Шизоидное расстройство: Шизоидное расстройство личности | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

Содержание

Шизоидное расстройство личности | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

Шизоидное расстройство личности — это замыкание в себе, избегание эмоциональных привязанностей, склонность к фантазиям и погружение в собственный внутренний мир. Люди, которые страдают шизоидным расстройством, испытывают затруднения в общении и налаживании социальных связей. Помощь психотерапевта позволяет смягчить острые грани взаимодействия с окружающим миром.

Слово «шизоидный» неслучайно созвучно шизофрении: проявления шизоидного расстройства похожи на симптомы, которые наблюдаются у пациентов с шизофренией: замкнутость, своеобразное мышление (за счет того, что человек постоянно наедине с собой), эмоциональная холодность, черствость.

Однако при данном расстройстве человек адекватно воспринимает действительность (нет бреда и галлюцинаций). Шизоидное расстройство — это особенность характера, склонность избегать взаимодействия с окружающим миром путем добровольной социальной изоляции, замыкания в себе и собственных фантазиях.

Шизоидное расстройство личности: симптомы и проявления

Чтобы установить диагноз «шизоидное расстройство личности», необходимо психотерапевт должен увидеть общие признаки шизоидного расстройства, а также как минимум три специфических критерия. К общим признакам расстройства личности относятся:

  • человек отстранен от окружающего мира, плохо владеет своими эмоциями, часто впадает в раздражение или гнев;
  • странности поведения, которые существуют не менее года;
  • трудности затрагивают все сферы жизни человека (дома, на работе, взаимодействие с незнакомыми людьми) и значительно нарушают адаптацию к нормам общества;
  • человек противопоставляет себя обществу и сознательно нарушает нормы поведения в социуме;
  • расстройство возникает в детском или подростковом возрасте и достигает расцвета в период зрелости.

При шизоидном расстройстве личности присутствуют минимум три критерия из списка ниже. Специфические для шизоидного расстройства личности симптомы следующие:

  1. Мало что доставляет удовольствие
    — шизоидные личности обычно имеют ограниченный, узкий круг интересов, где, однако, могут достигать больших успехов (например, талантливые ученые, музыканты).
  2. Эмоциональная холодность — женщины и мужчины с шизоидным расстройством скупы на эмоции, как позитивные, так и негативные.
  3. Эгоизм, эгоцентричность — человек невосприимчив к мнению окружающих, как критическому, так и похвале.
  4. Уход в собственные фантазии.
  5. Склонность к уединению, отсутствие близких друзей (иногда — одна дружеская привязанность) и нежелание сближаться с окружающими, снижение либидо.

При постановке диагноза врач проводит дифференциальную диагностику с шизофренией, параноидным и другими расстройствами личности, шизотипическим, депрессивным, биполярным аффективным и тревожным расстройствами. От диагноза зависит, какую схему терапии предложит специалист — медикаментозную или преимущественно психотерапевтическую.

Как лечится шизоидное расстройство личности?

При шизоидном расстройстве личности лечение осуществляет врач-психотерапевт. Главный метод лечения — индивидуальная психотерапия в сочетании с общеукрепляющими и расслабляющими процедурами (физиотерапия, массаж, сеансы релаксации). Медикаментозное лечение при шизоидном расстройстве применяется редко, если у человека есть симптомы депрессии или невроза.

Во время курса врач не ставит задачу полностью изменить характер клиента, а лишь помогает ему адаптироваться к окружающему миру, состояться профессионально, поддерживать комфортные отношения с окружающими.

Если не лечить шизоидное расстройство, его симптомы (эмоциональная холодность, отстраненность и склонность к уединению) могут значительно мешать полноценной жизни. Обращение к психотерапевту помогает значительно улучшить качество жизни людей с шизоидным расстройством и их близких.

10 вопросов, с помощью которых врачи распознают шизоидов

Шизоидами называют людей, имеющих шизоидное расстройство — пограничное состояние между психическим здоровьем и наличием заболевания. Иногда это называется мягким аутизмом. Поведение таких личностей схоже с поведением тех, кто страдает шизофренией, а вот признаки аутизма при этом выражены меньше.

Психотерапевт может определить шизоидное расстройство по ответам всего на 10 вопросов, список которых попал в руки AdMe.ru. Мы публикуем его, чтобы вы могли помочь кому-то вовремя обратиться за помощью.

1. Он чувствует себя некомфортно в большой компании или при скоплении незнакомцев?

Шумный ночной клуб, футбольный стадион, аэропорт или офис формата open space — вероятность встретить здесь шизоидную личность стремится к нулю, ведь они постараются обойти их за километр. Каждый человек может порой почувствовать себя неуютно в людном месте, например на вокзале.

Человек с шизоидным расстройством личности ощущает дискомфорт в подобных местах постоянно. Поэтому старается не оказываться в них без крайней необходимости и попытается избежать появления там.

2. Он поддерживает коммуникацию с небольшим, строго ограниченным количеством людей?

Шизоиды очень замкнуты. Не стоит путать скромность и чувствительность с легким психическим расстройством. В данном случае причина отчужденности не во врожденной ранимости. Шизоиды просто не могут найти подходящий для ситуации и собеседника способ общения, взаимодействие с другими ограничено.

3. Он ни к кому не испытывает привязанности?

Шизоидам очень сложно выстраивать межличностную коммуникацию. Даже со старыми знакомыми или друзьями, близкими родственниками они ведут себя несколько отстраненно. При этом конфликтов или непонимания между ними не возникало, иными словами, нет причин для негативного отношения. Это не следствие каких-то прошлых обид, а особенность психики.

4. Он ни с кем не делится секретами, даже с близкими друзьями?

Шизоиды держат дистанцию со всеми людьми. Таким образом они охраняют свой мир от «посягательств» и в большей степени ориентированы внутрь, нежели вовне. Если остальным людям время от времени бывает необходимо сочувствие, утешение, то у личностей с шизоидным расстройством не возникает желания поплакать в жилетку. А вот спрятаться поглубже в берлогу — естественная реакция. Сближение они нередко воспринимают как посягательство на их пространство.

5. Ему трудно понимать намеки и читать между строк?

Намеки, полутона и недосказанность придают некоторым ситуациям пикантности. А в деловой сфере они помогают деликатно дать понять сотруднику или коллеге, например, о возникших проблемах. Особенность шизоидов в том, что они не умеют читать между строк. Поэтому не могут разгадать завуалированные намерения других людей. При общении с ними стоит говорить прямо, чтобы мотивировать их на ответ или действие.

6. Он избегает новых впечатлений и не стремится заводить знакомства?

Шизоидные личности — одиночки с небольшим количеством близких друзей. Многочисленные коммуникативные барьеры не способствуют расширению этого узкого круга. Автономия для них важнее близости. К новым впечатлениям они тоже не особенно стремятся. Это те люди, которые будут много лет подряд ездить на один и тот же курорт или ходить по одним и тем же маршрутам.

7. Он уверен, что жизнь состоит только из грустных моментов и трудностей?

У личностей с шизоидной акцентуацией настроение чаще находится в минусе, чем в плюсе. Мир видится им окрашенным в темные тона, в первую очередь они видят в чем бы то ни было негативную сторону. А уже после могут обратить внимание на положительные аспекты. Хотя и положительные, и отрицательные эмоции переживаются одинаково сложно. Характерное ощущение шизоида — словно жизнь проходит мимо, себя они воспринимают как наблюдателя, а не как участника.

8. Его интуиция развита не очень хорошо?

Характерная черта шизоидной личности — плохо развитая интуиция. Они не могут читать невербальные знаки, поэтому всегда действуют очень рационально и прозрачно. Кроме того, им чужда эмпатия, способность понять переживания другого как свои собственные. Поэтому нередко производят впечатление сухарей, черствых людей.

9. Обычно ему трудно принять решение, а на обдумывание он тратит много времени?

Шизоидам трудно дается принятие взвешенных решений, сложно отделить зерна от плевел, выстроить порядок действий в зависимости от их важности. Отсюда — плохие организаторские способности. Такой человек вряд ли сможет грамотно руководить коллективом, зато имеет хороший творческий потенциал.

10. Порой он замечает в себе противоречивые черты?

Наряду с внешней холодностью, люди шизоидного типа могут быть весьма утонченными натурами. Бывает, что сбивчивый монолог сменяется красноречием, а скромность граничит с бестактностью. Противоречивость проявляется не только в характере, но и в поведении.

Конечно, делать заключение лишь на основе этих утверждений нельзя: требуется более глубокий анализ ситуации и личности. Однако, если человек дает положительный ответ на 7 и более вопросов, стоит задуматься. Возможно, есть необходимость обратиться к специалисту и получить полезные рекомендации.

Иллюстратор Xenia Shalagina специально для AdMe.ru

Даниэла Тейт: «Дифференциальная диагностика: шизоидное расстройство личности vs. аутизм»

Даниэла Тейт (Danielle Tate) — 27-летняя аутичная женщина из Калифорнии, изучающая инженерное дело и имеющая специальный интерес к психологии, реабилитационным технологиям и вопросам развития детей. Автор блога chaoticidealism.livejournal.com.


В написанной ею статье проведено сравнение черт синдрома Аспергера и шизоидного расстройства личности (ШРЛ).

Шизоидное расстройство личности

Дифференциальная диагностика: шизоидное расстройство личности vs. аутизм

A. Картина всеобъемлющего отчуждения от социальных отношений и ограниченный диапазон выражения эмоций при межличностных взаимодействиях, начинающиеся в юности и присутствующие во множестве контекстов, на что указывают четыре (или более) пункта из следующих:

  1. Не желает близких связей и не получает удовольствия от них, в том числе будучи частью семьи
  2. Почти неизменное предпочтение уединённой деятельности
  3. Незначительный интерес к сексуальным контактам с другим лицом
  4. Мало что доставляет удовольствие или вообще ничего
  5. Отсутствие близких друзей или доверительных связей (кроме как с родственниками первой степени)
  6. Слабая ответная реакция как на похвалу, так и на критику
  7. Эмоциональная холодность, отчуждённость или уплощённый аффект

B. Исключается при наличии шизофрении, расстройства личности с психотическими чертами, иного психотического расстройства или первазивного расстройства развития, и если обусловлено психологическими эффектами общего медицинского состояния.

Технически ШРЛ и синдром Аспергера не могут присутствовать одновременно, потому что они определены как взаимоисключающие; если аспи подходит под критерии ШРЛ, оно не может быть диагностировано ему, потому что симптомы ШРЛ возникают «при наличии [длящегося всю жизнь]» первазивного расстройства развития. Тем не менее, у многих аспи действительно имеются шизоидные черты. Кроме того, у асексуального аспи, который не находит удовольствия в социализации, может быть диагностировано ШРЛ, если критерий «при наличии» не был учтён.

Таким образом, вы должны выбрать одно или другое.

(Я думаю, что это возможно — быть аутичным человеком с шизоидными чертами. Но согласно существующему в настоящее время описанию, аспи, которые отвергают социализацию, — только аспи, а не аспи/шизоиды. Аутизм имеет приоритет в диагностике.)

Различия:

  • ШРЛ является расстройством личности, и хотя личность имеет большой наследственный компонент, при нём нет неврологического аспекта, как при синдроме Аспергера. Вы скорее всего не увидите реальных отличий от НТ (нейротипиков) в когнитивном отношении, в сенсорном восприятии, обучении или координации. Как факт, ШРЛ берёт начало к совершеннолетию, когда личность уже начинает превращаться в зрелого индивида. Синдром Аспергера обычно заметен с ранних лет — часто со младенчества.
  • СА имеет дополнительные черты, которые при ШРЛ отсутствуют — стимминг, специальные интересы, странную речь, атипичную невербальную коммуникацию. Если вы знаете кого-то, кто выглядит как шизоид и имеет эти черты, вы можете быть почти уверены, что он аутист.
  • Шизоидность включает в себя нежелание общаться. Синдром Аспергера включает низкое мастерство общения, независимо от желания. (Во многих случаях ШРЛ и впрямь влечёт низкие социальные навыки из-за недостатка практики, но с практикой кто-то с ШРЛ может достичь стандарта НТ. Вопрос в том, что он не видит смысла в этом. Но также и низкий уровень мастерства часто приводит к низкому интересу — отчасти поэтому, я думаю, что у аспи чаще чем в среднем встречаются шизоидные черты.)
  • Шизоидная личность имеет одну особенность, которая почти никогда не наблюдается у аспи при отсутствии депрессии. Из определения: «мало что доставляет удовольствие или вообще ничего». Это потому, что для аспи специальные интересы и многие стимы являются источниками огромного наслаждения. Я описывала свои специальные интересы так: «почти как влюбиться».
  • Не все аспи — асексуалы. Но большинство людей с ШРЛ являются таковыми.
  • Аспи могут быть чрезвычайно чувствительны к похвале или критике, а шизоидная личность делает вас равнодушными к ним.
  • Значительное число аспи являются экстравертами. ШРЛ являет собой крайнюю интроверсию.

 

Миф: Шизоидное расстройство личности — это своего рода шизофрения.
Правда: Нет, это расстройство личности, характеризующееся крайней интроверсией. И хотя по некоторым исследованиям оно ассоциировано с повышенным риском шизофрении, ШРЛ не включает галлюцинации или любой другой вид психоза, а также не влияет на когнитивные способности.

Миф: Шизоидное расстройство личности означает «опасного одиночку», лишённого морали. Это рецепт для серийного убийцы.
Правда: ШРЛ, вероятно, одно из наименее проблемных психических отклонений, которые можно иметь, как для человека с таким диагнозом, так и для общества. Оно не вызывает психоза; и не нарушает суждений или моральности. При нём может нарушаться обычная «зеркальная» разновидность эмпатии, так что люди с ШРЛ не сразу чувствуют себя плохо, увидев страдания другого человека, но это, кажется, не влияет на вероятность того, что человек с ШРЛ поможет страдающему — в действительности они могут сделать это лучше, потому что не вовлечены в ситуацию эмоционально и сохраняют хладнокровие. (Эмоциональная отрешённость, характерная для ШРЛ, это то, что требуется от врачей, санитарок, полицейских и т.д.) ШРЛ частично определяется плоским аффектом, но это не отсутствие чувства; это отсутствие выраженного чувства. Дополнение: Плоский аффект присутствует при ШРЛ не во всех случаях. И в некоторых случаях он присутствует при синдроме Аспергера.

Существует на самом деле много спекуляций, что ШРЛ в действительности не является психическим заболеванием. В отличие от других расстройств личности оно, кажется, не вызывает никакого прямого бедствия. Единственное затруднение с ШРЛ, кажется, в том, что от шизоидных людей могут ожидать больше контакта, чем те желают; и люди вокруг них — особенно семьи — могут ожидать от них большего, чем те могут дать. Находить общение скучным и пустой тратой времени — это может казаться оскорбительным для других людей, которые не понимают, что эта неприязнь не личная.

В общем, я думаю, ШРЛ действительно находится на грани, когда дело доходит до того, что является «психическим заболеванием», а что нет. Оно не причиняет горя. Оно не вызывает дисфункции. И хотя это «девиация» (статистическое отклонение от нормы), но так же как гений или святость. Интроверсия — просто не принимаемый в культуре способ жить; и психическое заболевание не следует определять культурой. Его нужно определять, задавая такие вопросы как: «Не вредит ли это тебе? Причиняет ли это вред кому-то ещё? Снижает ли это способность к функционированию?» И если ответ на эти вопросы «нет», то это не должно быть психическим заболеванием.

 

Представленный выше материал — перевод текста «Schizoid Personality disorder».

Размышления о шизоидной динамике | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Комментарий: Перевод осуществлен по: McWilliams N. Some Thoughts about Schizoid Dynamics. The Psychoanalytic Review, 2006. Vol. 93. No. 1. pp. 1-24. 

Аннотация

Статья посвящена шизоидной динамике, дано описание общих принципов психоаналитической психотерапии шизоидного расстройства личности.

Ключевые слова: шизоидное личностное расстройство, шизоидная динамика, психоаналитическая психотерапия, психоанализ.

Уже много лет я занимаюсь развитием более глубокого понимания субъективной жизни людей с шизоидной организацией личности. Эта статья посвящена не той версии шизоидного расстройства личности, которая приведена в описательной психиатрической таксономии (такой как DSM). Здесь я ссылаюсь на более практическое, феноменологически направленное, психоаналитическое понимание шизоидной личности, так как меня всегда интересовало исследование индивидуальных различий больше, чем в спор о том, что является патологией, а что нет. Я обнаружила: когда люди с шизоидной динамикой — пациенты, коллеги, друзья — чувствуют, что их самораскрытие не столкнётся с пренебрежением (или не будет «криминализовано», как сказал один знакомый терапевт), у них возникает желание поделиться своим внутренним миром. И, как справедливо для других областей, если человек заметил что-то однажды, он начинает видеть это везде.

Постепенно я поняла, что люди с шизоидной динамикой встречаются чаще, чем принято думать, и что среди них существует большой градиент психического и эмоционального здоровья: от психотического уровня, до завидной надёжной психической устойчивости. И хотя считается, что центральная проблема шизоидного человека не невротического спектра (Steiner, 1993), я могу отметить, что наиболее высокофункционирующие шизоидные люди, которых множество, кажутся во всех смыслах (по таким критериям, как удовлетворённость жизнью, чувство своей силы, аффективная регуляция, постоянство “я” и объекта, личные отношения, творческая деятельность) более здоровыми, чем многие с аутентично невротичной психикой. Я предпочитаю использовать термин » шизоидность» (несмотря на то, что юнгианское «интроверсия» не такое стигматизирующее), поскольку “шизоидность” неявно отсылает к сложной внутрипсихической жизни, в то время как “интроверсия” говорит о предпочтении интроспекции и стремления к одиночеству — более-менее поверхностных феноменах.

Одной из причин, почему специалисты в области психического здоровья не замечают высокофункциональной шизоидной динамики, является то, что многие из таких людей “прячутся”, или проходят “сквозь” нешизоидных других. Их личностные особенности включают “аллергию” на то, чтобы быть объектом интрузивного внимания, и кроме того, шизоиды боятся оказаться выставленными на всеобщее обозрение как чудаки и сумасшедшие. Поскольку нешизоидные наблюдатели склонны приписывать патологию людям, являющимся большими затворниками и эксцентриками чем они сами, вполне реалистичен страх шизоида оказаться пристально изученным и изобличённым как ненормальный или не совсем нормальный. Кроме того, некоторые шизоиды обеспокоены собственной нормальностью независимо от того, теряли они её на самом деле или нет. Страх оказаться в категории психотиков может быть проекцией убеждения в невыносимости их внутреннего опыта, который настолько частный, неузнаваемый и не отзеркаленный другими, что им кажется, их изолированность равняется сумасшествию.

Очень многие непрофессионалы считают шизоидных людей странными и непостижимыми. Вдобавок к этому даже специалисты в области психического здоровья могут приравнивать шизоидность к психической примитивности, а примитивность к ненормальности. Блестящая трактовка Мелани Кляйн (Klein, 1946) параноидно-шизоидной позиции как основы для способности выдерживать сепарацию (то есть, для депрессивной позиции) оказалась вкладом в восприятие феноменов ранних стадий развития как незрелых и архаичных (Sass, 1992). Кроме того, мы подозреваем в проявлениях шизоидной личности вероятных предшественников шизофренического психоза. Поведение, нормальное для шизоидной личности, определённо может имитировать ранние стадии развития шизофрении. Взрослый, начавший проводить всё больше и больше времени в изоляции в своей комнате среди своих фантазий и в конечном итоге становящийся откровенно психотичным — нередкая клиническая картина. Кроме того, шизоидность и шизофрения могут быть родственниками. Недавние исследования шизофренических расстройств выявили генетические предпосылки, которые погут проявиться в широком спектре от тяжёлой шизофрении до нормальной шизоидно организованной личности (Weinberger, 2004). С другой стороны, существует множество людей с диагностированной шизофренией, чья преморбидная личность может быть описана как преимущественно параноидная, обсессивная, истероидная, депрессивная или нарциссическая.

Другой возможной причиной ассоциирования шизоидов с патологией может быть то, что многие из них чувствуют расположенность к людям, имеющим расстройства психотического уровня. Один из моих коллег, описывающий себя как шизоидного, предпочитает работать с более психотически расстроенными людьми, чем со “здоровыми невротиками”, поскольку воспринимает невротичных людей как “нечестных” (то есть, использующих психические защиты), в то время как психотики воспринимаются им как вовлечённые в полностью аутентичную борьбу с их внутренними демонами. Первые исследователи теории личности — к примеру, Карл Юнг и Гарри Салливан, — не только по многим оценкам были характерологически шизоидными, но и, вероятно, переживали краткие психотические эпизоды, которые не становились длительным приступом шизофрении. По-видимому, можно сделать вывод о том, что способность этих аналитиков эмпатически понимать субъективный опыт более серьёзно нарушенных пациентов имеет много общего с доступом к их собственному потенциалу к психозу. Даже высокоэффективные и эмоционально стабильные шизоиды могут беспокоиться о своей нормальности. Мой близкий друг оказался сильно встревожен во время просмотра фильма “Игры разума” (“A beautiful mind”), описывающего постепенное погружение в психоз гениального математика, Джона Нэша. Фильм эффектно затягивает аудиторию в иллюзорный мир героя, а затем раскрывает, что люди, которых зритель считал реальными, были галлюцинаторным бредом Нэша. Становится очевидно, что его мыслительные процессы сдвинулись от креативной гениальности к манифестациям психоза. Мой друг болезненно встревожился, осознав, что как и Нэш, он не всегда может различить, когда создаёт креативную связь между двумя кажущимися несвязанными феноменами, которые действительно связаны, а когда он создаёт полностью идиосинкразические связи, могущие показаться другим нелепыми и сумасшедшими. Он говорил об этой тревоге со своим относительно шизоидным аналитиком, чей печально-ироничный ответ на его описание неуверенности в возможности положиться на собственный ум, был “Ну да, кому вы рассказываете!” (В разделе о следствиях для терапии станет ясно, почему я думаю это была чуткая, дисциплинированная и терапевтичная интервенция, хотя она выглядит случайным отходом от аналитической позиции).

Вопреки существованию связей между шизоидной психологией и психотической уязвимостью, меня неоднократно впечатляли высокая креативность, личностная удовлетворённость и социальная ценность шизоидных людей, которые, несмотря на интимное знакомство с тем, что Фрейд называл первичным процессом, никогда не были в группе риска психотического срыва. Множество таких людей работает в искусстве, теоретических науках, философских и духовных дисциплинах. А так же в психоанализе. Гарольд Дэвис (личная беседа) сообщает, что Гарри Гантрип однажды пошутил, что “психоанализ — это профессия шизоидов для шизоидов”. Эмпирические исследования личностей психотерапевтов, проводящиеся в Университете Маккуори в Сиднее, Австралии, (Джудит Хейд, личная беседа) показывают, что хотя основная модальность типа личности среди женщин-терапевтов — депрессивная, среди мужчин-терапевтов преобладают шизоидные черты.

Моё предположение почему это так, включает наблюдение, что высокоорганизованных шизоидных людей не удивляют и не пугают свидетельства существования бессознательного. Из-за интимного и часто непростого знакомства с процессами, находящимися для других вне наблюдения, психоаналитические идеи для них оказываются более доступными и интуитивными, чем для тех, кто проводит годы на кушетке, взламывая психические защиты и получая доступ к скрытым импульсам, фантазиям и чувствам. Шизоидные люди характерологически интроспективны. Им нравится изучать все закоулки и подвалы собственного разума, и в психоанализе они находят множество релевантных метафор для своих открытий, сделанных в этих исследованиях. Кроме того, профессиональная практика психоанализа и психоаналитической терапии предлагает привлекательное решение центрального конфликта близости и дистанции, который довлеет над шизоидной психикой (Wheelis, 1956).

Меня всегда привлекали шизоидные люди. Я обнаружила в последние годы, что большинство моих ближайших друзей могут быть описаны как шизоидные. Моя собственная динамика, больше склоняющаяся к депрессивной и истероидной, сопричастна этому интересу тем способом, о котором я буду рассуждать ниже. Кроме того, меня приятно удивили неожиданные отклики на мою книгу о диагностике (McWilliams, 1994). Обычно читатели выражают благодарность за какую-нибудь главу, оказавшуюся полезной для понимания определённого типа личности, для работы с кем-то из пациентов, или для осмысления их собственной динамики. Но кое-что характерное происходило с главой о шизоидной личности. Несколько раз после лекции или семинара кто-нибудь (часто кто-то из тихо сидевших на задних рядах, поближе к двери) подходил ко мне, стараясь убедиться, что не напугал внезапным приближением, и говорил: «Я просто хотел сказать “спасибо” за главу о шизоидной личности. Вы действительно поняли нас.»

Вдобавок к тому, что эти читатели выражают личную признательность, а не профессиональную, меня поражало использование множественного «нас». Я думаю, не оказываются ли шизоидные люди психически в той же позиции, что и люди, принадлежащие сексуальным меньшинствам. Они чувствительны к риску показаться девиантными, больными или с нарушениями поведения для обладателей обычной психики, просто потому что они действительно меньшинство. Специалисты в области психического здоровья иногда обсуждают шизоидные темы тоном, сходным с тем, который раньше использовался при обсуждении представителей ЛГБТ-сообщества. У нас есть тенденция одновременно и приравнивать динамику к патологии, и обобщать целую группу людей на основе отдельных представителей, искавших лечения болезней, связанных с их идиосинкразической версией психики.

Шизоидный страх стигматизации понятен с учётом того, что люди невольно укрепляют друг друга в предположении, что чаще встречающаяся психология нормальна, а исключения представляют собой психопатологию. Возможно, между людьми существуют заметные внутренние различия, выражающие психодинамические факторы так же как и другие (конституциональные, контекстуальные, различия жизненного опыта), которые в терминах психического здоровья не лучше и не хуже. Склонность людей ранжировать различия по какой-то шкале ценностей имеет глубокие корни и меньшинства относятся к нижним ступенькам таких иерархий.

Хочется ещё раз подчеркнуть значимость слова «нас». Шизоидные люди узнают друг друга. Они чувствуют себя членами того, что один мой друг-затворник назвал «сообщество одиночества». Как гомосексуальные люди, обладающие гейдаром, многие шизоиды могут замечать друг друга в толпе. Я слышала, как они описывают чувство глубокого и эмпатичного родства друг с другом, несмотря на то, что эти сравнительно изолирующиеся люди редко вербализуют эти чувства или приближаются друг к другу, чтобы явно выразить узнавание. Впрочем, начал появляться жанр популярных книг, который нормализует и даже описывает как ценность такие шизоидные темы как сверхчувствительность (Aron, 1996), интроверсию (Laney, 2002) и предпочтение одиночества (Rufus, 2003). Один шизоидный друг рассказывал мне, как шёл по коридору с несколькими сокурсниками на семинар в сопровождении преподавателя, имевшего, по его мнению, сходный тип личности. По пути к классу они прошли мимо фотографии острова Кони, где был изображён пляж в жаркий день, заполненный людьми так плотно, что не было видно песка. Преподаватель поймал взгляд моего друга и, кивнув на фотографию, поморщился, выражая тревогу и желание избежать подобных вещей. Мой друг широко раскрыл глаза и кивнул. Они поняли друг друга без слов. 

Как я определяю шизоидную личность?

Я использую термин «шизоидный» так, как его понимали британские теоретики объектных отношений, а не как он трактуется в DSM (Akhtar, 1992; Doidge, 2001; Gabbard, 1994; Guntrip, 1969). DSM произвольно и без эмпирической основы различает шизоидную и избегающую личность, утверждая, что избегающее расстройство личности включает желание близости несмотря на дистанцирование, в то время как шизоидное расстройство личности выражает безразличие к близости. В то же время я никогда не встречала среди пациентов и других людей кого-то, чьё затворничество не было изначально конфликтным (Kernberg, 1984). Недавняя эмпирическая литература поддерживает это клиническое наблюдение (Shedler & Westen, 2004). Мы существа, ищущие привязанностей. Отстранённость шизоидной личности представляет собой, среди прочего, защитную стратегию избегания гиперстимуляции, травматического посягательства и инвалидизации, и наиболее опытные психоаналитические клиницисты знают, как не принимать это за чистую монету, какую бы тяжесть и чувство неуверенности эта отстранённость не вызывала.

До изобретения нейролептиков, когда первые аналитики работали с психотическими пациентами в больницах наподобие «Chestnut Lodge», сообщалось о множестве случаев возвращения из своей изоляции даже кататонических пациентов, если они чувствовали себя в достаточной безопасности, чтобы снова попытаться наладить контакт с людьми. Знаменитый случай, который я не могу найти в письменных источниках, описывает как Фрида Фромм-Райхманн ежедневно сидела возле пациента с кататонической шизофренией один час в день, изредка делая замечания о том, какими могли бы быть чувства пациента по поводу того, что происходило во дворе. Спустя почти год таких ежедневных встреч, пациент внезапно повернулся к ней и заявил, что не согласен с чем-то, что она сказала несколько месяцев назад.

Психоаналитическое использование термина «шизоидный» происходит от наблюдения расщепления (лат. schizo — расщеплять) между внутренней жизнью и внешне наблюдаемой жизнью шизоидного человека (Laing, 1965). К примеру, шизоидные люди открыто отстранены, в то время как в терапии описывают глубочайшую жажду близости и яркие фантазии о вовлеченной интимности.

Шизоиды выглядят самодостаточными, но в то же время любой, кто хорошо знаком с таким человеком, может подтвердить глубину его эмоциональной нужды. Они могут выглядеть крайне рассеянными, оставаясь при этом тонкими наблюдателями; могут выглядеть полностью не реагирующими и при этом страдать от тонкого уровня сензитивности; могут выглядеть аффективно заторможенными, и в то же время бороться внутри себя с тем, что один из моих шизоидных друзей называет «протоаффект», чувством пугающей затопленности интенсивными эмоциями. Они могут казаться крайне индифферентными к сексу, питаясь сексуализированной, тщательно разработанной фантазийной жизнью, а так же могут поражать других необычной душевной мягкостью, но близкие люди могут узнать, что они вынашивают детальные фантазии о разрушении мира.

Термин «шизоидный» так же мог появиться благодаря тому, что характерные тревоги таких людей включают в себя фрагментацию, размывание, чувство разваливания на части. Они чувствуют себя слишком уязвимыми для бесконтрольного распада самости. Много шизоидных людей описывали мне их способы справиться с чувством опасного разделения себя. Эти способы включают закутывание в плед, раскачивание, медитацию, ношение верхней одежды в помещении, прятки в чулане и другие средства самоуспокоения, которые выдают внутреннюю убеждённость в том, что другие люди скорее разочаровывающие, чем успокаивающие. Тревога поглощения для них более характерна, чем тревога сепарации, и даже самые здоровые из шизоидов могут мучительно переживать психотический ужас, что мир может взорваться, затопить, развалиться на части в любую минуту, не оставив никакой почвы под ногами. Потребность срочно защитить чувство центральной, неприкосновенной самости может быть абсолютной (Elkin, 1972; Eigen, 1973).

Будучи изначально обученной в рамках модели эго-психологии, я обнаружила, что полезно думать о шизоидной личности как об определяемой фундаментальной и привычной опорой на защитный механизм избегания. Избегание может быть более или менее физическим, как у человека, который уходит в пещеру или другую удалённую местность всегда, когда мир оказывается слишком невыносимым для него, либо внутренним, как в случае женщины, которая просто проходит сквозь ежедневную жизнь, в действительности присутствуя только во внутренних фантазиях и заботах. Теоретики объектных отношений подчёркивали присутствие в шизоидных людях центрального конфликта межличностной близости и дистанцирования, конфликт, в котором физическая (не внутренняя) дистанция обычно выигрывает (Fairbairn, 1940; Guntrip, 1969).

В более серьёзно нарушенных шизоидных людях избегание может выглядеть как непрерывное состояние психической недоступности, а у тех, кто более здоров, есть заметные колебания между контактом и разрывом связей. Гантрип (Guntrip, 1969, p. 36), придумал термин «программа “то внутрь, то наружу»” для описания шизоидного паттерна поиска интенсивной аффективной связи с последующей необходимостью дистанцироваться и пересобрать чувство собственного «я», оказавшееся под угрозой из-за такой интенсивности. Этот паттерн может быть особенно заметен в сексуальной сфере, но, по-видимому, относится и к другим проявлениям интимного эмоционального контакта.

Я подозреваю, что одна из причин, почему я нахожу людей с центральной шизоидной динамикой привлекательными, это то, что отстранение — сравнительно “примитивная”, глобальная и всеохватывающая защита (Laughlin, 1979; Vailliant, Bond & Vailliant, 1986), которая может сделать ненужным использование более искажающих, подавляющих и предположительно более «взрослых» защит. Женщина, которая просто уходит, физически или психически, когда она в стрессе, не нуждается в отрицании, смещении, реактивных образованиях или рационализации. Следовательно, аффекты, образы, идеи и импульсы, которые нешизоидные люди скрывают от сознания, легко для неё доступны, делая её эмоционально честной, что поражает меня и, возможно, других, нешизоидных людей, как нечто неожиданное и захватывающе искреннее.

Связанная с защитами характеристика шизоидных людей (из тех, которые можно понимать негативно, как перверсию, либо позитивно, как силу характера) — это безразличие или открытое избегание личного внимания и признания. Хотя они могут желать, чтобы их творческая работа имела влияние, большинство шизоидных людей, которых я знаю, предпочли бы, чтобы их игнорировали, а не чествовали. Потребность в личном пространстве далеко превосходит их интерес в обычной нарциссической подпитке. Коллеги моего покойного мужа, известного среди студентов за оригинальность и яркость, часто огорчались его привычкой публиковать статьи в странных и маргинальных журналах без заметного желания создавать себе широкую репутацию в главном направлении своей области исследований. Слава сама по себе не мотивировала его; быть понятым теми, кто важен для него лично было куда важнее. Когда я сказала шизоидному другу, что я слышала отзывы о нём как о “блестящем, но разочаровывающе отгородившемся ото всех”, он встревожился и спросил “Откуда они взяли “блестящем”?” “Отгородившийся” было нормально, но “блестящий” могло направить кого-то в его сторону.

Как люди становятся шизоидными?

Я писала ранее о возможных причинах возникновения шизоидной динамики (McWilliams, 1994). В этой статье я предпочитаю оставаться на уровне феноменологии, но позвольте мне сделать несколько обобщающих замечаний о сложной этиологии различных вариаций шизоидной личностной организации. Меня очень впечатляет центральный конституционально сензитивный темперамент, заметный с рождения, возможно, обусловленный генетической предрасположенностью, о которой я упоминала ранее. Я думаю, один из результатов этого генетического наследства — такой уровень сензитивности во всех своих негативных и позитивных аспектах (Eigen, 2004), который оказывается куда более сильным и болезненным чем у большинства нешизоидных людей. Эта острая сензитивность манифестирует с рождения, продолжаясь в поведении, которое отвергает жизненный опыт, проживаемый как слишком переполняющий, слишком разрушающий, слишком инвазивный.

Многие шизоидные люди описывали мне своих матерей как одновременно холодных и вторгающихся. Для матери холодность может испытываться, как исходящая от ребёнка. Несколько самодиагностированных шизоидов рассказывали со слов матерей о том, как будучи младенцами они отвергали грудь, а когда их держали или укачивали — отстранялись, как будто перестимулированые. Мой шизоидный друг сказал мне, что его внутренняя метафора вынянчивания — “колонизация”: термин, вызывающий в воображении эксплуатацию невинных людей вторгающейся имперской властью. Связанная с этим образом распространённая тревога отравления, плохого молока и токсичного питания так же часто характеризует шизоидных людей. Одна из моих шизоидных друзей спросила меня во время обеда: “Что такого в этих соломинках? Почему людям нравится пить через соломинку?” “Нужно сосать”, — предположила я. “Фу!” — содрогнулась она.

Шизоиды часто описываются членами семьи как гиперсензитивные и тонкокожие. Дойдж (Doidge, 2001) подчёркивает их “повышенную проницаемость”, чувство того, что они без кожи, отсутствия адекватной защиты от стимулов и отмечает превалирующие картины повреждённой кожи в их фантазийной жизни. После чтения ранней версии этой статьи один шизоидный коллега прокомментировал: “Чувство прикосновения очень важно. Мы одновременно боимся его и хотим.” Ещё в 1949 Бергманн и Эскалона наблюдали, что некоторые дети показывают с рождения обострённую чувствительность к свету, звуку, прикосновению, запахам, движениям и эмоциональному тону. Несколько шизоидов говорили мне, что их любимой сказкой в детстве была “Принцесса на горошине”. Чувство, что они легко будут перегружены инвазивными другими, часто выражается в ужасе затопления, страхах пауков, змей и других пожирателей и, вслед за Э.А. По, страхе быть погребённым заживо.

Их адаптация к миру, который гиперстимулирует и приводит к агонии, усложняется ещё и опытом отвержения и токсичности значимых других. Большинство моих шизоидных пациентов вспоминают, что их разгневанные родители говорили им, что они “чересчур чувствительные”, “невыносимые”, “слишком разборчивые”, что они “делают из мухи слона”. Таким образом их болезненный опыт постоянно отвергался теми, кто должен был о них позаботиться, и кто из-за своего отличающегося темперамента не мог идентифицироваться с острой сензитивностью своего ребёнка и часто относился к нему нетерпеливо, озлобленно и даже презрительно. Наблюдения Хана (Khan, 1963) о том, что шизоидные дети демонстрируют эффект “куммулятивной травмы” — один из способов обозначить это повторяющееся отвержение. Легко видеть, как уход становится предпочтительным способом адаптации: внешний мир чересчур давит, опыт аннулируется, от шизоидного ребёнка требуется поведение, которое мучительно сложно и к нему относятся как к сумасшедшему за то, что он реагирует на мир способом, который не может контролировать.

Ссылаясь на работу Фейрберна, Дойдж (Doidge, 2001), в восхитительном анализе шизоидных проблем из фильма “Английский пациент”, суммирует сложности детства шизоидного человека:

Дети … развивают интернализированное представление о дающем надежду, но отвергающем родителе … к которому они отчаянно привязаны. Такие родители часто неспособны к любви или слишком заняты собственными проблемами. Их дети награждаются, когда не требуют ничего, и обесцениваются и высмеиваются за выражение зависимости и потребности в привязанности . Таким образом детская картина “хорошего” поведения искажена. Ребёнок учится никогда не требовать и даже не желать любви, потому что это делает родителя более отдалённым и строгим. Ребёнок затем может прикрывать чувства одиночества, пустоты и того, что над ним насмехаются, фантазиями (часто бессознательными) о своей самодостаточности. Фейрберн утверждал, что трагедия шизоидного ребёнка в том, что … он верит, что деструктивная сила внутри него — это любовь, а не ненависть. Любовь пожирает. Следовательно, главная деятельность психики шизоидного ребёнка — в том чтобы подавить нормальное желание быть любимым. 

Описывая цетральную проблему такого ребёнка, Зейнфельд (1993) пишет, что шизоид имеет “переполняющую потребность в зависимости от объекта, но это угрожает потерей себя”. Этот внутренний конфликт, тщательно изученный во множестве вариантов, является центром психоаналитического понимания структуры шизоидной личности.

Некоторые редко описанные аспекты шизоидной психики

1. Реакции на потерю и сепарацию

Нешизоидные люди, среди которых, по-видимому, авторы DSM и многих других описательных психиатрических традиций, часто заключают, что шизоиды неспособны сильно привязываться к другим и не реагируют на сепарацию, поскольку решают проблему близости/дистанции в пользу дистанцирования, и кажутся цветущими, находясь в одиночестве. Однако, они могут иметь очень сильные привязанности. Те привязанности, которые у них есть, могут быть инвестированы сильнее, чем у людей с более “анаклитической” психикой. Поскольку шизоидные люди чувствуют себя в безопасности с очень небольшим числом других, любая угроза или реальная потеря связей с людьми, с которыми они действительно чувствуют себя комфортно, может быть опустошающей. Если в мире всего три человека, кто тебя по-настоящему знает, и один из них исчез — значит, исчезла треть всей поддержки.

Частая причина поисков психотерапии у шизоидной личности — утрата. Другой, связанной причиной, является одиночество. Как отмечала Фромм-Райхманн (1959/1990), одиночество — это болезненное эмоциональное переживание, которое остаётся странно неисследованным в профессиональной литературе. Факт того, что шизоидные люди регулярно отстраняются и ищут уединения — не свидетельство их иммунности к нему; не более, чем избегание аффекта обсессивной личностью — свидетельство безразличия к сильным эмоциям, или цепляние депрессивного человека — свидетельство нежелания автономии. Шизоиды могут искать терапию, потому что, как пишет Гантрип (Guntrip,1969), они отдалились от значимых отношений так сильно, что чувствуют себя обессиленными, бесплодными и внутренне мёртвыми. Или приходят в терапию с конкретной целью: пойти на свидание, стать более социальными, начать или улучшить сексуальные отношения, победить то, что другие называют в них “социофобией”.

2. Чувствительность к неосознаваемым чувствам других

Возможно, из-за того, что они сами не защищены от нюансов собственных первичных мыслей, чувств и импульсов, шизоиды могут быть удивительно сонастроены с бессознательными процессами других. То, что очевидно для них, часто остаётся невидимым для менее шизоидных людей. Иногда я думала, что веду себя совершенно непринуждённо и вполне обыкновенно, при этом обнаруживая, что шизоидные друзья или пациенты интересуются о моём “обычном” душевном состоянии. В моей книге о психотерапии (McWilliams, 2004), я рассказываю историю о шизоидной пациентке, женщине, у которой самые яркие привязанности были по отношению к животным, кто единственная из моих пациентов заметила, что меня что-то беспокоит в неделю после того, как мне диагностировали рак груди и я пыталась сохранить этот факт в тайне, ожидая дальнейших медицинских процедур. Другая шизоидная пациентка однажды пришла на сессию вечером, когда я ожидала провести выходные со старым другом, взглянула на меня, пока я садилась на своё место, думая, что двигаюсь совершенно обычно, оставаясь в профессиональной рамке, и шутливо сказала мне: “Ну, сегодня мы такие счастливые!”

Одно редко замечаемое затруднение, в которое постоянно оказываются втянуты межличностно сензитивные шизоиды — это социальные ситуации, в которых они воспринимают происходящее на невербальном уровне лучше, чем другие. Шизоиды, скорее всего, усвоили из болезненной истории родительского пренебрежения и своих социальных оплошностей, что некоторые вещи, которые он или она наблюдают, очевидны всем, а некоторые — однозначно невидимы. И поскольку все скрытые процессы могут быть одинаково видимы для шизоида, ему невозможно понять, о чём говорить социально приемлемо, а что незамечено или неприлично иметь в виду. Таким образом, некоторая часть ухода шизоидной личности может представлять собой не столько автоматический защитный механизм, сколько сознательное решение, что осторожность — лучшая часть отваги.

Такая ситуация неизбежно болезненна для шизоидного человека. Если в комнату пробрался метафорический невидимый слон, он или она начнёт задаваться вопросом о смысле разговора перед лицом такого молчаливого отрицания. Поскольку шизоиду свойственен недостаток подавляющих защит, им сложно понять такие защиты в других людях, и они остаются наедине с вопросом “Как мне включиться в разговор, не показав виду, что я знаю правду?” Может быть параноидная грань этого опыта невысказанности: возможно, другие прекрасно знают про слона и сговорились не упоминать о нём. Какую опасность они ощущают, которой не ощущаю я? Или они искренне не видят слона, и в таком случае, их наивность или неведение могут быть одинаково опасными. Керри Гордон (Gordon, неопубликованная статья) замечает, что шизоидная личность живёт в мире возможного, а не вероятного. Как и со всеми паттернами, которые повторяют какую-то тему вновь и вновь, имея свойство самосбывающегося пророчества, шизоидный уход одновременно повышает тенденцию жить в первичном процессе и создаёт ещё больший уход из-за агрессивных обстоятельств невероятно интимного проживания в реальности, где первичные процессы ясно видны.

3. Единство с вселенной

Шизоидные личности часто бывают охарактеризованы как имеющие защитные фантазии всемогущества. К примеру, Додж (Doidge, 2001) упоминает на первый взгляд сотрудничающего пациента, который “раскрыл уже глубоко в терапии, что у него всегда была всемогущая фантазия о том, что он контролировал всё, что я говорил”. Однако, шизоидное чувство всемогущества критически отличается от такового у нарциссической, психопатической, параноидной или обсессивной личности. Вместо того, чтобы инвестировать в грандиозную самопрезентацию, или поддерживать защитное стремление к контролю, шизоидные люди имеют тенденцию чувствовать глубокую и взаимопроникающую связь со своим окружением. Они могут допускать, к примеру, что их мысли влияют на их окружение, так же как окружение влияет на их мысли. Это скорее органичное, синтонное убеждение, чем исполняющая желание защита (Khan, 1966). Гордон (неопубликованная статья) охарактеризовал этот опыт скорее как “вездесущность”, чем всемогущество, и связывает это с понятием симметричной логики Матте-Бланко (Matte-Blanco,1975).

Это чувство связи со всеми аспектами окружения может включать в себя одушевление неодушевлённого. Эйнштейн, к примеру, подходил к пониманию физики вселенной, идентифицируясь с элементарными частицами и размышляя о мире с их точки зрения. Тенденция чувствовать сродство с вещами понимается как последствия отвержения других людей, но она так же может быть неподавленным доступом к анимистской позиции, которая всплывает лишь в сновидениях или смутных воспоминаниях того, как мы думали в детстве. Однажды, когда мы с подругой ели кексы, она прокомментировала: “Хорошо, что этот изюм меня не беспокоит.” Я спросила, что не так с изюмом: “Тебе не нравится вкус?” Она улыбнулась: “Как ты не понимаешь, изюмины могли бы быть мухами!” Коллега, с которой я поделилась этой историей, вспомнила, что её муж, которого она признаёт шизоидным, не любит изюм по другой причине: “Он говорит, изюмины прячутся”.

4. Шизоидно-истероидный роман

Выше я упоминала о том, что меня привлекают люди с шизоидной психологией. Когда я думаю об этом феномене и вижу частоту с которой гетеросексуальные женщины с истероидной динамикой вовлекаются в отношения с мужчинами, имеющими шизоидные черты, я обнаруживаю, что в добавок к обезоруживающей честности шизоидных людей, есть и динамические причины для такого резонанса. Клинические описания изобилуют описаниями истероидно-шизоидных пар, их недопониманий, проблем приближающегося и отдаляющегося партнёров, неспособности каждой стороны увидеть, что партнёр не могущественный и требовательный, а испуганный и нуждающийся. Но, несмотря на наши недавние признания интерперсональных процессов двух человек, удивительно мало профессиональных работ об интерсубъективных последствиях специфических и контрастирующих личностных особенностей. Рассказ Аллена Уилиса “Мужчина, лишённый иллюзий, и мечтательная дева” (“The Illusionless Man and the Visionary Maid”, 1966/2000) и классическое определение окнофила и филобата Балинта (Balint, 1945) — кажутся мне более релевантными для шизоидно-истероидной химии, чем любые недавние клинические описания.

Взаимное восхищение между более истероидной и более шизоидной личностями редко одинаково. В то время, как истероидно организованная женщина идеализирует способность шизоидного мужчины быть одиноким, “говорить истину сильным мира сего”, контейнировать аффект, подниматься на уровни креативного воображения, о которых она может только мечтать, шизоидный мужчина восхищается её теплотой, комфортом с другими, эмпатичностью, изяществом в выражении эмоций без неуклюжести или стыда, способностью выражать собственную креативность в отношениях. С той же силой, с которой противоположности притягиваются, а истероидные и шизоидные люди идеализируют друг друга — затем они сводят друг друга с ума, когда их взаимные потребности в близости и дистанции сталкиваются в конфликте. Дойдж (Doidge, 2001) удачно сравнивает любовные отношения с шизоидным человеком с судебной тяжбой.

Я думаю, что сходство между этими типами личности идёт гораздо дальше. И шизоидную и истероидную психологии можно описать как гиперсензитивные и поглощённые страхом чрезмерной стимуляции. В то время как шизоидная личность боится оказаться чрезмерно стимулированной внешними источниками, истероидный человек чувствует страх перед драйвами, импульсами, аффектами и другими внутренними состояниями. Оба типа личности так же описываются как связанные с кумулятивной или резкой травматизацией. Оба почти наверняка более право- чем левополушарные. И шизоидные мужчины и истероидные женщины (по крайней мере относящие себя к гетеросексуалам — мой клинический опыт недостаточен, чтобы обобщать на другие случаи) имеют тенденцию видеть родителя противоположного пола как центр власти в семье и оба чувствуют, что в их психическую жизнь слишком легко вторгался именно этот родитель. Оба они страдают от поглощающего чувства голода, который шизоидная личность пытается укротить, а истероидная — сексуализировать. Если я права, описывая эти сходства, тогда часть магии между шизоидной и истероидной личностью основана на сходстве, а не на различии. Артур Роббинс (личная беседа) идёт так далеко, что заявляет, что внутри шизоидной личности находится истероидная и наоборот. Исследование этой идеи — материал для отдельной статьи, которую я надеюсь написать в будущем.

Терапевтические последствия

Люди с заметной шизоидной динамикой, по крайней мере те, кто находится на здоровом краю, более витальные и межличностно компетентные, имеют тенденцию привлекаться в психоанализ и психоаналитическую терапию. Обычно они не могут себе представить, как можно согласиться в терапии на протокольные интервенции, опускающие индивидуальность и исследование внутренней жизни на второстепенные роли. Если у них есть ресурс выдерживать терапевтическую работу, то высоко функционирующие шизоидные люди — отличные кандидаты для психоанализа. Им нравится факт того, что аналитик сравнительно мало прерывает их ассоциативный процесс, они наслаждаются безопасным пространством, предоставляемым кушеткой, им нравится быть свободными от потенциальной гиперстимуляции материальностью терапевта и от его выражений лица. Даже приходя раз в неделю в сеттинге лицом к лицу, шизоидные пациенты оказываются благодарными, когда терапевт осторожно избегает преждевременного сближения и вторжения. Поскольку они “понимают” первичный процесс и знают, что обучение терапевта включает в себя понимание этого процесса, они могут надеяться, что их внутренняя жизнь не вызовет шока, критики или обесценивания.

Несмотря на то, что большинство высокофункциональных шизоидных пациентов принимают и ценят традиционную аналитическую практику, то, что происходит в успешном лечении таких пациентов не очень хорошо отражено в классической фрейдовской формулировке перевода бессознательного в сознательное. Хотя некоторые бессознательные аспекты шизоидного опыта, особенно стремление к зависимости, вызывающее защитное отстранение, действительно становятся более сознательными в успешной терапии, большая часть того, что обеспечивает терапевтическую трансформацию, включает новый опыт развития самости в присутствии принимающего, невторгающегося и в то же время выраженно откликающегося другого (Gordon, неопубликованная статья). Знаменитый голод шизоидной личности, в моём опыте, это голод по узнаванию, о котором так выразительно писал Бенджамин (Benjamin, 2000), узнаванию их субъективной жизни. Именно способность вкладываться в борьбу за то, чтобы быть узнанными и восстанавливать этот процесс, когда он нарушается — то, что было ранено глубже всего у тех из них, кто приходит к нам за помощью.

Винникотт, чьи биографы (Kahr, 1996; Phillips, 1989; Rodman, 2003) описывают его, как глубоко шизоидного человека, описал развитие младенца на языке, который прямо применим для лечения шизоидного пациента. Его концепция заботящегося другого, который позволяет ребёнку “продолжать бытие” и “оставаться в одиночестве в присутствии матери” не может быть более релевантной. Принятие важности поддерживающего окружения, характеризуемого невторгающимися другими, ценящими истинную витальную самость, вместо попыток следовать защитным механизмам других, может быть рецептом для психоаналитической работы с шизоидными пациентами. До тех пор, пока нарциссизм психоаналитика не выражает себя в необходимости заваливать анализанда интерпретациями, классическая аналитическая практика даёт шизоидной личности пространство чувствовать и говорить в темпе, который он может выдержать.

Тем не менее, в клинической литературе уделено внимание к особым потребностям шизоидных пациентов, которые нуждаются в чём-то, идущем дальше стандартной техники. Во-первых, поскольку говорить искренне может быть невыносимо болезненным для шизоидного человека, а получать ответ с эмоциональной непосредственностью может быть сравнительно подавляющим, терапевтические отношения могут быть расширены промежуточными способами передачи чувств. Одна из моих пациенток, которой приходилось бороться каждую сессию чтобы просто заговорить, в конце концов позвонила мне по телефону в слезах. “Я хочу, чтобы вы знали, что я хочу говорить с вами” — сказала она, — “но это слишком больно”. В конце концов мы смогли добиться терапевтического прогресса довольно нестандартным способом — я зачитывала ей доступную и наименее уничижительную психоаналитическую литературу по шизоидной психологии и спрашивала, подходят ли приведённые описания к её опыту. Я надеялась освободить её от агонии формулирования и придания голоса чувствам, которые она считала непереносимыми для других и которые она считала симптомами глубокого уединённого сумасшествия. Она сообщила, что впервые в жизни узнала о существовании других, таких же как она, людей.

Шизоидный пациент, который напрямую не может описывать мучительную изоляцию, может говорить о таком состоянии сознания, если оно появляется в фильме, поэме или рассказе. Эмпатические терапевты, работающие с шизоидными клиентами, часто обнаруживают себя либо начавшими разговор, либо отвечающими на разговор о музыке, изобразительных искусствах, театре, литературных метафорах, антропологических открытиях, исторических событиях или идеях религиозных и мистических мыслителей. По контрасту с обсессивными пациентами, которые избегают эмоций путём интеллектуализации, шизоидные пациенты могут найти возможным выражать аффект, как только у них есть интеллектуальное средство с помощью которого можно это сделать. Из-за такого транзитного способа, арт-терапия долго считалась особенно подходящей для этих пациентов.

Во-вторых, сензитивные клиницисты отмечают, что шизоидные люди обладают “радаром” для распознавания избегания, наигранности и фальши. Из-за этой и других причин, терапевту может быть необходимо быть более “реальным” с ними в терапии. В отличие от анализандов, которые с готовностью эксплуатируют информацию о терапевте для обслуживания своих интрузивных потребностей, или наполнения идеализации и обесценивания, шизоидные пациенты имеют склонность принимать раскрытие терапевта с благодарностью и продолжают уважать его частное личное пространство. Пациент из Израиля, пишущий под псевдонимом, отмечает:

люди с шизоидной личностью … имеют тенденцию чувствовать себя более комфортно с теми, кто остаётся в контакте с собой, кто не боится раскрывать свои слабости и выглядеть простыми смертными. Я ссылаюсь на атмосферу неформальную и расслабенную, где принимается, что люди ошибаются, могут потерять контроль, вести себя по-детски или даже неприемлемо. В таких условиях человек, который очень сензитивен по природе, может быть более открытым и тратить меньше энергии на то, чтобы прятать своё отличие от других” (“Mitmodedet”, 2002).

Роббинс (Robbins, 1991) в описании случая, иллюстрирующего одновременно его сензитивность к связывающим темам и осведомлённость о нужде пациента в том, чтобы терапевт был реален, описывает шизоидную женщину, пришедшую к нему опустошённой из-за внезапной смерти её аналитика и ещё неспособной говорить о её боли. Фантазия, которую она пробудила в нём — незнакомец на одиноком острове, одновременно удовлетворённый и молящий о спасении, — выглядела потенциально слишком пугающей, чтобы делиться ею. Терапия начала углубляться, когда на сеансе речь зашла о тривиальной теме: “Однажды она вошла и упомянула, что только что перекусила в ближайшей пиццерии … Мы начали говорить о разных пиццериях в Вест Сайде, оба согласились, что “Sal” — лучшая. Мы продолжали делиться этим общим интересом, теперь продолжив говорить о пиццериях во всём Манхэттене. Мы обменивались информацией и, похоже, получали взаимное удовольствие в таком обмене. Определённо, сильное отступление от стандартной аналитической процедуры. На более тонком уровне, мы оба начали узнавать что-то очень важное о другом, хотя я подозреваю, что её знание в большой степени осталось неосознанным. Мы оба знали, что означало есть на бегу, будучи голодным перехватить что-то, заполняющее невыразимую чёрную дыру, в лучшем случае бывшее всего лишь паллиативом для неутолимого голода. Этот голод, конечно, хранился при себе, для тех, кто мог вынести интенсивность такого хищничества. … Разговоры о пицце стали нашим мостом для объединения, воспроизведением общей связи, которая в конце концов стала начальной точкой для придания формы настоящему и прошлому пациентки. Наш контакт через пиццу послужил убежищем, местом, где она почувствовала себя понятой”.

Одна из причин того, что раскрытие личного опыта терапевта катализирует терапию с шизоидным пациентом в том, что даже больше чем другие люди, эти пациенты нуждаются в том, чтобы их субъективный опыт был узнан и принят. Подтверждение чувств успокаивающе для них, а “голая” интерпретация, как бы аккуратна она ни была, может не справиться с передачей идеи о том, что проинтерпретированный материал — нечто обыкновенное и даже в чём-то позитивное. Я знаю многих людей, проведших годы в анализе и вынесших детальное понимание их основной психодинамики и в то же время оставшихся с чувством, что их самораскрытия были скорее постыдными признаниями, чем выражением их базовой человечности во всей своей нормальной порочности и добродетели. Способность аналитика быть “реальным” — иметь недостатки, быть неправым, сумасшедшим, неуверенным, борющимся, живым, взволнованным, аутентичным — это возможный путь содействия самопринятию шизоидной личности. Вот почему я считаю саркастичное высказывание моего друга “Ну да, кому вы рассказываете!” (реакция на его собственные тревоги о потере разума) — как одновременно типично психоаналитическое и глубоко эмпатичное.

Наконец, есть опасность, что когда шизоидному пациенту станет комфортнее раскрываться в терапии, он сделает профессиональные отношения суррогатом для удовлетворения потребностей в общении, вместо поисков отношений вне аналитического кабинета. Многие терапевты работали с шизоидным пациентом месяцы и годы, чувствуя возрастающую благодарность за их вовлечённость, перед тем как вспомнить, с потрясением, что человек изначально пришёл, потому что хотел развить интимные отношения, которые до сих пор так и не начались, и нет никаких признаков их начала. Поскольку грань между тем, чтобы быть вдохновляющим и занудно пилящим может быть тонка, это сложное искусство поощрить пациента, не вызвав в нём чувств вашей нетерпеливости и критицизма, как было с его ранними объектами. И когда терапевт неизбежно проваливается в том, чтобы восприниматься по-другому, необходима дисциплина и терпение, чтобы контейнировать боль и яростное возмущение по поводу того, что шизоид снова чувствует себя втянутым в токсичную зависимость.

Заключительные комментарии

В этой статье я обнаружила, что чувствую себя как посланник сообщества, которое предпочитает не вовлекать себя в публичные отношения. Интересно то, какие аспекты психоаналитического мышления входят в публичную профессиональную сферу как есть, а какие аспекты остаются сравнительно скрытыми. По своим заслугам, работа Гантрипа должна была сделать для шизоидной психологии то же, что Фрейд сделал для эдипального комплекса или Кохут для нарциссизма; то есть, выявить её присутствие во многих областях и дестигматизировать наше отношение к ней. И всё же даже некоторые опытные психоаналитические терапевты незнакомы с темой или безразличны к аналитическому размышлению о шизоидной субъективности. Я предполагаю, что по объективным причинам ни один автор, понимающий шизоидную психологию изнутри, не имеет побуждения, которое имели Фрейд и Кохут, чтобы начать агитировать за универсальность темы, которая распространяется на их собственную субъективность.

Я так же задаюсь вопросом, нет ли здесь более широкого параллельного процесса, в таком отсутствии общего интереса к психоаналитическому знанию о шизоидных проблемах. Джордж Атвуд однажды сказал мне, что сомнения в существовании множественной личности (диссоциативное расстройство личности) поразительно соответствует продолжающейся стихийной внутренней борьбе травмированной личности, которая развила диссоциативную психологию: “Я помню это правильно, или я только придумываю это? Это действительно произошло или я воображаю это?” Как если бы сообщество профессиональных психотерапевтов как целое, в своей дихотомической позиции по поводу того, действительно ли существуют диссоциативные личности или нет, оказывается захвачено обширным неосознаваемым контрпереносом, который отражает борьбу пациентов. Сходно с этим, мы можем задаваться вопросом, не является ли наша маргинализация шизоидного опыта отражением внутренних процессов, которые держат шизоидных людей на окраинах нашего общества.

Я думаю, что мы в психоаналитическом сообществе одновременно понимаем и не понимаем шизоидную личность. Мы посвящены в блестящие работы о природе шизоидной динамики, но сходно с тем, как это бывает в психотерапии при инсайте без принятия себя, открытия наиболее бесстрашных исследователей этой области слишком часто были переведены в рамки патологии. Многие пациенты, приходящие к нам в поисках помощи, действительно имеют патологические версии шизоидной динамики. Другие, включая бесчисленных шизоидов, которые никогда не чувствовали потребности в психиатрическом лечении, представляют высокоадаптивные версии сходной динамики. В этой статье я исследую отличия шизоидной психологии от других форм “я” и подчеркиваю, что это отличие не является по своей природе худшим или лучшим, не более или менее зрелым, ни приостановкой, ни достижением развития. Это просто то, чем данная психология является, и ей необходимо быть принятой такой, какая она есть.

Благодарности

Автор благодарит George Atwood, Michael Eigen, Kerry Gordon, Ellen Kent, Sarah Liebman, Arthur Robbins, Deborah Thomas, и покойного Wilson Carey McWilliams за их вклад в написание этой статьи.

 

Перевод с английского М.А. Исаевой.

 

Some Thoughts about Schizoid Dynamics

Annotation

The article is devoted to schizoid psychodynamics and the principles of psychoanalytic psychotherapy of schizoid personality disorder.

Keywords: schizoid personality disorder, schizoid psychodynamics, psychoanalytic psychotherapy, psychoanalysis.

Как шизоидное расстройство мешает близости., Психология – Гештальт Клуб


Когда близость кажется ловушкой, «порционные» частичные отношения становятся решением.
Большинство людей не знакомы с термином шизоидное расстройство личности. Если они вообще слышали об этом, у них, вероятно, было много неправильных представлений о том, что это такое. Само название сбивает с толку. Некоторые люди думают, что это как-то связано с шизофренией, потому что оба расстройства начинаются с приставки «шизо» (это не так) или что все шизоиды похожи на тихих одиночек в углу, которые не заинтересованы в общении (также неверно).

 

Прежде чем обсуждать, как люди с шизоидным расстройством личности относятся к отношениям, я хотела бы дать некоторую исходную информацию, которая сделает их страх близости более понятным.
 


Что такое шизоидное расстройство личности?

 

Шизоидное расстройство личности — одно из трех основных расстройств личности, которые поддаются лечению с помощью соответствующей психотерапии. Два других — это пограничное расстройство личности и нарциссическое расстройство личности.

 

Все расстройства личности начинаются довольно рано. Считается, что расстройства личности являются результатом попытки конкретного ребенка с особым врожденным темпераментом адаптироваться к семейной ситуации, которая не является оптимальной для этого ребенка. В случае шизоидного расстройства личности из-за воспитания ребенок чувствует себя небезопасным с другими людьми и не готов к интимным отношениям в более позднем возрасте.

 

Ребенок научается оборачиваться внутрь себя, а не наружу, пытаясь удовлетворить свои собственные потребности. Это может привести к тому, что взрослый человек будет казаться более интровертным, чем он или она были бы, если бы выросли в более нормальной семье.

 

Домашняя жизнь ребенка-шизоида.

 

Если вы читаете этот текст, то вероятнее всего у вас есть проблемы с близостью или вы полагаете, что у вас шизоидное расстройство личности, и скорее всего вы в раннем детстве испытали комбинацию следующих вещей:

 

— Ваши опекуны почти никогда не пытались подстроиться под вас. Не было никого, кому можно было бы доверить заботу о себе.

— Вы испытывали физическое или эмоциональное насилие в сочетании с пренебрежением.

— С вами обращались как с вещью, а не с человеком с предпочтениями и чувствами.

— Ваш основной опекун был неуместно навязчивым.

— Вы чувствовали себя в ловушке враждебной ситуации, когда у вас не было ни прав, ни контроля.

— Вас заставляли подчиняться необоснованным требованиям.

— Вы считали, что никого не волнует, что с вами происходит, то что вы думаете или то, что вы чувствуете.

 

Вот несколько примеров того, каким было детство для моих клиентов с шизоидным расстройством личности.

 

Моя клиентка Джейн сообщила, что ее мать относилась к ней так, как будто она была невидимой и не имела чувств. Она рассказала мне следующую историю, которую назвала обычной:

 

Моя мама иногда решала пылесосить мою комнату и переставлять мебель ночью, пока я спала. Когда я попросила ее остановиться, она сказала, чтобы я закрыла рот, если я не хочу сделать себе хуже. Она сказала, что это ее дом, и она может делать все, что хочет. Когда я пожаловалась, она меня ударила.

 

Моему клиенту Берту не разрешалось иметь свое личное пространство. Его мать была невероятно навязчивой. Он вспоминает, как она ставила ему клизмы каждую неделю против его воли, когда он был маленьким ребенком. Она удерживала его, пока он плакал и сопротивлялся. Он был настолько травмирован этим опытом, что всю жизнь боялся любых медицинских процедур, связанных с открытием тела, в том числе стоматологии. Вот что произошло после того, как он достиг половой зрелости.

 

Моя мама так боялась, что я буду мастурбировать, что она каждый день обыскивала мою комнату на предмет порно. Она даже просматривала историю моих поисков в интернете. У меня не было личной жизни. Она никогда не задумывалась, когда входила ко мне в туалет, или, когда я принимал душ. Когда я пожаловался, она сказала: «Я тебе жопу подтирала. Чего я еще там не видела?»

Как только Берт стал достаточно взрослым, чтобы по закону уехать из дома, он это сделал. К тому времени, когда я встретил его, он жил один в маленькой однокомнатной квартире, работал из дома и был полон решимости никогда больше не позволять женщинам контролировать его.

Долгосрочные результаты обращения как с вещью, а не как с человеком.

 

Дети, которые растут в домах такого типа, очень часто сообщают, что к семи годам они уже пришли к выводу, что они были предоставлены сами себе. Им было небезопасно зависеть от других людей в чем-то важном. Их основной опыт заключался в том, что когда они позволяли людям приближаться к себе, то их пытались контролировать и плохо обращались с ними. Этот вывод заставил их сосредоточиться на том, чтобы стать как можно более независимыми от других людей. Это повлияло на то, что у них не развито умение чувствовать себя, наблюдается отсутствие межличностного доверия и очень мало полезных навыков во взаимоотношениях.

 

Например, большинство моих шизоидных клиентов приходят на терапию, не зная, что двое взрослых способны урегулировать свои разногласия. Их детство научило их, что тот, у кого больше всего власти, поучает все, а другой должен подчиниться или уйти.

 

Как подростки, так и взрослые, большинство людей с шизоидным расстройством личности, как и все мы, жаждут романтики и секса. Однако их детские переживания слишком напугали их, чтобы рисковать быть близкими с другими людьми.

 

Шизоидная дилемма и шизоидный компромисс

 

Ральф Кляйн (1995), эксперт по шизоидному расстройству личности, называет эту ситуацию «шизоидной дилеммой». В основе шизоидной дилеммы лежит вопрос:

 

Как добиться безопасной близости?

 

Кляйн описывает типичное решение этой проблемы как «шизоидный компромисс». Шизоидный компромисс включает в себя поиск способа безопасного межличностного контакта, сохраняя при этом некоторые препятствия на пути к полной близости. Большинство шизоидных компромиссов включают в себя некоторую форму частичных отношений со встроенными ограничениями.

 

Вот несколько распространенных компромиссов в шизоидных отношениях:

 

— Интернет-отношения, при которых почти все контакты осуществляются виртуально, а не лично.

— Встречаться с кем-то, кто живет далеко, чтобы видеть его лично в течение коротких периодов времени несколько раз в год.

— Влюбляться в недоступных людей и преследовать их.

— Добавлять кого-то третьего к существующим отношениям, чтобы разбавить близость.

— Иметь фантастические отношения с кем-то, кого вы едва знаете. Придумывать в голове сложные и удовлетворяющие фантазии, которые заменяют настоящие отношения.

— Снова и снова вступать в отношения с одним и тем же человеком и прекращать их. Уходить каждый раз, потому что чувствуете себя в ловушке, а затем возвращаться и пробовать снова, когда чувствуете себя в безопасности, но оставаться одиноким или слишком изолированным.

— Страстно влюбляться в знаменитостей и заниматься их жизнью вместо того, чтобы искать кого-либо в своей жизни.

— Разбавлять близость в существующих отношениях, тем чтобы устраиваться  на работу, которая требует поездок по разным делам или иного отсутствия дома в течение длительного периода времени.

Заключение. Людям с шизоидным расстройством личности не хватает элементарного доверия к тому, что другие могут иметь добрые намерения. В детстве к ним относились больше как к вещам, чем к людям. Они не научились важным навыкам взаимоотношений, таким как установление границ, умение говорить «нет», и умение договариваться, когда есть разногласия.  У них слабое чувство идентичности, потому что они получали очень мало полезной обратной связи от родителей. В результате этого, они могут легко почувствовать себя подавленными рядом с  более доминирующими личностями.
 В зрелом возрасте их главной проблемой становится то, как удовлетворить потребности в отношениях, не отказываясь от своей независимости. Большинство решений, которые они предпринимают, включают неполные, «порционные» отношения со встроенными ограничениями, которые позволяют им чувствовать себя в безопасности.

Публикации в СМИ

Расстройства личности — длительные и стойкие нарушения различных сфер психической деятельности, лишённые продуктивной психотической симптоматики и проявляющиеся поведением, от которого страдают или сами больные, или общество. Расстройства обычно проявляются в детстве или подростковом возрасте и продолжаются в течение дальнейшей жизни. В зарубежной психиатрии с 70-х годов XX века термин «психопатия», «ставший не клиническим диагнозом, а синонимом асоциальности субъекта», заменён на понятие «расстройство личности».

Для постановки диагноза «расстройство личности» необходимо исключить органическое поражение головного мозга, которое может обусловить схожие нарушения поведения. При обнаружении соматического и/или неврологического заболеваний (например, опухоль головного мозга), приводящих к дисфункции ЦНС, ставят диагноз «органическое расстройство личности».
В российской психиатрии, начиная с 30-х годов и до сих пор, наибольшим признанием пользуется учение о расстройствах личности (психопатиях), принадлежащее П.Б. Ганнушкину (1933). В соответствии с учением П.Б. Ганнушкина используют следующие положения: • расстройства выражены настолько, что приводят к нарушению адаптации больного в обществе; • тотальность расстройств; при этом речь идёт не об отдельных аномальных чертах характера, а о том, что личность в целом соткана из патологических характерологических свойств; • стойкость, стабильность и малая обратимость расстройств в течение жизни пациента.
Частота — 6–9% населения.
Классификация и клиническая картина
Классификации расстройств личности условна, т.к. в большинстве случаев речь идёт о смешанных типах, включающих в себя симптомы разных видов расстройств личности.
• Параноидное расстройство личности (паранойяльная психопатия) •• Пациенты испытывают безосновательные подозрения, что окружающие используют, обманывают их или причиняют им вред. Они недоброжелательны к окружающим, неспособны прощать обиды или неуважение, высказывают необоснованные сомнения в верности супруга или сексуального партнёра. Больные упорно считают себя правыми в любых ситуациях •• Больные с параноидным расстройством личности кажутся неэмоциональными, лишёнными душевного тепла. На них производит впечатление только сила и власть, только в этих случаях они обращают на людей внимание, тогда как тех, кого они считают слабыми, больными, немощными, неполноценными, они глубоко презирают •• В случае декомпенсации под влиянием возникающих конфликтов начинается систематическое преследование «обидчиков», пишутся бесконечные жалобы в государственные, общественные и судебные инстанции, в которых любые мелкие просчёты противников квалифицируются как злонамеренные и преступные, рассылаются порочащие анонимные письма. Круг преследуемых лиц постоянно расширяется за счёт всех принимавших участие в разборе конфликтов и не проявивших, по мнению пациента, должной принципиальности и беспристрастности. В таких ситуациях возможно развитие сверхценного бреда, в т.ч. бреда ревности. Больные со сверхценным бредом опасны, т.к. они склонны к совершению агрессивных действий в отношении своих «врагов» или сексуального партнёра, подозреваемого в супружеской измене.
• Шизоидное расстройство личности (шизоидная психопатия) •• Для пациентов характерно нежелание иметь близкие отношения с окружающими и отсутствие радости от таких отношений. В детстве они любят играть в одиночестве в тихие и спокойные игры, чаще всего дома, никогда не делятся своими переживаниями с родителями, со сверстниками не могут найти общего языка •• Шизоидные личности держатся холодно и отдалённо, не принимают участие в повседневной жизни, малообщительны, молчаливы, не следят за модой. У них отсутствует или слабо развита потребность в эмоциональном контакте с другими людьми, нет близких друзей, но в тоже время они могут быть сильно привязаны к животным •• Больные стремятся к индивидуальной деятельности, не требующей соперничества, способны потратить необычно много сил и времени на изучение абстрактных наук, таких как математика, астрономия, философия •• Характерен сниженный интерес или его отсутствие к сексуальным отношениям. Мужчины часто не женятся, т.к. они не в состоянии поддерживать интимный контакт; женщины иногда пассивно подчиняются агрессивному мужчине, соглашаясь выйти за него замуж, если он этого хочет •• Больные равнодушны к похвале или критике. На большинство угроз, реальных или воображаемых, они отвечают фантазированием о всемогуществе и уходом от реальной жизни •• Несмотря на социальную отгороженность и отрешённость от окружающего мира, пациенты могут мыслить, развиваться настолько далеко, что оказываются в состоянии подарить миру действительно оригинальные, творческие идеи.
• Диссоциальное (антисоциальное) расстройство личности •• Больные склонны ко лжи, импульсивным поступкам; неспособны планировать. Пациенты часто бывают раздражительными и агрессивными. Характерно игнорирование личной безопасности или безопасности окружающих; безответственное отношение к своим обязанностям; равнодушие •• Ложь, прогулы, убегание из дома, кражи, драки, употребление наркотиков и противоправные действия — типичные проявления, начинающиеся в детском возрасте. У антисоциальных личностей не бывает депрессии или тревоги, что удивляет, учитывая ситуацию, в которой они находятся, а их собственные объяснения того, что с ними происходит, кажутся безумными •• Они любят манипулировать другими и часто втягивают других в планы лёгкой добычи денег или достижения славы или известности, что в конце концов почти неизбежно приводит к финансовому краху. Примечательная особенность — отсутствие сожаления по поводу своих действий.
• Эмоционально-неустойчивое расстройство личности (возбудимая психопатия) •• В ситуациях, которые не отвечают интересам больных, они дают бурные реакции раздражения, недовольства и гнева. Вне ситуаций, эмоционально значимых для больных, реакции чаще вполне адекватны. Вспышки сильного гнева могут приводить к насилию, особенно если желания и поступки пациента встречают сопротивление со стороны окружающих и критикуются ими. Конфликтные взаимоотношения с близкими людьми нередко приводят к аутоагрессии, включая суицидальные попытки и самоповреждения •• Больные отчаянно пытаются избежать одиночества. С людьми они образуют неустойчивые межличностные отношения с поочередными колебаниями между крайней идеализацией и крайне негативной оценкой •• Характерно нарушение самосознания (выраженная и длительно сохраняющаяся нестабильность в представлении о самом себе) и отсутствие адекватной оценки своих реакций и поведения. Больные стараются найти причины и обстоятельства, оправдывающие такое поведение •• Больные склонны к импульсивным действиям, которые совершаются без достаточной логической оценки, без учёта возможных их последствий и связаны с потенциальным риском (растрачивание денег, неразборчивость в половых связях, пренебрежение правилами дорожного движения) •• Настроение непредсказуемо и капризно (эпизодические дисфории, раздражительность, вспыльчивость, тревога) •• В МКБ–10 выделяют два типа расстройства: импульсивный тип, характеризующийся преимущественно эмоциональной нестабильностью и недостатком эмоционального контроля, и пограничный тип, для которого дополнительно характерны расстройство самовосприятия, целей и внутренних устремлений, хроническое ощущение пустоты, напряженные и нестабильные межличностные отношения и тенденция к саморазрушающему поведению, включая суицидальные жесты и попытки.

• Гистрионическое расстройство личности (истерическая психопатия) •• Характерно ощущение дискомфорта в ситуациях, когда пациент не является объектом внимания. Больные стараются вызвать к себе сочувствие, отношение восхищения, удивления. Это достигается экстравагантным внешним видом, хвастовством, лживостью, фантазёрством, неуместным сексуальным обаянием во внешности или поведении •• Пациенты капризны, непоследовательны. Их эмоциональные реакции лабильны, поверхностны и театральны. Настроение крайне изменчиво. Характерна внушаемость, подверженность влиянию людей или обстоятельств •• Низкий уровень самосознания не позволяет им объективно оценивать свое поведение: себя они видят людьми, способными к самопожертвованию ради своих близких и друзей, не замечая своего действительного эгоистического отношения к ним •• Будучи милыми и кокетливыми с людьми, на которых они хотят произвести хорошее впечатление, они становятся тиранами в семье, проявляя к своим близким чёрствость и даже жестокость •• Стремясь привлечь к себе внимание своей слабостью и беспомощностью, такие люди становятся постоянными посетителями лечебных учреждений, предъявляя жалобы на невыносимые физические и душевные страдания •• Среди мужчин преобладают псевдологи (патологические лгуны). Характерна склонность к фантазированию, рассказы о необыкновенных происшествиях, в которых отводят себе эффектную роль, о знакомствах с выдающимися людьми, стремясь представить себя личностью более значимой, чем на самом деле. Среди них встречаются немало мелких мошенников, мнимых экстрасенсов, брачных аферистов.

• Ананкастное расстройство личности (ананкастная психопатия, обсессивно-компульсивное расстройство личности) •• Основа психастенической личности — тревожность и неуверенность в себе. С детства у таких лиц отмечают застенчивость, повышенную впечатлительность, постоянную боязнь сделать что-нибудь не так •• Больные поглощены организацией или планированием своей деятельности до такой степени, что основная цель работы не достигается. Они стремятся к усовершенствованию, которое мешает завершить выполнение задания. Пациенты заняты работой и достижением результатов до такой степени, что взаимоотношения с другими людьми для них представляют порой большую сложность •• Им несвойственны порывы, спонтанные побуждения. Прежде чем сделать какой-либо шаг, они мучительно долго оценивают его, сомневаются в его целесообразности •• Характерна чрезмерная совестливость, скрупулёзность и отсутствие гибкости в вопросах морали, этики или нравственных ценностей •• Больные неспособны избавляться от изношенных или ненужных вещей, даже если они не связаны с сентиментальными воспоминаниями •• Они не желают делить ответственность или работу с другими, за исключением случаев, когда другие выполняют работу в полном соответствии с требованиями пациентов •• Возможны навязчивые мысли и действия, которые не достигают тяжести обсессивно-компульсивного расстройства.

• Тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (психопатия тормозимого типа) •• Этих больных в быту обычно считают «закомплексованными людьми». Центральная клиническая особенность этого расстройства — повышенная чувствительность к критике, неодобрению и недовольству со стороны окружающих, в результате чего больные избегают контактов с людьми. Они сдержанны в интимных отношениях из-за страха перед упрёками или насмешками со стороны сексуального партнёра •• Больные боятся выступать публично или обращаться к другим с просьбой (расстройство часто сочетается с социальной фобией). Они иногда неправильно интерпретируют высказывания людей как унижающие их и высмеивающие. Отказ в любой просьбе сопровождается с их стороны замкнутостью, и они чувствуют себя оскорбленными •• В профессиональной сфере такие пациенты часто избегают брать на себя ответственность или участвовать в новых видах деятельности из-за опасения оказаться в затруднительном положении, редко добиваются больших успехов или заслуживают авторитет. Напротив, на работе они проявляют себя стеснительными и стараются всем во всём угодить •• Срыв социальной поддержки может привести к тревожно-депрессивным состояниям.
• Расстройство типа зависимой личности •• Стержневое проявление расстройства — неуверенность в себе, низкая самооценка. Больные избегают ответственности, необходимость выполнения лидерских функций вызывает выраженную тревогу. В отношениях с окружающими пациенты играют лишь вспомогательные, подчиняемые роли, унижаются ради того, чтобы быть принятыми и часто недобросовестно эксплуатируются в интересах других. Утрата значимых отношений с доминирующим лицом чревата последующим развитием депрессивного эпизода •• Им трудно делать какую-то работу для себя, но легко делать подобные задания для кого-то другого. Больным трудно принимать решения в повседневной жизни без помощи или убеждения со стороны. Характерен страх одиночества. Пациенты стремятся к заботе и поддержке со стороны окружающих, доходящие до добровольного выполнения действий, которые не доставляют удовольствия. Больные могут долгое время терпеть обиды, неверность или пьянство супруги (супруга). В случае утраты близких отношений возникает потребность найти новую тесную связь как источник заботы и поддержки.

• Нарциссическое расстройство личности. Больные склонны преувеличивать собственные достижения и таланты. Для них характерна поглощённость фантазиями о небывалом успехе, неограниченной власти, блеске, красоте или идеальной любви. Пациенты убеждены в собственной уникальности и способности общаться или быть связанным с другими особенными или имеющими высокий статус людьми (или учреждениями). У них легко возникают потребность в чрезмерном восхищении со стороны окружающих, беспричинные ожидания очень хорошего отношения или беспрекословного подчинения требованиям. Больные часто используют окружающих для достижения собственных целей. Для больных с нарциссическим расстройством характерна невозможность проявлять сочувствие; зависть к окружающим и убеждённость в том, что другие завидуют ему.
• Пассивно-агрессивное расстройство личности •• Стержневая черта расстройства — постоянная установка к пассивному сопротивлению руководству. Больные не могут постоять за себя, прямо заговорить о своих потребностях и желаниях. При этом они вечно недовольны, раздражены и кем-то или чем-то разочарованы. Пациенты постоянно выискивают недостатки в авторитарных фигурах, которым подчинены и не делают при этом никаких попыток освободиться от своего зависимого положения. Пассивно-агрессивные личности завистливы и злобны в отношении тех, кто более удачлив. Больные считают, что работают гораздо лучше, чем думают об этом окружающие, с возмущением реагируя на предположение, что их продуктивность могла бы быть более высокой •• При вынужденном достижении успеха в работе они испытывают выраженную тревогу. Те, с кем больные находятся в близких отношениях, редко бывают спокойны и счастливы. Больные могут, например, своими жалобами и претензиями испортить вечеринку, не внеся при этом, с какими-нибудь отговорками, своего положительного вклада в неё •• Пациентам часто даже трудно сформулировать, как должно выглядеть положение, при котором они были бы довольны. Такие больные часто угрожают покончить с собой, но до суицидных попыток дело как правило не доходит •• Расстройство часто осложняют алкоголизм, депрессия и соматизированное расстройство.

Акцентуации характера
Акцентуированные личности (К. Леонгард) занимают промежуточное положение между психически здоровыми людьми и пациентами с расстройствами личности. Они более легко адаптируются в жизни, чем психопатические, и их адаптация более устойчива, однако и у них в неблагоприятных условиях могут возникать состояния декомпенсации. По своим особенностям они отличаются от обычных людей, и эти особенности (акцент) не рассматривают как проявление болезни, хотя в трудных для личности условиях могут быть возможны срыв адаптации, нарушения межличностных отношений. Ведущие признаки акцентуаций характера могут напоминать редуцированные проявления соответствующих психопатий. Например, акцентуированные личности по истерическому типу имеют сходство со страдающими гистрионическим расстройством личности: они склонны к театральности, к самоутверждению в глазах окружающих и т.д. Однако эти проявления у них не столь ярки и общая дисгармоничность личности выражена значительно меньше. В рамках акцентуированных состояний часто отмечают смешанные варианты, включающие признаки разных типов акцентуаций характера.
Диагноз расстройства личности неправомерен, если есть лишь отдельные характерологические отклонения, хорошо компенсированные и приводящие к патологическим нарушениям поведения лишь в относительно непродолжительные периоды связанных с психическими травмами декомпенсаций. В этом случае ставят диагноз акцентуации характера.
Методы исследования • ЭЭГ • МРТ/КТ • Психологические методы (MMPI, тематический апперцептивный тест, тест Роршаха).

Дифференциальная диагностика
• Параноидное расстройство личности отличается от бредового расстройства отсутствием бредовых идей. От параноидной шизофрении это расстройство можно отдифференцировать на основании того, что при параноидном расстройстве личности отсутствуют галлюцинации, эмоционально-волевые и мыслительные расстройства. Пациенты с пограничным расстройством личности отличаются от данного типа способностью к сильным эмоциональным отношениям с окружающими. Параноидное расстройство личности отличается от антисоциального отсутствием цепи антисоциальных поступков в анамнезе. С шизоидными психопатами их сближает ограниченная эмоциональность, но отличает доминирующая подозрительность, недоверчивость. Наиболее трудно отличить параноидное расстройство от шизотипического, для которого подозрительность — также характерная черта. В отличие от шизотипических, у пациентов данного типа нет столь причудливого комплекса поведенческих, сенсорных и мыслительных нарушений, им свойственно не столько отсутствие искажений навыков общения, сколько характерная их направленность (чудаковатость, эксцентричность).
• Шизоидное расстройство личности. В отличие от шизоидного расстройства, для пациентов с шизотипическим расстройством характерны более выраженные эмоционально-волевые и мыслительные нарушения, субпсихотические эпизоды и менее успешная социальная адаптация. Больные эмоционально неустойчивого и тревожного (уклоняющегося) типа имеют более богатую и эмоциональную социальную жизнь, болезненно воспринимают своё одиночество, более заинтересованы в межличностных отношениях и редко прибегают к аутистическому фантазированию. Пациенты с параноидным расстройством способны устанавливать устойчивые и эмоционально насыщенные отношения с окружающими; они чаще используют психологическую защиту в виде проекции.

• Антисоциальное расстройство личности. От психически здорового преступника антисоциальный психопат отличается тем, что криминальность его поведения — лишь один из параметров глобально нарушенного функционирования личности. При оценке антисоциальности поведения очень важно учитывать социальные нормативы той культуральной группы, к которой принадлежит пациент.
• Пограничное расстройство личности. Дифференциальную диагностику с шизофренией проводят на основании наличия или отсутствия длительных психотических эпизодов характерных негативных симптомов. Для шизотипальных личностей характерны странное поведение, отрывочные бредовые идеи отношения. Для параноидных личностей характерна сильная подозрительность. Пограничные личности испытывают хроническое ощущение пустоты, характерны импульсивность, кратковременные психотические эпизоды, суицидальные попытки с целью манипулировать другими.
• Гистрионическое расстройство личности. Наиболее трудно определить разницу между гистрионической и пограничной личностями. Для последнего типа более характерны суициды, субпсихотические эпизоды. Кратковременные реактивные психозы и диссоциативные расстройства могут сосуществовать с диагнозом истерических расстройств личности.
• Нарциссическое расстройство личности. Пограничные, истерические и антисоциальные расстройства личности часто сочетаются с нарциссическими расстройствами. Больные с нарциссическими расстройствами личности менее тревожны, чем больные с пограничными расстройствами, и их жизнь менее хаотична; суицидальные попытки более характерны для пограничных, чем для нарциссических расстройств личности. В отличие от антисоциального типа, нарциссические пациенты менее импульсивны, реже злоупотребляют алкогольными напитками и нарушают закон. Истерические личности, также как и нарциссические, часто обнаруживают черты эксгибиционизма и пытаются манипулировать окружающими, однако они более способны к тёплым эмоциональным отношениям.
• Обсессивно-компульсивное расстройство личности. В отличие от обсессивно-компульсивного расстройства личности обсессивно-компульсивное расстройство характеризуется истинными обсессиями и компульсиями. При наличии последних следует ставить диагноз обсессивно-компульсивного расстройства.
• Расстройство личности в виде избегания. Уклонение от общения с другими людьми свойственны как шизоидному, так и тревожному типу, но шизоидного пациента при этом отличает желание отсутствие желания общаться, тогда как тревожного — желание общаться, неуверенность и страх. Клинические картины тревожного и зависимого типа сходны, но при тревожном типе трудности общения проявляются в страхе перед общением, при зависимом — в страхе остаться в одиночестве. Пограничный и истерический тип отличают от тревожного свойственные этим больным тенденции к манипуляции другими людьми, раздражительность и непредсказуемое поведение.

• Зависимое расстройство личности. Черты зависимости обнаружены при многих типах психических расстройств, что затрудняет дифференциальную диагностику. Клинические картины тревожного и зависимого типа сходны, но при тревожном типе трудности общения проявляются в страхе перед общением, при зависимом — в страхе остаться в одиночестве. Зависимость от окружающих характерна также для истерического и пограничного типов, однако зависимые личности обычно сохраняют надолго связь с одним и тем же лицом, от которого они зависят, а не с группой людей, и у них отсутствует тенденция к манипулированию другими. Пациенты шизоидного типа и с шизотипическим расстройством стремятся к тому, чтобы быть не столько зависимыми, сколько изолированными. Зависимое поведение может обнаруживаться у больных агорафобией, но и у агорафобических больных отмечается более высокий уровень общей тревожности или возможность развития панических атак.
• Пассивно-агрессивное расстройство личности. Несмотря на известное внешнее сходство, поведение при пассивно-агрессивном расстройстве менее зрелищно, драматично, эмоционально и агрессивно, чем в случаях истерического и пограничного расстройств.

ЛЕЧЕНИЕ
При лечении расстройств личности применяют психотерапию и лекарственную терапию. Эти вида лечения не следует противопоставлять друг другу. При правильном сочетании психотерапии и лекарственного лечения отмечают усиление эффекта.
Лекарственная терапия занимает небольшое место в лечении больных с расстройствами личности • Антипсихотические препараты в малых дозах назначают при агрессивном поведении, психомоторном возбуждении, декомпенсации параноидного расстройства личности (например, левомепромазин 25–75 мг/сут, галоперидол 5–15 мг/сут) • Анксиолитические средства (например, диазепам, бромдигидрохлорфенилбензодиазепин) уменьшают тревогу и улучшают самочувствие больных, но эти препараты следует назначать с крайней осторожностью (при возможности — обходиться без них) из-за высокого риска развития привыкания и зависимости у больных с расстройством личности • При развитии депрессивных состояний применяют антидепрессанты (например, амитриптилин 75–150 мг/сут). Антидепрессанты (особенно кломипрамин) также эффективны при декомпенсации обсессивно-компульсивного расстройства личности, проявляющейся симптомами обсессивно-компульсивного расстройства.
Психотерапия (групповая, семейная, индивидуальная, психоанализ) — наиболее предпочтительный способ лечения. С помощью психотерапии изменяют установки больного, его представление о своем «Я», помогают найти пути построения правильных межличностных взаимоотношений.

Течение и прогноз.
• Расстройства личности обычно проявляются в детстве или подростковом возрасте и продолжаются в течение дальнейшей жизни. Возможность адаптации при расстройствах личности зависит от выраженности нарушения поведения и внешних факторов. Пациенты могут быть адаптированы в благоприятных для них условиях (компенсация) и дезадаптированы с яркой выраженностью свойственных ей психопатических проявлений при неблагоприятных условиях (декомпенсация). Декомпенсирующими факторами могут быть соматические и инфекционные заболевания, интоксикации, эмоциональные стрессы. Динамика психопатий тесно связана с возрастом. Наиболее опасны в плане декомпенсации период полового созревания и инволюции. Общая черта всех патологических состояний — непрогрединтность. После декомпенсации личность пациента возвращается в исходное состояние.
• Пациенты, как правило, уклоняются от лечения. Течение хроническое прогрессирующее, приводящее к социально-трудовой декомпенсации, но у некоторых пациентов может наступить улучшение.
Синонимы • Патологическое развитие личности • Аномалия характера • Патологический характер • Психопатия

МКБ-10 • F68 Другие расстройства личности и поведения в зрелом возрасте •• F69 Расстройство личности и поведения в зрелом возрасте неуточнённое

Тест на шизоидное расстройство личности

Мужчина Женщина Возраст:

1. Я получаю удовольствие, общаясь с окружающими

2. Семейные отношения доставляют мне радость

3. Я предпочитаю быть предоставленным самому(ой) себе

4. Меня привлекает секс

5. Я получаю удовольствие, занимаясь активной деятельностью

6. Я общаюсь с друзьями

7. У меня близкие и теплые отношения с членами семьи

8. Меня радует, когда окружающие меня хвалят

9. Меня расстраивает критика окружающих

10. Меня беспокоят проблемы близких

11. Я расстраиваюсь, когда кто-либо пытается вторгнуться в мой внутренний мир

Please, provide answers to all given questions.

/11 Дальше   Результат Psymed.info

© Psymed.info Все права защищены Запрещено – копирование, воспроизведение, распространение или использование иным способом любых материалов, размещенных на данном сайте, без предварительного письменного согласия владельца авторских прав.

 

Данный психологический тест является лишь инструментом предварительной оценки состояния и не определяет точный диагноз. Если результаты Вашего теста указывают на то, что Вы, возможно, страдаете шизоидным расстройством личности, пожалуйста, обратитесь к специалисту для уточнения диагноза.

Симптомы, причины и методы лечения шизоидного расстройства личности

Что такое расстройства личности?

Люди с расстройствами личности имеют давние модели мышления и действий, которые отличаются от того, что общество считает обычным или нормальным. Негибкость их личности может вызвать сильные страдания и мешать работе во многих сферах жизни, в том числе в социальной сфере и на работе. Люди с расстройствами личности, как правило, также плохо справляются с ситуацией и с трудом выстраивают здоровые отношения.

В отличие от людей с тревожными или депрессивными расстройствами, которые знают, что у них есть проблема, но не могут ее контролировать, люди с расстройствами личности часто не осознают, что у них есть проблема, и не верят, что им есть что контролировать. Поскольку они часто не верят, что у них есть проблема, люди с расстройствами личности часто не обращаются за лечением.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Шизоидное расстройство личности — одно из группы состояний, называемых «кластером А» или эксцентрическими расстройствами личности.Люди с этими расстройствами часто кажутся странными или необычными. Люди с шизоидным расстройством личности также склонны быть отстраненными, отстраненными и безразличными к социальным отношениям. Как правило, это одиночки, которые предпочитают уединенные занятия и редко выражают сильные эмоции. Хотя их имена звучат одинаково и у них могут быть похожие симптомы, шизоидное расстройство личности — это не то же самое, что шизофрения. Многие люди с шизоидным расстройством личности могут нормально функционировать, хотя они, как правило, выбирают такую ​​работу, которая позволяет им работать в одиночку, например, сотрудники ночной службы безопасности, библиотеки или лабораторные работники.

Каковы симптомы шизоидного расстройства личности?

Люди с шизоидным расстройством личности часто ведут затворничество, организуя свою жизнь так, чтобы избегать контактов с другими людьми. Многие никогда не женятся или могут продолжать жить со своими родителями, став взрослыми. Другие общие черты людей с этим расстройством включают следующее:

  • Они не хотят и не поддерживают близких отношений даже с членами семьи.
  • Они выбирают уединенную работу и занятия.
  • Они получают удовольствие от немногих занятий, в том числе от секса.
  • У них нет близких друзей, кроме родственников первой степени родства.
  • Им трудно общаться с другими людьми.
  • Они равнодушны к похвале и критике.
  • Они отстранены и не проявляют особых эмоций.
  • Они могут мечтать и / или создавать яркие фантазии о сложной внутренней жизни.

Насколько распространено шизоидное расстройство личности?

Трудно точно оценить распространенность этого расстройства, потому что люди с шизоидным расстройством личности редко обращаются за лечением.Шизоидное расстройство личности чаще поражает мужчин, чем женщин, и чаще встречается у людей, у которых есть близкие родственники, больные шизофренией.

Шизоидное расстройство личности обычно начинается в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте.

Что вызывает шизоидное расстройство личности?

Мало что известно о причине шизоидного расстройства личности, но предполагается, что в этом играют роль и генетика, и окружающая среда. Некоторые специалисты в области психического здоровья предполагают, что мрачное детство, в котором отсутствовали тепло и эмоции, способствует развитию расстройства.Более высокий риск шизоидного расстройства личности в семьях шизофреников предполагает, что генетическая предрасположенность к этому расстройству может передаваться по наследству.

Как диагностируется шизоидное расстройство личности?

Если присутствуют симптомы этого расстройства личности, врач начнет обследование с составления полной истории болезни и, возможно, физического осмотра. Хотя лабораторных тестов для диагностики расстройств личности не существует, врач может использовать различные диагностические тесты, чтобы исключить физическое заболевание как причину симптомов.

Если врач не обнаружит физической причины появления симптомов, он может направить человека к психиатру или психологу, специалистам в области здравоохранения, которые имеют специальную подготовку для диагностики и лечения психических заболеваний. Психиатры и психологи используют специально разработанные инструменты интервью и оценки, чтобы оценить человека на предмет расстройства личности.

Как лечится шизоидное расстройство личности?

Люди с этим расстройством личности редко обращаются за лечением, потому что их мысли и поведение обычно не вызывают у них беспокойства.При обращении за лечением наиболее часто используется психотерапия — форма консультирования. Скорее всего, лечение будет сосредоточено на повышении общих навыков преодоления трудностей, а также на улучшении социального взаимодействия, общения и самооценки. Поскольку доверие является важным компонентом терапии, лечение может быть сложной задачей для терапевта, потому что людям с шизоидным расстройством личности сложно выстраивать отношения с другими людьми. Обучение социальным навыкам также может быть важным компонентом лечения.

Лекарства обычно не используются для лечения самого шизоидного расстройства личности. Однако лекарства могут быть прописаны, если человек также страдает связанной психологической проблемой, такой как депрессия.

Каковы осложнения шизоидного расстройства личности?

Отсутствие социального взаимодействия — главное осложнение шизоидного расстройства личности. Люди с этим расстройством личности редко бывают агрессивными, поскольку предпочитают не взаимодействовать с людьми.Сопутствующие состояния, такие как расстройства настроения, тревожные расстройства и другие расстройства личности, также могут встречаться чаще, чем в общей популяции.

Каковы перспективы для людей с шизоидным расстройством личности?

Хотя некоторые из их поведений могут быть странными, люди с шизоидным расстройством личности, как правило, способны функционировать в повседневной жизни. Однако они могут не формировать значимых отношений или иметь собственные семьи. Исследования показали, что иногда они могут испытывать социальную, финансовую и трудовую инвалидность.

Можно ли предотвратить шизоидное расстройство личности?

Не существует известного способа предотвратить шизоидное расстройство личности.

Шизоидное расстройство личности — StatPearls

Непрерывное образование

Шизоидное расстройство личности — одно из трех расстройств, входящих в группу А расстройство личности. Людей, страдающих шизоидным расстройством личности, называют отчужденными, притупленными, изолированными, отстраненными и отстраненными. Это упражнение иллюстрирует оценку и лечение шизоидного расстройства личности и подчеркивает роль межпрофессиональной группы в улучшении ухода за пациентами с этим заболеванием.

Цели:

  • Определить эпидемиологию и предполагаемую этиологию шизоидного расстройства личности.

  • Изучите анамнез, физическое состояние и оценку шизоидного расстройства личности.

  • Опишите доступные варианты лечения и ведения шизоидного расстройства личности.

  • Опишите стратегии межпрофессиональной команды для улучшения координации помощи и коммуникации для улучшения лечения шизоидного расстройства личности и улучшения результатов.

Заработайте кредиты на непрерывное образование (CME / CE) по этой теме.

Введение

В V веке до нашей эры Гиппократ впервые предложил свою теорию юморизма для описания различных темпераментов. [1] Эта идея постулировала, что человеческое поведение можно разделить на четыре различных темперамента: черная желчь, сангвиник (кровь), желтая желчь и мокрота, которые, в свою очередь, коррелируют с четырьмя элементами — землей, воздухом, огнем и водой, соответственно. Гиппократ развил свою теорию, описав черную желчь как меланхолическую, сангвиника как оптимистичного, желтую желчь как раздражительную и холерическую, а мокроту как апатичную.[2] Выводы этой первоначальной теории использовались вплоть до 20-го века, о чем свидетельствуют описательные термины «меланхолик», «сангвиник» и «холерик», которые Эмиль Крепелин использовал для описания своих маниакально-депрессивных пациентов. [3] В конце концов, формальные попытки перечислить типы личности были предприняты в 1952 году, когда было выпущено «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM) I, в котором было перечислено семь расстройств личности. В последующих трех изданиях DSM этот список попеременно расширялся и сокращался, что в конечном итоге привело к появлению десяти расстройств личности, замеченных в самом последнем издании DSM (DSM V).[4] [5] Согласно последнему консенсусу, расстройства личности объясняются как хронические неадаптивные модели поведения, которые являются негибкими, повсеместными и приводят к социальной дисфункции и стрессу.

Эти расстройства подразделяются на три группы или кластера, а именно A, B и C. Кластер A включает параноидальные, шизоидные и шизотипические расстройства личности. Кластер B состоит из пограничных, нарциссических, театральных и антисоциальных расстройств личности. И, наконец, кластер C включает избегающие, зависимые и обсессивно-компульсивные расстройства личности.[6] Особое внимание в этой статье уделяется оценке шизоидного расстройства личности. Прилагательное «шизоид» было первоначально придумано для описания продромальной замкнутости и изоляции, наблюдаемых при шизофрении. Шизоидный тип личности был официально утвержден в DSM III в 1980 году для описания людей, испытывающих значительную неспособность к формированию значимых социальных отношений [7].

Этиология

Хотя однозначных данных относительно этиологии шизоидного расстройства личности мало, предполагается, что наследственность в значительной степени способствует его диатезу.В исследованиях близнецов с использованием опросников самооценки уровень наследственности шизоидного расстройства личности оценивается примерно в 30% [8]. Неизвестно, какие факторы окружающей среды способствуют возникновению этого расстройства.

Эпидемиология

Исследования показывают, что это заболевание имеет распространенность менее 1%. [7] Не наблюдается разницы в частоте встречаемости у мужчин и женщин. [9]

Патофизиология

Шизоидное расстройство личности — это хроническая модель поведения, продолжающаяся всю жизнь и берущая начало в детстве.Как указывалось ранее, есть предположение о наследственности заболевания, но конкретные генетические причины не установлены. В литературе предполагается, что определенные анатомические аномалии (локализованные поражения долей мозга) и биохимические или связанные с нейромедиаторами заболевания играют роль в развитии этого расстройства; однако на данный момент они являются чисто умозрительными.

История и физика

Изоляция — важная особенность в истории шизоидного пациента. Они редко поддерживают близкие отношения и часто предпочитают заниматься уединенными занятиями.Они нечасто испытывают сильные эмоции, практически не выражают желания сексуальной активности с партнером и, как правило, амбивалентны к критике или похвале [8].

Маловероятно, что человек с шизоидным расстройством личности проявит себя в клинических условиях по собственному желанию, если его не побудит семья или какие-либо психиатрические последствия, вызванные расстройством, например депрессия. Как и в случае с большинством расстройств личности, поведение синхронно с эго, и поэтому пациент не осознает необходимость адаптации своего поведения.Лица, страдающие расстройствами личности, склонны выводить свои проблемы вовне, рассматривая других как этиологию любого конфликта [8]. Если случайно человек с шизоидным расстройством личности обнаруживается в клинических условиях, в DSM V указаны конкретные диагностические критерии, которые врач должен использовать для оценки. Выраженный притупленный аффект сразу же будет заметен при предъявлении. Кроме того, пациент, вероятно, будет отстранен, отчужден и сведет к минимуму симптоматику.

Оценка

Как и в случае с большинством психических расстройств, история пациента указывает врачу на правильный диагноз.Тщательная социальная и личная история имеет первостепенное значение, а также сбор истории из сопутствующих источников. Как только клиницист делает вывод о наличии основного расстройства личности, он или она может использовать последующие диагностические контрольные списки или самооценку, чтобы помочь идентифицировать проявляющееся расстройство. [7] [10]

Диагностические критерии шизоидного расстройства личности, изложенные в DSM V

  1. Отстраненность от социальных отношений с ограниченным диапазоном выражения эмоций, когда они находятся в межличностных условиях.Они начинаются в раннем взрослом возрасте и проявляются в различных контекстах, о чем свидетельствуют четыре из следующих:
    1. Не желает и не пользуется близкими отношениями

    2. Выбирает уединенные занятия

    3. Нет или мало интересуется сексуальным опытом

    4. Получает удовольствие от немногих занятий

    5. Не хватает близких друзей или доверенных лиц

    6. Безразличен к похвале или критике

    7. Проявляет эмоциональную холодность, отстраненность или плоскую аффективность

  2. Не связано с другим заболеванием; не возникает при шизофрении, маниакальной депрессии, расстройстве аутистического спектра или другом аффективном расстройстве с психотическими особенностями.

Важно, чтобы врач не ставил преждевременный диагноз расстройства личности. Различные болезненные состояния могут иметь общие черты с расстройствами личности. Например, пациент, переживающий большой депрессивный эпизод, может выглядеть социально тревожным и зависимым от других; однако эта «зависимость» носит эпизодический характер, тогда как человек с зависимым расстройством личности демонстрирует хронический анамнез такого поведения. Для подтверждения диагноза может потребоваться обследование пациента в течение длительного периода времени.Наконец, клиницист должен опасаться культурных различий, которые могут проявляться как характеристики расстройства личности.

Лечение / ведение

Пока не существует метода лечения, одобренного для лечения шизоидного расстройства личности. Несмотря на это, некоторые исследования показывают, что психотерапия может помочь улучшить затворнический характер этого расстройства. Фармакотерапия может быть вариантом лечения сопутствующих заболеваний, таких как депрессия. Долг клинициста тактично выделять и выделять неадаптивные поведенческие паттерны пациента и, по неизгладимым словам Фрейда, «сделать бессознательное сознательным.«В идеале клиницист будет поощрять пациента к реализации нового поведения, чтобы противодействовать его врожденным дезадаптивным импульсам. К сожалению, шизоидное расстройство личности практически игнорируется по сравнению с другими расстройствами личности, и поэтому варианты лечения скудны и недостаточно изучены. [11]

Дифференциальный диагноз

Как и в случае с большинством расстройств личности, диагностические признаки шизоидного расстройства личности пересекаются с другими расстройствами личности. К ним относятся:

  • Шизотипическое расстройство личности

  • Параноидальное расстройство личности

  • Избегающее расстройство личности

  • Обсессивно-компульсивное расстройство личности

В частности, шизотипическое расстройство личности имеет множество общих черт с шизоидным расстройством личности.Фактически, считается, что эти два расстройства находятся в одном континууме с расстройствами шизофренического спектра. Этот континуум состоит из шизоидного расстройства личности и шизофрении на противоположных полюсах, причем шизотипическое расстройство находится где-то посередине. Шизотипическое заболевание можно различить с его более выраженными «магическими» и эксцентричными мыслительными процессами. Параноидальные, избегающие и обсессивно-компульсивные расстройства личности также часто входят в список дифференциальных диагнозов клинициста. Однако, в отличие от отчужденности, наблюдаемой у шизоидов, пациенты с параноидальным расстройством личности часто чрезмерно обижены и могут демонстрировать взрывной гнев.И хотя пациенты с избегающим расстройством личности разделяют черту социальной изоляции, эта изоляция провоцирует страх быть отвергнутым, тогда как больные шизоидом просто амбивалентны по отношению к человеческому контакту. Наконец, пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством личности движимы необходимостью поддерживать контроль и будут использовать защиту эго в виде интеллектуализации и изоляции, чтобы искупить нежелательные эмоции, что выглядит так же амбивалентно, как и пациенты с шизоидным расстройством личности.[12] [13]

Прогноз

Как упоминалось во введении, расстройства личности являются хроническими и повсеместными и, следовательно, связаны с неоптимальными прогнозами. В идеале пациент соглашается на долгосрочную психотерапию и в достаточной степени занимается, не испытывая значительных периодов прогулов. Даже в этом случае маловероятно, что пациент когда-либо испытает значительную радость от социальной активности. [14]

Осложнения

Хотя пациенты с расстройствами личности в целом имеют более высокий риск самоубийства, злоупотребления психоактивными веществами и депрессии, пациенты с шизоидным расстройством личности в основном страдают от недостатка социальных взаимодействий.Люди с этим расстройством личности редко бывают агрессивными. Однако расстройства настроения, депрессия и тревожные расстройства встречаются чаще, чем у населения в целом.

Сдерживание и обучение пациентов

Обычно идентифицируемое как наследственное заболевание, методы устранения и предотвращения этого расстройства отсутствуют. После того, как заболевание выявлено, врач должен проинформировать семью о природе расстройства и попросить терпения и безоговорочного положительного отношения для достижения наилучших возможных результатов.[15]

Улучшение результатов команды здравоохранения

Шизоидное расстройство личности может привести к серьезным психиатрическим последствиям, если его не распознать и не лечить. Таким образом, чрезвычайно важно, чтобы команда специалистов по оказанию помощи работала слаженно как единое целое для выявления пациентов из группы риска. У пациентов с шизоидным расстройством личности снижается аффективная симптоматика, что может привести к ошибочному диагнозу. Понимание медицинской бригады, которая больше всего контактирует с пациентом, может оказаться неоценимым для клинициста при определении правильного плана лечения для пациента.[7]

Дополнительное образование / Контрольные вопросы

Ссылки

1.
Merenda PF. К четырехфакторной теории темперамента и / или личности. J Pers Assess. Осень 1987; 51 (3): 367-74. [PubMed: 16372840]
2.
Viswanathan VK. Рассмеши меня. Кишечные микробы. 2010 Март; 1 (2): 75-76. [Бесплатная статья PMC: PMC3023582] [PubMed: 21326912]
3.
Хофф П. Трапелинианская традиция. Диалоги Clin Neurosci. 2015 Март; 17 (1): 31-41.[Бесплатная статья PMC: PMC4421898] [PubMed: 25987861]
4.
Surís A, Holliday R, North CS. Эволюция классификации психических расстройств. Behav Sci (Базель). 2016, 18 января; 6 (1) [Бесплатная статья PMC: PMC4810039] [PubMed: 26797641]
5.
Fischer BA. Обзор американской психиатрии через ее диагнозы: история и развитие Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам. J Nerv Ment Dis. 2012 декабрь; 200 (12): 1022-30. [PubMed: 23197117]
6.
Røysamb E, Kendler KS, Tambs K, Orstavik RE, Neale MC, Aggen SH, Torgersen S, Reichborn-Kjennerud T. Совместная структура расстройств оси I и оси II DSM-IV. J Abnorm Psychol. 2011 Февраль; 120 (1): 198-209. [Бесплатная статья PMC: PMC3081882] [PubMed: 21319931]
7.
Эстерберг М.Л., Гулдинг С.М., Уолкер Э.Ф. Кластер А расстройств личности: шизотипические, шизоидные и параноидные расстройства личности в детстве и подростковом возрасте. J Psychopathol Behav Assess. 01 декабря 2010 г .; 32 (4): 515-528.[Бесплатная статья PMC: PMC2992453] [PubMed: 21116455]
8.
Райхборн-Кьеннеруд Т. Генетическая эпидемиология расстройств личности. Диалоги Clin Neurosci. 2010; 12 (1): 103-14. [Бесплатная статья PMC: PMC3181941] [PubMed: 20373672]
9.
Грант Б.Ф., Хасин Д.С., Стинсон Ф.С., Доусон Д.А., Чжоу С.П., Руан В.Дж., Пикеринг Р.П. Распространенность, корреляты и инвалидность расстройств личности в Соединенных Штатах: результаты национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний.J Clin Psychiatry. 2004 июл; 65 (7): 948-58. [PubMed: 15291684]
10.
Вольф С. «Шизоидная» личность в детстве и взрослой жизни. III: Детский рисунок. Br J Psychiatry. 1991 ноя; 159: 629-35. [PubMed: 1756338]
11.
Район РК. Оценка и лечение расстройств личности. Я семейный врач. 2004, 15 октября; 70 (8): 1505-12. [PubMed: 15526737]
12.
Видигер Т.А., Кларк Л.А. К DSM-V и классификации психопатологии. Psychol Bull.2000 ноя; 126 (6): 946-63. [PubMed: 11107884]
13.
Watson DC, Sinha BK. Коморбидность расстройств личности DSM-IV в доклинической выборке. J Clin Psychol. 1998 Октябрь; 54 (6): 773-80. [PubMed: 9783656]
14.
Tredget JE. Этиология, проявления и лечение расстройств личности. J Psychiatr Ment Health Nurs. 2001 август; 8 (4): 347-56. [PubMed: 11882147]
15.
Tackett JL, Balsis S, Oltmanns TF, Krueger RF. Объединяющий взгляд на патологию личности на протяжении всей жизни: соображения развития для пятого издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам.Dev Psychopathol. 2009 Лето; 21 (3): 687-713. [Бесплатная статья PMC: PMC2864523] [PubMed: 19583880]

Шизоидное расстройство личности | Шеппард Пратт

Шизоидное расстройство личности заставляет вас казаться отстраненным и бесчувственным, редко участвуете в социальных ситуациях или поддерживаете отношения с другими людьми. Это расстройство может проявляться в раннем возрасте, когда вам не удается наладить значимые отношения с людьми.

Шизоидное расстройство личности может вести к жизни в изоляции и одиночестве.Пребывание в одиночестве — нормальная и желанная часть жизни для людей с шизоидным расстройством личности. Шизоидное расстройство личности может сильно повлиять на ваш успех в жизни, на работе, в школе и в отношениях. Лечение, включая лекарства и терапию, может помочь вам преодолеть это расстройство и стать более умелыми в социальных ситуациях.

Симптомы

Если у вас шизоидное расстройство личности, у вас могут проявляться некоторые стандартные симптомы. Поговорите со своим врачом о тестировании и лечении этого расстройства, если вы или ваш любимый человек испытываете какие-либо из этих симптомов:

  • Трудности в выражении эмоций или правильном поведении в эмоциональных ситуациях
  • Вы предпочитаете одиночество или изолированность от других
  • У вас мало отношений, включая друзей или романтических партнеров
  • Вы не переживаете или не замечаете эмоционального стресса других людей
  • Держитесь отстраненно, почти как робот
  • Отсутствие мотивации или целей
  • Избегать всех видов деятельности, в которых участвуют другие люди
  • Бесстрастное, лишенное чувства юмора или безразличие к окружающим
  • Вы не желаете близких личных отношений и не наслаждаетесь ими
  • Вы не заинтересованы в поиске романтического партнера
  • Вы равнодушны к похвале и критике
Причины

Шизоидное расстройство личности и другие расстройства шизофренического спектра не имеют определенной причины.Некоторые факторы риска могут увеличить ваши шансы на развитие шизоидного расстройства личности, в том числе:

  • Осложнения при рождении
  • Травмы головы или головного мозга
  • Семейный анамнез шизофрении или других психических заболеваний
  • Злоупотребление алкоголем или наркотиками
  • Воздействие вирусов, болезней или недоедания до рождения
  • Травма, особенно эмоциональное и физическое насилие, насилие или жестокое обращение в семье в детстве, а также травма, вызванная войной
  • Родитель холодный, небрежный и отстраненный
Лечение

Существует множество методов лечения шизоидного расстройства личности, и эти методы лечения могут быть очень эффективными.Поговорите со своим врачом о плане лечения, который поможет вам контролировать свои симптомы и научиться обращаться к другим.

Лекарство: Хотя не существует лекарств, которые полностью вылечили бы это состояние, успокаивающие лекарства и антидепрессанты могут помочь контролировать симптомы вашего расстройства. Найдите врача в Sheppard Pratt, чтобы поговорить с ним о лекарствах.

Терапия: Индивидуальная терапия может быть сложной задачей для пациентов с шизоидным расстройством личности.Групповая терапия, трудотерапия и программы самопомощи могут научить вас новым навыкам преодоления трудностей и помочь узнать, как развивать отношения. Узнайте больше о вариантах лечения.

Образование: Больше информации о ваших триггерах и поведении, которых вы должны остерегаться, когда вы больше узнаете о жизни со своим расстройством, имеет важное значение для вашего успеха. Узнайте больше о психическом здоровье.

Поддержка: Для вас может быть полезно знать, что вы не одиноки в таких чувствах.Найдите группу поддержки у Шеппарда Пратта.

Шизоидное расстройство личности | Центр знаний

Шизоидное расстройство личности — одно из многих расстройств личности. Из-за этого люди могут казаться отстраненными и бесчувственными, редко участвуют в социальных ситуациях или поддерживают отношения с другими людьми. Шизоидное расстройство личности может способствовать изоляции и одиночеству; одиночество может быть нормальной и желанной частью жизни для людей с шизоидным расстройством личности.

Симптомы шизоидного расстройства личности

Поговорите со своим врачом о тестировании и лечении этого расстройства, если вы или ваш любимый человек испытываете какой-либо из этих симптомов:

  • Трудности в выражении эмоций или правильном поведении в эмоциональных ситуациях
  • Вы предпочитаете одиночество или изолированность от других
  • Вы не получаете удовольствия от многих или каких-либо занятий
  • У вас мало отношений, включая семью, друзей или романтических партнеров
  • Вы не испытываете или не замечаете эмоционального стресса других людей
  • Избегать деятельности, в которой участвуют другие люди
  • Выглядеть бесчувственным, лишенным чувства юмора или равнодушным к другим
  • Вы не желаете близких личных отношений и не наслаждаетесь ими
  • Вы не заинтересованы ни в похвале, ни в критике

Причины и факторы риска шизоидного расстройства личности

Шизоидное расстройство личности не имеет определенной причины.Некоторые факторы риска могут увеличить ваши шансы на развитие шизоидного расстройства личности, в том числе:

  • Осложнения при рождении
  • Травмы головы или головного мозга
  • Семейный анамнез шизофрении или других психических заболеваний
  • Злоупотребление алкоголем или наркотиками
  • Воздействие вирусов, болезней или недоедания до рождения
  • Травма, особенно эмоциональное и физическое насилие, насилие или жестокое обращение в семье в детстве, а также травма, вызванная войной
  • Родитель холодный, небрежный и отстраненный

Лечение шизоидного расстройства личности

Существует множество методов лечения шизоидного расстройства личности, и эти методы лечения могут быть очень эффективными.Поговорите со своим врачом о плане лечения, который поможет вам контролировать свои симптомы и научиться обращаться к другим.

Лекарства: лекарства от тревожности и антидепрессанты могут помочь контролировать симптомы вашего расстройства.

Терапия: программы групповой терапии, трудотерапии и самопомощи могут научить вас новым навыкам преодоления трудностей и помочь узнать, как развивать отношения. Узнайте больше о вариантах лечения.

Образование. Для вашего успеха очень важно больше узнать о ваших триггерах и поведении, которых вам следует остерегаться по мере того, как вы больше узнаете о жизни со своим расстройством.Узнайте больше о психическом здоровье.

Поддержка: вам может быть полезно знать, что вы не одиноки в таких чувствах. Найдите группу поддержки у Шеппарда Пратта.

4 мифа о шизоидном расстройстве личности

Расстройства личности — это группа психических расстройств, характеризующихся поведением и образцами мышления, которые отличаются от социальных норм. Люди с этими расстройствами обладают определенными личностными и поведенческими чертами, которые могут затруднить функционирование и приспособление к обществу.

Шизоидное расстройство личности — это один из типов расстройства личности, для которого характерна крайняя социальная непривязанность. Пострадавшие предпочитают побыть в одиночестве и избегать любых межличностных контактов, в том числе сексуальных. Их не волнует, что о них думают другие, и они, кажется, не обращают внимания на критику или похвалу со стороны других. Они также эмоционально отстранены, мало чувствуют и не выражают эмоций независимо от обстоятельств.

Люди с шизоидным расстройством личности в некоторой степени загадочны, потому что они не выражают эмоций и держатся особняком.Из-за этого существует множество мифов о шизоидном расстройстве личности. Чтобы понять шизоидное расстройство личности, необходимо бросить вызов этим мифам и заменить их правдой. Вот факты о шизоидном расстройстве личности.

Миф № 1: Шизоидное расстройство личности похоже на шизофрению

Факт: Шизоидное расстройство личности — это совершенно иное психическое заболевание, чем шизофрения.

Что касается шизоидного расстройства личности vs.шизофрения, у них мало общего. Основное различие — и причина того, почему это совершенно разные расстройства — в том, что шизоидное расстройство личности не является психотическим расстройством. Таким образом, это совершенно другая диагностическая категория, чем шизофрения.

Оба расстройства имеют сходные генетические причины и имеют симптомы социальной абстиненции. Однако люди с шизоидным расстройством личности не теряют связи с реальностью и не испытывают иллюзий, галлюцинаций или паранойи, как люди с шизофренией.

Возможно, из-за общих генетических причин люди с шизоидным расстройством личности подвергаются риску развития психоза и шизофрении в какой-то момент своей жизни. Таким образом, шизоидное расстройство личности и шизофрения связаны.

Миф № 2: Люди с шизоидным расстройством личности склонны к насилию

Факт: Насилие не является типичной характеристикой шизоидного расстройства личности.

Некоторые люди считают, что шизоидное расстройство личности опасно.Однако для него не характерно агрессивное или агрессивное поведение. На самом деле люди с шизоидной личностью вообще не сильно злятся. Вместо этого у них плоские эмоции и они не испытывают ни взлетов, ни падений.

Люди с этим расстройством редко обращаются за лечением, что делает их в основном неопознанными и недоступными для изучения, поэтому исследования связи между шизоидным расстройством личности и агрессивным поведением немногочисленны.

Одно исследование, посвященное популяции греческих тюрем, пришло к выводу, что шизоидное расстройство личности было связано с насильственными преступлениями и убийствами, но это исследование страдает некоторыми серьезными недостатками дизайна.Контрольных групп для сопутствующих психических расстройств не было, и выводы основывались на результатах, не имевших статистической значимости. Выводы этой статьи не были воспроизведены в других исследованиях.

В целом, нет убедительных доказательств того, что люди с шизоидным расстройством личности склонны к агрессивному поведению. Кроме того, насилие, агрессия или даже гнев не описываются как симптомы расстройства. Когда имеет место агрессивное поведение, это, скорее всего, связано с сопутствующими психическими расстройствами, а не с самим шизоидным расстройством личности.

Миф № 3: Люди с шизоидным расстройством личности не могут нормально функционировать

Факт: Многие люди с шизоидным расстройством личности способны довольно хорошо функционировать, могут работать и обеспечивать себя.

Нарушение способности функционировать является основной особенностью расстройств личности. Однако уровень нарушения функционирования у каждого человека разный. Расстройства личности кластера А, такие как шизоидное расстройство личности, обычно связаны с более высоким уровнем функционирования, чем другие, например пограничное или истерическое расстройство личности.

Хотя шизоидное расстройство личности является высокофункциональным расстройством, функциональные нарушения у людей с этим заболеванием связаны с их замкнутостью и отрешенностью от жизни. Они склонны считать себя наблюдателями жизни, а не участниками. Работа для людей с шизоидным расстройством личности может включать в себя минимальные социальные контакты или их отсутствие, даже если эти рабочие места ниже их уровня способностей. Они избегают межличностных отношений и живут как одиночки. Хотя это их предпочтительный образ жизни, они страдают от того, что было описано как «невыносимое и неизбежное одиночество» из-за своей социальной изоляции.

Одно интересное исследование представило рассказ от первого лица о том, каково жить с шизоидным расстройством личности. Это дает прекрасное представление о жизни и функциях человека, страдающего этим заболеванием. История этого человека показывает, что некоторые люди с этим расстройством могут вести продуктивную жизнь, хотя они могут быть не совсем нормальными.

Во многом их способность функционировать зависит от любых сопутствующих психических расстройств, которые у них могут быть. Например, депрессия является особенно изнурительным сопутствующим расстройством психического здоровья, которое часто встречается у людей с шизоидным расстройством личности.Эти нарушения могут препятствовать функционированию, если их не лечить.

Миф № 4: Шизоидное расстройство личности можно вылечить с помощью лекарств

Факт: Шизоидное расстройство личности не поддается лечению лекарствами.

К сожалению, люди с шизоидным расстройством личности обычно «не понимают» своего состояния. Психиатры используют этот термин для описания характеристики определенных расстройств психического здоровья, которая заставляет людей думать, что с ними все в порядке. Из-за этого недостатка понимания люди с шизоидным расстройством личности редко обращаются за помощью или лечением.

Из-за относительной редкости и замкнутости пораженных людей лечение шизоидного расстройства личности изучено недостаточно. Хотя шизоидные и другие расстройства личности нельзя лечить с помощью лекарств, могут существовать сопутствующие состояния, такие как депрессия.

Основным методом лечения шизоидной личности является психотерапия. Однако может пройти много времени, прежде чем терапевт сможет установить доверие, и терапия вряд ли изменит общие дисфункциональные черты личности человека.Таким образом, терапия обычно направлена ​​на устранение конкретных факторов стресса в жизни человека или исправление устойчивых иррациональных мыслей, которые негативно влияют на поведение человека. Для людей с шизоидным расстройством личности когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), по-видимому, предлагает наиболее подходящую основу для помощи в выздоровлении.

Если вы или ваш любимый человек страдаете шизоидным расстройством личности и сопутствующей зависимостью, The Recovery Village здесь, чтобы помочь.Свяжитесь с нами сегодня, чтобы узнать о различных вариантах лечения, доступных вам.

  • Источники

    Апостолопулос А., Михопулос И., Захос И., Ризос Э., Цеферакос Г., Манту В. и др. «Связь шизоидного и шизотипического расстройства личности с насильственными преступлениями и убийствами в греческих тюрьмах». Annals of General Psychiatry, 10 августа 2018 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Чедвик, П. «Рассказ коллег-профессионалов от первого лица: до психоза — шизоидная личность изнутри.Бюллетень по шизофрении, май 2014 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Диксон-Гордон, К., Уэлен, Д., Лейден, Б., Чепмен, А. «Систематический обзор расстройств личности и показателей здоровья». Canadian Psychology, май 2015 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Эстерберг, М., Гулдинг, С., Уокер, Э. «Расстройства личности: шизотипические, шизоидные и параноидальные расстройства личности в детском и подростковом возрасте». Журнал психопатологии и оценки поведения, 1 декабря 2010 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Koch, J., Modesitt, T., Palmer, M., Ward, S., Martin, B., Wyatt, R., et al. «Обзор фармакологического лечения расстройств личности кластера А». Психиатр, март 2016 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Лоза, В., Ханна, С. «Является ли шизоидная личность предвестником убийства или суицидального поведения?» Международный журнал по терапии правонарушителей и сравнительной криминологии, июнь 2006 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Матусевич А., Хопвуд К., Бандуччи А., Лехуэз К.«Эффективность когнитивно-поведенческой терапии расстройств личности». Психиатрические клиники Северной Америки, сентябрь 2010 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Риполл, Л., Трибвассер, Дж., Сивер, Л. «Доказательная фармакотерапия расстройств личности». Международный журнал нейропсихофармакологии, октябрь 2011 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

    Робиц Р. «Что такое расстройства личности?» Американская психиатрическая ассоциация, ноябрь 2018 г. По состоянию на 7 июня 2019 г.

Заявление об отказе от ответственности: The Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью фактов о природе поведенческих состояний, вариантах лечения и связанных с ними результатах.Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими специалистами. Предоставляемая нами информация не предназначена для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения. Его не следует использовать вместо совета вашего врача или другого квалифицированного поставщика медицинских услуг.

Шизоидное расстройство личности | The Recovery Village Реабилитация от наркотиков и алкоголя

Шизоидное расстройство личности (ШРЛ) — это расстройство личности, характеризующееся отсутствием интереса к социальным отношениям.Лица с шизоидной личностью чувствуют себя изолированными от других и обычно предпочитают уединенные занятия.

Что такое шизоидное расстройство личности?

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, или DSM, определяет шизоидное расстройство личности как «паттерн отстранения от социальных отношений и ограниченного диапазона эмоционального выражения».

Шизоидное расстройство личности часто считают формой шизофрении из-за сходства названий.Хотя это два разных расстройства, они имеют одно и то же корневое слово «шиз», которое обычно относится к расколу или разделению. Однако, в отличие от человека с шизофренией, человек с шизоидным расстройством личности соприкасается с реальностью и может формулировать свои мысли так, чтобы это было понятно другим.

Причины шизоидного расстройства личности

Многое остается загадкой в ​​отношении шизоидного расстройства личности, включая его причины. Обычно считается, что расстройства личности развиваются в детстве, возможно, из-за факторов окружающей среды или генетических факторов.

При изучении общих черт у людей с диагнозом шизоидная личность было выявлено несколько общих факторов риска, которые могут увеличить вероятность того, что у кого-то разовьется это расстройство личности. Эти причины шизоидного расстройства личности включают:

  • Выросший среди человека, страдающего шизоидным расстройством личности, поскольку личность может в значительной степени развиться, наблюдая за другими в раннем детстве
  • Выросший среди человека, страдающего шизотипическим расстройством личности или шизофренией, поскольку эти расстройства часто проявляются в относительной изоляции и отсутствии надлежащего эмоционального выражения
  • Воспитан родителем, который пренебрежительно относился к их эмоциональным потребностям или проявлял холодность по отношению к ребенку, таким образом пренебрегая их эмоциональными потребностями

Симптомы шизоидного расстройства личности

Расстройства личности разделены на три группы на основе общих черт.Шизоидное расстройство личности является частью группы А, которую обычно считают странными или эксцентричными личностями. Симптомы шизоидного расстройства личности могут включать в себя чувство оторванности от других, но также и отсутствие стремления к этой связи. Люди, страдающие этим заболеванием, могут предпочитать уединенную деятельность и иметь очень ограниченный диапазон эмоционального выражения. В результате эти люди могут считаться холодными или отчужденными. Диагностические критерии шизоидного расстройства личности включают:

  • Нежелание или близкие отношения с другими людьми
  • Выбор самостоятельной деятельности
  • Минимальный интерес к сексуальной активности, если таковой имеется
  • Отсутствие удовольствия или удовольствия от занятий
  • Отсутствие близких друзей
  • Безразличие к похвале или критике
  • Эмоциональная отстраненность или холодность по отношению к людям с ограниченным спектром выражаемых эмоций

Отстранение от отношений и отсутствие эмоционального выражения схожи с симптомами посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).Однако эти два расстройства сильно различаются тем, что человек с посттравматическим стрессовым расстройством не обязательно хочет избегать связи с другими людьми, но вместо этого может испытывать это из-за других симптомов. Кроме того, при посттравматическом стрессовом расстройстве отсутствие удовольствия и эмоциональная отстраненность являются результатом травмирующего события, а не личностными чертами.

Поскольку широкая публика, как правило, мало знает об этом расстройстве, легко задаться вопросом: «Насколько распространено шизоидное расстройство личности?» По оценкам некоторых исследователей, шизоидное расстройство личности встречается менее чем у 1 процента населения.Это очень редкое заболевание, которое обычно не лечится, что способствует возникновению многих заблуждений. Возможности для изучения и полного объяснения этого расстройства были ограничены.

Как диагностируется шизоидное расстройство личности?

В большинстве случаев расстройство личности не может быть диагностировано до 18 лет. Единственным исключением из этого правила является пограничное расстройство личности, и даже в этом случае его часто редко диагностируют до 18 лет. Личности меняются и развиваются. на протяжении всего детства и обычно полностью не развиваются до 18 лет.

Для диагностики шизоидного расстройства личности или других расстройств личности необходимо сначала устранить любые биомедицинские состояния, которые могут способствовать возникновению симптомов. Затем профессионал, проводящий оценку, может подробно обсудить симптомы пациента, развитие личности и образ мышления.

Кто подвержен риску шизоидного расстройства личности?

Несмотря на то, что теста на шизоидное расстройство личности не существует, профессионалы могут определить наличие определенных факторов риска, чтобы установить диагноз.Человек, подверженный риску шизоидного расстройства личности, скорее всего, был воспитан холодным или пренебрежительным опекуном. Кроме того, человек мог развить свою личность после моделирования близкого взрослого, который сам может иметь шизоидное расстройство личности или даже возможное шизотипическое расстройство личности или шизофрению.

Статистика шизоидного расстройства личности

Анализ статистики шизоидного расстройства личности может быть затруднен из-за небольшой распространенности этого расстройства среди населения.Помимо того, что он потенциально присутствует менее чем у 1 процента населения, это диагноз, по поводу которого очень немногие люди обращаются за лечением. Мало что известно о типах и общих чертах людей с этим диагнозом, кроме того, что это расстройство чаще встречается у мужчин. Когда женщины сталкиваются с одними и теми же факторами риска, у них гораздо выше вероятность развития расстройства личности кластера B, которое характеризуется чрезмерно драматическим и эмоциональным характером.

Если вы или ваш любимый человек боретесь с зависимостью и шизоидным расстройством личности, помощь можно получить в профессиональных центрах по всей стране.Recovery Village — одна из таких групп, предлагающих комплексное лечение наркозависимых и сопутствующих расстройств. Чтобы получить дополнительную информацию о наших вариантах ухода, обратитесь к представителю сегодня.

Заявление об отказе от ответственности: The Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью фактов о природе поведенческих состояний, вариантах лечения и связанных с ними результатах.Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими специалистами. Предоставляемая нами информация не предназначена для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения. Его не следует использовать вместо совета вашего врача или другого квалифицированного поставщика медицинских услуг.

Шизоидное расстройство личности — обзор

APD и другие расстройства личности

До введения APD в DSM-III 1980 года «избегающая» личность определялась диагнозом шизоидной личности и психоаналитической конструкцией «фобического характера».В 1969 году Миллон впервые выступил за отдельную диагностическую конструкцию для «избегающего расстройства личности», но только в DSM-III APD был официально отделен от старого DSM I / II диагноза шизоидной личности. Таким образом, среди расстройств личности APD и шизоидное расстройство личности имеют тесную связь, основанную на их диагностическом происхождении, хотя были попытки различить эти два. Оба типа личности склонны в основном заниматься одиночной деятельностью, а не социальной деятельностью, и кажутся отчужденными или заторможенными в социальных ситуациях.Несмотря на сходство этого клинического симптома, различие между избегающим и шизоидным расстройствами личности заключается в мотивации или стремлении к близости для APD, чего, как говорят, не хватает у шизоидов. Кроме того, при APD существует способность, хотя часто и не реализованная, к социальной привязанности, которая, по-видимому, не присутствует при шизоидном расстройстве личности. В отличие от людей с избегающим расстройством личности, которые сильно желают отношений и избегают их из-за чрезмерного страха быть отвергнутым, люди с шизоидным расстройством личности практически не заинтересованы в развитии межличностных отношений.В 1982 году Миллон разъяснил это различие в мотивации привязанности, и с тех пор его различие было включено в критерии и текстовое описание APD в DSM. У шизоида мотивация была пассивной, а у избегающей — активной. Различие Миллона между активной и пассивной непривязанностью было центральным при официальном введении избегающего расстройства личности в DSM-III.

Подобно шизоиду, люди с шизотипическим или параноидальным расстройством личности также могут отрицательно реагировать на идею межличностных отношений.Однако в обоих этих случаях настороженность в межличностных отношениях скорее проистекает из паранойи, чем из-за чрезмерной бдительности в отношении критики, свойственной APD, или равнодушия шизоидов. Шизоидные, шизотипические и параноидальные расстройства личности — все они находятся в кластере А DSM «странно-эксцентричный». Хотя параноидальные черты ассоциируются с определенным чувством страха, этот тип реакции основан больше на беспорядочном мышлении, чем на тревожном страхе, основанном на ожидании чего-то другого. критика, как в случае с APD.

Еще одно расстройство личности, которое может иметь некоторое сходство на клинической поверхности с APD, — это зависимое расстройство личности.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *