Самосознание человека в психологии: Самосознание — Психологос

Содержание

Взаимосвязь самосознания и самоопределения личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ВЗАИМОСВЯЗЬ САМОСОЗНАНИЯ И САМООПРЕДЕЛЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

Н.Ю. Будич, Т.В. Канаева (Кемерово)

Аннотация. В статье представлены различные подходы к изучению самосознания и самоопределения. В результате анализа и сопоставления теорий раскрыты взаимосвязь самосознания и самоопределения личности и детерминирующие их факторы. Ключевые слова: самосознание, самоопределение, идентичность, Я-концепция, самооценка.

Самосознание является одной из фундаментальных проблем психологии. С помощью самосознания человек не только вывделяет себя из окружающего мира, но и противопоставляет себя ему. Субъект осознает себя как личность, оценивает свои особенности и определенным образом относится к себе. Причем осознание себя происходит не как осознание чего-то абсолютно обособленного от окружающего мира, а в многообразном отношении с ним.

По словам И.И. Чесноко-вой, в «каждый акт самосознания вовлекаются не только отдельные психические процессы в различной их комбинации, но также и вся личность в целом — система ее психологических свойств, особенности мотивации, приобретенный опыт на разных уровнях обобщения, наконец, эмоциональное состояние личности в данный момент» [15].

Самосознание выступает необходимой предпосылкой и условием самоопределения. Через самоопределение происходит реализация самосознания. В самоопределении личности проявляются основные характеристики индивидуальности человека. Поскольку самоопределение личности проистекает из ее самосознания, то отличительные особенности самосознания, представленные в различных теориях, находят отражение при описании самоопределения.

Рассматривая основные точки зрения на природу и особенности самосознания и самоопределения, мы учитывали их взаимосвязь и обусловленность определенными факторами.

В психоанализе 3. Фрейда «Я» рассматривается как связанная организация психических процессов в личности. К «Я» прикреплено сознание. Сознание психоанализ не считает сутью психики, а рассматривает как ее качество, которое может присоединиться к другим качествам или может отсутствовать. Сознание является «поверхностью психического аппарата», т.е. одной из функций системы, которая ближе всего к внешнему миру. «Я» — это та психическая инстанция, которая производит контроль над всеми процессами. На «Я» существенное влияние оказывает бессознательное. С точки зрения 3. Фрейда, «индивид представляет собой психическое “Оно”, в основном бессознательное» [14. С. 48]. «Я» является измененной частью «Оно». Изменение произошло вследствие прямого влияния внешнего мира. «Я» ориентируется на влияния внешнего мира и старается заменить принцип наслаждения, царящий в «Оно», принципом реальности. «Я» репрезентирует то, что

можно назвать рассудком и осмотрительностью. 3. Фрейд не рассматривает самосознание как самостоятельный феномен, оно входит в структуру «Я» и испытывает огромное влияние бессознательного [13].

Психоаналитические взгляды на природу самосознания прослеживаются и при описании самоопределения личности. Психоанализ относится к теориям так называемого «крайнего детерминизма», согласно которым личностное самоопределение невозможно.

Теория идентичности Э. Эриксона считается теорией умеренного детерминизма. Э. Эриксон, продолжая считать бессознательное фундаментом личности, не отрицает влияние окружающей среды, наиболее выраженное на первых четырех стадиях психосексуального развития и уменьшающееся с развитием сознания.

Важным вкладом Э. Эриксона в изучение личностного самоопределения является разработка проблемы идентичности. Последняя представляет собой «твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру с соответствующими формами поведения» [15. С. 8]. Важнейшим механизмом формирования идентичности, по Э. Эриксону, являются последовательные идентификации ребенка со взрослым. Достижение идентичности обеспечивает чувство непрерывности опыта взрослой жизни. В зарубежной литературе в ряде случаев идентичность рассматривалась как аналог личностного самоопределения. Мы полагаем, что личностное самоопределение является более широким понятием, так как включает в себя не только поиск и обретение идентичности, но и постановку целей, нахождение смысла жизни, конструирование своего жизненного пути.

Сторонники символического интеракционизма придерживаются точки зрения о том, что Я полностью социально конструировано. И. Кули сформулировал теорию «зеркального Я», согласно которой представление человека о самом себе складывается под влиянием мнений окружающих людей и включает три компонента: представление о том, каким я кажусь другому лицу; представление о том, как оно меня оценивает, и связанную с этим самооценку.

Дж. Мид утверждает, что самосознание — это процесс, в основе которого лежит взаимодействие индивида с другими людьми. «Индивид познает себя как такового не прямо, а только косвенно, с частных точек зрения других чле-

нов данной социальной группы или с обобщенной точки зрения всей группы, к которой он принадлежит, ибо он входит в свой собственный опыт как Я или как индивид не прямо и непосредственно, а только став для себя таким же объектом, каким являются для него другие индивиды. Объектом же для себя он может стать, приняв отношения к себе других индивидов, в рамках той совместной общественной деятельности, в которую они вовлечены» [4. С. 37].

В основе концепции самосознания К. Роджерса находится утверждение о том, что психологическая реальность феноменов является исключительно функцией того, как они воспринимаются людьми. Другими словами, для каждого человека существует своя психологическая реальность, соотносимая с его внутренним миром.

Самость, или Я-концепция, определяется как организованный, последовательный концептуальный гештальт, составленный из восприятий свойств «Я» или «меня» и восприятий взаимоотношений «Я» или «меня» с другими людьми и с различными аспектами жизни, а также ценности, связанные с этими восприятиями. Это гештальт, который доступен осознаванию, хотя и не обязательно осознаваемый [9]. Она включает не только то, как мы воспринимаем себя реально, но и то, какими бы мы хотели быть, Я-идеальное. Я-концепция является важнейшим фактором, определяющим ответные реакции индивида на окружение. Вместе с Я-концеп-цией развивается потребность в позитивном отношении со стороны других. Эту потребность можно рассматривать с точки зрения стремления к самоактуализации. Если потребность в позитивном отношении не удовлетворяется, то возникает психологическая дезадаптация. Дезадаптация является результатом попыток оградить существующую Я-концеп-цию от угрозы столкновения с таким опытом, который с ней не согласуется.
Это приводит к искажениям в восприятии или к игнорированию опыта, неверной его интерпретации.

Как уже было сказано, К. Роджерс использует понятие «Я-концепция» для обозначения восприятия человеком самого себя. Однако по мере дальнейшего развития своей теории К. Роджерс придает этому понятию и другой смысл, понимая под Я-концепци-ей механизм, контролирующий и интегрирующий поведение индивида [9]. По К. Роджерсу, самоопределению личности способствует тенденция актуализации, благодаря которой личность раскрывает свой потенциал и избавляется от внешнего контроля.

Сходные точки зрения представлены в теориях

А. Адлера и А. Маслоу. Они отстаивали абсолютную свободу личности от внешних или внутренних условий. А. Адлер полагал, что существует творческая сила, сосредоточенная в самой личности, благодаря которой она является самоопределяющейся. Из работ

A. Маслоу следует, что самоопределение представляет собой определение своих личностных особенностей, предпочтений и осуществление на их основе выбора.

К тем, кто признает наличие детерминизма и одновременно считает личность активной и способной к самоопределению, можно отнести экзистенционалис-тки ориентированных авторов, таких как Э. Фромм,

B. Франкл, Р. Мей, и представителей когнитивного и социально-когнитивного направлений — Дж. Келли и

А. Бандуру соответственно. По Э. Фромму, личностное самоопределение выражается в решении вопроса о степени своей свободы, по В. Франклу — в занятии определенной позиции по отношению к внутренним и внешним обстоятельствам, по Р. Мею — в осознании собственных возможностей в рамках судьбы, по Дж. Келли — в способности выбирать из числа имеющихся личностных конструктов и создавать новые, по

А. Бандуре — в способности воздействовать на самих себя, конструируя собственную судьбу.

Понятие «самоопределение» встречается в работах Ш. Бюлер. Она исходила из того, что самоопределение и стремление к самоосуществлению являются одновременно врожденными свойствами сознания и движущими силами развития личности. Полнота и степень самоосуществления, по Ш. Бюлер, зависят от самоопределения, под которым понимается как способность индивидуума ставить такие цели, которые наиболее адекватны его внутренней сути, так и в целом целевые структуры личности. По ее мнению, именно наличие жизненных целей приводит к интеграции личности и является условием сохранения ее психического здоровья, а их отсутствие вызывает неврозы. Ш. Бюлер заключила, что целевые структуры, или самоопределения, лежат в основе развития фаз жизни и перехода от одной фазы к другой.

Р. Бернс рассматривает самосознание как совокупность установок, направленных на себя [1]. В соответствии с его пониманием Я-концепция состоит из трех основных элементов:

1. Когнитивная составляющая — представления человека о себе, образ Я.

2. Оценочная составляющая — совокупность оценочных характеристик личности и связанных с ними переживаний.

3. Поведенческая составляющая Я-концепции.

Он описал Я-концепцию в виде иерархии. На ее

вершине располагается глобальная Я-концепция, включающая всевозможные грани индивидуального самосознания. Она подразделяется на Я-сознаю-щее и содержание Я. К сознающему Я относится самооценка, к содержанию Я — образ Я. Образ и оценка своего Я предрасполагают индивида к определенному поведению, поэтому Бернс рассматривает глобальную Я-концепцию как совокупность установок индивида на себя. В свою очередь, установки имеют

различные ракурсы и модальности. Бернс выделяет 3 основные модальности установок:

— Реальное Я — установки, связанные с восприятием своих актуальных характеристик.

— Зеркальное Я — установки, связанные с представлением человека о том, как его видят другие.

— Идеальное Я — установки, связанные с представлением индивида о том, каким бы он хотел стать.

Самоопределение личности в рамках данной теории, на наш взгляд, можно рассматривать как реализацию совокупности установок на себя.

Таким образом, зарубежные авторы видели источники формирования самосознания личности и ее самоопределения как в структурах, детерминирующих личность (бессознательное, социальное окружение), так и в самой личности либо находили компромисс, опираясь на обе указанные составляющие, которые соотносились в определенной степени в зависимости от того, какой из них придавалась большая значимость.

Важным вкладом отечественных психологов в разработку проблем самосознания и самоопределения личности явилось установление их взаимосвязи, которая прослеживается при описании механизмов реализации самосознания.

В отечественной психологии самосознание понимается как форма сознания, направленная на осознание себя, своего места в системе существующих отношений и служащая одним из способов, регулирующих отношения человека с окружающим миром и самим собой.

С.Л. Рубинштейн с проблемой самосознания в изучении личности связывает исследование личности как «я», которое в качестве субъекта сознательно присваивает все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки и сознательно принимает на себя ответственность за них в качестве их автора и творца. А.Н. Леонтьев считал, что самосознание — это осознание себя в системе общественных отношений», а осознание субъектом своих характеристик он не включал в элемент самосознания.

В.С. Мухина и ряд авторов, работающих в русле ее концепции, предлагают следующую структуру самосознания:

1) осознание своего имени, осознание образа собственного тела;

2) притязание на признание;

3) половая идентификация;

4) психологическое время личности;

5) социальное пространство личности.

Рассмотрим данную структуру более подробно.

Имя собственное идентифицируется с телесной и

духовной индивидуальностью человека. Имя является социальным знаком человека, однако оно выступает и катализатором накопления положительных

эмоций, обращенных к человеку с первых дней его жизни, что способствует формированию базового доверия и ценностного отношения к себе. Следующим фактором, определяющим самосознание, является осознание своего физического «Я». Притязание на признание — предъявление человеком своих прав на общественное уважение со стороны людей. Потребность в признании тесно связана с потребностями принадлежности к какой-либо социальной группе и самовыражения. Половая идентификация несет в себе ценностные ориентации человека на свой пол как социальную роль, как сексуальную потенцию и сексуальное поведение, а также включает психологическое признание идентичности со своим полом в физическом, социальном и психологическом плане. По мнению В. С. Мухиной, психологическое время личности — это индивидуальное переживание своего развития в течение времени жизни — прошлого, настоящего и будущего. Оно включает в себя сопоставление личного времени и исторического (развитие государства, этноса, человечества) [7].

Перечисленные структурные элементы самосознания можно рассматривать как сферы самоопределения личности.

Что касается самоопределения личности, то в отечественной психологической науке можно выделить классический и постклассический подходы. Классический подход основан на принципе детерминизма

С.Л. Рубинштейна, согласно которому «внешние условия не прямо и непосредственно определяют конечный результат, а преломляясь через действие внутренних условий, собственную структуру данного тела или явления» [11. С. 287]. По существу, это означает, что всякая детерминация необходима как детерминация другим, внешним, и как самоопределение, определение внутренних свойств объекта. Внешняя детерминация преломляется через комплекс внутренних условий, в результате возникает самодетерминация. Благодаря последней становятся возможны отношение, позиция, активность и свобода личности, при изучении которых быши получены основные данные, раскрывающие суть понятия «личностное самоопределение».

Как показывает анализ литературы, в рамках классического направления можно говорить о трех основных подходах к установлению сути личностного самоопределения.

В первом случае психологи, изучая личностное самоопределение, делают акцент на нахождении личностью своей «внутренней сути». В работах Н.С. Пряж-никова личностное самоопределение описывается как «нахождение самобытного «образа я», постоянное развитие этого образа и утверждение его среди окружающих людей» [8. С. 23]. Т.М. Буякас предлагает рассматривать личностное самоопределение как преобразование самих себя в новом личностном опыте. Дан-

ные авторы ставят на первое место в личностном самоопределении познание человеком самого себя, благодаря чему он определяет свое собственное отношение к жизни и свое место в ней.

Во втором случае психологи описывают процесс личностного самоопределения через осуществление выбора. Так, Л.И. Божович считает, что личностное самоопределение предполагает выбор будущего пути, М.М. Шибаева — выбор способов и форм реализации жизненной концепции, В. Ф. Сафин — выбор цели и способов ее достижения. Осуществление выбора с последующей его реализацией в деятельности, в свою очередь, непосредственно связано с процессом образования мотивов и целей, а также с решением задачи на смысл, которое сопровождается осознанием личностных ценностей.

В третьем случае личностное самоопределение рассматривается как процесс, который подразумевает поиск цели и смысла своего существования [12], формирование у индивида осознания цели и смысла жизни и который происходит относительно ценностей, существующих в обществе, с целью выделения и обоснования для себя ценностно-смысловых оснований собственной жизненной концепции.

Наиболее полным и объединяющим все эти точки зрения, на наш взгляд, является понятие личностного самоопределения, предложенное М.Р. Гинзбургом. По его мнению, определение человеком себя в обществе как личности есть «определение себя (самоопределение, занятие активной позиции) относительно социокультурных ценностей и тем самым определение смысла своего существования» [2. С. 24].

Согласно постклассическому системному подходу все понятия, содержащие «само-», предполагают «нечто идущее из внутреннего, нечто самопричинное, изнутри побуждаемое и регулируемое» [3, 8]. В.Е. Клоч-ко и Э.В. Г алажинский предлагают путь преодоления дихотомии внутренних и внешних причин поведения через рассмотрение их связи внутри системы, центром которой является человек. По их мнению, во взаимодействии субъекта с объектом рождается новая реальность, в которой исчезает детерминизм «внешнего», так как оно тоже становится «внутренним» по отношению к образовавшейся системе. Человек предстает как сложная самоорганизующаяся психологическая система, он сам производит новообразования сложной «совмещенной» природы, на которые опирается в своем самодвижении, саморазвитии [3].

Самосознание личности формируется под действием социальной среды. Общество создает систему норм, правил, ценностей. Вступая в нормированную социальную деятельность, индивид попадает в ситуацию, требующую саморегуляции. То есть социальное существование подчиняет организмическую интеграцию индивида социально-нормативной ин-

теграции его действий, мыслей, желаний. Этого вида интеграции становится недостаточно, так как человек вступает во множество деятельностей, реализует множество отношений. Перед ним открывается множество возможностей, возникают ситуации, требующие принятия решений. Реализуя эти возможности, осуществляя жизненные выборы, человек втягивается в различные системы связей, которые неизбежно пересекаются, перекрещиваются. Различные жизненные представления, социальные деятельности требуют от индивида различных и иногда прямо противоположных проявлений: способности руководить и подчиняться, рисковать и быть осторожным. 3десь и проявляется необходимость в такой психической организации человека, которая позволила бы ему существовать в этой разветвленной системе связей, позволила бы интегрировать общественные ценности применительно к собственной жизни, упорядочивать собственные потребности, ставить цели, сознательно выбирать жизненный путь. Этим функциональным психическим «органом», по мнению

В.В. Столина, является личность, она позволяет интегрировать свое «Я» и свою деятельность в системе множественных связей с миром [13].

Исходя из сказанного, человек представляет собой одновременно три целостные системы: он выступает как организм, как социальный индивид и как личность. Различные процессы самосознания и аспекты «Я-образа» соотносятся с уровнями активности человека как организма, индивида и личности. Процессы «самовыделения и принятия себя в расчет» в перцептивных и двигательных актах играют роль в формах активности организма. Идентификация с родителями, усвоение стандартов выполнения действий и формирование самооценки, приобретение самоидентичности в рамках семейных отношений и отношений со сверстниками, формирование половой идентичности, становление самоконтроля характеризуют становление самосознания индивида. Выявление своей социальной ценности и смысла своего бытия, формирование и изменение представлений о своем будущем, прошлом и настоящем характеризуют самосознание личности.

Сходство позиций И.И. Чесноковой и В.В. Столи-на проявляется в том, что самосознание рассматривается в неразрывном единстве относительно самостоятельных внутренних процессов — самопознания, эмоционально-ценностного отношения к себе и саморегуляции поведения в самых различных формах взаимодействия людей в обществе. Иными словами, самосознание — это и отношение к осознанным сторонам внутреннего мира, и восприятие себя в качестве объекта, видение себя как бы посторонним взором. Единицей самосознания В.В. Столин считает смысл «Я». В структуре самосознания личностный смысл вступа-

№ 25

Сибирский психологический журнал

2007 г.

ет в связи с другими составляющими сознания и выражается в когнитивных конструкциях и эмоциональных, чувственных переживаниях. Субъект осмысливает себя как условие достижения своих целей и мотивов. В результате «смысл «Я» порождается как отношение к мотиву или цели релевантных их достижению качеств субъекта в значениях (когнитивный аспект) и эмоциональных переживаниях (эмоциональный аспект)» [13. С. 32]. Процесс соотнесения «Я» с целью или мотивом и осмысления «Я» опосредован также оценками других людей, сравнением с другими существующими стандартами. Человек в любой период свой жизни реализует некоторую совокупность жизненных отношений. Одни и те же обстоятельства, действия и их последствия могут иметь различный личностный смысл: позитивный по отношению к одному мотиву и негативный по отношению к другому. Такой противоречивый смысл В.В. Столин называет «конфликтным смыслом действия». «Он будет позитивным в той мере, в которой отражает связь действия с достижением одного мотива, и негативным в той мере, в которой отражает удаление от другого мотива» [13. С. 46].

По мнению В. В. Столина, «множественность деятельностей приводит к множественности смыслов «Я», пересечение деятельностей — к поступкам, поступки -к конфликтным смыслам «Я», конфликтный смысл «Я» запускает дальнейшую работу самосознания. Эта работа и проявляется в особенностях когнитивного и эмоционального содержания конфликтного смысла. Можно сказать, что конфликтный смысл как отношение к себе, определенное участием в собственном поступке, запускает самопознание и эмоциональное переживание по поводу себя» [13. С. 124]. Работа самосознания, представленная В.В. Столиным, может быть рассмотрена как самоопределение.

Подтверждением тому служит точка зрения М.Р. Г инзбурга, который, описывая личностное самоопределение, также заостряет внимание на категории «смысл». По его словам, личностное самоопределение предстает как обретение человеком своего ценностносмыслового единства и его реализация [2]. Личность принимает смыслы, которые ей внутренне необходимы в данный период жизни. Смыслы создают эскиз будущего, перспективу развития личности, прямо не вытекающую из сегодняшней, наличной ситуации, и тем самым направляют дальнейший ход ее существования. В результате решения «задачи на смысл» осознаются наиболее общие смысловыге образования — ценности, которые представляют собой осознанный и принятый человеком общий смысл его жизни. В процессе построения системы ценностей личность постоянно сталкивается с проблемой выбора. Причем показателем личностного самоопределения является только тот выбор, в котором отдается предпочтение

ценности более высокого порядка. Ценность обеспечивает идеальную, т.е. реально еще не осуществленную, цель побудительной силой и способствует реализации собственного ценностно-смыслового единства. Пространственно-временной аспект личностного самоопределения предполагает самореализацию и планирование, которое позволяет человеку представить свое будущее и упорядочить его, разбивая на последовательность ряда целей.

В этой связи при проведении исследования мы руководствовались целью установления взаимосвязи самосознания и самоопределения личности в их смысловом аспекте. В комплекс, описывающий личностное самоопределение, со стороны ценностносмысловой составляющей вошли следующие характеристики: степень осмысленности жизни; выраженность представления о себе как о сильной личности, которая может построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле; степень убежденности, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в реальность; степень независимости ценностей и поведения от воздействия извне, а также степень принятия ценностей, присущих самоак-туализирующейся личности; общая интернальность и интернальность в области достижений.

Особенности самосознания мы диагностировали с помощью опросника самоотношения В.В. Столина, а особенности личностного самоопределения — с помощью теста смысложизненных ориентаций Д. А. Леонтьева, опросник уровня субъективного контроля Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной и А.М. Эткинда и са-моактуализационный тест, адаптированный Л.Я. Г оз-маном, М.В. Крозом. Результаты быши подвергнуты корреляционному анализу.

В итоге мы установили, что осмысленность жизни положительно коррелирует с ожидаемым отношением других людей, самоотношением, самоуважением, самоуверенностью (при р < 0,05). Показатели по шкале «Локус контроль — Я» теста «Смысложизненные ориентации» оказались взаимосвязаны с показателями по шкалам «Ожидаемое отношение других людей», «Самоуважение», «Самоуверенность» и «Глобальное самоотношение» опросника самоотно-шения (при р < 0,05). При этом степень принятия ценностей, присущих самоактуализирующейся личности, взаимосвязана с уровнем самоуверенности, самоуважения и самоотношения, с ожидаемым отношением со стороны других людей (при р < 0,05).

Показатели по шкале «Локус контроль — жизнь» теста «Смысложизненные ориентации» коррелируют с показателями по самоотношению, ожидаемому отношению других людей, по самоуважению (при р < 0,05). Общая интернальность положительно коррелирует с самоуважением, понимаемым как вера в

свои силы, способности, самостоятельность и возможность контролировать свою жизнь, а также отражающим способность человека оценить свои достоинства, положительные свойства характера и уважать себя за них, ожидаемым отношением других людей, самоот-ношением, самоуверенностью (при р < 0,05).

Перечисленные характеристики личностного самоопределения в той или иной степени оказались связаны с такими проявлениями самосознания, как само-отношение, понимаемое как внутреннее недифференцированное чувство «за» или «против» самого себя, самоуважение, которое отражает веру в свои силы, способности, самостоятельность, в возможность контролировать собственную жизнь и быть самопоследо-вательным, а также самоуверенность и ожидание положительного отношения со стороны других людей.

Таким образом, самосознание выступает необходимой предпосылкой и условием самоопределения. Благодаря самосознанию человек может прервать цепь стимулов и реакций, создать в ней паузу, во время которой он может осуществить сознательный выбор собственной реакции, т.е. самоопределиться. Чем менее развито самосознание человека, тем более несвободным он является, т.е. тем в большей степени его жизнью управляют различные вытесненные содержания, условные связи, образовавшиеся в детстве. С развитием самосознания соответственно увеличиваются диапазон выбора человека и его свобода. Следовательно, для осуществления самоопределения самосознание должно достигать определенного уровня. Обычно этот уровень проявляется в конфликтных ситуациях, когда перед личностью встает задача отыскания смысла.

Литература

1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Педагогика, 1996. 422 с.

2. Гинзбург М.Р. Личностное самоопределение как психологическая проблема // Вопросы психологии. 1988. № 2. С. 19-26.

3. Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд / Под ред. Г.В. Залевского. Томск: Изд-во Том. ун-та,

1999. 154 с.

4. Кон И.С. Открытие «Я». М.: Политиздат, 1978. 367 с.

5. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Смысл, 2004. 352 с.

6. Логинова Н.А. Развитие личности и жизненный путь // Принцип развития в психологии / Отв. ред. Л.И. Анцыферова. М.: Наука,

1978. С. 156-172.

7. Мухина В.С. Возрастная психология. М.: Академия, 2000. 432 с.

8. Пряжников Н.С. Профессиональное и личностное самоопределение. Москва: Институт практической психологии; Воронеж:

МОДЭК, 1996. 256 с.

9. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Наука, 1994. 387 с.

10. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб: Питер, 2003. 512 с.

11. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер Ком, 1999. 720 с.

12. Сафин В.Ф. Психология самоопределения личности: Учебное пособие. Свердловск: Сверд. пед. ин-т, 1986. 142 с.

13. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во МГУ, 1983. 284 с.

14. Фрейд 3. «Я» и «Оно». Тбилиси: Мерани, 1991. 427 с.

15. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.: Наука, 1978. 144 с.

16. Эриксон Э. Молодой Лютер: психоаналитическое историческое исследование. М.: Медиум, 1996. 508 с.

THE INTERCORRELATION OF SELF-AWARENESS AND SELF-DETERMINATION OF PERSONALITY N.Y. Budich, T.V. Kanaeva (Kemerovo)

Summary. The article is devoted to different approaches of studying of self-awareness and self-determination. The analyses and the comparison of various theories demonstrated intercorrelation of self-awareness and self-determination of personality and their determinate factors. Key words: self-awareness, self-determination, identity, self-conception, self-appraisal.

глава в книге — Научно-исследовательский портал Уральского федерального университета

TY — CHAP

T1 — РАЗВИТИЕ САМОСОЗНАНИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО ЗРЕЛОЙ ЛИЧНОСТИ КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ

T2 — глава в книге

AU — Берзин, Борис Юрьевич

AU — Архипова, Виктория Александровна

PY — 2020

Y1 — 2020

N2 — Глава посвящена анализу таких понятий, как «самосознание личности», «социально зрелый человек», особенностям и этапам их становления и развития. Сегодня в связи с происходящими в мире изменениями, особенно в сфере массовых коммуникаций, становится актуальным исследование процессов, происходящих в сознании личности. Особую роль призвана сыграть психология образования, которая может стать эффективным средством формирования социально-культурных ценностей подрастающего поколения благодаря исследованию процессов развития самосознания, выявления его сущности и особенностей у детей и подростков, становления социальной зрелости. Методологической основой данного исследования послужили деятельностный и культурно-исторический подходы. В главе дается определение самосознания в его связанности с теорией отражения как внутреннего жизненного мира личности, как субъективной реальности, в которую погружен индивид. Выделяются общие и особенные признаки самосознания в сравнении с самоотражением и сознанием. Подчеркивается социальный характер самосознания, его субъектность и субъективность. особое внимание уделяется категории «развитие», которое рассматривается как единство противоречивого — тождественного и нетождественного, устойчивого и изменяющегося. Авторы солидарны со сложившейся системой периодизации самосознания в возрастной психологии, но считают необходимым подчеркнуть важность изучения самосознания на всех этапах жизни человека. В современных условиях понятие «развитие» находит свое воплощение на практике в понятиях «формирование» и «воспитание». Особенности реализации методологии формирования и воспитания нашли отражения в приведенных примерах, полученных в ходе социально-психологического исследования выпускников школ в 2018–2019 гг.

AB — Глава посвящена анализу таких понятий, как «самосознание личности», «социально зрелый человек», особенностям и этапам их становления и развития. Сегодня в связи с происходящими в мире изменениями, особенно в сфере массовых коммуникаций, становится актуальным исследование процессов, происходящих в сознании личности. Особую роль призвана сыграть психология образования, которая может стать эффективным средством формирования социально-культурных ценностей подрастающего поколения благодаря исследованию процессов развития самосознания, выявления его сущности и особенностей у детей и подростков, становления социальной зрелости. Методологической основой данного исследования послужили деятельностный и культурно-исторический подходы. В главе дается определение самосознания в его связанности с теорией отражения как внутреннего жизненного мира личности, как субъективной реальности, в которую погружен индивид. Выделяются общие и особенные признаки самосознания в сравнении с самоотражением и сознанием. Подчеркивается социальный характер самосознания, его субъектность и субъективность. особое внимание уделяется категории «развитие», которое рассматривается как единство противоречивого — тождественного и нетождественного, устойчивого и изменяющегося. Авторы солидарны со сложившейся системой периодизации самосознания в возрастной психологии, но считают необходимым подчеркнуть важность изучения самосознания на всех этапах жизни человека. В современных условиях понятие «развитие» находит свое воплощение на практике в понятиях «формирование» и «воспитание». Особенности реализации методологии формирования и воспитания нашли отражения в приведенных примерах, полученных в ходе социально-психологического исследования выпускников школ в 2018–2019 гг.

UR — https://elibrary.ru/item.asp?id=44230027

M3 — Глава

SN — 978-5-7996-3101-7

SP — 9

EP — 22

BT — ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ: СОВРЕМЕННЫЙ ВЕКТОР РАЗВИТИЯ

A2 — Ершова, И. А.

A2 — Малых, С. Б.

A2 — Тихомирова, Т. Н.

PB — Издательство Уральского университета

CY — Екатеринбург

ER —

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатология. Часть II››

5.1. Психология сознания

Сознание — свойственная человеку высшая, интегративная форма психического отражения действительности. Это целостное состояние знания о внешнем и внутреннем мире.

Условно разграничивают предметное сознание и самосознание. Предметное сознание — динамическая структура или поле, в котором объединяются все внешние впечатления. Самосознание — система ощущений, знаний о самом себе, отношениях с окружающими, своем внутреннем мире. Индивидуальное сознание, степень его развития определяются двумя факторами: уровнем общественного сознания, и тем, в какой мере индивидуум превратил его в факт своей внутренней жизни. Уровень развития индивидуального сознания зависит от конкретных исторических условий жизни и биологических механизмов, обеспечивающих процессы интериоризации. Различным историческим эпохам соответствуют определенные формы индивидуального сознания. В виде самой общей гипотезы можно допустить, что в первобытно-общинном строе структура сознания человека имела мистический или анимистический характер: знания о внешнем и внутреннем мире цементировались представлениями о существовании вездесущих духов или невидимых сил, игра которых была тайной причиной всего происходящего. Следует при этом заметить, что свойства духов являлись отражением знаний человека о своей собственной психике. Анимистическое сознание, таким образом, представляет наиболее простую и самую раннюю синкретическую форму сознания, в котором предметное сознание и самосознание оказываются неразделенными, как бы слитыми в одно неразрывное целое. Можно, пожалуй, сказать и так: сознание древнего человека— это вынесенное или спроецированное во внешний мир знание о самом себе. В ту далекую пору человек знал о себе очень немногое, самовосприятие носило, по-видимому, весьма смутные формы, так что внешний и внутренний мир не могли быть разграничены достаточно четко. По мере медленного, но неуклонного развития психологических структур к началу рабовладельческой эпохи уровень индивидуального сознания поднялся на порядок выше. За неимением лучшего термина состояние сознания этого времени можно определить как мифологическое: мир населен и управляем сонмищем богов, которые, впрочем, еще мало чем отличались от самого человека и с которыми он обращался как с собой. В это время, однако, появляются зачатки психологии. В древних книгах во множестве, рассыпаны отдельные замечания и наблюдения, касающиеся природы внутреннего мира человека. Другими словами, человек уже выделил себя из окружающего его мира, у него появилось самосознание. На протяжении всего средневековья, в эпоху феодализма доминировало религиозное сознание. Внешний мир — творение рук Господа Бога, а внутренний — копия или подобие божественной сущности. Индустриальному обществу свойственна естественнонаучная или, лучше сказать, технократическая форма сознания. Человек — это животное, машина, компьютер, внутренний его мир — это товар. Характерен рыночный тип отношений между людьми. Лишь в постиндустриальном обществе впервые появляется понимание того, что человек — средоточие мировых, фундаментальных ценностей, что это совершенно особый, уникальный феномен природы и общества. По существу только в XX в. человек сделал первый шаг к осознанию самого себя. Тем самым он положил начало гуманистической форме сознания. Было бы упрощением считать, будто индивидуальное сознание является копией существующих общественных условий. Уже в античную эпоху жили люди, сознание которых можно было бы определить как естественнонаучное или даже гуманистическое, и которые на много веков ушли вперед от своих современников. Очевидно, в человеке есть нечто такое, что позволяет ему опережать свое время.

Сознание характеризуют следующие психологические свойства:

— активность. Это означает, что действия человека обусловлены не столько внешней ситуацией, сколько внутренними целями. Кроме того, это указывает на значительную устойчивость деятельности в отношении принятой цели. Поведение человека нельзя определить термином «приспособляемость», на пассивное уподобление

предметам оно похоже меньше всего;

— интенциональность. Это направленность на объект. Другими словами, сознание — это всегда сознание чего-то, какого-то конкретного объекта или явления;

— самонаблюдение или рефлексия, то есть осознание самого себя. Вместе с тем рефлексия предполагает осознание мотивационно-ценностных аспектов происходящего, то есть оценку объектов в их отношении к индивидууму;

— уровень активности сознания. Этими уровнями являются: сверхбодрствование, бодрствование, ясность, сужение спутанность и оглушение. Сверхбодрствование — состояние, в котором индивид осознает то, что в обычном режиме активности остается для него скрытым или только смутно угадывается. Субъективно это чувство подъема с переживанием просветления, озарения с глубоким погружением в мир и самого себя. В художественном и научном творчестве сверхбодрствующее сознание называют вдохновением, в религии — прозрением, сошедшим свыше чудесным даром вырваться из плена обыденных представлений. Сверхбодрствование не тождественно интуиции: последняя вовсе не предполагает высочайший уровень постижения действительности и, кроме того, интуиция — это момент, короткий миг понимания, а сверхбодрствование может продолжаться часами. Могут наблюдаться и патологические состояния сверхбодрствования, связанные, например, с приемом психостимуляторов. Бодрствование — состояние, в котором все явления действительности улавливаются в адекватной их связи между собой на каком-то привычном, как бы среднем уровне. Творческая активность возможна и здесь, но уже без полета, скорее это логическая обработка материала, его систематизация, точные формулировки и и т. п. Ясность — состояние формального осознания действительности, однако без достаточно связного и цельного ее отражения. Наблюдая серию явлений, человек может верно рассказать о каждой из них, но объединить их, найти соединяющий их стержень оказывается не в состоянии. Сужение сознания — частичное, неполное осознание действительности, одностороннее ее отражение, когда выделение одних связей и объектов производится в ущерб другим, которые не замечаются. Разные степени сужения сознания наблюдаются в состоянии аффекта. Спутанность сознания — искажение структуры внешнего и внутреннего мира. Например, реальный мир может полностью заслоняться мнимыми, галлюцинаторными образами. Отдельные признаки спутанного сознания можно видеть во сне во время сновидений. Оглушение сознания — блокада внешних впечатлений и механизмов их переработки вплоть до полного выключения психической активности (кома).

В функциональном плане сознание обеспечивает решение весьма важных задач.

Разграничение внешнего и внутреннего мира. Различение комплекса внешних впечатлений и комплекса внутренних ощущений. Это явление кажется достаточно очевидным, но при более внимательном рассмотрении выясняется, что граница между упомянутыми комплексами является весьма размытой и довольно подвижной. Так, о своем теле можно сказать по-разному. Тело вроде бы «мое», это часть моего «Я», не относящаяся к внешнему миру, но в тоже самое время тело — это физический объект, как бы вместилище моего «Я», то есть нечто внешнее по отношению к нему. Точно также мы говорим «моя мысль, мои ощущения», подчеркивая тем самым их принадлежность к внутреннему миру. Но нередко выражаемся иначе: «Мне пришла эта мысль, у меня возникает ощущение» — так, будто мысль или ощущение стоят в стороне от ядра собственного «Я». Вместе с тем в высказываниях «мой дом, моя земля, мои дети» мы утверждаем, что эти внешние объекты являются неотъемлемой частью того, что мы считаем своим «Я». Строго говоря, являющаяся несколько неопределенной сфера «Я» ограничена той частью самоощущения, которая относится к чувству личной активности. На другом полюсе находятся объекты, воспринимающиеся с ощущением чуждости, отдаленности, по отношению к которым нельзя сказать, что они каким-то образом связаны с личностью. Между этими крайними точками простирается широкая полоса объектов, которые мы склонны считать одновременно и внешними по отношению к себе и относящимися к внутреннему миру.

Разграничение объективного и субъективного в содержании переживаний. Иначе сказать, индивид имеет в своем распоряжении набор критериев, которые позволяют ему уверенно это делать. Если этих критериев нет либо они недостаточны, субъективны, то продукты воображения отождествляются с действительностью, объективным содержанием. Это можно видеть в детских фантазиях, в вымыслах незрелых личностей, болезненном воображении психиатрических пациентов. Во всех этих случаях происходит проекция внутренних отношений на внешний мир, объективизация субъективных образов. Возможно и обратное явление: объективное содержание воспринимается как субъективный феномен. Например, то, что было в действительности, вспоминается как сновидение, выдумка, нечто такое, чего на самом деле не было.

Системность восприятия, мыслей и действий. С этим связано непосредственное ощущение единства и непрерывности собственного «Я», формирование устойчивого образа внешнего мира и связности происходящих в нем перемен, а также чувство слитности субъекта с внешним миром, переживание их интегрированности в одно неразделенное целое. В самом деле, человек в течение своей жизни сильно изменяется, но, начиная с детства, с того момента, когда он впервые начал осознавать себя, это ощущение внутренней стабильности, постоянства внутренней структуры его не покидает. Каждый человек играет множество разных социальных ролей, испытывает разноречивые побуждения и мысли, и тем не менее ощущает внутреннюю целостность, осознает в себе какое-то гармонизирующее начало. Попадая в самые разные ситуации, он сохраняет ощущение единения с внешним миром. Чувство разобщенности с внешним миром, утрата сознания единства и непрерывности своего «Я», ощущение разрыва временных и пространственных связей между различными событиями характеризует обычно болезненные состояния.

Сознание единичности собственного «Я» и всего существующего во внешнем мире. Это вроде бы тривиальная истина, что «Я» — один, другого такого нет, как нет другой такой же мысли, эмоции, матери, сына или дома. «Я» бывает в разных состояниях, подчас полярных, противоположных, например, в плохом и хорошем настроении, когда радикально меняются желания, мысли, чувства, и все же это воспринимается не как разные «Я», а только разные состояния одного и того же «Я». В дремотном состоянии, опьянении, болезни это ощущение единичности самого себя обычно не исчезает, как бы сильно личность не деформировалась. То же самое можно сказать и о восприятии внешнего мира. Любой другой человек, как бы сильно он не менялся внешне и внутренне, как бы долго его и не видели, все-таки это будет тот же самый человек и никто другой. Нормальное функционирование сознания защищает человека от переживания множественности самого себя и окружающего мира на протяжении всей жизни, и только при тяжелых нарушениях психической деятельности этот механизм защиты оказывается поврежденным.

Внутренний диалог. Человек постоянно общается с самим собой, все время задает себе вопросы, отвечает сам на них, хвалит или осуждает себя, так или иначе как бы со стороны оценивает свои действия и себя в целом. Эта сторона деятельности сознания отражает его социальный характер, тот факт, что сознание формируется в процессе общения с людьми. Диалог с самим собой это то, что некогда было внешним общением, но затем переведенное во внутренний план с помощью речи. Субъектами внутреннего общения являются, надо думать, не отдельные мысли или черты характера, а сложные состояния личности, более или менее самостоятельные внутренние «люди», с которыми, вероятно, человек ранее идентифицировал себя в той или иной социальной роли. В этом смысле сознание можно бы уподобить достаточно вместительной площади, на которой собирается несколько человек, а порой внушительная толпа, пытающаяся найти какое-то общее решение,

Э. Берн, один из создателей трансактного анализа, исходит из предложения о том, что в каждом человеке существуют три состояния личности, соответствующие ребенку, взрослому и родителю. Выходит так, что эти три более или менее независимые личности имеют равный доступ к памяти, мышлению, эмоциям и психомоторным функциям и каждый из них может вести свою собственную жизнь. Характер внешнего общения (а общение рассматривается как серия трансакций, то есть отдельных актов общения) зависит от того, какие состояния личности партнеров вступают в диалог. Скажем, ребенок одного партнера может вступить в общение со взрослым другого партнера. Если бы это действительно было так, то внутреннее общение, диалог с собой мог происходить между тремя указанными состояниями личности. Данный подход представляется очень интересным и много обещающим, хотя и основан на односторонней психоаналитической доктрине личности.

Следует подчеркнуть, что сознание, как социальный по своему происхождению феномен, тесно связано с речевыми процессами. В сущности своей сознание — это мировой опыт всех поколений человеческого общества, отпечатанный в психике индивида в виде более или менее законченной словесно-логической структуры. Осознанным в этом смысле можно считать лишь то, что имеет словесно-логическое выражение. Впечатления, образы, действия, не включенные в эту структуру, мы должны считать следовательно, неосознанными.

Наряду с сознанием, важную роль в психической жизни человека играют бессознательные процессы. Точного определения понятия «бессознательное», как, впрочем, и того, что представляет собою сознание, не существует. В самом общем виде можно принять, что сферу бессознательного образуют психические акты и состояния, изолированные от организованного опыта, именуемого сознанием, и не имеющие словесно-логической формы выражения. Бессознательное — это то, что человек не может соотнести с определенным объектом или явлением и выразить в связной, логической формуле.

В кратком психологическом словаре приводится двойное определение бессознательного. Бессознательное, во-первых, это совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных явлениями действительности, во влиянии которых субъект не отдает себе отчета. Бессознательное, во-вторых, это такая форма психического отражения, в которой образ действительности и отношение к ней составляют одно нерас-члененное целое. Бессознательное, таким образом, лишено свойства рефлексии и, стало быть, не находится под контролем субъекта.

Таким образом, можно сделать несколько выводов о признаках, характеризующих бессознательные психические процессы:

— они протекают без ощущения собственной психической активности, то есть изолированно от ядра личности. Субъективно это переживается как непроизвольное, автоматическое или даже насильственное течение психических актов.. Произвольный контроль за ними невозможен, усилием воли приостановить их нельзя;

— поскольку бессознательное — это автономная часть личности или какое-то ее состояние, то связанное с нею содержание психических актов воспринимается как нечто совершенно чуждое и непонятное личности, невесть откуда взявшееся и нередко противоречащее содержащемуся в сознании;

— языком бессознательного являются образы, действия, а также речевые структуры, лишенные логической последовательности. Эти изменения бессознательного объединяются в ряды или накладываются друг на друга таким образом, как это диктуется желаниями и эмоциями. Иначе говоря, в мире бессознательного действует своя логика и эта логика является аффективной или кататимной. Значение бессознательных структур, внедрившихся в сферу ясного сознания, оказывается индивидууму совершенно непонятным, так как это значение выражено на совсем ином языке, чем тот, на котором, записано содержание сознания. Так, реальный раздражитель извне является толчком к такой цепи образов, которая лишь очень отдаленно похожа на этот объект. Например, в ответ на укол острым предметом возникает образ обвивающей тело змеи и ее укус. На уровне сознания этому образу соответствует восприятие колющей иглы, но вывести второе из первого невозможно. Множество попыток в разные времена понять язык бессознательного ни к чему не привели, во всяком случае, они до сих пор остаются в границах весьма умозрительных гипотез;

— на уровне бессознательного не существует разграничения на внешний и внутренний миры. Так, сновидения никогда не переживаются как события внутреннего мира. Как правило, спящим они локализуются в каком-то особом пространстве, не являющемся также внешним по отношению к субъекту. Быть может, речь идет здесь о первичном ощущении пространства, свойственным младенцу до того момента, пока оно не дифференцируется на внешнюю и внутреннюю его сферы;

— в бессознательном не существует границ между субъективным и объективным в самом содержании переживаний. Эти переживания, если выключаются механизмы сознательного контроля, не подлежат сомнению и напрямую выражаются вовне в соответствующих действиях;

— динамика психических актов и действий в сфере бессознательного лишена не только логических, но также временных и пространственных ограничений, свойственных сознательному уровню отражения действительности. Так, в сновидениях прошлое сосуществует с настоящим и будущим, находящееся в разных местах оказывается рядом, несовместимые вещи образуют одно целое. Распад ткани сознания проявляется нарастающей противоречивостью суждений, поступков и оценок, импульсивностью, признаками психической диссоциации, аффективной логикой, внушаемостью.

В целом, как считают, бессознательное находит свое выражение в ранних формах познания ребенком действительности, в архаическом мышлении, в интуиции, аффектах, панике, гипнозе, сновидениях, привычных действиях, субсенсорном восприятии, а также в побуждениях, поступках и чувствах, причины которых остаются неясными личности. Кроме того, бессознательное широко представлено в патологических феноменах.

Проявления бессознательного. Надсознательные явления. Встречаются на неподдающемся сознательно-волевому контролю уровне психической активности, который включается при решении творческих задач К. С. Станиславский обозначал надсознательное термином «сверхсознание» и выдвинул представление о специфических свойствах этого уровня психической активности, отличающих его как от сознательных, так и бессознательных процессов. П. В. Симонов отождествлял надсознательное с механизмом творческой интуиции, создающим новые комбинации прежних впечатлений таким образом, что они раскрывают неизвестные прежде аспекты действительности. Последнее подтверждается обычно позже, когда появляются соответствующие доказательства. По существу оба эти подхода характеризуют состояние, которое определяется как сверхбодрствование сознания.

Творческая активность индивида, действительно, использует старый опыт, но регулируется неосознаваемыми идеями, которые скрыты в выдвигаемых исследователем гипотезах и решениях. Эти идеи могут быть выявлены с помощью категориального анализа, то есть анализа значения, в котором используются быть может уже известные и ранее научные понятия (в отличие от психоанализа, нацеленного на изучение глубинных динамических тенденций). Сам индивид, однако, не осознает свои идеи во всей их полноте, как не осознает и того, каким образом они влияют на ход его мыслей. Вероятно, именно с этим связана субъективная непредсказуемость, неожиданность возникающих у исследователя новых решений проблемы. Эти решения вспыхивают внезапно, порой по самому ничтожному или случайному поводу, нередко в самое, казалось бы, неподходящее для этого время и субъективно воспринимаются как результат непосредственного восприятия истины, следствие прозрения, инсайта. Это вторжение новой идеи в сознание может происходить не только в бодрствующем состоянии, но и во сне, в опьянении, причем соответствующее решение или идея иногда отображаются не в виде логической структуры, а в аллегорической форме, в форме какого-то образа, что сближает научное творчество с художественным. Так, Кеккуле увидел во сне змею, ухватившую себя за хвост, и понял, что именно этот образ содержит ключ к раскрытию формулы бензола. Творческое решение, помимо того, осознается как самоочевидная истина, не вызывающая колебаний, хотя и нуждающаяся в логическом обосновании. Бывает, что такое решение долгое время не может быть доказано, и поэтому оно вначале отклоняется и многие годы пребывает в забвении. Так, планетарная модель строения атома была предложена русским инженером столетием раньше, чем получила экспериментальное подтверждение в 1911 г. Резерфордом. Законы Менделя, на которые вначале не обратили внимания, спустя 40 лет были, по существу, открыты вновь. Многое из того, что кажется сегодня неприемлемым и не воспринимается на уровне сознания, завтра будет истолковано как очевидное или давно забытое старое.

Интуиция может быть и патологической. Продуктом болезненного творчества являются, в частности, бредовые идеи. Как и акты нормального творчества, такие идеи большей частью возникают внезапно, по типу озарения, с характером непреложной и очевидной истины. Конечно же, они не могут быть доказаны хотя бы уже в силу того, что являются ложными, нередко абсурдными. Отсутствие доказательных доводов осознается многими пациентами, но это не может остановить их, так как сам факт отсутствия подтверждающих фактов не является доказательством того, что они неправы. Как правило, больных невозможно переубедить: то, что нельзя доказать, не удается и опровергнуть. Распознавание бредовых идей связано, таким образом, с немалыми трудностями, если, конечно, речь не идет о явно нелепых идеях. Из сказанного вытекает предположение, вступающее в противоречие с распространенным о том, что патологические, бредовые идеи имеют своим источником глубинные, аффективные (кататимные) механизмы. Это предположение заключается в том, что появлению бредовых идей предшествуют деструктивные изменения на уровне неосознаваемых категориальных структур, то есть изменения на уровне надсознательного. Вероятно, это могло бы объяснить столь разительное сходство, какое бредообразование имеет с актом творчества.

Неосознаваемые побуждения (мотивы) к деятельности. Субъект стремится совершить поступок, не понимая при этом причины своего желания. Это явление впервые открыто в исследованиях гипноза. По выходе из гипнотического состояния, в котором испытуемому внушалась некая программа действий, он все это делал, не осознавая того, что именно заставляет его поступать таким образом. Например, внушалось, что ему нужно в такой-то час пойти в магазин и купить определенную вещь. Следует заметить, что внушить можно не все, а только то, что соответствует или не противоречит ожиданиям и общему направлению деятельности субъекта. 3. Фрейд рассматривал неосознанные побуждения как нереализованные влечения, которые из-за конфликта с усвоенными этическими нормами вытесняются в бессознательную сферу психики. Такие влечения, как он думал, обыкновенно не исчезают и, обходя запреты цензуры, проявляются различным образом. Так, они обнаруживаются в виде обмолвок, оговорок, описок, случайных или реактивных действий, симптомами заболевания (страхами, нарушениями деятельности внутренних органов), сновидениями, остротами. В основном, по Фрейду, такими побуждениями оказываются задержанные в детстве сексуальные влечения. В сознании взрослого они представлены в иной системе значений и внешне могут быть совершенно непохожими на сексуальные потребности. Если пациент узнает об истинной причине своего невроза, о той психической травме, которая послужила препятствием на пути адекватной реализации влечения, то это сообщение он примет как нечто чуждое его теперешней личности и само по себе знание мало ему поможет. Для того чтобы изжить психическую травму и устранить эффекты бессознательного в поведении, нужны иные подходы, а не простое информирование. В психоаналитическом лечении выздоровление достигается тем, что задержанное влечение переносится на врача-аналитика, а в групповой психотерапии — на другого члена группы. Складывающиеся на этой основе отношения затем корригируются, а это означает, что влечение себя исчерпало, оно нейтрализовано. Механизмы переноса трансфера) не очень ясны, как, впрочем, и другие приведенные здесь соображения 3. Фрейда. Главной остается неясность в том, считать ли указанную динамику влечений причиной или следствием заболевания. Не менее последовательной и логичной выглядит гипотеза, в соответствии с которой актуализация пройденных в онтогенезе форм реагирования связана с наступающей вследствие болезни дезинтеграцией функций сознания.

Неосознаваемые механизмы регуляции автоматизированных действий. Это операционные установки — способы выполнения умственных действий, запоминания, актов восприятия и др., а также внешних действий — чтения, письма, разговора, ходьбы, и т. д. Многие поступки выполняются автоматически, без раздумий. Указанные виды автоматизмов вначале формируются под контролем сознания, как произвольные акты, и лишь позднее их программы становятся неосознаваемыми, что имеет важное значение для психического развития, так как освобождает сознание для контроля за более сложными операциями. Факт автоматизмов осознается обычно в тех случаях, когда на пути их реализации встречаются неожиданные препятствия или действия приводят к нежелательным последствиям. Попытка поставить под контроль сознания осуществление упрочившихся программ может нарушать течение автоматических действий. Так, если больной со страхом перед неудачей (боязнь ходить, говорить, страх подавиться пищей и т. д.) пытается с помощью сознательных усилий управлять соответствующими действиями, они скорее всего будут выполняться хуже, чем если бы он не обращал на них столь пристального внимания. Страх заикания резко ухудшает речь, боязнь сказать что-нибудь не так чаще всего приводит именно к такому нежелательному результату. Боязнь повторной травмы заметно увеличивает риск ее повторения, так как нарушается автоматизм реагирования в момент опасности.

Проявления субсенсорного восприятия. Неосознаваемые восприятия, способные оказывать влияние на поведение. Так, стимулы, незамечаемые днем, могут отражаться в сновидениях, как это бывает с первыми болевыми ощущениями. Впечатление о новом человеке нередко связано с восприятием некоторых деталей его внешнего облика, не оставляющих следа в сознании, так что не всегда можно сказать, почему этот человек привлек симпатию или чем-то сразу не понравился. Факт субсенсорного восприятия подтвержден известными экспериментальными исследованиями, в которых незаметно от людей давалась реклама пищевого продукта, в частности, кофе, чая. Это делалось с помощью субтитров на кинопленке, не воспринимавшихся кинозрителями. Потребление кофе, например, после этого заметно возрастало. Средства массовой культуры могут таким образом манипулировать вкусами и взглядами многих людей. Поскольку воздействие осуществляется, минуя сознание человека, формирующиеся отношения воспринимаются как свои собственные и сложившиеся как бы интуитивно.

Развитие сознания. Сознание человека в ходе его индивидуального развития последовательно проходит ряд этапов. Хотя данная проблема не относится к числу хорошо изученных и достаточно ясных, попытаемся, основываясь на современных литературных данных, дать общее описание этих этапов.

. На первом этапе своего формирования сознание определяется как бодрствующее. Это сознание младенца в возрасте до одного года. Название подчеркивает только факт психической активности ребенка, быстрыми темпами нарастающей от одного месяца к другому и выражающейся в укорочении нормы суточного сна. Если сразу после рождения младенец спит почти все время, исключая периоды кормления, то к концу года он бодрствует 6—10 часов в сутки. Факт бодрствования ничего не говорит о структуре сознания, хотя именно в течение первого года эта структура закладывается в основных своих чертах. Так, если до двух, трех месяцев младенец не различает внешних и внутренних ощущений, то к полугодию это становится ему доступно. Другими словами, для него уже существует внешний и внутренний мир и недифференцированный вначале поток ощущений распадается на два рукава, один из которых дает начало предметному сознанию, а другой — самосознанию. Вероятно, никогда не будет установлено, какими являются и тот, и другой в своих истоках. Можно лишь предполагать, что предметное сознание в ранней своей форме представляет собой выделение некоторых устойчивых элементов внешнего мира, какие-то точки кристаллизации последующего опыта. Самосознание сводится, по-видимому, только к общему ощущению своего тела, себя, как физического существа. Нет ничего невероятного и в том, что именно в этом возрасте складывается общее эмоциональное ощущение внешнего мира, и самого себя. Если ребенок, скажем, часто болеет, испытывает массу неприятных патологических ощущений, то его самовосприятие будет окрашено отрицательными эмоциями. Если он лишен ласки, тепла и нежности, то и восприятие внешнего мира вызовет у него соответствующий аффективный отклик —боязнь, недоверие.

Реакция на внешние объекты становится отчетливой к четырем-шести месяцам. Дифференция внешних и внутренних ощущений, как один из показателей развивающегося сознания, дополняются другими важными элементами — координацией, связью этих ощущений. С этого момента начинается организация индивидуального опыта, структурирование чувственной основы сознания.

К восьми, девяти месяцам у ребенка складывается достаточно стабильная и адекватная организация среды. Это проявляется, в частности, поиском потерянного предмета. Ребенок понимает, что предмет существует, даже если не видит его. Устойчивые реакции на один и тот же объект указывают на то, что у младенца формируются представления о постоянстве объектов. Конечно, сказать об этом он не сможет не только в этом возрасте, но и много позже, но важно, что он отлично это понимает. Данное обстоятельство представляет особый интерес в плане предположения о том, что созревание более высоких, базисных форм интегративной деятельности опережает развитие операционных функций. В соответствии с используемой здесь терминологией можно высказать гипотезу, по которой надсознательные процессы опережают в своем развитии то, что принято называть собственно сознательными механизмами.

Сложный характер действий ребенка к концу первого и в начале второго года жизни показывает, что реакции ребенка определяются не одной только внешней ситуацией, но что их санкционирование входит в компетенцию «Я». Другими словами, внутренний мир к началу второго года организован столь сложно, что становится регулятором отношений с внешним миром. Это означает, что фундаментальные основы организации личного опыта закладываются в самом раннем возрасте.

В возрасте от одного до трех лет качество сознания становится иным — оно становится предметным. Название исходит из того, что в содержании сознания доминируют внешние впечатления, внешняя направленность внимания. Считается также, что ребенок, в этом возрасте не выделяет себя из внешней среды, а в том, что он называет себя в третьем лице, усматривают отношение к себе, как к внешнему объекту.

Наблюдения за детьми в этом возрасте показали, что это не совсем так. Уже в возрасте полутора, двух лет можно видеть отчетливые и достаточно дифференцированные проявления самосознания. Дети понимают, что могут заставить своих родителей что-то сделать. Это свидетельствует о том, что у них существует сознание своего «Я» как активного, действующего начала. Дети четко констатируют свои действия, точно называют желания, причем делают это не только в третьем, но иногда и в первом лице, широко используются местоимения «ты», «он», «мне», «мое». Трудности с употреблением местоимения «я» носят скорее языковой, нежели психологический характер. Дети безошибочно узнают свое отражение в зеркале. Гэллап (1977) обнаружил, что в 22—24 месяца, глядя на себя в зеркало, дети определяют, что у них испачкан нос. Из животых такой способностью обладают только шимпанзе. Можно также наблюдать, как на втором году дети прерывают начатое действие и при этом вопрошающе смотрят на взрослого. Позднее ребенок будет сопровождать этот взгляд словами «нет, нет». Это означает, что внешние запреты довольно рано становятся у детей частью их внутренней структуры.

К трем годам появляются представления о мышлении как о чем-то скрытом от посторонних. Окружающие, считает малыш, не могут видеть, как он думает, так как на голове «сверху находится кожа или нет больших дырок». Есть и другие объяснения, но главное здесь состоит в том, что ощущение интимности, изолированности, закрытости внутреннего мира формируется очень рано, быть может много раньше, чем дети могут объяснить. Они хорошо понимают, что кукла не умеет думать и не знает, как ее зовут. Некоторые дети уверены, что думают они головой, возможно, зная это от взрослых, но что особенно важно, они ощущают активность мысли, осознают этот процесс как нечто присущее их «Я». Большинство знает назначение других частей тела, а когда их спрашивают, зачем им два глаза или два уха, дают понять, что без этого никак нельзя. На фотографиях с радостью узнают себя и называют свое имя. Обнаруживают хорошо развитое чувство собственности — не отдают свои игрушки, а позаимствованные у других детей считают своими. Слово «мое» относится не только к числу первых, но и самых употребительных в их лексиконе. Это показывает, что идет бурный, экспансивный рост самосознания, причем хорошо видна активность механизмов присвоения, интериоризации внешних впечатлений и превращения последних в элементы структуры «Я». Достаточно отчетливо выраженная к этому времени способность понимать душевное состояние другого человека свидетельствует о том, что ребенок помнит о своих прежних эмоциональных реакциях и может действовать в соответствии со своим личным опытом переживания — обнять кого-то, приласкать, дать игрушку, сладости. Все вышесказанное говорит о том, что предметное сознание в этом возрасте сосуществует со сложными и довольно дифференцированными представлениями о своем внутреннем «Я». Внешние впечатления ребенка также организованы, и не только в пространстве, но и во времени. Ребенок может прогнозировать некоторые события, например, уход и возвращение матери, поощрения и замечания. В целом у него складывается более или менее устойчивая картина внешнего мира и понимание своего места в нем. Ребенок осознает, что внешний мир в известной степени подвластен ему, и он может действовать в нем по своему усмотрению. Складывается определенная структура отношений с окружающим миром, причем она опосредована личностью ребенка.

Воспоминаний о себе до трех, четырех лет, как уже упоминалось, не сохраняется. В памяти остаются лишь отдельные внешние впечатления. Первые впечатления о себе относятся к четвертому, пятому году жизни, реже— к более раннему возрасту. Зачастую они оказываются ошибочными — это поздние фантазии, сновидения, рассказы окружающих, включенные в образ своего «Я». Природа детской амнезии не установлена. Связать ее с вытеснением ранних сексуальных комплексов, как пытался это сделатьФрейд, не удалось. Существует гипотеза, по которой ранние впечатления, основанные на «проксимальных» ощущениях, не запоминаются из-за отсутствия у детей адекватного запаса слов и неспособности организовать впечатления для сохранения их в памяти (Слобин, Грин, 1976). Если учесть, что запас слов к этому возрасту становится достаточно большим, как и запас знаний, то и эта гипотеза не кажется убедительной. Генезис детской амнезии, возможно, имеет, нейробиологические, а не психологические причины Возможно, он связан с тем, что объем символической памяти и взаимодействие между разными формами памяти у детей все еще недостаточны для запоминания большого объема информации.

Возрасту от трех до семи, девяти лет соответствует новый уровень развития сознания — индивидуальное сознание. Название подчеркивает прежде всего факт усложнения и дифференциации самосознания. Внешне это выражается в том, что ребенок уверенно, начиная с трех, четырех лет, пользуется личными местоимениями. Он ощущает себя единой и устойчивой структурой, ядром которой является сознание принадлежности к «Я» побуждений, мыслей и чувств. Весьма характерно ощущение своей автономии, самостоятельности. С этим ощущением связан физиологический негативизм детей — они противятся всякому вмешательству извне, утверждая тем самым право иметь собственные ценности. Ребенок уже понимает, что им дорожат, его ценят, что он имеет какой-то вес в глазах окружающих. Отсюда проистекает желание «показать» себя, привлечь к себе внимание, а также гнев, возникающий при появлении препятствий на пути к цели.

В три, четыре года ребенок отождествляет себя с одним из родителей, копирует его. Это значит, что он хорошо разбирается в социальных ролях, какие играют отец и мать. Имитирует однако он лишь то, что определено его потребностью в самоутверждении, существованием устойчивого внутреннего образа своего «Я». Другими словами, ребенок перенимает ту роль, какую он сам хотел бы играть. Мальчики обычно выбирают роль отца, девочки — матери, основываясь на происшедшей ранее половой идентификации. Половое отождествление осуществляется в возрасте до двух лет и это хорошо видно по играми игрушкам, которые в это время предпочитает ребенок. Если половая идентификация и связанные с нею игры, отношение взрослых доставляют комфортные ощущения, половая роль фиксируется, даже если она оказалась несоответствующей биологическому полу. Выбор пола является, таким образом, основой для общей психологической идентификации, то есть выбора мужской или женской психологии, а также сексуальной ориентации. Психологическая идентичность в дальнейшем конкретизируется путем частных отождествлений с мужскими и женскими социальными ролями.

В указанном возрасте дети имеют представление о своем идеальном «Я» и могут сравнивать его с тем, как они воспринимают свое реальное «Я». Здесь появляется, следовательно, определенное отношение к себе, самооценка. Дети могут говорить о себе одобрительно или осуждающе, нравиться себе или нет, начинают стесняться, появляется чувство стыда.

Сообщая о себе, дети приводят тем не менее характеристику своих внешних данных: рост, цвет волос, любимое занятие. Точно также описывают других людей. Причины своего поведения видят, в основном, вне себя, и, если недовольны собой, то жалуются на окружающих. С шести лет начинают понимать, что окружающие судят о них не по внешности, а по поведению, их начинает интересовать мнение других, о себе. Четко разграничивая внешний и внутренний мир, еще не всегда уверенно отличают в своих представлениях деятельность воображения и то, что соответствует действительности. Повышенная склонность к фантазированию довольно часто приводит к смешению того и другого — в этом возрасте особенно ярко проявляются аутистические тенденции мышления, нормальные для данного периода развития. Дети проявляют повышенный интерес к сказкам и едва ли ясно понимают, что они — вымысел — настолько живо и эмоционально реагируют на их содержание. Охотно идентифицируют себя со сказочными персонажами, обнаруживая тем самым свои первичные нравственные ориентации. Иногда путают намерения с действиями — то, что хотелось им сделать, кажется позже сделанным. Взрослые думают, что дети обманывают, лгут, но это не так. Дети не умеют еще лгать, они просто не в состоянии бывают понять, где выдумка и где правда.

Обогащаются и дифференцируются представления о внешнем мире. В нем ребенок чувствует себя хозяином положения, а окружающее рассматривает как нечто вращающееся вокруг него. Все, что ребенок воспринимает, он видит через призму того, что ему известно о непосредственном окружении. Так, если в семье четверо человек, то семья становится как бы моделью любой другой группы. Разглядывая, например, стаю птиц, малыш старается определить, где среди них папа, мама, брат и он сам, причем как тех, так и других членов семьи в птичьей стае нередко оказывается несколько. И в этом возрасте и много позже он считает людей похожими друг на друга и прежде всего на него самого.

В возрасте от 9 до 14 лет сознание обогащается социальным содержанием, отражая тем самым расширение сферы контактов с людьми. Здесь наблюдается последовательная смена коллективного сознания общественным, а затем социальным. В значительной степени это связано с преодолением доминировавшей ранее эгоцентрической позиции, большей открытостью для влияния других людей. Возросшая способность разделять точку зрения других людей, естественно, сопровождается повышением интереса к ним, усилением тяги к общению. Подростки в первую очередь тянутся друг к другу и образуют множество разного рода неформальных групп (рокеры, митьки, панки и т. д.). Взрослые люди им менее понятны, по отношению к ним и их ценностям наблюдается даже некоторое отчуждение. В группе подросток узнает о многих ранее малоизвестных ему аспектах жизни, а также о собственных раскрывающихся социальных качествах, определяющих характер межличностных отношений. Отношение к другим подросткам в значительной степени определяется не тем, каковы они сами по себе, а их принадлежностью к той или иной компании. Большей частью группы изолированы одна от другой, отношения между ними могут быть враждебными. Более заметными величинами в самооценке теперь становятся не внешние, а социальные и психологические свойства. Из социальных свойств на первый план выдвигаются такие, которые выявляются в отношениях партнерства, дружбы, соперничества, зависимости («не лезу в драку», «могу заступиться», «не люблю, когда мной командуют» и т. п.). В психологическом плане отчетливо различаются мыслительная и мотивационная категория. Подросток обычно очень дорожит мнением сверстников себе. Порою оно для него важнее, нежели мнение родителей, учителей и даже свое собственное, поэтому он может делать все от него зависящее, чтобы завоевать расположение своих товарищей. В этом возрасте он начинает размышлять о себе, следить за своими мыслями, поступками, так или иначе формировать и оценивать их с позиций норм и идеалов группы, к которой принадлежит. Сравнивая себя с другими, позже приходит к выводу о том, что его мысли и чувства уникальны, единственны в своем роде, но свой социальный облик рассматривает через призму стандартов группы. Здесь впервые появляется понимание того, что представляет собой характер. Во всяком случае, поведение других людей подросток склонен объяснять устойчивыми чертами характера. В то же самое время причины своих поступков он все еще выводит из внешних условий.

Главным приобретением сознания в данном возраста является, таким образом, понимание того факта, что люди существуют не каждый сам по себе, но что все они связаны между собой и образуют социальные структуры разного типа, и что индивид представляет собой не просто единство физических и психологических свойств, а обладает определенными социально обусловленными качествами.

Формированию высшего, рефлексивного качества сознания, по крайней мере в общих его чертах, соответствует возраст от 14—16 до 18—20 лет. Именно в этот период складывается более или менее целостная и относительно завершенная система представлений о мире, о себе и своем месте в обществе, о своем предназначении в будущем. Рефлексивным это осознание называют потому, что оно обеспечивает самопознание и познание мира с позиций объективных ценностей, поднимая человека над ситуациями и вещами, а также своими желаниями и чувствами.

Изменения, происходящие в этот период во внутреннем мире настолько стремительны, что многие из них впоследствии не сохраняются в памяти. Взрослые лучше помнят о детских впечатлениях, нежели о том, что испытывали во время отрочества и юности. Можно, пожалуй, говорить о юношеской деперсонализации, как о нормальном, физиологическом явлении в том смысле, что многие переживания скользят как бы по периферии личности, воспринимаясь с оттенком отчуждения. И позже они кажутся несколько странными, оцениваются как блажь или чудачество, стоящими в отдалении от того, что ощущается имманентно присущим ядру личности. Некоторые психологи склонны рассматривать это отчуждение как форму психологической защиты, помогающей пережить юность более спокойно. Главные достижения этого возраста таковы:

— растущая интегрированность мыслей, чувств и действий, появление внутреннего согласия;

— укрепление уверенности в силе своего «Я», вера в способность контролировать свое поведение, мысли и чувства. С этим связана даже некоторая самоуверенность, оппозиционное отношение к навязываемым извне стандартам мышления, вызывающая и порой шокирующая окружающих смелость суждений;

— способность видеть не только настоящее, но также прошлое и будущее в их связи между собой, сравнивать то, что есть, с тем, что могло или должно быть. Отсюда вырастает протест против существующего, критицизм, бунтарский дух, максимализм взглядов и требований, непреклонность и радикализм принимаемых решений;

— формирование самооценки с учетом совокупности всех личностных качеств: физических, психологических, социальных. Внешность оказывает на самооценку заметное влияние особенно в юности, и если желаемое не совпадает с действительным, возможны и часто встречаются так называемые дисморфофобические реакции с характерным для них преувеличением физического недостатка, подавленностью и стеснительностью. Для девушек наиболее важными для самооценки внешними

качествами являются лицо, талия, грудь, рот и зубы, а для юношей — рост, тип телосложения, бедра, рот и ширина плеч. Девушки чаще недовольны своей внешностью, и отклонения от того, что хотелось бы им иметь, они переживают более остро, чем юноши. И девушки и юноши в целом ориентированы на положительное восприятие скорее мезоморфного типа телосложения. К людям с эндоморфной телесной конституцией они чаще относятся отрицательно. Тем не менее оценка внутренних качеств преобладает над оценкой внешности. Состояние внутреннего мира привлекает большее внимание, поэтому самоанализ или рефлексия в этом возрасте обострены иногда до патологической степени. Многое в себе кажется неожиданным, неизвестным, так что самосознание превращается в серию удивительных открытий. Это может способствовать употреблению наркотиков. Среди наркоманов бытует убеждение, что подлинное «Я» раскрывается только в опьянении. Весьма важное значение придается социальным качествам личности, так как идет выбор профессии, жизненного пути. Многое зависит от того, будет ли этот выбор адекватным самым сильным сторонам личности. Видное место занимает в этом романтическом возрасте духовная проблематика, ценностная ориентация. Здесь впервые появляются Острые переживания смыслоутраты и, вероятно, с этим связан первый возрастной пик самоубийств;

— переход от конкретно-ситуационного понимания внешних явлений и самого себя на концептуальный, что в значительной мере связано с созреванием мыслительных структур. Это находит выражение в интересах к отвлеченным проблемам, к вопросам психологии, этики, философии, искусства. Увлеченность общими вопросами обогащает личность, позволяет отказаться от прежних узких групповых норм и ценностей, выйти на простор глубоких и свободных размышлений. При психических заболеваниях эта естественная потребность превращается в особый род одержимости, обозначаемый как симптом философической интоксикации. Юноши начинают понимать свою неповторимость, самобытность и потому иногда тяготеют к индивидуализму. Не скованные рутиной жизненного опыта, они на многое смотрят совсем иными глазами, лучше видят теневые стороны жизни и острее на это реагируют, отчего бывают склонны к депрессивным реакциям, легко сменяющимся, впрочем, состояниями воодушевления и повышенной активности.

В клинической практике пользуются представлениями о предметном сознании и самосознании. В соответствии с этим разграничиваются нарушения самосознания и расстройства предметного сознания.

5.2. Нарушения самосознания

Проявляются жалобами больных на чувство измененности, утраты, отчуждения или потери единства собственной личности — аутопсихическая деперсонализация, своего тела («телесного «Я») — соматопсихическая деперсонализация, а также переживанием нереальности и отчуждения окружающего мира — аллопсихическая деперсонализация или дереализация. Наблюдаются различные нарушения самосознания.

Психическая анестезия. Это ослабление и утрата актов самовосприятия. Характеризуется выпадением из сознания различных сторон образа собственного «Я». «Купюры» сознания могут касаться как телесного, так и внутреннего «Я», а кроме того, той части внешнего пространства, на которое распространяется чувство личной принадлежности. Кульминацией в развитии данного варианта патологии самосознания является утрата ощущения витальности, то есть убежденность в своей смерти, безжизненности. Одновременно с нарушениями самовосприятия нередко выявляются признаки депрессии. Последняя называется анестетической депрессией. Реже встречается анестетическая мания. Типичны обостренная рефлексия, болезненная реакция на ощущение измененности своего «Я». Представляется возможным разграничить ряд вариантов данной формы патологии самовосприятия. Следует лишь заметить, что они могут сочетаться друг с другом, и составлять разнообразные комбинации.

Телесная анестезия — выпадение актов восприятия собственного тела или отдельных его частей: «Не чувствую тела ниже пояса… Тела как будто нет совсем—остались одни глаза… Чувствую только голову, а тело — нет… Тело невесомое, почти не ощущаю его.:. Просыпаюсь с ощущением, что нет кисти руки, в страхе ищу ее… Тела нет, только сердце колотится…

Ощущение человека, который схватил свою отрубленную голову и бежит».

Утрата сознания актов восприятия и представлений о внешнем мире: «Ничего вокруг меня будто нет, я осталась совершенно одна… Все вдруг исчезло, кругом пустота, и в ней — я… Мир, кажется, удаляется, исчезает, а же остаюсь здесь…».

Утрата сознания собственной активности: «Чувствую себя роботом, автоматом… Делается все само по себе, без моего участия… Я не чувствую своих усилий, когда что-нибудь делаю, только констатирую, как действует мое тело… Я встаю, открываю холодильник, выпиваю молоко, но все это само делает мое тело, не я…».

Утрата сознания эмоций: «Нет никаких чувств, ни хороших, ни плохих… Стала бесчувственной, как чурка… Все вижу, понимаю, но в душе пустота, все замерло, будто там ничего нет… Я — живой труп, кажется, что давно умерла… Как деревяшка стала, хоть бы шелохнулось что внутри…».

Утрата сознания активности мышления: «Мыслей нет, совсем не думаю… Нет памяти, ничего не соображаю, голова пустая… Говорю и не думаю, только слышу, что сказала… Скажу, а потом только доходит, что это я сказала… Вопросы слышу и тут же отвечаю, только языком, а голова не думает… Ничего не понимаю, отвечаю механически, вроде бы по привычке…».

Утрата восприятия внутренних ощущений: «Внутри пусто, будто полый весь… Я вроде трубы, ничего не ощущаю в себе… В груди ничего нет, все затихло, замерло там…».

Чувство неясности, потери сознания: «Будто не проснулся совсем, полусонный… Все время в какой-то полудреме… Хожу как во сне и себя во сне вижу… Кажется, вот-вот потеряю сознание… Чувствую, что сознание покидает меня… Нахожусь будто в обмороке: вижу, слышу, но нет реакций… Полуобморочное состояние…».

Утрата сознания индивидуальности: «Стал безликим, нет ничего своего… Потерял свое лицо, растворился, моего «Я» больше нет… Живу рефлексами, привычками — надо, вот и делаю, забыл, как бывает по-моему».

Утрата сознания «Я»: «Меня больше нет, мое Я исчезло… Меня нет вообще, больше не существует… Мое «Я» на нуле, на точке замерзания… Я теряю себя, как будто не осознаю себя… Исчезаю от себя, будто меня нет совсем. Проснусь и не знаю, кто я и где я… Не знаю, где мое «Я», не ощущаю себя… Меня нет, осталась оболочка, видимость. Я исчезаю из мира…». Один из пациентов на предложение полечиться ответила «Кого Вы собираетесь лечить? Меня ведь нет, надо вернуть вначале меня, а потом и лечить».

Дереализация — утрата сознания реальности окружающего и самого себя: «Окружающее будто бы снится, а не есть на самом деле… Все не настоящее, грезится… Я будто не жил, и прошлое приснилось… Не пойму, я есть на самом деле или мне это только кажется… Все стало таким призрачным, и вот-вот исчезнет… Все будто бы нарисованное, сотри — и ничего не будет. Покрыто все дымкой и колышется, точно мираж… Кажется, что это не действительность, а ее тень… Все ненастоящее, это как бы мое ощущение…». Термин дереализация чаще используют для обозначения изменившегося восприятия внешнего мира, но этому можно возразить— точно таким же может быть и восприятие себя самого.

Утрата эмоционального резонанса — выпадение из сознания актов восприятия эмоционального отклика, сопровождающего взаимодействие с внешним миром. Вследствие этого возникает чувство разобщения с окружающим: «Мир там, в другом месте, а я — здесь… Я оказалась в стороне от других, вроде сбоку… Я как сторонний наблюдатель — жизнь сама по себе, а я— сам по себе… Меня нет в том мире, я отдельно от него… Нахожусь в каком-то ином мире, и вроде сверху смотрю на все… Жизнь идет мимо, и я не участвую в ней, будто стою на обочине… Я будто под прозрачным колпаком, изолирован от всех… Как будто в воде нахожусь и все вижу оттуда…».

Утрата сознания витальности — потеря ощущения жизненности: «Не могу понять, живой я или уже мертвый… Смотрю на свою руку, а она омертвелая… Гляжу мертвыми глазами… Я — труп, мертвец… Да, я говорю, двигаюсь, но я мертвый, умер, надо хоронить… Прихожу в себя после обморока и кажется, что воскресла из мертвых… Я давно мертвяк, разве не видно вам?.. Я покойник, мертвый, только говорю. Для других я живой, а так-то мертвый… Чувствую, как жизнь покидает меня… Я умирал и потом оживал три раза… Кажется еще немного, и я умру, я чувствую, как умираю… Нет ощущения тела, сна, голода, боли, жажды, чувств к родным. Пустота внутри и оттуда запах гнили. Думала, что не жива, труп… Умираю, лечу куда-то в яму…, и кажется слышу, как сверху земля сыплется, мне так хорошо, тихо…». Пациентка сообщает, что во сне «умерла», стала «пустой», так как «душа вылетела из тела». Почувствовала, что изо рта течет сукровица. В этот момент вспомнила о дочери, в страхе проснулась. Говорила после этого мужу, что она «мертва». В последующем вспоминала о пережитом не как о сновидении, а об «умирании во сне», стала панически бояться ночного сна. Некоторые пациенты думают, что мертвы не только они, но и окружающие: «И вы все такие же трупы, что и я». Это убеждение возникает, вероятно, вследствие транзитивизма — распространения собственных ощущений на окружающих людей.

Отчуждение или деперсонализация. Утрата чувства принадлежности к «Я» собственных психических актов. Прямо противоположным деперсонализации феноменом является персонализация — присвоение внешних впечатлений и включение их в структуру своего «Я». Оба указанных явления нередко сочетаются, правда, деперсонализация встречается (или выявляется?) значительно чаще.

Отчуждение может распространяться на различные аспекты собственного «Я»: внешние объекты, которые обычно воспринимаются принадлежащими личности, присвоенными; собственное тело, психические акты, а также более сложные личностные субъединицы. Примером аллопсихического отчуждения является переживание отстраненности, возникающее при восприятии родных людей, своей одежды, собственных вещей, квартиры и всего прочего, что стало близким человеку: «Знаю, что это моя мать, но кажется, будто она — посторонняя женщина… Смотрю на своих детей, а они как не мои, от других людей, чужие… Комната как-то странно изменилась — все стоит на месте, и тем не менее что-то не так, вроде она не моя, чужая… Вижу свою одежду, понимаю, что моя, но она кажется чьей-то, будто принадлежит другому человеку… Иду по своей улице, все тут знаю, но кажется незнакомым, такое чувство, будто попал в чужой город…». По типу аллопсихического отчуждения протекает фаза первичной реакции у узников фашистских концлагерей — «острая деперсонализация», по Коэну. Ее содержанием является чувство отдаленности от происходящего: «я не имею к этому отношения». Автор рассматривает такое отчуждение как форму психологической защиты «Эго», иначе осознание смертельной опасности, сильнейшая из психологии фобий травма, неизбежно повлекла бы аффект ужаса. Острую деперсонализацию относят к реакциям аномальных переживаний. В. Франкл так не думает, считая аномальной ситуацию, а не реакцию на нее: «Есть вещи, перед которыми человек теряет разум — или же ему нечего терять». Во второй фазе адаптации, с характерной для нее апатией, также рассматриваемой в качестве механизма защиты психики, от узников «все отскакивало, как от брони», жизнь по ту сторону проволоки казалась людям «нереальной», было ощущение, будто «сам ты не из того мира», «выпал» из него — так мог бы видеть мир покойник, вернувшийся с того света: потусторонним, недоступным, недостижимым, призрачным. В третьей фазе освобождения также переживается отчуждение внешнего мира. Вначале все происходящее кажется похожим на чудесный сон, в него долго не верится. Бывший узник не может радоваться своему освобождению и новой жизни — он отвык, не в состоянии принять ее. Лишь лозже возвращается непосредственное ощущение жизни, и в то же время прошлое, концлагерь, начинает вспоминаться как кошмарный сон, как нечто далекое от действительности. Соматопсихическое отчуждение проявляется потерей принадлежности к «Я» своего собственного тела: «Тело как оболочка, футляр, вроде постороннего предмета… Смотрю на себя со стороны, будто рядом идет другой человек… Руки вроде не мои, постоянно мешают, взяла бы и отстегнула их… Тело какое-то чужое, будто от другого человека… Смотрю не своими глазами, а словно чужими… Смотрю на руки, тело и удивляюсь, почему они такие, зачем… Не знаю свой голос, будто говорит другой человек… Плохо чувствую боль, будто не моя она, не беспокоит меня… Болит словно не у меня, а где-то в стороне, далеко…». Аутопсихическое отчуждение касается собственных действий, побуждений, мыслей, чувств, воспоминаний. Обычно сопровождается ощущением непроизвольного их течения:

«Все происходит не со мной, а с кем-то посторонним; я должна повторять, что делаю все сама, что все это происходит со мной, иначе впадаю в какое-то беспамятство…. Беру стакан не своей рукой, будто приказываю ей…. Мысли не мои, идут сами по себе, как со стороны… Вселяется чужое сознание и смотрит моими глазами… Все делаю механически, внутри совсем другой человек… Живу во сне, как с другим человеком все происходит… Вроде что-то толкает меня это делать, как голос… Это внутренний гипноз… Какая-то сила внутри меня, и она заставляет меня действовать… Я для себя исчез, все делается помимо воли, смотрю на себя со стороны. Никаких мыслей нет, удивляет, для чего я все это делаю — гипноз изнутри… Внутреннее колдовство, оно вошло в меня и действует оттуда… Чувства не мои, они вроде перешли от других людей… Смешно, смеюсь, но будто не я смеюсь… Воспоминания навязываются, откуда-то лезут сами» будто их вкладывает кто в голову… В зеркале вижу себя, но внутри не я…». Отчуждение собственной активности, на что указывают эти наблюдения, нередко воспринимается пациентами как ощущение внутреннего принуждения. Переживание насильственности нередко проецируется наружу, во внешний мир (это вообще свойственно феноменам отчуждения), и тогда появляется чувство овладения или влияния извне. Не-редкий в клиническом семиотике симптом транзитивизма, то есть переноса на других людей своих переживаний, вероятно, также связан с отчуждением, проекцией. Так, пациент думает, что это не у него болит зуб, а у кого-то из посторонних. Или это не ему свойственна возбужденность, а присутствующим в это время другим людям. В психологическом плане речь идет о проекции — механизме, который нередко используется и здоровыми субъектами в целях психологической защиты. По механизмам проекции возникает, в частности, и феномен, известный под названием «изменение олицетворения» или «олицетворенное восприятие»: собственное душевное состояние проецируется во внешний план так, что пациент воспринимает окружающее «зловещим», «пугающим», «радостным», «безжизненно холодным» и т.  п. Можно предположить также, что именно с феноменом отчуждения связано свойственное многим имеющим его пациентам переживание открытости, когда внутренний мир лишается своей интимности и он становится как бы доступным всеобщему обозрению.

Присвоение внешних впечатлений проявляется в том, что внешнее пространство и объекты, в нем находящиеся, воспринимаются пациентами как близкое себе, как часть своего внутреннего мира, как бы находящиеся в нем самом: «Все, что вижу, находится будто внутри меня… Мое «Я» увеличилось, стало огромным… Вижу человека метрах в ста и боюсь задеть его, такое впечатление, что мы может столкнуться с ним… Смотрю на Ангару, и она кажется частью моего «Я»… Посторонние люди кажутся знакомыми, к ним появляется чувство родственности, такое, что случайный человек воспринимается как мой близкий друг… Предметы движутся в моем направлении и влетают в меня… Говорю, но не наружу, а внутрь себя самого… Люди разговаривают, а голоса их слышу не около, а внутри себя, в голове… Разговаривающий проникает ко мне прямо в мозг… Трогаю себя, а такое чувство, будто задеваю что-то внутри…». Как показывают приведенные примеры, присвоение может быть адресовано не только психическому, но и телесному «Я».

Отчуждение, как и присвоение, могут распространяться не только на обычные и нормальные для данной личности психические акты, но также на те из них, которые возникли под влиянием болезни. К примеру, сенестопатии могут восприниматься как нечто оторванное от личности, чуждое ей, так, будто бы эти патологические ощущения принадлежали кому-то другому. Галлюцинации, порождение собственной психики, оцениваются как что-то постороннее, внешнее по отношению к обладающему ими пациенту. Абсурдные мысли, отчуждаемые или не свойственные ранее данной личности, могут восприниматься как ее собственные, ей принадлежащие. Импульсивные влечения противоестественного характера в тот момент, когда они овладевают пациентом, субъективно переживаются им как внутренне присущие его личности. Лишь позднее они будут расцениваться как непонятные, дикие и ненормальные явления. Все это похоже на то, как если бы в одном человеке существовала не одна, а несколько личностей, и то, что одна из них считает «своим», другой кажется неприемлемым и чуждым. Из сказанного вытекает также предположение о том, что критическое отношение к заболеванию каким-то образом связано с определенным качеством самосознания и, по крайней мере, в части случаев (исключая прежде всего слабоумие, спутанность сознания) утрата критики к патологическим переживаниям имеет в своем основании явления присвоения и отчуждения. Встречаются пациенты, которые не только осознают факт болезни, но твердо убеждены в том, что если кто-то и здоров, то это, конечно, они; болезнь они могут усматривать при этом не у себя, но у других.

Явления отчуждения и присвоения, сочетаясь, объясняют психологическую природу некоторых парных патологических феноменов, встречающихся то порознь, то вместе у одного и того же больного.

Так, это состояния никогда не виденного, не слышанного (или воспринятого, если говорить короче), во время которых известное, знакомое, ставшее близким личности переживается как нечто новое, непривычное, чуждое. Иначе говоря, речь идет об аллопсихическом отчуждении. Иногда собственное тело ощущается незнакомым, как бы увиденным впервые — тот же феномен в переживании своего тела. С чувством новизны и незнакомости воспринимаются интрапсихические процессы — феномен «никогда не пережитое». В данном случае отчуждение распространяется на аутопсихическую сферу. Состояние «никогда не пережитое» может сопровождаться реакцией удивления, но нередко ему сопутствует чувство страха (удивление считают в психологии одной из форм страха. Отличие между ними в том, что при страхе внимание сосредоточено на переживании опасности, а в удивлении — на причинах нового явления). Обычно это страх сумасшествия. Появление подобных страхов указывает, следовательно, на факт или возможность острых деперсонализационных кризов с феноменологией отчуждения… Следует заметить, что страх сумасшествия имеет и другие причины. В некоторых случаях он сопровождает сенестопатии, особенно локализованные в области головы; бывает связан с явлениями ментизма, другими нарушениями, причем возникает одномоментно с ними, как бы первично, по типу протопатической эмоции. Страх сумасшествия может возникать и как реакция на осознание факта психических расстройств у тревожно-мнительных людей или на фоне тревожной депрессии.

Антиподом упомянутым являются состояния «уже виденного, услышанного, пережитого». Когда они затрагивают сферу внешних впечатлений, это соответствует, вероятно, переживанию присвоения в аллопсихической сфере. В телесном плане оно проявляется в том, что выполняемые в данный момент действия воспринимаются пациентом с ощущением их повторения, так, будто в прошлом он уже делал однажды то же самое. В интрапсихическом плане состояние «уже пережитого» может проявиться в отношении новых, неизведанных ранее внутренних состояний и опять-таки с ощущением того, что они были когда-то знакомы и в данный момент только повторяются.

Вторым парным феноменом является криптомнезия в том ее проявлении, которое обозначают отчужденными и присвоенными воспоминаниями. В первом случае, как указывалось ранее (см. главу «Нарушения памяти»), воспоминания о реальных событиях прошлой жизни воспринимаются так, будто ничего из этого на самом деле не происходило и берет начало из прочитанного, услышанного или увиденного во сне. В другом случае напротив, частью представлений о себе становятся внешние впечатления: почерпнутое из рассказов, книг, даже фантастических кажется лично пережитым в действительности, а в сюжете кинофильма пациент усматривает случившееся с ним самим, хотя бы эти события были абсолютно невероятными. Чужая идея кажется своей собственной, а принадлежащая себе — у кого-то заимствованной.

Третий парный феномен мы назвали бы ролевым отчуждением и присвоением. Любой человек играет в жизни самые разные роли, никогда, однако, полностью не идентифицируя себя со своей социальной ролью или тем человеком, которому он подражает. Тем не менее ролевое перевоплощение меняет стиль поведения и психологические качества индивидуума. Так, Демосфен, страдавший тяжелым заиканием, произносил покоряющие слушателей речи безукоризненно чисто, но только если он голосом, жестами и дикцией подражал афинскому стратегу Периклу. Застенчивый человек в роли нерешительного может вести себя совсем иначе. Деперсонализация, касающаяся социальных аспектов деятельности, может выражаться в том, что пациент воспринимает свое ролевое поведение как совершенно чуждое его личности: «Меняю одну маску на другую. Я только играю ту или иную роль, что-то все время изображаю… Веду себя искусственно, наигранно, а не так свободно и непринужденно, как раньше… Не чувствую себя наедине, а на людях меняю одну маску другой… Стал какой-то фальшивый, постоянно чувствую, что все делаю не так…». Отчуждение при этом касается не только содержания ролевой игры, но часто затрагивает сферу невербальных коммуникаций: «неестественность мимики», «не такой голос, неестественные интонации», «деланные и лживые жесты», «не улыбка, а какая-то гримаса…». Нередко встречается обратное явление: роль, игра, намеренное изображение полностью присваиваются пациентом и при этом овладевают им до такой степени, что он не всегда бывает способен выйти из созданного им самим искусственного перевоплощения. Так, истеричный пациент, войдя в роль обиженного человека, начинает в конце концов считать себя обиженным на самом деле. Разыгрывание возмущения может закончиться совсем нешуточным гневом. Актерские перевоплощения в этом смысле близки истерическим состояниям сознания. Подобные вещи мы не раз наблюдали также у лиц, страдающих шизофренией. Так, пациент, вообразив себя в роли оратора, забывался до такой степени, что совершенно выключался из реальной ситуации, начинал громко и горячо произносить речь, сопровождая ее подобающей случаю жестикуляцией. Ролевое перевоплощение иногда наступает под влиянием представлений о том, как окружающие оценивают пациента: «Мне сказали, что я падшая женщина. Теперь я вынуждена играть эту роль, кокетничать, делать мужчинам намеки, хотя все это мне ненавистно». В детской психопатологии описаны своеобразные расстройства самосознания в виде игровых перевоплощений: представляя себя в роли животного, сказочного персонажа или литературного героя, ребенок «заигрывается» настолько, что долгое время не может переключиться на обычную свою роль даже побуждаемый к этому извне. При синдромах одичания (описаны в клинике «тюремных психозов») находящийся в состоянии истерического психоза пациент в течение длительного времени может пребывать в роли какого-нибудь животного или дикаря. Изображение дикого человека вообще считалось ранее наиболее частой формой симуляции помешательства. Синдром одичания наблюдается, как правило, в контексте других проявлений истерического психоза (пуэрилизма, ложного слабоумия и т. д.). Пациенты полностью забывают о своей цивилизованной роли, вытесняют ее (отчего данное расстройство называют иногда синдромом регресса психики), неосознанно входя в образ какого-нибудь иного существа. Продуктивная симптоматика истерического перевоплощения очень выразительна: пациенты рычат, лают, кусают прохожих за ноги, хрюкают, бывают неопрятны, едят из миски на полу и т. п. Синдром одичания после тяжелых психических потрясений возникает остро, а в иных случаях — постепенно, минуя ряд промежуточных стадий реактивного психоза. Бредовые перевоплощения в психологическом плане имеют если не идентичную, то во всяком случае сходную природу и основаны на присвоении (превращение в мессий, великих людей и т. д.).

— Наконец, с переживанием отчуждения и присвоения связан столь часто встречающийся феномен, как «раздвоение» или лучше сказать, «расщепление личности». Его психологическую основу составляет, по нашим наблюдениям, механизм отчуждения.

Существуют различные клинические формулы расщепления личности. Одна из них состоит в расколе личности на две сферы: соматопсихическую и аутопсихическую. Вероятно, данный тип расщепления затрагивает наиболее глубокий, чувственный уровень самосознания, на котором дифференцируются внешний и внутренний комплексы ощущений, а последний вскоре распадается на телесное и психическое. Пациенты описывают свои переживания следующим образом: «При засыпании возникает ощущение, будто тело остается внизу, а душа отделяется, поднимается вверх… Бывает состояние, точно душа смотрит на тело со стороны… Сознание отделилось от тела, отлетело, и я наблюдал себя со стороны… Испытывал чувство, когда душа покинула тело, вылетела наружу в виде темного комочка… Перед обмороком душа вылетает и падает в руки матери… Тело мое здесь, на Земле, а душа — на Марсе… Было ощущение, будто душа оставила тело, остановилась где-то у лампочки, и видела тело оттуда…». Душа покидает тело, и я могу приблизиться, чтобы посмотреть на него: оно кажется безжизненным, а глаза мертвыми… Моему «Я» нет места — оно бывает всюду. Если я думаю о себе, оно во мне, когда смотрю на ручку, стол — оно там, в них. «Я» стало неопределенным, бесформенным… Мое сознание вселилось во сне в молодого человека, который летал с другом над землей… Личность не цельная: душа — одно, тело — другое, ум — третье. Они между собой постоянно спорят и не могут придти к одному мнению — как быть… Закрою глаза и вижу ее, душу, сбоку, как мое лицо. Иногда душа выскакивает из меня и кричит: Надоело, я хочу на свободу. Слышу мой голос со стороны…» Тело большей частью воспринимается отчужденным, сторонним, лишь частично отождествляемым с «Я». В популярной мистической литературе об умирании в последние годы много пишут о смерти, связывая ее с отделением души и тела, что удивительным образом согласуется с весьма архаичными представлениями на этот счет. Приводятся многочисленные свидетельства очевидцев, правда, однообразные, переживших состояние клинической смерти и будто бы подтверждающих факт странствий души в потустороннем мире. Вероятно, в таких свидетельствах есть немалая доля истины, особенно если иметь в виду возможность развития в премортальных состояниях расстройств самосознания, а позже — криптомнезии. Нарушению самовосприятия с характером присвоения на данном уровне функционирования сознания соответствуют болезненные состояния, во время которых внешние объекты пациенты воспринимают как часть своего внутреннего мира (например, тело «мое», а внутренний мир происходит от другого человека, о котором пациент читал).

Другой вариант клинической формулы расщепления личности характеризуется переживанием раздвоенности в одной из сфер самовосприятия: соматопсихической, аутопсихической или аллопсихической.

В соматопсихической сфере это ощущение разделения тела на отдельные части: «Тело разделилось по пояс, обе части воспринимаю раздельно… Чувствую, что лицо состоит из двух половин… Тело раздвоилось на левую и правую половины… Одно легкое дышит, а другое—нет… Иду, а мне кажется, что нижняя половина тела шагает рядом со мной… Левая половина тела принадлежит жене, а правая — зятю… Тело как склеенное из отдельных частей…».

В аутопсихической сфере расщепление выражается переживанием разделения личности на относительно простые автономные субъединицы, одна из которых идентифицируется с «Я», а другая воспринимается с характером отчужденности: «Делаю что-нибудь и одновременно смотрю на себя как со стороны… Иногда чувствуют себе свое и чужое сознание — в это время зрение сужается, смотрю как в бинокль… Один глаз смотрит в прошлое, а другой — в будущее… Одно «Я» постоянно обвиняет, а другое все время оправдывается… Одно «Я» внутреннее, а другое — внешнее. Слышу голос совести, как будто прокурор во мне… Одно «Я» грустное, а другое — веселое… Одна половина черная, а вторая светлая и добрая, я нахожусь между «да» и «нет», запутался… Одно «Я» пассивное, а другое — активное… Одно «Я» пьянеет и становится веселым, а другое «Я», напротив, делается мрачным, но остается трезвым… Одно «Я» во мне молодое, а второе — старое… Одно «Я» послушное, примерное, а второе — грубое и дерзкое… Невозможно жить и хочется жить одновременно…».

В аллопсихической сфере расщепление переживается как разделение внешнего мира на две половины, враждебные одна другой. Масштабы поляризации могут быть разными, но на высоте расстройства весь мир кажется пациенту расколотым на два антагонистических лагеря, в котором не только Земля, но и другие планеты оказываются вовлеченными в противостояние, это нарушение называют манихейским бредом.

Третий вариант расщепления характеризуется главным образом тем, что разлом личности идет по линиям, разграничивающим сложные и в онтогенетическом плане более поздние функциональные структуры внутреннего мира.

Так, расщепление может проявляться переживанием «внутреннего двойника» — совершенно чуждого существа, ощущаемого пациентом где-то внутри себя и обладающего собственными побуждениями, мыслями, оценками, как правило, противоположными тем, которые сам пациент считает свойственными ему. Проекция подобных переживаний во внешний мир отражается в сознании пациента как факт существования такого же антипода в виде реального двойника или иным образом персонифицированной силы, действующей на пациента на расстоянии (гипнозом, внушением и т. п.).

Раздвоенность личности может переживаться не только в самовосприятии на данный момент, но также, а иногда и преимущественно в ретроспективной оценке всей своей жизни: «Жизнь тянется по двум абсолютно разным линиям, которые иногда сталкиваются, но нигде вместе не сливаются… Во мне, сколько помню, всегда уживалось два различных человека, они никогда не ладили друг с другом… Я никогда не мог знать, какой из двух живущих во мне людей возьмет верх…».

Раздвоение личности с нарушением непрерывности самосознания иногда происходит по типу кризов самовосприятия и связано с острым развитием маниакальных, маниакально-бредовых психотических эпизодов. Личность в болезненном состоянии преображается самым радикальным образом: появляются новые, несвойственные ей ранее интересы, направления деятельности, ценностные ориентации и представления о смысле и назначении жизни. До того скромный служащий или простой рабочий вдруг духовно перерождается: он стремится к просветительству, искусству, науке, религиозному подвижничеству и при этом ясно чувствует, что обрел, наконец, совершенно новое качество себя, открыл свое подлинное предназначение, стал тем, кем он и должен быть. Гиперреализация нового качества «Я» сопровождается ощущением разрыва самосознания: до-болезненный период жизни расценивается чуждым личности, далеким, туманным и призрачным, как некое «оцепенение», «полудремотное существование», состояние «недочеловека», «спячка».

Утрата сознания непрерывности существования описана также в рамках синдрома альтернирующего сознания — своеобразного расстройства, в котором одно состояние личности перемежается с другим, и это совершенно разные личности, с несхожими интересами, характерами, взглядами и привычками, качественно иные формы интеграции внутренних, социальных и духовных свойств. При этом каждая из личностей хорошо помнит лишь о себе, и только иногда сохраняет, хотя и неполные, в значительной мере отчужденные, воспоминания о другой.

Нарушение сознания единичности собственного «Я» и внешних объектов. В сфере болезненных переживаний обычно оказываются объекты, которые близки личности, связаны с нею, ей не безразличны (родственники, знакомые люди, домашняя обстановка, больничная палата, лечащий врач и т. п.).

В соматопсихическом варианте данная форма нарушения самосознания проявляется чувством удвоения физического «Я» — своего тела. Как упоминалось, В. А. Гиляровский описал это явление как симптом двойника. Редко, но встречаются пациенты, утверждающие, что их стало три, четыре и больше, или весь мир населен их «двойниками», «копиями»: «Они — как я, во всем повторяют меня: я встаю и они встают, я делаю упражнение, и они тоже… Все люди на Земле — как мои тени, в точности дублируют меня…».

В аллопсихическом варианте расстройство самосознания переживается как удвоение непосредственно окружающих пациентов внешних объектов, чаще всего одушевленных: «Есть еще одна такая же клиника, точно такой же врач, брат, сын…» — феномен, известный как редуплицированная парамнезия Пика.

В аутопсихическом плане «удвоение сознания» выглядит, по сообщению пациентов, как одновременное существование двух личностей, причем обе они равным образом идентифицируются с «Я»: «Лежу в постели, веду счет, чтобы уснуть, но одновременно с тем чувствую, что иду по палате, сажусь на стул, читаю газету…». Понимаю, что нахожусь дома, делаю что-нибудь по хозяйству, но в то же время сознаю, что иду по траве, поднимаюсь в гору, чувствую что вокруг деревья…». Иногда это происходит во сне: «Вижу себя умершим, в гробу. И в то же время стою у гроба и плачу над покойником. А он меня утешает, говорит, что я живой и нечего плакать…». Один из пациентов в беседе с врачами сообщил, что аналогичную беседу он ведет еще в двух таких же точно кабинетах и с теми же врачами. При аутоскопических обманах восприятия также может быть ощущение удвоения: «кажется, я там и здесь».

Регресс и задержка развития самосознания. Под регрессом самосознания мы понимаем стойкий или временный возврат на пройденный ранее этап или уровень самовосприятия. При этом имеется в виду прежде всего та сумма качеств, которая лежит в основе самооценки. Зрелым личностям свойственно опираться при этом на свои духовные и социальные качества. Снижение уровня личности, помимо всего, выражается изменением критериев, определяющих самооценку. Так, если отношение пациента к себе начинает определяться не духовными или социальными, как ранее, а лишь внешними, качествами (сложением тела, привлекательностью), то регресс самовосприятия представляется очевидным. Появление дисморфофобических явлений у взрослого пациента свидетельствует именно об этом — чувство неполноценности связано здесь с недовольством своими физическими данными, что в норме считается типичным для подросткового возраста. У многих пациентов можно отметить и такую особенность: снижение трудоспособности, перевод на инвалидность, то есть утрата социальных качеств не сопровождается появлением естественного, казалось бы, чувства неполноценности. В то же время пациенты без признаков регресса личности весьма остро реагируют на подобную ситуацию, испытывают угрызения совести, глубоко страдают, понимая свою несостоятельность.

Встречаются весьма грубые формы снижения самосознания. У дементных пациентов мы наблюдали регресс на уровень предметного сознания. Так, пациент с токсической энцефалопатией (тяжелое отравление угарным газом) говорит о себе следующим образом: «Он хочет курить».— «Кто это он?» — «Это он, Коля». При этом больной показывает на себя. Больной шизофренией вслух повторяет вопросы врача, адресуя их себе, и потом отвечает на них так, будто сообщает о мнении другого человека: «Нет, у него ничего не болит… Да, он устал, хочет спать… Сейчас он пойдет».

К проявлениям регресса самосознания, вероятно, следовало бы относить и так называемую дефектную деперсонализацию — сознание оскудения, недостаточности «Я», описанную на стадии стабилизации мало-прогредиентной шизофрении с преобладанием явлений деперсонализации: «Внутренне опустел, будто что потерял… Нет прежней энергии, чувств… Стал другой, чего-то не хватает…». Характеризуя обеднение «Я», пациенты чаще указывают на дефицит психологических качеств, но не социальных и тем более духовных. Это обстоятельство указывает, на наш взгляд, на очевидное снижение уровня личности и самовосприятия.

Задержка развития самосознания характеризует незрелую в том или ином отношении личность. В первую очередь это относится к самооценке. Формально последняя может быть завышенной или сниженной, но это бессодержательное определение ничего не говорит о тех критериях, на которых она базируется. Важно, как мы понимаем, иметь сведения именно об основаниях самооценки, отражающих уровень развития личности. Здоровой и зрелой личности свойственна адекватная, реалистическая и устойчивая самооценка, причем определяющим ее критерием является вклад человека в какое-нибудь полезное дело. Нормальный человек, каких бы высот в социальной и духовной иерархии он ни занимал, понимает свою ограниченность и потому скромен, он знает о своих недостатках, и не скрывает от себя, не истязая себя сознанием неполноценности; ему хорошо известны также свои сильные стороны, и он уважает себя, не принижая с этой целью других людей. Чувство собственного достоинства — вот, пожалуй, характеристика самооценки зрелой личности.

Оценка себя, главным образом, с социальных позиций характеризует известную степень незрелости личности. Перефразируя известное выражение, можно сказать: тут место красит человека. Высокое социальное положение определяет повышенную, а факт неудачной карьеры — низкую самооценку. Иначе говоря, отношение к себе целиком зависит от идеала социального «Я», во внимание не принимаются те ценности, в которых личность может достичь истинного самовыражений. Личные качества здесь также не имеют первостепенного значения, все в конечном счете решает поддержка или осуждение других, того круга людей, к которому принадлежит человек. В принципе это конформная личность, но в то же самое время она может быть непримиримой, ортодоксальной, если отличается ригидностью и не умеет ловко балансировать между интересами разных групп.

Эгоцентрическая личность, по определению, оценивает себя по личным своим качествам, как внутренним, так и внешним. Чувство неполноценности связано с какими-то физическими или психологическими дефектами, действительными или мнимыми, а самоуверенность — с представлениями об обладании такими личными свойствами, которые превосходят таковые других людей, пусть даже превосходство это только кажущееся.

Незрелой или невротической личности вообще свойственна неадекватная самооценка — повышенная или, напротив, сниженная. Не менее важно и то, что невротическая самооценка связана с притязаниями, которые не имеют реальных оснований в личности. Человек, например, хотел бы иметь привлекательную наружность, но лишен такой возможности. И он будет страдать от комплекса неполноценности, не будучи способным перейти в измерение других, более высоких ценностей. Для человека, основой самоуважения которого всегда служила, например, высокая половая активность, старение становится трагедией, так как эта активность с годами снижается, но заполнить образующийся вакуум самоуважения оказывается нечем.

Чувство неполноценности обычно компенсируется у незрелой личности не созидательной деятельностью, не утверждением объективных ценностей, а включением механизмов психологической защиты, искажающих восприятие реальности и себя с целью стабилизации иллюзорной, но тем не менее положительной или во всяком случае привычной самооценки. Вместе с тем невротическая личность нередко отличается неустойчивой, колеблющейся в крайних своих проявлениях самооценкой, что зависит от обстоятельств, неудач и временных, пусть случайных, успехов.

Задержка и искажение развития самосознания может относиться не только к социальным, психологическим, но также биологическим качествам личности. Так, встречаются пациенты с нарушением сознания половой принадлежности: эффеминация — мужчина чувствует себя женщиной; вирагинизм — женщина чувствует себя мужчиной. Мы наблюдали пациента с умственной отсталостью, который при достаточно отчетливо развитых признаках мужского пола считал тем не менее себя женщиной;— он терпеливо ждал весну, в надежде на то, что наконец-то у него «отрастут груди». Нарушения половой идентификации являются, очевидно, выражением ранних расстройств самосознания. Последние встречаются у пациентов с текущими психическими заболеваниями, связаны с колебаниями настроения, расстройствами мышления, памяти и постоянными изменениями уровня функционирования личности. Так, у больных с прогрессирующим опустошением памяти наблюдается обеднение самовосприятия, нарушается сознание возраста. У маниакальных пациентов самооценка резко повышена, в то время как уровень ожиданий заметно снижается. У депрессивных больных, напротив, снижается самооценка, но уровень ожиданий значительно повышен — очень часто они хотят, требуют от себя невозможного. Самооценка больных шизофренией неустойчива, часто неадекватна, так как основана на весьма случайных и мало характеризующих их личность признаках.

Одним из клинических признаков, играющим существенную роль в оценке состояния самосознания, являются особенности самовосприятия больными актуальных или имевших место в прошлом психических нарушений. Имеются в виду степень ясности и полноты осознания болезни, в зависимости от которого формируется то или иное отношение к заболеванию и его последствиям.

Осознание факта болезни может быть выражено в разной степени.

Нозогнозия — наличие ясного сознания болезни (или критического отношения к заболеванию). Отчетливо осознается не только сам факт заболевания. Уверенно идентифицируется именно психическое расстройство, о проявлениях и течении которого больные приводят точные и достоверные сведения. В оценке характера и тяжести заболевания пациенты предпочитают опираться на объективные критерии или мнение лечащего врача. Четко разграничиваются болезненные и здоровые стороны личности. Как правило, нозогнозия наблюдается при нерезко выраженных нарушениях психической деятельности, проявляющихся астеническими, дисмнестическими, невротическими и неврозоподобными расстройствами. Встречаются случаи аутодиагностики душевного заболевания, в частности, шизофрении. Нозогнозия к расстройствам психического уровня появляется лишь по выходе из психоза. Как правило, это свидетельствует об окончании психоза либо о наступлении глубокой ремиссии.

Анозогнозия — полное отсутствие сознания как по отношению к болезни в целом, так и отдельным ее проявлениям. Наблюдается при значительных и глубоких поражениях психической деятельности (слабоумие, расстройства сознания, психотические состояния). Отсутствие сознания болезни при относительно неглубоких нарушениях психики, вероятно, указывает на преморбидную интеллектуальную дефицитарность или преимущественное поражение сферы самосознания. В части случаев анозогнозия может быть поставлена в связь с аутистической оторванностью от действительности, игнорированием объективных критериев самооценки. После того, как явления острого алкогольного галлюциноза у больных с реалистической ориентацией мышления исчезают, все пережитое в состоянии психоза расценивается как нечто невероятное, невозможное в действительности, и, следовательно, связанное с болезнью. Аналогичные расстройства у больного шизофренией длительное время либо вовсе не сопровождаются появлением критического отношения к психозу. Содержание психотических переживаний рассматривается при этом как отражение вполне возможных, реальных событий. Необычное субъективное состояние, коренное изменение содержания сферы самовосприятия не расцениваются в этом случае как проявление болезни, возможно, вследствие регресса сознания. Факт анозогнозии может быть обусловлен психологическими причинами. Так, формирование алкогольной анозогнозии связывают с механизмами вытеснения чувства вины — желанием успокоить себя, отключиться от неприятных, угнетающих мыслей и воспоминаний. Нередко пациент создает спасительную в плане самоуважения систему объяснений причин злоупотребления алкоголем, постепенно убеждая себя в том, что оно связано с объективными, не зависящими от его воли внешними обстоятельствами. В этом проявляется действие такого механизма психологической защиты, как рационализация. Вероятно, не только в этом состоит причина развития алкогольной анозогнозии. На это указывает тот факт, что больные не только не отождествляют себя с алкоголикам и обижаются, если за них это делают другие, но нередко обнаруживают непоколебимую уверенность в том, что опасность заболевания им вообще не угрожает. Такая позиция свидетельствует о глубокой перестройке системы личностных ценностей, в согласии с которой потребность в алкоголе становится доминирующим и смыслообразующим мотивом поведения. Все, что связано с алкоголем или способствует его употреблению, не вызывает отрицательных эмоциональных реакций или ассоциаций. Употребление алкоголя, с указанной точки зрения, не является и не может быть причиной негативных последствий, например, распада семьи, потери работы. Последствия пьянства связываются с другими причинами. Вероятно, здесь следовало бы говорить об отрицании реальности, как актуальной, так и будущей — другом варианте защиты, также указывающем на стойкую невротическую деформацию личности.

Формальная нозогнозия — констатация факта психического расстройства, основывающаяся на учете внешних обстоятельств, в которых оказался больной в результате заболевания и той роли, какую он вынужден теперь играть: «Раз лечат, значит, болен… Болен, потому что нахожусь в больнице…». Сознание психологических аспектов болезни полностью отсутствует. Это видно из того, что больные не могут сообщить, какие конкретно нарушения психической деятельности они считают проявлениями заболевания. О наличии формальной критики к болезни свидетельствует также своеобразное отношение к отдельным ее симптомам, например, галлюцинациям: согласие с тем, что они не, отражают реальность, вместе с тем нежелание принять их как проявление расстройства: «Меня убедили в том, что голоса казались, и на самом деле не было ничего, о чем они говорили. Но это не болезнь». — «А что же?» — «Не знаю».

Амбивалентная нозогнозия — двойственное отношение к болезни, сосуществование нозогнозии и анозогнозии: «Болен, так как казались голоса, и, разумеется, надо лечиться, чтобы они прошли». Но вскоре пациент говорит: «В больницу поместили напрасно, мне тут делать нечего, голоса говорили на самом деле, и все что я слышал от них,— правда». Амбивалентное отношение к болезни может выражаться и в том, что одни психотические явления расцениваются как проявление патологии, другие — нет. Так, некоторые галлюцинации относятся на счет болезни, а другие принимаются за факты действительности. Или к бреду появляется критика, в отношении галлюцинаций она отсутствует и т. п. Частичная или неполная нозогнозия — факт болезни осознается с достаточной определенностью и уверенно отграничивается от нормального самочувствия, однако далеко не все проявления заболевания принимаются при этом во внимание. К числу патологических явлений больные причисляют обычно нарушения витального уровня: расстройства сна, аппетита, вегетативной регуляции, снижение активности, соматизированные явления или какой-нибудь один симптом, которому придается особенно большое значение. Одновременно с этим отклонения со стороны более высоких психических функций не получают адекватной оценки. Заболевание большей частью не считается психическим, его интерпретация остается — весьма неопределенной: «Нервы… Переутомление… Бессонница… Половая слабость…» и т. п.

Неустойчивая нозогнозия — в зависимости от настроения или конкретного самочувствия сознание болезни то появляется, то исчезает. Так, например, у больных — алкоголизмом нозогнозия может появляться в состоянии опьянения или абстиненции, если при этом возникают депрессивные сдвиги настроения, усиливающие критические тенденции мышления. Возвращение в эйфорическое состояние сопровождается потерей критического отношения к болезни, ее отрицанием, напоминая тем самым состояние альтернирующего сознания.

Гипернозогнозия — наличие критического отношения к болезни, сопровождающееся количественной переоценкой тяжести его проявлений.

Паранозогнозия — ясное осознание факта болезни, сопровождающееся доминированием стойких и неправильных представлений о природе заболевания.

В заключение этой главы хотелось бы подчеркнуть, что расстройства самосознания имеют не только частное, диагностическое значение и могут быть с этой целью описаны в виде более или менее удачно сгруппированной суммы симптомов. Значительно более важным представляется нам то обстоятельство, что они, как мы пытались показать, лежат в основе развития многих, если не большинства психопатологических феноменов. Расстройства самосознания, следовательно,— базисное явление, один из фундаментальных и постоянно действующих механизмов симптомообразования.

Возникновение и развитие самосознания человека.

Реферат на тему:

Возникновение и развитие самосознания человека.

Содержание

Введение

  1. Возникновение и развитие самосознания человека.

  2. Управленческое самосознание

Заключение

Список литературы

Введение

Необходимость подчеркивания бытийного статуса сознания связано с тем, что в философско-психологической литературе сознание часто отождествляется с самосознанием. Самосознание при этом понимается как отношение к действительности, т.е. сводится к гносеологическому, познавательному отношению. Иначе говоря, обыденная «очевидность» сознания стала возможной из-за отождествления его с самосознанием. Самосознание — настолько очевидное для каждого из нас явление, что факт его существования не вызывает никаких сомнений.

Сознанию присущ статус бытия: оно есть в практике реальной жизни и для целей этой жизни. Сознание есть осознанное бытие, оно обнаруживается в системе социальных связей и отношений, в которые втягивается и в которых действует человек.

Основная психологическая задача состоит в анализе процесса развития индивидуального сознания, процесса становления рефлексивного сознания. Как предмет собственно психологического анализа сознание выступает в форме практики сознания. Практика сознания есть процесс овладения сознанием, преодоление полной поглощенности текущим процессом жизни, занятие позиции над ней. Практика сознания преобразует бытийное сознание в рефлексию или в рефлексивное сознание.

Необходимым и первым этапом в становлении рефлексивного сознания является самосознание, или сознание самости. Иначе говоря, рефлексия как практика сознания обнаруживает себя как разной степени и глубины осознание самости, собственной субъективности. Самосознание как осознание себя, как сознание своей самости в зависимости от целей и задач, стоящих перед человеком, может принимать различные формы и проявляться как самопознание, как самооценка, как самоконтроль, как самопринятие.

Нацеленность человека на познание своих физических (телесных), душевных, духовных возможностей и качеств, своего места среди других людей составляет сущность самопознания. Самопознание совершается, во-первых, в анализе результатов собственной деятельности, своего поведения, общения и взаимоотношений с другими посредством сопоставления этих результатов с уже существующими нормативами. Во-вторых, при осознании отношения других ко мне (оценок результатов моей деятельности, поступков, черт характера, уровня развития способностей, качеств моей личности). В-третьих, самопознание совершается в самонаблюдении своих состояний, переживаний, мыслей, в анализе мотивов поступков и т.п. Самонаблюдение может происходить как по ходу осуществления деятельности или общения с другими, так и после этого, при восстановления в памяти прошедшего.

Самопознание является основой развития постоянного самоконтроля и саморегуляции человека. Самоконтроль проявляется в осознании и оценке субъектом собственных действий, психических состояний, в регуляции их протекания на основе требований и норм деятельности, поведения, общения. Самоконтроль является особым психологическим механизмом человека как субъекта деятельности, познания и общения.

Самопознание выступает также в качестве основы для реализации оценочного отношения к самому себе, или самооценки. Различие самопознания и самооценки может быть представлено как несовпадение когнитивно — познавательного и оценочно-ценностного компонентов самосознания. Самопознание может включать в себя самооценку, но оно может быть и чисто констатирующим, внеоценочным. Самооценка — это тот компонент самосознания, который включает в себя и знание о собственной самости, и оценку человеком самого себя, и шкалу значимых ценностей, относительно которой определяется эта оценка.

1. Возникновение и развитие самосознания человека

Для более глубокого понимания природы и функций самосознания, тех его элементов, которые наиболее значимы в управленческой деятельности, представляется целесообразным обратиться к анализу различных точек зрения на возникновение и развитие самосознания человека.

В.Н. Мясищев главным критерием возникновения самосознания считал способность ребенка выразить эмоциональное отношение к себе.

Некоторые исследователи, в том числе и И.С. Кон, считают периодом возникновения и становления самосознания подростковый и юношеский возраст, отмечая, что отдельные компоненты его структуры формируются в более ранних возрастных периодах, но лишь в подростковом возрасте они синтезируются и приобретают характер новообразования.

Значительный интерес вызывает точка зрения, высказываемая В.В. Сталиным. Он считает, что существует несколько предпосылок, несколько источников возникновения самосознания, причем каждый из них знаменует один и тот же процесс (развитие самосознания), но на более высоком уровне. Первым источником автор считает начало двигательной активности, когда у ребенка появляется смутное представление о собственном существовании, вторым — овладение речью и третьим — перерастание непроизвольных действий в произвольные.

В.В. Сталин также высказывает мнение о том, что можно, рассматривать процесс развития самосознания и с точки зрения составляющих элементов его структуры, то есть более полно анализировать обстоятельства, при которых возникают те или иные феномены самосознания. В своих работах он рассматривает возникновение и развитие таких феноменов самосознания, как самовыделение, уподобление и дифференциация, действующее и рефлексивное «Я» и др.

Обращаясь к проблеме стратегии жизни, КА. Абульханова-Славская подчеркивает важность для каждого человека научиться жить соответственно своим возможностям, способностям, характеру, для чего необходимо знание, понимание самого себя. «Искусство жизни состоит не только в том, чтобы учитывать свою индивидуальность, но и в том, чтобы соотносить свои жизненные цели, планы и желания со своими особенностями, чтобы раскрыть в ходе жизни в себе новые качества, развить новые способности». Самовыражение психологи связывают с проявлением индивидуальности. Отмечается, что адекватная оценка себя (самооценка) важна как для определения личностью своего места в жизни, выбора жизненной позиции, так и для активной реализации этой позиции. Отношение к себе, помимо самооценки, должно включать в себя постоянную потребность в самопознании.

КА. Абульханова-Славская подчеркивает важность способности к внутреннему диалогу в формировании образа «Я». Диалогичность сознания человека была определена М.М. Бахтиным. «Неразвитый образ самого себя, неспособность к рефлексии, к адекватным оценкам … своей личности в целом, приводит человека в состояние «внутреннего тупика», когда он знает самого себя хуже, чем тех людей, с которыми непосредственно общается. Отсутствие самопознания, самооценки приводит к тому, что человек подчиняется власти своих первых порывов, непроверенных мнений или, напротив, фиксированных (раз и навсегда) установок».

В исследовании К.А Абульхановой-Славской выделены различные типы личности по характеру связи само- и взаимооценивания. Автор на основе экспериментов утверждает, что одновременно осуществляемая встречная оценка людьми друг друга позволяет каждому более адекватно строить ожидание оценок от других и оценивать себя. Способность видеть себя и «изнутри, и извне», гармоничное согласование этих видений служит основой адекватного самосознания.

Результаты проведенных ею исследований оценочно-самооценочных отношений личности представлены в виде восьми типов.

Эгоцентрический тип. Самооценка, вне связи с оценкой себя другими и своей оценкой других, — постоянная, высокая..

Коллегиальный тип. Самооценка, даваемая через сравнение себя с другими, опора на оценки других и себя другими, — постоянная положительная.

Директивный тип — с положительной, эгоистический — с отрицательной репутацией. Самооценка через свою «репутацию», то есть через оценку себя другими, преобладание негативных оценок в адрес других.

Функциональный тип. Самооценка через сравнение с другими, но путем ориентации на нормы, а не на их отношение. Самооценка средняя, непостоянная; потребность оценивать других и получать их оценки выражена слабо.

Инициативный тип. Самооценка проявилась как уверенность в хорошем отношении других и, вместе с тем, как потребность их критически оценивать.

Рефлексивный тип. Рефлексивность и самокритичность вне связи со своей оценкой других и оценкой себя другими. Самооценка непостоянная.

Рефлексивный (второй) тип. Самооценка неопределенная, невыраженная, вне связи с другими: есть потребность в оценке другими, но нет потребности их оценивать.

Противоречивая низкая самооценка. Есть потребность оценивать других, но нет потребности в их оценивании.

Таким образом, самооценка, по мнению КА Абульхановой-Славской, может формироваться путем противопоставления собственного мнения о себе мнению окружающих, а может брать за основу мнение других, но отказываться от их реальных оценок.

В зарубежных исследованиях достаточно четко прослеживаются два направления исследования проблемы самосознания: конкретно-научное, чисто психологическое направление, стремящееся раскрыть механизмы формирования самосознания, его этапы, исследующее проблемы саморегуляции, самоконтроля и самооценки; и философско-психологическое, тесно связанное с исследованием духовного мира человека, поиском смысла его существования.

Среди представителей первого направления значительный интерес представляют работы американского психолога Дж. Мида. Он исходит из того, что человек всегда является объектом отношения других людей. Самосознание же — это преобразованная и перенесенная внутрь точка зрения других по поводу человека как субъекта. К значимым отношениям в этой связи Дж. Мид относит детско-родительские отношения братьев и сестер, а также воспитателей и учителей. Отечественная психология считает такую позицию достаточно противоречивой. В частности, Г.М. Андреева критиковала ее за отрыв сознания от деятельности и социальных условий.

Важная роль проблеме самосознания отводится в трудах К. Левина. Для него наибольший интерес представляет так называемый «целевой подход», целевая структура индивида. Было установлено, что выбор цели управляет многими факторами, в том числе опытом, системой ценностей, социальных и культурных норм и, следовательно, оказывает значительное воздействие на самосознание личности.

Другим вкладом К. Левина в исследовании в области самосознания явилось выявление так называемых «конфликтных смыслов», когда самосознание человека содержит внутренний конфликт, вызванный, например, тем, что человек вынужден выполнять деятельность, которая ему неприятна.

Э. Эриксону принадлежит идея уровневой концепции развития самосознания; различные стадии развития самосознания, выделенные этим исследователем, одновременно являются и уровнями его развития, как бы демонстрируют степень его развитости. Такой подход, в значительной степени, близок отечественной психологии, хотя в содержательном плане тяготеет к психоаналитическому направлению.

Существенный интерес вызывают работы психологов гуманистического направления (А. Маслоу, К. Роджерс, Р. Берне).

Ведущий представитель гуманистической психологии А. Маслоу выделил потребность личности в самоактуализации, необходимым условием которой является осознание личностью ценностей бытия: истина, красота, добро древних, совершенство,, простота, всесторонность. Пути самоактуализации — это выбор возможностей роста и принятие ответственности за свой выбор, период подготовки к реализации своих возможностей, постоянный труд; это высшие переживания, раскрытие собственного «Я».

Известный психолог и психотерапевт Ю Роджерс считает главной задачей развития личности достижение такого состояния самосознания, при котором человек полностью понимает и принимает самого себя. Важную роль в решении этой задачи ученый отводит психотерапевтической помощи; значительного внимания заслуживает также его идея о том, что целый ряд изменений, собственно — развито самосознания — может быть достигнуто в результате довольно интенсивного общения групп людей, не связанных между собой какой-либо определенной целью.

Не менее значимой представляется мысль К. Роджерса о том, что человек есть личность, постоянно создающая себя, осознающая свое назначение в жизни, регулирующая границы своей субъективной свободы. Человек способен преобразовываться в своем внутреннем мире, давать оценки своей жизни, которые нельзя полностью или адекватно передать, описывая только его состояние или его бессознательное. Это положение обращает внимание на то, что самосознание не есть некая застывшая психологическая структура. Полагая самосознание одним из основных психологических элементов личности, К. Роджерс также видит в нем непрерывный процесс изменений и развития.

Разделяющий вслед за А. Маслоу и К. Роджерсом гуманистический взгляд на человека английский психолог Р. Берне, отстаивающий «признание естественной и, непреходящей ценности каждого человека, важности человеческих взаимоотношений в процессе воспитания», считает, что «формирование здорового самосознания личности, стремящейся к знаниям, полной веры в свои силы» является основной проблемой воспитания.

«Я — концепция», в определении Р. Бернса, — «это совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженная с их оценкой», которая включает описательную составляющую «Я — образ» и оценочную (самооценка или принятие себя) и «совокупность установок, направленных на себя», содержащая три элемента: убеждение, эмоциональное отношение к этому убеждению и соответствующую реакцию. Применительно к «Я — концепции» эти три элемента установки конкретизируются следующим образом

образ «Я» — представление индивида о самом себе;

самооценка — аффективная оценка этого представления;

потенциальная поведенческая реакция, то есть те действия, которые могут быть вызваны образом «Я» и самооценкой.

Работа Р. Бернса интересна тем, что автор рассматривает вопросы формирования «Я — концепции» в процессе школьного обучения: роль обратной связи, реакций, ожиданий других в развитии «Я — концепции»; взаимосвязь между самооценкой школьника и его успеваемостью; педагогические условия повышения самооценки детей в процессе школьного обучения и др. К последним Р. Берне относит психологический тренинг, психологическое консультирование, взаимопонимание и эффективное взаимодействие учителя и ученика.

Обобщенный психологическо — философский подход к проблеме самосознания представлен в работах психологов — экзистенциалистов Э. Фромма и В. Франкла. Их взгляды обращены, главным образом, к поиску смысла существования человека как ключевого звена, осознания им своего места в мире.

Э. Фромм таким смыслом считает любовь как средство единения с окружающими, преодоления чувства разобщенности с миром и другими людьми. По его мнению, такое единение способствует осознанию человека таким, каков он есть, раскрытию его сущностных сил, самореализации.

В. Франкл анализирует понятие «экзистенциального вакуума» — утраты человеком жизненного смысла, приводящей к конфликту самосознания как субъективного продукта личности и активности личности как объективного условия ее существования.

Как видно из вышеизложенного, позиции, занимаемые отечественными и зарубежными исследователями, имеющие определенные различия, во многом совпадают. К таким совпадениям можно отнести ряд принципиальных положений, касающихся развития самосознания, его структуры, смыслообразующей функции самосознания для личности.

Управленческое самосознание

Как достичь успеха, стать мастером в своей профессии? Как определить свои сильные и слабые стороны? Как профессионально совершенствоваться? Ответы на эти вопросы связаны с профессиональным и управленческим самосознанием.

Н.В. Кузьмина называет управленческое самосознание одним из важных компонентов руководителя.

ИА. Зимняя подчеркивает объединяющую, цементирующую роль управленческого самосознания в становлении руководителя. Она указывает на необходимость проведения целенаправленной постоянной профессионально-педагогической подготовки менеджеров к управленческой деятельности прежде всего в плане осознания себя в качестве ее субъекта, формирования управленческого самосознания.

Что же должно быть объектом осознания специалиста? По мнению ИА. Зимней, для руководителя — это его профессиональные знания (умения) и качества (свойства), которые должен реализовать руководитель в его сотрудничестве с подчиненными; его личностные качества как субъекта деятельности; его собственное восприятие себя как взрослого, хорошо понимающего своих сотрудников.

Исследуя развитие и строение управленческого самосознания, А.И. Шугенко доказывает, что формирование управленческого самосознания руководителя складывается в процессе обнаружения и распознавания им качеств, личностных образований и свойств своего «Я» и оценки их влияния на развитие и личностный рост подчиненных.

Л.Ф. Воскресенская формирование профессионально- управленческое самосознания руководителя связывает со становлением его основных элементов. С позиции концепции личностно-ориентированного образования она определяет эти основные феномены самосознания:

опыт рефлексии и внутреннего диалога;

личностный смысл управленческой деятельности;

самооценка и уровень профессиональных притязаний;

сознание своего места в структуре управленческой ситуации;

осознание своих социально- управленческих функций и возможностей;

опыт адекватного решения ролевых конфликтов в различных ситуациях управленческой деятельности;

система профессиональных приоритетов;

система профессиональных идеалов.

Опираясь на указанные выше мнения, можно определить те качества, осознание которых будет способствовать формированию управленческого самосознания руководителя. Это профессиональные знания, умения и навыки, профессионально значимые качества, которые реализовывает руководитель в работе с подчиненными; его личностные качества; восприятие им самого себя как специалиста, расположенного к работе с людьми; оценка руководящим работником его влияния на духовно-нравственное, общекультурное, интеллектуальное, профессиональное развитие подчиненных.

Для успешности, самосовершенствования в профессиональной деятельности важное значение имеет профессиональная самооценка, достижения и их значимость для личности.

Л.И. Анцыферова подчеркивает значимость самооценки специалиста как одного из важнейших компонентов его управленческого самосознания, взаимосвязь профессиональной самооценки и успешности профессиональной деятельности. При этом она указывает на известную в психологии закономерность: от самооценки зависит активность человека, его стремление к самосовершенствованию. Важными критериями управленческого самосознания, профессиональной зрелости специалиста Л.И. Анцыферова считает:

возникновение феномена «вовлеченности» в деятельность, то есть превращение ее в основную жизненную ценность личности, необходимое условие самореализации, источник самоуважения и формирования социального статуса;

способность осознавать тенденции развития профессии, осуществлять рефлексию руководящей деятельности в широком социальном контексте, самостоятельно определять и корректировать цели своей работы;

способность поиска и разрешения противоречий управленческой деятельности, творческого решения возникающих проблем, отказ от неоправдавших себя стереотипов.

Взаимосвязь управленческой самооценки, позитивного образа себя и успешности руководящей деятельности специалиста требует поиска путей формирования этих качеств в процессе профессиональной подготовки. В анализе путей формирования позитивного образа себя как проблемы профессиональной подготовки Л.И. Анцыферова опирается на опыт зарубежных исследований. В частности, важнейшими принципами формирования положительного самоотношения руководителя и позитивного образа себя американские исследователи считают создание условий для полноценного овладения человеком профессиональной культурой и отказ от всех воздействий, снижающих самоуважение личности.

Достижения личности в образовательно-профессиональной деятельности выступают в качестве важных предпосылок для положительных изменений в самой личности, при этом высокая значимость собственных достижений может стимулировать развитие руководителя.

Сформированность управленческого самосознания является показателем и необходимым условием формирования профессионального мастерства руководителя, развития его творческой индивидуальности, формирования профессиональной культуры, при этом управленческое самосознание определяется как системообразующий компонент профессионального мастерства.

Управленческоге самосознание как осознание личностью самой себя в профессиональной деятельности во всем многообразии своих профессиональных качеств, возможностей, способностей является одной из важнейших характеристик руковлдителя — мастера, позволяющей говорить о психическом новообразовании и новом уровне развития его личности.

Структура управленческого самосознания и самосознания личности в общих чертах совпадают и представляют взаимоперекрещивающееся и взаимодополняющее соединение трех подструктур: когнитивной, аффективной и поведенческой («Я — понимание», «Я — отношение» и «Я — поведение»). В то же время содержание каждой подструктуры управленческого самосознания включает специфические характеристики, обусловленные особенностями руководящей деятельности, определяющие саморазвитие и самоактуализацию специалиста в ней.

Взаимосвязь самопознания и самооценки обеспечивает саморегуляцию, способствует самовоспитанию и профессиональному совершенствованию руководителя.

В структуре управленческого самосознания выделяют три подструктуры. Так, когнитивная подструктура («Я — понимание») предполагает осознание руководителем себя в профессиональной деятельности, межличностных отношениях, связанных с этой деятельностью, и своих профессионально значимых личностных качеств. Когнитивная подструктура самосознания выявляется в процессе самонаблюдения, самовосприятия, по результатам самокритики, самоанализа, завершающихся самооценкой, что обеспечивает потребность в саморегуляции, саморазвитии. Таким образом, когнитивная подструктура играет ведущую роль в управленческом самосознании.

Аффективная подструктура («Я — отношение») связана с оценками и эмоциями руководителя по поводу знаний о себе, понимания себя. Это отношение человека к себе (в том числе, самоуважение или самоуничижение, самоинтерес и др.), которое может проявляться в самолюбии или себялюбии, скромности, гордости.

Поведенческая подструктура («Я — поведение») определяется удовлетворенностью руководителя собой и своей профессиональной деятельностью, проявляется в стремлении повысить самооценку, завоевать уважение и т.п., а также в сознательной регуляции своих действий, поступков в отношении к другим и самому себе через сдержанность, самообладание, самоконтроль, саморегуляцию.

Основными направлениями становления управленческого самосознания специалиста являются формирование умений самонаблюдения, самовосприятия, самоанализа, самооценки, самоконтроля и саморегуляции в профессиональной деятельности.

На уровне самонаблюдения, самовосприятия понятия о человеческих качествах, в том числе профессионально важных для руководителя, начинают переноситься на себя.

В процессе самоанализа и самоосмысливания осуществляется соотнесение своего поведения с требованиями общества, характеристиками других людей, требованиями к самому себе, формируется самооценка. Она является субъективным образованием психики. Это «оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей. Относясь к ядру личности, самооценка является важным регулятором ее поведения. От самооценки зависят взаимоотношения человека с окружающими, его критичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам. Тем самым самооценка влияет на эффективность деятельности человека и дальнейшее развитие его личности».

С самооценкой тесно связан уровень притязаний руководителя, выражающийся в степени трудностей целей и задач, которые она ставит перед собой. Несоответствие уровня притязаний руководителя его реальным возможностям отрицательно сказывается на его профессиональном и личностном развитии. Высокий уровень притязаний при ограниченных возможностях приводит к конфликтам с подчиненными, коллективом, с самим собой, возникновению эмоциональных срывов, повышению уровня тревожности и др. Заниженный уровень притязаний развивает неуверенность в своих возможностях, комплекс неполноценности, которые тормозят развитие способностей, волевой сферы, вызываю проблемы в общении и работе с подчиненными. Профессиональная самореализация, самосовершенствование возможны лишь при адекватной самооценке, уровне притязаний соответствующем реальным объективным и субъективны (психическим) возможностям руководителя.

Сформированность представлений о своих личностных и профессиональных качествах, оценка себя в сравнении другими специалистами вызывает у руководителя стремление повысить самооценку, завоевать уважение коллег по работе, что приводит к сознательной регуляции свои действий и поступков — саморегуляции, которая, в свою очередь, способствует саморазвитию и самоактуализаци будущего руководителя-мастера.

Саморегуляция осуществляется системой «Я», формирующейся в процессе жизни и воспитания под влиянием оценок других и осознания своих возможностей.

Не менее важными условиями становления управленческого самосознания руководителя являются повышение его психологической культуры, том числе культуры общения, выработка демократической и гуманистической позиции во взаимоотношениях с подчиненными, коллегами, а также формирование умений преодолевать трудности, собственную эгоцентрическую позицию, и наконец, осознание потребности в саморазвитии, самосовершенствовании. Самосовершенствование предполагает определенный уровень самосознания руководителя: способность к самоанализу и самооценке наличие устойчивой установки на самосовершенствование.

Внутренними стимулами, побуждающими руководителя к работе над собой, являются сложившиеся профессиональные идеалы и убеждения. Изучение психологических особенностей управленческой деятельности руководителя должно способствовать формированию потребности и готовности к профессиональному самосовершенствованию.

В психологической литературе (А.Б. Добрович, Ю.Н. Емельянов, Л.А. Петровская и др.) в качестве возможности получения объективного представления о себе, формирования умений анализа и самоанализа и адекватной самооценки, пути обучения общению, пути личностного роста, рассматриваются социально-психологические тренинга.

Заключение

Управленческое самосознание можно рассматривать как деятельность, имеющую свой продукт — «профессиональную «Я — концепцию», и как интегральное качество личности, объединяющее и воплощающее в себе весь ее профессиональный опыт, как систему ценностно-смысловых и когнитивно — операциональных свойств. С функциональной точки зрения управленческого самосознание можно рассматривать как процесс постоянного конструктивного преодоления трудностей, препятствующих более полной профессиональной самореализации руководителя;

Структура управленческого самосознания включает совокупность когнитивной («Я — понимание»), аффективной («Я — отношение») и поведенческой»(«Я — поведение») подструктур, содержание которых отражает специфику руководящей деятельности. Составляющие компоненты структуры самосознания могут быть представлены и как этапы его развития (причем последующий этап формируется на основе предыдущего), а процесс формирования самосознания — как поэтапный (от «Я — понимания» к «Я — отношению» и от них — к «Я — поведению»). При этом каждый пройденный этап характеризуется определенный уровнем его функционирования.

Путь развития управленческого самосознания — общее и профессиональное развитие руководителя. При этом становление самосознания, «самости» неразрывно связано развитием духовного мира руководителя. Это означает, что формирование управленческого самосознания руководителя должно осуществляться в единстве с формированием системы его духовных, профессиональных и личностных ценностей.

Значительное влияние на формирование управленческого самосознания в целом оказывает развитие его отдельных феноменов, а также те условия деятельности и общения, в которых протекает профессиональное развитие руководителя. Сочетание самооценки и ориентации на оценку окружающих, отношения с другими людьми, их характер, интенсивность общения, воздействующие, в основном, через механизмы построения образа «обобщенного другого» способствуют формированию реалистического образа «Я».

Список литературы

  1. Бакланова Н.К. Шаг у успеху. Психология для вас .- М: Профиздат, 2000 .- С.11-28.

  2. Бандарка А.М. Психология управления .- Харьков: Фортуна-пресс, 1998 .- С.122-130.

  3. Мяснищев В.Н. Сознание как единство отражения действительности и отношение к ней человека //Проблемы сознания .- М: Логос, 1998 .- С.21-68.

  4. Пугачева В.П. Руководство персоналом организации .- М: Аспек-Пресс, 1999 .- С.178-182.

  5. Слободчиков В.И. Основы психологической антропологии. Психология человека .- М: Школа-Пресс, 1995 .- С.191-199.

Первоисточники

Первоисточники

И. И. Чеснокова

САМОСОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ

В систему исследований проблем личности включается и ана­лиз сознания и самосознания. К изучению этих сложных явлений человеческой психики наука обращалась еще в древности. Не ос­ лабевает к ним интерес и в наши дни. За последние годы появи­ лось значительное количество работ в этой области. На состояв­шихся всесоюзных симпозиумах по проблемам сознания (1966 г.) и по проблемам личности (1970 г.) отмечалась необходимость активизации исследований сознания и самосознания как актуаль­ ных проблем современности. Интерес к ним закономерен, по­ скольку изучение сознания и самосознания связано с наиболее глубинными, наиболее интимными сторонами нашей психики. Современная наука располагает необходимыми средствами тео­ ретического, методологического и методического порядка для многопланового и детального анализа этих проблем.

В исследовании сознания и самосознания философия, психоло­ гия, социология и этика выделяют различные аспекты. Психоло­ гический аспект проблемы сознания и самосознания предпола­ гает раскрытие специфики сознания и самосознания как особых феноменов личности, их способности регулировать и саморегули­ ровать поведение и деятельность личности на разных уровнях ее развития. Под самосознанием современная материалистическая психология понимает процесс осознания личностью самой себя во всем многообразии индивидуальных ее особенностей, осознание своей сущности и места в системе многочисленных общественных связей. Самосознание — это и отношение личности к осознанным сторонам ее внутреннего мира. В процессах самосознания форми­ руется и выделяется Я личности как некое образование опреде­ ленной целостности, единства внутреннего и внешнего ее бытия. В самосознании личность способна воспринимать себя в качест­ве объекта, видеть себя как бы посторонним взором.

Специфика самосознания как глубоко внутреннего явления обусловливает большие трудности его исследования. Несмотря на то, что явлениями самосознания интересовались еще в антич­ ности, проблему самосознания можно считать одной из самых малоразработанных.

Решение более частных, собственно психологических вопро­ сов проблемы самосознания и поиски возможных методов его ис­ следования находятся в непосредственной зависимости от тех общих философских позиций, которые разделяет тот или иной исследователь. Самосознание, так же как и сознание, всегда бы­ло одним из центральных понятий в субъективно-идеалистиче­ ской психологии, использовавшей интроспекцию как единствен­ но приемлемый метод в рассмотрении самосознания. Субъективно-идеалистическая психология исходит из обособления со­ знания от реального бытия человека.

Сознание превращается в замкнутую сферу идеального, отор­ ванную от материальной действительности. Сознание не связано с человеком как субъектом, а само выступает в качестве идеаль­ ного духовного (чисто психического) субъекта. Обращенное не на объективный мир, а на самого себя, сознание сводится в итоге к самосознанию. Вообще все психическое сводится лишь к непо­ средственно переживаемому, к сознательному.

Эти основные положения идеалистической психологии в различных вариантах и с разной степенью отчетливости выступают у весьма различных авторов интроспективного направления в психологии.

В классическом интроспекционизме начала XX в. одна из концепций самосознания была разработана Т. Липисом. Как типич­ ный представитель идеализма Т. Липпс сводит человеческое Я к чисто психическому, духовному субъекту, лишь непосредственно переживаемому (Т. Липпс. Самосознание. СПб., 1903, стр. 6. ). Согласно его точке зрения, на место реального субъекта личности ставится сознание и самосозна­ ние, абсолютно независимые от реального бытия того, кому они принадлежат. Сущность его подхода к психическим явлениям выражена в следующих словах: «Единственные факты, непосред­ ственно данные психологу, суть факты, касающиеся его собствен­ного сознания, или его собственные переживания сознания. Сле довательно, психологическая объективность состоит прежде все­ го в том, чтобы эти факты проявлялись в абсолютно чистом виде. Они должны быть всюду исходным пунктом и последней инстанцией» (Там же, стр. 39. ) . Вся теория Т. Липпса пронизана интроспекционизмом, устанавливающим первичность самосознания, понимаемого как непосредственное самоотражение психического в психическом же.

Также в духе интроспекционизма по существу, но несколько иначе по форме решает проблему самосознания еще один пред­ ставитель этого направления в психологии — А. Пфендер. По­ строение концепции самосознания у А. Пфендера начинается с резкого разграничения Я и самосознания. Причем Я у него не имеет отношения к реальному субъекту, к личности, действующей в системе самых различных связей и отношений внешнего мира,— это «не поддающийся определению психический субъект, который необходимо сомыслится во всех психологических поня­ тиях, так как он образует центральную жизненную точку всякой психической жизни» 2а . Я имманентно по своему существу, оно развивается, конечно, и в течение жизни, но оно имеется уже с самого начала вместе с психической деятельностью. Я не возникает впервые благодаря различению от не-Я, а образует, напротив, необходимую предпосылку всякого процесса различе­ния. Я, или психический субъект, проявляется как деятельное на­ чало в человеке, которое организует и упорядочивает все пережи­ вания. «Без общего Я не существует вообще никакой внутренней связи между переживаниями» 3 .

Все психическое, по А. Пфендеру, является непосредственным переживанием, оно у него тождественно сознанию, понимаемому не как отражение, а как внутренне присущая человеку данность. Психический субъект создает свое представление о себе. Этот образ самого себя А. Пфендер именует «само» 4 . Само имеет яд­ ро и придаточную периферию. В ядро включаются прошлая жизнь и действия человека, а также осознание его способности или неспособности к тем или иным действиям. Периферия само вклю­чает то, что находится вовне психического: тело, одежду, имуще­ ство и т. д. Когда собственное само психического субъекта становится предметом, содержанием предметного сознания, возникает особый психический факт, обозначаемый самосо­ знанием.

Таким образом, круг замыкается: самосознание существует как следствие функционирования чисто духовного, идеального Я, оно — отражение психического в психическом же. Самосознание фиксирует знание о своем собственном само, о большей или меньшей ценности Я, его продуктивности. Центр внимания может быть обращен или на ядро само, или на его придаточную пери­ ферию.

Тот или иной образ само обнаруживается в самосознании. Каждого отдельного человека, его ценность характеризует то, «какое содержание и какой рельеф фиксации вниманием имеет в его собственном самосознании образ его собственного «само» 5 Таким образом, самосознание в концепции А. Пфендера подобно экрану, на который проецируется представляемое психическим субъектом то или иное его само. В самосознании человек как бы непосредственно смотрит на свое собственное само, признавая его действительно существующим. Но это один вид само. Оно создается самим психическим субъектом. Однако имеется другое само: «Другие люди, с которыми он (человек.— И. Ч). вступает в сношение, представляют собой, выражаясь фигурально, ряд различных зеркал, в которых он видит свое «само» отражен­ ным в различных образах. Поведение других людей служит для него точкой опоры для того, чтобы представлять «само» таким, каким оно кажется им. Он находит у различных людей самые различные образы своего «само». В общении с другими людьми каждый вынуждает представлять себя самого в очень различ­ ных формаос и образах.

Но характер зеркального отражения зависит не только от оригинала, но также и от качества зеркала. От опыта, интеллек­ та, степени зрелости оценок зависят особенности того образа, который складывается у людей п том или ином человеке. По­ этому тот, кто не создает своего само своими собственными оцен­ ками, а старается путем приспособления к качествам «зеркала» создать наиболее благоприятные зеркальные отражения своего само, тот как бы теряет собственное лицо, поскольку подчиняет­ ся требованиям внешних «зеркал», иногда самых тусклых и кри­ вых. И тогда — «предметом его самосознания является не его действительное «само», а измененное его зеркальное отраже­ ние» 7 . Единственно истинным может быть только то само, кото­ рое создается самим психическим субъектом, оно должно быть независимо от каких бы то ни было внешних влияний. Таким об­ разом, А. Пфендер обращается к объективной действитель­ ности не для того, чтобы связать с ней своего психического субъекта, а с тем чтобы больше удалить его от действитель­ ности.

Вместе с тем в концепции «зеркального само» А. Пфендер подмечает, хотя и с позиций идеализма, весьма существенную особенность представления человека о самом себе, а именно ус­ тойчивость самооценки, которая в таком своем качестве показы­вает сравнительно высокий уровень развития самосознания че­ловека, большую степень его зрелости. Но опять-таки механизм возникновения самооценки А. Пфендер понимает исключительно в духе последовательного идеализма.

Мы специально остановились на точке зрения А. Пфендера как на типичной позиции субъективно-идеалистической психологии в подходе к самосознанию, где оно выступает как чисто субъек­ тивное явление, отгороженное от внешнего мира и замкнутое в сфере непосредственных переживаний. Интроспекционистская сущность самосознания по Т. Липпсу и А. Пфендеру для нас не только история. В других формах, с новыми нюансами субъектив­ но-идеалистическую точку зрения на самосознание продолжает развивать целый ряд зарубежных исследователей. Так, например, крупнейший физиолог-экспериментатор, изучающий тонкие струк­ туры человеческого мозга, Экклз пишет в одной из последних своих работ: «Я уверен, что существует глубочайшее таинство моего существования, выходящее за пределы всякого биологиче­ ского объяснения. Я не могу дать научный ответ о моем проис­ хождении, о том, что я, как бы внезапно проснувшись, обнару­ жил, что я существую как воплощение сознательного Я в моем теле, и я не могу поверить, что чудесный, божественный дар соз­ нания не имеет будущего, что он не будет воплощен после смерти в другом существовании» 8 .

В американской психологии широко распространена теория самоактуализации (А. Маслоу, О. Рэнк, К. Гольдштейн и др.), согласно которой развитие личности сводится исключительно к саморазвитию как чисто внутреннему процессу, связанному с из­ начальным стремлением личности актуализировать в себе наслед­ ственные и генетические предрасположенности в отношении тем­ перамента, характера, интеллекта. Таким образом, субъективно- идеалистические тенденции в исследовании внутреннего мира личности, в том числе и самосознания, еще сохраняются в совре­ менной психологии на Западе, поскольку сохраняется и сама идеалистическая методология в подходе к их анализу.

Вопрос о соотношении сознания и самосознания, исходный для решения целого ряда вопросов, в интроспекционистских кон­ цепциях фактически снимается, поскольку сознание и самосоз­нание в конечном счете признаются тождественными явлениями. У психологов-интроспекционистов не возникает вообще вопроса о соотношении сознания, самосознания и личности, поскольку для их подхода типична подстановка сознания и самосознания на место реального субъекта, личности. Анализ самосознания осу­ществляется исключительно в рамках самосознания, с него этот анализ начинается, и к нему же как к конечному результату он и приходит. Единственно научный анализ самосознания, рассмотре­ние его как особого процесса человеческой психики стал возмож­ ным на основе диалекткко-материалистического решения проб­ лемы сознания и теории отражения.

Вопрос о соотношении сознания и самосознания, с одной сто­ роны, самосознания и личности — с другой, для советской психо­ логии принципиально решен. Самосознание — это особая форма сознания, которая, так же как и сознание, имеет отражатель­ ную природу. Человек не только осознает воздействия объектов реального мира и в своих переживаниях выражает отношение к ним, но, выделив себя из этого мира и противополагая себя ему, осознает себя как личность, свой внутренний мир и соответствен­ но со своими индивидуальными особенностями, сформировавши­ мися в процессе жизни, относится и к самому себе. Самосозна­ ние не есть самостоятельный вид сознания. Оно — то же созна­ ние, только с измененной направленностью. Сознание ориентировано на весь объективный мир; объектом самосознания являются сама личность, ее мысли, чувства, потребности, весь ее внутренний мир. В самосознании личность выступает в каче­ стве и субъекта и объекта познания. Сознание и самосознание имеют свою специфику, но разделить их можно только в абст­ ракции.

В любом процессе сознания присутствует и самосознание в специфической своей форме — в форме осознавания отнесенности акта сознания именно к моему Я- Процессы самосознания могут осуществляться только на основе явлений сознания.

На самосознание в значительной степени распространяется следующее принципиально важное положение, характеризую­ щее основной способ взаимосвязи сознания и «обычных» пси­ хических (познавательных и др.) процессов типа ощущений, восприятий и т. д. «Когда речь идет о сознании как высшей форме отражения действительности, имеется в виду, что в реальном процессе осознания внешнего мира над ощущениями, восприятиями, представлением и мышлением не надстраивает­ ся какой-то добавочный этаж, который, опираясь на все ниже­ лежащее, представляет собой нечто от них отличное, вне их су­ ществующее. В действительности в процессе общественно-исто­ рического развития человека эти формы отражения получают новое качество. Сознание—это не нечто над ощущением и мыш­ лением стоящее, а через них осуществляемое, ‘более высокое, осмысленное отражение внешнего мира» 9 .

Аналогичным образом и самосознание, будучи определен­ ным уровнем в (развитии сознания, может быть понято лишь в реальной, живой взаимосвязи со всеми психическими процес­ сами (ощущениями, мышлением, чувствами и т. д.), психически­ ми состояниями и психическими свойствами. В этом случае любой психический процесс на довольно высоком уровне развития может вступить в непосредственную связь с процессами само­ сознания. Например, когда человек бьется над решением какой- либо мыслительной задачи или проблемы, он в процессе своей познавательной деятельности (все глубже познает и осознает не только условия, требование и решение этой проблемы, но и свое отношение к ней, многие из мотивов своей деятельности, уровень своих способностей, хотя ‘бы некоторые «ходы» своей мысли и т. д. То же самое можно сказать о соотношении само­ сознания и восприятия в процессе эстетической деятельности и во многих других случаях.

: Во всем этом обнаруживается такая важнейшая закономер­ ность всякого процесса осознания: «Осознанное и неосознанное отличаются не тем, что в одном случае все исчерпывающе осо­ знается, а в другом—ничего не осознано. Различение осознаниого и неосознанного предполагает учет того, что в каждом данном случае осознается» 10 .

Обычно в первую очередь осознаются цели, а также некото­ рые мотивы и ближайшие последствия тех или иных действий, поступков и т. д. Иначе говоря, в любом психическом явлении человека всегда есть что-то осознанное и всегда что-то остается неосознанным. Этому принципу подчиняется и самосознание. Например, особенно большие трудности встречаются ,нг пути осознания именно тех своих побуждений того или иного поступ­ ка, которые противоречат основным, наиболее прочным уста­ новкам и чувствам. Здесь очень важную роль играет весьма сложное соотношение между самосознанием и аффективностью.

Вся эта неразрывная и многообразная взаимосвязь самосо­ знания со всеми другими психическими явлениями (обнаружи­ вающаяся прежде всего в том, что самосознание реально высту­ пает всегда как бы «через» все эти психические явления, про­ цессы и т. д.) —конкретно выражает важнейшее исходное положение о природе самосознания: самосознание есть всегда сознание самого себя как сознательного субъекта, человека, реального индивида, а вовсе не осознание своего сознания. Так отчетливо проявляется интегральный, личностный характер самосознания, в котором выступает целостное единство чело­веческого Я.

Это единство многообразно обнаруживается в различных конкретных формах и на разных уровнях развития самосозна­ ния. Таковы, например, самочувствие человека, самосознание, самоконтроль, самооценка, вообще самонаблюдение (в отличие от интроспекции) и т. д. 1 ‘ Генетически самосознание является более поздним продуктом, чем сознание. Оно возникает на опре­ деленных этапах развития личности, формируясь внутри созна­ ния как специфическое его проявление. Как указывал С. Л. Ру­бинштейн, «не сознание рождается из самосознания, из Я, а са­ мосознание возникает в ходе развития сознания личности, по мере того как она реально становится самостоятельным субъ­ ектом» ‘ 2 . Самосознание, так же как и сознание, не является только познанием, оно есть единство познания и переживания; в последнем личность выражает свое отношение к осознанным явлениям своего внутреннего мира.

Диалектико-материалистическое понимание сознания созда­ ет единственно надежную основу для изучения того, как чело­ век познает свои собственные переживания. Согласно разрабо­ танному в советской психологии принципу единства сознания и деятельности, все психические явления, и в частности все явления сознания, познаются лишь опосредованно, т. е. через те движения, действия, поступки, вообще внешние проявления че­ ловека, которые этими психическими процессами регулируются. Этот принцип целиком и полностью распространяется также на самосознание, самонаблюдение (последнее тем самым принци­ пиально отличается от интроспекции). Эта мысль настойчиво подчеркивалась выдающимся теоретиком советской психологии С. Л. Рубинштейном: «Человек познает и самого себя лишь опосредствованно, отраженно, через других, выявляя в дей­ ствиях, в поступках свое отношение к ним и их к нему. Наши собственные переживания, как бы непосредственно они ни переживались, познаются и осознаются лишь опосредствован­но, через их отношение к объекту… Предметность сознания, вопреки Гегелю, в действительности не снимается и в самом самосознании» 13 .

Диалектико-материалистическая теория отражения конкрет­ но определяет пути психологического познания, и в частности создает основу для разработки объективных методов изучения самосознания. Здесь она отчетливо выступает как единственно последовательная альтернатива иятроспекционизму. При такой трактовке отражения психика выражает прежде всего реальную связь человека с миром. И тогда в (качестве отражения высту­ пают не только процессы познания, но и чувства и вообще все без исключения психические процессы, свойства, состоя­ ния и т. д.

В советской психологии проблеме самосознания уделялось значительное внимание. Помимо ряда теоретических исследо­ ваний (С. Л. Рубинштейн, Е. В Шорохова, А. Г. Спиркин, Б. Г. Ананьев, Л. И. Божович, П. Р. Чгмата, А. А. Бодалев, И. С. Кон и др.) большая часть исследований посвящена экс­ периментальному изучению онтогенетических особенностей са­ мосознания (Л. И. Божович, М. С. Неймарк, Г. А. Собиева, А. Л. Шнирман, Т. В. Драгунова, Е. Н. Акундинова, Н. Е. Ве­ дерникова и др.)- Изучение развития самосознания в основном сосредоточивается на исследованиях его у детей подросткового возраста. Такой интерес к данному этапу формирования само­ сознания обусловлен важнейшими качественными сдвигами в психике ребенкг в переходный период его развития.

Большая ценность работ, посвященных генезису самосозна­ ния, заключается в использовании объективных методов иссле­ дования. Однако, хотя исследования самосознания ведутся до­ статочно широко, этой проблеме по сравнению с другими пси­ хологическими проблемами отводится скромное место в системе психологии на современном этапе ее развития. Следует при­ знать справедливым замечание С. Л. Рубинштейна в его «Основах общей психологии». Противопоставляя материалистиче­ скую концепцию самосознгния субъективно-идеалистическому его толкованию, С. Л. Рубинштейн писал: «Если нельзя свести личность к ее самосознанию, к «я», то нельзя и отрывать одно от другого. Поэтому последний завершающий вопрос, который встает перед нами в плане психологического изучения личности, это вопрос о ее самосознании, о личности как «я», которое в качестве субъекта сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки • и сознательно принимает на себя за них ответственность в ка­ честве их автора и творца. Проблема психологического изуче­ ния личности не заканчивается на изучении психических свойств личности — ее способностей, темперамента и характера; она за­ вершается раскрытием самосознания личности» 14 .

Психологическое исследование самосознания неразрывно сплетается с изучением становления личности как реального самосознающего субъекта. Процесс развития самосознания включен в генезис самой личности. Самосознание выступает как сложное интегративное свойство ее психической деятельно­ сти. С одной стороны, оно как бы фиксирует итог психического развития личности на определенных этапах ее существования, и прежде всего для нее семой. С другой стороны, в качестве внутреннего осознанного регулятора поведения самосознание влияет на дальнейшее развитие личности. Оно — одно из суще­ ственных внутренних условий непрерывности развития личности, устанавливающее равновесие между внешними влияниями, внутренним состоянием личности и формами ее поведения. При таком подходе к анализу самосознания реализуется один из необходимых принципов в психологии — личностный принцип, примененный к анализу психических явлений.

Для понимания особенностей самосознания как психологи­ ческого факта, как свойства психической деятельности личности с методологической точки зрения важны те исследования, в ко­ торых раскрывается общественная сущность самосознания в противоположность чисто индивидуализированному характеру самосознгния в трактовке его интроспекционизмом. Материали­ стическая концепция самосознания подчеркивает, что самосо­ знание— это прежде всего осознание себя как общественного существа, оно — необходимое следствие общественного бытия личности. Процесс зарождения самосознания в историческом развитии человека англизируется в монографиях А. Г. Спирки- на и П. Ф. Протасени 15 .

Эти авторы высказывают мнение, что самосознание, так же как и сознание, могло зародиться только на основе обществен­ ных взаимоотношений в процессе труда. Познавая других людей,их взаимоотношения, а также свои взаимоотношения с ними в совместной трудовой деятельности, человек мог перейти к познанию и себя как личности, как члена определенного со­ общества, мог соотнести свои собственные особенности с осо­ бенностями других людей.

В этих монографиях подчеркивается роль собственной дея­ тельности личности в процессе формирования ее самосозна­ ния 1в . Авторы высказывают предположение, что процесс исто­ рического развития самосознания имеет несколько этапов. Вна­ чале выделение себя и противопоставление миру, другим людям происходит не на основе отношений внутреннего Я и внешнего мира субъекта и объекта, а «коллектива («мы») и противостоя­ щего ему («нам») другого коллектива и природы. При коллек­ тивном самосознании личность еще не выделяет себя пол­ ностью из общества окружающих ее людей, процесс вы­ деления личности осуществляется постепенно, и наступает такой момент, когда отдельная личность осознает свое Я, в от­личие от Я других членов коллектива, к которому она принад­ лежит. Только тогда можно говорить о возникновении ее лич­ ностного самосознания.

Генетический, исторический подход к исследованию самосо­ знания важен и как определенная методологическая позиция, подход при анализе онтогенетического развития самосознания. Выделение ребенком себя и осознание своего Я осуществля­ ется в процессе развития личности как самостоятельного субъ­ екта различных действий. Вначале выделяется физическое Я; с усложнением отношений ребенка с миром окружающих его людей и в общении с ними происходит выделение духовного Я, более сложного по своему содержанию. Для него специфичны единство, целостность внутреннего бытия личности, связность, преемственность ее духовного развития.

Особенности Я на разных этапах развития человека состав­ ляют специфическое содержание самосознания.

Многочисленные исследования советских психологов обнару­ живают большую подвижность и изменчивость Я. Развитие и изменение Я совершается непрерывно вместе с физическим и духовным развитием личности. Я ребенка, Я взрослого челове­ ка, Я в старости имеют разные содержательные характеристики. Даже для одного и того же возрастного периоде личности Я в зависимости от особенностей переживаний, от эмоционального фона всех состояний личности бывает неодинаковым.

Изменчивость, лабильность Я вовсе не означает наличия у личности нескольких Я- Дело в том, что не все в структуре Я одинаково подвержено изменениям; больше всего меняется та его часть, которая не связана с сущностными, глубинными осо­ бенностями личности. Но и последние в свою очередь в течение жизни личности находятся в состоянии постоянного уточнения, углубления, обогащения, вместе с тем они сохраняют известную тождественность, что создает индивидуальную неповторимость личности, ее своеобразие.

В настоящее время в советской психологии еще нет единого мнения о моменте появления самосознания в онтогенезе. Со­ гласно одной точке зрения (Б. Г. Ананьев), самосознание воз­ никает в период, когда ребенок начинает выделять себя как субъекта своих действий, и в дальнейшем это развитие идет от оценки своих действий к самооценке. С. Л. Рубинштейн наме­ чает несколько этапов становления самосознания личности. Это овладение собственным телом, возникновение произвольных движений, самостоятельное передвижение и самообслуживание. Так ребенок становится самостоятельным субъектом различ­ ных действий, выделяется из окружающего, у него формирует­ ся первое представление о своем Я- Среди психологов встречает­ ся мнение (Е. Н. Акундинова), что появление самосознания от­ носится к периоду формирования мышления и речи.

Намеченные в этих точках зрения отдельные признаки фор­мирования самосознания личности еще не свидетельствуют о появлении самосознания в настоящем его значении как осозна­ ния личностью своей сущности, осознания себя во всей сово­ купности физических и психологических особенностей. Скорее все вместе они выступают как предпосылки формирования са­ мосознания. Они связаны с определенным уровнем сознания, с определенной степенью овладения внешним миром.

По мере усложнения взаимоотношений ребенка со взрослым, с развитием познавательной способности сознания самосознание приобретает новые свойства и качественно изменяется в пере­ходном периоде у подростка.

Обобщенно эти изменения сформулированы С. Л. Рубин­ штейном: в подростковом и юношеском возрасте развитие само­ сознания проходит ряд ступеней — «от наивного неведения в от­ношении самого себя ко все более углубленному самопознанию, соединяющемуся затем со все более определенной и иногда рез­ ко колеблющейся самооценкой. В процессе этого развития само­ сознания центр тяжести для подростка все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне, от от­ ражения более или менее случайных черт к характеру в це лом» 17 . Именно в подростковом возрасте впервые появляется потребность в самопознании. С этого возраста человек все бо­ лее обращается к своему внутреннему миру и мыслям о собст­ венной личности. Размышления о себе становятся специальным и самостоятельным внутренним процессом. Интерес к внутрен­ нему миру личности и своему собственному возникает не само­ произвольно. Более дифференцированным и глубоким становится осознание требований взрослого, возрастает ответственность за свое поведение, в связи с этим появляются более четкие и дифференцированные требования и к самому себе. Так возни­ кает потребность -проанализировать свое поведение с точки зре­ния его соответствия или несоответствия внешним требованиям. Самоанализ, к которому прибегает подросток, не является самоцелью и беспредметным самокопанием, он возникает как реакция на неудовлетворенность подростка собственными пси­ хологическими особенностями, проявляющимися в его деятель­ности и поведении. Самоанализ приводит к познанию собствен­ ных психологических особенностей, отношение же к ним фикси­ руется в той или иной самооценке. Самооценка в качестве компонента саморегуляции |более или менее адекватно органи­ зует поведение подростка и его взаимоотношения с людьми. Процесс становления самосознания подростка во многом обусловливает особенности самосознания личности на после­ дующих этапах ее развития. Развитие самосознания продолжа­ется в течение всей жизни личности, обретая все большую зре­ лость и адекватность отражения ее Я.

Самопознание у человека возникает не стихийно, оно разви­ вается на основе познания мира вещей и особенно на основе познания окружающих людей и межлюдских отношении. Чело­ век социален по своей природе. С детства он включен в процесс общения с другими людьми, которые выступают по отношению к нему в той или иной роли и с каждым из них складывается определенный тип отношений, свойственный только данной микрогруппе.

Общение становится органически необходимым условием существования человека, его потребностью. Потребность в об­ щении — одно из фундаментальных свойств личности. При изу­ чении поведения личности в искусственно созданной изоляции советским исследователям удалось наблюдать, как человек, «создавая для себя и «из себя» микрогруппу в экстериоризиро- ванном образе, воспроизводит реально возникающие в микро­ группе взаимоотношения» 18 .

В результате взаимодействия в процессе общения люди по­знают друг друга. Каждая личность познает другую, вначале наблюдая ее проявления в поведении и деятельности. От на­ блюдения этих чисто внешних характеристик совершается пере­ ход к раскрытию особенностей внутреннего мира, к познанию глубинной сущности чужого Я. Осознавая особенности другого, человек выделяет и свое отличие от этого другого. Таким обра­ зом, отраженно, идя от познания другого, человек начинает всматриваться в себя, находя в себе те или иные особенности. Суть этого процесса самопознания, возникновения истоков самосознания личности К. Маркс сформулировал в известном фрагменте о Петре и Павле 19 .

Как уже говорилось выше, самосознание — это неразрывное единство познания и переживания, точнее — единство самопоз­нания и переживания, связанного с анализом личностью собст­ венного поведения, его мотивации, деятельности.

При каждом новом знании о себе в самосознании происхо­ дит взаимодействие того, что уже стало «моим», с тем, что как новое должно присоединиться к «моему». Как. правило, этот процесс взаимодействия заканчивается определенным новооб­ разованием в психике, поднимает личность на новую ступень ее развития. Этот момент столкновения двух тенденций сопро­ вождается переживаниями различного рода эмоциональных состояний. Степень глубины, силы, напряженности пережива­ ния зависит от целого ряда внутренних условий психического мира личности, уровня ее притязаний, устойчивости или, напро­ тив, неустойчивости представления о себе, особенностей эмо­ционального склада личности — тонкости или, наоборот, эмо­ циональной глухоты переживаний. Сам процесс перестройки внутреннего мира личности, а также его содержание формиру­ ют у личности определенное отношение к себе.

Отношение личности к себе — наиболее трудная для иссле­ дования и, пожалуй, наиболее специфическая психологическая особенность из всего арсенала остальных ее образований. Оно имеет сложную генетическую структуру. Отношение к себе раз­ вивается из многих отношений, возникающих в различных ви­дах деятельности и поведения личности: из отношения к вещам, к ситуациям в целом, к взаимоотношениям людей. Вначале это отношение к себе не так устойчиво. Лишь в результате значи­тельного количества аналогичных по сути осознаний себя как субъекта определенных проявлений в деятельности и поведении у человека формируется фиксированное, более или менее устой­ чивое понятие о себе как личности; одновременно с этим поня­ тием возникает и более или менее устойчивое отношение к себе. Отношение к себе включает эмоции, выражающиеся в пережи­ваниях личности той или иной степени интенсивности. Устойчи­вое отношение к себе становится характерологической особен­ ностью личности. Как верно, на наш взгляд, подметил Ь. Г. Ананьев, оно завершает структуру характера, обеспечива­ ет его целостность и наиболее интимно связано с целями жизни и деятельности, ценностными ориентациями, выполняя функ­ цию саморегулирования и контроля развития, способствуя обра­ зованию и стабилизации единства личности 20 .

Таким образом, устойчивое отношение к себе, переходящее в одну из существенных сторон характера, возникает опосредованно, оно производно по отношению к познанию объективных взаимоотношений между людьми в процессе различных форм пх взаимодействия. Формирование отношения личности к себе — процесс двойного опосредствования. Оно зависит не только от отношения данной личности к другой, но и опреде­ ляется отношением этой другой личности к данной. Развитие этого положения мы встречаем в неоконченной книге С. Л. Ру­ бинштейна «Человек и мир», где он, в частности, писал: «Мое отношение, отношение данного моего «я» к другому «я» опосре­ довано его отношением ко мне как объекту, т. е. мое бытие как субъекта для меня самого опосредствовано, обусловлено, имеет своей необходимой предпосылкой мое бытие как объект для другого. Значит, дело не только в том, что мое отноше­ ние к себе опосредствовано моим отношением к другому (фор­ мула Маркса о Петре и Павле), но и в том, что мое отно­ шение к самому себе опосредствовано отношением ко мне дру­ гого» 21 . Степень влияния другой личности на меня зависит в свою очередь от моего отношения к ней. Чем большее положи­ тельное эмоциональное отношение вызывает у меня личность другого, чем глубже я понимаю ее психологические достоинст­ва, тем большее влияние она оказывает на формирование моего отношения к себе. В этом процессе существенную роль играют устойчивость и зрелость оценки личностью себя и определенным образом сложившийся уровень ее притязаний.

Если сознание фиксирует и осуществляет интеграцию всего опыта личности, который в дальнейшем включается в регуля­ цию различных форм деятельности и поведения личности, то самосознание как специфический вид сознания выполняет в психической жизни личности функцию саморегуляции, познания и отношения к себе. По мере усложнения приобретаемого лич­ ностью познавательного и эмоционального опыта в процессе дея­ тельности и общения становятся и более дифференцированными процессы самопознания. Потребность в самопознании возникает у человека в связи с необходимостью более точно и адекватно регулировать свои взаимоотношения с людьми. Развитие само­познания находит свое выражение в самооценке, которая фикси­ рует более или менее адекватно уровень психологической зрело­ сти личности.

Самооценка состоит из рационального и эмоционального ком­ понентов, включает осознание личностью общественных ценно­ стей и отношения к ним. Основная ее функция состоит в регули­ ровании поведения личности в системе межличностных отноше­ ний. Она служит своеобразным механизмом саморегуляции лич­ ности. На ней основаны самоконтроль, самообладание, самокор- регироваиие, самокритичность, самосовершенствование личности.

Она всегда носит оттенок субъективности и отражает осо­ бенность приобретенного личностью опыта, степень глубины его осознания и обобщения. В значительной мере она связана с психологическими особенностями личности: ее характером, темпераментом, способностями. В зависимости от различных свойств личности самооценка ее может быть более или менее устойчивой или колеблющейся, завышенной или, напротив, за­ ниженной, она связана с интеллектом личности, ее эмоциональ­ ностью.

В развитии самосознания большое значение имеет соотне­сение личностью своего реального Я с тем идеальным Я, кото­ рым каждая личность обладает. Идеальное Я включает пред­ ставление личности о себе в нарисованном ею своем идеале себя. В различных актах поведения личность стремится к осу­ществлению своего идеального Я- Расхождение реального Я с идеальным всегда является источником самых разнообразных внутренних коллизий личности.

Для каждого этапа развития личности специфично то или иное представление об особенностях своих социальных устано­ вок, своих социальных ценностей, которые отражают отноше­ ние данной личности к многочисленным явлениям реально­ го мира.

Поступающая новая информация, не противоречащая содер­ жанию этих социальных установок, включается в имеющуюся понятийную систему как дополняющий и углубляющий старое содержание момент.

Но при воздействии новой для данной личности информа­ ции, неожиданной или противоречащей тому, что было принято и усвоено ею, что прочно стало содержанием ее внутреннего мира, происходит нарушение равновесия уже сложившейся структуры ценностей личности («познавательный диссонанс», по Лазарсфельду). Чтобы это равновесие восстановилось, не­ обходима переработка этого содержания — или включение его в имеющуюся систему социальных ценностей личности, или его отторжение, неприятие. В результате столкновения этих двух начал — сложившихся взглядов, убеждений личности и какого- то нового содержания, находящегося в конфликтном отношении со старым, старые понятия, идеалы, социальные установки лич­ ности подвергаются пересмотру, преобразованию, происходит внутренняя реорганизация структуры социальных представле­ ний личности.

Сам процесс перестройки социальных установок личности и результат этого процесса зависят от того, в какой мере затра­ гиваются эти установки. Одни из них могут быть ситуативны­ ми, случайными, поверхностными, другие связаны с сущностны­ми качествами сознания и самосознания личности, в них выра­ жается основная жизненная позиция. Этот критический момент изменения внутреннего мира личности зачастую связан с определенной напряженностью и глубокими эмоциональными пере­ живаниями.

В зависимости от того, какова степень ценности для данной личности подвергающихся переосмыслению взглядов, убежде­ ний, социальных установок, требований, какое звено самосозна­ ния будет обновляться или разрушаться, происходят различной степени глубины сдвиги в системе усвоенных ранее понятий, от­ношений личности. Если задеты второстепенные, незначительные для личности понятия, представления, то последствия этого сдвига будут малозаметны и не изменят личность в каких-то сущностных ее основаниях. И напротив, если изменения каса­ются тех взглядов, убеждений, которые относятся к более или менее устойчивым ценностям личности, в развитии данной лич­ ности происходит сдвиг.

Многогранная функция самосознания включает в себя соот­ несение стихийно формирующихся импульсивных влечений с высшим сознательно-волевым уровнем регуляции поведения, с морально-нравственными нормами и принципами поведения. Че­рез процессы самосознания личность регулирует свои действия и поступки, постоянно осуществляет за ними контроль, опираясь на разнообразные оценки их внешнего проявления, даваемые други­ ми людьми, и на собственные оценки их мотивации и достигнутой степени эффективности.

В связи с этим самосознание выступает условием сознатель­ ного, направленного развития и совершенствования личности, перестройки и организации всего ее внутреннего мира. Богатст­ во, многосторонность морально-нравственного опыта личности несет и большие возможности ее самосовершенствования.

Процесс саморазвития личности 1 —не самопроизвольная ее активность. Это своеобразный ответ личности на требования общества. Осознав свои особенности и выразив к ним отношение, она стремится к своему обновлению, изменению, к воспитанию в себе тех свойств, которые считает необходимыми для своей соци­ альной адаптации.

Самовоспитание вместе с тем всецело определяется классовой позицией личности, хотя она не всегда может быть осознаваема. В условиях капиталистического общества процесс самовоспита­ ния зачастую приводит к развитию таких качеств личности, кото­ рые по своей социальной направленности делают ее противостоя­ щей обществу, культивируют в ней индивидуалистические свой­ ства (частнособственническую инициативу, конформизм и пр.). В социалистическом обществе личность в центре своего само­ воспитания ставит гуманистические идеалы.

Эта целеустремленная активность личности, направленная на собственное ее развитие, совершенствование, приведение в соответствие своих осознанных сторон внутреннего мира с луч­ шими нравственными образцами, существующими в обществе, или по крайней мере на приближение к ним, а также устранение в себе нежелательных свойств и тенденций, и есть содержание процесса самовоспитания 22 .

Самовоспитание в качестве высшей формы саморегуляции личности может быть эффективно только в том случае, когда оно исходит из достаточно высокого уровня развития самосоз­ нания. Это дает возможность личности адекватно оценить себя и найти наиболее правильные способы саморазвития.

Мы остановились лишь на некоторых общих моментах пси­ хологического аспекта проблемы самосознания. Вопросы, взя­ тые для рассмотрения, показывают исключительную важность проблемы, ее многоплановость на разных уровнях анализа. Практическая значимость этих вопросов, особенно связанных со способностью личности творить себя, дает полное право на утверждение проблемы самосознания как одной из централь­ ных наряду с другими проблемами в системе психологической науки.

 


Проблема локализации процессов самосознания

Самосознание — сознание субъектом самого себя в отличие от иного — других субъектов и мира вообще.

Самосознание не дано человеку изначально. Первой его ступенью является осознание человеком своего тела, выделение его из мира вещей и других людей. Известно, что ребенок далеко не сразу осознаёт себя как «Я»; и в течение первых лет существует для самого себя скорее как объект для других людей, чем как самостоятельный по отношению к ним субъект. Перед тем, как распознавать себя, дети начинают отличать своих родителей от других взрослых и только потом узнавать себя. Данное положение доказывает известный Зеркальный тест или Тест краской (англ. rouge test) — это эксперимент, разработанный в 1970 году психологом Гордоном Гэллапом-младшим, позволил определить, обладают ли животные способностью к распознаванию себя в зеркале, которая является основным индикатором самоосознания у животных и признак входа в «зеркальную фазу» у человеческих детей в психологии развития. Таким образом, осознание себя как «Я» является результатом развития.

Нейропсихиатры, неврологи и физиологи пытаются исследовать вопрос локализации самосознания посредством определения его нейрональной основы.

Единственным доступным на сегодняшний день экспериментальным методом определения локализации самосознания является исследование нейрональной активности, возникающей в ответ на стимулы, являющиеся самоидентификационными триггерами и сравнение полученных результатов с нейрональной активностью, полученной на стимулы не связанные с собственной личностью. В качестве таких стимулов могут выступать изображения «себя» и «не себя», вербальные стимулы в виде предъявление прилагательных направленных на «свою» личность и не имеющих отношения к ней, запоминание аутореферентных стимулов, оценка персонально значимых эмоциональных стимулов, социальная идентификация (мысли, привычки, верования), исследования ощущения себя, как участника процесса.

Для оценки нейрональной активности в исследованиях, посвященных проблеме исследования процессов самоидентификации, используются такие методы исследования как fMRI, PET, split-brain, SPECT, LFP, а также исследование скорости реакции.

Морфологические структуры, связанные с процессами самоузнавания, до сих пор доподлинно неизвестны, хотя анализ данных современных исследований показывает, что структуры правого полушария в большей степени включены в процессы, связанные с обработкой информации человека о себе. Так, наибольшее количество научных данных говорят о вовлечении в процесс самоидентификации лобных и височных структур правого полушария. В то время как в узнавание других лиц преимущественно включены височно-теменные области обоих полушарий и структуры левой височной доли.

Исследования показали, что процесс узнавания лиц не является чисто перцептивным процессом и включает в себя комплекс механизмов восприятия, памяти и эмоций, то есть, безусловно обращен не только к корковым механизмам, но и вовлекает более глубокие структуры (мозжечок, хвостатое ядро, миндалина, поясная извилина, таламус, гиппокамп).

Большинство исследований опираются на анализ информации, полученной с коры ГМ, в то время как данных об участии стволовых отделов в процессе самоузнавания практически нет. Это связано со сложностями получения данных с глубинных структур мозга с помощью применяемых методов исследования.

В нашем исследовании мы постарались расширить имеющиеся данные о структурах, участвующих в процессе самоузнавания за счет получения информации со стволовых структур, а именно переакведуктального серого вещества, выстилающего сильвиев водопровод (ПАС) .

Мы предположили, что ПАС не просто обеспечивает процессы неспецифической активации психической деятельности, но в процессе самоузнавания, как составного элемента процесса сознания, является одной из структур обеспечивающей специфический ответ.

Основной задачей психологической части являлась разработка парадигмы исследования.

Исследование состояло из нескольких этапов. На первом этапе нами были отобраны 19 добровольцев. От 21 до 57 лет, средний возраст 28,7 лет. Все они прошли неврологическое, психиатрическое и нейропсихологическое обследование, исключающие наличие нарушений сознания, обманов восприятия и нарушение зрительного гнозиса, в частности прозопагнозию. В задачи данного этапа исследования входило получение данных о специфике ВП, полученных в ответ на зрительный стимул, содержащий свое и чужое лицо с коры. Для этого испытуемому на мониторе, расположенном на расстоянии от 45 до 60 см от глаз, предъявлялись зрительные стимулы (фотографии себя и незнакомого человека) в псевдослучайном порядке. При этом испытуемый должен был максимально правильно и быстро оценивать изображение как собственное, или незнакомого человека и нажимать кнопку джойстика, который располагался у него в руке, только в том случае, когда он видел свое лицо.

Каждая фотография демонстрировалась на протяжении 0.5 секунды с 2 секундным интервалом (заполненным серым нейтральным фоном с черным крестом по центру) между предъявлениями, в которых испытуемому необходимо было нажать кнопку джойстика, если он видел свое лицо. Все исследование занимало 12 минут.

Все предъявляемые фотографии были стандартизированы. В экспериментальный пул входило 15 фотографий самого пациента и 60 фотографий незнакомых людей. Фотографии собственного лица предъявлялись 90 раз, чужих лиц 150 раз. Всего испытуемому предъявлялось 240 фотографий стимулов, требующих оценки.

На каждое лицо было сделано 3 фронтальных фотографии с отклонениями 0, 30, -30 градусов по вертикали, 12 фотографий с отклонением от анфас-фотографии на 30 и 60 градусов вправо и влево и с отклонениями 0, 30, -30 градусов по вертикали для каждой. Изменение градуса съемки изображения было необходимо для нивелирования привыкания и реакции узнавания на уже увиденный стимул. Все фотографии предлагались в черно-белом варианте на черном фоне для исключения возможности возникновения эмоциональной реакции на цвет. Было создано 2 пула фотографий незнакомых лиц в соответствии с полом испытуемого. Так, мужчинам предъявлялись фотографии только мужчин, а женщинам, соответственно, только женские лица. Фотографии проходили обработку в программе работы с изображениями (Photoshop), изображение обрезается от подбородка до кромки волос сверху, и от уха до уха, фон заменяется на черный. Размер фотографии соответствовал размерам не менее 1370 на 766 точек.

Вторая часть исследования посвящалась анализу данных ВП полученных со стволовых структур с применением этой же парадигмы. Однако, на данном этапе мы параллельно получали информацию как с корковых электродов, так и с электродов, расположенных в периакведуктальном пространстве. В данной части исследования приняли участие двое испытуемых. Данной группе испытуемых была показана операция по поводу опухоли пинеальной области вплотную прилегающей к водопроводу и предусматривающей послеоперационное дренирование. Перед операцией они прошли неврологическое, психиатрическое и нейропсихологическое обследование, исключающие наличие нарушений сознания, обманов восприятия и нарушение зрительного гнозиса, в частности прозопагнозию, также пациенты были полностью проинформированы о сути исследования, возможности выхода из исследования на любом из его этапов и подписали добровольное информированное согласие на участие в нем. На вторые сутки после операции пациент проходил психиатрический и нейропсихологический осмотр исключающий нарушение сознания, а также нарушения зрительного восприятия, в том числе прозопагнозию. После этого ему предлагалась та же парадигма исследования, что и испытуемым первой группы.

Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие

Главная / Выпуск № 1 за 2020 год

СТРУКТУРА И РАЗВИТИЕ САМОСОЗНАНИЯ В КОНЦЕПЦИИ ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА В.И. НЕСМЕЛОВА
Дворецкая М.Я., Турина А.О.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:

Дворецкая Марианна Ярославовна — доктор психологических наук, доцент, профессор кафедры психологии человека, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена; 191186, Санкт-Петербург Набережная реки Мойки, д. 48. E-mail: [email protected]

Турина Анна Олеговна — аспирант кафедры психологии человека, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена; 191186, Санкт-Петербург Набережная реки Мойки, д. 48. E-mail: [email protected]

 

Аннотация. Проблема исследования определялась противоречивостью научных взглядов в рассмотрении процесса развития и структуры самосознания в психологии. Большое число ученых занималось проблемами самосознания, однако до сих пор нет общепризнанной концепции, которая объясняла бы всё многообразие психических явлений самосознания. Цель исследования заключалась в анализе явления самосознания в религиозно-философской концепции В.И. Несмелова и структурировании его идей в единую систему. В исследовании использовались историко-психологические методы, такие как аналитический обзор источников литературы и теоретическое моделирование. Теоретико-методологическую базу исследования составили религиозно-философский подход В.И. Несмелова.

Анализ структуры самосознания по В.И. Несмелову позволил выделить структурные компоненты, разделенные на три сферы: эмоционально-ценностные, когнитивные и поведенческие. Эмоционально-ценностная сфера содержит в себе ценности, движущие жизненные чувства и эталон (идеал) жизнедеятельности. Когнитивная сфера самосознания включает в себя процесс познания бытия, полученные знания о мире и опыт, усваиваемый в процессе познания. Поведенческая сфера самосознания содержит в себе волевую регуляцию и действия. Данная структура была нами рассмотрена в онтогенетическом аспекте развития, в результате чего были выделены следующие стадии развития самосознания: внешняя самоидентификация, кризис, внутренняя самоидентификация.

Таким образом, мы выделили структурные элементы явления самосознания в религиозно-философской психологии В.И. Несмелова и описали 3 этапа развития данного процесса. Практическая значимость результатов определяется наличием научной потребности в создании единой системной модели самосознания. 

Ключевые слова: психология личности, самосознание, В.И. Несмелов, самоидентичность, религиозно-философская антропология, структура самосознания, развитие самосознания, мировоззрение, нравственность.

Полный текст статьи / Full article

 

ССЫЛКА ДЛЯ ЦИТИРОВАНИЯ:

Дворецкая М.Я., Турина А.О. Структура и развитие самосознания в концепции психологии человека В.И. Несмелова  // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2020. Т.8, № 1 (28). Доступно по ссылке: http://humjournal.rzgmu.ru/art&id=413 Ссылка активна на чч.мм.гггг. doi: 10.23888/humJ202017-16

 

REFERENCE FOR CITING:

Dvoreckaja MJa, Turina AO. The structure and development of self-awareness in the concept of human psychology of Viktor Nesmelov. Personality in a changing world: health, adaptation, development. 2020; 8 (1). Available at: http://humjournal.rzgmu.ru/art&id=413 Accessed: dd Month yyyy. doi: 10.23888/humJ202017-16


Рубрика: Личность как предмет исследований: теория, история, методология

Просмотров статьи: 676

Что такое самосознание и как оно развивается?

Самосознание включает в себя осознание различных аспектов себя, включая черты характера, поведение и чувства. По сути, это психологическое состояние, в котором вы сами становитесь объектом внимания.

Самосознание — один из первых компонентов самовосприятия. Хотя самосознание — это то, что является центральным для вас, это не то, на чем вы остро сосредотачиваетесь в каждый момент каждого дня.Вместо этого самосознание вплетается в ткань того, кто вы есть, и проявляется в разных точках в зависимости от ситуации и вашей личности.

Люди не рождаются полностью осознающими себя. Однако исследования также показали, что у младенцев действительно есть элементарное чувство самосознания.

Младенцы обладают осознанием того, что они отделены от других, о чем свидетельствует такое поведение, как рефлекс укоренения, при котором младенец ищет сосок, когда что-то касается его или ее лица.Исследователи также обнаружили, что даже новорожденные могут различать прикосновения к себе и не к себе.

Возникновение самосознания

Исследования показали, что более сложное чувство осознания себя начинает проявляться примерно в возрасте одного года и становится гораздо более развитым примерно к 18 месяцам. Исследователи Льюис и Брукс-Ганн провели исследования, изучающие, как развивается самосознание.

Исследователи нанесли красную точку на нос младенца, а затем поднесли ребенка к зеркалу.Дети, узнавшие себя в зеркале, потянулись к собственному носу, а не к отражению в зеркале, что указывало на то, что у них был хотя бы некоторый уровень самосознания. Льюис и Брукс-Ганн обнаружили, что почти никто из детей младше одного года не тянется к собственному носу, а не к отражению в зеркале.

Около 25% детей в возрасте от 15 до 18 месяцев достигли своего собственного носа, в то время как около 70% детей в возрасте от 21 до 24 месяцев сделали это.

Важно отметить, что исследование Льюиса и Брукса-Ганна указывает только на визуальное самосознание младенца; дети могут действительно обладать другими формами самосознания даже в этот ранний период жизни.Например, исследователи Льюис, Салливан, Стангер и Вайсс предположили, что выражение эмоций включает в себя самосознание, а также способность думать о себе по отношению к другим людям.

Развитие самосознания

Исследователи предположили, что область мозга, известная как передняя поясная кора, расположенная в области лобных долей, играет важную роль в развитии самосознания. Исследования также использовали изображения мозга, чтобы показать, что эта область активируется у взрослых, которые осознают себя.Взаимодействие с другими людьми

Эксперимент Льюиса и Брукса-Ганна предполагает, что самосознание начинает проявляться у детей в возрасте примерно 18 месяцев, возраста, который совпадает с быстрым ростом веретенообразных клеток в передней поясной коре головного мозга. Однако одно исследование показало, что пациент сохранял самосознание даже при обширном повреждении областей мозга, включая островок и переднюю поясную кору.

Это говорит о том, что эти области мозга не требуются для большинства аспектов самосознания и что осознание может вместо этого возникать в результате взаимодействий, распределенных между сетями мозга.

Уровни самосознания

Итак, как именно дети осознают себя как отдельные существа? Исследователи предполагают, что дети развиваются через ряд уровней самосознания от рождения до примерно 4-5 лет. Самосознание наблюдается по тому, как дети реагируют на собственное отражение в зеркале.

Типы самосознания

Психологи часто разделяют самосознание на два разных типа: публичное и частное.

Общественное самосознание

Этот тип возникает, когда люди осознают, как они кажутся другим. Общественное самосознание часто возникает в ситуациях, когда люди находятся в центре внимания, например, при проведении презентации или разговоре с группой друзей.

Этот тип самосознания часто заставляет людей придерживаться социальных норм. Когда мы осознаем, что за нами наблюдают и оценивают, мы часто пытаемся вести себя социально приемлемо и желательно.

Общественное самосознание также может привести к оценочной тревоге, когда люди начинают беспокоиться, беспокоиться или беспокоиться о том, как их воспринимают другие.

Частное самосознание

Этот тип случается, когда люди начинают осознавать некоторые аспекты себя, но только в частном порядке. Например, видеть свое лицо в зеркале — это своего рода личное самосознание.

Ощущение, что у вас скатывается живот, когда вы понимаете, что забыли подготовиться к важному экзамену, или ощущение трепетания сердца, когда вы видите кого-то, кто вас привлекает, также являются примерами личного самосознания.

Самосознание

Иногда люди могут стать чрезмерно самосознательными и отклониться от так называемого самосознания. Вы когда-нибудь чувствовали, что все наблюдают за вами, оценивают ваши действия и ждут, чтобы увидеть, что вы будете делать дальше? Это повышенное состояние самосознания может в некоторых случаях вызывать чувство неловкости и нервозности.

Во многих случаях это чувство самосознания носит временный характер и возникает в ситуациях, когда мы «в центре внимания».»Однако у некоторых людей чрезмерное самосознание может отражать хроническое состояние, такое как социальное тревожное расстройство.

Люди с личным самосознанием обладают более высоким уровнем личного самосознания, что может быть как хорошо, так и плохо.

Эти люди, как правило, лучше осведомлены о своих чувствах и убеждениях и поэтому с большей вероятностью будут придерживаться своих личных ценностей. Однако они также чаще страдают от негативных последствий для здоровья, таких как повышенный стресс и беспокойство.

Люди, которые публично застенчивы, имеют более высокий уровень общественного самосознания. Они склонны больше думать о том, как другие люди видят их, и часто обеспокоены тем, что другие люди могут судить их по их внешнему виду или их действиям. В результате эти люди склонны придерживаться групповых норм и стараться избегать ситуаций, в которых они могут плохо выглядеть или чувствовать себя смущенными.

Слово Verywell

Самосознание играет решающую роль в том, как мы понимаем себя и как мы относимся к другим и миру.Самосознание позволяет вам оценивать себя по отношению к другим.

Для людей с чрезвычайно высоким чувством самосознания может возникнуть чрезмерное самосознание. Если вы чувствуете, что боретесь с самосознанием, которое негативно влияет на вашу жизнь, обсудите свои симптомы со своим врачом, чтобы узнать больше о том, что вы можете сделать, чтобы справиться с этими чувствами.

Иллюзия «я»: как ваш мозг вызывает в воображении ваше самоощущение

София Деленив

Reilika Landen / plainpicture

ПОСМОТРИТЕ в зеркало, и вы можете увидеть прыщи, морщины или непослушные волосы на лице, но под ними скрывается нечто гораздо более интересное.Каждый раз, когда вы смотрите в глаза своему отражению, вы точно знаете, кто смотрит на вас. Чувство себя безошибочно. Это настолько большая часть человеческого бытия, что мы часто не замечаем этого. Но самосознание — одна из самых больших загадок ума. Как оно возникло и для чего?

Взгляд на других животных говорит о том, что не только мы можем узнавать себя в зеркале. По общему признанию, это краткий список видов, которые кажутся способными на этот подвиг, но он намекает на возможное объяснение.Самосознание могло развиться только у самых ярких животных с самым большим мозгом. Если так, то он представляет собой пик умственной сложности — высшую форму сознания.

Однако некоторые люди начали сомневаться в этой идее. Теперь необычная находка придает вес их скептицизму: один вид обезьян, который ранее считался неспособным распознавать себя в зеркале, может легко научиться этому. Это не просто еще одно имя, которое можно добавить в эшелоны самосознания. Это открытие предполагает, что нам необходимо фундаментально переосмыслить наши представления о зеркалах и сознании.

Объявление

Охота на самосознание среди нечеловеческих существ продолжается десятилетиями. В наиболее широко используемом тесте — так называемом тесте на следы лица — исследователи незаметно наносят пятно краски без запаха на лоб или щеку животного, а затем наблюдают за его реакцией, когда оно находится перед зеркалом. Основная предпосылка состоит в том, что люди с твердым чувством собственного достоинства могут признать свое отражение и попытаться стереть краску.

Большинство животных, прошедших этот тест, считаются умными. К ним относятся шимпанзе, бонобо, орангутанги, азиатские слоны и евразийские сороки (члены печально известной семьи врановых). Косатки и дельфины-афалины тоже, кажется, узнают себя в зеркале, хотя их анатомия означает, что они не могут удалить след на лице. Эта очевидная корреляция со интеллектом означает, что самосознание стало своего рода прокси для умственной сложности. Но есть некоторые загадочные эволюционные пробелы.Гориллы, например, обычно не проходят тест — за заметным исключением недавно умершего Коко — но наши более дальние родственники-приматы, орангутанги, его проходят. Кроме того, в сознательной элите есть некоторые причудливые аномалии, такие как голуби, манты, муравьи и даже робот.

Некоторые из этих находок — особенно с муравьями и голубями — оспариваются. Исследователи пытались отговорить других, утверждая, например, что гориллы умственно регрессировали после отделения от других обезьяньих линий, потому что они сталкиваются с меньшим давлением в своей среде.Но недавнее открытие на обезьянах отвергнуть сложнее.

В прошлом году Лянтан Чанг и его коллеги из Шанхайского института биологических наук, Китай, опубликовали видеозапись небольшой группы макак-резус, взаимодействующих с зеркалом. На нем изображены обезьяны, изгибающие свои тела, теребящие волосы на лице, осматривающие кончики пальцев и вызывающие яркую демонстрацию своих гениталий, не отрывая глаз от своих отражений. Они очарованы, не оставляя сомнений в том, что узнают себя.Тем не менее, макаки-резус постоянно не проходят тест на зеркало. А всего несколькими неделями ранее те, что изучались командой Чанга, не показали никаких признаков того, что они поняли свои размышления. Что изменилось?

Фактически, существуют анекдотические свидетельства того, что макаки в лаборатории проявляют внезапный интерес к зеркалам после того, как их снабдили громоздкими нейронными записывающими устройствами, которые выступают из их голов. Команда Чанга задавалась вопросом, действительно ли обезьянам не хватало самосознания, или их сдерживало отсутствие координации — неспособность связать увиденное с внутренними сигналами, генерируемыми движениями их мышц.Чтобы проверить это, они научили обезьян связывать зрение и движение, дав им пищевое вознаграждение за прикосновение к проецируемой лазерной точке. Сначала исследователи направили лазер туда, где обезьяны могли его легко увидеть, а затем постепенно начали светить лазером в местах, видимых только в зеркале. Перенесемся на несколько недель практики, и они с честью прошли тест на распознавание лиц.

По крайней мере, это указывает на то, что способ тестирования самосознания ошибочен (см. «Зеркало, зеркало»). Это, в свою очередь, повышает вероятность того, что самосознание гораздо более распространено, чем мы думаем.Итак, что мы знаем об эволюции этой ценной черты?

Уровни сознания

Многие психологи и антропологи считают, что существует иерархия сознания, которая соответствует возрастающей сложности мозга. В его основе минимальное сознание, присущее животным с простой нервной системой. Считается, что эти умы постоянно дрейфуют в море сырых чувственных переживаний, разбросанных между такими восприятиями, как цвет, голод, тепло и страх, не осознавая их значения.Немногие умы достаточно сложны, чтобы воспринимать мир по-другому — через призму самоанализа. Даже в этом случае у них может быть ограниченное чувство собственного достоинства. Только на пике умственной сложности мы обнаруживаем, что умы способны построить на протяжении всей жизни повествование о переживаниях, сосредоточенное вокруг абстрактной концепции «я» — это элита.

Умные животные, такие как шимпанзе и дельфины, могут узнавать себя в зеркале, но привели ли они нас по садовой дорожке?

Джеймс Балог / Фотографии Авроры

Какие доказательства этой иерархии? В конце концов, сложность ума — понятие скользкое, и, кроме того, никто из нас не понимает даже разума другого человека, не говоря уже о летучей мыши или жуке.Что ж, нет никаких сомнений в том, что одни мозги намного больше и структурно сложнее других. Это несоответствие в основном является результатом различных эволюционных требований, которым животные должны соответствовать, чтобы выжить. Например, нервная система малоподвижной устрицы, питающейся фильтром, состоит всего из двух кластеров клеток. Это позволяет ей делать именно то, что нужно устрице — контролировать ее пищеварение и передавать сигналы от светочувствительных щупалец к мышце, которая закрывает ее, когда появляется хищник.Между тем, на другом конце спектра есть одно особое требование, которое, кажется, привело к эволюции сложного мозга и могло также создать условия для возникновения чувства собственного достоинства. Эта проблема связана с сознанием других людей — будь то жертвы, конкуренты или другие члены вашей социальной группы.

Согласно гипотезе социального мозга, разработанной Робином Данбаром из Оксфордского университета, жизнь в сплоченных сообществах особенно трудна, потому что близкие отношения зависят от способности понять, что происходит в сознании другого человека.Чтобы достичь этого, мозг должен был превратиться из простого объекта, который испытывает ощущения и мысли, в его наблюдателя. По словам нейробиолога Майкла Грациано из Принстонского университета, для этого им нужно было построить модель разума. И как только биологический механизм для создания таких моделей эволюционирует, его можно будет использовать для представления не только ума других, но и собственного разума.

Модель — будь то чтение мыслей, прогноз погоды или что-то еще — обычно начинается с некоторых предположений о факторах, влияющих на рассматриваемую систему, и их относительной важности.Затем он запускает моделирование и, в зависимости от того, насколько результат отличается от физических наблюдений, изменяет предположения. Таким образом, модель получает точное представление о действующих силах, позволяя делать разумные прогнозы относительно будущего. «Мозг — это конструктор моделей», — говорит Грациано. «Вы не можете правильно двигать рукой, если ваша двигательная система не знает, где она находится, не может предсказать, где она будет в следующие несколько секунд, и не может запускать моделирование того, что произойдет, если она пошлет это или эту команду мускулам.«И, как он утверждает, мозг использует точно такую ​​же стратегию для моделирования разума, чтобы он мог взаимодействовать в социальном плане. Если он прав, то вы сознательно переживаете симуляцию.

«Возможно, самосознание — это даже не симуляция, а просто зал зеркал»

В более широком смысле самосознание — это сознательное состояние запуска этой симуляции в вашем собственном уме. Грациано считает, что у нас нет причин ставить его на пьедестал. «Самосознание не является более высоким или внутренне более сложным, чем сознание», — говорит он.«Это еще один пример сознания». Разум — это просто объект, который некоторые мозги могут моделировать и таким образом осознавать. Более того, трудно установить, связана ли эта способность с уникально сложным биологическим механизмом. В конце концов, мы все еще пытаемся определить, как выглядит сознание в мозгу.

Большинство исследователей согласны с тем, что мозг работает, по крайней мере, частично, путем моделирования. Однако многие не согласны с тем, что сознание является функциональной частью механизма моделирования.Вместо этого широко распространенное мнение рассматривает это как непреднамеренный побочный продукт информации, стремительно проникающей через замкнутый цикл связей, которым является мозг. Сознание не может помочь существовать, несмотря на то, что оно не служит определенной цели, точно так же, как шум, издаваемый работающим двигателем, который не имеет никакого отношения к работе самого двигателя. При таком способе мышления самосознание — это даже не симуляция; это просто зал зеркал.

Такие возникающие явления обычны в природе. Они создают завораживающее впечатление сложности и преднамеренности, несмотря на то, что происходят из системы, компоненты которой работают без учета самого явления.Одним из ярких примеров является коллективное поведение стай птиц, которое можно смоделировать, используя людей, движимых всего двумя противоборствующими силами — инстинктом следовать за несколькими ближайшими соседями и отступать, если они подходят слишком близко. Кажущаяся сложность возникает даже в колониях бактерий, связанных с чашками Петри, где отдельные бактерии автоматически реагируют на химические сигналы, выделяемые их соседями, чтобы регулировать их близость. Возникающая структура не имеет силы или цели — это просто индикатор сил, действующих в каждом человеке.

Точно так же самосознание может быть явно сложным феноменом, возникающим из мозга. Однако, в отличие от птиц или бактерий, разум не может наблюдать их отдельные компоненты. Он может только уловить эхо миллиардов нейронов, отвечающих друг на друга электрическими сигналами. Поток сигналов динамичен, каждый момент он устремляется по разному набору связей. Но одни пути проторены лучше, чем другие. У людей преобладающие связи, кажется, используются для созерцания умов других — те же самые связи, которые используются для созерцания самих себя.Из этого вытекает закономерность, которая кажется постоянной. Для вас это ваше самоощущение, заключенное в чашке Петри вашего мозга.

У других животных проторенные пути в мозгу будут другими. У летучих мышей, например, это могут быть те, кто передает информацию с помощью эхолокационных кликов, используемых для построения трехмерной модели мира. Появится огромное разнообразие возникающих ментальных моделей, которые служат различным потребностям выживания различных видов. С этой точки зрения нет четкой иерархии сознания, соответствующей ментальной сложности.

Рассмотрим осьминога

На самом деле, некоторым из самых искушенных умов природы, вероятно, не хватает самоощущения, каким мы его знаем. У млекопитающих люди с более крупными социальными группами обычно имеют больший мозг, что подразумевает, что чувство собственного достоинства идет рука об руку с интеллектом. Но некоторые другие животные, кажется, развились и стали очень умными, не имея необходимости понимать умы других.

Возьмите головоногих моллюсков — группу морских животных, в которую входят каракатицы и осьминоги.Потратив годы на сотрудничество с морскими биологами, философ науки Питер Годфри-Смит из Сиднейского университета считает, что особенно большой мозг обыкновенного осьминога формируется в основном благодаря уникальным требованиям, предъявляемым к мягкотелому животному, обитающему в среде, где доминируют позвоночные. Этот вызов мог спровоцировать развитие телесного самосознания, сходного с самосознанием приматов, но Годфри-Смит видит четкое различие между ними. «Когда кто-то видит, как осьминог протискивается через крошечное пространство, он определенно выглядит [по-другому]», — говорит он.В любом случае, мы можем быть уверены, что если осьминог обладает чувством «я», у него будет очень мало общего с «я», которое населяет наш мозг. Еще менее вероятно, что это можно будет измерить с помощью зеркала.

В самом деле, все это ясно показывает, что лучшее, на что мы можем надеяться с зеркалами, — это несовершенный взгляд на такие же умы, как наш. Более того, если мы будем исходить из предположения, что такие умы являются истинными вершинами сложности, то мы упустим самое прекрасное в умах — то, что они являются биологическими машинами для адаптации с содержанием, которое может быть изощренным во многих отношениях. .

Зеркало, зеркало

Джо Рэдл / Newsmakers

Способность узнавать себя в зеркале обычно считается показателем самосознания, но эта идея подвергается сомнению. Во-первых, психологи развития утверждают, что это не обязательно раскрывает осознание себя, выходящее за рамки здесь и сейчас. Эксперименты показывают, что дети могут узнавать себя в зеркале в возрасте 3 лет, но не могут узнавать себя в видеороликах, снятых несколькими месяцами ранее.Они будут бороться с идеей существовать в прошлом еще год или два.

Еще менее ясно, что значит для нечеловеческого животного узнать себя в зеркале. Кажется, что только горстка видов способна справиться с этой задачей. Большинство из них — наши родственники-приматы или животные со сложной социальной жизнью, такие как мы. Таким образом, вместо того, чтобы отражать сложность ума, это может просто указывать на то, что их умы эволюционировали, чтобы сталкиваться с проблемами, аналогичными нашим. Кроме того, открытие того, что животные могут научиться проходить тест на самопознание в зеркале, намекает на то, что может быть много видов с необнаруженным самосознанием.

Эта статья появилась в печати под заголовком «Почему я?»

Лидер: « Мы не уникальны — многие виды могут узнавать себя ”

Еще по этим темам:

Использование теории самосознания и психологических навыков

Насколько вы осведомлены о себе?

Задать этот вопрос и заставить вас задуматься над ним — это пример самосознания.

Как часто вы занимаетесь этим типом размышлений?

Если вы ответили «не часто», то эта статья идеально подходит для вас.

Если вы ответили «все время!», Эта статья также идеально подходит для вас.

Почему? Потому что самосознание — это навык, который, как и мышцы, требует хорошей тренировки, чтобы оставаться сильным и гибким.

Гуру эмоционального интеллекта Дэниел Гоулман однажды сказал:

Если у вас нет эмоциональных способностей, если у вас нет самосознания, если вы не можете справиться со своими тревожными эмоциями, если вы не можете сочувствовать и поддерживать эффективные отношения, то независимо от того, насколько вы умны есть, вы далеко не уедете.

Что такое теория самосознания? Определение

Американская психологическая ассоциация (без даты) определяет теорию самосознания как « последствий сосредоточения внимания на себе. ”В большинстве доступных сегодня исследований и литературы проводится различие между двумя типами.

Первый — это субъективное самосознание. Мы являемся источником всех наших представлений и поведения. Мир вращается вокруг нас, основываясь на наших наблюдениях и опыте.

Второй — объективное самосознание.Дюваль и Виклунд, о которых вы прочитаете позже, пытались дать определение этому. Это идея о том, что мы сравниваем себя с другими, и некий стандарт правильного поведения. Все эти сравнения в поведении, отношениях и чертах способствуют нашему чувству самосознания (APA, n.d.).

Что привело нас к такому пониманию самосознания? Когда на самом деле начинается самоосознание? Что происходит, когда кто-то не осознает себя?

В оставшейся части этой статьи мы рассмотрим некоторые из возможных ответов.Как и мы, вы можете поразмышлять над своими убеждениями о самосознании. Если это так, пожалуйста, поделитесь ими в разделе комментариев.

Объективное самосознание в психологии

В конце 1800-х годов Уильям Джеймс проводил различие между субъективным и объективным «я». С тех пор самосознание интересовало многих психологов (Brownell, Zerwas, & Ramani, 2007). Поиски определить, когда возникает «я», почему это важно и что это значит в нашем развитии, продолжается.

С точки зрения теории развития, дети начинают осознавать себя примерно в 18 месяцев (Brownell et al., 2007). Этот период знаменует начало «ужасных двоек», о которых слишком хорошо знают многие родители. Их ребенок начинает вести себя более независимо. Они видят себя отдельными от других и узнают себя в зеркалах. Их новое любимое слово — «нет». Это пример субъективной осведомленности.

Роша (2003) утверждал, что в раннем детстве существует пять уровней самосознания.Это происходит последовательно примерно к четырем-пяти годам.

Это:

Уровень 0 — Замешательство . Ребенок не может видеть разницу между собой и отражением себя.
Уровень 1 — Дифференциация . Ребенок начинает понимать, что зеркало — это отражение окружающей среды. Они видят, что что-то другое.
Уровень 2 — Ситуация . Это знаменует начало понимания уникальности себя, увиденного в зеркале.Ребенок осознает, что отражение находится «где-то там» по отношению к его реальному телу.
Уровень 3 — Идентификация. Признание того, что зеркальное отражение — это «я», становится более ясным.
Уровень 4 — Постоянство. Ребенок узнает себя на фотографиях и видео, даже если это младшее «я».
Уровень 5 — Самосознание или «мета-самосознание». Ребенок осознает себя и то, как их воспринимают другие.

Объективное самосознание, согласно APA, — это рефлексивное состояние сосредоточенного на себе внимания .«Это включает в себя оценку себя по сравнению с другими, а затем исправление поведения и убеждений по мере необходимости. Когда существуют различия между нашим идеальным и действительным «я», мы испытываем беспокойство. Чтобы исправить это, мы смотрим на других вне себя.

Итак, имея в виду уровни Роша, объективное самосознание происходит после пятого уровня. Саморегуляция, еще одна ключевая концепция в литературе по развитию, труднее без объективного самосознания. Саморегуляция — это наша способность контролировать свои действия и импульсы.Люди, которые могут это сделать, с большей вероятностью достигнут своих целей. Они также имеют тенденцию соответствовать определенным стандартам поведения. Дополнительные инструменты саморегулирования можно найти здесь.

Взгляд на работы Дюваля и Виклунда

В 1972 году двое исследователей разработали идею объективного самосознания. Они утверждали, что в любой момент человек может быть сосредоточен на себе или на других. Кроме того, они считали, что внутренний фокус предполагает сравнение себя со стандартами.

Эти стандарты возникают в результате взаимодействия с внешней средой.После усвоения человек может внести коррективы в свои мысли и поведение. Чем более сосредоточен на себе человек, тем более самосознательным он становится.

Чтобы проверить свои идеи, они провели серию экспериментов. В одном исследовании они стремились определить, изменятся ли мнения и результаты работы, если субъект станет более осведомленным. Серия из трех экспериментов показала, что это так (Wicklund & Duval, 1971).

Субъекты, которые были записаны на пленку, подверглись воздействию телекамеры или смотрели в зеркало во время выполнения задания, показали повышенное самосознание.Мнения испытуемых совпадали с указанным стандартом (эксперимент 1 и 2) или их производительность улучшилась (эксперимент 3).

Исследования Дюваля и Виклунда являются основой для современных исследований в области самосознания в целом и объективного самосознания в частности. Их работа показала, что эмпирическое исследование сосредоточенного на себе внимания возможно (Morin, 2011).

Взгляд на теорию социальной психологии

Социальная психология — это раздел психологии, изучающий человеческие взаимодействия.Таким образом, понятно, что самосознание представляет интерес для этих исследователей. Ученые хотят знать происхождение и последствия наших взаимодействий. Понимание взаимосвязи между повышением самосознания и стандартами важно.

Социальные психологи изучают следующие вопросы:

  • Есть ли автоматическое сравнение себя со стандартами? (Сильва и Филлипс, 2013)
  • Каковы эффекты общественного и частного самосознания на деиндивидуализацию и агрессию? (Прентис-Данн и Роджерс, 1982)
  • Как самосознание влияет на лидерство? (Шоури и Манаса, 2014)
  • Влияет ли самосознание на поведение потребителей? Если да, то как? (Ertimur & Lavoie, 2019)
  • Как культура влияет на самосознание? (Стивен, 2005)

Изучение самосознания в рамках социальной психологии продолжается.Это область, наполненная динамическими исследованиями и не лишенная критики (Silvia & Duval, 2001). Сильвия и Дюваль выделяют три области, требующие дальнейшего внимания.

Это:

  • как ожидания влияют на подход и избежание нестандартных несоответствий,
  • сущность стандартов; и,
  • роль причинной атрибуции в управлении сокращением несоответствий.

7 примеров теории самосознания

Самосознание — это быть «сонастроенным» с самим собой по отношению к другим.Если вы начальник, который не слушает своих сотрудников, вы можете не осознавать их восприятие вас. Одним из инструментов управления, который часто используется для решения этой проблемы, является обратная связь на 360 градусов.

Некоторые другие примеры теории:

Осведомленность о…

  • ваших действий в данный момент,
  • отношения к вашим действиям в данный момент,
  • ваших эмоций в данный момент,
  • как вы хотите, чтобы другие воспринимали вас,
  • ваш внешний вид,
  • внутренних конфликтов (Например, между вашими убеждениями и действиями),
  • ваших убеждений и ценностей; и,
  • взглядов, чувств и убеждений других людей (ToM).

Неспособность развить самосознание может создавать неудобства для других. Это также может привести к еще большему конфликту. Есть несколько ситуаций, в которых человеку может не хватать самосознания, которое находится вне его контроля.

Например, люди с определенными нейродегенеративными заболеваниями (болезнь Альцгеймера, другие формы деменции, анозогнозия — некоторые люди с шизофренией или биполярным расстройством), неврологическими расстройствами и нарушениями развития (расстройство аутистического спектра) и травмами головного мозга.В некоторых из этих ситуаций человек все же может научиться осознавать себя.

Что такое теория самовосприятия и чем она отличается?

Дэрил Бем (1972) разработал эту теорию формирования базовых человеческих установок. Люди наблюдают за своим поведением, а затем решают, какое отношение вызвало это поведение. Опыт не требуется или не требуется. Бем считал, что люди используют тот же подход при интерпретации поведения других. Поведение случается; следуют эмоции.

Например, попробуйте это:

Посмотрите в зеркало и нахмуриться. Делайте это несколько минут. Затем спросите себя, как вы себя чувствуете. Ты злишься? Раздражает? Раздраженный? Ваше поведение вызвало эмоции.

Другой пример — идея « подделывать, пока не получится ». Может быть, у вас был ужасный день, но, поскольку вы согласились посетить общественное мероприятие, вы чувствуете себя обязанным явиться. После прибытия люди делают то, что все ожидают. Они приветствуют вас, вы их приветствуете, и все улыбаются.Прежде чем вы это узнаете, вы забываете обо всем, что вас раздражало. Вы «чувствуете» себя более счастливым или менее раздраженным, потому что имитировали ожидаемое поведение «кивнуть и улыбнуться».

Одно из различий между этими двумя теориями состоит в том, что самовосприятие утверждает, что поведение предшествует эмоциям. Это происходит без явного сравнения с отношением или поведением других.

Что такое навыки самосознания?

Дэниел Гоулман (2012) описывает навыки самосознания как « знать, что мы чувствуем и почему.Они являются основой хорошей интуиции и принятия решений. [Самосознание] — это моральный компас ». Его теория эмоционального интеллекта (Hay Group, 2005) описывает три способности, связанные с самосознанием.

Это:

  • Эмоциональное самосознание — Распознавание своих эмоций и их последствий,
  • Точная самооценка — знание своих сильных и слабых сторон; и,
  • Уверенность в себе — сильное чувство собственного достоинства и возможностей.

Эти три навыка имеют решающее значение для развития эмоционального интеллекта (Goleman, 2012). Мы уже понимаем, что люди — социальные животные. Наше общение часто происходит на бессознательном уровне (Mlodinow, 2012).

Вспомните время, когда у вас не было хорошего дня. С кем общались? Неважно, хорошо ли вас знал человек или нет. В большинстве случаев люди очень точно определяют бессознательное общение. Осознание себя может привести к большему успеху в отношениях в различных сообществах.

7 способов улучшить навыки самосознания

Мы коснулись некоторых исследований о роли самосознания в нашей жизни. Теперь вопрос: « Как нам улучшить этот навык? ”К счастью, есть несколько способов сделать это.

Вы можете попробовать каждый из описанных ниже вариантов, чтобы определить, какой из них вам больше всего подходит:

  1. Научитесь медитировать . Если это кажется сложным, начните с 30 секунд медленного и глубокого дыхания.
  2. Обратиться за обратной связью . Иногда мы не знаем своих сильных и слабых сторон. Задавая вопросы другим, мы видим, где мы можем улучшить, а также где мы уже преуспеваем.
  3. Научитесь записывать, отслеживать и анализировать свои цели . Когда вы видите, что достигаете целей, вы понимаете, что заставляет вас делать это или нет.
  4. Используйте оценку личности и черт характера, чтобы получить понимание . Примеры включают VIA Character Survey и StrengthsFinder, но есть и другие.
  5. Журнал . Позвольте себе свободно писать или использовать подсказки. Оба помогают вам по-другому взглянуть на свои мысли, убеждения и чувства.
  6. Напишите утренние страницы . Эта идея принадлежит Джулии Кэмерон и ее книге The Artist’s Way . Каждое утро пишите три страницы от руки того, что приходит вам в голову. Даже если все, что вы пишете на трех страницах, это: «Я не могу придумать, что написать», это нормально. Дело в том, чтобы позволить себе выбросить все из головы перед тем, как начать свой день.Это может выглядеть как нагромождение разного рода мусора. Это также может стать чем-то, что вы сможете продолжить позже. Это поток сознания, пишущий, а не замысел и планирование. Не перечитывайте свои страницы, если, конечно, не возникнет идея чего-то интересного (ядро для книги? Решение проблемы?) Вы можете узнать что-то удивительное о том, кто вы, что вы цените и что для вас наиболее важно. .
  7. Азбука Альберта Эллиса . Каждый из нас переживает события, вызывающие негативные эмоциональные реакции.Эти эмоциональные реакции проявляются в виде внутреннего диалога или убеждений. Эллис разработал терапию рационального эмоционального поведения (REBT), чтобы помочь людям лучше справляться с иррациональными убеждениями, связанными с неблагоприятными событиями. REBT увеличивает наше самосознание, обучая нас « выявлять, оспаривать и заменять самоубийственные убеждения более здоровыми, которые способствуют эмоциональному благополучию и достижению целей.

Вы также можете ознакомиться с нашей подборкой книг по самосознанию, которые помогут вам улучшить свои навыки.

7 Полезные занятия и упражнения (PDF)

Пришло время глубоко погрузиться в конкретные практики, которые вы можете принять и адаптировать в своем стремлении к самосознанию. Каждый из них работает с отдельными людьми и группами.

1. Назначьте себе свидание.

Свидания с художником — еще одно упражнение, созданное Джулией Кэмерон, — это интересный способ раскрыть свою творческую сторону. Раз в неделю придумывайте что-нибудь, чему было бы интересно научиться или исследовать. Например, будьте туристом в собственном городе.Что вы можете обнаружить, чего еще не знали? Решите поискать определенную форму во время прогулки.

Есть бесчисленное множество способов провести свидания с артистами. Ваши экспедиции обязательно пробудят ваше воображение. Они также могут помочь вам лучше понять свое творческое начало. Кто вы в наиболее творческой форме? Вы более игривы?

Чтобы адаптировать пример к условиям небольшой группы, предложите каждой группе выбрать одну вещь, которую они будут искать.Затем выходите на улицу. Выделите до 15 минут на исследование. Когда все вернутся, участники группы могут записать свой опыт. Фасилитатор также может пригласить членов группы поделиться своим опытом.

2. Окно Джохари.

Советник Карл прекрасно объясняет это на видео ниже. Задача представляет собой комбинированную самооценку и другую оценку. Полученные вами идеи помогут вам стать более самосознательными. Если вы хотите изучить этот подход, посетите Kevan.org.

На сайте вы увидите список прилагательных.Вы определяете пять-шесть слов, которые описывают вас, а затем делитесь ссылкой с другими. Когда ваши друзья и коллеги оставляют вам отзывы, они могут делать это анонимно. Вам не нужно ни на что подписываться.

3. Смена парадигмы.

Вам потребуются большие цветные изображения или реклама. Из своей стопки выберите одну картинку. Разрежьте изображение на более мелкие части, чтобы вы не могли определить, что это было раньше. Создайте новый дизайн и дайте ему название.Если вы делаете это с кем-то другим, объясните, что это за новое изображение и каким оно было изначально. Когда закончите, подумайте над этими вопросами:

  • Каково было преобразовать одно изображение в другое?
  • Насколько сложно было «отпустить» первую картинку?
  • Что нужно, чтобы «отпустить» одно, чтобы на его место пришло что-то новое?
  • Когда вы успешно делали это в прошлом? ИЛИ Когда вы это видели успешно?

4.Кто эти люди?

Иногда бывает сложно изменить наше мышление. Нам становится комфортно там, где мы есть, и с тем, кем мы стали. Кроме того, перемены могут быть пугающими и трудными. В этом упражнении вы должны расшифровать список из десяти анаграмм. Например:

  1. В АРЕСТЕ
  2. COD ROTS
  3. ШПИЛЬКА ДЛЯ МОНЕТ
  4. СТЬЮ СЭР
  5. ЖУРНАЛ REF
  6. SNAG MARE
  7. ЧИТЕР
  8. КИШКА
  9. SLY WARE
  10. ТАРТ

Когда закончите, задумайтесь над этими вопросами,

  • Что мешало вам увидеть ответы?
  • Что помогло вам разгадывать анаграммы?
  • Какие идеи или убеждения, которых вы придерживаетесь, служат ограничениями или ограничениями?

5.Разум важнее тела.

Верите ли вы, что наши мысли влияют на реакцию нашего тела? Для этого упражнения вам понадобится напарник. Попросите друга встать перед вами с закрытыми глазами и вспомнить положительный опыт.

Когда они будут готовы, попросите их кивнуть. Попросите вашего партнера поднять доминирующую руку на высоту плеч и сжать кулак. Их рука должна быть параллельна полу и находиться перед ними. Скажите своему партнеру, чтобы он назвал свое имя, когда вы пытаетесь опустить его руку.Теперь твоя очередь.

Выполните ту же процедуру, что и раньше, но на этот раз вы вспомните неприятное воспоминание. Когда ваш партнер просит вас поднять руку, вы назовете вымышленное имя вместо своего собственного. Скорее всего, рука вашего партнера не сильно опустилась, если вообще опустилась, а вот ваша.

Подумайте об этом:

  • Каково типичное воздействие на наш организм, когда мы счастливы и честны?
  • Каково типичное воздействие на наше тело, когда мы чувствуем себя негативными или неправдивыми?

6.Упражнение для интуитивного рисования маори.

Лекари маори из Новой Зеландии использовали это как способ помочь людям оценить свою жизнь. Делается ежегодно и обычно в день рождения, человек исследует свое прошлое, настоящее и будущее, рисуя картинку.

Вам понадобятся: (1) ручка или карандаш (2) один простой лист бумаги 8 1/2 ′ ′ x 11 ′ ′ или больше; Дополнительные (3) цветные ручки, маркеры или мелки.

Нарисуйте большой круг на листе бумаги, создав то, что маори назвали бы «священным местом» для себя на странице.На обратной стороне бумаги напишите эти слова:

Змея
Цветок
Бабочка
Птичья тропа
Гора
Укрытие
Дерево

Нарисуйте эти восемь символов в своем священном месте в любом месте. Уделите столько времени, сколько захотите. После того, как вы закончите, добавьте пунктирную горизонтальную и вертикальную линии, чтобы разделить лист на четыре квадранта. Объяснение длинное. Ищите здесь. Это замечательное занятие каждый год.

7. Саморефлексия на эмоциональном интеллекте (PDF).

Это упражнение, разработанное Хьюго Альбертсом, призвано помочь вам в оценке вашей способности:

  • поймите свои эмоции,
  • понимать чужие эмоции,
  • регулируйте свои эмоции; и,
  • используйте свои эмоции, чтобы улучшить себя.

По каждой из вышеперечисленных областей вы оцениваете свои текущие способности и то, как вы можете их усилить. Альбертс включает несколько вопросов, которые заставят вас задуматься.

Например, если вы пытаетесь лучше понять свои эмоции, задумайтесь над этим:

  1. Насколько хорошо я понимаю, как я себя чувствую?
  2. Насколько хорошо я знаю, счастлив я или нет?
  3. Насколько хорошо я могу замечать, когда я зол, грустен, мне скучно и т. Д.?
  4. Насколько хорошо я умею определять в себе эмоциональные перепады?

После рассмотрения списка вопросов напишите свой текущий анализ. Затем напишите о том, как, по вашему мнению, вы могли бы улучшить свои навыки в этой области. В каждом разделе оценки в среднем шесть вопросов.

В группе фасилитатор может представить это на примере. После обсуждения примера члены группы работают независимо. Ограничения по времени могут не позволить завершить каждую аттестацию во время семинара.

Есть несколько способов справиться с этим,

  • Если группа собирается на несколько дней, это может быть домашнее задание.
  • Если группа собирается только один раз, инструктор может посоветовать завершить работу дома.
  • Если группа соберется снова, участники смогут поделиться своими мыслями в небольших группах. Фасилитатор также может пригласить большую группу для тех, кому комфортно.

Совместное использование с другими необязательно и не является частью первоначальной деятельности.Альбертс также предоставляет список предлагаемых чтений. Вы можете узнать больше об этом и других инструментах в наборе инструментов для позитивной психологии.

Сообщение о возвращении домой

Самосознание — один из лучших способов создать гармоничную жизнь. Подобно мышце, которая атрофируется без использования, недостаток самосознания может разрушить наши отношения не только с другими, но и с самими собой.

К счастью, мы не должны позволять этому случаться. Такие упражнения, как медитация, ведение дневника и другие, которые включают последовательное размышление, укрепляют наше самосознание.

Что вы будете делать сегодня, чтобы осознать себя?

  • Альбертс, Х. (2018). Саморефлексия на эмоциональном интеллекте. Инструментарий позитивной психологии.
  • APA (нет данных). Теория самосознания [запись в веб-журнале]. Американская психологическая ассоциация. Получено 15 октября 2019 г. с сайта https://dictionary.apa.org/self-awareness-theory
  • .
  • Бем, Д. Дж. (1972). Теория самовосприятия. В Л. Берковиц (ред.), Успехи экспериментальной психологии (т.6, с. 1-62). Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.
  • Бояатзис, Р.Э., Гоулман, Д. и Ри, К. (1999). Кластеризация компетентности в эмоциональном интеллекте: выводы из опросника эмоциональной компетентности (ECI). Департамент организационного поведения, Школа менеджмента Weatherhead. Кейс Вестерн Резервный университет. Получено 19 октября 2019 г. с сайта https://weatherhead.case.edu/departments/organizational-behavior/workingPapers/WP%2099-6.pdf
  • .
  • Brainy Quote (нет данных). Цитаты самосознания.Получено 21 октября 2019 г. с веб-сайта https://www.brainyquote.com/topics/self-awareness-quotes
  • .
  • Brownell, C.A., Zerwas S., & Ramani, G.B. (2007). «So Big»: развитие телесного самосознания у малышей. Child Dev., 78 (5), 142601440. doi: 10.1111 / j.1467-8624.2007.01075.x
  • Советник Карл (21 октября 2016 г.). Окно Джохари: полезный инструмент для понимания себя. Получено 18 октября 2019 г. с веб-сайта https://youtu.be/Pk8ZRgsSLiQ.
  • Duval, S., & Wicklund, R.А. (1972). Теория объективного самосознания. Нью-Йорк: Academic Press.
  • Ertimur, B. & Lvaoie, D.R. (2019). Калибровка себя: развитие самосознания и поощрение саморегулирования в понимании поведения потребителей. Обзор маркетингового образования, 29 (2), 113-118. DOI: 10.1080 / 10528008.2019.1609993
  • Гоулман Д. (23 апреля 2012 г.). Дэниел Гоулман представляет «Эмоциональный интеллект». Получено 19 октября 2019 г. с https://youtu.be/Y7m9eNoB3NU
  • .
  • Hay Group (ноябрь 2005 г.).Опросник эмоциональной компетентности (ECI). Центр исследований и инноваций Макклелланда. Получено 19 октября 2019 г. с сайта http://www.eiconsortium.org/pdf/ECI_2_0_Technical_Manual_v2.pdf
  • .
  • Heine, S.J. (2005). Позитивная самооценка: понимание универсальности и вариативности в разных культурах. Журнал культурной и эволюционной психологии, 2 (1-2), 109-122. DOI: 10.1556 / JCEP.2.2004.1-2.7
  • Хуанг, А. Х., Хьюз, Т. Л., Саттон, Л. Р., Лоуренс, М., Чен, X., Цзи, З., и Зелеке, В. (2017).Понимание себя у людей с расстройствами аутистического спектра (РАС): обзор литературы. Границы в психологии, 8, 1422. doi: 10.3389 / fpsyg.2017.01422
  • Окно Джохари (11 февраля 2006 г.). Получено 18 октября 2019 г., с https://kevan.org/johari
  • .
  • Килкенни, А. (22 мая 2010 г.). Упражнения по рисованию маори. Получено 18 октября 2019 г. с https://monthlymakeovers.wordpress.com/2010/05/22/maori-drawing-exercise/
  • .
  • Маклеод, С. (2019). Когнитивно-поведенческая терапия [запись в веб-журнале].Просто психология. Получено 18 октября 2019 г. с сайта https://www.simplypsychology.org/cognitive-therapy.html
  • .
  • Млодинов, Л. (2012). Подсознательный: как ваше подсознание управляет вашим поведением. Нью-Йорк: Винтаж
  • Морин, А. (2011). Самосознание. Часть 1: Определение, меры, эффекты, функции и предпосылки. Компас социальной и психологии личности, 5 (10), 807-823. DOI: 10.1111 / j.1751-9004.2011.00387.x
  • Национальный альянс по психическим заболеваниям (без даты).Анозогнозия [запись в веб-журнале]. Получено 21 октября 2019 г. с сайта https://www.nami.org/learn-more/mental-health-conditions/related-conditions/anosognosia
  • .
  • Прентис-Данн, С. и Роджерс, Р. У. (1982). Влияние общественного и частного самосознания на деиндивидуализацию и агрессию. Журнал личности и социальной психологии, 43 (3), 503-513. http://dx.doi.org/10.1037/0022-3514.43.3.503
  • Rochat, P. (2003). Пять уровней самосознания в раннем возрасте. Сознание и познание, 12 (4), 717-731. Получено 15 октября 2019 г. с сайта http://www.psychology.emory.edu/cognition/rochat/lab/fivelevels.pdf. DOI: 10.1016 / s1053-8100 (03) 00081-3
  • Scannell, E.E. & Newstrom, J.W. (1994). Еще больше игр, в которые играют тренеры: экспериментальные обучающие упражнения. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл,
  • Сильвия П.Дж. и Филлипс А.Г. (2013). Самосознание без осознания? Неявное сосредоточение на себе внимания и саморегуляция поведения. Самоидентификация, 12 (2), 114-127.
  • Сильвия П.Дж. и Дюваль Т.С. (2001). Теория объективного самосознания: недавний прогресс и постоянные проблемы. Обзор личности и социальной психологии, 5 (3), 230-241. DOI: 10.1207 / S15327957PSPR0503_4
  • Шаны-Ур, Т., Лин, Н., Розен, Х. Дж., Соллбергер, М., Миллер, Б. Л., и Ранкин, К. П. (2014). Самосознание при нейродегенеративных заболеваниях зависит от нейронных структур, опосредующих внимание, ориентированное на вознаграждение. Мозг: журнал неврологии, 137 (Pt 8), 2368–2381. DOI: 10.1093 / мозг / awu161
  • Showry, M. & Manasa, K.V.L. (2014). Самосознание — ключ к эффективному лидерству. IUP Journal of Soft Skills, 8 (1), 15-26.
  • Synapse (нет данных). Нарушение самосознания и черепно-мозговая травма [запись в веб-журнале]. Получено 21 октября 2019 г. с сайта https://synapse.org.au/information-services/impaired-self-awareness-brain-injury.aspx
  • .
  • Институт Альберта Эллиса (без даты). Получено 18 октября 2019 г. с сайта https://albertellis.org/.
  • Виклунд, Р.А. и Дюваль С. (1971). Изменение мнения и повышение производительности в результате объективного самосознания. Journal of Experimental Social Psychology, 7 (3), 319-342.

Что такое самосознание и почему это важно? [+5 способов увеличить его]

Самосознание — это способность ясно и объективно видеть себя через рефлексию и самоанализ.

Хотя может оказаться невозможным достичь полной объективности в отношении самого себя (этот спор продолжает бушевать на протяжении всей истории философии), определенно существуют степени самосознания.Он существует в спектре.

Хотя у каждого есть фундаментальное представление о том, что такое самосознание, мы не знаем точно, откуда оно взялось, каковы его предшественники или почему у некоторых из нас, кажется, больше или меньше, чем у других.

Вот где приходит на помощь теория самосознания, предлагающая некоторые потенциальные ответы на подобные вопросы.

Перед тем, как продолжить чтение, мы подумали, что вы могли бы загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно . Эти научно обоснованные упражнения не только помогут вам улучшить самосознание, но и дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь .

Что такое теория самосознания?

Теория самосознания основана на идее, что вы не являетесь своими мыслями, а сущностью, наблюдающей за вашими мыслями; вы мыслитель, отдельный от своих мыслей (Duval & Wicklund, 1972).

Мы можем заниматься своим днем, не придавая нашему внутреннему «я» лишних мыслей, просто думая, чувствуя и действуя по своему желанию; однако мы также можем сосредоточить внимание на этом внутреннем «я» — способности, которую Дюваль и Виклунд назвали «самооценкой».”

Когда мы занимаемся самооценкой, мы можем задуматься о том, думаем ли мы, чувствуем и действуем так, как «должны», или следуем нашим стандартам и ценностям. Это называется сравнением с нашими стандартами правильности. Мы делаем это ежедневно, используя эти стандарты как способ судить о правильности наших мыслей и поведения.

Использование этих стандартов является важным компонентом практики самоконтроля, поскольку мы оцениваем и определяем, делаем ли мы правильный выбор для достижения наших целей.

Исследования по теме

Эта теория существует уже несколько десятилетий, что дает исследователям достаточно времени, чтобы проверить ее надежность. Глубина знаний о самосознании, его взаимосвязях и преимуществах может дать нам здоровую основу для повышения самосознания в себе и других.

Согласно теории, есть два основных результата сравнения себя с нашими стандартами правильности:

  1. Мы «проходим» или находим соответствие между собой и нашими стандартами.
  2. Мы «терпим неудачу» или обнаруживаем несоответствие между собой и нашими стандартами (Silvia & Duval, 2001).

Когда мы обнаруживаем несоответствие между ними, мы оказываемся перед двумя вариантами: работать над уменьшением несоответствия или полностью избегать его.

Теория самосознания (и последующее ее исследование) предполагает, что есть несколько различных факторов, которые влияют на то, как мы решаем реагировать. По сути, все сводится к тому, как мы думаем, что все закончится; если мы верим, что у нас мало шансов изменить это несоответствие, мы стараемся его избегать.Если мы считаем, что нам удастся улучшить соответствие нашим стандартам корректности, мы принимаем меры.

Наши действия также будут зависеть от того, сколько времени и усилий, по нашему мнению, потребует реорганизация; чем медленнее будет прогресс, тем меньше вероятность, что мы возьмем на себя усилия по перестройке, особенно если воспринимаемое несоответствие между нами и нашими стандартами велико (Silvia & Duval, 2001).

По сути, это означает, что, столкнувшись со значительным несоответствием, которое потребует много последовательной и целенаправленной работы, мы часто просто не беспокоимся и стараемся избегать самооценки этого конкретного несоответствия.

Кроме того, наш уровень самосознания взаимодействует с вероятностью успеха в перестройке себя и наших стандартов, чтобы определить, как мы думаем о результате. Когда мы осознаем себя и верим, что есть высокие шансы на успех, мы обычно быстро приписываем этот успех или неудачу нашим усилиям.

И наоборот, когда мы осознаем себя, но верим, что шансы на успех низки, мы склонны думать, что на результат больше влияют внешние факторы, чем наши усилия (Silvia & Duval, 2001).Конечно, иногда наш успех в приведении в соответствие с нашими стандартами отчасти обусловлен внешними факторами, но мы всегда должны сыграть свою роль в наших успехах и неудачах.

Интересно, что у нас также есть некоторый контроль над нашими стандартами, так что мы можем изменить наши стандарты, если обнаружим, что не соответствуем им (Dana, Lalwani, & Duval, 1997).

Это произойдет с большей вероятностью, если мы будем больше ориентироваться на стандарты, чем на себя; если мы потерпим неудачу, когда мы сосредоточимся на стандартах больше, чем на нашей работе, мы с большей вероятностью обвиним стандарты и изменим их, чтобы они соответствовали нашей работе (Dana et al., 1997).

Хотя это может звучать как просто перекладывание вины на стандарты и, следовательно, освобождение себя от ответственности за реальное несоответствие, существует много ситуаций, в которых стандарты слишком строги. Кабинеты терапевтов заполнены людьми, которые придерживаются невероятно высоких стандартов, фактически не давая себе шансов на успех при сравнении себя со своими внутренними стандартами.

Из исследования самосознания ясно, что это важный фактор, влияющий на то, как мы думаем, как мы чувствуем и как мы действуем, и как мы реагируем на наши мысли, чувства и действия.

4 доказанных преимущества самосознания

Теперь давайте переключим наше внимание на исследования результатов самосознания.

Как вы могли догадаться, практика самосознания дает множество преимуществ:

  • Это может сделать нас более активными, повысить наше признание и способствовать позитивному саморазвитию (Sutton, 2016).
  • Самосознание позволяет нам видеть вещи с точки зрения других, практиковать самоконтроль, работать творчески и продуктивно и испытывать гордость за себя и свою работу, а также общую самооценку (Silvia & O’Brien, 2004).
  • Это приводит к лучшему принятию решений (Ridley, Schutz, Glanz, & Weinstein, 1992).
  • Это может помочь нам лучше справляться с работой, лучше общаться на рабочем месте, повысить нашу уверенность в себе и улучшить состояние, связанное с работой (Sutton, Williams, & Allinson, 2015).

Перечисленные преимущества являются достаточной причиной для работы над улучшением самосознания, но этот список ни в коем случае не является исчерпывающим. Самосознание может улучшить практически каждый ваш опыт, поскольку это инструмент и практика, которые можно использовать где угодно и когда угодно, чтобы обосноваться в данный момент, реалистично оценить себя и ситуацию и помочь вам сделать правильный выбор.

3 примера навыков самосознания

Итак, мы знаем, что самосознание — это хорошо, но как оно выглядит? Как практиковать самосознание?

Ниже приведены три примера людей, практикующих навыки самосознания:

Боб за работой

Бобу сложно составлять квартальный отчет на работе, и он часто дает некачественные результаты. Он замечает несоответствие между его стандартами и результатами и занимается самооценкой, чтобы определить, откуда оно взялось и как его улучшить.

Он спрашивает себя, что делает эту задачу такой сложной для него, и понимает, что, кажется, у него никогда не было проблем с выполнением работы, которая входит в отчет, но он борется с тем, чтобы написать его связно и четко.

Боб решает исправить несоответствие, пройдя курс по совершенствованию своих навыков письма, попросив коллегу просмотреть его отчет перед его отправкой и создав повторно используемый шаблон для будущих отчетов, чтобы он обязательно включил всю соответствующую информацию.

Моник дома

У Моник проблемы в отношениях со своим парнем Луисом.Она думает, что Луис воспринимает ее как должное, и он не говорит ей, что любит ее и не разделяет достаточно привязанности. Они часто ссорятся из-за этого.

Внезапно она понимает, что может внести свой вклад в проблему. Она смотрит внутрь себя и видит, что не очень часто выказывает признательность Луису, и что она не замечает приятных вещей, которые он делает для нее по дому, и небольших физических прикосновений, которые показывают его привязанность.

Моник рассматривает свои мыслительные процессы, когда Луис упускает возможность заставить ее почувствовать себя любимой, и отмечает, что она предполагает, что он намеренно избегает делать то, что ей нравится.Она проводит время, размышляя и разговаривая с Луисом о том, как они хотят проявлять и получать любовь, и они начинают работать над улучшением своих отношений.

Бриджит одна

Бриджит борется с низкой самооценкой, которая вызывает депрессивные симптомы. Она недостаточно хорошо себя чувствует и не принимает возможности, которые появляются из-за этого. Она начинает работать с терапевтом, чтобы помочь ей развить самосознание.

В следующий раз, когда ей представится возможность, она думает, что не хочет ее использовать, и сначала решает отказаться от нее; но с помощью некоторых техник самосознания Бриджит понимает, что она только говорит себе, что не хочет этого делать, потому что боится, что не будет достаточно хорошей.

Бриджит напоминает себе, что она достаточно хороша, и перенаправляет свои мысли на «а что, если я добьюсь успеха?» вместо «а что, если я проиграю?» Она принимает эту возможность и продолжает использовать самосознание и любовь к себе, чтобы повысить свои шансы на успех.

Эти три истории иллюстрируют, как может выглядеть самосознание и что оно может сделать для вас, когда вы к нему подключитесь. Без самосознания Боб продолжал бы выдавать плохие отчеты, Моник продолжила бы неудовлетворительные отношения или разорвала бы отношения, а Бриджит никогда бы не воспользовалась возможностью, которая помогла ей вырасти.

Если вы их поищете, то найдете эти истории повсюду.

5 способов повысить самосознание

Теперь у нас есть несколько ярких примеров самосознания. Мы знаем, как выглядит самосознание и рост. Но как это сделать? Что наши главные герои делали, чтобы практиковать самосознание?

Есть много способов развить и практиковать самосознание, но вот некоторые из наиболее эффективных:

1.Практика осознанности и медитации

Внимательность — это присутствие в данный момент и уделение внимания себе и своему окружению, а не потеря в мыслях, размышлениях или мечтаниях.

Медитация — это практика сосредоточения вашего внимания на чем-то одном — например, на дыхании, мантре или чувстве — и позволяя мыслям плыть мимо, вместо того, чтобы цепляться за них.

Обе практики могут помочь вам лучше осознать свое внутреннее состояние и свои реакции на вещи.Они также могут помочь вам определить свои мысли и чувства и не увлечься ими настолько, что вы потеряете контроль над собой.

2. Практика йоги

Йога — это физическая практика, но это в равной степени и умственная практика. Пока ваше тело растягивается, изгибается и изгибается, ваш разум учится дисциплине, самопринятию и осознанности. Вы лучше осознаете свое тело и все возникающие чувства, и вы станете лучше осознавать свой разум и возникающие мысли.

Вы даже можете сочетать йогу с осознанностью или медитацией, чтобы повысить свое самосознание.

3. Найдите время подумать

Рефлексия может осуществляться разными способами (включая ведение дневника; см. Следующий совет), и ее можно настроить в зависимости от размышляющего человека, но важно проанализировать свои мысли, чувства и поведение, чтобы увидеть, где вы соответствуете своим стандартам, где вы провалил их, и где можно было улучшить.

Вы также можете поразмышлять над своими стандартами, чтобы увидеть, подходят ли они вам, чтобы их придерживаться.Вы можете попробовать вести дневник, говорить вслух или просто сидеть тихо и думать о том, что помогает вам задуматься о себе.

4. Ведение журнала

Преимущество ведения дневника заключается в том, что он позволяет идентифицировать, прояснять и принимать свои мысли и чувства. Это поможет вам узнать, чего вы хотите, что цените и что работает для вас. Это также может помочь вам узнать, чего вы не хотите, что для вас не важно и что вам не подходит.

Оба одинаково важны для изучения.Любите ли вы писать быстрые записи, маркированные списки или стихи, запись своих мыслей и чувств поможет вам стать более осознанными и осознанными.

5. Спросите людей, которых любите

Очень важно чувствовать, что мы знаем себя изнутри, но и внешняя обратная связь тоже помогает. Спросите свою семью и близких друзей о том, что они думают о вас. Попросите их описать вас и посмотреть, что вам кажется правдой, а что вас удивляет.

Тщательно обдумывайте то, что они говорят, и думайте об этом, когда ведете дневник или иным образом размышляете.Конечно, не принимайте слова одного человека за Евангелие; вам нужно поговорить с множеством людей, чтобы получить полное представление о себе.

И помните, что, в конце концов, для вас важнее всего ваша вера и чувства!

Важность консультирования и коучинга

Самосознание — мощный инструмент, который при регулярной практике может принести больше пользы для коучей и клиентов, чем что-либо еще, которым профессионал может поделиться с ними.Чтобы добиться реальных, значительных и устойчивых изменений, люди должны иметь возможность заглянуть внутрь себя и познакомиться с этой внутренней средой.

Развитие самосознания должно быть главным приоритетом практически для всех клиентов, после чего можно начинать более традиционные коучинг и консультирование. Например, вы можете посоветовать кому-то его вредные привычки и дать 1000 способов избавиться от них.

Тем не менее, если они не понимают, почему они вообще склонны к этим вредным привычкам, это почти гарантия того, что они либо никогда не откажутся от этих привычек, либо бросят их на время и просто продолжат с того места, где они остановились, когда дела пойдут дальше. жесткий.

Самосознание важно не только для подопечного или клиента; это также важно для тренера или консультанта. Фактически, самосознание является основным стандартом в Стандартах Совета по аккредитации консультирования и связанных с ними образовательных программ (CACREP) (2009) для профессии, как требование к консультантам и необходимый навык для развития клиентов.

Чтобы дать компетентный совет и дать действенный совет, требуется хорошее самосознание. Кроме того, самосознание поможет заботливому консультанту не слишком увлекаться проблемами своего клиента и не смотреть на проблемы через свои собственные искаженные линзы.

Чтобы по-настоящему помочь кому-то, важно видеть вещи с их точки зрения, а для этого нужно быть достаточно самосознательным, чтобы иногда отбросить наши мысли и чувства.

Медитация, внимательность и самосознание

Связь между медитацией, внимательностью и самосознанием очевидна, а это значит, что неудивительно, что практика первых двух естественным образом приводит к усилению третьего.

Когда мы медитируем или практикуем внимательность, мы обращаем внимание на вещи, которые часто можно игнорировать в нашей повседневной работе: настоящий момент и наш собственный внутренний опыт.Те, кто знакомится со своими мыслительными процессами и паттернами, в большей степени способны адаптировать и улучшать их, просто осознавая свои процессы и паттерны, и давая себе механизм для практики и совершенствования.

Действительно, программа, направленная на повышение самосознания (среди прочего) с помощью йоги и медитации, привела к ряду улучшений, в том числе к большему положительному влиянию, меньшему стрессу, большей внимательности, большей устойчивости и даже большему удовлетворению от работы (Трент, Борден , Miraglia, Pasalis, Dusek, & Khalsa, 2019).

Самосознание и эмоциональный интеллект

Эмоциональный интеллект можно определить как совокупность способностей, которые позволяют нам распознавать и регулировать эмоции в себе и других (Goleman, 2001).

Согласно наиболее популярной теории эмоционального интеллекта от психолога и автора Дэниела Гоулмана, самосознание имеет решающее значение не только для эмоционального интеллекта — это один из пяти компонентов.

Эти пять компонентов:

  1. Самосознание
  2. Саморегулирование
  3. Социальные навыки
  4. сочувствие
  5. Мотивация

Другие популярные теории эмоционального интеллекта также включают самосознание в качестве основного компонента, что делает его одним из факторов, с которым согласны практически все исследователи и эксперты (Goleman, 2001).

Самосознание — необходимый строительный блок эмоционального интеллекта; это строительный блок, на котором построены остальные компоненты. Чтобы саморегулировать, нужно обладать самосознанием, а социальные навыки будут слабыми и бесполезными, если вы недостаточно осведомлены о том, когда и как их использовать.

Если вы хотите развить свой эмоциональный интеллект, самоосознание — первая остановка. Убедитесь, что вы развили сильные навыки самосознания, прежде чем отдавать все силы другим элементам.

4 совета по улучшению самосознания в отношениях

Если вы хотите быть больше похожей на Моник после рефлексии, чем на Моник до рефлексии (см. Примеры навыков самосознания в действии выше), или если вы собираетесь помочь своим клиентам справиться с их проблемами в отношениях, вот несколько отличных советы по развитию самосознания в контексте отношений:

  1. Практикуйте внимательность, особенно при общении со своими близкими.Обратите внимание на слова, которые они говорят, их тон, язык тела и выражения лиц. Мы часто передаем гораздо больше информации с помощью последних трех, чем с помощью одних слов. Уделите все свое внимание своим близким.
  2. Регулярно обсуждайте отношения. Важно смотреть на вещи в перспективе и следить за тем, чтобы ничего не упало между щелями. Когда вы регулярно говорите о своих отношениях с близкими, гораздо сложнее избегать или игнорировать вещи, которые могут обернуться проблемами.Это также поможет вам задуматься о своей стороне и подготовиться к обсуждению своих мыслей, чувств и поведения вместе со своими близкими.
  3. Проводите время вместе и врозь. Это особенно важно для романтических отношений, поскольку мы часто проводим большую часть или даже все свое свободное время с нашим супругом или партнером. Однако, как вы сильно любите и любите проводить время со своим партнером, каждому нужно какое-то время наедине с собой.

    Удостоверьтесь, что вы и ваш партнер получаете некоторое «я» время, чтобы подумать о том, чего вы хотите, что вам нужно и каковы ваши цели.Это поможет вам не слишком слиться с партнером и сохранить независимость и стабильность. Тогда, поскольку в отношениях будут два независимых, стабильных и здоровых взрослых, для обоих партнеров будет еще больше удовлетворения и удовлетворения, когда они будут проводить время вместе.

  4. Поделитесь своей точкой зрения и примите во внимание их точку зрения. Легко слишком увлечься нашим взглядом на вещи; однако здоровые отношения требуют, чтобы мы учитывали потребности других в дополнение к нашим собственным.Чтобы знать, что нужно нашим близким, и удовлетворить эти потребности, мы должны сначала определить и понять их. Мы делаем это, практикуя самоосознание и делясь этим осознанием с нашими друзьями и семьей.

    Если вы никогда не выясняете у своих близких их взгляды или чувства, это может привести к тому, что вы отдаляетесь друг от друга и препятствует настоящей, удовлетворяющей близости. Спросите своих близких об их взглядах на вещи и поделитесь с ними своей точкой зрения.

Роль на рабочем месте и лидерство

Как отмечалось ранее, самосознание улучшает наше общение, уверенность и производительность труда (Sutton et al., 2015).

Легко увидеть, как самосознание может привести к этим результатам на рабочем месте, поскольку лучшая самооценка, естественно, приводит к улучшению согласованности между нашими действиями и нашими стандартами, что приводит к повышению производительности.

По словам Таши Эйрих из Harvard Business Review, самосознание можно разделить на две категории или типа: внутреннее самосознание и внешнее самосознание.

Внутреннее самосознание — это то, насколько хорошо мы видим себя, свои сильные и слабые стороны, ценности и т. Д., в то время как внешнее самосознание — это понимание того, как другие видят нас с теми же факторами (Eurich, 2018). Хорошие менеджеры и лидеры должны хорошо выполнять свои обязанности.

Хотя вы можете подумать, что больший опыт лидера и большая власть в своей роли ведет к лучшему самосознанию, это может быть не так. Опыт может быть положительным или отрицательным с точки зрения обучения и самосовершенствования. Даже положительный опыт может привести к тому, что кто-то приписывает себе успех, хотя он, возможно, больше связан с обстоятельствами, что ведет к ложной уверенности.

Фактически, HBR отмечает, что только 10-15% изучаемых ими людей проявляют самосознание, хотя большинство из нас считает, что мы осознаем себя (Eurich, 2018).

Чтобы улучшить самосознание, Эйрих рекомендует самоанализ, но с упором на то, чтобы задавать себе правильные вопросы. Она отмечает, что вопрос «почему» не всегда может быть эффективным, поскольку многие из наших внутренних процессов остаются скрытыми в нашем подсознании или бессознательном; вместо этого вопрос «что» может привести к лучшему самоанализу.

Например, вместо того, чтобы спрашивать: « Почему я так часто не справляюсь с этой задачей?» , вы можете спросить себя: « Каковы обстоятельства, при которых я не справляюсь с этой задачей, и что я могу сделать, чтобы их изменить?» Это не надежный метод, но он может помочь вам улучшить самосознание и повысить уровень соответствия вашим стандартам в определенных видах деятельности.

Самосознание учащихся и детей

Самосознание подходит не только руководителям и сотрудникам; он также может принести существенную пользу студентам, детям и подросткам. Те же преимущества, которые делают нас более продуктивными на рабочем месте, могут сделать учащихся более продуктивными в классе и дома: лучшее общение с учителями и сверстниками, большая уверенность в себе и большее удовлетворение результатами могут сделать учеников более счастливыми и здоровыми.

Эти льготы также распространяются на продвинутых студентов.Повышенное самосознание приводит к большему вниманию к себе у студентов-медиков (Saunders et al., 2007) и лучшему пониманию своих сильных сторон и способностей, а также к повышению эмоционального интеллекта у студентов-юристов (James, 2011).

Сообщение о возвращении домой

Короче говоря, немного дополнительного самосознания может принести большую пользу любому, у кого есть желание совершенствоваться. Эта часть включает в себя описание самосознания, изучение теории самосознания, примеры, а также советы и инструменты, которые вы можете использовать для повышения своего самосознания.Мы надеемся, что вы найдете эту информацию полезной для повышения вашей осведомленности или осведомленности ваших клиентов.

Какие упражнения вы используете для развития самосознания? Какие еще преимущества вы заметили? Дайте нам знать в комментариях ниже.

Если вам понравился этот пост, перейдите к книгам по самосознанию, которые еще больше помогут вам улучшить размышления.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно .

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © — это 6-модульный учебный пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и совершенствоваться. эмоциональная связь в их жизни.

  • CACREP, Стандарты 2009 г. Получено с https://www.cacrep.org/wp-content/uploads/2017/07/2009-Standards.pdf
  • Дана, Э.Р., Лалвани Н. и Дюваль С. (1997). Объективное самосознание и фокус внимания после осознания несоответствий в самооценке: изменение себя или изменение стандартов правильности. Журнал социальной и клинической психологии , 16, 359-380.
  • Duval, S., & Wicklund, R.A. (1972). Теория объективного самосознания . Академическая пресса.
  • Eurich, T. (2018). Что такое самосознание на самом деле (и как его развивать) . Гарвардский бизнес-обзор.Получено с https://hbr.org/2018/01/what-self-awareness-really-is-and-how-to-cultivate-it
  • .
  • Гоулман Д. (2001). Эмоциональный интеллект: проблемы построения парадигмы. В С. Чернисс и Д. Гоулман (ред.) Эмоционально интеллектуальное рабочее место. Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс.
  • Джеймс, К. (2011). Благополучие студентов-юристов: преимущества повышения психологической грамотности и самосознания с использованием внимательности, теории сильных сторон и эмоционального интеллекта. Обзор юридического образования , 21.https://epublications.bond.edu.au/ler/vol21/iss2/4
  • Ридли, Д. С., Шутц, П. А., Гланц, Р. С., и Вайнштейн, К. Э. (1992). Саморегулируемое обучение: интерактивное влияние метакогнитивного осознания и постановки целей. Журнал экспериментального образования , 60, 293-306.
  • Сондерс, П. А., Трактенберг, Р. Э., Чатерджи, Р., Амри, Х., Хараздук, Н., Гордон, Дж. С., Лампкин, М., и Харамати, А. (2007). Содействие самосознанию и размышлениям с помощью экспериментального курса «Навыки тела и разума» для студентов-медиков первого курса. Учитель медицины, 29, 778-784.
  • Сильвия П. Дж. И Дюваль Т. С. (2001). Объективная теория самосознания: недавний прогресс и устойчивые проблемы. Обзор личности и социальной психологии , 5, 230-241.
  • Сильвия, П. Дж., И О’Брайен, М. Э. (2004). Самосознание и конструктивное функционирование: возвращение к «человеческой дилемме». Журнал социальной и клинической психологии , 23, 475-489.
  • Саттон, А. (2016). Измерение эффектов самосознания: построение анкеты результатов самосознания.European’s Journal of Psychology , 12, 645-658.
  • Саттон, А., Уильямс, Х. М., и Аллинсон, К. У. (2015). Продольная оценка обучения самосознанию на рабочем месте с использованием смешанных методов. Европейский журнал обучения и развития, 39, 610-627.
  • Трент, Н. Л., Борден, С., Миралья, М., Пасалис, Э., Дусек, Дж. А., и Халса, С. Б. С. (2019). Улучшение психологического и профессионального благополучия в прагматическом контролируемом испытании программы на основе йоги для профессионалов. Журнал альтернативной и дополнительной медицины, 25, 593-605.

3 уровня самосознания

Ниже приведены три уровня самосознания с предостережением. Почему три уровня? Кто его знает? Просто смирись.

Уровень 1 — Какого черта вы делаете?

В жизни много боли и отказов. За последние 30 дней, сколько раз у вас было:

  • Испытываете трудности в отношениях с близким вам человеком?
  • Чувствовали себя одинокими, изолированными или неслышанными?
  • Чувствовали себя непродуктивно или растерялись в том, что делать?
  • Вы недосыпали, недоедали, мало энергии или нездоровы?
  • Подчеркнуты работой или финансами?
  • Не уверены в своем будущем?
  • Вы были физически ранены, заболели или ослабли?

Скорее всего, если вы сложите все это, вы получите около 30 из последних 30 дней.Это большой отстой!

Мы избегаем боли, отвлекаясь. Мы переносим наш разум в другое время, место или мир, где он может быть в безопасности и изолирован от повседневной боли. Мы смотрим в свои телефоны, мы зацикливаемся на прошлом или своем потенциальном будущем, строим планы, которые никогда не выполняем, или просто пытаемся забыть. Мы едим, пьем и трахаем себя до оцепенения, чтобы притупить реальность наших проблем. Мы используем книги, фильмы, игры и музыку, чтобы перенести нас в другой мир, где нет боли, и все всегда кажется легким, хорошим и правильным.

Итак, нет ничего плохого в отвлечении. Нам всем нужно какое-то развлечение, чтобы оставаться в здравом уме и счастливыми.

Другими словами, нам нужно убедиться, что мы выбираем то, что нас отвлекает, а наши отвлекающие факторы не выбирают нас. Мы сами предпочитаем отвлекаться, а не просто не можем отказаться от отвлечения. Нам нужно знать, когда мы выезжаем. Наше отвлечение нужно планировать и сдерживать небольшими порциями. Мы не можем отвлекаться.

Большинство людей проводят большую часть своего дня в море отвлечения внимания, даже не осознавая этого.Я тоже так делаю. Накануне вечером за ужином я вытащил свой телефон, чтобы посмотреть свой календарь, и следующее, что я понял, это просмотр форумов по видеоиграм на Reddit. Между тем моя жена смотрит на меня так, будто мне только что сделали лоботомию или что-то в этом роде.

Мне становится лучше. Это происходит только 23 раза в день.

Или иногда я делаю то же самое, когда у меня открывается Facebook, а затем я открываю другую вкладку и инстинктивно набираю URL… Facebook, сайта, который я уже просматривал.Я даже не осознаю, что делаю это, но это автоматическое движение моего разума, чтобы отключиться (или, в данном случае, отключиться от своего отключения).

Мы все думаем, мы знаем, как мы тратим свое время. Но обычно мы ошибаемся.

Мы думаем, что работаем больше, чем делаем (исследования показывают, что большинство людей набирают максимум около трех часов реальной работы в день, 6 , остальное просто валяет дурака). Нам кажется, что мы проводим больше времени с друзьями и близкими, чем мы. Мы думаем, что более присутствуем, чем есть, что мы лучше слушаем, чем мы, что мы более внимательны и умны, чем мы.

Но правда в том, что мы все довольно плохо с этим справляемся.

Некоторые люди придерживаются жесткого подхода, пытаясь убрать все отвлекающие факторы из своей жизни. Это немного экстремально. Если бы тайм-менеджмент и самосознание были религией, этот подход походил бы на привязку бомбы к груди и взорвать торговый центр, думая, что у вас есть билет в один конец к 72 девственницам, не отвлекающим вас, когда на самом деле вы просто собираюсь самоуничтожиться (и, вероятно, в процессе навредить множеству людей вокруг вас).

Цель с отвлечением — не победить отвлечение, а просто развить понимание и контроль над тем, что отвлекает. Вместо того, чтобы заболеть, чтобы целый день играть в видеоигры, вы можете посвятить немного свободного времени видеоиграм таким образом, чтобы это удовлетворяло и здоровым. Вы позволяете себе ненадолго отвлечься от телефона, если это то, что вам кажется, , но вы знаете, что делаете это , и можете снова обуздать его, когда это необходимо.

Цель здесь — устранение принуждения . Но чтобы устранить принуждение, вы должны сначала осознать принуждение. Когда вы занимаетесь делом, которым не хотите заниматься? Когда вы мысленно выезжаете и почему? Это вокруг семьи? Друзья? Коллеги?

В течение многих лет я носил с собой iPod и надевал наушники каждый раз, когда выходил на публику. Я чувствовал себя голым, выходя из дома без него. В течение многих лет я просто думал, что на самом деле увлекаюсь музыкой больше, чем другие люди, что внутри меня есть какая-то особая потребность в крутых мелодиях, которые другие люди просто не понимали.

Но со временем стало ясно, что это было принуждением. Я не контролировал ситуацию. Мои наушники были способом защиты и отключения от других. Они были не столько о бездонной страсти, сколько о простом страхе. Находясь среди незнакомцев без наушников, я чувствовал беспокойство и незащищенность.

Не судите эти наблюдения, просто имейте их. Это первый уровень самосознания, простое понимание того, куда и когда направляется ваш ум. Вы должны знать пути, которыми любит идти ваш разум, прежде чем вы сможете начать задавать вопросы , почему он выбирает эти пути, и помогают ли эти пути вам или вредит.

Уровень 2 — Какого черта вы чувствуете?

Вы когда-нибудь злились, и когда кто-то спрашивал вас, почему вы злитесь, вы говорите: «Я НЕ С ума сошел! Я НЕ СУМАСШЕСТВУЮ! Я В СОВЕРШЕННОМ ОБРАЗЕ! Я ХОЧУ РАЗБИРАТЬ КЛАВИАТУРУ ЧЕРЕЗ МОНИТОР! Я НЕ ЗЛЮСЬ! ПОЧЕМУ ТЫ, БЕЗУМНЫЙ ?! »

Люди часто обнаруживают, что чем больше они отвлекаются, тем больше им приходится иметь дело с множеством эмоций, которых они избегали долгое время.

Вот почему долгая медитация пугает многих людей. Медитация — это в основном практика тренировки вашего ума, чтобы он меньше отвлекался и больше сосредоточивался на своем непосредственном опыте. В результате некоторых людей переполняют чувства, которые они вечно сдерживали.

Терапия имеет аналогичный эффект, но вместо того, чтобы успокоить ваш разум и часами смотреть на стену, вы сидите на кушетке, и действительно милый и дружелюбный мужчина / женщина медленно направляет вас к тому, как вы себя чувствуете , снова и снова, пока ваш разум, наконец, не сдастся, и вы повсюду соплите и не заплачете, как расстроенный ребенок.

На этом втором уровне самосознания вы действительно начинаете узнавать, «кто вы есть». Я ненавижу использовать эту фразу, потому что на самом деле ничего не значит, но это тот уровень, о котором люди говорят, когда говорят, что «находят себя» — они обнаруживают, что они на самом деле чувствуют по поводу дерьма, происходящего в свою жизнь, и часто они годами скрывали от себя эти чувства.

Большинство людей скользят по поверхности Уровня 1 самосознания.Они делают то, что им говорят. Они следуют указаниям. Они снова и снова отвлекают себя одним и тем же дерьмом. Они никогда не позволяли себе выражать отдельные эмоции и реакции на то, что происходит вокруг них.

Как только их удаляют из этих контекстов, они начинают понимать такие вещи, как: «Черт возьми, я действительно чувствительный и мне очень грустно, и черт возьми, я никогда не позволял себе этого чувствовать, потому что думал, что это сделало меня слабым или жалко, но на самом деле моя печаль — это то, что меня отличает.”

Уровень 2 — неудобное место. Люди часто проводят годы в терапии, ориентируясь на Уровень 2. Требуется время, чтобы освоиться со всеми своими эмоциями. Чтобы пережить эти эмоции и позволить им проявиться — это то, что требует большого внимания и больших усилий.

Но многие люди также задерживаются на Уровне 2. Они думают, что Уровень 2 настолько глубок, насколько это возможно, и они теряются в своих чувствах до конца своей жизни. Я думаю, это происходит по нескольким причинам.

Во-первых, эмоции сильны, особенно для людей, которые подавляли свои эмоции большую часть своей жизни. Внезапно открытие для них изменит вашу жизнь и станет невероятно глубоким.

В результате многие люди начинают рассказывать истории о том, что это высший уровень самосознания , просто постоянно что-то чувствуя. Они могут даже зайти так далеко, что считают это «духовным пробуждением». Они будут описывать это всевозможными высокопарными терминами, такими как «смерть эго», «трансцендентное сознание» или «высшее сознание».”

Но это своего рода ловушка. Эмоции, как вы со временем обнаружите, а) бесконечны и б) не обязательно что-то значат. Я имею в виду, иногда они это делают, но иногда они также являются самовлюбленными и полностью произвольными.

Взгляните, например, на этого щенка.

Вы, наверное, почувствовали себя хорошо, глядя на это. 7 Это чувство означает что-нибудь ? Бля нет, это всего лишь щенок. Но многие люди придают глубину каждой возникающей эмоции.

Это простая, но зачастую катастрофическая ошибка. Они предполагают, что, поскольку некоторые эмоций невероятно важны и жизненно важны, все эмоций должны быть невероятно важными и жизненно важными. А это просто не так. Многие эмоции бессмысленны или — и вот что самое интересное — просто отвлекают!

Да, вы меня слышали. Эмоции также могут отвлекать. От чего? От других эмоций .

Частью развития сильного чувства эмоционального интеллекта является способность различать, какие эмоции, которые вы испытываете, важны, чтобы действовать, и какие эмоции следует признать и почувствовать, и не более того.

Видите, есть еще одна тонкая ловушка с эмоциями. И это факт, что анализ одной эмоции порождает другую. Таким образом, вы можете оказаться в этом бесконечном цикле самоанализа, который через некоторое время превратит вас в по-настоящему одержимого собой человека.

Но подождите, подождите, этот заслуживает отдельного раздела.

Предостережение — бесконечная спираль судьбы для взора на пупок

Есть старая апокрифическая история из Индии 16-го века, где молодой человек взбирается на большую гору, чтобы поговорить с мудрецом на вершине.Предположительно, этот мудрец знал все и прочее. И этому молодому человеку очень хотелось постичь секреты мира.

Прибыв на вершину горы, мудрец поприветствовал молодого человека и пригласил его спросить его о чем угодно (примечание: это было задолго до обсуждений Reddit). Затем молодой человек задал ему свой вопрос: «Великий мудрец, мы стоим в мире, но на чем стоит мир?»

Мудрец немедленно ответил: «Мир покоится на спине нескольких огромных слонов.”

Молодой человек задумался на мгновение, а затем спросил: «Да, но на чем слоны стоят?»

Мудрец снова ответил без колебаний: «Слоны покоятся на спине огромной черепахи».

Молодой человек, все еще не удовлетворенный, спросил: «Да, но на чем отдыхает большая черепаха?»

Мудрец ответил: «Он покоится на еще большей черепахе».

Молодой человек, разочаровавшись, начал спрашивать: «Но что значит…»

«Нет, нет, — прервал мудрец, — остановитесь, это черепахи до самого конца.”

В Тонкое искусство не трахаться я сравнил самосознание с чисткой лука: что бы вы ни думали / ни чувствовали, всегда есть еще один слой под ним, и чем глубже вы погружаетесь, тем больше слоев вы отрываете. , тем выше вероятность, что вы спонтанно заплачете.

Самоанализ, связанный с самоосознанием, может привести к такой бесконечной спирали. Слой за слоем. И во многих случаях более глубокие уровни не только не проясняют ничего полезного, но и простой акт их отклеивания может вызвать больше беспокойства, стресса и самооценки.

Например, вот я сейчас, когда пишу этот раздел, продираюсь через слои вопросов:

  • Слой 1

    Мне известно, что я пишу это предложение прямо сейчас — я чувствую себя усталым, немного затуманенным, но также хочу добиться прогресса в этом вопросе, прежде чем лечь спать сегодня вечером.

  • Слой 2

    Я осознаю свое беспокойство и беспокоюсь, что это плохая тенденция в моих недавних рабочих привычках. Почему я все равно работаю в 1:30? Я бы, наверное, лучше написал, если бы немного поспал.

  • Слой 3

    Я осознаю свою самооценку. Возможно, я строга к себе. Что плохого в работе в 1:30? Я делал это много раз.

  • Слой 4

    Теперь я осознаю, что осознаю свой монтаж чувств и чувств по поводу чувств и чувств по поводу чувств по поводу чувств.

  • Слой 5

    Я также осознаю, что мое понимание Уровня 4 трудно понять.

  • Слой 6

    Я беспокоюсь о постижимости моего уровня осведомленности.

  • Слой 7

    Я чувствую, что, возможно, я слишком критичен, бла, бла, бла…

  • Слой 193

    Это дерьмо — черепахи до самого конца, не так ли?

Многие люди попадают в ловушку постоянного поиска на один уровень глубже. Выполнение этого кажется важным , но правда в том, что за пределами определенного уровня это всего лишь спираль обреченности. Это черепахи до упора.А сам акт взгляда глубже иногда вызывает больше чувства тревоги, отчаяния и самооценки, чем облегчает.

Секрет вселенной — это чертова черепаха.

Когда вы смотрите на слои намерения и мотивации, лучше всего спуститься на несколько уровней вниз, пока вы не начнете повторяться.

Вы можете беспокоиться о своих отношениях с матерью. Скажем, тревога проистекает из того факта, что ваша мама чрезмерно осуждает, и вы впадаете в эту бессознательную привычку отчаянно пытаться доказать ей, что вы не кусок дерьма.Эта потребность доказать ей, что вы достойны, подкрепляется вашим желанием быть любимой. Это осознание затем делает вас более тревожным — тревога, вызванная желанием доставить удовольствие своей матери, которое подкрепляется вашим желанием быть любимой, — сейчас мы растем по спирали. Пора просто провести черту, сказать, что это черепахи, и двигаться дальше. Вы хотите любви от мамы и все. 8

И с этим я перестану думать об этом разделе и просто пойду спать.

Уровень 3 — Какого черта ваши слепые пятна?

Чем больше вы осознаёте свои собственные эмоции и свои желания, тем больше вы обнаруживаете нечто ужасающее: вы полны дерьма.

Мы понимаем, что большая часть наших мыслей, аргументов и действий — просто отражение того, что мы чувствуем в данный момент.

Если я смотрю фильм с женой и злюсь из-за того, что в тот день поругался со своим редактором, я решу, что ненавижу этот фильм. И чем больше моя жена пытается убедить меня, что фильм хорош, тем больше я буду получать удовольствие от того факта, что мне приходится спорить с ней по этому поводу, потому что это внезапно становится способом оправдать мой гнев.

(Кстати, если вы когда-нибудь задумывались, почему мы склонны драться больше всего с теми, кого любим больше всего, отчасти поэтому: мы можем использовать их в качестве эмоциональной боксерской груши, чтобы подтвердить все то дерьмо, которое мы чувствуем, будь то они этого заслуживают или нет — обычно нет.)

Мы все думаем о себе как о независимых мыслителях, которые рассуждают, основываясь на фактах и ​​доказательствах, но правда в том, что наш мозг тратит большую часть своего времени на оправдание и объяснение того, что сердце уже провозгласило и решило. И нет способа исправить это, пока вы не научитесь распознавать то, что говорит сердце.

Я довольно много писал о том, насколько ущербно наше сознание, как в своей книге, так и на этом сайте. Но чтобы дать краткий обзор:

  • Наши воспоминания ненадежны и часто полностью ошибочны, особенно когда речь идет о воспоминаниях о том, что мы чувствовали в определенное время или в определенном месте.Наша способность предсказывать наши мысли и чувства в будущем еще хуже.
  • Мы постоянно переоцениваем себя. На самом деле, как правило, чем хуже мы в чем-то занимаемся, тем лучше мы думаем, что мы есть, и чем лучше мы в чем-то занимаемся, тем хуже, по нашему мнению, мы.
  • Противоречивые свидетельства часто могут сделать нас более уверенными в нашей позиции, а не побудить нас усомниться в ней.
  • Естественно, наше внимание сосредоточено только на вещах, которые уже соответствуют нашим ранее существовавшим убеждениям.Вот почему два человека могут наблюдать одно и то же событие и уйти с двумя совершенно противоположными воспоминаниями о нем (представьте себе двух противоположных спортивных болельщиков, которые были убеждены, что видели, как мяч приземляется в пределах или за пределами поля).
  • Большинство из нас, когда им предоставляется возможность, будут лгать, чтобы улучшить свои результаты. Иногда (то есть обычно) мы даже говорим эту ложь самим себе.
  • Мы ужасно плохо оцениваем статистику, принимаем рентабельные решения или рассуждаем о больших группах людей.На самом деле это и удручает, и смешно, насколько мы в этом плохи.

Я мог бы продолжать, но на этом остановлюсь. По сути, дело в том, что ты — отстой, я — отстой, все — отстой. Люди отстой. Все время.

И это нормально. Важно то, что мы сами осознаем это. Если мы знаем свои слабости, они перестают быть слабостями. В противном случае мы попадаем в рабство неисправных механизмов нашего разума.

Освобождение себя от запутанных ограничений нашего разума сводится к нескольким вещам:

  1. Придерживайтесь более слабого мнения. Признайте, что, если вы не являетесь экспертом в какой-либо области, велика вероятность того, что ваша интуиция или предположения полностью ошибочны. Простое действие, когда вы говорите себе (и другим) перед тем, как говорить: «Я могу ошибаться в этом», сразу же заставляет ваш разум проявлять открытость и любопытство. Это подразумевает способность учиться и иметь более тесную связь с реальностью.
  2. Относитесь к себе менее серьезно. Большинство ваших мыслей и поведения — это просто реакции на различные эмоции.И мы знаем, что ваши эмоции часто ошибочны и / или бессмысленны. Следовательно, тебе стоит относиться к своему дерьму менее серьезно.
  3. Изучите свои паттерны чуши. Когда я злюсь, я становлюсь спорным и высокомерным. Когда мне становится грустно, я выключаюсь и играю во множество видеоигр. Когда я чувствую себя виноватым, слова меня изрыгают на людей мою совесть. Какие у тебя тики? Куда направляются ваши мысли, когда вам грустно? Когда вы злитесь? Виновный? Тревожный? Научитесь распознавать свои механизмы преодоления, потому что в следующий раз, когда вы отвлечетесь от своих чувств, это подскажет вам.Много лет назад я понял, что когда я здоров и счастлив, мне нравится играть в видеоигры несколько часов в неделю. Но когда я начинаю увлекаться игрой, не сплю всю ночь и пропускаю работу, это почти всегда происходит потому, что я избегаю каких-то проблем в своей жизни. Это стало для меня огромным поводом сесть и разобраться, что происходит со мной.
  4. Признайте проблемы, которые вы сами создаете. Моя самая большая проблема, вероятно, заключается в том, что я не могу говорить о своем гневе или печали. Я либо убегаю через видеоигры, либо становлюсь пассивно-агрессивным, стреляя в окружающих меня людей.Обе эти тенденции мне не помогают. И я научился узнавать себя, когда начинаю их делать. Я могу сказать: «Эй, Марк, ты делаешь это дерьмо, когда тебе грустно, и ты всегда сожалеешь, что не поговорил с кем-то». Затем я иду поговорить с кем-нибудь.
  5. Будьте реалистами. Речь идет не об удалении ошибочных психологических реакций. Речь идет о том, чтобы понять их, чтобы вы могли к ним приспособиться. Точно так же, как у всех нас есть некоторые навыки и занятия, в которых мы лучше других, у всех нас есть эмоции, в которых мы лучше других.Некоторым людям не нравится счастье, но они умеют управлять своим гневом. Другие ужасны своим гневом, но наслаждаются своим счастьем. Другие люди никогда не испытывают депрессии, но страдают неконтролируемым чувством вины. Другие никогда не чувствуют себя виноватыми, но борются с чувством депрессии. Где твои сильные эмоции и слабые эмоции? На какие эмоции вы плохо реагируете? Откуда у вас самые большие предубеждения и суждения? Как вы можете оспорить или переоценить их?

Это, конечно, легче сказать, чем сделать.

Самосознание — обзор

2.3.4 Изменение социального ландшафта подростков

Психологи, занимающиеся развитием, давно наблюдали, что растущее чувство самосознания у подростков происходит одновременно с существенными изменениями в их социальном ландшафте. Однако только недавно нейробиологи, занимающиеся вопросами развития, начали исследовать нейронные основы, которые соответствуют этим социальным поведенческим изменениям (Foulkes & Blakemore, 2018).

Растущее чувство самосознания подростков меняется одновременно с изменением их социального ландшафта.Действительно, желание подростков обрести индивидуальность почти неизбежно связано с их уходом от опекунов (Crone & Dahl, 2012). В то же время возросшее самосознание подростков отражает не только большее самосознание, но и озабоченность по поводу того, как их воспринимают их сверстники. Социальные сети резко расширяются, поскольку подростки проводят все больше времени с друзьями и меньше с семьей (Larson & Richards, 1991; Wrzus, Hänel, Wagner & Neyer, 2013). Убеждения о том, что составляет нормативное поведение среди сверстников (Knoll, Leung, Foulkes, & Blakemore, 2017; Knoll, Magis-Weinberg, Speekenbrink, & Blakemore, 2015) и присутствие в присутствии сверстников (Gardner & Steinberg, 2005), могут влияют на принятие подростками рискованных решений в этот период.

Именно в этот период большинство молодых людей начинают принимать решения о том, следует ли и когда употреблять психоактивные вещества, и эти ситуации часто возникают в контексте сверстников (Shedler & Block, 1990; Winters, 1999). Несмотря на множество факторов, влияющих на это решение, доля друзей, употребляющих алкоголь, по-прежнему является лучшим предиктором решения подростков об употреблении психоактивных веществ (например, составляет 50% дисперсии; Chassin et al., 2004) . Кроме того, восприятие подростками поведения, связанного с употреблением психоактивных веществ, напрямую связано как с их текущим употреблением психоактивных веществ, так и с их прогрессированием в употреблении психоактивных веществ (например,g., употребление психоактивных веществ в следующем году; Д’Амико и Маккарти, 2006; Килмер и др., 2006).

Несмотря на то, что нейронные корреляты принятия и неприятия сверстниками были оценены (обзор см. В Burnett, Sebastian, Cohen Kadosh, & Blakemore, 2011), в нескольких исследованиях использовались экологически обоснованные парадигмы для оценки влияния реальных сверстников подростков на их поведение. рискованное поведение. Чейн и его коллеги обнаружили, что подростки (в возрасте 14–18 лет) (Chein et al., 2011), в отличие от начинающих взрослых и взрослых, принимали более рискованные решения при вождении, когда знали, что их друзья находятся в диспетчерской фМРТ, чем когда они самостоятельно выполнили задачу (сверстник vs.один). Авторы также обнаружили более выраженный ответ в VS и орбитофронтальной коре (OFC) у сверстников по сравнению с одиночным состоянием.

Пересекаясь с другими теориями развития нервной системы (например, Casey, Getz, & Galvan, 2008; Ernst, Pine, & Hardin, 2005), в своей модели 2008 года Стейнберг (например, Steinberg, 2008) постулирует преобладание социально-эмоциональной сети ( SEN) в подростковом возрасте. Критические узлы в SEN включают дофаминергические (DA) пути OFC, прилежащее ядро ​​(NAc), VS и mPFC.Эти области особенно важны для обработки подростками социальной информации (сверстников) (например, Guyer, McClure-Tone, Shiffrin, Pine, & Nelson, 2009; Masten et al., 2009; Steinberg, 2008). Большая активация этих областей в период развития нервной системы в подростковом возрасте может быть результатом существенных изменений нервного развития (включая перераспределение плотности рецепторов DA в ПФК, полосатом теле и NAc). Эти изменения достигают пика в подростковом возрасте, что приводит к относительно большему высвобождению DA в течение этого периода времени (например,г., Паус, Кешаван и Гедд, 2008). На практике это означает, что рискованное поведение, которое по своей сути является возбуждающим, пугающим и забавным, может действительно казаться гораздо более полезным в среднем подростковом возрасте (например, Dahl, 2011; Galvan, Hare, Voss, Glover, & Casey, 2007 ).

Хотя очевидно, что сверстники приобретают вновь обретенное значение в подростковом возрасте и что этот сдвиг имеет потенциал для увеличения рискованного поведения, важная работа начинает выявлять важные возражения против этого тезиса.Во-первых, влияние сверстников также является мощным мотиватором просоциального поведения в подростковом возрасте (Foulkes, Leung, Fuhrmann, Knoll, & Blakemore, 2018; van Hoorn, van Dijk, Meuwese, Rieffe, & Crone, 2016). Соответственно, хотя нейронные схемы вознаграждения связаны с разнообразным рискованным поведением в подростковом возрасте, реактивность VS и vmPFC на социальные сигналы также предвещает позитивное просоциальное развитие (Pfeifer et al., 2011; Telzer, Fuligni, et al., 2013) . Во-вторых, хотя сверстники становятся все более важными в подростковом возрасте, это не делает родителей менее важными.Несмотря на то, что они проводят меньше времени с родителями, связь с родителями может ослабить влияние усиленных реакций системы вознаграждения, типичных для подросткового возраста, выступая в качестве защитной силы, изолирующей подростков от рискованного поведения, стресса и даже депрессии (Doom, Doyle, & Gunnar, 2016; Guassi Moreira & Telzer, 2015, 2018; Telzer, Ichien, & Qu, 2015). Фактически, по сравнению со сверстниками, родители демонстрируют значительно большее влияние на принятие решений подростками (Guassi Moreira, Tashjian, Galvan, & Silvers, 2018; Welborn et al., 2016).

Понимание того, как подростки справляются не только с риском, но и с просоциальным взаимодействием со сверстниками, является одной из важнейших задач для разработчиков средств лечения подростковой зависимости. Мы считаем, что эта проблема не является непреодолимой (Paus et al., 2008; Pfeifer et al., 2011). Наша задача — определить, как наилучшим образом направить энергию молодежи и уникальные когнитивные системы, чтобы помочь им сделать более здоровый выбор.

Требуется ли для самосознания сложный мозг?

Компьютер, смартфон или другое электронное устройство, на котором вы читаете эту статью, имеет рудиментарный мозг — своего рода.* Он имеет высокоорганизованные электрические цепи, которые хранят информацию и ведут себя определенным, предсказуемым образом, точно так же, как взаимосвязанные клетки в вашем мозгу. На самом фундаментальном уровне электрические цепи и нейроны состоят из одного и того же материала — атомов и составляющих их элементарных частиц — но в то время как человеческий мозг обладает сознанием, созданные человеком устройства не знают, они существуют. Большинство ученых утверждают, что сознание не является универсальным свойством всей материи во Вселенной. Скорее, сознание ограничено подгруппой животных с относительно сложным мозгом.Однако чем больше ученые изучают поведение животных и анатомию мозга, тем более универсальным кажется сознание. Такой сложный мозг, как человеческий, определенно не нужен для сознания. 7 июля этого года группа нейробиологов, собравшаяся в Кембриджском университете, подписала документ, официально провозглашающий, что животные, не относящиеся к человеку, «включая всех млекопитающих и птиц, а также многие другие существа, включая осьминогов», обладают сознанием.

Люди не просто сознательны — они также осознают себя.Ученые расходятся во мнениях относительно разницы между сознанием и самосознанием, но вот одно общее объяснение: сознание — это осознание своего тела и своего окружения; Самосознание — это признание этого сознания — не только понимание того, что человек существует, но и дальнейшее понимание того, что человек осознает свое существование. Другой способ думать об этом: быть сознательным — значит думать; осознавать себя — значит осознавать, что вы мыслящее существо, и думать о своих мыслях. Предположительно, человеческие младенцы обладают сознанием — они воспринимают людей и вещи вокруг них и реагируют на них, — но они еще не осознают себя.В первые годы жизни младенцы развивают самоощущение, учатся узнавать себя в зеркале и отличать свою точку зрения от точек зрения других людей.

Многочисленные нейровизуализационные исследования показали, что размышления о себе, распознавание образов самих себя и размышление о наших мыслях и чувствах — то есть различные формы самосознания — все это задействует кору головного мозга, самую удаленную, сложную морщинистую часть мозга. Тот факт, что у людей особенно большая и морщинистая кора головного мозга по сравнению с размером тела, якобы объясняет, почему мы кажемся более самосознательными, чем большинство других животных.

Тогда можно было бы ожидать, что человек, у которого отсутствуют огромные части коры головного мозга, потеряет по крайней мере часть своего самосознания. Пациент Р., также известный как Роджер, не оправдывает ожиданий. Роджер, 57-летний мужчина, перенес обширное повреждение мозга в 1980 году после тяжелого приступа герпетического энцефалита — воспаления мозга, вызванного вирусом герпеса. Болезнь разрушила большую часть коры островка Роджера, передней поясной извилины (ACC) и медиальной префронтальной коры (mPFC), все области мозга, которые считаются важными для самосознания.Остается около 10 процентов его островка и только один процент его ППК.

Роджер не может вспомнить многое из того, что происходило с ним между 1970 и 1980 годами, и у него большие трудности с формированием новых воспоминаний. Он также не может чувствовать вкус и запах. Но он все еще знает, кто он, у него есть чувство собственного достоинства. Узнает себя в зеркале и на фотографиях. Большинству людей Роджер кажется относительно типичным человеком, который не ведет себя необычно.

Карисса Филиппы и Дэвид Рудрауф из Университета Айовы и их коллеги исследовали степень самосознания Роджера в серии тестов.Например, в задаче распознавания зеркала исследователь притворился, что стряхивает что-то с носа Роджера тканью, скрывающей черные тени для век. Спустя 15 минут исследователь попросил Роджера взглянуть на себя в зеркало. Роджер тут же стер черное пятно на носу и вслух задумался, как оно вообще туда попало.

Филиппы и Рудрауф также показали Роджеру фотографии самого себя, людей, которых он знал, и незнакомцев. Он почти всегда узнавал себя и никогда не принимал кого-то за себя, но иногда ему было трудно распознать фотографию своего лица, когда оно появлялось само по себе на черном фоне, без волос и одежды.

Роджер также отличал ощущение щекотки от ощущения, что кто-то щекочет его, и неизменно находил последнее более стимулирующим. Когда один исследователь попросил разрешения пощекотать Роджеру подмышки, он ответил: «Есть полотенце?» Как отмечают Филиппы и Рудрауф, сообразительность Роджера указывает на то, что в дополнение к поддержанию чувства собственного достоинства он принимает точку зрения других — талант, известный как теория разума. Он ожидал, что исследователь заметит его потные подмышки, и использовал юмор, чтобы предупредить любую неловкость.

В другом задании Роджеру пришлось с помощью компьютерной мыши перетащить синюю рамку из центра экрана компьютера в зеленую рамку в одном из углов экрана. В некоторых случаях программа давала ему полный контроль над синим ящиком; в других случаях программа ограничивала его контроль. Роджер легко отличал сессии, в которых он имел полный контроль, и время, когда работала какая-то другая сила. Другими словами, он понимал, когда был, а когда не отвечал за определенные действия.Результаты появятся в сети 22 августа в PLOS One .

Учитывая свидетельства в значительной степени неповрежденного самосознания Роджера, несмотря на его разрушенный мозг, Филиппы, Рудрауф и их коллеги утверждают, что кора островка, передняя поясная кора (ACC) и медиальная префронтальная кора (mPFC) сами по себе не могут объяснить сознательное распознавание себя как мыслящего существа. Вместо этого они предполагают, что самосознание — это гораздо более диффузный когнитивный процесс, зависящий от многих частей мозга, включая области, не расположенные в коре головного мозга.

В своем новом исследовании Филиппы и Рудрауф указывают на увлекательный обзор детей с гидранэнцефалией — редким заболеванием, при котором мешочки, заполненные жидкостью, заменяют полушария головного мозга. У детей с гидраненкфалией практически отсутствуют все части мозга, кроме ствола мозга, мозжечка и некоторых других структур. Если поднести фонарик к голове такого ребенка, он будет освещать череп, как фонарь из тыквы. Хотя многие дети с гидранэнцефалией кажутся относительно нормальными при рождении, у них часто быстро развиваются проблемы роста, судороги и ухудшение зрения.Большинство умирает в течение первого года жизни. Однако в некоторых случаях дети с гидранэнцефалией живут годами или даже десятилетиями. У таких детей отсутствует кора головного мозга — часть мозга, которая считается наиболее важной для сознания и самосознания, — но, как ясно говорится в обзорной статье, по крайней мере некоторые дети с гидроэнцефалией кажутся подлинными сознательными. Они реагируют на людей и предметы в их окружении. Когда кто-то звонит, они оживляются. Дети улыбаются, смеются и плачут.Они знают разницу между знакомыми людьми и незнакомцами. Они двигаются к желаемым объектам. И они предпочитают одни виды музыки другим. Если некоторые дети с гидранэнцефалией находятся в сознании, то мозгу не требуется неповрежденная кора головного мозга для формирования сознания.

Действительно ли такие дети осознают себя, ответить сложнее, тем более что они не могут общаться с помощью языка. В обзоре Д. Алана Шевмона один ребенок проявил сильное восхищение своим отражением в зеркале, но неясно, признал ли он свое отражение своим собственным.Тем не менее, исследования гидроэнцефалии и тематического исследования Роджера показывают, что самосознание — этот якобы сложный и уникальный когнитивный процесс, наложенный на сознание — может быть более универсальным, чем мы думали.

* Если вы распечатали эту статью, спасибо и спасибо за чтение!

Список литературы

Меркер Б.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *