Стокгольмский синдром простыми словами: Что такое стокгольмский синдром простыми словами

Содержание

Что такое стокгольмский синдром простыми словами

Стокгольмский синдром – что это, у кого и почему возникает?

Стокгольмский синдром, также известный, как защитно-бессознательная травматическая связь, является состоянием, которое заставляет заложников и жертв развивать психологический альянс с их похитителем или обидчиком в неволе или во время причинения вреда.

Эти интимные и добрые чувства складываются между двумя сторонами из-за количества времени, проведенного вместе. Стокгольмский синдром был обнаружен у людей, которые испытали политическую дискриминацию притеснения, террор, торговлю людьми, похищение, физическое, эмоциональное и сексуальное насилие.

Чувства, которые испытывают жертвы к своим похитителям, противоположны чувствам наблюдателей к обидчикам. Иными словами, жертва может чувствовать себя довольной и безопасной, в то время как наблюдатель будет испытывать презрение и страх.

Стокгольмский синдром считается оспариваемой болезнью, потому что есть те, кто не согласен с реальностью данного состояния. Однако, примерно 8% жертв демонстрируют симптомы данного синдрома.

Стокгольмский синдром – это механизм преодоления, который возникает из-за того, что потребность жертвы выжить сильнее, чем «желание» ненавидеть своего похитителя. Защитный механизм эго

под стрессом – это «позитивная» эмоциональная связь между заложником и обидчиком.

Из-за того, что жертва не хочет, чтобы их чувства воспринимались как поддельные, она начинает полагать, эта связь верна. Считается, что даже частичная активация психологической черты захвата связана с тем, что существуют такие явления, как дедовщина братства, парафилия (садизм, рабство, мазохизм) и синдром избитой женщины.

Естественно искать нормальность, особенно когда вы проводите много времени с захватчиком. Адаптация себя иногда является единственным способом выжить.

Симптомы стокгольмского синдрома

В то время как нет официального списка симптомов данного синдрома, есть общие черты, связывающие тех, кто испытал это.

Некоторые из подобных признаков включают:

  • После переживания чего-то страшного жертвы испытывают тип инфантилизации, означающий, что они не едят, не говорят или не используют туалет без разрешения.
  • Малые проявления доброты, такие как получение пищи, вызывают огромную благодарность обидчику.
  • Отказ в том, что похититель – это человек, из-за которого жертва находится в заложниках в этой ситуации. Скорее, жертва думает, что человек является тем, кто позволяет ей жить.

После акта похищения или насилия многие люди испытывают такие негативные когнитивные, социальные, эмоциональные и физические эффекты, как:

  • Повторяющиеся воспоминания о плохой ситуации.
  • Отказ принять реальность и то, что на самом деле произошло.
  • Размытая память и невозможность запоминания определенных аспектов.
  • Полная путаница.
  • Чувство беспомощности, агрессии, депрессии, вины или агрессии
  • Развитие зависимости от похитителя и неуверенность в том, как выжить без его помощи.
  • Развитие посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)
  • Тревожность и раздражительность
  • чрезмерная осторожность
  • Отказ от еды, сна или выхода на улицу

Причины появления синдрома

Теоретически существует несколько компонентов, комбинация которых вызывает стокгольмский синдром:

  • отсутствие предварительных отношений между похитителем и жертвой.
  • развитие позитивных чувств к похитителю.
  • полная изоляция от кого-либо кроме захватчика.
  • предположение, что похититель может убить жертву в любое время.
  • отказ сотрудничать с полицией и другими органами

Психологи, изучавшие синдром, считают, что он начинает развиваться, когда связь между похитителем и жертвой создается изначально и преднамеренно угрожает жизни последней, а затем выбирает не убивать её. Спокойствие, которое чувствует жертва, затем переключается на чувства благодарности к похитителю.

Стокгольмский синдром в отношениях

В физически и эмоционально оскорбительных отношениях, таких как насилие в семье, то, что человек продолжает оставаться с оскорбительным партнером, не является редкостью. Это известно как синдром избитой женщины.

Причина, по которой люди остаются, заключается в том, что они чувствуют какую-то зависимость от своего партнера и то, что не могут функционировать без них. Часто они пытаются оправдать действия партнера тем, что «он/она не плохой человек – просто рассердился».

В одном из исследований было обнаружено, что оставшиеся в живых от жестокого обращения с детьми показывают отчетливые признаки стокгольмского синдрома. Нередко дети, подвергающиеся эмоциональному или физическому насилию, могут чувствовать себя защищенными с жестоким родителем или членом семье и не говоря об актах нанесения вреда, чтобы защитить обидчика.

Стокгольмский синдром — что это? Почему и как.

Суть стокгольмского синдрома простыми словами, примеры-истории из жизни, универсальные признаки. 5 советов как избавиться от Stockholm Syndrome.

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром – термин описывает феномен человеческой психологии, его суть заключается в том, что жертва начинает испытывать симпатию к человеку, совершившему данное преступление.

Пострадавшие лица переживают за дальнейшую судьбу преступника, желают ему менее жесткой меры наказания, могут навестить их обидчика или даже хотят с ним подружиться.

Если провести историческую сводку, то термин Стокгольмский Синдром ввел и проработал шведский психолог-криминалист Нильс Бейерут, во время работы консультантом в расследовании ограбления банка «Kreditbanken» в 1973 году. (Гуглите “Бейерут Нильс Википедия”



🇬🇧 Читать исследовение Cantor C по теме Стокгольмский синдром на PubMed

Здесь критичный момент: термин Стокгольмский Синдром эволюционировал и частично отцепился от задумки Нильса. Со временем термин приобрел более широкое значение и теперь используется по отношению не только к жертвам преступлений.

Например, в отношениях между мужчиной и женщиной может наблюдаться проявление Стокгольмского синдрома со стороны одного из партнеров (в английском языке называется Abusive relationships).

Нередки случаи домашнего насилия или наличия у одного из участников неоправданно высокого желания доминировать. Представим, что мужчина эгоистичен, невнимателен по отношению к своей избраннице, излишне ревнив и никогда не идет на компромисс.

При этом женщина вопреки здравому смыслу не собирается прекращать отношения с ним, хотя ее окружение искренне советует ей это сделать. Так выглядит Стокгольмский синдром в его бытовом проявлении.

История появления термина. От куда растут ноги?

В 1973г. в банк, расположенный в центре Стокгольма, ворвался мужчина с автоматом в руке. Его образ преображал его внешность, но маски на нем не было.

В это время в банке отсутствовали посетители, а на рабочем месте находился только персонал. Грабитель угрожал оружием и потребовал заложников укрыться в денежном хранилище вместе с ним. Преступник надеялся, что ему предоставят оружие, крупную сумму, быстрый автомобиль, а также выпустят на свободу его кента-товарища.

Власти Швеции вели с ним переговоры, поскольку не хотели штурмовать хранилище и действовать с позиции силы, чтобы избежать человеческих жертв невинных. В конечном итоге полиция применила слезоточивый газ, и преступник вышел сдаваться, рядом с ним шли заложники, которые его больше ни капли не боялись.

Press photographers and police snipers lie side by side on a roof opposite the bank where hostages were being held on August 24, 1973. AFP Photo/ScanPix Sweden/Roland Jansson/Getty Images.

На допросах стало известно, что 5 дней нахождения в хранилище он обращался с ними гуманно и вежливо, заложники и грабитель играли в игры и вели милые разговоры об их повседневной жизни.

⚠️ Одна из жертв сообщила, что угнетатель дал ей свою куртку, когда она замерзла.

Также две женщины сознались, что добровольно занимались с ним сексом. Довольно странное пребывание в плену, сидишь, болтаешь, играешь, занимаешься сексом. Не жизнь, а малина.

Непричастные люди были максимально удивлены поведением заложников после освобождения. Они пытались оправдать своего заточителя и даже оплатили ему адвоката. Одна из женщин, которая пять дней находилась в денежном хранилище вместе со своим похитителем, часто навещала его в тюрьме.

3 наглядных прецедента Стокгольмского синдрома

Показательный случай #1. 1974 Калифорния

Удивительный случай произошел в 1974г. в Калифорнии. Члены преступной организации “Симбионистская армия освобождения” похитили девятнадцати летнюю Патрицию Херст, девушка была внучкой миллиардера.

Она находилась в плену целых два месяца, её насиловали, били, морили голодом, заставляли записывать видеобращения.

Ничего необычного, на первый взгляд, но развязка истории заключается в том, что девушка прониклась сочувствием к преступной группировке и позже стала её участницей.

Показательный случай #2. 1991 Калифорния

Страшное событие произошло в 1991г. также в Калифорнии. Одиннадцатилетняя девочка по имени Джейси Ли Дугард отправилась в школу, но не успела дойти до остановки, её похитил маньяк.

Целых 18 лет девочка находилась в плену, при этом похититель занимался с ней сексом. Уже в 14 лет Джейси родила ребенка, в 17 она родила второго.

Наконец полиция вышла на преступника, спасла уже взрослую Джейси, а её похитителю выдвинули тюремный срок в 436 лет. Как итог:

Джейси просила не наказывать своего похитителя.

Показательный случай #3. 2007 Сент-Луис

В 2007-ом году в Сент Луисе (США) был похищен одиннадцати летний мальчик. Он пробыл в заточении 9 месяцев, похититель бил его, заставлял вступать с ним в половой контакт и даже участвовать в съемках домашнего порно.

Мальчик сообщил, что ему разрешали сидеть в интернете и не сильно его контролировали. Но жертва не пыталась сбежать или связаться со своими родителями.

Подробнее тему с примерами можно “развальцевать” дополнительно прочитав статью История и самые яркие случаи стокгольмского синдрома — WAS.

4 ключевых симптома Стокгольмского Синдрома

Психологи внимательно изучают поведение жертв, у которых диагностировали Стокгольмский синдром, чтобы сформулировать признаки данной психологической аномалии. Распространенные признаки Стокгольмского синдрома:

  • Жертва пытается проводить параллели между собой и преступником. Этот процесс происходит из-за того, что человек пытается себя успокоить тем, что имеет много общего с преступником, и тот не причинит ей вреда. Отсюда прослеживается стремление добиться покровительства своего похитителя.
  • Жертва боится штурма, ведь во время него возможна перестрелка, в ходе которой могут случиться потери среди заложников. Из-за этой логики в голове жертвы появляется мысль о том, что в плену она в безопасности и ничего с ней не случится.
  • За длительное пребывание в плену жертва контактирует, в большей степени, лишь со своим похитителем. Она общается с ним слишком часто, в стрессовой ситуации принимая мнение похитителя за единственное верное. В связи с этим жертва становится уязвимой для промывки мозгов и насаждения идей, выгодных для преступника.
  • Жертва пытается дистанцироваться от ситуации, воспринимает случившееся как страшный сон, считает, что похититель держит её в плену, потому что хочет обезопасить себя от полиции. Таким образом, у жертвы сдвигается парадигма, и она начинает положительно относиться к захватчику, а спасателей воспринимает как угрозу.

Симптомы Стокгольмского синдрома становятся значительно сильнее, если заложников держат не в одной большой группе, а делят на несколько подгрупп. Таким образом, происходит более тесный и доверительный контакт.

Какие предпосылки приводят к проявлению Стокгольмского синдрома?

Чаще всего Стокгольмский синдром появляется в результате длительного контакта между заложниками и преступниками. Достаточно 3-4 дней, чтобы он начал охватывать жертву. К сожалению, эта болезнь лечится трудно и долго.

Police officers wearing gas masks escort 32 year old prison escapee Jan-Erik Olsson from the bank. AFP Photo/ScanPix Sweden/Egan-Polisen/Getty Images.

Механизм синдрома устроен плюс-минус так: заложник находится в шоке и долгом плену, его одолевает страх и гнев, которые он не имеет возможности выразить. Поэтому он начинает трактовать действия преступника в свою пользу.

Жертва сближается с похитителем и в условиях полной физической зависимости от него начинает испытывать привязанность, сочувствовать и симпатизировать террористу. Этот комплекс переживаний создает у жертвы иллюзию безопасности ситуации и человека, от которого зависит его жизнь.

Ситуации, в которых может проявиться стокгольмский синдром:

  • Террористические акты с захватом заложников;
  • Мероприятия захватом военнопленных;
  • Заключение в концлагерях или тюрьмах;
  • Авторитаризм в общении между людьми;
  • Специфические национальные обряды;
  • Похищение людей с целью обращения в рабство/шантажа/выкупа;
  • Бытовое насилие внутри семьи.

Если вычленить из справочной информации факторы, которые сигнализируют о возможном Стокгольмском синдроме, то можно все свести до 6:

  1. Первый фактор – это наличие социального взаимодействия. Как только “открывается дверь”, запускаются процессы эмпатии и сопережевания.

    К примеру, опытные преступники специально создают условия невозможности развития стокгольмского синдрома: завязывают заложником глаза, используют кляп, меняют охранников и в таком ключе;

  2. Второй фактор – самый “железобетонный”: возможность у заложников рационального объяснения проявленной к ним жестокости. Поле для попыток искать причинно-следственные связи попутно погружаясь в шкуру своего ущемителя прав.

    Даже если погибает один из заложников при сопротивлении, то остальные пытаются оправдать или объяснить действия преступников, и делают поправки в своем поведении – мол это рациональное и уместное применение жестокости.

    В случае же, если преступники совершают акты необоснованной жестокости направо и налево, то это ведет к созданию атмосферы страха, что само собой исключает возможность проявления стокгольмского синдрома;

  3. Третий фактор – жертва и угнетатель носители одного языка. Языковой барьер имеет значение, достаточно простой и понятный фактор. Здесь уместен и обратный эффект, жертва будет более агрессивно настроена к чужакам;
  4. Четвертый фактор – знания участниками психологических основ и использование приемов манипуляции.

    В случае если хотя бы одна из сторон понимает и использует психологические приемы для выживания или манипулирования, то это ведет к созданию атмосферы, где может зародиться симпатия. Однако в случае психической неуравновешенности преступников попытки психологического воздействия могут очень печально закончиться;

  5. Пятый фактор – система религиозных или культурных воззрений. Как правило, подобные воззрения не меняются за короткий срок, а если они различны “под корень, на глушняк”, то это очень сильно усугубляет ситуацию;
  6. Шестой фактор – достаточное время. Для проявления симптома жертва должна пройти несколько стадий, начиная от шока и испуга. Это фактор значительно разнится от человека-к-человеку, но в среднем синдром проявляется не менее чем через 3-4 дня.

Правила избавления от Стокгольмского синдрома

Эксперимент Зимбардо. Короче сколько волка не корми…

Если есть возможность открытого диалога с жертвой, то можно постепенно подводить человека к ответу через наводящие вопросы (Майевтика или Метод Сократа). Но это сделать максимально трудно, так как потребуется выстроить много-уровневую систему подводки и сценариев работы с подкоркой.

Если ситуация пагубная – психолог must have! Если не сильно или нет возможности обратиться к специалисту, можно использовать что-нибудь из надежных мер и правил:

  • Необходимо предложить жертве квалифицированную психологическую помощь. Лучше всего обратиться к психологу, который во всем разберется и разложит все по полочкам.

    Самое главное, ненавязчиво и без давления объяснить человеку, что с помощью профессионалов ему обойтись с тяжбой легче и быстрее;

  • На жертву нельзя давить ни в коем случае. Она и так очень долго находилась под давлением и теперь её необходимо лечить. Дайте возможность человеку самому принимать решения и делать то, что он считает необходимым. Больному нужна свобода в быту;
  • К жертве необходимо проявлять внимание и давать ей возможность быть услышанной;
  • Метод Сократа прекрасно подходит для борьбы со Стокгольмским синдромом. Пострадавшего можно подвести к верным выводам, если давать ему возможность рассуждать в правильном направлении, задавая наводящие вопросы;
  • Самое важное – это разорвать психологический триггер. Это абстрактная связь, которая невольно сближает жертву с обидчиком или ситуацией. Нечто, на чем держится это аномалия.

    Например, жена не может уйти от мужа-тирана из-за того, что у нее в голове живет заблуждение, что он её любит, а никому нормальному она не нужна.

Стокгольмский синдром: о важном простыми словами | Легкая жизнь!

Стокгольмский синдром – необычное психологическое явление. Иногда жертвы похищений начинают сочувствовать своим захватчикам, понимать их и отождествлять себя с ними. Давайте разберёмся что это, и откуда такие чувства возникают.

Типичная жертва. Фото: https://www.magazine-hd.com/apps/wp/wp-content/uploads/2019/08/stockholm_day10_jt_1387.jpg

Типичная жертва. Фото: https://www.magazine-hd.com/apps/wp/wp-content/uploads/2019/08/stockholm_day10_jt_1387.jpg

Откуда пошёл термин

«Стокгольмский синдром» ещё могут называть «стокгольмским фактором», «синдромом выживания заложника», и даже «синдромом здравого смысла».

Самое популярное название появилось благодаря шведу Нильсу Бейерету. Он пытался разобраться в ситуации, возникшей в 1973 году. После освобождения заложников в Стокгольме, заложники защищали своих похитителей и отказывались давать против них показания в суде. Они были уверены, что их похищение – жертва, необходимая для достижения общей цели.

Механизм замещения чувств

Современные психологи уверены, что стокгольмский синдром – это не патология, не нарушение психики, и даже не замещающее чувство. Скорее это правильная реакция здоровой психики на окружающий стресс.

Так, человек может выдержать происходящее вокруг. Он начинает понимать преступника, даже поддерживать его. Как будто всё происходит с его согласия, и его никто не принуждает насильно тут оставаться или что-то делать.

Синдром усиливается, если жертва и захватчик постоянно общаются, пусть даже только угрозами. А вот если люди говорят на разных языках, или же заложникам завязывают глаза и не дают говорить – то стокгольмский синдром практически исключён.

Самые яркие примеры

В 8% случаев захвата заложников, находились люди, которые пострадали от синдрома заложника.

Например, в 1974 в США члены радикальной политической организации похитили внучку миллиардера Уильяма Рэндольфа Херста. Они хотели обменять её на освобождение своих друзей из тюрьмы. Однако в ходе заточения девушка прониклась идеологией террористов, отказалась уходить, изменила имя и участвовала с ними в налётах на банки, магазины и тюрьмы.

В 2002 году в Америке девочку – подростка похитили прямо из дома. Долгих 9 месяцев родители искали её по всей стране, а потом нашли её в соседнем штате. Оказалось, что преступником был местный священник, присмотревший девушку себе в жёны. Они гуляли за руку по улицам, она не пыталась сбежать, и даже самостоятельно прятала своё лицо и придумала другое имя.

Каждая из жертв не виновата в своих поступках и нуждалась в многолетнем лечении. Только опытные психологи могут помочь человеку осознать, что с ним произошло и поднять на поверхность истинные мысли и страхи, которые спрятались за стокгольмским синдромом.

Стокгольмский синдром простыми словами

Мы все видели это в фильме или сериале миллион раз: какой-то отчаянный преступник организовал ограбление и взял заложников. Ситуация напряженная и ухудшается по мере того, как она затягивается, и нетерпеливый капитан полиции, на которого еще и давит мэр города, хочет захватить здание силой и положить конец этому. Сейчас. 

«Нет, черт возьми!» — говорит главный герой. «Там есть невинные люди, капитан. Я могу поговорить с этим парнем. Просто дай мне больше времени..».

И так далее, копируйте и вставляйте десять тысяч раз.

Но он не единственный, кто разговаривает с преступниками в кино или в реальной жизни. Знаете ли вы, что когда дело доходит до ситуации с заложником, отношения между похитителем и пленником могут принимать некоторые темные и извилистые повороты, поскольку часы, дни, а иногда даже годы, проведенные вместе, могут вызвать неожиданные связи между жертвой и преступником?  Иногда это даже приводит к тому, что мы теперь называем стокгольмским синдромом, редким состоянием, при котором жертвы похищения или заложники начинают сочувствовать своим похитителям и даже иногда становятся на их сторону.

Но хотя многие из нас могут иметь смутное представление о том, как определить Стокгольмский синдром, столь же вероятно, что фактическая история и значение этого термина не совсем ясны. Так что же такое Стокгольмский синдром и откуда взялся этот термин?

Почему это называется стокгольмским синдромом?

Большинство жителей Стокгольма, Швеция, вероятно, предпочли бы, чтобы люди узнавали их город за его знаменитую чистую воду, великолепное метро, ​​очаровательные заснеженные рождественские пейзажи. Но факт остается фактом: им нужно поблагодарить ограбление банка в середине 1970-х годов за то, что оно превратило Стокгольм в синдром — термин, который психологи используют для описания связи между похитителем и пленником, которая может развиваться со временем.

Причина, по которой Стокгольмский синдром назван в честь шведской столицы, связана с неудачным ограблением банка, которое произошло в течение шести напряженных дней в 1973 году в Kreditbankenв Стокгольме. Именно тогда профессиональный преступник Ян-Эрик Олссон взял в заложники четырех банковских служащих во время попытки ограбления, которая провалилась.

Олссон в течение шести дней держал служащих банка Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен, Биргитту Лундблад и Свена Сафстрома в хранилище банка, а позже к нему присоединился бывший сокамерник. К тому времени, когда осада закончилась почти неделю спустя, наблюдатели отметили, что стало очевидно, что жертвы каким-то образом связаны со своими похитителями. И вот, родился Стокгольмский синдром.

Спустя годы в интервью находящаяся в плену служащая банка Кристин Энмарк, которая, как говорят, установила самые тесные связи со своими похитителями, сказала: «Это своего рода такая ситуация, в которую вы попадаете, когда все ваши ценности и мораль каким-то образом меняются».

Действительно, в какой-то момент Энмарк умолял тогдашнего премьер-министра Швеции Улофа Пальме в напряженном телефонном разговоре по телефону разрешить ей уехать вместе с похитителями.

«Я полностью доверяю Кларку и грабителю», — сказала она во время этого звонка, согласно статье Би-би-си в 2013 году, посвященной 40летию ограбления. «Я не боюсь. Они ничего нам не сделали. Напротив, они были очень хорошими. Но знаешь, Улоф, чего я боюсь, так это того, что полиция нападет и убьет их».

Другой пострадавший, Свен Сафстром, сообщил, что даже почувствовал благодарность к Олссону, когда грабитель сказал ему, что собирается застрелить его, чтобы продемонстрировать полиции, что он настроен серьезно. Он сказал, что был благодарен, когда Олссон сказал ему, что он обязательно не убьет его и что он сначала позволит ему напиться.

Значение Стокгольмского синдрома

Термин «стокгольмский синдром» впервые был использован криминалистом и психиатром Нильсом Бежеро, а позже был разработан психиатром доктором Франком Охбергом для использования Скотланд-Ярдом и ФБР.  Охберг помогал агентствам разработать стратегии действий в ситуациях, связанных с захватом заложников, и пришел к определению Стокгольмского синдрома для Национальной целевой группы США по терроризму и беспорядкам.

Охберг сказал, что Стокгольмский синдром характеризуется тем, что люди сначала попадают в ужасающую ситуацию, в которой «они уверены, что умрут». Затем жертвы «… переживают своего рода инфантилизацию — когда, как ребенок, они не могут есть, говорить или ходить в туалет без разрешения». Наконец, пережив эту травму, когда их похитители впоследствии проявляют к ним малейшее проявление доброты, даже такое простое, как раздача пищи, пленники испытывают «примитивную благодарность за этот дар».

«Они отрицают, что это человек, который поставил их в такую ​​ситуацию», — написал Охберг. «По их мнению, они думают, что это тот человек, который позволит им жить». То есть, происходит подмена понятий.

Другие жертвы Стокгольмского синдрома

Недавний случай, когда пленник, как сообщалось, развил чувства к своему похитителю в стиле Стокгольмского синдрома, произошел с Наташей Кампуш, австрийской девушкой, которую Вольфганг Приклопил взял в плен в 10-летнем возрасте и держал в подвале почти десятилетие. Сообщается, что Кампуш плакала, когда узнала о смерти Приклопила, и даже зажгла ему свечу и сказала журналистам, что выразила ему свое почтение в морге перед тем, как его похоронили.

Еще одна жертва похищения, имя которой упоминается в разговорах о Стокгольмском синдроме, — это Элизабет Смарт, подросток из Юты, которую вытащили из спальни с ножом и девять месяцев держали в заложниках. Сообщается, что Смарт проявляла необычную заботу о безопасности похитителей, несмотря на то, что ее ежедневно насиловали и угрожали смертью, если она попытается сбежать.  Следует отметить, что такая характеристика Смарт как жертвы с Стокгольмским синдромом в то время широко критиковалась как форма обвинения жертвы и несправедливость по отношению к девушке, которая, в конце концов, была подростком, пережившим ужасную травму.

Но, пожалуй, самой известной среди предполагаемых жертв Стокгольмского синдрома является Пэтти Херст. В 1974 году Херст, калифорнийская наследница состояния владельца газеты Уильяма Рэндольфа Херста, была похищена и взята в плен воинствующими революционерами, которые называли себя Симбионистской армией освобождения. Как сообщается, в то время пока она была в плену, Херст изнасиловали и угрожали смертью, если она не будет сотрудничать.

Тем не менее, в течение своего 19-месячного плена Херст, кажется, развила близость к своим похитителям и даже приняла некоторые из их убеждений и, возможно, даже присоединилась к их «движению». На знаменитой фотографии, взятой из видеозаписи наблюдения банка в Сан-Франциско, зернистый снимок показывает, как Херст стреляет из винтовки М-1 во время ограбления.

Свидетели сообщили, что Херст шла на несколько шагов позади других грабителей  когда они возвращались к своей машине для побега, и поэтому, похоже, не вела себя как пленник. Вскоре после публикации видеозаписи генеральный прокурор США Уильям Саксбе назвал Херст «обычным преступником», заявив, что она не была «сопротивляющейся участницей» ограбления, хотя агент ФБР, ответственный за расследование ограбления, сказал, что другие члены SLAнаправляли на пистолеты на Херст во время ограбления.

Однако вскоре после этого Херст якобы обеспечила прикрытие огнем члена SLA, который был пойман на краже у магазина спортивных товаров. Херст выпустила весь магазин своей винтовки по витрине и даже выстрелила из второго оружия в менеджера магазина, когда у нее кончились патроны в винтовке. В конце концов Херст была схвачена полицией — она ​​указала, что ее род занятий — «городской партизан» и она была предана суду.

Знаменитый адвокат Ф. Ли Бейли представляла ее, и после серии психиатрических обследований, в которых она была признана «человеком с низким IQи низким уровнем сопереживания», у нее были обнаружены огромные пробелы в памяти. Случай, естественно, был спорным и сенсационным на многих уровнях, но заявления о Стокгольмском синдроме были особенно полярными. После длительного судебного разбирательства суд постановил, что Херст виновна в ограблении банка, и ее приговорили к семи годам тюремного заключения.

Стокгольмский синдром действительно существует?

Такое сложное психическое состояние, описанное фразой «Стокгольмский синдром», присущее травме, принуждению, угрозам и окрашенное страхом смерти, конечно, трудно измерить или количественно оценить.

Хотя это по-прежнему вызывает споры даже среди медицинских работников и сотрудников правоохранительных органов, в собственном бюллетене ФБР от 2007 г. была опубликована статья, в которой описывалось, как похитители, испытывающие положительные чувства к своим пленным и наоборот, являются реальной проблемой и могут быть использованы для обеспечения безопасности безопасное освобождение заложников.

Однако другие эксперты правоохранительных органов не согласны. Хотя Стокгольмский синдром до сих пор обсуждается на курсах обучения переговорам с заложниками, у таких экспертов, как бывший руководитель полиции Нью-Йорка по переговорам с заложниками Хью Макгоуэн, есть свои сомнения.

«Мне было бы трудно сказать, что он существует», — сказал Макгоуэн BBC, добавив, что «Стокгольм был уникальной ситуацией. Это произошло примерно в то время, когда мы начали фиксировать все больше ситуаций с заложниками. Иногда в области психологии люди ищут причину и следствие, когда их нет».

Другие указывают на то, что основные принципы Стокгольмского синдрома широко применяются в других ситуациях, особенно в случае домашнего насилия. У жертвы может развиться чувство сочувствия к обидчикам, даже чувство защиты по отношению к ним. Еще один сложный аспект всей таблицы жертв Стокгольмского синдрома заключается в том, что некоторые говорят, что нанесение ярлыка на любого, кто находится в заложниках в течение любого периода времени, может быть истолковано как подразумевающее некоторую степень критики жертвы, даже подразумевающую слабость.

Со своей стороны, Кампуш, австрийская девушка, которую держали в подвале восемь лет, отвергает само понятие Стокгольмского синдрома, говоря, что он не учитывает рациональный выбор выживания.

«Я считаю очень естественным, что вы приспособитесь идентифицировать себя со своим похитителем», — сказала она BBC. «Особенно, если вы проводите много времени с этим человеком. Это о сочувствии, общении. Поиск нормальности в рамках преступления — это не синдром. Это стратегия выживания».

А теперь ответим на популярные вопросы об этом синдроме.

Вопросы и ответы о Стокгольмском синдроме

Стокгольмский синдром — это психическое заболевание?

Стокгольмский синдром, хотя и признан правоохранительными органами и в кругах психического здоровья реальным заболеванием не считается, также он не включен в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам.

Сколько времени развивается Стокгольмский синдром?

На самом деле нет однозначных ответов о том, как развивается Стокгольмский синдром и сколько времени это занимает, но это зависит как от непосредственной близости и уровня стресса в ситуации, так и от продолжительности времени. В случае первоначального ограбления банка Стокгольмский синдром развился всего за шесть дней.

Стокгольмский синдром заразен?

Нет! Просто постарайтесь избежать любых случаев ограбления банка во время посещения прекрасного города Стокгольм, и все будет в порядке!

что это простыми словами. Как избавиться?

Человеческую психологию по праву можно назвать одной из самых интересных и увлекательных тем для исследований и экспериментов. Каждый человек постоянно испытывает определенные чувства, и это вполне нормальное явление. Но некоторые люди могут стать жертвами тех чувств, которые в идеале они не должны испытывать.

Столкнувшись с похищением, насилием или любым другим видом агрессии, среднестатистический человек со здоровой психикой будет испытывать по отношению к абьюзеру ненависть, гнев, презрение, безразличие или любое другое чувство негативного характера. Но некоторые индивиды, став жертвой насилия или похищения, начинают испытывать к агрессору симпатию, благодарность, признательность, любовь, нежность и прочие добрые чувства.

Такое нестандартное и далеко не всегда понятное большинству людей поведение перенесших огромный стресс личностей психологи называют стокгольмским синдромом или синдромом идентификации выживания. Некоторые специалисты утверждают, что стокгольмский синдром – это связанный с определенными особенностями характера конкретного индивида психологический феномен, другие же твердят, что это вполне естественная реакция человеческой психики на психологическую травму.

Что такое стокгольмский синдром простыми словами? Какова история появления этого термина? Какие причины возникновения стокгольмского синдрома существуют? Что собой представляет стокгольмский синдром на бытовом уровне? В данной статье найдем ответы на эти вопросы и на примерах из жизни разберем данный психологический феномен по полочкам!

Стокгольмский синдром: что это такое простыми словами?

Стокгольмский синдром (стокгольмский фактор, синдром здравого смысла) – это психологический феномен, который представляет собой возникшую на бессознательном уровне защитно-травматическую связь между жертвой и абьюзером в процессе похищения, захвата, физического или эмоционального насилия или угрозы такого насилия.

Заложники, находясь под воздействием сильного стресса, начинают оправдывать действия своих захватчиков и сочувствовать им, а со временем и вовсе перенимают их идеи. Возникшая между агрессором и жертвой односторонняя или взаимная симпатия заставляет последнего искренне верить в то, что он страдает не просто так, а ради общей цели. Заложника совершенно не волнует тот факт, что та или иная цель агрессора, которая стала для жертвы важной и ценной, ранее её совершенно не волновала или вызывала только негативные эмоции.

Психоаналитик, психолог и младшая дочь Зигмунда Фрейда Анна Фрейд рассматривает стокгольмский синдром в более широком смысле. Она утверждает, что синдром здравого смысла является специфическим защитным механизмом и представляет собой процесс идентификации жертвы с агрессором.

Данный защитный механизм, по словам Анны Фрейд, активизируется только в экстренных ситуациях. Именно тогда человек, находящийся на грани жизни и смерти, не может больше мыслить разумно и рационально. Жертва, надеясь на то, что абьюзер не станет делать ей больно, становится солидарной со своим мучителем. На бессознательном уровне преступник воспринимается жертвой как добрый, чуткий и сострадательный человек, который никого и никогда не обидит.

Некоторые жертвы настолько сильно привязываются к своим мучителям, что не могут забыть о них ни после освобождения, ни после работы с квалифицированным психологом. Отдельные личности препятствуют своему освобождению: закрывают собой абьюзеров от полицейских и группы захвата, предупреждают о появлении спецназа и т.д.

Стокгольмский синдром, который у многих заложников появляется после трех-четырех суток в плену, до сих пор не признан психическим заболеванием и не включен ни в одну международную классификацию психиатрических заболеваний.

Стокгольмский синдром: история возникновения термина

В августе 1973 года ранее освобожденный из тюрьмы швед Ян-Эрик Олссон ворвался в один из стокгольмских банков и в одиночку захватил его. В результате этого инцидента был ранен один сотрудник полиции, четырех же сотрудников банка (одного мужчину и трех женщин) преступник взял в заложники.

Ян-Эрик Олссон

Олссон, угрожая убить заложников, потребовал, чтобы полиция освободила его сокамерника Кларка Улофссона и доставила его в банк. Заложникам пришлось звонить премьер-министру Швеции и умолять, чтобы он выполнил эти требования.

Захват банка произошел 23 августа. Через три дня, 26 августа, сотрудникам полиции удалось сделать отверстие в потолке и сфотографировать доставленного в банк Улофссона и сотрудников банка. Олссон заметил это и пообещал убить заложников, если полиция начнет применять газ.

Через 2 дня, 28 августа, полицейским все же удалось осуществить задуманное. Через 30 минут после газовой атаки Олссон и его сокамерник были арестованы, а заложников удалось вывести из здания целыми и невредимыми. Невинные люди, которые провели в закрытом помещении с абьюзерами несколько дней, вдруг заявили, что они боялись полиции, а не захватчиков. Заложники объяснили это тем, что Олссон и Улофссон ничего плохого им не сделали. Жертвы захвата не только не осудили своих обидчиков, но и за собственные деньги наняли им хороших адвокатов!

Автором термина «стокгольмский синдром» является шведский криминалист и психиатр Нильс Бейерут. Он консультировал полицию в процессе решения данной проблемы и делал все возможное, чтобы как можно быстрее освободить заложников. Жертвам же практически все принятые Бейерутом решения совершенно не понравились, поэтому они их беспощадно раскритиковали.

Улофссону в ходе судебного разбирательства удалось доказать, что он не только не помогал своему сокамернику, но и делал все возможное, чтобы спасти заложников. С Улофссона были сняты все обвинения и его отпустили на свободу. Выйдя на волю, мужчина сначала встретился с одной из заложниц, а затем начал дружить с ней и её семьей.

Олссона же приговорили к десяти годам тюремного заключения. Он стал довольно-таки популярной персоной и получал пачками письма от влюбленных в него женщин всех возрастов.

Основные причины возникновения стокгольмского синдрома

Почему между абьюзером и жертвой возникает взаимосвязь? Все дело в том, что они долгое время находятся наедине друг с другом, поэтому их беседы со временем становятся более откровенными, открытыми и эмоциональными.

Заложник и агрессор внезапно начинают замечать, что у них есть общие интересы: и преступник, и его жертва смотрели один и тот же фильм, отдают предпочтение тому или иному музыкальному жанру, имеют схожее мировоззрение, бывали в один и тех же местах и т.д. Пообщавшись со своим обидчиком, жертва вдруг начинает понимать, почему он поступает именно так, а не иначе, проявляет к агрессору искреннее сочувствие и соглашается со всеми его убеждениями.

Инстинкт самосохранения – еще одна причина возникновения стокгольмского синдрома. Жертва, опасаясь за себя и свою жизнь, делает все возможное, чтобы помочь захватчику. На подсознательном уровне заложник прекрасно осознает, что в случае штурма опасности подвергается не только жизнь агрессора, но и его собственная жизнь.

В данном случае благополучие абьюзера воспринимается жертвой как залог собственного благополучия. Испытывающий стокгольмский синдром заложник начинает действовать против собственных интересов. Многие жертвы начинают совершать иррациональные действия, которые препятствуют их освобождению.

Основные компоненты, влияющие на возникновение и развитие стокгольмского синдрома

Комбинация определенных компонентов вызывает возникновение и развитие стокгольмского синдрома у заложника. Чтобы заложник начал испытывать положительные чувства по отношению к агрессору, между ними не должно быть никаких предварительных отношений, а жертва должна быть полностью изолирована от других людей. Так она начнет смотреть на мир глазами абьюзера и будет эмоционально зависеть от него.

Еще один компонент развития стокгольмского синдрома – это предположение, что агрессор может в любой момент убить заложника. Жертва, беспокоясь о своем благополучии, начинает хорошо относиться к обидчику и отказывается сотрудничать с полицией, спецназом и другими правоохранительными органами.

Психологи утверждают, что именно травмирующая стрессовая ситуация, которая является еще одним компонентом развития стокгольмского синдрома, заставляет жертву занять по отношению к обидчику пассивно-агрессивное положение. Неопределенность, в которой вдруг оказался человек, вызывает у него чувство тоски, страха и беспокойства.

Попав в такую ситуацию, некоторые люди начинают проявлять ответную агрессию, другие же принимают происходящее со смирением и отказываются от борьбы.

Только восемь из ста заложников смогут смириться с тем, что происходит в текущий момент времени, попытаются понять мотивы агрессора и будут оправдывать его поведение.

А если агрессор в процессе взаимодействия с заложниками проявит хоть какой-то минимальный жест помощи, то жертвы запомнят это и будут благодарны обидчику за такое проявление человеческих чувств. Постепенно абьюзер перестанет казаться заложнику плохим и опасным. Жертва начнет относиться к нему как к лучшему другу, от которого зависит его собственная жизнь. Именно поэтому представители правоохранительных органов, которые пытаются освободить заложников, вызывают такую негативную реакцию у жертв стокгольмского синдрома.

Примеры бытового стокгольмского синдрома из повседневной жизни

Жертвами стокгольмского синдрома становятся не только люди, попавшие под влияние террористов, захватчиков, похитителей или насильников. Стокгольмский феномен существует и на бытовом уровне. Его жертвами становятся те индивиды, которые обладают низкой самооценкой, не умеют выставлять личные границы, имеют травматический опыт и не могут выйти из абьюзивных отношений, где между сторонами наблюдается огромная разница в возможностях, силе влияния и т.д.

Стать жертвой бытового стокгольмского синдрома может практически любой человек. Достаточно всего лишь создать нужные для этого условия. Рассмотрим бытовой стокгольмский синдром на ярких примерах из повседневной жизни.

Пример №1. Алексей и его жестокие родители

С самого раннего детства родители всячески обесценивали, оскорбляли и унижали Алексея, могли просто так ударить его или поставить в угол. Иногда, когда у мамы или папы было очень хорошее настроение, они улыбались мальчику, были с ним добры и ласковы, угощали конфетами и покупали игрушки.

Леша запоминает только положительные эпизоды. Те же картинки из собственной жизни, когда родители орали на него, били и унижали, он предпочитает выбрасывать из памяти. Так психика мальчика реагирует на психологическое и физическое насилие со стороны родителей. Поэтому своих маму и папу мальчик просто боготворит.

Когда соседи, услышав в очередной раз крики взрослых и плач ребенка, вызвали полицию, то Алексей не только всеми возможными способами пытался защитить родителей, но и без зазрения совести соврал представителям правоохранительных органов, когда они спросили, откуда у него синяки на руках. Мальчик ответил, что он упал с велосипеда, хотя синяки у него появились после того, как папа в очередной раз решил показать своим домочадцам, кто в доме хозяин.

Пример №2. Алиса и её любимый муж-тиран Костя

Когда Алиса познакомилась с Костей, то сразу поняла, что он – мужчина её мечты! Галантный, обходительный, обаятельный и милый Константин сразу же покорил сердце девушки. Но все поменялось самым кардинальным образом после свадьбы.

Принц на белом коне регулярно превращался в чудовище, которое контролировало каждый шаг Алисы, устраивало сцены ревности и могло поднять на неё руку, если она осмеливалась что-то говорить в ответ на беспочвенные обвинения. Очередной скандал сменивается очередным признанием в любви и «искренним» раскаянием супруга. И так по кругу уже который год подряд!

Уйти от мужа Алиса не может, так как верит, что проблема заключается именно в ней. Это она ведет себя неправильно: провоцирует Костю, заставляет его ревновать и чувствовать себя обманутым. Сам же мужчина, по мнению его жены, ни в чем не виноват. Хотя побои время от времени повторяются, но Алиса об этом практически сразу же забывает. Она помнит только хорошие и светлые эпизоды их совместной жизни. Если же кто-то из родных или близких спрашивает у Алисы о том, сколько же она еще будет терпеть к себе такое наплевательское отношение, то женщина отвечает, что она никогда не бросит своего мужа, ведь без него она не сможет прожить ни дня.

Пример №3. Борис и его начальник-самодур

У Бориса сложились довольно-таки странные отношения с его непосредственным начальником. Руководитель редко хвалит своего подчиненного, зато может в присутствии других людей оскорбить Бориса, назвать его дураком и бросить в него ручку или кружку. Бориса такое отношение к собственной персоне не смущает. Он искренне верит, что его начальник – жесткий, но справедливый человек.

Когда Борису предложили сменить работу, он отказался, так как не захотел подводить своего руководителя.

Как распознать жертву стокгольмского синдрома?

Каких-либо общепринятых критериев, по которым можно было бы диагностировать у индивида бытовой стокгольмский синдром, не существует, так как этот феномен не является официально признанным расстройством или заболеванием. Но все же существуют некоторые общие признаки, которые позволяют распознать жертву данного синдрома.

Жертва стокгольмского синдрома оправдывает абьюзера и искренне верит в то, что это не он плохой, а просто у него в жизни сложилась такая ситуация. Она занимает позицию «я сама во всем виновата, поэтому мне нужно менять себя. Если я буду вести себя правильно, то обидчик изменит свое отношение ко мне в лучшую сторону и начнет хвалить меня».

Жертва верит, что агрессор обладает хорошим и покладистым характером, просто иногда его настолько все достает, что он взрывается и начинает вести себя самым неподобающим образом. Она испытывает к своему обидчику чувство жалости и думает, что во всем виноваты родители абьюзера, его одноклассники, сотрудники, общество в целом и т.д.

Жертва безоговорочно признает власть агрессора, не хочет с ним расставаться и не желает сотрудничать с правоохранительными органами, которые бы смогли привлечь обидчика к ответственности.

Самооценка жертвы настолько занижена, что она не может представить своей жизни без абьюзера. Она верит, что без него она пропадет, не сможет прожить ни дня, а её существование потеряет смысл.

Можно ли помочь жертве бытового стокгольмского синдрома?

Не только можно, но и нужно! Предлагаем вашему вниманию несколько советов, благодаря которым можно вытащить человека со стокгольмским синдромом из болезненных и зависимых отношений.

Совет №1. Предложите жертве стокгольмского синдрома записаться на прием к психотерапевту

Только высококвалифицированный специалист разложит все по полочкам, расскажет жертве, что с ней происходит, поможет избавиться от зависимости и начать жить реальной жизнью. Многие люди после беседы с психотерапевтом внезапно осознают, что их жизнь превратилась в перманентный кошмар, который не прекращается ни днем, ни ночью.

Если же жертва стокгольмского феномена не хочет записываться на прием к специалисту или же не имеет такой возможности, то следует попытаться подтолкнуть её к размышлениям о собственной жизни. Не давите на жертву, не кричите на неё и не пытайтесь переубедить. Разговаривайте с ней мягко и ласково. Важные темы в беседе обозначайте очень тактично и как будто невзначай.

Совет №2. Не давите на жертву и не давайте ей советов

Каждый человек имеет право на собственное мнение. Поэтому разговаривайте с жертвой абьюза на равных, а не так, будто вы намного лучше всех других знаете, как нужно поступать и что нужно делать, чтобы изменить жизнь в лучшую сторону.

Просвещение – это первый шаг на пути к избавлению от зависимости. Поэтому предложите жертве прочитать статью в интернете про стокгольмский синдром, подарите ей книжку, в которой осуждается эта тема, и т.д. Вежливо и без лишнего давления объясните жертве стокгольмского синдрома, что физическое или эмоциональное насилие – это неприемлемые явления, которые нужно сразу же пресекать, а не терпеть и искать очередное оправдание своему обидчику.

Совет №3. Будьте слушателем, а не судьей!

Чтобы жертва абьюза смогла включить рациональное мышление и осознать свое положение, ей нужно избавиться от накопившихся негативных эмоций, честно и искренне рассказать о своих переживаниях внимательному и чуткому слушателю.

Станьте именно таким слушателем! Не спешите осуждать жертву стокгольмского синдрома, ведь любой человек (и вы в том числе!) может оказаться на её месте.

Совет №4. Задавайте жертве наводящие вопросы

Древнегреческий философ Сократ утверждал, что человек самостоятельно сможет осознать все то, что происходит в его жизни, если кто-то со стороны будет задавать ему наводящие вопросы. Искренне и предельно деликатно поинтересуйтесь у жертвы бытового стокгольмского синдрома, как она смотрит на сложившуюся в её жизни ситуацию, какие эмоции и чувства она испытывает, есть ли у этих отношений перспективы развития и т.д.

Спрашивайте и внимательно слушайте ответы. Не делаете никаких замечаний, не давайте оценок происходящему и не указывайте жертве, что ей нужно делать. Ваша задача заключается в том, чтобы просто задавать наводящие вопросы и выслушивать на них ответы.

Совет №5. Определите тот крючок, на котором держится жертва бытового стокгольмского синдрома

Иногда определить такой крючок достаточно легко: жертва бытового стокгольмского синдрома не может уйти от супруга-тирана, потому что ей негде жить, она боится остаться без средств к существованию, она не хочет, чтобы дети росли без отца и т.д. Иногда же крючок спрятан настолько глубоко, что добраться до него можно только с помощью квалифицированного специалиста.

Ваша задача заключается в том, чтобы помочь жертве определить, какую именно её потребность удовлетворяют болезненные отношения с агрессором. Как только жертва осознает, что именно не дает ей уйти от абьюзера, она сделает первый шаг к освобождению от бытового стокгольмского синдрома.

Как самостоятельно избавиться от стокгольмского синдрома?

Чтобы самостоятельно избавиться от бытового стокгольмского синдрома, жертве необходимо осознать, что те отношения с абьюзером, в которых она находится, не имеют права на существования. Это неправильные отношения, которые нужно как можно быстрее разорвать.

Жертве нужно заняться повышением собственной самооценки. Начните тратить время на себя, а не на своего обидчика. Поймите, что центром вашей вселенной являетесь именно вы, а не кто-либо другой. Вы – солнце, а все, что вас окружает – это солнечные лучи.

Пересмотрите жизненные ценности, установите другие жизненные приоритеты, начните заботиться о себе, перестаньте думать о плохом и негативном. Проводите больше времени на свежем воздухе, начните бегать по утрам или вечерам, повысьте уровень своей физической активности.

Займитесь любимым делом, запишитесь на курсы, станьте участником группы поддержки, помогайте тем людям, которым требуется помощь, и просто радуйтесь каждому мгновению жизни.

Если же вы понимаете, что не сможете самостоятельно выбраться из зависимых отношений и избавиться от стокгольмского синдрома, то запишитесь на прием к психологу или психотерапевту, который обязательно поможет вам стать свободной, счастливой и самодостаточной личностью!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Наш канал: Яндекс Дзен

Стокгольмский синдром — Значение и примеры

Стокгольмский синдром представляет собой необычное психологическое явление, при котором жертва по непонятным причинам начинает симпатизировать своему мучителю.

Данный феномен заслуживает внимание уже хотя бы потому, что неоднократно ситуации разворачивались таким образом, что похищенные люди начинали собственноручно препятствовать своему освобождению.

В данной статье мы рассмотрим причины возникновения стокгольмского синдрома, его следствия, а также приведем наиболее известные примеры. Кстати, про 10 необычных психических синдромов читайте в отдельной статье.

Что такое стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром (англ. Stockholm Syndrome) – это термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения, применения или угрозы применения насилия.

Под воздействием сильного переживания заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и, в конечном счете, отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели.

Исследователи полагают, что стокгольмский синдром является не психологическим парадоксом, не расстройством или синдромом, а скорее нормальной реакцией человека на сильно травмирующее психику событие.

Так, стокгольмский синдром не включён ни в одну международную систему классификации психиатрических заболеваний.

Как появился термин

Этот термин возник в результате инцидента, произошедшего в 1973 году, когда террористом был произведен захват заложников в одном из стокгольмских банков. На первый взгляд ситуация выглядела довольно стандартно:

  • Преступник-рецидивист взял в заложники 4 работников банка, угрожая убить их, если они не будут выполнять все его приказы.
  • В качестве условия, захватчик выдвинул требование освободить из тюремного заключения его товарища, а также выдать ему солидную сумму денег с гарантией безопасности.

Среди заложников были три женщины и один мужчина. Изначально полицейские согласились выполнить одно из требований преступника, а именно – освободить его друга из тюрьмы.

Далее преступники действовали вместе, и в течение 5 дней захватчики удерживали людей. Однако за это время жертвы неожиданно стали проявлять симпатию к своим обидчикам. Удивительно, но даже после того, как они были освобождены, бывшие заложники наняли адвокатов для того, чтобы помочь своим мучителям.

Это был первый подобный случай в истории, который официально получил название – «стокгольмский синдром».

Автором данного термина является шведский психиатр и криминалист – Нильс Бейерут, который принимал участие в освобождении заложников.

Кстати, интересен факт, что в дальнейшем бывшая заложница и один из захватчиков, впоследствии дружили семьями.

Причины стокгольмского синдрома

Вследствие того, что преступник и жертва долгое время находятся наедине друг с другом, между ними возникает определенная взаимосвязь. С каждым разом их беседы становятся все более открытыми, что закладывает основу для взаимной симпатии.

Это можно объяснить на простом примере. Например, захватчик и жертва внезапно замечают друг в друге общие интересы. Заложник неожиданно начинает понимать мотивы своего обидчика, проявляя сочувствие к его точке зрения и соглашаясь с его убеждениями.

Еще одной причиной возникновения стокгольмского синдрома является тот факт, что жертва хочет помочь агрессору, опасаясь за свою жизнь. То есть заложник на подсознательном уровне понимает, что в случае штурма он тоже может пострадать.

Таким образом, он воспринимает благополучие преступника, как залог своего собственного благополучия.

Опасность синдрома

Опасность стокгольмского синдрома заключается в действиях заложника против собственных интересов, как, например, воспрепятствование своему освобождению.

Известны случаи, когда во время антитеррористической операции заложники предупреждали террористов о появлении спецназовца, и даже заслоняли террориста своим телом.

В других случаях террорист прятался среди заложников, и никто его не разоблачал. Как правило, стокгольмский синдром проходит после того, как террористы убивают первого заложника.

Главные факторы стокгольмского синдрома

Чтобы объяснить стокгольмский синдром простыми словами, следует схематично представить главные факторы этого явления:

  1. Наличие захватчика и заложника.
  2. Доброжелательность со стороны агрессора по отношению к жертве.
  3. Появление у заложника особенного отношения к своему обидчику. Понимание его поступков и оправдание их. Таким образом, вместо страха жертва начинает проникаться к преступнику сочувствием и симпатией.
  4. Все эти ощущения многократно усиливаются в момент риска, когда их жизни угрожает штурм со стороны спецназа. Совместные переживания трудностей начинают роднить их.

Бытовой стокгольмский синдром

Само собой разумеется, подобные психологические явления скорее являются исключением, чем правилом. Однако существует так называемый бытовой стокгольмский синдром.

Выглядит он так, что супруга испытывает к мужу-деспоту сочувствие и чувство привязанности. Она готова прощать и терпеть с его стороны любые издевательства по отношению к себе.

Нередко подобную ситуацию можно наблюдать, когда женщина разводится с мужем, который постоянно пьянствует и избивает ее. Сойдясь с нормальным, порядочным человеком, она через некоторое время возвращается к бывшему тирану. Причем адекватно объяснить этот поступок женщина не может.

Подобные отклонения иногда называют «синдромом заложника». Жертва относится к своим мучениям, как к чему-то нормальному и естественному. Она готова терпеть все унижения и насилия, ошибочно думая, что эти действия являются заслуженными.

Примеры стокгольмского синдрома

Приведем некоторые примеры стокгольмского синдрома, чтобы продемонстрировать поведение пострадавших и их аргументы.

Девушка, ставшая членом банды

Патти Херст, которая приходилась внучкой миллионеру, была похищена с целью получения выкупа. В плену с ней обращались очень жестоко.

Около 2 месяцев ее продержали в шкафу, а также регулярно подвергали сексуальному и моральному насилию. Когда же она была освобождена, Патти отказалась возвращаться домой, но наоборот, вступила в ту самую группировку, и даже совершила в ее составе несколько серьезных ограблений.

Когда ее арестовали, Патти Херст начала убеждать судей в том, что ее преступное поведение было ответом на тот кошмар, который она пережила в плену.

Судебная экспертиза подтвердила, что у нее была нарушена психика. Но, несмотря на это, девушку все равно посадили на 7 лет. Хотя позже приговор был отменен из-за агитационной деятельности специального комитета.

Захват резиденции японского посла

В 1998 году в Лиме – столице Перу, имела место чрезвычайно необыкновенная история. По случаю дня рождения императора Японии было назначено празднование. Во время приема 500 высокопоставленных гостей в японском посольстве, был осуществлен террористический захват.

В результате этого, все приглашенные, включая самого посла, оказались заложниками. Взамен террористы требовали освобождения из тюрем всех своих товарищей.

Спустя 2 недели часть заложников была освобождена. При этом спасшиеся озадачили перуанские власти своим поведением. Они выступили с неожиданными заявлениями о правоте и справедливости борьбы террористов.

Долгое время находясь в плену, они стали испытывать одновременно и симпатию к своим захватчикам, и ненависть и страх по отношению к тем, кто попытается насильственным способом их освободить.

По мнению перуанских властей, главарь террористов Нестор Картолини, бывший текстильный рабочий, был исключительно жестоким и хладнокровным фанатиком. С именем Картолини была связана целая серия похищений крупных перуанских предпринимателей, от которых революционер требовал денег под угрозой смерти.

Однако на заложников он произвёл совершенно иное впечатление. Крупный канадский бизнесмен Кьеран Мэткелф сказал после своего освобождения, что Нестор Картолини – это вежливый и образованный человек, преданный своему делу.

Описанный случай дал название «лимскому синдрому». Ситуация, при которой террористы испытывают настолько сильную симпатию к заложникам, что отпускают их, является обратным примером (частным случаем) стокгольмского синдрома.

Необыкновенная история школьницы

Эта невероятная история произошла с 10-летней школьницей из Австрии. Девочка по имени Наташа Кампуш была похищена взрослым мужчиной. В результате оперативной работы полицейским так и не удалось найти девочку.

Однако спустя 8 лет девушка объявилась. Оказалось, что похититель продержал ее в плену весь указанный срок, после чего ей все-таки удалось сбежать. Позже она рассказывала о том, что ее похититель – Вольфганг Приклопиль, издевался над ней, удерживая в комнате, расположенной под землей.

Она подвергалась сексуальному и эмоциональному насилию, и часто голодала. Несмотря на все это Наташа Кампуш расстроилась, когда узнала, что ее мучитель совершил суицид.

Интересные факты про стокгольмский синдром

В конце приведем несколько интересных фактов про стокгольмский синдром.

  • Как правило, стокгольмский синдром наблюдается у тех заложников, которые находились наедине со своими захватчиками не менее 3 суток. То есть, когда у жертвы было время для того, чтобы лучше узнать и понять действия преступника.
  • Полностью избавиться от этого синдрома достаточно тяжело. Он будет проявляться у потерпевшего в течение длительного срока.
  • На сегодняшний день знания об этом синдроме активно используются в переговорах с террористами.
  • Считается, что если заложники будут демонстрировать сочувствие и понимание в отношении захватчиков, то те, в свою очередь, начнут относиться к своим пленникам лучше.

Современные психологи рассматривают стокгольмский синдром, как реакцию человека на нестандартные жизненные обстоятельства, в результате которых случаются психические травмы. Некоторые специалисты относят его к механизму самозащиты.

Теперь вы знаете все про стокгольмский синдром. Если вам понравилась данная статья – поделитесь ею в социальных сетях. Вдруг эти знания когда-то пригодятся вашим друзьям.

Если вам нравятся интересные факты – обязательно подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org любым удобным способом. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Что такое стокгольмский синдром и как помочь от него избавиться

Эту статью можно послушать. Если вам так удобнее, включайте подкаст.

Когда Вольфганг умер, Наташа плакала. Позже она зажгла свечу в его память. Это выглядело бы трогательно, если бы не бэкграунд данного события.

Наташа Кампуш — это девушка, которую в 10‑летнем возрасте похитил маньяк и восемь лет держал в подвале, используя в качестве сексуальной рабыни. Вольфганг Приклопил — тот самый преступник, из рук которого Наташа в итоге чудом сбежала.

История Кампуш и Приклопила лишь один из примеров того, как проявляется психологический феномен под названием стокгольмский синдром. Иногда такие сюжеты выглядят скандально и даже пугающе. Но синдром гораздо распространённее, чем кажется.

Вполне возможно, он есть и у вас. Просто вы об этом пока не знаете.

Что такое стокгольмский синдром

Скорее всего, историю этого термина вы хотя бы краем уха слышали: она достаточно популярна. Поэтому напомним лишь в общих чертах.

В 1973‑м вооружённые террористы захватили крупный банк в Стокгольме. В заложниках оказались четыре банковских служащих. Преступники обвесили жертв взрывными устройствами и на шесть дней поместили в маленькую комнатку. У заложников не было возможности встать и размяться. Нормально сходить в туалет. Первые дни они провели под постоянной угрозой быть застреленными за малейшее неповиновение.

Но когда полиции удалось освободить их, выяснилось странное. Жертвы не держали зла на своих мучителей. Напротив — сочувствовали им. «Не трогайте их, они не сделали нам ничего плохого!», — кричала одна из работниц, прикрывая террористов от полицейских. Чуть позже другая призналась, что считала одного из агрессоров «очень добрым» за то, что тот позволил ей двигаться, когда она лежала на полу банка. Третий заявил, что испытывал признательность похитителям: «Когда он (Олссон, террорист. — Лайфхакер) хорошо с нами обращался, мы считали его чуть ли не богом».

Психиатр‑криминалист Нильс Бейерот, анализировавший эту историю, назвал парадоксальную привязанность жертв к мучителям стокгольмским синдромом.

Тогда же, в 1970‑х, психиатры столкнулись с данным феноменом ещё не раз. Чего стоит знаменитое похищение Патти Хёрст, наследницы знаменитого медиамагната, всего через год после Стокгольма. Девушку много дней держали в тесном шкафу, насиловали, избивали. Закончилось всё тем, что Патти влюбилась в одного из похитителей и искренне вступила в их группировку.

Что заставляет людей привязываться к насильникам

На самом деле стокгольмский синдром — это даже естественно. Механизм его возникновения тесно связан с инстинктом самосохранения — одним из мощнейших человеческих инстинктов.

Во‑первых, симпатия к агрессору снижает риск быть убитым. Если вы улыбаетесь, демонстрируете послушание и понимание, то, возможно, насильник сжалится и подарит вам жизнь. В человеческой истории, переполненной войнами и захватами, такое случалось миллионы раз. Мы все — потомки людей, которые выжили лишь потому, что однажды продемонстрировали симпатию к агрессорам. Стокгольмский синдром, можно сказать, зашит в наших генах.

Во‑вторых, проявление этого синдрома повышает групповую выживаемость, поскольку служит объединяющим фактором между жертвой и агрессором. Раз уж вы оказались в одной команде, пусть даже против воли, выгоднее для всех — не прибить друг друга. Косвенный бонус: если кто‑то спешит на помощь, а вы дерётесь с агрессором, то в пылу сражения освободитель может убить и вас. Поэтому заложнику выгоднее сохранять мирные подчинённые отношения с насильником: со стороны так понятнее, кто есть кто.

Стать жертвой стокгольмского синдрома может каждый. Достаточно лишь создать для этого условия.

В большинстве случаев стокгольмский синдром — следствие сильной психологической травмы. Потрясение такого уровня, которое убеждает человека: его жизнь висит на волоске и ему не на кого положиться. Кроме разве что насильника — единственного активного субъекта, оказавшегося рядом, с которым связан пусть крохотный, но всё-таки шанс на выживание.

Как выглядит стокгольмский синдром в обычной жизни

Чтобы стать жертвой синдрома, необязательно попадать в ситуацию похитителей и заложников.

Достаточно всего трёх условий :

  • психологической травмы, связанной с угрозой для жизни;
  • близких отношений, в которых существует серьёзная разница в силе и возможностях сторон;
  • сложностей с тем, чтобы покинуть эти отношения.

Пример 1: отношения между жестоким родителем и ребёнком

Мать или отец могут оскорблять ребёнка, пренебрегать им, жестоко наказывать физически. Но иногда, в приступах хорошего настроения, дадут конфету. Или улыбнутся ему. Этого достаточно, чтобы ребёнок запомнил только светлые моменты, а родитель стал для него «почти богом», как террорист Олссон в глазах захваченных им банковских служащих.

Впоследствии такие дети будут защищать взрослых от, например, приехавших по вызову полицейских. Или лгать окружающим, уверяя, что синяки — это не от побоев, а от простого падения.

Пример 2: насилие в паре

Насилие в семье, когда кто‑то, чаще женщина , испытывает зависимость от своего жестокого партнёра, — классика бытового стокгольмского синдрома. Развивается всё по той же схеме. Сначала жертва оказывается в травмирующей ситуации, когда ей неоткуда ждать помощи, а насильник, кажется, держит её жизнь в своих руках. Затем агрессор преподносит жертве «конфету»: демонстрирует искреннее раскаяние, дарит подарки, рассказывает о любви.

Позже побои продолжаются, но жертва уже на крючке: она помнит редкие светлые моменты и начинает даже сочувствовать агрессору. «Он хороший, просто я его довожу». Такие мучительные отношения, полные физического и психологического насилия, могут тянуться много лет.

Пример 3: жестокий начальник или гуру в религиозных сектах

«Он жёсткий, но справедливый», — наверняка вы слышали подобные формулировки. Отношения с вышестоящим самодуром, который изредка балует похвалой, тоже могут являться своеобразной формой этого психологического феномена. В таких случаях говорят о корпоративном стокгольмском синдроме.

Как распознать стокгольмский синдром

Общепринятых диагностических критериев, которые позволили бы выявить стокгольмский синдром, не существует. Во многом это связано с тем, что данный феномен не является официально признанным заболеванием или психическим расстройством. Вы не найдёте его ни в одном авторитетном психиатрическом руководстве. Синдром рассматривается, скорее, как неосознанная стратегия выживания.

Однако некоторые общие признаки, по которым можно распознать жертву стокгольмского синдрома, всё-таки существуют. Вот они .

  • Понимание, которое человек проявляет к насильнику. «Это не он, это обстоятельства вынудили его так поступать».
  • Позиция «Я сам виноват». Жертва может рассуждать так: если я буду вести себя «правильно», отношение ко мне изменится.
  • Вера в доброту агрессора. «Он хороший, просто характер взрывной».
  • Чувство жалости к мучителю. «Он такой, потому что отец бил его в детстве». «Он такой, потому что общество не признаёт его талант!»
  • Самоуничижение, безоговорочное признание власти агрессора. «Без него я ничего не стою». «Без него я пропаду».
  • Нежелание расстаться с насильником. Ведь «Он бывает добр ко мне», «Он меня ценит».
  • Нежелание сотрудничать с обществом или полицией в привлечении мучителя к ответственности. «Не надо вмешивать в наши отношения посторонних людей». «Полиция просто отправит его в тюрьму не разобравшись, а ведь он был добр ко мне, я не хочу быть неблагодарным».

Как помочь человеку, у которого стокгольмский синдром

Вот несколько правил, которые помогут вытащить жертву из болезненных отношений.

1. Предложите психотерапию

Идеально, если вам удастся уговорить жертву отправиться к психотерапевту. Специалист поможет разложить происходящее по полочкам. Обозначит, что происходит с человеком. Заставит того задуматься о ненормальности ситуации. Это самый эффективный способ избавления.

Если возможности для визитов к профессионалу нет, попробуйте сами подтолкнуть жертву к размышлениям. В разговорах будто случайно, без давления, обозначайте важные точки. «На людей нельзя кричать: это неуважение». «Никто не имеет права поднимать руку на другого человека». Предложите почитать статью о стокгольмском синдроме. Просвещение — важный шаг к избавлению от болезненной зависимости.

2. Не давайте советов и не давите

Жертва насилия должна иметь право принимать собственные решения. Если вы разговариваете с человеком с позиции «Я лучше знаю, что тебе делать», вы лишь в очередной раз подпитываете его беспомощность.

3. Выслушивайте, но не судите

Возможность рассказать кому‑то о своих переживаниях искренне и честно, без страха услышать в ответ: «Ты сам дурак», критически важна. Она помогает человеку избавиться от лишних эмоций и включить рациональное мышление.

4. Используйте метод Сократа

Древнегреческий философ полагал: человек сам может осознать, что с ним происходит, если задавать ему наводящие вопросы. Искренне интересуйтесь у жертвы, как она сама видит ситуацию. Что чувствует по этому поводу. К какому финалу может привести происходящее. Не делайте утверждений или оценок. Просто спрашивайте и слушайте.

5. Избегайте поляризации

Не пытайтесь убедить человека, что агрессор — злодей. Это может привести к противоположному результату: жертва «поляризуется» — станет на одну сторону с обидчиком против всего мира.

6. Определите крючок, на котором держится стокгольмский синдром, и разрушьте его

Иногда такой крючок очевиден. Например, женщина не может разорвать отношения с мужем‑насильником просто потому, что полагает: ей некуда идти. Или потому, что боится потерять материальные блага, которые даёт ей агрессор в моменты хорошего настроения. Иногда крючок спрятан более глубоко.

Помогите жертве определить, какую именно потребность она пытается удовлетворить в этих болезненных отношениях. Осознание, что именно держит человека рядом с насильником, — первый шаг к освобождению.

Читайте также ❗️❗️❗️

Причины и способы лечения

Стокгольмский синдром — это эмоциональная реакция. Это случается с некоторыми жертвами жестокого обращения и заложников, когда они испытывают положительные чувства к обидчику или похитителю.

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это не психологический диагноз. Напротив, это способ понять эмоциональную реакцию некоторых людей на похитителя или обидчика.

Иногда люди, которые содержатся в заключении или подвергаются жестокому обращению, могут испытывать симпатию или другие положительные чувства по отношению к похитителю.Кажется, что это происходит в течение дней, недель, месяцев или лет плена и тесного контакта с похитителем.

Между жертвой и похитителем может расти связь. Это может привести к доброму обращению и меньшему ущербу со стороны обидчика, поскольку они могут также создать позитивную связь со своими жертвами.

Человек со стокгольмским синдромом может испытывать смущающие чувства по отношению к обидчику, в том числе:

  • Любовь
  • Симпатия
  • Сочувствие
  • Желание защитить их

Стокгольмский синдром также может вызвать у заложника негативные чувства к полиции. или любой, кто может попытаться спасти.

Люди, вероятно, испытывали этот синдром в течение длительного времени, но впервые он был назван в 1973 году Нильсом Бейеротом, криминологом из Стокгольма, Швеция. Он использовал этот термин, чтобы объяснить неожиданную реакцию заложников рейда банка на своего похитителя.

Несмотря на то, что они были задержаны против их воли в опасной для жизни ситуации, эти люди установили хорошие отношения со своими похитителями. Они даже помогли им оплатить услуги адвокатов после того, как их поймали.

Почему у вас стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром не у всех попавших в ситуацию людей.Не совсем понятно, почему некоторые люди так реагируют, но это считается механизмом выживания. Человек может создать эти узы как способ справиться с экстремальной и ужасающей ситуацией.

Некоторые ключевые элементы, кажется, увеличивают вероятность Стокгольмского синдрома. К ним относятся:

  • Находиться в эмоционально заряженной ситуации в течение длительного времени
  • Находиться в общем пространстве с захватчиком заложников в плохих условиях (например, нехватка еды, физически неудобное пространство)
  • Когда заложники находятся в зависимости от заложника -приниматель на основные нужды
  • Когда угрозы жизни не выполняются (например,г. имитация казней)
  • Когда заложники не подверглись дегуманизации

Человек может подвергнуться жестокому обращению и подвергнуться серьезным угрозам со стороны похитителя или обидчика, но они также полагаются на них, чтобы выжить. Если обидчик в чем-то добр, он может цепляться за это как за механизм выживания. Они могут посочувствовать им за эту доброту.

Исследований Стокгольмского синдрома не так много, но похоже, что его испытывают не только люди, взятые в заложники.Это может произойти в разных условиях.

Жестокое обращение с детьми. Жестокое обращение может сбивать с толку детей. Обидчики часто угрожают своим жертвам и причиняют им физический вред, но они также могут проявлять доброту, которую можно интерпретировать как любовь или привязанность. Между ребенком и обидчиком может вырасти эмоциональная связь, которая часто надолго защищает обидчика.

Спорт . У детей или подростков, которые жестоко обращаются с спортивными тренерами, может развиться Стокгольмский синдром.Если они начнут рационализировать поведение тренера, они могут защитить его или посочувствовать ему. Это может привести к Стокгольмскому синдрому.

Нарушение. Сексуальное, физическое или эмоциональное насилие в семье может привести к запутанным эмоциональным связям между жертвой и обидчиком.

Торговля людьми с целью сексуальной эксплуатации. Люди, которых продают и заставляют заниматься секс-торговлей, становятся зависимыми от похитителей в удовлетворении основных потребностей. У них может развиться эмоциональная связь, чтобы выжить.

Влияние Стокгольмского синдрома на здоровье

Стокгольмский синдром не указан в качестве официального диагноза психического здоровья в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам ( DSM 5 ).Однако у людей с этим синдромом, похоже, есть и другие общие симптомы: ‌

  • Смущение из-за своих эмоций по отношению к обидчику
  • Замешательство
  • Вина
  • Сложность доверия другим
  • Посттравматическое стрессовое расстройство
    • Кошмары
    • Бессонница
    • Воспоминания
    • Легко поразить

После жестокого обращения или содержания в плену у них может быть много других симптомов, в том числе:

  • Отказ
  • Социальная изоляция
  • Хроническое чувство напряжения
  • Чувство пустоты
  • Чувство безнадежности
  • Депрессия
  • Тревога
  • Приученная беспомощность
  • Чрезмерная зависимость
  • Потеря интереса к деятельности

Вернуться в повседневную жизнь и приспособиться после травмы может быть сложно.Жертвам может быть очень трудно рассказать о своем опыте, поскольку это может повторно травмировать их.

Если вы чувствуете, что у вас Стокгольмский синдром, или знаете кого-то, кто может, вам следует поговорить с терапевтом. Терапия может помочь вам в выздоровлении, при посттравматическом стрессовом расстройстве, тревоге и депрессии.

Терапевт также может помочь вам изучить механизмы преодоления и помочь вам справиться с тем, как вы себя чувствуете. Они могут помочь вам изменить отношение и эмоции, чтобы понять, что это механизм выживания, который вы использовали для получения опыта.

Что такое Стокгольмский синдром? | Живая наука

Психиатры используют термин Стокгольмский синдром для описания набора психологических характеристик, впервые наблюдаемых у людей, взятых в заложники во время ограбления банка в Стокгольме в 1973 году. В этом инциденте двое мужчин под угрозой оружия в течение шести дней держали в заложниках четырех банковских служащих в хранилище банка. Когда противостояние закончилось, жертвы, похоже, развили положительные чувства к своим похитителям и даже выразили им сочувствие.

Хотя бывает трудно понять, как заложники идентифицируют себя, формируют эмоциональную привязанность и даже защищают своих похитителей после ужасающих, опасных для жизни испытаний, это необычное явление, как известно, случается в редких случаях.Психологи предполагают, что помимо того, что синдром встречается при захвате заложников, он также может затронуть членов секты и жертв домашнего насилия.

Одним из самых известных примеров жертв Стокгольмского синдрома является Пэтти Херст, известная наследница СМИ, похищенная в 1974 году. В конце концов Херст помогла похитителям ограбить банк и выразила поддержку их воинствующему делу. Другой громкий пример — Элизабет Смарт, подросток из Юты, которую похитили в 2002 году. Смарт проявил заботу о благополучии похитителей, когда ее наконец нашла полиция.

Хотя некоторые эксперты не согласны с этим, большинство считает эти случаи яркими примерами Стокгольмского синдрома.

Симптомы

Стокгольмский синдром — это психологическое понятие, используемое для объяснения определенных реакций, но это не формальный диагноз, сказал Стивен Нортон, судебный психолог из Рочестера, штат Миннесота. Стокгольмский синдром не указан в последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), справочного инструмента, который психологи используют для диагностики психического здоровья и поведенческих состояний.[10 главных загадок разума]

Однако, по словам Нортона, правоохранительные органы и специалисты в области психического здоровья признают, что Стокгольмский синдром может возникнуть, поэтому есть общее понимание и понимание этого состояния.

Человек со стокгольмским синдромом может начать идентифицировать себя или формировать тесную связь с людьми, которые взяли его или ее в заложники, сказал Нортон Live Science. По его словам, пленник может начать сочувствовать захватчикам заложников, а также может стать эмоционально зависимым от них.Это связано с тем, что жертва со стокгольмским синдромом может становиться все более напуганной и подавленной и проявлять пониженную способность заботиться о себе. Это, в свою очередь, сделает их более зависимыми от их похитителей, сказал Нортон.

Жертвы со стокгольмским синдромом демонстрируют две ключевые характеристики: положительные чувства к похитителям и отрицательные чувства, такие как гнев и недоверие к правоохранительным органам, согласно бюллетеню правоохранительных органов ФБР за 1999 год. Жертва может опасаться, что действия полиции могут угрожать их безопасности.

По словам Нортона, не существует четкого набора критериев, используемых для определения наличия у кого-либо Стокгольмского синдрома. Кроме того, симптомы могут совпадать с симптомами, связанными с другими диагнозами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и «приобретенная беспомощность». При последнем явлении люди, неоднократно подвергавшиеся неподконтрольным стрессовым ситуациям, теряют способность принимать решения.

Причины

Не совсем понятно, почему возникает Стокгольмский синдром.Эксперты в области психического здоровья предположили, что это защитная стратегия и метод выживания жертв эмоционального и физического насилия.

«Это действительно форма выживания», — сказал Нортон. По его словам, это стратегия выживания и механизм выживания, основанный на уровне страха, зависимости и травматичности ситуации.

Жертвы со стокгольмским синдромом могут отказаться от спасения, потому что они начали доверять своему похитителю. Это неуместное доверие — это способ для жертвы справиться с травмой захвата и пережить ее.(Изображение предоставлено Shutterstock)

В своей публикации 1995 года Ди Л. Р. Грэм, психолог и почетный профессор Университета Цинциннати, и ее коллеги описали, что Стокгольмский синдром может с большей вероятностью возникнуть при следующих четырех условиях:

  1. Жертвы чувствуют предполагаемую угрозу своему выживанию со стороны похитителей.
  2. Жертвы воспринимают мелкую доброту, исходящую от похитителей, например, получение еды или отсутствие травм.
  3. Жертвы изолированы от других точек зрения, кроме тех, кто их похитил.
  4. Жертвы чувствуют, что не могут выбраться из своего положения.

Одно из возможных объяснений того, как развивается синдром, состоит в том, что сначала захватчики заложников могут угрожать убить жертв, что вселяет страх. Но если похитители не причинят вреда жертвам, заложники могут почувствовать благодарность за маленькую доброту.

Заложники также узнают, что для того, чтобы выжить, они должны приспособиться к реакции своих похитителей и развить психологические черты, которые нравятся этим людям, такие как зависимость и уступчивость.

Эксперты предположили, что, согласно бюллетеню правоохранительных органов ФБР за 2007 год, именно интенсивность травмирующего инцидента вместе с отсутствием физического насилия по отношению к жертвам, несмотря на страх жертв перед его возникновением, создает благоприятный климат для Стокгольмского синдрома. Переговоры о заложниках могут способствовать развитию синдрома, потому что они считают, что жертвы могут иметь больше шансов выжить, если у захватчиков заложников появится некоторая озабоченность благополучием своих заложников.

Постоянная загадка

Стокгольмский синдром — редкое заболевание, и это может объяснить, почему исследования, связанные с ним, так скудны, сказал Нортон.Отчет ФБР за 1999 год показал, что 92% жертв заложников никогда не проявляют признаков Стокгольмского синдрома.

При таком небольшом количестве случаев также неясно, как Стокгольмский синдром влияет на психическое здоровье человека спустя годы после травматического инцидента, сказал Нортон.

Дополнительные ресурсы:

Что такое Стокгольмский синдром? Это реально?

Если вы готовитесь к экзамену AP по психологии, вы, вероятно, наткнулись на термин «Стокгольмский синдром». Но что такое Стокгольмский синдром? Как оказалось, Стокгольмский синдром — сложный диагноз, который до сих пор вызывает много споров.

В этом руководстве w расскажет вам все, что вам нужно знать о Стокгольмском синдроме, и мы ответим на следующие часто задаваемые вопросы:

  • Что такое Стокгольмский синдром?
  • Откуда это?
  • Что вызывает Стокгольмский синдром и каковы его симптомы?
  • Стокгольмский синдром — настоящий диагноз?

В конце этой статьи мы подробно рассмотрим два реальных случая Стокгольмского синдрома.(Вы хотите остаться до конца … эти дела действительно интересны.)

Готовы? Тогда приступим!

Что такое Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром, который также иногда называют «привязкой к травме» или «привязкой к ужасу», определяется как «психологическая тенденция заложника связываться, идентифицировать себя или сочувствовать своему похитителю». Другими словами, Стокгольмский синдром возникает, когда кто-то, кого удерживают против своей воли, начинает испытывать положительные чувства по отношению к человеку (или группе), который держит его в плену.

Кроме того, несмотря на то, что Стокгольмский синдром является психологическим явлением, он не является психическим расстройством. Вместо этого классифицируется как синдром , который представляет собой состояние, характеризующееся набором симптомов, которые часто возникают вместе. Чтобы получить диагноз синдрома, подобного Стокгольмскому синдрому, человек должен проявить большую часть — но не все! — основных симптомов, связанных с самим синдромом.

Здание Кредитбанкен в Норрмальмсторге, Швеция


История Стокгольмского синдрома

В отличие от большинства синдромов, которые обнаруживаются с течением времени, когда врачи выявляют тенденции у своих пациентов, происхождение Стокгольмского синдрома можно проследить до одного конкретного события.

Утром 23 августа 1973 года Ян-Эрик Олссон, который уже был условно-досрочно освобожден за ограбление, вошел в Kreditbanken, банк в Стокгольме, Швеция. Он открыл огонь по двум шведским полицейским, а затем взял в заложники четырех сотрудников банка. В рамках списка требований, которые он предъявил властям, Олссон попросил привести к нему Кларка Олофссона, одного из его друзей из тюрьмы. (Олофссон стал сообщником Олссона в ситуации с заложниками в Kreditbanken, а два года спустя он грабил другой банк.)

Ситуация с заложниками продлится шесть дней , прежде чем полиция применит слезоточивый газ, чтобы подчинить Ольссона и спасти заложников.

Разворачивающаяся драма привлекла внимание всего мира. Однако в течение этих 130 часов произошла еще одна странная вещь: заложники Ольссона начали испытывать симпатию к своему похитителю.

Одна заложница, Кристин Энмарк, сказала репортерам после испытания, что она и ее товарищи по заложникам больше боялись полиции, чем Ольссон.Позже она и ее товарищи по заложникам рассказали властям, что Ольссон хорошо с ними обращался, хотя и держал их в плену. Например, Олссон отдал свою куртку Кристин, когда она начала дрожать, и когда Элизабет Олдгрен, еще одна заложница, заболела клаустрофобией, Олссон позволил ей выйти из хранилища, где он держал всех в заложниках. даже после того, как их испытание закончилось, а некоторые из них даже пошли навестить Олссона в тюрьме!

Психиатры, лечившие пострадавших, сравнивали их поведение с посттравматическим стрессовым расстройством или посттравматическим стрессовым расстройством, которое они наблюдали у солдат, возвращающихся с войны.Но этот диагноз не совсем подходил, тем более что жертвы заложников Kreditbanken чувствовали себя эмоционально в долгу перед Ольссоном. Они чувствовали, что Олссон, а не полиция, спас их от смерти, и были благодарны Олссону за его доброту к ним. Этот уникальный набор симптомов привел к тому, что психиатры назвали это явление «Стокгольмским синдромом», как мы его называем до сих пор.

Ник Янгсон / Alpha Stock Images

Что вызывает Стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром возникает у людей, которые были похищены или взяты в заложники и удерживались против их воли. Люди часто думают, что кто-то должен находиться в заложниках в течение длительного периода времени, чтобы развить Стокгольмский синдром, но новые исследования показывают, что это неправда. Эксперты считают, что именно интенсивность переживания, а не его продолжительность, является одним из основных факторов, влияющих на то, испытает ли кто-то Стокгольмский синдром.

Кроме того, некоторые психологи считают, что Стокгольмский синдром более вероятен в ситуациях, когда похитители не подвергают своих заложников физическому насилию. Вместо этого похитители полагаются на угрозу насилия. Это может быть направлено на жертву, семьи жертвы или даже других заложников. Если жертвы верят, что похитители продолжат свои угрозы, это делает их более сговорчивыми. Кроме того, отсутствие насилия становится признаком доброты. Другими словами, поскольку похититель может — но не может — действовать в соответствии с их угрозами, жертвы начинают видеть в этом знак того, что похитители заботятся о них.

Это напряжение создает определяющую характеристику Стокгольмского синдрома, когда жертвы начинают сочувствовать своим похитителям и / или заботиться о них.

Мы определенно видим это в случае ограбления Кредитбанкен. Ольссен угрожал заложникам физической расправой, но не довел до конца. Заложники заявили прессе, что не считают Олссена плохим человеком, тем более что он не обращался с ними физически во время кризиса с заложниками. Подобные обстоятельства могут заставить жертв думать о похитителях как о хороших, а иногда и хороших людях, которые о них заботятся.

Случаи Стокгольмского синдрома , однако, могут указывать на свидетельства эмоционального манипулирования или насилия.В этих случаях похитители используют эмоциональную тактику, чтобы убедить жертв посочувствовать им и выполнить их требования. Это может включать в себя убеждение жертв в том, что внешний мир более опасен, чем оставаться со своими похитителями, или убеждать жертв в том, что похититель тоже является жертвой. Это заставляет жертв чувствовать, что они не могут сбежать из своей ситуации. Вот почему люди со Стокгольмским синдромом остаются со своими похитителями.

С психологической точки зрения большинство психологов и психиатров считают, что Стокгольмский синдром, по сути, связан с инстинктом выживания.

Когда люди попадают в чрезвычайно опасные или травматические ситуации, они часто действуют инстинктивно, чтобы выжить. Вы, наверное, слышали об этом феномене, который называют инстинктом «бей или беги», когда вы бежите, замираете или нападаете, когда вам страшно. (Для справки, мы бегуны.)

Но инстинкт выживания на самом деле намного сложнее, особенно когда речь идет о сложной травме. В случае Стокгольмского синдрома жертвы привязываются к своим похитителям как способ справиться со своей ситуацией.Это также способ для жертв попытаться заставить своих похитителей посочувствовать им, и, таким образом, уменьшить вероятность того, что похитители причинят им боль или убьют их. Другими словами, создание эмоциональной связи становится для жертвы способом как справиться со своей новой реальностью, так и, надеюсь, выжить.

Сказав все это, нужно понять еще одну, но важную вещь о Стокгольмском синдроме: он не предполагает какого-либо сознательного выбора со стороны жертвы.

Вот что мы имеем в виду. Допустим, вас похитили и удерживают против вашей воли. Вы можете решить быть милым со своими похитителями, пытаясь остаться в живых и, надеюсь, сбежать. В этом сценарии вы, , выбираете , чтобы действовать определенным образом. Стокгольмский синдром, с другой стороны, возникает только тогда, когда жертва начинает подсознательно и невольно сочувствовать своему похитителю. В этих случаях жертвы не имеют никакого сознательного представления о том, что они делают, и их чувства к похитителям сохраняются еще долго после того, как они были освобождены.

Каковы симптомы Стокгольмского синдрома?

На этом этапе становится ясно, что Стокгольмский синдром носит ситуационный характер, а это означает, что это то, что у человека развивается в определенном наборе очень травмирующих обстоятельств. (А именно, потерпевший взят в заложники незнакомцем и удерживается в плену.)

Теперь давайте взглянем на четыре основных симптома человека, пережившего Стокгольмский синдром.

Симптом 1: Жертва положительно относится к похитителю

Как мы уже упоминали ранее, это отличительная черта Стокгольмского синдрома. Несмотря на ужасающую ситуацию, омеон , у которого развивается Стокгольмский синдром, начинает сочувствовать, заботиться или положительно относиться к человеку (или людям), которые держат их в заложниках. Эти положительные чувства заставляют жертву с большей вероятностью подчиняться требованиям похитителей и чувствовать себя виноватыми, когда они этого не делают.Это, безусловно, относилось к заложникам при ограблении Кредитбанкен. После освобождения Кристин Энмарк — одна из заложниц — рассказывала журналистам, что «чувствовала себя предательницей», когда сообщала полиции информацию за спиной Олссона.

Кроме того, эти чувства возникают из-за ощущения , что похитители относятся к ним доброжелательно. Еще одна жертва Kreditbanken, Свен Сафстрём, вспоминает свою реакцию на угрозы Олссона. «Все, что возвращается ко мне [сейчас], — рассказывал он позже репортерам, — это то, как я подумал, что [Олссон] был добр, сказав, что он выстрелит только в мою ногу.Эти воспринимаемые добрые поступки заставляют жертв чувствовать, что их похитители заботятся о них или защищают их, даже в плохой ситуации. Это может заставить жертв думать о похитителях как о хороших людях в плохой ситуации, а не как о преступниках, нарушающих закон.

И помните: для жертвы эти положительные чувства развиваются подсознательно и находятся вне их контроля. Эта реакция — их инстинктивная реакция на опасную и травмирующую ситуацию, и это тактика выживания.

Симптом 2: Жертва испытывает негативные чувства к семье, друзьям или властям

Поскольку жертва совпадает со своим похитителем, жертвы также начинают перенимать их образ мышления. Поскольку похитители боятся быть пойманными и привлеченными к ответственности, жертвы часто испытывают то же беспокойство.

Кроме того, некоторые похитители также убеждают своих жертв, что они защищают их от опасного мира, а не наоборот.Так было в случае с Kreditbanken, когда заложники испугались, что реальную угрозу представляет полиция, а не Ольссон. В телефонном разговоре с премьер-министром Швеции Кристин Энмарк объяснила, что, хотя с ней обращались хорошо, она боялась, что «вместо этого полиция нападет и убьет нас».

Эксперты объясняют, что феномен сочувствия похитителю является разновидностью сверхбдительности , когда жертвы считают, что счастье похитителей имеет решающее значение для их собственного благополучия и безопасности.Другими словами, когда похититель чувствует себя счастливым и в безопасности, жертвы тоже. Вот почему жертвы, демонстрирующие симптомы Стокгольмского синдрома, обращаются к людям, которые угрожают отношениям между похитителем и пленником, в том числе властям.

Симптом 3: Похититель положительно относится к жертве

Это работает двумя способами. С одной стороны, жертва понимает, что похититель действительно заботится о ней. Это во многом связано с «добротой», о которой мы упоминали ранее.Когда похитители не реагируют на их угрозы — или когда они делают небольшие, казалось бы, приятные вещи для своих жертв — может показаться, что они действительно заботятся о людях, которых они держат в плену.

Например, когда Элизабет Олдгрен была заложницей при ограблении Kreditbanken, Олссон использовал ее в качестве живого щита. Но он также подарил ей свою куртку, когда она простудилась, что Элизабет сочла признаком доброты Олссона. Позже она рассказывала журналистам, что, хотя она «знала его в тот день, когда я чувствовала его пальто вокруг себя», она также была «уверена, что [Олссон] всегда был таким.Несмотря на угрозы и позерство Олссона, единственный его акт сострадания заставил Элизабет думать, что он тоже заботится о ее благополучии.

Второй способ, которым это работает, — это когда власти, такие как ФБР или полицейские переговорщики, используют тактику, чтобы заставить похитителей видеть в своих жертвах людей. Например, прося похитителей называть заложников по именам, власти стараются очеловечить жертв. Это снижает вероятность того, что похитители убьют своих жертв, потому что они боятся, что их поймают, и ФБР обучает своих сотрудников использовать эту тактику для «спасения жизни».”

Симптом 4: Жертва поддерживает или помогает похитителю

Последний симптом Стокгольмского синдрома проявляется, когда жертва вместо попытки убежать, пытается помочь своему похитителю, а не властям. В этом случае жертва ставит потребности похитителя выше собственной свободы, чтобы выжить.

К этому моменту кто-то с симптомами Стокгольмского синдрома уже считает, что похититель может причинить вред им или близким им людям, если они не выполнят их требования.Но что еще более важно, жертва начала видеть мир с точки зрения похитителя. Помощь своему похитителю — это не то, что они вынуждены делать — люди со Стокгольмским синдромом делают это по собственной воле и инстинкту выживания.

Этот последний симптом может быть особенно запутанным для властей , особенно когда они не осознают, что у жертвы Стокгольмский синдром. Во время инцидента с Kreditbanken Кристин Энмарк разрешили поговорить с тогдашним премьер-министром Улофом Пальме по телефону.Она не только выразила недоверие к полиции, она также потребовала, чтобы жертвам было разрешено сбежать с помощью Олссона, а не от него!

Чтобы усложнить ситуацию, этот симптом может также проявляться в желании помочь похитителям даже после того, как жертва была освобождена . Фактически, Кристен и другие жертвы ограбления Kreditbanken навещали Олссона в тюрьме в течение многих лет после инцидента.

Стокгольмский синдром — это то же самое, что и жестокое обращение?

Короткий ответ? Нет.

Несмотря на то, что многие причины и симптомы Стокгольмского синдрома похожи на признаки оскорбительных отношений, есть одно существенное отличие: Стокгольмский синдром возникает только в ситуациях, когда жертва не знает своего похитителя. Другими словами, , чтобы развить Стокгольмский синдром, жертва должна никогда не встречать своего похитителя до года. С другой стороны, домашнее насилие требует определенного предварительного контакта. В случаях домашнего насилия жертва и преступник каким-то образом знают друг друга — они связаны, имеют романтические отношения или находятся в каких-то других близких отношениях.

Таким образом, хотя жестокие отношения и Стокгольмский синдром могут иметь некоторые общие характеристики, это не одно и то же.

Стокгольмский синдром — настоящий диагноз?

Хотя Стокгольмский синдром захватил общественное воображение, в медицинском сообществе ведутся споры о том, следует ли классифицировать его как собственное расстройство.

Психологи и психиатры используют Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам , или DSM-5, как святой Грааль психологических диагнозов.Это стандартный диагностический инструмент для любых психических заболеваний и расстройств … и Стокгольмский синдром не фигурируют в DSM-5.

На это есть несколько причин. Во-первых, симптомы Стокгольмского синдрома очень похожи на симптомы связанного с травмой или посттравматического стрессового расстройства, оба из которых фигурируют в DSM-5. Однако психиатры и психологи не пришли к единому мнению о том, к какой классификации подпадает Стокгольмский синдром.Поскольку нет обширных исследований или консенсуса, которые помогли бы разрешить спор, Стокгольмский синдром полностью исключен из DSM-5.

Во-вторых, Стокгольмский синдром невероятно сложно изучить , потому что он очень редок. (Подробнее об этом через секунду.) Это означает, что трудно придумать общепринятую метрику для диагностики Стокгольмского синдрома, поскольку каждый случай уникален. Это делает практически невозможным разработку диагностической рубрики Стокгольмского синдрома, который является основной целью DSM-5.

Наконец, Стокгольмский синдром — это синдром, а не психическое расстройство или психическое заболевание. Это означает, что это набор ассоциированных симптомов, не имеющих коренной биологической или психической причины. Хотя Стокгольмский синдром имеет разветвления, похожие на посттравматическое стрессовое расстройство, возникновение Стокгольмского синдрома носит ситуативный, а не патологический характер.

Итак, это возвращает нас к нашему первому вопросу: действительно ли Стокгольмский синдром является диагнозом? Да и нет. Хотя Стокгольмский синдром не является признанным психологическим диагнозом психического заболевания или расстройства в DSM-5, это — это клинический способ объяснить уникальные симптомы, которые проявляют некоторые жертвы похищений и заложников.

Ник Янгсон / Alpha Stock Images

Есть ли известные примеры Стокгольмского синдрома?

Несмотря на то, что это довольно известное психологическое заболевание, Стокгольмский синдром в реальной жизни встречается очень редко. Согласно Бюллетеню правоохранительных органов ФБР за 2007 год, 73 процента всех жертв похищений не имеют никаких доказательств Стокгольмского синдрома. Из оставшихся жертв у менее пяти процентов разовьется стокгольмский синдром вообще. (Напротив, оскорбительные домашние отношения, которые имеют многие характеристики Стокгольмского синдрома, к сожалению, гораздо более распространены.)

Так почему же людей так интересует синдром, который встречается так редко?

Стокгольмский синдром не только является увлекательной психологической темой, но и продолжает захватывать воображение публики в фильмах, телешоу и даже в музыке.На самом деле, это настолько распространенная тема в поп-культуре, что о синдроме даже есть отдельная статья на TVTropes.com!

Эта озабоченность стокгольмским синдромом означает, что когда случается редкий случай, это вызывает неистовство СМИ. Давайте рассмотрим два случая Стокгольмского синдрома, которые привлекли внимание всего мира.


Пэтти Херст после ареста в 1975 году

Пэтти Херст

Один из самых известных случаев Стокгольмского синдрома — похищение Пэтти Херст.

В феврале 1974 года 19-летняя Пэтти Херст была похищена из своей квартиры в Беркли, Калифорния, группой, называющей себя Симбионистской освободительной армией (SLA). SLA была радикальной группой активистов, которая использовала такие приемы, как ограбление банков, убийство и похищение людей, чтобы вести войну — как идеологическую, так и буквальную — против правительства США, которое они рассматривали как деспотическое «капиталистическое государство». SLA решила похитить Пэтти Херст, потому что она была внучкой миллиардера, газетного магната Уильяма Рэндольфа Херста и наследницей его состояния.

У SLA было три цели по похищению Пэтти Херст. Во-первых, они хотели привлечь внимание средств массовой информации к своей антикапиталистической платформе (что они определенно получили). Во-вторых, они хотели вымогать деньги у семьи Пэтти, чтобы поддержать свое дело. И, наконец, SLA планировало «промыть мозги» Пэтти, чтобы она стала не только членом SLA, но и образцом их движения. К сожалению, хотя семья Херстов выполнила большую часть требований SLA, включая пожертвование 8 миллионов долларов на кормление бедных, SLA не передала Патти ее семье.

Пэтти не будет видно в течение двух месяцев, и когда она действительно появилась, это было шоком.

В апреле 1974 года SLA ограбила банк Hibernia в Сан-Франциско … и Пэтти Херст была одной из грабителей. Видеозаписи с камер наблюдения показали, что Пэтти владеет пулеметом и помогает в ограблении, что совершенно не похоже на кого-то, кого держали против ее воли. После ограбления SLA выпустила записанное на пленку сообщение от самой Патти. В записи Пэтти назвала себя «Таней» и заявила, что теперь она добровольно присоединилась к движению SLA.

Видео вызвало широкую общественную дискуссию. Неужели Пэтти промыли мозги SLA? Или она организовала план похищения, чтобы присоединиться к организации и вымогать деньги у своей семьи?

Эти дебаты в конечном итоге разыграются в суде. Пэтти и другие члены ОАС были задержаны ФБР в сентябре 1975 года, через восемь месяцев после похищения Патти. Ей было предъявлено обвинение в вооруженном ограблении, а также в нескольких других преступлениях, и ее группа защиты утверждала, что у нее был Стокгольмский синдром.Но это было непросто: ограбление Kreditbanken произошло всего двумя годами ранее, а Стокгольмский синдром все еще был новой идеей в общественном сознании. В конечном итоге защита не убедила присяжных, и Пэтти Херст все же приговорили к семи годам тюремного заключения . Она отбыла два года в тюрьме, прежде чем ее приговор был смягчен президентом Джимми Картером.

Несмотря на то, что вокруг дела Пэтти Херст до сих пор ведутся споры, ее ситуация сейчас рассматривается как один из лучших примеров Стокгольмского синдрома вне ситуации с заложниками Kreditbanken.


Джейси Дугард в 1991 году ( Семейное фото / CNN)

Джейси Дугард

Похищение Джейси Дугард — еще один известный случай Стокгольмского синдрома, ставший сенсацией в СМИ.

10 июня 1991 года 11-летняя Джейси Дугард была похищена, когда шла домой после выхода из школьного автобуса. Ее мать переехала с семьей в Мейерс, штат Калифорния, годом ранее, потому что она думала, что это более безопасное место для воспитания ее детей, но теперь ее худшие опасения оправдались.

Как только люди поняли, что Джейси пропал, сообщество начало действовать. Несмотря на широкомасштабные поисковые работы и широкое освещение в средствах массовой информации — включая статью о самых разыскиваемых в Америке — Джейси Дугард, казалось, бесследно исчез. Многие думали, что Джейси мертва, но ее мать надеялась, что она все еще жива. А она была жива, но ее держали против ее воли в Антиохии, Калифорния … всего в трех часах езды от дома ее детства.

Джейси держали в плену до 2009 года, но даже тогда ее спасли только потому, что ее похититель допустил несколько критических ошибок.

Филип Грег Гарридо, который был условно-досрочно освобожден за похищение и зарегистрированный сексуальный преступник, посетил кампус Калифорнийского университета в Беркли в поисках места для проведения специального мероприятия в рамках своей программы «Божье желание». Гарридо считал, что с ним общались ангелы и наделили его сверхъестественными способностями, и он хотел проповедовать в кампусе.

Офис мероприятий Калифорнийского университета в Беркли и полиция кампуса сообщили о нем его офицеру по условно-досрочному освобождению, который попросил Гарридо прийти на встречу. Он сделал это и привез с собой двух дочерей своей жены, Нэнси, Джейси и Джейси. (Гарридо неоднократно подвергал Джейси сексуальному насилию, у которого в результате родилось двое детей.) Полиция отделила Джейси от Гарридо и начала допросить ее. Джейси настаивала на том, что ее зовут Аллисса, и она признала свою настоящую личность только после того, как Гарридо признался в своих преступлениях. К этому моменту Джейси жила с Гарридо как «Аллисса» дольше, чем она жила со своими биологическими родителями.

Во время допроса в полицейском участке власти сразу заметили, что у Джейси наблюдаются симптомы Стокгольмского синдрома . Это стало еще более очевидным по мере того, как стало известно больше об истории Джейси. Например, когда Джейси стал старше, Гарридо и его жена выводили ее на публику, включая местные фестивали и ярмарки. Дугард даже помог Гарридо управлять типографией вне дома. Она работала его графическим дизайнером, отвечала на телефонные звонки и электронные письма и даже встречалась с клиентами.Несмотря на это, она никогда не предпринимала попыток сбежать или раскрыть свою настоящую личность.

Во время интервью с Дайан Сойер для ABC News, Джейси объяснила, почему она никогда не пыталась убежать, и свой опыт со Стокгольмским синдромом. Когда Сойер спрашивает Джейси, почему она не сбежала, она отвечает: «В данной ситуации… это был не вариант». Далее она говорит, что Гарридо убедил ее в том, что внешний мир опасен, и что оставаться с ним — единственный способ обезопасить себя и своих детей.Затем Сойер спрашивает Джейси, поймет ли она когда-нибудь, почему она не пыталась уйти, и Джейси отвечает: «Нет. Я так не думаю.

Подобно жертвам Kreditbanken, Стокгольмский синдром убедил Джейси, что ей безопаснее оставаться со своим похитителем, чем пытаться уйти. Сегодня Джейси использует свой опыт в качестве жертвы похищения и пережившей травму, чтобы помочь другим, кто попал в подобные ситуации. Через свою некоммерческую организацию JAYC Foundation Джейси работает над повышением осведомленности и поддержкой семей, которые пережили похищение любимого человека.

Что теперь?

Если вы или кто-то из ваших знакомых оказались в ситуации, подобной описанной выше, обратитесь за помощью. Вы всегда можете связаться с Национальной горячей линией по борьбе с домашним насилием по телефону, в текстовом сообщении или в веб-чате за помощью.

Ищете дополнительные ресурсы по темам тестирования AP ? У нас их много, например, краткое изложение различных способов убеждения и огромный список руководств по изучению биологии AP!

Если термин «AP Test» вам не подходит, не волнуйтесь! Вот пример по экзаменам AP и разбивка среднего балла по каждому из них .

Блог Терапия, Терапия, Терапевтический блог, Терапия с блогами, Терапия, ..

Стокгольмский синдром относится к симптомам, которые могут возникать у человека, который находится в заложниках или иным образом удерживается в плену. Обычно эти чувства можно описать как симпатию к похитителям или развитие связи с похитителями или похитителями.

Эту реакцию можно также распознать у тех, кто оставил религиозные культы, оскорбительные отношения или другие травмирующие ситуации.

Общие сведения о Стокгольмском синдроме

Стокгольмский синдром — это не признанный психологический диагноз, а, скорее, попытка объяснить симптомы, появляющиеся у некоторых людей, содержащихся в неволе. Человек, страдающий стокгольмским синдромом, становится привязанным к похитителю и может испытывать чувство любви, сочувствия или желание защитить похитителя. Заложник также может часто испытывать негативные чувства по отношению к полиции или другим лицам, пытающимся спасти его.

Исследования инцидентов с заложниками показывают, что Стокгольмский синдром наиболее вероятен, когда люди находятся в плену в течение нескольких дней и находятся в тесном контакте со своими похитителями. Эти люди, как правило, не страдают от похитителей, и к ним можно даже относиться с добротой. Человек, у которого развивается Стокгольмский синдром, часто испытывает симптомы посттравматического стресса: кошмары, бессонницу, воспоминания, склонность легко пугаться, замешательство и трудности с доверием другим.

С психологической точки зрения это явление можно рассматривать как механизм выживания. Фактически, некоторые эксперты могут даже поощрять тех, кто оказался в заложниках, действовать так, как будто они испытывают Стокгольмский синдром, чтобы повысить свои шансы на выживание, поскольку связь с преступником потенциально может сделать ситуацию более терпимой для жертвы и может сделать похитители более склонны удовлетворять основные потребности пленников.

Исследователи в целом согласны с тем, что у заложника со стокгольмским синдромом развиваются положительные чувства к похитителю и отрицательные — к полиции.Похитители / похитители также могут положительно относиться к заложникам.

Анна Фрейд впервые описала нечто похожее на стокгольмский синдром, когда она говорила об идентификации с агрессором или о попытке справиться со страхом, превратившись из человека, которому угрожают, в человека, которому угрожает опасность. Фрейд считал, что это защитный механизм, который может дать человеку ощущение силы в ситуации, которая в противном случае могла бы быть ужасающей.

Распространенность Стокгольмского синдрома

Исследование ФБР, проведенное с целью узнать больше о Стокгольмском синдроме, предполагает, что около 8% людей, оказавшихся в заложниках, развивают наблюдаемые характеристики Стокгольмского синдрома.Однако теории об этой реакции нелегко проверить, поскольку помещение людей в заложники ради суда не считается этичным.

Поскольку данных о синдроме мало, а существующие данные были получены из самых разных ситуаций, эксперты не полностью согласны с тем, что характеризует Стокгольмский синдром или что заставляет одних людей его переживать, а других нет. Некоторые исследователи также не согласны с применением этого синдрома к другим травмирующим ситуациям, таким как жестокие отношения.

История Стокгольмского синдрома

Термин возник после ограбления банка в Стокгольме, Швеция, в 1973 году. Во время ограбления грабители банка держали четырех банковских служащих в плену в хранилище более пяти дней. Находясь в плену, заложники сблизились со своими похитителями, в основном из-за небольших проявлений доброты со стороны похитителей. В конце концов, пленники стали бояться полиции больше, чем грабителей банков, и стали сопротивляться идее спасения.

Поведение пленных сбило с толку полицию и общественность, а также самих пленных. Психиатры сравнили реакцию с контузом (термин, который использовался для описания того, что сейчас известно как посттравматический стресс), испытанный солдатами на войне, и объяснили, что пленники были благодарны своим похитителям, а не полиции, за то, что они избавили их от смерть.

Высокопрофильные случаи Стокгольмского синдрома

Термин Стокгольмский синдром стал широко использоваться в 1974 году в деле о похищении наследницы Пэтти Херст.Херст была похищена Симбионистской освободительной армией (SLA), а позже помогала похитителям в серии ограблений банков, даже утверждая, что она присоединилась к SLA по собственной воле. Когда ее арестовали год спустя после ее участия в ограблениях, она сказала, что ей промыли мозги SLA, и, несмотря на то, что она была приговорена к тюремному заключению, ее приговор в конечном итоге был смягчен, и позже она была помилована.

Стокгольмский синдром также использовался для описания реакции жертвы похищения Элизабет Смарт.Смарт забрали из дома в 2002 году в возрасте 14 лет и продержали в неволе девять месяцев. Несмотря на то, что кажется, что у Смарт были разные возможности сбежать, она никогда не пыталась это сделать. Однако неясно, пыталась ли она сбежать из-за того, что у нее развился Стокгольмский синдром, или по другим причинам, например, по ее заявлению о том, что она боялась своих похитителей.

Артикул:

  1. Карвер, Дж. М. (нет данных). Любовь и Стокгольмский синдром: Тайна любви к обидчику. Консультационный ресурс. Получено с http://counsellingresource.com/lib/therapy/self-help/stockholm.
  2. Fuchs, E. (20 октября 2013 г.). Почему Стокгольмский синдром может быть полным мифом. Business Insider. Получено с http://www.businessinsider.com/stockholm-syndrome-could-be-a-myth-2013-10.
  3. Похищена Пэтти Херст. (2010). Получено с http://www.history.com/this-day-in-history/patty-hearst-kidnapped.
  4. Кляйн, К. (23 августа 2013 г.). Рождение «Стокгольмского синдрома» 40 лет назад. История в заголовках. Получено с http://www.history.com/news/stockholm-syndrome.
  5. Сандлер, А. (1996). Психоаналитическое наследие Анны Фрейд. Психоаналитическое исследование ребенка, 51, 270-284.
  6. Стокгольмский синдром. (нет данных). Бесплатный словарь . Получено с http://medical-dictionary.thefreedictionary.com/Stockholm+syndrome.

Последнее обновление: 08.01.2016

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Что такое стокгольмский синдром?

Стокгольмский синдром — это состояние, при котором заложники создают психологический союз со своими похитителями во время плена. Жертвы формируют эмоциональные связи со своими похитителями и начинают им сочувствовать.

Они могут не сбежать, когда им будет предоставлена ​​такая возможность, и они могут даже попытаться не допустить, чтобы их похитители столкнулись с последствиями своих действий.

Происхождение

Термин «Стокгольмский синдром» был создан для описания того, что случилось с жертвами во время ограбления банка 1973 года в Стокгольме, Швеция.В течение шести дней грабители банка работали над согласованием с полицией плана, который позволил бы им безопасно покинуть банк.

За это время большинство сотрудников банка, находившихся в заложниках, стали проявлять необычайную симпатию к грабителям.

Даже после освобождения заложники отказались покинуть своих похитителей и позже защищали их. Они также отказались свидетельствовать против них в суде и даже помогли собрать деньги для защиты грабителей.

Криминолог и психиатр, расследовавшие это событие, придумали свое состояние «Стокгольмский синдром», поскольку стало ясно, что у банковских служащих возникла какая-то привязанность к людям, которые держали их в плену.

Распространенность

Стокгольмский синдром встречается редко. По оценкам Федерального бюро расследований, менее 8% жертв похищения имеют доказательства Стокгольмского синдрома.

Причины

Никто не знает точных причин, по которым у одних жертв развивается Стокгольмский синдром, а у других — нет.

Когда следователи ФБР опросили бортпроводников, которые были взяты в заложники во время угонов самолетов, они пришли к выводу, что для развития Стокгольмского синдрома необходимы три фактора:

  • Кризисная ситуация должна была длиться несколько дней или дольше.
  • Захватчики заложников должны были поддерживать тесный контакт с потерпевшими. (Пострадавших нельзя было размещать в отдельной комнате.)
  • Захватчики заложников должны были проявить к жертвам некоторую доброту или хотя бы воздержаться от причинения им вреда.

Эволюционные психологи подозревают, что Стокгольмский синдром может быть связан с нашими предками-охотниками-собирателями. Их теория состоит в том, что женщины в этих обществах сталкивались с риском быть захваченными другим племенем.

Их жизни часто подвергались опасности, а иногда их детей убивали. Установление связи с племенем, удерживающим их в плену, обеспечивало их выживание. Частота этих похищений превратилась в адаптивную черту человеческой популяции.

На самом деле приветствуется развитие отношений с похитителем.Связь с преступником может увеличить шансы заложников на выживание.

Интересно, однако, что жертвы, у которых развивается Стокгольмский синдром, часто впоследствии отказываются сотрудничать во время последующего расследования или судебных процессов.

Симптомы

Люди со стокгольмским синдромом часто сообщают о симптомах, похожих на симптомы посттравматического стрессового расстройства. Симптомы могут включать:

  • Легко напугать
  • Недоверие
  • Чувства нереальности
  • Воспоминания
  • Неспособность получить удовольствие от ранее приятных переживаний
  • Раздражительность
  • Кошмары
  • Проблемы с концентрацией

Дополнительные симптомы (не похожие на посттравматическое стрессовое расстройство) могут включать:

  • Неспособность к поведению, которое могло бы способствовать их освобождению
  • Негативные чувства к друзьям, семье или властям, которые пытаются их спасти
  • Положительные чувства к похитителю
  • Поддержка поведения похитителя (и его мотивов)

Диагностика

Стокгольмский синдром не фигурирует в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств», которое используется для диагностики всего спектра психических расстройств.Напротив, это скорее описательный термин, обозначающий модель поведения, которая используется для того, чтобы справиться с травмирующей ситуацией.

Люди со стокгольмским синдромом часто также соответствуют критериям острого стрессового расстройства или посттравматического стрессового расстройства.

Лечение может включать психотерапию и / или лекарства. Психотерапия может воздействовать на определенные симптомы, которые появляются после травмирующего события, такие как кошмары или воспоминания. Это также может научить людей здоровым способам справиться с травматическим опытом.

Благодаря лечению они могут научиться понимать, насколько сочувствие к преступнику было навыком выживания и что их мысли о преступнике не служат им, когда они окажутся в безопасности.

Примеры

Распознавать случаи стокгольмского синдрома не всегда ясно. В некоторых случаях людей обвиняли в этом, когда они настаивали на том, что они этого не делают.

Например, некоторые эксперты утверждали, что у Элизабет Смарт, подростка, похищенного в 2002 году из своего дома в Юте, наверняка был Стокгольмский синдром, потому что она не избежала похитителей, когда у нее была такая возможность.

Смарт неоднократно заявляла, что у нее нет Стокгольмского синдрома. Скорее, она предпочла не пытаться сбежать, потому что ее похитители угрожали убить ее семью, если она это сделает. Она осталась из-за страха, а не потому, что у нее были положительные чувства к паре, державшей ее в плену.

В некоторых случаях люди пытались использовать Стокгольмский синдром в качестве защиты в суде.

Вот несколько известных примеров случаев, когда у людей подозревали стокгольмский синдром:

  • Мэри МакЭлрой : В 1933 году четверо мужчин держали 25-летнего МакЭлроя под прицелом.Ее приковали цепью к стене в заброшенном фермерском доме, когда похитители требовали выкуп от ее семьи. После освобождения она публично выразила сочувствие своим похитителям и изо всех сил пыталась назвать их имена, когда они предстали перед судом.
  • Пэтти Херст: Внучка бизнесмена и газетного издателя Уильяма Рэндольфа Херста была похищена Симбионистской освободительной армией в 1974 году. Во время своего пленения она отказалась от своей семьи, взяла новое имя и присоединилась к своим похитителям в ограблении банков.В конце концов Херста арестовали. Она использовала Стокгольмский синдром в качестве своей защиты на суде. Тем не менее, ее все же признали виновной и приговорили к 35 годам тюремного заключения, поскольку присяжные не верили, что у нее действительно был Стокгольмский синдром.
  • Наташа Кампуш : Наташа была похищена в 1998 году в возрасте 10 лет. Ее держали в подземной комнате более восьми лет. Ее похититель иногда проявлял доброту, но он также бил и угрожал убить ее. В конце концов Наташа сбежала, а ее похититель покончил с собой.В новостях сообщалось, что, узнав о его смерти, Наташа «безутешно заплакала», что заставило некоторых поверить в то, что у нее Стокгольмский синдром.

Спорт

Хотя Стокгольмский синдром в основном используется для описания ситуаций захвата заложников или похищения людей, исследование 2018 года показало, что его также можно найти в спорте. Исследователи утверждают, что оскорбительные спортивные тренеры могут преследовать молодых спортсменов, вызывая стокгольмский синдром.

Спортсмены могут мириться с эмоциональным насилием и подвергать себя болезненным тренировкам или экстремальным условиям, убеждая себя, что их тренер хочет для них лучшего.

Они также могут посочувствовать тяжелой работе, которую должен выполнить их тренер. Или они могут оправдать жестокое обращение, убедив себя, что насилие — это хорошая тренировка.

Что такое Стокгольмский синдром? — ИСТОРИЯ

Помимо знаменитой шестидневной ситуации с заложниками в Sveriges Kreditbanken в Стокгольме, от которой и произошло его название, Стокгольмский синдром, пожалуй, наиболее широко ассоциируется с культовой фотографией Пэтти Херст, одетой в берет и вооруженной пистолетом, грабящей банк в апреле 1974 г.История захватила нацию, поскольку общественность сомневалась, промыли ли ей мозги или она действует по собственному желанию. Что превратило богатую внучку медиа-магната из невинного заложника в преступника и, казалось бы, добровольного члена радикальной Симбионской Освободительной Армии похитителей?

Термин «стокгольмский синдром» впервые был введен психиатром Нильсом Бежеро, который консультировал правоохранительные органы во время переговоров о захвате заложников в Стокгольме в 1973 году. Общественность и средства массовой информации были ошеломлены эмпатическими и защитными чувствами заложников по отношению к своим похитителям, и Бежеро назвал психологический феномен «Стокгольмский синдром.Это было более подробно определено доктором Франком Охбергом в 1970-х, когда он изучал поведение стокгольмских пленников и идентифицировал психологические факторы, способствующие их нежной связи с похитителями.

Стокгольмский синдром, также известный как привязка к травме или террор, рождается из инстинктивного чувства самосохранения заложника: его основное выживание контролируется его похитителем, поэтому вместо того, чтобы ненавидеть похитителя, заложник бессознательно налаживает связь с ним. ему, чтобы выжить.Заложник укрепляет эту связь, принимая и чувствуя благодарность за небольшие добрые дела от своего похитителя; в случае с пленными из Стокгольма, когда им было холодно, им выдали одеяла и разрешили позвонить своим семьям. В мире заложников похититель стал его поставщиком, тогда как вооруженная группа правоохранительных органов во внешнем мире представляет физическую угрозу как для него, так и для его поставщика.

Симптомы Стокгольмского синдрома не всегда четко определены, и в случае Пэтти Херст сомнения присяжных относительно законности ее психологической травмы привели к обвинительному приговору и семилетнему тюремному заключению, которое было смягчено двумя годами позже президентом. Картер.

Стокгольмский синдром: что это такое, симптомы, причины и лечение

Стокгольмский синдром — это психологическое явление, которое может произойти у людей, которые живут в условиях сильного стресса и опасности, таких как похищение, домашний арест или жестокое обращение. В этих ситуациях жертва имеет тенденцию развивать отношения с агрессором.

Стокгольмский синдром — это бессознательная реакция на опасную ситуацию, которая заставляет жертву устанавливать эмоциональную связь с агрессорами, чтобы чувствовать себя в безопасности и спокойствии.

Этот синдром был впервые выявлен в 1973 году после ограбления банка в Стокгольме, Швеция, когда заложники подружились со своими похитителями. Эта связь даже побудила заложников навестить своих похитителей в тюрьме, а также подтвердить, что не было физического или психологического насилия, которое могло бы означать, что их жизни угрожает опасность.

Как распознать синдром

Стокгольмский синдром не внесен в список психиатрических заболеваний в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам и, следовательно, не имеет признаков или симптомов, которые были бы научно доказаны или широко изучены.

Однако можно идентифицировать этот синдром по некоторым характеристикам, которые можно заметить, когда человек находится в ситуации стресса и напряжения, когда его жизнь находится под угрозой, например:

  • Развитие положительных чувств к агрессору;
  • Развитие негативных чувств к полиции, властям или другим лицам, помогающим жертве отойти от агрессора;
  • Развитие эмоциональной идентификации и дружбы с агрессором;
  • Убеждение, что агрессор имеет те же ценности и цели в жизни.

Эти характеристики вызваны чувством незащищенности, изолированности и / или угрозы. Это способ подсознания сохранить жизнь. Однако со временем из-за созданной эмоциональной связи небольшие добрые поступки со стороны обидчиков, как правило, усиливаются людьми, у которых развивается этот синдром, что заставляет их чувствовать себя более защищенными и спокойными в ситуации, игнорируя реальную угрозу, с которой они сталкиваются.

Причины синдрома

Стокгольмский синдром обычно развивается в опасных для жизни ситуациях, когда есть заложники.Некоторые факторы, которые, как было установлено, влияют на развитие этого типа синдрома, включают:

  • Тип личности и личный анамнез человека, взятого в заложники;
  • Требуется одобрение авторитетных лиц, таких как начальник или родители;
  • Время, проведенное потерпевшей с похитителем.

Характеристики Стокгольмского синдрома обусловлены реакцией подсознания, и невозможно установить настоящую причину, по которой они возникают.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *