Психофизиологическое исследование: Психофизиологическое исследование — что это

Содержание

Психофизиологическое исследование — что это

Заключение на основании психофизиологического тестирования с использованием полиграфа

Ф.И.О. Кузин Иван Сергеевич
кандидат Начальник отдела продаж
возраст 37 лет
пол муж
семейное положение Гражданский брак
количество детей — меет одного ребенка
образование высшее (техническое)
прибор Б(1-в)
дата:_______
код:________

Тестирование происходило на территории заказчика

Во время предтестовой беседы, от Кузин Иван Сергеевич было получено добровольное согласие на психофизиологическое тестирование с использованием полиграфа. В опросник по согласованию с заказчиком были включены следующие базовые вопросы:

  1. Проверка истинности данных указанных в анкете (резюме).
  2. Проверка истинности предоставленных документов(паспорт, военный билет, диплом, трудовая книжка и т.д.)
  3. Истиные причины ухода с предыдущего места работы недостаточный профессионализм халатное отношение к выполнению служебных обязанностей конфликтность (степень участия,зачинщик) воровство хищение взяточничество получение откатов использование служебного положения и времени в личных целях разглашение конфиденциальной информации
  4. Истиные причины поступления на работу (направлены конкурентами, криминальными структурами и т.д.)
  5. Наркотическая зависимость
  6. Алкогольная зависимость
  7. Скрываемые проблемы со здоровьем (в том числе психического плана),мешающие выполнению служебных обязанностей
  8. Наличие долговых и других финансовых обязательств
  9. Увлечения азартными играми
  10. Совершение правонарушений (уголовных, административных,нахождение под следствием), в том числе неизвестных официальным органам
  11. Наличие родственников, знакомых на фирме, на конкурирующей фирме
  12. Параллельный бизнес(наличие дополнительного дохода)
  13. Причастность и контакты с конкурирующими организациями, криминалом и т.д.
  14. Хранение незарегистрированного оружия и др. опасных веществ
  15. Наличие на существующем месте работы следующих фактов:
  • воровство
  • получение откатов
  • хищение
  • информационные хищения
  • взяточничество
  • халатное отношение к выполнению служебных обязанностей
  • конфликтность (степень участия,зачинщик)
  • использование служебного положения и времени в личных целях
  • распространение негативных сплетен и прочий намеренный ущерб фирме
  • Наличие информации о фактах нанесения вреда компании и исполнителях
  • Планирование нанесения вреда компании
  • Устраивает работа?
  • Устраивает коллектив?
  • Устраивает заработная плата?
  • Устраивает руководство?
  • У Вас есть здесь перспектива?
  • Ищите другую работу?
  • Дополнительные вопросы :___________________________________________

    В результате анализа проведенного тестирования, была получена следующая информация :

    Кузин Иван Сергеевич
    Проживает в г. Королев Московской обл.

    На тестирование соглашается добровольно. Настроение при этом у обследуемого подавленное, т.к. у него заканчивается испытательный срок и он опасается, что руководство ему не доверяет, поэтому проводит это обследование. Несмотря на это, с оператором держится спокойно и доброжелательно. После предварительной беседы удается настроить тестируемого на положительное отношение к производимой процедуре. Охотно и подробно отвечает на вопросы. В целом правдив.

    С прежнего места работы тестируемый уволился из-за конфликта с администрацией. Конфликт носил производственный характер. Эту работу нашел через Интернет. Некоторое время был безработным. Уверяет, что выбирал фирму, которая бы ему подходила. На самом деле обследуемому очень нужна работа и он согласен на любые условия администрации. Заработная плата, которую обследуемому предложили на фирме, его пока устраивает, как временная, на испытательный срок. В целом он доволен своим настоящим местом работы и боится его потерять.

    На прежних местах работы тестируемый имел незаконные побочные доходы за счет фирмы, но, как правило, размеры этих доходов не наносили серьезного ущерба фирме. Присваивал комиссионные в небольших суммах, брал подарки от клиентов, подделывал служебные документы, что часто входило в функциональные обязанности тестируемого. Использовал клиентскую базу в личных, корыстных целях. Участвовал в сделках в тайне от работодателя. Имел тайные дополнительные доходы за счет фирмы. Участвовал в параллельном бизнесе. Занимался сокрытием дохода. Использовал служебные деньги в личных целях.

    У обследуемого ранее было свое небольшое предприятие. Помогал ему друг, которого тестируемый подозревает в связях с крупной криминальной группировкой. В настоящее время у этого друга легальный бизнес.

    Имел приводы в милицию за административные нарушения и несколько раз проходил как свидетель краж.

    В настоящее время у тестируемого долги в размере около 1.500 долларов США.

    Во время службы в армии тестируемый курил анашу до 10 раз. В настоящее время приема наркотиков не прослеживается.

    Получена реакция на то, что обследуемый играет в азартные игры на деньги, информацию отрицает.

    Был кодирован от алкоголя в 2002 году. Приблизительно в январе этого года был у обследуемого был срыв — он запил, но затем резко бросил и в настоящее время алкоголь не принимает.

    Нарушения на рабочем месте может допустить из-за невыдачи зарплаты, из-за обещания вознаграждения, по приказу руководителя, из-за желания получить дополнительный доход, из-за затруднительного материального положения.

    Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа

    Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа (к вопросу о методах изобличения преступника)

    (Баринов С.В., Юрин В.М.)

    (“Российский следователь”, 2006, N 11)

    Информация о публикации

    “Российский следователь”, 2006, N 11

    ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПОЛИГРАФА

    (К ВОПРОСУ О МЕТОДАХ ИЗОБЛИЧЕНИЯ ПРЕСТУПНИКА)

    С.В. БАРИНОВ, В.М. ЮРИН

    Юрин В.М., кандидат юридических наук, доцент СЮИ МВД РФ.

    Баринов С.В., старший оперуполномоченный УСТМ при ГУВД Самарской области.

    Изобличение преступника – одна из важнейших, ключевых задач расследования, предопределяющая его эффективность. К решению этой задачи следователь приступает буквально с момента возбуждения уголовного дела. Однако основная работа начинается тогда, когда в уголовном деле появляется фигура подозреваемого. Это объясняется прежде всего тем, что многие методы изобличения, доказывания виновности (невиновности) возможны лишь при наличии самого изобличаемого, предполагают его личное, непосредственное участие в деле.

    Одним из таких методов является психофизиологическое исследование (экспертиза, опрос) с применением полиграфа – прибора, позволяющего отслеживать реакции человека на задаваемые вопросы <1>.

    ——————————–

    <1> В литературе называются две формы использования данного метода в уголовном судопроизводстве: опрос (с применением полиграфа) как оперативно-розыскное мероприятие и психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа см.: Селиванов Н.А. Использование психофизиологических реакций при проверке на полиграфе (“лай-детекторе”) // Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. М.: ООО “ЛИГА РАЗУМ”, 1998. С. 27 – 35; Комиссарова Я.В., Семенов В.В. Особенности невербальной коммуникации в ходе расследования преступлений. М.: Издательство “Юрлитинформ”, 2004. С. 92 – 129.

    В данной статье речь идет об особенностях организации и тактике назначения таких исследований по делам о преступлениях в сфере экономики, и в частности совершаемых под видом сделки. Такого рода преступления получили в последнее время широкое распространение. И одна из причин этому – проблема изобличения, трудности доказывания субъективной стороны преступления, мотива, цели сделки.

    Трудности в данном случае порождаются рядом обстоятельств.

      • Во-первых, тем, что познавать приходится не внешнюю доступную для восприятия сторону поведения преступника, а его психологию: помыслы, мотивы, намерения и т.д. Для этого требуется своя технология, нужны особые методы. К сожалению, далеко не все следователи владеют ими. Отсюда нередки ошибки, просчеты и упущения в расследовании.
      • Во-вторых, осуществляя преступный замысел, виновные лица тщательно маскируют противоправную деятельность, скрывают свои действительные цели и намерения. Адекватно этому избираются способы и средства совершения преступления. В частности, нередко для этого преступники прибегают к различным гражданско-правовым сделкам. В таком случае противоправный замысел распознается с трудом, ибо внешне преступная операция мало чем отличается от обычной сделки.
    • И наконец, в-третьих, трудности познания субъективной стороны преступления порождаются противодействием расследованию. “Беловоротничковые” редко признают свою вину.

    В известных случаях они подтверждают факт причинения материального ущерба, выражают готовность его возместить (правда, для этого у них, по известным причинам, недостает или нет вовсе требуемого имущества), однако всегда отрицают умышленный характер причинения вреда.

    Ответственность за последствия обычно перекладывают на других лиц, якобы причастных к преступлению. Нередко в этом качестве выставляются юридические лица: лжефирмы, в том числе и однодневки, и прекратившие свое существование. Иногда причину утраты имущества увязывают с определенным событием: разбойным нападением, кражей, пожаром, стихийным бедствием и т.д.

    Для придания правдоподобного характера соответствующим версиям виновные лица прибегают к инсценировкам, т.е. создают искусственные доказательства иного события. Цель всех подобных действий – убедить потерпевшего и правоохранительные органы в своей порядочности, невиновности и тем самым направить ход развития исследуемого события в русло обычного гражданского дела.

    Назначение психофизиологического исследования с применением полиграфа является частным случаем привлечения к расследованию сведущих лиц для решения вопросов, представляющих существенный интерес для дела.

    В данном случае речь идет об установлении соответствующим способом прежде всего мотива и цели сделки – обстоятельств, от которых зависит вина субъекта, привлекаемого к уголовной ответственности.

    Однако психофизиологическое исследование с использованием полиграфа может быть назначено и для решения иных задач расследования, существенных с точки зрения раскрытия преступления и изобличения виновных. Это могут быть задачи, связанные с установлением места сокрытия похищенных ценностей или имущества, нажитого преступным путем, лиц, причастных к преступлению, других эпизодов преступной деятельности и т.д.

    Очевидно, что дать исчерпывающий перечень обстоятельств, для выяснения которых может потребоваться полиграфическая проверка, невозможно, ибо это зависит от состава преступления, доказательств, которыми располагает следователь, и многих других обстоятельств.

    Поэтому главное, чем должен руководствоваться следователь, принимая решение о назначении психофизиологического исследования с использованием полиграфа, – это наличие в показаниях ранее допрошенного лица ложных сведений об обстоятельствах, существенных с точки зрения расследования и установления истины по делу.

    Ряд авторов полагают, что использование полиграфа при расследовании преступлений должно иметь место лишь в том случае, когда “принципиально не существует иных методов получения информации…” <2>.

    ——————————–

    <2> Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная детекция лжи: академический курс. Ярославль, 2004. С. 363.

    Согласиться с этой точкой зрения нельзя, и прежде всего потому, что в таком случае серьезно ограничиваются познавательные возможности лиц, производящих расследование. К тому же трудно представить ситуацию, в которой, как утверждают авторы, нет альтернативы другим методам расследования, ибо такая альтернатива, как правило, есть всегда.

    Иное дело, что одни методы познания в определенных условиях могут быть эффективными, другие нет. Поэтому, решая вопрос о назначении психофизиологического исследования с использованием полиграфа, следователь должен иметь четкое представление о сущности и возможностях соответствующего метода. Для этого нелишним будет проконсультироваться с соответствующим специалистом.

    Специалист-полиграфолог может помочь также правильно сформулировать вопросы (задание) эксперту, подобрать учреждение и конкретное лицо для проведения исследования. Сегодня это одна из наиболее острых проблем правоприменительной практики. И дело не только в нехватке специалистов-полиграфологов, проблема еще и в качестве их подготовки.

    В настоящее время специалисты-полиграфологи есть практически во всех ведомствах и структурах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

    Есть они и в прокуратуре, и в других госструктурах, например в лабораториях судебных экспертиз Министерства юстиции России, на кафедрах и в отделах научных и образовательных учреждений и т.д. В литературе отмечается также, что все более широкой становится сеть экспертных и иных организаций, в которых работают частные специалисты-полиграфологи <3>.

    Однако единая система подготовки специалистов соответствующей квалификации пока отсутствует. Поэтому, решая вопрос о том, где провести тестирования и кому поручить проверку, необходимо прислушаться и к мнению коллег и других лиц, которые уже пользовались услугами соответствующего специалиста. Они могут подробно рассказать не только о том, что представляет собой данный специалист, каков уровень его образования, стаж работы по избранной специальности, где получил соответствующее образование, но и о том, какой методикой, системой тестирования он пользуется. Это также важно знать при назначении психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

    ——————————–

    <3> Семенов В.В. Тактические особенности производства психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научно-практического форума / Под ред. В.Н. Хрусталева, Л.Н. Иванова. Саратов: СЮИ МВД России. С. 80.

    Дело в том, что в настоящее время отсутствует единая методика тестирования, проверки на полиграфе. Разумеется, в известном смысле единой она быть и не может, так как для каждого случая должны разрабатываться свои тесты. Поэтому речь идет о построении, структуре тестов, характере используемых вопросов. По этому критерию выделяют два подхода к тестированию.

    Первый заключается в использовании так называемых прямых тестов, т.е. таких, в которых вопросы, предназначенные для выяснения виновности лица, формулируются прямо и в обвинительной форме, например: “Это Вы завладели имуществом потерпевшего?”, “Лжефирма, которой было передано имущество, – это дело Ваших рук?” и т.п.

    Второй подход связан с использованием “непрямых” тестов. В этом случае тест состоит из набора альтернативных вопросов, один из которых значимый. Он касается деталей совершенного преступления, достоверно известных следствию. Если опрашиваемый не знает деталей преступления, то он относительно одинаково будет реагировать на все предъявляемые вопросы. “Чуткий полиграф в данной ситуации зафиксирует фоновое волнение невиновного” <4>. Если же опрашиваемый знает детали преступления, то полиграф зафиксирует повышенную реакцию на значимый вопрос.

    ——————————–

    <4> Выявление, раскрытие и предупреждение краж автомашин: Учебное пособие / С.В. Лаврухин, В.М. Юрин, Е.П. Фирсов, А.А. Коссович / Под общ. ред. В.М. Юрина. Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. С. 42.

    Преимущества этой методики очевидны. Однако, как уже указывалось, ею владеют далеко не все специалисты-полиграфологи. К тому же воспользоваться этой методикой можно лишь при условии, что опрашиваемый не мог узнать детали преступления из других источников (например, из средств массовой информации), так как повышенная реакция на значимые вопросы в этом случае не дает основания для утверждения о его возможном участии в преступлении <5>. Все это должно учитываться при назначении полиграфической проверки, и в частности при определении времени ее проведения.

    ——————————–

    <5> Субботина М.В., Могутин Р.И., Кунин Д.В. Комплексное использование существующих методов полиграфического исследования // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научно-практического форума / Под ред. В.Н. Хрусталева, Л.Н. Иванова. Саратов: СЮИ МВД России. С. 66.

    По общему правилу время проведения проверки должно быть максимально приближено ко времени допроса подозреваемого, в ходе которого были получены ложные показания. Это объясняется тем, что при наличии большого разрыва во времени подозреваемое лицо получает возможность психологически подготовиться к тестированию, обдумать способы и приемы противодействия специалисту либо, “взвесив все “за” и “против”, вообще отказаться от участия в тестировании” <6>.

    Такой исход может быть вполне реальным (участие лица в проверке – это его право, а не обязанность, а потому оно в любой момент может отказаться от участия в тестировании), если не принять определенных упреждающих мер. В этой связи следователю необходимо обдумать вопросы не только о том, как максимально сократить время на подготовку к тестированию или как “огородить” подозреваемого от нежелательного влияния (в частности, со стороны тех лиц, которые не заинтересованы в тестировании и его положительных результатах), но и том, когда, в какой момент предпочтительнее поставить вопрос об участии его в тестировании, в какой форме это лучше сделать.

    ——————————–

    <6> Семенов В.В. С. 81.

    Участие подозреваемого (равным образом как и обвиняемого, свидетеля, потерпевшего) в тестировании может быть только добровольным. Поэтому никто не вправе принуждать его, заставить насильно участвовать в тестировании. К тому же тестирование вопреки воле и желанию, как и тестирование под принуждением, бесперспективно, оно не дает результата. Задача следователя в этой связи – правильно разъяснить тестируемому суть метода, его безопасность, значение для дела. При правильном разъяснении этих вопросов, как показывает практика, редко кто из подозреваемых отказывается от прохождения проверки на полиграфе.

    Наряду с получением от подозреваемого согласия на добровольное участие в тестировании на следователе лежит еще обязанность подготовить его к тестированию, в частности подвести к признанию того факта, что “обмануть” полиграф, “скрыть” от него что-либо невозможно.

    Формирование такой установки – одно из важных условий тестирования, надежности его результатов. Однако это одновременно и достаточно сложная задача. Ее решение требует не только времени, но и определенных знаний, навыков. Поэтому лучше, на наш взгляд, если основную часть работы по формированию соответствующей установки возьмет на себя специалист-полиграфолог. Во-первых, это сократит время на подготовку к тестированию, а во-вторых, задача в этом случае может быть решена быстрее и с меньшими затратами сил и средств, так как слово из уст специалиста всегда весомее, чем слово, сказанное другим лицом.

    Планируя психофизиологическое исследование с применением полиграфа, следователь должен продумать также и вопрос о том, как использовать полученные результаты в расследовании. Они, как известно, не могут служить доказательством виновности (невиновности) лица <7>. Понятно почему: полиграф фиксирует не виновность, и даже не ложь допрашиваемого, а всего лишь его эмоциональную реакцию на задаваемые вопросы. Степень этой реакции, ее критические показатели могут порождаться разными причинами.

    Участие допрашиваемого лица в преступлении (прикосновенность к определенному событию) лишь одна из них. Поэтому вывод специалиста-полиграфолога всегда предположительный. Иным он быть и не может, так как является следствием интерпретации специалистом эмоциональной реакции допрашиваемого, т.е. носит достаточно выраженный субъективный характер. Однако из этого не следует, что результаты психофизиологического исследования не имеют никакого значения для расследования. Во-первых, они могут использоваться как вспомогательная, ориентирующая информация, в частности при выдвижении версий, организации расследования и т.д. <8>.

    ——————————–

    <7> См.: Яни С.А. Правовые и психологические вопросы применения полиграфа // Проблемы совершенствования советского законодательства. Вып. 8. М., 1976. С. 126.
    <8> См.: Рощин С., Яни С. “Детектор лжи” – чему он служит // Аргументы и факты. 1988. 27 февраля – 4 марта; Громов Н.А., Францифоров Ю., Николайченко В. Детектор лжи скажет правду // Юридический вестник. 1998. февраль.

    Во-вторых, результаты психологического исследования с использованием полиграфа важны тем, что могут быть конкретизированы и легализованы, так как источник их известен. Поэтому закономерным шагом после проверки на полиграфе является допрос с использованием результатов тестирования.

    Хотелось бы заметить, что это шаг со стороны следователя, но не специалиста-полигафолога. Обращая на это внимание, мы исходим из того, что иногда обязанности по изобличению виновного берет на себя специалист-полигафолог. Так, получив положительные результаты тестирования подозреваемого, он нередко пытается склонить его признаться в содеянном, с тем чтобы затем, как говорится, иметь веские основания для заключения о виновности тестируемого. Полагаем, что это недопустимо. И не только потому, что “тестирование может проводиться в присутствии третьих лиц” <9>. Дело еще и в том, что подобная практика уже сама по себе опасна, так как подменяет собой расследование.

    А это может привести к очень серьезным последствиям, например к осуждению невиновного лица. Поэтому так называемое послетестовое собеседование специалиста-полигафолога с лицом, подвергнувшимся тестированию, если и должно проводиться, то только с целью выяснения корректности тестов, а также решения иных задач методического характера, но никак не с целью изобличения тестируемого субъекта. Специалист, как отмечал в этой связи С. Яни, “конечно же может заподозрить ложь в показаниях тестируемого. Но уличать его во лжи должен следователь в процессе доказывания” <10>.

    ——————————–

    <9> Семенов В.В. Указ. соч. С. 84.
    <10> См.: Рощин С., Яни С. Указ. соч. С. 11.

    Таким образом, результаты психофизиологического исследования с использованием полиграфа могут использоваться в расследовании не только как ориентирующая информация, но и как средство, которым можно воспользоваться в ходе последующего допроса подозреваемого (обвиняемого) в целях его изобличения и доказывания виновности.

    В данной статье мы затронули лишь некоторые аспекты организации и назначения психофизиологических исследований с использованием полиграфа по делам о преступлениях экономической направленности. Представляется, что дальнейшая разработка данной проблемы будет способствовать более эффективному раскрытию таких преступлений и изобличению виновных.

    Поделиться ссылкой:

    Что делать, если вам необходимо пройти психофизиологическое обследование?

    В связи со стандартизацией работы и развитием влияния психологии и психиатрии многие предприятия вводят в свою практику психологическое обследование большинства групп людей, по той или иной причине взаимодействующих с социумом: кандидаты на должность, работники сферы услуг, педагоги, школьники. Ситуация связана с участившимися случаями производственных конфликтов и даже катастроф, связанных с неблагоприятным психологическим фоном сотрудника или коллектива в целом. Специалистами в области HR разработано многогранное психофизиологическое обследование, позаимствованное из опыта клиницистов, психиатров и консультирующих психологов. В обозримом будущем подобная программа обещает множество исследовательских перспектив и улучшение труда тех или иных служб.

    Практика методик в HR. Так ли это страшно?

    В большинстве случаев методики для психодиагностики предлагаются респондентам при приеме на работу, требующую определенных психологических параметров: стрессоустойчивость, моральная нормативность, коммуникабельность. Желание работодателя получить работника «здорового, красивого, коммуникабельного, без вредных привычек» создает целый ряд препятствий на пути безработного к своей должности.

    пройти психофизиологическое обследованиеОднако ожидания коммерсантов, заинтересованных в собственной прибыли, безусловно, оправданы и создают нужный уровень конкуренции. Пройти психофизиологическое обследование предлагается, как правило, ответственным лицам и сотрудникам высшего звена. Необходимость данной процедуры обусловлена потребностью в короткие сроки выяснить, какой потенциал заключен в будущем сотруднике, и «стоит ли игра свеч».

    К тому же многие методики помогают выявить мотивацию сотрудников к труду и способствуют улучшению системы менеджмента предприятия. Руководители, не поскупившиеся на психолога-коучера или опытного кадровика, редко сталкиваются с проблемой ухода персонала или вступления на должность сотрудников, не способных выполнять свои должностные обязанности.

    Психофизиологическое обследование: МВД, силовые структуры и армия

    Огромное внимание уделяется тестированию в силовых структурах, имеющих связь с девиантным и криминальным контингентом людей. В данном случае полное обследование проводится не только при приеме на работу, но и с определенной частотой в период адаптации и дальнейшей службы. Особое внимание уделяется сотрудниками ФСКН и МВД. Эти структуры автоматически выдают «красные карточки» соискателям, у которых присутствуют даже незначительные психологические отклонения, или имевшие дело с наркологом либо психиатром.

    В данном случае руководству нужно не только психофизиологическое обследование, но и полноценные данные антропометрии. Известная пословица «В здоровом теле – здоровый дух» в интерпретации HR специалистов в случае приема нового сотрудника звучит как «И тело, и психика должны быть готовы к нагрузкам». А нагрузки зачастую колоссальны. Именно поэтому кадровики используют психофизиологическое обследование: тесты и проективные методики, позволяющие выявить необходимые психометрические параметры.

    Цветовой тест Люшера

    Обширность его применения обусловлена быстротой проведения исследования и довольно точной интерпретацией результатов. Испытуемому предлагается расположить цветные карточки в ряд, исходя из личностных предпочтений. В начале ряда располагается карточка с наиболее приятным для испытуемого цветом.

    психофизиологическое обследование Далее – цвета, которые нравятся меньше (по убыванию). В итоге ряд должен заканчивается наименее приятным для испытуемого цветом.

    Преимущества: быстрота, простота в интерпретации, возможность автоматизации процесса.

    Недостатки: возможность дачи социально желательных ответов. Методика не может служить в качестве батарейной (основной).

    Рисуночный тест

    Является очень эффективным, но довольно трудоемким диагностическим методом. Кандидату на должность следует пройти творческое задание, связанное с начертанием объекта или группы объекта («Несуществующее животное», «Дом, дерево, человек»). Психологом оценивается нажим на карандаш, расположение объектов, геометрия рисунка, акцентуация на определенные черты рисунка (глаза, строение, растения, шерсть животных и т.д.).

    психофизиологическое обследование тесты

    Преимущества: очень эффективное проективное психофизиологическое обследование. В руках опытного психолога становится настоящим «пси-микроскопом». С помощью рисунка определяется очень широкий спектр психологических параметров. Испытуемый не может дать социально желательный ответ,

    Недостатки: трудоемкость процесса, невозможность автоматизации с помощью ЭВМ.

    Психофизиологическое обследование интеллектуальных способностей

    Использование исследования интеллектуального коэффициента (IQ) является довольно спорным моментом при приеме на работу. Психологи отмечают, что респонденты с высокими показателями могут быть малоэффективными, а с низкими – высокоэффективными. И наоборот. А значит, методики для определения IQ не могут дать полноценного ответа на вопрос о профпригодности. Многие коммерсанты не учитывают данный факт, внедряя в кадровую политику предприятия дискриминацию на основе интеллектуальных способностей. От этого они, к слову сказать, больше теряют, нежели приобретают. Но рассмотреть популярные методики все же стоит.

    Тест Айзенка

    Испытуемому предлагается решить ряд задач за определенный отрезок времени (в зависимости от версии теста). Полученные данные психологом сверяются с ключом, и испытуемый получает оценку его интеллектуальных способностей. Большая часть опрошенных обладает интеллектом в диапазоне от 90 до 110.

    психофизиологическое обследование мвд

    Тесты Д. Векслера, Дж. Равена в получении результатов и обработке идентичны тесту Айзенка.

    Преимущества: предоставление картины IQ за относительно короткий срок. Возможность автоматизации методики.

    Недостатки: валидность методики для определения профпригодности находится под вопросом.

    Резюмируя вышесказанное, следует помнить, что тестов не нужно бояться. Они выявляют лишь часть данных о наших психологических особенностях. Если работодатель видит в соискателе ценного сотрудника, он никогда не откажет в предоставлении необходимого места.

    Психофизиологическое исследование с применением полиграфа

    Психофизиологическое исследование с применением полиграфа как непроцессуальная форма использования специальных знаний

    (Латыпов В.С.)

    (“Адвокат”, 2017, N 3)

    Информация о публикации

    Латыпов В.С. Психофизиологическое исследование с применением полиграфа как непроцессуальная форма использования специальных знаний // Адвокат. 2017. N 3.

    ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА КАК НЕПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ

    В.С. ЛАТЫПОВ

    Латыпов Вадим Сагитьянович, заместитель начальника кафедры уголовного процесса Уфимского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.

    В статье В.Г. Латыпова рассмотрены вопросы допустимости использования психофизиологических исследований (полиграфа) как доказательств по уголовным делам.

    В рамках проведенного исследования автором проанализированы правовые и организационные аспекты использования данной формы специальных знаний, сформулированы основные выводы по проделанной работе.

    Ключевые слова: полиграф, доказательство, специалист, уголовное дело, специальные знания, исследование.

    Деятельность органов, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, сложная и трудоемкая. Нередко лица, проводящие расследование (следователи, дознаватели), обращаются за помощью по вопросам, выходящим за рамки их компетенции, к сведущим лицам, обладающим специальными знаниями в интересующей следствие области. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ к сведущим лицам принято относить эксперта (ст. 57) и специалиста (ст. 58), однако не следует отрицать наличие специальных знаний у переводчика (в области интересующего следствие языка), педагога, психолога и других субъектов, вовлекаемых в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, в уголовное судопроизводство.

    В современной теории уголовного процесса институт использования специальных знаний принято делить на две формы: процессуальную и непроцессуальную.

    Процессуальная форма представляет собой урегулированный нормами процессуального законодательства порядок использования специальных знаний сведущих лиц, чья деятельность в конечном итоге может служить доказательством по уголовному делу: заключение и показание эксперта (п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ) и заключение и показание специалиста (п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

    К непроцессуальной форме использования специальных знаний относятся любые, прямо не закрепленные в процессуальном законе, способы привлечения сведущих лиц. Как правило, это оказание справочно-консультационной деятельности специалиста. Неоценимую помощь они оказывают на этапе принятия решения о возбуждении уголовного дела, когда в условиях временной ограниченности властным субъектам необходимо принимать решения, а для производства судебных экспертиз, как правило, требуется значительно больше временных затрат.

    К непроцессуальной форме использования специальных знаний относится и проведение ревизионных и аудиторских проверок.

    Специалисты привлекаются также для оказания помощи как следователям, дознавателям, так и сотрудникам оперативных подразделений в получении информации ориентирующего характера, необходимой для проведения следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии со статьей 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” <1>.

    ——————————–

    <1> СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

    А.М. Зинин отмечает, что “специалисты оказывают помощь оперативным работникам в применении технико-криминалистических средств при проведении оперативно-розыскных мероприятий, таких как сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, отождествление личности, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативный эксперимент” <2>.

    ——————————–

    <2> Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: Учебник. М.: Проспект, 2011. С. 10, 11.

    В рамках проводимого исследования хотелось бы рассмотреть такой способ получения ориентирующей информации с применением технических средств, как психофизиологическое исследование с использованием полиграфа.

    Не оспаривая его значение для работы оперативных сотрудников как источника получения ориентирующей информации, предлагаем рассмотреть использование полиграфа с процессуальной точки зрения на предмет наличия доказательственного значения, полученной с его помощью в рамках расследования уголовного дела информации.

    В научной литературе принято ссылаться на эффективность применения полиграфа и его поразительную точность, имеется даже цифра в процентном соотношении, на которую ссылаются ученые, – 96% <3>. Достаточно оптимистичное отношение прослеживается в работе авторского коллектива Е.Д. Мигачевой, И.А. Оточиной и У.А. Нестеренко, которые отмечают буквально следующее: “Возросшие технические возможности преступных организаций, практически свободный доступ к информации об организации и тактике оперативно-розыскной деятельности в совокупности с действиями преступников, направленными на сокрытие улик, и попытки пустить следствие по ложному следу усложняют работу правоохранительных органов и увеличивают количество оперативных версий, нуждающихся в проверке. Именно в таких случаях необходимо применение полиграфа как наиболее результативного, по нашему мнению, способа проверки информации” <4>.

    Заслуживает внимания и следующая позиция: “Технология проверок на полиграфе обладает степенью точности, сопоставимой и даже превосходящей большинство представляемых в настоящее время видов доказательств, которые фигурируют в судах по уголовным и гражданским делам”, – именно настолько высоко оценивает результативность использование полиграфа Ю.И. Холодный <5>, который в 2000 – 2010 гг. участвовал в разработке и продвижении законопроекта “О применении полиграфа” <6>. Предполагалось, что данный закон определит основные понятия, цели, принципы и области проведения опросов с применением полиграфа в Российской Федерации, установит основные требования к его применению и проведению таких опросов, порядок использования их результатов. Однако на сегодняшний день закон до сих пор не принят, что порождает в научной литературе и правоприменительной деятельности немало споров.

    ——————————–

    <3> Букаев Н.М. Полиграф и гипноз: проблемы применения в уголовном процессе России // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 3. Тюмень: ТГАМЭУП, 2007; Пеленицын А.Б., Сошников А.П. О научной обоснованности применения полиграфа // Эксперт-криминалист. 2011. N 2. С. 12 – 15.
    <4> Мигачева Е.Д., Оточина И.А., Нестеренко У.А. Проблемы использования полиграфа при раскрытии преступлений // Вестник ВИПК МВД России. 2016. N 1 (37). С. 87.
    <5> Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. М., 2000. С. 117.
    <6> Фалалеев М. Чиновник на просвет // Российская газета. 2016. N 175 (7043). С. 6.

    Если использование полиграфа в рамках оперативных мероприятий вопросов не вызывает, то появляются они при попытке спроецировать использование “детектора лжи” в процессуальную плоскость, обличив это психофизиологической экспертизой. Например, А.Р. Лонщакова и А.В. Васильченко полагают, что “ввиду отсутствия закона о применении полиграфа действует принцип – раз нет запрещающего закона, то применять такие проверки можно” <7>.

    ——————————–

    <7> Лонщакова А.Р., Васильченко А.В. К вопросу об использовании специальных психофизиологических исследований (полиграфа) при расследовании преступлений против личности // Актуальные проблемы судебно-экспертной деятельности в уголовном, гражданском, арбитражном процессе и делам об административных правонарушениях: Материалы Международной научно-практической конференции. Уфа: Уфимский центр судебных экспертиз, 2012. С. 129.

    Действительно, подтверждение этого принципа можно найти в судебной практике. Так, 31 августа 2012 г. приговором Трубчевского районного суда Брянской области 73-летняя гражданка В.Д. Селюк осуждена по части 1 ст. 105 Уголовного кодекса РФ с применением статьи 64 УК РФ к пяти годам лишения свободы. В обоснование виновности В.Д. Селюк в совершении преступления в качестве одного из доказательств суд сослался на заключение эксперта по результатам психофизического исследования С.В.Д. с использованием полиграфа <8>. И такие решения не единичны в судебной практике, но есть и противоположные.

    ——————————–

    <8> Официальный сайт Росправосудия. URL: https://rospravosudie.com/court-bryanskij-oblastnoj-sud-bryanskaya-oblast-s/act-106987795/ (дата обращения: 24.02.2017).

    Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия от 27 мая 2013 г. вынесено решение по жалобе осужденного К.А. Полушкина и его защитника адвоката Е.А. Кильмаева на приговор Большеберезниковского районного суда Республики Мордовия от 18 февраля 2013 г. Большеберезниковский районный суд Республики Мордовия осудил К.А. Полушкина по части 1 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.А. Полушкин, выражая несогласие с приговором суда, счел его необоснованным и незаконным. Утверждал, что он не совершал преступление.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав стороны, судебная коллегия приходит к следующим выводам: “Судом первой инстанции при вынесении обвинительного приговора исследованы и приведены в качестве доказательств вины Полушкина К.А. заключение психофизиологического исследования с использованием полиграфа и пояснения специалиста К.А.В., проводившего данное исследование.

    Судебная коллегия считает, что судом при проверке и оценке данных доказательств не учтено, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе.

    Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям статьи 74 УПК РФ.

    Согласно положениям статей 57, 74, 75 и 80 УПК РФ выводы подобного исследования нельзя признать научно обоснованными ввиду отсутствия специально разработанной достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений по определенному предмету, что влечет их недопустимость с точки зрения их полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки доказательств по уголовному делу. По данным основаниям нельзя признать допустимым и пояснения специалиста К.А.В., суть которых сводится к процедуре проведения указанного исследования и его результатов.

    Таким образом, указанные доказательства подлежат исключению из описательно-мотивировочной части приговора” <9>.

    ——————————–

    <9> Официальный сайт Росправосудия по делу N 22-1211/13. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-mordoviya-respublika-mordoviya-s/act-107323102/ (дата обращения: 24.02.2017).

    Приведем в пример Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 августа 2011 г. N 58-Д11-13, где рассматривался на предмет правомерности приговор Железнодорожного районного суда г. Хабаровска от 27 июля 2010 г., которым А.П. Иванов осужден по части 4 ст. 111 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Судом надзорной инстанции установлено, что в нарушение положений уголовно-процессуального закона Железнодорожный районный суд г. Хабаровска признал допустимым доказательством и привел в приговоре данные, полученные с использованием полиграфа. “При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным, обоснованным и справедливым” <10>.

    ——————————–

    <10> См. Определение Верховного Суда РФ от 2 августа 2011 г. N 58-Д11-13 // СПС “КонсультантПлюс”. 2017 (дата обращения: 24.02.2017).

    Однозначного толкования результатов полиграфических исследований нет и в научных кругах.

    Так, Н.А. Селиванов полагает, что, “поскольку проверка на полиграфе требует применения специальных знаний и проведения соответствующих исследований, имеются все основания говорить о том, что в данном случае налицо все признаки процессуального действия, именуемого экспертизой” <11>. Безусловно, точка зрения не бесспорна. Вполне разумную позицию высказал А.Р. Белкин, заметив, что “основные требования, предъявляемые к судебным экспертизам, содержащиеся в ст. 8 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности”, предусматривают научную обоснованность применяемых методик, применение средств объективного контроля, то есть использование только описанных в научной литературе методов, апробированных реальной исследовательской практикой и гарантирующих достоверные результаты” <12>.

    ——————————–

    <11> Пособие для следователей. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / Науч. ред. Н.А. Селиванов, А.И. Дворкин. М., 1999. С. 38.

    <12> Белкин А.Р. Еще раз о полиграфе, о текущем моменте и о судебной экспертизе // Библиотека криминалиста. 2016. N 6 (29). С. 83.

    Проведенное исследование позволило выделить основные сложности в признании полиграфического исследования доказательством по расследуемым уголовным делам.

    Первую группу возникающих при проведении исследования проблем следует обозначить как организационные проблемы, поскольку результат зачастую зависит именно от процедуры проведения того или иного мероприятия, от четкости и отлаженности действий всех участников процесса.

    В.Ю. Шепитько справедливо отметил: “Возможность использования специальных приборов (лайдетекторов, вариографов, полиграфов и др.)… показывает динамику изменений кровяного давления, частоты пульса, уровня дыхания… и др. Такие показатели могут способствовать ориентации следователя при выдвижении предположений о ложности либо правдивости сообщаемой информации. Однако рассматриваемая “диагностика” не исключает ошибок, так как возникновение соответствующих психофизиологических реакций у допрашиваемого может быть вызвано необычностью постановки допроса, неправильной постановки следователем вопросов, пренебрежительным отношением к свидетелю или обвиняемому, демонстрацией обвинительного уклона и т.д.” <13>.

    ——————————–

    <13> Шепитько В.Ю. Проблемные лекции по криминалистике. Харьков: Апостiль, 2012.

    1. Возможность оказания активного противодействия при внешнем согласии на прохождение опроса. В данном случае немаловажным фактором является получение добровольного согласия на прохождение процедуры опроса, в противном случае результата добиться будет практически невозможно. Сам факт получения согласия в данном случае существенно нарушает право опрашиваемого обвиняемого и подозреваемого на отказ от дачи показания в порядке статьи 51 Конституции РФ. После получения согласия следует этап предварительного ознакомления с процедурой опроса и общим содержанием вопросов. После ознакомления с процедурой и вопросами у опрашиваемого вполне объяснимо может возникнуть желание введения в заблуждение “детектора лжи”. Специалисты отмечают, что противодействие со стороны опрашиваемых может выражаться как физическим проявлением, так и механическим: кашель, попытка контроля дыхания, ерзанье на стуле, нажатие на датчики и т.д. <14>.

    ——————————–

    <14> Драпкин Л.Я., Злоченко Я.М., Шуклин А.Е. О возможностях использования современных информационных технологий в расследовании преступлений // Вестник криминалистики. 2003. Вып. 3. С. 26 – 29.

    2. Наличие стресса, неудобство и дискомфорт, связанные с креплением датчиков на теле опрашиваемого, статичность позы на протяжении всей процедуры опроса напрямую отражаются на достоверности результатов исследования. Е.Д. Мигачева, И.А. Оточина и У.А. Нестеренко видят решение этой проблемы в “изменении подхода к креплению датчиков к телу опрашиваемого, а также снятию информации с помощью бесконтактных датчиков” <15>. Достаточно перспективное направление, на наш взгляд, апробация и внедрение которого потребуют немало времени.

    ——————————–

    <15> Мигачева Е.Д., Оточина И.А., Нестеренко У.А. Указ. соч. С. 89.

    Вторая группа включает в себя процессуальные сложности в признании результатов проведенного исследования доказательством по уголовному делу.

    1. Отсутствие единого научно-методического подхода к проведению психофизиологических исследований с применением полиграфа. Профессор А.Р. Белкин справедливо отмечает, что “…использование полиграфа, увы, никак не может считаться строго научной и стандартизированной процедурой. Научная достоверность получаемых результатов подвергается обоснованному сомнению, а критические замечания касаются, в частности, того, что это, скорее, искусство, а не наука, ибо слишком много зависит от квалификации, опыта и интуиции специалиста-полиграфолога” <16>. Безусловно, отсутствие научно-методического подхода прямо противоречит положению статьи 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” и, как следствие, психофизиологическое исследование с использованием полиграфа не может быть рассмотрено как судебная экспертиза.

    ——————————–

    <16> Белкин А.Р. Указ. соч. С. 80.

    2. Возникают затруднения с предупреждением об уголовной ответственности эксперта-полиграфолога в соответствии со статьей 307 УК РФ за заведомо ложное заключение, поскольку процедура исследования заключается лишь в фиксации результатов полиграфа, отражающего психофизиологические реакции опрашиваемого на вопросы.

    3. Вероятностный характер результатов полиграфических исследований. А.Р. Лонщакова и А.В. Васильченко отмечают: “В силу того что… информация об обстоятельствах преступления уже успела дойти до испытуемого, эксперт-полиграфолог не может использовать методики выявления скрываемой информации, исключающих обвинение невиновного. Кроме того, зачастую из-за внешнего воздействия имеют место “накрученные” образы, меняется оценка пережитых ранее событий. Поэтому в большинстве случаев выводы специалиста-полиграфолога по проведенным психофизиологическим исследованиям выражаются в вероятной форме” <17>.

    ——————————–

    <17> Лонщакова А.Р., Васильченко А.В. Указ. соч. С. 131.

    Итак, информация, добытая с использованием психофизиологического исследования с помощью полиграфа, в реалиях действующего процессуального законодательства и отчасти ввиду отсутствия Федерального закона “О применении полиграфа” не может являться самостоятельным доказательством по уголовному делу, но оказывает неоценимую помощь для сотрудников оперативных подразделений как ориентирующая, а само исследование не является судебной экспертизой, так как не отвечает предъявляемым законом требованиям.

    Библиография

    Белкин А.Р. Еще раз о полиграфе, о текущем моменте и о судебной экспертизе // Библиотека криминалиста. 2016. N 6 (29).

    Букаев Н.М. Полиграф и гипноз: проблемы применения в уголовном процессе России // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 3. Тюмень: ТГАМЭУП, 2007.

    Драпкин Л.Я., Злоченко Я.М., Шуклин А.Е. О возможностях использования современных информационных технологий в расследовании преступлений // Вестник криминалистики. 2003. Вып. 3.

    Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: Учебник. М.: Проспект, 2011.

    Лонщакова А.Р., Васильченко А.В. К вопросу об использовании специальных психофизиологических исследований (полиграфа) при расследовании преступлений против личности // Актуальные проблемы судебно-экспертной деятельности в уголовном, гражданском, арбитражном процессе и делам об административных правонарушениях: Материалы Международной научно-практической конференции. Уфа: Уфимский центр судебных экспертиз, 2012.

    Мигачева Е.Д., Оточина И.А., Нестеренко У.А. Проблемы использования полиграфа при раскрытии преступлений // Вестник ВИПК МВД России. 2016. N 1 (37).

    Пеленицын А.Б., Сошников А.П. О научной обоснованности применения полиграфа // Эксперт-криминалист. 2011. N 2.

    Пособие для следователей. Расследование преступлений повышенной общественной опасности / Науч. ред. Н.А. Селиванов, А.И. Дворкин. М., 1999.

    Фалалеев М. Чиновник на просвет // Российская газета. 2016. N 175.

    Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. М., 2000.

    Шепитько В.Ю. Проблемные лекции по криминалистике. Харьков: Апостiль, 2012.

    Поделиться ссылкой:

    Методы психофизиологического исследования.

    Методы психофизиологического исследования.

    Методы психофизиологических исследований – комплекс методов, используемых для изучения физиологического обеспечения психических процессов.

    В психофизиологии основными методами регистрации физиологических процессов являются электрофизиологические методы. В физиологической активности клеток, тканей и органов особое место занимает электрическая составляющая. Электрические потенциалы отражают физико-химические следствия обмена веществ, сопровождающие все основные жизненные процессы, и поэтому являются исключительно надежными, универсальными и точными показателями течения любых физиологических процессов. Электрические показатели, по сравнению с другими, наиболее демонстративны, таким образом они являются важным средством обнаружения деятельности. Единообразие потенциалов действия в нервной клетке, нервном волокне, мышечной клетке как у человека, так и у животных говорит об универсальности этих показателей. Точность электрических показателей, т.е. их временное и динамическое соответствие физиологическим процессам, основана на быстрых физико-химических механизмах генерации потенциалов, являющихся неотъемлемым компонентом физиологических процессов в нервной или мышечной структуре.

    К перечисленным преимуществам электрических показателей физиологической активности следует добавить и неоспоримые технические удобства их регистрации: помимо специальных электродов, для этого достаточно универсального усилителя биопотенциалов, который скоммутирован с компьютером, имеющим соответствующее программное обеспечение. Большую часть этих показателей можно регистрировать, никак не вмешиваясь в изучаемые процессы и не травмируя объект исследования. К наиболее широко используемым методам относятся: регистрация импульсивной активности нервных клеток, регистрация электрической активности кожи, электроэнцифалография, электроокулография, электромиография и электрокардиография. В последнее время в пихофизиологию внедряется новый метод регистрации электрической активности мозга – магнитоэнцифалография и изотопный метод (позитронно-эмиссионная томография).



    Основные методы психофизиологических исследований:

     

    · Регистрация импульсной активности нервных клеток (Современные технические возможности позволяют регистрировать импульсную активность нейронов у животных в свободном поведении и, таким образом, сопоставлять эту активность с различными поведенческими показателями. В редких случаях в условиях нейрохирургических операций исследователям удается зарегистрировать импульсную активность нейронов у человека.),

    · Электроэнцифалография (ЭЭГ) — Электроэнцефалография дает возможность качественного и количественного анализа функционального состояния головного мозга и его реакций при действии раздражителей.

    · Магнитоэнцифалография (МЭГ) — технология, позволяющая измерять и визуализировать магнитные поля, возникающие вследствие электрической активности мозга. Для детекции полей используются высокоточные сверхпроводниковые квантовые интерферометры, или СКВИД-датчики. МЭГ применяется в исследованиях работы мозга и в медицине.

    · Позитронно-эмиссионная томография мозга (ПЭТ) — радионуклидный томографический метод исследования внутренних органов человека или животного. Метод основан на регистрации пары гамма-квантов, возникающих при аннигиляции позитронов. Позитроны возникают при позитронно бета-распаде радионуклида, входящего в состав радиофармпрепарата, который вводится в организм перед исследованием.

    · Окулография –регистрация движений глаз.

    · Электромиаграфия — метод исследования биоэлектрических потенциалов, возникающих в скелетных мышцах человека и животных при возбуждении мышечных волокон; регистрация электрической активности мышц.

    · Электрическая активность кожи (ЭАК) — биоэлектрическая реакция, регистрируемая с поверхности кожи.

    Психофизиология индивидуальных различий.

    Дифференциальная психология — раздел психологической науки, который изучает психологические различия, типологические различия психологических проявлений у представителей различных социальных, классовых, этнических, возрастных и других групп. Дифференциальная психология систематизирует индивидуальные различия и разные методы их диагностики, а также количественно оценивает эти различия в разных сферах.

    ТЕМПЕРАМЕНТ

    Уже давно было замечено, что люди отличаются друг от друга своим поведением: по разному выражают свои чувства, неодинаково реагируют на раздражители внешней среды, находятся в разных отношениях с окружающим миром. Интерес к проблеме различий между людьми — различий по глубине, интенсивности, устойчивости эмоций, эмоциональной впечатлительности, темпу, энергичности и по другим индивидуальным особенностям психической жизни, поведения и деятельности, возникает у человечества уже много столетий.
    Под темпераментом понимают динамические характеристики психической деятельности. Выделяют три сферы проявления темперамента: общую активность, особенности моторной сферы и свойства эмоциональности [3].
    Общая активность определяется интенсивностью и объемом взаимодействия-человека с окружающей средой — физической и социальной. По этому параметру человек может быть инертным, пассивным, спокойным, инициативным, активным, стремительным.
    Проявления темперамента в моторной сфере можно рассматривать как частные выражения общей активности. К ним относятся темп, быстрота, ритм и общее количество движений.
    Когда говорят об эмоциональности как проявлении темперамента, то имеют в виду впечатлительность, чувствительность, импульсивность и т.п.
    На протяжении длительной истории своего изучения темперамент всегда связывался с органическими основами, или физиологическими особенностями организма.
    Корнями эта физиологическая ветвь учения о темпераменте уходит в античный период. Гиппократ (V в. до н.э.) описал четыре типа темперамента, исходя из физиологических представлений того времени. Считалось, что в организме человека имеется четыре основных жидкости, или “сока”: кровь, слизь, желтая желчь и черная желчь. Смешиваясь в каждом человеке в определенных пропорциях, они и составляют его темперамент {лат. 1етрегатеп1ит — смесь, соотношение). Конкретное наименование каждый темперамент получил по названию той жидкости, которая якобы преобладает в организме. Соответственно были выделены следующие типы темперамента: сангвинический (от лат. запдшз — кровь), холерический (от греч. спо!е — желчь), флегматический (от греч. рЫедта — слизь) и меланхолический (от греч. те!ата спо1е — черная желчь).

     

    ГЛАВА 1. Дифференциально-психологические аспекты выбора профессиональной деятельности

    Методы психофизиологического исследования.

    Методы психофизиологических исследований – комплекс методов, используемых для изучения физиологического обеспечения психических процессов.

    В психофизиологии основными методами регистрации физиологических процессов являются электрофизиологические методы. В физиологической активности клеток, тканей и органов особое место занимает электрическая составляющая. Электрические потенциалы отражают физико-химические следствия обмена веществ, сопровождающие все основные жизненные процессы, и поэтому являются исключительно надежными, универсальными и точными показателями течения любых физиологических процессов. Электрические показатели, по сравнению с другими, наиболее демонстративны, таким образом они являются важным средством обнаружения деятельности. Единообразие потенциалов действия в нервной клетке, нервном волокне, мышечной клетке как у человека, так и у животных говорит об универсальности этих показателей. Точность электрических показателей, т.е. их временное и динамическое соответствие физиологическим процессам, основана на быстрых физико-химических механизмах генерации потенциалов, являющихся неотъемлемым компонентом физиологических процессов в нервной или мышечной структуре.

    К перечисленным преимуществам электрических показателей физиологической активности следует добавить и неоспоримые технические удобства их регистрации: помимо специальных электродов, для этого достаточно универсального усилителя биопотенциалов, который скоммутирован с компьютером, имеющим соответствующее программное обеспечение. Большую часть этих показателей можно регистрировать, никак не вмешиваясь в изучаемые процессы и не травмируя объект исследования. К наиболее широко используемым методам относятся: регистрация импульсивной активности нервных клеток, регистрация электрической активности кожи, электроэнцифалография, электроокулография, электромиография и электрокардиография. В последнее время в пихофизиологию внедряется новый метод регистрации электрической активности мозга – магнитоэнцифалография и изотопный метод (позитронно-эмиссионная томография).

    Основные методы психофизиологических исследований:

     

    · Регистрация импульсной активности нервных клеток (Современные технические возможности позволяют регистрировать импульсную активность нейронов у животных в свободном поведении и, таким образом, сопоставлять эту активность с различными поведенческими показателями. В редких случаях в условиях нейрохирургических операций исследователям удается зарегистрировать импульсную активность нейронов у человека.),

    · Электроэнцифалография (ЭЭГ) — Электроэнцефалография дает возможность качественного и количественного анализа функционального состояния головного мозга и его реакций при действии раздражителей.

    · Магнитоэнцифалография (МЭГ) — технология, позволяющая измерять и визуализировать магнитные поля, возникающие вследствие электрической активности мозга. Для детекции полей используются высокоточные сверхпроводниковые квантовые интерферометры, или СКВИД-датчики. МЭГ применяется в исследованиях работы мозга и в медицине.

    · Позитронно-эмиссионная томография мозга (ПЭТ) — радионуклидный томографический метод исследования внутренних органов человека или животного. Метод основан на регистрации пары гамма-квантов, возникающих при аннигиляции позитронов. Позитроны возникают при позитронно бета-распаде радионуклида, входящего в состав радиофармпрепарата, который вводится в организм перед исследованием.

    · Окулография –регистрация движений глаз.

    · Электромиаграфия — метод исследования биоэлектрических потенциалов, возникающих в скелетных мышцах человека и животных при возбуждении мышечных волокон; регистрация электрической активности мышц.

    · Электрическая активность кожи (ЭАК) — биоэлектрическая реакция, регистрируемая с поверхности кожи.


    Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

    ПФИ с использованием полиграфа

    Библиотека → Статьи

    Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа (ПФИ) представляет собой процедуру применения специальных знаний, со­пряженную с использованием технических средств, не наносящих ущерб жизни и здоровью людей, не причиняющих вред окружающей среде, в ходе которой осуществляется анализ (оценка) динамики психофизиологических реакций обследуемого в ответ на предъявляемые стимулы, в опреде­ленном порядке подобранные и систематизированные.

    Целью исследования является проверка информации, сообщаемой обследуемым. Круг задач, разрешаемых при проведении ПФИ, определяется не­обходимостью вынесения суждений о степени ин­формированности обследуемого о событии (его де­талях), послужившим поводом для проведения ПФИ, а также об обстоятельствах получения об­следуемым информации о данном событии. В ка­честве объекта исследования можно рассматривать физиологические проявления протекания психи­ческих процессов, связанных с восприятием, за­креплением, сохранением и последующим воспро­изведением человеком информации о каком-либо событии.

    Основным методическим принципом, на кото­ром базируются психофизиологические способы выявления скрываемой человеком информации (в том числе производств ПФИ), является взаимо­связь скрытых процессов, протекающих в психике человека (находящегося в ситуации специально ор­ганизованного наблюдения за ним), с быстротеку­щими изменениями некоторых физиологических процессов, показатели которых регистрируются при помощи вспомогательных технических средств. Маркерами изменений в протекании пси­хических процессов в организме обследуемого при проведении ПФИ являются физиологические по­казатели активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы, электрической активности кожи и т. д., переводимые с помощью полиграфа в элек­трические сигналы, которые преобразуются в фи­зические величины, отображаемые в виде графи­ков. При изучении графиков с целью выявления возможно скрываемой человеком информации учитывают изменения ритма, объема, амплитуды и т. д., кривых, отражающих дыхательную, сердечно­сосудистую и прочую деятельность организма.

    Исследования, проводившиеся в Западной Ев­ропе в первое 10-летие XX века (это были преиму­щественно лабораторные опыты), ознаменовали начало научного периода в истории изучения воз­можностей психофизиологии в разоблачении лжи. В числе первопроходцев, проводивших экспери­менты в данной области, были М. Вертгеймер и Ю. Клейн, которые в 1904 г. опубликовали статью под названием «Психологическая диагностика состава преступления». Научная новизна указанной работы заключалась в попытке авторов применить класси­ческий ассоциативный эксперимент в целях выяв­ления скрываемой человеком информации. В 1914 г. итальянский исследователь В. Бенусси использо­вал анализ динамики процесса дыхания, а именно учет изменений его частоты и глубины, при прове­дении допросов подозреваемых в совершении пре­ступлений.

    Первый прообраз современного профессионального полиграфа был сконструирован в 1921 г. сотрудником полиции штата Калифорния (США) Джоном Ларсоном. Этот прибор одновременно ре­гистрировал изменения динамики относительного артериального давления, пульса и дыхания. В 1933 г. Леонард Киллер (ученик Д. Ларсона) наладил се­рийный выпуск приборов, специально предназна­ченных для целей «детекции лжи». К началу Второй мировой войны полиграфы на серийной основе в США выпускали 3 фирмы, а полиция широко ис­пользовала возможности полиграфных проверок при расследовании преступлений более чем в 30 штатах.

    Развитие психофизиологических методов выявления скрываемой информации в начале 1920-х годов вызвало резонанс и в Советской России. В на­стоящее время широко известны эксперименты в области инструментальной «детекции лжи», прово­дившиеся в 1927—1932 гг. А. Р. Лурией в лаборато­рии экспериментальной психологии при Москов­ской губернской прокуратуре в целях решения во­проса о том, действительно ли возможно экспери­ментальным путем отличить причастного к престу­плению человека от непричастного. В результате А. Р. Лурия установил, что в большинстве случаев у истинных преступников при применении к ним сопряженной моторной методики возникали объ­ективные симптомы, которые позволяли отличить их от непричастных к расследуемому событию лиц.

    К сожалению, в связи с возобладавшей в СССР со 2-й половины 1930-х годов политикой односто­роннего изоляционизма работы по изучению пси­хофизиологических методов разоблачения лжи бы­ли свернуты. Исследования возобновились в 1975 г. с созданием в структуре КГБ СССР профильного подразделения по проведению полиграфных про­верок и обучению сотрудников спецслужб СССР методам противодействия процедуре инструмен­тальной «детекции лжи». В 1989 г. из числа сотруд­ников Центрального аппарата МВД СССР была создана рабочая группа с целью изучения перспек­тивы внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел. В результате проведенных иссле­дований рабочая группа пришла к выводу о целе­сообразности применения полиграфа в системе МВД.

    В постперестроечной России происходило ин­тенсивное развитие метода инструментальной «де­текции лжи», и в настоящее время полиграф ши­роко применяется не только в различных ведомст­вах, таких как ФСБ, МВД, ФСКН, Минобороны РФ, но также во множестве коммерческих струк­тур. Основными сферами применения полиграфа являются исследования в ходе проведения опера­тивно-следственных мероприятий и при работе с кадрами. Использование полиграфа в деятельности различных ведомств нормируется соответствующи­ми инструкциями. В настоящее время проводится работа над проектом Федерального закона «О при­менении полиграфа в Российской Федерации».

    Примеров эффективного применения полигра­фа в целях установления истины по уголовному де­лу в российской процессуальной практике немало, причем сфера его использования постоянно рас­ширяется. Сегодня следователи прокуратуры, орга­нов МВД России и даже судьи все чаще прибегают к помощи специалистов-полиграфологов при рас­следовании уголовных дел. Результаты ПФИ в со­вокупности с иными доказательствами, собранны­ми по делу, не только находят отражение в обви­нительных заключениях, но и ложатся в основу су­дебных решений.

    В настоящее время можно констатировать, что на практике нашло поддержку мнение ученых, рас­сматривающих ПФИ в качестве самостоятельной формы использования специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в целях реше­ния задач, поставленных перед полиграфологом органом или лицом, такими знаниями не обладаю­щим, обосновывающих возможность и целесооб­разность производства психофизиологической экс­пертизы с использованием полиграфа в рамках су­допроизводства.

    Освоение данного вида экспертизы началось еще в 1996 г., когда в Институте криминалистики ФСБ РФ была организована подготовка экспертов-полиграфологов по «Программе подготовки спе­циалистов по опросам с использованием полигра­фа (полиграфологов) для федеральных органов ис­полнительной власти, их подразделений, а также органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и стран-участниц СНГ» объемом 380 учебных часов. Обучение завершалось выдачей свидетельства на право производства экспертиз по специальности «специальные психофизиологиче­ские исследования с применением полиграфа».

    В октябре 2002 г. под эгидой Учебно-методиче­ского объединения (УМО) образовательных учре­ждений профессионального образования в области судебной экспертизы, базирующегося в ГОУ ВПО «Саратовский юридический институт МВД РФ», была начата работа по изучению возможностей и перспектив становления новых экспертных специ­альностей, связанных с внедрением методов пси­хологии и психофизиологии не только в оператив­но-розыскную, но и в следственно-судебную дея­тельность.

    В мае 2003 г. приказом №      114 Минюста РФ в Перечень экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного произ­водства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ была включена психо­логическая экспертиза, при этом род экспертизы был определен как «психологическая», а эксперт­ная специальность названа «исследование психо­логии и психофизиологии человека». Таким обра­зом, придание судебно-психологической эксперти­зе «официального статуса» предопределило воз­можность проведения ПФИ в судебно-экспертных учреждениях Минюста России в рамках судебно-психологических исследований.

    В 2004 г. в 111-м Центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны РФ (в настоящее время — Главный государственный центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны РФ) было начато производство психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа. К настоящему време­ни таких экспертиз, преимущественно по уголов­ным делам, связанным с расследованием убийств, выполнено более 30.

    В январе 2005 г. в штате ЭКЦ при ГУВД Москвы появился специалист-полиграфолог, а в конце 2006 г. в ЭКЦ МВД Республики Татарстан в порядке экс­перимента было создано подразделение по прове­дению РФИ.

    Практика позволила выработать основные тре­бования, предъявляемые к судебным психофизио­логическим экспертизам, основанные на необхо­димости соблюдения положений УПК РФ Феде­рального закона «О государственной судебно-экс­пертной деятельности в Российской Федерации». Тем не менее, основной проблемой в процессе ста­новления судебной психофизиологической экс­пертизы с применением полиграфа остается отсут­ствие единого методического подхода, как к произ­водству экспертизы, так и к подготовке специали­стов-полиграфологов.

    Вопрос об унификации ведомственных методик производства ПФИ представляется весьма актуаль­ным. Единство методологических и методических основ независимо от обстоятельств применения полиграфа обусловливает необходимость стандар­тизации его использования во всех сферах общест­венной жизни, а массовый характер, который про­ведение проверок на полиграфе приобрело в Рос­сии за последнее 10-летие, требует скорейшего ре­шения данного вопроса.

    Методики проведения тестирования на поли­графе, являющегося основным этапом ПФИ, нара­ботанные мировой практикой его применения, об­щеизвестны и апробированы в России. До настоя­щего времени отсутствует межведомственная мето­дика производства ПФИ как система предписаний, регламентирующих выбор и порядок применения в определенных последовательности и условиях спо­собов и средств решения полиграфологом эксперт­ных задач. В настоящее время коллективом авто­ров, включающим членов совета УМО «Судебная экспертиза», ведется работа над Методическими рекомендациями по проведению ПФИ, составной частью которых станет Видовая экспертная мето­дика производства ПФИ.

    Касаясь проблем подготовки специалистов по­лиграфологов, следует отметить, что авторским коллективом из числа членов совета УМО «Судеб­ная экспертиза» были разработаны Государствен­ные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения допол­нительной квалификации «судебный эксперт по проведению ПФИ», а также примерная дополни­тельная профессиональная образовательная про­грамма профессиональной переподготовки спе­циалистов для получения указанной квалифика­ции. Государственные требования были утвержде­ны заместителем министра образования РФ 5 мар­та 2004 г. и введены в действие приказом Миноб­разования РФ от 8 апреля 2004 г. №      1547, согласно которому на Саратовский юридический институт МВД РФ возлагалась ответственность за формиро­вание научно-методического обеспечения реализа­ции дополнительной профессиональной програм­мы «Психофизиологическое исследование с ис­пользованием полиграфа», а также за ее реализа­цию.

    Во исполнение и приказа в целях обеспечения осуществления единой государственной политики в области дополнительного образования по зада­нию ЭКЦ МВД РФ была подготовлена программа переподготовки специалистов для выполнения но­вого вида профессиональной деятельности — про­ведения ТФИ (объемом 560 ч трудоемкости), кото­рая была рекомендована к реализации советов УМО «Судебная экспертиза».

    В настоящее время ведущие вузы страны по подготовке специалистов в области юриспруден­ции и судебной экспертизы — Московская госу­дарственная юридическая академия (МГЮА) и Са­ратовский юридический институт МВД РФ при­ступили к переподготовке на базе Института до­полнительного образования МГЮА специалистов-полиграфологов.

    Поскольку процесс внедрения экспертиз с ис­пользованием полиграфа в общественную жизнь России принимает все более цивилизованные фор­мы, думается, что конструктивный диалог по обо­значенной теме должен быть продолжен.

     

    Авторы: Е. В. Гургенидзе, Я. В. Комиссарова

    проверка,  полиция,  экспертиза,  полиграф 

    21.01.2011, 9610 просмотров.

    Медицинские противопоказания для проведения психофизиологического исследования

     Дедова К. Н.

      

     

    МЕДИЦИНСКИЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

     

    «Детектор лжи» в последнее десятилетие стал довольно популярным методом криминалистического исследования. Но при его использовании возникает ряд проблем, связанных с возможностями его использования по отношению к различным категориям обследуемых. Эффективность и информативность исследований на полиграфе будет зависеть от умения специалиста определять возможные противопоказания или ограничения его применения.

     

    Психофизиологические исследования (далее ПФИ) на полиграфе, или «детекторе лжи», на сегодняшний день обрели популярность и широко используются в различных сферах. Но в вопросе медицинских противопоказаний при проведении ПФИ царят неразбериха и спекуляции, которые авторам приходится регулярно регистрировать на территории Челябинска и Челябинской области.

     

    Такая ситуация сложилась из-за того, что большинство специалистов-полиграфологов, практикующих в указанном регионе, не обладают медицинским образованием и затрудняются с определением тех или иных медицинских противопоказаний, занимая при этом формальную позицию — «если заболевание относится к такой-то группе расстройств из «списка», значит полиграф противопоказан». К сожалению, в существующих на сегодняшний день «списках противопоказаний» последние сформулированы в крайне общих категориях, таких, как «психические расстройства» (в лучшем случае «хронические психические расстройства»), «сердечно-сосудистые расстройства» и т.д. без детализации и учёта конкретной нозологии.

     

    Вооружившись таким подходом, специалист-полиграфолог «рискует» не найти обследуемых.

     

    Указанная ситуация рождает и спекуляции со стороны обследуемых лиц. В этих условиях им легко вполне легитимно «избежать» полиграфа, имея в анамнезе нервный тик, заикание, вегето-сосудистую дистонию или пролапс митрального клапана.

     

    Может возникнуть и парадоксальная ситуация, когда имея необходимость провести психофизиологическую экспертизу лицу, которое подозревается в совершении полового преступления против несовершеннолетнего, специалист-полиграфолог не имеет право этого сделать, потому что педофилия — это психическое заболевание, кодируемое в рубрике F66 Международной классификации болезней как «Расстройства сексуального предпочтения». Но психические заболевания являются противопоказанием для проведения психофизиологических исследований. Здесь же следует отметить и те многочисленные ситуации, в которых оказывается следствие при расследовании преступлений, совершённых лицами с явным (хотя возможно и нигде официально незафиксированным!) алкогольным анамнезом. Получается, они тоже не подлежат проверке на полиграфе из-за психического расстройства, кодируемого в рубрике F10 Международной классификации болезней как «Психические и физические расстройства, связанные с употреблением алкоголя».

     

    Умение определять медицинские противопоказания к проведению психофизиологического обследования означает умение пользоваться элементарными диагностическими приёмами, например, чтобы уточнить у обследуемого/подэк-спертного детали заявленного им физического или психического страдания. Но чаще всего обследуемое лицо не только не помнит диагноза имеющегося у него расстройства, но и вовсе никогда не обращалось за врачебной помощью и в качестве заболевания может назвать «что-то с нервами», «что-то с сердцем» и т.п.

     

    Довольно часто экспертиза или исследование на полиграфе проводится «по свежим следам» до назначения психиатрического освидетельствования или экспертизы. В этом случае эксперт-полиграфолог до проведения своего тестирования не владеет информацией о психическом статусе подэкспертного, которую ему могло бы предоставить компетентное заключение. Естественно, что без соответствующего медицинского образования, специалист способен упустить важные обстоятельства и не выполнить обязательные условия тестирования.

     

    Озвученные проблемы убеждают, что психофизиологические исследования или экспертизы должны проводиться специалистом, владеющим методами клинической диагностики.

     

    Каждый обследуемый перед проведением ПФИ обязательно предупреждается о наличии противопоказаний к проведению данного обследования, но ему никогда не перечисляют весь список возможных медицинских противопоказаний. Это связано с тем, что перечислить этот список просто невозможно не только из-за объёмного списка этих расстройств, но и из-за большого содержания оговорок, уточнений и условий.

     

    В ходе практической работы рекомендуется в беседе использовать активный расспрос, выясняя у обследуемого, какие проблемы со здоровьем у него имеются. Это обязательно в перечисленных случаях, когда человек владеет размытыми, неточными сведениями об имеющихся у него физических или психических дефектах.

     

    На сегодняшний день популярностью у подавляющего числа практикующих полиграфологов пользуется классификация, в которой все медицинские противопоказания для проведения психофизиологического исследования или экспертизы разделяются на относительные и абсолютные.

     

    Абсолютные противопоказания предполагают, что проведение ПФИ с обследуемым лицом невозможно ни при каких обстоятельствах. Соответственно, относительные противопоказания предполагают соблюдение ряда условий, при которых ПФИ в конкретном случае станет возможным. Однако такая классификация затрудняет прикрепление к абсолютным и относительным медицинским противопоказаниям конкретных заболеваний, или нозологических единиц. Несмотря на то, что такие попытки производятся повсеместно, с ними можно согласиться лишь частично. Например, можно согласиться, что острые фазы сердечно-сосудистых и психических заболеваний всегда являются противопоказанием для проведения ПФИ, т.е. являются абсолютными противопоказаниями. Но нельзя согласиться с тем, что психические расстройства являются абсолютным противопоказанием для проведения ПФИ.

     

    Более удачной является классификация, разделяющая медицинские противопоказания для проведения психофизиологического исследования или экспертизы на противопоказания, снижающие информативность результатов ПФИ, или повышающие риск получения полиграфологом ложноположительных или ложноотрицательных результатов, противопоказания, затрудняющие соблюдение правил поведения во время опроса, и противопоказания, несущие в себе риски для здоровья обследуемого лица.

     

    Медицинские противопоказания, связанные с риском для здоровья обследуемого лица.

     

    Перед началом проверки, при заполнении добровольного согласия на тестирование обследуемые с завидным постоянством задают один и тот же вопрос: «Может ли их состояние здоровья повлиять на результаты тестирования?». Другими словами обследуемых интересует только одно обстоятельство — могут ли результаты проверки быть недостоверными из-за имеющихся у них заболеваний.

     

    Одной из главных задач специалиста-полиграфолога при проведении ПФИ является обеспечение безопасности обследуемого лица. Здоровье обследуемого — приоритет для полиграфолога, поэтому специалист обязан по возможности предупредить ухудшение состояния здоровья обследуемого или в случае наступления декомпенсации имеющихся хронических расстройств суметь обеспечить необходимую медицинскую поддержку, в том числе, оказать ему первую медицинскую помощь.

     

    Декомпенсация хронических соматических заболеваний может быть спровоцирована стрессом или психоэмоциональным напряжением, который часто сопровождает психофизиологическое тестирование. Любая проверка, являясь своеобразным экзаменом для человека, вызывает в его организме явление стресса с напряжением симпатической части вегетативной нервной системы. Кстати говоря, благодаря активизации этой системы и её симпатического и парасимпатического отделов полиграфологи в принципе имеют возможность проводить свои исследования на полиграфе и делать выводы о значимости-незначимости отдельных вопросов. Однако стресс и физиологические реакции, сопровождающие его, могут, как говорилось выше, привести к декомпенсации хронического заболевания, усилению его симптомов, спровоцировать приступ. В этих обстоятельствах ПФИ необходимо прекратить до стабилизации состояния обследуемого. Срок, который может понадобиться для такого восстановления, определяется индивидуально и зависит от характера и тяжести обострения.

     

    Полиграфолог обязан перед началом тестирования уведомить обследуемого о том, чтобы последний независимо от этапа проверки сразу же сигнализировал ему об ухудшении физического состояния. Такой «сигнал» является поводом к приостановке проведения ПФИ. Никогда не будет лишним со стороны самого полиграфолога напомнить обследуемому о необходимости приёма рекомендованным врачом лекарств, т.к. проведение ПФИ не повод для отказа от терапии. Например, у пациентов с сахарным диабетом обязательно нужно поинтересоваться, не забыли ли они поесть и поставить инсулин перед тестированием. Следует также отметить, что у обследуемых с пароксизмаль-ным течением заболевания, а к таким заболеваниям относится, например, бронхиальная астма, нужно уточнить наличие медикаментозных средств купирования заболевания, например, ингалятора.

     

    Хотелось бы для практикующих полиграфологов здесь сделать одно замечание по поводу психофизиологического обследования лиц, страдающих от различных хронических заболеваний. Это может им помочь с пониманием реакций и расставлением акцентов при выборе доминирующего канала получения «психофизиологической» информации. Полиграфолог при проведении стимулирующих тестов часто выделяет для себя «доминирующий» канал получения информации — «брюшное, или диафрагмальное дыхание», «грудное дыхание», «потоотделение», «пульс», «артериальное давление» или «сопротивление периферических сосудов», «голос». «Больная» система органов не обладает запасом мобильности, гибкости и пластичности, ею трудно управлять, поэтому именно она чаще даёт «сбой», демонстрируя самые «заметные» реакции, и становится доминирующим каналом для полиграфолога.

     

    Острая фаза любой болезни является противопоказанием для проведения психофизиологического исследования, но отнюдь не потому, что может привести к искажённым результатам, а потому, что ни в коем случае нельзя усугублять физическое состояние человека дополнительным стрессом.

     

    Медицинские противопоказания, затрудняющие соблюдение правил поведения во время опроса.

     

    Данная группа противопоказаний является, пожалуй, самой понятной и доступной, потому что ориентируется на те условия проведения опроса, которые полиграфолог предлагает соблюдать обследуемому лицу. К таким условиям, например, относится требование избегать любых произвольных движений. Естественно, что если у человека кашель (пусть даже не угрожающий его жизни!) провести ПФИ будет затруднительно из-за регулярных артефактов в записи, требующих повторной записи.

     

    Медицинские противопоказания, снижающие информативность результатов ПФИ.

     

    К категории противопоказаний, снижающих достоверность ПФИ или повышающих риск ложноположительных или ложноотрицательных результатов, относятся, в первую очередь, психические расстройства.

     

    Критерий возраста, согласно которому ПФИ нельзя проводить лицам, не достигшим 18 лет, можно также отнести к «психическим» критериям, т.к. выбор именно этой возрастной характеристики обусловлен современными представлениями о возрасте достижения психической зрелости.

     

    Психические расстройства с учётом их этиологии, преобладающей симптоматики, степени обратимости нарушений можно подразделить на органические, эндогенные и пограничные, или невротические.

     

    Органические психические нарушения, или психоорганические нарушения обусловлены морфологическим повреждением ЦНС, включая мозг, и вызывают, прежде всего, нарушение таких психических функций, как сознание, память, интеллект. Какая бы теоретическая концепция не была положена в основу описания сущности психофизиологических реакций, причин их появления и зависимости от внимания, эмоций или других психических функций зависимость от памяти трудно оспаривать. Расстройство памяти, имеющееся у обследуемого, снижает информативность и достоверность проверки на полиграфе из-за того, что обследуемый может просто забыть все обстоятельства события, подлежащего выяснению на «детекторе лжи». Полиграфолог, например, пользуясь тестами виновного знания, оценивающими дифференцированную реакцию на верные обстоятельства события, которые доступны только виновному лицу, может допустить ложноотрицательную ошибку из-за того, что не обнаружит этих реакций у человека, страдающего нарушениями памяти и тем не менее «причастного» к данному событию.

     

    Нарушение функций памяти должно учитываться специалистом-полиграфологом не только в момент устанавливаемого с помощью ПФИ события, но и в момент непосредственного тестирования. И та, и другая ситуация оказывает отрицательное влияние на достоверность выводов.

     

    О расстройствах памяти лучше говорить с позиций синдрома или симптома, т.к. конкретных нозологий с этими синдромами или симптомами насчитывается достаточно много.

     

    Ключевым синдромом, который встречается при расстройствах памяти, является амнезия. Деление амнезий осуществляется на основе многих критериев, например, в зависимости от отношения к острому психотическому процессу или нарушенному сознанию с нарушением всех функций памяти (фиксации, ретенции и воспроизведения), от преобладающего нарушения отдельной функции памяти, от скорости нарастания патологического состояния. Если в качестве критерия взять период бессознательного состояния, то можно выделить конград-ную, антероградную, ретроградную и ан-тероретроградную амнезии. Эта классификация является самой популярной среди клиницистов. Если второй критерий — фиксационную, репродукционную, негативистическую, кататимную и эпохальную амнезии.

     

    Кроме амнезии, отдельного внимания заслуживают парамнезии — ложные воспоминания с убеждённостью в их реальности. Наиболее известные и часто встречаемые парамнезии — псевдореминисценции и конфабуляции. Друг от друга они отличаются только тем, что в первом случае человек, чаще всего сохраняющий критику к своему болезненному состоянию, «замещает» реальные события одного дня на реальные события совершенно другого дня. В случае конфабу-ляций человек чаще всего утрачивает критику к своему состоянию и поэтому замещение носит абсолютно выдуманный характер, т.к. то, что человек сообщает о себе, в действительности с ним никогда не происходило.

     

    Палимпсест — ещё один симптом расстройства памяти. Палимпсест означает не сохранение или различную степень фрагментированности воспоминаний о событиях, которые происходили в состоянии алкогольного опьянения.

     

    Естественно, что перечень конкретных расстройств, при которых возникает функциональные расстройства памяти гораздо шире, чем список синдромов. Ам-нестический синдром, парамнезии и палимпсест встречаются при довольно широком круге соматических и психических расстройств: черепно-мозговой травме, эпилепсии, отправлениях, алкоголизме, ишемически-гипоксических болезнях головного мозга, инфекционных и опухолевых болезнях мозга, шизофрении, аутизме, конверсионных расстройствах и пр.

     

    Полиграфолог должен «увидеть» или «услышать» амнестический синдром или парамнезии, а не только уточнить наличие или отсутствие конкретной болезни. Кстати говоря, ишемическая болезнь сердца или гипертоническая болезнь, если они «вне обострения», не являются препятствием для проведения ПФИ, но специалисту необходимо помнить, что оба заболевания в некоторых случаях сопровождаются расстройствами памяти в виде амнезии и парамнезий. Очень часто сами больные, сохраняя критику к своим «проблемам с памятью», скрывают их и от родственников, и, конечно же, от полиграфолога.

     

    Грубые психоорганические нарушения делают совершенно неинформативным проведение ПФИ. Такие нарушения встречаются у умственно отсталых лиц и лиц с деменцией, при этом страдает не только и не столько память, сколько интеллектуальные возможности.

     

    Интеллект в самом общем понимании предполагает умение пользоваться прошлым жизненным опытом при решении текущих жизненных задач. Для полиграфолога интеллектуальные способности обследуемого лица должны гарантировать понимание смысла заданных этому лицу вопросов. При отсутствии такой «гарантии» информативность ПФИ ничтожна мала. Однако подход к ПФИ и в этом случае будет индивидуальным, т.к. при «лёгких» нарушениях интеллекта у специалиста всё же есть возможность «компенсировать» дефицит понимания простотой и ясностью задаваемых вопросов.

     

    Отдельного рассказа заслуживают лица с дефицитарным развитием, т.е. имеющие, например, нарушения деятельности органов чувств. К этой категории относятся лица со слепотой, глухотой, глухонемотой. Здесь ситуация также подлежит индивидуальному изучению с обязательным учётом характера «сенсорного» дефекта, времени его наступления, степени вторичных интеллектуальных нарушений.

     

    Расстройства сознания представляют собой ещё один вариант психоорганических нарушений, влияющих на информативность ПФИ, и включают апродуктивные и продуктивные нарушения. Апродуктивные расстройства означают, что сознание было «выключенным», соответственно, никакая информация о происходящем вокруг человека им не осознавалась и не запоминалась, т.к. неосознанное не может запомниться. Продуктивные расстройства сознания отличаются от апродуктивных тем, что период расстройства сознания сопровождается патологической психопродукцией, например, бредом или галлюцинациями, при этом человек может сохранить воспоминания о психопродукции, но не о реальной окружающей обстановке, окружавшей его.

     

    Среди заболеваний, имеющих пароксизмальное течение с состояниями изменённого сознания, пожалуй, первое место, занимает эпилепсия. Это неврологическое заболевание, в течении которого встречаются генерализованные приступы с выключением сознания и психотические припадки в виде фуг, трансов и эпилептического параноида. Кроме этого, в результате длительного течения болезни у страдающего эпилепсией человека развивается интеллектуальная и мнестическая слабость.

     

    Кроме психоорганических расстройств ещё одной категорией психических расстройств, влияющих на информативность результатов ПФИ, являются психотические или эндогенные психические расстройства и в первую очередь те, которые сопровождаются нарушениями восприятия в виде галлюцинаций и иллюзий и расстройствами мышления в виде бреда. Указанные расстройства восприятия затрудняют адекватное или правильное с точки зрения здравого смысла отражение происходящих событий, в том числе во время самого психофизиологического тестирования. Расстройства мышления приводят к неверному, искаженному толкованию смысла сказанного, реплик собеседника.

     

    Эндогенные психические расстройства, протекающие с нарушениями восприятия и мышления, включают шизофрению и другие галлюцинаторно-бредовые психозы.

     

    Не все расстройства, отнесённые к категории медицинских противопоказаний, влияющих на информативность ПФИ, являются препятствием для проведения последнего. Действительно, крайне затрудняет проведение ПФИ такое психическое состояние обследуемого лица, которое не даёт ему возможности правильно понимать заданные специалистом вопросы, адекватно оценивать ситуацию самого тестирования и последствия этой проверки. Такое состояние могут вызвать психические заболевания, течение которых сопровождается галлюцинациями, бредом и низкими интеллектуальными возможностями. Все остальные психические болезни не могут считаться безусловным препятствием для прохождения ПФИ.

     

    Если специалист-полиграфолог предполагает психическое расстройство в момент интересующего его события (например, преступления), то тогда вероятность такого расстройства может быть равна его отсутствию. Но подозрение на синдром амнезии или расстройство сознания специалист-полиграфолог обязан отразить в своём заключении. Например, проводя ПФИ человеку, страдающему эпилепсией, полиграфолог должен помнить о пароксизмальном (приступном) течении этого заболевания и не исключать возможность забывания обследуемым лицом интересующего полиграфолога события или его отдельных обстоятельств. Проще говоря, специалист должен рассуждать следующим образом: обследуемый с эпилепсией в случае своей причастности мог с одинаковой вероятностью запомнить или забыть событие и его детали, которые полежат установлению с помощью «детектора лжи». Наличие у него соответствующих психофизиологических реакций будет свидетельствующих о сохранении таких воспоминаний, а вот отсутствие у него «реакций» не исключает его причастности к этому событию. Такая ситуация в заключении специалиста может быть описана следующим образом: «В ходе проведения ПФИ и экспертного анализа полученных результатов у Р. не было зарегистрировано психофизиологических реакций, свидетельствующих о … Но отсутствие соответствующих психофизиологических реакций у Р. не исключает его причастности к указанному событию, так как Р. страдает эпилепсией и имеет интеллектуально-мнестические нарушения (расстройства мышления и памяти), обусловленные энцефалопатией или повреждением структур центральной нервной системы».

     

    Не являются препятствием для проведения ПФИ и такие психические нарушения, как психические зависимости, а также пограничные психические расстройства.

     

    Таким образом, в условиях невозможности учесть в одной классификации все многочисленные физические и психические страдания медицинские противопоказания к проведению ПФИ целесообразнее делить на 3 группы:

    1) медицинские противопоказания, связанные с риском для здоровья обследуемого лица,

    2) медицинские противопоказания, затрудняющие соблюдение правил поведения во время опроса,

    3) медицинские противопоказания, снижающие информативность результатов ПФИ.

     

    В случае последней группы противопоказаний важно также учесть, в каком периоде времени предполагается действие данного противопоказания — в момент проведения ПФИ или в момент изучаемого события. Первое обстоятельство делает проведение ПФИ бесполезным, а второе — ограничивает информативность.

     

     

     

    Источник: КиберЛенинка

     

    Ежегодное собрание 2019 — Общество психофизиологических исследований

    Программа

    Финальная программа 2019

    Приложение к тезисам 2019

    Обзор расписания на 2019 год

    Загрузите мобильное приложение SPR! Найдите в iTunes Store или Google Play приложение Attendify. Загрузите приложение Attendify, а затем найдите SPR 2019.

    Основные моменты годового собрания в этом году:

    • Приглашенные адреса от Мары Мазер (USC), Бетси Мюррей (NIMH) и Tor Wager (Университет

    )

    Колорадо, Боулдер).

    • Предварительные конференции по ведению амбулаторной психофизиологии, инициативам в области открытой науки и

    Частотно-временной анализ главных компонент.

    • Сессии «Большой вопрос» по изучению динамики аффективных реакций, утилита

    психофизиологического для понимания лечения и этиологии, диагностики и

    лечение психопатологии и комплексная мультиметодика.

    Кроме того, годовое собрание SPR:

    • Очень дружелюбный к студентам! Студенты участвуют на всех уровнях общества, дополнительно

    на получение плаката и награды за путешествия.И не забывайте о студенческих социальных сетях!

    • Включает мероприятия, организованные Комитетом по разнообразию и организацией «Женщины в науке»

    (WISE) Комитет.

    • Завершается деловым завтраком для всех.

    •… и завершается выступлением SPR Blues Band!

    В этом году рассмотрите возможность попробовать SPR!

    Программный комитет

    * Кэтрин Норрис, Swarthmore College (председатель программы 2019)
    Анна Вайнберг, Университет Макгилла (председатель программы 2018)
    Дэн Фоти, Университет Пердью (председатель программы 2020 г.)

    Татьяна Ауэ, Бернский университет
    Стивен Беннинг, Университет Невады, Лас-Вегас
    Мэри Берлесон, Университет штата Аризона,
    Джеймс Кавано, Университет Нью-Мексико,
    Филип Гейбл, Университет Алабамы,
    Маркус Юнгхёфер, Университет Мюнстера,
    Джоанна Кисслер, Билефельдский университет

    Echo Leaver, Университет Солсбери
    Лиза МакТиг, Медицинский университет Южной Каролины,
    Стефан Моратти, Мадридский университет Комплутенсе,
    Джейсон Мозер, Университет штата Мичиган,
    Лорен Нил, Университет Алабамы (студент)
    Сандер Ньювенхейс, Лейденский университет
    Грег Норман, Чикагский университет
    Кристина Оттавиани, Римский университет Ла Сапиенца,
    Декан Сабатинелли, Университет Джорджии
    Джеффри Сэйбл, Университет Христианских братьев
    Стейси Шефер, Университет Висконсина, Мэдисон,
    Грег Зигл, Питтсбургский университет
    Маттиас Сперл, Марбургский университет (студент)
    Эрик Ванман, Квинслендский университет
    Эделин Верона, Университет Южной Флориды,
    Элиан Волчан, Федеральный университет Рио-де-Жанейро,

    .

    Психофизиологических методов в неврологии | Noba

    В середине 19 века железнодорожный рабочий по имени Финеас Гейдж отвечал за установку взрывных зарядов для взрыва скальных пород, чтобы подготовить путь для железнодорожных путей. Он закладывал заряд в отверстие, просверленное в скале, помещал предохранитель и песок поверх заряда и уплотнял все это утюжком (твердый железный стержень длиной примерно один ярд и диаметром чуть более дюйма ). Сентябрьским днем, когда Гейдж выполнял эту задачу, его утюжок вызвал искру, которая преждевременно зажгла взрывчатку, отправив утюжок в воздух.

    В отличие от других частей тела, повреждение головного мозга не локализовано в этой конкретной области; травмы имеют обширные последствия и для других областей. [Изображение: Van Horn JD, Irimia A, Torgerson CM, Chambers MC, Kikinis R, et al., Https://goo.gl/wdhM4o, CC BY 2.5, https://goo.gl/0QtWcf]

    К сожалению для Гейдж, его голова находилась над отверстием, а утюжок вошел в его лицо, прошел за левый глаз и вышел через макушку, в конце концов приземлившись на расстоянии 80 футов.Гейдж потерял часть своей левой лобной доли в результате аварии, но выжил и прожил еще 12 лет. Что наиболее интересно с психологической точки зрения, так это то, что личность Гейджа изменилась в результате этой аварии. Он стал более импульсивным, у него были проблемы с осуществлением планов, а иногда он участвовал в вульгарной ненормативной лексике, что было не в его характере. Это тематическое исследование наводит на мысль, что есть определенные области мозга, которые связаны с определенными психологическими явлениями.При изучении психологии мозг действительно является интересным источником информации. Хотя было бы невозможно воспроизвести тип ущерба, нанесенного Гейджу во имя исследования, с годами были разработаны методы, которые могут безопасно измерять различные аспекты активности нервной системы, чтобы помочь исследователям лучше понять психологию, а также взаимосвязь психологии и биологии.

    Психофизиология определяется как любое исследование, в котором зависимая переменная (то, что измеряет исследователь) является физиологической мерой, а независимая переменная (то, чем манипулирует исследователь) является поведенческой или психической.В большинстве случаев работа выполняется неинвазивно с бодрствующими людьми. Физиологические показатели принимают различные формы и варьируются от кровотока или нейронной активности в головном мозге до вариабельности сердечного ритма и движений глаз. Эти меры могут предоставить информацию о процессах, включая эмоции, познание и взаимодействие между ними. Таким образом, физиологические показатели предлагают исследователям очень гибкий набор инструментов для ответа на вопросы о поведении, познании и здоровье.

    Психофизиологические методы — это часть очень обширной области нейробиологических методов.Многие нейробиологические методы являются инвазивными, например, включают поражение нервной ткани, инъекции нейтрально активных химических веществ или манипулирование нервной активностью с помощью электрической стимуляции. В настоящем обзоре особое внимание уделяется неинвазивным методам, широко используемым с людьми.

    Важно отметить, что при исследовании взаимосвязи между физиологией и явным поведением или психическими событиями психофизиология не пытается заменить последнее на первое. Например, счастье — это состояние приятного удовлетворения и связано с различными физиологическими показателями, но нельзя сказать, что эти физиологические показатели являются счастьем.Мы можем сделать выводы о когнитивном или эмоциональном состоянии человека на основе его или ее самоотчета,

    .

    Психофизиология — Общество психофизиологических исследований

    ТОЛЬКО ДЛЯ ЧЛЕНОВ ДОСТУП К ЖУРНАЛУ

    ПРОСМОТР ЖУРНАЛА ПРОСМОТР РЕДАКЦИОННАЯ СОВЕТА

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ О ТРЕНДАХ

    Руководящие документы


    Цели и сфера действия

    Основанный в 1964 году, Psychophysiology — самый авторитетный журнал в мире, специально посвященный распространению психофизиологической науки. Журнал продолжает играть ключевую роль в развитии нейробиологии человека во многих ее формах и методологиях (включая центральные и периферийные измерения), охватывая исследования взаимосвязей между физиологическими и психологическими аспектами мозга и поведения.Как правило, исследования, опубликованные в журнале Psychophysiology, включают психологические независимые переменные и неинвазивные физиологические зависимые переменные (гемодинамические, оптические и электромагнитные изображения мозга и / или периферические измерения, такие как аритмия дыхательного синуса, электромиография, пупиллография и многие другие). В большинстве исследований, опубликованных в журнале, участвуют люди, но время от времени публикуются работы с моделями таких явлений на животных. Дополнительную информацию о целях и масштабах журнала см. В Fabiani, 2015.

    Psychophysiology публикует оригинальные, полные статьи в любой области психофизиологических исследований: теоретические статьи, экспериментальные исследования, оценочные обзоры литературы и методологические разработки (например, новые экспериментальные и регистрирующие процедуры и статистический анализ). Архивные документы Общества психофизиологических исследований (например, цитаты из наград и некрологи) также публикуются в журнале. Письма в редакцию и комментарии к другим статьям не принимаются.


    Документы открытого доступа SPR

    Руководящие документы

    ПРЕЗИДЕНТСКИЕ АДРЕСА

    АДРЕСА ДЛЯ ПРЕМИИ РАННЕЙ КАРЬЕРЫ


    Статьи журнала

    Избранные статьиS

    См. Все недавние избранные статьи для Психофизиология

    Популярные статьи

    Посмотреть все последние популярные статьи по Психофизиология

    Особые выпуски

    Прочтите последний специальный выпуск журнала Psychophysiology.

    Виртуальные ПРОБЛЕМЫ

    Просмотр документов в раннем просмотре.


    Приложение журнала

    Загрузите наше приложение, чтобы быть в курсе последних выпусков журнала на свой смартфон или планшет. Приложение доступно для продуктов Apple и Android.


    Отправить рукопись

    Мы приветствуем присылку рукописей в журнал. Узнайте больше о правилах подачи заявок и отправьте статью для публикации.


    Документы и памятные листы за выдающиеся вклады

    .

    Будущие и прошлые встречи — Общество психофизиологических исследований

    Будущие встречи

    Ежегодное собрание SPR становится лучше с каждым годом! Пожалуйста, планируйте присоединиться к нам, поскольку мы продолжаем изучать новые теории, методы и исследования, а также новые места!

    60-е ежегодное собрание SPR
    7-11 октября 2020 г.
    Hyatt Regency Hotel, Ванкувер, Британская Колумбия, Канада

    61-е ежегодное собрание SPR
    13-17 октября 2021 г.
    Пражский конгресс-центр, Прага, Чешская Республика


    Прошедшие собрания

    59-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ
    25-29 сентября 2019 г.
    Отель Hyatt Regency на Капитолийском холме, Вашингтон, округ Колумбия

    Информация о годовом собрании 2019 г.

    • Программа
    • Приложение
    • Тезисы
    • Расписание по адресу: Краткий обзор

    58-е ЕЖЕГОДНОЕ ЗАСЕДАНИЕ
    3-7 октября 2018 г.
    Квебек, Квебек
    Канада

    Информация о годовом собрании 2018

    57-е ежегодное собрание

    11-15 октября 2017 г.
    Хофбург
    Вена, Австрия

    Информация о годовом собрании 2017

    56-е ежегодное собрание

    21-25 сентября 2016 г.
    Minneapolis Marriott City Center Hotel
    Minneapolis, Minnesota

    Информация о годовом собрании 2016 г.

    55-е ежегодное собрание

    30 сентября — 4 октября 2015 г.
    Seattle Westin Hotel
    Сиэтл, Вашингтон

    Информация о годовом собрании за 2015 год

    54-е ежегодное собрание

    10–14 сентября 2014 г.
    Атланта Марриотт Маркиз
    Атланта, Джорджия

    Информация о годовом собрании 2014 г.

    53-е ЕЖЕГОДНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

    2-6 октября 2013 г.
    Выставочный и конгресс-центр Firenze Fiera
    Флоренция, Италия

    Информация о годовом собрании 2013 г.

    52-е ЕЖЕГОДНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

    19–23 сентября 2012 г.
    Отель «Рузвельт»
    Новый Орлеан, Луизиана

    Информация о годовом собрании 2012 г.

    51-е ЕЖЕГОДНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

    14-18 сентября 2011 г.
    Westin Boston Waterfront
    Boston, Massachusetts

    Информация о годовом собрании 2011 г.

    50-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    29 сентября — 3 октября 2010 г.
    Portland Marriott Downtown Waterfront
    Portland, Oregon

    Информация о годовом собрании 2010 г.

    49-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    21-24 октября 2009 г.
    Берлинский конгресс-центр
    Берлин, Германия

    Информация о годовом собрании 2009 г.

    48-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    Hilton Hotel
    Остин, Техас, США
    1-5 октября 2008 г.

    Информация о годовом собрании за 2008 год

    47-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    Hyatt Regency Savannah
    Саванна, Джорджия, США
    17-21 октября 2007 г.

    Информация о годовом собрании 2007 г.

    46-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    Ванкувер, Британская Колумбия, Канада
    25-29 октября 2006 г.

    Информация о годовом собрании 2006 г.

    45-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    Лиссабон, Португалия
    20-25 сентября 2005 г.

    Информация о годовом собрании 2005 г.

    44-е ЕЖЕГОДНОЕ СОБРАНИЕ

    Санта-Фе, Нью-Мексико, U.S.A.
    20-24 октября 2004 г.

    Информация о годовом собрании 2004 г.

    Полный список истории встреч SPR
    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.