Семейная система это: Системная семейная психотерапия | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Содержание

Системная семейная психотерапия | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

История развития системной семейной психотерапии показывает, что эта область практики развивалась не так, как большинство психотерапевтических школ и подходов. Во многих психотерапевтических подходах описываются случаи работы с супружескими парами или с детско-родительским конфликтами. В “Руководстве по семейному консультированию и психотерапии” (Horne, Ohlsen, 1982) описывается работа с семьями в рамках различных психотерапевтических школ: трансактного анализа, гештальт-терапии, клиентоцентрированного подхода, адлерианской и рационально-эмотивной психотерапии, бихевиоральной психотерапии и НЛП.

В то же время развитие системной семейной психотерапии не связано с развитием индивидуальной психотерапии. “Исследование семьи как системы не имеет ни истории, ни общепринятых понятий, ни установленных открытий” (Spiegel, Bell, 1959). В своей монографии Эриксон и Хоган (Erickson, Hogan, 1972) утверждают, что их анализ литературы не выявил никаких данных о том, что системная семейная психотерапия “выросла” из каких бы то ни было ранее существующих теоретических положений в психотерапии.

Концептуальную основу системной семейной психотерапии составила кибернетика, точнее, общая теория систем. Один из основоположников общей теории систем Л. фон Берталанфи показал, что понятие системы вытекает из так называемого “организмического взгляда на мир”. Для этого взгляда характерны два положения: а) целое больше, чем сумма его частей; б) все части и процессы целого влияют друг на друга и друг друга обусловливают. Таким образом, базовая идея системной семейной психотерапии заключается в том, что семья — это социальная система, то есть комплекс элементов и их свойств, находящихся в динамических связях и отношениях друг с другом. Семья — это “живой организм, напоминающий скорее пламя, чем кристалл” (Черников, 1997).

Семейная система — это открытая система, она находится в постоянном взаимообмене с окружающей средой. Семейная система это самоорганизующаяся система, то есть поведение системы целесообразно, и источник преобразований системы лежит внутри ее самой (Черников, 1997). Исходя из этого понятно, что люди, составляющие семью, поступают так или иначе под влиянием правил функционирования данной семейной системы, а не под влиянием своих потребностей и мотивов. Система первична по отношению к входящему в нее элементу. Ясно, что объектом психотерапевтического воздействия является вся семейная система целиком, а не отдельный человек, элемент этой системы. Рассмотрим общие принципы функционирования семейных систем.

Законы функционирования семейных систем

Жизнь семейной системы подчиняется двум законам: закону гомеостаза и закону развития. Закон гомеостаза гласит: всякая система стремится к постоянству, к стабильности. Для семьи это означает, что она в каждый данный момент времени своего существования стремится сохранитьstatus quo. Нарушение этого статуса всегда болезненно для всех членов семьи, несмотря на то, что события могут быть и радостными, и долгожданными, например, рождение ребенка, распад мучительного брака и т.п. Закон постоянства обладает огромной силой. Как показали исследования Джея Хейли (Haley, 1980), благодаря стремлению не допустить ухода повзрослевшего ребенка из семьи и тем самым сохранить семейную структуру родители способны терпеть любое психопатологическое поведение подростка к полному изумлению всех посторонних. Одновременно действует закон развития: всякая семейная система стремится пройти полный жизненный цикл. Было замечено, что семья в своем развитии проходит определенные стадии, связанные с некоторыми неизбежными объективными обстоятельствами. Одним из таких обстоятельств является физическое время. Возраст членов семьи все время меняется и обязательно меняет семейную ситуацию. Как было показано Эриком Эриксоном, каждому возрастному периоду в жизни человека соответствуют определенные психологические потребности, которые человек стремится реализовать. Вместе с возрастом меняются и запросы к жизни вообще и к близким людям в частности. Это определяет стиль общения и соответственно саму семью. Рождение ребенка, смерть старого человека — все это существенно меняет структуру семьи и качество взаимодействия членов семьи друг с другом.

Семья — как река, в которую никогда нельзя войти дважды. Был предложен вариант типичного американского жизненного цикла семьи (Carter, McGoldrick, 1980).

1. Первая стадия — жизнь одинокого молодого человека, финансово практически самостоятельного, живущего отдельно от своих родителей. Эта стадия была названа “временем монады”. Она очень важна для формирования самостоятельных, независимых от родителей взглядов на жизнь.

2. Вторая стадия начинается в момент встречи с будущим брачным партнером. Влюбленность, роман, возникновение идеи брачного союза, то есть длительных, стабильных отношений, — все это относится к ней. Если данная стадия жизненного цикла протекает удачно, то партнерам удается обменяться ожиданиями относительно будущей совместной жизни, а иногда даже и согласовать их.

3. Третья стадия — заключение брака, объединение влюбленных под одной крышей, начало ведения совместного хозяйства, общая жизнь. Эта стадия была названа “временем диады”. Это время первого кризиса семьи. Молодые люди должны заключить договор о том, как жить вместе. Вольно или невольно для организации жизни необходимо решить, как распределяются функции в семье, кто придумывает и организует развлечения, кто принимает решения, на что тратить деньги, кто из супругов работает, а кто нет, когда заводить ребенка, какое поведение и какой внешний вид являются сексуально привлекательным и, и много подобных равно важных вещей. Некоторые вопросы легко обсудить и договориться, а некоторые обсудить открыто трудно, потому что предпочтения часто не ясны и не проговорены. Особенно это относится к сексуальному поведению. Молодая жена росла в семье, где не приветствовалась внешняя расслабленность. Мама не ходила в халате, она носила дома туфли и красилась к папиному приходу. Папа это ценил. Молодой муж терпеть не мог жену на высоких каблуках. В его воспоминаниях высокие каблуки носила учительница, которую он ненавидел. Он любил свою маму, которая не работала и дома ходила в халате и тапках. Жена, желая порадовать мужа и мечтая провести дома вечер любви, встречает его на пороге накрашенная и на высоких каблуках. Он, видя ее, думает, что она готова на выход. Он, может, и думал провести тихий вечер дома, но, любя жену и понимая ее без слов, немедленно отправляется с ней в ресторан, например, или к друзьям. Она недоумевает. Страшная мысль у жены: “Не хочет быть со мной”. А вот она заболела и полная отвращения к себе ходит дома в халате и тапках. Муж сгорает от страсти в это время. Жена не готова соответствовать: и чувствует себя плохо, и сама себе противна. У мужа страшная мысль: “Не хочет быть со мной”. Это может стать началом сексуальной дисгармонии.

4. Четвертая стадия возникает в том случае, если преодолен кризис третьей стадии, брак сохранился и, главное, появился первый ребенок. Возникающий на этой стадии кризис еще более серьезный. Появился третий член семьи, изменилась семейная структура. Она стала, с одной стороны, более устойчивой, а с другой — члены этой новой системы стали более дистантными по отношению друг к другу. Необходим новый договор, так как возникла потребность в перераспределении ролей, времени, денег и т.п. Кто будет вставать к ребенку по ночам? Будут ли родители сидеть дома вместе или ходить в гости по очереди, или жена будет с ребенком, а муж будет жить, как холостой? Если младенец не принес отчуждения в супружеские отношения, более того, сплотил родителей, данная стадия пройдена удачно. Может быть и так, что ребенок приносит чувство рутины и монотонности жизни; супругам кажется, что молодость и праздник кончились и начались бесконечные будни, муж чувствует себя заброшенным и подозревает, что жена изменяет ему с младенцем. Жена точно знает, что она брошена с ребенком на руках, и понимает вдруг, что замужем за легкомысленным подростком и что тяготы семейной жизни вот-вот сломают ей хребет. Все это признаки неудачного прохождения четвертой стадии. Это не обязательно приводит к разводу, но обычно закон гомеостаза обеспечивает семейную систему сложными и вычурными стабилизаторами. Годятся, например, регулярные измены, которые небрежно скрываются для того, чтобы скандалы и следующие за ними примирения создавали иллюзию близости и сохраняли семью. Подходит также хроническое заболевание у одного из супругов или любые другие формы личной нежизнеспособности — алкоголизм, неспособность к профессиональному успеху и т.п.

5. Пятая стадия жизненного цикла семьи характеризуется появлением второго ребенка. Она проходит достаточно просто, так как не нужно заключать новый договор о том, как жить с детьми и кто за что отвечает, как это было на предыдущей стадии. Разумеется, детей может быть гораздо больше чем двое, но на модели двух детей можно показать все необходимые закономерности развития семейной системы. Существуют данные о зависимости семейной роли и порядка рождения ребенка. Например, нередко старшая девочка в семье становится для следующих детей эрзац-мамой, няней; она отвечает за младших и часто лишается возможности жить собственной жизнью, да впрочем, она и не умеет отвечать за саму себя. Средний ребенок нередко бывает самым благополучным в семье, свободным от семейных сценариев и долгов. Считается, что соперничество между детьми происходит неизбежно. Родители сталкиваются с проблемами детской ревности и должны как-то их решать. В этом пункте происходит связь времен, потому что именно при решении этой проблемы родители нередко проецируют в сегодняшний день свой детский опыт. Сверхконтроль за детскими отношениями, постоянная позиция третейского судьи выдает потребность в подтверждении собственной значимости и, следовательно, опыт унижения в детстве. С появлением детей возникает новая подсистема в семейной системе. В случае функциональной семьи в ее структуре будут выделяться супружеская подсистема и детская подсистема. В дисфункциональной семье могут быть “неправильные” подсистемы: коалиции мама с одним ребенком против папы с другим, или мама с детьми с одной стороны и папа — с другой. Границы между подсистемами семьи — это важный момент организации жизни и психического здоровья членов системы. Если границы подсистем очень жесткие (например, после того как ребенок уложен спать, к нему не подходят до утра, что бы ни было), то могут возникать психосоматические заболевания у детей, так как только очень сильными раздражителями (болезнями с эффектными проявлениями) они могут перейти границу своей подсистемы и приблизиться к родителям. Если же границы подсистем очень проницаемые, то все члены системы лишены возможности жить своей частной жизнью, того, что по-английски называется

privacy, возникает слитность, enmeshment, спутанность ролей, “обродителенные” дети и инфантильные родители. Не ясно, кто принимает решения, кто отвечает за кого и многое другое.

6. Шестая стадия — это школьные годы детей. В это время семья вплотную сталкивается с правилами и нормами внешнего мира, отличными от правил внутрисемейной жизни. Здесь решаются вопросы о том, что считать успехом, а что неудачей, как стать успешным, какую цену семья готова заплатить за внешний успех и соответствие общественным нормам и стандартам. Например, гиперсоциализирующая семья никакую цену не считает слишком высокой за успех, а неудачник, конечно же, плачет и лишается семейной поддержки. Гиперсоциализирующая семья — это семья с очень проницаемыми внешними границами. Чем более проницаемы внешние границы, тем менее проницаемы границы семейных подсистем. Взаимоотношения между членами семьи аспонтанны и регулируются в основном нормами, правилами, традициями, которые очень трудно изменить. Диссидентская семья, то есть семья, стоящая в оппозиции к внешним нормам и правилам, имеет закрытые внешние границы и часто очень проницаемые внутренние границы. В таких семьях может возникать проблема верности, причем не супружеской, а верности семейным нормам и ценностям, своего рода цеховое или аристократическое братство, нарушение правил которого грозит остракизмом.

Итак, на этой стадии жизненного цикла семьи проверяются границы семейной системы, экспортируемость норм, мифов, правил и игр.

7. Седьмая стадия жизненного цикла семьи связана с временем полового созревания детей. Она начинается с периода пубертата у первого ребенка. Ведущая потребность ребенка в это время — построить свою идентичность, ответить на вопрос: кто я и куда иду. Ответ “я ребенок своих родителей” недостаточен для построения идентичности. Примеры ищутся вне семьи, среди сверстников, не родственных взрослых. Семья в это время должна решить важнейшую задачу: подготовить ребенка к сепарации, к самостоятельной жизни. Вот здесь именно та точка, где проверяется жизнеспособность и эффективность функционирования семейной системы. Если семья успешно справляется с этой задачей, то она проходит между Сциллой и Харибдой и выплывает на спокойный простор жизненного плавания.

Рассмотрим этот период жизни семьи подробнее. Обычно период полового созревания ребенка совпадает с кризисом среднего возраста у родителей. Это означает, что в то время, когда ребенок стремится вырваться из под семейного влияния, хочет перемен своей судьбы или хотя бы течения жизни, его родители очень нуждаются в сохранении привычной стабильности. Кризис середины жизни наступает тогда, когда человек понимает, что определенные события и факты его жизни необратимы: профессия выбрана и на профессиональном поприще достигнуты или не достигнуты некие результаты, семья создана, дети в значительной степени выращены, пора подводить пусть предварительные, но итоги. Делать это страшно, потому что они могут быть неутешительными. Одновременно становится ясно, что отпущенного на жизнь времени осталось не так уж много, силы убывают, признание себя неудачником кажется фатальным и неисправимым. Неудачные дети — хорошее извинение: “Я не сделал значительной карьеры, потому что у меня были очень трудные (больные) дети и много времени уходило на них”. Для сохранения родительской самооценки детям лучше быть нежизнеспособными. Как видно, на этом этапе жизненного цикла интересы детей и родителей прямо противоположны.

Очень часто стабильность семейной системы прямо зависит от того, продолжают ли дети жить в родительской семье. Нередко за время совместной жизни дети научаются выполнять определенные психологические функции в семье, например, становятся медиаторами между родителями. Если дети уходят из семьи и, что еще хуже, становятся самостоятельными и успешными, то есть не нуждаются во внимании и помощи родителей, то родители сталкиваются с необходимостью общаться непосредственно друг с другом, лицом к лицу. Чтобы можно было жить, необходимо решить массу проблем, которые накопились, пока в семье были дети.

Многие скандалы откладывались и превращались в памятники самим себе, годами не решались сексуальные проблемы и многое другое. Если не будет оправдания в виде детей, то все эти проблемы придется решать, что больно и неприятно и, кроме того, возможно, приведет к разводу. Гораздо проще не допускать сепарации или допускать ее формально. Например, ребенок формально живет отдельно, учится в колледже где-то в другом городе, даже женился, но по критериям родительской семьи он еще не встал на ноги, не достиг требуемого уровня доходов или не работает там, где, как семья считает, он должен был бы работать. Его неудачи — прекрасный стабилизатор для семьи. Они также отвлекают время и силы остальных членов семьи и позволяют не решать других семейных проблем. Если же ребенок тем не менее упорно движется к успеху, то есть масса способов заставить свернуть его с этого пути. Этому посвящена книжка Джея Хейли “Уход из дома” (Haley, 1980). Главный тезис ее заключается в том, что дезадаптивность и эксцентричность поведения молодого человека имеют защитный характер. Как только родительская семья сталкивается с тем, что ребенок готов к сепарации, она становится нестабильной и дезорганизованной. Учащаются конфликты, ухудшается самочувствие членов семьи. Это является сигналом для молодого человека, который сообщает ему, что его семье грозит опасность развала или в лучшем случае изменения структуры и привычных способов взаимодействия. Для того чтобы сохранить все в прежнем виде, он развивает эксцентричное и дезадаптивное поведение. Джей Хейли считает, что любой член любой организации в аналогичном случае готов взять на себя роль стабилизатора с помощью нарушенного поведения. Помимо специфических нарушений поведения могут развиваться хронические заболевания, иногда психические. Если учесть, что в норме дети переживают своих родителей, то проблема стабилизации семьи, по крайней мере до тех пор, пока живы родители, может быть решена.

Итак, эта стадия жизненного цикла семьи самая трудная для всех членов семьи, самая проблемная и мучительная. Здесь семья должна перестроить свои внешние и внутренние границы, заключить новый договор между всеми членами, научиться жить в измененном составе.

8. Восьмая стадия — это повторение третьей стадии, только члены диады находятся в другом возрасте. Дети выросли и живут самостоятельной жизнью, родители остались вдвоем. Эта стадия часто называется “стадией опустевшего гнезда”. Хорошо, если до этой стадии жизненного цикла семья дошла без больших потерь и люди с удовольствием проводят время друг с другом, сохранив радость от взаимного общения.

9. Девятая стадия жизненного цикла — это жизнь монады, одиночество; супруг умер, человек доживает свою жизнь один, так же, как он жил в молодости, еще не создав своей семьи, только теперь это старый человек, у которого за плечами прожитая жизнь.

Жизненный цикл российской городской семьи значительно отличается от американской. Эти отличия связаны прежде всего с экономическими причинами, однако существенны и культурные особенности сознания российских жителей. Главное отличие состоит в том, что в России практически не было отдельно живущих нуклеарных семей: во-первых, потому, что у большинства населения нет денег, чтобы купить себе отдельную квартиру или выстроить дом; во-вторых, жизнь большой семьей не считается тяжелой и неприятной. Ценность родственных отношений очень высока, и к любой пожилой женщине можно обратиться “бабуля” — это будет и уместно, и вежливо. Слова “Сынок, помоги” или “Доченька, спасибо тебе”, которые мы слышим от незнакомых людей, просто вызывают непрошенную слезу. Знаменитое сталинское “Братья и сестры!”, пришедшее на смену идеологии классовой борьбы, породило взрыв патриотизма во время Великой Отечественной войны.

Рассмотрим жизненный цикл российской семьи.

1. Первая стадия жизненного цикла — это родительская семья со взрослыми детьми. Молодые люди не имеют возможности пережить опыт самостоятельной, независимой жизни. Всю свою жизнь молодой человек — элемент своей семейной системы, носитель ее норм и правил, ребенок своих родителей. Обычно у него нет ясного представления о том, что было достигнуто в его жизни лично им самим, ему трудно выработать чувство личной ответственности за свою судьбу. Он не может проверить на практике те правила жизни, стандарты и нормы, которые получил от родителей, и часто не может выработать свои правила. Self-made-man, то есть человек, сделавший себя сам, — явление редкое.

2. На второй стадии жизненного цикла семьи кто-то из молодых людей знакомится с будущим брачным партнером, женится и приводит его в дом своих родителей. Это существенная ломка правил родительской семьи. Задача очень сложная — создать маленькую семью внутри большой. Молодые люди должны договориться не только друг с другом о том, как они будут жить вместе, по каким правилам (ср. вторую и третью стадии нуклеарной семьи). Они еще должны договориться с родителями, вернее, передоговориться о том, как они будут ладить друг с другом. Патриархальные правила предлагают вариант такого договора: молодой супруг или супруга входит в большую семью на правах еще одного ребенка — сына или дочери. Родителей мужа или жены предлагается называть “мама” и “папа”. Тогда молодые супруги как бы и не супруги, а вновь обретенные брат с сестрой. Не всякая молодая семья готова к такому сценарию отношений. Хорошо, если супруги не готовы к этому вместе, гораздо хуже, когда к этому не готов кто-то один. Тогда один член пары хочет быть мужем или женой во-первых, а сыном или дочерью во-вторых, у другого же супруга приоритеты обратные. Конфликт, возникающий в этом случае, всем известен и часто выглядит как ссора между свекровью и невесткой или между зятем и родителями жены. На самом же деле в основе его лежит конфликт ролевых приоритетов у супругов.

Новая подсистема прежде всего нуждается в сепарации, старая система, подчиняясь закону гомеостаза, хочет сохранить все, как было. Таким образом, создается парадоксальная ситуация: брак как бы есть и в то же время его как бы и нет. Ситуация мучительная для всех. Например, в одной семье мать мужа держала свои вещи в стенном шкафу той комнаты, где жил молодой человек еще с той поры, когда он был ребенком. Когда он женился, она не изменила своих привычек, да и новый шкаф некуда было ставить, да и денег на него не было. Мать заходила в комнату к молодоженам в любое время за своими вещами. Неудивительно, что молодые люди не смогли сохранить свой брак. Вторжение в жизнь молодых супругов совсем необязательно сопровождается конфликтными, плохими отношениями в семье. Одна нежная мать была очень рада женитьбе своего сына и ночью приходила в комнату к молодым, разумеется, без стука, “чтобы полюбоваться на этих голубков”.

3. Третья стадия семейного цикла связана с рождением ребенка. Это также кризисный период для всей системы. Опять необходимо договариваться о том, кто что делает и кто за что отвечает. В семьях с размытыми границами подсистем и невнятной организацией нередко плохо определены семейные роли. Например, не ясно кто функциональная бабушка, а кто функциональная мама, то есть кто фактически осуществляет заботу, уход, выращивание ребенка. Часто эти роли спутанны, и ребенок — скорее сын или дочь бабушки, а не матери. Собственные родители ребенку — скорее старшие брат и сестра. Мать и отец работают, а бабушка на пенсии. Она много времени проводит с ребенком, а при этом отношения матери и бабушки могут быть совсем не хорошими. Это обстоятельство не может не отражаться на ребенке. Нередко он включается в борьбу. Моя коллега М. Арутюнян рассказывала случай из своей практики, прекрасно иллюстрирующий это положение.


Семья обратилась по поводу плохого поведения девочки одиннадцати лет, которая вела себя агрессивно по отношению к своей бабушке. Семья состояла из трех женщин: бабушки, матери и девочки — идентифицированного пациента. У бабушки и матери были тяжелые конфликтные отношения. Однажды зимой девочка заперла бабушку на балконе и долго не пускала ее в комнату. После этого эпизода семья решила обратиться к психотерапевту. Когда мама рассказывала, как дочка обижает бабушку, глаза ее горели торжеством. Дочь совершила в жизни то, чего мать не могла себе позволить.

4. На четвертой стадии появляется второй ребенок в семье. Как и в западном аналоге, эта стадия достаточно мягкая, так как она повторяет во многом предыдущую стадию и ничего кардинально нового, кроме детской ревности, в семью не вносит.

5. На пятой стадии начинают активно стареть и болеть прародители. Семья опять переживает кризис. Старики становятся беспомощными и зависимыми от среднего поколения. Фактически они занимают позицию маленьких детей в семье, сталкиваясь, однако, чаще с досадой и раздражением, чем с любовью. Из стариков получаются нежеланные и нелюбимые дети, в то время как всем ходом предыдущей жизни они привыкли быть главными, принимать решения за всех, быть в курсе всех событий. Это стадия очередного пересмотра договора, мучительная для всех. В культуре существует стереотип “хорошей дочери (сына)”: это тот, кто на старости лет поднесет своим родителям стакан воды. Старики, у которых нет близких, достойны сожаления, так как “некому подать им стакан воды”. Упрек плохим детям: “Некого попросить подать стакан воды”. То есть в общественном сознании нет модели одинокой и самостоятельной жизни стариков. Считается недостойным позволить умереть своим старикам вне дома, поместить в дом для престарелых, во время болезни особой доблестью считается лечить старого человека дома, не отдавать в больницу.

Нередко этот период в жизни старших членов семьи совпадает с периодом полового созревания детей. В такой семье он проходит иначе, чем в нуклеарной. Могут возникать коалиции стариков с подростками против среднего поколения; например, старики покрывают поздние отлучки и школьные неуспехи подростков.

В то же время у среднего поколения есть хорошая управа на подростков. Больные старики в доме требуют ухода и присмотра. Эту обязанность вполне можно передать подросткам, привязав их к дому, лишив вредной уличной компании, замедлив процесс построения их идентичности.

6. Шестая стадия повторяет первую. Старики умерли, и перед нами семья со взрослыми детьми. Нередко это минимально возможный размер российской семьи.

Многие стадии жизненного цикла американской семьи присутствуют в жизненном цикле российской городской семьи, например, стадия ухаживания, заключения негласного (или отчасти гласного) брачного договора между двумя партнерами, рождения детей, этапы их психологического развития и пр. Но они присутствуют в измененном виде, в контексте большой трехпоколенной семьи. Основные особенности российской семьи заключаются в том, что

· семья, как правило, является не нуклеарной, а трехпоколенной;

· материальная и моральная зависимость членов семьи друг от друга очень велика;

· границы семейной системы имеют некоторые особенности; как правило, они не адекватны требованиям оптимальной организации;

· часто все вышеуказанное приводит к явлению слитности, спутанности семейных ролей, невнятному разделению функций, необходимости все время договариваться и невозможности договориться надолго, замещению, когда каждый в семье может функционально быть каждым и одновременно никем. Например, в семье, где бабушка воспитывает ребенка, она фактически является функциональной матерью своему внуку; муж и жена делят постель, связаны интимными отношениями, но могут быть при этом не связаны отношениями заботы и близости, потому что муж духовно и эмоционально ближе к своей матери. Он прежде всего заботиться о ее интересах. Функционально этот мужчина — муж своей матери и любовник своей жены. Семья живет в основном на деньги мужа, но семейный бюджет распределяет та же бабушка, так что функционально она — глава семьи;

· индивидуальность и суверенность практически отсутствуют. Молодое поколение гораздо теснее и жестче связано с предыдущим поколением, чем на Западе; традиционность, преемственность и одновременно конфликтность выражены очень явно. Каждый член семьи находится в ежедневном контакте с большим количеством близких людей. Он включен в разные непростые отношения, одновременно выполняет много социальных ролей, часто плохо стыкующихся друг с другом. Социальная грамотность, в определенном смысле изворотливость и одновременно диалогичность — это то, что ребенок усваивает очень рано. При такой семейной организации основным часто является вопрос о власти. Он решается в контексте любого общения: папа запрещает, а мама разрешает что-то ребенку; все это делается при ребенке и сообщение при этом такое: “Ребенок слушается меня, а не тебя, значит, я главнее”.

Таким образом, любая семейная система стремится пройти свой жизненный цикл в соответствии с законом развития систем. В то же время каждая стадия жизненного цикла семьи стремится остановиться навсегда, никогда не меняться, согласно закону гомеостаза.

Свойства семейной системы

Семейная система может быть описана по нескольким параметрам. Можно выделить шесть информативных параметров:

· особенности взаимоотношений членов семьи;

· гласные и негласные правила жизни в семье;

· семейные мифы;

· семейные границы;

· стабилизаторы семейной системы;

· история семьи.

Рассмотрим первый параметр. Особенности взаимоотношений членов семьи проявляются в общении; под общением здесь понимается абсолютно любое событие, происходящее в семье. Опоздание и умолчание, откровенные разговоры и общее веселье, покупки и приготовление еды — все это информативное, особенное, уникальное для данной системы общение. Даже, казалось бы, отсутствие общения, молчание, есть мощное информативное сообщение. Можно перестать разговаривать с человеком (ребенком, супругом, супругой), и всем будет ясно, что это — выражение неодобрения и недовольства и стремление подвергнуть виновного остракизму.

Общение может быть вербальным и невербальным; чаще всего оно бывает и тем и другим сразу. Порывистые, резкие движения, хлопанье дверью, грохот кастрюль выражают без слов и душевное состояние человека, и то, что он хочет, чтобы члены его семьи знали об этом состоянии. Возможно, это призыв к помощи, жалоба или упрек: “Посмотрите, до чего вы меня довели” и т.п. Если это будет сопровождаться соответствующим текстом, то картина станет полной и завершенной. Вербальная и невербальная части сообщения дополняют друг друга, находятся в гармонии.

Нередко бывает так, что эти части сообщения вовсе не находятся в гармонии, более того, противоречат друг другу. Такие ситуации встречаются на каждом шагу. Например, флирт. Люди вроде бы разговаривают на серьезные и вполне пристойные темы, даже деловые. При этом невербально, взглядами, позами, жестами, межличностной дистанцией они ведут совсем другой “разговор”. Ситуация является увлекательной и безопасной именно потому, что можно невербальный текст проигнорировать или не обратить внимания на словесные сообщения. Этот случай безобидный. Как только противоречия вербального и невербального планов попадают в семейный контекст и становятся там правилом общения, возникают серьезные нарушения поведения и самочувствия членов семьи, особенно детей. В своей знаменитой работе “О коммуникативной теории шизофрении” Г. Бейтсон с соавторами показал, как развивается аутизм у ребенка в ситуациях, когда он систематически сталкивается с противоречивыми сообщениями в своей семье. В ситуации такого общения ребенок не может вести себя адекватно, так как реакция на какую-то одну часть сообщения автоматически приводит к тому, что вторая часть сообщения не учитывается и за это ребенок порицается. Как бы он себя ни повел, он неадекватен и не может приспособиться к реальности, не может повести себя правильно. В работе приводится яркий пример: мальчик, страдающий от шизофрении, лежит в больнице. Мама приходит его навестить. Мальчик выходит к ней в холл и садится рядом с ней. Мама отодвигается. Мальчик подавленно замирает и молчит. Мама спрашивает недовольно: “Ты что же, не рад меня видеть?” Эта ситуация общения была названа “двойной ловушкой”: что бы ребенок ни сделал, он будет подвергнут порицанию. К реальности приспособиться невозможно — лучше уйти в себя, аутизироваться, ведь ребенок не может выйти из ситуации общения в реальности, например, произвольно сменить семью.

Итак, все происходящее в семье является сообщением. Болезни, например, — это сильное и очень информативное сообщение, эффективно регулирующее семейную ситуацию. Допустим, папа хочет, чтобы сын был сильным, смелым, то есть настоящим мужчиной. Он полагает, что настоящий мужчина — это тот, кто рискует, самостоятелен и т.п. Мама совсем не хочет, чтобы ее сын рисковал своим здоровьем и был самостоятельным. Ей приятнее, когда он дома, на виду. Открыто она не может противоречить своему мужу. Мальчик, разумеется, также хочет свободы. В то же время ему немного страшно пускаться в свободный полет. Как же быть? Мальчик собирается с молодежной компанией в горы. Папа рад и поддерживает намерения сына. Мальчик и хочет, и не хочет. Мама категорически против. Если она будет открыто протестовать, неизбежен скандал. Совершенно случайно накануне отъезда сына она довольно тяжело заболевает. Мальчик вынужден остаться. Все довольны. Болезни, таким образом, становятся способом — причем достойным — решения многих проблем. Этого бы не могло быть, если бы они не являлись способами коммуникации. Все игры, прекрасно описанные Э. Берном, — это некоторые стереотипы поведения, представляющие собой формы коммуникации; они несут некие сообщения, которые не произносятся, но ясно всеми понимаются.

Второй параметр — это правила жизни семейной системы. Правила бывают заданными социумом и культурой, и тогда они разделяются многими семьями, а бывают уникальными для каждой отдельной семьи. Культурные правила семейной жизни известны всем: например, все знают, что родители не должны заниматься любовью на глазах у детей. Уникальные правила известны только членам семьи.

Правила — это решение семьи о том, как отдыхать и вести домашнее хозяйство, как тратить деньги и кто именно может это делать в семье, а кто — нет, кто покупает, кто стирает, кто готовит, кто хвалит, а кто по большей части ругает, кто запрещает, а кто разрешает. Словом, это — распределение семейных ролей и функций, распределение мест в семейной иерархии, решение о том, что позволено, а что нет, что хорошо, а что плохо.

В большой семье, состоящей из одних взрослых, растет поздний и горячо любимый ребенок. Наиболее часто исполняемое правило этой семьи: ни в коем случае не ругать ребенка ни за что, а хвалить при каждом удобном случае, восхищаться и умиляться про себя и вслух, индивидуально и в группах. Такое поведение, по правилу этой семьи, есть выражение любви к ребенку. Если кто-то, гость или дальний родственник, нарушит это правило — не похвалит, не восхитится или, хуже того, сделает замечание ребенку, то он нарушит существенное правило жизни этой семьи, поставит всех в неловкое положение и не будет в дальнейшем желанным гостем. Закон гомеостаза требует сохранения семейных правил в постоянном виде. Изменение семейных правил — болезненный процесс для членов семьи.

“Село Степанчиково и его обитатели” — прекрасный, художественный пример того, что происходит, когда нарушаются семейные правила. Правило было очень простое: все в доме должно идти так, как хочет Фома Фомич Опискин. Это правило построения семейной иерархии, расстановки статусов. Что произошло, когда это простое правило было нарушено, описывается в чудесной повести Ф. М. Достоевского на многих и многих страницах. На самом деле в семьях много сложных, витиеватых правил, гласных (как-то: “Если задерживаешься — предупреди”), негласных, пронизывающих нашу жизнь. Семейный психотерапевт обязательно должен уметь быстро вычислять некоторые важные правила функционирования семейной системы. Конечно, все параметры семейной системы взаимосвязаны. В частности, правила непосредственно связаны, и часто продиктованы семейным мифом.

Итак, третий параметр семейной системы — миф. Семейный миф — это некая формообразующая и объединяющая всех членов семьи идея или образ, или история, если хотите, идеология. Это знание, разделяемое всеми членами семейной системы, и отвечающее на вопрос: “Кто мы?” Например, частый ответ такой: “Мы дружная семья”. Это значит, что в этой семье не может быть открытых конфликтов и уж тем более при детях. Сор из избы не выносится никогда. Отношения не выясняются открыто, все противоречия замазываются. Принято всюду бывать вместе, так как миф требует распространения в обществе, своего рода издания. Любое поведение членов семьи по отношению друг к другу, каким бы оно ни было, понимается как проявление добрых чувств. “Я же тебе добра желаю”, или “Это я любя”, или классическое: “Бьет — значит любит”. Миф задает норму чувствования. В “дружной семье” принято любить, жалеть и чувствовать благодарность. Остальные чувства — обида, гнев, разочарование и пр. — игнорируются или вытесняются. Проблемы начинаются в тех случаях, когда кто-то из семьи оказывается неспособным игнорировать свои нормальные и неизбежные отрицательные чувства к родственникам. Он и становится идентифицированным пациентом. Тревожно-депрессивные расстройства, агрессивное поведение, анорексия — типичные проблемы “дружной семьи”.

Миф порождает правила и ритуалы. Нарушение правил, особенно систематическое, может разрушить миф. Миф — это знамя, под которое собирается семья, это девиз, это вера. Если кто-то в семье не разделяет семейного мифа, он не может быть членом этой системы; система его изгоняет. Единственный случай, когда это возможно, если у семьи есть миф о бунтаре. Тогда несогласие с основным мифом подтверждает другой миф, и система остается без изменений.

Еще пример семейного мифа — миф о спасителе: “Что бы мы делали без…” В семье обязательно должен быть некий человек, который держит всю семью на вытянутых руках. Понятно, что для того чтобы всем помогать, необходимо, чтобы эти все были слегка инвалидами, а то получится, что никто не нуждается в спасителе. Спаситель может быть в моральной ипостаси, а может быть и в физической, впрочем, может быть и то, и другое вместе. Моральный спаситель нуждается в грешниках. Его семья должна состоять из людей, которые часто делают что-то плохое: пьют, воруют, гуляют, попадают в скверные истории. Спаситель выручает, и только в этом случае и может чувствовать себя спасителем. Грешники благодарят, обещают исправиться и… снова грешат. Физический спаситель выхаживает, лечит, кормит, приносит продукты и т.п. Поэтому его семья состоит из больных, беспомощных, калек, иначе как бы он смог их спасать?

Приведу в качестве примера один случай.


Мужчина среднего возраста обратился по поводу непростых отношений с женой. Они находились в первом браке, который был заключен по большой любви. После трех лет супружеской жизни у них родился ребенок, к несчастью, с тяжелой родовой травмой. Жена бросила работу и всю себя посвятила ребенку. Муж всего себя посвятил заработку. Вместе они созидали семью, обожали своего мальчика и в целом жили дружно. Мальчик рос, постоянно наблюдался врачами, в детский сад не ходил, в школу тоже. К моменту обращения ему было двенадцать лет, он не ходил в школу, мама не работала. Одни врачи говорили, что мальчик может ходить в школу, а другие советовали оставить его на домашнем обучении, если это возможно. Словом, мама и сын всегда были вместе, папа много работал. Пока папа спасал только своего сына, ситуация была выносимой. За год до обращения овдовела бабушка, мама нашего героя.

Она осталась совсем одна, и сын старался обеспечить ей спокойную старость. Однажды зимой бабушка чуть не упала по дороге в булочную, после чего было решено, что все продукты ей будет приносить ее сын. Она совсем перестала выходить из дому. Они жили отдельно, и моему клиенту приходилось ездить довольно далеко к своей маме. На лето теперь никуда нельзя было поехать. Связь по телефону осуществлялась два раза в день утром и вечером, совершенно неукоснительно. Примерно после полугода такой жизни мой клиент стал замечать, что у него почему-то мало сил, а жена все время раздражена.

Он был прекрасным мужем и отцом, теперь стал самоотверженным сыном. Его жена также была прекрасной матерью и хранительницей домашнего очага. Ради своих близких они отказывали себе во всем, жили на износ и… сохраняли, а в чем-то даже порождали “инвалидное самосознание” ребенка и бабушки. Чтобы быть самоотверженной матерью, надо чтобы ребенок был неблагополучным. Если ребенок будет здоровым, придется быть обычной матерью, спасать и жертвовать не придется. Совершенно так же, чтобы быть хорошим сыном, необходимо чтобы мама была беспомощной. Чем более беспомощен старый человек, тем ближе он по своему статусу и образу жизни к мертвецу: нет активности — нет жизни. Парадоксальная логика спасителя: я настолько хороший сын, что помогаю умереть своей матери.

Еще один часто встречающийся миф — миф о героях. “Мы — семья героев”. Как правило, в семейной истории хранятся рассказы о героических поступках предков. Там встречаются старые большевики, партизаны, люди, пережившие голод, подвергавшиеся репрессиям, вырастившие детей в тяжелых условиях, и т.п. Иначе говоря, люди, преодолевшие серьезные препятствия и добившиеся результатов.

Миф о героях задает определенный стандарт чувствования и миропонимания. Где герой, там все с размахом: нет радости — есть счастье, нет любви — есть неземная страсть, нет жизни — есть судьба, нет грусти — есть трагедия. Именно поэтому в семье героев люди могут поссорится на всю жизнь, не разговаривать друг с другом годами, предпринимать попытки самоубийства. В семье героев часто встречаются хронические не леченые заболевания — герои не ходят по врачам, это так понятно. В их жизни много трудностей и проблем. У героев всегда высокий стандарт достижений, они принципиальные и непримиримые люди.

Итак, мы видим, что все три вышеописанных параметра семейной системы тесно взаимосвязаны. Семейный миф диктует правила, а правила в свою очередь во многом определяют особенности общения членов системы друг с другом.

Семейные границы — четвертый параметр описания семейной системы. У каждого человека, живущего в семье, есть представление о том, кто еще входит в состав его семьи. Это представление и задает границы семьи. У людей, живущих в одной семье, представление о ее границах может быть разным. Например, мужчина женился на женщине с взрослым ребенком; они живут вместе. Мужчина считает, что его семья состоит из двух человек — его самого и его жены. Жена считает, что ее семья состоит из трех человек — ее самой, сына и мужа. Несовпадение представлений о границах семьи может быть источником серьезных разногласий.

Границы семьи могут быть очень проницаемыми или более закрытыми. Проницаемость границ задает стиль жизни в семье. Открытая семья полна народу, гостей, приходящих без предупреждения, иногородней родни. Для гостей не готовится специального угощения, дети жестко отделены от взрослых, например, они, как правило, сами ложатся спать, сами делают уроки и вообще живут своей жизнью. Это понятно: взрослым не до них. При более закрытых границах семьи гости приходят только по приглашению, существует специальный ритуал приема гостей, например, угощение, праздничная посуда, уборка накануне. В такой семье дети обычно менее самостоятельны, взрослые больше включены в их жизнь. Как видно, существует определенная закономерность: чем более закрыты внешние границы семейной системы, тем более открыты границы внутрисемейных подсистем. Расстановка границ семейных подсистем определяет коалиции, существующие в семье.

Функциональные коалиции — это супружеская подсистема и детская подсистема. Остальные варианты коалиций, как правило, дисфункциональны. Дисфункциональные коалиции, указывающие на наличие проблем в семье, — это, например, подсистема мамы и детей, с одной стороны, и папы — с другой. Или мама с одним ребенком против папы с другим ребенком. Или жена со своими родителями в коалиции против мужа со своими родителями. Примеров множество. Семейные коалиции указывают на структуру и иерархию в семье, а также на семейную проблему. Коалиции — центральное понятие структурного подхода в системной семейной психотерапии (Минухин, Фишман, 1998). Пример:


Мама обратилась по поводу своего десятилетнего сына. Мальчик отказывался ходить в школу и оставаться один дома. Маме пришлось уйти с работы, чтобы с ним сидеть. Более того, через некоторое время мальчик переместился ночевать в супружескую спальную своих родителей. В семье всегда существовала коалиция мама–сын. Папа был на периферии семейной системы, много работал, отправлял жену с сыном отдыхать заграницу, но сам с ними не ехал — не хватало денег на троих. Папа ходил за продуктами после работы и готовил дома по выходным дням. Его вес и положение в семье были очень незначительными. Маленький тиран — его сын — справедливо рассудил, что легко займет место своего отца рядом с мамой. Требуемое воздействие в данном случае — это изменение семейных коалиций и отведение ребенку подобающего места. Позиция папы должна быть усилена, коалиция мамы с сыном разрушена. Это необходимо, поскольку перед мальчиком вскоре встанет задача преодоления кризиса идентичности, что очень трудно сделать, не пройдя через сепарацию от своей семьи.

Пятый параметр семейной системы — это стабилизатор, то есть то, что скрепляет систему, что помогает людям держаться вместе. Вообще говоря, все вышеописанное является стабилизаторами, особенно семейный миф. В определенном смысле семья — это группа людей, разделяющая общий миф. Общий миф или общие мифы — условие, необходимое для существования семьи, но недостаточное. В разные периоды жизни семьи существуют разные стабилизаторы. Общие дела: хозяйство, распределение функций, общий бюджет, общие дети, страх одиночества — это обычные стабилизаторы, которые естественно присутствуют в каждой семье. Внешняя макросистема — также неплохой стабилизатор, особенно в тех обществах, где общепризнана ценность брака, где одинокие женщины или одинокие мужчины воспринимаются как неудачники. Там негативен сам факт развода, и общественное мнение является стабилизатором семьи.

В практике работы с семьей приходится иметь дело со своеобразными стабилизаторами. Например, нередко отклонения в поведении и развитии ребенка становятся мощнейшим стабилизатором семейной системы. “Мы не можем развестись, потому что у нас трудный и/или больной ребенок”. Предложу схему того, как работает стабилизатор, на примере ночного энуреза у ребенка.

В дисфункциональной семье, где супруги с трудом уживаются вместе, появляется ребенок. Известно, что трудный брак — это всегда трудный секс. В нашей культуре непроизвольное ночное мочеиспускание считается возрастной нормой примерно до двух с половиной — трех лет. Случилось так, что в течение первых двух лет жизни ребенка отношения супругов портились; особенно негармоничными становились сексуальные отношения. Итак, сексуальные отношения складывались непросто, но в остальном брак представлял ценность для супругов. Возникла непростая задача — сохранить добрые отношения, но избежать интимной близости. Беспокойство за ребенка: как он там, не мокрый ли, не раскрылся ли — хороший повод, чтобы отлучаться к детской кроватке и ссылаться на свое беспокойство как на причину неготовности к сексу. Не ты плохой любовник или плохая любовница, а просто тревожное родительское сердце отвлекает. А тут как раз ребенку и по возрасту пора начать проситься, а он не просится, и это неслучайно.

Родители (или один из них) начинают высаживать ребенка ночью, а также явно реагировать на мокрую постель. Для ребенка такое поведение родителей является положительной обратной связью, подкреплением мокрой постели, потому что для него значимым сигналом является любое, пусть даже эмоционально негативное внимание к нему. Мокрая постель для ребенка становится путем к сердцу родителей. Идет время, ребенок растет. Теперь ночное недержание мочи квалифицируется как энурез. В семейной системе он занимает достойное место.


Я вспоминаю одну семью, где энурезом страдал одиннадцатилетний мальчик. Семья жила в трехкомнатной квартире. Были детская с книжками, письменным столом и игрушками, гостиная с диваном и телевизором и спальня с двуспальной кроватью и трюмо. В спальне спали мама и сын. Папа спал на диване в гостиной. Мама объясняла, что ей проще высаживать ребенка ночью, если он спит под боком. Интимные отношения супруги не поддерживали больше семи лет. Энурез сына стал использоваться ими как достойный способ без конфликтов и тягостного выяснения отношений избегать половой близости друг с другом и при этом не разрушать семью.

Рассматривая все вышеперечисленные параметры семейной системы мы невольно подразумевали некую историю становления семьи. Иначе говоря, для успешной работы с семьей необходимо знать не только положение сегодняшнего дня, которое описывается предыдущими параметрами, но и то, каким образом семья дошла до этого положения. Семейное прошлое складывается из прошлого опыта жизни членов семьи, из того, что они пережили в своей родительской семье и в прошлых браках или во внебрачных отношениях. Из прошлого человек привносит в свою семью, во-первых, правила и мифы своей родительской семьи в неизменном виде или в негативном отображении; во-вторых, ожидания и потребности, которые сформировались под влиянием прошлого опыта. Правила и мифы родительской семьи присутствуют в виде привычек и ритуалов, в виде чувства комфорта, которое возникает, когда осуществляется привычный стиль жизни, разумеется, в тех случаях, когда в родительской семье человеку было хорошо и он хочет повторить приятный опыт. Впрочем, не обязательно даже, чтобы было хорошо, так как многое происходит без осознания. Например, режим сна. Привычка ложиться спать рано или поздно зависит от режима жизни в родительской семье. Если партнер имел другой режим, то могут быть проблемы. В любом случае этот вопрос придется решать, находить компромисс или одному партнеру менять свой привычный режим. То же самое относится к привычкам питания или привычным способам выяснять отношения: в одной семье кричат во время разногласий, в другой — перестают разговаривать и т.п. Чем сложнее паттерны поведения, тем труднее договариваться. Например, сексуально привлекательный вид и поведение, знаки любви и внимания, способы выражать вину и сожаление — это сложные и плохо осознаваемые поведенческие последовательности, которые очень трудно поддаются изменениям.

Помимо привычек и моделей человек привносит в брачный союз ожидания и массу нереализованных потребностей. Собственно говоря, удачный брак — это такой брак, в котором могут реализовываться потребности и фантазии. Если существенные потребности не могут реализовываться в браке, то обычно он переживает серьезный кризис или разваливается. Любовь — самое корыстное чувство. Уже на этапе выбора партнера происходит вычисление вероятности удовлетворения психологических потребностей в отношениях с этим человеком. Ловушка заключается лишь в том, что потребности меняются. Существует естественная смена потребностей, если удовлетворены одни потребности, то им на смену выступают другие. Скажем, если человеку важно быть спасателем и благодетелем, если, именно спасая, он чувствует свою значимость и повышает свою самооценку, то он влюбляется в такого человека, в отношениях с которым можно реализовать эти потребности.

Одна моя клиентка всякий раз влюблялась в несчастных, страдающих мужчин, причем страдавших в детстве: одного оставила мать, у другого мать умерла, когда он был маленьким. Она старалась быть им хорошей мамой — забота и жалость “запускали” ее сексуальное поведение. Мужчины также видели в ней маму и в начале отношений с удовольствием пользовались ее жалостью. Однако с течением времени они удовлетворяли свою потребность иметь хорошую маму и уже готовы были видеть в ней либо равную партнершу, либо даже дочку; она же все продолжала видеть в них детей. Рассогласование этих важных психологических потребностей разрушало отношения супругов. Эта ситуация с точностью до мелочей повторялась дважды в жизни моей клиентки. Откуда возникла эта потребность? В данном случае она возникла из-за ее своеобразных отношений с матерью и вообще от внутрисемейного статуса мамы в родительской семье клиентки. Там мать была эмоциональным центром семьи, она всегда была права, она принимала решения, она была благодетельницей как для домашних, так и для посторонних людей. При этом в семье было известно, что дети должны знать свое место, не мешаться, вот вырастут — поймут. Моя клиентка усвоила, что взрослость начинается с материнства, по крайней мере у женщины. Став матерью, женщина в значительной мере обретает смысл своей жизни, а также множество прав и возможностей. Отношения с матерью в дальнейшем складывались непросто. К моменту выхода замуж первый раз она была девушкой с острой потребностью самоутвердиться. Как это сделать, было известно. Сразу родить не получалось, а вот найти “сынка” в мужья было проще, что и произошло.

Часто собственная семейная жизнь устраивается для того, чтобы решить нерешенные проблемы семьи своего детства. Партнер для этого находится снайперски. Принц из “Золушки” — видимо, часто унижаемый молодой человек, очень стремился доказать своим родителям, что он уже взрослый. Понимая свою невысокую ценность на рынке женихов (из-за своей низкой самооценки), он выбирает себе в невесты простую девушку, никак не рискуя быть отвергнутым, и женится, получая тем самым путевку в настоящую взрослую жизнь. Золушка выходит за него замуж прежде всего для того, чтобы покинуть семью своей мачехи. Угадывание возможности реализовать в этих отношениях заветные потребности и вызывает у молодых людей любовь друг к другу. К сожалению, эти потребности пытаются реализовать просто через акт бракосочетания, что никак не гарантирует долговечность союза.

Нередко в браке человек старается осуществить то, что требуется для его нормального психического развития, но что, однако, не было осуществлено в родительской семье. В каждой семье необходимый этап — сепарация детей от родителей. Каждый ребенок должен пройти процесс сепарации для того, чтобы стать взрослым, самостоятельным, ответственным, для того, чтобы быть способным создать собственную семью. Известно, что прохождение стадии сепарации есть одна из самых сложных задач развития семьи. Нередко, не имея возможности найти другой такой же стабилизатор, как дети, семья не позволяет детям или ребенку отделиться. Однако для нормального психического развития ребенку необходимо пережить процесс сепарации. Если это не удается с мамой и с папой, то должно осуществиться с мужем или женой. В этих случаях брак заключается для развода.

Все мы получаем в детстве некие предписания и рецепты о том, как жить. Это называется воспитанием. Для того чтобы понять законы жизни семейной системы, необходимо знать предписания, которые люди получили “на дорожку” в своих родительских семьях.

Семейную историю удобно и эффективно прослеживать с помощью техники генограммы (McGoldrick, Gerson, 1985). Эта техника позволяет проследить стереотипы взаимодействия всех ветвей семьи в трех поколениях, вычислить сценарии и подводные камни семейной жизни. Психотерапевт расспрашивает семью о родственниках и строит генеалогическое дерево семьи в трех поколениях. Затем необходимо выяснить особенности взаимоотношений членов семьи друг с другом, семейные предания, истории, которые передаются из поколение в поколение. Психотерапевт расспрашивает о характерах людей, истории их знакомства, истории рождения детей, переездах и других изменениях в судьбах. Из всего этого складывается история семьи, которую затем психотерапевт интерпретирует семье, показывает связь той проблемы, с которой семья обратилась, с прошлым этой семьи. Приведу пример.


Обратилась семья с трехлетним мальчиком. Он страдал страхами, не любил гулять, боялся темноты, не спал один в комнате. Родители были преподавателями, то есть у них был достаточно свободный режим, поэтому они держали мальчика дома, не отдавали в детские учреждения, сидели с ним сами по очереди. Обратились они по поводу страхов сына. В ходе беседы выяснилось, что супружеские отношения у них сейчас также не в лучшем виде. Исчезло доверие и взаимопонимание, они все время были недовольны друг другом, вместо разговоров происходило высказывание претензий и упреков. Разумеется, ребенок бывал непременным свидетелем этих ссор. До рождения ребенка супруги прожили вместе тринадцать лет и были довольны своим браком.

Обращает на себя внимание то, как много усилий тратит семья, чтобы постоянно находится в родительских ролях. Она, Нина, выросла в неполной семье. Ее бабушка и дедушка развелись перед войной, когда у них было четверо детей: два мальчика и две последние девочки-двойняшки. Старшие дети умерли от болезни до развода. Затем умирает одна девочка из пары, и бабушка остается с единственной дочерью. Отец погибает на фронте. Дочка выросла и влюбилась в женатого мужчину. От этого романа родилась девочка Нина. Брачного союза не получилось, зато дочка осталась. При анализе ее генограммы Нина сказала, что ей теперь кажется, что мама родила ее для бабушки, чтобы смягчить боль утраты детей. Возможно, и мама сама хотела воссоздать себе сестру. Так или иначе девочкой и домом занималась бабушка, она была функциональной мамой своей внучке, а мама работала. В своей семье Нина получила предписание: “Замужем можно не быть, но иметь ребенка необходимо”. Кроме того, она выросла в ситуации спутанности и замещения семейных ролей. Она сама замещала дочь бабушке и сестру маме. Она не имела модели супружеской жизни и не умела быть женой, так как не видела, как это делается, в своей семье.

Он, Петя, напротив, вырос в полной, традиционной, патриархальной семье в старинном русском городке. Он — младший ребенок, у него есть еще старшая сестра. Папа зарабатывал деньги, все чинил и таскал тяжести. Мама стирала, убирала и готовила, а кроме того, ворчала на мужа. Семья жила без бабушек и дедушек, Петя был достаточно избалован. Он имел ясные модели материнского и отцовского поведения, хорошо усвоил, что значит быть мужем и что должна делать жена. Петя вырос и поступил в Москве в университет. Нина к этому моменту уже училась в университете три года, но на другом факультете. Петя скучал по своей семье и чувствовал себя достаточно одиноким в общежитии. Они познакомились случайно, разница в возрасте в четыре года их не смутила, и после непродолжительного романа они поженились. Тринадцать лет супруги прожили в браке, не заводили детей, а занимались своей карьерой. За это время они защитили кандидатские диссертации, получили московскую прописку и выменяли свою комнату в коммунальной квартире на маленькую двухкомнатную квартиру. Они были довольны друг другом. Какие потребности они удовлетворяли в этом браке?

Нина вышла замуж и вместо мужа получила сынка. Она выполнила тем самым свое предписание. Она старше и решительнее, она устраивала Петину карьеру и свою заодно, она принимала решения, и, по словам Пети, “была духовным лидером в семье”. Петя в этом браке самоутверждался. В своей родительской семье он был младшим, с одной стороны, любимым, а с другой — он должен был подчиняться всем, кто был старше, в том числе и своей сестре. Характер у него властный и самолюбивый. По отношению к своим родителям он оставался почтительным сыном, зато был придирчивым и требовательным к жене.

Итак, роли в этой семье распределились не случайно, но удачно. Проблемы начались, когда родился долгожданный ребенок. Нина стала мамой своему биологическому сыну и перестала быть мамой своему мужу Пете. Петя при этом стал папой сыну и готов был стать наконец мужем своей жене, но она не была готова к этому, у нее не было модели поведения жены. Когда они заботились о своем сыне, осуществляли родительские функции, отношения оставались бесконфликтными. Как только супруги оставались наедине, возникало ощущение пустоты и бессмысленности, начинались взаимные претензии и упреки.

Методологические принципы системной семейной психотерапии

Наиболее известные и широко используемые эвристики — это циркулярность, нейтральность и гипотетичность (Palazzoli et al., 1980).

· Циркулярность. Этот принцип гласит: все, что происходит в семье, подчиняется не линейной, а циркулярной логике. Рассмотрим процесс перехода от рассмотрения случая в линейной логике к рассмотрению случая в циркулярной логике.


Обращается мама с жалобой на то, что ее девятилетний сын плохо учится в школе. В линейной логике причина детского нарушения видится в ребенке. Ребенок плохо учится, потому что у него наблюдаются нарушения развития высших психических функций, и он просто не справляется со школьными требованиями в силу нарушений памяти, внимания, мышления и т.п. Или ребенок плохо учится, потому что у него школьный невроз. Возможно и то, и другое.

Психологическая диагностика позволяет проверить и ту, и другую линейную гипотезу. Заметьте, что линейная логика направляется вопросом “почему” и предполагает ответ “потому что”. В очень многих случаях мы видим, что неуспеваемость не связана или целиком не объясняется вышеназванными возможными причинами. Сделаем первый шаг к круговой причинности. Расспросив обратившихся, выясняем, что мама все время делает уроки с ребенком. Следовательно, у ребенка не выработано навыков самостоятельной работы, которые он мог использовать при работе в классе. Редкая мать этого не понимает, но тем не менее часами делает уроки с ребенком. На этом этапе вопрос “почему” оказывается бессмысленным. Разумнее задать себе вопрос: “Зачем?” Зачем мама делает своего ребенка беспомощным в классе? Зачем ей нужно проводить так много времени за уроками? Затем, что в это время она чувствует себя нужной и необходимой. Зачем маме нужно это чувствовать? Затем, что у мамы и папы не слишком хорошо складываются отношения, мама часто чувствует себя ненужной мужу, у нее возникает эмоциональный вакуум, она восполняет его в общении с сыном. Если у сына будет все в порядке, интенсивность скандалов между мамой и папой увеличится просто в силу того, что у мамы будет больше времени задуматься о проблемах своей семьи. Скандалы — угроза стабильности семьи. Их не хочет никто.

Итак, круг замкнулся. Чем хуже мальчик учится в школе, тем больше времени мама и сын проводят вместе за уроками, тем меньше мама и папа выясняют отношения, тем стабильнее семья. Понятно, что эту круговую зависимость видит вначале терапии только психолог. Постепенно с помощью специально разработанного метода циркулярного интервью эту зависимость начинают видеть все. Как только это произошло, в семье становятся возможными перемены, семья становится доступной для психотерапевтического воздействия. Если психолог остается в линейной логике, то либо он может наладить учебу ребенка в школе на короткое время, либо у ребенка возникнет другое нарушение поведения, которое будет стабилизатором семейной системы вместо неуспеваемости. В худшем случае успех ребенка приведет к распаду семьи. Эти процессы многократно и подробно были описаны такими авторами, как Джей Хейли и Клу Маданес (Haley, 1980, Madaness, 1984).

По моему опыту многолетнего преподавания системной семейной терапии, самое сложное — научить пользоваться циркулярной логикой, видеть круговую причинность событий, отмечать круговые взаимодействия членов семьи между собой. Как только в голове психотерапевта возникает циркулярная логика, выбор способа воздействия на семейную систему становится простой технической задачей.

· Нейтральность. Принцип нейтральности утверждает: эффективная психотерапия требует сохранения психотерапевтом нейтральной позиции. Он равно сочувствует всем членам семьи, не присоединяется внутренне ни к кому и обеспечивает всем членам семьи равные возможности говорить и быть услышанным и понятым.

Этот принцип соблюдать непросто. Наиболее частый вариант его нарушения — попадание женщин-психотерапевтов в позицию суперматери. В дисфункциональной семье страдают все, но страдание детей видится ярко, особенно в нашей центрированной на детях культуре. Кажется, что нерадивые родители несправедливо обижают детей. Психотерапевт занимает позицию защиты маленьких и беззащитных, сообщая тем самым родителям или матери этих детей: “Я была бы лучшей матерью этим детям, чем вы”. Это сообщение очень легко прочитывается, и мать, естественно, защищается и сопротивляется. Это сопротивление, спровоцированное поведением терапевта, часто сводит все его усилия на нет. Семья прерывает терапию.

· Гипотетичность. Основная цель общения терапевта с семьей — проверка гипотезы о цели и смысле семейной дисфункции. Как уже было отмечено выше, основные вопросы, которые задает себе семейный психотерапевт: зачем в семье происходит то, что происходит? каким образом наблюдаемая дисфункция используется системой?

Первичная гипотеза терапевта и определяет его стратегию беседы с семьей. В тех случаях, когда у терапевта не сформулирована первичная гипотеза, его беседа с семьей хаотична; нередко инициативу в ведении беседы берет на себя самый мотивированный член семьи. Не следует забывать, что вести беседу со всей семьей одновременно непросто. Беседа в индивидуальной терапии (диалог) не аналогична беседе со всей семьей (полилогу). Также не является моделью работа с группой, поскольку при работе с семьей мы не можем опираться на обычную групповую динамику. Единственная возможность построить эффективное общение со столь разновозрастной формальной группой, которой является семья, — это опора на некую метацель, обеспечиваемую первичной гипотезой.

Практика психологической помощи семье

Дизайн приема. Организация работы семейного психотерапевта

Системная семейная психотерапия осуществляется сразу со всей семьей. На прием приглашаются все члены семьи, проживающие вместе, независимо от возраста: и старики, и грудные дети. Это особенно важно в начале работы, так как дает возможность непосредственно увидеть невербальные аспекты взаимоотношений людей, семейные коалиции, стереотипы общения, семейные правила.


На прием пришла семья: бабушка (по материнской линии), мама, папа и ребенок трех месяцев. Жалобы были на частые конфликты молодых супругов. В кабинете семья расположилась следующим образом: бабушка и мама рядом, бабушка держит на руках младенца, папа сидит на некотором расстоянии от этой группы. Когда ребенок начинал хныкать, папа строгим голосом говорил своей жене: “Посмотри, что с ним”. Жена делала некоторое движение в сторону ребенка, бабушка подчеркнуто спокойно и размерено говорила в пространство: “Ничего страшного, все с нами в порядке”. Понятно, что гипотеза о возможных нарушениях функционирования этой семейной системы рождается очень быстро: бабушка — функциональная мать младенца. Его биологическая мама — функциональная сестра, сепарация между мамой и дочкой не произошла, в семье идет борьба за власть и влияние между мужем и бабушкой. Структурно семья поделена так: коалиция бабушка–мама–ребенок и иногда коалиция мама–папа. Мама находится между двух огней, она поставлена в ситуацию выбора между мужем и своей матерью.

Очень важно дать семье возможность выбрать расположение в пространстве. Поэтому в кабинете семейного психотерапевта всегда должно быть больше стульев и кресел, чем членов семьи. Взаимное расположение — быстрый и надежный способ диагностики семейной структуры (Минухин, Фишман, 1998).

Предварительная договоренность о приходе семьи должна производится самим психотерапевтом или членом его команды. Содержание предварительной беседы позволяет сформулировать системную гипотезу еще до начала непосредственной работы с семьей.

Вопросы, которые необходимо задать во время телефонного разговора: 1) на что жалуется звонящий (коротко, только основное — супружеская проблема или детско-родительская)? 2) кто является инициатором обращения? 3) каков состав семьи? 4) сколько лет детям и другим членам семьи?

Анализ ответов на эти вопросы позволяет составить предварительную системную гипотезу. При очной встрече с семьей психотерапевт проверяет правильность этой предварительной гипотезы.

Методологические принципы системной семейной психотерапии отрицают простое, непосредственное общение психотерапевта с семьей. Одна из целей психотерапевтического общения — проверка системной гипотезы. Надо сказать, что все методологические принципы этого подхода призваны обеспечивать защиту психотерапевта от воздействия на него семейной системы клиентов. Каждая открытая семейная система стремится поглотить, “засосать в себя” всякий элемент, оказавшийся в ее “орбите”. Понятно, что на прием попадают только открытые семейные системы. Следовательно, семейная система клиентов стремится поглотить терапевта. Событийно это проявляется в том, что семья стремится распространить свои правила на общение с терапевтом, сформировать с ним коалиции, получить признание своего мифа и т.п. То есть происходит процесс, который называется семейным переносом. Если терапевт попадает под это влияние, а сознательно не попасть под него начинающему семейному терапевту практически невозможно, поскольку обычно люди не осознают системных влияний, то он начинает свободно проецировать на семью свои проблемы, свой опыт семейной жизни и немедленно теряет эффективность. Методологические принципы системного подхода обеспечивают защиту терапевта от влияния семейной системы.

С семьей может работать один психотерапевт, но может работать и психотерапевтическая команда, то есть человек, который непосредственно беседует с семьей и два или три супервизора, которые наблюдают за процессом, находясь за зеркалом Гезелла. В классической миланской модели с семьей работает команда, супервизоры могут в любой момент вмешаться в беседу с семьей, дать указания интервьюеру, что ему спросить, у кого, как ему самому расположиться в пространстве в зависимости от особенностей складывающегося контакта с разными членами семьи. Проблемы командной работы — наиболее популярная тема всех последних международных конференций по вопросам семейной психотерапии.

Техники работы с семьей

Циркулярное интервью. Это основная и широко используемая техника (см. Tomm, 1981; Hennig, 1990).

Психотерапевт задает по очереди членам семьи особым образом сформулированные вопросы или один и тот же вопрос. Для того чтобы эта техника “работала” не только на терапевта, то есть была не только диагностическим инструментом, но и инструментом психологического, психотерапевтического воздействия, нужно владеть ею виртуозно. Обычно обучение этому требует не менее ста часов практики под наблюдением супервизора.


Обратилась мама с жалобой на то, что ее одиннадцатилетний сын после школы не идет домой, а где-то проводит время, в основном на Арбате, иногда даже не приходит ночевать. Семья состоит из трех человек — мамы, папы и сына.

Я опускаю начало беседы и привожу пример собственно круговых вопросов.


Психолог (вопрос сыну): Кто обычно тебя встречает дома, когда ты все-таки возвращаешься?

Сын: Обычно мама.

Психолог: Как мама тебя встречает, что она делает?

Сын: Она сердится, кричит на меня, иногда плачет.

Психолог (вопрос маме): Ваш сын вернулся поздно, вы сердитесь и плачете. Что в это время делает Ваш муж?

Мама: Он меня успокаивает и ругает сына.

Психолог (вопрос папе): Что делает сын, когда Вы его ругаете?

Папа: Он хлопает дверью своей комнаты, уходит, обижается.

Психолог (вопрос сыну): Когда ты сидишь в своей комнате, что делают твои родители?

Сын: Сидят на кухне, разговаривают, чай пьют. Папа утешает маму.

Психолог (сыну): Раньше, пока ты еще не начал пропадать из дому, в каких случаях твои родители сидели на кухне вдвоем, пили чай, разговаривали?

Сын: Да чего-то я не знаю… Папа мало дома бывает. Не помню.

Последний вопрос задается и маме и папе. Из ответов становится ясно, что такие беседы на кухне бывали крайне редко. Супруги часто ссорились.

Этот простой пример показывает, как с помощью круговых вопросов становится понятной функция нарушения детского поведения. Уходы сына сплачивают родителей и стабилизируют систему. Дети часто приносят себя в жертву стабильности семьи. Обратите внимание, что вышеприведенные круговые вопросы не выходили за рамки поведенческих реакций. Психолог не спрашивал ни про мысли, ни про чувства. Если в круговые вопросы вовлекается еще и этот пласт психической реальности, они становятся еще более сложными.


Обратились молодые супруги с жалобами на частые ссоры. Ссоры возникали по разным поводам, но наиболее часто из-за того, что жена надолго задерживается на работе, поздно приходит домой.

Психолог (мужу): Как вы себе объясняете, почему ваша жена задерживается на работе?

Муж: Она просто не хочет идти домой, не хочет меня видеть.

Психолог (мужу): Когда эта мысль приходит вам в голову, что вы чувствуете?

Муж: Ну, неприятно…

Психолог: Вам одиноко, обидно, вы сердитесь?

Муж: Вот, вот.

Психолог: Когда вы рассержены и обижены, как вы обычно себя ведете?

Муж: Я ничего не делаю, не скандалю, я просто молчу и все.

Жена: Вот, вот, неделями.

Психолог (жене): Когда ваш муж не разговаривает с вами, как вы себе это объясняете?

Жена: Что он не хочет со мной общаться.

Психолог: Что вы чувствуете тогда?

Жена: Обиду. Незаслуженно, несправедливо. Потом еще мне не нравится оправдываться, я ничего плохого не делаю. Да, обиду и какую-то безнадежность.

Психолог: Когда вы все это чувствуете, что вы делаете?

Жена: На работе сижу. Чего дома-то делать?

Как видно, круг замкнулся. Каждый из супругов своим поведением положительно подкрепляет то поведение своего партнера, которое ему не нравится. Вопросы о мыслях и чувствах помогают понять супругам механизм образования этого “снежного кома”.

Начинающему системному семейному психотерапевту полезно будет выучить наизусть список тем, которые необходимо затронуть в беседе с семьей с помощью круговых вопросов:


· С какими ожиданиями пришла семья? Задаются вопросы о том, кто их направил на консультацию, к кому они обращались прежде.

· Как семья видит свою актуальную проблему? (Например, ребенок не справляется со школьными требованиями.)

· Какая ситуация в семье в настоящее время?

· Как раньше семья справлялась с трудностями и проблемами? Какие были способы решений?

· Как семья взаимодействует по поводу текущей проблемы? Необходимо прояснить круги взаимодействия на уровне поведения, на уровне мыслей и чувств.

· Какая в семье существует система понимания проблемы и причин ее возникновения?

· Какие существуют ключевые, триггерные ситуации? (Например, обязательно будет скандал всех со всеми, если ребенок получает двойку.)

· Как может развиваться ситуация наихудшим образом? Как можно усугубить проблему?

· Какие есть положительные стороны проблемы? (См. пример с мальчиком, который уходил из дома.)

· Вопросы о психологических ресурсах каждого.

· Вопросы о том, как каждый представляет себе будущее с проблемой и без нее.

· Какая была бы жизнь семьи без проблемы, без симптома?

Разумеется, весь этот круг тем невозможно затронуть за один сеанс. Обычно его можно пройти за две-три встречи. После этого системная гипотеза становится достоверной. Конкретная формулировка вопросов в круговой форме определяется индивидуальным мастерством и творческим потенциалом психотерапевта, его способностью строить контакт с семьей.

Техника позитивной коннотации (положительное переформулирование). Это техника подачи обратной связи семье после того, как психотерапевт утвердился в своей круговой гипотезе на текущий момент работы с семейной проблемой. Психотерапевт (или команда) рассказывает семье о том, как он воспринял и понял содержание семейной дисфункции. Рассказ строится по определенным правилам (Palazzoli et al., 1978; Madanes, 1984; Хейли, 1998).

1. Рекомендуется снять тревогу семьи по поводу происходящего. Для этого подходит прием нормализации: содержание семейной дисфункции рассматривается в более широком социокультурном, возрастном, статистическом аспекте. В случае дисфункции, связанной с определенной стадией жизненного цикла семьи, полезно сообщить клиентам о закономерности происходящего и повсеместной распространенности. Это сообщение снимает с членов семьи чувство вины и “прелесть” уникальности. Если дисфункция связана с миграциями, хорошо сослаться на явления культурного шока. Нормализация в системном подходе выполняет ту же функцию, что и сообщение диагноза в медицине, она дает людям определенность и надежду, связанную с тем, что профессионалы уже имели дело с подобными проблемами и знают, как к ним подступиться.

2. Фокусировка на положительной стороне дисфункции. Любая дисфункция, существующая в семье, имеет положительную сторону. Выше описывались механизмы стабилизации семейной системы с помощью нарушения детского поведения. В этом смысле любая семейная дисфункция “работает” как стабилизатор. Положительно переформулировать можно не только текущий симптом, но и любые прошлые события. Подросток воспитывается в семье своей тети, потому что его мама-наркоманка отдала его в раннем возрасте своей сестре. Он обижен на мать, считает, что она отказалась от него. Положительное переформулирование этого эпизода: “Твоя мама понимала, что она сама не сможет тебя хорошо воспитать, сохранить тебе здоровье, обеспечить тебя жильем, потому что она страдает наркоманией. Она сама отдала тебя в хорошие руки, не отрывала тебя от семьи. Она сделала для тебя самое лучшее, что могла. Она любила тебя и любит сейчас”.

3. Включение в текст обратной связи противоречия, парадокса. Это необходимо для того, чтобы парадокс психотерапевта мог нейтрализовать парадокс реальной семейной ситуации. Ранее приводились типичные парадоксы, которые легко вскрывает циркулярная логика: мама хочет, чтобы ребенок хорошо учился, и делает все, чтобы лишить его навыков самостоятельной работы. Супруги хотят улучшить свой брак и делают все, чтобы не попадать в супружеские роли, оставаться лишь родителями, не сближаться. Контрпарадокс в последнем случае был бы таким: “Вы так цените свой брак и отношения друг с другом, что стараетесь не общаться, чтобы ненароком не испортить то, что есть”.

Обратимся к случаю, где ребенок плохо учится, мама все свободное время тратит на приготовление уроков с ним, папа редко бывает дома. Схема обратной связи такая: “Все вы ведете себя нормально для ваших ненормальных обстоятельств. Мама и папа часто ссорятся. Чтобы не ссориться лишний раз, они стараются не общаться, папа практически лишил себя возможности иметь свой дом. Преданный сын не позволяет себе хорошо учиться, при том что у него есть все данные для нормальной учебы, чтобы мама была постоянно занята его проблемами и не имела свободного времени задуматься о своих отношениях с папой. Мама не имеет никакого личного времени, все силы тратит на сына, почти уже превратилась в домашнюю учительницу, забыла, как быть просто мамой и женой, чтобы сохранять мир в доме. Ваша любовь и забота друг о друге производят огромное впечатление”.

Любой симптом в семейной системе можно положительно переформулировать, потому что он обеспечивает гомеостаз системы и в этом смысле имеет положительное значение для семьи.

Предписание. Последняя описываемая здесь техника — это предписание определенного поведения членам семьи. Психотерапевт просит членов семьи выполнять определенные задания, в основном это конкретные действия. Предписания могут быть прямыми и парадоксальными (Madanes, 1981, 1984; Palazzoli et al., 1978).

Нередко парадоксальные предписания практически невозможно выполнить. В этих случаях цель предписания — дать возможность семье подумать и обсудить с психотерапевтом на приеме, почему данное предписание невыполнимо для этой семьи.

Семье, в которой спутаны семейные роли и нарушены границы подсистем, рекомендуется жить неделю так: никто не имеет своего спального места; каждый вечер дети ложатся, где хотят, а родители — где найдут себе место. Это предписание доводит до абсурда хаотические, неструктурированные привычки этой семьи и вызывает протест у членов семьи. На следующей встрече обсуждаются чувства людей и предлагаются более конструктивные варианты устройства жизни, распределения ответственности и т.п.

Прямые предписания, как правило, не вызывают протеста, они на первый взгляд просты для исполнения. Например, семье, в которой не произошло распределения ролей и функций, в которой основная тема — борьба за власть и контроль, эффективно предложить предписание действий по времени: в понедельник, среду и пятницу все решает муж, жена и дети подчиняются, во вторник, четверг и субботу все решает жена, в воскресенье предлагается спорить и ругаться как обычно. Опыт применения нового ритуала и обсуждение этого опыта обеспечивают терапевтический эффект.

Схема проведения первичного приема

1. Беседа по телефону и построение первичной круговой гипотезы.

2. Очное проведение циркулярного интервью. Проверка первичной гипотезы. Выдвижение следующей гипотезы, если первичная гипотеза не подтвердилась.

3а. Если с семьей работает терапевтическая команда, обсуждаются результаты интервью с командой и разрабатываются стратегии и тактики воздействия. Если терапевт работает один, то он сразу переходит к следующему этапу. Стратегию и тактику воздействия психотерапевт разрабатывает сам и сразу.

3б. Психотерапевт дает семье обратную связь относительно того, как он понял семейную проблему. (Техника позитивной коннотации.)

4. Предложение курса семейной психотерапии. Обсуждение с семьей частоты и длительности их будущих визитов. Обсуждение оплаты терапии. Фактически это и есть заключение психотерапевтического контракта, в результате которого и клиенты, и психотерапевт (психотерапевтическая команда) имеют ясное представление о цели психотерапии, о том, как распределяется ответственность, каким может быть результат терапии.

Пример психотерапевтического контракта.


Обратился папа с жалобой на то, что его двенадцатилетняя дочь ведет себя, как мальчик, и хочет быть мальчиком, просит называть ее мужским именем дома и в школе. Запрос: “Помогите сделать так, чтобы девочка оставалась девочкой”. В ходе первичного приема стало ясно, что стремление девочки стать мальчиком — лишь одно из многих нарушений ее поведения. У девочки были нарушены навыки опрятности, она плохо находила контакт с родителями, учителями, детьми. В раннем детстве не отмечалось обхватывания, ее всегда было неудобно держать на руках — она не прижималась, казалась отстраненной. Вся семья имела признаки нарушенного внутрисемейного общения: практически не было никакого семейного времяпрепровождения, каждый существовал сам по себе, не вместе, а рядом. Семейные коммуникации пронизаны двойными ловушками. Это была классическая так называемая “шизофреногенная семья”, описанная многими авторами (см. Palazzoli et al., 1980) Во время заключения психотерапевтического контракта психолог обратила внимание семьи на вышеперечисленные обстоятельства: “Я не берусь сделать так, чтобы Катя перестала хотеть быть Колей. Мне кажется, что это один маленький фрагмент общей картины особенностей вашего семейного общения. Я могла бы вместе с вами поработать над стилем вашего семейного взаимодействия. Если бы все теплые чувства, которые есть у вас друг к другу, все напряжения и обиды легко и безопасно выражались, вам всем было бы легче понимать друг друга. Когда улучшится ваш контакт, Катя, возможно, увидит преимущества женской роли. Ей легче будет находить общий язык в школе. На этом фоне эффективнее будет работа с конкретными Катиными сложностями, если они останутся. Я полагаю, что для решения этой задачи нам потребуется для начала не меньше четырех месяцев работы”.

Таким образом, запрос “Помогите нашему ребенку” был переформулирован как помощь всей семье. Когда родители и Катя согласились пойти по предложенному пути, с ними обсудили частоту визитов, время и день прихода, размер оплаты.

5. Предписание. Это последний этап первичного приема, когда семье предлагается прямое или парадоксальное предписание поведенческого ритуала, который они должны выполнять в течение времени до следующего психотерапевтического сеанса. Нередко предписание дается семье в письменном виде для исключения эффекта “испорченного телефона”.

На последующих встречах с помощью вышеописанных техник работы с семьей обсуждаются события, прошедшие между встречами, особенности выполнения предписаний, прошлые обстоятельства, детские воспоминания взрослых членов семьи, правила, мифы, семейная история, стереотипы общения и многое другое.

Когда и как заканчивать работу с семьей

Это один из самых сложных вопросов любого психотерапевтического подхода, не только системной семейной психотерапии. В общем виде ответ такой: семейная система должна стать функциональной. Это означает, что семья становится способной решать жизненные проблемы. Например, семья, состоящая из трех поколений одиноких женщин-алкоголиков, стала функциональной, когда женщины бросили пить, стали регулярно посещать занятия группы анонимных алкоголиков, младшая — студентка — восстановилась в вузе, старшие женщины стали работать. Исчезновение симптома, возникновение внутреннего ощущения удовлетворения, радости жизни не являются необходимыми признаками терапевтического эффекта в этом подходе. Необходимый и достаточный признак — внешние поведенческие изменения.


Семья, жаловавшаяся на депрессию отца, стала функциональной после того, как отец, несмотря на свое состояние, вернулся к работе, жена, которая последнее время занималась только мужем, стала уделять время и дочери. Жалобы на депрессию при этом остались, но депрессия перестала использоваться системой. Депрессия стала личным делом отца, а не знаком общей беды, динамика его состояния перестала впрямую определяться семейными обстоятельствами, поведением жены и дочери. На этом фоне медикаментозное лечение дало быстрый эффект, и в течение двух лет депрессия не возвращалась, хотя раньше, несмотря на массивное лечение, семья узнавала о том, что наступила осень или весна, по состоянию отца.

Что такое семейная система?

На тренинге семейной грамотности я много говорю о том, как можно улучшить свою семейную систему. Давайте же подумаем, что это такое, в частности?

Из чего состоит семейная система?

В работе с клиентами часто приходится прибегать к специфическим терминам. Однако реальность такова, что далеко не всем клиентам интересна университетская программа по какой-то психологии. Для повышения эффективности психотерапии Клиенту важно знать основы, но они могут быть доступны и понятны.

Совсем скоро у нас с Коллегой стартует продолжительный и весьма интересный проект «Хочу счастливую семью», на которой мы будем помогать вам изучать и совершенствовать Вашу семейную систему. Но знаете ли Вы, что такое «семейная система»? У меня есть своё понимание, которое я постараюсь доступно и интересно изложить ниже.

Семейная система — это понятие, по-разному трактуемое разными специалистами. В контексте соей работы я предлагаю ознакомиться с тем, что в семейную систему входит и как ее можно рассматривать в целом.

Я не претендую на новизну и оригинальность 🙂 Ниженаписанное в том или ином виде уже существует и используется. Потому в тексте Вы будете периодически находить ссылки на детальное пояснение того или иного понятия.

Я же предлагаю своим Клиентам рассматривать семейную систему немного проще. В работе с семейными отношениями, мы рассматриваем 4 компонента:

  1. Границы семьи.
  2. Правила взаимодействия.
  3. Стереотипы решения конфликтов.
  4. Семейный опыт каждого из членов семьи.
Границы

Психологические границы — это зона личной, или в данном случае семейной, неприкосновенности. Это то пространство, в которое ни при каких условиях и никто не может ворваться без приглашения. В норме эти границы выстраиваются ещё до формирования семьи, как ячейки. Качество этих границ зависит от территориальной зависимости, личностной зрелости и межличностных договорённостей. 

Территориальная зависимость — это наличие у одной семьи личного семейного пространства (квартира или дом), которое принадлежит только членам этой семьи. Причём под семьёй мы понимаем мужа и жену, и детей, если они есть. Бабушки, дедушки, соседи, тёти и близкие друзья — это гости в семейном пространстве. Они приходят и уходят, следуя правилам этой конкретной семьи

Личностная зрелость членов семьи определяется тем, насколько они самостоятельны и ответственны, то есть насколько они сами сепарировались (отделились) от своих родителей или опекунов. Очень часто психологические и территориальные границы становятся чрезмерно проницаемыми тогда, когда семейная пара неспособна самостоятельно решать бытовые и жизненные проблемы, или неспособна решить их между собой. Тогда в семейные границы проламываются тёщи, подруги, братья и прочие непрошенные «спасатели»  

Межличностные договорённости — это всегда корень отношений. Изначально необходимо проговорить, какое постороннее вмешательство допустимо, а какое недопустимо. Эти границы должны быть согласованны и защищать интересы каждого члена семьи. К примеру, воспитание детей — обязанность родителей, а не бабушек и дедушек. В начале отношений может быть оговорён тот факт, что советы мы слушаем и принимаем, но решения остаются за нами. То же касается семейных конфликтов.

Правила взаимодействия

Правила — это гласные и негласные установки по поводу того, как живёт и взаимодействует между собой семья как система. В норме семейные правила не ограничивает самостоятельное функционирование каждого её члена. Обычно это звучит как «Мы не ссоримся при детях» или «Мы едим все вместе». Это нечто сформированное ценностями и личным опытом участников. 

Однако, правила могут быть не только конструктивными и поддерживающими традицию, но и деструктивными. Например «У нас в семье женщины не спорят». Деструктивные правила всегда подразумевают угнетение кого-то из членов семьи в пользу других. Эти правила усваиваются не только супругами, но и их детьми. В таких случаях семья со временем превращается в радикально закрытую систему по типу тоталитарного государства. 

Для счастливого и продуктивного существования, правила семьи должны быть гибкими и обсуждаемыми. Иначе правила из функциональных (жена — хозяйка) могут превратиться в дисфункциональные  (место женщины на кухне!).

Стереотипы решения конфликтов

Конфликты — это совершенно нормальный процесс, целью которого должно быть нахождение взаимоприемлемого решения возникшей проблемы. У каждого члена семьи есть личный жизненный опыт, исходя из которого создаётся программа решения конфликта. 

Конфликтология рассматриваетнесколько вариантов поведения в конфликте, актуальных и для семьи:

  1. Конкуренция, или соревнование. Тут возможен вариант удовлетворения только одной стороны. При этом он происходит за счёт интересов «проигравшего». Этот способ поведения в конфликте приводит к нарастающему напряжению у одного из членов семьи, что обязательно закончится скандалом.
  2. Приспособление (сглаживание). Это такая форма взаимодействия, когда один жертвует своими принципами и потребностями (на этом я делаю акцент) во избежание противостояния. При этом конфликт зачастую себя не исчерпывает, так как один из участников рассчитывает на сопротивление.
  3. Избегание — эта стратегия решения конфликтов похожа на сглаживание. Но суть избегания заключается в том, что один или оба участника просто откладывают конфликт и делают вид, что все нормально. При этом никакого решения не происходит. Все стороны остаются с тревожностью.
  4. Компромисс — это частичное удовлетворение интересов обеих сторон. Именно частичное, полного удовлетворения не наступает. Компромисс в любом случае взаимно невыгодный. Нужно уметь находить компромисс.
  5. Сотрудничество — это наиболее продуктивное поведение, при котором находится вариант, удовлетворяющий требования каждого с минимальными «жертвами». Этому также необходимо учиться.
Семейный опыт членов семьи

Каждый из нас привносит в отношения часть своего девства. Это происходит всегда и всегда бессознательно. Важно понимать, что пока внутренний опыт не станет проработанным (что и происходит на психотерапии), в семье будут проигрываться нерешённые сценарии из детства. 

Иногда эти семейные опыты взаимодополняют друг друга и каждый вращается в рамках того, что называется сценарием. Например, женщина, которая была угнетаемая и видела угнетение матери в детстве находит мужчину, которому привили авторитарное поведение мужчины на примере его отца. Оба чувствуют себя некомфортно, но очень знакомо привычно, потому у них не остается вариантов для выхода из ситуации самостоятельно. Это называется треугольник Карпмана.

Может быть и конструктивное сочетание — женщина и мужчина видели примеры здоровых установок и взаимофункционируют в семейной системе, проявляя заботу и понимание.

Может быть и другой вариант — когда один из членов семьи приносит здоровый опыт, а другой  в силу своего нездорового семейного опыта не способен мирно сосуществовать. Например, женщина с жертвенной установкой не способна на полноценные отношения с заботливым мужчиной, так как у неё есть опытное убеждение (сценарное убеждение) о том, что мужчина должен быть агрессивным и авторитарным. Сначала она счастлива и довольна заботливым отношением, но со временем сценарная установка побеждает. И отношения распадаются. Причём сама женщина может не понимать, что произошло.

Семейная система может быть положительной только в том случае, когда все эти элементы отработаны каждым участником и осознаются. Для этого можно посетить тренинг семейной грамотности, организованный мной и коллегой. Или же пройти личную психотерапию. К сожалению, самостоятельно какие вещи сделать не получится, так как за собой и не заметишь сценария. Ведь в нем живёшь.

Я искренне надеюсь, что большинство читающих это людей смогли понять свою семейную ситуацию на уровне структуры. Если у Вас есть вопросы или пожелания — пожалуйста, пишите в комментарии или мне лично!

Семейного счастья Вам!

Семейная система. Что делать, если семья – клетка?

Иллюстрации: Наталия Юзбашева 
 nataliyashes

С удивительным, хотя на самом деле не такое уж оно удивительное, постоянством сталкиваюсь на психологических консультациях с людьми, оправдывающими своё плачевное положение. Например, пришла ко мне на приём красивая, эффектная, молодая и умная девушка (назовём её Марией), подробности личной жизни которой заставляют волосы на голове шевелиться и подтверждают слова Стендаля, что красота – всего лишь обещание счастья. Муж бьёт, с каждым разом всё отчаяние. Начиналось всё, как водится, с обычных хватаний и толканий. Отношения между матерью и отцом Маши аналогичные. А теперь вопрос: повторить отношения родителей – это разве предел её мечтаний? Уважаемая читательница женского пола, ты, например, мечтала когда-нибудь, чтобы муж тебя бил?

Самое интересное, что, описывая все злодеяния благоверного, Маша начинает его оправдывать, выискивая проблемы в себе, социальной ситуации, несчастной его и своей судьбах, детстве, страдальческом прошлом опыте мужа, мягко подводя себя к мысли, что ей ничего не остаётся, как продолжать эти отношения, терпеть побои (она же тоже виновата), жалеть мужа (он же несчастный, как она его может бросить – это же предательство!).

Что же ещё алогичное наблюдается на практике у клиентов:

уходят от любимого и любящего человека, потому что… так надо!

вступают в отношения с заведомо проблемным партнёром – нелюбящим или в худшем случае с зависимым от алкоголя, наркотиков, с садистическими наклонностями и другими психическими отклонениями. Убеждение «он/она изменится, когда я покажу, какой/какая я лапочка» вообще уже настолько набило оскомину, что пора бы его стереть с лица земли и мозгов граждан;

лелеют, бережно хранят переживания по давно ушедшему партнёру, который может пребывать как в мире живых, так и мёртвых. И эти растянутые во времени переживания железобетонной стеной ограждают от новых отношений.

Бывает, я слышу от такого несчастного человека объяснения типа «это карма» или «это мне наказание за то, что я сделал(а) в прошлой жизни» и тому подобные и невольно вспоминаю, как один мой знакомый использует термин «шизотерика». Действительно, засилье всевозможных «гуру», промывающих людям мозги и кормящих их сомнительными знаниями, временами становится реально опасным. Христианская культура, поощряющая и восхваляющая роль жертвы, также внесла свою лепту в сознание и бессознательное людей. Как там В.Брюсов писал: «…Человек сотворён по образу и подобию самого Творца, и поэтому есть в нём свойства, непонятные не только демонам, но и ангелам. Ангелы и демоны могут стремиться лишь к своему благу, первые – во славу божию, вторые – во славу зла, но человек может искать и скорби, и страдания, и самой смерти…», намекая на жертву Христа.

В колоде Таро «78 Дверей» эту ситуацию, когда люди совершают действия, идущие вразрез с их собственными, как они думают, желаниями, показывает карта 9 Мечей. На ней изображён человек в клетке на жердочке с испуганным видом и безысходностью на лице. Но смысл в том, что дверца клетки открыта. Что же мешает человеку «выпорхнуть»?

Дело в том, что подобные аномалии в отношениях (если мы всё-таки исходим из того положения, что отношения предполагают больше позитивных, нежели негативных переживаний), спровоцированы переплетением индивида с родительской семейной системой. Это необязательно прямые родители, но могут быть и семьи бабушек и дедушек несколько поколений назад. Мы появляемся в семье и связаны с ней. И если невозможно отрицать влияние на нас матери и отца, то через них их родители (наши бабушки и дедушки) влияют на нас, даже если мы не были знакомы с ними. И так далее вглубь поколений – замечание специально для тех, кто тут же решил возразить, что живёт не так, как родители, неважно – лучше или хуже. Не всё так просто. Психика нелинейна.

На нашу жизнь накладывает отпечаток не только наш личный опыт, но и особо значимые события в прошлом нашей семьи – без вести пропавшие родственники, разводы, расставания, трагические события, приёмные семьи и дети, любые нарушения, несправедливости в системе семейных отношений, о которых можете не знать не только вы, но и ваши родители. Система восстанавливает свою структуру за счёт новых своих членов – вас и ваших детей. Поэтому вы можете бессознательно проживать жизнь другого родственника под властью фундаментальных событий, заложивших основу семейных отношений, и даже не подозревая о них.

Эти аномалии, неизвестные нам, но влияющие на нас глубокие семейные сценарии, незнакомые нам, но фатальные жизни давно ушедших родственников удивительным образом проявляют себя в проводимых мной для клиентов системных семейных расстановках, которые я выполняю с помощью карт Таро. Тогда многое становится на свои места, и энергия, зависшая в какой-либо аномальной, нередко трагичной ситуации в прошлом семьи, заставляя клиента всё время её проживать в настоящем, выравнивает свой путь в направлении благополучного будущего. Но этого мало. Необходимо и самостоятельно поддерживать гармоничный ток энергии в вашей семейной истории. Как это делать?

Берт Хеллингер, автор метода расстановок, называл силу, сплачивающую семейную систему, «связующей любовью». Как романтично, правда? А связь нас и всех предшествующих поколений в нашей семье Хеллингер называл «семейным полем» или «семейной душой». И никуда из этого поля не деться. Поэтому на вас здесь и сейчас лежит ответственность за судьбу ваших будущих праправнуков в том числе.

Любовь – основа жизни, но она может существовать только в рамках определённого порядка. То есть когда вы утверждаете что-то типа «люблю, не могу» по отношению к человеку, который, например, тайком спит с вами и уходит к жене, или поднимает на вас руку, или жалуется на вас матери, если что-то не по его, – это не любовь, как бы вам того не хотелось. Это порочный круг, жёсткий семейный сценарий, обусловленный тем, что ваши предшественники в семье грубо нарушали эти самые порядки любви.

Терапевт и тренер Германского общества «Системных расстановок» Марианна Франке-Грикш описала этот процесс удачной метафорой: «Порядок – это сосуд, любовь – это вода. Если разбить порядок, любовь утечёт». Действительно, многие пары, пребывая в эйфории ярких чувств в начале знакомства, считают, что этого достаточно. Но в дальнейшем становится очевидным, что необходимо что-то ещё, чтобы сохранить любовь. И как раз об этом «что-то» – о порядке семейной системы – пойдёт речь далее.

Порядки семейной системы

Не имеет значения, знаем ли мы и соглашаемся ли с ними, в системе семейных отношений работают порядки, нарушение которых как в прошлых поколениях, так и в настоящем, сказывается не только на отношениях здесь и сейчас, но и на судьбе последующих поколений – ваших детей, между прочим. Основные из них следующие:

Мужчина хочет свою женщину в жёны, а женщина своего мужчину в мужья.

А не вот это вот всё, нагородившееся в мозгах современных «эмансипированных» граждан. На самом деле, за нежеланием признавать своего партнёра «перед Богом и людьми» кроется страх – страх утраты партнёра или себя, страх боли и разочарования. Корень этого страха часто переносится из предыдущих поколений, мешает сформировать полноценные семейные отношения на основе любви, взаимопонимания и закона. Если люди не оформляют свои отношения – это бессловесное послание друг другу: «я продолжаю искать кого-то лучше» и «ты здесь вообще кто?». Без всяких там – вот время придёт, разведусь/получу повышение/куплю квартиру/и т.д. Влюблённые люди хотят узаконить отношения. И точка. Никто не заставляет ведь строгать пять детей после регистрации, да?

Залог прочных отношений – равенство.

У каждого из партнёров есть как сильные, так и слабые стороны. Задача в том, чтобы давать то, что у вас есть, и брать то, чего нет, сохраняя при этом уважение друг к другу. За счёт этого сохраняется баланс в отношениях. Он может заработать и принести сумки с продуктами, она приготовить и накормить, со стола убрать и всё такое. Или наоборот. Тоже вполне работает, если отказаться от предубеждений и консервативных установок. А вот в одностороннем порядке: когда это всё один делает, а другой только берёт, не работает. Позиции превосходства (родительская) или зависимости, подчинения (детская) вносят дисбаланс в семейную систему и ставят её под угрозу.

Стремление переделать, воспитать партнёра, возложение на себя миссии по патронажу над ним – все это провоцирует его уход. Почему? Вспомните подростков: когда на них излишне давят, они делают всё назло, могут и из дома уйти. На самом деле, это очень даже закономерно – подростку необходимо взрослеть и учиться себя отстаивать. Так что нечего удивляться, если супруг, поставленный в аналогичное положение, в конце концов срулит. Давно пора, на самом деле. В обратной ситуации зависимости от партнёра, разыгрывая из себя беспомощное чадо, мы наделяем его слишком большой ответственностью и предъявляем завышенные ожидания. И сколько партнёр сможет им соответствовать и выносить эти чрезмерные требования – вопрос времени. У женщин с их неуёмным материнским инстинктом обычно дольше получается. Так что мужчинам можно судьбу испытывать. Но мало ли. Вдруг ей неожиданно наконец-то от безмерной усталости захочется пожить для себя? А ты такой весь беспомощный. Так что лучше не рисковать.

Супружеская семья имеет приоритет перед родительскими семьями обоих супругов.

Не знаю даже, что ещё добавить, и сколько вообще можно об этом говорить. Но люди упорно хватаются за мамины юбки, наступая на одни и те же грабли и разрушая и без того хрупкое личное счастье. Да, хрупкое. И беречь его надо вам, а не ждать, что этим только ваш партнёр заниматься будет. О детско-родительских отношениях и их роли в образовании семьи читайте в статье «О женском лицемерии и суррогатах семейного счастья».

Супружество имеет приоритет перед родительством.

Если основная цель ваших отношений с супругом/супругой – избавиться от страха смерти, обеспечив себя носителями собственной ДНК, а партнёр просто подвернулся и после выполнения важной миссии оплодотворения/вынашивания/рождения отходит на второй план, не надо ждать, что вы у него/неё останетесь на первом плане, потому что у вас, видите ли, есть общий ребёнок. У вас кто первым появился? Муж/жена или ребёнок? А ребёнок благодаря кому появился? Вот вам и иерархия ценностей. Нарушаете её – не надо удивляться и разбрасываться потом определениями «предатель(-ница)».

В семейной системе каждый имеет своё место по факту наличия жизни.

Это уже почти мистика. Мертворождённые и абортированные дети также имеют место в семейной системе. Как и вычеркнутые из жизни «бывшие» супруги, родители и т.д. Исключение кого-то из семейного поля приводит к его замещению другим членом семьи, так как семейная система стремится к восстановлению. Это ещё одна причина, по которой осуществляется феномен проживания «не своей» жизни. Потому что включается ещё один порядок, который я не буду здесь отдельно выносить, но сформулирую: «Если кто-то исключается из семейной системы, то он, его роль, замещается другим членом семьи». Младший замещает старшего. И вы можете столкнуться с тем, например, что ваш сын будет очень похож на первого мужа вашей мамы, о котором она по каким-то своим причинам даже вспоминать не хочет. Поэтому любой член семьи должен ей признаваться, иметь в ней место и память. А если так случилось, и вы проживаете жизнь «потерянного» члена семьи, в процессе семейной расстановки или какой-то другой психотерапевтической практики, необходимо отделяться, возвращать себе свою энергию, а чужое отдавать по назначению.


Конечно, любые деформации в семейной системе, боль, с которой вам приходится сталкиваться, необходимы для развития. Когда всё хорошо и удобно, нет причин что-то менять. А нет изменений, движения, мы покрываемся плесенью и превращаемся в полоумных.

Но нередко приходит момент, когда боль становится нестерпимой, когда разрушительного и травмирующего в жизни значительно больше. Это сигнал, что необходимо заботиться о целостности вашей семьи, о сохранении любви в ней и в вашей жизни. Потому что та боль, которую вы проживаете, перейдёт в наследство к вашим будущим поколениям. Так что, как ни крути, жить по принципу Людовика XV «После нас хоть потоп» – непозволительная царская роскошь. Впрочем, судьба потомков монарха говорит сама за себя.

Семейная система (часть 1) — Илья Латыпов — LiveJournal

Одним из парадоксов нашего существования является то, что, с одной стороны, мы – существа, которые обречены на одиночество, которые способны делать индивидуальный выбор и иметь собственные, личностные ценности, а с другой стороны мы развиваемся и существуем в тесно связанных друг с другом человеческих системах. Мы всё время принадлежим к этим системам, и они влияют на нас непрерывно. Абсолютная изоляция человека от систем вряд ли возможна, так как они существуют не только во внешнем мире, но и запечатлены в нашей психике.

Важнейшей из этих систем является семья. Нередко бывает так, что в кабинет психолога – на индивидуальную консультацию – приходит один человек, но вместе с ним, рядом, незримо присутствуют члены его семьи. Помню ситуацию, когда, отвечая на мои вопросы, клиент постоянно смотрел направо, как будто спрашивая совета – что, мол, отвечать? Когда я поинтересовался, на кого он «смотрит», кого бы он мог представить стоящим рядом, клиент ответил, почти не задумываясь: «Мать. Я всегда смотрю направо в трудных ситуациях, как будто она рядом, и веду с ней внутренний диалог». Семья присутствует в нас в виде ролей, которые она предписывает нам; в виде родительских установок, которые никогда не подвергались сомнению; в виде опыта любви/отвержения/безразличия; который мы получали в детстве и воспроизводим уже в собственных, «взрослых» семьях. Особенно заметно влияние семейных отношений на детей: чем младше «проблемный» ребенок, тем больше внимания имеет смысл уделять не ему, а семье, в которой он растет.

Наблюдения психологов и психотерапевтов позволили выявить ряд феноменов, которые присутствуют в семьях и сильно сказываются на психологическом состоянии их членов, даже если они давно вышли из-под родительской опеки. Постараюсь в этой и последующих статьях рассказать про эти процессы, опираясь на теорию семейных систем М.Боуэна.

Семья – это, в первую очередь, эмоциональное поле, которое состоит из сложнейшей сети эмоциональных стимулов-сигналов, которые члены семьи передают друг другу. Поведение членов семьи сильно зависит от реакций друг на друга, а реакции запускаются эмоциями. У эмоционального поля есть два полюса, на одном конце которого – полное слияние, единство всех и вся в семействе, на другом – одиночество и изоляция. Семьи, как правило, смещены к одному из этих полюсов, а наиболее эмоционально благополучные находят гибкий баланс между этими двумя противоположными тенденциями.

М.Боуэн выделил два основных параметра семейной системы. Это уровень тревоги и уровень дифференциации.

Уровень тревоги. Эмоциональное поле семьи может быть с разным количеством тревоги, присутствующей в семье. Откуда берется тревога? Она связана с напряжением, возникающим во время взаимодействия разных людей. Если это взаимодействие эффективно, члены семьи удовлетворяют свои потребности и способны решать возникающие в семье и перед семьей проблемы, то тревога невысока. Однако таких благополучных семей немного. В большинстве своем, уровень тревоги колеблется от среднего до очень высокого. Нерешенные проблемы, неотреагированные эмоции – все это увеличивает «давление тревоги». Чем больше тревоги в семье, тем сильнее члены семьи стремятся выработать определенные стратегии ее снижения. Чаще всего используются следующие: дистанцирование друг от друга, супружеский конфликт, проекция проблем на ребенка, симптоматическое поведение кого-либо из супругов (об этих способах снижения тревоги – позже). Общее у всех этих стратегий – они направлены не на решение проблемных ситуаций, приводящих к повышению тревоги, а на уменьшение уровня напряжения (по аналогии: не лечить болезнь, а сбивать температуру).

Уровень дифференциации. Способность семьи справляться с тревогой и стоящими перед ней задачами во многом зависит от уровня дифференциации. Он отражает то, насколько сильно в семье слиты эмоции и разум, чувства и интеллект. Чем сильнее этот сплав, чем более эмоционально-реактивно поведение и чем меньше рефлексии (способности к осознаванию собственного поведения), тем ниже уровень дифференциации. Если же человек (или семейная система) способен к анализу и рефлексии собственного поведения, пересматривать и изменять свои реакции, может управлять собой даже в эмоционально нагруженных ситуациях, то мы говорим о высокодифференцированном «Я» человека (или дифференцированной системе). Подчеркну особо: речь идет не о преобладании разума над эмоциями, а способности человека осознавать причины своих эмоциональных реакций, управлять своим поведением даже в момент, когда они переживают бурные чувства. Низкодифференцированных людей часто уносит эмоциональная волна, они не размышляют, а сразу переходят к отреагированию эмоций, не давая себе паузы. Стимул – реакция, стимул – реакция. Поэтому скандалы в семьях с низкой дифференциацией так стереотипны и развиваются по одинаковым сценариям, а кабинете психолога они быстро «свалятся» в привычное выяснение отношений, вообще забыв о «третьем-лишнем». Достаточно лишь упрека супруга, как второй партнер взвинчивается и – вперед, по обычному семейному сценарию скандала. В более зрелой системе между стимулом и реакцией находится пауза, во время которой человек может осмыслить то, чего он хочет и как может реагировать.

Уровень дифференциации и уровень тревоги взаимосвязаны. Чем выше тревога, тем сложнее сохранять способность к осознанности, а чем ниже уровень дифференциации, тем выше тревога. В сильно дисфункциональных (недифференцированных) семьях мысли и чувства слиты, субъективные идеи принимаются за объективные факты, домыслы рассматриваются как установленная истина – и все это приводит к возрастанию напряжения в семье. Выше тревога – выше автоматизм реакций.

Семейный психолог Д.Фогарти привел такие признаки хорошо адаптированных и дифференцированных семей:

— Уравновешенность и способность адаптироваться к изменениям

— При разрешении проблем семьи прибегают к минимуму слияния и минимуму отчуждения

— Каждая пара (дедушка-бабушка, муж-жена) способна справляться с проблемами между собой

— Расхождения во мнениях допускаются или даже поощряются

— Каждый член семьи взаимодействует со всеми на разумном и эмоциональном уровнях

— Члены семьи понимают, что каждый из них получает и отдает другим в семье

— Каждый может позволить себе быть легкомысленным и непосредственным

— Сохранение положительного эмоционального климата важнее «правильных» или общепринятых поступков

— Члены семьи используют друг друга как источник обратной связи и усвоения новых навыков, а не как эмоциональную опору (за исключением серьезных случаев).

Возрастание уровня тревоги приводит к исчезновению этих черт.

Итак, как в семьях (особенно слабодифференцированных) пытаются сбросить напряжение? Самый «популярный» механизм сброса – это триангуляция, т.е. вовлечение в отношения между двумя третьего человека. Например, если используется такая стратегия снижения тревоги, как супружеский конфликт, то механизм триангуляции может выглядеть так: жена поссорилась с мужем, и идет жаловаться на него к своей маме. Мама (она же теща, воспетая в русских анекдотах) встает на защиту своей дочери. А потом, когда дочка помирилась с мужем, уже теща оказывается врагом номер один для «воссозданной» семьи. Вместо тещи в роли третьего может быть ребенок, которого родители пытаются перетянуть на свою сторону. Если же супруги используют дистанцирование друг от друга, то ребенок может использоваться по-другому: родители начнут разговаривать через него. «Скажи ей…» — и ребенок идет к маме и передает «Мама, папа сказал, что он на ужин не придет!». Мама заявляет: «скажи ему…». Можно себе представить уровень невротизации ребенка, находящегося в поле тотального напряжения между собственными родителями…

Психотерапевт Горин приводит такой пример. «Старшая дочь может попытаться сгладить сильный супружеский конфликт, поговорив с каждым из родителей по отдельности или с тем из них, на кого она оказывает наибольшее влияние. Тем временем ее младший брат впитывает в себя напряжение своих родителей, либо справляется с ними при помощи антисоциальных поступков. Такое поведение тоже служит объединению родителей для разрешения общей проблемы поведения сына». В несколько более дифференцированных семьях родители нет-нет, но пожалуются детям на своего партнера. «Ваша мать всегда опаздывает!»…

Третьей может стать и любовница. Иногда можно наблюдать парадокс любовницы – она самим фактом своего существования может стабилизировать семью, не давая ей развалиться. Женщина может год за годом ждать, когда же ее любимый мужчина бросит жену, но именно тот факт, что он может сбрасывать излишнее напряжение в семье на сторону (у нее, у любовницы), сохраняет отношения, которые могли бы уже завершиться. Впрочем, это зависит от многих других факторов и состояния отношений в семье – при некоторых других условиях появление любовницы ускоряет процесс разрушения.

Продолжение следует.

Семейные системы: ajushka — LiveJournal

Впервые понятие системы возникло в биологии. Немецкий биолог Людвиг фон Берталанфи определял систему как «комплекс элементов во взаимодействии». Он же сформулировал принципы, приложимые к любым системам. В настоящее время разработана общая теория систем.

Слово «система» – греческое (systema – составленное из частей, соединенное).

Система, по В.И. Далю, – план, порядок расположения частей целого, предначертанное устройство, ход чего-либо в последовательном, связном порядке.

Семейная система – это предначертанное устройство семьи. Если рассматривать семью как систему, то можно по-новому понять причины и следствия ее несчастий, болезней. Можно понять, почему в семье так мною повторяющихся событий, почему правила семейной педагогики так живучи, что мало изменились за 100 лет.

Семья – это социальная система. Это определенное целостное образование, основными элементами которого являются люди, их нормы и связи. Система образует новое качество, не сводимое к сумме качеств ее элементов. Социальные системы сложнее биологических или технических систем, поскольку главный элемент системы человек обладает большим диапазоном выбора поведения. Поэтому каждая семейная система в чем-то уникальна.

«Одной из основных форм развития социальной системы являются нововведения. Социальные системы обладают значительной инерционностью, а поскольку новшества вызывают смещение равновесия в них и непредвиденные последствия, то возникает феномен их «сопротивления» нововведениям, для преодоления которого требуются специальные методы активизации инновационных (связанных с нововведениями) процессов в социальной системе». Это цитата из описания понятия «Социальная система» (с. 305) в «Кратком словаре по социологии»/Под общей редакцией академика Д.М. Гвишиани и чл.-корр. АН СССР Н.И. Лапина; составители Э.М. Коржева, Н.Ф. Наумова. – Политиздат, 1988. – 479 с.

Я привела ее здесь потому, что убедилась на практике, как сильно семья сопротивляется нововведениям, как инерционна система семейная. Однако перемены в ней возможны.

Взгляд на семью как на систему организует мышление так, что мы уже не спрашиваем «Почему муж (сын) болен алкоголизмом (наркоманией)?». Наша мысль идет по иному руслу: «Что происходит в семье, в которой муж (сын) болен алкоголизмом (наркоманией)?»

Увидеть то, что на самом деле происходит, важнее, чем отыскать единственную причину. Если мы видим что-то, то может быть, мы с этим можем что-то поделать.

Взгляд на семью как на систему помогает нам понять, что болезнь человека – это не его интрапсихический феномен, это не только его проблема как индивида. Болезнь может быть симптомом нарушенного функционирования всей семейной системы.

Отсюда можно черпать надежду. Если зависимость – семейная болезнь и зависимый человек не лечится по какой-то причине, то можно лечить семью. Зависимый человек как часть семейной системы обязательно испытает благотворность перемен в семье, если это здоровые перемены.

Итак, какие же основные признаки системы?

Структура
Система состоит из частей. В семье такими частями являются члены семьи. В ядерной, нуклеарной, семье – это родители и дети. В расширенной семье – это индивиды ряда поколений, связанные между собой кровным родством или брачными узами. В ядерной семье, если все структурные части имеются в наличии, то говорят о полной семье. Семья с одним родителем называется неполной по структуре. Каждый член семьи – это часть системы.

Главный компонент
В семье главным компонентом является супружеская пара, мать и отец, их взаимоотношения. В свою очередь качество их отношений зависит от степени зрелости и целостности их личностей. Если мама хорошо относится к себе самой и если папа хорошо относится к самому себе, то будет больше шансов ожидать, что и относиться друг к другу они будут хорошо. Дети греются под солнышком родительской взаимной любви. Дети чувствуют себя лучше, когда мама и папа целуются и смеются, чем тогда, когда мама привязана только к ребенку и отвергает папу. Взаимоотношения родителей доминируют над всей системой.

Целостность
Принцип целостности любой системы означает, что целое больше, чем сумма частей. Если мы соберем случайные элементы, допустим, несколько человек вместе, то они не образуют систему. Это случайная группа, но не семья. Чтобы получилась семья, эти элементы (части) должны начать взаимодействовать между собой определенным образом.

Без взаимодействия нет системы. Именно взаимодействием Берталанфи обозначил целостность.

Роли
Взаимодействие членов семьи происходит в соответствии с распределенными, точнее избранными, ролями. Это роли матери, отца, супруги(а), детей, учителей, учеников и другие.

В дисфункциональных системах это могут быть роли: обидчик, жертва, бунтовщик, козел отпущения семьи (матери), (отца), герои, маленький родитель (родитель родителя), семейный консультант, победитель, гений, неуспевающий ученик, обреченный больной, зависимый от химических веществ, суррогатный супруг, заботливый человек, маленькая принцесса, потерянный ребенок, «воплощение совершенства», святая, клоун, солнышко, миротворец, носитель проблем и другие.

Роли избираются не случайно, часто не по желанию, а в соответствии с потребностями семьи. Главная потребность семейной системы – самосохранение, сбалансированное существование, семейный гомеостаз. Стремление сохранять существующий порядок, статус кво. Чтобы все было так, как было. Как здоровая, так и дисфункциональная система стремятся сохранять взаимоотношения на определенном уровне, очень свято хранят свои правила и роли.

Взаимоотношения
Взаимодействие частей системы, или членов семьи, происходит по твердым правилам. Правила могут быть открытыми и скрытыми. Правила определяют, как взаимодействуют члены семьи. Каждый член семьи есть индивид, и в то же самое время он несет на себе отпечаток своей семьи.

Взаимодействие в системе обязательно предполагает обратную связь. Обратная связь может быть позитивной и негативной. Если мать хвалит ребенка, она дает ему позитивную обратную связь. Если жена покрывает пьянство мужа, она использует негативную обратную связь. Ее действия не позволяют встретиться мужу с негативными последствиями своего поведения. Нездоровое явление – чрезмерное пьянство – не будет поколеблено. Следовательно, оно будет повторяться. Обратные связи поддерживают функционирование системы.

Открытость либо закрытость системы
Семейная система может быть открытой для новых идей, правил, людей, любой информации. Но она может быть наглухо закрытой, замороженной, окостенелой. В закрытой системе ничего не меняется, все идет по давно заведенным правилам. Лишь накапливаются неудовольствие, боль, болезни и трагедии. Жизнь стучится в замороженную систему в виде болезненного вмешательства, но семья не слышит важных сигналов и не меняется. Как говорил один психолог, удар судьбы в лоб означает, что не возымели действия ее пинки в зад.

Возьмем в качестве примера наркоманию. Это сигнал того, что в семье плохие взаимоотношения матери и отца. Там нет любви, принятия друг друга. Есть много контроля. Каждый силой пытается воздействовать на другого человека. Силовое давление плохо переносится. Накопилось много невысказанной боли. Эта боль может аккумулироваться одним из детей и проявиться в виде наркомании.

Наркоман уходит в состояние измененного сознания. Тем самым он освобождает себя от контроля (силового давления), от боли и… цементирует семью. Родители, давно находившиеся во враждебных либо в холодно-отчужденных взаимоотношениях, сближаются, обсуждают проблемы наркомана, начинают много разговаривать друг с другом. Какая-то иллюзия нормальных взаимоотношений. Система приходит в состояние баланса. Родители контролируют наркомана, но и он контролирует родителей своей наркоманией.

Позитивные обратные связи могут бросать вызов замороженной дисфункциональной системе, взломать эту систему и ее разрушающие правила, скрытые или открытые. Позитивная обратная связь может прийти в форме новых взглядов, новых правил. Поэтому важно быть открытым для новой информации.

Если усвоить новый взгляд на семью как на систему, то отпадает необходимость лечить только «больного» члена семьи. И возникает задача позитивных перемен в системе семьи в целом. Так работает новая информация, так срабатывает позитивная обратная связь.

Семейные правила
Перечисление правил я привожу отдельно. Дисфункциональные семьи страдают и плохо функционируют не потому, что там собрались плохие люди, а потому, что там используются плохие правила. Наши родители не плохие. Это выученные ими в своих семьях правила плохие.

Правила определяют все стороны семейной жизни. Они регулируют хозяйственную деятельность семьи, финансы, празднование событий, общение в узком внутрисемейном плане и шире – в обществе, образование, выбор профессии, сексуальную жизнь, отношение к здоровью и болезням, воспитание детей.

В каждом правиле содержится три аспекта: отношение (дом должен содержаться в чистоте и порядке), поведение (посуда у нас моется тотчас после обеда) и коммуникации (если посуда не моется, то отец или мать могут сделать выговор).

Потребности системы
У семейной системы есть свои потребности как материальные, так и духовные.

Материальные потребности: крыша над головой, физическая безопасность, финансы, пища, физическое пространство и т.п.

Духовные потребности: чувство ценности, достоинства; чувство своей продуктивности, чувство интимности и привязанности, чувство, что мы – члены семьи – являем собой нечто единое, чувство ответственности.

У семейной системы имеются потребности в стимуляции, в радости и развлечениях, в способности отстаивать и укреплять себя, в духовной почве.

Семья нуждается в эмоциональной поддержке, в самореализации как отдельных ее членов, так и семьи в целом.

Качество функционирования семьи зависит от степени удовлетворения этих потребностей, равно как и наоборот: степень удовлетворения потребностей определяет качество функционирования семьи.

Главные потребности всякой социальной системы, а семья это часть или разновидность социальной системы, могут быть сведены к 4 важнейшим потребностям.

  • Потребность в продуктивности.
  • Потребность в поддержании эмоций.
  • Потребность во взаимоотношениях.
  • Потребность в единении.

    Если в семье несколько детей, то они удовлетворяют эти потребности в порядке своего рождения. Перворожденные дети часто имеют высокий уровень достижений (продуктивность), родившиеся вторыми по счету поддерживают в семье эмоции на определенном уровне, например, радуют родителей какими-то своими талантами, веселостью (поддержание семейной системы эмоций), третий ребенок обычно отражает то, что происходит в браке между мамой и папой, четвертые дети вбирают в себя нерешенные проблемы семьи, накопившееся напряжение и могут брать на себя роль юмориста, чтобы разрядить напряжение.

    Поведение в семьях комплементарное (взаимодополняющее) либо ренципроктное (Почеши ты мне спинку, а потом я тебе почешу).

    Подбор членов семьи происходит по функциональному соответствию системе, семье как функциональному целому.

    Эмоциональное положение в семье в зависимости от порядка рождения: старший – особенный, ответственный за поддержание семейного благополучия, носитель семейных традиций. Героическая миссия. Иногда возмущается младшими, которые вторгаются в его жизнь и его исключительные права на обладание любовью родителей.

    Единственные дети более социально независимые, меньше оглядываются на сверстников, более похожи на взрослых в раннем детском возрасте и более тревожны, что является результатом внимания и защиты родителей. В них смешиваются характеристики старших и младших детей, но характеристики старших берут верх.

    Младшие – «бейби», поэтому они более беззаботные, о них все в семье заботятся, они меньше испытывают уважения к авторитетам и условностям (так описывают Б. Шоу).

    Трудности в браке могут возникать, если вступают в брак двое с одинаковой внутрисемейной позицией. Комплементарная позиция лучше. Преуспевающие женщины часто не имеют братьев. Браки, заключенные до 20 и старше 30 лет, более склонны к распаду.

    Время между разводом и повторным браком – время реорганизации семьи.

    Родившиеся вокруг потери одного члена семьи более уязвимы, если служат предметом особого родительского внимания.

    Чем теснее взаимоотношения внутри семьи, тем труднее образуются эмоциональные связи вне семьи.

    Семейные системы могут быть функциональными и дисфункциональными. Созависимость есть результат жизни в дисфункциональной семье. Поэтому и признаки ее я привожу в первую очередь.

    Источник

  • Про-мамаСемейная система. Уровни. Элементы. Характеристики.

    Л. Петрановская

    v      В любой семейной системе есть своя иерархия – оговоренные или подразумеваемые правила касательно того, кто «главнее», кто принимает решения, чье мнение учитывается в первую очередь. Правильная, естественная иерархия должна быть построена на здравом смысле, то есть «главнее» тот, кто старше, умнее, опытнее, от кого в большей степени зависит благосостояние семьи. В традиционных культурах это мужчина-добытчик, или женщина – организатор домашнего хозяйства, в современном мире два работающих супруга могут делить между собой место наверху семейной иерархии. При естественной иерархии семейная система устойчива и гармонична, каждый член семьи получает столько заботы, сколько ему нужно и имеет столько ответственности, сколько способен нести.

    v      Нередко встречаются нарушения иерархии, например, всю семью фактически подчиняет себе капризный ребенок, становясь «семейным тираном», или властная бабушка руководит внуками через голову их родителей, или мужчина находится на положении одного из детей своей жены, или ребенок родителей-алкоголиков фактически становится их родителем и родителем своих младших братьев и сестер. Любое нарушение иерархии делает семейную систему негармоничной, провоцирует конфликты и недовольство. Тот, кто отказывается от ответственности, перекладывает ее на плечи других. Тот, кто забирает себе много власти, лишается права на проявление слабости и заботу.

    v      Нарушения иерархии всегда отражаются на отношениях между поколениями в семье. Это может проявляться в виде постоянных конфликтов или в виде скрываемого (возможно, от самих себя) постоянного недовольства, напряжения, невозможности расслабленно, откровенно общаться с родителями или с детьми, раздражающее ощущение зависимости, слишком эмоциональные реакции на пустяковые, казалось бы, реплики или поступки.

    v      С приходом в семью ребенка проблемы нарушения иерархии, если они есть, могут обостриться. Например, супруг, занимавший прежде положение ребенка, может быть недоволен,  что теперь придется быть более ответственным и менее зависимым. Бабушка, которая до сих пор считает свою дочь маленькой девочкой, может вмешиваться в ее отношения с ребенком. Проблемы нарушения иерархии могут принести в семью и сами дети. Например, девочка, которая фактически уже несколько лет была мамой для своего младшего брата, с трудом сможет вновь вернуться к положению ребенка и предоставить заботу о малыше воспитательнице.

    v      Супруги, которые недовольны сложившейся в их семье иерархией, например, слишком большой властью —«избалованностью» — детей или постоянным давлением своих родителей, иногда считают, что достаточно завести ребенка – и все само собой изменится, дети станут менее эгоистичными, а родители наконец признают, что их взрослые дети уже выросли. Это иллюзия. Появление ребенка только обострит проблемы. Избалованные дети могут возненавидеть «пришельца», покушающегося на их привилегии, а властные бабашка  и дедушка примутся его воспитывать в своей манере, просто отодвинув воспитателей в сторону. Ребенок не может и не должен быть средством решения внутрисемейных проблем.

    v      Гармоничная семейная система обладает значительной гибкостью, способности приспосабливаться к изменившейся ситуации, сохраняя вместе с тем по возможности все, что для членов семьи дорого и важно. Гибкость позволяет семье переживать критические ситуации, которых в жизни немало (переезд, изменение материального положения, изменение состава семьи и т. д.) Кризисом по сути является приход в семью любого нового человека, в особенности – ребенка. Изменится образ жизни, увеличится сфера ответственности, станет меньше времени на общение друг с другом. Ребенок, особенно не имеющий опыта жизни в семье или живший в неблагополучной семье, может с трудом приспосабливаться, не уметь строить отношения, завоевывать свое место в семье слишком нерешительно или, напротив, бесцеремонно.  Сможет ли семья измениться так, чтобы быть способной удовлетворить потребности ребенка и вместе с тем не потребовать от своих членов жертв, которые через некоторое время начнут казаться чрезмерными? Например, если супруги решают взять в семью ребенка, а потом муж ничего не меняет в своей жизни, продолжает все свое время посвящать работе, как делал это раньше, а с ребенком, имеющим трудности поведения, общается  весь день и решает все проблемы его жена.

    v      Гибкость тоже не должна быть чрезмерной. Доведенная до крайности, она превращается в хаотичность, непредсказуемость. Таковы некоторые студенческие и богемные семьи, в которых никто не знает, что будет завтра, нет никаких устоявшихся традиций и правил, все зависти от настроения или спонтанного решения. Хаотичностью часто отличаются и семьи алкоголиков, и опты жизни в такой семь делает для ребенка очень трудным освоение правил, обязанностей, распорядка дня, необходимости делать что-либо регулярно, независимо от настроения. Даже благополучная во всех остальных отношениях семья, если она отличается хаотичностью, не может организовать свою жизнь, просто не справится с воспитанием ребенка, прежде всего с уходом за ним и с помощью в учебе. Ведь варить кашу и проверять уроки нужно каждый день.

    v      Еще одна важная характеристика семьи – сплоченность, теплота отношений.  Это и взаимопонимание, и душевный комфорт в обществе друг друга, и готовность прийти на помощь. Сплоченность совершенно необходима семье, которая собирается взять ребенка. С одной стороны, чувство общности, взаимопомощь, поддержка позволят преодолеть трудности. С другой – сплоченность, близость, теплота – это то, ради чего в первую очередь ребенка устраивают в семью.

    v      Вместе с тем встречаются семьи с избыточной сплоченностью, доходящей до слияния, слипания. В этих семьях все очень сильно привязаны друг к другу, но при этом отрицается права отдельного человек на свои интересы, на распоряжение собственной жизнью. Члены семьи не признают личных границ друг друга, права иметь свою территорию, свои тайны, свои интересы или отношения с другими людьми. Происходит «удушение любовью»,  формируется зависимость друг от друга. Такие семьи вообще с трудом принимают нового члена, а если берут ребенка, то сразу же предъявляют к нему требования «любить», «быть близким», «быть своим» и не готовы принять ни прошлых привязанностей ребенка, ни его права на определенную независимость.

    v      Нередко супруги, чувствующие недостаток сплоченности, считают, что ее можно усилить, заведя ребенка. Это ошибка. Трудности взаимопонимания только усилятся в критической ситуации и семья.  скорее всего, окончательно распадется. Снова вывод: ребенок не может и не должен быть средством для улучшения отношений в семье.

    v      Семья является очень удобной формой сосуществования людей потому, например, что в ней возможно эффективное разделение труда. Нет необходимости каждому отдельно готовить себе еду, выращивать овощи в огороде, приносить продукты и т. д. Каждый делает то, что у него лучше получается или что ему нравится. Примерно также обстоит дело с разделение психологических «обязанностей». В каждой семейной системе существует определенное разделение семейных ролей. Есть тот, кто всегда всех мирит, тот, кто принимает решения, тот, кто разрушает привычные стереотипы, тот, кто «отвечает» за отношения с окружением (соседями, родней), тот, кто планирует, тот, кто разряжает обстановку шуткой, тот, кто всегда недоволен и т. д. В гармоничной семье  распределение ролей помогает каждому найти свое, комфортное место в системе. При этом важно, чтобы семейная роль отвечала личным особенностям и потребностям человека, и каждый должен иметь возможность сменить свою роль, если это в данный момент ему нужно. Так, семейный «миротворец» тоже должен иметь возможность порой высказать претензии, а тот, кто обычно не унывает и всех подбадривает, тоже должен иметь право на плохое настроение и упадок сил и рассчитывать на поддержку семьи.

    v      Проблемы начинаются тогда, когда какие-то обязанности никто не хочет выполнять – например, никто не хочет принимать решения. Или, напротив, на какую-то роль претендуют слишком многие, например, на роль семейного любимца. Встречаются также роли, которые сами по себе негармоничны, поскольку наносят вред их «исполнителю». Такова, например, роль «козла отпущения». которую часто играет в семье ребенок, особенно мальчик, или отец. Это тот, «из-за кого все», тот, кто все делает не так, с кем вечно случаются неприятности, кто всем создает проблемы. Семья постоянно жалуется на «козла отпущения», хотя как система заинтересована в нем – он позволяет остальным быть «хорошими» и быть «вместе» – против него. Негармонична и роль «семейного тирана». Хотя кажется, что в этом случае страдает не сам исполнитель, а все остальные, на самом деле не все так однозначно. «Тиран» лишается теплоты и права побыть иногда слабым, а остальных членов  семейной системы может вполне устраивать инфантильное, безответственное существование под его неограниченной властью.

    v      Ребенку, который придет в семью, придется освоиться с распределением в ней ролей и сориентироваться, к кому идти с жалобами, от кого скрывать проделки, а с кем проводить выходной. Кроме того, ребенок сам должен найти свою роль в семье, и эта роль во многом определит его развитие. Для ребенка с трудным поведением очень велика вероятность получить роль если не «козла отпущения», то «нашей вечной семейной проблемы», или «воплощения семейных достижений», или «ужасной бедняжки, который пропал бы, если бы не мы». Все эти роли приводят не к лучшим результатам в развитии личности и становлении характера. 

    v      Любая семья существует не сама о себе, а включена в цепь поколений. И то, как именно будет устроена и будет действовать данная семейная система во многом зависит от того, какие примеры, уроки, заветы, она получила от своих предков, то есть семейная система во многом определяется семейной историей. Если, например, в семье на протяжении нескольких поколений старший ребенок был нелюбимым и проблемным, а все родительские чаяния сосредоточивались на младшем. это может стать образцом для невольного подражания. Молодое поколение этой семьи, заводя собственные семьи, будет уже словно ожидать от старшего ребенка чего-то плохого – а такие ожидания родителей непременно оправдываются. Или, например, в нескольких поколениях отец по той или иной причине оставлял жену с ребенком. Такой сценарий может стать для семьи привычным и повторяться вновь и вновь. Тогда появление ребенка у бездетной супружеской пары может спровоцировать разрыв, особенно если без отцов выросли и муж, и жена – ведь они просто не знают, не представляют себе, как это жить отцу вместе с ребенком.

    v      Семейная история – не приговор, в ней нет никакой мистики, никакого «родового проклятья». Просто опыт предков действует на нас на подсознательном уровне и подсказывает выходы из сложных ситуаций, которые в этот момент кажутся нам самыми простыми и естественными. Если знать об этом, то сила такого «внушения» сразу ослабевает  и мы начинаем мыслить более разумно и самостоятельно.

    v      С другой стороны, семейная история служит для нас и источником силы. Когда мы впадаем в отчаяния от того, что у ребенка сплошные простуды или нам не хватает денег ему на модную одежду, достаточно вспомнить опыт своей бабушки, которая в полной бедности вырастила и поставила на ноги тяжело больного сына. Для семей, которые берут на воспитание ребенка, источником силы и поддержки может стать опыт воспитания приемных детей, который был в их семьях. Нередко именно люди, которые  сами в детстве попали в хорошую семью и были там счастливы, становятся прекрасными воспитателями для детей с тяжелым прошлым.

    Семейная система — это… Что такое Семейная система?

    Семейная система
    (family system) – концептуализация семьи как единого динамического целого, а не суммы отдельных её членов.

    Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

    • Семейная плеяда
    • Семейная терапия

    Смотреть что такое «Семейная система» в других словарях:

    • Семейная терапия (family therapy) — Описание семейной терапии С. т. может быть охарактеризована как попытка модификации отношений в контексте семейной системы. В С. т. симптоматическое поведение и проблемы рассматриваются как результат неправильного взаимодействия, а не как… …   Психологическая энциклопедия

    • Семейная психотерапия — Системная семейная психотерапия одна из самых молодых психотерапевтических школ, развивающихся в последнее время. Этот подход возник после Второй мировой войны, он развивался в тесном сотрудничестве с кибернетикой, и в этом его существенное… …   Википедия

    • Семейная терапия — Системная семейная психотерапия одна из самых молодых психотерапевтических школ, развивающихся в последнее время. Этот подход возник после Второй мировой войны, он развивался в тесном сотрудничестве с кибернетикой, и в этом его существенное… …   Википедия

    • Семейная криминология — (криминофамилистика) относящаяся к школе преступных подсистем отрасль криминологии, исследующая специфику преступлений, совершаемых на почве семейных отношений, и прежде всего так называемое внутрисемейное насилие, а также семейные факторы,… …   Википедия

    • семейная терапия — Этимология. Происходит от греч. theraрeia лечение. Категория. Форма коммуникационной психотерапии. Специфика. Направлена на гармонизацию семейных взаимоотношений. Среди исследователей, внесших наиболее ощутимый вклад в развитие данного подхода,… …   Большая психологическая энциклопедия

    • Системная семейная психотерапия — одна из самых молодых психотерапевтических школ, развивающихся в последнее время. Этот подход возник после Второй мировой войны, он развивался в тесном сотрудничестве с кибернетикой, и в этом его существенное отличие от других… …   Википедия

    • Клиентов система — – ближайшая социальная и семейная система, частью которой является КЛИЕНТ. Все части системы клиентов взаимосвязаны, поэтому клиентом могут быть сразу несколько лиц. Задача анализа этой системы – понять, какое влияние ее части оказывают на… …   Словарь-справочник по социальной работе

    • Периферическая нервная система — (systerna nervosum periphericum) условно выделяемая часть нервной системы, структуры которой находятся вне головного и спинного мозга. К периферической нервной системе относятся 12 пар черепных нервов (Черепные нервы), их корешки, чувствительные… …   Медицинская энциклопедия

    • СИСТЕМНАЯ СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ —         Под семейной психотерапией традиционно принято понимать комплекс психотерапевтических приемов и методов, направленных на лечение пациента (в отечественной литературе устойчиво используется термин «пациент», в западной «первичный», или… …   Психотерапевтическая энциклопедия

    • ТЕРАПИЯ СЕМЕЙНАЯ — область теоре тич. и практич. деятельности, направленная на нормализацию семейных отношений, изменение дисфункциональных моделей семейного взаимодействия с целью восстановления психологич. и психич. здоровья членов семьи. Т.е. возникла на стыке… …   Российская социологическая энциклопедия


    Введение в восемь концепций — Центр изучения семьи Боуэна

    Теория систем семьи Боуэна — это теория человеческого поведения, которая рассматривает семью как эмоциональную единицу и использует системное мышление для описания сложных взаимодействий этой единицы. Семья такова, что ее члены сильно эмоционально связаны. Часто люди чувствуют себя отстраненными или разобщенными со своими семьями, но это больше чувство, чем факт. Семьи настолько сильно влияют на мысли, чувства и действия своих членов, что часто кажется, что люди живут под одной и той же «эмоциональной кожей».«Люди требуют внимания, одобрения и поддержки друг друга и реагируют на потребности, ожидания и огорчения друг друга. Эта взаимосвязанность и реактивность делают работу членов семьи взаимозависимыми. Изменение в функционировании одного человека предсказуемо сопровождается взаимными изменениями в функционировании других. Семьи несколько различаются по степени взаимозависимости, но в той или иной степени она присутствует всегда.

    Эта эмоциональная взаимозависимость, по-видимому, эволюционировала, чтобы способствовать сплоченности и сотрудничеству, которые требуются семьям для защиты, укрытия и питания своих членов.Однако повышенное напряжение может усилить эти процессы, способствующие единству и совместной работе, а это может привести к проблемам. Когда члены семьи начинают беспокоиться, их беспокойство может усилиться, заразно распространяясь среди них. По мере нарастания беспокойства эмоциональная связь членов семьи становится больше стрессом, чем утешением. В конце концов, один или несколько участников чувствуют себя подавленными, изолированными или неконтролируемыми. Эти члены — люди, которые больше всего приспосабливаются к снижению напряжения в других. Это взаимное взаимодействие.Например, человек берет на себя слишком большую ответственность за страдания других в связи с их нереалистичными ожиданиями от него, или человек отказывается от слишком большого контроля над своим мышлением и принятием решений по отношению к другим, тревожно говорящим ей, что делать. Тот, кто максимально приспосабливается, буквально «поглощает» беспокойство системы и, таким образом, является членом семьи, наиболее уязвимым для таких проблем, как депрессия, алкоголизм, интриги или физическое заболевание.

    Доктор Мюррей Боуэн, психиатр, создал эту теорию и восемь взаимосвязанных концепций.Он сформулировал теорию, используя системное мышление, чтобы объединить знания о человеке как продукте эволюции со знаниями, полученными в результате семейных исследований. Основное предположение состоит в том, что эмоциональная система, которая развивалась в течение нескольких миллиардов лет, управляет системами человеческих взаимоотношений. У людей есть «мыслящий мозг», язык, сложная психология и культура, но они по-прежнему делают все обычные вещи, которые делают другие формы жизни. Эмоциональная система влияет на большую часть человеческой деятельности и является основной движущей силой в развитии клинических проблем.Знание того, как эмоциональная система действует в семье, на работе и в социальных системах, предлагает новые, более эффективные варианты решения проблем в каждой из этих областей.

    Теория семейных систем: определение и изменения с течением времени — видео и стенограмма урока

    Типы семей

    Раньше в Америке обычно был один тип семьи — нуклеарная семья. Ядерная семья состояла из отца, матери и как минимум одного ребенка. Даже семья, состоящая из этого нескольких членов, может быть сложной.Ребенок взаимодействует со своей матерью, заставляя мать взаимодействовать в ответ и создавая взаимное влияние.

    Наличие двух родителей, матери и отца, делает эту систему более сложной. Ребенок взаимодействует с обоими родителями, вызывая взаимодействие в ответ как со стороны матери, так и со стороны отца. Кроме того, мать и отец влияют друг на друга с точки зрения стиля воспитания и взаимодействия с ребенком.

    Если простая система нуклеарной семьи сложна, просто подумайте, что произойдет, если мы добавим в систему больше детей.Братья и сестры взаимодействуют друг с другом и со своими родителями. Сформируются подсистемы, и координация родительских обязанностей и функций будет меняться в зависимости от этих типов взаимодействий. Возникают важные вопросы, такие как «Поддержит ли мать отца в его выборе» или «Будут ли правила согласованы для каждого ребенка?» Эти типы вопросов повлияют на работу семейной системы.

    Система расширенной семьи — это место, где родители и дети живут с другими сочетаниями членов семьи.В эту систему могут входить бабушки и дедушки, тети, дяди и т. Д. В Соединенных Штатах расширенные семейные системы более распространены в семьях афроамериканцев и испаноязычных американцев.

    Каждый член расширенной семьи играет определенную роль в системе. Система становится более сложной по мере добавления новых участников, и у каждого из них есть свои способы работы с детьми и друг с другом. У разных членов семьи могут быть разные мнения о том, как воспитывать детей, как ухаживать за пожилыми бабушками и дедушками и какую роль должен играть каждый член семьи.

    Модели влияния в семье

    В прошлом существовала одна модель влияния в семье, модель родительских эффектов , которая предполагала одностороннее взаимодействие влияния от родителя к ребенку. Однако эта модель не учитывает влияния других членов семьи. Исследователи выявили и другие источники влияния.

    Модель влияния детей подчеркивает влияние детей на их родителей.Поведение, возраст и характер ребенка могут сильно повлиять на то, как родитель принимает решения и взаимодействует со своим ребенком.

    Например, младенцу требуется много внимания один на один, что заставляет родителей проявлять внимательный и чуткий стиль взаимодействия. С другой стороны, малыш, который учится ходить и любит говорить слово «нет», заставляет родителей подходить к ребенку иначе.

    Кроме того, характер и поведение ребенка могут влиять на поведение его родителей.Например, ребенок, который делает то, что ему говорят в первый раз, ему легко угодить и который ведет себя хорошо, может повлиять на родителей, заставляя их проявлять любящий и авторитетный стиль воспитания, в котором они дают детям свободу принимать решения и обеспечивают мягкое руководство. . Однако трудный и агрессивный ребенок может заставить родителей придерживаться более жесткого и авторитарного стиля воспитания, в котором они следят за соблюдением правил и не ведут никаких переговоров.

    Модель транзакционных эффектов объединяет две предыдущие модели.Эта модель предполагает, что родитель и ребенок взаимно влияют друг на друга.

    Согласно этой модели, если проблемы развиваются на раннем этапе отношений между родителем и ребенком (например, непонимание, пренебрежение или доверие), взаимодействие и отношения будут плохими. Однако, если отношения между родителями и детьми носят более позитивный характер, ребенок будет развиваться и процветать, а отношения между родителем и ребенком будут процветать.

    Меняющиеся тенденции в семейных системах

    Как мы узнали из этого урока, семейные системы развиваются.Есть несколько тенденций, которые направляют и изменяют семейные системы в Америке.

    1. Больше одиноких взрослых. Большинство взрослых либо не замужем, либо живут с партнером, но не состоят в браке.
    2. Все больше людей откладывают свадьбу. Многие взрослые действительно планируют пожениться, но сначала ждут, чтобы завершить учебу или карьеру.
    3. Взрослые тоже рожают меньше детей.
    4. Работают больше женщин с детьми. В 1950-е годы работали только 12% замужних женщин с маленькими детьми.Сегодня ставка составляет примерно 60%.
    5. Разводятся еще взрослые. Уровень разводов также увеличился за последние несколько десятилетий. Около 40% детей в США сегодня разведены с родителями.
    6. Есть еще семьи с одним родителем.
    7. Есть еще повторные браки.

    Все эти меняющиеся тенденции вносят свой вклад в семейную систему и то, как все взаимодействуют и работают вместе.

    Краткое содержание урока

    Семейные системы развиваются. Теория семейных систем говорит нам, что семейство состоит из взаимосвязанных частей, которые постоянно меняются и адаптируются. Нуклеарная семья , состоящая из родителей и детей, постепенно заменяется расширенной семьей , которая состоит из внешних членов семьи и, возможно, близких друзей.

    В прошлом исследователи полагали, что первичное влияние было от родителей к ребенку, — эффект родителей . Однако теперь исследователи признают влияние, которое дети оказывают на своих родителей, эффект ребенка , и что родитель и ребенок влияют друг на друга, эффект транзакции .

    Меняющиеся тенденции, такие как увеличение числа одиноких взрослых и увеличение числа родителей-одиночек, а также более поздних вступлений в брак и рождения меньшего числа детей, влияют на традиционные взгляды на семейную систему.

    Результат урока

    Урок, приведенный выше, должен помочь вам:

    • Объяснить теорию семейных систем
    • Обсудите типы семей и проведите различие между нуклеарными семьями и системами расширенных семей
    • Проанализировать различные влияния на семью, такие как родительские эффекты, дочерние эффекты и транзакционные эффекты
    • Признать меняющиеся тенденции в семейных системах в Америке
    Семейные системы

    : определение и типы — видео и стенограмма урока

    Nuclear Family

    Когда я говорю «семья», что вы представляли? Если вы похожи на многих людей, вы, вероятно, представляли себе мать, отца и детей, которые еще не стали взрослыми.Вот какой была семья Кайлы; ее отец и мать, и она все жили вместе, когда она была младенцем.

    Семья, состоящая из матери, отца и несовершеннолетних детей, называется нуклеарной семьей . Традиционно нуклеарные семьи рассматривались как лучший вариант. Люди считали, что дети, выросшие в гетеросексуальной семье с двумя родителями, были самыми счастливыми и уравновешенными детьми.

    Однако исследования показали, что нуклеарные семьи не лучше и не хуже, чем многие другие типы семей.На самом деле речь идет о самой семье, а не о том, из чего она состоит. Счастливая и здоровая неполная семья может быть более полезной для развития ребенка, чем нуклеарная семья, состоящая из несчастных или жестоких членов.

    Matrifocal Family

    Семья Кайлы раньше была ядерной, но когда ей было четыре года, ее отец попал в автокатастрофу и погиб. Теперь остались только Кайла и ее мать. У них все хорошо, но они больше не нуклеарная семья.

    Семья, состоящая из матери и ее детей, называется матрифокальной семьей .Вы можете вспомнить слово «матрифокальный», думая о «матри-», что означает «мать». Матрифокальная семья сосредоточена вокруг матери или сосредоточена на ней. Матрифокальные семьи встречаются чаще, чем патрифальные семьи или семьи, состоящие из отца и его детей. Отчасти это связано с тем, что при разводе матери традиционно получают опеку над детьми.

    Развод или смерть могут создать матрифокальную семью, сделав женщину матерью-одиночкой, но традиционные нуклеарные семьи также могут быть матрифокальными, если отца нет дома на длительное время.Мужчина, который уезжает на несколько месяцев подряд, возможно, из-за работы, может быть в семье с двумя родителями, но она матрифальна из-за отсутствия отца. Как и нуклеарная семья, матрифокальная семья может оказывать на ребенка положительное или отрицательное влияние. Это действительно зависит от членов семьи и от того, как они взаимодействуют.

    Расширенная семья

    После смерти отца Кайлы ее маме потребовалась помощь. К счастью, у них есть большая расширенная семья или группа родственников за пределами ближайших родственников.У Кайлы есть бабушка и дедушка, тети, дяди и двоюродные братья и сестры, которые всегда готовы помочь. Мало того, у Кайлы также есть старший брат, который взрослый и живет сам по себе. Несмотря на то, что он брат Кайлы, он по-прежнему считается частью ее большой семьи, потому что он не живет в том же доме, что и она.

    В расширенных семьях есть несколько льгот для развивающихся детей. Как и после смерти отца Кайлы, большая семья может предложить ребенку эмоциональную поддержку.А поскольку они представляют собой большую группу, они могут предложить больше разнообразного опыта и знаний, чем нуклеарная семья. Это особенно полезно для интеллектуального развития ребенка.

    Смешанная семья

    Теперь, когда умер отец Кайлы, ее мама снова начала встречаться. Она встретила действительно хорошего парня, который разведен и заботится о двух собственных детях. Если мама Кайлы выйдет замуж за своего парня, Кайла станет частью смешанной семьи или семейной ячейки, состоящей из людей, которые не все являются кровными родственниками.В смешанных семьях есть сводные родители, сводные братья и сестры и / или сводные братья и сестры.

    Как и расширенные семьи, смешанные семьи могут предложить больше разнообразия опыта и знаний, чем традиционная нуклеарная семья. И, как и в случае с другими типами семей, отдельные члены и то, как семья работает вместе как единое целое, являются лучшими предикторами того, будет ли семья иметь положительное или отрицательное влияние на ребенка.

    Краткое содержание урока

    Семьи бывают всех форм и размеров. Нуклеарные семьи состоят из отца, матери и несовершеннолетних детей, живущих вместе под одной крышей. Матрифокальные семьи состоят из матери и ее детей. Расширенные семьи состоят из кровных родственников за пределами ближайших родственников, таких как бабушки и дедушки, тети и дяди, а также двоюродные братья и сестры. Наконец, смешанных семей состоят из членов семьи, которые не все являются кровными родственниками, например сводных родителей, сводных братьев и сестер, сводных братьев и сестер. Тип семьи менее важен для здорового развития ребенка, чем ее члены и сама семья.

    Результаты обучения

    По окончании этого урока вы должны уметь:

    • Определить и описать четыре типа семей.
    • Перечислите два фактора, которые определяют, будет ли семья иметь положительное или отрицательное влияние на развитие ребенка

    Что такое теория семейных систем?

    С приближением праздников это может быть трудное время для людей. Песни веселые, улыбки красуются на рекламных щитах, а в рекламных роликах изображены счастливые, сплоченные семьи, которые, кажется, все присутствуют и наслаждаются обществом друг друга.Хотя праздники, безусловно, могут быть радостным временем, чтобы быть благодарным, отметить и собраться вместе, многие из нас знают, что праздники также могут быть трудными, стрессовыми, хаотичными или поводом изолироваться или чувствовать себя спровоцированным в случае семейного конфликта, который не редкость. Для человека и семьи, переполненных конфликтами, веселая реклама может усилить изоляцию, стыд и несчастье.

    Мы также знаем, что семьи уже не те, какими были когда-то, несмотря на то, как их изображают во время праздников.В праздничных рекламных роликах обычно изображаются семьи, состоящие из матери, отца и двоих детей, но семьи превратились в нечто большее. Семьи сложные, разные и не всегда «идеальные». Некоторые семьи проявляют любовь и поддержку, в то время как другие семьи могут быть отдаленными, испытывать недостаток в эффективном общении, хранить секреты или испытывать боль и невзгоды зависимости.

    В Apex Recovery наша команда обученных профессионалов понимает и ценит влияние и динамику семейной ячейки и адаптирует лечение и терапевтические вмешательства в семью, которые поддерживают идеалы теории семейных систем в нашем семейном консультировании.Итак, что такое теория семейных систем и почему она важна?

    Мюррей Боуэн, доктор медицины, был психиатром, который стал известен как один из ведущих пионеров различных типов семейного консультирования. До трансформационных исследований и теории Боуэна обычная практика работы с проблемным поведением и эмоциями была основана на психодинамической теории, разработанной Зигмундом Фрейдом. В то время как работы Фрейда были в первую очередь субъективными и основывались на интерпретациях, Боуэн стремился понять человеческое поведение через объективную линзу.Боуэн начал формулировать свою теорию, работая с семьями людей, больных шизофренией. В то время как первоначальная мысль заключалась в том, чтобы возложить вину на мать, которая с тех пор была изменена, Боуэн обнаружил, что терапия — это гораздо больше, чем просто изучение отдельного человека, что привело к созданию им теории семейных систем.

    В теории семейных систем упор делается на семью как единое целое. Семья — это взаимосвязанная система, поэтому изменения, поведение и функции одного члена семьи могут напрямую влиять на других членов семьи и наоборот, поэтому лечение предназначено не только для одного борющегося человека, но и для всей семьи в целом.Чтобы представить семью как взаимосвязанную систему, представьте себе следующий пример. Муж и отец много работают, управляя бизнесом и служащими, обеспечивая свою семью, и после работы выпивают немного, прежде чем отправиться домой к жене и детям. К тому времени, как он возвращается домой, он настолько измучен, что ест в тишине и продолжает расслабляться, делая еще несколько напитков, пока смотрит спортивные состязания. Его жена, осознавая его истощение, оказывается на грани того, чтобы следить за тем, чтобы дети хорошо себя вели, а в доме было чисто.Она становится все более тревожной и подавленной, часто кричит на своих детей. Чтобы справиться с тревогой, врач прописывает ей лекарства, которые помогают облегчить ее одиночество. Их сын-подросток, чтобы избежать домашнего напряжения, после школы проводит больше времени с друзьями и начинает экспериментировать с марихуаной, что только усиливает тревогу его матери и стресс отца. Их дочь школьного возраста, пытаясь завоевать любовь и привязанность своих родителей, с головой уходит в учебу и развивает навязчивую и перфекционистскую тягу.

    В приведенном выше примере любой из этих членов семьи может в какой-то момент оказаться на терапии или лечении для решения своих эмоциональных проблем. При использовании подхода семейных систем понимание развития симптомов, связанных с семьей, помогает направлять лечение. Эта теория не утверждает, что родители и семья виноваты в употреблении психоактивных веществ и проблемах с психическим здоровьем, но вместо этого снимает вину и пытается понять, как все части семьи влияют друг на друга и находятся под их влиянием.Лечение с использованием системного подхода заключается не только в понимании того, как развиваются симптомы, но и в установлении важности здорового баланса между сплоченностью и индивидуальностью в семейных отношениях.

    Хотя теория Боуэна состоит из восьми ключевых концепций, ниже мы рассмотрим, как лишь некоторые из них реализованы в Apex Recovery.

    Дифференциация Я

    Основываясь отчасти на книге Николса и Шварца, одним из ключевых понятий теории семейных систем является дифференциация себя.Эта концепция описывает способность человека отличать чувства от эмоций, а также мыслить независимо от членов семьи. Люди, которые изо всех сил пытаются сделать это, как правило, переполняются своими эмоциями и не могут думать самостоятельно, что приводит к тому, что они обращаются к членам своей семьи и зависят от них, чтобы сформировать за них свое мнение и убеждения. Чтобы понять концепцию дифференциации, мы можем использовать предыдущий пример. Дочь, ищущая одобрения родителей, впадает в депрессию, когда ее отец не приходит на выпускной.Затем она поступает в колледж и, чтобы заручиться одобрением своих друзей и одноклассников, регулярно перенимает идеи и поведение других, и вместо того, чтобы готовиться к экзаменам, обнаруживает, что пьет и с трудом проходит. Эта зависимость от других в принятии и одобрении указывает на низкий уровень дифференциации. И наоборот, хорошо дифференцированный человек может оставаться рассудительным и спокойным, когда переживает критику и конфликт, и способен позитивно и хорошо адаптироваться к другим людям.Этот метод семейного консультирования направлен на усиление дифференциации, что в конечном итоге приводит к более эмоционально стабильному опыту.

    Как указывалось ранее, клиническая группа, состоящая из семейных и семейных терапевтов в Apex Recovery, твердо убеждена в необходимости включения семьи в лечение человека по нескольким причинам, и дифференциация себя является одной из них. Наша команда стремится научить и поддерживать людей, чтобы они становились более эмоционально умными и функциональными. Наша цель — сосредоточиться на усилении эмоциональной регуляции посредством серии занятий, психообразования, исследования и реализации различных навыков.Программные терапевты посредством процесса установления взаимопонимания и установления доверия через семейные взаимодействия создают безопасную среду для клиентов, чтобы обрабатывать чувства и исследовать их мысли, чтобы помочь им стать присутствующими и узнать разницу между своими мыслями и чувствами.

    Чтобы добавить некоторую перспективу, клиент может быть осведомлен о разнице между первичными и вторичными эмоциями и о функциях обоих, поскольку многие люди не знают, что существуют разные категории эмоций, и что одна категория эмоций используется для защиты от другой. .Терапевт будет делать это, сначала встречаясь с клиентом индивидуально, а затем встречаясь с клиентом и его семьей. Во время семейного сеанса наблюдается семейная динамика; методы коммуникации преподаются и моделируются, и очень важно устанавливать границы. Клиенту и членам его семьи предоставляется пространство, чтобы поговорить и обработать свои реакции, и им рекомендуется не перебивать, чтобы продемонстрировать сообщение о том, что каждый член семьи важен, и их голос важен.

    Звоните сегодня (877) 798-4382

    Эмоциональные процессы Ядерной Семьи

    Наряду с дифференциацией Я, Эмоциональный процесс Нуклеарной Семьи является еще одним ключевым компонентом Системной теории семьи Боуэна.Проще говоря, это идея о том, что определенные убеждения передаются из поколения в поколение. Возьмем, к примеру, женщину из Нью-Джерси. Эта женщина выросла во время Великой депрессии, поэтому еда считалась драгоценностью, а растраты можно было избегать любой ценой. Она поступила мудро в своем выборе, творчески подошла к своему подходу и старалась использовать продукты питания всеми возможными способами, чтобы максимально использовать их. Ее даже видели плачущей, когда какой-то продукт был испорчен. Она привила это своим детям, которые выросли с твердой убежденностью в том, что нужно максимально использовать все в жизни и не принимать вещи как должное.

    Клиническая бригада знает, что на людей влияют члены их семей. По этой причине терапевты связываются с членами семьи, чтобы собрать дополнительную информацию, такую ​​как их наблюдения и опыт, а клиентам помогают выяснить, когда и как возникли определенные паттерны или убеждения. Это помогает терапевту осмыслить и получить широкое представление о том, как адаптировать лечение клиента, чтобы принести ему пользу и, в конечном итоге, настроить его на успех. Терапевты стремятся собрать информацию, которая описывает всю историю, поскольку недостающая информация может нанести ущерб подходу к лечению клиента и помешать его прогрессу.

    Эмоциональное отключение

    Еще одним важным компонентом теории семейных систем является эмоциональное отключение, или отделение человека от его семьи, и оно может варьироваться по степени. Некоторые люди полностью отдалились от своей семьи, в то время как другие связаны, но не так сильно, как им хотелось бы. Они могут не так часто разговаривать со своей семьей, или они могут просто не знать, как эффективно общаться со своей семьей. При работе с людьми, которые борются со злоупотреблением психоактивными веществами, наличие эмоциональной преграды встречается редко.Например, члены семьи человека, борющегося со злоупотреблением алкоголем, могут установить эмоциональную границу после многих лет безуспешных попыток лечения, юридических проблем и продолжающегося конфликта, который произошел в результате употребления алкоголя. Это отчуждение может привести к изоляции и чувству депрессии, что может привести к тому, что у человека увеличатся проблемы с употреблением алкоголя, а не уменьшится их употребление.

    Благодаря семейной работе, проделанной в Apex Recovery, цель состоит в том, чтобы помочь восстановить связь с семьей и начать устранять эмоциональную боль и обиды, которые испытывают все члены семьи.Как уже было сказано, клиент встречается индивидуально; с семьей связываются и разговаривают индивидуально, а затем клиент и семья собираются вместе на сеанс, когда это необходимо. Посредством коучинга, моделирования и установления границ семья учится тому, как слышать друг друга, как безопасно сообщать о своих потребностях и как относиться друг к другу с уважением и безопасностью, чтобы способствовать чувству эмоциональной зрелости, связи, сплоченности и поддержки. . Обученные специалисты в Apex Recovery знают, что сильная сеть поддержки имеет первостепенное значение для выздоровления человека, поэтому мы стремимся помочь людям восстановить связь со своими семьями.

    Таким образом, теория семейных систем была создана Мюрреем Боуэном после значительных исследований и осознания того, что индивидуальные симптомы более сложны и объемны, чем может дать представление о них с точки зрения индивидуума. Клиническая группа Apex Recovery осознает важность тщательной оценки семейного и личного анамнеза человека и впоследствии вовлекает семью, чтобы нарисовать полную картину и повысить шансы на то, что клиент станет и останется успешным.Семья служит полезным индикатором того, где и как ваш терапевт в Apex Recovery начнет поддерживать вас в вашем пути к исцелению.

    Семейная системная терапия: что это такое и почему она работает?

    Как выглядит участие родителей в Open Sky?

    Есть много разных возможностей для родителей принять участие, пока их ребенок находится в Open Sky. В их числе:

    Еженедельные клинические новости Звонки

    Родители работают напрямую с клинической бригадой.Мы еженедельно проводим телефонные звонки с родителями, чтобы дать им рекомендации и сообщить им об успехах их ребенка.

    Коучинг для родителей

    Коучинг для родителей ориентирован именно на поддержку роста родителей. Работая с семейным терапевтом, родители решают проблемы в семейной системе и практикуют жизненную внимательность, эмоциональную регуляцию и коммуникативные навыки.

    Велнес-выходные

    Wellness Weekend — это мероприятие по пятницам, субботам и воскресеньям, во время которых родители осваивают навыки и участвуют в программировании, что очень похоже на то, что их ребенок переживает в полевых условиях.Это то место, где я часто вижу, что родители с легким сопротивлением получают это. Они оставляют понимание, как позаботиться о себе и более эффективно общаться со своим ребенком.

    Понедельник Ночь Звонки

    Телефонный звонок для родителей в понедельник вечером — это возможность для родителей связаться с другими семьями в Open Sky. Многие родители часто сообщают, что чувствуют себя изолированными, потому что просто не знают, как разговаривать с семьей и друзьями, которые не понимают, через что им пришлось пройти.Когда они общаются с родителями, которые действительно понимают этот опыт, именно тогда они чувствуют, что за ними стоит сообщество.

    Рабочая тетрадь программы «Семейная программа»

    Family Pathway — это всеобъемлющая рабочая тетрадь, которая помогает членам семьи выполнять ряд заданий, которые параллельны и дополняют работу, которую студент выполняет в поле. Family Pathway поддерживает как личный, так и семейный рост.

    Family Pathway Class

    Family Pathway Class — это возможность для родителей более глубоко узнать о терапевтических основах лечения в Open Sky.Они изучают и применяют те же концепции, которые студенты изучают и практикуют в этой области.

    Семейный квест

    К тому времени, когда «Семейное задание» началось, семьи намеренно работали над внесением изменений в жизнь своего ребенка. Family Quest — это когда эти две параллельные линии сходятся. Они строили пирамиду, и Family Quest — это вершина прямо на вершине. Это помогает им почувствовать удовлетворение и надежду на то, что что-то может измениться в большой семейной системе.

    Дополнительные ресурсы

    Семьи также имеют доступ к круглосуточному родительскому порталу, еженедельным фотографиям своего ребенка в полевых условиях, специальному координатору по уходу за семьей, образовательным блогам и подкастам, значимым выпускам, мероприятиям для выпускников и активному присутствию в социальных сетях. Семья является центральным элементом лечения каждого студента в Open Sky, и для нас важно предложить максимально возможный семейный отдых. Посетите наш веб-сайт, чтобы ознакомиться с полным списком нашего меню семейных услуг.

    (PDF) Теория семейных систем

    включает в себя связь проблемного поведения одного человека с окружающим поведением

    других членов семьи. Смещение основного внимания с размышлений о том, что может мотивировать поведение

    к влиянию поведения одного человека на последующее поведение других, делает упор в теории систем семьи

    на отслеживание наблюдаемой последовательности повторяющихся транзакций

    , что делает понятной природу личности. постоянная модель, в которой проблемное поведение

    становится наблюдаемым.В теории семейных систем Боуэна, например, восемь взаимосвязанных заповедей

    используются для концептуализации семейной динамики: треугольники, дифференциация себя, ядерный эмоциональный процесс в семье

    , процесс проекции семьи, процесс проекции нескольких поколений, позиция брата и сестры

    , эмоциональное отключение. , и социальный регресс. С точки зрения коммуникации /

    интерактивная системная перспектива, положительная и отрицательная обратная связь, колебания, калибровка,

    эмерджентное качество, холизм (целое больше, чем сумма его частей), наблюдение, что

    человек не может не общаться, дважды — привязка, отчет и команда, навязываемая наблюдателем

    пунктуация, симметричная и дополнительная, обмен поведением, аналоговое и цифровое

    поведение, изменение первого и второго порядка, изменение глагольного времени с «быть» на «на» кажется, »

    и существенный упор на непосредственное наблюдение используются для распознавания процесса формирования проблемы и

    процессов решения проблемы.Краткосрочная терапия Института психических исследований

    была разработана непосредственно на основе коммуникативной модели теории семейных систем, подчеркивая, что проблемное поведение

    непреднамеренно возникает, поддерживается и сохраняется из-за неэффективных усилий по ее решению.

    Когда попытки клиентов решить проблему успешно прерываются, проблема

    быстро решается сама собой. С точки зрения тесно связанного подхода к решению проблемы —

    , сфокусированная краткая терапия, такой же анализ взаимодействия проводится путем опроса

    и внимания к моментам, когда случаются исключения из проблемы.В другой родственной модели клинического применения

    , стратегической семейной терапии, оценка концентрируется на распознавании последовательности

    или паттерна взаимодействия между тремя или более людьми, а затем продвижении членов семьи

    к поведению таким образом, чтобы прервать последовательность, что обычно приводит к устранению проблемы

    . Структурная семейная терапия касается границ, коалиций

    поколений и иерархии. Контекстуальная семейная терапия подчеркивает такие конструкты, как семейная

    лояльность, взаимность, подотчетность и надежность, чтобы понять семейное взаимодействие.

    Пример случая

    Мать искала терапию для Джои, своего 12-летнего сына, у которого наблюдались вспышки насилия —

    пробивая дыры в стенах и уничтожая ценные предметы в доме. Мать была напугана

    и беспомощна перед вспышками Джоуи. Отец, мать, Джоуи, его 14-летняя сестра

    Ян и его 17-летний брат Билл посещали терапию. Все члены семьи видели вспышку

    Джои как единственную проблему. Терапия была направлена ​​на то, чтобы помочь Джои контролировать свои вспышки гнева

    .Не добившись прогресса после трех сеансов, терапевт проконсультировался с авторами.

    Используя теорию семейных систем в качестве концептуальной основы, терапевт задавал

    вопросов о том, где произошли вспышки, кто присутствовал и как решалась проблема

    . Вскоре модель взаимодействия вокруг вспышек Джоуи прояснилась. Когда его спросили

    о вспышках Джоуи, отец сказал: «Он не делает этого рядом со мной, потому что я не кормлю

    этим», имея в виду, что вспышки Джоуи были подкреплены некомпетентным воспитанием его жены.Когда

    мать попросили описать, что случилось, когда у Джоуи случился приступ, Ян прервал его,

    сказав: «Мама звонит папе, потому что он знает, как обращаться с Джоуи». Расследование показало, что после

    19 лет брака отец переехал, и статус брака был неопределенным.

    После отъезда отец отвечал на контакт с матерью только тогда, когда речь шла о проблеме

    с одним из детей. На вопрос, чего он больше всего боялся, Джои ответил: «Мама скучает по

    папе и все время плачет; Боюсь, что он никогда не вернется домой.«Во время этого обмена все

    члена семьи обезумели и плакали. Поведение Джоуи было оформлено как допускающее его

    факторов, связанных с качеством жизни в совместных и нуклеарных семьях: популяционное исследование | BMC Public Health

  • 1.

    Бахадур А., Дхаван Н. Социальная ценность родителей и детей в совместных и нуклеарных семьях. J Indian Acad Appl Psychol. 2008; 34: 74–80.

    Google ученый

  • 2.

    Итрат А., Таки А.М., Кази Ф., Кидвай В. Семейные системы: восприятие пожилых пациентов и их посетителей в университетской больнице в Карачи. Пак Дж. Пак Мед Ассоц. 2007. 57 (2): 106–10.

    PubMed Google ученый

  • 3.

    МакГилл Д. Культурные концепции семейной терапии. Cult Perspect Fam Ther. 1983: 108–21.

  • 4.

    McGoldrick M, Giordano J, Garcia PN. Этническая и семейная терапия. 3-е изд. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2005 г.

    Google ученый

  • 5.

    McGill DW. Культурная история в мультикультурной семейной терапии. Fam Soc. 1992. 73 (6): 339–49.

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Минучин С. Семья и семейная терапия. Лондон: Рутледж; 2018.

    Книга. Google ученый

  • 7.

    Фаликов С.Ю., Бруднер-Уайт Л. Сдвигающийся семейный треугольник: проблема культурной и контекстной относительности.В: Фаликов CJ, редактор. Культурные перспективы в семейной терапии. Роквилл: Aspen Corporation; 1983. с. 51–67.

    Google ученый

  • 8.

    Kapadia KM. Брак и семья в Индии. 3-е изд. Бомбей: издательство Оксфордского университета; 1966.

    Google ученый

  • 9.

    Caldwell JC, Reddy PH, Caldwell P. Причины демографических изменений: экспериментальное исследование в Южной Индии. Мэдисон: издательство Мэдисонского университета; 1988 г.

    Google ученый

  • 10.

    Ричард Дж., Банумати К., Раджакумар Э. Тип семьи и пожилые люди. J Fam Welf. 1985. 31 (4): 31–8.

    Google ученый

  • 11.

    Эллиотт С., Грей А. Семейные структуры: отчет для иммиграционной службы Новой Зеландии. Веллингтон: Иммиграционная служба Новой Зеландии; 2000.

    Google ученый

  • 12.

    Нигхат А. Оценка совместной семейной системы как основной причины депрессии среди замужних женщин Синда. Междисциплинарный J Contemp Res Bus. 2013. 4 (10): 113–32.

    Google ученый

  • 13.

    Фарук А., Каяни А.К., Ахмад К. Брак и семейные структуры в сельском Пенджабе переходят от консервативных к современным образцам. Int J Sociol Soc Policy. 2015; 35 (5–6): 306–24.

    Google ученый

  • 14.

    Бонгаартс Дж. Размер и состав домохозяйства в развивающихся странах в 1990-е годы. Popul Stud. 2001; 55 (3): 263–79.

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Мейсон К.О. Изменение семьи и поддержка пожилых людей в Азии: что мы знаем? Asia-Pac Popul J. 1992; 7 (3): 13–32.

    CAS PubMed Google ученый

  • 16.

    Кнодель Дж., Дебавалья Н. Системы социальной и экономической поддержки пожилых людей в Азии: введение.Asia-Pac Popul J. 1992; 7 (3): 5–12.

    CAS PubMed Google ученый

  • 17.

    Hermalin AI, Chang M-C, Lin H-S, Lee M-L, Ofstedal MB. Модели поддержки пожилых людей на Тайване и их значение для политики. Отчет об исследовании № 90–4, Сравнительное исследование пожилых людей в Азии. Центр демографических исследований. Анн-Арбор: Мичиганский университет; 1990.

    Google ученый

  • 18.

    Тадатил С., Хосе Р., Варгезе С. Оценка качества жизни пожилого населения с использованием шкалы ВОЗ-BREF и ее детерминант в сельской местности Кералы. Int J Curr Med Appl Sci. 2015; 7 (1): 43–6.

    Google ученый

  • 19.

    Ohaeri JU, Awadalla AW, Gado OM. Субъективное качество жизни в общенациональной выборке кувейтских субъектов с использованием краткой версии инструмента ВОЗ по качеству жизни. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol.2009. 44 (8): 693–701.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Саббах И., Дроуби Н., Саббах С., Ретель-Руде Н., Мерсье М. Качество жизни сельского и городского населения в Ливане с использованием обследования состояния здоровья SF-36. Результаты здорового качества жизни. 2003; 1 (1): 30.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Правительство Пакистана. Профиль района: Абботтабад. Реконструкция и реабилитация после землетрясения.Исламабад: Управление реконструкции и реабилитации после землетрясений и его филиалы; 2007.

    Google ученый

  • 22.

    Дханд Н.К., Хаткар МС. Статулятор: статистический онлайн-калькулятор. Калькулятор размера выборки для сравнения двух независимых средних значений. 2014. Доступно в Интернете по адресу: http://statulator.com/SampleSize/ss2M.html

  • 23.

    Хак М., Мустафа У., Ахмад И. Готовность домохозяйств платить за безопасную питьевую воду: исследование на примере района Абботтабад.Пак Дев Ред. 2007; 46 (4): 1137–53.

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Группа TW. Оценка качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL): развитие и общие психометрические свойства. Soc Sci Med. 1998. 46 (12): 1569–85.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Организация WH. WHOQOL-BREF: введение, администрирование, подсчет баллов и общая версия оценки: версия для полевых испытаний, декабрь 1996 г.1996.

  • 26.

    Лодхи Ф.С., Раза О, Монтазери А., Неджат С., Ясери М., Холакуие-Найени К. Психометрические свойства ее урду-версии опросника Всемирной организации здравоохранения по качеству жизни (WHOQOL-BREF). Med J Islam Repub Iran. 2017; 31: 129.

    Google ученый

  • 27.

    НИПС II. Обзор демографии и здравоохранения Пакистана, 2012–2013 гг. Исламабад. 2013. http://www.nips.org.pk/abstract_files/PDHS%20Final%20Report%20as%20of%20Jan%202 2–2014.pdf. По состоянию на 30 ноября 2017 г.

  • 28.

    Вяс С., Кумаранайке Л. Построение индексов социально-экономического статуса: как использовать анализ основных компонентов. План политики здравоохранения. 2006. 21 (6): 459–68.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Grootaert G, Narayan D, Nyhan Jones V, Woolcock M. Измерение социального капитала: интегрированный вопросник. Публикации Всемирного банка; 2004.

  • 30.

    Хан А. Медицинские работники женского пола и социальные изменения в Пакистане.Экономическая политическая деятельность. 2011: 28–31.

  • 31.

    Panchal DR. Психическое здоровье и психологическое благополучие подростков совместной и нуклеарной семьи. Int J Technol Res Eng. 2013; 7 (4): 431–4.

    Google ученый

  • 32.

    Наз С., Наз С., Гуль С. Взаимосвязь между экономической независимостью, социальной поддержкой и качеством жизни пожилых людей. J Ind Acad Appl Psychol. 2014; 40 (2): 255.

    Google ученый

  • 33.

    Турагабечи А.Р., Накамура К., Кизуки М., Такано Т. Структура и здоровье семьи, как дружеские отношения действуют как буфер против плохого здоровья. Результаты здорового качества жизни. 2007; 5 (1): 61.

    Артикул Google ученый

  • 34.

    Неджат С., Наиени К.Х., Мохаммад К., Мадждзаде Р., Монтазери А. Качество жизни в общей выборке населения Ирана с использованием инструмента качества жизни Всемирной организации здравоохранения (WHOQOL-BREF). Int J Public Health.2011. 56 (1): 55–61.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Чипуэр Х.М., Виллегас Т. Сравнение факторной структуры второго порядка шкалы семейного окружения в восприятии мужьями и женами их семейного окружения. Fam Process. 2001. 40 (2): 187–98.

    CAS Статья Google ученый

  • 36.

    Keyvanara M, Khasti BY, Zadeh MR, Modaber F. Исследование взаимосвязи между качеством жизни и социально-экономическим статусом в Исфахане в 2011 году.J Education Health Promoot. 2015; 4: 92.

    Артикул Google ученый

  • 37.

    Гао Б., Ян С., Лю Х, Рен Х, Лю Д., Ли Н. Связь между социальным капиталом и качеством жизни городских жителей в менее развитых городах западного Китая: перекрестное исследование. Медицина. 2018; 97 (4): e9656.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Хамдан Х., Юсоф Ф., Марзухи М.А. Социальный капитал и качество жизни в городских кварталах с высокой плотностью застройки.Процедуры Soc Behav Sci. 2014; 153: 169–79.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Д’Суза М.С., Каркада С.Н., Сомаяджи Г. Факторы, связанные с качеством жизни индийских женщин, работающих в горнодобывающей и сельскохозяйственной областях, с точки зрения здоровья. Результаты здорового качества жизни. 2013; 11 (1): 9.

    Артикул Google ученый

  • 40.
  • Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *