Толпа виды толпы: 82. Виды толп. Шпаргалка по социальной психологии

Содержание

Назаретян А.П. Агрессивная толпа, массовая паника, слухи. ЛЕКЦИЯ 2

ЛЕКЦИЯ 2.

ТОЛПА И ЗАКОНОМЕРНОСТИ ЕЕ ПОВЕДЕНИЯ

 

Понятие толпы. Механизмы поведения толпы

Циркулярная реакция и коммуникация

Виды толпы

Основное свойство толпы

Приемы управления и манипуляции

Вопросы к лекции 2

Дополнительная литература

 

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно

и лаяй.

 

Тилемахида

 

ПОНЯТИЕ ТОЛПЫ. МЕХАНИЗМЫ ПОВЕДЕНИЯ ТОЛПЫ

 

В обыденном языке «толпой» называют большое количество людей, находящихся одновременно в одном месте. Хотя даже интуитивно мы не назовем этим словом марширующее армейское подразделение или бойцов, организованно штурмующих (равно как и обороняющих) укрепленный пункт, публику, собравшуюся в консерватории на симфонический концерт, бригады, работающие на крупной стройке, сотрудников учреждения на плановом профсоюзном собрании и т.д. и т.п.

Терминологически не совсем верно называть толпой и прохожих на людной городской улице. Но вот на улице произошло что-то необычное. Неожиданно появились скоморохи, или артисты выступают с представлением. Или, как бывало в добрые советские времена, на уличный прилавок «выбросили» дефицитный товар. Или человек выпал из окна и разбился. Или пошел сильный ливень. Или – не приведи господь – началась бандитская разборка со стрельбой, произошел мощный взрыв… Если ситуация развивается по какому-то из подобных сценариев, завлекательных, драматических и даже катастрофических, может возникнуть особый социально-психологический феномен, который, при всем многообразии его форм, имеет общие черты, отличающие толпу от организованных форм социального поведения.

Исходя из этих предварительных соображений примем ориентировочное исходное определение:

Толпа скопление людей, не объединенных общностью целей и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием.

При этом общей считается такая цель, достижение которой каждым из участников взаимодействия положительно зависит от достижения ее другими участниками; наличие такой цели создает предпосылку для сотрудничества. Если цель каждого достигается вне зависимости от достижения или недостижения ее остальными, то взаимодействие отсутствует или оно минимально (при появлении второстепенной общности целей: например, веселее провести время в ожидании). Наконец, если зависимость достижения одной и той же цели субъектами отрицательна, складывается предпосылка для конфликта.

В толпе цели людей всегда одинаковые, но обычно не бывают сознательно общими, а при их пересечении возникает острейшее отрицательное взаимодействие. Например, при массовой панике каждый страстно желает спастись, в стяжательной толпе каждый стремится что-то добыть, и все друг для друга являются помехой.

Поэтому, используя социологические категории социального агрегата (неструктурированного множества индивидов) и социальной группы (единого субъекта деятельности), толпу следует отнести к первой категории. Но, разумеется, различие между ними не дискретно. При некоторых условиях люди, отличающиеся от остальных определенными чертами (этнос, сословие и т.д.) способны осознать единство интересов и объединиться в историческую или политическую общность; наоборот, слаженно действующий социальный субъект может раствориться в большем социуме.

В нашем случае толпа иногда (в редких случаях) способна структурироваться и приобрести групповое качество, а организованная группа (чаще) – деградировать в толпу. Иногда ситуативная общность сочетает в себе настолько разнородные свойства, что не может быть однозначно отнесена к той или иной категории и занимает на шкале «группа – агрегат» промежуточное положение. Например, очень хорошо организованная массовая демонстрация (вспомним советские праздничные шествия по Красной площади) несет в себе в равной мере признаки группы и толпы. Перерождения группы в толпу и обратно также относятся к сфере нашего интереса (рис. 1).

Соотношением

системных и грегарных качеств (от греч. gregus стадо) во многом определяется и решение старого спора между социальными психологами о том, группа или индивид склонны к более экстремальным решениям. Пока в группе преобладают нормативные отношения, она сглаживает экстремистские настроения своих членов и принимает более взвешенные решения; когда же начинают преобладать свойства толпы, мышление радикализируется.

По свидетельству С. Московичи, еще древнегреческий политик Солон утверждал, что каждый афинянин – хитрая лисица, а народное собрание в Пниксе – стадо баранов. Это подтвердили и римляне: Senatores omnes boni viri, senatus romanus

mala bestia (все сенаторы мужи достойные, а римский сенат – злобный зверь). Г. Лебон указывал на то, что парламенты часто превращаются в толпу, и мы до сих пор наблюдаем подобное по телевизору. Русская поговорка: «Мужик умен, да мир дурак» – передает ту же мысль о потере личностью в массе здравого смысла.

 

 

Рис. 1. Москва, 1990 год. Массовая манифестация противников КПСС миновала Крымский мост. Манифестанты сочетают качества организованной группы и толпы. Фото корреспондента АПН В.Ю. Вяткина

 

в начало

 

ЦИРКУЛЯРНАЯ РЕАКЦИЯ И КОММУНИКАЦИЯ

 

Метаморфоза обусловливается специфическими эффектами, которые суть механизмы образования толпы. Выявлены два основных механизма: слухи и эмоциональное кружение (синоним – циркулярная реакция). О слухах речь далее пойдет отдельно (Лекция 4–5), поэтому здесь рассмотрим механизм эмоционального кружения.

Представьте себе полный зал, где рассказан очень смешной анекдот и все громко смеются. Вы только что вошли и не слышали шутку, однако общее настроение захватывает, и вы от души смеетесь вместе со всеми. Это самый простой и безобидный пример взаимного заражения, который и называют циркулярной реакцией (рис. 2).

 

 

Рис. 2. Рисунок датского карикатуриста Херлуфа Бидструпа «Распространение заразы». Юмористическое изображение циркулярной реакции

 

Впрочем, даже заразительное веселье не всегда бывает совершенно безобидным. У театральных актеров бытует жаргонное выражение: «повело». Оно означает такую неприятную ситуацию, когда в самый драматический момент спектакля кому-то из участвующих в сцене «попала в глаз смешинка». Актер «прыскает от смеха», это совершенно неуместное состояние передается партнерам – и сценическое действие разрушается…

 

Есть и страшные примеры. В XIV веке Европу охватила «черная смерть» – эпидемия чумы, унесшая более 20 миллионов жизней. Основным способом лечения оставались, как водится, истовая молитва, покаяние, целование креста и скрупулезное отправление всех церковных обрядов. В разгар этого бедствия наступил праздник Святого Витта, который всегда сопровождался массовыми пирами и танцами. Особенно бурно празднество отмечали в Италии. Изможденные и отчаявшиеся люди, напившись вина, принимались ритмически плясать, доводили себя до истерического состояния и, уже не в силах остановиться, падали замертво. Зловещее и заразительное веселье передавалось от одного городского района к другому, от деревни к деревне, оставляя за собой бездыханные человеческие тела.

Этот кошмарный эпизод, зафиксированный летописцами, получил отражение в художественной литературе (наиболее известна россиянам пушкинская пьеса «Пир во время чумы»), а также в современной психологической и медицинской терминологии, где «пляска Святого Витта» означает известный клинический симптом…

В фильме по роману А.С. Серафимовича «Железный поток» хорошо исполнен похожий эпизод, правда, в незавершенном виде. Красные партизаны с обозом мирного населения – стариками, женщинами и детьми – скитаются по пустыне, спасаясь от белых. Оголодавшие и сильно изможденные люди останавливаются на привал. Кто-то заводит граммофон и ставит пластинку, на которой два артиста, почти ничего не говоря, громко и заразительно хохочут. Сидящие и лежащие вокруг начинают улыбаться, затем смеяться, веселье передается дальше… В этот момент появляется умный суровый комиссар и ударом сапога разбивает пластинку вместе с граммофоном. Зрителям понятно, что если бы он этого своевременно не сделал, то ситуация вышла бы из-под контроля: истерически хохочущие люди, не будучи уже способны остановиться, окончательно выбились бы из сил…

 

Итак, циркулярная реакция это взаимное заражение, т.е. передача эмоционального состояния на психофизиологическом уровне контакта между организмами.

Разумеется, циркулировать может не только веселье, но и, например, скука (если кто-то начинает зевать, такое же желание испытывают окружающие), а также изначально более зловещие эмоции: страх, ярость и т.д.

Для лучшего понимания того, что такое циркулярная реакция, целесообразно сравнить ее с коммуникацией – контактом между людьми на семантическом уровне. При коммуникации имеет место та или иная степень взаимного понимания, интерпретации текста, участники процесса приходят или не приходят к согласию, но в любом случае каждый остается самостоятельной личностью. Человеческая индивидуальность формируется в коммуникационных связях и во многом зависит от многообразия смысловых каналов, в которые человек включен.

Наоборот, эмоциональное кружение стирает индивидуальные различия. Ситуативно снижается роль личностного опыта, индивидуальной и ролевой идентификации, здравого смысла. Индивид чувствует и поведенчески реагирует, «как все». Происходит эволюционная регрессия: актуализуются низшие, филогенетически более примитивные пласты психики (рис. 3).

 

 

Рис. 3. Человек в толпе ощущает себя анонимным (безличным) и безликим, свободным от груза социальных ролей и ответственности; ослабевает способность видеть себя со стороны. Фото корреспондента РИА – «Новости» В.Ю. Вяткина

 

Регрессия способна подчас достигать невероятных глубин. Например, в книге французских историков «Революционный невроз» приведены документальные свидетельства случая, когда толпа озверевших бунтовщиков, растерзав тело ненавистного царедворца, съела (или сожрала?) его куски. Это ли не «чудище лаяй»…

«Сознательная личность исчезает, – писал по этому поводу Г. Лебон, – причем чувства всех отдельных единиц, образующих целое, именуемое толпой, принимает одно и то же направление». Поэтому «в толпе может происходить только накопление глупости, а не ума». То же наблюдение можно встретить в трудах других исследователей. Например, у 3. Фрейда читаем: «Похоже, достаточно оказаться вместе большой массе, огромному множеству людей для того, чтобы все моральные достижения составляющих их индивидов тотчас рассеялись, а на их месте остались лишь самые примитивные, самые древние, самые грубые психологические установки».

У человека, охваченного эмоциональным кружением, повышается восприимчивость к импульсам, источник которых находится внутри толпы и резонирует с доминирующим состоянием, и одновременно снижается восприимчивость к импульсам извне. Соответственно усиливаются барьеры против всякого рационального довода. Поэтому в такой момент попытка воздействовать на массу логическими аргументами может оказаться несвоевременной и просто опасной. Здесь необходимы другие приемы, адекватные ситуации, и если вы ими не владеете, то лучше держаться от толпы подальше.

Добавлю, что циркулярная реакция, как всякий социальный и психологический феномен, не является однозначно негативным фактором. Она сопровождает любое массовое мероприятие и групповое действие: совместный просмотр спектакля и даже фильма, дружеское застолье, боевую атаку (с криками «Ура!», воинственным визгом и прочими атрибутами), митинг, деловое или партийное собрание и т.д. и т.п. В жизнедеятельности первобытных племен процессы взаимного заражения перед сражением или охотой выполняли важнейшую роль. До тех пор пока эмоциональное кружение остается в рамках определенной, оптимальной для каждого конкретного случая меры, оно служит сплочению и мобилизации и способствует усилению интегральной эффективности группы (психологи называют это фасцинацией). Но, превысив оптимальную меру, этот фактор оборачивается противоположными эффектами. Группа вырождается в толпу, которая становится все менее управляемой при помощи нормативных механизмов и вместе с тем все легче подверженной иррациональным манипуляциям.

 

Вот как описывает очевидец (В.М. Зензинов) душевное состояние петроградцев в дни, непосредственно предшествовавшие массовым беспорядкам февраля 1917 года.

«Все возбуждены, взволнованы, но не напуганы. Чувствую у себя и у прохожих, что мы все переживаем одно и то же – и это нас соединяет. Это состояние я чувствовал в течение нескольких дней и не могу определить его иначе, как ощущение какого-то общего братства. Как будто пали обычные перегородки, отделяющие людей – положением, состоянием, культурой, люди объединились и готовы помочь друг другу – в большом и малом; быть может, то было ощущение общего риска, которое соединяло всех. Случайные встречные разговаривали друг с другом, как давнишние приятели – дружески, доброжелательно, готовые прийти друг другу на помощь, если это даже связано с риском для жизни, о чем, вероятно, в ту пору никто не давал себе отчета. Это ощущение братства было очень острым и вполне определенным… То было воистину ощущение общего народного праздника».

Заметим, что двумя с половиной годами ранее, в августе 1914 года, едва ли не те же люди испытывали похожее состояние фасцинации. Но тогда массу объединял монархический восторг, а поводом для него послужило начало Первой мировой войны. Фотокадры донесли до нас счастливо возбужденные лица стихийных манифестантов на улицах Петрограда, Берлина, Вены и Парижа, приветствовавших объявление войны правительствами своих стран…

 

И последнее. Вероятность возникновения циркулярной реакции возрастает в периоды социальной напряженности. Логично было бы полагать, что напряженность, в свою очередь, возникает тогда, когда обстановка объективно становится очень плохой. Однако исследования историков и психологов показывают, что это не всегда так и даже чаще всего не так.

Еще великий французский ученый XIX века А. де Токвиль указал на то, что революционному кризису обычно предшествует длительный период повышения экономических и политических показателей (объем политических свобод, доступ к информации, перспектива вертикальной мобильности и т.д.). Например, уровень жизни французских крестьян и ремесленников перед началом Великой французской революции был самым высоким в Европе; к началу антиколониальной революции в Северной Америке это были самые богатые и хорошо управляемые колонии мира и т.д.

Параллельно росту возможностей растут потребности и ожидания людей. В какой-то момент рост объективных показателей сменяется их относительным снижением (очень часто – вследствие неудачной войны, затеянной правителями, которые также поддались общей эйфории). На фоне ожиданий, продолжающих по инерции расти, это оборачивается массовой фрустрацией, а та, в свою очередь, агрессивными и (или) паническими настроениями.

Обобщив многообразные сведения, касающиеся предыстории революционных ситуаций, американский психолог Дж. Девис вывел интегральный график, который обладает серьезным прогностическим потенциалом. Мы много работали с графиком Девиса, верифицировали его на материале далеких друг от друга стран и регионов, включая Россию различных эпох. Общий вывод довольно парадоксален, но подкреплен большим фактическим материалом. Пока люди живут стабильно плохо (с точки зрения внешнего наблюдателя), они не испытывают болезненной неудовлетворенности, и вероятность внутренних взрывов минимальна. Опасность появляется там, где есть растущие ожидания. Выявлен даже особый социально-психологический синдром Предкризисного человека (Homo praecrisimos), который требует особого внимания со стороны ответственных политических лидеров.

Тот, кого эти вопросы интересуют подробнее, может обратиться к статье Девиса (Davis J.) или к моей книге «Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории» (см. список литературы), а также к приложению 2. Здесь же вернемся к обстановке, когда возможности превентивной политической стабилизации уже упущены и социальная напряженность налицо. Многие люди переживают сходные эмоциональные состояния при высокой степени неопределенности и думают об одном и том же, охотно группируются, обсуждают волнующую тему, лихорадочно ищут информацию, распространяют слухи – и это чревато взаимной эмоциональной индукцией, переходящей в стихийные формы массового поведения. Опытные политические партии и руководители организуют в такой период дежурство небольших групп агентов, по два-три человека. Разумеется, у них нет никаких опознавательных знаков (наоборот, они должны максимально походить на случайных прохожих, «людей из толпы»), зато есть определенный опыт, знания, интуиция, решительность и, желательно, некоторый минимум актерских способностей, чтобы в нужный момент эффективно вмешаться в ход событий и предотвратить их неблагоприятное развитие.

Как же могут действовать такие агенты? Это мы рассмотрим после того, как ознакомимся с классификацией, а также с основным свойством толпы.

в начало

 

ВИДЫ ТОЛПЫ

 

Большое количество наблюдений и специальных исследований позволили выделить четыре основных вида толпы с соответствующими подвидами.

Окказиональная толпа (англ, occasion «случайность») – скопление людей, собравшихся поглазеть на неожиданное происшествие (рис. 4). Это самая обыденная из ситуаций стихийного массового поведения, которую доводилось в жизни наблюдать любому взрослому человеку, будь он горожанином или жителем села. Тем не менее, приведу пару иллюстраций. Мои латиноамериканские слушатели любили рассказывать по этому поводу забавный старый анекдот. «В американском городе сидит на скамейке мексиканец с удочкой, хотя поблизости нет никакого водоема, и сосредоточенно “ловит рыбу” на асфальте. Вокруг собираются зеваки, указывают на него пальцами и веселятся. Наконец один из янки спрашивает:

 

– Эй, чикано (презрительное наименование мексиканцев в США), много рыбы наловил?

– Ни одной, – серьезно отвечает мексиканец, – да мне и не надо. Я не рыбу ловлю, а выигрываю пари.

– ???

– Мы с земляками поспорили, где больше дураков, в Мексике или в Штатах. Провели эксперимент дома, а теперь проводим здесь. Вон на той скамейке сидят ребята и вас пересчитывают…»

А один из маленьких шедевров выдающегося американского юмориста О’ Генри так и называется – «Комедия любопытства». Персонажи новеллы – юноша и девушка, представители бесчисленного племени уличных зевак, более всего на свете обожающих созерцать чье-то несчастье. «Эти фанатики любопытства, словно мухи, целым роем слетаются на место всякого необычайного происшествия и, затаив дыхание, проталкиваются как можно ближе», – отмечает писатель.

Познакомившись в одной из таких толп и понравившись друг другу, молодые люди решили пожениться. В час свадьбы около церкви скопилась очередная толпа любопытных, но героев торжества на месте не было. Потом выяснилось, что и у жениха, и у невесты в самый неподходящий момент сработали условные рефлексы: узрев толпу, каждый из них привычно бросился в гущу, расталкивая окружающих, чтобы пробиться в первые ряды. В итоге свадебные наряды и прически были изрядно попорчены, под глазом у невесты появился синяк – короче, мероприятие пришлось отменить.

 

 

Рис. 4. Картина Василия Сурикова «Боярыня Морозова». Вокруг саней собралась окказиональная толпа

 

По данным кросс-культурных исследований, склонность к образованию окказиональных толп зависит не только от текущей социально-политической ситуации, но и от целого ряда исторических факторов, среди которых – степень укорененности урбанистической культуры. Я был ребенком, когда после Московского фестиваля молодежи и студентов (1957 год) начал приподниматься «железный занавес»; на улицах нестоличных советских городов появились первые «живые» иностранцы, каковых старшие не видели со времен войны, а дети знали об их существовании только из книжек. Иностранца тогда можно было легко отличить от наших соотечественников по одежде, но особой популярностью пользовались негры.

Мне отчетливо запомнились сценки из жизни тех лет. Идет по улице темнокожий парень, а за ним – толпа взрослых и детей. Все очень доброжелательно настроены, кто-то предлагает ему в подарок значок, кто-то просит на память иностранную монетку, кто-то желает вместе сфотографироваться. Объект внимания все более раздражается и постепенно начинает звереть (а вы представьте себя на его месте!), что-то говорит на непонятном языке, но по всему видно, что он сильно раздражен. Окружающие недоумевают, чем же не угодили зарубежному другу, потом слышатся разочарованные комментарии типа: «Какие же они все гордые (злые, заносчивые)…»

Нечто подобное можно встретить и в художественной литературе тех лет. Случившаяся с человеком неприятность привлекает прохожих, которые ничуть не стесняются собраться вокруг и громко выражать сочувственное любопытство.

Как всегда, наши достоинства суть продолжение наших недостатков, и наоборот. С развитием урбанистической культуры изменяются ценности и нормы поведения, люди становятся зацикленными на индивидуальных проблемах, менее отзывчивыми и вместе с тем менее навязчивыми. В 60-е годы дефилирование по улицам Лондона полностью обнаженных девиц не вызывало особого ажиотажа, а в Анкаре появление нескольких иностранок в мини-юбках стало событием чуть ли не политического значения (о чем я далее расскажу).

Конвенциональная толпа (англ, convention «условность») собирается по поводу заранее объявленного события: петушиные или собачьи бои, боксерский или футбольный матч, митинг, концерт рок-группы и т.д. и т. п. Здесь уже преобладает направленный интерес, и люди до поры (пока толпа сохраняет качество конвенциональности) готовы следовать определенным условностям (конвенциям).

Сразу отмечу, что не следует путать конвенциональную толпу с публикой, собравшейся в драматическом, оперном театре, в консерватории и т.п. Терминологическое различие вызвано, конечно, не тем, что психологи любят классическую музыку больше, чем рок, – оно важно по существу и в функциональном отношении.

На концерт, скажем, симфонического оркестра и рока люди приходят с разными установками, различны сценарии вероятного развития событий, и организаторы по-разному к ним готовятся.

Конечно, если во время симфонического концерта в здании начнется сильный пожар или взорвется заложенная бомба, может возникнуть массовая паника. Иная форма паники – не мятущаяся толпа, а массовый паралич воли – может произойти в театре, захваченном во время спектакля вооруженными террористами. Но такая вероятность обычно невелика, и свести ее к нулю – задача пожарной и охранной служб. (Тем не менее, на судьбу заложников и в этом случае может повлиять присутствие в зале хотя бы двух-трех человек, знакомых с механизмами поведения толпы и сохранивших самообладание. После трагических событий октября 2002 года на спектакле «Норд-Ост» мы со студентами специально обсуждали возможные действия в ситуации, когда сотни граждан внезапно оказались заложниками большой группы террористов, вооруженных до зубов и заминировавших здание. Читателю лекций предлагается самостоятельно подумать об этом по завершении чтения.)

В отличие от организаторов «солидных» мероприятий, организаторы рок-концерта обязаны учитывать, что заведомо имеют дело с толпой, которая формируется как конвенциональная, но в силу общего свойства толпы как таковой (см. далее) непременно примет другие формы. Они должны уметь это прогнозировать и владеть адекватными приемами воздействия, чтобы ситуация не вышла из-под контроля (рис. 5, 6).

 

 

Рис. 5. Митинг на Красной площади Москвы. Конвенциональная толпа: люди собрались в определенном месте в заранее объявленное время. Фото корреспондента АПН В.Ю. Вяткина

 

 

Рис. 6. Митинг на Манежной площади Москвы. Конвенциональная толпа превращается в экспрессивную.

Фото корреспондента АПН В.Ю. Вяткина

 

Экспрессивная толпа (от англ, expression выражение), ритмически выражающая ту или иную эмоцию: радость, энтузиазм, возмущение и т.д. Как видим, спектр эмоциональных доминант здесь очень широк, а главная отличительная черта – ритмичность выражения.

Легко догадаться, что речь идет о людях, скандирующих лозунг на митинге или манифестации, громко поддерживающих любимую команду или клеймящих судью на стадионе, танцующих на карнавале и т.д. В ряде случаев процесс ритмического выражения эмоций может принять особенно интенсивную форму, и тогда возникает особый феномен массового экстаза (рис. 7, 8).

 

 

Рис. 7. Болельщики на трибунах стадиона во время футбольного матча. Экспрессивная толпа.

Фото корреспондента РИА – «Новости» В.Ю. Вяткина

 

 

Рис. 8. Экспрессивная толпа болельщиков по окончании матча. Страсти продолжают накаляться.

Фото корреспондента РИА – «Новости» В.Ю. Вяткина

 

Экстатическая толпа (от англ, ecstasy экстаз) – экстремальная форма экспрессивной толпы. В экстазе люди самозабвенно истязают себя цепями на религиозном шиитском празднике «шахсей-вахсей», доводят себя до невменяемости под нарастающий ритм неистового моления в секте трясунов или в танце на бразильском карнавале, рвут на себе одежду в ритме рока… Смертоносная пляска Святого Витта в Италии XIV века (см. выше) – из того же ряда.

Действующая (active) толпа – политически наиболее значимый и опасный вид стихийного поведения. В ее рамках, в свою очередь, можно выделить несколько подвидов.

Агрессивная (aggressive) толпа, эмоциональная доминанта которой (ярость, злоба), равно как направленность действий, прозрачно выражены в названии (рис. 9, 10).

 

 

Рис. 9. Экспрессивная толпа, превращающаяся в агрессивную. Фото корреспондента РИА – «Новости» В.Ю. Вяткина

 

 

Рис. 10. Июнь 2002 года: беспорядки на Манежной площади Москвы по окончании телерепортажа о матче сборных команд России и Японии на чемпионате мира по футболу. (Российская сборная проиграла.) Агрессивная толпа. Отчетливо различимо активное ядро, переходящее в «сочувствующую» периферию.

Фото агентства А. П.

 

Паническая (panic;saving) толпа объята ужасом, стремлением каждого избежать реальной или воображаемой опасности. Далее мы убедимся, что паническое поведение не только не является обычно спасительным, но и очень часто становится более опасным фактором, чем то, что ее спровоцировало (рис. 11).

 

 

Рис. 11. Картина Карла Брюллова «Последний день Помпеи». Массовая паника

 

Стяжательная (greedy) толпа люди, вступившие в неорганизованный конфликт за обладание некоторой ценностью. Этот термин, в отличие от предыдущих, требует пояснений. Доминирующей эмоцией здесь обычно становится жадность, жажда обладания, к которой иногда примешивается страх. Стяжательную толпу подчас образуют брокеры, когда на бирже пронесся слух о том, что какие-то акции быстро растут в цене. В советских городах, особенно провинциальных, возникали такие толпы («Дают!»), когда на прилавок «выбрасывали» дефицитный товар. В парламентах наблюдается нечто подобное, когда депутаты с боем прорываются к трибуне, дабы высказать очередную высокомудрую банальность.

Однако слово «стяжательная» (жадная) не всегда следует понимать буквально. Это может быть толпа голодных людей, которым доставили продовольствие, но не организовали четкое распределение. Или жителей отдаленного района, которые утром спешат на работу при недостаточном обеспечении автобусного маршрута машинами. Или потенциальных пассажиров отъезжающей электрички, в которой явно не хватит мест, и т.д. (рис. 12).

 

 

Рис. 12. Югославия, 1989 год. Быстро растущие цены на продовольствие превратили очередь за дешевыми сортами хлеба в стяжательную толпу: покупатели буквально сражаются за доступ к прилавку.

Фото корреспондента ТАМЮГ С. Живуловича

 

Повстанческая (rebellious) толпа по ряду признаков сходна с агрессивной (преобладает чувство злости), но отличается от нее социально справедливым характером возмущения. Это также требует пояснений, поскольку понятие «социальная справедливость» выглядит здесь произвольным и не укладывающимся в операциональную схему. В действительности, однако, дифференциация повстанческой и агрессивной толпы столь же функционально полезна, как дифференциация конвенциональной толпы и публики (рис. 13).

 

 

Рис. 13. Картина Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах» – хрестоматийное изображение повстанческой толпы

 

Дело в том, что толпа справедливо возмущенных людей даже внешне выглядит иначе, чем «классическая» агрессивная толпа. А главное, она обладает несколько иными качествами. При наличии активного сознательного звена в нее может быть внесено организационное начало, и тогда повстанческая толпа превращается в сплоченную группу (в противном случае она может выродиться в более примитивную форму толпы). Хрестоматийным примером часто служит восстание на броненосце «Потемкин» в 1905 году, но можно обратиться и к более свежим примерам. Кому приходилось наблюдать стихийный протест, забастовки, митинги в рабочих коллективах (в частности, забастовки шахтеров в России 1998 года), мог заметить, что они чаще всего не выливаются в массовые драки, погромы и прочие разрушительные действия. Профсоюзные комитеты выделяют ответственных лидеров, которым удается внести сознательную организацию в действия массы…

в начало

 

ОСНОВНОЕ СВОЙСТВО ТОЛПЫ

 

Особое внимание обратим на то, что приведенная классификация весьма условна. В практическом плане наиболее важное свойство толпы – превращаемость: коль скоро толпа образовалась, она способна сравнительно легко превращаться из одного вида (подвида) в другой.

Превращения могут происходить спонтанно, т.е. без чьего-либо сознательного намерения, но могут быть спровоцированы умышленно. На использовании свойства превращаемости и строятся по большей части приемы манипуляции толпой с теми или иными целями.

 

Самый элементарный пример спонтанных превращений вспомнит всякий, кто бывал на футбольном матче. С началом игры конвенциональная толпа превращается в экспрессивную, и важнейшая задача организаторов – принять все необходимые меры, чтобы по ходу дела или по окончании матча предотвратить ее превращение в агрессивную, в стяжательную (когда тысячи возбужденных болельщиков одновременно устремляются к единственному выходу) или в паническую (спровоцированную дракой, пожаром, стрельбой и т.д.).

В 1982 году в «Лужниках» популярная московская команда встречалась с зарубежным клубом. Результат был очень важен, но игра протекала вяло. Зрители теряли интерес и, главное, надежду на то, что решающий гол их любимцами будет забит. Уже за 15–20 минут до конца люди начали покидать трибуны, некоторые успели выйти за ворота, другие находились на пути к выходу. И вдруг, на последней минуте матча, долгожданный гол был-таки забит, вызвав бурную реакцию болельщиков. Успевшие покинуть стадион бросились обратно, чтобы принять участие в общем ликовании, и столкнулись в узком проходе с теми, кто под давлением задних рядов по инерции продолжал двигаться к выходу. Это обернулось трагедией: десятки людей были задавлены насмерть…

В 1974 году на другом, на сей раз крытом, стадионе превращения происходили по несколько иному, но столь же трагическому сценарию. Шел товарищеский матч по хоккею между сборными молодежными командами СССР и Канады, причем один сектор на трибуне был полностью предоставлен канадским туристам. Советские и канадские болельщики реагировали дружелюбно, обменивались между собой веселыми и громкими, но односложными (проблема языка) комментариями.

Когда встреча уже приближалась к концу, из канадского сектора к советским секторам полетели красивые упаковки жвачки. Надо сказать, что жвачка, в то время считавшаяся атрибутом «буржуазного образа жизни», в нашей стране не производилась и не продавалась. Хотя москвичи уже хорошо знали о существовании этой «развращающей» продукции, кое-кому удавалось привезти по нескольку брикетов из зарубежной командировки, выпросить у иностранца или подпольно купить у фарцовщика, а для детей это был самый желанный и труднодоступный подарок.

Канадцы наверняка знали о высокой ценности дешевой жвачки для советских обывателей. Были их действия жестом дружелюбия или намеренной провокацией, осталось неясным (да, похоже, никто и не пытался это выяснить). Но последовавшие события оказались позорными и страшными.

Наши болельщики, забыв о хоккее, устроили кучу-малу в отчаянной борьбе за каждый долетевший до них брикет. Тут же над головами канадцев засверкали фотовспышки (снимки русских дикарей «за железным занавесом», отчаянно сражающихся за упаковки жвачки, обошли потом западные газеты). Администраторы стадиона, в ужасе от происходящего, не нашли ничего лучшего, как полностью отключить освещение в зале. Испуг от внезапной кромешной тьмы стал импульсом для превращения стяжательной толпы в паническую. В возникшей давке погибли люди, многие получили увечья…

 

Такой сценарий превращений толпы (конвенциональная – экспрессивная – стяжательная – паническая) вообще очень типичен. Вспомним два хрестоматийных примера из российской истории.

 

18 мая 1896 года, в день коронации Николая II, на Ходынском поле (в районе нынешнего Ленинградского проспекта Москвы) собралось более 500000 человек, что значительно превысило вместимость площади. Устроители же народного гуляния не удосужились принять подобающих мер по предотвращению давки.

Люди были празднично настроены; их побудили прийти к назначенному месту не только желание приобщиться к знаменательному событию и участвовать в общем веселье, но и надежда на получение царских подарков. И всего-то раздавали по пакету пряников и по кружке с вензелем. Но толпа есть толпа, в ней все чувства обострены и «сладкое слово “халява”» тоже звучит с особенной притягательностью. Чей-то крик: «Подарков всем не хватит!» – стал сигналом к превращению толпы из конвенциональной в стяжательную.

Вскоре усилившаяся давка заставила почувствовать неладное. Кто-то попытался остановить опасный процесс, запев «Спаси, Господи, люди твоя». Песня была подхвачена, но, вероятно, ее ритм оказался не вполне адекватен ситуации (см. далее). Во всяком случае, коллективное пение лишь на время замедлило давление, продолжавшее по инерции усиливаться. Обезумевшие от страха люди топтали попадавших под ноги, теряли сознание и гибли в тесноте.

Только по официальным данным, в панике погибли 1389 человек и 1300 получили увечья. Современники называли и гораздо большие цифры…

В марте 1953 года, в день похорон И.В. Сталина, пряников не раздавали. На сей раз мотивом смертоносной давки послужило страстное стремление лицезреть скончавшегося кумира. Однако схема развития событий оказалась аналогичной, и мы, вероятно, никогда уже не узнаем, сколько тысяч москвичей погибли в той давке…

Еще один характерный сценарий иллюстрирует эпизод, описанный американскими психологами. В 20-х годах XX века в парке небольшого города было обнаружено тело четырнадцатилетней белой девочки, перед смертью зверски изнасилованной. Слух о страшной находке быстро распространился по городу, и в парке стала собираться толпа. Первоначальное любопытство переходило в возмущение, а строившиеся догадки переросли в новый слух: «Преступники – негры!» Стихийно возникшая манифестация двинулась к зданию мэрии под аккомпанемент расистских лозунгов и требований к городским властям. По дороге встретились два молодых негра, и манифестанты стали грубо их оскорблять. Один из парней посмел огрызнуться – и экспрессивная толпа быстро превратилась в агрессивную: произошел суд Линча. На следующий день выяснилось, что девочку убили белые преступники, бежавшие из тюрьмы. Наверное, кому-то из участников самосуда стало стыдно, но это уже другая история…

А на рисунке датского карикатуриста X. Бидструпа с юмором показано, как экстатическая толпа фанаток с прекращением ритмического музыкального сопровождения превращается в стяжательную (рис. 14).

 

 

Рис. 14. Экстатическая толпа превращается в стяжательную

 

Я привел несколько из бессчетного множества примеров того, как превращения толпы происходят спонтанно, без чьего-либо предварительного умысла. Но здесь стоит повторить: на свойстве превращаемости построены приемы управления и манипуляции поведением толпы.

в начало

 

ПРИЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ И МАНИПУЛЯЦИИ

 

Переходя к этому пункту, полезно еще раз напомнить, о каком предмете идет речь и чем отличается собственно толпа от группы. Потому что, применив неадекватные объекту и ситуации приемы, мы рискуем серьезными неприятностями, а подчас человеческими жизнями.

 

Судя по сохранившимся свидетельствам, Бастилию в Париже (1789 год) штурмовала типичная толпа, последовательно превращавшаяся из конвенциональной (частично окказиональной) в экспрессивную, а затем в агрессивную (возможно, повстанческую). Там в принципе можно было бы удержать события под контролем, применив специальные технологические приемы.

Но, вероятно, ни один из обсуждаемых далее приемов не дал бы желаемого эффекта в октябре 1917 года в Петрограде, поскольку штурм Зимнего дворца осуществлялся не толпой, а организованными отрядами красных боевиков. Они действовали планомерно и продуманно: группами по два-три человека проникали в здание, сдавались растерявшимся юнкерам и, постепенно накапливая численное превосходство, овладевали положением; поддерживался регулярный контакт между бойцами, находящимися внутри и вне дворца. Похоже, лишь затем, опьяненные успехом, они стали проявлять признаки стяжательной толпы. Но это обычная история: недаром с давних пор воинам, взявшим с бою город, командиры давали три дня «на расслабление».

Сказанное относится, конечно, и к не столь исторически масштабным событиям. Скажем, футбольные хулиганы на Манежной площади летом 2002 года представляли собой толпу, которая претерпевала последовательные превращения и, в конце концов, из-за некомпетентной организации массового мероприятия, начала бить, крушить и громить. А вот скинхедов, устроивших годом ранее погром на рынке, напрасно называли толпой – это была группа боевиков с заранее разработанным планом действий, командованием и внутренней дисциплиной. Соответственно в том и в другом случаях требовались совершенно различные меры и приемы воздействия.

 

В той мере, в какой мы ограничили предметное поле, возможно обсуждать способы управления. Различают приемы воздействия на толпу извне и изнутри. Чтобы в них разобраться, полезно обратить внимание на еще один специфический феномен, который называют географией толпы.

Ранее отмечалось, что толпа как таковая не обладает позиционно-ролевой структурой и что в процессе эмоционального кружения она гомогенизируется. Вместе с тем в толпе часто образуется свой параметр пространственной и эмоциональной неоднородности, связанный с неравномерной интенсивностью циркулярной реакции. География толпы (особенно отчетливо фиксируемая при фотосъемке сверху) определяется различием между более плотным ядром и разреженной периферией. В ядре аккумулируется эффект эмоционального кружения, и оказавшийся там сильнее испытывает его влияние (рис. 15).

 

 

Рис. 15. 1990 год, митинг на Манежной площади. География толпы: сверху ясно различимы плотные скопления (ядра) и разреженная периферия.

Фото корреспондента РИА – «Новости» В.Ю. Вяткина

 

Например, типичная картина массовых погромов такова. Непосредственными насильниками и убийцами оказывается сравнительно небольшая часть индивидов, составлявших толпу. Другие их активно поддерживают (поощрительными выкриками, улюлюканьем и т.д.), еще больше людей поддерживают пассивно, а на самой периферии – досужие зеваки; там уже обнаруживаются, скорее, свойства окказиональной толпы (см. рис. 10). Но вся эта масса придает ядру силу мотивации, дополненную ощущением анонимности и безнаказанности…

Поэтому психологическое воздействие на толпу извне мы обычно рекомендуем нацеливать на периферию, внимание которой легче переключается. Для воздействия же изнутри агентам чаще рекомендуется проникнуть в ядро, где гипертрофированны внушаемость и реактивность.

Чтобы конкретные примеры были понятнее, сразу сделаю существенную оговорку. Стихийное массовое поведение часто сопряжено с серьезными неприятностями, и в ряде случаев приходится выбирать «меньшее из зол». Какое же именно из зол считать меньшим – это, конечно, зависит от системы ценностей, политических целей и моральных качеств той группы, которая осуществляет воздействие.

Само собой разумеется, что цели могут быть деструктивными, а последующая оценка действий в решающей мере определяется идеологическими установками. Сколько лет нам доказывали, что погромы усадеб, разрушение церквей, убийство попов, а затем и кулаков-мироедов, грабеж имущества (В.И. Ленин: «Грабь награбленное») – все это суть пробуждение революционного правосознания угнетенных классов. А с другой стороны, кто знает, сколько бы еще продержалось крепостное право в России, если бы в 50-х годах XIX века по стране не загуляли крестьянские бунты с «красными петухами» (поджогами дворянских домов) и прочими безобразиями…

Далее мы, конечно, не сможем полностью отказаться от оценочных суждений, но главным образом внимание будет сконцентрировано на технологиях. Начну с приемов управления толпой изнутри.

Так, два-три агента, проникнув в ядро агрессивной (или готовой превратиться в агрессивную) толпы, имитируют испуг и распускают слухи: «Они идут! У них оружие!» Иногда эти действия дополняются выстрелами или похожими на них звуками, которые производят за углом невидимые единомышленники агентов. Под влиянием таких стимулов вместо массовой агрессии возникает массовая паника, что в конкретных случаях все-таки «менее плохо».

Еще один вариант: внимание агрессивной толпы переносится на нейтральный объект. В таком случае либо жертвой насилия становится не тот, на кого ярость была первоначально направлена (один из самых подлых приемов политики вообще и манипуляции толпой в частности; хотя иногда жертвой может стать сам провокатор насилия), либо толпа из агрессивной превращается в стяжательную, что с точки зрения социальных последствий опять-таки «менее плохо».

 

В романе А.Н. Толстого «Хождение по мукам» есть такой эпизод. Командир боевого отряда по фамилии Сорокин вызвал яростное возмущение бойцов своими сомнительными действиями. Оказавшись перед агрессивно настроенной толпой подчиненных и будучи не в силах бежать или защищаться, он мгновенно сориентировался в ситуации, выбрал в толпе самое злобное лицо, указал на него пальцем и громко закричал: «Вот враг!» – и толпа набросилась на другую жертву. Сам Сорокин из объекта агрессии превратился в лидера агрессивной толпы…

В 70-е годы в странах «Третьего мира» несколько раз использовался такой ход. Агрессивная толпа, возбужденная деятелями правого (фашистского, националистического или клерикального) толка, направлялась громить левые организации и избивать их членов, продавшихся русскому большевизму (мировому сионизму и т.д.). Когда на пути следования толпы попадался роскошный супермаркет или богатый особняк, проникшие в ядро агенты левой партии с криками: «Вон он! Там они!» – бросались туда. За ними следовали остальные, и, оказавшись перед незащищенными богатствами, люди принимались за грабеж. Разумеется, потерпевшие хозяева не вызывали жалости у левых, поскольку это были «буржуи-эксплуататоры», к тому же часто сочувствовавшие погромщикам, а то и участвовавшие в возбуждении массы для реализации своих политических задач. Но и отвергнув такую мотивировку, мы должны признать, что разграбленные магазины и особняки – все же «меньшее зло» по сравнению с избитыми и убитыми людьми…

А вот яркий пример из нашей недавней истории. 21 августа 1991 года стало окончательно ясно, что бездарно организованный путч ГКЧП провалился, и с ним кончилось 74-летнее господство КПСС. После трех дней напряженного ожидания и переживаний наступила безоговорочная победа стихийно вышедших на улицы граждан над внешне грозной, но духовно уже опустошенной властью.

Но эйфория успеха, усиливаясь по механизму циркулярной реакции, придавала массе все более выраженные свойства толпы. Толпа же, наполняясь новыми элементами и пьянея от нежданного могущества, вожделела новых зримых побед; кое-где уже начала ощущаться жажда крови. На площади Дзержинского (нынешняя Лубянка) сосредоточились тысячи людей, среди которых усиливались призывы к штурму мрачного и ненавистного здания КГБ. Если бы такие призывы воплотились в действие, следовало ожидать очень тяжелых последствий и человеческих жертв.

В решающий момент удалось переориентировать внимание толпы с охраняемого здания на теперь уже беззащитный памятник Ф.Э. Дзержинскому, возвышавшийся в центре площади и многие годы казавшийся ее абсолютно незыблемым символом. При этом были использованы не только неприязнь людей к персонажу, но также давний слух о том, что памятник отлит из чистого золота, выкрашенного сверху густой черной краской. (Якобы таким образом И.В. Сталин спрятал золотой запас страны, «чтобы никто не догадался»; памятник был расположен и надзираем так, что подойти к нему и «постукать» было прежде немыслимо.)

Послали за техникой, необходимой для того, чтобы снять тяжелый памятник, и толпа, в предвкушении грандиозного события, забыла об уже созревавшем намерении штурма. Сорванный с пьедестала памятник оказался не только не золотым, но и вообще не литым, а полым внутри. (Позже он несколько месяцев лежал без присмотра около Центрального дома художника, и маленькие дети ползали по его нутру, и рассеянные мамаши с сердитыми комментариями вытаскивали их оттуда, чумазых и довольных…) Но толпа получила незабываемое зрелище. И то, что доминирующее эмоциональное состояние удалось своевременно переключить с ярости на любопытство, спасло не одну человеческую жизнь (рис. 16)…

 

 

Рис. 16. 21 августа 1991 года, Москва, площадь Ф.Э. Дзержинского (нынешняя Лубянка). Оперативно объявленные и организованные меры по удалению ненавистного памятника отвлекли толпу от намерения штурмовать здание КГБ. Потенциально агрессивная (или повстанческая) толпа превращена в окказиональную. Опасность для жизни людей устранена.

Фото корреспондента АПН А.В. Полякова

 

Известно немало случаев, когда более или менее стихийно возникшая толпа служит только прикрытием для преднамеренных действий провокаторов. Так происходило, например, в азербайджанском городе Сумгаите в марте 1988 года. Массовая демонстрация протеста против возможной передачи Нагорного Карабаха в административный состав соседней республики (Армении) была подготовлена и устроена не без участия городских властей, но втайне от самого высшего руководства. Председатель городского Совета, молодой человек, на голову которого потом посыпалось много шишек, принял, в общем, верное решение, возглавив демонстрацию и пытаясь удержать поведение толпы под «цивилизованным» контролем. Однако организаторы преследовали совсем иные цели и заранее подготовились к их осуществлению.

Группы погромщиков (многие из них были одурманены наркотиками) стали отделяться от толпы и врываться в квартиры, где жили армянские семьи, сверяясь с предварительно составленными списками, насиловать и убивать людей под одобрительные возгласы наблюдателей. Парень, которому удалось пережить трехдневную вакханалию геноцида и затем воевать в Нагорном Карабахе, сказал мне поразительную фразу (привожу ее близко к тексту): «Есть кое-что страшнее войны и кое-что ценнее жизни. Страшнее войны – резня. Ценнее жизни – человеческое достоинство». Этот потомственный работяга-жестянщик с вечерним средним образованием никогда не развлекался придумыванием афоризмов. Да и не придумаешь такое в тиши кабинета…

 

Более разнообразны приемы воздействия на толпу извне. Самый известный из них – опять-таки переключение внимания на другой объект. Повторю, что при этом рекомендуется ориентация прежде всего на периферию. Небольшая автомобильная авария, популярная в данном обществе динамичная игра в исполнении умелых игроков, раздача или дешевая продажа дефицитных товаров и т.д. могут отвлечь значительную часть массы. Тем самым агрессивная, конвенциональная или экспрессивная толпа превращается в одну или несколько окказиональных (или стяжательных) толп, лишая ядро эмоциональной подпитки.

 

Приведу очень яркий эпизод, о котором мне рассказали непосредственные участники события, изучавшие впоследствии психологию в Институте общественных наук. Этот случай отчетливо демонстрирует специфику толпы как таковой в отличие от организованной группы.

Запрещенная Коммунистическая партия Турции находилась на полулегальном положении, вызывая сильную неприязнь не только у государственных властей, но также у разного рода националистов, фашистов и религиозных фанатиков. В 1969 году, при очередном всплеске антикоммунистической истерии, толпа фанатиков под барабанный бой и с криками «Аллах акбар!» бросилась на штурм здания, в котором располагался партийный комитет. Завязался бой с применением камней и «молотовских коктейлей» (бутылок с зажигательной смесью). Но силы были неравны, и защитникам здания грозила физическая расправа.

В разгар боя на улице неожиданно появились четыре американские девушки в мини-юбках. Эта новая мода уже распространилась в Англии и в США, но в Анкаре такого еще не видывали. Мои слушатели очень образно демонстрировали, как сначала головы, а потом и туловища штурмующих стали поворачиваться в сторону волнующего зрелища – и большая часть толпы удалилась вслед за блондинками. На площади осталось несколько десятков человек (ядро), которых удалось быстро рассеять.

Помню, мы так увлеклись обсуждением деталей этого эпизода, что я не сообразил спросить, как дальше развивались события и какова была судьба смелых девушек. Но едва ли им что-либо серьезно угрожало. Полиция, проявлявшая хладнокровие, пока дело касалось жизни политических противников, наверное, повела себя на сей раз бдительнее: ссориться с американцами властям было невыгодно.

Вообще-то эту историю было бы уместнее привести раньше, когда речь шла о спонтанных превращениях толпы – ведь «выход на сцену» мини-юбок совершенно случайно оказался столь своевременным, его никто заранее не планировал. Но я рассказываю о ней здесь, поскольку она очень наглядно демонстрирует потенциальную возможность управления толпой через периферию.

…В 1974 году группа португальских военных совершила переворот, избавив страну от многолетнего правого режима А. Салазара – М. Каэтану. Открылся широкий простор для деятельности левых партий, особенно весьма жесткой и непримиримой партии коммунистов, которые прежде работали в глубоком подполье. Массовые настроения радикализировались, рабочие коллективы бурлили, речи о «социалистической революции» и «диктатуре пролетариата» стали наполняться предметным содержанием. Все это вызвало, с одной стороны, безграничные надежды, а с другой стороны, серьезное беспокойство в стране и за рубежом (напомню, Португалия – член НАТО). Требовались срочные меры поддержки властей, и, среди прочего, проводились интенсивные курсы «повышения квалификации» правоохранительных органов.

И вот картинка с одного бурного митинга бастующих лиссабонских рабочих. Энергичные ораторы «заводят» толпу, которая скандирует самые решительные лозунги, и дальнейший ход событий трудно предсказуем. Митингующие окружены полицейской цепью, но надо по возможности избежать силовых эксцессов. От полицейской цепи отделяется одинокий офицер, держа в руках транзисторный приемник, по которому передают прямой репортаж о матче между популярными футбольными командами «Порту» и «Лисбоа». Через минуту сотни людей, чьи лица только что выражали святой гнев и готовность к самым решительным действиям, окружают офицера с вопросами: «Какой счет? Кто выигрывает?» Еще пара таких очагов – и ораторы тщетно пытаются вернуть внимание собравшихся к своим страстным призывам.

 

Кстати, здесь использовался отработанный прием противодействия митингам и демонстрациям, пусть даже санкционированным, но не желательным для властей. Поодаль располагаются автомобили с динамиками, по которым передается футбольный репортаж, выступление популярных артистов или что-то еще в том же роде.

Это одна из причин, почему организаторам массового мероприятия консультанты рекомендуют предусмотреть, чтобы оно по времени не совпало с каким-либо другим интересным для народа событием. Рекомендуется также заранее позаботиться о непосредственных нуждах людей в зависимости от погоды: прохладительных напитках, укрытиях от дождя, жары и т.д. В противном случае поведение толпы может стать непредсказуемым, и, скажем, паника с трагическими последствиями возникнет из-за такой мелочи, как внезапно хлынувший ливень.

Кроме того, политические противники, воспользовавшись пустующей «экологической нишей», станут ее по-своему заполнять, отвлекая внимание собравшихся, а в худшем случае, например, вместо прохладительных напитков распространять горячительные и т.д. При разработке сценария важно также внимательно ознакомиться с прогнозом погоды и, если возможно, проконсультироваться с синоптиками.

 

Образцово в этом отношении был подготовлен митинг в поддержку хозяев телевизионного канала НТВ 31 марта 2001 года.

В сотрудничестве с синоптиками организаторы назначили митинг на самое первое солнечное воскресенье года и на самой людной Пушкинской площади Москвы. На сцену были приглашены популярные актеры и телезвезды. В соседних с Москвой городах и областях была проведена агитация среди студентов и старшеклассников, которым оплачивали поездку в столицу (о том, как это происходило, мне рассказывали школьники в Калуге).

Все это предварялось и сопровождалось сублиминальными методами воздействия на психику. О том, что это такое, мы поговорим в последней лекции. Здесь только напомню, что в левом нижнем углу экрана, независимо от содержания передачи, день и ночь присутствовал логотип: «Поддержим НТВ сегодня», – а перед каждым рекламным блоком на долю секунды высвечивалась надпись: «Благодарим зрителей за поддержку».

В результате тысячи людей специально пришли на митинг, отреагировав на умело проведенную кампанию. Еще большее число гулявших по Тверской улице в распогодившееся воскресенье подошли поглядеть на известных актеров и шоуменов. Потом одна из телеведущих восторженно рассказывала с экрана: «Пятнадцать тысяч человек, бросив свои дела, пришли на площадь защитить свободу слова в России». А лично меня больше интересует, почему при всех этих PR-овских «заморочках» число собравшихся не оказалось еще большим…

На Пушкинской все было организовано безупречно. А вот за то, что серьезной трагедии не произошло полутора годами ранее, в день 850-летия Москвы, остается благодарить разве что Господа Бога нашего, Всемогущего и Всеблагого. Я имею в виду грандиозное шоу французского музыканта на Смотровой площадке у высотного здания МГУ.

Всю предыдущую неделю велась энергичная агитация; в газетах, по радио и телевидению расписывались уникальные прелести зрелища. Казалось, единственную задачу организаторы видят в том, чтобы нагнать на площадь побольше народу. И они добились своего. Любопытных собралось больше, чем площадь могла вместить, началась давка. При этом информация, транспортные средства, меры протекции конвенциональной толпы и сценарий вывода из нее людей были явно недостаточны. Зрители, простоявшие несколько часов на ногах, затем вынуждены были идти пешком несколько километров.

Те из моих студентов, которые, вопреки предупреждениям, все же пошли на концерт, рассказывали, что над площадью и позже на запруженных улицах «столбом стояли» мат, чертыханья и проклятья. Отрицательные эмоции безусловно перекрыли положительные. Но обозленные люди не догадывались, что счастливо избежали худшей участи. Если бы было показано что-то действительно из ряда вон выходящее, имелась высокая вероятность превращения конвенциональной толпы в стяжательную (многие так ничего и не смогли увидеть), агрессивную или паническую – и последствия были бы гораздо плачевнее…

В 1990 году, на исходе уже обанкротившейся антиалкогольной кампании, в Челябинске разразился «винный бунт»: мужчины, отчаявшиеся раздобыть спиртное, бесчинствовали на улицах, громя магазины. Три дня подряд толпа собиралась в послеобеденные часы и буйствовала до утра. Человеческих жертв, к счастью, еще не было, но, прилетев в город по свежим следам, я застал разбитые витрины и опрокинутые прилавки. И любительский фильм, снятый с крыши дома местным смельчаком, на котором отчетливо просматривались угрожающие контуры ситуации.

Надо сказать, что советская милиция находилась тогда в отчаянном положении. Перестройка разрушила все привычные стереотипы тоталитарного общества, даже у профессиональных юристов смешались представления о том, какие меры пресечения в каких случаях законны, а какие нет; пресса же, впервые на памяти живущих поколений обретя нежданную свободу, принялась наперегонки критиковать все и вся.

Несколькими годами ранее с «хулиганами» быстро бы разобрались хорошо знакомыми методами, а теперь приходилось оглядываться на предсказуемо негативную реакцию журналистов и на непредсказуемую реакцию служебного и партийного начальства. Растерянность, овладевшая умами милиционеров, чекистов и военных, то и дело приводила к параличу власти и разгулу антисоциальных действий.

Челябинские органы правопорядка остро нуждались в оперативном нестандартном решении, и оно было найдено в сотрудничестве с московскими психологами (переговоры велись по телефону). Рекомендация состояла в том, чтобы раздобыть и начать демонстрировать по местному телевидению какой-нибудь захватывающий зарубежный триллер, предваряя и сопровождая его показ интенсивной рекламой.

Сегодняшние студенты с трудом улавливают изюминку такого решения. Для этого надо помнить аскетическое советское телевидение, где самым эротическим зрелищем было фигурное катание, а самым динамичным – футбольный матч внутреннего чемпионата. Но у немногих тогдашних «богачей» уже появились в домах видеомагнитофоны, и сложился подпольный рынок кассет. Милиция, конечно, наперечет знала воротил запрещенного бизнеса, и операция была проведена с необходимой быстротой. На четвертый день после начала опасных событий в городе было широко разрекламировано начало показа необычайного для советских телезрителей многосерийного эротического боевика – и толпа на улице больше не появлялась.

Правоведы могут указать, какие законы и международные соглашения (авторское право, интеллектуальная собственность) были при этом нарушены. Но, думаю, все согласятся: важнее то, что удалось избежать дальнейшего нагнетания процесса, новых разрушений и возможных человеческих жертв…

 

Еще один комплекс приемов влияния на действующую толпу связан с использованием ритма. Удалось установить, что действующая толпа в отличие от экспрессивной аритмична, и поэтому громкий ритмический звук способствует соответствующему превращению.

 

В конце 70-х годов советская газета под иронической рубрикой «Их нравы» сообщила о том, что в Южно-Африканской республике изобретен «музыкальный танк». У слушателей из ЮАР я выяснил, что это, действительно, танк, преобразованный специально для борьбы с уличными беспорядками. Вместо пушки у него на вооружении брандспойты, «стреляющие» мощной струей холодной воды, а вместо пулемета – сильные динамики, «стреляющие» во все стороны громкой ритмической музыкой. Под воздействием звуков люди невольно начинают двигаться в такт, и толпа из агрессивной превращается в экстатическую. Энергия ярости уходит в танец, и это помогает избежать худшего.

Африканское изобретение возникло, конечно, не на пустом месте. Психологи давно изучают удивительное влияние ритма на толпу, и исходным материалом для этого послужила упомянутая выше история с пляской Святого Витта. Считается, что после того, как толпа «поймалась на ритм», ее можно удерживать в экстатическом состоянии сколь угодно долго: пока музыка продолжается, люди, попавшие под ее влияние, не способны по собственной воле избавиться от наваждения (отсюда, вероятно, народные сказки про волшебную гармонь и волшебную флейту). Но при уличных беспорядках доводить людей до полного изнеможения, как правило, нежелательно – у кого-то не выдержит сердце и т.д. – и чаще всего задача состоит в том, чтобы выиграть время.

Уже с 60-х годов американские посольства во многих странах «третьего мира» имели «на вооружении» мощные динамики и музыкальные записи в стиле рок. Это средство используется в тех случаях, когда проходящая около посольства антиамериканская демонстрация превращается в агрессивную толпу. Соответствующую «художественно-музыкальную» подготовку в преддверье массовых уличных демонстраций проводит и охрана роскошных фирм, супермаркетов и салонов. Встречать приближающуюся толпу рекомендуется заранее заготовленными транспарантами с лозунгами, которые резонируют с ее настроением (Свои! Не трогать!) и приятной успокаивающей музыкой. Но при этом иметь наготове записи в ритме рока, которые пускаются в ход в том случае, если провокаторы все же сумеют натравить толпу на «толстосумов»…

 

Здесь, правда, следует добавить, что противодействие различным видам толпы требует различных ритмов. Как мы видели, превращению агрессивной толпы в экспрессивную (экстатическую) способствует быстрый ритм типа рока, твиста или шейка. На паническую толпу следует воздействовать ритмом иного типа, о чем пойдет речь далее.

В заключение же этой лекции расскажу еще об одном способе противодействия массовой агрессии. Как ранее говорилось, в толпе человек теряет ощущение индивидуальности, чувствует себя безличным и потому свободным от ответственности, накладываемой ролевыми регуляторами. Вдохновляющее чувство вседозволенности и безнаказанности составляет важное условие массовидных действий. Это условие нарушается приемами деанонимизации.

Некоторые американские авторы предлагали даже такой прием: в толпе снуют хмурые личности с фотоаппаратами или блокнотами, откровенно фиксирующие самых активных индивидов. На раннем этапе формирования толпы этот прием, вероятно, может кого-то отрезвить и предотвратить экстремистские действия. Тем не менее, я никогда его не рекомендовал, поскольку считаю чересчур опасным для здоровья и жизни агентов.

Но сегодня деанонимизация достигается более безопасными средствами. На крышах окружающих зданий размещаются хорошо заметные камеры и (или) высылаются мобильные группы телерепортеров. Демонстративные действия последних (с проверенными путями ухода от опасности) способствуют возвращению идентичности индивидам в толпе и снижению коллективного эффекта.

В последующих лекциях мы будем возвращаться к обсуждавшимся здесь вопросам и рассмотрим множество Дополнительных примеров поведения и превращений толпы.

в начало

 

ВОПРОСЫ К ЛЕКЦИИ 2

 

1.        Что такое «толпа»?

2.        Охарактеризуйте основные механизмы формирования толпы. Чем отличается эмоциональное кружение от коммуникации?

3.        Перечислите, охарактеризуйте и иллюстрируйте самостоятельными примерами разновидности толпы. В чем состоит ее основное свойство?

4.        На чем основано управление поведением толпы и какие вам известны приемы управления?

в начало

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

1.       Вельдер Р. К вопросу о феномене подсознательной агрессивности // Общественные науки и современность. 1993 № 3–4.

2.       Гуггенбюль А. Зловещее очарование насилия. Профилактика детской агрессивности и жестокости и борьба с ними. СПб., 2000.

3.       Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995.

4.       Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). М., 1994.

5.       Миртов Ю.Н. Беспорядки на стадионе: попытки научного подхода к проблеме // Теория и практика физической культуры. 1988. № 2.

6.       Московичи С. Век толп. М., 1996.

7.       Назаретян А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры. М., 1996.

8.       Назаретян А.П. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории. (Синергетика, психология и футурология). М., 2001.

9.       Назаретян А.П. Психология предкризисного социального развития // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 1.

10.   О′ Генри. Комедия любопытства // О’ Генри. Избранные произведения. М., 1991.

11.   Революционный невроз / Сост. А.К. Боковиков. М., 1998.

12.   Фрейд 3. «Я» и «Оно». Тбилиси, 1991.

13.   Davis J. Toward a theory of revolution. In: Studies in social movements. A social psychological perspective. N. Y., 1969.

14.   Smelzer N.H. Theory of collective behavior. N. Y., 1962.

15.   Toch M. Collective behavior: crowds and social movements. In: Handbook of social psychology. Vol.4. London, 1968–69.

16.   Turner R.N., Killian L.M. Collective behavior. New Jersey, 1972.

в начало

 

в оглавление << >> на следующую страницу

Стихийная и ведомая. Эксперт проанализировала толпу как социально-психологическое явление

В обыденном сознании толпа, чаще всего, понимается как большое скопление людей, которое довольно хаотично и непредсказуемо по своей природе.

Психологическая наука дает более развернутое определение толпы. Толпа — это временное бесструктурное скопление (в большинстве случаев незнакомых между собой) людей, как правило, не имеющих конкретно осознаваемой общей цели, но взаимосвязанных сходным эмоциональным состоянием и общими объектами внимания. Итак, одной из основных характеристик толпы является отсутствие/потеря цели, или же слабая осознаваемость этой самой цели.


Выделяются различные подходы к классификации толпы. В качестве критерия для классификации различных видов толпы выделяют управляемость. В зависимости от ее наличия или отсутствия выделяют следующие виды толпы:

— стихийная, для такой разновидности толпы характерно отсутствие участия лидеров или организаторов в ее формировании и большинстве проявлений;

— ведомая, данный вид толпы складывается вокруг организаторов или зачинщиков, которые представляют собой своеобразное ядро, и поведение участников в такой толпе определяется теми целями, которые ставят перед собой организаторы.

По уровню активности толпа может быть активной и пассивной (спокойной). Для активной толпы характерно нахождение участников в разной степени эмоционального возбуждения. Пассивная толпа, соответственно, отличается низким уровнем эмоционального возбуждения.

Довольно распространённым является выделение следующих типов толпы:

— толпа окказиональная, которая образуется спонтанно на основе интереса к какому-либо событию или происшествию. В качестве примера можно привести дорожную аварию или пожар. Окказиональная толпа довольно быстро расформировывается, если исчезает объект общего интереса;

— толпа конвенциональная, данный вид толпы формируется уже на основе интереса к какому-либо объявленному заранее событию. Среди таких событий могут быть концерт или массовые гуляния и т.п.;

— толпа экспрессивная, формируется на основе совместного выражения общего отношения к кому-либо событию. Если в экспрессивной толпе преобладают негативные эмоции и агрессия, то такая толпа является довольно опасной;

— толпа действующая, характеризуется наличием активных действий ее участников. 


Действующая толпа включает в себя следующие подвиды:

1) агрессивная толпа, которая характеризуется слепой ненавистью к конкретному объекту (какому-либо религиозному или политическому движению, структуре). Обычно сопровождается избиениями, погромами, поджогами. В агрессивную толпу часто перерождается толпа конвенциональная или экстатическая;

2) стяжательская толпа – образуется путём вступления в непосредственный массовый конфликт за обладание какими-либо ценностями;

3) паническая толпа, данный вид толпы возникает на основе психического заражения в ситуации действительной или мнимой опасности, при дефиците информации, необходимой для разумного принятия решений.

Основными признаками толпы являются многочисленность, высокая контактность, эмоциональная возбужденность.

Достаточно большой интерес в психологии представляют те психологические особенности, которые характерны для личности в толпе, среди них исчезновение сознательности, образность мышления, большая ориентация в своем поведении на эмоции, повышенная внушаемость, повышение уровня конформизма.

В работах отечественных и зарубежных ученых, толпа рассматривается в виде особой психической общности, попадая под влияние которой человек начинает думать, действовать и чувствовать по-другому, по сути, в какой-то мере, теряя собственную идентичность.

Таким образом, можно заключить, что и поведение личности в толпе также претерпевает ряд изменений, в числе таких изменений:

1)резкое повышение аффективности и лабильности поведения;

2)снижение критичности и самокритичности;

3)временно уравниваются личностные индивидуальные качества под стандарты массы;

4)повышение агрессивности;

5)деформация психических процессов, наблюдается очевидное преобладание эмоциональных процессов над познавательными;

6)ослабление или полное отключение нравственных механизмов поведения.

Так же отмечается, что для личности в толпе характерна неспособность удерживать внимание на одном и том же объекте, необычность и непредсказуемость поведения.

Основной подобного рода изменений в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфере являются социально-психологическое подражание, заражение и внушение, характерные для толпы.

Таким образом толпа представляет собой скопление людей, взаимосвязанных между собой сходным эмоциональным состоянием и общими объектами внимания, однако не имеющих конкретной цели. Среди психологических особенностей личности в толпе выделяют снижение критичности мышления, повышение уровня конформизма, высокий уровень эмоциональности и повышение активности, высокий уровень внушаемости, утрата рационального контроля и индивидуальности.

Гродненская правда

Психология толпы, ее виды и содержание.

С психологической точки зрения под толпой следует понимать изначально неорганизованное  (или потерявшее организованность) скопление людей, не имеющее общей осознанной цели (или утратившее ее) и, как правило, находящееся в состоянии эмоционального возбуждения. Толпа имеет место в следующих ситуациях: скопление людей в условиях стихийных бедствий (пожары, землетрясения, наводнения, техногенные катастрофы и  т.д.), военные учения, транспортные толпы, массовые зрелища, празднования, протестные скопления людей (митинги, шествия, демонстрации).

Типы толпы:

Типы толпы определяются по степени активности и эмоциональной возбужденности людей, оказавшихся в составе толпы:

  1. активные – агрессивная толпа, основной признак которой выражается в склонности  к насилию, жестокости, разрушительным действиям. Активной можно считать также спасающуюся толпу, которая легко превращается в паническую, стяжательную толпу, т.е. скопление людей, объединенных стремлением к грабежу, разворовыванию материальных ценностей.
  2. в западной литературе выделяют демонстрирующий тип толпы, под которой имеется в виду собрание людей, выражающих тот или иной социальный протест. Но насколько такое собрание подпадает под понятие толпы, зависит от степени его организованности.
  3. пассивная, отличающаяся обычно отсутствием эмоционального компонента. Толпа зевак.

Социально-психологические особенности толпы, которые оказывают влияние на поведение составляющих ее индивидов:

  1. анонимность – принадлежность к толпе порождает чувство анонимности у человека, уверенность в том, что его действия и поступки останутся никем не замеченными и никому не известными. Следствием является чувство бесконтрольности и безответственности, поскольку каждый полагает, что любые его действия будут приписаны толпе, а не ему лично.
  2. однородность толпы возникает вследствие уравнивания, сведения к одному уровню всех психических проявлений и поведения индивидов. Она крайне некритично воспринимает слухи, легко переносит внимание с одних объектов на другие, бездумно поддается воздействию лозунгов, речей не только лидеров толпы, но и случайных людей.
  3. внушаемость – одно из важнейших свойств толпы, связанная с предыдущими ее качествами, объясняющая  непредсказуемость ее действий, поскольку она легко реагирует на любые обстоятельства и призывы. Это же свойство повышает готовность людей совершать деяния, которые могут быть в полном противоречии сих сознанием и характером.

Особую роль играют слухи в толпе. Они являются основным способом распространения информации и выполняют функцию ориентации участников толпы в складывающейся ситуации, способствуя стихийной организации их действий.
Психическое заражение выражается в быстром распространении, переносе психического состояния одних людей на других. В этом проявляется действие закона психологического единства толпы (по теории Г. Лебона), которой позволяет объяснить ее психологическую однородность и высокую эмоциональную чувствительность.
Иррациональность поведения толпы и эмоциональная напряженность становятся интегративным результатом всех ее других свойств.
Человек, подчиняющийся законам толпы, теряет свою личностную индивидуальность, становится ее конформным участником и способен на любые действия и поступки. Не все люди подвержены таким превращениям. Это зависит от уровня психологической и нравственной зрелости личности.
Причины и условия возникновения агрессивной толпы:

  1. долговременный характер – экономические, политические, социальные и другие факторы относительно длительного действия, которые порождают высокий уровень напряженности в обществе, формируют и нагнетают чувство фрустрации, безнадежности, отчаяния.
  2. ситуативный характер – при наличии долговременных условий роль ситуативной причины для возникновения толпы и массовых беспорядков может сыграть все, что угодно – от неадекватных действий властей до простого бытового эпизода и даже слуха.

Необходимо иметь в виду еще один важный фактор – уровень развития политической культуры как общества в целом, так и отдельных его сегментов. От этого фактора зависит вероятность нарушения норм демократии и правопорядка и превращения выступлений протеста в массовые беспорядки.

Методы исследования. Специфика феномена толпы такова, что она крайне затрудняет его изучение. Внезапность, с какой обычно возникает толпа, непредсказуемость ее поведения, массовость, неопределенность количественных и качественных характеристик, высокая эмоциональная напряженность – все это не позволяет проводить заранее спланированные исследования. Собирать необходимые данные возможно путем опросов участников толпы и очевидцев, а также из газет, кинохроники, исторических и служебных документов.

Поведение в толпе

Террористы часто выбирают для атак места массового скопления народа. Помимо собственно поражающего фактора террористического акта, люди гибнут и получают травмы еще и в результате давки, возникшей вследствие паники. Поэтому необходимо помнить следующие правила поведения в толпе:

  • Избегайте больших скоплений людей.
  • Не присоединяйтесь к толпе, как бы ни хотелось посмотреть на происходящие события.
  • Если оказались в толпе, позвольте ей нести Вас, но попытайтесь выбраться из неё.
  • Глубоко вдохните и разведите согнутые в локтях руки чуть в стороны, чтобы грудная клетка не была сдавлена.
  • Стремитесь оказаться подальше от высоких и крупных людей, людей с громоздкими предметами и большими сумками.
  • Любыми способами старайтесь удержаться на ногах.
  • Не держите руки в карманах.
  • Двигаясь, поднимайте ноги как можно выше, ставьте ногу на полную стопу, не семените, не поднимайтесь на цыпочки.
  • Если давка приняла угрожающий характер, немедленно, не раздумывая, освободитесь от любой ноши, прежде всего от сумки на длинном ремне и шарфа.
  • Если что-то уронили, ни в коем случае не наклоняйтесь, чтобы поднять.
  • Если Вы упали, постарайтесь как можно быстрее подняться на ноги. При этом не опирайтесь на руки (их отдавят либо сломают). Старайтесь хоть на мгновение встать на подошвы или на носки. Обретя опору, «выныривайте», резко оттолкнувшись от земли ногами.
  • Если встать не удается, свернитесь клубком, защитите голову предплечьями, а ладонями прикройте затылок.
  • Попав в переполненное людьми помещение, заранее определите, какие места при возникновении экстремальной ситуации наиболее опасны (проходы между секторами на стадионе, стеклянные двери и перегородки в концертных залах и т.п.), обратите внимание на запасные и аварийные выходы, мысленно проделайте путь к ним.
  • Легче всего укрыться от толпы в углах зала или вблизи стен, но сложнее оттуда добираться до выхода.
  • При возникновении паники старайтесь сохранить спокойствие и способность трезво оценивать ситуацию.
  • Не присоединяйтесь к митингующим «ради интереса». Сначала узнайте, санкционирован ли митинг, за что агитируют выступающие люди.
  • Не вступайте в незарегистрированные организации. Участие в мероприятиях таких организаций может повлечь уголовное наказание.
  • Во время массовых беспорядков постарайтесь не попасть в толпу, как участников, так и зрителей. Вы можете попасть под действия бойцов спецподразделений.

как мы можем себя защитить?

Зависит ли поведение толпы от ее состава?

А. Н. : Если в толпе есть женщины и дети, то выше вероятность ее превращения в паническую. Это когда люди в ужасе бегут, не разбирая дороги, буквально по головам друг друга, только бы из этой самой толпы выбраться. Женщины и дети первыми поддаются панике, они в этом смысле более чувствительны. И увлекают за собой остальных: дело в том, что звуки высоких тонов являются паникопродуцирующими. Например, когда калмыцкая конница неслась в атаку и визжала, это производило на врага гораздо более сильное воздействие, чем мужественное басовитое «ура». И для работы с людьми в состоянии паники обязательно нужен низкий, мужской голос. А если в толпе возникает женский визг – это, конечно, сразу повышает риск паники.

Методы работы, о которых вы упомянули, хороши для организаторов массовых мероприятий или сотрудников спецслужб. А что важно знать обычному человеку, который оказался в толпе?

А. Н. : Обычному человеку важно понять, как он из толпы сможет выбраться. Хорошо, например, найти себе какой-то ориентир – здание, памятник, приметное дерево – и понемногу продвигаться в его направлении. Толпа движется волнообразно и хаотично, но если постоянно держать направление на свой ориентир, то вы наверняка до него доберетесь. Но самая важная вещь – представлять себе, что вы находитесь на работе. Это непросто, но если это удается, то вы защищаетесь от любых эмоций, которыми заражает толпа всех своих участников. Я давно изучаю поведение и психологию толпы и отслеживаю публикации. И могу вам сказать, что не описано ни одного случая, когда бы во время стихийных бедствий или социальных потрясений – когда как раз и образуются панические толпы – в панику впадали медики, пожарные или спасатели. Это не значит, что все они бодряки и красавцы, им может быть очень тяжело, но они делают свою работу, и эта психологическая установка оказывается важнее. Знаете, однажды я стоял на балконе пятого этажа с десантником, совершившим больше сотни прыжков с парашютом. И он вдруг признался, что боится смотреть вниз: кружится голова. Я подумал, что это шутка, но оказалось, совсем нет. И впоследствии я много раз с такими вещами сталкивался: психологическая установка оказывается важнее любых страхов и других эмоций. «Я делаю свою работу – и все остальное отступает».

Виды толпы — Типы толпы и модели поведения

Массовая психология стала объектом большого и растущего внимания исследователей (социологов и социальных психологов) во второй половине 19 века и начале 20-го, вызванного волной социальных и психологических конфликтов, движений и революций в Европе. Сначала отдельные, а затем и многие социологи были вынуждены отойти от прежней трактовки социальной жизни в этот период, они все больше склонялись к осознанию необходимости изучения исторических событий с учетом психологии массовых движений.

Изучение спонтанного массового поведения привело к формированию двух основных школ социальной психологии: немецкой Völkerpsychologie (М. Лазарус, Г. Штейнтель, В. Вундт) и франко-итальянской Massenpsychologie (Г. Лебон, Г. Тарде, В. Парето, С. Сигеле). В России массовые явления изучали М.Г. Михайловский, В.М. Бехтерев и А.Л. Чижевский.

В СССР этот вопрос считался неактуальным и почти перестал изучаться, в то время как в Западной Европе и Америке ученые продолжали интересоваться проблемой спонтанного поведения. В домоводстве переход к систематическому пониманию проблемы спонтанного массового поведения начинается в середине 90-х годов двадцатого века.

Поскольку в ходе развития учения о стихийном поведении толпы возникли различные подходы к пониманию толпы, прежде чем приступить к характеристике поведения толпы, рассмотрим подходы к понятию толпы и ее видам.

Существуют различия между пониманием толпы с политической и психологической точек зрения. Институты политической власти склонны рассматривать толпу как любое массовое проявление протеста, не санкционированное властями. Обычно «массовая истерия», «коллективные волнения», «бунты», «восстания», «реформаторские движения» и «революционные выступления» объединяют вместе. Единственное, что авторы выделяют как общее для вышеперечисленных явлений, — это близость людей и влияние этой близости на их поведение.

Это очень широкая интерпретация, не позволяющая нам выработать характеристики толпы, которые принципиально отличают ее от других человеческих скоплений. Действительно, и собрание, и театральная аудитория при определенных условиях могут превратиться в толпу, но при этом они приобретают совершенно новые качества.

Существует множество попыток определить, что такое толпа. Вот некоторые из них.

Так, Я. Щепаньский, подчеркивая социологические признаки, считал, что толпа — это «временное скопление большого количества людей на территории, допускающее прямой контакт и спонтанно реагирующее на одни и те же стимулы сходным или идентичным образом». С.К. Рощин дал очевидное определение — «с психологической точки зрения толпа — это изначально неорганизованное (или слабо организованное) скопление людей, не имеющих (или не имеющих) общей предполагаемой цели и обычно находящихся в состоянии эмоционального возбуждения». Согласно определению Я.А. Шерковина, толпа — это «внешне неорганизованная общность людей, характеризующаяся высокой степенью конформизма среди составляющих ее лиц, действующих крайне эмоционально и единодушно».

Приведенные определения дополняют друг друга. В целом, толпа рассматривается как множество людей, не связанных общей целью и единой позиционно-ролевой организацией, но объединенных общим центром внимания и сходством эмоционального состояния.

Типы толпы и модели поведения

Основными механизмами спонтанного поведения являются: взаимное заражение, внушение и массовое подражание индивидов друг другу. Совместное действие этих трех механизмов обеспечивает эмоциональное «возбуждение», которое приводит субъекта в состояние, в котором он теряет способность контролировать себя и оказывается во власти сильных иррациональных импульсов.

Согласно закону Г. Лебона о «духовном единстве толпы», человек, независимо от его образа жизни и рода занятий, находясь в толпе, будет думать, чувствовать и действовать совершенно иначе. В толпе человек способен на такую жестокость и насилие, которые он никогда бы не совершил в одиночку. Теперь он думает и действует так, как диктует состояние «коллективной души» толпы. Так, история Дикого Запада знаменита «линчеваниями», когда разъяренная толпа вешала пойманного преступника. Часто это был не настоящий преступник, а невиновный человек. Но он попал под «горячую руку» мафии и совершил неподобающие действия, которые не были подражанием мафии. Когда тем, кто линчевал этого человека, предложили совершить аналогичные действия, но самостоятельно, они категорически отказались, не представляя, что могут это сделать.

По той же причине психологических особенностей человеческого поведения, для казни осужденных приводили с оружием 6 и более человек. Когда они стреляли, каждый из них втайне надеялся, что это была не его пуля, а пуля другого стрелка (поэтому не я убил, а другой), что воспринималось нервной системой более спокойно и не откладывалось в ящик «угрызения совести».

Происходит деиндивидуализация.

Деиндивидуализация — это потеря самосознания и страх перед оценкой. Деиндивидуализация происходит в групповых ситуациях, которые обеспечивают анонимность и не фокусируются на личности.

Когда высокий уровень социального возбуждения сопровождается размыванием ответственности, люди могут отодвинуть привычные границы и потерять чувство индивидуальности. Результатом могут быть действия, варьирующиеся от легких запретов (ругань на судью, крики во время рок-концерта) до импульсивного самовыражения (групповой вандализм, оргии, кражи) и разрушительных социальных взрывов (полицейское насилие, уличный вандализм, линчевание).

По уровню активности толпы делятся на пассивные, активные и агрессивные.

Пассивная толпа . Характерной особенностью является отсутствие (сокрытие) эмоционального возбуждения. В таких условиях люди лишь слабо связаны между собой информацией и поэтому не могут действовать сообща. Они спокойно ждут чего-то и двигаются относительно независимо друг от друга (толпа на вокзале).

Вот пример особой характеристики пассивного поведения аудитории.

Молодого человека ударили ножом в живот, когда он возвращался домой. После того, как нападавшие покинули машину, остальные 11 пассажиров молча наблюдали, как молодой человек умирает от потери крови.

Женщина случайно упала в магазине и сломала ногу. Она страдала и просила о помощи. Потоки покупателей проходили мимо нее в течение 40 минут, пока, наконец, один человек не помог ей добраться до больницы. Шокирует то, что в вышеупомянутых случаях ни один человек не попытался помочь.

Экспериментально установлено, что присутствие других людей значительно снижает возможность вмешательства. До 1980 года было проведено около 50 экспериментов, и было установлено, что в 90% случаев свидетели были склонны помогать, когда они были одни. Феномен социального торможения при оказании помощи в чрезвычайных ситуациях проявляется в группе в виде трех социально-психологических процессов. 1) Общественная ингибиция. Человек старается избегать действий, которые могут заставить его чувствовать себя неловко в присутствии других людей. 2) Информационное социальное влияние — перенимание поведения других людей. В толпе часто сразу видно, что нужна помощь. Наблюдая за действиями других присутствующих, человек может решить, что вмешательство нежелательно. 3) Диффузия ответственности. Если субъект наблюдает за событием в одиночку, он несет полную ответственность за жертву. С другой стороны, присутствие рядом других людей ослабляет чувство ответственности.

Активная толпа. Это толпа людей, находящихся в состоянии эмоционального возбуждения, которое создает психологическую готовность людей к совместным действиям. Они формируют схожие социальные установки по отношению к определенным видам поведения. В активной толпе связи между людьми становятся более прочными, обмен информацией — более интенсивным. В состоянии внутренней активности толпа психологически готова к совместным действиям, но еще не активна.

Агрессивная толпа. Этот тип толпы характеризуется высоким уровнем эмоционального возбуждения, внутренней и внешней активностью. Со временем у этой толпы развивается новое состояние, связанное с накоплением психологического напряжения, чувства отчаяния, гнева и так далее. Основной характеристикой агрессивной толпы является деструктивное, разрушительное поведение по отношению к объектам или людям. Примером могут служить спортивные болельщики — фанаты.

В зависимости от типа поведения, существуют обычные, конвенциональные, актерские и экспрессивные типы толпы.

Случайная толпа

Его возникновение связано со случайным событием, с интересом к определенному событию, например, к автомобильной аварии.

Обычная толпа. Основой для формирования поведения такой толпы является признание некоторых специфических правил в ее поведении. Обычно такая толпа собирается по случаю какого-то заранее объявленного события. В этом случае людьми движет определенный интерес, и они готовы следовать некоторым нормам, которые издавна приняты в подобных ситуациях. Например, они могут быть зрителями футбольного матча. Внешне такая толпа имеет все атрибуты съезда: билеты, закрепленные места, соответствующие барьеры. Однако внутри собравшиеся люди не являются посетителями консерватории. Как отмечает Д. В. Ольшанский, — такая толпа остается «условной» до определенного момента, когда у полиции райдера достаточно сил, чтобы ограничить проход болельщиков к станции метро. Внутренние «правила поведения» фанатов таковы, что они могут вытеснить полицию. От «обычной толпы» не останется и следа — она эволюционирует в следующий вид толпы, толпу действия.

Действующая толпа. Действия толпы могут быть агрессивными, паническими, вымогательскими (мародерство). Причиной его действий часто является ненависть к кому-то, необходимость убежать от опасности, желание завладеть какими-то ценностями или состояние экстаза во время религиозных ритуалов, концертов и карнавалов.

Выразительная толпа. В толпе такого типа людей объединяют общие чувства (радость, гнев, протест, печаль и т.д.). Это собрание людей, выражающих что-то эмоционально. В приведенном выше случае толпа по поводу дорожной аварии может превратиться в экспрессивную толпу, выражающую, например, свое недовольство безобразной организацией дорожного движения и бездарной работой дорожной полиции. Обсудив детали происшествия и удовлетворив таким образом любопытство, такая толпа быстро создает объект, через который начинает выражать эмоции.

Все типы толпы объединяет высокая динамика, изменчивость. Они могут легко переходить из одного состояния в другое, поэтому ими довольно легко и в то же время сложно управлять.

Каждый человек обязательно выступает как член массовых явлений, конечные «цели» политических проектов — объединения людей, подчиняющихся политике. Изменения в законодательстве, социальные реформы, военные конфликты или смутные времена влияют на каждого политического деятеля, даже если он не считает себя таковым.

Население страны состоит из массы людей, которые подчиняются политике для удовлетворения потребности в поддержании жизни в поле сосуществования людей разных национальностей, профессий, социального положения. Для населения характерна психология политических чувств.

Толпа формируется из случайных людей, которые участвуют в неповиновении власти в момент пика социально-экономического напряжения в обществе. Главная характеристика такой толпы — психология политических страстей. Толпа раздувает и разряжает нервное и психическое напряжение людей, оказавшихся в безвыходной ситуации.

В политической психологии проводится различие между «собранной публикой» и «несобранной публикой». В любом случае, общественность всегда объединена общей целью, что делает ее более управляемой. По словам Г. Лебона, «собрание становится организованной толпой или призрачной толпой, которая представляет собой единое целое и подчиняется закону духовного единства толпы». В публике могут происходить те же явления, что и в толпе, а именно: общее эмоциональное напряжение, потеря рефлексивности, чувство единства и солидарности. Поэтому некоторые типы публики могут легко превратиться в экспрессивную или агрессивную толпу, которая, в свою очередь, может стать бунтарской толпой, если ею завладеют организованные группы, которым удастся направить их действия в нужное русло.

Если общественная проблема не решается, толпа начинает бунтовать — массовые народные волнения, которые являются выражением протеста против властей. Беспорядки сопровождаются нарушением режима жизни, порядка движения, нарушением функционирования всех систем жизнеобеспечения, перерастают в вандализм. Толпа не боится кровопролития и посягательств на жизнь всех тех, кто по каким-либо причинам кажется ей непригодным.

Внешне «несобранная публика» представляет собой лишь «поляризованную массу», то есть большое количество людей, чье мышление и интересы направлены в одну сторону под воздействием идентичных стимулов и которые ведут себя одинаково. Это сходство может проявляться не только в повседневных делах, но и в более важных вопросах, таких как идеология и политика. Несобранная аудитория внешне не проявляет явлений, характерных для толпы или собранной аудитории. В этом случае эмоциональное загрязнение отсутствует, и процесс деиндивидуации не развивается в полной мере. Хотя загрязнение происходит (через средства массовой информации). СМИ активно пытаются деиндивидуализировать аудиторию, но в масштабах толпы этого трудно добиться.

Всевозможные «популяризированные массы» и «несобранные общественности» создают основу для формирования подобных установок. В них заложена готовность некритично воспринимать определенную информацию, заложена основа для формирования мнения по определенным вопросам, развита готовность реагировать на одинаковые стимулы схожим образом. Следовательно, они представляют собой основу для возникновения мнений и установок — макроформ массового политического сознания, а затем и соответствующего поведения.

Особым примером такого развития неопределенной публичной сферы является то, что происходит во время избирательных кампаний, и вытекающее из этого поведение избирателей. Поведение избирателей в целом продолжает оставаться спонтанным поведением и подчиняется общим закономерностям. В конечном итоге, электорат делится на две неравные части. Первая, меньшая часть — это организованный электорат, который действует на основе группового сознания и подчиняется политическим институтам, партиям и организациям, которые контролируют это сознание. Вторая, более значительная часть — это неорганизованный электорат.

Понятие толпы. Механизмы поведения толпы

В обиходе «толпа» — это большое количество людей, находящихся в одном месте в одно время. Хотя, даже интуитивно, мы не стали бы использовать это слово для описания марширующего воинского подразделения или солдат, штурмующих (или обороняющих) укрепленный пост, толпы, собравшейся в консерватории на симфонический концерт, бригады, работающей на большой стройке, сотрудников учреждения на плановом профсоюзном собрании и т.д. и т.п.

Терминологически не совсем правильно называть толпой и прохожих на оживленной городской улице. Но здесь, на улице, произошло нечто необычное. Вдруг появляются жонглеры или артисты с представлением. Или, как в добрые советские времена, дефицитный товар «выбрасывали» на уличный стол. Или человек выпал из окна и разбился. Или прошел сильный дождь. Или — не дай Бог — происходит разборка между бандами с перестрелкой, происходит огромный взрыв….. Когда ситуация разворачивается по такому сценарию, захватывающему, драматическому и даже катастрофическому, может возникнуть особый социально-психологический феномен, который при всем разнообразии своих форм имеет общие характеристики, отличающие толпу от организованных форм социального поведения.

Исходя из этих предварительных соображений, давайте примем первое предварительное определение. Толпа — это собрание людей, которые не объединены общими целями и единой организационно-ролевой структурой, но связаны общим фокусом внимания и эмоциональным состоянием.

Здесь общая цель рассматривается как цель, достижение которой каждым участником взаимодействия положительно зависит от ее достижения другими участниками; наличие такой цели создает предпосылки для сотрудничества. Если цель каждого достигнута, независимо от того, достигнута она другими или нет, взаимодействие отсутствует или минимально (если есть вторичная общая цель: например, получить больше удовольствия во время ожидания). Наконец, если зависимость достижения субъектами одной и той же цели отрицательная, формируется условие для конфликта.

В толпе цели людей всегда совпадают, но обычно они неосознанно являются общими, а когда они пересекаются, происходит резкое негативное взаимодействие. Например, в массовой панике все страстно желают спастись; в корыстной толпе все хотят что-то приобрести, и все друг другу досаждают.

Таким образом, используя социологические категории совокупности (неструктурированная совокупность индивидов) и группы (единый субъект деятельности), совокупность следует отнести к первой категории. Но, конечно, различие между ними не является дискретным. При определенных условиях люди, отличающиеся от остальных по определенным признакам (этнос, класс и т.д.), могут осознать единство интересов и объединиться в историческую или политическую общность; и наоборот, согласованно действующий социальный субъект может раствориться в более крупном обществе.

В нашем случае толпа иногда (в редких случаях) может стать структурированной и приобрести групповое качество, в то время как организованная группа может (чаще всего) выродиться в толпу. Иногда ситуационная общность сочетает в себе настолько разнородные характеристики, что не может быть четко отнесена к какой-либо категории и занимает промежуточное положение на шкале «группа — совокупность». Например, хорошо организованная массовая демонстрация (вспомним советские фестивальные шествия на Красной площади) содержит признаки как группы, так и толпы. Групповые превращения в толпу и обратно также входят в сферу нашего интереса…..

От соотношения системных и стайных свойств (от греч. gregus — стая) во многом зависит разрешение старого спора социальных психологов о том, кто — группа или индивид — склонен принимать более экстремальные решения. Пока в группе преобладают нормативные отношения, она умеряет экстремистские настроения своих членов и принимает более взвешенные решения; но когда свойства толпы начинают преобладать, мышление становится радикализованным.

По словам С. Московичи, древнегреческий политик Солон утверждал, что каждый афинянин — это хитрая лиса, а народное собрание в Пниксе — стадо баранов. Это было подтверждено римлянами: Senatores omnes boni viri, senatus romanus mala bestia (все сенаторы — достойные люди, а римский сенат — злобный зверь). Г. Лебон отметил, что парламенты часто превращаются в толпы, и мы до сих пор видим это по телевидению. Русская пословица: «Человек мудр, а мир глуп» передает ту же мысль о потере здравого смысла человека в толпе.

Круговая реакция и коммуникация

Метаморфоз обусловлен специфическими эффектами, которые представляют собой механизмы формирования массы. Были определены два основных механизма: Слухи и эмоциональный вихрь (эквивалент круговой реакции). Слухи мы обсудим отдельно (Лекция 4-5), а здесь мы рассмотрим механизм эмоционального водоворота.

Представьте себе комнату, полную людей, которые рассказывают очень смешной анекдот, и все громко смеются. Вы только что вошли и еще не слышали шутки, но общее настроение захватывает вас, и вы смеетесь от души вместе со всеми. Это самый простой и безобидный пример взаимного заражения, который называется круговой реакцией.

Но даже заразительное веселье не всегда абсолютно безвредно. Существует разговорное выражение для театральных актеров: «загнанный». Оно означает досадную ситуацию, когда в самый драматический момент шоу кто-то из участников сцены «попадает в поле зрения посмешища». Актер «прыскает от смеха», это совершенно неуместное состояние передается партнерам — и сценический сюжет разрушается…

Есть и более пугающие примеры. В четырнадцатом веке Европа была опустошена «Черной смертью» — эпидемией чумы, унесшей жизни более 20 миллионов человек. Основными средствами лечения, как обычно, оставались горячая молитва, покаяние, целование креста и скрупулезное соблюдение всех церковных ритуалов. В разгар этого бедствия выпал праздник святого Вита, который всегда сопровождался массовыми гуляниями и танцами. Особенно пышными были празднества в Италии. Истощенные и отчаявшиеся люди, напившись вина, начинали ритмично танцевать, доводили себя до истерики и, не в силах остановиться, падали замертво. Жуткое и заразительное веселье переходило из одного городского района в другой, из деревни в деревню, оставляя за собой бездыханные человеческие тела.

Этот кошмарный эпизод, зафиксированный летописцами, нашел свое выражение в художественной литературе (наиболее известен россиянам пушкинский «Пир во время чумы»), но также и в современной психологической и медицинской терминологии, где «пляска святого Витта» обозначает хорошо известный клинический симптом…

В фильме по роману А. С. Фильм А.С. Серафимовича «Железный поток» — хорошая версия подобного эпизода, хотя и в неполном виде. Красные партизаны с колонной мирных жителей — стариков, женщин и детей — бредут по пустыне, спасаясь от белых. Голодные и сильно истощенные люди делают перерыв. Кто-то заводит патефон и играет пластинку, а двое исполнителей, почти лишившись дара речи, громко и заразительно смеются. Сидящие и лежащие вокруг начинают улыбаться, затем смеяться, и смех разносится по всему миру….. В этот момент появляется суровый, интеллигентный инспектор и разбивает патефон, а вместе с ним и пластинку. Зрители понимают, что если бы он не сделал этого вовремя, ситуация вышла бы из-под контроля: истерически смеющиеся люди, не в силах сдерживаться, были бы полностью измотаны…

Таким образом, циркуляторная реакция является взаимным заражением, то есть передачей эмоционального состояния на психофизиологическом уровне контакта между организмами. Конечно, циркулировать может не только бодрость, но и, например, скука (когда кто-то начинает зевать, такое же желание испытывают и другие), а также изначально более зловещие эмоции: Страх, гнев и т.д.

Чтобы лучше понять, что такое круговая реакция, полезно сравнить ее с общением — контактом между людьми на смысловом уровне. В общении существует определенная степень взаимопонимания, интерпретации текста, участники процесса приходят или не приходят к согласию, но в любом случае каждый остается самостоятельной личностью. Человеческая индивидуальность формируется в коммуникативных контекстах и во многом зависит от разнообразия смысловых каналов, в которые вовлечен человек.

Напротив, эмоциональное вращение стирает индивидуальные различия. Роль личного опыта, личностной и ролевой идентификации и здравого смысла ситуативно снижается. Человек чувствует и ведет себя «как все». Происходит эволюционный регресс: актуализируются низшие, исторически более примитивные слои психики.

«Сознательная личность исчезает, — писал по этому поводу Г. Лебон, — и чувства всех отдельных единиц, образующих целое, называемое толпой, принимают одно и то же направление. Поэтому «в толпе может быть только накопление глупости, а не ума». Аналогичное наблюдение встречается и в работах других исследователей. Например, в 3. Фрейд читает: «Кажется, достаточно, чтобы большая масса, огромное множество людей собралось вместе, чтобы все моральные достижения составляющих ее индивидов сразу растворились, и на их месте остались только самые примитивные, самые старые, самые грубые психологические установки».

Эмоционально вихревой человек более восприимчив к импульсам, источник которых находится внутри толпы и резонирует с доминирующим состоянием, и в то же время менее восприимчив к импульсам извне. Это усиливает барьеры против любой рациональной аргументации. Поэтому попытки воздействовать на массы логическими аргументами могут оказаться в такой момент несвоевременными и откровенно опасными. Здесь необходимы другие методы, соответствующие ситуации, и если вы их не знаете, лучше держаться подальше от масс.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Как окружающие люди влияют на развитие личности
  2. Влияние группы на личность
  3. Психология высшей школы
  4. Психодраматические методы
  5. Дополнительные методы
  6. Выявление детских страхов
  7. Социальная психология
  8. Психологические особенности лиц, состоящих в неофициальном браке
  9. Личность в когнитивной психологии
  10. Выстраивание эмпатического поведения

социобиология самоорганизациии психоанализ взаимовлияния – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 159.964.22:577.22

Белокопытов Юрий Николаевич

Доктор психологических наук, профессор Сибирского государственного технологического университета, гига. [email protected] ги. Красноярск

ЛИЧНОСТЬ В ТОЛПЕ: СОЦИОБИОЛОГИя САМООРГАНИЗАЦИИ и психоанализ взаимовлияния

Аннотация. В статье раскрываются различные взгляды на становление, функционирование и развитие толпы. Дается современное определение толпы. Приводится социально-психологическое описание самоорганизации и проявления толпы во время похорон Сталина в 1953 году. Выстраивается синергия механизмов образования толпы. Обосновывается в самоорганизации толпы социобиология и психоанализ взаимовлияния ее участников. Ретроспективно анализируется история исследования толпы учеными различных направлений науки. Приводится современная классификация различных видов толп. Выделяются астрофизические и геофизические факторы А.Л. Чижевского, которые влияют на самоорганизацию толпы. Гипотетически рассматривается взаимосвязь явления «пассионарности» Л.Н. Гумилева и эффективности проявления толпы. Акцентируются особенности общественной безопасности и правила безопасности личности в толпе.

Ключевые слова: Толпа. Описание толпы. Ее фундаментальные механизмы. Гипотезы А. Л. Чижевского и Л. Н. Гумилева. Различные виды толп. Окказиональная толпа. Конвенциональная толпа. Экспрессивная толпа. Действующая толпа. Безопасность общества. Безопасность личности. Рекомендации по безопасности.

Belokopytov Yuriy Nikolayevich

Psy.D., Professor, the Siberian State University of Technology, [email protected], Krasnoyarsk

PERSON IN THE CROWD: THE SOCIOBIOLOGY OF THE SELF-ORGANIzATION AND THE PSYCHOANALYSIS OF MUTUAL-INFLUENCE

Abstract. Different views on the formation, functioning and development of crowd are opened in the article. Present-day definition of the crowd is given. The social-psychological description of the self-organization and expression of crowd in the period of funeral of Stalin in 1953 is described. The synergy of crowd creation mechanisms is organized. There is substantiated in the process of crowd self-organization the sociobiology and the psychoanalysis of mutual-influence of crowd participants. The history of research of crowd in different scientific brunches by different scientists is analyzed retrospectively. The present-day classification of different types of crowd is given. The astrophysics and geophysics factors of A.L. Chizhevskiy, which influence on the self-organization of crowd, are highlighted. The interrelation of phenomenon passionarity of L.N. Gumilev and the effectiveness of crowd manifestation are viewed hypothetically. The peculiarities of public safety and the rules of personal safety in the crowd are emphasized.

Keywords: Crowd. Description of crowd. Its fundamental mechanisms. Hypothesis of A. L. Chizhevskiy and L. N. Gumilev. Different types of crowds. Occasional crowd. Conventional crowd. Expressive crowd. Functional crowd. Public safety. Personal safety. Recommendations for safety.

Толпа. В этом емком слове, при самоорганизации людей с самыми разнообразными чертами характера в определенных условиях, образуется страшная система со столь же непохожими чертами. Поведение людей в толпе наводит ужас на окружающих, и пока мало изучено современной наукой.

Среди множества определений мы придерживаемся данного А. П. Назаретяном: “Толпа — множество людей, не связанных между собой сознаваемой общностью целей и единой позиционно-ролевой организацией, но объединенных общим центром внимания и сходством эмоционального состояния”

[4, с. 13]. В виде иллюстрации приведем описание живого организма толпы данного очевидцем и участником ее событий. Речь идет об известном поэте Е. А. Евтушенко. Юношеское восприятие передает всю палитру эмоционального настроя толпы, динамику самочувствия личности в ней, а как все это происходило, позволило донести до нас мастерство писателя.

«Я был в толпе на Трубной площади. Дыхание десятков тысяч прижатых друг к другу людей поднимавшееся над толпой белым облаком было настолько плотным, что на нем отражались и покачивались тени голых мартовских деревьев. Люди, вливавшиеся сзади в этот поток, напирали и напирали. Толпа превратилась в страшный водоворот. Я видел, что меня несет на столб светофора. Столб светофора неумолимо двигался на меня. Вдруг я увидел, как толпа прижала к столбу маленькую девочку, ее лицо исказилось отчаянным криком, которого не было слышно в общих криках и стонах. Меня притиснуло движением к этой девочке. И вдруг я не услышал, а телом почувствовал, как хрустят ее хрупкие кости, разламываемые о светофор. Я закрыл глаза от ужаса, не в состоянии видеть ее безумно выкаченные детские голубые глаза. И меня пронесло мимо. Когда я открыл глаза, девочки уже не было видно. Ее, наверное, подмяла под себя толпа. Прижатый к светофору, корчился какой-то другой человек. Простирая руки, как на распятии. Вдруг я почувствовал, что иду по мягкому. Это было человеческое тело. Я поджал ноги, и так меня понесла толпа. Я долго боялся опустить ноги. Толпа все сжималась и сжималась. Спас лишь мой рост» [8].

Фундаментальные механизмы образования толпы пока еще не вполне ясны. Существует гипотетическое предположение о том, что “определенную роль в этом процессе играет колебание в структуре электромагнитного или каких-либо иных физических полей, образуемых живым телом, особенно нервной системой и мозгом, чувствительность к которым повышается именно в силу упоминавшейся эволюционной регрессии, снижения интеллектуального самоконтроля. Здесь заслуживает внимания исследования А.Л. Чижевского и его последователей, демонстрирующих влияние астрофизических и геофизических процессов на интенсив-

ность биотической и социальной активности” [4, с. 13].

Во вступительной статье к его книге исследователь Л. В. Голованов пишет о том, что ученый впервые заявил о своей гипотезе: “возрастающая “агрессивность” процессов на солнце, судя по видимым в телескоп пятнам и вспышкам на его слепящем диске, и повышенная земная активность (массовые события в природе и обществе) не случайно совпадают во времени: между ними имеется причинная связь” [1, с. 9].

А. Л. Чижевский переводит динамику исторических событий в другую плоскость от привычных интерпретаций: “В текущий момент развития исторического знания следует признать тот неоспоримый факт, что история человечества есть совсем нечто другое, чем история историков. Последние не много понимали и понимают в жизнедеятельности того огромного биологического вихря, который метет человечество вокруг некоторого постоянного физиологического центра и проекционную схему которого дает нам история, глядящая на этот вихрь из платоновой пещеры.

Я хочу сказать, что историей надлежит заниматься психиатрам и невропатологам, а историкам изучать психиатрию. В результате такого обмена знаниями с лица истории должна быть сорвана та маска, которая до неузнаваемости искажает ее зоологические черты, вводя человека в заблуждение уже столько столетий! Когда это совершится, перед нами, по-видимому, должна будет предстать не спокойная греческая богиня, взирающая на человечество с олимпийских высот, а нечто значительно менее прекрасное. Бог истории — это инстинкт, физиологическая реакция человечества на непрерывные воздействия внешнего мира” [7, с. 642]. Таким образом, массовые движения толпы, по мнению А. Л. Чижевского, развиваются на основе ущемления инстинктивных или развития истерических реакций. Весьма неожиданный поворот для классиков марксизма в решении проблемы объясняющей сотни тысяч социальных волнений толпы в многовековой истории планеты.

Уточним, что несовершенная методология того времени приводила его к таким спорным выводам. “Не солнце заставляет людей что-либо делать — к этому понужда-

ют их сугубо земные, социальные обстоятельства, но оно инициирует цепную реакцию действий, конкретный смысл которых к этому моменту вызрел. Оно выводит сложно-напряженную социальную систему того или иного уровня из состояния относительного равновесия, как бы служит сигналом извне для переключения ее в другое качество — именно так срабатывают триггерные устройства от внешнего, подчас весьма ничтожного импульса” [1, с. 24-25]. Следовательно, запускающим механизмом является сигнал и дальнейшими углубленными поисками являются биологическое и социальное направления.

Психология толпы занимала исследователей давно. В выстраивании многочисленных гипотез следует упомянуть имена Ломбро-зо, Тарда, Сигеле, Ле Бона, Михайловского, Зиммеля, Вундта, Фрейда и других ученых. Благодаря их наблюдениям был собран богатейший материал описательного характера, но при всей педантичности изучения проникнуть в законы, которые управляют толпой, они не смогли. Причина этому узкая специализация и векторная направленность в русле субъективных суждений. Многие из перечисленных имен, это имена врачей, криминалистов, социологов, но целостного взгляда на многоуровневую систему толпы не получилось, так как доминировали методы старой психологической школы. Только междисциплинарная наука синергетика, опираясь на природные принципы самоорганизации, позволяет вскрыть фундаментальные механизмы поведения толпы. Основа ее — психика человека, закономерности ее функционирования и развития.

Исследователь А.П. Назаретян предлагает следующую условную классификацию видов толпы.

“1. Окказиональная толпа — множество людей (“зеваки”), собравшихся по поводу неожиданного уличного происшествия. Доминирующая эмоция — любопытство.

2. Конвенциональная толпа собирается по поводу заранее объявленного события: петушиные бои митинг, концерт рок-группы, футбольный матч и т.д. Здесь преобладает более организованный интерес, и люди до поры до времени (пока сохраняют качество конвенциональной толпы) готовы следовать определенным условностям (конвенциям).

3. Экспрессивная толпа, ритмично выражающая ту или иную эмоцию: радость, энтузиазм, протест и т.д. Доминирующие эмоции здесь могут быть различны, главная характеристика — ритмичность выражения.

3-а. Экстатическая толпа — экстремальная форма экспрессивной толпы. Достигшие экстаза люди самозабвенно истязают себя цепями, рвут на себе одежду, танцуют до изнеможения, подчас смертельного, не в силах остановиться и т.д.

4. Действующая толпа — наиболее опасная разновидность, в рамках которой, в свою очередь, можно выделить следующие подвиды.

4-а. Агрессивная толпа. Доминирующая эмоция — ярость, злоба по отношению к объекту.

4-б. Паническая толпа. Доминанта -страх, ужас, стремление у каждого индивидуально избежать реальной или воображаемой опасности.

4-в. Стяжательная толпа — люди, вступающие в неорганизованный конфликт за обладание некоторой ценностью. Доминанта — жадность, жажда приобретения. В конкретных ситуациях может сопровождаться страхом, злобой или обожанием.

4-г. Повстанческая толпа по ряду признаков сходна с агрессивной, однако отличается от нее социально справедливым характером возмущения. Практически это выражается тем, что при наличии активного организующего звена в повстанческую толпу может быть внесено организационное начало. Известны случаи, когда повстанческую толпу в конечном счете удавалось организовать в эффективную долгосрочно действующую группу” [4, с. 14].

Приведенная выше классификация видов толпы достаточно условна. У толпы имеется универсальное свойство — превращаемость. Она легко переходит из одного вида-подвида в другой. Такие плавные переходы или скачки осуществляются спонтанно, а могут быть спровоцированы и умышленно. Необходимо отметить, что минимальное влияние в точке равновесия вызывает коренные изменения траектории самоорганизации и дальнейшего пути развития толпы.

В связи с этим следует сделать акцент на введенном Л. Н. Гумилевым явлении “пас-сионарности”, как особой характеристики

поведения. Это эффект избытка биохимической энергии живого вещества, порождающий жертвенность часто ради иллюзорной цели. Это способность и “стремление к изменению окружения, или, переводя на язык физики, — к нарушению инерции агрегатного состояния среды. Импульс пассионарно-сти бывает столь силен, что носители этого признака — пассионарии не могут заставить себя рассчитать последствия своих поступков. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность — атрибут не сознания, а подсознания, важный признак, выражающийся в специфике конституции нервной деятельности” [2, с. 324, 608]. Возникающее при этом пассионарное поле является центром самоорганизации толпы.

В свою очередь настроение толпы пагубно влияет на психику человека. Собственное “Я” гипнотически растворяется в толпе. Хотя толпа проявляется как единый организм, но довольно часто это социально-биологическая система неуправляема. В связи с этим возникают проблемы безопасности на уровне общества и личности.

Безопасность на уровне общества. Поведение людей в толпе создает различные опасные ситуации социального и криминального характера. Даже небольшое скопление людей может существенно усилить самые незначительные природные, техногенные и криминальные ситуации. Тогда уже сама толпа становится весьма существенной опасностью в сравнении с вызвавшей ее причиной. Возникающая паника может весьма серьезно угрожать жизни и здоровью людей. Особенно ярко это проявляется при пожарах в кинотеатрах и дискотеках.

В иных случаях толпа может быть ловко управляема определенными “мастерами толпы”. В таких случаях необходимо сохранить здоровье себе и другим. Это относится к митингам, демонстрациям и шествиям. При работе с такой толпой сотрудники ОМОНа обычно используют три главных приема. Прием первый направлен на рассечение толпы. Он хорошо себя зарекомендовал при работе с толпой футбольных фанатов на стадионах. Митингующая толпа разбивается ОМОНом на группы. Второй прием ориентирован на нейтрализацию лидеров. Всегда имеется сотрудник, который знает всех лидеров в лицо. Когда ситуация выходит из под

контроля, ОМОНовцы отделяют их от толпы. Третий прием называется “коробочка”. Участников толпы берут в кольцо, тем самым не позволяя никому выйти. Сотрудники, работая с разных сторон “по-карусели”, задерживают нужных людей. Всем тем, кто не успевает сориентироваться вовремя и убежать, грозит попадание в милицию.

Л. Мельников рекомендует придерживаться определенной “техники безопасности”, на случай, если Вам не удалось избежать толпы:

“Не будьте долго в толпе или в местах массового скопления людей, включая концерты на открытых площадках, футбольные матчи и т.п. Толпа возбуждается, и это возбуждение неизбежно будет передано вам. Вы станете клеточкой толпы, безмозглой и безвольной. Ваши рациональность и ум будут заблокированы. В зомбированном виде вы можете натворить такое, во что потом сами не поверите” [3, с. 10-11].

Как точно подметил шеф-редактор Максим Кононенко, что в подобных стадных действиях толпы: “не дай вам бог довести страну до той точки, когда вместо ОМОНа вам навстречу выйдут те, кому вы действительно мешаете — нормальные граждане. Вот тогда мне вас будет искренне жаль”.

Безопасность на уровне личности. Люди в критических ситуациях гибнут от паники, неразберихи и давки, особенно в замкнутом, ограниченном пространстве. Необходимо осмысленно действовать в соответствии рекомендациями по безопасности для участников будущих массовых мероприятий. Полковник милиции, главный эксперт-консультант МВД России Сергей Петров дает несколько советов правил безопасности.

“- не стремитесь быть в гуще толпы, не поддавайтесь ее настроению;

— при малейших признаках опасности (скандала, ненастья, недовольства, провокаций, нарушений установленного порядка) стремитесь выйти из толпы на безопасное место;

— внимательно и с пониманием относитесь к разумным требованиям и командам сил порядка и безопасности” [5, с. 24].

В заключение необходимо отметить новые зарубежные тенденции в развитии толпы. Они в корне отличны от классических

взглядов на толпу. Исследователь Е. И. Задорожная, основываясь на материалах западногерманского источника Die Zeit, анализирует появление в западных городах новых по сути видов толпы. Их общая особенность состоит в том, что они самоорганизуются через Интернет. Самоорганизация толпы посредством Интернета имеет общие основы с самоорганизацией нейронных сетей в человеческом мозге. Их отличительные особенности заключаются в следующем [6, с. 6-10]. В настоящее время многие стыдятся слова “Я”. Незнакомые друг с другом люди собираются толпами для разного рода демонстраций и шоу. Они называются английским словом “mob”, что в переводе означает шайка, стая, стадо, орава. Полагаются они на озарение, якобы присущее массам. Отрицают определенную иерархию и лидера.

Библиографический список

1. Голованов Л. В. Космический детерминизм Чижевского. Вступительная статья // Чижевский, А. Л. Земля в объятиях солнца / А.Л. Чижевский. — М.: Мысль, 1995. — С. 9, 24-25.

2. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли. — М.: Институт ДИ-ДИК, 1997.

3. Мельников Л. Парадоксы психологии толпы // Прикладная психология и психоанализ. -1999. — № 1. — С. 10-11.

4. Назаретян А. П. Психология массового стихийного поведения: Краткий конспект курса // Прикладная психология. — 1999. — № 3. — С. 13, 14.

5. Петров С., Филатов Н. Проблемы безопасного поведения в толпе: (по материалам трагедии в Минске) // ОБЖ. Основы безопасности жизни. — 1999. — № 8. — С. 24.

6. Толпа — будущее человечества? / Е. И. Задорожная // Обсерватория культуры: журнал — обозрение. — 2004. — №1. — С. 6-10.

7. Чижевский А. Л. Земля в объятиях солнца. — М.: Мысль, 1995. — С. 642.

8. http://www.echo.mskm/programs/life/ 44749/ index.html

Коллективное поведение: типы толпы, толпы и беспорядки — видео и стенограмма урока

Определение коллективного поведения

Мой профессор рассказал нам о коллективном поведении. Коллективное поведение относится к спонтанному и неструктурированному поведению группы людей в ответ на одно и то же событие, ситуацию или проблему, как, например, эта толпа людей. Эти события не соответствуют типичным структурам, вокруг которых формируются другие события, таким как правила или законы, но также не обязательно отклоняются по своей природе.

Коллективное поведение можно охарактеризовать как:

  • Недолговечность по природе
  • Отсутствие четких лидеров или организации в группе
  • Имея слабые или незначительные руководящие принципы или процедуры, которым необходимо следовать

Примеры коллективного поведения могут включать толпу, размахивающую руками на футбольном матче, группу людей, собирающуюся вокруг уличного проповедника, или даже широкий интерес к новой причуде или продукту, например, глупые группы. Я объясню коллективное поведение в социологии тремя основными формами: толпа, толпа и бунт.

Определение толпы

Мы наблюдаем толпу.

Пример толпы людей

Группа определяется как относительно большое количество людей, находящихся в непосредственной близости друг от друга (это иногда называют локализованными коллективами ). Толпа сразу же реагирует на общий фокус или беспокойство.

Это отличается от массы , которая относится к людям, которые обеспокоены общей заботой и влияют на мышление друг друга, но не находятся в непосредственной близости друг от друга (часто называемые рассредоточенными коллективами ).

Общие характеристики толпы:

  • Они не определяют, как себя вести, и не разделяют четких ожиданий относительно того, что произойдет.
  • Они часто чувствуют, что нужно что-то делать немедленно, чтобы решить их общую проблему.
  • Отношения и идеи об общих заботах очень быстро распространились среди членов толпы.
  • Они часто делают и говорят то, что обычно не делали бы, и соглашаются с действиями других в толпе.

Типы толпы

Есть четыре различных типа толпы.

1. Случайная толпа

Эта толпа, вероятно, сформировалась как случайная толпа:

Случайная толпа

Тот человек, который держал табличку и стоял на платформе, вероятно, побуждал людей останавливаться и слушать. Случайные толпы организованы слабо и возникают спонтанно. Люди, составляющие толпу, сначала очень мало взаимодействуют и обычно не знакомы друг с другом.

2. Обычная толпа

Обычная толпа возникает в результате более продуманного планирования с нормами, которые определяются и действуют в соответствии с ситуацией. Видите, эта толпа начинает образовывать круг вокруг человека на платформе. Они решили, что это правильное действие.

Обычная толпа

3. Выразительные толпы

Выразительные толпы формируются вокруг события, имеющего эмоциональную привлекательность.Похоже, человек на платформе говорит о недавнем повышении налогов, одобренном городским советом. Возможно, поэтому эта толпа внизу заинтересовалась и растет.

Выразительная толпа

4. Действующая толпа

Действующая толпа относится к толпе, члены которой активно и с энтузиазмом участвуют в выполнении чего-то, что напрямую связано с их целью. Толпа внизу громко скандирует: «Снизьте наши налоги сейчас!»

Актерская толпа

Как мы видели, толпа может менять свой тип.

The Mob

Когда действующая толпа начинает вести себя деструктивно, а иногда и агрессивно, они превращаются в толпу. Толпа — это толпа, которую легко убедить предпринять агрессивные или насильственные действия, чтобы привлечь внимание или решить свою проблему. Мобы опасны, потому что они часто приводят к поведению, которое человек обычно не проявляет, и наносят большой ущерб физическому имуществу и другим людям. Нам лучше уйти отсюда. Похоже, эта толпа превратилась в разъяренную толпу!

Толпа

Еще один пример известной мафии — когда «Бостон» обыграл Ванкувер в чемпионате Кубка Стэнли 2011 года.Разочарованные фанаты включили город и подожгли машины, выбили витрины магазинов и причинили много разрушений.

The Riot

Разница между мафией и бунтом имеет нюансы. Бунт — это тип толпы, которая не так спонтанно формируется, как толпа, но включает большее количество людей и длится дольше. Обеспокоенность группы более широко известна и определена.

Например, беспорядки в Чикаго 1968 года иллюстрируют, как небольшая толпа участвовала в насилии после убийства Мартина Лютера Кинга-младшего., ограниченный районом на западной стороне, перерос в бунт, поглотивший 28 кварталов Чикаго. Для разгона беспорядков было направлено десять тысяч полицейских, 11 человек были убиты, было подожжено более 100 пожаров.

Резюме урока

Итак, в заключение, коллективное поведение — это когда события и социальные процессы возникают, но не имеют структуры или организации. Они носят спонтанный характер и часто недолговечны. Коллективное поведение включает толпы, толпы и беспорядки.

Толпы — это группа людей, которые разделяют общие интересы в непосредственной близости друг от друга.Поведение людей в толпе не определено, но участники толпы часто чувствуют, что что-то нужно делать немедленно.

Есть разные типы толп. Случайные толпы организованы слабо и возникают спонтанно. Обычные толпы являются результатом более продуманного планирования с нормами, которые определяются и действуют в соответствии с ситуацией. Выразительные толпы сплачиваются вокруг эмоционально заряженной проблемы, в то время как действующая толпа с энтузиазмом участвует в деятельности, непосредственно связанной с решением проблемы группы.

Толпы могут быстро менять типы и часто превращаются в мобов. Толпы — это толпы, участники которых быстро принимают меры и проявляют поведение, иногда агрессивное, к которому они обычно не прибегают. Бунты имеют большее количество людей и часто длятся дольше, чем толпы или толпы.

Результаты обучения

После этого урока вы должны уметь:

  • Определять коллективное поведение
  • Опишите различные типы скопления людей
  • Объясните разницу между толпой и бунтом

4 основных типа толпы

Эта статья проливает свет на четыре основных типа толпы.Типы: 1. Толпа с одинаковым интересом или случайная толпа 2. Толпа с общими интересами или действия 3. Толпа с экспрессией 4. Традиционная толпа.

Тип № 1. Толпа с одинаковым интересом или случайная публика:

В толпе со схожими интересами или случайной толпой, «есть общий внешний фокус интереса, но не общий интерес». Таким образом, когда толпа собирается посмотреть на уличную аварию или пожар, люди, составляющие толпу, стремятся просто удовлетворить свое любопытство.Иногда такая толпа может собираться из-за паники. У этих толп нет другой цели. Иногда такую ​​толпу также называют толпой зрителей.

Тип № 2. Толпа, объединяющая общие интересы или действия:

Толпа, объединенная общими интересами или активными действиями, собрана общей целью. Толпа, которая участвует в народном празднике, в спонтанной вспышке групповой радости или ненависти или в забастовочной демонстрации, попадает под эту категорию.

Общая цель, которая объединяет такую ​​толпу, может быть либо четко определена, как в случае революционной толпы, у которой есть конкретная цель, которую нужно достичь; или цель может быть не очень четко определена, как в случае толпы, которая собирается отпраздновать, скажем, День Республики.

В большинстве случаев удовлетворение личных интересов является основой такого поведения толпы. Таким образом, когда вкладчики определенного банка по той или иной причине опасаются, что банк, по всей вероятности, не выполнит свои обязательства перед вкладчиками в ближайшем будущем, последние поспешат в банк, чтобы снять свои депозиты.В своем поведении они проявляют все характеристики поведения толпы.

Хотя у каждого вкладчика есть свои личные интересы, они объединяются, чтобы служить тому, что они считают своим общим интересом. Барьеры между отдельными подписчиками разрушены, и каждый стимулирует друг друга. Как следствие, повышается внушаемость каждого человека.

Тип # 3. Выразительная толпа:

Иногда группа людей проявляет в своем поведении все атрибуты поведения толпы, чтобы выразить свои чувства радости или печали.Так, сторонники, скажем, победившей футбольной команды выражают свою радость в песнях и танцах на улицах, выкрикивая разного рода лозунги.

В некоторых случаях такие выражения радости уродливые формы. Они не только кричат, поют и танцуют, но и дразнят прохожих и даже грабят магазины на тротуарах. Выражение горя и печали по поводу какой-то трагической аварии или события также демонстрирует характеристики поведения толпы.

Тип # 4.Условное обозначение:

Мы знаем, что иногда людям разрешается в определенных случаях проявлять нонконформизм в отношении определенных социальных норм, чтобы дать выход сдерживаемым чувствам и эмоциям.

Например, празднуя «холи», гуляки демонстрируют в своем поведении некоторые характерные черты поведения толпы. Толпы этого типа известны как стилизованная толпа.

Загрузите и поделитесь своей статьей:

Определение толпы, типы и примеры

Понимание характеристик толпы

Толпы обычно возникают, когда люди, оказавшиеся в одном и том же районе, разделяют общий опыт.По-разному обозначаемые уличные толпы, или публичные толпы, эти группы образуются в общественных или полуобщественных местах и ​​состоят из незнакомых друг другу людей, за исключением групп целых групп, в которые они входят.

Толпа — это собрание людей, находящихся в одном месте (обычно публично), разделяющих общую цель или причину пребывания в этом месте и влияющих друг на друга.

Толпа людей

Зрители, смотрящие фильм, или студенты, агитирующие за университетские реформы, — оба примера скопления людей.В то время как первый часто называют пассивной толпой , второй является примером активной толпы .

Есть тонкая грань в том, чтобы называть группу людей толпой. Требуется определенное событие, происшествие или действие со стороны человека или людей, чтобы превратить группу людей в толпу. Люди, которые сидят на скамейках в парке, гуляют по тротуару или ждут автобуса, могут занимать одно и то же место, но они не станут толпой, если только что-то не произойдет — пожар, столкновение с автомобилем или уличное выступление, например, чтобы создать общий фокус внимания (Milgram & Toch, 1969).

Должен быть координационный центр или какая-то причина, чтобы сблизить людей; в остальном эти люди не совсем толпа. Например, люди, которые находятся на пляже в жаркий летний день, не считаются толпой. Однако, если компания, производящая лосьон для загара, прибудет на пляж и начнет раздавать бесплатные бутылки лосьона, может образоваться толпа.

Типы толпы

В своем тщательном исследовании толпы Герберт Блумер выделил четыре типа толпы:

1. Случайная толпа

Слабо организованная группа людей без реального взаимодействия.Например, толпа людей, ожидающих посадки в автобус, а также люди в торговом центре.

2. Обычная толпа

Более организованная толпа, такая как зрители, соблюдающие определенные нормы, наблюдающие за матчем по крикету, или собрание сообщества, организованное политическими лидерами.

3. Выразительная толпа

Толпа на эмоционально заряженном мероприятии. Например, политический митинг или футбольный матч в Европе или Латинской Америке.

4. Действующая толпа

Толпа, стремящаяся к чему-то, часто бывает агрессивной и злой.Например, фанаты выбегают на сцену во время или после концерта.

Когда поведение толпы направлено на конкретный, насильственный конец, в результате получается толпа. Мобы, как правило, очень эмоциональны. Примеры насилия со стороны толпы включают линчевания на юге США в XIX и XX веках. Жестокое поведение толпы без конкретной цели — это бунт. Поскольку у беспорядков нет определенного конца, предполагается, что их намерение состоит в том, чтобы выразить общее недовольство.

Характеристики толпы

Толпа — одна из форм коллективов.Хотя социологи расходятся в своих представлениях о толпе, большинство из них согласны с тем, что у толпы есть несколько общих характеристик.

Во-первых, толпы включают группы людей, которые собираются вместе лицом к лицу или в визуальном пространстве друг с другом. Это верно и для других форм социального поведения, но толпы преходящи . Они образуются, когда группы собираются вместе для определенного временного события (спортивного мероприятия, духовного уединения, рок-концерта или бунта). Та же группа людей, вероятно, никогда не соберется снова.

Во-вторых, толпы непостоянны . По мере роста толпы их поведение может внезапно измениться. Поведение людей в толпе отличается от поведения в других социальных условиях. Вы можете найти бесчисленное количество примеров толп, различающихся по своим целям и поведению, но все они следуют наблюдаемым социологическим моделям.

И, наконец, в-третьих, у толпы обычно есть чувство срочности. Они сосредоточены на одном событии.

Раннее исследование поведения толпы было проведено Робертом.Э. Парк ( Толпа и динамика толпы, 1904). Он повторил, что люди в толпе находятся под влиянием «коллективного раздражителя». В результате они часто ведут себя так, как никогда бы не поступили иначе.

Блумер также подчеркнул внушающий характер толпы. Если один человек кричит, то закричит и вся толпа. Он сказал, что чувства гнева, волнения и страха передаются от одного человека к другому и усиливаются как общие чувства.Это делает их иррациональными, и они склонны вести себя иначе.

Вы можете найти бесчисленное количество примеров толп, различающихся по своим целям и поведению, но все они следуют наблюдаемым социологическим моделям. В толпе люди думают, что действуют как личности, но, как и другие формы группового поведения, они формируются коллективными действиями других.

Люди в толпе, кажется, обретают коллективную идентичность, и иногда бывает трудно различить индивидуальное и групповое поведение.Толпы, кажется, действуют как единое целое, даже несмотря на то, что внутри отдельных членов, составляющих их, может быть большое разнообразие.

У толпы может не быть определенного лидера, но обычно есть какой-то центр внимания. Многие толпы образуют круг или полукруг, фокусируясь на мишени.

Отдельные лица и небольшие группы ближе к центру круга обычно более тесно связаны с толпой, чем те, кто находится на внешних краях. Проясняя структуру толпы, Джерри М. Льюис (1972) сказал, что толпа состоит из «активного ядра», «лидеров поддержки» и «зрителей».

Членство в большинстве толп является динамичным — человек или небольшая группа могут стать членом толпы всего на несколько секунд, в то время как другие могут быть членами гораздо дольше.

Характер происшествия может повлиять на то, как долго человек или небольшая группа находятся в толпе. Если центр внимания пробуждает любопытство посторонних, то они с большей вероятностью будут оставаться в толпе гораздо дольше. Если человек или небольшая группа оказываются внутри круга, они могут оставаться дольше; уйти может стать физически трудно, потому что люди, собравшиеся за ними, блокируют легкий выход.

Цитаты

Коллективное поведение | Введение в социологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Опишите различные формы коллективного поведения
  • Различать типы толпы
  • Обсудить возникающие нормы, добавленную стоимость и составить перспективный анализ коллективного поведения

Флэш-мобы

Все ли хорошо провели время? Некоторые флешмобы могут выступать в качестве политических протестов, а другие — для развлечения.Целью этого флешмоба на подушках было развлечение. (Фото любезно предоставлено Mattwi1S0n: / flickr)

В марте 2014 года группа музыкантов собралась на рыбном рынке в Одессе, чтобы спонтанно исполнить «Оду радости» из его Девятой симфонии Бетховена. В то время как напряженность нарастала из-за попыток Украины присоединиться к Европейскому Союзу, и даже когда российские войска взяли под контроль украинскую авиабазу в Бельбеке, Одесский филармонический оркестр и оперный хор пытались облегчить трудные времена для покупателей музыкой и песнями.

Такие спонтанные сборища называются флешмобами . Их часто снимают на видео и публикуют в Интернете; часто они становятся вирусными. Люди ищут связей и обмена опытом. Возможно, эта связь усиливается после флешмоба. Это, безусловно, прерывает нашу повседневную рутину напоминанием о том, что мы социальные животные.

Формы коллективного поведения

Флешмобы — это примеры коллективного поведения , неинституционализированной деятельности, в которой несколько или много людей добровольно участвуют.Другими примерами являются группа пассажиров, возвращающихся с работы домой, и группа подростков, которые выбирают прическу любимой певицы. Короче говоря, коллективное поведение — это любое групповое поведение, которое не предписывается или не регулируется институтом. Есть три основных формы коллективного поведения: толпа, масса и публика.

Требуется довольно большое количество людей в непосредственной близости, чтобы сформировать толпу (Lofland 1993). Примеры включают группу людей, пришедших на концерт Ани ДиФранко, на игру «Патриоты» или на богослужение.Тернер и Киллиан (1993) выделили четыре типа толпы. Случайные толпы состоят из людей, которые находятся в одном и том же месте в одно и то же время, но на самом деле не взаимодействуют друг с другом, например люди, стоящие в очереди в почтовом отделении. Обычные толпы — это те, кто собирается на запланированное мероприятие, которое происходит регулярно, например, на религиозную службу. Выразительные толпы — это люди, которые объединяются, чтобы выразить эмоции, часто на похоронах, свадьбах и т.п. Последний тип, действующая толпа , фокусируется на конкретной цели или действии, например, протестном движении или бунте.

Помимо разных типов толп, коллективные группы также можно идентифицировать двумя другими способами. Масса — это относительно большое количество людей с общими интересами, хотя они могут не находиться в непосредственной близости (Lofland 1993), например игроки популярной игры для Facebook Farmville. С другой стороны, публика — это неорганизованная, относительно разрозненная группа людей, разделяющих идеи, например Либертарианская политическая партия. Хотя эти два типа толпы похожи, это не одно и то же.Чтобы различать их, помните, что члены массы разделяют интересы, тогда как члены общественности разделяют идеи.

Теоретические перспективы коллективного поведения

Ранние теории коллективного поведения (LeBon 1895; Blumer 1969) сосредоточены на иррациональности толпы. В конце концов, те теоретики, которые рассматривали толпы как неконтролируемые группы иррациональных людей, были вытеснены теоретиками, которые рассматривали поведение некоторых толп как рациональное поведение логических существ.

Перспектива Emergent-Norm

Согласно теории эмерджентных норм, жертвы урагана «Катрина» искали необходимые припасы для выживания, но посторонние обычно воспринимали их поведение как мародерство. (Фото любезно предоставлено Infrogutation / Wikimedia Commons)

Социологи Ральф Тернер и Льюис Киллиан (1993) опирались на более ранние социологические идеи и разработали так называемую теорию возникающих норм. Они считают, что нормы, с которыми сталкиваются люди в толпе, могут быть несопоставимыми и непостоянными.Они подчеркивают важность этих норм в формировании поведения толпы, особенно тех норм, которые быстро меняются в ответ на меняющиеся внешние факторы. Теория возникающих норм утверждает, что в этих обстоятельствах люди воспринимают ситуацию толпы и реагируют на нее с помощью своего особого (индивидуального) набора норм, который может меняться по мере развития опыта толпы. Этот акцент на индивидуальном компоненте взаимодействия отражает символическую интеракционистскую точку зрения.

Для Тернера и Киллиана процесс начинается, когда люди внезапно оказываются в новой ситуации или когда существующая ситуация внезапно становится странной или незнакомой.Например, подумайте о поведении людей во время урагана Катрина. Новый Орлеан был опустошен, и люди оказались в ловушке без припасов и возможности эвакуироваться. В этих чрезвычайных обстоятельствах то, что посторонние считали «грабежом», было определено участниками как поиск необходимых припасов для выживания. Обычно люди не заходили на угловую заправочную станцию ​​и не брали консервы, не заплатив, но, учитывая, что они внезапно оказались в сильно изменившейся ситуации, они установили норму, которую они считали разумной.

Как только люди оказываются в ситуации, не регулируемой ранее установленными нормами, они объединяются в небольшие группы для разработки новых руководящих принципов поведения. С точки зрения эмерджентной нормы толпы не рассматриваются как иррациональные, импульсивные, неконтролируемые группы. Вместо этого нормы развиваются и принимаются в зависимости от ситуации. Хотя эта теория предлагает понимание того, почему возникают нормы, она оставляет неопределенным природу норм, как они принимаются толпой и как они распространяются в толпе.

Теория добавленной стоимости

Тщательная категоризация поведения толпы, проведенная Нилом Смелзером (1962), названная теорией добавленной стоимости , представляет собой точку зрения в рамках традиции функционализма, основанную на идее о том, что для возникновения коллективного поведения необходимо наличие нескольких условий. Каждое условие увеличивает вероятность возникновения коллективного поведения. Первое условие — структурная проводимость , , которое возникает, когда люди осознают проблему и имеют возможность собираться, в идеале на открытом пространстве. Структурная деформация , второе условие, относится к ожиданиям людей о неудовлетворенной ситуации, вызывая напряжение и напряжение. Следующее условие — это рост и распространение обобщенного убеждения , в котором проблема четко идентифицирована и приписывается человеку или группе.

В-четвертых, провоцирующих факторов стимулируют коллективное поведение; это начало драматического события. Пятое условие — это мобилизация к действию , когда появляются лидеры, чтобы направить толпу к действию.Последнее условие относится к действиям агентов. Названный социальным контролем , это единственный способ положить конец эпизоду коллективного поведения (Smelser 1962).

Реальный пример таких условий произошел после смертельного случая, когда полиция застрелила подростка Майкла Брауна, невооруженного восемнадцатилетнего афроамериканца, в Фергюсоне, штат Миссури, 9 августа 2014 года. Стрельба почти сразу привлекла внимание всей страны. Большая группа местных жителей, в основном чернокожих, собралась в знак протеста — классический пример структурной благоприятности.Когда община осознала, что полиция действовала не в интересах людей и не называла имя офицера, структурная напряженность стала очевидной. Все более распространенное убеждение развивалось по мере того, как толпу протестующих встречала хорошо вооруженная полиция в военной форме в защитной форме в сопровождении бронетранспортера. Прибытие полиции стимулировало более широкое коллективное поведение, поскольку жители мобилизовались, устроив парад на улице. В конечном итоге они были встречены слезоточивым газом, перцовым баллончиком и резиновыми пулями, использованными полицией, действующей как агенты общественного контроля.Элемент общественного контроля усилился в последующие дни до 18 августа, когда губернатор вызвал Национальную гвардию.

Агенты социального контроля положили конец коллективному поведению. (Фото любезно предоставлено hozinja / flickr)

Сборка перспективы

Социолог-интеракционист Кларк Макфайл (Clark McPhail, 1991) разработал сборочную перспективу , другую систему для понимания коллективного поведения, в которой индивиды в толпе считаются разумными существами. В отличие от предыдущих теорий, эта теория переключает внимание с коллективного поведения на коллективные действия.Помните, что коллективное поведение — это неинституционализированное собрание, тогда как коллективные действия основаны на общих интересах. Теория Макфайла сосредоточена в первую очередь на процессах, связанных с поведением толпы, а также на жизненном цикле собраний. Он выявил несколько примеров конвергентного или коллективного поведения, как показано на диаграмме ниже.

Кларк Макфейл определил различные обстоятельства конвергентного и коллективного поведения (McPhail, 1991).
Тип скопления Описание Пример
Кластеры конвергенции Семья и друзья, путешествующие вместе Родители-попутчики водят нескольких детей в кино
Конвергентная ориентация Группа смотрит в одном направлении Полукруг вокруг сцены
Коллективная вокализация Звуки или шумы, издаваемые вместе Крики на американских горках
Коллективная вербализация Коллективное и одновременное участие в выступлении или песне Клятва верности в школьном классе
Коллективная жестикуляция Части тела, образующие обозначения Танец YMCA
Коллективное манипулирование Объекты коллективно перемещены вокруг Держа плакаты на митинге протеста
Коллективное передвижение Направление и скорость движения к событию Дети бегут к грузовику с мороженым

Каким бы полезным он ни был для понимания компонентов того, как собираются толпы, многие социологи критикуют его недостаточное внимание к большому культурному контексту описываемого поведения, вместо того, чтобы сосредотачиваться на отдельных действиях.

Сводка

Коллективное поведение — это неинституционализированная деятельность, которой добровольно занимаются несколько человек. Есть три различных формы коллективного поведения: толпа, масса и публика. Существует три основных теории коллективного поведения. Первая, перспектива эмерджентных норм, подчеркивает важность социальных норм в поведении толпы. Следующая теория, теория добавленной стоимости, представляет собой функционалистскую точку зрения, которая утверждает, что для возникновения коллективного поведения необходимо наличие нескольких предварительных условий.Наконец, перспектива сборки фокусируется на коллективных действиях, а не на коллективном поведении, обращаясь к процессам, связанным с поведением толпы, жизненным циклом и различными категориями собраний.

Краткий ответ

  1. Обсудите разницу между массой и толпой. Каков пример каждого из них? Что их отличает? Что у них общего?
  2. Можете ли вы вспомнить время, когда ваше поведение в толпе было продиктовано обстоятельствами? Приведите пример точки зрения на эмерджентную норму, используя свой собственный опыт.
  3. Обсудите различия между действующей толпой и коллективной толпой. Приведите примеры каждого.
  4. Представьте, что вы находитесь на митинге протеста против использования ядерной энергии. Проведите нас через гипотетическое ралли, используя теорию добавленной стоимости, представив, что оно проходит все этапы.

Глоссарий

действующие толпы
толпы людей, сосредоточенных на конкретном действии или цели
перспектива сборки
теория, которая считает, что люди в толпе ведут себя как рациональные мыслители и рассматривает толпу как участвующих в целенаправленном поведении и коллективных действиях
случайные толпы
человек, которые живут в непосредственной близости, но не взаимодействуют друг с другом
коллективное поведение
неинституционализированная деятельность, в которой несколько человек добровольно участвуют
обычные толпы
человек собрались на очередное мероприятие
толпа
довольно большое количество людей, находящихся в непосредственной близости
теория возникающих норм
точка зрения, подчеркивающая важность социальных норм в поведении толпы
выразительные толпы
толпы, которые разделяют возможности для выражения эмоций
флешмоб
большая группа людей, которые собираются вместе для спонтанной деятельности, которая длится ограниченное количество времени
масса
относительно большая группа с общими интересами, даже если они не находятся в непосредственной близости
общественный
неорганизованная, относительно разрозненная группа людей, разделяющих идеи
теория добавленной стоимости
функционалистская теория перспективы, которая утверждает, что для возникновения коллективного поведения необходимо наличие нескольких предварительных условий

Список литературы

Блюмер, Герберт.1969. «Коллективное поведение». Стр. 67–121 в Принципах социологии , под редакцией А.М. Ли. Нью-Йорк: Барнс и Ноубл.

ЛеБон, Густав. 1960 [1895]. Толпа: исследование общественного мнения . Нью-Йорк: Viking Press.

Лофланд, Джон. 1993. «Коллективное поведение: элементарные формы». Стр. 70–75 в Коллективное поведение и социальные движения , под редакцией Рассела Кертиса и Бениньо Агирре. Бостон: Аллин и Бэкон.

Макфейл, Кларк. 1991 г. Миф об обезумевшей толпе . Нью-Йорк: Альдин де Грюйтер.

Смелзер, Нил Дж. 1963. Теория коллективного поведения . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Тернер, Ральф и Льюис М. Киллиан. 1993. Коллективное поведение . 4-е изд. Энглвуд Клиффс, Н. Дж., Прентис Холл.

условных обозначений толпы | Социологический словарь открытого образования

Определение традиционной толпы

( существительное ) Люди, собирающиеся на запланированное мероприятие.

Примеры обычной толпы

  • Аудитория на концерте
  • Зрители на спортивном мероприятии
  • Студенты, посещающие лекцию

Обычное произношение толпы

Руководство по использованию произношения

Формула: конференция

Звуковое произношение

Фонетическое правописание

  • Американский английский — / kuhn-vEn-shuhn-l krOUd /
  • Британский английский — / kuhn-vEn-shuh-nuhl krOUd /

Международный фонетический алфавит

    Американский Английский — / kənˈvɛnʃənəl kraʊd /

  • Британский английский — / kənˈvɛnʃənl kraʊd /

Замечания по использованию

Дополнительная информация

  • Происхождение слов «общепринятый» и «толпа» — Интернет-словарь этимологии: etymonline.com
  • Borch, Christian. 2012. Политика толпы: альтернативная история социологии . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Коллинз, Рэндалл. 2008. Насилие: микросоциологическая теория . Принстон: Издательство Принстонского университета.
  • Друри, Джон и Клиффорд Джон Т. Стотт, ред. 2013. Толпы в 21 веке: перспективы современных социальных наук . Лондон: Рутледж.
  • Исли, Дэвид и Джон Клейнберг.2010. Сети, толпы и рынки: рассуждения о мире с высокими связями . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Хьюз, Хелен МакГилл. 1972. Толпа и массовое поведение . Бостон: Аллин и Бэкон.
  • Сандин, Ал. 2009. Укрощение американской толпы: от бунтов штампа до покупок . Нью-Йорк: Ежемесячный обзор прессы.

Связанные термины


Консультации по работам

Гриффитс, Хизер, Натан Кейрнс, Эрик Страйер, Сьюзан Коди-Ридзевски, Гейл Скарамуццо, Томми Сэдлер, Салли Вайан, Джефф Брай, Фэй Джонс.2016. Введение в социологию 2e . Хьюстон, Техас: OpenStax.

Хьюз, Майкл и Кэролайн Дж. Крёлер. 2011. Социология: ядро ​​. 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Кендалл, Диана. 2011. Социология в наше время . 8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Мерриам-Вебстер. (Нет данных) Словарь Merriam-Webster . (http://www.merriam-webster.com/).

Oxford University Press. (Нет данных) Оксфордские словари . (https: // www.oxforddictionaries.com/).

Принстонский университет. 2010. WordNet . (https://wordnet.princeton.edu/).

Словарь колледжа Рэндом Хаус Вебстера . 1997. Нью-Йорк: Random House.

Равелли, Брюс и Мишель Уэббер. 2016. Изучение социологии: канадская перспектива . 3-е изд. Торонто: Пирсон.

Столли, Кэти С. 2005. Основы социологии . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Томпсон, Уильям Э., и Джозеф В. Хики. 2012. Общество в фокусе: введение в социологию . 7-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Тишлер, Генри Л. 2011. Введение в социологию . 10-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

авторов Википедии. (Нет данных) Викисловарь, Бесплатный словарь . Фонд Викимедиа. (http://en.wiktionary.org).

Приведите определение традиционной толпы

ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

Bell, Kenton, ed.2013. «Обычная толпа». В Социологический словарь открытого образования . Проверено 21 сентября 2021 г. (https://sociologydictionary.org/conventional-crowd/).

APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

обычных людей. (2013). В К. Белл (ред.), Социологический словарь открытого образования . Получено с https://sociologydictionary.org/conventional-crowd/

Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

Bell, Kenton, ed.2013. «Обычная толпа». В Социологический словарь открытого образования . По состоянию на 21 сентября 2021 г. https://sociologydictionary.org/conventional-crowd/.

MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

«традиционная толпа». Социологический словарь открытого образования . Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 21 сентября 2021 г. .

действующее определение толпы | Социологический словарь открытого образования

Определение действующей толпы

( существительное ) Группа людей, сосредоточенная на общем действии или цели.

Примеры Acting Crowd

Acting Crowd Произношение

Руководство по использованию произношения

Силлабификация: act · ing толпа

Аудио произношение

Фонетическое правописание

  • Американский английский / британский английский язык 900OU / British Ak-ting12 kr — / Ak-ting krOUd /

Международный фонетический алфавит

  • Американский английский — / ˈæktɪŋ kraʊd /
  • Британский английский — / ˈæktɪŋ kraʊd /

Примечания по использованию

Дополнительная информация

  • Происхождение слова «Действующий» и «толпа» — Интернет-словарь этимологии: etymonline.com
  • Borch, Christian. 2012. Политика толпы: альтернативная история социологии . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Коллинз, Рэндалл. 2008. Насилие: микросоциологическая теория . Принстон: Издательство Принстонского университета.
  • Друри, Джон и Клиффорд Джон Т. Стотт, ред. 2013. Толпы в 21 веке: перспективы современных социальных наук . Лондон: Рутледж.
  • Исли, Дэвид и Джон Клейнберг.2010. Сети, толпы и рынки: рассуждения о высокосвязном мире . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.
  • Хьюз, Хелен МакГилл. 1972. Толпа и массовое поведение . Бостон: Аллин и Бэкон.
  • Сандин, Ал. 2009. Укрощение американской толпы: от бунтов штампа до покупок . Нью-Йорк: Ежемесячный обзор прессы.

Связанные термины


Ссылка

Кендалл, Диана. 2011. Социология в наше время .8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Консультации по вопросам работ

Аберкромби, Николас, Стивен Хилл и Брайан Тернер. 2006. Социологический словарь Penguin . 5-е изд. Лондон: Пингвин.

Брюс, Стив и Стивен Йирли. 2006. Социологический словарь SAGE . Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

Словарь английского языка Коллинза: полный и несокращенный . 6-е изд. 2003. Глазго, Шотландия: Коллинз.

Гриффитс, Хизер, Натан Кейрнс, Эрик Страйер, Сьюзан Коди-Ридзевски, Гейл Скарамуццо, Томми Сэдлер, Салли Вайан, Джефф Брай, Фэй Джонс.2016. Введение в социологию 2e . Хьюстон, Техас: OpenStax.

Хенслин, Джеймс М. 2012. Социология: практический подход . 10-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Хьюз, Майкл и Кэролайн Дж. Крёлер. 2011. Социология: ядро ​​. 10-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Джэри, Дэвид и Джулия Джэри. 2000. Социологический словарь Коллинза . 3-е изд. Глазго, Шотландия: HarperCollins.

Кендалл, Диана. 2011. Социология в наше время .8-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Равелли, Брюс и Мишель Уэббер. 2016. Изучение социологии: канадская перспектива . 3-е изд. Торонто: Пирсон.

Скотт, Джон и Гордон Маршаллы. 2005. Социологический словарь . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Томпсон, Уильям Э. и Джозеф В. Хики. 2012. Общество в фокусе: введение в социологию . 7-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

Тишлер, Генри Л. 2011. Введение в социологию .10-е изд. Бельмонт, Калифорния: Уодсворт.

Тернер, Брайан С., изд. 2006. Кембриджский социологический словарь . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Cite the Definition of Acting Crowd

ASA — Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Актерская толпа». В Социологический словарь открытого образования . Проверено 21 сентября 2021 г. (https://sociologydictionary.org/acting-crowd/).

APA — Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

действующих лиц.(2013). В К. Белл (ред.), Социологический словарь открытого образования . Получено с https://sociologydictionary.org/acting-crowd/

Chicago / Turabian: Author-Date — Chicago Manual of Style (16-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2013. «Актерская толпа». В Социологический словарь открытого образования . По состоянию на 21 сентября 2021 г. https://sociologydictionary.org/acting-crowd/.

MLA — Ассоциация современного языка (7-е издание)

«Актерская толпа». Социологический словарь открытого образования .Эд. Кентон Белл. 2013. Интернет. 21 сентября 2021 г. .

Какие пять типов толпы? — Mvorganizing.org

Какие пять типов толпы?

Толпы можно разделить на пять категорий: случайные, условные, выразительные, действующие и протестующие. Каждый тип толпы вырабатывает шаблоны и нормы коллективного поведения по-своему.

Что такое коллективное поведение в психологии?

Коллективное поведение.Коллективное поведение, виды деятельности, которыми занимаются большие, но слабо организованные группы людей. Эпизоды коллективного поведения, как правило, носят спонтанный характер и являются результатом опыта, которым поделились члены группы, который порождает чувство общего интереса и идентичности.

Какие пять типов массового поведения?

Общие формы коллективного поведения, обсуждаемые в этом разделе, включают толпы, толпы, панику, беспорядки, поведение при бедствиях, слухи, массовую истерию, моральную панику, а также причуды и увлечения.

Сколько существует типов коллективного поведения?

три разных формы

Что такое коллективное поведение и какие факторы ему способствуют?

По мере того, как они обсуждают свое потенциальное поведение, возникают нормы, регулирующие их поведение, а социальный порядок и рациональность затем направляют их поведение. Коллективное поведение возникает при наличии нескольких условий, включая структурное напряжение, общие убеждения, провоцирующие факторы и отсутствие социального контроля.

Что такое коллективные действия толпы?

толпа коллективных действий.тип коллективных действий. происходит, когда члены группы встречаются лицом к лицу. массовые коллективные действия. тип коллективного действия, при котором физическая близость не обязательна.

Что такое коллективная деятельность?

Коллективная деятельность — это совокупность атомарных действий (индивидуальной активности человека), и ее трудно отличить от изолированной атомарной активности. Взаимодействие между людьми является важным сигналом для распознавания коллективной деятельности.

Что такое закон о коллективных действиях?

Коллективное действие позволяет вам и другим сотрудникам совместно подавать в суд на вашего работодателя, что имеет свои преимущества и недостатки.Если это так, или если вам было отказано в каких-либо других правах в соответствии с Федеральным законом о справедливых трудовых стандартах (FLSA), у вас могут быть основания для подачи судебного иска против вашего работодателя.

Что такое закон о коллективных действиях?

Подобно групповому иску, коллективный иск начинается с представителя истца (или истцов), который добивается предъявления требований от имени себя и других сотрудников, находящихся в аналогичном положении. Групповые и коллективные иски имеют очень разные проблемы с соблюдением процессуальных норм и, следовательно, имеют разный уровень судебного надзора.

Что такое предполагаемый?

1: общепринятый или предполагаемый. 2: предполагается, что существует или существовало.

Сколько денег вы получаете от коллективного иска?

Если вы получили уведомление о коллективном иске, вы могли задать себе вопрос: «Сколько денег вы получите от коллективного иска?» Согласно статистике, полученной NERA Economic Consulting, средние поселения за последние несколько лет составили около 56,5 миллионов долларов.

Сколько человек может участвовать в коллективном иске?

Несмотря на то, что точного числа, необходимого для коллективного иска, нет, сложно сформировать группу для получения сертификата, состоящую из менее чем 20 участников.Предпочтительно класс, состоящий как минимум из нескольких десятков человек, который, вероятно, будет сертифицирован и продвинется вперед.

Каковы основания для подачи коллективного иска?

Любые травмы являются основанием для подачи коллективного иска. Часто они связаны с дефектными продуктами, такими как автомобили, фармацевтические препараты или медицинские устройства. Мошенничество в отношении потребителей и безопасности, а также неправомерное поведение корпораций также являются основанием для коллективных исков.

Кто получает больше всего денег в коллективном иске?

потерпевших истца

Кто оплачивает коллективный иск?

Групповые иски обычно являются случаями выплаты гонорара за непредвиденные обстоятельства. Другими словами, они оплачиваются на основе взыскания или отсутствия такового.При подаче иска о выплате непредвиденных расходов адвокат по коллективному иску получит заранее установленный процент от общей суммы возмещения.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *