не исчезают, вам может потребоваться профессиональная помощь специалиста по травмам.

Обратитесь за помощью в случае травмы, если:

  • Проблемы с функционированием дома или на работе
  • Страдаете от сильного страха, беспокойства или депрессии
  • Не можете установить близкие, приносящие удовлетворение отношения
  • Испытываете ужасающие воспоминания, кошмары или ретроспективные кадры
  • Избегать все больше и больше всего, что напоминает вам о травме
  • Эмоционально оцепенел и отключен от других
  • Употребление алкоголя или наркотиков, чтобы почувствовать себя лучше

Работа с травмой может быть пугающей, болезненной и потенциально травмирующей, поэтому эту лечебную работу лучше всего проводить с помощью опытного травматолога.Поиск подходящего терапевта может занять некоторое время. Очень важно, чтобы выбранный вами терапевт имел опыт лечения травм. Но не менее важно качество отношений с терапевтом. Выберите специалиста-травматолога, с которым вам комфортно. Если вы не чувствуете себя в безопасности, уважаете или понимаете, найдите другого терапевта.

Спросите себя:

  • Было ли вам комфортно обсуждать свои проблемы с терапевтом?
  • Вы чувствовали, что терапевт понял, о чем вы говорите?
  • Были ли серьезно восприняты ваши опасения, или они преуменьшены или отклонены?
  • Относились ли к вам с сочувствием и уважением?
  • Верите ли вы, что сможете доверять терапевту?

Лечение травмы

Чтобы излечиться от психологической и эмоциональной травмы, вам необходимо избавиться от неприятных чувств и воспоминаний, которых вы давно избегали, разрядить накопившуюся энергию «бей или беги», научиться регулируйте сильные эмоции и восстанавливайте способность доверять другим людям.Специалист по травмам может использовать различные терапевтические подходы к вашему лечению.

Соматическое переживание фокусируется на телесных ощущениях, а не на мыслях и воспоминаниях о травмирующем событии. Сосредоточившись на том, что происходит в вашем теле, вы можете высвободить сдерживаемую энергию, связанную с травмой, посредством тряски, плача и других форм физического расслабления.

Когнитивно-поведенческая терапия помогает обработать и оценить свои мысли и чувства о травме.

EMDR (Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка) включает элементы когнитивно-поведенческой терапии с движениями глаз или другими формами ритмической стимуляции влево-вправо, которая может «разморозить» травматические воспоминания.

Помощь близкому человеку справиться с травмой

Когда любимый человек пережил травму, ваша поддержка может сыграть решающую роль в его выздоровлении.

Проявите терпение и понимание. Исцеление от травмы требует времени. Наблюдайте за темпами восстановления и помните, что реакция на травму у всех разная.Не сравнивайте реакцию любимого человека со своим собственным или чужим.

Предложите практическую поддержку , чтобы помочь любимому человеку вернуться к привычному распорядку дня. Это может означать, например, помощь в сборе продуктов или работе по дому, или просто возможность поговорить или послушать.

Не заставляйте близкого человека говорить, но будьте доступны, если он хочет поговорить. Некоторым пережившим травму трудно рассказать о том, что произошло. Не заставляйте близкого человека открываться, но дайте ему знать, что вы здесь, чтобы выслушать, если он хочет поговорить, или готовы просто пообщаться, если он этого не сделает.

Помогите любимому человеку пообщаться и расслабиться. Поощряйте их заниматься физическими упражнениями, искать друзей, заниматься хобби и другими занятиями, которые приносят им удовольствие. Займитесь фитнесом вместе или назначьте обычное свидание с друзьями.

Не принимайте симптомы травмы на свой счет. Ваш любимый человек может стать злым, раздражительным, замкнутым или эмоционально отстраненным. Помните, что это результат травмы и может не иметь никакого отношения к вам или вашим отношениям.

Чтобы помочь ребенку оправиться от травмы, важно общаться открыто. Дайте им понять, что бояться или расстраиваться — это нормально. Ваш ребенок может также искать у вас подсказки о том, как ему следует реагировать на травму, поэтому позвольте ему увидеть, как вы справляетесь со своими симптомами положительным образом.

Как дети реагируют на эмоциональные и психологические травмы

Некоторые общие реакции на травмы и способы помочь вашему ребенку справиться с ними:

  • Регрессия. Многим детям нужно вернуться на более раннюю стадию, на которой они чувствовали себя в большей безопасности.Младшие дети могут намочить постель или захотеть бутылочку; старшие дети могут бояться одиночества. Если ваш ребенок реагирует таким образом, важно проявлять понимание, терпение и утешение.
  • Думать, что это их вина. Дети младше 8 лет склонны думать, что если что-то пойдет не так, это должно быть их вина. Убедитесь, что ваш ребенок понимает, что причиной этого события не был он или она.
  • Нарушения сна. Некоторым детям трудно заснуть; другие часто просыпаются или видят тревожные сны. Дайте ребенку в постель мягкую игрушку, мягкое одеяло или фонарик. Попробуйте проводить вместе больше времени вечером, занимаясь тихими делами или читая. Потерпи. Может пройти некоторое время, прежде чем ваш ребенок снова сможет спать всю ночь.
  • Чувство беспомощности. Активное участие в кампании по предотвращению повторения события, написание благодарственных писем людям, которые помогли, и забота о других могут принести чувство надежды и контроля каждому члену семьи.

Источник: Институт Сидрана

Авторы: Лоуренс Робинсон, Мелинда Смит, магистр медицины, и Жанна Сигал, доктор философии.

Эмоциональные последствия травмы

Более половины американцев хотя бы раз в жизни переживут травмирующее событие.

«Травмы чрезвычайно распространены», — говорит Кристен Р. Чой, доктор философии, медсестра и исследователь Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, изучающая травмы.

Это может вызвать стресс или быть связано с горем, но это не одно и то же. Напротив, это эмоциональная реакция на удивительное и ужасное событие.

«Это связано с риском для вашей физической безопасности или [благополучия]», — говорит Юваль Нерия, доктор философии, профессор медицинской психологии Колумбийского университета и директор по травмам и посттравматическим стрессам Психиатрического института штата Нью-Йорк.

Травма может быть физической (например, автокатастрофа) или эмоциональной (например, когда кто-то угрожает убить вас). К другим примерам травмирующих событий относятся:

  • Война
  • Физическое или сексуальное насилие
  • Переживание стихийных бедствий, таких как ураган или лесной пожар

«Это может быть разовое событие или что-то хроническое и продолжающееся, как насилие в семье », — говорит Чой.Иногда простое наблюдение за ужасающим событием может быть травмирующим.

Признаки травмы

«У всех разные травмы», — говорит Чой. Но две из наиболее распространенных реакций, по ее словам, — очень сильные эмоции или слабое чувство.

«Возможно, вы испытываете непреодолимые негативные эмоции или не можете перестать плакать. С другой стороны, вы можете почувствовать онемение и неспособность испытывать удовольствие или боль », — говорит она.

После травмы вы можете даже почувствовать вину или стыд.Вы можете чувствовать себя плохо из-за того, что выжили, если другие этого не сделали, или вы можете подумать, что не отреагировали так, как, по вашему мнению, следовало бы. Это нормально, но если эти чувства сохраняются дольше нескольких недель, вам следует обратиться за помощью.

И дети, и взрослые после травмы могут вести себя неожиданным образом.

«Некоторые люди более склонны к риску», — говорит Робин Джейкобсон, психолог, директор Rising Ground, некоммерческой организации по оказанию социальных услуг, которая помогает людям преодолевать невзгоды.«Это может показаться необычным, особенно если вы только что выжили [ситуация, когда ваша жизнь была в опасности], но это нормальная реакция».

Продолжение

После травмы у вас также могут быть:

  • Воспоминания, в которых вы вспоминаете травмирующее событие
  • Проблемы, связанные с близкими, друзьями и коллегами или с ними общение
  • Физические симптомы, такие как головные боли, боль в груди, или тошнота
  • Сильные эмоции, включая чувства, которые могут показаться «неподходящими» моментами (например, боязнь, когда вы дома, или чрезмерная злость или грусть на работе). Вы также можете чувствовать себя угрюмым, тревожным, грустным, подавленным или раздраженным.
  • Новая чувствительность к громким шумам, запахам и другим вещам вокруг вас
  • Проблемы со сном или необходимость много спать
  • Изменение аппетита
  • Проблемы с получением удовольствия от того, что вы раньше любили делать, например, проводить время с друзьями или занятия спортом

Большинство людей слышали о посттравматическом стрессовом расстройстве или посттравматическом стрессовом расстройстве. Это психическое заболевание, при котором травмирующее событие или серия событий вызывают интенсивные и тревожные мысли спустя долгое время после их возникновения.

Большинство людей не заболевают посттравматическим стрессовым расстройством. Вместо этого Нерия говорит: «Самая распространенная реакция на травму — это стойкость. Многие симптомы, связанные с травмой, исчезают сами по себе или после лечения и не перерастают в посттравматическое стрессовое расстройство ».

Что делать после травмы?

Первый шаг — признать, что вы пережили травму, и признать, что это может повлиять на ваши эмоции.

После этого вы можете:

Обратиться к специалисту в области здравоохранения, например, к врачу, медсестре или терапевту. «Расскажите им, что произошло и что вы думаете об этом», — говорит Чой. Они могут предоставить ресурсы, которые помогут вам почувствовать себя лучше.

Сосредоточьтесь на ослаблении стресса, , потому что стресс может усилить последствия травмы. Хорошие способы облегчить стресс:

  • Упражнение
  • Йога
  • Медитация
  • Проведение времени с семьей, друзьями и людьми в вашем сообществе (например, членами вашего религиозного сообщества)

Если возможно, спросите своих близких для поддержки. «Травмы часто исцеляются с помощью отношений, поэтому чувство связи с другими действительно полезно», — говорит Чой.

Рассмотрим группу поддержки. Общение с другими людьми, пережившими травму, может помочь вам почувствовать себя менее одиноким. Вы можете узнать, как почувствовать себя лучше.

Продолжение

Старайтесь поддерживать здоровый распорядок дня. Регулярное питание, сон и упражнения могут снизить стресс и дать вам больше контроля над своей жизнью.Это важно, потому что травматические события могут заставить вас почувствовать, что вы потеряли контроль.

Дайте время. Немногие люди «приходят в норму» сразу после травмы. Найдите время, которое вам нужно, и сделайте то, что, по вашему мнению, должно, чтобы выздороветь.

По возможности не принимайте серьезных решений сразу после травмы. Выбор в отношении вашей карьеры, отношений, финансового или жилищного положения может вызвать еще больший стресс и неуверенность в стрессовое и неопределенное время.

Когда обращаться за помощью

«Если вы чувствуете, что пережитая травма мешает вам жить своей жизнью — например, делать свою работу, получать удовольствие или иметь здоровые отношения — это может быть хорошим идея обратиться за профессиональной помощью », — говорит Чой.

Нирия соглашается.

«Если у вас проблемы со сном, вы чувствуете себя синим или тревожным или часто думаете о пережитом травматическом событии, которое длится более 3–4 недель, обратитесь за лечением», — говорит он.

Продолжение

Раннее лечение может уберечь вас от более серьезных проблем, таких как клиническая депрессия.

Лицензированный специалист в области психического здоровья, например клинический психолог или социальный работник, может помочь вам найти способы справиться со своими эмоциями. В травматологических центрах, крупных медицинских центрах и университетах, а также в центрах для ветеранов (если вы служили в вооруженных силах) часто есть специалисты по психическому здоровью, обученные лечению травм.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может быть особенно полезной при травмах. Это форма разговорной терапии, которая помогает выявить негативные мысли и заменить их более здоровыми и реалистичными. КПТ не всегда эффективен для людей с посттравматическим стрессовым расстройством, но доступны другие методы лечения, такие как компьютеризированное лечение и терапия с использованием животных (которая включает в себя проведение времени с животными, такими как лошади, в рамках программы структурированной терапии).

Независимо от того, какую форму помощи вы выберете, убедитесь, что вы работаете со своей командой психиатров, чтобы установить свои собственные цели и быть активным участником своего лечения, — говорит Якобсон.Наличие плана поможет вам двигаться вперед и снова наслаждаться жизнью.

Травматические события: причины, последствия и лечение

Что такое травматические события?

Травмирующее событие — это инцидент, который причиняет физический, эмоциональный, духовный или психологический вред. Человек, переживающий неприятное событие, может в результате почувствовать угрозу, беспокойство или страх. В некоторых случаях они могут не знать, как реагировать, или могут отрицать эффект, который произвело такое событие.Человеку потребуется поддержка и время, чтобы оправиться от травмирующего события и восстановить эмоциональную и психическую стабильность.

Примеры травмирующих событий включают:

  • смерть члена семьи, любовника, друга, учителя или домашнего животного
  • развод
  • физическая боль или травма (например, тяжелая автомобильная авария)
  • серьезное заболевание
  • война
  • стихийные бедствия
  • терроризм
  • переезд на новое место
  • отказ от родителей
  • свидетель смерти
  • изнасилование
  • домашнее насилие
  • тюремное заключение

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Часто видимых признаков нет, но у людей могут быть серьезные эмоциональные реакции. Шок и отрицание вскоре после события — нормальная реакция. Шок и отрицание часто используются для защиты от эмоционального воздействия события. Вы можете чувствовать онемение или отстраненность. Вы можете не сразу почувствовать всю интенсивность события.

После того, как вы преодолели первоначальный шок, реакция на травмирующее событие может измениться. Общие ответы включают:

  • раздражительность
  • внезапные драматические изменения настроения
  • беспокойство и нервозность
  • гнев
  • отрицание
  • депрессия
  • воспоминания или повторяющиеся воспоминания о событии
  • трудности с концентрацией внимания
  • нарушение сна или бессонница8 изменения аппетита
  • сильный страх, что травмирующее событие повторится, особенно в дни годовщины события (или при возвращении к месту первоначального события)
  • отказ от повседневной деятельности и изоляция от повседневной деятельности
  • физические симптомы стресс, такой как головные боли и тошнота
  • ухудшение текущего состояния здоровья

Состояние, известное как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), иногда может возникнуть после того, как вы испытали опасное для жизни событие или стали свидетелем смерти. ПТСР — это тип тревожного расстройства, которое влияет на гормоны стресса и изменяет реакцию организма на стресс. Людям с этим расстройством требуется сильная социальная поддержка и постоянная терапия. Многие ветераны, вернувшиеся с войны, страдают посттравматическим стрессовым расстройством.

ПТСР может вызвать интенсивную физическую и эмоциональную реакцию на любую мысль или воспоминание о событии. Это может длиться месяцами или годами после травмы. Эксперты не знают, почему одни люди испытывают посттравматическое стрессовое расстройство после травмирующего события, а другие нет. История травм, а также другие физические, генетические, психологические и социальные факторы могут играть роль в развитии посттравматического стрессового расстройства.

Есть несколько способов помочь восстановить эмоциональную стабильность после травмирующего события:

  • Расскажите о пережитом семье или близким друзьям, в дневнике или онлайн-журнале.
  • Дайте себе время и осознайте, что вы не можете все контролировать.
  • Обратитесь за поддержкой к людям, которые заботятся о вас, или посетите местную группу поддержки для людей, у которых был подобный опыт.
  • Найдите группу поддержки под руководством обученного специалиста, который может облегчить обсуждение.
  • Соблюдайте сбалансированную диету, занимайтесь спортом, достаточно отдыхайте и избегайте алкоголя и наркотиков.
  • Поддерживайте распорядок дня с помощью структурированных действий.
  • Избегайте важных жизненных решений, таких как смена карьеры или переезд вскоре после события.
  • Занимайтесь хобби или другими интересами, но не переусердствуйте.
  • Проводите время с другими, чтобы не отстраниться, даже если вам это не по душе.

Вам следует обратиться за профессиональной помощью, если симптомы не исчезнут и мешают повседневной деятельности, учебе или работе или личным отношениям.

Признаки того, что ребенку может потребоваться профессиональная помощь, чтобы справиться с травмирующим событием, включают:

  • эмоциональные вспышки
  • агрессивное поведение
  • отстранение
  • постоянные трудности со сном
  • продолжающаяся одержимость травматическим событием
  • серьезные проблемы в школе

Психологи и поставщики психиатрических услуг могут работать с людьми, чтобы найти способы справиться со стрессом. Они могут помочь и детям, и их родителям понять, как справиться с эмоциональным воздействием травмирующего события.

Что такое травма? Типы, симптомы и лечение

Психологическая травма — это реакция на событие, которое человек считает очень стрессовым. Примеры включают пребывание в зоне боевых действий, стихийное бедствие или аварию. Травма может вызвать широкий спектр физических и эмоциональных симптомов.

Не у всех, кто переживает стрессовое событие, разовьется травма. Также бывают разные виды травм. У некоторых людей симптомы исчезают через несколько недель, у других — более длительные последствия.

С помощью лечения люди могут устранить первопричину травмы и найти конструктивные способы управления своими симптомами.

В этой статье мы обсуждаем различные типы травм, симптомы травм и доступные варианты лечения.

Поделиться на Pinterest Устранение первопричины травмы может быть эффективным способом управления как физическими, так и эмоциональными симптомами.

Согласно Американской психологической ассоциации (APA), травма — это «эмоциональная реакция на ужасное событие, такое как несчастный случай, изнасилование или стихийное бедствие.”

Однако человек может испытать травму в ответ на любое событие, которое он считает физически или эмоционально угрожающим или вредным.

Травмированный человек может испытывать ряд эмоций как сразу после события, так и в долгосрочной перспективе. Они могут чувствовать себя подавленными, беспомощными, шокированными или испытывать трудности с осмыслением своего опыта. Травма также может вызывать физические симптомы.

Травма может иметь долгосрочные последствия для благополучия человека. Если симптомы сохраняются и не уменьшаются в степени тяжести, это может указывать на то, что травма переросла в психическое расстройство, называемое посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

Существует несколько типов травм, в том числе:

  • Острая травма: Это результат одного стрессового или опасного события.
  • Хроническая травма: Возникает в результате многократного и продолжительного воздействия стрессовых событий. Примеры включают случаи жестокого обращения с детьми, запугивания или домашнего насилия.
  • Сложная травма: Это результат воздействия нескольких травмирующих событий.

Вторичная травма или косвенная травма — еще одна форма травмы.При этой форме травмы у человека развиваются симптомы травмы в результате тесного контакта с кем-то, кто пережил травмирующее событие.

Члены семьи, специалисты в области психического здоровья и другие лица, оказывающие помощь тем, кто пережил травмирующее событие, подвергаются риску косвенной травмы. Симптомы часто отражают симптомы посттравматического стрессового расстройства.

Симптомы травмы варьируются от легкой до тяжелой. Многие факторы определяют, как травматическое событие влияет на человека, в том числе:

  • их характеристики
  • наличие других психических заболеваний
  • предыдущее воздействие травмирующих событий
  • тип и характеристики события или событий
  • их предыстория и подход к управлению эмоциями

Эмоциональные и психологические реакции

Человек, переживший травму, может чувствовать:

  • отрицание
  • гнев
  • страх
  • грусть
  • стыд
  • смятение
  • депрессия
  • чувство вины
  • безнадежность
  • раздражительность
  • трудности с концентрацией внимания

У них могут быть эмоциональные всплески, им трудно справиться с тем, что они чувствуют, или отстраниться от других. Воспоминания, в которых человек переживает травмирующее событие в своей голове, обычны, как и кошмары.

Физические реакции

Наряду с эмоциональной реакцией травма может вызывать физические симптомы, например:

Иногда человек также испытывает повышенное возбуждение или когда кто-то чувствует, что находится в постоянном состоянии бдительности. Это может затруднить сон.

У людей могут развиться и другие проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия, беспокойство и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

По оценкам некоторых исследований, 60–75% людей в Северной Америке в какой-то момент переживают травмирующее событие. Благотворительная организация Mind в Великобритании перечисляет следующие потенциальные причины травм:

  • запугивание
  • домогательства
  • физическое, психологическое или сексуальное насилие
  • сексуальное насилие
  • дорожно-транспортные происшествия
  • роды
  • болезни, угрожающие жизни
  • внезапная потеря близкого человека
  • нападение
  • похищение
  • террористические акты
  • стихийные бедствия
  • война

Травматические события могут быть изолированными или повторяться, продолжающиеся события. Человек также может получить травму, когда стал свидетелем чего-то травмирующего, происходящего с кем-то другим.

Люди по-разному реагируют на травмирующие события. Например, те, кто пережил одно и то же стихийное бедствие, могут реагировать по-разному, несмотря на то же самое.

ПТСР развивается, когда симптомы травмы сохраняются или ухудшаются в течение нескольких недель и месяцев после стрессового события. Посттравматическое стрессовое расстройство доставляет страдания и мешает повседневной жизни и отношениям человека.

Симптомы включают сильную тревогу, воспоминания и стойкие воспоминания о событии.

Другой симптом посттравматического стрессового расстройства — избегающее поведение. Если человек пытается не думать о травмирующем событии, посещать место, где оно произошло, или избегать его триггеров, это может быть признаком посттравматического стрессового расстройства.

ПТСР может длиться годами, хотя лечение может помочь людям справиться с симптомами и улучшить качество жизни.

Факторы риска развития посттравматического стрессового расстройства включают:

  • предыдущую травму
  • физическую боль или травму
  • отсутствие поддержки после травмы
  • одновременное воздействие на другие стрессовые факторы, такие как финансовые трудности
  • предыдущее беспокойство или депрессия

У большинства людей, переживших травматическое событие, посттравматический стресс не развивается.По оценке Национального института психического здоровья, распространенность посттравматического стрессового расстройства в США составляет 6,8%.

Исследования показывают, что дети особенно уязвимы к травмам, потому что их мозг все еще развивается.

Дети испытывают повышенное состояние стресса во время ужасных событий, и их организм выделяет гормоны, связанные со стрессом и страхом.

Этот тип травмы развития может нарушить нормальное развитие мозга. В результате травма, особенно продолжающаяся, может существенно повлиять на долгосрочное эмоциональное развитие, психическое и физическое здоровье ребенка и его поведение.

Чувство страха и беспомощности может сохраняться и во взрослой жизни. Это подвергает человека значительно более высокому риску последствий будущей травмы.

Несколько методов лечения могут помочь людям с травмами справиться с их симптомами и улучшить качество их жизни.

Терапия

Терапия — это лечение первой линии при травмах. В идеале человек будет работать с психотерапевтом, осведомленным о травмах или специализирующимся на травмах.

Типы терапии, от которой может извлечь пользу человек с травмой, включают:

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает людям изменить свой образ мышления, чтобы повлиять на их поведение и эмоции.Доказательства подтверждают, что КПТ является наиболее эффективным методом лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о CBT здесь.

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз, или EMDR, — еще одна распространенная терапия травм.

Во время EMDR люди на короткое время переживают определенные травматические переживания, в то время как терапевт направляет их движения глаз. EMDR направлен на то, чтобы помочь людям обработать и интегрировать травматические воспоминания.

Несколько рандомизированных контролируемых исследований продемонстрировали, что EMDR является эффективным средством лечения посттравматического стрессового расстройства.

Узнайте больше о EDMR здесь.

Соматическая терапия

Некоторые терапевты используют соматические или телесные техники, чтобы помочь телу и разуму переживать травму.

Обзор литературы в журнале Psychotherapy and Counseling Journal of Australia показал, что телесная терапия может помочь ряду людей. Эти методы лечения включают:

  • Соматические переживания: Этот подход предполагает, что терапевт помогает человеку пережить травматические воспоминания в безопасном месте.
  • Сенсомоторная психотерапия: Этот тип терапии сочетает психотерапию с телесными техниками, чтобы превратить травматические воспоминания в источники силы.
  • Стимуляция точки акупунктуры: При этом практикующий оказывает давление на определенные точки на теле, что вызывает состояние расслабления.
  • Сенсорная терапия: Другие виды сенсорной терапии включают Рейки, исцеляющее прикосновение и терапевтическую сенсорную терапию.

В настоящее время существует не так много доказательств эффективности соматической терапии, как для КПТ и EDMR.Исследователи отмечают, что больше данных об этих методах поможет определить, как они работают.

Лекарства

Лекарства сами по себе не могут вылечить травму или посттравматическое стрессовое расстройство, но они могут помочь человеку справиться с такими симптомами, как тревога, депрессия и нарушения сна. Человек должен поговорить со своим врачом о возможных вариантах.

Практика самообслуживания может помочь людям справиться с эмоциональными, психологическими и физическими симптомами травмы. Примеры самопомощи при травме:

Exercise

Травма может активировать реакцию организма «бей или беги». Упражнения могут помочь смягчить некоторые из этих эффектов.

Исследования показывают, что аэробные упражнения могут быть эффективным лечением для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

Люди могут стремиться заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день большую часть дней недели.

Внимательность

Осознанное дыхание и другие упражнения, основанные на внимательности, могут заземлить людей в настоящем, что может помешать им пережить травмирующее событие заново.

Исследования показывают, что методы лечения, основанные на осознанности, являются многообещающим методом лечения посттравматического стрессового расстройства, независимо от того, применяются ли они отдельно или в сочетании с другими видами лечения.

Связь с другими

Отстраненность от других — частый симптом травмы. Однако связь с друзьями и семьей очень важна.

Согласно Американской ассоциации тревоги и депрессии, поддержание контакта с людьми может помочь предотвратить превращение травмы в посттравматическое стрессовое расстройство.

Нет необходимости говорить о травме с другими людьми, если это слишком сложно. Простое общение с другими может улучшить настроение и самочувствие. Некоторые люди чувствуют выгоду от раскрытия травмы людям, которым они доверяют.

Сбалансированный образ жизни

Человеку с травмой может быть трудно расслабиться или хорошо выспаться. Однако сон, расслабление и диета играют важную роль в психическом здоровье. Если возможно, человек должен:

  • спать 7–9 часов ночью
  • придерживаться сбалансированной диеты
  • избегать алкоголя и наркотиков
  • снимать стресс с помощью осознанных или приятных занятий

Поддерживать

При необходимости, люди могут просить поддержки у других.Сюда входит общение с близкими, которым вы доверяете, или присоединение к группе поддержки для переживших травму.

Людям, которые испытывают стойкие или серьезные симптомы травмы, следует обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья. Особенно важно обратиться за помощью, если симптомы травмы мешают повседневной жизни или отношениям с другими людьми.

Даже люди с легкими симптомами могут почувствовать себя лучше, поговорив с кем-нибудь.

Предотвращение самоубийств

Если вы знаете кого-то, кто подвергается непосредственному риску членовредительства, самоубийства или причинения вреда другому человеку:

  • Задайте сложный вопрос: «Вы думаете о самоубийстве?»
  • Слушайте человека без осуждения.
  • Позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи, либо отправьте текстовое сообщение РАЗГОВОР на номер 741741, чтобы связаться с квалифицированным консультантом по кризисным ситуациям.
  • Оставайтесь с человеком, пока не прибудет профессиональная помощь.
  • Постарайтесь убрать оружие, лекарства или другие потенциально опасные предметы.

Если у вас или вашего знакомого возникают мысли о самоубийстве, вам может помочь горячая линия по профилактике. Национальная линия по предотвращению самоубийств работает круглосуточно по телефону 800-273-8255. Во время кризиса слабослышащие люди могут звонить по телефону 800-799-4889.

Щелкните здесь для получения дополнительных ссылок и местных ресурсов.

Большинство людей в какой-то момент своей жизни переживут травмирующее событие. Некоторые могут испытывать симптомы шока и стресса, и большинство из них выздоравливает в течение короткого периода времени.

Меньшинство испытает более длительные травматические последствия, такие как развитие посттравматического стрессового расстройства. Терапия и уход за собой могут помочь людям с устойчивыми симптомами травмы справиться с этими симптомами и улучшить качество их жизни.

Что такое травма: симптомы, причины и осложнения

Эмоциональная и психологическая травма возникает в результате чрезвычайно стрессового события, которое вызывает серьезную инвалидность в повседневной жизни.Сюда могут входить такие события, как физическое нападение, эмоциональное или словесное оскорбление, опасное для жизни состояние здоровья, террористический акт или стихийное бедствие. Чувства беспомощности, гнева, страха, кошмаров, замешательства, потери памяти и компульсивного поведения — вот некоторые из симптомов, связанных с травмой. Существует несколько терапевтических подходов, которые можно использовать для облегчения признаков и симптомов, связанных с травмой, чтобы человек мог вести здоровый и успешный образ жизни.

Предупреждающие знаки и риски

Эмоциональная и психологическая травма может привести не только к опустошению в повседневной жизни человека, но и при отсутствии лечения может привести к расстройствам психического здоровья, таким как большое депрессивное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство, кратковременное психотическое расстройство и генерализованное тревожное расстройство. Мучение и разочарование от травмирующего события могут даже привести к попытке самоубийства. Обращение за помощью до того, как возникнут эти сопутствующие расстройства и осложнения, является ключом к успешной и позитивной жизни.

Лечение травм

Когнитивно-поведенческая терапия (CBT) и Десенсибилизация движением глаз и повторная обработка (EMDR) — это два проверенных метода, которые часто используются для лечения психологических и эмоциональных травм у людей. Гипнотерапия, длительное воздействие и десенсибилизация также используются как часть подходов когнитивно-поведенческой терапии для борьбы с симптомами, связанными с эмоциональной и психологической травмой.
Фармакологическая терапия, такая как антидепрессанты, часто используется для лечения сопутствующих расстройств, связанных с травмой, таких как депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство.Однако первым методом лечения эмоциональных и психологических травм является психотерапия. Независимо от конкретного лечения, цели терапии следующие:

  • Предотвращение осложнений психического здоровья в результате травм, таких как посттравматическое стрессовое расстройство и острое стрессовое расстройство, а также другие сопутствующие заболевания, связанные с травмами
  • Улучшение адаптивного функционирования и восстановление нормального развития
  • Предотвратить рецидив
  • Объединить опасность и триггеры, связанные с травмирующим событием, в конструктивную схему безопасности, предотвращения и защиты
  • Уменьшить поведение, ограничивающее повседневную жизнь и ухудшающее функционирование

Подходы к лечению травм

Когнитивно-поведенческая терапия направлена ​​на негативные мысли, связанные с травматическим опытом, и связанные с ними негативные чувства, чтобы снизить чувствительность человека к триггерам, связанным с травмой. Этот метод начинается с информирования человека об их симптомах и обучения их пониманию причин, лежащих в основе этих симптомов. Этот начальный когнитивный процесс позволяет человеку осознавать события и их симптомы и, посредством модификаций поведения, работать над освобождением иррациональных чувств в отношении травмирующего события. Затем их можно заменить более точными и менее негативными мыслями. Посредством серии нескольких сеансов человека просят представить и описать травмирующее событие и его последствия, а также сосредоточиться на негативных ассоциациях, пока они не исчезнут со временем.Во время сеансов обучают методам релаксации, и каждому дается домашнее задание, чтобы он мог практиковаться в противодействии своим триггерам беспокойства вне сеансов терапии. Общие элементы когнитивно-поведенческой терапии включают:

  • Экспозиционная терапия, метод, при котором человек без какой-либо опасности подвергается воздействию пугающего триггера травмы, чтобы преодолеть свой дистресс
  • Ролевые игры
  • Обучение людей тому, как дышать, чтобы справиться с тревогой и стрессом
  • Обучение людей нормальным реакциям на травму

Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR) — это восьмиэтапная методика лечения, которую используют терапевты. EMDR включает в себя краткие прерывистые воздействия травмирующего события, отслеживание движений глаз и воспоминание о чувствах и эмоциях, связанных с травмирующим событием. Терапевт определяет, какое травматическое воспоминание запускать в первую очередь, и просит человека помнить об этом конкретном воспоминании и связанных с ним симптомах. Человек визуально отслеживает руку терапевта, когда она движется по горизонтали вперед и назад в поле зрения человека. Такой подход с быстрым движением глаз позволяет формировать новые внутренние ассоциации, чтобы человек мог обрабатывать воспоминания и беспокоящие чувства на эмоциональном уровне, где полномочия и сила заменяют страх и гнев.Вместо того, чтобы чувствовать беспокойство или страх перед прошлым событием, человек почувствует силу для преодоления такого травмирующего события. Вскрытая эмоциональная рана трансформируется в шрам силы.

EMDR-терапия включает в себя фокусирование на прошлом травматическом опыте, его триггерах в настоящее время и связанных с ним эмоциях. Это поможет вам развить навыки и мыслительные процессы, необходимые для борьбы с этими негативными чувствами в будущем, чтобы предотвратить повторение этих действий снова.

Мы здесь для вас

Если вы или кто-то из ваших знакомых испытывает трудности, мы готовы помочь вам.Программа Discovery Mood and Anxiety Program специализируется на лечении психического здоровья, злоупотребления психоактивными веществами и двойных диагнозов, создавая уникальные программы, которые помогут каждому человеку найти свой путь к выздоровлению. Для получения дополнительной информации, ресурсов или консультации с одним из наших специалистов звоните по телефону 714.828.0808.

Национальная сеть защиты детей от травматического стресса

Дети, чьи семьи и дома не обеспечивают постоянной безопасности, комфорта и защиты, могут выработать способы выживания, которые позволят им выжить и функционировать изо дня в день.Например, они могут быть чрезмерно чувствительны к настроениям других, всегда наблюдая за тем, что чувствуют окружающие их взрослые и как они будут себя вести. Они могут скрывать свои эмоции от других, никогда не позволяя им видеть, когда они боятся, грустят или злятся. Подобные усвоенные адаптации имеют смысл, когда физические и / или эмоциональные угрозы постоянно присутствуют. По мере того, как ребенок растет и сталкивается с безопасными ситуациями и отношениями, такая адаптация перестает быть полезной и может фактически быть контрпродуктивной и мешать способности жить, любить и быть любимой.

Сложная травма может повлиять на детей по-разному. Вот некоторые общие эффекты.

Привязанность и отношения

Невозможно переоценить важность близких отношений ребенка с опекуном. Благодаря отношениям с важными фигурами привязанности дети учатся доверять другим, регулировать свои эмоции и взаимодействовать с миром; они развивают представление о мире как о безопасном или небезопасном, и приходят к пониманию собственной ценности как личности. Когда эти отношения нестабильны или непредсказуемы, дети понимают, что они не могут рассчитывать на помощь других.Когда основные воспитатели эксплуатируют и жестоко обращаются с ребенком, ребенок узнает, что он или она плохой, а мир — ужасное место.

Большинство детей, подвергшихся жестокому обращению или оставшихся без присмотра, испытывают трудности с развитием сильной и здоровой привязанности к воспитателю. Было показано, что дети, не имеющие здоровых привязанностей, более уязвимы к стрессу. Им сложно контролировать и выражать эмоции, они могут резко или неадекватно реагировать на ситуации. Наша способность развивать здоровые, поддерживающие отношения с друзьями и близкими людьми зависит от того, что мы впервые разработали такие отношения в наших семьях.У ребенка со сложной историей травм могут быть проблемы в романтических отношениях, в дружбе и с авторитетными фигурами, такими как учителя или полицейские.

Физическое здоровье: тело и мозг

С младенчества до подросткового возраста биология тела развивается. Нормальная биологическая функция частично определяется окружающей средой. Когда ребенок растет в страхе, находится в состоянии постоянного или сильного стресса, иммунная система и системы реакции организма на стресс могут не развиваться нормально. Позже, когда ребенок или взрослый подвергается даже обычному уровню стресса, эти системы могут автоматически реагировать, как если бы человек испытывал сильный стресс.Например, человек может испытывать значительную физиологическую реактивность, такую ​​как учащенное дыхание или учащенное сердцебиение, или может полностью «отключаться» при возникновении стрессовых ситуаций. Эти реакции, хотя и являются адаптивными при столкновении со значительной угрозой, непропорциональны в контексте нормального стресса и часто воспринимаются другими как «чрезмерно остро реагирующие» или как неотзывчивые или отстраненные.

Стресс в окружающей среде может нарушить развитие мозга и нервной системы. Отсутствие умственной стимуляции в небрежной среде может ограничить развитие мозга в полной мере.У детей со сложными травмами в анамнезе могут развиваться хронические или повторяющиеся физические жалобы, такие как головные боли или боли в животе. Было показано, что у взрослых, перенесших травмы в детстве, больше хронических физических состояний и проблем. Они могут участвовать в рискованном поведении, которое усугубляет эти условия (например, курение, употребление психоактивных веществ, а также привычки в отношении диеты и физических упражнений, которые приводят к ожирению).

Сложно травмированные молодые люди часто страдают от дисрегуляции тела, что означает, что они чрезмерно или недостаточно реагируют на сенсорные стимулы.Например, они могут быть сверхчувствительными к звукам, запахам, прикосновениям или свету, или они могут страдать от анестезии и анальгезии, при которых они не осознают боли, прикосновения или внутренних физических ощущений. В результате они могут травмироваться, не чувствуя боли, страдать от физических проблем, не подозревая о них, или, наоборот, они могут жаловаться на хроническую боль в различных областях тела, для которой невозможно найти физическую причину.

Эмоциональные реакции

Дети, пережившие сложную травму, часто испытывают трудности с распознаванием, выражением и управлением эмоциями, а также могут иметь ограниченный язык для выражения чувств.Они часто интернализируют и / или экстернализируют стрессовые реакции и в результате могут испытывать значительную депрессию, беспокойство или гнев. Их эмоциональные реакции могут быть непредсказуемыми или взрывоопасными. Ребенок может реагировать на напоминание о травмирующем событии трепетом, гневом, грустью или избеганием. Для ребенка со сложной историей травм напоминания о различных травмирующих событиях могут быть повсюду в окружающей среде. Такой ребенок может часто реагировать, сильно реагировать и испытывать трудности с успокаиванием, когда расстроен.Поскольку травмы часто носят межличностный характер, даже легкие стрессовые взаимодействия с другими могут служить напоминанием о травме и вызывать интенсивные эмоциональные реакции. Узнав, что мир — опасное место, где даже близким нельзя доверять, что они защитят вас, дети часто проявляют бдительность и осторожность в своих отношениях с другими и с большей вероятностью будут воспринимать ситуации как стрессовые или опасные. Хотя эта защитная поза является защитной, когда человек подвергается нападению, она становится проблематичной в ситуациях, которые не требуют такой интенсивной реакции.С другой стороны, многие дети также учатся «отключаться» (эмоциональное оцепенение) от угроз в их окружении, что делает их уязвимыми для повторной виктимизации.

Трудности с управлением эмоциями широко распространены и возникают также при отсутствии отношений. Так и не научившись успокаивать себя, когда они расстроены, многие из этих детей легко становятся подавленными. Например, в школе они могут настолько разочароваться, что откажутся даже от небольших задач, которые представляют собой проблему. Дети, которые пережили ранние и сильные травматические события, также имеют повышенную вероятность постоянно и во многих ситуациях испытывать страх.Они также чаще испытывают депрессию.

Диссоциация

Диссоциация часто наблюдается у детей с историей сложных травм. Когда дети сталкиваются с подавляющим и пугающим опытом, они могут отделиться или мысленно отделить себя от этого опыта. Они могут чувствовать себя оторванными от своего тела, на потолке или где-то еще в комнате, наблюдая за тем, что происходит с их телами. Им может казаться, что они находятся во сне или в каком-то измененном состоянии, которое не совсем реально, или как будто переживание происходит с кем-то другим.Или они могут потерять все воспоминания или чувство пережитого с ними опыта, что приведет к пропускам во времени или даже к пробелам в их личной истории. В крайнем случае ребенок может отключиться или потерять связь с различными аспектами себя.

Хотя дети могут быть неспособны к преднамеренной диссоциации, как только они научатся диссоциировать как защитный механизм, они могут автоматически диссоциировать во время других стрессовых ситуаций или столкнувшись с напоминаниями о травмах. Диссоциация может повлиять на способность ребенка в полной мере участвовать в повседневной деятельности и может значительно нарушить у ребенка чувство времени и непрерывности.В результате это может отрицательно сказаться на обучении, поведении в классе и социальном взаимодействии. Для других не всегда очевидно, что ребенок диссоциирован, и иногда может казаться, что ребенок просто «отстраняется», мечтает или не обращает внимания.

Поведение

Ребенок со сложной историей травм может быть легко спровоцирован или «запущен» и, скорее всего, будет очень интенсивно реагировать. Ребенок может бороться с саморегуляцией (т. Е. Со знанием того, как успокоиться), ему может не хватать контроля над импульсами или способности обдумывать последствия, прежде чем действовать.В результате дети с сложной травмой могут вести себя непредсказуемо, противодействовать, нестабильно и экстремально. Ребенок, который чувствует себя бессильным или вырос в страхе перед оскорбительным авторитетом, может защищаться и агрессивно реагировать на предполагаемое обвинение или нападение, или, наоборот, иногда может быть чрезмерно контролируемым, негибким и необычно послушным взрослым. Если ребенок часто диссоциирует, это также повлияет на его поведение. Такой ребенок может казаться «космическим», отстраненным, отстраненным или оторванным от реальности.Сложно травмированные дети более склонны к поведению, сопряженному с повышенным риском, например, к членовредительству, небезопасным сексуальным практикам и чрезмерному риску, например, к управлению транспортным средством на высоких скоростях. Они также могут заниматься незаконной деятельностью, например употреблять алкоголь и психоактивные вещества, нападать на других, воровать, убегать и / или заниматься проституцией, что повышает вероятность их попадания в систему ювенальной юстиции.

Познание: мышление и обучение

Дети со сложной историей травм могут иметь проблемы с ясным мышлением, рассуждением или решением проблем.Они могут быть не в состоянии планировать наперед, предвидеть будущее и действовать соответственно. Когда дети растут в условиях постоянной угрозы, все их внутренние ресурсы идут на выживание. Когда их тело и разум научились находиться в режиме хронической реакции на стресс, у них могут возникнуть проблемы с обдумыванием проблемы спокойно и рассмотрением множества альтернатив. Им может быть трудно приобрести новые навыки или усвоить новую информацию. Им может быть сложно удержать внимание или любопытство, или они могут отвлекаться на реакции на напоминания о травме.Они могут демонстрировать недостатки в развитии речи и абстрактных мышлении. Многие дети, пережившие сложную травму, испытывают трудности с обучением, что может потребовать поддержки в академической среде.

Я-концепция и ориентация на будущее

Дети узнают о своей самооценке по реакции других, особенно самых близких. Воспитатели оказывают наибольшее влияние на чувство собственного достоинства и ценности ребенка. Жестокое обращение и пренебрежение заставляют ребенка чувствовать себя никчемным и подавленным.Ребенок, подвергшийся насилию, часто винит себя. Может показаться безопаснее винить себя, чем признавать родителя ненадежным и опасным. Стыд, чувство вины, заниженная самооценка и плохая самооценка распространены среди детей со сложной историей травм.

Чтобы планировать будущее с чувством надежды и цели, ребенку необходимо ценить себя. Чтобы планировать будущее, требуется чувство надежды, контроля и способность видеть в собственных действиях смысл и ценность. Дети, окруженные насилием в своих домах и общинах, с раннего возраста узнают, что они не могут доверять, мир небезопасен и что они бессильны изменить свои обстоятельства.Убеждения о себе, других и окружающем мире ослабляют их чувство компетентности. Их негативные ожидания мешают позитивному решению проблем и исключают возможности изменить свою жизнь к лучшему. Сложно травмированный ребенок может считать себя бессильным, «поврежденным» и может воспринимать мир как бессмысленное место, в котором планирование и позитивные действия бесполезны. У них проблемы с чувством надежды. Научившись действовать в «режиме выживания», ребенок живет от момента к моменту, не останавливаясь, чтобы думать, планировать или даже мечтать о будущем.

Долгосрочные последствия для здоровья

Травмы в детстве были связаны с увеличением количества заболеваний на протяжении всей жизни людей. Исследование неблагоприятного детского опыта (ACE) — это лонгитюдное исследование, в котором изучается долгосрочное влияние детской травмы на взрослую жизнь. Исследование ACE включает более 17 000 участников в возрасте от 19 до 90 лет. Исследователи собирали истории болезни с течением времени, а также собирали данные о подверженности субъектов жестокому обращению, насилию и лицам с ограниченными возможностями по уходу.Результаты показали, что почти 64% участников испытали хотя бы одно воздействие, и 69% из них сообщили о двух или более случаях детской травмы. Результаты продемонстрировали связь между воздействием детских травм, поведением высокого риска (например, курение, незащищенный секс), хроническими заболеваниями, такими как болезни сердца и рак, и ранней смертью.

Влияние на экономику

Совокупное экономическое и социальное бремя сложной травмы в детстве чрезвычайно велико. Основываясь на данных из различных источников, консервативная годовая стоимость жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них оценивается в 103 доллара.8 миллиардов, или 284,3 миллиона долларов в день (в ценах 2007 года). Это число включает как прямые затраты — около 70,7 миллиарда долларов, — которые включают неотложные потребности детей, подвергшихся жестокому обращению (госпитализация, психиатрическая помощь, системы защиты детей и правоохранительные органы), так и косвенные затраты — около 33,1 миллиарда долларов, которые являются вторичными или долгосрочными. долгосрочные последствия жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы (специальное образование, преступность среди несовершеннолетних, психическое здоровье и медицинская помощь, система уголовного правосудия для взрослых и потеря производительности для общества).

Недавнее исследование, посвященное подтвержденным случаям жестокого обращения с детьми в Соединенных Штатах, показало, что предполагаемые общие пожизненные затраты, связанные с жестоким обращением с детьми за 12-месячный период, составляют 124 миллиарда долларов. В 1740 смертельных случаях жестокого обращения с детьми расчетная стоимость одного случая составила 1,3 миллиона долларов, включая медицинские расходы и потерю производительности. Для 579 000 случаев без смертельного исхода расчетная средняя стоимость жизни жертвы жестокого обращения с детьми составила 210 012 долларов, включая расходы, связанные с медицинским обслуживанием на протяжении всей жизни, потерей производительности, благополучием детей, уголовным правосудием и специальным образованием.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *