Способы регуляции эмоциональных состояний: СПОСОБЫ РЕГУЛЯЦИИ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ — АУ «Республиканский клинический онкологический диспансер» Минздрава Чувашии

Содержание

СПОСОБЫ РЕГУЛЯЦИИ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ — АУ «Республиканский клинический онкологический диспансер» Минздрава Чувашии

Дыхание — не только важнейшая функция организма, но и  эффективное средство влияния на тонус мышц и эмоциональные средства воздействия на центры мозга.  Медленное и глубокое дыхание понижает возбудимость нервных центров и способствует мышечному расслаблению. Частое дыхание, наоборот, обеспечивает высокий уровень активности организма. 

«Успокаивающее дыхание».

В исходном положении стоя или сидя сделать полный вдох. Затем, задержав дыхание, вообразить круг и медленно выдохнуть в него. Этот прием повторить четыре раза. После этого вновь вдохнуть, вообразить треугольник и выдохнуть в него три раза. Затем подобным  же образом дважды выдохнуть в квадрат. После выполнения этих процедур обязательно наступит успокоение.

«Выдыхание усталости»

Лечь на спину. Расслабиться, установить медленное и ритмичное дыхание. Как можно ярче представить, что с каждым вдохом  легкие наполняет жизненная сила, а с каждым  выдохом она распространяется по всему телу.         

«Очистительное дыхание».

Выполняется в любом удобном положении — стоя, сидя, лежа. Способствует быстрому снятию утомления, очищает кровь от токсинов, повышает сопротивляемость организма.

После полного вдоха выдох осуществляется небольшими порциями сквозь узкую щель между губами, внешне напоминая попытки погасить пламя свечи. Каждая последующая порция  должна быть меньше предыдущей. На первых порах число повторений не должно превышать трех, а в дальнейшем можно довести до десяти.

Очистительное дыхание со звуком «Ха» обладает тонизирующим воздействием, способствует снятию нервного напряжения, освобождению от ощущения внутреннего беспокойства.

Исходное положение — стоя, ноги на ширине плеч. С медленным вдохом поднять расслабленные  руки над головой, задержать дыхание на несколько секунд и представить себя стоящим на краю глубокой пропасти, держа в руках сосуд, содержащий все, что омрачает жизнь- горести, страхи, физические недуги. Немного наклониться вперед (с прямой спиной) и со звуком «Ха» резким движением сбросить сосуд в пропасть. Звук должен не произноситься, а образовываться выходящим из груди воздухом. После выдоха некоторое время оставаться в наклоне, раскачивая руки, до ощущения желания сделать вдох. Повторить 2-3 раза.

«Кузнечные меха».

Упражнение, действующее освежающе на весь организм, повышающее работоспособность. Предупреждает и лечит заболевания носоглотки.

Сидя в удобной позе сделать 10 быстрых и сильных вдохов и выдохов. Выдохи осуществляются за счет работы диафрагмы. После выполнения упражнения сделать полный вдох и задержку дыхания на 7- 10 сек. во избежание гипервентиляции. Повторить 3-4 раза весь цикл.

 «Ритмическое дыхание через одну ноздрю». Рекомендуется при упадке сил, умственном переутомлении. Нормализует работу дыхательного центра. Выполняется после предварительного  освоения полного дыхания:

— после очередного выдоха закрыть левую ноздрю средним пальцем левой руки и сделать вдох через правую ноздрю;

— задержать дыхание на вдохе,  затем большим пальцем правой руки закрыть правую ноздрю и, открыв левую, сделать выдох;

— после задержки дыхания на выдохе сделать вдох через левую ноздрю;

— после задержки дыхания закрыть средним пальцем правой руки левую ноздрю и, освободив правую ноздрю, сделать выдох;

— выполнить задержку дыхания на выдохе.

Повторить описанный дыхательный цикл 5 раз. Длительность вдоха, выдоха и задержек дыхания на вдохе и выдохе — 8 сек.

Литература:

Матафонова Т.Ю. Методическое руководство «Приемы саморегуляции»

Новости территорий — Иркутская область. Официальный портал

20.08.2021 Психологический тренинг

В Марковском геронтологическом центре в комнате психологической разгрузки прошли групповые тренинговые занятия, где психолог применила технику прогрессивно-мышечной релаксации по Джекобсону. 20.08.2021 Такие увлекательные «Классики»
В детском оздоровительном лагере «Солнышко» Иркутского детского дома-интерната № 1 для умственно отсталых детей очень много времени ребята проводят, играя и занимаясь на свежем воздухе. 20.08.2021 Медовый Спас в городе Тулуне
Социальные работники областного государственного бюджетного учреждения социального обслуживания «Комплексный центр социального обслуживания населения г. Тулуна и Тулунского района» поздравили с этим праздником своих граждан: провели беседы о меде, его полезных свойствах, а еще устроили небольшое чаепитие. 20.08.2021
Активность – путь к долголетию

В селе Коновалово прошло мероприятие по формированию здорового образа жизни «Активность – путь к долголетию». Мероприятие проводилось с целью напоминания жителям села о необходимости беречь и поддерживать свое здоровье. 19.08.2021 Добрые пожелания
Граждане из села Березовка Куйтунского района, заключившие соцконтракты и успешно осуществляющие свою деятельность, выразили благодарность специалистам Управления социальной защиты населения по Куйтунскому району за оказанную помощь при оформлении социального контракта. 19.08.2021 Новые техники бисероплетения
Техники бисероплетения в мире рукоделия разнообразны. У современных модниц Иркутской области пользуются популярностью украшения на шею и запястье, созданные в виде различных необычных шнуров. 19.08.2021
Пахнет осенью…

Получатели социальных услуг дома-интерната для престарелых и инвалидов «Лидер» г. Усть-Илимска в этом деле, можно сказать, преуспели. 19.08.2021 Безопасное детство
В рамках реализации плана мероприятий по организации и проведению акции «Безопасность Детства» на территории муниципального образования «город Черемхово» в летний период специалистами отделения сопровождения замещающих семей Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей, «Гармония» г. Черемхово проведен информационно-разъяснительный видеоурок для детей из замещающих семей. 18.08.2021 Подготовка сотрудников в области защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера
В областном государственном бюджетном учреждении социального обслуживания «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Заларинского района» во исполнение требований постановления Правительства Российской Федерации от 18 сентября 2020 года № 1485 «Об утверждении Положения о подготовке граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства в области защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», специалистом по охране труда проводится инструктаж сотрудников по действиям в чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. 18.08.2021
Лето-это маленькая жизнь…

На территории Слюдянского района организацией летнего отдыха и оздоровления детей занимается Комплексный центр социального обслуживания населения Слюдянского района. 17.08.2021 Мое успешное будущее!
Школьная пора для выпускников Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Заларинского района останется навсегда в прошлом. А впереди много нового и интересного, впереди − самостоятельная, взрослая жизнь. 17.08.2021
Шашечный турнир

В Центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей, г. Братска вошло в традицию проводить турнир по шашкам. 17.08.2021 Видеоконсультации
За время самоизоляции многие получатели социальных услуг отделения социального обслуживания на дому по Шелеховскому району Комплексного центра социального обслуживания населения Шелеховского района научились пользоваться компьютером и различными гаджетами. 17.08.2021 Вверх по Бабхе реке
Очередная онлайн-экскурсия прошла в стационарном отделении Комплексного центра социального обслуживания населения Слюдянского района. 16.08.2021
Медовый Спас

13 августа получатели социальных услуг Тулунского психоневрологического интерната участвовали в чудесном праздновании Медового Спаса. 16.08.2021 Про котов, котят и кошек – обитателей окошек
В детском оздоровительном лагере «Солнышко» Иркутского детского дома-интерната № 1 для умственно отсталых детей прошло познавательное мероприятие «Про котов, котят и кошек – обитателей окошек». 16.08.2021 Путешествие в зоосад
Увлекательную прогулку для детей с ограниченными возможностями здоровья и их родителей организовали специалисты отделения социального сопровождения и социальной реабилитации инвалидов Комплексного центра социального обслуживания населения Иркутского района.
Новости 1 — 20 из 3758
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Регуляция эмоциональных состояний

Сложнейшая проблема в психологии – проблема регуляции эмоциональных состояний – одновременно относится и к фундаментальным, и прикладным проблемам. Специалисты выделяют достаточно много подходов к исследованию регуляции эмоциональных состояний и психических механизмов, вызывающих стресс.

Регуляция эмоциональных состояний по Ф.Б. Березину

Первый подход в решении проблемы представлен работами Ф.Б. Березина. Регуляцию эмоционального состояния он рассматривал через призму психической адаптации, характер которой влияет на всю адаптацию в целом. Его подход основан на следующих положениях:

  • Адаптация протекает на всех уровнях организации человека, включая психическую сферу;
  • Центральное звено в общей адаптации человека – это психическая адаптация.

Ф.Б. Березин считает, что действия механизмов противостояния тревоге, а это разнообразные формы психологической защиты и компенсации, обусловливают успешность адаптации.

Психологическая защита представляет собой специальную регулятивную систему стабилизации личности. Её действия направлены на устранение чувства тревоги, связанного с осознанием какого-либо конфликта или сведение его до минимума. Психологическая защита выполняет важную функцию – «оградить» сферу сознания от негативных переживаний, которые травмируют личность.

Ученый выделяет четыре типа психологической защиты:

  1. Переживания угрозы, вызывающие тревогу;
  2. Факторы, позволяющие фиксировать тревогу;
  3. Факторы, снижающие уровень побуждений;
  4. Факторы, устраняющие тревогу.

Исследования, проведенные в этой области, позволили говорить о том, что различные формы психологической защиты имеют различные возможности противостоять как тревоге, так и другим негативным состояниям.

Когда в противостоянии тревоге одна форма защиты не помогает, включается другая её форма. Нарушение механизмов психической адаптации, а также использование неадекватной формы защиты приводят к соматизации тревоги, в этом случае она направлена на формирование предболезненных состояний и срыву адаптации.

Готовые работы на аналогичную тему

Неадекватная форма психологической защиты, которую использует индивид, способствует возникновению гипертревоги и сопровождается сверхнапряжением. В этом случае возникает состояние фрустрации. Как синдром разочарования она является следствием психического напряжения и часто сопровождается внутренними конфликтами. Симптомы фрустрации:

  • Безвыходное положение;
  • Сложность отказаться от того, что происходит и не обращать на это внимание;
  • Неумение найти выход и желание выйти из создавшегося положения.

С ситуацией интрапсихического конфликта может быть связан и эмоциональный стресс. Вероятность этого конфликта обусловлена особенностями когнитивной сферы, которая играет свою роль в развитии стресса. Несоответствие между когнитивными элементами приводит к возрастанию напряженности, а в дальнейшем к нарушению интеграции поведения, т.е. настроенности организма и психики на достижение конкретных результатов. На интеграцию поведения оказывают влияние:

  • Установки;
  • Система отношений;
  • Ролевые структуры.

Все эти факторы могут привести к дезорганизации поведения человека, нарушению «Я-образа», «Я-концепции» и сопровождаться негативным эмоциональным фоном. Поэтому без построения интегрированного поведения невозможна регуляция негативных эмоциональных состояний. Коррекция эмоционального состояния, не подкрепленная формированием интегрированного поведения, дает только временное облегчение и создает иллюзию того, что проблема решена.

Эмоциональное состояние и невроз

Автор концепции отношений личности В.Н. Мясищев считал, что эту систему отношений составляет ядро личности. Сама система формируется под воздействием отражения сознанием человека окружающей действительности.

Концепция В.Н. Мясищева нашла широкое применение в области исследования и лечения неврозов. Невроз является следствием длительного или очень интенсивного эмоционального напряжения, в основе которого лежит интрапсихический конфликт и запутанность душевной жизни. Конфликт, лежащий в основе большинства неврозов, сопровождается очень сильными и интенсивными переживаниями, например, ощущение вины, какого-либо упущения, которое привело к травмирующей ситуации и др. Если переживания для человека особо значимы, то они становятся источником невроза, поэтому основная часть интрапсихических конфликтов социальна.

Они могут стать причиной заболеваний человека, потому что по отношению к нему была проявлена несправедливость, нарушившая его веру в добро и зло, в смысл человеческого существования.

Человек может решить многие личностные проблемы, если повысить самооценку и уверенность в себе. Эта внутренняя уверенность является той самой мишенью, на которую необходимо ориентироваться в профилактической работе негативных эмоциональных состояний.

Практический аспект регуляции эмоциональных состояний

Другой подход к рассмотрению проблемы регуляции эмоциональных состояний связан с именем Р.М. Грановской. Все стратегии выхода из напряженной ситуации она делит на три группы:

  1. Ликвидировать или изменить проблему;
  2. Снизить её интенсивность, изменив свою точку зрения на проблему;
  3. Облегчить её воздействие, включив ряд способов.

Чтобы управлять своим состоянием, человек должен осознать жизненные цели и соотнести с ними конкретные ценности, они в этом играют ключевую роль. Чем быстрее это будет сделано, тем больше у человека шансов избежать негативных последствий эмоционального напряжения.

Трудная ситуация заставляет человека соотнести её значение с главными жизненными ориентирами и если это сделано своевременно, то состояние его нормализуется. Часто неблагоприятные последствия возникают не из-за самих случаев, а из-за реакции на них.

Таким образом, получается, что один из способов избежать чрезмерного эмоционального напряжения, является гармоничное развитие личности человека и формирование у него самостоятельной мировоззренческой позиции.

По мнению Р.М. Грановской другим способом регуляции эмоциональных состояний является правильный выбор момента для принятия решения. Сознание в экстремальной ситуации сужается, а это приводит к нарушению ориентировки в окружающем.

Стратегия поведения человека в состоянии тревоги и волнения меняется, он стремится избежать риска, боится идти в том направлении, которое грозит ошибками и заблуждениями. В результате каждую новую информацию человек стремится связать с той, которая ему уже известна, и опять принять неправильное решение. Естественно, можно сделать вывод о том, что надо учиться выбирать момент для реализации своих планов в сложной ситуации и делать это правильно.

Следующий способ заключается в ослаблении мотивации, например, на время отказаться от достижения поставленной цели.

Еще один способ борьбы с эмоциональными стрессами и эмоциональной напряженностью выделяет Р.М. Грановская. Он заключается в стратегиях отступления, заранее подготовленных. Это запасной вариант поведения в той или иной ситуации. При запасном варианте снижается излишнее возбуждение и увеличивается вероятность успешного решения задачи. Даже в случае неудачи запасной вариант помогает с ней смириться и сохранить оптимистическое расположение духа.

Запасные стратегии, таким образом, уменьшают страх неблагоприятного развития событий и способствуют созданию оптимального фона для решения задачи.

Безусловно, все способы выхода из стрессовой ситуации, надо иметь в виду, но необходимо помнить и о том, что бессмысленно бороться против того, что является уже свершившимся фактом. «Пробить» стену лбом достаточно сложно.

Практикум «Способы регуляции эмоциональных состояний» — Институт развития образования Еврейской автономной области

12 октября с.г. 13 педагогов муниципального казенного дошкольного образовательного учреждения № 31 с символическим и таким душевным названием «Ромашка» совместно с руководителем Ольгой Ивановной Кулеш стали активными участниками процесса ознакомления со способами регуляции негативных низкоресурсных состояний.

Ознакомление со способами регуляции собственного настроения вызвало неподдельный интерес. На самом деле недостаточная информированность педагогов о способах выражения собственных негативных эмоций и переживаний, неосведомленность о путях их трансформации приводят к эмоциональному выгоранию, а порой и к психосоматическим заболеваниям участников образовательных отношений.

Во время активного взаимодействия с помощью специальных упражнений («мое дерево», «улыбка самой себе», «точка бодрости», «мысленное ударение») удалось установить соответствие между мыслями, чувствами и действиями участниц практикума. Некоторые педагоги отмечали приятные моменты «пробуждения интуиции», «получение необычного опыта», «ознакомление со свежими представлениями о себе».

Во время работы проявились и стали чуть более заметными привычные речевые реакции и поведенческие модели, ставшие предметом самоисследования и обратной связи группы педагогов.

Фон настроения поддается изменению. В этой связи качественной, а главное, доступной профилактикой стрессов являются телесные прикосновения. Именно этим объясняется применение в содержании практикума достаточно большого количества интенсивных движений, помогающих каждому педагогу прояснять и осознавать нечто новое, внутреннее, искреннее и важное. Кроме того, в течение двухчасового практического занятия шло усвоение и репетиция поведения с помощью упражнений «интересные шаги», «беру-даю», «трогательные прикосновения». Особый отклик стал заметным в ответ на «живые техники телесной терапии», бодрящие и активизирующие, приводящие в тонус. Это закономерно. Ведь в состоянии усталости, переутомления, связанного с высоким уровнем ответственности и высокого эмоционального напряжения педагогов дошкольных образовательных организаций, владение универсальным набором («кейсом) каждым педагогом необходимо.

Педагоги детского сада «Ромашка» получили опыт практического использования приемов «скорой эмоциональной помощи» в образовательном процессе. Элементы смеховой терапии, использование метафорических ассоциативных карт, проживание волнующих ситуаций, применение приемов «завершение дел» и «созидательная визуализация» способствовали активизации самопознания и рефлексии участников встречи.

Поиск индивидуальных способов развития психологического здоровья пробудил любознательность. Заинтересованные педагоги, несмотря на затруднения в интерпретациях метафорического материала, активно проясняли свои предположения. Погружение в собственные переживания и особая включенность на уровне глубоких переживаний в узнавании себя на новом материале явилось своеобразным основанием для дальнейших размышлений о своем личностном и профессиональном самоопределении.

Автор и ведущий практикума получила искреннее удовольствие и удовлетворение при работе с группой. Спасибо вам, коллеги, за проявление инициативы, за поиск путей удовлетворения потребности в активном развитии.

Старший преподаватель кафедры НДиКО Т.В. Моисеева

Понятие эмоции. Виды эмоций. Регуляция эмоциональных состояний для работников экономического профиля

1. Презентация по предмету: «Психология общения». На тему: «Понятие эмоции. Виды эмоций. Регуляция эмоциональных состояний для

работников экономического профиля».
Выполнила
Студентка гр. 12916/10
Кузнецова К.А.
Преподаватель
Никитина М.В.

2. Эмо́ция (от лат. emoveo — потрясаю, волную) — психический процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное

отношение к существующим или
возможным ситуациям и объективному миру.
Эмоция – это кратковременная
реакция на какую-либо ситуацию.
Шестнадцать гравюр,
изображающих человеческие
эмоции, 1821 г.

4. Виды эмоций:

По знаку:
-Отрицательная (горе, злорадство, тревога, тоска, страх, гнев)связана с неудовлетворением;
-Положительная (удовольствие, восторг, радость, уверенность,
симпатия, любовь, уважение, доверие, гордость)- связана с
удовлетворением потребностей личности, ;
-Нейтральная (любопытство, изумление, безразличие)- отражает
двойственное отношение к объектам удовлетворения потребности;
По степени мобилизации организма:
-Стенические- эмоции, переживание которых характеризуется
повышением жизнедеятельности (возникает состояние возбуждения,
радостного волнения, подъема, бодрости и т. п.)
-Астенические- наоборот, угнетают и подавляют все жизненные
процессы в организме.

5. По интенсивности и длительности:

-Настроение — достаточно продолжительный эмоциональный процесс невысокой
интенсивности, образующий эмоциональный фон для протекающих психических
процессов.
Часто формируется под влиянием отдельных жизненных событий: встреч, удач,
принятия решений и т. д.
-Аффект – сильное переживание с потерей сознательного контроля на своими
действиями (например, истерика).
-Страсть – увлеченность, в процессе которой другие события окружающей
действительности деактуализируются, т.е. снижают свою значимость, например,
занятие хобби, азартная игра и т.д.
-Чувство – особая форма отношения человека к явлениям действительности,
обусловленная их соответствием или несоответствием потребностям человека,
отличающаяся относительной устойчивостью

7. · коммуникативная – передача информации; · мотивационная – стимуляция активности; · оценочная – критерий результативности;

Функции эмоций:
· коммуникативная – передача информации;
· мотивационная – стимуляция активности;
· оценочная – критерий результативности;
· сигнальная – предупреждение о возможной опасности;
· регулирующая – изменение состояния с помощью гормонального
баланса.
Эмоции человека тесно
связаны с потребностями, они
возникают в деятельности,
направленной на удовлетворение
потребностей, перестраивают
поведение человека в направлении
удовлетворения потребностей, в
этом проявляется их регулирующая
функция.

8. Эмоциональное состояние для работников экономического профиля, как и для любого другого человека- более или менее длительные

состояния человека, находящегося под влиянием
эмоционально-значимых событий.
Эмоции возникают в любом
случае, избежать их невозможно, их
можно только контролировать. А
возникают они из-за внешних и
внутренних раздражителей, на
которые мы от природы реагируем
эмоционально.
Эмоции – это врожденная реакция на уровне рефлекса.
Природа сделала человека таким для того, чтобы он мог
реагировать на те или иные раздражители максимально быстро.
Думать, размышлять, анализировать, оценивать, сравнивать мы с
рождения не можем, этому нам необходимо учиться. А
реагировать на те или иные раздражители человеку надо сразу, как
только он появится на свет.

9. блокирует его волю, «выключая» способность к анализу и логическому мышлению. Причем происходит это очень быстро.

Человеку с экономическим профилем необходимо
контролировать своё эмоциональное состояние, потому что на нём
лежит немалая ответственность, связанная с ведением налогового и
бухгалтерского учета.
Как правило, эмоции завладевают
человеком, когда он находится в
состоянии сильного душевного
волнения. Оно, в зависимости от
степени, ограничивает сознание, а
порой слух и зрение человека,
блокирует его волю, «выключая» способность к анализу и
логическому мышлению. Причем происходит это очень быстро.
А для экономиста это не допустимо.
Когда человек спокоен, его психологические ресурсы
позволяют ему трезво оценить событие и легко решить проблему.

10. Чтобы уметь властвовать собой, нужно развивать свой эмоциональный интеллект.

Чтобы уметь властвовать собой, нужно развивать свой
эмоциональный интеллект.
Чтобы контролировать свои эмоции необходимо:
1. Не доводить себя до «точки кипения».
2. Не оправдываться.
3. Остерегаться резких эмоциональных
всплесков.
4. Заниматься дыхательной гимнастикой.
5. Выбирать спокойный круг общения.
6. Сосредоточиться на решении проблемы.
У каждого из нас есть эмоции, которые важно и нужно
выражать. Опытные психологи советуют не держать в себе свои
чувства и позволять им выплескиваться наружу — так можно
избежать стрессов и многих психологических проблем.
С другой стороны, во всем должен быть баланс.

12. Способы регуляции эмоциональных состояний, основанные на переключении внимания:

Прерывание контакта
Переключить внимание на что-то приятное или смешное
Активировать физические ощущения в теле (например, умыть
лицо холодной водой, приложить что-то холодное к запястью,
животу, вискам. Растереть руки между собой до ощущения
сильного тепла в ладонях)
Способы регуляции эмоциональных состояний, основанные на
дыхательных упражнениях:
Замедлить дыхание до 8-10 вдохов в минуту
Дыхание по квадрату (Найдите глазами прямоугольный предмет: картину,
окно, дверь и выполните следующее. Посмотрите в верхний левый угол и
вдохните, считая при этом до четырех. Переведите взгляд на верхний правый
угол и задержите дыхание, считая до четырех. Переведите дыхание в нижний
правый угол и выдохните, считая до четырех. Переведите взгляд в нижний
левый угол и спокойно произнесите: «Расслабился и улыбнулся»).
Метод «бумажного пакета» (Возьмите бумажный пакет, приложите его к лицу
так, чтобы он закрывал рот и нос, и начните медленно и равномерно в него
дышать. Дышите в него, пока не успокоитесь и острое состояние не отступит.
Можно сложить руки лодочкой и дышать в них точно так же. Паника проходит
за счет восстановления газового баланса в крови — происходит снижение
избытка кислорода, который и вызывает панику, и повышение углекислого
газа.)

14. Способы регуляции эмоциональных состояний основанные на «отделении» от острого состояния:

Наблюдение (Нужно следить, как появляется острая
эмоциональная реакция, как она развивается, с какими мыслями
и чувствами она связана. Всё записывать. То есть вы
превращаетесь в стороннего наблюдателя, исследователя и
просто фиксируете что и как происходит, тем самым вы
выходите из сильного эмоционального переживания.
Воображение (Необходимо представить
другой приятный образ, который вызывает у
вас спокойствие и ощущение безопасности.
Мысленно дорисовать свою воображаемую
картинку. Образы выбирать те, что вам
ближе.)

15. Способы регуляции эмоциональных состояний основанные на физических упражнениях:

Физическое упражнение «Джампинг джек» (Это особые прыжки на месте.
Следите за дыханием и темпом. Темп должен быть быстрым и
постоянным. Выполнять упражнение минимум 1-2 минуты.)
Любые интенсивные физические упражнения.
(Отжимания, приседания, бег и тому подобное.)

16. Вывод:

Роль эмоций как положительных, так и отрицательных крайне
важна для работника экономического профиля. Эмоции являются
неотъемлемой частью личности. Они содействуют росту личности
и обогащают её.
Эмоции являются частью человеческой жизни.
Не обладая всех этих эмоций, мы не были бы в полной мере
людьми. Яркость и разнообразие эмоциональных отношений
делают человека более интересным. Благодаря переживаниям мы
познаём свои возможности, способности, достоинства и
недостатки.
Эмоции это корень всего нашего жизненного состояния, общения,
развития и существования в этом мире, так как мы реагируем на
мир через свои эмоции.

Эмоциональный стресс и регуляция эмоциональных состояний

Являясь одновременно самостоятельным физиологическим, психическим и социальным явлением, стресс по своей сути представляет собой еще один вид эмоционального состояния. Это состояние характеризуется повышенной физиологической и психической активностью. При этом одной из главных характеристик стресса является его крайняя неустойчивость. При благоприятных условиях это состояние может трансформироваться в оптимальное состояние, а при неблагоприятных условиях — в состояние нервно-эмоциональной напряженности, для которого характерно снижение работоспособности и эффективности функционирования систем и органов, истощение энергетических ресурсов.

Под стрессом понимают неспецифический ответ организма на предъявляемые ему внешние или внутренние требования. Следует отметить, что не всякое воздействие вызывает стресс. Слабые воздействия не приводят к стрессу, он возникает лишь тогда, когда влияние стрессора (непривычного для человека объекта, явления или каких-либо других факторов внешней среды) превосходит обычные приспособительные возможности индивида. При стрессовых воздействиях в кровь начинают выделяться определенные гормоны. Под их влиянием изменяется режим работы органов и систем организма.

Таким образом, стресс возникает тогда, когда организм вынужден адаптироваться к новым условиям, т. е. стресс неотделим от процесса адаптации.

В настоящее время принято разделять стресс на два основных вида: системный (физиологический) и психический. Поскольку человек является социальным существом и в деятельности его интегральных систем ведущую роль играет психическая сфера, то чаще всего именно психический стресс оказывается наиболее значимым для процесса регуляции.

Психический стресс они условно делят на два вида: информационный и эмоциональный. Подобное деление психического стресса на информационный и эмоциональный весьма условно.

Информационный стресс возникает в ситуациях значительных информационных перегрузок, когда человек не справляется с задачей переработки поступающей информации и не успевает принимать правильные решения в требуемом темпе, особенно при высокой ответственности за последствия принятых решений.

Возникновение эмоционального стресса связывают с ситуациями угрозы, опасности, обиды и т. д. С этой точки зрения принято выделять три формы эмоционального стресса: импульсивный, тормозной и генерализованный. При эмоциональном стрессе отмечаются определенные изменения в психической сфере, в том числе изменения протекания психических процессов, эмоциональные сдвиги, трансформация мотивационной структуры деятельности, нарушения двигательного и речевого поведения.

Эмоциональный стресс вызывает такие же изменения в организме, как и стресс физиологический.

Возникновение и течение стресса в первую очередь зависит от индивидуальных особенностей человека. Люди реагируют на одинаковые нагрузки по-разному. Среди свойств личности, обусловливающих вероятность возникновения стресса, ведущее место занимает тревожность, которая в условиях адаптации может проявляться в разнообразных психических реакциях, известных как реакции тревоги. Под тревогой понимают ощущение неосознанной угрозы, чувство опасения и тревожного ожидания или чувство неопределенного беспокойства. Это ощущение служит сигналом, свидетельствующим о чрезмерном напряжении регуляторных механизмов или нарушении адаптационных процессов.

Рекомендуемые файлы

Проблема регуляции эмоциональных состояний является одной из сложнейших в психологии и одновременно относится как к фундаментальным, так и к прикладным проблемам. Следует отметить, что существует много подходов к исследованию, как регуляции эмоциональных состояний, так и психических механизмов, вызывающих стресс.

Психическая адаптация является центральным звеном в общей адаптации человека, поскольку именно характер психической регуляции определяет характер адаптации в целом.

К числу механизмов, обусловливающих успешность адаптации, относится механизмы противостояния тревоге — разнообразные формы психологической защиты и компенсации.

Психологическая защита — это специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием какого-либо конфликта. Главной функцией психологической защиты является «ограждение» сферы сознания от негативных, травмирующих личность переживаний. В широком смысле этот термин употребляется для обозначения любого поведения, в том числе и неадекватного, направленного на устранение дискомфорта.

Четыре типа психологической защиты: препятствующие осознанию факторов угрозы, вызывающих тревогу; позволяющие фиксировать тревогу; снижающие уровень побуждений; устраняющие тревогу.

Использование индивидом неадекватной формы психологической защиты и возникновение гипертревоги всегда сопровождается сверхнапряжением, более значительным по своей интенсивности, чем обычное мотивационное. Как правило, в этой ситуации возникает состояние, обусловленное блокадой мотивационного поведения, известное как фрустрация.

Фрустрация — это психическое состояние человека, вызванное объективно непреодолимыми трудностями, возникшими при достижении цели или решении задачи.

Существенные для адаптации фрустрирующие ситуации обычно связаны с широким диапазоном потребностей, которые не могут быть удовлетворены в той или иной ситуации. Как вы уже знаете, потребность — это состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в чем-либо.

Невозможность удовлетворить ту или иную потребность вызывает определенное психическое напряжение. В случае реорганизации целого комплекса потребностей или их рассогласованности, когда человек пытается решить две или более взаимоисключающие задачи, психическое напряжение достигает наивысших пределов и в результате формируется состояние, вызывающее нарушение адекватности поведения, т. е. фрустрация. Как правило, это состояние возникает в результате некоего конфликта, который принято называть интрапсихическим конфликтом, или конфликтом мотивов. Характерная для интрапсихического конфликта несовместимость и столкновение противоположных тенденций личности неизбежно препятствуют построению целостного интегративного поведения и увеличивают риск срыва адаптации.

Именно с ситуацией интрапсихического конфликта непосредственно связан и эмоциональный стресс. Вероятность возникновения интрапсихического конфликта в значительной степени обусловлена особенностями когнитивной сферы.

Интеграция поведения — это система взаимосвязи между элементами психической структуры личности, позволяющая успешно решать задачи в интересах адаптации индивида, и в первую очередь добиться согласованности его мотивов и требований окружения. Интеграция поведения реализуется через такие психологические образования, как установка, отношение, ролевые структуры.

Построение интегрированного поведения — существенная часть адаптационного процесса. Нарушение поведения на любом уровне интеграции сопровождается снижением качества психической адаптации, возрастанием фрустрационной напряженности и соответствующими физиологическими сдвигами. В зависимости от того, насколько наше поведение интегрировано, т. е. целостно, осознанно и подчинено определенной цели, настолько высок у нас порог фрустрации, который можно рассматривать в качестве меры потенциальной стабильности психической адаптации и способности противостоять возникающему напряжению.

Таким образом, мы подошли к тому, что эмоциональный стресс чаще всего оказывается связанным с социальными явлениями, т. е. эмоциональный стресс является неотделимой частью социальной адаптации человека. Существуют характеристики личности, которые определяют успешность адаптации человека в самых разнообразных условиях. Эти характеристики формируются в процессе всей жизни человека, и к их числу в первую очередь следует отнести уровень нервно-психической устойчивости, самооценку личности, ощущение своей значимости для окружающих (социальная референтность), уровень конфликтности, опыт общения, морально-нравственную ориентацию, ориентацию на требования ближайшего окружения.

Все эти характеристики при детальном изучении оказались взаимосвязаны друг с другом. Более того, они формируют одну интегральную характеристику, которая была названа нами личностным адаптационным потенциалом. Данная характеристика рассматривается нами как системное свойство личности, которое заключается в способности личности адаптироваться к условиям социальной среды. Чем выше уровень развития данного свойства, тем к более жестким и суровым условиям социальной среды может приспособиться человек.

Существуют и другие подходы к рассмотрению проблемы регуляции эмоциональных состояний и эмоционального стресса.

Информация в лекции «Внешние причины поведения животных» поможет Вам.

Ключевую роль в управлении своим состоянием играет осознание жизненных целей и соотнесение с ними конкретных ценностей. Чем быстрее человек определит свои жизненные ценности и цели, тем у него больше шансов избежать негативных последствий внезапно возникшего чрезмерного эмоционального напряжения, поскольку человек, сделавший главный жизненный выбор, в значительной мере определил все дальнейшие решения и тем самым избавил себя от колебаний и страхов. Попадая в трудную ситуацию, он соотносит ее значение со своими главными жизненными ориентирами.

Следующий способ регуляции эмоциональных состояний, заключается в правильном выборе момента для принятия решения или реализации своего плана.

Еще один способ снизить эмоциональное напряжение заключается в ослаблении мотивации.

Еще один способ борьбы с эмоциональными стрессами и эмоциональной напряженностью. Этот способ заключается в заранее подготовленных стратегиях отступления. Наличие запасного варианта поведения в той или иной ситуации снижает излишнее возбуждение и делает более вероятным успех решения задачи на генеральном направлении.

Кроме перечисленных способов выхода из стрессовой ситуации следует иметь в виду, что бессмысленно бороться против того, что является уже свершившимся фактом. При некоторых обстоятельствах, когда продолжение усилий превращается и безрезультатные попытки «прошибить стену лбом», человеку полезно временно отказаться от усилий по немедленному достижению цели, осознать реальную ситуацию и свое поражение. Тогда он сможет сберечь силы для новой попытки при более благоприятной обстановке. Кроме этого, в случае поражения не вредно произвести общую переоценку ситуации по типу «не очень-то и хотелось». Понижение субъективной значимости события помогает отойти на заранее подготовленные позиции и готовиться к следующему штурму без лишней траты сил. Неслучайно в глубокой древности на Востоке люди просили в своей молитве:

«Господи, дай мне силы, чтобы справиться с тем, что я могу сделать, дай мне мужество, чтобы смириться с тем, чего я не могу сделать, и дай мне мудрость, чтобы отличить одно от другого».

Методы оценки эмоциональной регуляции Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.9:61 + 159.96:615.781 ББК Ю974.216

DOI: 10.14529/psy170104

МЕТОДЫ ОЦЕНКИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ РЕГУЛЯЦИИ

1 12 С.Г. Климанова’, А.В. Трусова»2

1 Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, г. Санкт-Петербург

2 Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург

Способность регулировать эмоциональные состояния является одним из показателей психического здоровья и уровня психосоциального развития личности. В связи с этим, разработка способов оценки и диагностики характеристик эмоциональной регуляции представляется актуальной задачей в области клинической психологии. В статье рассмотрены методологические трудности в понимании процессов эмоциональной регуляции и описаны методы ее оценки. Представленные самооценочные методы включают «Шкалу трудностей эмоциональной регуляции», «Опросник когнитивно-эмоциональной регуляции», «Опросник эмоциональной регуляции», и Структурированное интервью эмоциональной регуляции. Среди рассмотренных экспериментальных методов оценки используется методика Струпа с эмоциональными стимулами, техника «Экспериментальная манипуляция стратегиями эмоциональной регуляции», и «Имплицитный ассоциативный тест эмоциональной регуляции».

Ключевые слова: эмоциональная регуляция, оценка, Шкала трудностей эмоциональной регуляции, Опросник когнитивно-эмоциональной регуляции, Опросник эмоциональной регуляции, методика Струпа с эмоциональными стимулами, экспериментальные методы изучения эмоциональной регуляции.

Способность регулировать собственные эмоции является одним из значимых показателей психического здоровья и уровня психосоциального развития личности. Выявление особенностей эмоциональной регуляции, а также диагностика ее нарушений может стать важными инструментом в работе с людьми, страдающими целым спектром психоэмоциональных расстройств, включая различные виды аддикций.

В настоящее время существует значительная методологическая разрозненность как в определении термина «эмоциональная регуляция», так и в дифференциации этого понятия от ассоциированных процессов, а также в подходах к его измерению/оценке.

Большинство авторов (Thompson, 1994; Gross, 1998; Cole et al., 2004) сходятся во мнении, что эмоциональная регуляция — это совокупность процессов, имманентных и внешне-обусловленных, автоматических и контролируемых, осознанных и неосознанных, отвечающих за мониторинг, оценку и модификацию эмоциональных реакций и влияющий на то, как эмоции переживаются и выражаются. Объектами регуляции могут являться нейроп-сихологические процессы в основе эмоционального возбуждения, процессы внимания,

трактовка событий, вызывающих эмоционального возбуждение, расшифровка интер-нальных эмоциональных сигналов, доступ к копинг-ресурсам, модификация эмоциональных характеристик окружения, выбор адаптивного способа реагирования (Thompson, 1994).

Одной из сложных методологических задач в понимании эмоциональной регуляции считается выявление отличий данного понятия от эмоций и от процесса генерации эмоций (Thompson, 1994; Gross, 1998; Cole et al., 2004), поскольку некоторая степень саморегулирования считается внутренне присущей процессу эмоциональной реакции. Авторы настоящего обзора в своих эмпирических исследованиях придерживаются модели, предложенной в работах Gross & Barrett (2011), Gross et al. (2011а), и Gross et al. (2011b), утверждающей, что эмоциональная регуляция является частью процесса развертывания эмоций, когда возникает эксплицитная или имплицитная цель их модифицировать.

Эмоциональная регуляция качественно отличается от копинг-механизмов, психологических защит и регуляции настроения. И копинг-механизмы, и стратегии эмоциональная регуляция выполняют регуляторную

функцию, являются контролируемыми, целенаправленными процессами, возникающими в ответ на стрессовую ситуацию, и имеют темпоральный характер. Но при этом под копинг-механизмами понимаются только целенаправленные волевые процессы, использующиеся исключительно в ответ на негативные (фрустрирующие) ситуации (Compas et al., 2014, Gross & Thompson, 2007; Gross, 1998). В отличие от эмоциональной регуляции, психологические защиты направлены на регуляцию импульсов и действуют, в основном, на неосознаваемом уровне (Sala et al., 2015, Gross & Thompson, 2007, Gross, 1998). Настроение отличается от эмоции продолжительностью состояния, и цель регуляции настроения состоит в модификации эмоционального переживания, а не эмоционального поведения (Gross & Thompson, 2007, Gross, 1998).

В настоящее время разработано несколько теоретических моделей эмоциональной регуляции.

Процессуальная модель эмоциональной регуляции, предложенная Gross (1998), предлагает рассматривать процесс регуляции как последовательность серии следующих процессов — выбор ситуации, модификация ситуации, мобилизация внимания (отвлечение, концентрация, руминация), когнитивные изменения и модуляция реагирования.

Koole (2009) представляет дуальную классификацию эмоциональной регуляции, учитывающую ее цели (внимание, когнитивные навыки в отношении эмоциональных функций и телесные манифестации эмоций) и ее функции (удовлетворение гедонистических потребностей, целенаправленная деятельность, поддержание структуры личности). Потребностно-ориентированные виды эмоциональной регуляции включают в себя избегание негативной информации или переключение внимания на позитивную информацию, ошибки интерпретации, способствующие снижению тревоги, а также телесные стратегии, как, например, переедание и злоупотребление алкоголем. Целе-ориентированная эмоциональная регуляция включает в себя отвлечение через когнитивную нагрузку, когнитивную переоценку, а также ряд телесных стратегий, включая подавление экспрессии, утрирование реагирования, и проговаривание. Лич-ностно-ориентированная эмоциональная регуляция может проявляться посредством контр-регулирования внимания, когнитивной

интеграции субъективно неприемлемых эмоциональных переживаний (например, экспрессивного письма или извлечения автобиографической памяти) и некоторых телесных стратегий (например, прогрессивной мышечной релаксации, дыхательных упражнений и т. п.).

Другая дуальная модель, предложенная Gyurak с соавт. (2011), разделяет эмоциональную регуляцию на эксплицитную и имплицитную. Эксплицитная эмоциональная регуляция требует осознанных усилий для инициации, а также мониторинга, инсайта и осознанности в процессе применения. Имплицитная эмоциональная регуляция происходит автоматически и не требует усилий для мониторинга, инсайта или осознанности. Примерами процессов имплицитной эмоциональной регуляции являются адаптация к эмоциональному конфликту, привычная эмоциональная регуляция (Habitual Emotion Regulation), эмоциональная регуляция как результат маркирования аффекта (Emotion Regulation as a result of affect labeling), эмоциональная регуляции, опосредованная целями деятельности и ценностями личности (Emotion regulatory goals and evaluation), эмоциональная регуляция ошибок (Error-related regulation).

Несмотря на теоретическую разрозненность в определении и классификации, значимое количество исследований посвящено изучению процессов эмоциональной регуляции, особенно в случаях психопатологии. В публикациях указывается, что методология эмоциональной регуляции может являться эффективной основой концептуализации психоэмоциональных расстройств (Gross & Ja-zaieri, 2014). Например, в работе Sheppes et al. (2015) используется развернутая процессуальная модель эмоциональной регуляции, согласно которой задержка в переключении от неэффективных стратегий к более эффективным в процессе мониторинга лежит в основе депрессивных и тревожных расстройств. В свою очередь, Aldao et al. (2010) отмечает, что неадаптивные стратегии (например, ру-минация, избегание, подавление агрессии) значимо коррелируют с наличием психопатологии. В целом в работах Sheppes et al., (2015), Падун (2015), Gross & Jazaieri (2014), Aldao et al. (2010) можно найти более детальный анализ взаимосвязи психопатологии и особенностей эмоциональной регуляции.

Далее дифференцированно рассматриваются методы оценки эмоциональной регуля-

ции с помощью самооценочных и экспериментальных способов.

Методы измерения эмоциональной

регуляции, основанные на самооценке

Самооценочные методы эмоциональной регуляции направлены на оценку самим респондентом стратегий модификации эмоциональных состояний. В связи с особенностями процесса самооценки, такого рода методики представляют информацию только об осознаваемых процессах; их валидность может быть ограничена в результате социальной желательности некоторых утверждений. Далее представлены характеристики некоторых таких методик

Шкала трудностей эмоциональной регуляции (Gratz & Roemer, 2004). Эта шкала была разработана в Массачуссетском университете (США), и упоминания об этой методике имеется в русскоязычных статьях на эту тему (Падун, 2015), однако, к сожалению, данные о ее апробации в России авторам статьи не известны. Разработка этой шкалы основывалась на концептуализации эмоциональной регуляции как способности к осознанию и пониманию собственных эмоций, принятии эмоций, как способности поддерживать целенаправленность поведения и удерживаться от импульсивных поступков в присутствии негативных эмоций и как способности использовать эффективные методы эмоциональной регуляции. Шкала содержит 36 утверждений, на которые респонденты могут дать ответ по 5-балльной градации размерностью от «почти никогда» до «почти всегда». Результаты оценки представляются в форме шести показателей — непринятие эмоциональных реакций (Nonacceptance of Emotional Responses), трудности в поддержании целенаправленного поведения (Difficulties Engaging in Goal-Directed Behavior), трудности сдерживания импульсивных реакций (Impulse Control Difficulties), отсутствие осознания эмоциональных реакций (Lack of Emotional Awareness), ограниченность спектра стратегий регулирования эмоций (Limited Access to Emotion Regulation Strategies) и отсутствие ясности понимания эмоциональных реакций (Lack of Emotional Clarity).

Апробация шкалы проводилась на выборке 357 студентов университета (средний возраст 23,10 лет; в том числе 260 женщин, 97 мужчин). По результатам применения фак-

торного анализа были выделены 6 базовых шкал, включающих утверждения с факторной нагрузкой не менее r = 0,40. Шкала имеет высокий уровень внутренней согласованности (значения коэффициента а-Кронбаха =0,93). Корреляция между выборами утверждений варьирует от 0,16 до 0,69. Конструктивная валидность выявлялась с использованием Шкалы ожидаемой продолжительности регуляции негативного настроения (Generalized Expectancy for Negative Mood Regulation Scale, Catanzano & Mearns, 1990), Опросника принятия и действия (Acceptance and Action Questionnaire, Hayes et al., 2004) и Шкалы эмоциональной экспрессивности (Emotional Expressivity Scale, Kring, Smith, & Neale, 1994). Общий балл по Шкале трудностей эмоциональной регуляции и каждый из ее шести показателей значимо отрицательно коррелировал с ожидаемой продолжительностью регуляции негативного настроения и эмоциональной экспрессивностью; значимая положительная корреляция была выявлена между общим баллом по этой шкале и ее тремя показателями (непринятие эмоциональных реакций, отсутствие их осознания и отсутствие ясности их понимания) и значениями избегания опыта (experiential avoidance), измеряемого Опросником принятия и действия. Прогностическая валид-ность измерялась при помощи Оценки намеренного самоповреждающего поведения (Deliberate Self-Harm Inventory, Gratz, 2001) и Оценки совершения насилия (The Abuse-Perpetration Inventory, Lisak et al, 2000). Значимые корреляции были выявлены между показателями шкалы и намеренным самоповреждающим поведением в группах мужчин и женщин (но при этом паттерн корреляций в группах отличался). Также были выявлены значимые корреляции между насилием в отношениях с близкими людьми и показателями шкалы с более значимыми корреляциями в группе мужчин. Надежность повторного тестирования проверялась в выборке численностью 21 человек, проведенного через 4-8 недель, и ее значения варьировали в диапазоне от 0,57 до 0,89 для разных показателей шкалы.

Опросник когнитивно-эмоциональной регуляции (Garnefski, Kraaij & Spinhoven, 2001, Garnefski & Kraaij, 2007), разработанный в Лейденском университете (Нидерланды). Данные о его адаптации в России приводятся Е.И. Рассказовой с соавт. (2011) и О.Л. Писаревой и А. Гриценко (2011). По мнению авто-

ров, когнитивно-эмоциональная регуляция (когнитивная регуляция эмоций, когнитивный копинг) является значимым аспектом процесса эмоциональной регуляции в целом и заключается в когнитивном управлении поступающей эмоционально-значимой информации. Опросник представлен 36 утверждениями, ответы на которые регистрируются по 5-балльной шкале Лайкерта с отметками от «почти никогда» до «почти всегда». Опросник структурирован по девяти субшкалам, каждая из которых соотносится с 4 вопросами: «Самообвинение» («Self-blame»), «Обвинение других» («Blaming others»), «Принятие» («Acceptance»), «Сосредоточение на планировании» («Refocus on planning»), «Сосредоточение на позитивном» («Positive refocusing»), «Руминация или сосредоточение на осмысливании» («Rumination or focus on thought»), «Позитивная переоценка» («Positive reappraisal»), «Рассмотрение проблемы в перспективе» («Putting into perspective») и «Катастрофиза-ция» («Сatastrophizing»).

В оригинальной версии результаты корреляционного анализа значений по шкалам этого опросника и показателей тревоги и депрессии по методике SCL-90 (Derogatis, 1977) свидетельствуют о положительной корреляции между субшкалами опросника и симптомами депрессии и тревоги. Однако после корректировки показателей с учетом наличия других стратегий установлено, что стратегии сосредоточение на позитивном (positive refocusing) и позитивная переоценка (positive reappraisal) показали отрицательную корреляцию с симптомами тревоги и депрессии.

При разработке и адаптации русскоязычной версии получены аналогичные данные (Рассказова с соавт., 2011). Так, при оценке интенсивности переживаний различных эмоциональных состояний шкалы Опросника когнитивно-эмоциональной регуляции (характеризующих эффективные стратегии когнитивной регуляции эмоций), установлено, что эти показатели отрицательно коррелируют с интенсивность проявлений негативных переживаний, тревожности и депрессивности, и положительно — с комплексом переживаний позитивных эмоций. В то же время все показатели деструктивных стратегий регуляции эмоций обнаруживают значимые положительные корреляции с негативными эмоциональными переживаниями: нарастанием уровня тревожности и депрессивности, а так-

же комплексами тревожно-депрессивных и острых негативных эмоций. Кроме того, алек-ситимия отрицательно коррелирует с «Фокусированием на планировании» и «Позитивной переоценкой» (Рассказова с соавт., 2011).

Опросник эмоциональной регуляции (Gross & John, 2003) был разработан в Стэн-фордском университете и Университете Калифорнии-Беркли (США). Русскоязычная версия опросника упоминается в статьях Падун М.А. (2010) и Панкратовой А.А. (2014), однако, к сожалению, данные о ее апробации в России авторам статьи не известны. Разработка этого опросника основывается на процессуальной модели эмоциональной регуляции, согласно которой стратегии эмоциональной регуляции разделяются на две категории — эмоциональная регуляция, предшествующая реакции на стимул («antecedent-focused emotion regulation») и эмоциональная регуляция реакции («response-focused emotion regulation»). Одним из проявлений первой категории стратегий является когнитивная переоценка, а одной из форм второй категории -подавление экспрессии. Многочисленные экспериментальные данные (см., например, Gross & John, 2003) указывают на то, что подавление негативных эмоций не снижают интенсивность переживания и ассоциируется со снижением уровня социального функционирования. Такие данные показывают, что эта стратегия может рассматриваться в качестве менее адаптивной по сравнению со стратегией когнитивной переоценки.

Опросник состоит из 10 утверждений (шесть вопросов субшкалы «Когнитивная переоценка», четыре вопроса субшкалы «Подавление экспрессии»), на которые респонденты отвечают по 7-балльной шкале Лайкер-та — от «полностью не согласен» до «полностью согласен».

Апробация оригинальной версии опросника проводилась на четырех выборках студентов университетов (общее число исследованных n = 1483, средний возраст 19,5 лет, причем 61 % выборки составили женщины). Факторная нагрузка для утверждений во всех четырех выборках была не ниже r = 0,54 (за исключением двух утверждений, которые имели факторные нагрузки от 0,32 до 0,48 и 0,49). Перекрестная нагрузка для субшкалы «Когнитивная переоценка» варьировала от 0,13 до 0,15, а для субшкалы «Подавление экспрессии» — от 0,12 до 0,23. Показатель на-

дежности теста для субшкал «Когнитивная переоценка» и «Подавление экспрессии» составлял в среднем 0,79 и 0,73 соответственно. Надежность повторного тестирования (спустя три месяца) была выявлена на уровне 0,69 для обеих субшкал. Мужчины во всех четырех выборках имели значимо более высокие значения баллов по субшкале «Подавление экспрессии». Участники исследования, имевшие европейское происхождение (European American), в значительно меньшей степени прибегают к использованию стратегии подавления экспрессии по сравнению с представителями других этносов; при этом эти другие этнические меньшинства не различались между собой по преобладающей стратегии эмоциональной регуляции.

Конвергентная и дивергентная валид-ность измерялась на основе оценки показателей ответов на вопрос «В целом, насколько у Вас хорошо получается изменять свое эмоционального состояние», регистрируемых по шкале от 1 до 10 (от минимального «совсем не получается» до максимального «получается очень хорошо») соотносимых с данными по субшкале аутентичности (Шкала самонаблюдения Snyder, 1987), субшкале «Переосмысливание» и «Проговаривание» из оценки копинг-стратегий COPE (Carver et al., 1989), субшкалам«Исправление настроения», «Внимание», «Ясность» (Шкала «Черта Мета-Настроение, Salovey et al., 1995), по шкале ожидаемой продолжительности регуляции негативного настроения (Catanzano & Mearns,

1990), двум шкалам руминации (Trapnell & Campbell, 1999; Nolen-Hoeksema & Morrow,

1991), данных по тесту «Большая пятерка» (John & Srivastava, 1999), показателям импульсивности по шкале «Эго-устойчивость» (Block & Kremen, 1996), по уровню когнитивных способностей (Тест схоластических способностей, Scholastic Aptitude Test, Donlon, 1984), по уровню интеллекта (Теста персонала Уондерлика, Wonderlic, 1977) и данным по шкале социальной желательности (Crowne & Marlowe, 1964). Описываемое корреляционное исследование проводилось в выборке студентов университетов численностью 1628 человек, преимущественно (67 %) — женского пола, в возрасте в среднем 19,75 лет.

Шкала когнитивной переоценки позитивно коррелировала с использованием копинг-механизма «переоцени», с данными по субшкале «Исправление настроения» (шкала

«Черта мета-настроение»), более эффективными стратегиями регуляции негативного настроения. При этом шкала когнитивной переоценки отрицательно коррелировала с показателем нейротизма. Шкала подавления экспрессии положительно коррелировала с показателем неаутентичности и данными по шкалам руминации, отрицательно — с использованием копинг-механизма выговаривания, результатами по субшкалам «Исправление настроения», «Внимание» и «Ясность» шкалы «Черта мета-настроение», а также с экстравертированно-стью. Обе шкалы опросника позитивно коррелировали с восприятием регуляции эмоционального состояния как эффективного феномена. Значимых корреляций между стратегиями эмоциональной регуляции и уровнем когнитивных способностей, а также интеллекта и характеристиками Эго устойчивости или социальной желательностью выявлено не было.

В одной из выборок численностью 145 студентов, исследовалась взаимосвязь между предложенными конструктами «Когнитивная переоценка» и «Подавление экспрессии», с одной стороны, и особенностями аффективного реагирования, измеряемого с помощью Шкалы позитивного и негативного аффекта PANAS (Watson et al., 1988), с другой, а также с самооценкой эмоциональной экспрессии, оценкой окружающими эмоциональной экспрессии, эмоциональной регуляции испытуемого и шкалы аутентичности (Snyder, 1987). Показатели шкалы когнитивной переоценки обнаружили прямую взаимосвязь с уровнем переживаемого позитивного аффекта, а также с большей эмоциональной экспрессией позитивного аффекта, определяемого по мнению самого испытуемого и оценке окружающих. Аналогичная по принципу взаимосвязь (обратная) была выявлена для негативного аффекта. При этом установлено, что окружающие могли с высокой степенью точности определить, когда испытуемые прибегали к стратегии подавления эмоций.

Подавление экспрессии имело обратную взаимосвязь с тенденцией делиться позитивными и негативными чувствами с окружающими, наличием близких отношений и показателями социальной поддержки, измеряемой COPE (Carver et al., 1989) и Оценкой межличностной поддержки (Interpersonal Support Evaluation List, Cohen et al., 1985). Подавление экспрессии имело позитивную корреляцию с показателем избегания привязанности, изме-

ряемой с помощью Шкалы избегания привязанности (Brennan et al., 1998).

Для оценки связи между стратегиями эмоциональной регуляции и показателями благополучия использовались Шкала депрессии Бека (Beck, Ward, Mendelsohn, Mock, & Erbaugh, 1961), Шкала депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D, Rad-loff, 1977), Самооценочная шкала депрессии (Zung, 1965), Шкала удовлетворенности жизнью (Diener et al, 1985), Шкала самооценки Розенберга (Rosenberg, 1965), субшкала «Уровень оптимизма» Теста жизненных ориента-ций (Scheier & Carver, 1985), и Шкалы благополучия (Ryff & Keyes, 1995). Стратегия когнитивной переоценки коррелировала с более низкими показателями депрессивных симптомов и более высокими показателями удовлетворенности жизнью, а также самооценки, уровня оптимизма и благополучия. Как предполагалось, стратегия подавления экспрессии ассоциировалась с более высокими показателями депрессии и с более низкими показателями по всем остальным шкалам.

Структурированное интервью эмоциональной регуляции (Werner et al., 2011) является модификацией «Опросника эмоциональной регуляции» (Gross & John, 1998) и было апробировано в группе пациентов, страдающих социофобией. В процессе интервью участникам предлагается просмотреть видеозапись рассказа о ситуации, вызвавшей тревогу, и вспомнить два идеографических события, которые вызывали у них приступы тревоги в течение последних двух месяцев. Далее им необходимо оценить насколько часто они использовали стратегии выбора ситуации (избегания ситуации), модификации ситуации, рассредоточение внимания (отвлечение), когнитивной переоценки и подавления экспрессии в каждой из трех ситуаций. Участники также должны оценить свою самоэффективность в использовании стратегий когнитивной переоценки и подавления экспрессии.

Изначальная апробация интервью проводилась в группе пациентов, страдающих со-циофобией (n = 48, 48 % женщин, средний возраст 33±8,2), и здоровый людей (n = 33, 52 % женщин, средний возраст 33±9,4). Надежность повторного тестирования (спустя четыре месяца) варьировала от r = 0,68 до r=0,77. Показатель выбора ситуации (избегания ситуации) значимо положительно коррелировал с субшкалой избегания Шкалы соци-

альной тревоги Лебовица (Liebowitz Social Anxiety Scale-short version, Rytwinski et al., 2001), показатель рассредоточения внимания (отвлечение) — с субшкалой отвлечения Опросника стилей реакций (Response Style Questionnaire, Noel-Hoeksma & Morrow, 1991). Ожидаемо, частота и самоэффективность использования стратегий когнитивной переоценки и подавления экспрессии коррелировала с соответствующими субшкалами Опросника эмоциональной регуляции (Gross & John, 1998).

Структурированное интервью эмоциональной регуляции значимо дифференцировало пациентов с социофобией от контрольной группы здоровых участников. Результаты указывают на то, что пациенты с социофоби-ей значимо чаще использовали стратегию подавления экспрессии при просмотре видеозаписи, а также стратегии избегания ситуации и подавления экспрессии — при воспроизведении недавних идеографических ситуаций.

Следует упомянуть психодиагностические инструменты, оценивающие отдельные аспекты процессов эмоциональной регуляции и в связи с этим не вошедшж в данный обзор. К таким методикам относятся шкалы и опросники для оценки руминации, выражения гнева, копинг-стратегий, способности к подавлению мыслей, степени экспрессии эмоций, тенденции к избеганию и т. п. (более полный список методик можно найти в мета-анализе Aldao et al., 2010).

Также в настоящий обзор не вошли диагностические инструменты, направленные на изучение особенностей эмоционального регулирования у детей и подростков. Примерами такого инструментария являются методики «Оценка эмоциональной регуляции у детей» (Children Emotion Regulation Inventory; Callear, 2014) и «Диагностика саморегуляции для дошкольников» (Preschool Self-Regulation Assessment; Smith-Donald et al., 2007).

Экспериментальные методы измерения

эмоциональной регуляции

Экспериментальные методы оценки эмоциональной регуляции заключаются в манипулировании эмоциональным состоянием участников эксперимента с целью выявления особенностей их эмоционального функционирования.

Такие методы более сложны в организации, но позволяют оценить имплицитные, не-

осознанные и автоматические процессы эмоциональной регуляции. Так, Thompson (1994) отмечает, что одним из значимых объектов исследования эмоциональной регуляции должна стать динамика эмоциональных процессов, а именно их временные характеристики (время от предъявления эмоционального стимула до начала реакции, время от начала реакции до пика реакции, продолжительность, время от окончания реакции до наступления нейтрального состояния), интенсивность, лабильность и спектр. Для измерения интенсивности эмоциональной реакции может использоваться фиксация параметров кожно-гальванической реакции (Etkin et al., 2006), электрокардиограммы, функциональной магнитно-резонансной терапии (McRae et al., 2010).

Методика Струпа с эмоциональными стимулами (Etkin et al., 2006) является модификацией теста Струпа. В качестве стимулов используются фотографии лиц людей разного возраста и пола с испуганным и радостным выражением. Большими красными буквами на фотографиях написаны слова «счастливый» или «испуганный», которые могут быть конгруэнтны или неконгруэнтны с изображениями. Задача респондентов — определить выражения лица, проигнорировав написанные сло-

ва. Каждый стимул предъявляется в течение 1 мс, интервал между стимулами — 3-5 мс (рис. 1). В работе Gyurak et а1. (2011) указывается на то, что замедление в неконгруэнтных пробах вызвано адаптацией к эмоциональному конфликту (одному из процессов имплицитной эмоциональной регуляции). Снижение времени задержки от одной неконгруэнтной пробы к другой указывает на усиление эмоционального контроля и снижение эмоционального конфликта.

Имплицитный ассоциативный тест эмоциональной регуляции (Mauss et al., 2006), представляющий собой модификацию имплицитного ассоциативного теста (1АТ, Greenwa1d et а1., 1998). В тесте используются 4 категории стимулов — термины эмоциональной регуляции, термины эмоциональной экспрессии, позитивные и негативные слова. Проведение данного теста состоит из 5 блоков — 1, 2, и 4 блоки тестовые, а в 3-м блоке респондентам предъявляется стимулы, объединенные в 2 категории — эмоциональная регуляция и позитивные слова; эмоциональная экспрессия и негативные слова. Соответственно, в 5-м блоке стимулы объединены в 2 категории — эмоциональная регуляция и негативные слова, эмоциональная экспрессия и позитивные слова. Далее фиксируется время

Рис. 1. Схема методики Струпа с эмоциональными стимулами из работы Etkin et а1. (2006)

Рис. 2. Схема эксперимента McRae et al. (2011)

выполнения заданий, в частности, время задержки в ответе на стимулы, и по алгоритму вычисляется итоговый балл для каждого респондента. Более высокий балл указывает на более позитивную имплицитную оценку эмоциональной регуляции, в сравнении с эмоциональной экспрессией.

Экспериментальная манипуляция стратегиями эмоциональной регуляции. Эта парадигма использовалась в работе McRae et al. (2010). Респондентам предъявляются эмоционально нейтральные и эмоционально негативные изображения из Международной системы аффективных изображений (Lang et al., 1999) в течение 2 с. Перед некоторыми изображениями респондентов инструктировали снизить эмоциональную реакцию («decrease»), предварительно обучив как это делать, а перед другими давали инструкцию «уделяйте внимание» («attend»). В промежутке между предъявлениями стимулов, респондентам показывали последовательность из 6 цифр с инструкцией их запомнить (рис. 2) и изображение с инструкцией отдохнуть («relax»). Регистрировалось время реакции на каждый из стимулов, а также количество ошибок при воспроизведении цифр. Показателем эксплицитной реакции является разница между средним времени естественной реакции на негативные стимулы и временем реакцией с применением стратегий регулировки эмоциональной реакции (Gyurak et al., 2011).

Заключение

Разработанные на данный момент способы оценки эмоциональной регуляции могут быть разделены на субъективные/самооценочные и объективные/экспериментальные. Несмотря на очевидную легкость применения первых, они требуют от респондентов определенного уровня рефлексии, что не всегда возможно в клинических условиях. При этом вторые методы, базируясь на психофизиоло-

гической основе, очевидно более дороги и сложны в применении. Выбор конкретного инструмента определяется практическими и исследовательскими целями, но оптимальным представляется сочетание этих двух направлений.

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 16-06-01043 «Временная перспектива и эмоционально-когнитивная регуляция поведения у больных с алкогольной зависимостью»).

Литература/References

1. Рассказова Е.И., Леонова А.Б., Плужников И.В. Разработка русскоязычной версии опросника когнитивной регуляции эмоций. Вестник московского университета. Сер. 14. Психология. 2011. № 4. С. 161-179. [Rasskazova E.I., Leonova A.B., Pluzhnikov I.V. [Development of the Russian-Language Version of the Questionnaire of Cognitive Regulation of Emotions]. Moscow University Psychology Bulletin. Series 14. Psychology. 2011, no. 4, pp. 161-179. (in Russ.)]

2. Падун М.А. Регуляция эмоций: процесс, формы, механизмы. Психологический журнал. 2010. Т. 31, № 6. С. 57-69. [Padun M.A. [Regulation of Emotions: the Process, Forms, Mechanisms]. Psik-hologicheskiy zhurnal [Psychological Journal], 2010, vol. 31, no. 6, pp. 57-69. (in Russ.)]

3. Падун М.А. Регуляция эмоций и ее нарушения. Психологические исследования. 2015. Т. 8, № 39. С. 5. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 14.11.2016). [Padun M.A. Regulyatsiya emotsiy i ee narusheniya [Regulation of Emotions and its Violation]. Psikhologicheskie issledovaniya [Psychological Research], 2015, vol. 8, no. 39, p. 5. Available at: http://psystudy.ru (accessed: 14.11.2016).]

4. Панкратова А.А. Подход Дж. Гросса к изучению эмоциональной регуляции: примеры кросскультурных исследований. Вопросы психологии. 2014. № 1. С. 147-155. [Pankratova A.A. Podkhod Dzh. [J. Gross’s Approach to the Study of Emotional Regulation: Examples of Cross-cultural Research]. Voprosy psikhologii [Questions of Psychology], 2014, no. 1, pp. 147-155. (in Russ.)]

5. Писарева О.Л., Гриценко А. Когнитивная регуляция эмоций. Философия и социальные науки: Научный журнал. 2011. № 2. С. 64-69. [Pisare-va O. L., Gritsenko A. [Cognitive Regulation of Emotions]. Filosofiya i sotsial’nye nauki [Philosophy and Social Sciences], 2011, no. 2, pp. 64-69. (in Russ.)]

6. Aldao A., Nolen-Hoeksema S., Schweizer S. Emotion-regulation strategies across psychopatholo-gy: A meta-analytic review. Clinical psychology review, 2010, vol. 30, no. 2, pp. 217-237. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.cpr.2009.11.004.

7. Beck A.T., Ward C.H., Mendelsohn M., Mock J., & Erbaugh J. An inventory for measuring depression. Archives of General Psychiatry, 1961, no. 4, pp. 561-571. D0I:10.1001/archpsyc. 1961.01710120031004.

8. Block J., & Kremen A.M. IQ and ego-resiliency: Conceptual and empirical connections and separateness. Journal of Personality and Social Psychology, 1996, 70, pp. 349-361. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.70.2.349.

9. Brennan K.A., Clark C.L., Shaver P.R. Self-report measurement of adult attachment: An integra-tive overview, 1998.

10. Callear A. Children’s emotion regulation inventory (CHeRI): Measure development, item domains and summary profiles, 2014.

11. Carver C. S., Scheier M. F., Weintraub J. K. Assessing coping strategies: a theoretically based approach. Journal of personality and social psychology, 1989, vol. 56, no. 2, pp. 267. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.56.2.267.

12. Catanzaro S.J., Mearns J. Measuring generalized expectancies for negative mood regulation: Initial scale development and implications. Journal of personality assessment, 1990, vol. 54, no. 3-4, pp. 546-563. DOI: https://doi.org/10.1080/00223891.1990.9674019.

13. Cohen S. et al. Measuring the functional components of social support. Social support: Theory, research and applications. Springer Netherlands, 1985, pp. 73-94. DOI: 10.1007/978-94-009-5115-0_5.

14. Cole P.M., Martin S.E., Dennis T.A. Emotion regulation as a scientific construct: Methodological challenges and directions for child development research. Child development, 2004, vol. 75, no. 2, pp. 317-333. DOI: 10.1111/j. 1467-8624.2004.00673 .x.

15. Compas B. E. et al. Coping and emotion regulation from childhood to early adulthood: Points of convergence and divergence. Australian journal of psychology, 2014, vol. 66, no. 2, pp. 71-81. DOI: 10.1111/ajpy.12043.

16. Crowne D.P., Marlowe D. Social desirability scale. John Wiley, 1964.

17. Derogatis L. R., Lipman R. S., Covi L. SCL-90. Psychopharmacol Bull, 1973, vol. 9, pp. 13-28.

18. Diener E.D. et al. The satisfaction with life scale. Journal of personality assessment, 1985, vol. 49, no. 1, pp. 71-75. DOI: https://doi.org/ 10.1207/s15327752jpa4901_13.

19. Donlon T.F. The College Board technical handbook for the scholastic aptitude test and achievement tests. College Board, 1984.

20. Etkin A. et al. Resolving emotional conflict: a role for the rostral anterior cingulate cortex in modulating activity in the amygdale. Neuron, 2006, vol. 51, no. 6, pp. 871-882. DOI: http://dx.doi.org/ 10.1016/j.neuron.2006.07.029.

21. Garnefski N., Kraaij V. The cognitive emotion regulation questionnaire. European Journal of Psychological Assessment, 2007, vol. 23, no. 3, pp. 141-149. DOI: http://dx.doi.org/10.1027/1015-5759.23.3.141.

22. Garnefski N., Kraaij V., Spinhoven P. Negative life events, cognitive emotion regulation and emotional problems. Personality and Individual differences, 2001, vol. 30, no. 8, pp. 1311-1327. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0191-8869(00)00113-6.

23. Gratz K.L. Measurement of deliberate self-harm: Preliminary data on the Deliberate Self-Harm Inventory. Journal of psychopathology and behavioral assessment, 2001, vol. 23, no. 4, pp. 253-263. DOI: 10.1023/A:1012779403943.

24. Gratz K. L., Roemer L. Multidimensional assessment of emotion regulation and dysregulation: Development, factor structure, and initial validation of the difficulties in emotion regulation scale. Journal of psychopathology and behavioral assessment, 2004, vol. 26, no. 1, pp. 41-54. DOI: 10.1023/ B:JOBA.0000007455.08539.94.

25. Greenwald A.G., McGhee D.E., Schwartz J.L.K. Measuring individual differences in implicit cognition: the implicit association test. Journal of personality and social psychology, 1998, vol. 74, no. 6, p. 1464. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.74.6.1464.

26. Gross J.J. Antecedent-and response-focused emotion regulation: divergent consequences for experience, expression, and physiology. Journal of personality and social psychology, 1998, vol. 74, no. 1, p. 224. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.74.1.224.

27. Gross J.J., Barrett L.F. Emotion generation and emotion regulation: One or two depends on your point of view. Emotion review, 2011, vol. 3, no. 1, pp. 8-16. DOI: https://doi.org/10.1177/1754073910380974.

28. Gross J. J., Jazaieri H. Emotion, emotion regulation, and psychopathology an affective science perspective. Clinical Psychological Science, 2014, vol. 2, no. 4, pp. 387-401. DOI: https://doi.org/ 10.1177/2167702614536164.

29. Gross J.J., John O.P. Individual differences in two emotion regulation processes: implications for affect, relationships, and well-being. Journal of personality and social psychology, 2003, vol. 85, no. 2, p. 348. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.85.2348.

30. Gross J.J., Sheppes G., Urry H.L. Emotion generation and emotion regulation: A distinction we should make (carefully). Cognition and emotion, 2011, vol. 25, no. 5, pp. 765-781. DOI: https://doi.org/10.1080/02699931.2011.555753.

31. Gross J.J., Sheppes G., Urry H.L. Taking one’s lumps while doing the splits: A big tent perspective on emotion generation and emotion regulation. Cognition & Emotion, 2011, vol. 25, no. 5, pp. 789-793. DOI: https://doi.org/10.1080/02699931.2011.586590.

32. Gross J.J., Thompson R.A. Emotion regulation: Conceptual foundations, 2007. In J. J. Gross (Ed.), Handbook of emotion regulation (pp. 3-24). New York: Guilford Press.

33. Gyurak A., Gross J.J., Etkin A. Explicit and implicit emotion regulation: a dual-process framework. Cognition and Emotion, 2011, vol. 25, no. 3, pp. 400-412. DOI: https://doi.org/ 10.1080/02699931.2010.544160.

34. Hayes S.C. et al. Measuring experiential avoidance: A preliminary test of a working model. The psychological record, 2004, vol. 54, no. 4, p. 553.

35. John O.P., Srivastava S. The Big Five trait taxonomy: History, measurement, and theoretical perspectives. Handbook of personality: Theory and research, 1999, vol. 2, no. 1999, pp. 102-138.

36. Koole S.L. The psychology of emotion regulation: An integrative review. Cognition and emotion, 2009, vol. 23, no. 1, pp. 4-41. DOI: https://doi.org/ 10.1080/02699930802619031.

37. Kring A.M., Smith D.A., Neale J.M. Individual differences in dispositional expressiveness: development and validation of the Emotional Expressivity Scale. Journal of personality and social psychology, 1994, vol. 66, no. 5, p. 934. DOI: https://doi.org/ 10.1037/0022-3514.66.5.934.

38. Lang P.J., Bradley M.M., Cuthbert B.N. International affective picture system (IAPS): Technical manual and affective ratings. Gainesville, FL, The Center for Research in Psychophysiology, University of Florida, 1999.

39. Lisak D. et al. The Abuse-Perpetration Inventory: Development of an assessment instrument for research on the cycle of violence. Family Violence and Sexual Assault Bulletin, 2000, vol. 16, pp. 21-30.

40. Mauss I.B. et al. How to bite your tongue without blowing your top: Implicit evaluation of emotion regulation predicts affective responding to anger provocation . Personality and Social Psychology Bulletin, 2006, vol. 32, no. 5, pp. 589-602. DOI: https://doi.org/10.1177/0146167205283841.

41. McRae K. et al. The neural bases of distraction and reappraisal. Journal of cognitive neuroscience, 2010, vol. 22, no. 2, pp. 248-262. DOI: 10.1162/jocn.2009.21243.

42. Nolen-Hoeksema S., Morrow J. A prospective study of depression and posttraumatic stress symptoms after a natural disaster: the 1989 Loma Prieta Earthquake. Journal of personality and social psychology, 1991, vol. 61, no. 1, pp. 115. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.61.L115.

43. Radloff L.S. The CES-D scale a self-report

depression scale for research in the general population. Applied psychological measurement, 1977, vol. 1, no. 3, pp. 385-401. DOI: https://doi.org/ 10.1177/014662167700100306.

44. Rosenberg M. Society and the adolescent self-image. Princeton, NJ, Princeton University Press, 1965. DOI: https://doi.org/10.1515/9781400876136.

45. Ryff C. D., Keyes C. L. M. The structure of psychological well-being revisited. Journal of personality and social psychology, 1995, vol. 69, no. 4, pp. 719. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.69.4.719.

46. Rytwinski N.K. et al. Screening for social anxiety disorder with the self-report version of the Liebowitz Social Anxiety Scale. Depression and anxiety, 2009, vol. 26, no. 1, pp. 34-38. DOI: 10.1002/da.20503.

47. Sala M.N. et al. Emotion regulation and defense mechanisms. Journal of Individual Differences, 2015, vol. 36, no. 1, pp. 19-24. DOI: http://dx.doi.org/10.1027/1614-0001/a000151.

48. Salovey P. et al. Emotional attention, clarity, and repair: Exploring emotional intelligence using the Trait Meta-Mood Scale. Emotion, disclosure, and health, 1995, vol. 125, p. 154.

49. Scheier M.F., Carver C.S. Optimism, coping, and health: assessment and implications of generalized outcome expectancies. Health psychology, 1985, vol. 4, no. 3, p. 219. DOI: https://doi.org/ 10.1037/0278-6133.4.3.219.

50. Sheppes G., Suri G., Gross J.J. Emotion regulation and psychopathology. Annual Review of Clinical Psychology, 2015, vol. 11, pp. 379-405. DOI: 10.1146/annurev-clinpsy-032814-112739.

51. Smith-Donald R. et al. Preliminary construct and concurrent validity of the Preschool Self-regulation Assessment (PSRA) for field-based research. Early Childhood Research Quarterly, 2007, vol. 22, no. 2, pp. 173-187. DOI: http://dx.doi.org/ 10.1016/j. ecresq.2007.01.002.

52. Snyder M. Public appearances, private realities: The psychology of self-monitoring. WH Freeman/Times Books/Henry Holt & Co, 1987.

53. Thompson R.A. Emotion regulation: A theme in search of definition. Monographs of the society for research in child development, 1994, vol. 59, no. 2-3, pp. 25-52. DOI: 10.2307/1166137.

54. Trapnell P.D., Campbell J.D. Private self-consciousness and the five-factor model of personality: distinguishing rumination from reflection. Journal of personality and social psychology, 1999, vol. 76, no. 2, p. 284. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.76.2.284.

55. Watson D., Clark L.A., Tellegen A. Development and validation of brief measures of positive and negative affect: the PANAS scales. Journal of personality and social psychology, 1988, vol. 54, no. 6, p. 1063. DOI: https://doi.org/10.1037/0022-3514.54.6.1063.

56. Werner K.H. et al. Assessing emotion regulation in social anxiety disorder: The emotion regulation interview. Journal of Psychopathology and Behavioral Assessment, 2011, vol. 33, no. 3, pp. 346-354. DOI: 10.1007/s10862-011-9225-x.

57. Wonderlic E.F. Wonderlic Personnel Test

Manual. Northfield, IL: E.F. Wonderlic & Associates, INC., 1977.

58. Zung W.W.K. A self-rating depression scale. Archives of general psychiatry, 1965, vol. 12, no. 1, pp. 63-70. DOI:10.1001/archpsyc. 1965.01720310065008.

Климанова Светлана Георгиевна, клинический психолог, младший научный сотрудник отделения лечения больных алкоголизмом, Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева (Санкт-Петербург), [email protected]

Трусова Анна Владимировна, кандидат психологических наук, доцент кафедры медицинской психологии и психофизиологии; Санкт-Петербургский государственный университет, научный сотрудник отделения лечения больных алкоголизмом; Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева (Санкт-Петербург), аnnа.v.trusovа@gmаi1.соm

Поступила в редакцию 16 декабря 2016 г.

DOI: 10.14529/psy170104

METHODS OF ASSESSMENT OF EMOTION REGULATION

S.G. Klimanova1, [email protected] A.V. Trusova1’2, [email protected]соm

1 St. Petersburg Bekhterev Psychoneurological Research Institute, St. Petersburg, Russian Federation

2 St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russian Federation

The ability to successfully regulate one’s own emotions is one of the most significant markers of mental health and level of psychosocial maturity. Therefore, the study and development of methods of assessment of emotion regulation is an important task in clinical psychology research. This article reviews methodological difficulties in conceptualizing process of emotion regulation and methods of assessment. The reviewed methods included Difficulties in Emotion Regulation Scale, Cognitive Emotion Regulation Questionnaire, and Emotion Regulation Questionnaire. Experimental methods included Stroop task with emotion stimuli, manipulation of emotion regulation strategies, emotion regulation implicit attitude test.170104

FOR CITATION

Klimanova S.G., Trusova A.V. Methods of Assessment of Emotion Regulation. Bulletin of the South Ural State University. Ser. Psychology. 2017, vol. 10, no. 1, pp. 35-45. (in Russ.). DOI: 10.14529/psy170104

Что такое регулирование эмоций? + 6 эмоциональных навыков и стратегий

Изображение предоставлено Gratisography

Эмоции сигнализируют об угрозах и наградах. Подобно компасу, который направляет нас в правильном направлении, эмоции могут направлять нас к правильным действиям.

Например, когда ребенок совершает ошибку, он может испугаться и солгать своим родителям об этом или избежать столкновения с ними из-за страха наказания.

Их родители могут в конечном итоге обнаружить, что они сделали, и ребенок, по всей вероятности, столкнется с теми же последствиями, которых они пытались избежать.В этом случае ребенок оказался бесполезным прислушиваться к эмоции «страх» и реагировать на нее.

Однако та же самая эмоция (страх) оказалась бы полезной для человека, преследуемого диким животным в лесу. В этой ситуации бежать, чтобы избежать столкновения с диким зверем, было бы правильным решением.

Поэтому очень важно решить, когда доверять эмоциональным триггерам и действовать в соответствии с ними, а когда нет; Другими словами, нам важно понимать, как регулировать или контролировать свои эмоции, чтобы мы могли использовать их оптимальным образом.

В этой статье мы обсудим психологию эмоционального регулирования — что это означает, как мы можем его развивать и какие методы мы можем выбрать для реализации эмоционального управления в реальной жизни.

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект. Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать и регулировать свои эмоции, но также дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF-файл здесь.

Что такое эмоциональная регуляция? Определение

«Эмоциональное регулирование относится к процессу, посредством которого люди влияют на то, какие эмоции у них есть, когда они у них есть, и как они испытывают и выражают свои чувства. Эмоциональное регулирование может быть автоматическим или контролируемым, сознательным или бессознательным и может оказывать влияние на один или несколько моментов процесса создания эмоций ».

(Гросс, 1998, с. 275).

Определение эмоциональной регуляции включает как положительные, так и отрицательные чувства, а также то, как мы можем их усилить, использовать и контролировать.

Эмоциональная регуляция включает три компонента:

  • Инициирование действий на эмоциях.
  • Запрещающие действия, вызванные эмоциями.
  • Модулирующие реакции, вызванные эмоциями.

В идеале третий компонент — лучший способ максимально использовать регуляторные процессы.

Каждый день мы сталкиваемся с сотнями стимулов, провоцирующих эмоции, и большинство из них требует каких-то действий или реакции с нашей стороны. Для ума вполне естественно увлечься каким-то негативным созерцанием или бездумно игнорировать эмоции после ежедневной бомбардировки столькими стимулами (Davidson, 1998).

Эмоциональная регуляция действует как модификатор; он помогает нам фильтровать наиболее важные фрагменты информации и побуждает относиться к ней так, чтобы не вызывать стресса или страха.

Исследования эмоциональной регуляции показывают, что существует значительная положительная корреляция между регуляцией эмоций и управлением депрессией. Люди с более низким уровнем тревожности демонстрируют более высокий эмоциональный контроль и социально-эмоциональный интеллект.

Исследования показывают, что эмоции — это адаптивные реакции, которые имеют глубокие корни в эволюционной биологии (Levenson, 1999). То, как мы их чувствуем и интерпретируем, влияет на то, как мы думаем, как мы принимаем решения и как мы координируем наши действия в повседневной жизни.

Например, человек с плохими стратегиями регуляции эмоций с большей вероятностью станет жертвой полярности настроения; их действия и модели поведения всегда будут зависеть от их эмоций.

Напротив, хорошо управляемый человек будет лучше уравновешен и лучше оценивает свои чувства и действия. Эмоциональная регуляция позволяет нам тщательно судить, какие аффективные результаты следует принять, а каких следует избегать (Wegner, Erber, & Zanakos, 1993).

Когда мы сталкиваемся с провоцирующим стимулом, естественная реакция мозга — активировать миндалину, участок мозга, который регулирует реакцию «бей или беги» (Lee, 2018; Van der Kolk, 1994).Процессы эмоциональной регуляции позволяют нам выиграть время, прежде чем действовать на триггеры борьбы или бегства.

Крис Ли, профессор и автор книги Ментальность: новая психология мышления — узнайте, что нужно, чтобы быть более гибкими, внимательными и связанными в современном мире. говорит, что с эмоциональным регулированием мы можем допустить первоначальный подъем эмоций, чтобы успокоиться и уйти от ситуации, прежде чем на нее среагировать.

Увеличенный промежуток времени между стимулом и реакцией восстанавливает умственные способности, которые включают рациональное мышление и рассуждение.В результате мы можем уберечься от внезапных эмоциональных срывов или выгорания.

6 самых полезных навыков эмоциональной регуляции для взрослых

Саморегуляция — это пауза между чувствами и реакциями — она ​​побуждает нас немного замедлиться и действовать после объективной оценки ситуации. Например, ученик, который кричит на других и бьет друзей по мелочам, наверняка имеет меньший эмоциональный контроль, чем ребенок, который перед тем, как бить или кричать, рассказывает учителю о своих проблемах.

Еще один важный аспект эмоционального регулирования — это ценностное вовлечение. Когда мы реагируем импульсивно, не обращая особого внимания на то, что происходит внутри, мы часто можем отклоняться от наших основных ценностей и действовать противоположным им образом. При правильном регулировании и самоконтроле мы обретаем способность сохранять спокойствие под давлением и не позволять себе действовать вопреки нашим основным ценностям и этике.

Вот некоторые навыки, которые могут помочь в развитии эмоционального регулирования и поддержании его в трудные времена жизни.

1. Самосознание

Заметить то, что мы чувствуем, и назвать это — большой шаг к эмоциональному регулированию. Например, когда вам плохо, спросите себя: Мне грустно, безнадежно, стыдно или тревожно ?

Дайте себе несколько вариантов и исследуйте свои чувства. Попытайтесь назвать конкретные эмоции, которые вы можете интенсивно испытывать внутри себя в этот самый момент, и запишите их, если хотите. На этом этапе вам не нужно действовать или судить о причине и следствии своих эмоций; все, что вам нужно, — это полное осознание каждого чувства, которое контролирует ваш разум прямо сейчас.’

2. Внимательное осознание

Помимо осознания мысли, внимательность позволяет нам исследовать и идентифицировать все аспекты внешнего мира, включая наше тело. Простые осознанные упражнения, такие как контроль дыхания или сенсорная релаксация, могут успокоить бурю внутри и направить наши действия в правильном направлении.

3. Когнитивная переоценка

Когнитивная переоценка включает изменение нашего мышления. Это важный компонент психотерапии, такой как КПТ, ДПТ и Управление гневом, и требует большего принятия и гибкости.

Когнитивные навыки переоценки могут включать такие практики, как замена мыслей или смена ролей в зависимости от ситуации, когда мы пытаемся взглянуть на стрессовую ситуацию с совершенно новой точки зрения.

Например, мы можем заменить такие мысли, как «Мой босс меня ненавидит», «Я больше не нужен здесь» и т. Д., На такие альтернативы, как «Мой босс в данный момент расстроен, я уверен, что смогу это исправить. »или« Я знаю, что я трудолюбив и честен, позвольте мне попробовать еще раз »и т. д. Поступая так, мы получаем более широкое и лучшее восприятие наших проблем и реагируем на них более позитивно.

4. Адаптивность

Эмоциональная дисрегуляция снижает нашу способность адаптироваться к жизненным изменениям. Мы становимся более склонными к тому, чтобы отвлекаться, и отказываемся от наших механизмов выживания, поэтому часто начинаем сопротивляться изменениям. Отличным упражнением для развития адаптивности является объективная оценка.

Например, когда вы чувствуете себя увязшим в стрессовых эмоциях, которых вы хотите избежать, и можете в конечном итоге деструктивно на них реагировать, подумайте, что, если бы ваш лучший друг испытывал то же самое? Что бы вы посоветовали им делать в этих обстоятельствах? Напишите свои ответы, если хотите, и попробуйте подумать, выполняете ли вы те же шаги для себя!

5.Сострадание к себе

Выделение времени для себя каждый день — отличный способ развить навыки эмоциональной регуляции. Напоминание себе о наших талантах и ​​добродетелях и предоставление нашему разуму возможности сосредоточиться на гибком пространстве может существенно изменить то, как мы чувствуем и реагируем на наши эмоции.

Некоторые простые уловки самосострадания включают:

  • Ежедневное позитивное самоутверждение
  • Расслабление и контроль дыхания
  • Медитация сострадания
  • Регулярный уход за собой
  • Дневник благодарности

6.Эмоциональная поддержка

Психологи считают, что у всех нас есть врожденная способность создавать устойчивый эмоциональный репертуар и спасать нашу умственную энергию от того, чтобы вкладываться в негатив. Мы можем искать эмоциональную поддержку внутри себя, практикуя осознанное самосознание, или можем искать помощи извне, участвуя в позитивном общении с другими.

Это нормально — обратиться к терапевту или профессионалу, когда наше внутреннее копирование не удается; единственная цель — создать положительный эмоциональный щит, который может направить наши эмоции, чтобы выявить в нас все самое лучшее.

Научно-обоснованные стратегии регулирования эмоций

Литературные ресурсы по эмоциональной регуляции предоставили множество решений для эмоциональной дисрегуляции. Хотя все стратегии саморегулирования, несомненно, полезны и практичны, проблема возникает, когда мы должны выбрать лучший план для нас (Gross, 2015; Ochsner, Silvers, & Buhle, 2012).

Большинство научных исследований эмоциональной регуляции сосредоточено либо на конкретной возрастной группе, которая могла бы извлечь выгоду из стратегии, либо на конкретной ситуации, в которой она работает лучше всего (Webb, Miles, & Sheeran, 2012).Мало что сказано о научных методах, которые мы могли бы использовать для приручения своих чувств в любое время.

Однако недавние исследования пролили свет на этот вопрос. Современные исследователи согласны с тем, что регулирование эмоций не должно ограничиваться определенными временными рамками или группой людей при определенных обстоятельствах, и предложили несколько научных стратегий, которые могут направлять нас в любое время (Aldao, 2013; Gross, 2015).

1. Переоценка

Переоценка или когнитивная переоценка обеспечивает долгосрочное благополучие и предлагает постоянное решение эмоционального стресса.Путем переоценки мы не стремимся принудительно подавлять или устранять негативные эмоции, вызывающие боль, вместо этого мы ищем более эффективные способы справиться с ними (Davis, Senghas, Brandt, & Ochsner, 2010).

Помимо поиска подходящих и позитивных заменителей проблем, когнитивная переоценка также смещает наше внимание с дистресса и на некоторое время снижает влияние негативных эмоций (Troy, Shallcross, & Mauss, 2013).

2. Успокаивающее

Самоуспокоение в любой форме может уменьшить токсические эффекты гнева, печали и агонии, которые приносят негативные переживания (Heiy & Cheavens, 2014).Ученые считают, что самоуспокоение, в отличие от конфронтации с самим собой, гарантирует лучшие и более быстрые ответы, когда дело доходит до управления мыслями и эмоциями.

Мы можем практиковать несколько разновидностей успокаивающих упражнений, в том числе:

  • Медитация самосострадания и любящей доброты.
  • Музыкальная медитация, где мы выделяем несколько минут, чтобы послушать музыку и расслабиться под расслабляющий звук.
  • Терапия воспоминаниями, которая отлично подходит для разрешения эмоциональных конфликтов с участием других людей.Практика включает в себя просто сидение и попытку вспомнить все хорошие воспоминания, которые у нас когда-то были с человеком, с которым мы сейчас боремся.
  • Дыхательные упражнения, включая контроль дыхания, счет дыхания и простую релаксацию дыхания.
  • Простой уход за собой, такой как горячая ванна, расслабляющий массаж, приготовление пищи для себя и т. Д.

3. Контроль внимания

Внимательный контроль начинается с переоценки. Он направлен на то, чтобы отвлечь наше внимание от негативных эмоций и позволить нам взглянуть на них с положительной точки зрения.

Например, мы можем преодолеть непреодолимый гнев и стыд, которые следуют за оскорблением или жестоким обращением со стороны кого-либо, считая это уроком, который научит вас избегать построения отношений с грубыми людьми.

Сосредоточившись на том, что вы узнали из конфликта, вы не только спасете себя от сильного стресса и агонии, но и получите представление о том, как вы можете избежать подобных межличностных споров в дальнейшем. В результате вам удается модулировать свои реакции на негативную встречу и полностью восстанавливать душевный покой (Gross & John, 2003).

Что такое расстройство эмоциональной регуляции?

Как видно из названия, расстройство эмоциональной регуляции — это состояние нарушенной или дисфункциональной способности оптимально регулировать эмоции и управлять ими. Эмоциональная дисрегуляция (ЭД) — это термин, который специалисты по психическому здоровью используют для обозначения слабо контролируемых эмоциональных реакций, которые отклоняются от принятого диапазона положительных реакций.

Расстройство эмоциональной регуляции часто проявляется такими симптомами, как:

  • Внезапные и необъяснимые вспышки гнева, которые переносятся на кого-то, кто не причинил никакого вреда.Может включать пассивно-агрессивные модели поведения.
  • Соматоформные симптомы, такие как хроническая боль и болезнь, не вызванные каким-либо заболеванием и остаются необъясненными медицинскими работниками.
  • Самоуничтожение или причинение себе вреда, включая крайние мысли о самоубийстве.
  • Трудности в построении и поддержании здоровых социальных отношений в личной и профессиональной сферах.
  • Нарушение регуляции внимания, включая неспособность сосредоточиться на значимой работе из-за того, что разум слишком занят негативными мыслями и эмоциями.
  • Гиперчувствительность и плохой самоконтроль.

Наихудшая часть расстройства эмоциональной регуляции заключается в том, что оно в основном связано с другими проблемами психического здоровья, такими как депрессия, стресс или крайняя полярность настроения, и поэтому для лечения требуется общий план вмешательства для решения всех связанных с этим проблем.

Наиболее частым вмешательством, которое психологи используют для управления EDD, является диалектическая поведенческая терапия (DBT) в сочетании с некоторыми когнитивными стратегиями и вспомогательными средствами эмоциональной поддержки.

Прогноз расстройства эмоциональной регуляции относительно хороший, учитывая количество практических вмешательств, которые мы могли бы использовать. Однако наилучшие результаты видны, когда человек решает взять на себя ответственность в ближайшее время и участвует в долгосрочном плане лечения.

5 советов по развитию эмоциональной регуляции у детей

Эмоциональная регуляция абсолютно необходима для академического, социального и нравственного развития детей. Родителям часто бывает сложно найти правильный способ научить своих детей регулированию эмоций и помочь им справиться с неизбежными стрессовыми факторами повседневной жизни.

Эмоциональное восприятие и управление у двух людей никогда не бывает одинаковым, поэтому успешно научить кого-то регулировать свои эмоции может быть сложной задачей. Однако психологи на протяжении многих лет придумали несколько отличных решений этой проблемы.

Вот несколько приемов, которые родители и опекуны могут использовать для развития эмоциональной регуляции у детей (Toub, Rajan, Golinkoff, & Hirsh-Pasek, 2016).

1. Смоделируйте правильное поведение

Дети учатся лучше всего через наблюдение.Показывать им, что делать, а не устно указывать, несомненно, приведет к лучшим результатам. Например, ребенок растет с родителями, которые относятся друг к другу с уважением и разрешают свои конфликты без жестокого обращения, научится быть более эмоционально уравновешенным и устойчивым, чем ребенок, который растет с агрессивными и жестокими родителями.

Важно показать детям, что позитив — это «единственный» способ справиться со стрессорами, и что лучший способ сделать это — практиковать то же самое.

2. Время задержки ответа

Поощряйте ребенка не давать немедленных реакций. Каждый раз, когда ребенок злится или грустит, попросите его ненадолго сдержаться, а затем отреагировать. Задержка во времени реакции позволяет реакции «бей или беги» успокоиться, и, по всей вероятности, ребенок будет реагировать менее интенсивно, чем в противном случае.

3. Работа над эмоциональным словарным запасом ребенка

Самовыражение отлично помогает регулировать эмоции у детей.Часто ребенок испытывает то, что он не может объяснить, и последующее разочарование приводит к неприятной реакции, которая неприемлема.

Полезная стратегия — создать диаграмму со всеми названными в ней эмоциями, с примерами или иллюстрациями лиц того, как конкретная страсть заставляет нас чувствовать. Способность вызывать чувства, которые они испытывают, делает ребенка более бдительным и осведомленным о своих сокровенных чувствах, а также снижает вероятность эмоциональных всплесков.

4.Научите их действиям и последствиям

Когда ребенок осознает, что его действия могут принести ему, он, вероятно, будет тщательно выбирать свои шаги. В классе или дома мы можем вести содержательные беседы с детьми о том, что такое действие и каковы могут быть его последствия. Например, учителя и родители могут составить схему и перечислить некоторые действия с их потенциальным воздействием и попросить ребенка решить, какие действия они выберут.

5.Пусть обнаружат стресс

Цель воспитания эмоциональной регуляции у детей — сделать их в будущем самостоятельными как личностями. Есть определенные ситуации, люди или события, которые вызывают стресс у детей, например, посещение школы вдали от родителей, ругательство учителей или то, что кто-то забирает их любимую игрушку.

Если бы мы могли посвятить некоторое время тому, чтобы помочь им определить мелочи, которые вызывают у них неприятные чувства, это может иметь большое значение для того, чтобы они осознали свои факторы стресса и дали им силы эффективно справляться со своими эмоциями по мере взросления.

Что такое DBT и как оно связано?

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) — это когнитивная и ориентированная на поведение психотерапия, основанная на активном общении для решения проблем психического здоровья. DBT особенно полезен для лечения расстройств личности, таких как ПРЛ (пограничное расстройство личности), когда люди теряют контроль над своими механизмами эмоционального контроля.

Основной принцип ДПТ заключается в том, что уровни возбуждения при различных стрессовых столкновениях варьируются от человека к человеку.Например, то, как подросток отреагирует на смерть своего родителя, будет отличаться от того, как 50-летний человек отреагирует на потерю родителей, и, разумеется, последствия этих реакций также будут сильно отличаться (Kleindienst et al. , 2011).

Опять же, робкий и застенчивый человек по-разному отреагирует на любое насилие со стороны экстраверта и дружелюбного человека. Принимая во внимание эти индивидуальные различия, DBT делает вмешательства точными и ориентированными на человека.

В чистом виде DBT составляет:

  • Поддерживающая — помогает людям понимать свои эмоциональные переживания и реакции и управлять ими.
  • Когнитивный — потому что он подчеркивает мысли и признает тот факт, что наши эмоции возникают из того, как мы думаем и интерпретируем размышления.
  • Mutual — требует равного внимания и усилий со стороны клиента и терапевта. Подобно вмешательствам КПТ, ДПТ также основывается на совместных упражнениях, занятиях и домашних заданиях, которые помогают оценить прогресс.

Причина, по которой DBT подходит для лечения расстройства эмоциональной регуляции, заключается в том, что она позволяет людям учиться, осознавать и самостоятельно изменять свои ошибочные модели мышления (Siever & Davis, 1991).DBT не навязывает решения и не спешит с диагностикой; он основан на убеждении, что, если мы не сможем усвоить положительные эмоции и научиться использовать их сами, никакая терапия не сможет сделать нас более счастливыми.

Навыки DBT для эмоционального управления включают:

  • Изучение и выявление отрицательных и положительных эмоций.
  • Обозначение и наименование эмоций.
  • Снижение эмоциональной ранимости и гиперчувствительности.
  • Осознание того, что мы чувствуем в настоящий момент.
  • Понимание желаемых действий и их реализация в реальных жизненных ситуациях.
  • Улучшение управления стрессом и методов преодоления (Бохус и др., 2004; Линехан, Армстронг, Суарес, Олмон и Херд, 1991).

4 упражнения и упражнения по регуляции эмоций

1. Дыхательные упражнения для эмоциональной регуляции

Три основных дыхательных упражнения помогают модулировать эмоции:

  • Подсчет дыхания — мы сидим спокойно в течение нескольких секунд и медленно начинаем считать.Например, вы можете сосчитать 5 для вдоха и 7 для выдоха. Цель этого упражнения — сосредоточиться на дыхании и следить за счетом на вдохе и выдохе.
  • Перемещение дыхания. Здесь мы кладем одну руку на грудь, а другую — на живот, и замечаем, как они поднимаются и опускаются с каждым вдохом и выдохом. Поступая таким образом, мы стремимся увидеть разницу между движениями груди и живота во время дыхания, и это помогает восстановить концентрацию внимания на нашем теле.
  • Расслабление дыхания. Расслабление дыхания — это самое базовое дыхательное упражнение, которое практически хорошо помогает при любом стрессе, тревоге или эмоциональном расстройстве.Практика заключается в том, чтобы сесть и сделать глубокий вдох с закрытыми глазами, и продолжать делать это до тех пор, пока мы не почувствуем связь между нашим разумом и телом и не поймем, что стресс и негатив исчезают с глубоким вдохом.

2. Упражнение для эмоционального катарсиса

Самая серьезная проблема расстройства эмоциональной дисрегуляции — это неспособность отпускать эмоции. Даже осознав неуместность иррациональных мыслей, им трудно избавиться от них из головы (Singer et al., 2012). С помощью эмоционального катарсиса, который является способом выхода подавленных эмоций, мы можем достичь душевного равновесия, к которому мы часто стремимся.

Практика проста и включает пять простых шагов:

  • Наблюдать за эмоциями такими, какие они есть, не пытаясь с первого раза их изменить.
  • Попытка оценить опыт и чувства, связанные с определенной эмоцией.
  • Признание того факта, что мы — не наши эмоции. Например, если нам грустно, это не обязательно означает, что мы депрессивные люди.Эмоции — это просто состояние ума; они приходят и уходят.
  • Назовите эмоции вслух или запишите их так, как вы их чувствуете.
  • Говорить о них другу, семье или терапевту, не боясь осуждения.

3. Внимательность к эмоциям

Мы знаем, что внимательность — это искусство жить настоящим моментом. Практика осознанности помогает нам осознать свой разум, тело и чувства. Он создает надежную связь с настоящим и позволяет нам смотреть на свои мысли и чувства с объективной и нейтральной точки зрения.

Есть два типа упражнений на осознанность, которые помогают в эмоциональной регуляции:

  • Упражнения «Подтверждение» — включая внимательное наблюдение, наименование мыслей и обозначение эмоций.
  • Упражнения по «внедрению» — в том числе практики непредвзятого мышления, активного и чуткого слушания, эффективного общения и самовыражения.

4. Техники самосознания

Самосознание, по большей части, является эквивалентом внимательности и связано с распознаванием собственных эмоций и того, как они влияют на нас.

Отличный способ справиться с нездоровыми эмоциями с помощью самосознания — это упражнение по именованию мыслей, в котором мы составляем список всех мыслей, которые доминируют в нашем уме в этот самый момент, людей или обстоятельств, которые, по нашему мнению, могут их вызывать, и называть эмоции одним-двумя словами.

Мы можем практиковать это как ежедневную практику самопомощи и составить диаграмму, подобную приведенной ниже:

Что я чувствую сейчас Какой человек / ситуация вызвали это Как я отреагировал на ситуацию / человек Какие эмоции я испытал в тот момент?
....
....
....
....

Полезные методы терапии

1. Терапия эмоциональной регуляции (ТЭР)

Терапия регуляции эмоций — это личностно-ориентированный подход к аффективной регуляции.Он использует части CBT, DBT, Mindfulness и другие гуманитарные подходы для достижения следующих целей:

  • Помощь людям в выявлении, признании и описании своих эмоций.
  • Позволяет безоговорочно принять себя, что в конечном итоге приводит к эмоциональной регуляции.
  • Запрещение им избегать чувств и выбирать действия, которые влияют на их благополучие.
  • Помогая им научиться лучше принимать решения, конструктивному критическому мышлению и навыкам решения проблем.

Вмешательства ERT работают на четырехмерной модели, как показано ниже. Исследования доказали, что применение стратегий ФЗТ пациентам увеличивает их шансы на выздоровление от таких расстройств, как ГТР, посттравматическое стрессовое расстройство и тяжелая депрессия (Fresco, Mennin, Heimberg, & Ritter, 2013).

2. Когнитивная терапия

Когнитивная терапия, используемая для эмоциональной регуляции, включает:

  • Когнитивное отвлечение — это стратегия, ориентированная на антецедент, включающая осторожный перевод внимания с негативных эмоций на что-то приятное (Gross, 1998).Это практический подход, при котором клиенты получают положительные стимулы от терапевтов или тренеров, чтобы сосредоточиться на них, когда они плохо себя чувствуют. Постепенно люди привыкают переключать внимание в тот момент, когда они ловят себя на токсичных эмоциях (Nolen-Hoeksema, Wisco, & Lyubomirsky, 2008; Sheppes, Scheibe, Suri, & Gross, 2011).
  • Когнитивная переоценка — Как мы обсуждали ранее, когнитивная переоценка — это вмешательство, цель которого — помочь нам сначала признать отрицательные эмоции, а затем постепенно заменить их другими положительными эмоциями, которые менее провоцируют.
  • Когнитивная маркировка — маркировка — это нейролингвистический процесс определения эмоций по мере их возникновения. Исследования показали, что, когда мы можем распознавать и буквально «называть» свои чувства и полностью осознавать эмоциональные границы, снижается активность миндалевидного тела, части мозга, которая регулирует эмоции (Hariri, Bookheimer, & Mazziotta, 2000). ; Либерман и др., 2007).

3. MBCT (Групповая терапия)

MBCT или когнитивная терапия, основанная на осознанности, снижает вероятность рецидива у людей с нарушениями эмоциональной регуляции.Он доказал свою пользу при лечении сердечно-сосудистых заболеваний, гормонального дефицита и гипертонии, которая сопровождается эмоциональным дисбалансом.

MBCT

обычно проводится в группах, что делает его предпочтительным вариантом для многих людей. Этот процесс в основном влечет за собой формирование позитивных отношений с нашими сокровенными чувствами.

Например, когда кто-то находится на грани рецидива депрессии, MBCT учит его, как можно преодолеть хандру, не пытаясь изменить себя.Благодаря внимательности и медитации MBCT меняет наше отношение к себе.

Методы работы с аутизмом

Расстройства аутистического спектра (РАС) — это группа состояний нервного развития, которые мешают социальному, эмоциональному и исполнительному функционированию человека.

Как указано в DSM 5 (Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам), причины аутизма:

  • Нарушение коммуникации и социального взаимодействия.
  • Повторяющиеся модели поведения, которые иногда могут быть агрессивными или экстремальными.
  • Слабый контроль над импульсами и рассудительность.
  • Мышечная негибкость, непроизвольные движения и другие сенсомоторные нарушения.

Типичная трудность, с которой сталкивается большинство аутичных людей, — это исполнительная дисфункция, включая проблемы с контролем импульсов, эмоциональным управлением, самовыражением и управлением гневом.

Стратегии психологической регуляции, специально разработанные для помощи людям с РАС, в первую очередь сосредоточены на отделении эмоций от себя.Это помогает аутичным людям понять, что им не нужно действовать в соответствии со своими чувствами; они узнают, что простое признание эмоций также может быть способом ответа, не причиняя вреда себе или другим.

Еще один важный аспект, с которым имеют дело стратегии ER, — это социальный и коммуникативный дефицит, с которым сталкиваются аутичные люди. Существует 5-балльная шкала, которую используют многие практикующие психиатры и специальные педагоги для помощи пациентам с РАС. Шкала создана визуально, чтобы облегчить понимание.Тест носит систематический характер и проводится поэтапно.

Тест начинается с выявления проблемных областей, например, распорядка дня, ухода за собой, общения и т. Д.

  • После идентификации лица, осуществляющие уход за клиентом, оценивают каждую проблему на основе того, насколько сильно она влияет на них по 5-балльной шкале, где 5 указывает на наиболее серьезную проблему, а 1 указывает на наименее серьезную проблему.
  • После перечисления и оценки проблем родители или опекуны составляют список экологических и социальных факторов, которые, по их мнению, могут вызывать проблемы.
  • Наконец, терапевт составляет небольшие карточки с наглядными иллюстрациями каждой ситуации, которую родители ранее считали потенциальным источником стресса. Карточки предлагаются аутисту одну за другой, и терапевт просит его выразить по-своему, что он думает по этому поводу.
  • Другие основанные на ER стратегии помощи ASD включают в себя визуальное выражение, осведомленность о средствах массовой информации, творческую живопись и рукоделие, а также групповые занятия.

3 рабочих листа для реализации теории

1.Рабочий лист радикальной приемки

Марша Линехан, известный американский психолог и создатель диалектической поведенческой терапии, переняла концепцию радикального принятия из буддийских учений и позже включила ее в свои работы.

Рабочий лист радикального принятия часто используется при проведении ДПТ, поскольку он помогает повысить самосознание и понять основные причины нашей эмоциональной борьбы. Рабочий лист состоит из семи субъективных вопросов, ответы на которые предполагают уровень эмоционального контроля и указывают на возможные ошибки мышления.

Лист показан ниже. Каждый вопрос сопровождается четкими инструкциями, и здесь нет правильных или неправильных ответов.

Рабочий лист радикальной приемки
Вопрос 1. Опишите стрессовую ситуацию, с которой вы столкнулись. Как возникла ситуация? Как это повлияло на вас?
.
.
.
Вопрос 2 — Вы или ваше поведение привели к описанной выше ситуации? Если да, то как?
.
.
.
Вопрос 3 — Как другие люди вокруг вас способствовали развитию ситуации?
.
.
.
Вопрос 4 — Как вы контролировали себя в той ситуации?
.
.
.
Вопрос 5 — Как вы отреагировали на ситуацию? Как вы думаете, ваше поведение повлияло на ваши эмоции?
.
.
.
Вопрос 6 — Повлияла ли ваша реакция на окружающих? Если да, то как?
.
.
.
Вопрос 7. Как бы вы отреагировали на подобные стрессовые обстоятельства в будущем?
.
.
.

2. Рабочий лист регулирования эмоций

Рабочий лист регулирования эмоций — это пошаговый подход к четкому и беспристрастному определению наших эмоций. Этот рабочий лист, адаптированный из руководства Лайнхан по лечению пограничного расстройства личности, помогает глубже изучить причины и последствия интенсивной аффективной реакции.

С помощью простых вопросов, указывающих на функциональность эмоции, это руководство по самопомощи позволяет нам оценить, насколько сильными могут быть наши эмоции. Рабочий лист показан ниже.

Дополнительную информацию об анкете по регулированию эмоций можно найти здесь.

Подумайте о ситуации в прошлом, которая вызвала у вас сильные эмоции, и ответьте на следующие вопросы:
Что привело к ситуации?
.
.
.
Как вы интерпретировали ситуацию?
.
.
.
Насколько сильными были ваши эмоции (скажем, по шкале от 0 до 100)?
.
.
.
Влияли ли ваши эмоции на действия других? Если да, то как?
.
.
.
Повлияла ли эмоция на ваши действия? Если да, то как?
.
.
.
Повлияли ли ваши эмоции на ваше суждение? Если да, то как?
.
.
.

3. ПОЖАЛУЙСТА, Рабочий лист

Рабочий лист «Пожалуйста» является стандартным для интервенций DBT для управления эмоциями и самовыражения.

, ПОЖАЛУЙСТА, представляет собой анаграмму, использующую пять ключевых понятий:

  • Физическое здоровье и болезнь
  • Вещества, изменяющие настроение
  • Привычки в еде
  • Сон
  • Физические упражнения и фитнес

Управляя этими аспектами жизни, Рабочий лист ПОЖАЛУЙСТА способствует эмоциональному управлению и способствует здоровому образу жизни.В упражнении есть вопросы, посвященные каждому из пяти компонентов, а результаты отражают, как эти области влияют на наши эмоции и действия. Рабочий лист кратко проиллюстрирован ниже.

Поскольку это, как правило, аналог терапии, В идеале, Рабочий лист ПОЖАЛУЙСТА должен использоваться под профессиональным наблюдением.

Физическое здоровье и болезни
Как вы можете гарантировать, что состояние вашего физического здоровья не повлияет на ваше эмоциональное благополучие?
.
.
.
Вещества, изменяющие настроение
Каковы три ваших главных мотивации избегать изменяющих настроение веществ, таких как наркотики и алкоголь?
.
.
.
Привычки в еде
Как вы думаете, вы можете изменить свой рацион, чтобы чувствовать себя лучше?
.
.
.
Спящий режим
Сталкивались ли вы в последнее время с какими-либо проблемами со сном, которые, по вашему мнению, могут потребовать клинической помощи?
.
.
.
Физические упражнения и фитнес
Что вы можете делать каждый день, чтобы получать достаточно упражнений?
.
.
.

Примеры эмоциональной саморегуляции

Когда в последний раз вам удавалось выразить свои уязвимости, не причинив вреда себе или другим?

Регулирование эмоций — это не навык, которым обладают некоторые из нас, а некоторые — нет.Это способность, которая заложена в нас. Всем нам удается управлять своими эмоциями в одних обстоятельствах и не справляться с ними в других. Не существует принципа «все или ничего», который работал бы с эмоциональным регулированием в человеческой жизни.

Например, представьте, что ваш босс кричит на вас из-за какой-то ошибки. Как бы вы отреагировали? Вы бы стали кричать на них в ответ и уволиться с работы или, возможно, справились бы спокойно и отпустили? Теперь, если бы такая же ситуация случилась дома, когда вы сделали что-то не так, и ваш партнер кричит на вас, как бы вы ответили? Стали бы вы сдерживать гнев и вести себя рационально, как на работе, или поссорились бы со своим супругом?

В приведенном выше примере один и тот же человек (вы) может регулировать и перенаправлять ваши эмоции на работе, но не может делать то же самое дома.Вы можете держать свои нервы под контролем в одной ситуации, но терять рассудительность в другой. Вот как в нас может колебаться эмоциональная регуляция. Нашей целью всегда должно быть поддержание баланса в наших эмоциональных реакциях независимо от ситуации.

Есть множество примеров эмоциональной саморегуляции, которые мы можем найти вокруг себя. Например, человек, соблюдающий строгую диету и посещающий общественное мероприятие со всеми восхитительными деликатесами, может обуздать свои побуждения и отрегулировать эмоции голода, чтобы они не нарушали свою диету.

Лидеры, которые управляют большими командами и должны принимать важные решения для своей организации, чтобы поддерживать устойчивый умственный баланс, который поможет им сохранить свое лидерство и успех.

Саморегуляция у взрослых и детей возникает в результате тщательного самонаблюдения, экологического обучения и целенаправленного самосознания. Вот несколько шагов, которые мы все можем предпринять, чтобы эффективно управлять своими эмоциональными реакциями на работе или дома.

  • Ежедневное дыхание и расслабление.
  • Здоровое питание, крепкий сон и регулярные физические упражнения.
  • Качественное времяпрепровождение и стабильный режим ухода за собой.
  • Частые выходные или поездки с семьей и друзьями.
  • Эффективное общение с самим собой и другими людьми, особенно когда разговор ведется сложно или неловко.
  • Поддержание здорового баланса между работой и личной жизнью (Connelly et al., 2012).

Игры для настроек групповой терапии

В групповых занятиях

«Регулирование эмоций» часто используются веселые игры, чтобы сделать занятия более увлекательными и мотивирующими для клиентов.Групповые занятия по неотложной помощи также отлично подходят для людей с ограниченными возможностями и маленьких детей. Некоторые простые ER-игры, используемые в настройках групповой терапии, обсуждаются ниже.

1. Игра светофора

В основном используется для детей, где один участник играет роль дорожной полиции, а другие — водителей автомобилей, ожидающих сигнала. Когда дорожная полиция держит зеленую карточку, другие дети двигаются вперед, а когда поднимают красную карточку, они останавливаются и остаются на месте.

По окончании ролевой игры фасилитатор использует метафору, чтобы научить детей тому, что красные карточки — это плохие чувства, за которыми им не следует гнаться. Когда они видят эти красные карточки, они должны остановиться, пока не появятся зеленые (счастливые) карточки.

2. Jenga

Jenga — это ежедневное групповое мероприятие, используемое взрослыми и детьми для содействия принятию решений и рациональному планированию действий. То, как участники складывают блоки и перемещают их один за другим, не разбивая весь стек, создает стратегии осознанного движения, которые дополнительно помогают в эмоциональном управлении и принятии решений.

3. Упражнение «Следуй за лидером»

Цель этого группового упражнения — научить тому, что, когда мы не отвечаем за свои решения, лучше всего хранить молчание и позволить времени идти. Игра ведется в формате ролевой игры, где каждый участник по очереди выступает в роли лидера, а другие выступают в роли своих подчиненных.

Лидер, отвечающий за все решения, отдает приказы, и их сотрудники должны следовать им, хотят они того или нет.Это упражнение обучает их тому, как соблюдать правила и сохранять спокойствие, когда что-то идет не так, как мы хотим.

Лучшие книги по эмоциональному регулированию

1.

Справочник по регулированию эмоций — Джеймс Дж. Гросс

Справочник по регулированию эмоций — это исчерпывающий сборник некоторых из наиболее полезных и научно обоснованных стратегий модулирования эмоций.

Подробные главы книги дают наглядную карту того, как мы можем начать выявлять отрицательные эмоции и эффективно преодолевать их в долгосрочной перспективе.

Концепции, упомянутые автором Джеймсом Гроссом, футуристичны, ориентированы на исследования и имеют существенное значение для нейробиологии, психологии и общего состояния здоровья.

Доступно на Amazon.

2.

Вмешательства и стратегии саморегуляции: удержание тела, разума и эмоций в рабочем состоянии у детей с аутизмом, СДВГ или сенсорными расстройствами — Тереза ​​Гарланд

Автор Тереза ​​Гарланд за годы своих исследований эмоциональной регуляции у детей написала книгу « Стратегии вмешательства в саморегуляцию» .

Эта книга, содержащая более тысячи занятий и забавных упражнений, которые можно комбинировать в академических и других учреждениях по уходу за детьми, является идеальным руководством для родителей и учителей, которые стремятся воспитать эмоционально уравновешенных детей.

Доступно на Amazon.

3.

Регулирование эмоций у детей и подростков: Руководство для практикующего — Майкл А. Саутхэм-Геров

Регулирование эмоций у детей и подростков — это практическое руководство или руководство по самопомощи для подростков, молодых людей и детей, способствующее развитию позитивной аффективной саморегуляции.

С рабочими таблицами, заданиями и объективными оценками этот кусок дает ценные знания о том, как мы можем противостоять трудным эмоциям и управлять ими самостоятельно.

Доступно на Amazon.

4.

Рабочая тетрадь по навыкам DBT: Практические упражнения DBT для обучения внимательности, межличностной эффективности, регуляции эмоций и толерантности к стрессу — MCKAY M

Как следует из названия, эта книга посвящена пониманию и изучению навыков DBT, которые помогают в эмоциональном управлении.

Книга следует целостной перспективе и фокусируется на всех областях эмоционального баланса, включая терпимость, внимательность, совладание и внимание.

Доступно на Amazon.

Сообщение о возвращении домой

То, как мы интерпретируем наши эмоции, определяет то, как мы на них реагируем. Эмоциональная регуляция не означает все время быть счастливым; и не гарантирует защиты от боли. С помощью управления эмоциями мы получаем способность принимать свои чувства и преодолевать их.

Суть эмоционального регулирования заключается в том, чтобы двигаться дальше и не позволять временным неудачам останавливать нас в достижении наших целей. Это связано с ценностями, выражениями, состраданием к себе, благодарностью и рациональным мышлением, которые составляют внутренний мир, который приносит с собой регулирование эмоций. А как говорится: «Чувства — посетители, пусть они приходят и уходят».

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши 3 упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © — это 6-модульный обучающий пакет по эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и развивать эмоциональную связь. в их жизни.

  • Алдао, А. (2013). Будущее исследования регуляции эмоций: захват контекста. Перспективы психологической науки, 8 (2), 155-172.
  • Бохус, М., Хааф, Б., Симмс, Т., Лимбергер, М. Ф., Шмаль, К., Ункель, К.,… и Линехан, М. М. (2004). Эффективность стационарной диалектической поведенческой терапии пограничного расстройства личности: контролируемое исследование. Исследование поведения и терапия, 42 (5), 487-499.
  • Коннелли, М., Бромберг, М. Х., Энтони, К. К., Гил, К. М., Фрэнкс, Л., и Шанберг, Л. Е. (2012). Регулирование эмоций позволяет прогнозировать боль и функционирование у детей с ювенильным идиопатическим артритом: исследование электронного дневника. Журнал детской психологии, 37 (1), 43-52.
  • Дэвидсон, Р. Дж. (1998). Аффективный стиль и аффективные расстройства: перспективы аффективной нейробиологии. Познание и эмоции , 12 (3), 307-330.
  • Дэвис, Дж. И., Сенгас, А., Брандт, Ф., & Охснер, К. Н. (2010). Влияние инъекций БОТОКСА на эмоциональные переживания. Эмоция, 10 (3), 433-440.
  • Фреско, Д. М., Меннин, Д. С., Хеймберг, Р. Г., и Риттер, М.(2013). Терапия регуляции эмоций при генерализованном тревожном расстройстве. Когнитивная и поведенческая практика, 20 (3), 282-300.
  • Гросс, Дж. Дж. (1998). Новые области регулирования эмоций: интегративный обзор. Обзор общей психологии, 2 (3), 271-299.
  • Гросс, Дж. Дж. (2015). Регулирование эмоций: текущее состояние и перспективы на будущее. Психологический опрос, 26 (1), 1-26.
  • Гросс, Дж. Дж. И Джон, О. П. (2003). Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие. Журнал личности и социальной психологии, 85 (2), 348-362.
  • Харири А. Р., Букхаймер С. Ю. и Мацциотта Дж. К. (2000). Модуляция эмоциональных реакций: влияние неокортикальной сети на лимбическую систему. Нейроотчет, 11 (1), 43-48.
  • Хей, Дж. Э. и Чивенс, Дж. С. (2014). Назад к основам: натуралистическая оценка опыта и регуляции эмоций. Эмоция, 14 (5), 878-891.
  • Kleindienst, N., Limberger, M.Ф., Эбнер-Пример, У. В., Кейбель-Маучник, Дж., Дайер, А., Бергер, М.,… и Бохус, М. (2011). Диссоциация предсказывает плохой ответ на диалектическую поведенческую терапию у пациенток с пограничным расстройством личности. Журнал расстройств личности, 25 (4), 432-447.
  • Ли, К. (2018). Умственное мышление: новая психология мышления — узнайте, что нужно, чтобы быть более гибким, внимательным и связанным в современном мире . Дирфилд-Бич, Флорида: Связь в области здравоохранения.
  • Левенсон, Р.W. (1999). Внутриличностные функции эмоций. Познание и эмоции, 13 (5), 481-504.
  • Либерман, М. Д., Эйзенбергер, Н. И., Крокетт, М. Дж., Том, С. М., Пфейфер, Дж. Х. и Уэй, Б. М. (2007). Облечь чувства в слова. Психологическая наука, 18 (5), 421-428.
  • Линехан, М. М., Армстронг, Х. Э., Суарес, А., Олмон, Д., и Херд, Х. Л. (1991). Когнитивно-поведенческое лечение пограничных пациентов с хроническим парасуицидом. Архив общей психиатрии, 48 (12), 1060-1064.
  • Нолен-Хоксема, С., Виско, Б. Э., и Любомирский, С. (2008). Переосмысление размышлений. Перспективы психологической науки, 3 (5), 400-424.
  • Охснер, К. Н., Сильверс, Дж. А., и Бул, Дж. Т. (2012). Исследования функциональной визуализации регуляции эмоций: синтетический обзор и развивающаяся модель когнитивного контроля эмоций. Анналы Нью-Йоркской академии наук, 1251, E1-24.
  • Шеппес, Г., Шайбе, С., Сури, Г., & Гросс, Дж.J. (2011). Выбор регуляции эмоций. Психологическая наука, 22 (11), 1391-1396.
  • Сивер, Л. Дж., И Дэвис, К. Л. (1991). Психобиологический взгляд на расстройства личности. Американский журнал психиатрии, 148 (12), 1647-1658.
  • Зингер, С., Краус, О., Кесте, Дж., Зигл, Г., Папсдорф, К., Севери, Э.,… и Кортманн, Р. Д. (2012). Предикторы эмоционального дистресса у пациентов с раком головы и шеи. Голова и шея, 34 (2), 180-187.
  • Тоуб, Т. С., Раджан, В., Голинкофф, Р. М., и Хирш-Пасек, К. (2016). Игра с гидом: решение дихотомии между игрой и обучением. В Д. Берч и Д. Гири (ред.), Эволюционные перспективы развития и образования ребенка (стр. 117-141). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер.
  • Трой, А. С., Шеллкросс, А. Дж., И Мосс, И. Б. (2013). Индивидуальный подход к регулированию эмоций: когнитивная переоценка может помочь или навредить, в зависимости от контекста. Психологические науки , 24 (12), 2505-2514.
  • Ван дер Колк, Б. А. (1994). Тело сохраняет счет: память и развивающаяся психобиология посттравматического стресса. Гарвардский обзор психиатрии, 1 (5), 253-265.
  • Уэбб Т. Л., Майлз Э. и Ширан П. (2012). Работа с чувствами: метаанализ эффективности стратегий, полученных на основе модели процесса регуляции эмоций. Психологический бюллетень, 138 (4), 775-808.
  • Вегнер, Д. М., Эрбер, Р., и Занакос, С. (1993).Иронические процессы в умственном контроле настроения и мыслей, связанных с настроением. Журнал личности и социальной психологии, 65 (6), 1093-1104.

5 навыков эмоциональной регуляции | MMHC

Наши эмоции непостоянны. Они колеблются в течение дня и иногда кажутся непосильными. Сильные эмоции, такие как тревога, гнев и страх, могут сбить нас с пути и заставить нас реагировать непропорционально. Эмоциональная регуляция — это навык. Вы можете изучить стратегии регулирования своих эмоций и жить более эмоционально сбалансированной жизнью.

1. Внимательность

Первый навык эмоциональной регуляции — внимательность. Внимательность — это особое состояние бытия. Это замечание о собственном нынешнем опыте. Все мы склонны говорить сами с собой и рассказывать о своей жизни, но на самом деле мы не слушаем. Все это очень привычно и бессознательно.

В этом состоянии мы замечаем свои эмоции. Мы слушаем слова, ощущения и образы, связанные с нашими чувствами. Мы прислушиваемся к этим эмоциональным сигналам как беспристрастный наблюдатель с любопытством.

После некоторого эмоционального исследования вы должны хорошо понять, какие эмоции вы испытываете, какие ощущения или образы с ними связаны, слова (или истории), которые вы говорите себе, и причину, по которой вы определили для себя это чувство.

Существенная часть внимательности — это внимательное дыхание. Замедление дыхания тормозит реакцию на стресс, снижая частоту сердечных сокращений и перезагружая вегетативную нервную систему за счет активации парасимпатической нервной системы.

Внимательность — это навык, который вы оттачиваете, практикуя его ежедневно. Всего 15 минут в день принесут бесчисленные преимущества не только вашей эмоциональной жизни, но и вашей нервной системе, психическому и физическому здоровью.

Ежедневно практикуя внимательность, вы будете готовы к тому, что почувствуете, что у вас возникнут сильные эмоции. Практика внимательности дает много облегчения и понимания.

2. Стратегии переключения внимания

Отвлекая свое внимание от того, что нас беспокоит, мы смягчаем воздействие наших эмоций.Это стратегия переключения внимания, которая помогает регулировать наши эмоции.

Что вы делаете в течение 30 секунд после ожидания в очереди?

…. Если вы похожи на большинство людей, вы, вероятно, посмотрите на свой телефон. Это отвлечение, чтобы избавиться от скуки.

В нашем современном мире мы все очень хорошо умеем переключать внимание. Безграничные развлечения и дофамин, которые мы получаем, глядя на свои телефоны, позволяют нам очень легко отвлекаться, когда наши эмоции возбуждены.Нет недостатка в развлечениях (от Netflix до наркотиков), которые отвлекают нас от того, что мы чувствуем.

Сдвиг внимания не является эффективной стратегией, особенно потому, что все мы склонны переусердствовать до такой степени, что отрицаем свои эмоции. Когда мы отрицаем то, что мы чувствуем, эмоции застревают в теле и возвращаются, чтобы преследовать нас позже, обычно с большей интенсивностью.

Выход из сильных эмоций — через эмоциональный навык №1 Внимательность.

Сдвиг внимания — это стратегия сдерживания наших эмоций.Это действительно работает, но обычно дает в лучшем случае временное облегчение.

3. Перспективные стратегии

Стратегии, ориентированные на будущее, предполагают предвидение того, как вы будете себя чувствовать в конкретной ситуации, и разработку плана по изменению эмоционального воздействия. Если мы можем предсказать, какие ситуации вызовут эмоциональную реакцию, мы сможем принять меры для предотвращения или уменьшения их воздействия.

Избегание — это обычно способ использования дальновидных стратегий. Если человек вас злит, избегайте его.Если друг вас раздражает, держитесь подальше.

Избегание — хорошая стратегия для тех, с кем у нас нет долгосрочных отношений. Если официант особенно груб, вы, конечно, можете не возвращаться туда, чтобы поесть.

Однако избегание плохо работает с теми, с кем у вас долгие отношения. Если вы испытываете сильные эмоции, такие как ярость, принижение или беспокойство, вокруг членов вашей семьи или соседа по комнате, избегание не будет эффективной стратегией эмоционального регулирования.Избегание только усилит ваши чувства, делая эту стратегию неэффективной.

Решение основной проблемы заблаговременно, в спокойном месте после некоторого внимательного размышления (см. Эмоциональный навык №1), с вашей шляпой для решения проблем, вероятно, является лучшей стратегией.

Еще один способ использовать дальновидные навыки для эмоционального регулирования — использовать удовольствие в качестве награды за преодоление возникающих сложных ситуаций. Если вы боитесь большого испытания, запланированное угощение сразу после него может помочь вам пройти через него.

Планирование сделать что-то, что вам действительно нравится, сразу после того, как вы сделали что-то неприятное, очень эффективно для регулирования негативных эмоций.

4. Позитивный разговор с самим собой (рефрейминг)

Позитивный разговор с самим собой (или переосмысление) необходим хотя бы для уравновешивания в основном негативного разговора с самим собой, который, вероятно, происходит в вашем уме каждый день.

Люди имеют негативную предвзятость к негативному разговору с самим собой. Мы можем слышать небольшой голос в нашей голове, говорящий что-то вроде: «Ты опять напортачил!» «Ты глупый, неудачник, фальшивка.«Ты ничего не можешь сделать правильно». Ты недостаточно умный, достаточно сильный, достаточно красивый, _____ достаточно ».

Если мы послушаем его, этот голос может нас сбить. Но мы не должны позволять ему сдерживать нас. Когда голос говорит вам что-то, что вас сбивает, ответьте отрицательным голосом.

Какая информация отсутствует в голосе? Скорее всего, самокритичный голос не учел многих вещей. Проделайте бреши в суждениях критика. Ослабьте его контраргументами.

Еще один способ использовать позитивный разговор с самим собой — проявить сочувствие к себе. Исследования показывают, что использование собственного имени при разговоре с самим собой наиболее эффективно для уменьшения чувства дистресса.

Когда грустно говорит себе: «Джек, то, что случилось, было для тебя действительно тяжелым. Это ТАК печально »может помочь вам почувствовать себя лучше и эмоционально справиться с сильными эмоциями.

Эмоции заразительны. Мы постоянно влияем друг на друга. Когда мы чувствуем, что другие запускают нас, вместо того, чтобы реагировать, нам может быть любопытно, через что они проходят.

Вместо того, чтобы впадать в чувство раздражения, мы могли бы остановиться и подумать, почему этот человек может так себя вести. Вы можете превратить раздражение в любопытство и сострадание. Это еще один способ переосмысления.

Рефрейминг — мощный способ избавиться от негативных чувств. Ситуации многогранны. Не разыгрывая нашу первоначальную эмоцию, а вместо этого делая паузу и переосмысливая, мы нейтрализуем эмоциональную чрезмерную реакцию и вместо этого соединяемся с другими.

Рефрейминг настолько силен, что было показано, что простое преобразование беспокойства в возбуждение улучшает навыки публичных выступлений и ведения переговоров.

Рефрейминг работает, потому что часть нашего мозга, которая помогает нам модулировать эмоциональную реакцию (боковая височная кортикальная зона), активируется, когда мы останавливаемся и перефразируем ситуацию, за счет миндалевидного тела, где активируются сильные эмоции.

5. Призвать себя к лучшему

Обращение к самому лучшему в моменты сильных эмоций может заставить эмоционально регулировать и избегать чрезмерной реакции.

Спросите себя: «Что бы я сделал лучше всего?» в моменты волнения может эффективно согласовывать наши эмоции с нашими ценностями.

Чтобы воспользоваться этой стратегией, вам нужно выяснить, кто из вас лучше всех. Спросите себя, с какими ценностями я отождествляю себя? Какие прилагательные приходят на ум? Кто мои образцы для подражания и как они себя ведут?

При срабатывании триггера сделать шаг назад и визуализировать свое лучшее «я», отвечающее на ситуацию достойным, умным и / или сострадательным способом, которым, как вы себе представляете, будет вести себя лучше всего, может быть весьма эффективным.

Глядя на себя при срабатывании триггера — это способ соответствовать своим ценностям и сократить разрыв между тем, как вы себя ведете, и тем, как вы хотели бы себя вести.

Эмоциональная регуляция: навыки, упражнения и стратегии

Существует ряд стратегий регулирования эмоций, которыми люди могут овладеть, чтобы развить свои навыки преодоления трудностей. Важно продумать, какие стратегии наиболее полезны, а каких следует избегать.

Есть две широкие категории эмоциональной регуляции. Первый — переоценка : изменение того, как мы думаем о чем-то, чтобы изменить нашу реакцию. Второй — подавление, которое связано с более негативными последствиями.Исследования показывают, что игнорирование эмоций связано с неудовлетворенностью и плохим самочувствием.

Давайте рассмотрим 7 стратегий, которые помогут управлять эмоциями здоровым и полезным образом.

1. Определите и уменьшите триггеры

Не следует избегать отрицательных эмоций или бояться их. Но вам также не нужно постоянно попадать в ситуацию, которая вызывает неприятные эмоции. Начните искать закономерности или факторы, которые присутствуют, когда вы начинаете испытывать сильные эмоции.Это требует некоторого любопытства и честности. Что-то заставило вас почувствовать себя маленьким? Сильные эмоции часто возникают из-за глубоко укоренившейся неуверенности, особенно той, которую мы скрываем. Что происходит вокруг вас и какой прошлый опыт это приносит вам?

Когда вы определите эти триггеры, вы сможете начать исследовать, почему они несут такой вес и можете ли вы уменьшить их важность. Например, генеральный директор может стесняться признаться, что он злится, обсуждая цифры, из-за того, что ему было трудно на уроке математики.Понимания этого триггера может быть достаточно. Или же генеральный директор может предпочесть предварительный просмотр ежемесячных графиков в частном порядке, чтобы избежать ощущения, что все его ждут.

2. Настройтесь на физические симптомы

Обратите внимание на свое самочувствие, в том числе на голод или усталость. Эти факторы могут усугубить ваши эмоции и заставить вас более строго интерпретировать свои эмоции. Если вы можете решить основную проблему (например, голод, истощение), вы можете изменить свою эмоциональную реакцию.

3. Обдумайте историю, которую вы себе рассказываете

При отсутствии информации заполняем поля собственными реквизитами. Возможно, вы чувствуете себя отвергнутым после того, как не получили известие от члена семьи; вы верите, что это потому, что они больше не заботятся о вас.

Прежде чем делать эти атрибуции, спросите себя: какие еще объяснения могут быть возможны? В примере с членом семьи, что еще может происходить с ним, что может помешать ему обратиться к вам? Могли они быть занятыми или больными? Являются ли они человеком с благими намерениями, который часто забывает выполнять взятые на себя обязательства?

Шонна Уотерс из BetterUp рекомендует технику «как я».Какой бы мотив или действие вы ни назвали другому человеку (почти всегда в этом участвует другой человек), добавьте в конце «точно так же, как я». Это способ напомнить себе, что они тоже несовершенные люди.

4. Поддерживайте позитивный внутренний диалог

Когда наши эмоции переполняют, наш внутренний диалог может стать негативным: «Я снова напортачил» или «Все остальные такие ужасные». Если вы относитесь к себе с сочувствием, вы можете заменить некоторые из этих негативных разговоров позитивными комментариями.Попробуйте подбодрить себя, говоря: «Я всегда так стараюсь» или «Люди делают все, что в их силах». Этот сдвиг может помочь смягчить эмоции, которые мы испытываем. Вы все еще можете быть разочарованы ситуацией, которая не работает, но вам больше не нужно винить или обобщать ее за пределами ситуации.

5. Выберите способ ответа

В большинстве ситуаций у нас есть выбор, как реагировать. Если вы склонны реагировать на чувство гнева, набросившись на людей, вы, вероятно, заметите негативное влияние, которое это оказывает на ваши отношения.Вы также можете заметить, что это нехорошо. Или в данный момент кажется, что это хорошо, но последствия болезненны.

В следующий раз, когда вы почувствуете гнев или страх, поймите, что вы можете выбрать, как вы хотите реагировать. Это признание очень сильное. Можете ли вы попробовать другой ответ, вместо того, чтобы набрасываться на него? Можно ли сказать кому-то, что вы злитесь, вместо того, чтобы говорить с ним резко? Интересно, что произойдет, если вы измените свои ответы. Как вы себя чувствуете? Как отреагировал другой человек?

6.Ищите положительные эмоции

Люди от природы придают большее значение отрицательным эмоциям, чем положительным. Это известно как предвзятость к негативу. Отрицательные эмоции, такие как отвращение, гнев и печаль, имеют большой вес. Положительные чувства, такие как удовлетворенность, интерес и благодарность, более спокойны. Выработка привычки замечать этот положительный опыт может повысить устойчивость и благополучие.

7. Обратиться к терапевту

Управлять своими эмоциями может быть сложно.Это требует высокой степени самосознания. Когда нам тяжело, наша эмоциональная саморегуляция начинает страдать. Иногда нам нужен партнер, например терапевт, который может помочь нам улучшить навыки саморегуляции. К счастью, существует ряд терапевтических решений, которые могут помочь нам научиться лучше контролировать свои эмоции.

границ | Гибкое регулирование эмоций: как ситуационные требования и индивидуальные различия влияют на эффективность регулирующих стратегий

Теории регуляции эмоций

В психологических исследованиях все больше внимания уделяется теме психологической гибкости (Кашдан, 2010).В быстро меняющемся мире кажется, что для того, чтобы лучше справляться с изменениями и эффективно адаптироваться к ним, людям необходимо гибко выбирать из широкого спектра возможных решений и способов преодоления трудностей. Наша статья затрагивает тему гибкости в области регулирования эмоций. Мы предполагаем, что гибкое регулирование эмоций — очень эффективный способ справиться с ситуацией, и представляем некоторые предварительные доказательства, подтверждающие это предположение. Более того, мы призываем к дальнейшим исследованиям в этой области и предлагаем некоторые возможные процедуры.

Психологические исследования показывают, что эмоции, хотя и основаны на функциональном и эволюционном развитии, чтобы увеличить наши шансы на выживание (Frijda, 1986; Ekman and Davidson, 1994; Oatley and Jenkins, 2003), должны регулироваться, чтобы поддерживать психологическое здоровье и благополучие ( Jarymowicz, 2008; Aldao et al., 2010) или помочь в достижении наших целей (Aldao et al., 2015). Таким образом, регуляция эмоций, по-видимому, является механизмом, позволяющим лучше справляться с требованиями окружающей среды, так что эмоции, которые являются важными сигналами, информирующими о внешних обстоятельствах или внутренних состояниях (Jarymowicz, 2002; Jarymowicz and Imbir, 2015), на самом деле являются полезными и полезными, а не беспокоящими. и невыгодно.

Регулирование эмоций в психологии определяется по-разному. Campos et al. (2004) описывают унитарную модель эмоций и эмоциональной регуляции. Они утверждают, что проявление эмоций и регулирование эмоций — это неразличимые взаимодействующие процессы, которые не происходят последовательно, а скорее возникают параллельно и имеют одинаковые функции. Психологические процессы, такие как избегание или поиск ситуаций, которые с большей вероятностью вызывают определенную эмоцию, могут помешать людям испытать эту эмоцию.Соответственно, определенные процессы, такие как оценка ситуации и самооценка регуляторных способностей, отвечают как за активацию, так и за регулирование эмоций. Однако большинство исследователей утверждают, что генерация эмоций и регулирование эмоций — это два разных явления. Их исследования сосредоточены на изучении конкретных стратегий регулирования. Например, Гарнефски и др. (2001) различают девять концептуально различных стратегий регуляции когнитивных эмоций: самообвинение, обвинение других, размышление, катастрофизация, рассмотрение перспективы, позитивная перефокусировка, позитивная переоценка, принятие и планирование.Результаты их исследований показывают, что одни стратегии более эффективны, чем другие.

Другие теоретические предложения определяют регулирование эмоций как процесс, направленный на максимизацию положительных эмоций и минимизацию отрицательных (Larsen and Prizmic, 1999; Wojciszke, 2003), который называется гедонической регулировкой эмоций. Такое определение, однако, не охватывает весь спектр процессов регуляции эмоций, поскольку иногда люди имеют скорее инструментальные, чем гедонистические мотивы в регулировании своих эмоций, например, чтобы уменьшить переживание положительных эмоций, чтобы оставаться сосредоточенными, или увеличить количество испытываемых отрицательных эмоций становится более напористым (Gross, 2015a; Tamir, 2016; Ortner et al., 2018). Эта возможность принята во внимание теорией регуляции эмоций Гросса, которая в последнее время стала очень плодотворной и доминирующей.

Гросс (2014, 2015a, b) определяет регулирование эмоций как процесс, посредством которого люди влияют на то, какие эмоции у них есть, когда они у них возникают, а также как они их испытывают и выражают. Гросс утверждает, что регулирование эмоций приводит к изменениям динамики, продолжительности и скорости возникновения эмоций, а также к изменениям последствий вызванных эмоций (в поведении, опыте и физиологии).Регулирование эмоций может быть направлено на уменьшение, усиление или поддержание опыта как положительных, так и отрицательных эмоций в зависимости от текущих потребностей или целей человека Gross, 1998, 2002, 2014; Алдао, 2013). В своей модели процесса регуляции эмоций Гросс описывает пять семей, связанных с динамикой эмоционального процесса, в котором может происходить регуляция: выбор ситуации, изменение ситуации, развертывание внимания, когнитивные изменения и модуляция реакции. Первые четыре семейства стратегий классифицируются как , ориентированные на антецедент, , потому что они используются до эмоциональной реакции (Gross, 2002; Ochsner and Gross, 2008, 2014).Пятое семейство — , , ориентированное на ответ, поскольку оно используется после активации эмоциональной реакции. Более того, стратегии, ориентированные на антецедент, описываются как более эффективные (поскольку они изменяют саму эмоцию), чем стратегии, ориентированные на реакцию (которые изменяют эмоциональную реакцию, возникающую после того, как эмоция уже пережита).

Эффективность выбранных стратегий регулирования эмоций

Применяя критерии частого использования стратегий в повседневной жизни, хорошо объясненное определение и возможность манипуляций в лаборатории, Гросс и его коллеги (e.г., Брутто, 1998, 2008, 2014; Gross and John, 2003) сосредоточили внимание на двух стратегиях: когнитивной переоценке (стратегия, ориентированная на предшественник) и экспрессивном подавлении (стратегия, ориентированная на реакцию). В большинстве исследований сравнивается эффективность этих двух стратегий. Переоценка — это стратегия, ориентированная на антецедент, которая направлена ​​на изменение эмоционального значения и воздействия ситуации, которая вызывает эмоции (Gross and John, 2003). Напротив, подавление — это форма модуляции реакции, которая определяется как подавление эмоционального выражения (Gross, 1998).Поскольку подавление происходит позже в процессе генерации эмоций, оно влияет не на саму эмоцию, а, скорее, на ее результаты.

Исследования показали, что привычное использование переоценки положительно коррелирует с благополучием и отрицательно с симптомами психопатологии (Gross and John, 2003; Aldao et al., 2010), тогда как использование экспрессивного подавления положительно коррелирует с симптомами депрессии и отрицательно коррелирует с удовлетворением в межличностных отношениях (Gross, Levenson, 1993; Srivastava et al., 2009). Более того, люди, которые обычно используют опыт переоценки и выражают больше положительных и меньше отрицательных эмоций, в то время как люди со склонностью использовать опыт подавления и выражать меньше положительных и больше отрицательных эмоций (John and Gross, 2004). Более того, подавление требует самоконтроля и, как следствие, большего количества когнитивных ресурсов (по сравнению с переоценкой), так как нужно помнить, что подавлять следует по мере развития эмоциональной реакции. С другой стороны, когда проводится переоценка, она влияет на последующий эмоциональный процесс без каких-либо дополнительных напоминаний, и, таким образом, переоценка требует меньше ресурсов (Gross, 2002).

Согласно модели Гросса (2014), эмоции не нужно постоянно регулировать или изменять, а только тогда, когда они мешают желаемому поведению или целям (Aldao et al., 2015; English et al., 2017). Тем не менее, прошлые исследования регуляции эмоций в основном были сосредоточены на выявлении адаптивных или дезадаптивных стратегий в целом (Gross and John, 2003; John and Gross, 2004; Gross, 2014, 2015b). Исследования индивидуальных различий в тенденциях к использованию переоценки и подавления, а также исследования последствий двух противоположных стратегий, активированных в экспериментальных исследованиях, показали, что переоценка более адаптивна и «более здорова», чем подавление (John and Gross, 2004; Mauss and Гросс, 2004; Дэн-Глаузер и Гросс, 2015).Однако, как отмечает Трой и др. (2013) утверждали, что этот вывод является неполным, поскольку ни один психологический процесс не всегда и полностью эффективен и адаптивен (Lazarus, 1991, 1993; Grant and Schwartz, 2011). Например, исследование McRae et al. (2012) продемонстрировали, что переоценка имела разные эффекты, когда люди преследовали разные цели (либо уменьшение негативных, либо усиление позитивных эмоций в ответ на негативные стимулы) и использовали разные тактики [способы достижения поставленных целей, например, (а) изменение реальности, (б) дистанцирование или (в) изменение будущих последствий].В другом исследовании McRae et al. (2011) описали некоторые контекстные детерминанты частоты использования переоценки и подавления. Участники исследования, проведенного на фестивале Burning Man, сообщили о снижении использования подавления и более частом использовании переоценки по сравнению с обычным использованием регуляции эмоций дома. Это говорит о том, что социальный контекст и социальные ситуационные нормы могут быть важны для выбора различных стратегий регуляции эмоций. Хотя последнее исследование указывает на возможные ситуативные детерминанты использования определенных стратегий регуляции эмоций, оно не имело экспериментального плана и не давало никакого представления об эффективности стратегий.Однако вышеупомянутые результаты предполагают, что использование и адаптируемость стратегий регуляции эмоций может зависеть от конкретного контекста, в котором они используются (Cheng, 2001; Westphal et al., 2010; McRae et al., 2011, 2012).

Важность гибкости

Регулирование эмоций направлено не на устранение эмоций из нашей жизни, а скорее на их гибкое использование (Cheng, 2001; Aldao, 2013), используя их разумно (Mayer, Salovey, 1995; Wranik et al., 2007; Matczak и Кнопп, 2013; Sìmieja et al., 2014) или понимание их и контроль их влияния, когда это влияние нежелательно (Kofta, 1979; Kolańczyk, Pawłowska-Fusiara, 2002; Jarymowicz, Kobylińska, 2005; Kobylińska, 2007; Kolańczyk, 2007; Jarymowicz, 2008). Окружающая среда, в которой мы живем, постоянно меняется. Фиксированные, негибкие реакции, включая регуляцию эмоций, в целом неадаптивны, а большая гибкость связана с улучшенной адаптацией (Aldao et al., 2015) и лучшим копированием (Levy-Gigi et al., 2015). Как Hollenstein et al.(2013) утверждают: «Успех эволюции человека зависел от гибкости адаптации к изменяющимся требованиям окружающей среды (…) развитие людей также зависит от гибкости. Процесс развития от рождения до взрослой жизни может характеризоваться рядом проблем, требующих все более сложных методов адаптации, включая обучение, саморегуляцию и метапознание »(стр. 403). Более того, Кашдан и Роттенберг (2010) изучили индивидуальные различия в общей психологической гибкости, глядя на данные экспериментальных исследований, дневника, анкеты и лонгитюдных исследований.Результаты показали, что общая гибкость постоянно выступает в качестве основного компонента общего состояния здоровья и адаптации.

Однако подход, лежащий в основе адаптивных функций гибкости, оставался почти полностью теоретическим в области регуляции эмоций, и лишь несколько недавних примеров исследований пытались уловить гибкость регуляции эмоций, а не проводить различие между чрезмерно адаптивными и дезадаптивными стратегиями. Соответственно, цель данной статьи — изучить исследования гибкой регуляции эмоций и доказать, что эффективность стратегий регуляции эмоций зависит как от ситуационного контекста, так и от индивидуальных различий в личностных характеристиках.Мы хотим показать, почему этой теме следует уделять больше внимания в психологических исследованиях. Во-первых, насколько нам известно, ни одно исследование не рассматривало взаимодействие ситуационных и диспозиционных детерминант эффективности стратегий регуляции эмоций. Вместо этого было два разных направления исследований: одно фокусировалось на ситуационном контексте как модераторе эффективности стратегий, а другое — на личностных коррелятах регуляции эмоций (и обычно в этих исследованиях измерялась либо общая способность регуляции эмоций, либо склонность к использованию определенные стратегии, а не эффективность различных стратегий, экспериментально индуцированных).Их необходимо объединить, чтобы более полно понять детерминанты эффективности регуляции эмоций и важность гибкой регуляции эмоций. Во-вторых, как уже отмечали некоторые исследователи (Aldao et al., 2015; Dore et al., 2016), оба направления исследований недостаточно представлены, учитывая огромное количество опубликованных исследований по регуляции эмоций в целом. Требуется более глубокое понимание темы гибкости, исходя из результатов исследований. Мы считаем, что эффективное регулирование эмоций является результатом определенных паттернов стратегия-ситуация-личность.Такие паттерны могут быть определены на основе дальнейших исследований, основанных на более сложных моделях эффективности регуляции эмоций. Распознавание таких паттернов может не только помочь нам лучше понять концепцию гибкой регуляции эмоций, но также послужить основой для разработки психологических вмешательств, направленных на уменьшение дисрегуляции эмоций и разработку адаптируемых методов борьбы с эмоциями.

Совсем недавно Dore et al. (2016) предложили аналогичную теоретическую основу и описали регулирование эмоций как взаимодействие человека, ситуации и стратегии.Они рассматривают ряд исследований, посвященных как ситуативным, так и индивидуальным предикторам различий в регуляции эмоций. Однако в описанных исследованиях исследователи сосредоточились на таких факторах, как пол или возраст как индивидуальные различия, а не на личностных характеристиках.

Что такое гибкое регулирование эмоций?

Модели гибкости описывают адаптивные формы регуляции эмоций как предполагающие гибкое использование различных стратегий в зависимости от текущих ситуационных требований (Cheng, 2001; Bonanno et al., 2004; Кашдан, 2010; Бонанно и Бертон, 2014; Koole et al., 2015a). По мнению некоторых исследователей, психологическая дисфункция (например, аффективные расстройства или пограничное расстройство личности) может характеризоваться дефицитом гибкости используемой регуляции эмоций (Rottenberg et al., 2005; Bonanno and Burton, 2014). Например, Бонанно и Бертон (2014) утверждают, что стратегии регулирования эмоций не являются ни чисто эффективными и адаптивными, ни чисто неэффективными и не адаптивными. Они сообщают о результатах ряда исследований, которые предположили, что необходима новая конструкция регулирующей гибкости.Согласно Бонанно и Бертон (2014), гибкость адаптивна, а отсутствие гибкости — не адаптивна. Они указывают на то, что дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на поиске наиболее подходящих моделей ситуации и стратегии, показывая, какая стратегия может быть наиболее эффективной в каком ситуационном контексте. Также Aldao (2013) и Aldao et al. (2015) поощряют исследования в важной, но недостаточно представленной области гибкости регуляции эмоций.

Мы согласны с тем, что эффективное регулирование в целом должно быть контекстно-зависимым и основываться на широком арсенале стратегий.Более того, в соответствии с моделями личностной ситуации в личностной и социальной психологии (Mischel and Shoda, 1995; Cervone, 2004) мы предполагаем, что стабильные индивидуальные различия в личностных характеристиках могут влиять на эффективность конкретных стратегий регулирования эмоций, применяемых в различных контекстах. Таким образом, мы определяем гибкую регуляцию эмоций как способность эффективно регулировать эмоции, применяя различные стратегии регуляции эмоций (выбранные из широкого репертуара) в различных ситуациях в зависимости от особенностей ситуации и индивидуальных характеристик личности.

Почему гибкое регулирование эмоций эффективно?

Принимая во внимание рассмотренные теоретические и экспериментальные исследования, мы понимаем эффективную регуляцию эмоций как гибкое использование различных стратегий регуляции эмоций. Гибкое использование стратегий регуляции эмоций должно быть адаптировано к требованиям ситуации и личностным характеристикам. Такое регулирование эмоций позволяет достичь нормативных целей в конкретных ситуациях (например, уменьшить силу отрицательных эмоций или сохранять спокойствие, если необходимо продолжить важный разговор с другим человеком) и поддерживает психологическое здоровье и долгосрочное благополучие.Например, Aldao et al. (2015) предполагают, что «… гибкость регуляции эмоций является адаптивной, когда она приводит к повышенной вероятности достижения личностно значимых целей (внешних, таких как похудание, или внутренних, таких как спокойствие»; стр. 268). Разные ситуации очень часто требуют совершенно другого подхода, чтобы эффективно справляться с эмоциями и достигать целей, и существует множество различных стратегий регулирования эмоций, которые можно использовать (для обзора см. Gross and Thompson, 2007; Koole, 2009; Webb et al. ., 2012). В то же время люди различаются по чувствительности к эмоциональным особенностям ситуаций и по легкости умелого или эффективного применения этих разных подходов.

В обширном обзоре литературы по регуляции эмоций Алдао (2013) подчеркнул важность многих контекстуальных факторов, которые влияют на эффективность конкретных регуляторных стратегий, включая личностные факторы, стимулы, используемые для вызова эмоций, способы, которыми стратегии регуляции эмоций являются выбранные и реализованные, а также типы результатов.Например, люди с богатым репертуаром стратегий регуляции эмоций могут знать, как гибко реализовывать адаптивные стратегии в ответ на контекстные требования, и, таким образом, могут (в большей степени) получать выгоду от их использования (Aldao and Nolen-Hoeksema, 2012a, b. ; Aldao et al., 2014). Данные о культурных и социальных вариациях в регуляции эмоций предполагают дополнительные личностные факторы, которые могут модулировать последствия применения определенных способов борьбы с эмоциями (Matsumoto et al., 2008; Mesquita et al., 2014). Например, исследования показывают, что в определенных коллективистских культурах подавление не связано с плохим психологическим функционированием и имеет меньше негативных последствий, чем обычно описывается в индивидуалистических культурах (Butler et al., 2009; Soto et al., 2011).

Несколько исследований непосредственно касались темы гибкости регуляции эмоций. Однако ни один из них не протестировал явным образом взаимодействие ситуационных и диспозиционных факторов в определении успеха регуляции и не представил прямых доказательств существования паттернов стратегия-ситуация-человек, влияющих на эффективную регуляцию эмоций.Вместо этого они сосредоточились на более узких исследовательских проблемах, все еще приводя некоторые доказательства эффективности гибкого регулирования эмоций.

Ситуационный контекст и эффективность стратегий регулирования эмоций

В области совладания (который очень часто описывается как форма регулирования эмоций) Ченг (2001) отметил, что в использовании конкретных стратегий выживания в разных ситуациях было мало единообразия, и что необходимо более полное понимание процесса совладания с ситуацией. включать изучение гибкого развертывания различных стратегий в разных контекстах.Более того, Bonanno et al. (2004) утверждали, что «успешная адаптация зависит не столько от какого-то одного регуляторного процесса, сколько от способности гибко усиливать или подавлять эмоциональное выражение в соответствии с ситуативными требованиями» (стр. 482). В их исследовании лабораторная задача участников заключалась в том, чтобы усилить эмоциональное выражение, подавить эмоциональное выражение и вести себя нормально в различных испытаниях. Результаты подтвердили гипотезу гибкости и показали, что участники, которые лучше умели усиливать и подавлять выражение эмоций, демонстрировали меньший стресс в последующем исследовании.Авторы интерпретируют этот результат как свидетельство гибкости регуляции эмоций.

Troy et al. (2013) описали индивидуальный подход к регулированию эмоций. В рамках этого подхода авторы сосредоточились на изучении переоценки и утверждали, что, поскольку метаанализ когнитивной переоценки показал малую и среднюю величину эффекта для прогнозирования результатов (Aldao et al., 2010; Webb et al., 2012), переоценка является адаптивным процессом. во многих контекстах, но не может быть адаптивным во всех контекстах. Согласно предложенному ими индивидуальному подходу адаптивность различных стратегий регуляции эмоций зависит от ситуативного контекста, в котором они применяются.На основе исследований совладания с ситуацией они предположили, что управляемость ситуации может быть одним из важнейших факторов, влияющих на адаптируемость регулирующих усилий. Более ранние исследования показали, что стратегии, ориентированные на проблемы, были более адаптивными при использовании в контролируемых ситуациях, в то время как стратегии, ориентированные на эмоции, были более адаптивными при использовании в неконтролируемых ситуациях (Lazarus, 1993). Трой и др. (2013) выдвинули гипотезу, что переоценка (которую можно рассматривать как тип адаптации, ориентированной на эмоции) может быть очень адаптивной в контексте неконтролируемого стресса, поскольку в неконтролируемой ситуации эмоции — единственное, что можно изменить.Однако при столкновении с относительно контролируемыми факторами стресса изменение реальной ситуации (ориентированное на проблему копирование) может дать больше преимуществ. В этом случае переоценка может быть менее полезной или адаптивной. В ходе исследования способность к переоценке когнитивных функций, тяжесть недавних жизненных стрессоров, контролируемость стрессоров и уровень депрессии были измерены у 170 участников, недавно переживших стрессовое жизненное событие. Соответственно, результаты показали, что у участников, страдающих от неконтролируемого стресса, способность к когнитивной переоценке была связана с более низким уровнем депрессии, тогда как для тех, кто страдает от контролируемого стресса, более высокая способность к переоценке была связана с более высоким уровнем депрессии (Troy et al., 2013). Эти результаты могут подтвердить предположение, что эффективность переоценки может зависеть от управляемости стрессоров (хотя управляемость экспериментально не изменялась), и предполагают, в соответствии с нашим предположением, что «определенные стратегии регуляции эмоций не являются адаптивными или дезадаптивными per se ; скорее, их приспособляемость зависит от контекста »(стр. 2505).

Haines et al. (2016) изучали ту же гипотезу соответствия стратегии в области благополучия. Их результаты показали, подтверждая гипотезу, что участники с относительно высоким уровнем благополучия использовали переоценку больше в ситуациях, которые они считали менее контролируемыми, чем в ситуациях, которые они считали более контролируемыми.

Sheppes et al. (2011) показали некоторые доказательства того, что разные стратегии могут быть более или менее эффективными в зависимости от контекста. В их исследовании была изучена эффективность двух стратегий: отвлечения (с довольно ранней стадии эмоционального процесса) и переоценки (с более поздней стадии эмоционального процесса). Результаты серии экспериментов показали, что в контексте низкой интенсивности эмоциональной ситуации люди, как правило, использовали переоценку, а не отвлечение, в то время как в контексте эмоциональной ситуации высокой интенсивности отвлечение было предпочтительной стратегией.В другом наборе исследований Sheppes et al. (2014) показали, что при низкой интенсивности стимулов, низком когнитивном спросе или при активизации долгосрочных целей участники предпочли выбрать переоценку; тогда как при высокой интенсивности стимулов возрастает когнитивная потребность, а при активизации краткосрочных целей участники предпочитают отвлекаться. Эти результаты подтверждают мнение о том, что выбор стратегии зависит от контекста. Мы считаем, что эффективность используемых стратегий также зависит от контекста, и разделяем мнение Инглиша и др.(2017), что «необходимы дополнительные исследования для изучения различных ситуационных особенностей, которые могут повлиять на использование и успех стратегии регуляции эмоций» (с. 240).

Bonanno et al. (2004) обратились к теме эффективности гибкости. В их исследовании большая выразительная гибкость (отражающая способность участников изменять выражения по команде) была связана с лучшим общим психическим здоровьем и лучшими способностями справляться со стрессовыми факторами (Bonanno et al., 2004; Westphal et al., 2010). Эти результаты предполагают, что возможность переключения между различными стратегиями связана с большей эффективностью регулирования.

В своем обзоре Бонанно и Бертон (2014) сосредоточились на преодолении стресса и регуляции эмоций, утверждая, что это две разные области, но все же они управляются одними и теми же механизмами саморегуляции. Эти исследователи подчеркивают важность контекста в эффективном регулировании эмоций и определяют концепцию контекстной чувствительности как «способность воспринимать вторгающиеся требования и возможности из ситуативного контекста, когда они возникают сверх нормативного фона текущих регуляторных проблем и процессов, и определять наиболее подходящая регуляторная стратегия в ответ на эти требования или возможности »(стр.594). Чувствительность к требованиям и возможностям, а также к угрозам в ситуации служит (по их мнению) важнейшим компонентом гибкого реагирования.

Характеристики личности и эффективность стратегий регулирования эмоций

Хотя исследования, посвященные описанной выше теме гибкости регуляции эмоций, фокусировались на соотношении ситуационного контекста и эффективности регуляции эмоций, мы предполагаем, что личностные характеристики (относительно стабильные индивидуальные различия) также могут быть важными детерминантами эффективности использования различных стратегий.

Имеющиеся данные показывают, что общая способность регуляции эмоций связана с характеристиками личности, например, с экстраверсией и невротизмом (Eysenck, 1967; Verduyn, Brans, 2012; Finley et al., 2017), а также с ориентацией на действия (Koole and Kuhl, 2007; Koole, Fockenberg, 2015). Однако эти исследования не фокусируются на том, как личность может влиять на легкость и эффективность использования определенных стратегий регулирования эмоций.

Несколько корреляционных исследований показывают, что тенденции к использованию определенных стратегий регулирования эмоций (в основном привычное использование переоценки и подавления, снова измеряемых тестами) коррелируют с личностными характеристиками (John and Gross, 2004; Wang et al., 2009; Пурнаманингсих, 2017). Например, было обнаружено, что невротизм отрицательно связан с использованием переоценки, экстраверсия отрицательно коррелирует с использованием подавления (John and Gross, 2004; Purnamaningsih, 2017), а небезопасные стили привязанности (избегание и тревога) связаны с частым использованием подавления (Gross, 2008). ). Было обнаружено, что отрицательная срочность коррелирует с более частым использованием стратегий разобщения или рефлексивной регуляции эмоций (King et al., 2018). В области психопатологии (хотя это не является основной темой данной статьи) Aldao и Nolen-Hoeksema (2012b) показали, что определенные стратегии регуляции эмоций, такие как подавление и размышления, более тесно связаны с психопатологией, чем другие стратегии, такие как как переоценка и принятие.В исследовании Bloch et al. (2010), клинические группы использовали подавление чаще, чем неклинические. Однако в этих исследованиях не затрагивалась тема эффективности регуляции эмоций, вместо этого основное внимание уделялось субъективно оцененной тенденции к использованию определенных стратегий. Мы считаем, что существуют личностные детерминанты эффективности использования различных стратегий. Чтобы проверить это, нам потребуются исследования, которые проверяют эффективность использования стратегий, например, долгосрочные эффекты применения определенных стратегий людьми с определенными личностными характеристиками, показанными в лонгитюдных исследованиях.

Более того, необходимы экспериментальные исследования, в которых экспериментально индуцируются различные стратегии и измеряются личностные качества. Однако в большинстве экспериментальных исследований, проверяющих эффективность данных стратегий, личностные характеристики не измеряются. Мы полагаем, что этим можно объяснить довольно слабые эффекты теоретически эффективных стратегий, полученных в экспериментальных исследованиях (Webb et al., 2012). Эффекты могут быть сильнее для групп участников с определенными уровнями данных характеристик.Мы считаем, что характеристики личности следует измерять в качестве модераторов в исследованиях регуляции эмоций, а не предполагать, что случайное распределение участников в экспериментальных условиях будет определять влияние личности и других индивидуальных различий.

Исследование Кобылинской и Марчлевской (2016) может служить примером исследования, в котором проверяется, как активированная стратегия (переоценка или подавление) взаимодействует с личностью при прогнозировании эффективности регуляции эмоций.В ходе исследования измерялась ориентация на действие — одна из чертоподобных характеристик личности, которая, как было показано, важна для регуляции эмоций (Kuhl, 1992; Koole, Coenen, 2007; Koole et al., 2015b). С точки зрения управления действиями, люди с высоким уровнем ориентации на действие лучше регулируют неявные эмоции, что может привести к лучшему соответствию применяемых ими стратегий ситуации. Ориентация на действие взаимодействовала с активированной стратегией регуляции эмоций при прогнозировании результатов регуляции (Kobylińska and Marchlewska, 2016): в ситуации, требующей регуляции эмоций (вызывающей негативное состояние), подавление было более эффективным, чем переоценка у участников с низким уровнем ориентации на действие.Таким образом, стратегия, описываемая как довольно неадаптивная и неэффективная, на самом деле может иметь лучшие последствия, если ее используют люди с определенными личностными характеристиками — здесь участники слабо ориентированы на действия. Это подтверждает наш образ мышления, показывая, что конкретная стратегия может быть более эффективной для людей с определенным уровнем черты, чем для людей с другим уровнем той же черты.

Некоторые косвенные доказательства того, как индивидуальные различия могут влиять на эффективность различных стратегий регуляции эмоций, получены из исследований личностных детерминант благополучия, описанных в литературе по позитивной психологии.Переживание положительных эмоций, например, является хорошим способом увеличить долгосрочное счастье для людей с высоким уровнем экстраверсии и низким уровнем невротизма, но менее эффективно для людей с низким уровнем экстраверсии и / или высоким уровнем невротизма (Pavot et al. ., 1990; Тамир, 2009). Это показывает, что определенные стратегии повышения благополучия (например, получение большего количества положительных эмоций) не одинаково эффективны для людей с разными личностными качествами.

Существуют также личностные характеристики, отражающие способность реализовывать правильную стратегию в зависимости от оценки особенностей данной ситуации (например,г., Cervone et al., 2008). Одна из таких характеристик — эмоциональный интеллект (Pena-Sarrionandia et al., 2015). В общем, люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта должны использовать стратегии, наиболее эффективные в данных ситуациях. Исследования показывают, что объем рабочей памяти может взаимодействовать с эмоциональным интеллектом, прогнозируя результаты регуляции эмоций (Salovey et al., 2010). Таким образом, гипотетически стратегии, требующие больших когнитивных ресурсов, могут быть менее эффективными у людей с низкой емкостью рабочей памяти, даже если их уровень эмоционального интеллекта высок.Чтобы проверить это, нам понадобится эксперимент, проверяющий эффекты инструктирования данной стратегии либо при нагрузке на рабочую память, либо без нее, и измерение эмоционального интеллекта, чтобы увидеть, снижает ли он эффективность стратегии в этих различных условиях.

Эффективность использования различных стратегий может также зависеть от диспозиционной чувствительности к эмоциональным сигналам (Bonanno and Burton, 2014). Например, согласно некоторым исследованиям, депрессивные люди более реагируют на грустный материал (Rottenberg et al., 2002, 2005) и менее реагирует на положительные сигналы (Treadway, Zald, 2011; Romer Thomsen et al., 2015). В то же время исследования показывают, что эмоции, вызванные более сильными отрицательными стимулами, лучше регулируются отвлечением, а эмоции, вызванные умеренными отрицательными стимулами, — переоценкой (Sheppes et al., 2011). Рассматривая эти две вещи вместе, мы можем предсказать, что депрессивный человек будет более эффективно регулировать грусть, вызванную фильмом, используя отвлечение, в то время как у человека без депрессии тот же фильм может вызывать грусть, которую более эффективно регулировать переоценка.Чтобы проверить это, мы должны экспериментально проверить, снижает ли уровень депрессии (измеряемый с помощью вопросника) эффективность экспериментально вызванной переоценки и отвлечения внимания. Таким образом, измерение конкретных индивидуальных различий и их использование в модели дало бы нам более подробные знания об эффективном регулировании эмоций и лучшее понимание того, какой метод для кого работает. Мы могли наблюдать более сильные эффекты переоценки у участников с низким уровнем депрессии и более сильные эффекты депрессии у участников с более высоким уровнем депрессии.Когда мы анализируем данные без уровня депрессии в качестве модератора, мы можем наблюдать слабые эффекты обеих стратегий для всей группы участников, но это не будет отражать действительно эффективные методы для упомянутых подгрупп.

Гибкая регуляция эмоций также может быть связана с когнитивной гибкостью, присущей определенным признакам (Stetzel et al., 2013; Goschke and Bolte, 2014). Есть исследования, показывающие, что управляющие функции, такие как способность к обновлению эмоций, влияют на эффективность стратегий регулирования эмоций (Pe et al., 2013, 2015).

Подводя итог, можно сказать, что существует лишь несколько эмпирических примеров того, как личностные характеристики могут влиять на эффективность различных стратегий регуляции эмоций. Однако эти исследования не проверяли гипотезу гибкости регуляции эмоций напрямую. Мы считаем, что необходимы дополнительные исследования, чтобы показать, что личностные характеристики по-разному предсказывают эффективность различных стратегий. Стратегия 1 может быть более эффективной, когда ее использует Человек с личностной характеристикой А, чем когда используется Личность с личностной характеристикой В, и наоборот — со Стратегией 2.Например, в зависимости от уровня невротизма два разных человека могут испытывать разный уровень стресса или негативных эмоций в одной и той же ситуации, и поэтому для них могут быть полезны разные стратегии. Как предполагают Шеппес и его коллеги (Sheppes et al., 2011), отвлечение — лучшая стратегия при использовании в крайне негативных ситуациях, тогда как переоценка лучше в умеренно негативных. Таким образом, для крайне невротичного человека, который испытывает больше негативных эмоций даже в умеренно негативной ситуации, отвлечение внимания может быть более простой или лучшей стратегией, чем переоценка.

Более того, как мы утверждаем, личность может взаимодействовать с ситуативным контекстом при прогнозировании эффектов регуляции эмоций. Человек должен быть гибким в использовании стратегий регулирования эмоций в разных ситуациях, и, зная свои личностные характеристики, он / она может быть более восприимчивым к одним стратегиям, чем к другим. Таким образом, стратегия 1 может быть эффективной, когда она используется в ситуации 1 человеком A, но не в ситуации 2 или не используется человеком B.Например, отвлечение внимания может быть эффективной стратегией, когда он используется крайне невротичным человеком в умеренно негативной ситуации. , но не в резко отрицательном и не используемом людьми с низким уровнем невротизма.Это, конечно, все еще гипотезы, требующие дальнейшей проверки.

Заключение

Регулирование эмоций поддерживает психологическое здоровье и благополучие, а также помогает справляться с негативными жизненными событиями и стрессом (Gross and John, 2003; Aldao et al., 2010; Troy et al., 2010, 2013; Luhmann et al. , 2012; DeSteno et al., 2013; Schwager, Rothermund, 2014; Koole et al., 2015a). Нарушения регуляции эмоций присутствуют при многих психологических расстройствах (см., Например, Werner and Gross, 2010; DeSteno et al., 2013), и, следовательно, эффективная психотерапия, а также методы профилактики должны включать усиление способностей к регуляции эмоций. Лучшее знание о том, какие стратегии регулирования эмоций адаптируются в каких ситуационных контекстах и ​​какие стратегии могут успешно использоваться людьми с разными характеристиками личности, поможет найти наилучшие способы регулирования человеческих эмоций. Успех в регулировании эмоций имеет множество адаптивных результатов и коррелятов, таких как: лучшее психологическое здоровье, повышение благополучия, лучшее социальное функционирование, лучшее преодоление стрессовых жизненных событий и даже успех в школе или на работе (Salovey et al., 2010). Растет согласие с тем, что гибкое регулирование эмоций имеет решающее значение для профилактики и лечения различных аффективных расстройств, которые присутствуют при многих аффективных расстройствах (например, Kashdan, 2010; Bonanno and Burton, 2014; Aldao et al., 2015; Koole et al. , 2015а). Зная больше о ситуативных и личностных детерминантах эффективности конкретных стратегий регуляции эмоций, мы могли бы планировать вмешательства, которые могут лучше подходить для помощи конкретным людям, справляющимся с эмоциями в определенных контекстах.Такие вмешательства должны быть сконцентрированы на обучении широкого набора стратегий и демонстрации условий, при которых они эффективны или нет. Кроме того, обучение должно включать в себя более глубокое осознание собственных черт и предпочтений, которые могут повлиять на использование и эффективность стратегий. Кажется, что такого рода вмешательства были бы более эффективными для улучшения самочувствия и уменьшения негативных последствий стресса. Результаты, полученные Troy et al. (2013) предполагают, что вмешательства должны быть сосредоточены как на укреплении регулирующих способностей, так и на обучении использованию определенных стратегий регулирования эмоций в зависимости от контекста.Мы считаем, что такие вмешательства должны быть нацелены на обучение гибкости и развитие знаний о конкретных ситуациях и их требованиях, а также на развитие широкого набора стратегий (обучение множеству различных стратегий регуляции эмоций), а не на обучение одной конкретной стратегии.

Авторские взносы

DK (75%) отвечал за поиск литературы, подготовку документа, работу над окончательной версией и окончательные исправления. PK (25%) отвечал за консультации с первым проектом и работу над окончательной версией вместе с DK.

Финансирование

Подготовка статьи поддержана грантом BST 2016/177740, полученным DK от факультета психологии Варшавского университета.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Алдао, А., Джазайери, Х., Голдин, П., и Гросс, Дж. Дж. (2014).Адаптивные и дезадаптивные стратегии регуляции эмоций: интерактивные эффекты во время КПТ при социальном тревожном расстройстве. J. Беспокойство. 28, 382–389. DOI: 10.1016 / j.janxdis.2014.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алдао, А., Нолен-Хуксема, С. (2012a). Влияние контекста на реализацию адаптивных стратегий регуляции эмоций. Behav. Res. Ther. 50, 493–501. DOI: 10.1016 / j.brat.2012.04.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альдао, А., Нолен-Хуксема, С., и Швейцер, С. (2010). Стратегии регуляции эмоций в психопатологии: метааналитический обзор. Clin. Psychol. Rev. 30, 217–237. DOI: 10.1016 / j.cpr.2009.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алдао А., Шеппес Г. и Гросс Дж. Дж. (2015). Гибкость регуляции эмоций. Cogn. Ther. Res. 39, 263–278. DOI: 10.1007 / s10608-014-9662-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонанно, Г.А., и Бертон, К. Л. (2014). Регулирующая гибкость: взгляд на индивидуальные различия в адаптации и регулировании эмоций. Psychol. Sci. 8, 591–612. DOI: 10.1177 / 17456

504116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонанно, Г. А., Папа, А., Лаланд, К., Вестфаль, М., и Койфман, К. (2004). Важность гибкости: способность как усиливать, так и подавлять эмоциональное выражение предсказывает долгосрочную адаптацию. Psychol. Sci. 15, 482–487. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00705.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Батлер, Э. А., Ли, Т. Л., и Гросс, Дж. Дж. (2009). Регулирование эмоций и культура: зависят ли социальные последствия подавления эмоций от культуры? Эмоция 7, 30–48.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Cervone, D., Caldwell, T. L., Fiori, M., Orom, H., Shadel, W. G., Kassel, J. D., et al. (2008). Что подчеркивает оценки? экспериментальное тестирование модели знания и оценки архитектуры личности среди курильщиков, рассматривающих ситуации повышенного риска. J. Pers. 76, 929–967. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2008.00510.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэн-Глаузер, Э.С., и Гросс, Дж. Дж. (2015). Временная динамика эмоционального принятия: опыт, выражение и физиология. Biol. Психо. 108, 1–12. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2015.03.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ДеСтено, Д., Госс, Дж. Дж., И Кубзанский, Л. (2013).Аффективная наука и здоровье: важность эмоций и их регуляции. Health Psychol. 32, 474–486. DOI: 10.1037 / a0030259

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. и Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоций: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Инглиш, Т., Ли, И. А., Джон, О. П., и Гросс, Дж. Дж. (2017). Выбор стратегии регуляции эмоций в повседневной жизни: роль социального контекста и целей. Mot. Эмот. , 41, 230–242. DOI: 10.1007 / s11031-016-9597-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айзенк, Х. Дж. (1967). Биологическая основа личности. Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Google Scholar

Финли, А. Дж., Кроуэлл, А. Л., Хармон-Джонс, Э., и Шмейхель, Б. Дж. (2017). Влияние согласия и истощения эго на эмоциональную реакцию. J. Pers. 85, 643–657. DOI: 10,1111 / jopy.12267

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрида, Н. Х. (1986). Эмоции. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Гарнефски Н., Краай В. и Спинховен П. (2001). Негативные жизненные события, когнитивная регуляция эмоций и депрессия. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 30, 1311–1327. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (00) 00113-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гошке, Т., и Болте, А. (2014). Эмоциональная модуляция дилемм контроля: роль положительного аффекта, вознаграждения и дофамина в когнитивной стабильности и гибкости. Neuropsychologia 62, 403–423. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2014.07.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (1998). Регулирование эмоций, ориентированное на антецендент и реакцию: разные последствия для опыта, выражения и физиологии. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 224–237.DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.1.224

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2002). Регулирование эмоций: аффективные, когнитивные и социальные последствия. Психофизиология 39, 281–291. DOI: 10.1017 / S0048577201393198

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (Ред.). (2008). Справочник по регулированию эмоций. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2014). Справочник по регулированию эмоций , 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2015a). Регулирование эмоций: текущее состояние и перспективы на будущее. Psychol. Запрос 26, 1–26. DOI: 10.1080 / 1047840X.2014.940781

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж. (2015b). Расширенная модель процесса регуляции эмоций: разработки, приложения и направления на будущее. Psychol. Запрос 26, 130–137.DOI: 10.1080 / 1047840X.2015.989751

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Джон, О. П. (2003). Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие. J. Pers. Soc. Psychol. 85, 348–362. DOI: 10.1037 / 0022-3514.85.2.348

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс Дж. Дж. И Левенсон Р. У. (1993). Эмоциональное подавление: физиология, самооценка и экспрессивное поведение. J. Pers. Soc. Psychol. 64, 970–986. DOI: 10.1037 / 0022-3514.64.6.970

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гросс, Дж. Дж., И Томпсон, Р. А. (2007). «Регулирование эмоций: концептуальные основы» в справочнике по регулированию эмоций , изд. Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 3–24.

Google Scholar

Haines, S.J., Gleeson, J., Kuppens, P., Hollenstein, T., Ciarrochi, J., Labuschange, I., et al. (2016). Мудрость знать разницу, подходящую стратегию для регулирования эмоций в повседневной жизни ассоциируется с благополучием. Psychol. Sci. 1: 9. DOI: 10.1177 / 0956797616669086

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Hollenstein, T., Lichtwarck-Aschoff, A., and Potworowski, G. (2013). Модель социально-эмоциональной гибкости в трех временных масштабах. Emot. Ред. 5, 397–405. DOI: 10.1177 / 1754073

4181

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jarymowicz, M. (2002). О преимуществах исследования неявной обработки аффективной информации. Polish Psychol.Бык. 33, 5–11.

Google Scholar

Jarymowicz, M. (2008). Psychologiczne Podstawy Podmiotowości: Szkice Teoretyczne, Studia Empiryczne. Варшава: PAN.

Jarymowicz, M., and Imbir, K. (2015). К таксономии человеческих эмоций (основанной на их автоматическом и рефлексивном происхождении). Emot. Ред. 7, 183–188. DOI: 10.1177 / 1754073

5923

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яримович М., Кобылинская Д.(2005). Z badań nad wpływem utajonego afektu na formułowane sądy w warunkach uprzedniego pobudzania do размышления. Шпилька. Psychol. 43, 25–40.

Google Scholar

Джон, О. П., и Гросс, Дж. Дж. (2004). Регулирование здоровых и нездоровых эмоций: процессы личности, индивидуальные различия и развитие в течение жизни. J. Pers. 72, 1301–1334. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2004.00298.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кинг, К.М., Фейл, М. К., Халворсон, М. А. (2018). Отрицательные позывы коррелируют с использованием стратегий регуляции рефлексивных и дезагрегированных эмоций, Clin. Psychol. Sci. 6, 822–834, DOI: 10.1177 / 2167702618785619

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кобылинская Д. (2007). Automatyczna Kontrola Nieświadomych Emocji. Варшава: Wydawnictwa

Кобылинская Д., Марчлевская М. (2016). Ориентация на задание и регулирование эмоций. Psychol.Etol. Genet. 34, 25–42.

Google Scholar

Кофта, М. (1979). Samokontrola в Emocje. Варшава: Państwowe Wydawnictwo Naukowe PWN.

Google Scholar

Коланьчик, А. (2007). Samokontrola i wpływy bodźców afektywnych na ocenianie. Psychol. Społeczna 2, 7–22.

Google Scholar

Коланьчик А. и Павловска-Фузиара М. (2002). Автоматическая и контролируемая обработка аффективного прайминга. Polish Psychol.Бык. 33, 35–44.

Google Scholar

Коул, С. Л., и Коенен, Л. Х. М. (2007). Неявное самовоспроизведение и регулирование аффекта: эффекты ориентации на действие и подсознательное самовоспроизведение в задаче аффективного прайминга. Самоидентификация 6, 118–136. DOI: 10.1080 / 15298860601118835

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. Л., Фокенберг, Д. А. (2015). Неявная регуляция эмоций в сложных условиях: роль действия в сравнении с ориентацией на состояние. Cogn. Эмот. 25, 440–452. DOI: 10.1080 / 02699931.2010.544891

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. Л., и Кул, Дж. (2007). «Работа с нежелательными чувствами: роль регуляции аффекта в контроле волевых действий» в справочнике по науке о мотивации , ред. Дж. Шах и У. Гарднер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 295–307.

Коул, С. Л., Швагер, С., и Ротермунд, К. (2015a). Устойчивость — это больше гибкость, чем позитивный настрой. Behav. Brain Sci. 38: e109. DOI: 10.1017 / S0140525X14001599

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. Л., Уэбб, Т. Л., и Ширан, П. Л. (2015b). Неявная регуляция эмоций: чувствовать себя лучше, не зная почему. Curr. Opin. Psychol. 3, 6–10. DOI: 10.1016 / j.copsyc.2014.12.027

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kuhl, J. (1992). Теория саморегуляции: действие против государственной ориентации, самодискриминация и некоторые приложения. Заявл. Psychol. Int. Ред. 41, 97–129. DOI: 10.1111 / j.1464-0597.1992.tb00688.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсен, Р. Дж., И Призмич, З. (1999). «Регулирование аффекта» в . Справочник по познанию и эмоциям , ред. Т. Далглиш и М. Дж. Пауэр (Чичестер: Джон Уайли и сыновья), 40–57.

Google Scholar

Лазарус Р. С. (1991). Эмоции и адаптация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Лазарь, Р.С. (1993). Теория совладания и исследования: прошлое, настоящее и будущее. Психосом. Med. 55, 234–247. DOI: 10.1097 / 00006842-199305000-00002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леви-Джиджи Э., Бонанно Г. А., Шапиро А. Р. (2015). Гибкость регуляции эмоций проливает свет на неуловимую взаимосвязь между повторным травматическим воздействием и симптомами посттравматического стрессового расстройства, Clin. Psychol. Sci. 4, 1–12.

Луман, М., Хофманн, В., Ид, М., и Лукас, Р. Э. (2012). Субъективное благополучие и адаптация к жизненным событиям: метаанализ. J. Pers. Soc. Psychol. 102, 592–615. DOI: 10.1037 / a0025948

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацак, А., Кнопп, К. (2013). Znaczenie Inteligencji Emocjonalnej w Funkcjonowaniu Człowieka. Варшава: Wydawnictwo Stowarzyszenia Filomatów.

Google Scholar

Мацумото, Д., Ю, С. Х., Накагава, С., Александр, Дж., Алтарриба, Дж., Ангуас-Вонг, А. М. и др. (2008). Культура, регулирование эмоций и приспособление. J. Pers. Soc. Psychol. 94, 925–937. DOI: 10.1037 / 0022-3514.94.6.925

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мосс, И. Б., и Гросс, Дж. Дж. (2004). «Подавление эмоций и сердечно-сосудистые заболевания: плохо ли скрывать чувства для вашего сердца?» in Эмоциональное выражение и здоровье: достижения в теории, оценке и клиническом применении , ред.Нюкличек, Л. Темошок и А. Вингерхутс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Бруннер-Рутледж), 62–81.

Google Scholar

Майер, Дж. Д., и Саловей, П. (1995). Эмоциональный интеллект, построение и регулирование чувств. Заявл. Пред. Psychol. 4, 197–208. DOI: 10.1016 / S0962-1849 (05) 80058-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакРэй, К., Хеллер, С. М., Джон, О. П., и Гросс, Дж. Дж. (2011). Контекстно-зависимая регуляция эмоций: подавление и переоценка на фестивале горящего человека. Basic Appl. Soc. Psychol. 33, 346–350. DOI: 10.1080 / 01973533.2011.614170

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., Де Леерснайдер, Дж., Альберт, Д. (2014). «Культурное регулирование эмоций», в Справочник по регулированию эмоций , 2-е изд., Изд. Дж. Дж. Гросс. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 284–301.

Google Scholar

Mischel, W., and Shoda, Y. (1995). Когнитивно-аффективная системная теория личности: переосмысление ситуаций, диспозиций, динамики и инвариантности в структуре личности. Psychol. Rev. 102, 246–268. DOI: 10.1037 / 0033-295X.102.2.246

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оатли, К., и Дженкинс, Дж. М. (2003). Понимание эмоций. Оксфорд: издательство Blackwell.

Google Scholar

Охснер, К. Н., Гросс, Дж. Дж. (2008). Когнитивная регуляция эмоций: выводы из социальной когнитивной и аффективной нейробиологии. Curr. Реж. Psychol. Sci. 17, 153–158. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2008.00566.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Окснер, К. Н., Гросс, Дж. Дж. (2014). «Нейронные основы эмоций и регуляции эмоций: перспектива оценки», в Handbook of Emotion Regulation , ed. Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 23–42.

Google Scholar

Ортнер, К. Н., Корно, Д., Фунг, Т. Ю. и Рапинда, К. (2018). Роль гедонических и эвдемонических мотивов в регуляции эмоций. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 120, 209–212. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.09.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Павот В. П., Динер Э. и Фуджита Ф. (1990). Экстраверсия и счастье. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 11, 1299–1306. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (90)

-M

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пе, М. Л., Коваль, П., Хубен, М., Эрбас, Ю., Шампань, Д., и Куппенс, П. (2015). Обновление рабочей памяти предсказывает большую эмоциональную реактивность и облегчает восстановление после негативных стимулов, вызывающих эмоции. Фронт. Psychol. 6: 372. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00372

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пе, М. Л., Раес, Ф., и Куппенс, П. (2013). Когнитивные строительные блоки регуляции эмоций: способность обновлять рабочую память снижает эффективность размышлений и переоценки эмоций. PLoS One 8: e69071. DOI: 10.1371 / journal.pone.0069071

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пена-Саррионандия, А., Миколайчак, М., Гросс, Дж. Дж. (2015). Интеграция традиций регулирования эмоций и эмоционального интеллекта: метаанализ. Фронт. Psychol. 6: 160. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00160

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пурнаманингсих, Э. Х. (2017). Стратегии регуляции личности и эмоций. Внутр. J. Psychol. Res. 10, 53–60. DOI: 10.21500 / 20112084.2040

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ромер Томсен, К.Р., Уайброу, П. К., Кайнгельбах, М. Л. (2015). Реконцептуализация ангедонии: новый взгляд на балансировку сетей удовольствия в человеческом мозге. Фронт. Behav. Neurosci. 9:49. DOI: 10.3389 / fnbeh.2015.00049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роттенберг Дж., Гросс Дж. Дж. И Готлиб И. Х. (2005). Нечувствительность к эмоциональному контексту при большом депрессивном расстройстве. J. Abnorm. Psychol. 114, 627–639. DOI: 10.1037 / 0021-843X.114.4,627

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роттенберг, Дж., Каш, К. Л., Гросс, Дж. Дж., И Готлиб, И. Х. (2002). Реакция на печаль и развлечение по-разному предсказывает одновременное и предполагаемое функционирование при большом депрессивном расстройстве. Эмоция 2, 135–146. DOI: 10.1037 / 1528-3542.2.2.135

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Salovey, P., Detweiler-Bedell, B.T., Detweiler-Bedell, J. B., and Mayer, D.(2010). «Эмоциональный интеллект», , Справочник эмоций, , ред. М. Льюис, Дж. М. Хэвиланд-Джонс и Л. Фельдман-Барретт (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 533-547.

Google Scholar

Швагер, С., Ротермунд, К. (2014). «Автоматическая основа устойчивости: адаптивная регуляция аффекта и познания», в Справочник устойчивости: подходы к стрессу и травме , ред. М. Кент, М.К. Дэвис и Дж. У. Райх (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж), 55– 72.

Шеппес, Г., Шайбе, С., Сури, Г., Раду, П., Блехерт, Дж., И Гросс, Дж. Дж. (2014). Выбор регуляции эмоций: концептуальная основа и подтверждающие доказательства. J. Exp. Psychol. 143, 163–181. DOI: 10.1037 / a0030831

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сото, Дж. А., Перес, К. Р., Ким, Ю. Х., Ли, Э. А. и Минник, М. Р. (2011). Всегда ли экспрессивное подавление связано с плохим психологическим функционированием? Межкультурное сравнение американцев европейского происхождения и китайцев Гонконга. Эмоция 11, 1450–1455. DOI: 10.1037 / a0023340

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шривастава С., Тамир М., МакГонигал К. М., Джон О. П. и Гросс Дж. Дж. (2009). Социальная цена эмоционального подавления: перспективное исследование перехода в колледж. J. Pers. Soc. Psychol. 96, 883–897. DOI: 10.1037 / a0014755

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Stetzel, C., Fiebach, C.J., Коулс, Р., Тафазоли, С., Д’Эспозито, М. (2013). Диссоциативные лобно-полосатые эффекты стимуляции дофаминовых рецепторов D2 на когнитивную и двигательную гибкость. Cortex 49, 2799–2811. DOI: 10.1016 / j.cortex.2013.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тредуэй, М. Т., и Зальд, Д. Х. (2011). Переосмысление ангедонии при депрессии: уроки трансляционной нервной науки. Neurosci. Behav. Ред. 35, 527–555. DOI: 10.1016 / j.неубиорев.2010.06.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Трой А.С., Шеллкросс А.Дж., Мосс И.Б. (2013). Индивидуальный подход к регулированию эмоций: когнитивная переоценка может помочь или навредить, в зависимости от контекста. Psychol. Sci. 24, 2505–2014. DOI: 10.1177 / 0956797613496434

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трой А. С., Вильгельм Ф. Х., Шеллкросс А. Дж. И Мосс И. Б. (2010).Увидеть серебряную подкладку: способность к переоценке когнитивных функций смягчает взаимосвязь между стрессом и депрессивными симптомами. Эмоция 10, 783–795. DOI: 10.1037 / a0020262

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вердуйн П., Бранс К. (2012). Взаимосвязь экстраверсии, невротизма и аффекта черт. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 52, 664–669. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.12.017

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван, Л., Ши, З., и Ли, Х. (2009). Невротизм, экстраверсия, регуляция эмоций, отрицательный аффект и положительный аффект: опосредующие роли переоценки и подавления. Soc. Behav. Личное. 37, 193–194. DOI: 10.2224 / sbp.2009.37.2.193

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уэбб Т. Л., Майлз Э. и Ширан П. (2012). Работа с чувствами: метаанализ эффективности стратегий, полученных на основе модели процесса регуляции эмоций. Psychol.Бык. 138, 775–808. DOI: 10.1037 / a0027600

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вернер К. Х., Гросс Дж. Дж. (2010). «Регулирование эмоций и психопатология: концептуальная основа», в Регулирование эмоций и психопатология: трансдиагностический подход к этиологии и лечению, , ред. А. Кринг и Д. Слоан (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 13–37.

Google Scholar

Вестфаль М., Зейверт Н. Х. и Бонанно Г. А.(2010). Выразительная гибкость. Эмоция 10, 92–100. DOI: 10.1037 / a0018420x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Войцишке Б. (2003). «Skale Regulacji Nastroju» в Psychologia Rónic Indywidualnych , ред. М. Маршал-Вишиневска, Т. Клонович и М. Файковска-Станик (Гданьск: GWP), 163–179.

Google Scholar

Враник Т., Фельдман Барретт Л. и Саловей П. (2007). «Интеллектуальная регуляция эмоций: сила знания?» В справочнике по регулированию эмоций , изд.Дж. Дж. Гросс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс), 3–24.

Google Scholar

Рабочие листы и раздаточные материалы по регулированию

Регулирование аффекта, или регулирование эмоций, — это способность человека изменять свое эмоциональное состояние, чтобы адаптивно соответствовать требованиям окружающей среды. Люди с широким спектром стратегий регулирования аффектов смогут гибко адаптироваться к ряду стрессовых ситуаций. Люди, которые борются с эмоциональной регуляцией, могут прибегать к более ограниченному кругу стереотипных стратегий, которые не столь успешны в удовлетворении их потребностей или имеют более серьезные непредвиденные последствия.Способность успешно регулировать эмоции иногда рассматривается в свете теории привязанности (Bowlby, 1969/1982). Подробнее языки 70 языков

Вмешательство

Учебные пособия

  • Регулирование эмоций, эффективность межличностного общения и навыки толерантности к стрессу для подростков: Руководство по лечению | Чарлерс Боннер | 2002 скачать в архиве копия
  • Руководство по качеству MBT | Энтони Бейтман, Рассвет Бейлз, Джуст Хатсебаут | 2014 скачать в архиве копия

Информационные проспекты

Задания

Программы самопомощи

Преодоление нетерпимости к бедствию (столкновение со своими чувствами)

Тренировка стабилизации осознанного осознания

  • Сессия 1 — Внимательность и окно толерантности скачать в архиве копия
  • Сессия 2 — Внимательность и мозг скачать заархивированная копия
  • Сессия 3 — Внимательность и эмоции скачать в архиве копия
  • Сессия 4 — Разработка плана действий по уходу за собой скачать заархивированная копия
  • Аудиодорожка 1 — Осознанность чувств ссылка
  • Аудиодорожка 2 — Трехминутная передышка ссылка
  • Аудиодорожка 3 — Осознанность дыхания ссылка
  • Аудиодорожка 4 — Медитация звуками ссылка
  • Аудиозапись 5 — Осознанность эмоций ссылка
  • Аудиодорожка 6 — Медитация стоя ссылка
  • Аудиодорожка 7 — Медитация самосострадания ссылка

Презентации

  • Терапия, основанная на ментализации — обучающие слайды ucl.ac.uk в архиве копия
  • Терапия, основанная на ментализации — клинические слайды ucl.ac.uk архивная копия
  • Что такое ментализация и зачем это делать? | Крис Тейлор скачать в архиве копия
  • Терапия, основанная на психологии подростков | Луиза Даффи, Хелен Гриффитс | 2016 скачать в архиве копия

Рекомендуемая литература

  • Боулби, Дж. (1969/1982).Привязанность и потеря: Vol. 1. Приложение (2-е издание). Нью-Йорк: основные книги
  • Хофманн, С. Г. (2014). Модель межличностной регуляции эмоций настроения и тревожных расстройств. Когнитивная терапия и исследования , 38 (5), 483-492. скачать

Что такое регулирование воздействия?

Методы регулирования воздействия

Регулирование аффекта — это широкая категория, которая включает практически все, что делается для управления нашим эмоциональным состоянием, в том числе:

Ссылки

  • Боулби, Дж.(1969). Вложение и утрата: Том I. Приложение. Лондон: Тавистокский институт человеческих отношений .
  • Bowlby, J. (1982). Привязанность и потеря: взгляд в прошлое и перспектива. Американский журнал ортопсихиатрии , 52 (4), 664.

Глава 7 — Тренинг по уменьшению опасности бедствия и его влиянию

Подростки, перенесшие сложную травму, часто испытывают хронический и сильный дистресс, а также посттравматическую симптоматику.

Многие также описывают крайне негативные эмоциональные реакции на стимулы и воспоминания, связанные с травмой — состояния чувств, которые легко запускаются более поздними отношениями и опасной средой. Столкнувшись с подавляющими негативными эмоциями и воспоминаниями о травмах, молодежь часто вынуждена полагаться на стратегии избегания, такие как злоупотребление психоактивными веществами, мероприятия по снижению напряжения или диссоциация (Briere, Hodges, & Godbout, 2010). К сожалению, высокий уровень избегания, в свою очередь, мешает психологическому восстановлению после травм (Briere, Scott, & Weathers, 2005; Polusny, Rosenthal, Aban, & Follette, 2004).В худшем случае необходимость избежать дополнительного посттравматического дистресса может привести к тому, что гипервозбужденный или эмоционально перегруженный клиент будет избегать угрожающих или дестабилизирующих материалов во время терапии или вообще отказаться от лечения. Примером этого сценария может служить молодежь с психосоциальными проблемами, которая либо настолько вовлечена в поведение избегания, что его или ее участие в лечении минимально, либо посещает терапию в течение одного или двух сеансов, а затем исчезает.

Вмешательства, описанные в этой главе, имеют два направления: уменьшение острых дестабилизирующих эмоций и симптомов (уменьшение дистресса) и повышение общей способности клиента регулировать негативные эмоциональные состояния (развитие навыков регулирования аффекта).Этот материал представлен перед главами о когнитивной обработке и обработке, основанной на воздействии, потому что в некоторых случаях необходимо обратить внимание на низкую способность регуляции аффекта, прежде чем может произойти более классическая терапия травм (например, терапевтическое воздействие) (Cloitre et al., 2010, Pearlman & Куртуа, 2005).

Снижение острого стресса

Снижение острого стресса включает в себя методы, которые уменьшают триггерные, подавляющие состояния, которые могут возникнуть во время терапии, такие как паника, воспоминания, навязчивые эмоциональные состояния (например.ж. ужас или ярость), диссоциативные состояния или даже временные психотические симптомы. Эти внутренние процессы могут пугать — если не дестабилизировать — подростка, пережившего насилие, и могут уменьшить его или ее постоянный психологический контакт с терапевтом. В такие моменты может возникнуть необходимость перенаправить внимание выжившего на непосредственную терапевтическую среду (с ее неявной безопасностью и предсказуемостью) и на связь терапевт-клиент.

Эти вмешательства также могут быть полезны подростку, пережившему травму, вне терапевтического сеанса.Например, научиться «заземлять» себя или вызывать более расслабленное состояние может быть полезно, когда молодой человек сталкивается с потенциально опасными или дестабилизирующими переживаниями в своей жизни, например, в конфликтах с другими людьми, воздействии на триггеры травмы, в школе или даже при приеме на работу или на первом свидании.

Заземление

Заземление включает в себя отвлечение внимания клиента от потенциально подавляющих негативных мыслей, чувств и воспоминаний.Способности отвлекаться от навязчивых, нарастающих внутренних состояний можно научиться, а затем применять, когда это необходимо. Как отмечалось выше, терапевт может научить подростка, как заземлить себя во время сеансов лечения, когда триггерные воспоминания вызывают потенциально подавляющие эмоциональные состояния. Затем этот навык может быть использован клиентом для устранения дестабилизирующих состояний вне лечения.

Заземление обычно включает следующие шаги:

  1. Попросите клиента кратко опишите природу его или ее внутреннего опыта.Например, «Сьюзан, что-то происходит / расстраивает вас / происходит прямо сейчас?» Если подросток явно напуган или реагирует на тревожные внутренние раздражители, но не может или не хочет их описать, переходите к шагу № 2 ниже. Однако, если он или она может говорить о внутреннем переживании, ему или ей часто бывает полезно обозначить это каким-либо образом. Это не означает, что выживший должен вдаваться в подробности — очень конкретное описание воспоминаний или диссоциативного состояния может увеличить его интенсивность, тем самым усиливая реакцию, а не уменьшая ее.Вместо этого клиенту предлагается сосредоточиться на эмпирическом процессе , который он или она проходит, а не на описании содержимого мыслей. Терапевт может облегчить эту процедуру навешивания ярлыков, сказав что-то вроде: «Можете ли вы рассказать мне, что происходит внутри прямо сейчас?» или «Просто скажи мне, о чем ты думаешь прямо сейчас; в них не обязательно попадать «. В этом отношении процессная реакция клиента будет выглядеть так: «Мои мысли крутятся в моей голове, и мне кажется, что я схожу с ума», а не таким содержательным заявлением, как «Я вижу ее лицо и слышу ее голос, кричащий на мне, что это была моя вина.”
  2. Ориентируйте подростка на ближайшее внешнее окружение. Это часто включает два связанных сообщения: (а) что клиент в безопасности и фактически не в опасности, и (б) он или она здесь (то есть в комнате, на сеансе с терапевтом) и сейчас (т.е. не в прошлом, подвергаясь повторной травме). В некоторых случаях клиента можно сориентировать с помощью успокаивающих утверждений, обычно используя имя клиента в качестве дополнительного ориентирующего средства (например, «Сьюзен, с тобой все в порядке. Ты здесь, в комнате со мной.Ты в безопасности.»). В других случаях заземление может включать просьбу клиента описать комнату или другие аспекты непосредственного окружения (например, «Сьюзен, давайте попробуем вернуть вас в комнату, хорошо? Где мы? Который час? Можете ли вы описать? комната?»). Его или ее могут попросить сосредоточить свое внимание на физических ощущениях, таких как ощущение стула или кушетки под ним или ею, или его или ее ступней на полу. Клиенту также может быть полезно переключить внимание с внутренних переживаний на внешние сенсорные восприятия.Например, подростка можно пригласить внимательно рассмотреть детали объекта в комнате (например, картину на стене), внимательно прислушаться к звукам поблизости или изучить небольшой объект на ощупь. Некоторые врачи кладут руку на плечо или руку клиента, так что ощущение физического прикосновения может успокоить и «вывести его / ее» из нарастающего внутреннего состояния. Однако это обычно не рекомендуется, если только врач не знает, как клиент интерпретирует прикосновение. Например, у некоторых жертв сексуального или физического насилия прикосновение может вызвать воспоминания о нападении и усилить, а не уменьшить негативные внутренние состояния.Как бы то ни было, переориентация клиента на «здесь и сейчас» может произойти относительно быстро (например, за несколько секунд) или может занять значительно больше времени (например, несколько минут).
  3. Если есть показания, сосредоточьтесь на дыхании или других методах расслабления (описанных далее в этой главе). Предложите подростку выполнять расслабляющее / дыхательное упражнение столько, сколько необходимо (обычно несколько минут или дольше), напоминая клиенту о его или ее безопасности и присутствии здесь и сейчас.
  4. Повторите шаг № 1 и оцените способность и готовность клиента вернуться к терапевтическому процессу. При необходимости повторите шаги №2 и №3.

Если есть возможность вернуться к прежней фокусировке терапии, клиницист должен нормализовать травмирующее вторжение (например, как не неожиданную часть обработки травмы) и заземляющую активность (например, как простую процедуру для отвлечения внимания. от навязчивых событий) и продолжить лечение травм, хотя и с временно сниженным уровнем интенсивности.Важно, чтобы временное повторное переживание подростка или обострение симптомов не подвергалось стигматизации и не придавалось большего значения, чем необходимо. Общее сообщение должно заключаться в том, что обработка травмы иногда включает вторжение потенциально расстраивающих воспоминаний, мыслей и / или чувств, но такие события являются частью процесса исцеления.

Релаксация

Одна из основных форм снижения возбуждения во время терапии — это наученная релаксация.Стратегически индуцированная релаксация может облегчить обработку травмирующего материала во время сеанса терапии за счет снижения общего уровня тревожности подростка. Снижение тревожности во время обработки травмы снижает вероятность того, что клиент почувствует себя подавленным из-за связанного с травмой дистресса, и, вероятно, служит для нейтрализации травмирующего материала, как описано в главе 10. Кроме того, выживший может использовать релаксацию вне лечения в качестве способ уменьшить эффекты сработавших травмирующих воспоминаний.Однако вполне вероятно, что одной тренировки релаксации недостаточно для лечения травм (Taylor, 2003). Его основная функция в ITCT-A — расширение других компонентов, описанных в этом руководстве.

Прогрессивное расслабление

Эта техника включает в себя сжатие и последующее расслабление мышц, последовательно, от головы до пальцев ног, пока все тело не достигнет расслабленного состояния (Rimm & Masters, 1979). Поскольку клиенты регулярно практикуют прогрессивную релаксацию, большинство из них в конечном итоге могут относительно быстро входить в расслабленное состояние.Некоторые практикующие начинают каждое занятие с упражнения на расслабление; другие учат этому сначала в процессе лечения, а затем используют его только при особых указаниях, например, когда обсуждение травмирующего материала приводит к сильному состоянию тревоги. Следует отметить, что в небольшом количестве случаев клиент может испытывать повышенное беспокойство во время тренировки по релаксации (например, Young, Ruzek, & Ford, 1999). В большинстве случаев это беспокойство проходит относительно быстро, особенно с успокоением. В противном случае врач может отказаться от этого подхода или использовать метод тренировки дыхания, описанный ниже.

Тренировка дыхания

В состоянии стресса многие люди дышат более поверхностно, гипервентилируют или, в некоторых случаях, временно перестают дышать. Обучение подростков тому, как дышать во время стресса, может помочь восстановить нормальное дыхание и, следовательно, адекватное насыщение мозга кислородом. Не менее важно, что по мере того, как клиент учится дышать более эффективным образом и в большей степени соответствует нормальному вдоху и выдоху без стресса, он обычно оказывает успокаивающее действие на тело и вегетативную нервную систему.

Тренировка дыхания обычно включает в себя управляемые упражнения, которые учат клиента лучше осознавать свое дыхание — особенно способы, которыми оно непреднамеренно ограничивается напряжением и адаптацией к травме, — а также корректировать его или ее мускулатуру, осанку и думать об этом. что может происходить более эффективное и успокаивающее дыхание. Ниже приводится один из подходов к тренировке дыхания, адаптированный из работы Бриера и Скотта (2012).

Первый:

  1. Объясните клиенту, что обучение обращать внимание на дыхание и обучение глубокому дыханию может помочь расслабиться и помочь справиться с тревогой.Обратите внимание: когда мы начинаем тревожиться или у нас возникает паническая атака, происходит одно: наше дыхание становится поверхностным и учащенным. Когда мы замедляем пугающее дыхание, страх сам по себе может постепенно уменьшаться.
  2. Объясните: сначала у некоторых людей кружится голова, когда они начинают дышать медленнее и глубже — это нормальная реакция. По этой причине им не следует пытаться выполнять дыхательные упражнения стоя, пока они не освоятся и не освоятся с ними.
  3. Обратите внимание, что упражнения могут сначала показаться странными, потому что клиента попросят вдохнуть животом.

Тогда:

  1. Пусть клиент сядет в удобное положение
  2. Выполните с клиентом следующую последовательность действий — весь процесс должен занять от 10 до 15 минут. После каждого шага, при необходимости, «проверяйте», чтобы увидеть, как себя чувствует клиент, и выяснять, есть ли какие-либо проблемы или вопросы. A. Если подростку удобно закрывать глаза, попросите его сделать это. Некоторые пережившие травму будут чувствовать большее беспокойство с закрытыми глазами и захотят держать их открытыми.Это вполне приемлемо. Если они предпочитают держать глаза открытыми, клиента можно пригласить «мягким взглядом» — расфокусировать глаза, глядя немного вниз на пол примерно на три фута впереди. B. Попросите клиента попытаться «просто обратить внимание на свое дыхание, не обращая внимания на все остальное» во время выполнения упражнения. Если его или ее мысли блуждают (например, думают о школе или о споре с кем-то), ему или ей следует осторожно попытаться вернуть его к непосредственному опыту дыхания. Попросите клиента начать дышать через нос, обращая внимание на вдох и выдох.Попросите его или ее обратить внимание на продолжительность каждого вдоха и выдоха. Сделайте это 5 или 6 вдохов. D. Обычно врачу полезно дышать вместе с подростком в начале упражнения. Вы можете направлять его или ее на каждом вдохе и выдохе, говоря «вход» и «выход», чтобы помочь ему или ей. Попросите клиента начать больше дышать животом. Это означает, что живот должен заметно подниматься и опускаться с каждым вдохом. Такое дыхание должно отличаться от обычного, и клиент должен заметить, что каждый вдох глубже обычного.Сделайте это еще 5 или 6 вдохов.

    ф. Попросите подростка представить, что каждый раз, когда он или она вдыхает, втекает воздух, заполняя брюшную полость и легкие. Сначала он попадает в живот, а затем поднимается вверх, заполняя верхнюю часть грудной полости. Таким же образом при выдохе дыхание сначала выходит из живота, а затем из груди. Некоторым людям полезно представлять, как дыхание входит и выдыхается как волна. Сделайте это еще 5 или 6 вдохов.

    г. Объясните: как только клиент начнет дышать глубже и полнее животом и грудью, следующим шагом будет замедление дыхания.Попросите клиента медленно сосчитать до трех на каждом вдохе и выдохе: вход на три счета, выдох на три счета. Скажите ему или ей, что нет определенного количества времени, необходимого для каждого вдоха и выдоха, только то, что он или она пытается замедлить свое дыхание. Сделайте это 5 или 6 вдохов.

  3. Попросите клиента практиковать этот тип дыхания дома от 5 до 10 минут в день. Он или она должны выбрать определенное время дня (например, утром, перед работой или в школе, перед сном) и сделать это упражнение регулярной частью своего распорядка дня. 2

В конце концов, юноша сможет расширить это упражнение и на другое время дня, особенно когда расслабление было бы хорошей идеей, например, в стрессовых социальных ситуациях или когда он или она чувствуют себя особенно тревожными. Напомните клиенту, что он должен внутренне считать во время каждого вдоха и выдоха, поскольку сам счет часто служит для запуска реакции расслабления.

Визуализация

Третий подход к релаксации заключается не в том, чтобы научиться дышать или расслабляться как таковой, а скорее в том, как вообразить умиротворяющую или приятную сцену с достаточной детализацией, за которой естественно следует расслабление.Подростка можно посоветовать сесть с закрытыми глазами и представить себе день на пляже, на горном озере или прогулку по лесу. Часто терапевт вербализирует эту сцену, пока молодой человек ее рассматривает, а затем клиент продолжает представлять ее в течение нескольких минут, пока терапевт молчит. Позже, в моменты стресса, подросток может «вернуться» к сцене, хотя бы на несколько секунд или минут. Некоторые врачи называют это клиентом, идущим в свое «особое место», хотя некоторые подростки старшего возраста могут не ценить эту терминологию. Важно отметить, что этот навык полезен не в кризисной или чрезвычайной ситуации, когда клиент должен быть бдительным и быстро реагировать, а скорее тогда, когда ожидается стресс, и у молодежи есть шанс выполнить это упражнение заранее. . Некоторые клиенты также считают этот подход полезным в качестве техники сна в ночное время.

Внимательность и медитация

Этот последний подход в некоторых отношениях более амбициозен, чем другие, описанные в этой главе, потому что он требует больше усилий и практики.С другой стороны, настоящая техника относительно проста. Медитация дает больше, чем просто расслабление; также усвоена способность наблюдать свой внутренний опыт с меньшими суждениями; «отпустить» неприятные мысли, чувства и воспоминания; и с практикой войти в состояние относительного спокойствия (Germer, Siegel, & Fulton, 2012; Semple & Lee, 2011) — все навыки, которые могут быть полезны травмированной молодежи (Goodman, 2005). Тем не менее, не все подростки захотят медитировать, теперь все терапевты будут чувствовать себя комфортно и квалифицированно обучать этому.Однако, если ее свести к простому занятию, медитацию можно легко практиковать, и она часто оказывается весьма полезной. Поскольку медитация является необязательным компонентом ITCT-A, она представлена ​​отдельно в главе 8.

Повышение способности регулирования общего воздействия

В дополнение к немедленным методам уменьшения стресса, таким как заземление, расслабление и медитация, в литературе есть ряд предложений по увеличению общих способностей регуляции аффекта пациентов с травмами.Все они направлены на повышение общей способности выжившего терпеть и подавлять негативные эмоциональные состояния, тем самым снижая вероятность того, что он или она будет подавлен активированными эмоциями. В некоторых случаях такая работа по регулированию аффекта может потребоваться до того, как будет выполнена какая-либо значительная обработка памяти (Blaustein & Kinniburgh, 2010; Cloitre, Cohen & Koenen, 2006; Pearlman & Courtois, 2005).

Выявление и различение эмоций

Важным аспектом успешной регуляции аффекта является способность правильно воспринимать и маркировать эмоции по мере их переживания (Cloitre, et al., 2006; Linehan, 1993). Многие подростки, пережившие сложную травму, не могут точно знать, что они чувствуют, когда попадают в эмоциональное состояние, помимо, возможно, чувства «плохого» или «расстроенного». Точно так же некоторые могут быть не в состоянии точно отличить чувство гнева, например, от тревоги или печали. Хотя иногда это отражает диссоциативное отключение от эмоций, в других случаях это означает базовую неспособность «знать» свои эмоции. В результате молодежь может воспринимать свое внутреннее состояние как состоящее из хаотической, напряженной, но недифференцированной эмоциональности, которая не является логичной или предсказуемой.Например, подросток, попавший в, казалось бы, недифференцированное негативное эмоциональное состояние, не сможет сказать: «Я тревожусь», не говоря уже о том, чтобы сделать вывод: «Я тревожусь, потому что чувствую угрозу». Вместо этого переживание может быть подавляющим и необъяснимым негативным чувством, которое возникает из ниоткуда. Неизвестность этих состояний может не только способствовать возникновению чувства беспомощности, но и часто мешает подростку установить связь между текущим эмоциональным расстройством и условиями окружающей среды или историческими условиями, которые его породили.Без такого понимания молодой человек вряд ли сможет вмешаться в причины своего бедствия или улучшить свое положение.

Клиницист может быть полезен в этой области, регулярно помогая исследовать и обсуждать эмоциональные переживания клиента. Фактически, «проверка» с клиентом несколько раз за сеанс — это обычная часть ITCT-A. Часто молодой выживший сможет лучше определять чувства, просто если его регулярно спрашивают о них . В других случаях терапевт может побудить клиента выполнить «эмоциональную детективную работу», включающую попытки выдвинуть гипотезу об эмоциональном состоянии на основе событий, окружающих его, или телесных состояний, связанных с ним. Например, клиент может предположить, что чувство является тревогой, потому что оно следует за пугающим стимулом, или гневом, потому что оно связано с обидными познаниями или агрессивным поведением. Идентификация аффектов и дискриминация также могут иногда стимулироваться прямой обратной связью терапевта, например: «Похоже, вы злитесь.Ты?» или «ты выглядишь напуганным». Однако к этому последнему варианту следует подходить с осторожностью. Существует риск маркировать аффект клиента как чувство А, когда на самом деле клиент испытывает чувство В, что увеличивает замешательство, а не способствует эмоциональной идентификации. По этой причине рекомендуется, чтобы в большинстве случаев терапевт помогал клиенту исследовать и проверять гипотезы своего состояния чувств, а не рассказывал клиенту, что он или она чувствует.Критический вопрос здесь обычно не в том, правильно ли клиент (или терапевт) определяет конкретное эмоциональное состояние, а скорее в том, что клиент исследует и пытается на регулярной основе навешивать ярлыки на свои чувства. Как правило, чем чаще это делается в качестве общей части терапии, тем более искусным подростком может стать выживший в точном распознавании чувств и различении.

Выявление мыслей, лежащих в основе негативных эмоциональных состояний, и противодействие им

Необходимо отслеживать и идентифицировать не только чувства клиента, но и его мысли.Это наиболее актуально в ситуациях, когда мысли вызывают сильную эмоциональную реакцию, но эта мысль каким-то образом неизвестна оставшемуся в живых. Возможности регуляции аффектов часто можно улучшить, побуждая клиента выявлять когниции, которые обостряют или запускают связанные с травмой эмоции, и противодействовать им (Linehan, 1993). Помимо более общих когнитивных вмешательств, описанных в главе 9, это включает в себя обучение пережившего, как определять любые мысли, являющиеся посредниками между сработавшей травмирующей памятью и последующей негативной эмоциональной реакцией.Например, подросток, переживший сексуальное насилие, может подумать: «Она хочет заняться со мной сексом» при взаимодействии с пожилой женщиной, а затем испытать отвращение, гнев или ужас. В таких случаях, хотя сама память может вызывать негативную эмоциональность, связанные с ней познания часто усугубляют эту реакцию, вызывая более экстремальные эмоциональные состояния. В других случаях мысли могут быть менее напрямую связаны с травмой, но все же увеличивать интенсивность эмоциональной реакции клиента.Например, в стрессовой ситуации у клиента могут возникать такие мысли, как «Я вышла из-под контроля» или «Я выставляю себя дураком», которые вызывают панику или страх быть захваченным или затопленным.

Поскольку вызванные мысли могут возникать вне поверхностного осознания, их роль в последующей эмоциональности не всегда может быть ясна для выжившего. По мере того, как клиент становится более осведомленным о когнитивных предпосылках подавляющей эмоциональности, он или она может научиться уменьшать влияние таких мыслей.Во многих случаях это делается путем явного несогласия клиента с познанием (например, «никто не пытается меня достать» или «я справлюсь с этим») или путем неоднократного обозначения таких познаний как «старых фильмов», а не точных восприятий. В этом отношении одним из преимуществ того, что называется Insight в психодинамической терапии, часто является саморазвитое осознание того, что человек действует определенным образом в силу ошибочных, «старых» (например, травм или злоупотреблений). -связанные) убеждения или представления.Это понимание может снизить способность этих познаний вызывать стресс или мотивировать проблемное поведение в настоящем.

Когда мысли, лежащие в основе чрезвычайно мощных и подавляющих эмоциональных состояний, вызваны воспоминаниями, связанными с травмой, терапевт может сосредоточиться на этих промежуточных реакциях, задав такие вопросы, как «что произошло непосредственно перед тем, как вы получили

.

Первый шаг к эмоциональному регулированию — Центр поведения

Малыши плачут, когда падают.У ваших дошкольников взрывные истерики или они намеренно переворачивают тарелку с едой, чтобы привлечь ваше внимание. Они могут даже ударить другого ребенка, потому что тот задел их заветный волшебный школьный автобус. Ваш ученик средней школы захочет хлопнуть дверью или топнуть ногой, когда вы скажете «нет», или он рассердится на ситуацию. Подростки могут молчать, чтобы рассказать о своих злых и расстроенных ситуациях. И это продолжается до взрослой жизни.

Как родители, мы должны уважать (и, самое главное, слушать) своих детей, поскольку они выражают свои сильные чувства в любой форме.Я не говорю о том, чтобы терпеть это, но пытаюсь понять их поведение и послание, которое они посылают. Если вы будете нетерпеливы, расстроены или сердиты на них, это не только разрушит их развитие сочувствия, но и отключает вас от них. Они узнают, что их чувства не важны или неуместны. Отклоненные эмоции в конечном итоге будут выражаться в молчании, нытье, истериках, отказе от сотрудничества или множестве других неприятных форм поведения.

Итак, что нам делать вместо этого?

Вы должны научить их понимать свои эмоции и прислушиваться к ним.Это укрепит их психическое и эмоциональное здоровье. Они разовьют эмоциональную грамотность, чувство собственного достоинства, достоинства и способность регулировать свое тело и поведение.

Как научить ребенка определять эмоции

Ребенок может научиться справляться со своими эмоциями, только если он поймет, что он чувствует.

Для детей ясельного возраста вы можете использовать наглядные пособия, чтобы помочь им классифицировать свои эмоции, поскольку для них может быть невозможно словесно выразить свои чувства.Попробуйте сделать разные лица, чтобы продемонстрировать, как выглядят разные эмоции. Вы также можете использовать книги или карточки, чтобы научить эмоциям. Этот базовый этап обучения эмоциям является основой стабильного эмоционального будущего.

Вы можете помочь своим дошкольникам понять, что эмоции — это язык, способ общения. Когда они разговаривают с вами, признайте их и ясно дайте понять, что вы их слушаете. Когда они станут спокойными и достаточно взрослыми, чтобы говорить, помогите им общаться, обозначать и выражать свои эмоции.Вы можете сделать это, вербализуя и моделируя свои собственные эмоциональные состояния или называя их.

Этот дошкольный возраст — критический период развития. Это когда мы предлагаем ввести систему категоризации эмоций. Звучит сложно, но на самом деле это довольно просто.

Помогите им разделить свои эмоции на эти четыре категории:

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *