Социальная депривация: Что такое депривация? (продолжение) | Дорога Жизни

Содержание

Что такое депривация? (продолжение) | Дорога Жизни

Сенсорная депривация

Потребность в новых впечатлениях является ведущей в психическом развитии младенца. Согласно этой гипотезе, потребность во впечатлениях возникает примерно на третьей-пятой неделе жизни ребенка и является базой для формирования других социальных потребностей, в том числе и социальной по своей природе потребности в общении ребенка с матерью.

Последствия сенсорного голода, если их оценивать по уровню и характеру психического развития ребенка, сравнимы с последствиями глубоких сенсорных дефектов. Например, Б. Лофенфельд установил, что по результатам развития дети с врожденной или рано приобретенной слепотой сходны со зрячими детьми, оставшихся без матерей. Это проявляется в виде общего или частичного запаздывания развития, возникновения некоторых двигательных особенностей и особенностей личности и поведения.

Таким образом, обедненная среда отрицательно влияет на развитие не только сенсорных способностей ребенка, но и всей его личности, всех сторон психики.

Конечно, развитие ребенка в условиях детского учреждения — явление очень сложное; сенсорный голод здесь выступает лишь одним из моментов, который в реальной практике невозможно даже вычленить и проследить его влияние.

Социальная депривация

Подобная форма депривации чаще всего встречается у пожилых людей, когда становится невозможно поддерживать широкий круг социальных контактов. Образ таких людей вы с легкостью можете себе представить.

Встречается социальная депривация и у молодых людей. Так, нередко молодые мамы, сидящие дома с ребенком, в ситуациях, когда, казалось бы, все в порядке — и муж любит, и ребенок здоров, — вдруг начинают испытывать тоску, тревогу, становятся агрессивными.

Социальная изоляция как таковая у взрослого человека необязательно ведет к социальной депривации. Чем богаче внутренний, духовный мир человека и чем сильнее он в своих жизненных помыслах, тем более стойким и толерантным он оказывается к возникновению депривационного синдрома.

Учитывая важность уровня личностной зрелости как фактора толерантности к социальной изоляции, можно с самого начала предположить, что, чем младше ребенок, тем тяжелее для него будет социальная изоляция.

В книге И. Лангмейера и 3. Матейчека (1984 год) приводится множество выразительных примеров того, к чему может привести социальная изоляция ребенка. Это и так называемые «волчьи дети», и знаменитый Каспар Хаузер из Нюрнберга, и, к сожалению, не единичные трагические случаи из жизни современных детей, которых взрослые по каким-то причинам годами держали взаперти – в чуланах, подвалах, закрытых комнатах, не давая им возможности что-либо видеть и с кем-либо общаться. Все эти дети не умели говорить, плохо или совершенно не ходили, непрестанно плакали, всего боялись. Самое страшное, что, когда эта пытка одиночеством кончалась, они оказывались в нормальном мире и ими интенсивно начинали заниматься и профессионалы – врачи, психологи, педагоги, то, даже при самом самоотверженном, терпеливом и умелом уходе и воспитании, такие дети за редким исключением на всю жизнь оставались ущербными.

Даже в тех случаях, когда благодаря подвижнической работе происходило развитие интеллекта, сохранялись серьезные нарушения личности и общения с другими людьми. На первых этапах «перевоспитания» дети испытывали очевидный страх перед людьми. Впоследствии боязнь людей сменялась непостоянными и слабо дифференцированными отношениями с ними. В общении таких детей с окружающими бросалась в глаза назойливость и неутолимая потребность в любви и внимании.

Проявления чувств характеризовались, с одной стороны, бедностью, а с другой стороны, острой аффективной окрашенностью. Этим детям были свойственны взрывы эмоций — бурной радости, гнева, и, одновременно, отсутствие глубоких, устойчивых чувств. У них практически отсутствовали высшие чувства, связанные с глубоким переживанием искусства, нравственных коллизий.

Следует отметить также, что в эмоциональном отношении они были очень ранимы, даже мелкое замечание могло вызвать у них острую эмоциональную реакцию, не говоря уже о ситуациях, действительно требующих эмоционального напряжения, внутренней стойкости.

Психологи в таких случаях говорят о низкой фрустрационной толерантности. Для тех, кто сталкивался в работе или жизни с детьми сиротами такие проявления являются типичными. И пытаться «гасить» их авторитарными методами – бесполезно.

У детей, особенно начиная со школьного возраста, типичен синдром групповой зависимости.

Если для преодоления социальной депривации зрелый человек может найти опору в себе самом, в своем внутреннем мире, то для ребенка, не имеющего пока богатого внутреннего мира и зрелых личностных структур, возможным выходом оказывается единение с себе подобными, формирующим «чувство Мы».

Анализ показывает: чем старше дети, тем в более мягких формах проявляется социальная депривация, и тем быстрее и успешнее происходит компенсация в случае специальной педагогической или психологической работы. Однако, практически никогда не удается устранить последствия социальной депривации на уровне некоторых глубинных личностных структур. Многочисленные исследования показывают, что люди, перенесшие в детстве социальную депривацию, обычно продолжают испытывать недоверие ко всем людям, за исключением членов своей микрогруппы, перенесших то же самое.

Материнская депривация

Наиболее травматичной для ребёнка является материнская депривация. Она имеет корреляцию с другими видами деприваций. Т.е. материнская депривация включает в себя сенсорную, двигательную и социальную депривации.

Восстановление депривированных детей идет особенно успешно, если они испытывали депривацию не более двух лет. Большое значение имеет также, тот факт, чтобы взрослые, решившие принять в свою семью на воспитание ребёнка, подошли к вопросу ответственно, чтобы они были высоко образованными, обладали достаточными личностными, социальными и материальными ресурсами, а главное повышали уровень своих родительских компетенций.

В таком случае, дети, даже перенесшие материнскую депривацию, в хорошей домашней обстановке имеют большие шансы на восстановление.

Однако, если двухлетний период материнской депривации оказывается превышен, и дети были усыновлены позже, если они были жертвами насилия, то процесс восстановления значительно осложняется.

В таких сложных случаях просто помещение ребенка в хорошую семью оказывается недостаточным, и требуется специальная психотерапевтическая работа.

Свою эффективность для таких случаев доказала «терапия привязанности», направленная на формирование эмоциональных связей между ребенком и его ближайшим окружением. Психотерапия основана на восстановлении чувства привязанности.

По данным, приводимым Д. Шеффером (2003 год) на основании результата конкретного исследования, у 85% детей, прошедших терапию привязанности, сформировались надежные взаимоотношения с близкими взрослыми. Однако процент успешных случаев среди подростков был очень низким.

Подводя итог, напомню, что долговременная разлука ребенка с матерью в первые три-пять лет жизни приводит, как правило, к нарушению его психического здоровья и оказывает влияние на весь дальнейший ход его личностного развития. Поэтому очень важно находится на связи со специалистом по сопровождению уже с момента принятия решения о принятии ребёнка в свою семью.

 

Начало материала – о двигательной депривации – можно прочитать здесь.

Задать вопрос психологу можно по почте  [email protected] или через форму обратной связи на сайте.

Поиск ресурсов в преодолении вынужденных запретов

Психолог онкодиспансера Плаксина Ирина Владимировна подготовила статью о поиске ресурсов в преодолении вынужденных запретов.

Сейчас каждый из нас достаточно остро воспринимает ситуацию вынужденных действий, вынужденных запретов.Хочу сегодня коснуться такой темы как – психическая реакция на неудовлетворенную потребность. Причины могут быть разные – социальные, психофизиологические, а результат – ХОЧУ, но нет возможности. 

В психологии есть такое понятие как депривация. Слово пришло к нам из латинского языка. Deprivation переводится как «потеря», «лишение». Когда человек теряет возможность удовлетворить свои психофизиологические потребности, он испытывает негативные эмоции. Это может быть обида, волнение, страх и многое другое. Целый коктейль эмоций. И, чтобы не путаться в определениях, решено было свести это состояние потерянности в единое целое. Так и возникло понятие депривации, которое охватывает все возможные эмоции. Сущность депривации заключается в нехватке контакта между желательными реакциями и подкрепляющими их стимулами.

Депривация может погрузить личность в состояние тяжелой внутренней опустошенности, из которой сложно найти выход. Вкус к жизни пропадает, и человек начинает просто существовать. Он не получает удовольствия ни от еды, ни от любимых занятий, ни от общения с друзьями. Депривация повышает уровень тревожности, человек начинает бояться пробовать новые модели поведения, пытаясь сохранить стабильное состояние, в котором ему комфортно. Тем самым попадает в ловушку собственного разума.

Депривация часто скрывается или не осознается человеком, маскируется. Внешне личность и условия ее жизни могут выглядеть благополучными, но при этом внутри человека бушует конфликт, ощущается дискомфорт. Длительная депривация создает хроническое напряжение. Как результат – затяжной стресс.

Классификация подразумевает деление по типу потребности, которая не была удовлетворена и вызвала депривацию. Принято выделять следующие виды:

  1. Сенсорная (стимульная) депривация. (От латинского sensus – чувство). Но что такое сенсорная депривация? Это состояние, в которое входят все стимулы, связанные с ощущениями: зрительные, слуховые, тактильные. Банальная нехватка телесных контактов (рукопожатия, объятия, сексуальная близость) может спровоцировать тяжелое состояние.Оно может быть двойственным. Одни начинают компенсировать сенсорный дефицит, а другие агрессируют и внушают себе, что «не очень то и хотелось».
  2. Когнитивная (информационная) депривация. Заключается в лишении возможности получать достоверную информацию о чем-либо. Это заставляет человека додумывать, придумывать и фантазировать, рассматривая ситуацию через призму собственного видения, придавать ей несуществующие значения.Таким образом нарушается понимание связей между вещами. Человек выстраивает ложные взаимосвязи, имеет ошибочные представления о причинах и следствиях, начинает переживать, тревожиться, паниковать (Пример: Вовремя не позвонил близкий человек: фантазия рисует страшные картинки, вплоть до фатальности. При этом важно, как поведут себя окружающие: будут подначивать или успокаивать).
  3. Эмоциональная депривация. Это нехватка возможности получить те или иные эмоции. Предполагает разрыв эмоциональной межличностной связи или интимно-личностного общения либо невозможность установки социальных близких взаимоотношений. (В детском возрасте этот вид депривации отождествляют с материнской депривацией, под чем подразумевается холодность женщины в отношениях с ребенком. Это опасно психическими нарушениями.)
  4. Социальная депривация. Это нехватка возможности играть социальную роль, находиться в обществе и быть признанным им.
  5. Кроме того, встречается двигательная депривация (например, постельный режим вследствие травмы), депривация сна, образовательная, экономическая, этическая и другие варианты.

Депривация бывает очевидной и скрытой. С первой формой все просто: физическая разлука, заключение в камере и так далее. Примером скрытой депривации является изоляция в толпе (одиночество в толпе) или эмоциональная холодность в отношениях.

В современном мире от депривации не застрахован никто. И тем сильнее она дает о себе знать, чем больше ожидания человека (уровень притязаний) расходятся с реальностью.

Очень часто начинающиеся депривации и состояние фрустрации компенсируются защитным механизмом – уходом от реальности. Потому так популярна виртуальная реальность, алкоголь, компьютеры.

Теперь когда мы лучше понимаем «про себя», что происходит (природу негативных эмоций), тем лучше понимаем, как взять ситуацию под контроль.

Преодоление депривации – это всегда поиск ресурсов.

1.Создание антидепривационных условий.

То есть, например, при сенсорной депривации насыщение среды событиями и впечатлениями. При когнитивной – поиск информации, ее усвоение, коррекция имеющихся образов и стереотипов. Эмоциональная депривация устраняется налаживанием общения с людьми, построением отношений (сейчас это возможно, но соблюдая меры безопасности).

2.Переформулировать: ХОЧУ, но нет возможности. На ХОЧУ, ищу новые возможности.

Не бывает времен простых. Великое счастье не связано с внешними обстоятельствами, потому как они являются только лишь приятным дополнением (временами, существенным дополнением) к тому, что уже есть у тебя внутри. Если не умеешь ценить то, что есть, вряд ли сумеешь сделать это с тем, что будет. Если не умеешь быть счастливым в том, что уже предложила тебе жизнь, не сможешь сделать этого и потом, когда получишь желаемое.

Если вы что-то на самом деле хотите получить, то начать нужно с того, чтобы максимально извлечь пользу из сегодняшних жизненных обстоятельств.

Внутри каждого человека есть целый мир, и если начать приводить его в порядок, то все внешнее с удовольствием начнет вам сильно помогать. Примите с благодарностью то, что есть, и не перекладывайте ответственность за собственное счастье на какие-то там обстоятельства.

Есть ситуации в которых мы бессильны (болезнь, смерть), тогда новая возможность – мы сильны в чем-то другом (Нужность другим людям и причастность к хорошему делу. Направленность на людей, а не только на свои проблемы и задачи.)

3.Работать не через волю (я должен), а через ради чего я это делаю (осознанность дает опору).

Важно понять, что выигрывает в сложный период тот, кто способен адекватно воспринимать события
Тот, кто сохраняет здравый рассудок и отдает себе отчет в происходящем.  «Тот, кто знает ради чего, выдержит любое как.»

4.Физическая нагрузка.

Чем больше затрат физической энергии, тем меньше проблем с психическим здоровьем. Больше контролируемых физических нагрузок, больше здоровой усталости – меньше нервного напряжения, меньше отклоняющегося поведения. (Нет возможности физической нагрузки, заменяйте дыхательными техникам)

5.Осознанность и замедление.

Феномен депривации имеет не только отрицательную сторону. Ее умелое применение помогает познавать себя, добиваться состояния измененного сознания. Вспомните техники йоги, релаксации, медитации: закройте глаза, не двигайтесь, слушайте музыку. Все это элементы депривации. В малых и контролируемых дозах, при умелом использовании депривация позволяет улучшать психофизиологическое состояние.

Эта особенность используется в некоторых психотехниках. С помощью управления восприятием (под контролем психотерапевта) личности становятся доступны новые горизонты: творческие способности, неизвестные ранее ресурсы, повышенные адаптивные способности.

Станьте лекарем для себя – открывайте в себе новые возможности.

Восстановить свой внутренний баланс, предлагаю Вам с помощью музыкальных композиций:

https://www.youtube.com/watch?v=_L1l2tVcEn

https://www.youtube.com/watch?v=NEXgNPMb3E4

https://www.youtube.com/watch?v=SggvD9seFrw

https://www.youtube.com/watch?v=G_XwEPToDKQ

https://www.youtube.com/watch?v=d5x-VBwSDyo

https://www.youtube.com/watch?v=5rQdSRdH-EA

https://www.youtube.com/watch?v=DTKA7TWSz88

https://www.youtube.com/watch?v=bqutzDIajvc

https://www.youtube.com/watch?v=5WxKk3wUZvI

https://www.youtube.com/watch?v=_rEYpD-oAYE

https://www.youtube.com/watch?v=Y_bdnn2hUks

https://www.youtube.com/watch?v=3xNZ-xq-vHg

https://www.youtube.com/watch?v=HfunB7BCNxI

https://www.youtube.com/watch?v=6CdbA-ye3JA

https://www.youtube.com/watch?v=WUsQbri9yaI

https://www.youtube.com/watch?v=Sw73U75tdqg

https://www.youtube.com/watch?v=lVY_bd5-wF4

https://www.youtube.com/watch?v=zcSFa3ZyY8c

https://www.youtube.com/watch?v=mUQaPm0KJ9g

https://www.youtube.com/watch?v=sE1qLDIetwI

https://www.youtube.com/watch?v=yJXSURnhXPM

https://www.youtube.com/watch?v=dBsiX1-zxLM

Как можно работать со своими эмоциями читайте в следующей статье.

Горячая линия психологической поддержки: 7-904-783-80-71

Мы в соц.сетях:

ВКонтакте https://vk.com/nnonko

Инстаграм @oncodispanser_nn

Социальная депривация | Мир Психологии

СОЦИАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ

Социальная депривация (от лат. deprivatio — потеря, лишение) — психическое состояние, является следствием по тем или иным причинам произошедшего нарушения контактов индивида с социумом. Такие нарушения всегда сопряжены с фактом социальной изоляции, степень жесткости которой может быть различной, что в свою очередь определяет меру жесткости депривационной ситуации.

Термин социальная депривация — неоднозначен и не имеет конкретного определения, путаница в определении социальная депривация вытекают из внешнее сходство с социальной изоляцией.

Формы социальной депривации различны не только по степени ее жесткости, но и по тому, кто является ее инициатором, кто именно задает депривационный характер отношений группы с широким социумом — она сама или же общество, целенаправленно создавая для решения определенных задач в той или иной мере закрытое от других человеческих сообществ объединение людей.

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

нет значения и толкования слова

Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

нет значения и толкования слова

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

нет значения и толкования слова

предметная область термина

ДЕПРЕВАЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ — недостаточность контактов с окружающей средой, накладывающая отпечаток на психическое развитие синдромы(Каспара Хаузера, Маугли) или нарушающая сложившиеся ранее механизмы социальной адаптации: например, экзистенциальная депрессия [Haufner H., 1954], тяжелые невротические состояния в связи с уходом на пенсию, потерей близких и т.п.

СОЦИАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ — лишение или резкое ограничение социальных контактов индивида с социумом.

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Социальная депривация как барьер социализации и успешности личностного развития ребенка

Современный период развития человеческого общества характеризуется пристальным вниманием к становлению личности ребенка, особенностям социализации, сохранению и формированию психически и физически здорового поколения. С самого рождения человек вступает в разнообразные отношения с окружающими. Общение является необходимым условием существования человека и вместе с тем одним из основных факторов и важнейшим источником его психического развития в онтогенезе. Общение принадлежит к базовым категориям психологической науки, Абрахам Маслоу в иерархической модели потребностей человека общение относит к социальным потребностям наряду с любовью, поддержкой, совместной деятельностью. Общение включено в практическое взаимодействие людей (совместный труд, игры, учение, коллективная деятельность), удовлетворяет особую потребность человека в контакте с другими людьми. Удовлетворение потребности в общении должно оставлять положительный эмоциональный отклик в душе ребенка. Стремление к общению порой занимает ведущее место среди мотивов, побуждающих человека к совместной деятельности.

Дефицит общения в детском возрасте отрицательно сказывается на формирование личности, способствуя развитию агрессивности, антиобщественных наклонностей и душевной опустошенности. Отсутствие или дефицит общения со взрослым вызывает явление социальной депривации.

Понятие депривации

Депривация (лат.Deprivatio — потеря, лишение) — сокращение либо полное лишение возможности удовлетворять основные потребности — психофизиологические либо социальные.

Психологи полагают, что существует несколько видов депривации:

  1. Сенсорная.
  2. Двигательная.
  3. Социальная.

Сенсорная депривация

Под сенсорной депривацией понимается ситуация лишения или недостатка внешних стимулов: слуховых, зрительных и осязательных. Иначе сенсорную депривацию специалисты называют «сенсорный голод». Пока механизмы воздействия сенсорной депривации на психику человека до конца не выяснены. Однако у психологов нет сомнений, что сенсорная депривация способна привести к тяжелым последствиям. Развитию данного вида депривации способствует обедненная среда, например, среда детских домов, больниц и интернатов.

Двигательная депривация

Двигательную депривацию вызывают ситуации, когда человек вынуждено ограничен в движениях. Обычно это происходит в результате травм или болезней. Американские психологи выяснили, что ограничение социального взаимодействия в раннем детском возрасте приводит к отставанию в овладении простейшими моторными навыками.

Помимо этого, специалисты часто выделяют такие специфические виды депривации как интеллектуальная – когда ребенку недостаточно познавательного опыта.

Об эмоциональной депривации можно говорить в ситуации, когда человек лишен ласки и эмоционального контакта с другими людьми. Специалисты установили, что девочки, которые потеряли контакт с матерью в возрасте до 9 месяцев, более склонны к развитию депрессии во взрослом возрасте.

Депривация тактильного контакта – когда ребенка не берут на руки. Например, мальчикам говорят, то настоящие мужчины не плачут. Такой мальчик становится эмоционально холодным мужчиной.

Социальная депривация

Данный вид депривации тесно связан с нарушением в области коммуникации с другими людьми. Например, социальная депривация может возникнуть при разрыве привычных кругов общения. Это происходит при переезде у мигрантов, при выходе на пенсию у пожилых людей, у детей в условиях изоляции. При этом важно понимать, что такая изоляция не всегда приводит к социальной депривации. Очевидно, что личностные особенности самого человека оказывают влияние на данный процесс. Все зависит от целей, которые ставит перед собой человек. Например, религиозные или политические подвижники устойчивы к социальной депривации в большей степени, чем другие люди.

Современный ребенок, проживающий в большом городе, часто находится в ситуации социальной депривации. Под социальной депривацией психологи понимают ограничение или полное отсутствие контактов человека с обществом. Социальная депривация может иметь различную степень: от незначительной, к выраженной. Инициатором изоляции может выступать как сам человек, так и его окружение. Специалисты выделяют такие виды социальной депривации:

  1. Вынужденная депривация. Это ситуация, когда человек находится в изоляции от социума в силу некоторых обстоятельств, которые не зависят от его воли и от воли социума. Например, это может быть человек, оказавшийся в изоляции после катастрофы.
  2. Принудительная депривация. Это изоляция человека вопреки его желаниям. Например, это могут быть осужденные или представители закрытых групп, пребывание в которых предполагает ущемление в правах, но не подразумевает низкий социальный статус человека (солдаты, воспитанники домов ребенка).
  3. Добровольная депривация. Это самостоятельное дистанцирование человека от общества.
  4. Добровольно-вынужденная депривация. Это такая изоляция, когда достижение значимой цели предполагает ограничение контактов с окружающим миром (различные закрытые профессиональные группы).

Необходимо понимать, что важнейшим фактором, влияющим на последствия депривации, является возраст человека, который оказался в изоляции. Особенно опасной является ранняя социальная депривация. Социальная депривация в детском возрасте может привести к тяжелым последствиям.

Около 400 лет назад один правитель усомнился в словах мудрецов, которые утверждали, что каждый ребенок заговорит на языке своих родителей, даже если его этому не учить. Он провел жестокий эксперимент. Правитель приказал взять младенцев разных национальностей и посадить их в отдельные комнаты по одному. Им прислуживали немые слуги. По прошествии семи лет оказалось, что дети так и не научились говорить.

Истории известны случаи, когда дети воспитывались животными или в полной изоляции от социума. При этом они находились на таком уровне психического развития, который сильно не соответствовал их возрастной норме. Такие малыши не обладали развитым сознанием, не умели говорить. У них не было сформировано абстрактное мышление и другие высшие психические функции. После возвращения к жизни в обществе, психика таких детей развивалась, но чрезвычайно медленно. Эти дети никогда не достигали того уровня развития, который обычно характерен для человеческого ребенка при обычном воспитании.

Опираясь на данный пример, можно увидеть принципиальные различия в развитии человека и животных. Мозг животного с самого рождения имеет все ресурсы для существования. Заложенная программа разворачивается в течение жизни организма. Человеческий мозг не имеет жестких врожденных программ. Он лишь обладает возможностью развития. В момент рождения ребенок обладает минимальным количеством рефлексов. Он является самым беспомощным существом на Планете. Психика ребенка не связана жестко с законами функционирования природы, это дает возможность освоить любой опыт, заговорить на любом языке. Однако, ребенок, оказавшийся в ситуации социальной депривации, может и вовсе не развиваться. Так, Л.С. Выготский отмечал, что высшие психические функции человека не могут быть сформированы вне общества. Только общение с людьми и обучение позволяют психике ребенка развиваться. Социальная депривация может и не приводить к фатальным последствиям для психики. Если дети, например, не имеют возможности общаться с отцом или матерью, они всего лишь не будут иметь представления о соответствующих социальных ролях. У таких малышей со временем могут возникнуть трудности в понимании и предвосхищении поведения других людей. Это, конечно, повлияет на эффективность деятельности и общения, но психика будет функционировать.

Пребывание ребенка в закрытых воспитательных учреждениях с самого рождения также не остается без последствий для психики. Такие дети имеют некоторые нарушения в области самосознания:

— у них нарушается идентификация с собственным именем;

— имеются искажения в представлении об «образе Я»;

— отсутствие признания со стороны значимого окружения вызывает стресс;

— сложности с половой идентификацией.

Современные дети, воспитывающиеся в мегаполисах, также часто находятся в условиях социальной депривации.

Среди факторов социальной депривации можно выделить следующие:

  1. Неблагоприятная экологическая ситуация, обуславливающая особенности физического, психического и психологического здоровья. Ребенок, который имеет проблемы со здоровьем и находится длительное время на лечении в больнице может страдать от социальной депривации.
  2. Повышенная криминальная и террористическая опасность лишает детей и подростков возможности естественной социализации в традиционном уличном сообществе.
  3. Минимизация семейного общения, обусловленная большим временем трудовой занятости родителей. Это приводит к конфликтным ситуациям и недостаточному взаимопониманию между поколениями.
  4. Транспортная перегруженность города, приводящая к несоизмеримым временным затратам на посещение детьми культурно-досуговых и развивающих учреждений.
  5. Высокая концентрация источников негативного влияния на духовно-нравственное развитие детей, способствующая искажениям в процессе их социализации.
  6. Высокая миграционная нагрузка, вызывающая определенную межэтническую и межконфессиональную напряженность в социальной и образовательной среде.

Признаки социальной депривации

В качестве наиболее характерных для социальной депривации симптомов С. А. Беличева называет:

— агрессию по отношению к людям, вещам;

— чрезмерную подвижность;

— чувство собственной неполноценности;

— постоянные фантазии;

— упрямство;

— неадекватные страхи;

— сверхчувствительность;

— неспособность сосредоточиться на работе;

— неуверенность в принятии решения;

— частые эмоциональные расстройства;

— лживость;

— достижения, не соответствующие нормам хронологического возраста;

— неадекватную, чрезмерно завышенную самооценку;

— говорение с самим собой и т. д.

Если раньше дети могли играть во дворе, где была создана прекрасная личностно развивающая среда, то сегодня проводят время перед экранами компьютера. Между тем, дворовое сообщество не идентично интернет сообществу. Во дворе дети могли общаться с разновозрастными группами. Там ребенок всегда оставался самим собой. При этом необходимо было нести ответственность за совершаемые поступки. В виртуальной реальности человек может придумать для себя какую угодно личность. Одним нажатием кнопки можно прекратить общение или изменить себя. Во дворе дети учились самостоятельности и ответственности. Поэтому если раньше жизнь ребенка делилась между школой, двором и семьей, то теперь на образовательное учреждение возлагается процесс социализации ребенка.

Профилактика социальной депривации

Вследствие социальной депривации практически всегда у детей присутствуют те или иные нарушения психики. Это может быть задержка в познавательном и моторном развитии, искажение личности. Для ликвидации последствий социальной депривации и профилактики дезадаптивного поведения, в первую очередь нужно компенсировать условия, вызвавшие изоляцию. Педагоги и семья ребенка должны вести планомерную и кропотливую работу по преодолению дефицита общения. Помимо этого, для детей разного возраста нужно создавать насыщенную и разнообразную развивающую среду. Важно, чтобы к детям поступали различные стимулы из внешней среды. Обязательно стоит обеспечить ребенку соответствующие условия для учения и развития. Все используемые для воспитания ребенка приемы должны быть эмоционально окрашены и побуждать в нем положительные эмоции. Ребенок должен чувствовать себя уверенно в общении с другими людьми.

В семье должно уделяться достаточное количество времени для общения. Родители должны искренне интересоваться тем, что происходит в жизни ребенка, спрашивать про события в школе. Желательно, чтобы взрослые поощряли общение ребенка со сверстниками, игры во дворе, посещение кружков и различных спортивных секций. Очень важно, чтобы взрослые и дети вместе занимались каким-то видом деятельности.

Для преодоления социальной депривации важно наладить контакт со старшим поколением семьи. Психологи отмечают, что дети должны общаться не только с родителями, но и с другими членами семьи: бабушками и дедушками, дядями и тетями, двоюродными братьями и сестрами.

Педагоги и школьный психолог со своей стороны могут привлекать ребенка к участию в тренингах. При этом важно вскрыть внутренние конфликты ребенка и устранить препятствия, которые не позволяют проявлять адекватные формы поведения, обучать способам установления контакта со сверстниками.

Самооценка ребенка, подвергающегося социальной депривации, может быть как неоправданно завышенной, так и чрезвычайно низкой. В целом она характеризуется нестабильностью. Поскольку самооценка личности формируется на основе внешних оценок других людей, педагог должен выбрать верную тактику взаимодействия с ребенком. Не стоит фиксировать внимание на неудачах ребенка. Если критика будет конструктивной, не затрагивающей самой личности ребенка, то он сможет легче принять свои неудачи. Педагог причину неудачи может найти во внешних факторах (сказать ребенку, что он не справился, потому что устал), а причину успеха стоит видеть в самом ребенке (старался, приложил много усилий).

Педагогу не следует допускать изоляцию ребенка в детском коллективе. В этой ситуации взрослый может помочь, научив ребенка определенным правилам поведения в коллективе детей. Например, попросить не перебивать других, промолчать, даже если ребенок знает верный ответ, но его не спрашивали. Конечно, такие беседы лучше проводить индивидуально.

Если в классном коллективе обучаются дети разных национальностей, стоит уделять внимание развитию толерантности. Педагог может привлекать детей к изучению культуры других народов, традиций, праздников, ценностей.

Коррекция поведения ребенка, страдающего от социальной депривации, обязательно должна происходить в процессе основных видов деятельности. Это может быть как игровая, так и учебная деятельность.

Для минимизации факторов, приводящих к искажению личности и процесса социализации, необходимо обратить внимание на длительность просмотра ребенком телевизионных передач и игр за компьютером. Взрослые должны контролировать содержание информации, которая поступает к ребенку через средства массовой информации. Стоит оградить детей от травмирующей информации и контента, содержащего сцены жестокости.

Взрослые должны помочь подобрать занятия по интересам. Желательно, чтобы секции находились недалеко от места проживания ребенка. В таком случае ему не придется тратить много времени на дорогу.

Задача педагога — заложить основу доверительных отношений между ребенком и взрослым, обеспечив эмоционально и психологически благоприятные условия для гармоничного развития ребенка. Невозможно не согласиться с мыслью Л. С. Выготского о том, что отношение ребенка к миру — зависимая и производная величина от самых непосредственных и конкретных его отношений к взрослому человеку.

Список литературы:

  1. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. — М., 1994.
  2. Борякова Н.Ю. Ступеньки развития. Ранняя диагностика и коррекция задержки психического развития у детей. Учебно-методическое пособие. — М.: «Гном-Пресс», 2000. — 64 с. (Коррекционно-развивающее обучение и воспитание дошкольников с ЗПР).
  3. Венгер Л.А., Мухина В.С. Психология. — М.: Просвещение, 1988.
  4. Венгер Л.А. и др. Воспитание сенсорной культуры ребенка от рождения до 6 лет: Кн. для воспитателя дет. сада / Л.А. Венгер; Под ред. Л.А. Венгера. — М.: Просвещение, 1988. — 144 с.: ил.
  5. Выготский Л.С. Вопросы детской психологии. — СПб: СОЮЗ, 1997.
  6. Воспитание детей раннего возраста. Под ред. Г.М. Ляминой. Изд. 2-е перераб. И доп. М., «Просвещение», 1976.
  7. Голубева Л.Г. Гимнастика и массаж для самых маленьких: Кн. для родителей. — М.: Просвещение: Учеб. лит., 1996. — 78 с.
  8. Дети социального риска и их воспитание / Под ред. Л.М. Шипицыной. — СПб., 2003.
  9. Колосова С.Л. Основы психодиагностики. Учебное пособие. — Сыктывкар, 2002. 181 с. Лисина М.И., Галигузова Л.Н. Становление потребности детей в общении со взрослыми и сверстниками // Исследования по проблемам возрастной и педагогической психологии / Под редакцией М.И. Лисиной. М., 1980.

Социальная депривация как основной социальный дискурс вторичной социализации лиц с ментальными нарушениями в условиях стационарного учреждения Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

Социальная депривация как основной социальный дискурс вторичной социализации лиц с ментальными нарушениями в условиях стационарного учреждения

Мецлер Андрей Владимирович

аспирант Российского государственного гуманитарного университета, [email protected]

Одним из важнейших факторов, сопутствующих пребыванию лиц с ментальными нарушениями в стационаре, является феномен социальной депривации. Социальная депривация -это ментальное явление, вызванное вынужденной или сознательной исключенностью индивида из социальных связей, привычных условий проживания, характеризующееся резким снижением волевых и личностных качеств, отсутствием желания восстановить утраченные, частично или полностью, навыки, знания и умения. Человек, попав в чужое для него социальное пространство, не просто ощущает психологический дискомфорт, он становиться объектом воздействия в прогрессивном масштабе собственной внутренней совокупности психических и соматических паталогических изменений, вызванных стрессовой ситуацией. Развитие социальной депривации может привести человека до точки невозврата, когда он уже не сможет восстановить социальный статус и выйти из состояния перманентного изоляционизма. Социальная депривация может возникать у лиц, пребывающих в детских домах, психоневрологических стационарах, относящихся к системе социальной защиты, учреждениях здравоохранения, институтах пеницитарной службы и в других организациях, предполагающих длительное исключение и изоляцию человека от внешнего мира. Основываясь на собственных эмпирических наблюдениях, автор полагает одной из важнейших побудительных причин, способствующих развитию социальной депривации, перманентно возникающей у лиц с ментальными нарушениями в условиях стационарного учреждения — это отсутствие социальной вовлеченности, предоставление человека самому себе, оставление его после помещения в стационарное учреждение наедине со своими мыслями, иллюзиями, страхами и психическим депрессивным настроем. Ключевые слова: социальная депривация, лица с ментальными нарушениями психики, стационар, социальная изоляция, социальный дискурс, вторичная социализация.

Динамика политических, экономических, культурных и нравственных трансформационных преобразований в социуме во многом обуславливает глубинные изменения социальной ориентации личности. Изменив сложившуюся идеалистическую парадигму «человек в обществе» на аксиоматическое представление «человек и общество», новая модель социального вовлечения индивида в институты гражданского общества оставила человека одного, предоставив ему иллюзорную свободу, наедине со своими возможностями и способностями перед непростой задачей стать полноправным членом социума. Теперь каждый только после того, как докажет свою состоятельность, может стать активным фактором внешней среды.

Но социум, как и предполагалось, не является однородной массой, а совокупностью отличающихся друг от друга индивидов, для которых степень вовлеченности и привязанности к историческому наследию социума также является различной. Кому-то удается без проблем стать «общественным звеном» со всеми правами и привилегиями полноправного члена общества, а кто-то, в силу различных жизненных обстоятельств, обладая врожденными или приобретенными ментальными нарушениями, оказывается в условиях стационарного учреждения психоневрологического профиля.

Одним из важнейших факторов, сопутствующих пребыванию в стационаре, является феномен социальной депривации.

Социальная депривация1 — это ментальное явление, вызванное вынужденной или сознательной исключенностью индивида из социальных связей, привычных условий проживания, характеризующееся резким снижением волевых и личностных качеств, отсутствием желания восстановить утраченные, частично или полностью, навыки, знания и умения. Человек, попав в чужое для него социальное пространство, не просто ощущает психологический дискомфорт, он становиться объектом воздействия в прогрессивном масштабе собственной внутренней совокупности психических и соматических паталогиче-ских изменений, вызванных стрессовой ситуацией. Развитие социальной депри-вации может привести человека до точки невозврата, когда он уже не сможет восстановить социальный статус и выйти из состояния перманентного изоляционизма.

Социальная депривация может возникать у лиц, пребывающих в детских домах, психоневрологических стационарах, относящихся к системе социальной защиты, учреждениях здравоохранения, институтах пеницитарной службы и в других организациях, предполагающих длительное исключение и изоляцию человека от внешнего мира.

Основываясь на собственных эмпирических наблюдениях, автор полагает одной из важнейших побудительных причин, способствующих развитию социальной депривации, перманентно возникающей у лиц с ментальными нарушениями в условиях стационарного учреждения — это отсутствие социальной вовлеченности, предоставление человека самому себе, оставление его после помещения в стационарное учреждение наедине со своими мыслями, иллюзиями, страхами и психическим депрессивным настроем.

Один из ведущих практиков в сфере социальной защиты населения, д.с.н. В.А. Петросян в своем кандидатском диссертационном исследовании «Социальная реабилитация инвалидов в стационарных учреждениях социального обслуживания» приводит следующие факторы, обуславливающие появление социальной депривации: монотонный образ жизни, ограниченность связей с внешним миром, бедность впечатлений, скученность, недостаток жизненного пространства, скудость выбора занятий, зависимость от персонала, отсутствие интимного уюта, возможности уединиться, регламентированность деятельности учреждения2.

Основными признаками социальной депривации у лиц с ментальными нарушениями на начальном этапе являются вялость, апатичность, уход от контактов с окружающими, заторможенная реакция на внешние условия, бессмысленные движения навязчивого характера, нарушение мышления, общее ослабление организма и ухудшение соматического состояния.

Человек, не страдающий хроническими психическими расстройствами, попав в новые условия проживания, оказавшись отрезанным от прежних устоявшихся социальных связей, в большинстве случаев испытывает шок, выход из которого во многом зависит от его собственных ментальных способностей. Подобное состояние довольно подробно описано французским писателем и философом Альбертом Камю в повести «Посторонний», состояние, когда, оказавшись абсолютно один, здоровый организм начинает процесс саморегуляции, поиск новых форм реализации психологических устремлений, корреляции сознания, обращая его глу-

1 Депривация — психическое состояние, вызванное лишением возможности удовлетворения самых необходимых жизненных потребностей (таких как сон,

пища, жилище, общение ребёнка с отцом или матерью, и т. п.), либо лишением благ, к которым человек был привычен долгое время.

2 Петросян В.А. Социальная реабилитация инвалидов в стационарных учреждениях социального обслуживания (социологический аспект): Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук, М., 2004. С. 54-67.

боко в прошлое, как единственный выход во избежание социальной деприва-ции.

Но применительно к случаю длительного пребывания в стационарном учреждении, предназначенном для лиц с ментальными нарушениями, ситуация оказывается диаметрально противоположной. Уход от депривационного состояния лишь обращением в события прошлого для человека, страдающего психическим расстройством, нередко способствует обострению чувства изоляционизма; не способный позитивно оценивать события из прошлой жизни, он еще глубже оказывается под тяжестью собственных идей и психических заблуждений, что может привести к наиболее тяжелой форме социальной депривации, способной проявится в агрессии, психосоматических ухудшениях состояния или суицидальных намерениях.

Феномен социальной депривации чаще всего, если говорить применительно к стационарам психоневрологического профиля, характерен для лиц, чье обострение психического состояния произошло вследствие каких-либо негативных событий, случившихся в жизни, наиболее типичными представителями данной категории являются лица, страдающие полиморфным психическим расстройством, связанным с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций, т.н. «шизофреники».

Другой группой, подверженной синдрому социальной депривации, традиционно считают лиц с умеренной умственной отсталостью, зачастую к ним относятся выпускники детских домов интернатов, детских коррекционных учреждений, у которых психическое расстройство является скорее следствием социальной запущенности, чем признаком психического заболевания.

Но при отсутствии должного социального реабилитационного обеспечения синдром «социальной депривации»

получает повсеместное распространение, вовлекая в сферу влияния родственников лиц с ментальными нарушениями и сотрудников стационарных учреждений.

Неумение вовремя выявить на начальном этапе признаки социальной депривации приводит к самым серьезным последствиям. Углубление депривационного состояния оказывает более деструктивное влияние на личность лиц с ментальными нарушениями, чем собственное психическое заболевание.

Следствием невыхода из этого состояния становятся два основных синдрома, широко распространенных в стационарных учреждениях психоневрологического профиля: «синдром госпита-лизма» и «синдром иждивенчества».

«Синдром госпитализма». Данное явление давно является объектом пристального изучения как отечественных специалистов в сфере социальной работы, так и зарубежных ученых, работающих в области изучения природы человеческой психики.

Традиционно принято рассматривать «синдром госпитализма» как совокупность психических и соматических нарушений, обусловленных длительным пребыванием человека в стационаре в отрыве от близких людей и от дома; в широком смысле под этим понятием понимаются неблагоприятные, в первую очередь психологические факторы условий стационарной среды и результаты их воздействия на психическое и физическое состояние человека.

Понятие «госпитализм» ввёл австро-американский психоаналитик Р. Спитс3 в 1945 году применительно к детскому госпитализму. Однако дальнейшее исследование показало, что «синдром госпитализма» также характерен и для лиц с ментальными нарушениями. В своих работах Е.И. Холостова, В.А. Петросян, определяя совокупность объективных негативных черт стационарного социального обслуживания,

3 Овчаренко В. И. Госпитализм // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь: В 6 т. / под ред. Н. Д. Твороговой, ред.-сост. Л. А. Карпенко; под общ. ред.

А. В. Петровского. — М.: ПЕР СЭ, 2007. Спитц Р. Госпитализм / Перевод с французского — М., 2004 -http://razvitie-rebenka.pro/biblioteka/gospitalizm/;

указывали, что стационар не может в полной мере заменить естественное социальное поле, с выверенными и привычными этапами социализации индивида, но с учетом опыта в социальной деятельности, он вполне может отвечать основным требованиям, предъявляемым к искусственной внешней среде в которой оказывается человек.

Признаками «синдрома госпита-лизма» как следствия глубокого развития социальной депривации принято считать изменение отношения к стационару со стороны индивида. Он перестает рассматривать стационарное учреждение как временное место пребывания, окончательно теряя социальные связи с «внешним миром», вживаясь в роль «хронического больного», определяя свое пребывание как наиболее благоприятный «стиль жизни». Конечно, изменение отношения к окружающим условиям в сторону благоприятного восприятия как единственно возможного варианта существования на первый взгляд является скорее положительным сдвигом, чем негативным фактором. Но при более глубоком погружении в изучение данного феномена, на поверхность выходит целый комплекс отрицательных черт такого псевдоположительного аттитюдного отношения в социальном пространстве стационарного учреждения.

Изучая лиц с ментальными нарушениями в условиях стационарного нарушения, оказавшихся подверженными «синдрому госпитализма», автор обратил внимание на неизбежные сопутствующие черты данного психоэмоционального состояния. «Госпитализм» не только примиряет человека со своим положением, но и оказывает сильнейшее деструктивное воздействие на его отношение, в первую очередь, к самому себе. «Хронический больной» перестает интересоваться окружающими событиями, ему становится безразличным, как он выглядит, во что он одет, как его кормят, каково санитарно-гигиеническое состояние его личных вещей. И следствием такого небрежного отноше-

ния к самому себе становится преждевременное старение, развитие хронических заболеваний, ухудшение соматического состояния.

Определяя группу риска, наиболее уязвимую для влияния «синдрома госпитализма», автор на примере конкретного стационарного учреждения выявил, что в основном данный синдром характерен для лиц с ментальными нарушениями, относящимися к категории шизофреников, чье психическое состояние подверглось изменению вследствие перенесенного резкого аффективного расстройства. В основной своей массе, это люди среднего возраста, от 30 до 55 лет, обладающие значительным социальным реабилитационным потенциалом, приобретенными знаниями, умениями и опытом, способные при надлежащей организации их формы жизнедеятельности обеспечивать свои основные потребности, осуществлять полное самообслуживание и вести самодостаточный образ жизни, при некоторой социальной корреляции их психического состояния.

Интересной особенностью является время поступления данной категории лиц в стационарное учреждение, пиковыми годами является время наиболее сильных социально-экономических потрясений в нашей стране — начало девяностых, конец девяностых годов XX века, конец первого десятилетия XXI века. На эти периоды приходится основные скачки увеличения численности лиц с ментальными нарушениями, относящимися по типу психического расстройства к категории шизофреников в стационарном учреждении.

Таким образом, широкое распространение «синдрома госпитализма» среди лиц, вполне способных удовлетворять свои основные потребности, приводит к их резкой соматической деградации, усиливая без дополнительной нужды нагрузку на стационарное учреждение.

К сожалению, явление «госпитализма» наиболее широко встречается в

последнее время в стационарных учреждениях, его негативную роль практически невозможно распознать на начальном этапе развития «синдрома», но последствия такой социальной невнимательности оказываются вполне предсказуемыми — разрушение личности, утрата социальной роли, преждевременная деменция.

«Синдром иждивенчества». Феномен, изучение которого, представляет собой фактор исключительной важности для дальнейшего развития системы социальной защиты населения. Появившись не так давно, в первом десятилетии XXI века, как следствие резкого роста уровня социальной защиты и качества социального обслуживания, «синдром иждивенчества» стал настоящим бичом современного общества.

Автор ни в коем случае не рассматривает в данной статье понятие иждивенчества, определяемое с правовой и социальной точки зрения, когда человек в силу совокупности непреодолимых обстоятельств оказывается не способен обеспечить свое существование.

В данном случае, речь идет об иждивенчестве как отрицательной нравственно-этической черте характера, которой соответствует определенная манера поведения, выражающаяся как злоупотребление вниманием, помощью и слабостью других людей и организаций, сознательное стремление жить за счет их, не прилагая к решению собственных проблем никаких усилий. Иждивенчество — это целая жизненная идеология, позиция признания обязанности кого-либо брать на содержание, помогать тому, кто сам не желает себя обеспечивать. В первую очередь, это образ жизни, для которого характерно потребительство, без созидания.

Наиболее часто «синдром иждивенчества» проявляется среди лиц с ментальными нарушениями, поступившими в психоневрологический стационар из детских домов интернатов. В своей основной массе, это молодые люди в возрасте 1830 лет, отнесенные к категории лиц с умеренной умственной отсталостью.

Но, как показывает практика работы с данной категорией граждан, умеренная умственная отсталость является лишь следствием недостаточной педагогической работы с ними, созданием таких факторов внешней среды, которые оказываются не способны обеспечить социальное включение подростков во внешний социум.

К сожалению, формирование ребенка как личности в детском стационарном учреждении по объективным причинам несет в себе значительным отрицательный потенциал. Формальное предоставление готового набора социальных услуг, без включения (естественно, в разумных пределах) подростка в созидательный процесс, не прививая ему навыки самообслуживания, лишая его возможности социализации как активного объекта внешней среды, в итоге приводит к значительным негативным последствиям. Достигнув совершеннолетия, молодой человек не ощущает себя частью общества, он оказывается не способен обеспечить свои потребности, сознательно ограничивая свою социальную роль до уровня потребителя.

В дополнение к этому, невысокий уровень педагогической работы с выпускниками детских домов интернатов, отсутствие в большинстве случаев возможности получать инклюзивное образование в стандартных учебных заведениях, изолированность от общения со сверстниками из более благополучных семей на этапе становления их личностных психо-эмоци-ональных, нравственно-этических, ментальных и иных способностей и черт, формирует в них устойчивое представление о своей неполноценности, отношение неприятия и отторжения жизни за пределами стационара.

Не обладая никакими значительными соматическими нарушениями, достигнув совершеннолетия, молодые люди с диагнозом «умеренная умственная отсталость» спокойно переходят в стационарное учреждение психоневротического профиля, окончательно ли-

Еж?

шая себя возможности стать полноправным членом общества. При этом, вовлечение представителей данной группы клиентов психоневрологического стационара в посильную трудовую деятельность, проведение корректирующей социальной реабилитационной работы, попытки выправления их психического состояния и изменения чувства изоляционизма встречают устойчивый отпор с их стороны. В абсолютном большинстве случаев, «синдром иждивенчества», привитый на раннем этапе социализации лиц ментальными нарушениями, оказывается более устойчивым и неподдающимся корректировке в условиях стационарного учреждения на более позднем этапе.

Суммируя вышесказанное, автор статьи полагает возможным предложить свой вариант предупреждения возникновения социальной депривации.

В первую очередь, необходимо помнить, что феномен социальной депри-вации возникает лишь тогда, когда перестают работать естественные регуляторы социализации — нарушаются социальные связи, отсутствуют условия внешней среды, не развивается социальное вовлечение, не используются реабилитационные механизмы. Социальная депривация — это не естественное развитие индивида, а результат социального невнимания. Следовательно, выходом из нее является постоянное включение лиц с ментальными нарушениями, проживающих в стационарных учреждениях психоневрологического профиля во все социальные реабилитационные процессы, создание инклюзивной модели вторичной социализации в соответствии с реабилитационными уровнями и социальными ролями лиц с ментальными нарушениями.

Литература

1. Дом-интернат для престарелых и инвалидов // Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России — М., 2002.

2. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики: Пер. с англ. М., 1997.

3. Мецлер А.В. Когнитивный подход к вторичной социализации лиц с ментальными нарушениями // Историческая и социально-образовательная мысль. Том 7, №5, часть 2 — М., 2015.

4. Наберушкина Э.К. Инвалиды в большом городе: проблемы социального гражданства. М.: «Вариант», 2012.

5. Петросян В.А. Социальная реабилитация инвалидов в стационарных учреждениях социального обслуживания (социологический аспект): Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук, М., 2004. С. 54-67.

6. Романов П., Ярская-Смирнова Е. Политика инвалидности: социальное гражданство инвалидов в современной России / Саратов: Научная книга, 2006.

7. Смирнова Е.Р. Стратификационный анализ инвалидности // Преодолевая барьеры инвалидности. М., 1997.

8. Стигма: Заметки об управлении испорченной идентичностью (переведённые главы из Goffman E. Stigma: Notes on the Management of the Spoiled Identity. — N.J., Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1963.) // Социологический форум. 2001.

9. Тощенко Ж.Т. Социология: Общий курс. М.: Прометей, 1998.

10. Энциклопедия социальных практик поддержки инвалидов в Российской Федерации / Под ред. проф. Е. И. Холо-стовой, проф. Г. И. Климантовой. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2015. — 824 с. ISBN 9785-394-02553-2.

Social deprivation as the main social discourse of the secondary socialization of persons with mental disorders in a stationary institution Metzler A.V.

Russian state humanities university One of the most important factors accompanying the stay of people with mental disorders in the hospital is the phenomenon of social deprivation. Social deprivation is a mental phenomenon caused by the forced or conscious exclusion of an individual from social connections, habitual living conditions, characterized by a sharp decrease in volitional and personal qualities,

lack of desire to restore lost, partially or completely, skills, knowledge and abilities. A person, having found himself in a social space alien to him, does not just feel psychological discomfort, he becomes an object of influence on a progressive scale of his own internal combination of mental and somatic pathological changes caused by a stressful situation. The development of social deprivation can lead a person to the point of no return, when he can no longer restore his social status and get out of the state of permanent isolationism. Social deprivation can occur in people living in orphanages, neuropsychiatric hospitals related to the social protection system, healthcare institutions, penitentiary service institutes and other organizations that suggest a long-term exclusion and isolation of a person from the outside world. Based on his own empirical observations, the author believes that one of the most important motivating factors that contribute to the development of social deprivation, which permanently occurs in people with mental disorders in a hospital, is the lack of social involvement, leaving the person to himself, leaving him alone after placement in a hospital with your thoughts, illusions, fears and mental depressive mood

Key words: social deprivation, persons with mental mental disorders, hospitalization, social isolation, social discourse, secondary socialization.

References

1. Boarding home for the elderly and disabled //

Social policy and social work in a changing Russia — M., 2002.

2. Maslow A. The far reaches of the human

psyche: Per. from English M., 1997.

3. Metzler A.V. The cognitive approach to the

secondary socialization of persons with mental disorders // Historical and socio-educational thought. Volume 7, No. 5, part 2 — M., 2015.

4. Naberushkina E.K. Disabled people in a big

city: problems of social citizenship. M .: «Option», 2012.

5. Petrosyan V.A. Social rehabilitation of persons with disabilities in stationary institutions of social services (sociological aspect): The dissertation for the degree of candidate of sociological sciences, M., 2004. P. 54-67.

6. Romanov P., Yarskaya-Smirnova E. Disability

policy: social citizenship of people with disabilities in modern Russia / Saratov: Scientific Book, 2006.

7. Smirnova E.R. Disability Stratification Analysis // Overcoming Disability Barriers. M., 1997.

8. Stigma: Notes on managing tainted identities

(translated chapters from Goffman E. Stigma: Notes on the Management of the Spoiled Identity. — N.J., Englewood Cliffs: Prentice Hall, 1963.) // Sociological Forum. 2001.

9. Toshchenko Zh.T. Sociology: General course. M .: Prometheus, 1998.

10. Encyclopedia of social practices for the support of persons with disabilities in the Russian Federation / Ed. prof. E. I. Kholostova, prof. G.I. Klimantova. — M .: Publishing and trading corporation «Dashkov and Co.», 2015. — 824 p. ISBN 978-5-394-02553-2.

Социальная депривация | Northern Sunrise

Крошка один, совсем один!

Этим термином обозначают лишение или резкое ограничение социальных контактов.

На практике в домашних условиях подобная ситуация формируется чрезмерно заботливыми владельцами, которые искренне желают собаке добра. В естественных условиях щенок не может быть лишен социальных контактов с себе подобными, при проявлении заботы со стороны человека, подобное происходит достаточно часто.

Мы уже упоминали социальную депривацию, говоря о возможности запечатления в первом периоде социализации только образа человека при искусственном выкармливании рано отнятых щенков. Отсутствие общения с матерью, а впоследствии длительное лишение контактов с другими собаками приводят к значительным и практически необратимым нарушениям большинства сложных поведенческих комплексов. Однако подобные случаи достаточно редки. Нельзя ли явлением депривации просто пренебречь? Оказывается, нельзя.

Депривация во время второго периода социализации

Дело в том, что гораздо чаще социальной депривации подвергаются животные именно в течение этого периода социализации. Особенно свойственно это для собак, выращиваемых в мегаполисах с неблагополучной эпидемической обстановкой. Щенка отнимают от матери в самом начале второго периода социализации, и он попадает в дом владельца. Желая предохранить малыша от смертельно опасных для него инфекций, владелец проводит курс вакцинаций и держит щенка на карантине, не выводя на улицу до приобретения прочного иммунитета. В результате первый выход на прогулку может произойти в четыре и более месяцев, а до этого момента щенок совершенно лишен контактов с другими собаками.

Это приводит к тяжелейшим последствиям для растущей собаки. Мало того что в течение всего карантина она испытывала острейшую потребность в информации о себе подобных – такая информация является неотъемлемой частью социальной потребности. Отсутствие возможности общаться с другими собаками при достаточно ограниченных контактах с занятыми владельцами создает значительный социальный дискомфорт. Неслучайно аналогичные условия, когда в них ставят человека, называются одиночным заключением и являются тяжкой мерой наказания за преступления против общества.  Однако вернемся к судьбе щенка-деприванта.

По истечении срока карантина его выводят на улицу и выясняется, что он очень неуверен в себе, всего боится и вовсе не стремится к играм с другими собаками. Весь личный опыт собаки сводится к знанию собственной квартиры и ее постоянных обитателей. И это при том, что именно во втором периоде социализации щенку свойственно активно исследовать окружающее. Более того, именно в это время он учится понимать символический язык демонстраций своих сородичей, запоминает большое количество поз, мимических движений и связывает их с действиями, которые они символизируют. Чем шире круг общения с другими собаками, тем больше таких символов он узнает и обучается воспроизводить в соответствующих ситуациях.

Не можем не отвлечься и не привести примера такого обучения щенка. Молодая сука среднеазиатской овчарки в начале второго периода социализации выращивалась совместно с собаками иных пород, обладавших достаточно ограниченным языком демонстраций. Уже после четырехмесячного возраста она попала в сформированную стаю собак своей породы и первую неделю испытывала массу неудобств. Взрослые собаки, особенно суки, часто принуждали ее принимать позу подчинения и делать это четко. Когда подросток понял, чего от него требуют взрослые собаки, он, похоже, испытал истинное удовольствие. Теперь уже молодая сука ходила за взрослыми собаками, вынуждая их обратить на себя внимание, но стоило тем сделать малейшее движение угрозы, как она утрированно четко и с видимым удовольствием принимала позу подчинения.

Однако если критический период социализации заканчивается, а животное не успело овладеть языком символов, в дальнейшем оно не сможет в полной мере выучить их, т.е. ограниченно будет применять само и далеко не все понимать у других собак. Таким образом, при запоздалом знакомстве с прочими собаками щенок начинает их избегать. Если облик этих существ для него еще смутно знаком, то их действия ему мало понятны.

Такое незнание символического языка, присущего собственному виду, оказывается поистине бомбой замедленного действия. Щенок, не понимающий других собак, не просто глух и слеп с точки зрения коммуникативности, он не может вступать в контакты с ними, ему не с кем играть. Игру с соплеменником не может заменить никакая неживая игрушка и никакие забавы с хозяином. В социальных играх собака обучается не только правильному социальному поведению – без них невозможно полноценное формирование полового поведения. Кроме того, в играх складываются сложнейшие двигательные комплексы, вырабатываются условные рефлексы, в отсутствие которых спаривание становится невозможным.

Еще один аспект, который тесно связан с социальной депривацией. При становлении личности, при утверждении первичной иерархии щенки очень легко переходят к грубым контактам, легко наносят травмы друг другу. Сформировать поведенческий блок, мешающий наносить увечья при конфликте, может только взрослая собака. Один щенок не может преподать другому понятие «чужая боль». Это может сделать только старшая собака, раз за разом она препятствует подобному поведению, причиняя боль инициатору конфликта и отпуская его, добившись криков боли виновника драки. Щенок, не прошедший подобную школу, скорее всего, не обучится обозначать действие символом, не научится демонстрациям. Напомним, что у собак демонстрации не являются строго наследственными, очень многие из них передаются в качестве традиций семьи, стаи.

Таким образом, депривация на втором этапе социализации приводит к необратимым нарушениям комплексов социального, игрового, полового поведения, т.е. вместо собаки некой определенной породы в доме чрезмерно заботливого владельца подрастает животное, чье поведение ущербно, непредсказуемо и состоит из плохо связанных друг с другом компонентов. Добавив к этому повышенную пугливость и неуравновешенность нервной системы, связанные с депривацией информативной, мы получаем портрет животного, неприятного в общении и негодного к работе.

Депривация во время третьего периода социализации

Она не столь фатальна по своим проявлениям и может быть компенсирована, если до того у щенка были нормальные социальные контакты. В естественных условиях депривируется аутсайдер, пока не найдет новых социальных партнеров. В домашних условиях от благополучных сверстников депривант отличается, пожалуй, лишь повышенной нервозностью, которая у пород с развитой агрессивностью может оборачиваться вспышками не мотивированной на первый взгляд злобы.

Депривация взрослого животного

Она вызывает сильный дискомфорт. Подобная депривация, принципиально не отличающаяся от депривации в третий критический период, достаточно часто наблюдается у собак питомнического содержания и у тех, чьи владельцы очень занятые люди. С собакой мало общаются и гуляют, часто вообще не выпускают из выгульного двора или вольера, нет контактов с другими собаками. Животное испытывает острую потребность в информации вообще, в социальной информации в частности. За контакт с себе подобными и/или с человеком такая собака в буквальном смысле готова отдать что угодно.

В практических целях подобную депривацию можно использовать в ряде случаев для коррекции поведения. Например, «отказник», привыкший всего добиваться укусами, попав в новые условия и посидев несколько недель в вольере, может стать гораздо покладистее. Для деприванта общение может оказаться куда более весомым стимулом, чем поощрение кормом. Заставить флегматичную собаку выполнять действие, кажущееся ей неинтересным, подносить, допустим, аппортировочный предмет, можно, лишив ее общения. Получая минимум прогулок и внимания хозяина, флегматик будет готов работать, лишь бы хозяин был с ним.

ДЕПРИВАЦИЯ СОЦИАЛЬНАЯ это

Читать PDF
258.26 кб

Особенности и последствия социальной депривации у детей

Абдулова Инна Георгиевна, Доленко Георгий Николаевич

Рассматриваются особенности и последствия материнской депривации у детей и подростков. Предлагаются методики для смягчения негативных последствий депривации.

Читать PDF
291.83 кб

Социально-экономические изменения как генезис деприваций

Спесивцева Ольга Ивановна

В статье показывается, что сущность и механизмы социально-экономических изменений связаны с дезорганизацией общества, с источниками напряженности между организационными и легитимизационными аспектами социального порядка.

Читать PDF
775.04 кб

Влияние на развитие психики ребенка социальной депривации

Кузнецов Алексей Петрович

Статья посвящена анализу понятия «социальная депривация», ее влияния на развитие психики ребенка.

Читать PDF
108.46 кб

Социально-психологические показатели финансовой депривации

Емельянова Татьяна Петровна

В статье представлены результаты работы первого (поискового) этапа по проекту «Конструирование социальных представлений о бедности в меняющемся обществе», который поддержан грантом РГНФ и содержит в себе три этапа.

Читать PDF
493.90 кб

Социальная депривация как фактор политического неравенства

Смольянов Геннадий Иродионович

В статье ставится проблема влияния социальной депривации индивидов и групп как фактора возникновения политического неравенства.

Читать PDF
291.30 кб

Экономическая и социальная депривация в аспекте девиантного поведения

Иванов А.Н., Хабибова Н.Е.

Статья посвящена актуальной для российской действительности проблеме, связанной с феноменом экономической и социальной депривации.

Читать PDF
377.44 кб

УЩЕМЛЕНИЕ И ДЕПРИВАЦИЯ КАК ПОБУДИТЕЛЬНЫЕ МОТИВЫ СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ

Сулимов С.И.

Данная работа посвящена анализу таких побудительных мотивов индивидуальной и групповой социальной активности, как «ущемление» и «депривация».

Читать PDF
239.66 кб

Понятие «Социальная депривация», ее влияние на развитие психики ребенка

Кузнецов Алексей Петрович

Статья посвящена анализу понятия «социальная депривация», ее влияние на развитие психики ребенка

Читать PDF
227.55 кб

Превенция социальной депривации детства в контексте социального анализа

Спесивцева Ольга Ивановна

Читать PDF
238.60 кб

Психология формирования социальной депривации воспитанников детских домов

Шутилина Анастасия Александровна

В статье представлены механизмы формирования социальной депривации воспитанников детских домов. Влияние социальной дерпивации на психическое развитие детей, а также указаны методы коррекции психического состояния.

Читать PDF
266.71 кб

Социально-экономические аспекты депривационных установок студенчества КЧР

Мощенко И. Н., Алботов А. М.

В работе приводятся результаты анализа взаимосвязи когнитивной и аффективной составляющих депривационных установок. В основу исследования положены эмпирические данные, полученные анкетированием, проведенным в начале 2015 г.

Читать PDF
251.68 кб

Корреляционный анализ влияния депривации на социальную активность россиян

Мохнаткина К.В.

В статье по результатам эмпирического исследования раскрыты возможности корреляционного анализа экономической и социальной депривации россиян. Выявлена взаимосвязь степени депривации и общественной активности населения.

Читать PDF
10.59 мб

СОЦИАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ И СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Пищелко Александр Валериевич

Анализируются мотивы суицидального поведения молодежи в условиях информационного общества, раскрываются особенности социализации детей и подростков в виртуальном пространстве.

Читать PDF
382.93 кб

Изучение синдрома тюремной социальной депривации подростка в условиях изоляции

Мазурова Н.Э.

Попадание подростка в систему уголовного правосудия само по себе становится фактором отчуждения от общества.

Читать PDF
1.55 мб

Политическая социализация и электоральное участие в контексте социальной депривации

Смольянов Геннадий Иродионович

Социальная депривация оказывает существенное деструктивное влияние на политическую социализацию граждан и их электоральное поведение.

Социальная депривация | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Социальная депривация — это форма депривации, при которой люди находятся в неблагоприятном положении и имеют ограниченный доступ к социальным ресурсам.Это может включать в себя возможность поддерживать контакт с друзьями и семьей, иметь возможность активно участвовать или даже принадлежать к социальным группам, преследующим хобби и интересы и т. Д. Это может быть связано с рядом факторов, таких как психическое расстройство, бедность, отсутствие общественного транспорта. , социальная дискриминация и т. д.

Эта концепция отличается от концепции культурной депривации, поскольку в ней меньше внимания уделяется формальным, общественным аспектам культурного обеспечения общества и уделяется больше внимания неформальным и частным аспектам.Однако есть область совпадения, где иногда трудно понять, какой термин применить.

Влияние социальной депривации на детей []

Поскольку мы социальные существа и поскольку социальные навыки в некоторой степени приобретены, социальная депривация может иметь далеко идущие последствия для социального развития ребенка.

См. Также []

  • Культурная депривация
  • Неудовлетворительный
  • Бездомный
  • Бедные районы
  • Социальная изоляция
  • Депривация стимула
v · d · eIndices of Deprivation
National (общее лишение)

Индекс Карстэйрса • Индекс множественной депривации 2000 (IMD2000) • Индексы депривации 2004 (ID2004) • Индексы депривации 2007 (ID2007) • Индексы депривации 2010 (ID2010)

Гражданин (лишения по конкретным предметам)

Оценка неблагополучных районов • Индекс Департамента окружающей среды

4.1D: Депривация и развитие — Социальные науки LibreTexts

  1. Последнее обновление
  2. Сохранить как PDF
  1. Ключевые моменты
  2. Ключевые термины

Социальная депривация или препятствие культурному нормальному взаимодействию с обществом влияет на психическое здоровье и замедляет развитие ребенка.

Цели обучения

  • Объясните, почему социальная депривация проблематична для человека (особенно для детей) и к каким проблемам может привести

Ключевые моменты

  • По мере своего развития люди проходят несколько критических периодов или окон времени, в течение которых им необходимо испытать определенные раздражители окружающей среды, чтобы развиваться должным образом.
  • Одичавшие дети являются примером последствий тяжелых социальных лишений в критические периоды развития.
  • Теория привязанности утверждает, что младенцы должны развивать стабильные, постоянные отношения, по крайней мере, с одним взрослым опекуном, чтобы сформировать основу для успешного развития.
  • Термин «материнская депривация» — это крылатая фраза, обобщающая ранние работы психиатра и психоаналитика Джона Боулби по последствиям разлучения младенцев и маленьких детей с их матерью.
  • В законодательстве США долгое время применялась доктрина «нежных лет», когда опека над младенцами и детьми ясельного возраста отдавалась преимущественно матерям.

Ключевые термины

  • дикие дети : дикие дети — это человеческие дети, которые с самого раннего возраста жили изолированно от человеческих контактов и не имели опыта человеческой заботы, любви или социального поведения и, что особенно важно, человеческого языка.
  • Теория привязанности : Теория привязанности описывает динамику долгосрочных отношений между людьми. Его наиболее важный постулат заключается в том, что для нормального социального и эмоционального развития младенцу необходимо развивать отношения по крайней мере с одним основным опекуном.
  • Социальная депривация : В случаях социальной депривации, особенно для детей, социальный опыт, как правило, менее разнообразен, и развитие может быть задержано или затруднено.

Люди — существа социальные, и социальное взаимодействие необходимо для нормального человеческого развития. Социальная депривация возникает, когда человек лишается культурно нормального взаимодействия с остальной частью общества. Определенные группы людей с большей вероятностью испытают социальную депривацию.Например, социальная депривация часто возникает вместе с широкой сетью взаимосвязанных факторов, которые все вносят вклад в социальную изоляцию; к этим факторам относятся психические заболевания, бедность, плохое образование и низкий социально-экономический статус.

Наблюдая за жертвами социальной депривации и опрашивая их, исследование позволило понять, как социальная депривация связана с человеческим развитием и психическими заболеваниями. По мере своего развития люди проходят через критические периоды или временные окна, в течение которых им необходимо испытать определенные раздражители окружающей среды, чтобы развиваться должным образом.Но когда люди испытывают социальную депривацию, они пропускают эти критические периоды. Таким образом, социальная депривация может задерживать или препятствовать развитию, особенно детей.

Дикие дети являются примером последствий тяжелых социальных лишений в критические периоды развития. Дикие дети — это дети, которые растут без социального взаимодействия. В некоторых случаях они могли быть брошены в раннем детстве и выросли в пустыне. В других случаях они могли подвергаться насилию со стороны родителей, которые изолировали их от других людей.В нескольких зарегистрированных случаях одичавшие дети не могли развить языковые навыки, имели лишь ограниченное социальное понимание и не могли быть реабилитированы.

Теория привязанности может объяснить, почему социальная депривация так пагубно сказывается на детях. Согласно теории привязанности, для нормального социального и эмоционального развития младенцу необходимо установить отношения, по крайней мере, с одним основным опекуном.

Теория привязанности : Этот фильм объясняет теорию привязанности Джона Боулби.

Материнская депривация : Идея о том, что разлука с женщиной, осуществляющей уход, имеет глубокие последствия, имеет значительный резонанс за пределами традиционных исследований развития ребенка.

Материнская депривация : Этот клип представляет собой видеозапись исследования материнской депривации 1952 года, в ходе которого выяснилось, что младенцы страдают эмоциональным ущербом, когда они разлучены со своей матерью

Влияние социальной депривации на развитие и психическое здоровье подростков

Обзор

Ланцет для здоровья детей и подростков .2020 августа; 4 (8): 634-640. DOI: 10.1016 / S2352-4642 (20) 30186-3. Epub 2020 12 июня.

Принадлежности Расширять

Принадлежности

  • 1 Отдел познания и наук о мозге Совета медицинских исследований и Эммануэль-колледж, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания.
  • 2 Департамент мозговых и когнитивных наук, Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс, США.
  • 3 Департамент психологии Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания; UCL Институт когнитивной неврологии, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания. Электронный адрес: [email protected]
Бесплатная статья PMC

Элемент в буфере обмена

Обзор

Эми Орбен и др.Ланцет для здоровья детей и подростков. 2020 Август.

Бесплатная статья PMC Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Ланцет для здоровья детей и подростков .2020 августа; 4 (8): 634-640. DOI: 10.1016 / S2352-4642 (20) 30186-3. Epub 2020 12 июня.

Принадлежности

  • 1 Отдел познания и наук о мозге Совета медицинских исследований и Эммануэль-колледж, Кембриджский университет, Кембридж, Великобритания.
  • 2 Департамент мозговых и когнитивных наук, Массачусетский технологический институт, Кембридж, Массачусетс, США.
  • 3 Департамент психологии Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания; UCL Институт когнитивной неврологии, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания. Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Подростковый возраст (период от 10 до 24 лет) — это период жизни, характеризующийся повышенной чувствительностью к социальным стимулам и повышенной потребностью во взаимодействии со сверстниками.Меры физического дистанцирования, принятые во всем мире для сдерживания распространения COVID-19, радикально сокращают возможности подростков участвовать в социальных контактах лицом к лицу вне дома. В этой междисциплинарной точке зрения мы описываем литературу из различных областей, в которой подчеркивается, как социальная депривация в подростковом возрасте может иметь далеко идущие последствия. Исследования на людях показали важность принятия и влияния сверстников в подростковом возрасте. Исследования на животных показали, что социальная депривация и изоляция оказывают уникальное влияние на мозг и поведение в подростковом возрасте по сравнению с другими этапами жизни.Однако сокращение личного контакта подростков может быть менее пагубным из-за широкого доступа к цифровым формам социального взаимодействия с помощью таких технологий, как социальные сети. Рассмотренные результаты подчеркивают, как физическое дистанцирование может иметь непропорциональное влияние на возрастную группу, для которой взаимодействие со сверстниками является жизненно важным аспектом развития.

Авторские права © 2020 Elsevier Ltd.Все права защищены.

Похожие статьи

  • Препятствия и факторы, способствующие соблюдению рекомендаций по социальному дистанцированию во время COVID-19 среди большой международной выборки взрослых.

    Coroiu A, Moran C, Campbell T, Geller AC. Coroiu A, et al. PLoS One. 2020 7 октября; 15 (10): e0239795. DOI: 10.1371 / journal.pone.0239795. Электронная коллекция 2020. PLoS One.2020. PMID: 33027281 Бесплатная статья PMC.

  • Ежедневное дневниковое исследование настроения, сочувствия и просоциального поведения подростков во время пандемии COVID-19.

    ван де Гроэп С., Заноли К., Грин К. Х., Свейен С. В., Крон Е. А.. van de Groep S, et al. PLoS One. 2020 7 октября; 15 (10): e0240349. DOI: 10.1371 / journal.pone.0240349. Электронная коллекция 2020. PLoS One. 2020. PMID: 33027308 Бесплатная статья PMC.

  • Последствия COVID-19 и физического дистанцирования для психического здоровья: необходимость профилактики и раннего вмешательства.

    Галеа С., Торговец Р.М., Лурье Н. Galea S, et al. JAMA Intern Med. 2020 1 июня; 180 (6): 817-818. DOI: 10.1001 / jamainternmed.2020.1562. JAMA Intern Med. 2020. PMID: 32275292 Рефератов нет.

  • Здоровье подростков во время COVID-19: обзорный обзор.

    Оливейра WA, Сильва JLD, Андраде ALM, Micheli D, Карлос DM, Сильва MAI. Oliveira WA и др. Cad Saude Publica. 2020; 36 (8): e00150020. DOI: 10.1590 / 0102-311×00150020. Epub 2020 28 авг. Cad Saude Publica. 2020. PMID: 32876127 Рассмотрение. Английский, португальский.

  • COVID-19 и социальное дистанцирование: пандемия запущенных заболеваний возникает при рождении.

    Молави Варданджани Х., Мирзазаде А., Махмуди-Нежад Г.Молави Варданджани Х. и др. Arch Iran Med. 2020 1 сентября; 23 (9): 651-652. DOI: 10.34172 / aim.2020.81. Arch Iran Med. 2020. PMID: 32979917 Рассмотрение. Рефератов нет.

Процитировано

86 статей
  • Пилотное исследование приложения для поддержки благополучия молодежи Новой Зеландии во время пандемии COVID-19.

    Серлахиус А., Боггисс А., Лим Д., Шахе К., Уоллес-Бойд К., Брентон-Петерс Дж., Баттеншоу Е., Чадд С., Кавадино А., Цао Н., Морунга Е., Табрю Х. Серлахиус А. и др. Интернет Интерв. 2021 Декабрь; 26: 100464. DOI: 10.1016 / j.invent.2021.100464. Epub 2021 1 октября. Интернет Интерв. 2021 г. PMID: 34631433 Бесплатная статья PMC.

  • Физически далеко, практически близко: поведение подростков в отношении секстинга в период строгой изоляции пандемии COVID-19.

    Маес К., Ванденбош Л. Maes C и др. Вычислить человеческое поведение. 2022 Янв; 126: 107033. DOI: 10.1016 / j.chb.2021.107033. Epub 2021 28 сентября. Вычислить человеческое поведение. 2022 год. PMID: 34608353 Бесплатная статья PMC.

  • Пандемия COVID-19 и вторая изоляция: третья волна болезни через голос молодежи.

    Бранкинью С., Сантос А.С., Норонья С., Рамиро Л., де Матос М.Г.Branquinho C, et al. Детский Индийский Рез. 2021 29 сентября: 1-18. DOI: 10.1007 / s12187-021-09865-6. Интернет впереди печати. Детский Индийский Рес. 2021 г. PMID: 34603556 Бесплатная статья PMC.

  • Анализ воздействия первых месяцев пандемии COVID-19 на психическое здоровье в предполагаемой когорте канадских подростков.

    Беланже Р.Е., Патте К.А., Ледердейл СТ, Гансаонре Р.Дж., Хаддад С.Bélanger RE, et al. J Здоровье подростков. 2021, 4 августа: S1054-139X (21) 00396-7. DOI: 10.1016 / j.jadohealth.2021.07.039. Интернет впереди печати. J Здоровье подростков. 2021 г. PMID: 34565667 Бесплатная статья PMC.

  • Роль физической активности во взаимосвязи между удовлетворенностью жизнью и качеством жизни, связанным со здоровьем, у подростков школьного возраста.

    Villafaina S, Tapia-Serrano MÁ, Vaquero-Solís M, León-Llamas JL, Sánchez-Miguel PA.Villafaina S, et al. Behav Sci (Базель). 2021 3 сентября; 11 (9): 121. DOI: 10.3390 / BS110

. Behav Sci (Базель). 2021 г. PMID: 34562959 Бесплатная статья PMC.

использованная литература

    1. Баумейстер РФ, Лири MR. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека.Psychol Bull. 1995; 117: 497–529. — PubMed
    1. Hawkley LC, Cacioppo JT. Одиночество имеет значение: теоретический и эмпирический обзор последствий и механизмов. Ann Behav Med. 2010. 40: 218–227. — ЧВК — PubMed
    1. Сойер С.М., Аззопарди П.С., Викремаратн Д., Паттон ГК.Возраст отрочества. Ланцет для здоровья детей и подростков. 2018; 2: 223–228. — PubMed
    1. Блейкмор С.Дж., Миллс К.Л. Является ли отрочество чувствительным периодом для социокультурной обработки? Анну Рев Психол. 2014; 65: 187–207. — PubMed
    1. Владение смартфонами в Pew Research Center стремительно растет во всем мире, но не всегда одинаково.2019. https://www.pewresearch.org/global/2019/02/05/smartphone-ownership-is-gr …

Показать все 80 ссылок

Типы публикаций

  • Поддержка исследований, за пределами США. Правительство

Условия MeSH

  • Коронавирусные инфекции / эпидемиология *
  • Пневмония, вирусная / эпидемиология *
[Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

6.Измерение социальной депривации и социальной изоляции

Мик, Михал, Найштуб, Матеуш и Очковска, Моника. «6. Измерение социальной депривации и социальной изоляции». Старение в Европе — политика поддержки инклюзивного общества , под редакцией Акселя Бёрш-Супана, Торстена Кнайпа, Ховарда Литвина, Михала Мика и Гульельмо Вебера, Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter, 2015, стр. 67-78. https://doi.org/10.1515/9783110444414-008 Майк, М., Найштуб М. и Очковска М. (2015). 6. Измерение социальной депривации и социальной изоляции. В A. Börsch-Supan, T. Kneip, H. Litwin, M. Myck & G. Weber (Ed.), Старение в Европе — Поддержка политики для инклюзивного общества (стр. 67-78). Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter. https://doi.org/10.1515/9783110444414-008 Майк, М., Найштуб, М. и Очковска, М., 2015. 6. Измерение социальной депривации и социальной изоляции. В: Börsch-Supan, A., Kneip, T., Litwin, H., Myck, M. и Weber, G. ed. Старение в Европе — политика поддержки инклюзивного общества . Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter, стр. 67-78. https://doi.org/10.1515/9783110444414-008 Мик, Михал, Найштуб, Матеуш и Очковска, Моника. «6. Измерение социальной депривации и социальной изоляции» В Старение в Европе — Политика поддержки инклюзивного общества под редакцией Акселя Бёрш-Супана, Торстена Кнайпа, Ховарда Литвина, Михала Мика и Гульельмо Вебера, 67-78.Берлин, Мюнхен, Бостон: De Gruyter, 2015. https://doi.org/10.1515/9783110444414-008 Майк М., Найштуб М., Очковска М. 6. Измерение социальной депривации и социальной изоляции. В: Börsch-Supan A, Kneip T., Litwin H, Myck M, Weber G (ed.) Старение в Европе — политика поддержки инклюзивного общества . Берлин, Мюнхен, Бостон: Де Грюйтер; 2015. с.67-78. https://doi.org/10.1515/9783110444414-008

Социальная депривация и воздействие на укрепление здоровья.Исследование распределения ресурсов по укреплению здоровья среди школ в Англии | BMC Public Health

  • 1.

    Мармот М., Уилкинсон Р.Г .: Социальные детерминанты здоровья. 2005, США: Oxford University Press, 2

    Книга Google ученый

  • 2.

    Зигрист Дж., Сурок М.: Социальное неравенство в отношении здоровья: новые данные и последствия для политики. 2006, США: Oxford University Press, 1

    Книга Google ученый

  • 3.

    Ромери Э., Бейкер А., Гриффитс С: Смертность от лишений и причин смерти в Англии и Уэльсе, 1999-2003 гг. Ежеквартальная статистика здравоохранения / Управление национальной статистики. 2006, 32: 19-34.

    PubMed Google ученый

  • 4.

    Фукуда Й., Накамура К., Такано Т.: Более высокая смертность в районах с более низким социально-экономическим положением, измеренная с помощью единого индекса депривации в Японии. Здравоохранение. 2007, 121 (3): 163-173. 10.1016 / j.puhe.2006.10.015.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 5.

    Грэм Д.Д., Стивенс Д.А.: Разложение воздействия депривации на несчастные случаи среди детей-пешеходов в Англии. Авария; Анализ и профилактика. 2008, 40 (4): 1351-1364. 10.1016 / j.aap.2008.02.006.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Дапонте-Кодина А., Боливар-Муньос Дж., Торо-Карденас С., Окана-Риола Р., Бенах-Ровира Дж., Наварро-Лопес В. Территориальная депривация и тенденции неравенства в самооценке здоровья в Испании. 1987-2001 гг.Скандинавский журнал общественного здравоохранения. 2008, 36 (5): 504-515. 10.1177 / 1403494807088454.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Скэнлон PH, Картер С.К., Фой С., Муж RFA, Аббас Дж., Бахманн М.О .: Диабетическая ретинопатия и социально-экономические депривации в Глостершире. Журнал медицинского обследования. 2008, 15 (3): 118-121. 10.1258 / jms.2008.008013.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 8.

    Testi A, Ivaldi E: Материальные и социальные депривации и здоровье: на примере городского района. Европейский журнал экономики здравоохранения: HEPAC: экономика здравоохранения в профилактике и уходе. 2009, 10 (3): 323-328.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Адамс Р.Дж., Ховард Н., Такер Дж., Эпплтон С., Тейлор А.В., Читтлборо С. и др.: Влияние территориальной депривации на риски и результаты для здоровья: многоуровневое перекрестное исследование населения Австралии.Международный журнал общественного здравоохранения. 2009, 54 (3): 183-192. 10.1007 / s00038-009-7113-х.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Ocaña-Riola R, Saurina C, Fernández-Ajuria A, Lertxundi A, Sánchez-Cantalejo C, Saez M, et al: Территориальная депривация и смертность в провинциальных городах Андалусии и Каталонии (Испания). Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения. 2008, 62 (2): 147-152. 10.1136 / jech.2006.053280.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 11.

    Амузу А., Карсона С., Ватт ХК, Лоулор Д.А., Эбрахим С.: Влияние территориальной и индивидуальной депривации жизненного пути на поведение в отношении здоровья: результаты исследования сердца и здоровья британских женщин. Европейский журнал сердечно-сосудистой профилактики и реабилитации. 2009, 16 (2): 169-173. 10.1097 / HJR.0b013e328325d64d.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 12.

    Gray L, Leyland AH: Многоуровневый анализ диеты и социально-экономического статуса в Шотландии: исследование «эффекта Глазго». Питание общественного здравоохранения. 2009, 12 (9): 1351-8. 10.1017 / S1368980008004047.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 13.

    Giskes K, van Lenthe FJ, Turrell G, Brug J, Mackenbach JP: Курильщики, живущие в неблагополучных районах, с меньшей вероятностью бросят курить: продольное наблюдение. Контроль над табаком. 2006, 15 (6): 485-488.10.1136 / tc.2006.015750.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Стимпсон Дж. П., Нэш А. С., Джу Х., Эшбах К.: Депривация по соседству связана с более низким уровнем каротиноидов в сыворотке крови среди взрослых, участвующих в Третьем национальном обследовании здоровья и питания. Журнал Американской диетической ассоциации. 2007, 107 (11): 1895-1902. 10.1016 / j.jada.2007.08.016.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 15.

    Utter J, Scragg R, Mhurchu CN, Schaaf D: Потребление завтрака дома среди новозеландских детей: ассоциации с индексом массы тела и соответствующим поведением в области питания. Журнал Американской диетической ассоциации. 2007, 107 (4): 570-576. 10.1016 / j.jada.2007.01.010.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Ecob R, Macintyre S: Изменения в поведении, связанном со здоровьем, в небольших регионах; зависят ли они от самого поведения, его измерения или от личных характеристик ?.Здоровье и место. 2000, 6 (4): 261-274.

    CAS Статья Google ученый

  • 17.

    Миддлтон E: Сравнение социального распределения иммунизации вакцинами против кори, эпидемического паротита и краснухи, Англия, 1991-2001 гг. BMJ. 2003, 326 (7394): 854-854. 10.1136 / bmj.326.7394.854.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Махесваран Р., Пирсон Т., Джордан Х., Блэк Д.: Социально-экономическая депривация, расстояние в пути, место оказания услуг и использование скрининга на рак груди в Северном Дербишире, Великобритания.Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения. 2006, 60 (3): 208-212. 10.1136 / jech.200X.038398.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 19.

    Линч Дж. У., Каплан Г. А., Салонен Дж. Т.: Почему бедные люди плохо себя ведут? Различия в поведении взрослых в отношении здоровья и психосоциальных характеристиках по этапам социально-экономического жизненного пути. Социальные науки и медицина. 1997, 44 (6): 809-819.

    CAS Статья Google ученый

  • 20.

    Бегум Ф., Гейтс П.: Обследования потребления, предложения и потерь вакцины против вируса папилломы человека (ВПЧ) 2008/09. [http://docs.google.com/viewer?a=v&q=cache:YCDHb9uvSusJ:www.immunisation.nhs.uk/files/HPV_PCTUserGuide_HIP.pdf+http://nds.coi.gov.uk/environment/fullDetail .asp% 3FReleaseID% 3D293322% 26NewsAreaID% 3D2 & гл = еп & PID = бл & srcid = ADGEESj2i6wgbWqGZM7RUa3k2O4TetgtfYUTzp82c46HXdPCFQugNCmJrDCT75WhlC1VLYTQcKgCPF_RrnEYhEH0o51k1BZZmASoQricSDq5ZL0AFWcKDEwGFDfHCwlz_U2YgVv8niI & сиг = AHIEtbTlcO2XVR3E3j8tMRAfFZcfhSajeA]

  • 21.

    Castellsagué X: Естественная история и эпидемиология инфекции ВПЧ и рака шейки матки. Гинекологическая онкология. 2008, 110 (3 доп. 2): S4-7. 10.1016 / j.ygyno.2008.07.045.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 22.

    NHS Choices: Вакцинация против ВПЧ — Введение. [http://www.nhs.uk/Conditions/HPV-vaccination/Pages/Introduction.aspx]

  • 23.

    Королевское общество содействия здоровью: Преподавание и учебные материалы по ВПЧ.[http://www.rsph.org.uk/en/policy-and-projects/projects/hpv-programme/hpv-teaching-and-learning-resource.cfm]

  • 24.

    Shack L, Jordan C , Томсон С.С., Мак В., Мёллер Х: Различия в заболеваемости раком груди, легких и шейки матки и злокачественной меланомой кожи по социально-экономическим группам в Англии. BMC Рак. 2008, 8: 271-10.1186 / 1471-2407-8-271.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 25.

    Нобл М., МакЛеннан Д., Уилкинсон К., Уитворт А., Барнс Х .: Английские индексы депривации 2007.2007, Лондон

    Google ученый

  • 26.

    Chin RFM, Neville BGR, Peckham C, Wade A, Bedford H, Scott RC: Социально-экономические депривации, не зависящие от этнической принадлежности, увеличивают риск эпилептического статуса. Эпилепсия. 2009, 50 (5): 1022-1029. 10.1111 / j.1528-1167.2008.01796.x.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    ХДС: Единица распространения данных переписи. 2001, [http: // geoconvert.mimas.ac.uk/]

  • 28.

    Селвин С. Статистический анализ эпидемиологических данных. 1996, США: Oxford University Press, 2

    Google ученый

  • 29.

    Всемирная организация здравоохранения: Оттавская хартия укрепления здоровья. 1986, ВОЗ, Женева

    Google ученый

  • 30.

    Департамент здравоохранения (Великобритания): Выбор здоровья: облегчение выбора здорового образа жизни. 2004, DOH, Лондон

    Google ученый

  • 31.

    Аурелио Перес М., Симара Фернандес Л., Глейзер Перес К.: Неравенство фторирования воды в Южной Бразилии — пересмотренная обратная гипотеза справедливости. Социальные науки и медицина. 2004, 58 (6): 1181-1189.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Victora CG, Vaughan JP, Barros FC, Silva AC, Tomasi E: Объяснение тенденций в неравенстве: данные бразильских исследований здоровья детей. Ланцет. 2000, 356 (9235): 1093-1098. 10.1016 / S0140-6736 (00) 02741-0.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 33.

    Королевское общество общественного здравоохранения — Проекты — программа по ВПЧ. [http://www.rsph.org.uk/en/policy-and-projects/projects/hpv-programme/]

  • 34.

    Бастон К., Уайт Д., Харт Дж., Скотт С.: Реализация учителя — реализованная программа полового воспитания: препятствия и способствующие факторы. Исследования в области санитарного просвещения. 2002, 17 (1): 59-72. 10.1093 / ее / 17.1.59.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Schaalma HP, Abraham C, Rogers Gillmore M, Kok G: Половое воспитание как укрепление здоровья: что для этого нужно ?. Архивы сексуального поведения. 2004, 33 (3): 259-269. 10.1023 / B: ASEB.0000026625.65171.1d.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 36.

    Reidpath D, Diamond MR, Hartel G, Glasziou P: Улучшение интерпретируемости: γ В качестве альтернативы R2 для измерения величины эффекта. Статистика в медицине. 2000, 19 (10): 1295-1302. 10.1002 / (SICI) 1097-0258 (20000530) 19:10 <1295 :: AID-SIM493> 3.0.CO; 2-Z.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Роль социальной депривации в качестве лечения астмы среди когорты детей в общинных центрах здравоохранения США

    Сильные и слабые стороны этого исследования

    • В этом исследовании используются данные электронных медицинских карт из сети многогосударственных общественных центров здравоохранения, связанных с геокодированием. данные на уровне сообществ для изучения влияния социальной депривации соседей на качество лечения астмы.

    • Индекс социальной депривации, составной показатель из 10 переменных, был использован для изучения социальной депривации среди соседей.

    • Данные в этом исследовании были получены из клиник первичной медико-санитарной помощи; следовательно, мы могли пропустить заказы на лекарства, выписанные в отделении неотложной помощи.

    • Нам не удалось изучить различия между конкретными подгруппами латиноамериканцев, поскольку данные не включали информацию о подгруппах.

    Введение

    Социальные детерминанты здоровья влияют на качество результатов в отношении здоровья и доступ к медицинской помощи для людей, страдающих астмой.1–4 Повышение заболеваемости астмой было связано с плохим качеством жилья15, неполными семьями6 и низким социально-экономическим статусом3, 7 со всеми факторами, способствующими социальной депривации8. социальные детерминанты здоровья на уровне района и могут использоваться для измерения недостатков в доступе к здравоохранению / результатах в небольших географических районах.9 SDI использовался для определения того, где находятся пациенты из группы риска, и объясняет большую вариативность результатов для здоровья, чем только бедность .9 10 Социальная депривация была связана с худшими исходами астмы и увеличением госпитализаций 7 11–14, однако эти связи не изучались на уровне пациентов в США с использованием географически широко распространенных данных продольной электронной истории болезни (EHR), связанных в контексте сообщества. данные. Общинные центры здоровья (ОМС) получают федеральное финансирование для оказания первичной / профилактической помощи независимо от страхового статуса или платежеспособности15. Они обслуживают непропорционально большое количество пациентов, находящихся в бедности или близких к ней, а также из расовых / этнических меньшинств.16 Этот контекст имеет решающее значение для понимания полезности таких индексов, как SDI, в клинических условиях, обслуживающих малообеспеченных. Это помогает понять, на каком этапе лечения хронического заболевания, такого как астма, социальная депривация может сыграть роль, и существующие исследования с SDI не включали этот параметр.

    Целью этого исследования было использование данных на уровне пациентов, связанных с геокодированными данными на уровне сообществ с течением времени, для изучения связи между социальной депривацией по соседству и документацией по диагнозу астмы и мерами по уходу среди детей, обращающихся за помощью в детские лечебные учреждения.Существуют и предыдущие ассоциации между социальной депривацией и астмой, 3 7 11, но они не коррелируют напрямую между социальной депривацией и оказанием помощи при астме. Из-за связи с бременем болезней мы предположили, что у детей, живущих в районах с высоким уровнем социальной депривации, также будет больше диагнозов астмы, задокументированных в проблемных списках, и будет заказано больше лекарств, чем у детей, живущих в менее неблагополучных районах.

    Методы

    Мы использовали данные из Сети клинических исследований Национальной сети общественных центров здоровья (ADVANCE), национальной сети медицинских центров.17 Наш анализ включает данные EHR из сети OCHIN (не сокращенно, ранее Орегонская информационная сеть общественного здравоохранения, пока к ней не присоединились другие штаты) в 15 штатах. Большинство клиник находились в Калифорнии (33%), Орегоне (29%), Огайо (13%) и Массачусетсе (12%), остальные — на Аляске, Джорджии, Индиане, Миннесоте, Монтане, Северной Каролине, Неваде, Нью-Йорке. Мексика, Техас, Вашингтон и Висконсин.

    Критерии включения

    В исследование были включены дети с астмой в возрасте от 3 до 17 лет, которые имели ≥1 амбулаторное посещение исследовательских клиник в период с 2008 по 2017 год и у которых был адрес, который при геокодировании позволял идентифицировать переписной участок, в котором пациент проживал.В этот анализ были включены белые неиспаноязычные, черные неиспаноязычные и латиноамериканские дети. Мы идентифицировали астму в этой популяции, когда ≥1 код 493 * по Международной классификации болезней (МКБ) -9 или код J45 * по МКБ-10 были зафиксированы при любом контакте в период с 2008 по 2017 год. Большинство детей в нашей выборке (65,8%) ) имели ≥2 диагноза астмы за период исследования. Хотя в настоящее время не существует стандарта эпидемиологического определения случаев астмы, коды МКБ оказались полезными в исследованиях с использованием данных EHR.18–20

    Результаты

    Переменные результата представляли собой бинарные индикаторы (1) астмы, когда-либо задокументированной в списке проблем, и (2) наличия когда-либо документированной степени тяжести астмы в списке проблем. Наше намерение состояло не в том, чтобы измерить распространенность астмы (т. Е. Не только на то, какие дети когда-либо были отмечены как астмы где-либо в записях), а в том, чтобы измерить лечение астмы как хронического заболевания. Документация со списком проблем была нашим прокси для документирования астмы как хронического состояния, поскольку исследования показали, что использование списка проблем связано с более качественным клиническим лечением, 21 22 а использование списка проблем является особенностью обычно рекомендуемой помощи при хронических состояниях. , а также является показателем качества для использования EHR.22–25 Документирование тяжести астмы необходимо для определения соответствующего рецепта лекарств26. Тяжесть астмы и астмы определялась с использованием кодов МКБ-9 или МКБ-10 (таблица 1 дополнительного приложения в Интернете). Дополнительные критерии оценки включали частоту (1) назначения альбутерола, (2) назначения ингаляционных стероидов и (3) назначения пероральных стероидов. Рецепты лекарств от астмы были основаны на заказанных лекарствах, и лекарства были идентифицированы национальными кодами лекарств, проверены и очищены аналитиками и повторно рассмотрены для окончательной категоризации практикующим врачом (онлайн-таблица дополнительного приложения 1).

    Независимые переменные

    Основная независимая переменная представляла собой категориальную версию ИПД, составного показателя депривации из 10 переменных в следующих семи областях: доход, образование, занятость, жилье, характеристики домохозяйства, транспорт и демографические данные, созданные Робертом. Центр Грэма (онлайн-приложение, таблица 2). SDI использует 5-летнюю оценку американского опроса сообществ за 2011–2015 гг.9. 27 квартилей показателя SDI (безразмерный диапазон от 0 до 100) были рассчитаны на основе распределения баллов в нашей выборке пациентов и использованы в анализе, как и ранее. было выполнено в других исследованиях5 10 28 с самым низким квартилем (Q1, значения SDI от 0 до 56), представляющим наименее обездоленные районы на уровне переписного участка, и наивысшим квартилем (Q4, баллы SDI от 93 до 100), представляющим районы с наибольшими депривациями на уровне переписных участков.Q3 включал баллы SDI от 80 до 92, а Q2 включал баллы SDI от 57 до 79. Район пациента определялся в переписном участке, где на основе адресов, записанных в EHR, пациент проживал в течение наибольшего совокупного времени в течение исследования. период. Мы также создали бинарный индикатор, который указывал, сообщал ли пациент когда-либо об изменении адреса на другой участок переписи, чтобы он служил ковариатой (называемой «изменением района»).

    Дополнительные ковариаты включали характеристики на уровне пациента: возраст в годах при первом посещении исследуемой клиники, пол 3–17 (женский или мужской), частота посещений в год (<1, 1–2, 3–4, ≥5 ), страхование в течение периода исследования, регистрируемое при каждом посещении (никогда не застрахованное, частное страхование использовалось при ≥1 посещении, государственное страхование использовалось при ≥1 посещении, сочетание государственного и частного страхования) и расовой / этнической принадлежности (латиноамериканцы, белые неиспаноязычные и неиспаноязычный черный).Хотя мы обычно используем латиноамериканец / латиноамериканец, потому что это часто предпочтительнее в группах населения, аналогичных исследуемому населению, фактическая информация об этнической принадлежности, собираемая клиниками, является «испаноязычными» и «неиспаноязычными». Мы включали индекс массы тела (ИМТ), обозначенный как никогда не превышающий вес / ожирение, избыточный вес / ожирение при ≥1, но не все посещения клиники, или избыточный вес / ожирение при каждом посещении клиники. Избыточный вес / ожирение определяли как наличие ИМТ ≥85-го процентиля для соответствующего возраста и пола в соответствии со стандартами Центров по контролю и профилактике заболеваний.29 ИМТ и процентиль ИМТ были рассчитаны на уровне встречи с использованием пакета R childsds .30 Мы также включили показатель бедности на уровне семьи (федеральный уровень бедности (FPL)), измеряемый при каждом посещении в течение периода исследования ( всегда ≥138% FPL, всегда <138% FPL, выше и ниже 138% FPL и не документируется при посещениях (для учета недостающих данных)). Воздействие курения также оценивалось в трех группах: (1) никогда не подвергалось, (2) когда-либо подвергалось (сюда входят пациенты или родители, которые в настоящее время или когда-либо курили, а также дети, подвергшиеся воздействию вторичного табачного дыма) и (3) неизвестно, если подвергались воздействию.

    Статистический анализ

    Для изучения характеристик пациентов был проведен описательный анализ. Для бинарных исходов (т. Е. Астмы и тяжести астмы, задокументированных в списке проблем) мы использовали модели логистической регрессии обобщенных уравнений оценки как функцию квартилей SDI, скорректированных для всех ковариат, перечисленных выше. Модели были оснащены сложной структурой корреляции симметрии и эмпирической оценкой дисперсии сэндвича для получения скорректированных OR и их соответствующих 95% доверительных интервалов с учетом кластеризации пациентов в CHC.Для анализа, оценивающего частоту выписывания рецептов, мы использовали отрицательную биномиальную регрессию (из-за чрезмерной дисперсии) для оценки скорректированных соотношений скоростей (RR) рецептов отдельно для альбутерола, ингаляционных стероидов и пероральных стероидов, а также с учетом кластеризации пациентов по ХГС.

    R и программное обеспечение Stata использовали для проведения статистического анализа.31 Двусторонняя статистическая значимость была установлена ​​на уровне p <0,05. Данные, используемые в этом исследовании, собираются во время рутинной первичной медико-санитарной помощи, а согласие пациентов на использование данных в исследованиях получается из клиник.Данные деидентифицируются перед передачей исследовательской группе.

    Участие пациентов и общественности

    В нашей сети есть группа пациентов, которые рассматривают все исследования и наш более крупный проект по диспропорциям в отношении астмы; пациенты не принимали непосредственного участия в разработке и проведении этого конкретного анализа.

    Результаты

    В выборку вошли 34 266 детей из 15 штатов. В таблице 1 представлены характеристики пациентов. Наибольшую долю детей составляли латиноамериканцы (47.2%), затем идут белые неиспаноязычные (27,8%), затем черные неиспаноязычные (25,0%). Более половины населения составляли мужчины (56,2%), и многие пациенты впервые получили помощь в клиниках в возрасте 3–5 лет (44,6%) или 6–10 лет (32,1%). Большинство пациентов имели государственную страховку (83,0%) и имели одно-два амбулаторных визита в год (43,2%). В целом, 33,6% пациентов имели избыточный вес / ожирение при каждом посещении, а 37,4% никогда не имели избыточного веса / ожирения. Более половины населения (53,6%) не поменяли местожительство.Большинство детей проживали в домохозяйстве, где при каждом амбулаторном посещении уровень FPL составлял <138% (61,2%). Для большей части выборки не было документально подтвержденного воздействия табачного дыма, прямого или косвенного (70,3%). Большинство детей, живущих в районах с наибольшими социальными депривациями (верхний квартиль, четвертый квартал), были латиноамериканцами (53,6%) или чернокожими неиспаноязычными (36,9%), использовали государственную страховку при ≥1 посещении клиники (90,7%) и более у одной трети ИМТ всегда имел избыточный вес или ожирение, зарегистрированное при посещении клиники (35,0%).Среди детей, живущих в квартиле с наименьшими депривациями (нижний квартиль, Q1), большинство были неиспаноязычными белыми (53,7%) или латиноамериканцами (35,0%), 71,6% использовали государственную страховку при ≥1 посещении клиники и 30,4% всегда имели ИМТ с избыточным весом или ожирением, зарегистрированный при посещении клиники. Аналогичное количество детей в первом квартале (44,9%) и четвертом квартале (41,4%) изменило район проживания (таблица 1).

    Таблица 1

    Характеристики пациентов в целом и по квартилю индекса социальной депривации * (n = 34 266)

    За период исследования 75.У 4% пациентов астма была задокументирована в списке проблем, а у 21,2% степень тяжести астмы была задокументирована в списке проблем. В среднем, количество рецептов на альбутерол составляло 1,88 рецептов в год. Ингаляционные стероиды назначались в среднем 0,52 раза в год, а пероральные стероиды выписывались в среднем 0,35 раза в год. В интерактивной таблице дополнительного приложения 3 показаны эти нескорректированные результаты по квартилям SDI. Дети, живущие в районах с наибольшими депривациями, чаще страдали астмой, зарегистрированной в их списках проблем (80.1%) по сравнению с детьми, проживающими в районах с наименьшими депривациями (70,7%). Такая же тенденция наблюдалась и в документации по тяжести астмы (25,8% против 17,7%).

    Из таблицы 2 скорректированные шансы наличия астмы, занесенной в проблемный список, были одинаковыми среди детей, живущих во всех квартилях. У чернокожих детей неиспаноязычного происхождения шансы заболеть астмой в списке проблем на 32% выше, чем у белых детей неиспаноязычного происхождения. По мере увеличения количества посещений вероятность астмы в проблемном списке также увеличивалась (таблица 2).

    Таблица 2

    Скорректированные OR астмы и документации по тяжести астмы в проблемном списке (n = 34 266)

    У детей с астмой были одинаковые шансы на то, что степень тяжести астмы задокументирована в проблемном списке, независимо от того, где они жили. Мы наблюдали увеличение вероятности подтверждения тяжести астмы по мере увеличения количества посещений (таблица 2). У детей, которые переехали в другой район во время периода исследования, были более низкие шансы на регистрацию тяжести астмы по сравнению с детьми, у которых не было изменений в районе проживания (OR = 0.90, 95% ДИ от 0,85 до 0,95).

    Среди детей, страдающих астмой (рисунок 1, дополнительная таблица 4 в онлайн-приложении), мы наблюдали тенденцию, согласно которой по мере увеличения SDI уровень альбутерола также увеличивался на 8%, 15% и 22% (Q2: ОР = 1,08, 95%). ДИ от 1,02 до 1,14; Q3: ОР = 1,15, 95% ДИ от 1,09 до 1,22; Q4: ОР = 1,22, 95% ДИ от 1,13 до 1,32).

    Рисунок 1

    Соотношение количества выписанных лекарств от астмы (n = 34 266). Все модели скорректированы с учетом расы / этнической принадлежности, возраста, пола, типа страхования, посещений в год, индекса массы тела (ИМТ), изменения района проживания,% федерального уровня бедности (FPL) и подверженности курению.Квартиль 1 (Q1) индекса социальной депривации (SDI) представляет районы с наименьшими депривациями, а квартиль 4 (Q4) представляет районы с наибольшими депривациями. Референтная группа — Q1.

    Для рецептов на ингаляционные стероиды, все квартили имели те же показатели, что и в Q1; однако показатели имели тенденцию к росту с увеличением депривации, а показатели в 4 квартале по сравнению с показателями в 1 квартале приблизились к значимости (ОР = 1,16, 95% доверительный интервал от 0,99 до 1,34).

    Наконец, количество прописанных оральных стероидов детям, живущим в любом районе, было одинаковым по сравнению с детьми, живущими в районах в первом квартале.Для всех лекарств чернокожие дети неиспаноязычного происхождения получали больше рецептов, чем белые дети неиспаноязычного происхождения. Показатели назначения альбутерола и пероральных стероидов также были выше для детей-латиноамериканцев по сравнению с белыми детьми неиспаноязычного происхождения (таблица 4 дополнительного приложения в Интернете).

    Обсуждение

    Это первое известное нам исследование, которое связывает геокодированные данные ЭУЗ на уровне пациента и экологический показатель социальной депривации для определения взаимосвязи между территориальной депривацией и документально подтвержденной медицинской помощью при астме и назначениями в национальной когорте первичной медико-санитарной помощи.Мы обнаружили аналогичные шансы астмы или тяжести астмы, задокументированные в списке проблем, между четырьмя квартилями SDI с поправкой на соответствующие ковариаты. Это говорит о том, что этот шаг в лечении хронической астмы, по-видимому, одинаков для детей, получающих помощь в детских больницах, независимо от социально-экономического статуса района, в котором они проживают. Более того, среди этих детей с диагностированной астмой у чернокожих детей латиноамериканского и неиспаноязычного происхождения также были более высокие шансы на регистрацию астмы в их списках проблем, чем у белых детей неиспаноязычного происхождения, что позволяет предположить, что дети с повышенным риском, связанным с астмой, получают качественную помощь от CHCs.Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями, которые показали, что КГК могут быть фактором смягчения расовых / этнических различий, а также уменьшения неравенства, связанного с доступом и использованием медицинской помощи.32–34

    Скорректированная ставка назначения альбутерола увеличивалась по мере того, как увеличивалась степень обездоленности, что указывает на то, что больше лекарств для неотложной помощи выписывалось в районах с более сильными обездоленными районами. Назначение альбутерола может быть индикатором симптомов астмы, а симптомы астмы могут усиливаться по мере роста депривации населения.12 14

    Скорректированная частота ингаляционных стероидов имеет тенденцию к более высокому и приближается к значимости в наиболее бедном квартиле по сравнению с наименее бедным квартилем, что опять же, возможно, указывает на то, что симптомы астмы хуже в сообществах с большим количеством деприваций. Скорректированная частота назначения пероральных стероидов не различалась между квартилями. Это может быть связано с тем, что пероральные стероиды часто назначают при обострениях в экстренных ситуациях, а не при посещениях первичной медико-санитарной помощи, и, возможно, они не были захвачены в таком количестве, как альбутерол или ингаляционные стероиды, которые часто назначаются в учреждениях первичной медико-санитарной помощи.

    Понимание того, что социальная депривация связана с увеличением количества выписываемых лекарств, при неизменности других важных факторов, может иметь практическое значение для медицинских работников и политиков. Клиники и другие органы здравоохранения могут использовать данные о социальных депривациях для планирования повышенных потребностей в лекарствах (или другом уходе) в более неблагополучных районах. При оказании медицинской помощи недостаточно обслуживаемым пациентам, которые пользуются КПК, уровень социальной депривации по месту жительства может быть лучшим индикатором потребности в уходе по сравнению с документально подтвержденной тяжестью астмы у пациента.Это может включать в себя клинические социальные детерминанты скрининга здоровья, оценки соседства или другие инструменты для более активной оценки потребностей в астме и обеспечения тщательного последующего наблюдения за эффективностью лечения, соблюдением режима лечения и другими аспектами ведения болезни.

    Дети, которые никогда не были застрахованы, имели больше шансов, чем те, которые были застрахованы в частном порядке, иметь серьезность астмы, задокументированную в списке проблем. Это удивительный результат, но он демонстрирует, что медицинские центры предоставляют качественную помощь при хронических заболеваниях тем, у кого меньше всего ресурсов.Определение степени тяжести астмы — один из первых шагов в долгосрочном ведении астмы для улучшения контроля и предотвращения обострений, которые могут привести к увеличению количества госпитализаций или обращению за неотложной / неотложной медицинской помощью26. нуждаются в большем количестве лекарств от астмы, они получают необходимую помощь (или, по крайней мере, ее заказывают) в медицинских центрах, укрепляя жизненно важное звено, которое эти медицинские центры играют в обездоленных сообществах. Наше исследование свидетельствует о том, что этим центрам и обслуживаемым ими группам населения требуются важные ресурсы, и что популяции, обслуживаемые КГС, являются мишенями для лечения астмы.Наконец, у детей, которые переехали в другое место жительства, также были более низкие шансы документально подтвердить астму и тяжесть астмы в своих списках проблем, чем у детей, которые остались в том же районе. Это может быть конкретной демонстрацией нарушения здравоохранения, которое может быть связано с мобильностью или быстротечностью жилья. Это требует дальнейших исследований, но поставщики медицинских услуг и клиники могут быть адаптированы к детям с меняющимся адресом и рассмотреть возможность выделения ресурсов на работу с этими детьми, чтобы обеспечить бесперебойную помощь.

    Это исследование имело несколько ограничений. Наши данные поступили из клиник первичной медико-санитарной помощи, поэтому вполне возможно, что мы не учли пероральные стероиды, прописанные в отделениях неотложной помощи. Кроме того, клиники первичной медико-санитарной помощи в США часто не проводят комплексных тестов на аллергию, поэтому наши данные не содержат последовательным образом истории атопии и лабораторных результатов IgE. Детей с тяжелой формой астмы и аллергии обычно направляют к специалистам по аллергии и иммунологии. Кроме того, у нас не было доступа к данным аптек, поэтому мы не знали, были ли выписаны рецепты, только то, что они были заказаны.Могут потребоваться дальнейшие исследования с использованием данных аптек о лекарствах от астмы в этой популяции. Мы также не смогли изучить различия между конкретными подгруппами латиноамериканцев, поскольку наши данные не включали информацию о подгруппах. Мы не смогли включить азиатских детей, так как выборка была слишком маленькой (~ 3%) для значимого анализа. В будущих исследованиях можно будет изучить эти явления у обеих этих групп пациентов. Мы не могли определить, была ли астма основным диагнозом при каждом посещении, но, учитывая длительный период нашего исследования, мы могли измерить, возникали ли эти меры ухода когда-либо , что согласуется с руководящими принципами клинической практики.Наконец, мы не смогли включить в наши модели городскую и сельскую среду, потому что более 98% нашего населения посещали клиники в городских условиях.

    Заключение

    Социальные детерминанты здоровья влияют на уход за пациентами с астмой, наблюдаемыми в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, однако не существует стандартизированного способа понимания этих данных в контексте клинической помощи. Мы использовали данные сообщества, связанные с клиническими данными через адрес пациента, чтобы определить, что социальная депривация связана с увеличением количества выписываемых лекарств, несмотря на аналогичную документацию по астме и тяжести астмы в этих клиниках; Эти результаты подтверждают роль, которую играют в сообществах, препятствующих здоровью, и косвенно демонстрируют бремя болезней в этих сообществах.Можно было бы получить профилактическую помощь при астме на основе оценки риска в общинах, если бы системам здравоохранения был предоставлен регулярный доступ к административным данным о депривации, таким как ИПД, для последующего информирования местных целевых политик и мероприятий по улучшению лечения астмы и образования на уровне общины.

    Заявление о доступности данных

    Данные могут быть получены от третьей стороны и не являются общедоступными. Данные представляют собой ограниченный (частично деидентифицированный) набор данных из электронных медицинских карт.Данные доступны исследователям за определенную плату, и они хотят и могут сотрудничать с OCHIN в своем анализе.

    Заявления по этике

    Согласие пациента на публикацию

    Не требуется.

    Одобрение этики

    Это исследование было одобрено Советом по надзору учреждения Орегонского университета здравоохранения и науки (STUDY00017724).

    Выражение признательности

    Это исследование было проведено с помощью сети клинических исследований (CRN) Национальной сети общественных центров здоровья (ADVANCE), которая является членом PCORnet, инициативы, первоначально финансируемой Исследовательским институтом результатов, ориентированных на пациента (PCORI). и теперь финансируется Фондом исследований, ориентированных на людей (PCRF).Сеть ADVANCE возглавляется OCHIN в партнерстве с Health Choice Network, Fenway Health, Орегонским университетом здоровья и науки и Центром Роберта Грэма / Health Landscape. ADVANCE финансируется через PCRF (контракт № 1237).

    Социальная депривация как фактор риска смертности от COVID-19 среди женщин и мужчин в Британском Биобанке: характер риска и контекст предполагает, что социальные вмешательства необходимы для смягчения последствий будущих пандемий

    Введение

    В Великобритании давно признана связь между высоким уровнем социальной депривации и инфекционными заболеваниями.Появление научных12 и неофициальных данных о более высоких показателях COVID-19 среди наиболее обездоленных слоев населения вряд ли станет неожиданностью. Связь между социальной депривацией и неинфекционными заболеваниями выявлялась медленнее, но она была четко установлена ​​ко времени основополагающего Черного отчета 1980 года.3 Этот отчет показал, что, несмотря на надежды революции в сфере благосостояния, которая привела к созданию Национальной службы здравоохранения (NHS), ) в 1948 г. существовали социальные градиенты в показателях общей смертности и от множественных причин болезней, среди молодых и старых, у обоих полов.Более свежие данные4 5 предполагают, что такие социальные градиенты, если вообще, увеличились.

    Хотя роль социальной депривации в возникновении болезни COVID-19 в настоящее время ясна, 1 2 еще предстоит установить, являются ли последствия аналогичными последствиям для основных причин смерти среди аналогичных распространенных инфекционных заболеваний, что важно для выяснить с учетом вероятности появления новых вирусов в будущем. Кроме того, учитывая, что текущие рекомендации по здоровому образу жизни, как правило, сосредоточены на изменении образа жизни, полезно понять, схожи ли риски COVID-19 с рисками сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), основной причины смерти среди класса неинфекционных заболеваний. болезни.Большинство согласится с тем, что более высокая социальная депривация имеет тенденцию коррелировать с большей вероятностью возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, даже если остается остаточный эффект социальной депривации на сердечно-сосудистые заболевания помимо факторов образа жизни, таких как курение.6 7 Хотя предыдущее исследование продемонстрировало, что неблагоприятное влияние факторов «нездорового» образа жизни на госпитализацию COVID-19, 8 относительные эффекты таких медиаторов социальной депривации при COVID-19 и распространенных инфекционных и неинфекционных заболеваниях еще предстоит изучить.

    Мы решили решить вышеуказанные проблемы в крупном когортном исследовании, которое предлагает большую гибкость, например, при учете факторов, влияющих на факторы, и меньшую вероятность систематической ошибки, в первую очередь систематической ошибки показаний 9, чем при использовании данных, собираемых в обычном порядке. , что обычно имеет место в случае COVID-19.1 2

    Методы

    Британский биобанк — это популяционное проспективное когортное исследование, в котором приняли участие более 500 000 человек, исходные данные были собраны в период с 2006 по 2010 год.10 человек в возрасте 40–69 лет были приглашены в один из 22 центров для базовой оценки, которая включала анкеты по разному образу жизни и истории болезни, а также физические и функциональные измерения. Письменное информированное согласие было получено в электронном виде для всех участников.

    Базовые характеристики

    Шкала депривации Таунсенда — это оценка социальной депривации (с учетом безработицы, перенаселенности, не-владения автомобилем и не-владения домом) в зависимости от региона, которая была определена непосредственно перед тем, как участник присоединился к биобанку, на основе данные предыдущей национальной переписи населения.Каждому участнику был присвоен балл, соответствующий их почтовому индексу. В этих районах проживает в среднем 309 человек (примерно 125 домашних хозяйств). Затем показатель Таунсендской депривации был сгруппирован в равные пятые, так что нижняя пятая часть содержала 20% наименее социально обездоленных (наименее обездоленных), а наивысшая пятая часть — 20% наиболее обездоленных (наиболее обездоленных) 11.

    Этническое происхождение участников было собрано с помощью сенсорного экрана в британском центре оценки биобанка.Мы классифицировали их как белых (британцы, ирландцы, любой другой белый фон) или других (смешанные, азиатские или азиатские британцы, черные или черные британцы, китайцы, другие этнические группы; сгруппированы вместе, чтобы избежать небольшого числа). О статусе курения сообщалось как никогда, бывших или нынешних курильщиков. Сообщалось также о диабете, и если заявленный возраст при постановке диагноза был менее 30 и сообщалось об использовании инсулина, участник классифицировался как страдающий диабетом 1 типа, в противном случае — как диабет 2 типа. В анамнезе также сообщалось о сердечно-сосудистых заболеваниях (инфаркт миокарда, инсульт или стенокардия).

    Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывался как вес человека в килограммах, измеренный с помощью анализатора состава тела Tanita BC-418 MA, деленный на квадрат роста человека стоя в метрах. Артериальное давление измерялось на исходном уровне с помощью цифрового тонометра Omron HEM-7015IT путем усреднения двух измерений в положении сидя. Общий холестерин измеряли с помощью Beckman Coulter AU580.

    Более подробная информация о том, как были определены переменные, представлена ​​в дополнительном онлайн-материале.

    Результаты

    Нашим основным результатом была смерть от COVID-19. Вторичными исходами были смерть от гриппа или пневмонии и смерть от ишемической болезни сердца или инсульта (в сочетании как ССЗ). Причины смерти были получены из NHS Digital для Англии и Уэльса и из Центрального реестра NHS для Шотландии. Смертельные случаи от COVID-19 были идентифицированы с использованием кодов экстренной Международной классификации болезней-10 (МКБ-10) на основе определений из ВОЗ12: (1) «U07.1 COVID-19, вирус идентифицирован», который был отнесен к диагнозу заболевания. COVID-19 подтвержден лабораторными исследованиями; и (2) «U07.2 COVID-19, вирус не идентифицирован », который был отнесен к клиническому или эпидемиологическому диагнозу COVID-19, лабораторное подтверждение которого было неубедительным или недоступно. Смертельные случаи от гриппа или пневмонии были идентифицированы с использованием кодов J09-J18 МКБ-10. Смертельные случаи от сердечно-сосудистых заболеваний были идентифицированы с использованием кодов I20, I21, I24, I25, 160, I61, I63 и I64 МКБ-10. Последующее наблюдение было завершено 30 ноября 2020 года.

    Статистические методы

    Базовые характеристики представлены в виде числа (процентов) для категориальных переменных и в виде среднего значения (SD) для непрерывных переменных.Уровни смертности от трех основных причин были оценены на основе моделей Пуассона13 за период с 1 февраля 2020 года (принятый как показатель начала COVID-19 в Великобритании) и на протяжении всего периода наблюдения за гриппом / пневмонией и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Модели пропорциональных рисков Кокса использовались для количественной оценки связи между пятыми баллами Таунсенда и смертью от COVID-19, гриппа или пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний от исходного уровня до конца периода наблюдения. Наименее обездоленной пятой была контрольная категория.Были использованы два набора корректировок: (1) по возрасту и этнической принадлежности; и (2) для возраста, этнической принадлежности, исходного систолического артериального давления (САД), диабета, курения, ИМТ, общего холестерина и сердечно-сосудистых заболеваний (множественная корректировка). Мы считали (1) нашим первичным анализом, поскольку возраст и этническая принадлежность, в отличие от других ковариат, не могут считаться следствием социального положения. Для обеих моделей взаимодействие пола с каждой переменной было включено для оценки HR с 95% CI, которые должны быть извлечены для женщин и мужчин, а также относительное сравнение HR, как отношение HR женщин к мужчинам (RHR).Для изучения формы связи между непрерывной оценкой Таунсенда и результатами исследования в разбивке по полу использовали 13 штрафных сглаживающих сплайнов. Если логарифмически-линейная зависимость между оценкой Таунсенда и риском исходов считалась подходящей, применялись модели Кокса с непрерывным эффектом оценки Таунсенда (на единицу выше). Был проведен анализ чувствительности, когда любые смерти, произошедшие до 1 февраля 2020 года, были исключены из анализа лог-линейной связи.

    Предварительно определенные анализы подгрупп были предприняты для связи оценки Таунсенда и смерти от COVID-19, гриппа или пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний внутри подгрупп по полу, с использованием моделей Кокса.Априори подгруппы определялись по возрасту (<60 лет, ≥60 лет), этнической принадлежности (белые, другие), курению (никогда, в прошлом, в настоящее время), диабету (нет, тип 1 или тип 2) и ИМТ (нормальный <25 кг / м², избыточный вес от ≥25 кг / м² до <30 кг / м², ожирение ≥30 кг / м²) и исходные ССЗ (да, нет). Значения P для неоднородности (для подгрупп с двумя категориями) и тенденции (для порядковых подгрупп с тремя категориями) регистрировались с разбивкой по полу и для трехсторонних взаимодействий с добавлением пола.

    Все анализы проводились с использованием R V.4.0.2 (R Core Team, 2020).

    Результаты

    Из 501 865 участников Биобанка Великобритании, у которых был зарегистрирован балл Таунсенда (624 балла отсутствовали), 54% составляли женщины. Для обоих полов средний возраст на начальном этапе составлял 56 лет, и 94% были белыми (таблица 1). Больше мужчин, чем женщин, имели в анамнезе сердечно-сосудистые заболевания, когда-либо курили и болели диабетом на исходном уровне; у мужчин было более высокое среднее САД. 20% наименее обездоленных (в национальном масштабе) составляли более чем в 2,5 раза больше, чем 20% наиболее обездоленных в когорте британских биобанков, с аналогичными соотношениями среди женщин и мужчин.Средний возраст как женщин, так и мужчин несколько снизился с ростом социальной депривации, с 57 лет в наименее обездоленном пятом возрасте до 55 лет в пятом наиболее обездоленном (онлайн-дополнительная таблица 1). Процент участников небелой этнической принадлежности, с сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом и курильщиков увеличивался с увеличением депривации, как и средние САД и ИМТ. Средний уровень холестерина практически не менялся.

    Таблица 1

    Исходные характеристики 501 865 участников Биобанка из Великобритании, с разбивкой по полу

    Во время медианного наблюдения 11 человек.За 8 лет 577 (36% женщин) умерли от гриппа или пневмонии и 4735 (26% женщин) умерли от сердечно-сосудистых заболеваний, с убедительными доказательствами систематической тенденции к увеличению риска на каждую пятую часть балла Таунсенда по обеим причинам смерти (дополнительная онлайн-таблица 2). На 1 февраля 2020 года, предполагаемое начало эпидемии COVID-19 в Великобритании, было 472 946 участников биобанка из Великобритании. К этому времени средний возраст выживших составлял 67,7 года у женщин и 67,9 года у мужчин (дополнительная таблица 3 в Интернете). В период с 1 февраля по 30 ноября 2020 года 638 (34% женщин) умерли от COVID-19, по сравнению с 55 (24% женщин) от пневмонии или гриппа и 576 (31% женщин) от сердечно-сосудистых заболеваний (таблица 2).Коэффициенты смертности с поправкой на возраст и этническую принадлежность имели тенденцию к увеличению за счет увеличения на пятую часть балла Таунсенда для COVID-19 для обоих полов, как и для гриппа / пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний.

    Таблица 2

    Скорректированные по возрасту и этнической принадлежности коэффициенты COVID-19, гриппа или пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний на 100 000 человеко-лет (с 95% доверительным интервалом), февраль – ноябрь 2020 г., в разбивке по полу 11,8-летнее наблюдение показало те же тенденции после поправки на САД, диабет, курение, ИМТ, холестерин и предыдущие ССЗ, а также на возраст и этническую принадлежность (дополнительная таблица 4 онлайн).Сравнивая самый высокий с самым низким пятым, HR (95% ДИ) для смерти от COVID-19 составил 3,66 (от 2,82 до 4,75) для женщин и 3,00 (от 2,46 до 3,66) для мужчин с поправкой на возраст и этническую принадлежность и 2,20 (от 1,63 до 2,96). ) и 2,62 (от 2,12 до 3,24) соответственно после многократной регулировки. В целом аналогичные результаты наблюдались как для гриппа / пневмонии, так и для сердечно-сосудистых заболеваний, за исключением того, что ОР, сравнивающие самые высокие и самые низкие пятые балла Таунсенда, были выше у мужчин, чем у женщин, с множественной корректировкой и без нее.

    Сплайн-кривые продемонстрировали, что взаимосвязь между оценкой Таунсенда и HR для смерти от COVID-19 была приблизительно лог-линейной в моделях с поправкой на возраст и этническую принадлежность (рисунок 1) и с множественной поправкой (онлайн-дополнительный рисунок 1). Там, где была указана возможная кривизна, это было в крайних областях оценки Таунсенда, где точность оценки невысока. Кроме того, форма и величина взаимосвязи между оценкой Таунсенда и смертностью от COVID-19, гриппа или пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний были очень похожи для женщин и мужчин.Следовательно, лог-линейная модель кажется подходящей с результатами, показанными на рисунке 2. Для смертельного COVID-19 увеличение на одну единицу в шкале Таунсенда было связано с 15% увеличением риска у женщин (HR (95% ДИ): 1,15 (1,11–1,20)) и 13% у мужчин (HR (95% ДИ): 1,13 (1,10–1,16)) после корректировки возраста и этнической принадлежности, снижаясь до 9% у женщин и 11% у мужчин после многократной корректировки. RHR был близок к единице, 95% доверительный интервал перекрывает 1 в обоих случаях, что свидетельствует об отсутствии различий между полами.Аналогичные результаты были получены для гриппа / пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний.

    Рисунок 1

    Сплайновые графики с поправкой на возраст и этническую принадлежность с поправкой на HR (с заштрихованным 95% ДИ) для связи между оценкой Таунсенда и смертью от COVID-19, гриппа или пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) в разбивке по полу.

    Рисунок 2

    Возраст и этническая принадлежность скорректированы, и несколько скорректированы 1 , HR (с 95% CI) для женщин и мужчин и RHR между женщинами и мужчинами (с 95% CI), для связи между более высокой оценкой Таунсенда на единицу 2 и смерть от COVID-19, гриппа или пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний. 1 Скорректировано с учетом исходного возраста, этнической принадлежности, систолического артериального давления, диабета, курения, индекса массы тела, общего холестерина и сердечно-сосудистых заболеваний в анамнезе. 2 Показатели Таунсенда в Биобанке Великобритании варьировались от -6,26 до 11,00 со средним значением -2,14. ССЗ, сердечно-сосудистые заболевания; ЧСС, соотношение ЧСС.

    Анализ подгрупп по возрасту, этнической принадлежности, курению, диабету и предыдущим ССЗ не показал доказательств различного влияния депривации на летальный исход COVID-19 ни для женщин, ни для мужчин, ни для мужчин и женщин (рис. 3).Однако было обнаружено, что депривация мало влияет на женщин с ИМТ ниже 25 кг / м 2 , в отличие от мужчин, у которых эффект был несколько выше у людей с нормальным весом, чем у других. Сплайн-кривые (дополнительный рисунок 2 в Интернете) показали «J-образную» взаимосвязь между ЧСС для смертельного COVID-19 и оценкой Таунсенда только у женщин с нормальным ИМТ. Для вторичных результатов были сделаны те же выводы для всех, кроме ИМТ. В отношении фатального гриппа / пневмонии не было доказательств взаимосвязи между депривацией и ИМТ для любого пола, а также трехстороннего взаимодействия между депривацией, ИМТ и полом (дополнительный рисунок 3 в Интернете).В случае сердечно-сосудистых заболеваний со смертельным исходом эффект депривации был одинаковым у женщин во всех трех рассмотренных группах ИМТ, но у мужчин этот эффект уменьшался с увеличением ИМТ (онлайн-дополнительная диаграмма 4).

    Рисунок 3

    HR с поправкой на возраст и этническую принадлежность (95% ДИ) для женщин и мужчин и относительный риск от женщин к мужчинам (с 95% ДИ) для связи между более высокой оценкой Таунсенда на одну единицу и смертью от COVID-19, по подгруппам .BMI — индекс массы тела; ССЗ, сердечно-сосудистые заболевания; ЧСС, соотношение ЧСС.

    В анализах чувствительности, проведенных только в период с февраля по ноябрь 2020 г., HR для гриппа / пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний были аналогичны тем, которые наблюдались в основном анализе на протяжении всего периода наблюдения (онлайн-дополнительная таблица 5).

    Обсуждение

    Этот анализ примерно полумиллиона человек в общей популяции показывает удивительно похожие положительные связи между уровнем социального неблагополучия и риском смерти от COVID-19, гриппа / пневмонии и сердечно-сосудистых заболеваний. Во всех случаях не было доказательств значительного различия пола в последствиях социальной депривации, в то время как учет влияния факторов образа жизни ослаблял эффекты, в лучшем случае, лишь умеренно.

    Наши результаты по гриппу / пневмонии и сердечно-сосудистым заболеваниям подтверждают то, что ожидалось в результате многолетней исследовательской работы и правительственных отчетов 3–5, а также результаты для случаев сердечно-сосудистых заболеваний из большого связанного исследования данных общей практики в Великобритании 7, в котором использовалась шкала Таунсенда. для количественной оценки социальной депривации, как здесь.Для COVID-19 наши результаты подтверждают лог-линейную связь социальной депривации, обнаруженную с использованием связанных рутинных британских данных Williamson et al , 1 со сопоставимым индексом социальной депривации. Кроме того, специфическое для пола влияние на COVID-19 непрерывной оценки социальной депривации Таунсенда, обнаруженной здесь, очень похоже на те, о которых сообщается с использованием той же оценки в другой связанной рутинной базе данных Великобритании, в которой анализировались случаи смерти и госпитализации от COVID-19 в первой половине 2020 года.

    Насколько нам известно, ни одно из предыдущих исследований не сравнивало связи между социальной депривацией и COVID-19 и другими причинами смерти с использованием одной и той же базы данных, в то время как относительно небольшое количество исследований напрямую количественно оценивает различия в рисках между полами.13 Хотя наш предыдущий метаанализ показал, что женщины могут иметь больший избыточный риск сердечно-сосудистых заболеваний из-за более низкого социального статуса, чем мужчины 14, мы не обнаружили этого для оценки Таунсенда в более раннем анализе случаев инфаркта миокарда в популяции британского биобанка 15. со значительно более коротким периодом наблюдения, чем в этом отчете.

    Хотя существует ожидаемый социальный градиент общепринятых факторов риска образа жизни, таких как ожирение и курение, в популяции британского биобанка, поправка на эти факторы не устранила связь между социальной депривацией и риском по трем причинам смерти.Мы можем только предполагать, что такие проблемы, как различный уровень образования, низкое качество жилья и нехватка финансов на нижнем уровне спектра, а также повышенная мотивация и уверенность в себе на верхнем уровне, являются одними из нескольких гипотетических объяснений однородности социальных условий. эффект мы нашли.

    Дифференциальный эффект увеличения депривации по полу на риск смертельного COVID-19 в зависимости от уровня ИМТ, по-видимому, связан с небольшим снижением риска между людьми с очень низким и низким уровнем депривации только среди женщин с нормальным уровнем ИМТ ( ниже 25 кг / м 2 ).Скорее всего, это случайная находка, если она не будет воспроизведена в будущих исследованиях.

    Ограничения

    Когорта британских биобанков является сравнительно благополучной и здоровой по сравнению с населением Великобритании в целом, что, возможно, повлияло на наши результаты, особенно в абсолютной шкале. Даже если это так, вполне вероятно, что предвзятость будет одинаковой у обоих полов. Небелые участники представлены плохо, что ограничивает наши возможности разделения эффектов этнической принадлежности и социальной депривации.Мы ограничили наш анализ первопричинами смерти, и возможно, что разные способы определения причины привели бы к разным выводам. Очевидно, что существует несоответствие при использовании когортного исследования для сравнения заболевания, которое возникло спустя долгое время после исходного уровня исследования, с другими заболеваниями, имевшими непосредственный риск. Мы решили использовать данные полного наблюдения в нашем основном анализе, что дает наилучшую мощность для двух вторичных результатов. Мы неявно предположили, что социальная депривация на исходном уровне была такой же, когда COVID-19 начал появляться, примерно 11 лет спустя, что, вероятно, в целом верно.Если это неверно, наши результаты будут недооценивать социальные градиенты. Точно так же ковариаты образа жизни на исходном уровне являются прокси для их уровней 2020 года, что ставит под угрозу наш вторичный анализ эффектов опосредующих переменных, но не наш первичный анализ (с поправкой на возраст и этническую принадлежность).

    Выводы

    Мы обнаружили, что более высокая социальная депривация является фактором риска смерти от COVID-19, а также от комбинированных причин смерти как от инфекционных, так и от неинфекционных заболеваний, одинаковой величины по причинам и между женщинами и женщинами. мужчины.Принимая во внимание остаточный эффект в каждом случае социальной депривации, после учета некоторых факторов образа жизни, наиболее часто связанных с низким социальным статусом, мы делаем вывод, что более высокая социальная депривация является фундаментальным предвестником преждевременной смерти. Вполне разумно ожидать будущих вспышек вирусов, а затем, без предварительного широкомасштабного вмешательства, столкнуться с такими же социальными различиями в рисках. Наши данные взяты из Великобритании, с ее хорошо зарекомендовавшей себя системой здравоохранения с одним плательщиком, которая предполагает, что для устранения этого изменяемого фактора риска необходимы изменения в социальной структуре.

    Что уже известно по этому вопросу

    • Повышенная социальная депривация является фактором риска COVID-19.

    • Это также фактор риска серьезных инфекционных заболеваний и сердечно-сосудистых заболеваний.

    • Несколько факторов нездорового образа жизни чаще встречаются у лиц с более высокой социальной депривацией.

    Что добавляет это исследование

    • Относительный риск более высокой социальной депривации по непрерывной шкале аналогичен для смертельного COVID-19, комбинированного летального гриппа и пневмонии и смертельных сердечно-сосудистых заболеваний.

    • Во всех случаях эти относительные риски у женщин и мужчин примерно одинаковы.

    • Корректировка относительных рисков для основных факторов образа жизни в лучшем случае ослабляет эффекты, не устраняя их.

    • Для уменьшения неравенства в отношении здоровья и смягчения последствий будущих пандемий, а также для снижения общего бремени для здоровья необходимы улучшенные социальные меры.

    Заявление о доступности данных

    Данные доступны по разумному запросу.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *