Стокгольмский синдром почему так называется: Что такое стокгольмский синдром и как его лечат :: Здоровье :: РБК Стиль

Содержание

Что такое стокгольмский синдром и как его лечат :: Здоровье :: РБК Стиль

Обычно про Стокгольский синдром говорят в отношении массовых преступлений. В то же время, он гораздо больше распространен и не менее разрушителен для психики в личных отношениях. Рассказываем, как возник термин и каких случаев он касается.

  1. Известные случаи
  2. Стокгольмский синдром в психологии
  3. Бытовой стокгольмский синдром
  4. Признаки
  5. Лечение

Наталья Ривкина, психотерапевт, психиатр, руководитель клиники психиатрии и психотерапии Европейского медицинского центра

23 августа 1973 года Ян-Эрик Олссон в одиночку захватил отделение банка Kreditbanken в центре Стокгольма и в течение шести суток удерживал в заложниках четырех сотрудников учреждения [1]. Олссон угрожал расправой над заложниками и требовал у премьер-министра Швеции 3 млн крон (около $2 млн по курсу того времени), а также оружие и скоростной автомобиль для беспрепятственного выезда из страны.

28 августа шведская полиция решилась на штурм и пустила слезоточивый газ в денежное хранилище, где находились заложники, Олссон и его напарник Улофссон, прибывший из тюрьмы по требованию террориста. Грабители сдались через полчаса, а все заложники были благополучно освобождены.

К удивлению общественности, жертвы заявили, что не держат зла на людей, которые почти неделю удерживали их в заложниках, отказались давать обвинительные показания в суде и даже скинулись им на адвокатов. Они утверждали, что ничего плохого грабители им не сделали.

Психиатр Нильс Бейерут, который консультировал полицию во время переговоров с захватчиками банка, для объяснения парадоксального поведения заложников, которые испытывали симпатию к своим мучителям, придумал термин Norrmalmstorgssyndromet — норрмальмсторгский синдром, в честь площади Норрмальмсторг, на которой находился банк. Позже сложнопроизносимый термин трансформировался в стокгольмский синдром.

Кадр из фильма «Однажды в Стокгольме»

Известные случаи

Патрисия Херст

В 1974 году в городе Беркли, штат Калифорния, члены леворадикальной террористической группировки «Симбионистская армия освобождения» (SLA) похитили Патрисию Херст, внучку миллиардера и газетного магната Уильяма Рэндольфа Херста [2].

Ей было 19 лет. Цель похищения — выменять Патрисию на заключенных сторонников SLA. Два месяца девушка провела в плену, где ее подвергали насилию, били и морили голодом.

После долгих переговоров с семьей были согласованы условия освобождения Патрисии. Однако за сутки до запланированного освобождения SLA выпустила аудиозапись, в которой Патрисия Херст провозгласила свое присоединение к группировке и отказалась вернуться в семью. Она участвовала в налетах и ограблениях.

После ареста Херст судебно-психиатрическая экспертиза диагностировала у девушки сильнейшее посттравматическое расстройство психики, вызванное страхом за свою жизнь, беспомощностью и ужасом.

Джейси Ли Дугард

В 1991 году 11-летняя Джейси Ли Дугард была похищена на автобусной остановке, где она ждала школьный автобус [3]. В прошлом судимый за похищение и изнасилование Филипп Гарридо и его жена Ненси скрывали Джейси на заднем дворе своего дома в течение 18 лет. От Гарридо Джеси Ли родила двоих дочерей, первую из которых — в 14 лет.

Уже после ареста Гарридо и освобождения Джейси Ли многие свидетели вспоминали, что неоднократно видели девочку — она свободно открывала дверь дома на звонки курьеров, помогала Гарридо в типографии, которая ему принадлежала, напрямую общалась с клиентам, но никогда не подавала признаков подозрительного поведения и не просила о помощи.

Даже во время задержания своего похитителя она долго не рассказывала полицейским свою настоящую историю, пыталась выгородить Гарридо и придумывала различные версии их взаимоотношений.

Из дома, где она провела в плену 18 лет, Джейси Ли забрала пять кошек, двух собак, трех попугаев, голубя и мышь. Филипп Гаррида получил 431 год тюрьмы, его жена — 36 лет.

Захват заложников в Лиме

17 декабря 1996 года в столице Перу более 500 человек были захвачены в плен в резиденции японского посла в Лиме [4]. Перуанские экстремисты «Революционное движение имени Тупака Амару» (MRTA) под видом официантов банкета захватили всех гостей посла Японии во время празднования дня рождения императора Акихито и потребовали освободить из тюрем 500 своих соратников.

Экстремисты отпустили некоторых пленных в ходе переговоров, однако оставшиеся заложники находились в плену почти четыре месяца.

Многие освобожденные отзывались о членах MRTA с симпатией и говорили об их правоте. Крупный канадский предприниматель Кьеран Мэткелф после своего освобождения называл предводителя террористов Нестора Картолини вежливым, образованным и преданным своему делу человеком.

Стокгольмский синдром в психологии

Сегодня стокгольмским синдромом в психологии называют симпатию, возникающую между жертвой и агрессором. Эта симпатия становится результатом травматического опыта и бессознательной защитной реакции психики. Под воздействием сильных переживаний жертвы начинают сочувствовать абьюзерам и оправдывать их.

Что такое стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром — это не синдром как таковой, не заболевание и не психическое расстройство в привычном смысле этого слова. Это вариант психологической защиты, или копинговой (от англ. «cope» — справляться) стратегии для совладания с чрезмерным стрессом, который развивается в психотравмирующей ситуации [5].

Стокгольмский синдром не включен ни в одну классификацию психических расстройств.

Одна девушка — моя пациентка — оказалась в заложниках у людей, которые пытались получить за нее выкуп. И она на протяжении многих лет испытывала вину и боль за то, что эти люди впоследствии оказались в тюрьме. Во время психотерапии она часто говорила о том, что в принципе они не сделали ей ничего плохого. Например, она ожидала сексуального насилия, но его не было. Она расценивала это как большое благородство со стороны захватчиков и испытывала даже приступы раздражения по отношению к своей семье, которая спасла ее из плена.

Кадр из фильма «Однажды в Стокгольме»

Бытовой стокгольмский синдром

Однако стокгольмский синдром возникает не только в экстремальных ситуациях в результате похищения, террористических актов, военных действий, но и в обычной жизни. В нашу клинику нередко обращаются пациенты с признаками бытового стокгольмского синдрома.

Это может быть женщина, которая долгое время была в отношениях с абьюзером и теперь испытывает чувство вины за то, что нашла силы развестись с ним и разрушить семью.

Или подросток, который стал жертвой продолжительных сексуальных домогательств со стороны близкого члена семьи и пытается оправдать его поступки. Ведь зачастую он был добр к нему и остальные члены семьи его уважают и любят.

Или сотрудник корпорации, который стал заложником токсичных отношений с начальником, который постоянно оскорбляет, унижает и обесценивает своих коллег, зато когда он не кричит, кажется вполне приятным и профессиональным человеком, который не заслуживает порицания, — ведь он старается ради общего дела.

Существует даже такой феномен, как корпоративный стокгольмский синдром. Он встречается все чаще и чаще и относится к людям, которые на рабочем месте переживают психотравмирующий опыт, абьюз, агрессию, харассмент, несправедливое и неуважительное отношение.

Индивид становится жертвой для своего начальника или коллег и испытывает к обидчикам симпатию, несмотря на недолжное отношение к себе.

Для развития стокгольмского синдрома нужны определенные условия:

  • психологически травмирующая ситуация, абьюз/агрессия;
  • условия для развития близких отношений — регулярный контакт, время, проведенное вместе;
  • существенная разница в силе и возможностях сторон;
  • наличие обстоятельств, препятствующих выходу из этих отношений.

Абьюзер становится одновременно источником страданий и утешений. За волной нападок, унижений и критики следует некое поощрение, послабление или просто нейтральное отношение, которое на контрасте с длительным негативом воспринимается как манна небесная.

Кадр из сериала «Острые предметы»

Признаки стокгольмского синдрома

У жертвы возникают положительные чувства по отношению к человеку, который причиняет ему страдания [6], и вместе с тем отторжение и негативные чувства по отношению к тому, кто пытается помочь ей выйти из отношений с абьюзером.

Это может быть полиция и адвокаты, которые хотят помочь привлечь агрессора к ответственности за насилие, или близкий человек, который обращает внимание на токсичность партнера и предлагает задуматься о разводе.

Жертва начинает видеть в своем мучителе человечность, искать достойные черты, отождествлять себя с ним и верить, что у них похожие цели и ценности.

Механизм возникновения стокгольмского синдрома тесно связан с инстинктом самосохранения и основан на надежде, что агрессор проявит снисхождение, если жертва будет демонстрировать послушание. Опасность стокгольмского синдрома заключается в том, что человек, оказавшийся в роли жертвы, действует против своих собственных интересов, не осознавая этого, что сильно затрудняет помощь со стороны.

Лечение стокгольмского синдрома

Для терапии стокгольмского синдрома сегодня принято использовать традиционные методы работы с жертвами насилия. Для этого может хорошо подойти когнитивная психотерапия, различные адаптированные варианты работы с горем, работа с чувством вины, нормализация пройденного опыта.

Большинство людей, столкнувшихся с насилием, считают, что оно произошло по их вине, что они виноваты в произошедшем, что они каким-то образом могли спровоцировать абьюзера и даже могут быть инициаторами насилия. Первостепенная задача психотерапевта — помочь пациенту осознать его невиновность в произошедшем и признать тот факт, что агрессор может и должен нести ответственность за содеянное. 

Стокгольмский синдром класса люкс – Коммерсантъ Санкт-Петербург

Что такое современный люкс по-шведски? Прежде всего, никакой «стандартной» роскоши. Архитектурно-дизайнерское бюро «Клаэссон-Койвисто-Руне» (Claesson Koivisto Rune), создавая интерьер отеля Nobis, задалось целью обойтись без характерных признаков пятизвездочных гостиниц: золота, бархата и красных ковров.

По словам Ола Руне, одного из участников знаменитого на весь мир шведского трио дизайнеров, их вдохновляла цветовая гамма стокгольмской зимы, когда свет мягче и менее контрастен. Сочетание белого, графитового, серебристо-серого и немного темного шоколада с корицей — вот так, пожалуй, можно определить ту палитру, которая, по мнению дизайнеров, способствует ощущению спокойствия, отдыху и расслаблению. В отеле 201 номер, но особо выделяется 110-метровый сьют из четырех комнат. Старинные печи из глазурованных майоликовых изразцов, дубовый паркет, ультрасовременная мебель, дизайнерские зеркала и девять разных светильников — такой микс, честно говоря, на любителя и сначала вызывает некое подобие культурного шока.

Шоковая терапия

Вообще, удивлять здесь не боятся. Например, совершенно не скрывают, что на первом этаже отеля (шестиэтажный Nobis расположен в соединенных между собой двух реконструированных зданиях конца XIX века) в 1973 году произошли драматические события, после которых весь мир узнал, что такое «стокгольмский синдром». Так называется психологический феномен, когда жертва начинает испытывать симпатию к своему агрессору — это своеобразный защитный механизм психики под воздействием шока. Авторство термина приписывают криминалисту Нильсу Биджероту, который и описал подобное состояние. Именно там, где теперь располагается Acne — фешенебельный магазин отеля, находился банк, в котором двое рецидивистов захватили и почти неделю удерживали четырех заложников — мужчину и трех женщин. В результате полицейские, несмотря на угрозы террористов убить заложников, предприняли газовую атаку — захватчики сдались, а заложники остались целы и невредимы. Но это еще не все. На суде бывшие жертвы заявили, что бандиты ничего плохого им не сделали, и боялись они больше не бандитов, а полиции. По некоторым данным, освобожденные заложники за свои деньги наняли террористам адвокатов, а две женщины-жертвы впоследствии даже обручились с захватчиками. Такая вот противоречивая история, которая, учитывая хэппи-энд, вполне может стать рекламой отелю, а заодно шведской демократии и криминалистике.

Учебник дизайна

Кстати, о демократии. Как сказал владелец отеля и президент Nobis Group Алессандро Катеначчи, в сознании шведов понятие роскоши связано не столько с дорогими вещами, сколько с качеством. И если говорить о дизайне отеля, то такой подход можно назвать вполне демократичным. Вместе с мрамором, деревом, кожей используются стекло, пластмасса и даже бумага — качество самого дизайна впечатляет. Среди особенно выразительных деталей — внутреннее освещение. Вернее, те формы, в которые этот свет облачен. В небольшом холле вместо помпезной люстры — множество сферических светильников, расположенных продуманно-хаотично, в ресторане — подсвеченный снежный валун из жатой бумаги, причудливо загибающийся по всему потолку, в Золотом баре — гигантский сноп из золотистых «колосьев» вытянутой формы, спускающийся с высоты 25-метрового потолка атриума неправильной формы. Кстати, немного золотого в отеле все же есть. Кроме светильника причудливой формы, здесь еще зеркала в «позолоченных» рамах на фоне абсолютно белых стен. И отчего-то кажется, что весь этот атриум парит в воздухе.

Первое, что бросается в глаза в номере, это забавная настольная лампа Жана-Мари Массо. Мировые дизайнерские издания называют ее «образцово-показательной» в числе, кстати, и работ архитектурного бюро «Клаэссон-Койвисто-Руне». Также к освещению отеля приложили руку знаменитые британцы: дизайнер Илс Кроуфорд и архитектор Дэвид Чиперфилд. В общем, с полным правом Nobis можно назвать отелем дизайнерским, хотя, возможно, такой официальной категории не существует. Сюда стоит приехать только за тем, чтобы посмотреть на изыски современной дизайнерской мысли, так щедро собранные в одном месте.

Кухня Стефано Катеначчи

Стефано, шеф-повар Nobis, — родной брат владельца отеля Алессандро. Братья родились в Риме, в семье потомственных итальянских рестораторов. Стефано было 13, когда он начал помогать отцу в семейном ресторане на греческом острове Корфу. Через год семья эмигрировала в Швецию и открыла ресторан Caina в одном из районов Стокгольма. Стефано между тем учился и практиковался в знаменитых ресторанах Италии, Франции и Бельгии. В 1992 году Стефано выступил как ресторатор в Стокгольме — его знаменитый на всю Швецию Operakallaren уже в1998-м получил звезду Мишлена и был упомянут в Красном гиде — авторитетном международном ресторанном рейтинге. В 2002 году Стефано сдал экзамены как сомелье, а потом начал получать разные престижные премии и медали как профессионал высокой кухни. Видимо, известность Стефано сделала свое дело — во всяком случае уже на второй день после открытия отеля в ресторане под фамильным названием Caina яблоку негде было упасть. Такая завидная наполняемость, возможно, объяснялась «корпоративом» — на наши корпоративные вечеринки это было не похоже совсем. Скорее на гастрономические встречи в кругу коллег — без всяких танцев и тостов за процветание компании.

Вообще, у шведов отношения с едой прекрасные. Вкусно везде. И в кафе Нобелевского музея, где лауреаты оставляют свои автографы на обратной стороне сиденья стульев — чтобы увидеть фамилию, стул надо перевернуть вверх ножками. Эта идея пришла в голову одной из официанток, которая, как рассказывают, хотела взять автограф у кого-то из нобелевских лауреатов, но бумаги под рукой не оказалось. На рождественских базарах, где наливают горячий глег, продают имбирное печенье и крендели с помадкой. По заливу, вокруг многочисленных островов, на которых расположен Стокгольм и его пригороды, курсируют маленькие кораблики с рождественскими буфетами. Кстати, от площади Norrmalmstorg, где расположен отель Nobis, до всего рукой подать — до старого города, музеев и маленького театра Wallmannsalongen — довольно популярного в Стокгольме. Сейчас здесь представляют шоу, посвященное национальной гордости — группе ABBA. Ну и без ужина, конечно, не обходится.

Елена Федотова


Стокгольмский синдром, что это, история возникновения, симптоматика и проявление

Стокгольмский синдром — психологический феномен, который возникает при проявлении насилия одного человека (или группы лиц) по отношению к другому. При этом заложник грабителей, террористов или жертва насилия начинает проявлять симпатию, сочувствие и даже любовь к своему захватчику. Жертва отождествляет себя с захватчиком или насильником, погружаясь в его жизнь и оправдывая его действия. Если преступника удаётся поймать, бывший заложник не испытывает радости по этому поводу, а после вынесения приговора активно интересуется судьбой правонарушителя, посещает его в тюрьме и просит правоохранительные органы смягчить приговор.

Стокгольмский синдром: история

Этот феномен получил своё название в честь чрезвычайного происшествия, случившегося в шведском городе Стокгольме в 1973 году прошлого столетия. Двое опасных преступников попытались ограбить банк и взяли в заложники четырёх человек. Захваченная группа состояла из одного мужчины и трёх женщин. Шесть суток преступники держали людей в здании банка, угрожая их жизни, но периодически разрешали им вставать с места, принимать пищу и передвигаться по помещению.

После операции по освобождению заложников произошло неожиданное: женщины полностью оказались на стороне мужчин-преступников и даже пытались создавать помехи полицейским, принимавшим участие в операции. После благополучного разрешения ситуации бывшие заложницы стали заступаться за своих мучителей, а одна из них даже развелась с собственным мужем и поклялась преступнику в вечной любви.

Врач-психиатр Нильс Бирджерот был первым, кто подробно описал это явление. Будучи криминалистом, Бирджерот объективно взглянул на ситуацию и понял, что в сознании жертв страх заменила симпатия: возможно, так сработали защитные реакции психики женщин, подвергавшихся опасности и стрессу в течение длительного времени.

Стокгольмский синдром: что это в психологии?

Психологи и психотерапевты говорят о стокгольмском синдроме, если у человека наблюдаются следующие симптомы и проявления:

  • отождествление себя и насильника (захватчика, преступника). Жертва пытается расположить к себе захватчика и заручиться его защитой;
  • жертва осознаёт, что спасительные меры, принятые по отношению к ней, могут плохо для неё закончиться. Она понимает опасность для жизни, так как насильник или преступник может её убить;
  • жертва хорошо знакома с личностными качествами своего мучителя. Она знает его сильные и слабые места, а иногда считает его позицию авторитетной и правильной, не подвергая её критике;
  • пленник (или пленница) проявляет некую отдалённость от ситуации. Со стороны кажется, что он или она эмоционально не вовлечены в происходящее. При ухудшении ситуации жертва может обвинять в этом своих потенциальных спасателей.

Бытовой стокгольмский синдром

Известно, что многие женщины не пытаются бороться с проявлениями домашнего насилия в семье, даже если это создаёт угрозу для их жизни и здоровья. Обычно бытовой стокгольмский синдром возникает у людей, имеющих определённые личностные качества. Такие люди всегда смотрят на мир исключительно с позиции жертвы. Они видят его только в чёрных тонах, а себя часто считают виновниками случившегося — своего рода «магнитом», притягивающим неприятности.

Психологи считают, что такая форма поведения обусловлена детскими проблемами и взаимоотношениями ребёнка с родителями или старшими. Если стокгольмский синдром формируется у женщин, в их психике включаются защитные механизмы. Женщина считает так: если она будет покорной и послушной, насильник или садист не станет причинять ей вред, однако на деле всё оказывается гораздо печальнее.

Возможно, такое поведение возникает у людей, которые в раннем детстве были обделены вниманием. Нездоровые и болезненные отношения с садистами повышают их чувство собственной значимости. Порой жертва готова на всё ради того, чтобы внимание насильника было сконцентрировано только на ней, а желание окружающих оказать ей помощь она воспринимает неадекватно.

Бывает и так, что после очередной порции побоев мужья-садисты просят у женщин прощения, и эмоционально неустойчивые жёны или сожительницы прощают их, оказываясь внутри порочного круга. В скором времени события повторяются с завидной периодичностью и, к сожалению, часто заканчиваются не только серьёзными травмами, но и смертью.

Иногда психологам или психотерапевтам удаётся оказать таким людям реальную помощь, однако многие из них снова возвращаются к своим мучителям невзирая на работу, сделанную специалистами. Если женщина осознаёт неадекватность своего поведения, пропуская её через эмоциональную сферу — тогда у неё появляется шанс разорвать возникший порочный круг и вернуться к нормальной жизни.


Популярные статьи в категории:

Не нашли нужную информацию? Задайте вопрос менеджеру

Миф о «Стокгольмском синдроме» — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Сто раз слышал о таком психологическом явлении как «Стокгольмский синдром». Был уверен, что оно точно существующее и вполне себе доказано специалистами. Это психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать и даже сочувствовать своим захватчикам или отождествлять себя с ними.

А вот оказывается, что тут еще не все так однозначно.

Похищение 14-ти летней Элизабет Смарт из загородного дома в Солт-Лейк-Сити наделало в своё время много шума и даже легло в основу фильма, который так и называется «Похищение Элизабет Смарт».

У героини этой истории однозначное мнение относительно пресловутого «Стокгольмского синдрома» — такого явления не существует. И многие специалисты с ней в этом солидарны.

Термин «Стокгольмский синдром» появился в 1973 году, после того, как во время ограбления одного из шведских банков взятые в заложники служащие неожиданно прониклись симпатией к грабителям и перешли на их сторону.

В Америке классическим примером проявления Стокгольмского синдрома считается история о похищении леворадикальной террористической группировкой наследницы миллиардного состояния Патрисии Херст. Девушка пополнила ряды своих похитителей и, в результате, оказалась в тюрьме за ограбление банка.


Патрисия Херст

Некоторые эксперты считают, что вышеупомянутая Элизабет Смарт тоже стала жертвой Стокгольмского синдрома — несмотря на то, что этот психологический феномен почти не изучен и даже не внесён в «Диагностическое и статистическое руководство по психическим болезням» — библию психиатров всего мира. А в результате одного из очень малого числа академических исследований по теме Стокгольмского синдрома специалисты заключили, что тут вообще нет предмета для исследования.

«Нет почти никаких данных, свидетельствующих о существовании феномена, называемого Стокгольмским синдромом, — утверждает клинический психолог из Университета Эмори Надин Каслоу. — Эта тема просто раздута прессой».

Случай с похищением в 2002 году 14-летней Элизабет Смарт озадачил общественность, поскольку похититель часто надевал на девушку вуаль и прогуливался с ней по улицам её родного города Солт-Лейк-Сити. Когда через девять месяцев Элизабет освободили, эксперты опубликовали в New York Times статью с предположением, что девушка не пыталась бежать, поскольку стала жертвой этого самого Стокгольмского синдрома и чувствовала эмоциональную связь с похитителями.


Элизабет Смарт перед интервью 7 марта 2013 года в Парк-Сити, Юта

«Необходимо учитывать, что похититель, кроме всего прочего, становится вашим кормильцем, — поясняет детский психолог Артур Бранд. — Он, конечно, насильник, но, в то же самое время, это единственный человек, который в создавшейся ситуации может о вас позаботиться и не дать вам умереть».

В 2007 году ФБР опубликовало выводы своих специалистов, в которых говорится, что между похитителем и жертвой действительно иногда возникает связь, но это происходит крайне редко. Смарт, в свою очередь, отрицает теорию о своей эмоциональной связи с похитителями. Она утверждает, что оставалась с ними исключительно из страха.

Смарт доказывает, что покорность по отношению к похитителям совершенно не свидетельствует о симпатии к ним. В её случае один из бандитов Брайан Митчелл угрожал убить её саму и её семью, если только она попытается бежать.

Со стороны может казаться, что жертвы киднеппинга уступают похитителям, но в действительности их воля оказывается парализованной, — считает Каслоу. Человек, оказавшийся в плену, может быть настолько травмирован и напуган, что просто не в состоянии позвать на помощь.

[источники]источники
http://mixstuff.ru/archives/38589
www.psychologos.ru/articles/view/stokgolmskiy-sindrom

Зачем любить Родину? Русский патриотизм как стокгольмский синдром | Мнения

Портрет Владимира Путина на кофейной пенке. Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

Я не патриот. Я не люблю Россию. В России при общении это многих взрывает, хотя в других краях никто и бровью бы не повел. Есть люди, не любящие компот из сухофруктов. Есть страны, которые обходятся без патриотизма. Германия, например. В немецком языке «Patriotismus» если и встречается, то скорее для описания времен национал-социализма. А так большинство немцев определяют себя не как немцы, а как европейцы, и на улице вы скорее встретите радужный гей-флаг, чем немецкий черно-красно-золотой: вероятно, потому что гендерная идентификация важнее. Почему я должен Россию любить? Потому что родился? Но это случайность. Мои брат с сестрой родились в Африке. Их что, заставлять любить Алжир?

Но Родина требует от меня непременно любви, потому что российской идеологией являются державность и патриотизм. Нужно любить Родину, окруженную, как при Сталине, врагами. Любить ее армию, флот, ОМОН, ФСБ, ФСО и Роскомнадзор.

Путин ведь не березки-рябинки заставляет меня любить. Он заставляет меня любить именно государство. Где он у власти пожизненно, а вместо общественных институтов путемкинские деревни. Где телевидение, где я когда-то работал, заменено пропагандой. Он заставляет меня любить персонально себя, потому что Россия – это Путин, а Путин – это Россия (Володин дал формулу хотя и лизоблюдскую, но точную: я без иронии). Я обязан любить Путина, который про политического соперника сказал, что если хотели бы убить, то убили бы. Точно так же я должен был раньше любить Брежнева и компартию, а перед тем был бы должен Хрущева, а перед тем Сталина, а перед тем любого царя, какими бы дураками, подлецами и мерзавцами они ни были. Причем «любить» для патриота означает не просто закрывать глаза на творимые ими гадости, но и уметь убеждать себя, что эти гадости и есть чистейшей прелести чистейший образец. Кстати, настоящим патриотам это удается легко: взять историю с Крымом.

Том на ферме — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 102550

11—20 из 26

wantedfolk

Страсти по Долану или квебекская кукуруза.

Дебютировав фильмом «Я убил свою мать» на 62-ом Каннском фестивале, Долан не только одержал победу в трех номинациях, но и открыл себе путь в «большое кино».

За успешной пробой последовали картины «Воображаемая любовь», «В любом случае, Лоранс» и «Том на ферме». Последняя была представлена на фестивале в Венеции, где получила приз ФИПРЕССИ, и ознаменовала переход от, свойственных режиссеру, драмы и мелодрамы к жанру триллера.

«Если в фильме Долана на стене висит ружье, значит оно активист ЛГБТ-тусовки» — иронично замечают некоторые зрители, ссылаясь на сексуальные предпочтения его героев. Однако, по словам самого режиссера, его фильмы являлись иллюстрацией темы «невозможной любви», а уж никак не проблем гомосексуалистов. Определение «гей-режиссер» он считает неприемлемым, так же как и награды вроде каннской «Квир пальмы», присужденной ему за «В любом случае Лоранс».

«Том на ферме», в отличии от предыдущих работ, снятых по сценариям Долана, является экранизацией пьесы Марка Бушара. Жестокость, самообман, отрицание действительности как элемент самозащиты – вот основные темы текста. Именно возможность их визуализации в жанре триллера привлекла Ксавье: «То, чего ты не знаешь, ПРИЧИНИТ тебе боль» — предостерегает слоган фильма.

После удачного показа в Венеции критики стали твердить о схожести картины с ранними работами Полански, обнаружили в ней годаровские нотки, черты Альмодовара и даже Хичкока. Что примечательно, Хичкока Долан не смотрел, да и весь фильм снял за 17 дней. Являясь control-фриком, он все делает сам, от костюмов до пресс-релиза, он же исполнитель главных ролей (за исключением «В любом случае, Лоранс»).

«Том на ферме» интересен, прежде всего, не динамичным сюжетом или неожиданной развязкой, а глубокой образностью персонажей, их психологической достоверностью.

Молодой копирайтер Том (Долан) едет за город на похороны своего любовника Гийома. Остановившись в доме его матери, он становится жертвой странных обстоятельств: Агата (Лизе Рой) ничего не знает об ориентации сына и свято верит в его гетеросексуальные отношения с некой Сарой. Под давлением старшего брата Гийома, Франсиса (Пьер-Ив Кардинал), Тому приходится тщательно скрывать правду и постепенно невинная ложь перерастает в изощренную игру между тремя людьми, бегущими от реальности.

С самого начала Том подвергается жесткости и унижениям со стороны Франсиса, как моральным, так и физическим. Картина изобилует крупными планами, а подобные сцены столкновения наиболее удачно раскрывают конфликт.

Франсис – воплощение грубой, первобытной силы, он нелюдим, близок к природе и сам во многом похож на животное. Его основные инстинкты – страсть и агрессия. Он так отличается от Тома – чувствительного, ранимого жителя Монреаля, городского романтика в скинни-джинсах. На первый взгляд, их обоюдное влечение закономерно, ведь оно базируется на стремлении к обладанию и повиновению, доминированью и подчинению, однако, за этим стоят куда более глубокие внутренние противоречия героев.

Персонаж Пьера-Ив Кардинала статичен, ему не свойственна динамика развития. С момента появления на экране и вплоть до последней сцены, его характер остается неизменным: по законам драмы подобный герой чаще всего обречен на провал.

Основной задачей актера стало создание простого, но сильного образа, убедительная демонстрация истинных порывов Франсиса в моменты приступов агрессии, ведь он бы мог показаться безликим и безынициативным, не будь здесь этих провокационных сцен.

Чем вызваны садизм и жестокость Франсиса? Нельзя судить о первопричине, ведь нам не известно его прошлое, однако, если рассматривать его склонности как некий результат, можно говорить о реактивном образовании – защитном механизме эго, который не позволяет человеку осознать собственные желания. Через жестокость герой внешне выражает категорическое неприятие того, чего на самом деле хочет больше всего, в данном случае это связано с гомоэротическими переживаниями. Отрицание проявляется в причинении физической боли партнеру, он ненавидит Тома, но просит его остаться.

Почему Том остается на ферме?

«Сегодня часть меня погибла, и я не могу плакать»- с этих слов начинается фильм. Через потерю своей второй половины, Том сталкивается с необходимостью по-новому определить, переписать себя. Оказавшись на ферме, он видит совсем другую жизнь, стремление стать ее частью, забыть о привычном существовании в Монреале, становится своеобразным отрицанием утраты, попыткой присвоить себе чужой код. Том терпит побои и даже находит в этом свое удовольствие, через боль физическую подавляя ощущение одиночества и пустоты. Постепенно у него развивается «стокгольмский синдром», следствием которого является сочувствие к своему агрессору и оправдание его действий.

Основная задача Тома — пройти путь от отрицания к осознанию и принятию. В отличие от Франсиса, это динамичный, многогранный персонаж.

Признавая физическую потребность в игре, Долан не берется за роли, с которыми не способен себя идентифицировать, именно поэтому он отдал роль Лоранса Мельвилю Пупо.

С Томом дело обстоит иначе, можно сказать, он играл сам себя. От этого герой приобретает некую манерность, но не становится менее интересным или правдоподобным.

Следует еще раз упомянуть о значении крупных планов, ведь они помогают распознать малейшие движения в душе персонажа, через его мимику, взгляд, соответственно, проследить как конфликты внутренние отразятся внешне на его поведении, повлияют на мотивы его поступков.

Не такой красочный, как предыдущие фильмы Долана, «Том на ферме» не лишен мрачного обаяния. В силу жанровых особенностей, картине присущи наличие саспенса и особая манера съемки локации, ведь именно такой здесь представляется квебекская провинция: угнетающая обособленность строений, приглушенные тона, недостаток освещения и бескрайние поля кукурузы, «которые особенно опасны в октябре, когда листья становятся острее бритвы». Уже сама по себе атмосфера места действия вызывает у зрителя чувство тревожного ожидания, а композиции Фриды Боккары, Арнольда Шоенберга и Руфуса Вайрайта вносят некоторую меланхоличность и чувственность в этот проект.

Успешно освоив жанр триллера, Долан взялся за новую картину «Мамочка», сообщается, что она будет самой «трешевой» в его коллекции.

Популярность режиссера стремительно растет, так же как и его целевая аудитория.

Вследствие того, что ему самому 24, Ксавье удается очень точно и убедительно раскрывать волнующие для молодого поколения темы. Кроме того, его работы обладают оригинальным визуальным стилем: элементы сюрреализма, цветовая гармония, обилие музыкального материала (в большинстве случаев он пишет сцены, ориентируясь на музыку, а не наоборот).

Постоянное участие в Венецианском и Каннском фестивалях позволило ему выйти за рамки «любимца соц. сетей» и привлечь к себе не только внимание прессы, но и серьезных кинематографистов. Останавливаться на этом канадец не собирается и уже работает над идеей съемки англоязычной картины «Жизнь и смерть Джона. Ф. Донована» в Голливуде.

8 из 10

прямая ссылка

09 ноября 2013 | 01:33

Вы когда-нибудь теряли близкого человека? Сразу ли удавалось поверить в случившееся и принять реальность?

Главный герой, Том, приезжает на похороны своего парня, Гийома, на ферму, где живут мать и брат усопшего, Франсис. О связи Тома и Гийома мать не знает и Франсис намерен любым способом избежать правды. Ферма становится странной зоной отчуждения от реальности, местом где герои вступают в игру друг с другом и с самими собой. Цель у этой игры лишь одна — сбежать от реальности. Герои видят друг в друге связь с умершим Гийомом и идут на всё, чтобы сохранить её. Разрушить эту связь могла только Сара, которая ни с кем не собиралась играть в игры и плевала на погибшего.

Ферма — сладкий сон. Чтобы выбраться из него нужно пройти через боль, преодолеть себя и отбросить все иллюзии, а вместе с ними и тех, кто не может с ними расстаться. Горечь утраты безмерна, но это не повод переставать жить. Об этом и говорит автор.

Ксавье Долан показал совершенно новый для себя уровень режиссерской работы. Картинка не перестает держать в умственном и эмоциональном напряжении и ни на секунду не отпускает.

В фильме, если можно так выразиться, отлично обыграна мимика души: герои непрерывно меняют отношение друг к другу на протяжении фильма. Им дорог покойный и на основе этого создается иллюзорная связь, сближающая их. Впрочем, рано или поздно придется снять темные очки и увидеть, что вокруг ночь.

8 из 10

прямая ссылка

23 апреля 2014 | 20:50

Действие фильма разворачивается неспешно. Главный герой, Том, попадает в реалии фермерского хозяйства, которое находится в крепких руках старшего брат его погибшего любовника Гийома.

Том не ожидал, что в одночасье, по воле брата Гийома, Франсиса, он станет его пленником: сначала для того, чтобы разыгрывать роль друга покойного и сочинять истории про его мнимую невесту Сару; весь этот театр предназначался для одного зрителя, вернее, зрительницы, матери Гийома. А потом, когда роль сыграна, Франсис не собирается отпускать Тома. Что нужно этому братцу с диктаторскими замашками? Обладать Томом, который ранее принадлежал его младшему брату; полностью подчинить его себе, заставить выполнять его, Франсиса, волю. Зачем? В силу ли своих садистических наклонностей, или по причине накопленной ревности (как его любимый брат смел кого-то ещё любить?). А может от тотального одиночества? Возможно, для того, чтобы сбалансировать свою зависимость от матери?

Том пробует бежать с фермы, но преградой ему становится пресловутое поле кукурузы, на этот раз не мистическое, а самое реальное, в октябре его листья остры как бритва.

Стоит сказать, что весь фильм выполнен в тональности, свойственной триллеру, что придаёт его действию какую-то напряжённость, с ожиданием непременной развязки, при этом обозначенные смыслы приобретают какую-то дополнительную глубину.

Так вот, оказавшись пленником на ферме, Том, как это ни странно, находит вкус к этой размеренной скучной жизни, от которой в свою очередь, собрался бежать фермер Франсис. Характерный эпизод: Том обнаружив какого-то обморочного телёнка, изнемогая под тяжестью, куда-то его переносит.. Показательна сцена, где Том восторженно делится с Сарой, о своих намерениях остаться на ферме. Всё это выглядит более чем странным, если принять во внимания, что Том постоянно подвергается жестокому обращению со стороны Франсиса.

Но если на это посмотреть через призму натуры главного героя, то всё становится на свои места. Том – это человек с чистой, детской душой. Он ощущает себя в мире таким, каким вылеплен природой, то есть не чурающийся своей сути, в ответ на это принимающий мир во всём его своеобразии. Его главное предназначение и смысл жизни – любить. Потеряв друга, Том потерял часть себя, и, по-видимому, большую часть. Только на ферме, встретив Франсиса, он понял, что снова наполняется любовью. Пусть Франсис садист, зверь, но он носитель душевной и телесной сущности Гийома. по-видимому, в чём-то даже его воплощение. Совершив побег с фермы, в ужасе перед непредсказуемостью зарвавшегося, Франсиса, Том оказывается перед выбором: или остаться одному, или вернуться на ферму в обстановку триллера.

Есть в физическом мире какие-то странные микрочастицы, которые могут существовать только в состоянии движения. Вот по такой аналогии, Том — это та, редкая, частица человеческого мира, которая может существовать только в состоянии любви.

Поэтому Том вернётся на ферму.

прямая ссылка

02 декабря 2014 | 15:55

north_mary

I’m going to a town that has already been burnt down

И вот на фоне тёмного неба проявляются городские огни, через долю секунды начнутся титры. Думаешь: ‘Можно выдохнуть, уже можно выдохнуть’. И выдыхаешь.

Я бы не назвала ‘Тома на ферме’ в привычном смысле триллером, скорее, это доведенная до крайности невротизированности драма.

Изнеженный, но несколько потрепанный, кэжуальный блондин, в котором я не сразу опознала самого Долана, приезжает на ферму, чтобы навсегда попрощаться со своим другом.

Его растрепанные волосы единственное тёплое и светлое пятно практически во всей постановке, ведь Долан решил сделать ставку на серые, несколько приглушенные тона.

Тягу к этому приёму мы можем пронаблюдать и в новейшем ‘Это всего лишь конец света’. В целом, такой подход в стилизации картины показался мне вполне уместным и оправданным. Здесь главное не яркие цвета, а яркие эмоции.

Вот ими ‘Том на ферме’ приправлен в удивительно щедром количестве. Взрывная ненависть, которая просто сочится из брата погибшего (Пьер-Ив Кардинал), красит подложку фильма в ярко-алый цвет. Иногда эта ненависть переходит в страсть. Ненавистно подавляемую страсть.

Несмотря на некоторую однобокость чувств, фильм у Долана вышел очень чувственным. Чего стоит одна сцена танго в ангаре (ох и ах)…

При этом эмоция ненависти и страсти, хоть и солирует в ‘Томе на ферме’, не является лидирующей.

Довольно легко ‘читается’ аспект отношений Тома с матерью погибшего парня (Лизе Рой), которая всеми силами пытается удержать его в доме как память о сыне. И сам Том держится скорее не за неё, но за память. Точно также он держится и за парфюм. И за песню…

И, конечно, за брата возлюбленного.

Но, как было сказано в начале фильма, ‘Сейчас все, что я могу сделать без тебя — это заменить тебя.’

И это ‘сейчас’ неизменно закончится, как наваждение. Как дурной сон в чужой кровати.

Фильм Долана построен, как было ранее замечено, на фундаменте абсолютного собственного чувства и личных ощущений.

В этом случае это пошло ему впрок.

Ставлю фильму твёрдую 8 и рецензия уходит в открытое плавание по морям интернета на зелёном фоне.: )

прямая ссылка

22 марта 2017 | 22:06

Честно говоря, я искренне недоумеваю по поводу столь низкого рейтинга у этого прекрасного фильма. Лично я во время и после просмотра испытывала настоящее кинематографическое удовольствие. И на это несколько причин.

Во-первых, операторская работа. На это просто приятно смотреть!

Во-вторых, музыкальное сопровождение. Музыка подобрана настолько неожиданная, но при этом она необычайно гармонично вписывается в общую картину.

В-третьих, актерская игра. Так, казалось бы, просто, невзначай передают актеры чувства и эмоции персонажей, что им, несомненно, хочется верить.

В-четвертых, сюжет. Наверное это всё же больше драма, чем триллер. Но элемент довольно ощутимого напряжения присутствует и не дает расслабляться и терять интерес на протяжении всей ленты.

И, наконец, в-пятых, общая режиссерская работа. Хочется буквально аплодировать стоя Ксавье Долану, настолько органичным вышел у него фильм. Всё вроде бы очень просто, неспешно, даже обыденно, но как в то же время стильно и сочно выглядит! Особенно ценить эту работу заставляет такой молодой возраст режиссера. Немногим такое удается и в зрелости.

Словом, фильм оставил только приятные впечатления, а также желание и дальше знакомиться с творчеством Долана.

прямая ссылка

05 октября 2015 | 21:57

Хоть фильм и двухгодичной давности уже, в американский прокат он пока еще не вышел, собираются выпустить осенью. Поэтому порыскав в интернетах с английским названием, фильма я не нашла и расстроилась. С моей растущей любовью к фильмам Долана, очень хотелось посмотреть этот, потому что как раз трейлер-то я видела. Но потом догадалась поискать с русским названием — и нашла! Правда, с дубляжом (я всегда стараюсь смотреть фильмы в оригинале), но тут уж не до жиру, как говорится.

Ксавье идет быть блондином. Ну и заинтриговал меня жанр ‘сексуальный триллер’. А действительно, оказался именно тем, что заявлено. Там характерный саспенс именно сексуальный. И при том, ни одного поцелуя за весь фильм!

Том приезжает на ферму к родителям умершего парня и встречается там с убитой горем мамой и психованым братом, склонным к насилию, а потом выясняется, что и парням тоже склонным. И Том влюбляется по новой в этого психопата.

Из всех посмотренных мною фильмов Долана, ‘Том’ — самый больной. Он почти весь проходит в темноте или сумерках, выдержан в синих и болезненно-желтых тонах. Музыки тоже непривычно (даже для Долана) много и она тоже вся какая-то ‘больная’, стонущие скрипки вместо привычной попсы. Но фильм цепляет. Меня, по крайней мере, но я вообще обожаю фильмы про геев.

Фильм снят по одноименной пьесе Мишеля Марка Бушара. Но заметно, что режиссер нашел в нем что-то личное.

7 из 10

прямая ссылка

14 августа 2015 | 09:15

Captor

Человек как часть чего-то целого

Фильм о том, как люди справляются с горем, как по-детски беспомощно ищут смысл в собственной жизни. И дружно считают, что знать правду плохая идея. Этим людям недостаточно быть просто самими собой, им необходимо почувствовать себя частью чего-то большего: семьи, природы, города, общества и без этого они не чувствуют себя полноценными.

Утрата, которая связала героев, сталкивает их с ощущением собственного бессилия. Это чувство знакомо всякому, кто навсегда потерял кого-то дорогого. Но герои кинокартины бессильны не столько перед смертью, сколько перед собственной жизнью. Потому они так остро нуждаются друг в друге, и даже болезненно складывающиеся отношения каким-то образом успокаивают и утешают их.

Взаимоотношения героев наполнены тихой тиранией слабого по отношению к более сильному. Мама манипулирует собственной слабостью, заставляя сына поддерживать для нее иллюзию нормальности происходящего в жизни. Неудачливый деревенщина, заперший себя среди коров и кукурузы, обвиняет во всех своих неблаговидных поступках другого человека, который более успешен по жизни, чем он сам. Жертва становится на сторону мучителя и лично завлекает для него новую жертву и даже запугивает ее, а для чего — чтобы дать всем нуждающимся то, чего каждому не хватало: маме – свидетельство успешности сына на любовном фронте, любовнику — девушку, которая ему не откажет.

Истоки этих нездоровых отношений определенно в родительском воспитании. Гийом никогда не рассказывал Тому о своей семье, о том, что у него есть брат, и это уже намекает на то, какими тяжелыми воспоминаниями он, должно быть, не хотел делиться. Его распущенность при том, что он был любим Томом, также наводит на мысль об отсутствии у него любви к себе, здорового отношения к себе и окружающим.

Есть такое состояние – выученная беспомощность, когда человек не понимает, что на самом деле способен справиться с трудной ситуацией, он просто считает, что выход не для него. Этим состоянием заражены все главные герои этой истории.

Агата требует от всех, чтобы ей сказали, как поступить, дали бы хорошее объяснение происходящему, в то время как самое верное и очевидное у нее перед глазами и нужно только открыть глаза и посмотреть самой. Так странно, наверное, слышать подробные интимные описания сексуальной жизни собственного сына от его коллеги по работе; так странно, наверное, видеть одного из сыновей в страстном танго с другом погибшего сына; так странно не замечать появление все новых синяков на теле гостя, преспокойно проживающего в одной спальне со своим сыном. Ей не в дом престарелых надо, не так уж она и стара, ей надо в ясли, это абсолютно инфантильное создание, которое мирится с ненавистью собственного сына к себе и здешней жизни ради того, чтобы просто не оставаться одной после смерти мужа.

Франсис утрирует свои проблемы и проблемы своей матери, они кажутся ему настолько неподъемными, что он готов хвататься за постороннего ему человека, лишь бы не оставаться одному в созданном им самим аду. У него нет друзей, нет девушки, он бесконечно одинок, потому что натворил нечто настолько страшное, что теперь в этом городке для него места кроме собственной фермы просто нет. Он чувствует свою силу только на своей территории.

Том позволяет держать себя в плену и не боится своего мучителя, ведь неизвестно кто из них больше нуждается в подобных отношениях. Не только Том решил заменить Гийома семье, но и сам он нуждается в этой замене, ищет в родных возлюбленного сходство с ним(глаза мамы, запах, голос и сила брата). Он ненавидит себя, и оправданием собственного существования для него становится миссия по сохранению фермы и устоявшегося уклада жизни этих одиноких и беспомощных (без него!) людей.

Мировоззрение главного героя развивается в процессе сюжета, и его волосы тоже претерпевают изменения на протяжении повествования. Вначале они богемно наброшены на глаза, они указывают на отрыв героя от того мира, в котором он оказался благодаря этой трагедии; постепенно его лицо все больше открывается по мере того, как он открывает для себя реальность «настоящей» жизни; и наконец, он уже не производит впечатления смазливого и наивного мальчика, когда скрывает свои спутанные волосы под шапкой или кепкой, как бы расставаясь с излишние идеализированным взглядом на жизнь, когда одна за одной разрушаются иллюзии, которые он себе нарисовал.

Фильм вполне цельный, правда оценить это получается со второго просмотра. Больше всего мне понравились натурные съемки – мокрая осенняя атмосфера. А еще я влюбилась в этот эмоциональный надрывный саундтрек, вся музыка была абсолютна точна экранным сценам. Песня «Les moulins de mon coeur», с которой начинается путешествие главного героя, просто покорила меня, а завершающая композиция «Going To A Town» тоже идеально подходит, как обволакивающий спокойствием родной мегаполис, где человек свободен и потому одиночество в нем не настолько пронзительно, как в деревне.

8 из 10

прямая ссылка

03 апреля 2017 | 01:19

«I’m addicted to you.
Don’t you know, that you are toxic?»

Красивый мальчик, одетый в стильную косуху, джинсы в облипочку и дорогую машину, под звуки «Ветряных мельниц сознания», выпеваемых нарочито громко, акапелльно и по-французски, с маниакальным упорством преследует пасторальный закат. Периодически останавливаясь, нарочито громко, акапелльно и по-французски плачет, роняя голову на руки, давно не мытые и не стриженые волосы на очки, а слезы и слова любви на бумажную салфетку. Ментоловая сигарета обжигает руки, воспоминания о молодом, но уже почившем любовнике сердце, закат упрямо ускользает в буколическую пустоту, но к вечеру этого бесконечного дня хипстер-копирайтер-гей Том добирается-таки до маленького домика, окруженного бескрайними золотыми полями поспевающей и такой любимой когда-то генсеком компартии СССР королевы полей. В домике его встречают мать и старший брат усопшего друга, причем первая ожидаемо не ведает ни о цели его визита, ни о нем самом, ни о сексуальных предпочтениях младшего сына, а о втором наш герой и сам слышит впервые. Что, однако, не мешает вышеупомянутому братцу форсировать знакомство легким удушением и угрозами скорой и мучительной смерти, в случае если Том проговорится о том, ЧТО ИМЕННО связывало его и покойного Гийома. А затем он вдруг, ничтоже сумняшеся, принимается неистово-неизбежно и нарочито больно любить беднягу Тома по-французски, компенсируя и то, что случилось так рано, и то, чего было так мало, и всю нехватку последнего с колыбельных времен его непорочного, но такого насыщенного инцестуозными желаниями прошлого.

После Хичкока стало модно отправлять симпатичных и до-мозга-костей-городских блондинок в сельскую глушь как можно дальше, туда, где плач и скрежет зубовный. Долан перед съемками своего первого триллера явно вдохновлялся черно-белой «Психо»-классикой. Причем настолько явно, что практически забыл обо всех, обычно используемых им, приемах: и кар-ваевский рапид куда-то исчез, и годаровский вид из земляничного окошка сократился до пары сцен, и джамп-кат пропал, и дожди из одежды и маршмэллоу вдруг иссякли, и климтовские женщины с лошадиными лицами в золотых пайетках испарились точно по волшебству. На смену им пришли цветовой минимализм, седая сумасшедшая старуха с сыночком-параноиком и сцена с подглядыванием в душе. Правда, нож заменили острые сухие края кукурузных листьев, а водяные струи редуцировались до плевков в рот. А ведь всем давно известно: ничто так не способствует возникновению стокгольмского синдрома как чужая слюна во рту. Особенно после того, как вдоволь побегаешь от преследователя по кукурузным полям с севера на северо-запад.

Любимый образ микеланжеловского Давида с соломенно-золотыми кудряшками до плеч Долан, видимо устав надевать его на мальчиков, с которыми ему по сюжету приходится спать, наконец-то примерил на себя, остался получившимся безумно доволен, и всю первую половину фильму откровенно позировал на камеру, создавая селфи-кадры, каждый из которых можно было бы поместить на обложку «Vogue». Принимал роды у коров, плакал в церкви и, красиво взмахивая руками, падал и был избиваем на пресловутом поле, в церкви и в коровнике. Потом где-то на середине действа вдруг спохватился и начал снимать кино. И о чудо! — чуточку меньше нарциссизма и Бог с ним, с плагиатом (Хичкоку бы понравилось, не сомневайтесь) – старая мелодия милонги «Святая Мария», окровавленные руки, хульные речи, потное танго в хлеву, освещенном красным бархатным светом… И все же Ксавье, и все же может, подлец! Воздушно-прозрачные цвета Ботичелли и цветные вермееровские тени были забыты, и на смену им пришла эстетика Караваджо: темные, насыщенные тона, и свет, делающий фигуры порочных натурщиков, играющих в святость, столь живыми и объемными. Добавить старую, внезапно приехавшую подругу, старую, внезапно рассказанную историю о старой внезапной любви к родному младшему брату, внезапно догадавшуюся обо все постаревшую мать – и вот уже история заставляет вспомнить о застарелой нелюбви режиссера к провинциальному быдлу, не понимающему высоких отношений без различия полов. Нелюбви вполне объяснимой, но внезапно хорошо при этом препарируемой. Так хорошо, словно он оправдывается за столь лелеемое им право быть собой, точно чувствует вину за это, а может, потому и наделяет сельских жителей не самыми лучшими чертами, доказывая, что рыло в пуху может оказаться у любого, вот тогда-то мы и побеседуем. Так и видится операционный стол, балансирующий в воображении между образом хирургическим и прозекторским, но куда ближе к первому, потому как Долан режет по живому. Разница только, что делает он это в чистом поле, где стрекозы удивленно наблюдают за происходящим тысячами фасеточных глазков, капли брызжущей из бередимой раны крови орошают травинки, а божьи коровки ползают по скальпелю, который Деррида когда-то назвал красивым словом «differаnce». Пропасть между городом и деревней становится похожей на ницшеанскую бездну, в глубине которой слышен шелест сухих высоких стеблей. Хипстер и крестьянин – они ведь не пара, не пара, но сочувствие режиссера явно на стороне первого, слишком уж настойчиво бьется в памяти брошенная одной из героинь предыдущего его фильма фраза: «Есть ли на этой гребаной земле хоть одно место, где нам можно жить без высокого забора и колючей проволоки?» «Видимо все-таки нет», — отвечает Долан сценой, где еще один молодой паренек, коему, в отличие от Тома, закончить танец удачно так и не удалось, стоит, боясь повернуться к зрителю лицом, на которое одним рывком была надета джокеровская улыбка от уха до уха – «Беги, Том, беги». И Том побежит. И капли крови его еще долго будут ржаветь на золотых листьях, колеблемых ветром. А кто-то в полях еще долго будет выкрикивать его имя, то жалобно, то грозно, и искать, искать…

Ловец в кукурузе. Ласковый и нежный Зверь.

прямая ссылка

14 августа 2015 | 08:43

Этот фильм — как тёмная сторона Долана. Он не красивый, отнюдь. Мрачный, грязный… нет ни одного светлого момента за весь просмотр. Но! Не смотря на то, что жанр новый — а это ни разу не драма, как было ранее, а именно психологический триллер — фильм хорош. По настоящему хорош.

Ксавье здесь разбирает 2 момента:

1) Вину Тома за смерть своего возлюбленного.

2) Комплекс нелюбимого ребёнка.

С самого начала он даёт нам подсказку — речь, что Том готовил для похорон: ‘Мне не остаётся ничего, кроме как заменить тебя’. И это, в общих чертах и происходит. Он помогает старшему брату своего парня — Франсису, на ферме, поддерживает Агату, как может и самое главное — становится новым объектом для издевательств. Любой здоровый человек уехал бы сразу, нашёл бы способ. Но Тома мучает вина и горечь… а брат, так похож на Гийома… что в результате вырастает в стокгольмский синдром, который, возможно, оставил бы Тома на ферме навсегда. Но вовремя появляется псевдо-Сара. Пока Франсис, к которому у Тома очевидно возникли некие больные чувства, трахал её, он узнаёт от бармена, что проблемы с агрессией у старшего брата Гийома были всегда и не зря окружающие сторонились их дома. Это окончательно отрезвляет Тома и в этот раз он находит способ сбежать.

Касаемо самого Франсиса… Эдипов комплекс + явная зависть младшему. Как старший ребёнок он не мог позволить себе быть тем, кем вполне возможно являлся на самом деле. Работу на ферме он ненавидит, вполне вероятно бисексуален… но проявить себя ему не даёт долг перед матерью, которую он с равной силой любит и ненавидит (мотив из первого фильма, к слову). Что и выливается, в итоге, в чрезмерную агрессию и ярость. Вполне возможно, он поколачивал и младшего. Прямого ответа на этот вопрос Долан не даёт, но до того можно дойти самостоятельно — парень уехал из дома в 16 не просто так. У него была копна волос, от которых он избавился (потому что за них удобно хвататься при драке)… кстати, ведь у Тома тоже были длинные волосы, что тоже напоминало Франсису о брате. И, наконец, его дневник, который Франсис мягко (нетипичное для него слово) просит окружающих не читать. Можно предположить, что в нём есть записи о тех побоях, которые пережил в своё время Гийом.

В конце он говорит Тому — ‘останься, я не смогу без тебя’, что одновременно ложь и самая чистая правда. Он действительно испытывает любовь и необходимость в Томе, ту же самую, больную и чёрную, какую испытывал к брату. Никому он не позволил бы обидеть его, не позволил бы даже намекнуть на его слабость или позор. Но обижал бы сам, долго, мучительно… пока окончательно не погубил бы их обоих.

Фильм оставил гнетущее впечатление, пересматривать я его точно не буду. И, пожалуй, в этом его главная изюминка. В наше время даже фильмы ужасов не трогают, всё смягчается: юмором, любовной линией, счастливым финалом… в этом фильме нет кровавой резни, но впечатление гораздо более сильное, чем от той же ‘Пилы’.

Твёрдая 10, за честную жестокость.

прямая ссылка

19 ноября 2015 | 23:18

DenMan76

‘Над пропастью во ржи’

Ксавье Долан — один из тех самых режиссёров, которые снимают фильмы, ориентируясь исключительно на своих чувственных представлениях, состоянии зарождения новой и продолжительной любви; какой бы она не была. Несмотря на то, что Ксавье всего двадцать пять лет, истории длинною в коренной перелом жизненного этапа выходят откровенными, провокационными и личными, поэтому, каждый, кто прикоснётся к его творчеству, становится частью его интима. Когда в твоих руках находится весь процесс: сценарий, съёмка, актёры, стиль, то из этого обязательно должно получиться нечто стоящее, иначе и быть не может. Человек сам волен выбирать, что ему ближе, роднее, к чему тянется сердце. И у Долана, определённо, этого не отнять.

Каждый этап в творчестве знаменуется всплеском какой-либо из социальных, личностных, внутриутробных проблем, но Ксавье сильно не заостряется на этом и просто снимает про самого себя. ‘Я убил свою маму‘, ‘Воображаемая любовь’ — теперь же более зрелая актёрская и режиссёрская работа в ‘Томе на ферме’, где каждый сможет почувствовать весь страх потери свободы, находясь в железных тисках. Нет ничего проще, чем смерть любимого человека для Вселенной и наоборот. Так Том попадает в милую сельскую местность со своими чУдными захолустными видами на коровники, трактиры, поля, смерть, дорогу, навоз. Именно в таком порядке происходит знакомство с обиходом злачного местечка. Толерантность то качество, которое отличает людей в округе, в особенности старшего брата усопшего — Франсиса, который чуть что — рвёт голыми руками ‘пасть’, тем самым заставляя улыбаться ещё долгое время, оправдывая себя благом, совершаемым на пользу мамы. Когда всё идёт согласно плану — наш дорогой друг покладист, уравновешен, чисто выбрит, с одинаковой длиной роговицей глаз, их цветом, ежели нет — дело приобретает нуарный тип прогулки, сродни путешествия меж остроконечных золотых игл, выкрашенных в скальпезных тонах Тома. Чтобы окончательно не свихнуться в замкнутом пространстве, давящем своей узколобостью: танцуется вальс, вдыхается кокс, доится скатина, происходят вожделеющие романтические разговоры рядом с толчком и рассказы за ужином о сексуальном опыте с ‘подружкой’.

Грамотно расставлены приоритеты, что даёт полностью завладеть сознанием жертвы, которая, войдя в зал, уже не вернётся прежней, если вернётся. .. В каждом кадре скрыты отождествляющие посылы с тем, кем же является герой на самом деле, выворачивая его нутро, показывая оголённое тело с гомогенной природой. Сил под конец уже не остаётся. Хочется бежать, бежать скорей на встречу девственному воздуху, свободному от гнёта эгоистичных пёстрых оков. Неожиданные повороты, какое-то небрежное мельчешание, страх, ужас, бельмо, саспенс и. .. снова дорога.

Должно быть, именно благодаря такой всепоглощающей истории запретного желания быть самим собой, что разнится со словом Божьим, и является ‘Том на ферме’. Кажется, это уже в прошлом, но не будет ли сам Долан скучать об насильственном ограничении свободы или поддастся естественности? Этого мы никогда не узнаем. ..

8 из 10

прямая ссылка

21 апреля 2014 | 21:44

показывать: 102550

11—20 из 26

Что такое стокгольмский синдром ?

Что такое стокгольмский синдром ?

Столица Швеции, август 1973 года. Двое вооруженных мужчин захватили банк в центре Стокгольма. Несколько дней Европа, затаив дыхание, следила за развитием событий. Спустя шесть дней полиция обезвредила налетчиков и освободила четверых заложников.

Но история на этом не закончилась. Ко всеобщему удивлению, жертвы были как будто не рады своему спасению. Они обвиняли в случившемся власть и рьяно отстаивали своих обидчиков в суде. В конце концов, один из преступников даже был оправдан.

Так мир впервые услышал о стокгольмском синдроме. Автором этого термина стал шведский психиатр и криминалист Нильс Бейерут.

Что заставило пленников проникнуться внезапной любовью к террористам? Как объяснить эту парадоксальную реакцию человеческой психики?

Элизабет Смарт перед интервью 7 марта 2013 года в Парк-Сити, Юта

Похищение 14-ти летней Элизабет Смарт из загородного дома в Солт-Лейк-Сити наделало в своё время много шума и даже легло в основу фильма, который так и называется “Похищение Элизабет Смарт”.

У героини этой истории однозначное мнение относительно пресловутого “Стокгольмского синдрома” – такого явления не существует. И многие специалисты с ней в этом солидарны.

В Америке классическим примером проявления Стокгольмского синдрома считается история о похищении леворадикальной террористической группировкой наследницы миллиардного состояния Патрисии Херст. Девушка пополнила ряды своих похитителей и, в результате, оказалась в тюрьме за ограбление банка.

Патрисия Херст

Некоторые эксперты считают, что вышеупомянутая Элизабет Смарт тоже стала жертвой Стокгольмского синдрома – несмотря на то, что этот психологический феномен почти не изучен и даже не  внесён в “Диагностическое и статистическое руководство по психическим болезням” – библию психиатров всего мира. А в результате одного из очень малого числа академических исследований по теме Стокгольмского синдрома специалисты заключили, что тут вообще нет предмета для исследования.

“Нет почти никаких данных, свидетельствующих о существовании феномена, называемого Стокгольмским синдромом,  — утверждает клинический психолог из Университета Эмори Надин Каслоу. – Эта тема просто раздута прессой”.

Случай с похищением в 2002 году 14-летней Элизабет Смарт озадачил общественность, поскольку похититель часто надевал на девушку вуаль и прогуливался с ней по улицам её родного города Солт-Лейк-Сити. Когда через девять месяцев Элизабет освободили, эксперты опубликовали в New York Times статью с предположением, что девушка не пыталась бежать, поскольку стала жертвой этого самого Стокгольмского синдрома и чувствовала эмоциональную связь с похитителями.

“Необходимо учитывать, что похититель, кроме всего прочего, становится вашим кормильцем,  – поясняет детский психолог Артур Бранд. – Он, конечно, насильник, но, в то же самое время, это единственный человек, который в создавшейся ситуации может о вас позаботиться и не дать вам умереть”.

В 2007 году ФБР опубликовало выводы своих специалистов, в которых говорится, что между похитителем и жертвой действительно иногда возникает связь, но это происходит крайне редко. Смарт, в свою очередь, отрицает теорию о своей эмоциональной связи с похитителями. Она утверждает, что оставалась с ними исключительно из страха.

Смарт доказывает, что покорность по отношению к похитителям совершенно не свидетельствует о симпатии к ним. В её случае один из бандитов Брайан Митчелл угрожал убить её саму и её семью, если только она попытается бежать.

Со стороны может казаться, что жертвы киднеппинга уступают похитителям, но в действительности их воля оказывается парализованной, – считает Каслоу. Человек, оказавшийся в плену, может быть настолько травмирован и напуган, что просто не в состоянии позвать на помощь.

Вот еще вам психологического:  

Гештальтпсихология

 

Оригинал статьи находится на сайте

Ссылка на статью, с которой сделана эта копия —

Общие сведения о Стокгольмском синдроме

Стокгольмский синдром развивается , когда люди попадают в ситуации, когда они испытывают сильный страх физического вреда и считают, что весь контроль находится в руках их мучителя. Психологическая реакция наступает через некоторое время и является стратегией выживания жертвы. Оно включает сочувствие и поддержку тяжелому положению похитителя и может даже проявляться в виде негативных чувств по отношению к офицерам, пытающимся помочь жертвам. К числу тех, кто может проявлять такую ​​реакцию, относятся заложники, жертвы длительных похищений, члены культов, узники концентрационных лагерей и многие другие.

Ключевые выводы: Стокгольмский синдром

  • Люди со стокгольмским синдромом начинают защищать своих похитителей до такой степени, что препятствуют усилиям полиции по их спасению.
  • Синдром — это не названная болезнь в каком-либо руководстве, а скорее описание поведения людей, переживших травматические события.
  • Заложники и жертвы похищений могут демонстрировать такое поведение, а также люди, находящиеся в агрессивных отношениях или члены культов.

Происхождение имени

Название «Стокгольмский синдром» произошло от ограбления банка Kreditbanken в Стокгольме, Швеция, в 1973 году, где четыре заложника удерживались в течение шести дней.На протяжении всего заключения и находясь в опасности, каждый заложник, казалось, защищал действия грабителей.

В качестве иллюстрации странных мыслей и поведения заложников в условиях психологического стресса History.com представляет следующий пример: «[T] заложник рассказал жителю New Yorker :« Как я подумал, что он был добр за то, что сказал, что это всего лишь моя нога. он будет стрелять ».« Заложники, казалось, даже осуждали попытки правительства спасти их. Они клялись, чтобы похитители не пострадали во время спасения, и организовали способы, чтобы это произошло.

Сразу после инцидента жертвы не смогли объяснить психологам свои симпатии и отсутствие гнева и ненависти к похитителям. Спустя месяцы после того, как их суровые испытания закончились, заложники продолжали демонстрировать лояльность грабителям вплоть до отказа давать показания против них, а также помогали преступникам собирать средства для юридического представительства. Они даже навещали их в тюрьме.

Обычный механизм выживания

Реакция заложников заинтриговала бихевиористов и журналистов, которые после этого инцидента провели исследование, чтобы выяснить, был ли инцидент с Kreditbanken уникальным или другие заложники в аналогичных обстоятельствах испытывали такую ​​же симпатию и поддержку со своими похитителями.

Исследователи определили, что такое поведение было обычным явлением среди людей, которые прошли через подобные ситуации. Психолог, который участвовал в Стокгольмской ситуации с заложниками, придумал термин «Стокгольмский синдром», а другой определил его для ФБР, чтобы помочь информировать полицию о расследованиях в ситуациях с заложниками. Изучение этого условия помогло властям улучшить свои переговоры в будущих инцидентах того же типа.

Что вызывает Стокгольмский синдром?

Люди могут умереть от Стокгольмского синдрома при следующих обстоятельствах:

  • Вера в то, что похититель может и убьет их.Чувство облегчения жертвы от того, что ее не убили, может превратиться в благодарность.
  • Изоляция от всех, кроме похитителей
  • Вера в невозможность побега
  • Преобразование добрых поступков похитителя в искреннюю заботу об их благополучии
  • Прохождение хотя бы нескольких дней в неволе

Жертвы Стокгольмского синдрома обычно страдают от жесткой изоляции и эмоционального и физического насилия, что также проявляется в характеристиках людей, переживших домашнее насилие, жертв инцеста, детей, подвергшихся жестокому обращению, военнопленных, жертв культов, секс-работников, порабощенных людей, а также похищений, угонов самолетов или жертвы заложников.Каждое из этих обстоятельств может привести к тому, что жертвы будут подчиняться и поддерживать, как тактику выживания.

Это похоже на реакцию от «промывания мозгов». У жертв проявляются некоторые из тех же симптомов, что и у людей с синдромом посттравматического стресса, такие как бессонница, кошмары, трудности с концентрацией внимания, недоверие к другим, раздражительность, спутанность сознания, чувствительный испуганный рефлекс и потеря удовольствия от когда-то любимых занятий.

Известных дел

Через год после инцидента в Стокгольмском банке синдром получил широкое признание в массах из-за случая с Пэтти Херст.Вот ее история и другие недавние примеры:

Пэтти Херст

Пэтти Херст, 19 лет, была похищена Симбионистской освободительной армией. Через два месяца после похищения ее видели на фотографиях, когда она участвовала в ограблении банка SLA в Сан-Франциско. Позже была выпущена магнитофонная запись, на которой Херст (псевдоним SLA Таня) выражала свою поддержку и приверженность делу SLA. После ареста группы SLA, включая Херста, она осудила радикальную группу.

Во время судебного процесса ее адвокат объяснил ее поведение во время работы с SLA подсознательной попыткой выжить, сравнивая ее реакцию на плен с другими жертвами Стокгольмского синдрома.Согласно свидетельским показаниям, Херст связали, завязали глаза и держали в маленьком темном чулане, где она подвергалась физическому и сексуальному насилию в течение нескольких недель до ограбления банка.

Джейси Ли Дугард

10 июня 1991 года свидетели заявили, что видели, как мужчина и женщина похитили 11-летнюю Джейси Ли Дугард на остановке школьного автобуса недалеко от ее дома в Саут-Лейк-Тахо, Калифорния. Ее исчезновение оставалось нераскрытым до 27 августа 2009 года, когда она вошла в полицейский участок Калифорнии и представилась.

В течение 18 лет она находилась в заточении в палатке за домом ее похитителей, Филиппа и Нэнси Гарридо. Там Дугард родила двоих детей, которым на момент ее повторного появления было 11 и 15 лет. Хотя возможность сбежать присутствовала в разное время во время ее плена, Джейси Дугард сблизилась с похитителями как форма выживания.

Наташа Кампуш

В августе 2006 года Наташе Кампуш из Вены было 18 лет, когда ей удалось сбежать от своего похитителя, Вольфганга Приклопила, который держал ее запертой в маленькой камере более восьми лет.Она оставалась в камере без окон, площадью 54 квадратных фута, в течение первых шести месяцев ее плена. Со временем ей разрешили в главном доме, где она готовила и убирала для Приклополя.

После нескольких лет содержания в плену ее время от времени отпускали в сад. В какой-то момент ее представили деловому партнеру Приклопила, который описал ее как расслабленную и счастливую. Приклопил контролировал Кампуш, морив ее голодом, чтобы сделать ее физически слабой, жестоко избивая ее и угрожая убить ее и соседей, если она попытается сбежать.После побега Кампуша Приклопи покончил жизнь самоубийством, прыгнув перед приближающимся поездом. Когда Кампуш узнал, что Приклопил мертв, она безутешно заплакала и зажгла ему свечу в морге.

В документальном фильме, основанном на ее книге «3096 Tage» («3096 дней»), Кампуш выразила сочувствие Приклопилю. Она сказала: «Мне его все больше и больше жалко — он бедняга». Газеты сообщили, что некоторые психологи предположили, что Кампуш, возможно, страдает стокгольмским синдромом, но она не согласна.В своей книге она сказала, что это предложение было неуважительным по отношению к ней и неправильно описало сложные отношения, которые у нее были с Приклопилом.

Элизабет Смарт

Совсем недавно некоторые считают, что Элизабет Смарт пала жертвой Стокгольмского синдрома после девяти месяцев заточения и жестокого обращения со стороны своих пленников, Брайана Дэвида Митчелла и Ванды Барзи. Она отрицает, что испытывала сочувствие к своим похитителям или плену, и объяснила, что просто пыталась выжить.Ее похищение изображено в фильме «Я Элизабет Смарт» 2011 года на всю жизнь, а в 2013 году она опубликовала свои мемуары «Моя история».

Сейчас она выступает за безопасность детей и имеет фонд, который предоставляет ресурсы для тех, кто пережил травмирующие события.

Синдром Лимы: обратная сторона

Когда у похитителей возникает чувство сочувствия к заложникам, что случается реже, это называется синдромом Лимы. Название происходит от инцидента в Перу в 1996 году, во время которого партизаны устроили вечеринку по случаю дня рождения японского императора Акихито в доме японского посла.Через несколько часов большинство людей были освобождены, даже некоторые из самых ценных для группы.

Критика

Есть много критики относительно обоснованности Стокгольмского синдрома и даже вопросов относительно того, является ли допустимым психологическим состоянием. Фактически, несколько экспертов говорят, что Стокгольмский синдром не существует как реальное психологическое состояние, и несколько исследований подтвердили то же самое. Например, доктор философии Аллан Уэйд, семейный терапевт, исследователь, консультант и профессор канадских программ Городского университета Сиэтла, заявил:

«Нильс Бежеро, психиатр и криминолог, придумавший этот термин, никогда не говорил с Кристин Энмарк (одной из заложниц при ограблении банка в 1973 году) о событиях захвата заложников.Нет и нынешних экспертов «.

В самом деле, сказал Уэйд, Стокгольмский синдром на самом деле является попыткой очернить тех, кто играет важную роль в реагировании полиции на ситуации с заложниками:

«Стокгольмский синдром» — продукт профессиональной культуры, игнорирующий реакцию жертвы в контексте, дискредитирует людей, критикующих официальную реакцию, и воспроизводит профессиональный авторитет ».

Обзор литературы, опубликованный в скандинавском рецензируемом медицинском журнале Acta Psychiatrica Scandinavica , показал это «…существует двусмысленность в использовании термина (Стокгольмский синдром). Никаких утвержденных диагностических критериев не описано ». Исследование также показало:

«Имеется мало опубликованных академических исследований« Стокгольмского синдрома », хотя изучение сообщений СМИ показывает сходство между хорошо разрекламированными случаями. Это может быть связано с предвзятостью отчетности и публикации».

Показательно, что обзорное исследование называется «Стокгольмский синдром: психиатрический диагноз или городской миф?» Ясно, что существуют разногласия относительно того, существует ли синдром вообще как психологическое расстройство.И споры о том, что и действительно ли ограбление банка в 1973 году вызвало новый психологический синдром, или же эта идея является не чем иным, как городским мифом, скорее всего, продолжатся.

Источники

  • Александр, Дэвид А. и Кляйн, Сьюзен. «Похищение людей и захват заложников: обзор последствий, преодоление и устойчивость». Журнал Королевского медицинского общества, т. 102, вып. 1, 2009, 16–21.
  • Бертон, Нил, доктор медицины «Что лежит в основе Стокгольмского синдрома?» Психология сегодня .24 марта 2012 г. Обновлено: 5 сентября 2017 г.
  • Конрад, Стейси. «Ограбление банка за Стокгольмским синдромом. Mental Floss . 28 августа 2013 года.
  • «Элизабет Смарт Биография». Biography.com. Телевизионные сети A&E. 4 апреля 2014 г. Обновлено 14 сентября 2018 г.
  • «Внутри шатра ужаса Джейси Дугард». CBS News, 31 августа 2009 г.
  • Кляйн, Кристофер. «Рождение« Стокгольмского синдрома »40 лет назад.» History.com . A&E Television Networks. 23 августа 2013 г.
  • Намняк М. и др. «Стокгольмский синдром: психиатрический диагноз или городской миф?» Интернет-библиотека Wiley , John Wiley & Sons, Ltd, 19 ноября 2007 г., onlinelibrary.wiley.com/doi/abs/10.1111/j.1600-0447.2007.01112.x.
  • Пень, Скотт. «Элизабет Смарт об одном вопросе, который не исчезнет:« Почему ты не сбежала? »» Today.com. 14 ноября 2017 г.
  • Уэйд, Аллан.«Миф о« Стокгольмском синдроме »: покорная иррациональная жертва как продукт профессиональной культуры». Лекция. 20 февраля 2015 г.

Истоки, причины, симптомы и лечение

Стокгольмский синдром — это психологическая реакция, которую люди часто связывают с печально известными похищениями людей и захватом заложников. У человека со стокгольмским синдромом развиваются положительные ассоциации со своими похитителями или обидчиками.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше о Стокгольмском синдроме, его причинах, симптомах и лечении, а также о некоторых наиболее известных конкретных случаях.

Термин Стокгольмский синдром — это название психологической реакции на плен и жестокое обращение. У человека со стокгольмским синдромом развиваются положительные ассоциации со своими похитителями или обидчиками. Эксперты не до конца понимают это формирование реакции, но полагают, что она может служить механизмом преодоления трудностей для людей, переживших травму.

Стокгольмский синдром может развиться у человека, когда он испытывает серьезную угрозу своему физическому или психологическому благополучию.

У похищенного человека могут возникать положительные ассоциации со своими похитителями, если он вступает с ними в контакт лицом к лицу.

Если человек подвергся физическому насилию со стороны похитителя, он может почувствовать благодарность, когда обидчик обращается с ним гуманно или не причиняет ему физического вреда.

Человек может также попытаться успокоить обидчика, чтобы обеспечить свою безопасность. Эта стратегия может положительно укрепить идею о том, что им, возможно, будет лучше работать с обидчиком или похитителем. Это могло быть еще одним фактором развития Стокгольмского синдрома.

Подавляющее большинство пленников и выживших после жестокого обращения не заболевают Стокгольмским синдромом.

Эксперты по психическому здоровью не признают Стокгольмский синдром официальным психическим расстройством. В результате его нет в пятом издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5).

Криминолог и психиатр Нильс Бейеро впервые ввел термин Стокгольмский синдром для объяснения последствий ограбления банка в Стокгольме, Швеция, в 1973 году.

23 августа 1973 года Ян-Эрик Олссон попытался ограбить банк Нормалмсторг. Во время ограбления Олссон взял в заложники четырех служащих банка — Бригитту Лундблад, Элизабет Олдгрен, Кристин Энмарк и Свена Сафстрома.

Позже к ограблению присоединился бывший сокамерник Ольссона Кларк Олофссон. Двое остались в банке с четырьмя заложниками. Ситуация переросла в шестидневное противостояние с полицией.

После освобождения заложников власти обнаружили, что у них сложились сильные эмоциональные связи с похитителями.

Заложники сообщили, что Олссон и Олоффсон хорошо с ними обращались и не причинили им физического вреда. Они защищали своих похитителей и отказывались свидетельствовать против них.Олссон даже положительно относился к заложникам.

Многие исследователи, психологи и криминологи не до конца понимают Стокгольмский синдром, а некоторые продолжают спорить, существует ли он вообще.

Тем не менее, эксперты считают, что Стокгольмский синдром может развиться, если:

  • похититель гуманно обращается со своими жертвами
  • пленники и похитители активно общаются лицом к лицу, что дает возможность сблизиться друг с другом
  • по ощущениям пленников что сотрудники правоохранительных органов недостаточно хорошо выполняют свою работу
  • пленник думает, что полиция и другие органы власти не заботятся о своих интересах

Стокгольмский синдром может проявляться несколькими способами, в том числе когда жертвы:

  • доброта или сострадание со стороны похитителя или обидчика
  • развивают положительные чувства по отношению к человеку или группе лиц, удерживающих их в плену или оскорбляющих их
  • принимают те же цели, мировоззрение и идеологии, что и похитители или насильники
  • испытывают жалость к похитителям или злоумышленники
  • отказываются покинуть своих похитителей, даже если им предоставляется возможность способность к побегу
  • негативно относятся к полиции, семье, друзьям и всем, кто может попытаться помочь им избежать их положения
  • отказывается помогать полиции и государственным органам в судебном преследовании виновных в жестоком обращении или похищении

После освобождения человек со стокгольмским синдромом может по-прежнему испытывать положительные чувства к своему похитителю.Однако они также могут испытывать воспоминания, депрессию, беспокойство и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Хотя четкого определения Стокгольмского синдрома нет, эксперты связывают его с другими психологическими явлениями, связанными с насилием, такими как:

В исследовании 2018 года исследователи попытались установить связь между Стокгольмским синдромом и торговлей людьми в целях сексуальной эксплуатации. Исследователи изучили личные рассказы женщин-секс-работников, живущих в Индии. Повествования, включенные в исследование, описывают несколько состояний, которые связаны со стокгольмским синдромом.

К ним относятся:

  • предполагаемые угрозы физическому и психологическому выживанию
  • воспринимаемая доброта со стороны торговца людьми или клиента
  • изоляция от внешнего мира
  • предполагаемая неспособность к побегу

По мнению авторов исследования, некоторые женщины выразили, что когда-то они надеялись создать семью со своим торговцем или клиентом.

В исследовании 2020 года исследователи обнаружили доказательства того, что жертвы домашнего насилия также могут страдать от Стокгольмского синдрома.

Хотя Стокгольмский синдром получил свое название от печально известного ограбления банков в Швеции в 1973 году, подобные события происходили до и после.

Мэри МакЭлрой (1933)

За четыре десятилетия до ограбления банка Нормсторг четыре человека похитили Мэри МакЭлрой. Похитители освободили ее после получения выкупа в размере 30 000 долларов, который они потребовали.

Хотя Мэри МакЭлрой согласилась, что ее похитители должны понести наказание, она сочувствовала им и даже навещала их в тюрьме.

Пэтти Херст (1974)

Вскоре после инцидента в Стокгольме члены группы левых боевиков под названием Объединенные федеративные силы Симбионской освободительной армии (ОАС) похитили 19-летнюю Пэтти Херст из ее квартиры в Беркли. Калифорния.

Через двенадцать дней после похищения Херст участвовал в ограблении банка вместе с членами SLA. По словам Херста, SLA промыли ей мозги и заставили присоединиться к ним.

ФБР арестовало Херст 18 сентября 1975 года, через 18 месяцев после ее похищения.Херст был приговорен к 7 годам тюремного заключения. Президент Джимми Картер смягчил ее приговор в 1979 году, и в конце концов она получила помилование.

Наташа Кампуш (1998)

В 1998 году Вольфганг Приклопил похитил 10-летнюю Наташу Кампуш и изолировал ее в подвале на более чем 8 лет. Приклопил избил ее и угрожал ее жизни; он также покупал ей подарки, кормил и купал ее. Кампуш заплакал, узнав, что Приколполь покончил жизнь самоубийством.

Кампуш пыталась объяснить интервьюерам свои отношения с Приклопилом, но они списали ее со счетов, заявив, что у нее стокгольмский синдром.В интервью газете Guardian Кампуш сказал: «Я считаю очень естественным, что вы адаптируетесь, чтобы идентифицировать себя со своим похитителем … особенно, если вы проводите много времени с этим человеком».

Стокгольмский синдром — это нераспознанное психологическое расстройство, не имеющее стандартного определения. В результате официальных рекомендаций по лечению от него нет.

Однако психотерапия и лекарства могут помочь облегчить проблемы, связанные с восстановлением после травмы, такие как депрессия, тревога и посттравматическое стрессовое расстройство.

Люди могут работать с лицензированными психологами и психиатрами. Психиатр может назначить лекарства, которые могут помочь облегчить симптомы расстройства настроения.

Психологи и лицензированные консультанты по психическому здоровью могут помочь людям разработать стратегии и инструменты, которые будут использоваться при попытке понять и проработать свой опыт.

Узнайте больше о различных видах терапии здесь.

Стокгольмский синдром — это редкая психологическая реакция на плен, а в некоторых случаях и на жестокое обращение.Чувства страха, ужаса и гнева по отношению к похитителю или обидчику могут показаться большинству людей более реалистичными.

Однако в экстремальных ситуациях, таких как похищение, человек может развить положительные чувства по отношению к похитителю как механизм выживания, когда он чувствует, что его физическое и психическое благополучие находится под угрозой.

Хотя эксперты официально не признают Стокгольмский синдром психическим расстройством, люди, которые стали жертвами жестокого обращения, торговли людьми или похищения, могут испытывать его. Люди со стокгольмским синдромом могут испытывать симптомы тревоги, депрессии или посттравматического стрессового расстройства.

Правильное лечение может помочь улучшить выздоровление человека и помочь ему двигаться вперед.

Сумасшедшая история о том, как «Стокгольмский синдром» получил свое название

«Со мной что-то не так? Почему я их не ненавижу? »

В 1973 году 21-летняя Элизабет Олдгрен задала этот вопрос психиатру после ограбления в Стокгольме, Швеция, в котором она и трое других банковских служащих были заложниками с 23 по 28 августа.

Когда противостояние подошло к концу, полиция была озадачена заботой потерпевших о своих двух похитителях: несмотря на приказ полицейских, чтобы заложники первыми покинули хранилище банка, в котором они все скрывались, все четверо отказались.

«Ян и Кларк [преступники] идут первыми — застрелите их, если мы это сделаем!» 23-летняя Кристин Энмарк крикнула в ответ.

Всенародное зрелище привело к возникновению термина «Стокгольмский синдром», в котором человек, которого удерживают против своей воли, начинает глубоко сочувствовать своему похитителю.

«Они создают взаимную связь».

В Америке эта фраза чаще ассоциируется с делом 1974 года Пэтти Херст, похищенной наследницы, ставшей грабителем банка.С тех пор это стало условным обозначением любого случая, когда кто-то, кажется, странно принимает неприемлемые обстоятельства; это было в эфире, например, когда два года назад вышла игровая версия «Красавицы и чудовища».

Но, по мнению экспертов, технически эта фраза применима только к очень конкретному стечению обстоятельств. Шведская осада, описанная в обширном материале для жителей Нью-Йорка 1974 года, стала предметом нового фильма «Стокгольм», в котором Итан Хоук играет бывшего заключенного с оружием, который закрывает банк.

Нуми Рапас играет одну из главных ролей в роли сотрудника, к которому бандит Хоука становится самым близким. Ее персонаж, Бьянка, в основном основан на Энмарке, который работал в кредитном отделе Sveriges Kreditbank и стал фаворитом главаря преступников Яна-Эрика Олссона (реальный коллега Хоука), которого она позже навещала в тюрьме. .

«У меня степень психолога, поэтому я изучал аспекты Стокгольмского синдрома. Я также провел исследование по делу Пэтти Херст, — говорит Роберт Будро, режиссер фильма.Он говорит, что было важно продемонстрировать, что связь между похитителем и пленником реальна. «Они не делали вид, что им нравятся, чтобы выжить, — говорит он, — что часто является инструментом, который используют заложники. В данном случае это была настоящая связь ».

Доктор Фрэнк Охберг, клинический профессор психиатрии в Университете штата Мичиган и бывший заместитель директора Национального института психического здоровья, сыграл важную роль в определении (если не в создании) этого термина. Он разбивает это так: «Кто-то взят в заложники и ему угрожают смертью.Они попадают в такую ​​ситуацию, что это возвращает их к младенчеству: они не могут есть, не могут говорить, не могут двигаться и, как они признают, когда вы их лучше узнаете, не могут ли они пользоваться туалетом без разрешения. Они как младенец. И, как младенцы, они становятся полностью зависимыми от другого человека », — говорит 79-летний Охберг.

Ян-Эрик Олссон покидает банк по окончании шестидневной ситуации с заложниками. AFP / Getty Images

По его словам, в таком состоянии любой может привязаться к своему смотрителю.«Когда им разрешают пользоваться ведром, есть, ходить и разговаривать, они испытывают очень странную любовь к человеку, который позволяет этому случиться», — говорит он. «У них возникает взаимная связь». По его словам, это отличается от «промывания мозгов», когда «у вас есть намеренная попытка со стороны противника применить пытки, а затем облегчение, чтобы систематически изменить чье-то мышление. При Стокгольмском синдроме это не так уж и преднамеренно «.

В случае Стокгольма, по разным данным, эта связь фактически стала физической: «В полицейском отчете они обнаружили сперму по всему ковру», — говорит Будро.«Очевидно, было какое-то сексуальное взаимодействие, но что именно, никто не знает». Его образ в фильме между Хоуком и Рапасом выдуман. Охберг, который консультировался с начальником полиции Стокгольма, говорит, что полицейский подтвердил: «На полу была сперма, но мы не были уверены, был ли половой акт». В статье New Yorker делается вывод, что Олссон мастурбировал на полу рядом с согласным Энмарком.

В более широком смысле, все заложники пришли к тому, чтобы увидеть Ольссона и его приятеля Кларка Олофссона более близкими союзниками, чем полиция — даже когда преступники договорились выстрелить одному заложнику в ногу, так что казалось, что его убили (он признался, что были благодарны, что выбрали только ногу), и когда они накинули петли на шеи заложникам, чтобы помешать полиции накачать банковское хранилище слезоточивым газом, чтобы жертвы не упали.

Со стороны кажется безумием, что кто-то может полюбить таких людей. Но в фильме Будро персонаж Хоука представлен как классический романтический бандит, что соответствует правде, говорит режиссер. «Тот факт, что эти два парня были хорошенькими гангстерами рок-звезды, действительно привлекал внимание даже мужчин, — говорит он. «Я думаю, что даже полиция слегка трепетала перед этими парнями».

Тем временем ошеломленные шведы дома следили за инцидентом по телевизору.Как и подобает этому термину, Будро говорит: «Я думаю, что люди в Стокгольме отчасти болели за плохих парней».

История Стокгольмского синдрома

Большинство людей ассоциируют Стокгольмский синдром, ситуацию, в которой люди, находящиеся в плену, испытывают симпатию к своим похитителям, с Пэтти Херст и ее испытанием с Симбионистской освободительной армией в 1974 году. это — Швеция.

Ограбление

Все это рухнуло в течение шести дней, с 23 августа по 28 августа 1973 года. В первый день Ян-Эрик Олссон вошел в Kreditbanken в центре Стокгольма, Швеция, и в одиночку удерживал его. Из двух полицейских, которые ответили на звонок, Олссон выстрелил одному в руку, а другого заставил сесть в кресло, приказав ему что-то спеть. (Полицейский выбрал «Одинокого ковбоя», если вам интересно.) Затем Олссон взял четырех заложников и начал выдвигать требования: он хотел, чтобы его друг и опытный грабитель банков Кларк Олофссон привел в банк.Он хотел 3 миллиона шведских крон. И он хотел пару пистолетов, несколько бронежилетов, несколько шлемов и быструю машину.

Его друг был доставлен. Пока они ждали другие предметы и планировали побег в течение следующих нескольких дней, дуэт грабителей банков держал своих пленников запертыми внутри банковского хранилища. У них было несколько телефонных переговоров с премьер-министром Улофом Пальме, в том числе один, где они позволили заложнице Кристин Энемарк говорить. Именно во время этого телефонного разговора стало ясно, что заложники начинают сочувствовать своим похитителям.Энемарк сказал премьер-министру: «Я думаю, вы сидите и играете в шашки с нашими жизнями. Я полностью доверяю Кларку и грабителю. Я не в отчаянии. Они ничего нам не сделали. Напротив, они были очень хорошими. Но ты знаешь, Олоф, чего я боюсь, так это того, что полиция нападет и заставит нас умереть ».

Другие заложники тоже проявили сочувствие, позже заявив, что они думали, что Олофссон и Олссон были совершенно милыми. Один из страдающих клаустрофобией выразил благодарность за то, что мужчины позволили ей покинуть хранилище, если у нее была привязана веревка к шее, как у собаки, а другой заложник, которому сказали, что его собираются застрелить, был благодарен за то, что Олссон позволил ему пьяный первым.

28 августа полиция наконец решила заправить всех газом через дыру, которую они просверлили в потолке хранилища банка. Уловка сработала, и в конце концов все покинули банк целыми и невредимыми. И Олофссон, и Ольссон были схвачены.

Последствия

Олссон получил 10 лет тюрьмы и с тех пор имеет безупречный рекорд. Олофссон, с другой стороны, был освобожден после обжалования приговора, сумев убедить судью, что он появился на месте преступления только для того, чтобы обеспечить безопасность заложников.С годами он подружился со своими пленниками, даже со всей семьей Энемарка, когда он не попадал в тюрьму и не выходил из тюрьмы по различным обвинениям в течение следующих нескольких десятилетий.

По некоторым сообщениям, каждый похититель даже женился на двух заложниках. Хотя это неправда, Олссон женился на одной из многих женщин, с которыми он переписывался, находясь в тюрьме — очевидно, его заложницы были не единственными, к кому он вызывал сочувствие.

Но почему может такое случиться? Как кто-то мог сочувствовать своим потенциальным убийцам до такой степени, что они подружились с ними? В этом процессе много шагов, но один из них — тактика психологического выживания: чтобы сделать ситуацию менее стрессовой и более управляемой, пленник приходит к выводу, что похититель — их друг, что он или она хороший человек. глубоко внутри, и они могут вместе выйти из этого затруднительного положения.

Что такое стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это состояние, при котором заложники создают психологический союз со своими похитителями во время плена. Жертвы формируют эмоциональные связи со своими похитителями и начинают им сочувствовать.

Они могут не сбежать, когда им будет предоставлена ​​такая возможность, и они могут даже попытаться не допустить, чтобы их похитители столкнулись с последствиями своих действий.

Происхождение

Термин «Стокгольмский синдром» был создан для описания того, что случилось с жертвами во время ограбления банка 1973 года в Стокгольме, Швеция.В течение шести дней грабители банка работали над согласованием с полицией плана, который позволил бы им безопасно покинуть банк.

За это время большинство сотрудников банка, находившихся в заложниках, стали проявлять необычайную симпатию к грабителям.

Даже после освобождения заложники отказались покинуть своих похитителей и позже защищали их. Они также отказались свидетельствовать против них в суде и даже помогли собрать деньги для защиты грабителей.

Криминолог и психиатр, расследовавшие это событие, придумали свое состояние «Стокгольмский синдром», поскольку стало ясно, что у банковских служащих возникла какая-то привязанность к людям, которые держали их в плену.

Распространенность

Стокгольмский синдром встречается редко. По оценкам Федерального бюро расследований, менее 8% жертв похищения имеют доказательства Стокгольмского синдрома.

Причины

Никто не знает точных причин, по которым у одних жертв развивается Стокгольмский синдром, а у других — нет.

Когда следователи ФБР опросили бортпроводников, которые были взяты в заложники во время угонов самолетов, они пришли к выводу, что для развития Стокгольмского синдрома необходимы три фактора:

  • Кризисная ситуация должна была длиться несколько дней или дольше.
  • Захватчики заложников должны были поддерживать тесный контакт с потерпевшими. (Пострадавших нельзя было размещать в отдельной комнате.)
  • Захватчики заложников должны были проявить к жертвам некоторую доброту или, по крайней мере, воздержаться от причинения им вреда.

Эволюционные психологи подозревают, что Стокгольмский синдром может быть связан с нашими предками-охотниками-собирателями. Их теория состоит в том, что женщины в этих обществах сталкивались с риском быть захваченными другим племенем.

Их жизни часто подвергались опасности, а иногда их детей убивали. Установление связи с племенем, удерживающим их в плену, обеспечивало их выживание. Частота этих похищений превратилась в адаптивную черту человеческой популяции.

На самом деле приветствуется развитие отношений с похитителем.Связь с преступником может увеличить шансы заложников на выживание.

Интересно, однако, что жертвы, у которых развивается Стокгольмский синдром, часто впоследствии отказываются сотрудничать во время последующего расследования или судебных процессов.

Симптомы

Люди со стокгольмским синдромом часто сообщают о симптомах, похожих на симптомы посттравматического стрессового расстройства. Симптомы могут включать:

  • Легко напугать
  • Недоверие
  • Чувства нереальности
  • Воспоминания
  • Неспособность получить удовольствие от ранее приятных переживаний
  • Раздражительность
  • Кошмары
  • Проблемы с концентрацией

Дополнительные симптомы (не похожие на посттравматическое стрессовое расстройство) могут включать:

  • Неспособность участвовать в поведении, которое могло бы способствовать их освобождению
  • Негативные чувства к друзьям, семье или властям, которые пытаются их спасти
  • Положительные чувства к похитителю
  • Поддержка поведения похитителя (и его мотивов)

Диагностика

Стокгольмский синдром не фигурирует в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств», которое используется для диагностики всего спектра психических расстройств.Напротив, это скорее описательный термин, обозначающий модель поведения, которая используется для того, чтобы справиться с травмирующей ситуацией.

Люди со стокгольмским синдромом часто также соответствуют критериям острого стрессового расстройства или посттравматического стрессового расстройства.

Лечение может включать психотерапию и / или лекарства. Психотерапия может воздействовать на определенные симптомы, которые появляются после травмирующего события, такие как кошмары или воспоминания. Это также может научить людей здоровым способам справиться с травматическим опытом.

Благодаря лечению они могут научиться понимать, насколько сочувствие к преступнику было навыком выживания и что их мысли о преступнике не служат им, когда они окажутся в безопасности.

Примеры

Распознавать случаи стокгольмского синдрома не всегда ясно. В некоторых случаях людей обвиняли в этом, когда они настаивали на том, что они этого не делают.

Например, некоторые эксперты утверждали, что у Элизабет Смарт, подростка, похищенного в 2002 году из своего дома в Юте, наверняка был Стокгольмский синдром, потому что она не избежала похитителей, когда у нее была такая возможность.Взаимодействие с другими людьми

Смарт неоднократно заявляла, что у нее нет Стокгольмского синдрома. Скорее, она предпочла не пытаться сбежать, потому что ее похитители угрожали убить ее семью, если она это сделает. Она осталась из-за страха, а не потому, что у нее были положительные чувства к паре, держащей ее в плену.

В некоторых случаях люди пытались использовать Стокгольмский синдром в качестве защиты в суде.

Вот несколько известных примеров случаев, когда у людей подозревали стокгольмский синдром:

  • Мэри МакЭлрой : В 1933 году четверо мужчин держали 25-летнего МакЭлроя под прицелом.Ее приковали цепью к стене в заброшенном фермерском доме, когда похитители требовали выкуп от ее семьи. После освобождения она публично выразила сочувствие своим похитителям и изо всех сил пыталась назвать их имена, когда они предстали перед судом.
  • Пэтти Херст: Внучка бизнесмена и газетного издателя Уильяма Рэндольфа Херста была похищена Симбионской освободительной армией в 1974 году. Во время своего плена она отказалась от своей семьи, взяла новое имя и присоединилась к своим похитителям в ограблении банков.В конце концов Херста арестовали. Она использовала Стокгольмский синдром в качестве своей защиты на суде. Тем не менее, ее все же признали виновной и приговорили к 35 годам тюремного заключения, поскольку присяжные не верили, что у нее действительно был Стокгольмский синдром.
  • Наташа Кампуш : Наташа была похищена в 1998 году в возрасте 10 лет. Ее держали в подземном помещении более восьми лет. Ее похититель иногда проявлял доброту, но также бил и угрожал убить ее. В конце концов Наташа сбежала, а ее похититель покончил с собой.В новостях сообщалось, что, узнав о его смерти, Наташа «безутешно заплакала», что заставило некоторых поверить в то, что у нее Стокгольмский синдром.

Спорт

Хотя Стокгольмский синдром в основном используется для описания ситуаций захвата заложников или похищения людей, исследование 2018 года показало, что его также можно найти в спорте. Исследователи утверждают, что оскорбительные спортивные тренеры могут преследовать молодых спортсменов, вызывая стокгольмский синдром.

Спортсмены могут мириться с эмоциональным насилием и подвергать себя болезненным тренировкам или экстремальным условиям, убеждая себя, что их тренер хочет для них лучшего.

Они также могут посочувствовать тяжелой работе, которую должен выполнить их тренер. Или они могут оправдать жестокое обращение, убедив себя, что насилие — это хорошая тренировка.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Стокгольмский синдром — это психологическое состояние, которое возникает, когда жертва насилия идентифицирует себя и привязывается к своему обидчику или привязывается к нему позитивно. Этот синдром первоначально наблюдался, когда похищенные заложники не только связывались со своими похитителями, но и влюблялись в них.

Специалисты расширили определение Стокгольмского синдрома, включив в него любые отношения, в которых жертвы насилия развивают сильную, лояльную привязанность к виновным в жестоком обращении. Некоторые из групп населения, затронутых этим заболеванием, включают заключенных концлагерей, военнопленных, детей, подвергшихся жестокому обращению, переживших инцест, жертв домашнего насилия, членов культов и людей, находящихся на токсичной работе или в церкви.

Характеристики Стокгольмского синдрома

Может быть, будет легче понять Стокгольмский синдром как реальную стратегию выживания жертв.Это потому, что кажется, что это увеличивает шансы жертв на выживание и считается необходимой тактикой для психологической и физической защиты от жестоких, токсичных и контролирующих отношений. Стокгольмский синдром часто встречается в токсичных отношениях, где существует разница во власти, например, между родителем и ребенком или духовным лидером и прихожанами. Некоторые признаки Стокгольмского синдрома включают:

  • Положительное отношение к виновным в жестоком обращении или похитителям.
  • Отказ сотрудничать с полицией и другими государственными органами, когда дело доходит до привлечения к ответственности виновных в жестоком обращении или похищении людей.
  • Мало или нет попытки сбежать.
  • Вера в доброту преступников или похитителей.
  • Умиротворение похитителей. Это манипулятивная стратегия для поддержания своей безопасности. По мере того, как жертвы получают вознаграждение — возможно, меньшим количеством злоупотреблений или даже самой жизнью — их умиротворяющее поведение усиливается.
  • Выученная беспомощность.Это может быть похоже на «если ты не можешь победить их, присоединяйся к ним». Когда жертвам не удается избежать жестокого обращения или плена, они могут начать сдаваться и вскоре поймут, что всем будет проще, если они уступят всю свою власть своим похитителям.
  • Чувство жалости к обидчикам, полагая, что они сами являются жертвами. Из-за этого жертвы могут отправиться в крестовый поход или на миссию, чтобы «спасти» своего обидчика.
  • Нежелание научиться отстраняться от виновных и лечить. По сути, жертвы могут быть менее лояльны к себе, чем к своему обидчику.

Любой может быть подвержен Стокгольмскому синдрому. Да, есть определенные люди с агрессивным прошлым, которые могут быть затронуты с большей вероятностью, например, люди с жестоким детством; но любой человек может стать жертвой, если существуют подходящие условия.

Партнеры или супруги, подвергшиеся побоям, являются ярким примером Стокгольмского синдрома. Часто они не хотят выдвигать обвинения или инициировать запретительный судебный приказ, а некоторые пытались помешать полиции арестовывать своих обидчиков даже после насильственного нападения.После того, как отношения закончились, жертвы домашнего насилия могут часто делать заявления типа «Я все еще люблю его» даже после того, как их жестоко избили.

Партнеры или супруги, подвергшиеся побоям, являются ярким примером Стокгольмского синдрома. Часто они не хотят выдвигать обвинения или инициировать запретительный судебный приказ, а некоторые пытались помешать полиции арестовывать своих обидчиков даже после насильственного нападения.

Как работает Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром возникает, когда задействована определенная динамика, и это происходит в определенных обстоятельствах.Ниже приводится список ингредиентов, которые могут способствовать развитию синдрома у людей:

  • Состояние может развиться, когда жертвы жестокого обращения считают, что существует угроза их физическому или психологическому выживанию, а также полагают, что их обидчики осуществят эту угрозу.
  • Когда с жертвами похищения обращаются гуманно или просто позволяют им жить, они часто чувствуют благодарность и приписывают похитителям положительные качества, полагая, что они действительно хорошие люди.
  • Непостоянное хорошее / плохое поведение может создавать узы травмы. Стокгольмский синдром — это форма травматической привязанности, когда жертвы «выжидают» плохое поведение, чтобы получить «крошки» хорошего поведения, которыми они наделены.
  • Жертвы изолированы от других. Когда люди находятся в оскорбительных системах, таких как ситуация с похищением, доступ к внешней информации и общению ограничен или даже отсутствует. Таким образом, допускается вмешательство только злоумышленников. Это похоже на «сверхпропаганду».

Как помочь людям, у которых может быть Стокгольмский синдром

Понимание психологии, лежащей в основе Стокгольмского синдрома, может помочь вам узнать, как помочь тому, у кого он есть.Стокгольмский синдром — это реакция жертвы на травму, которая включает множество социальных факторов. Некоторые из этих социальных динамик включают конформизм, групповое мышление, деиндивидуализацию, романтическую любовь и фундаментальную ошибку атрибуции, среди прочего.

  • Попробуйте психообразование. Психообразование включает в себя обучение жертв Стокгольмского синдрома тому, что происходит. Помните поговорку «Знание — сила»? Знание того, с чем вы боретесь, — лучший способ выиграть битву за свободу любимого человека.
  • Избегайте поляризации. Не пытайтесь убедить жертву в подлости обидчика; это может заставить жертву поляризоваться и защитить преступника.
  • Воспользуйтесь методом Сократа. Задайте жертве вопросы о том, как они видят ситуацию, как они чувствуют и думают, и что, по их мнению, должно произойти дальше.
  • Слушайте без суждений. По мере того, как жертва обдумывает все, что произошло, и обрабатывает свой опыт общения с преступником, прислушивайтесь и используйте размышления, чтобы выразить озабоченность и подтверждение.
  • Не давайте советов. Жертвы жестокого обращения должны иметь возможность принимать собственные решения. Если вы приходите и говорите им, что делать, потому что «очевидно, что вам лучше знать», то вы не помогаете жертве наращивать мускулы личной власти. Помните, что путь к исцелению от жестокого обращения часто заключается в том, чтобы дать жертве возможность принимать собственные решения, знать это и владеть этим.
  • Устранение когнитивного диссонанса. Манипулятивные отношения могут вызвать когнитивный диссонанс.Это означает, что интуиция жертвы нарушена, и она может не понимать реальности. Помогите им, подтвердив их истину и побудив их доверять себе.
  • Определите «крючок». »Жертвы Стокгольмского синдрома могут посвятить себя делу или невысказанному желанию. Они могут чрезмерно идентифицировать себя с преступником дисфункциональным образом, чтобы удовлетворить личную потребность. Это «крючок». Помогите жертве определить, какова основная потребность, удовлетворяемая жестокими отношениями.Как только жертва поймет, почему она так привержена отношениям, она может начать вносить положительные изменения.

Примеры зацепок включают различные чувства, например чувство преданности. Их можно найти в таких высказываниях, как «Я буду там, несмотря ни на что» или «Это ты и я против всего мира». Эти типы потребностей, как правило, неосознаваемы и могут развиться на более раннем этапе жизни человека.

Знание психологических основ Стокгольмского синдрома может помочь вам понять, как лучше всего помочь человеку с этим заболеванием.Его лечение недостаточно изучено. Несмотря на широкое обсуждение правовых последствий этого расстройства, очень мало написано о том, как помочь пострадавшему. Суть в том, что независимо от того, какое вмешательство вы используете, чтобы помочь человеку, страдающему этим заболеванием, всегда следует помнить о том, чтобы предлагать сочувствие и никогда — принуждение.

Если вы думаете, что вы или ваш любимый человек страдаете стокгольмским синдромом, терапевт может помочь вам или им проработать некоторые из шагов к исцелению, описанных выше.Начните поиск психотерапевта, который сможет вам помочь уже сегодня.

Артикул:

  1. Александер Д. А. и Кляйн С. (2009, 1 января). Похищение и захват заложников: обзор эффектов, совладания и устойчивости. Журнал Королевского медицинского общества, 1 (102), 16–21. DOI: 10.1258 / jrsm.2008.080347
  2. Карвер, Дж. М. (20 декабря 2014 г.). Любовь и Стокгольмский синдром: Тайна любви к обидчику, стр. 1. Получено с https: // Counsellingresource.com / терапия / самопомощь / стокгольм
  3. Диттман, М. (2002). Культы ненависти. Американская психологическая ассоциация, 10 (33), 30. Получено с http://www.apa.org/monitor/nov02/cults.aspx
  4. Грей, М. Д. (2017, 16 января). Как лечить Стокгольмский синдром. Получено с https://health.onehowto.com/article/how-to-treat-stockholm-syndrome-7546.html
  5. .
  6. Керкар П. (2017, 28 августа). Что такое стокгольмский синдром и как его лечить? Получено с https: // www.epainassist.com/mental-health/stockholm-syndrome
  7. Социальная психология. (2010). Получено с https://www1.psych.purdue.edu/~willia55/120/LectureSocialF10.pdf
  8. .

© Copyright 2018 GoodTherapy.org. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено Шари Стайнс, психотерапевтом, терапевтом из Ла-Хабра, Калифорния

Предыдущая статья была написана исключительно автором, указанным выше. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.org. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Что является источником Стокгольмского синдрома

Здание, в котором находился Кредитбанкен, в Норрмальмсторге, Стокгольм, Швеция.я Wikimedia Commons / Таге Олсин Житель Нью-Йорка недавно опубликовал рассказ, в котором говорилось, что «Стокгольмский синдром» может быть мифом, но это не делает безумное ограбление банка, которое вдохновило этот термин, менее увлекательным.

Сорок лет назад парень в «очках из магазина игрушек», румянец и в толстом коричневом парике ворвался в банк в Стокгольме и взял в заложники четырех сотрудников, согласно эпической статье в журнале New Yorker 1974 года, озаглавленной «Банковская драма».»Пленники связались с ним во время шестидневного противостояния, в какой-то момент предложив покинуть банк вместе с ним и его сообщником, чтобы их похитители могли бежать целыми и невредимыми.

Телеканалы круглосуточно транслировали новости о противостоянии. Все в Швеции были очарованы этой драмой, и особенно они были заинтригованы очевидным сочувствием жертв и покорностью их похитителям.

Шведский психиатр Нильс Бейерот позже ввел термин «Стокгольмский синдром» для описания так называемой привязанности к захвату.

Главный похититель в этой ситуации, Ян-Эрик Олссон, был необычным головорезом. Он был осужден за кражу в особо крупных размерах в 1972 году и достиг «определенной известности», когда пожилая пара поймала его за грабежом их дома, согласно статье в New Yorker 1974 года.

Пожилой мужчина потерял сознание, и женщина попросила Олссона взять его сердечное лекарство на кухне. Олссон получил лекарство и продолжил обыск в их доме.

Олссон проявил аналогичные проблески сострадания после того, как он сбежал из тюрьмы и в следующем году ворвался в стокгольмский банк под названием Sveriges Kreditbanken с автоматом, как и его сообщник, 26-летний преступник по имени Кларк Олофссон.(Полиция доставила Олофссона в банк из его тюремной камеры по просьбе Олссона, который знал его, когда они оба проводили время вместе.)

В какой-то момент 21-летняя кассирша Элизабет Олдгрен пожаловалась на чувство слишком клаустрофобия в хранилище, где они все остановились. Олссон обвил ее шею веревкой и отпустил гулять.

«Я не могла уйти очень далеко и была на поводке, который он держал, но я чувствовала себя свободной», — сказала она корреспонденту New Yorker Дэниелу Лэнгу.

В другой раз Олдгрен проснулся посреди ночи от озноба и почувствовал, как Ольссон надевает пальто ей на плечи.«Ян был смесью жестокости и нежности, — сказал Олдгрен Лангу. «Я знал его только день, когда я чувствовал его пальто вокруг себя, но я был уверен, что они были такими всю его жизнь».

Оба похитителя казались чрезмерно обеспокоенными, когда у одной из трех женщин, взятых в заложники, начались месячные и не было необходимых припасов, пишет Лэнг.

«Это заставило меня подозревать, что они могут не обладать инстинктом убийцы», — сказал Лангу один из полицейских, участвовавших в противостоянии.

Их пленники, очевидно, тоже не считали своих похитителей убийцами. Все четверо хотели, чтобы их отпустили вместе со своими похитителями, чтобы похитители не пострадали. «Мы хотим уйти с грабителем», — сказала по телефону 23-летняя Кристин Энмарк тогдашнему премьер-министру Улофу Пальме. «Он скоро отпустит нас».

Однако полиция не очень-то верила , что в похитителей. Власти отказались позволить им уйти с заложниками, и в конце концов Олссон и его сообщник сдались после того, как полиция применила против них слезоточивый газ.

Три пленницы поцеловали Олссона и Олофссона на прощание, и одинокий мужчина Свен Сафстром пожал им руку.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.