Я идеальное это в психологии: Я-идеальное (идеальное-Я) . Что такое «Я-идеальное (идеальное-Я) «? Понятие и определение термина «Я-идеальное (идеальное-Я) » – Глоссарий

Содержание

«Я» — идеальное «Я» — реальное: как найти гармонию / Блог / Армине Воронова

                                                                                               «Вам не нужно (да фактически вы и не можете) учить желудь, как ему вырасти в дуб» Карен Хорни

Как часто мы слышим, что надо быть собой, опираться на себя, любить себя, реализовать себя и т.д. и т.п. В своей практике я убеждаюсь, что самое сложное для многих — как раз разобраться в себе, в том,  как найти свое подлинное «Я», где и как мы его потеряли, если нужно его найти?

В психологии этот процесс — процесс обретения себя, стремления человека к наиболее полному выявлению, развитию своих способностей и возможностей  — называется самоактуализацией.  А. Маслоу считал, что именно стремление к самоактуализации является основной движущей силой развития личности. Актуальное собственное «Я» — это тот человек, которым мы являемся, это стремление максимальное раскрыть свой потенциал, проявить свои способности. В каждом из нас есть сила и слабость, уверенность и неуверенность, зависимость и независимость. Самоактуализация основывается на понимании себя, на чувстве

самоидентичности.

Карен Хорни — психолог, представитель неофрейдизма, основоположник социокультурной теории личности, — выделяет 4 уровня существования личности:

  • Реальное (возможное) «Я» — это набор биологических предпосылок, задатков, особенностей характера, которые могут быть актуализированы только во взаимодействии с окружением
  • Идеальное (невозможное) «Я» — при неблагоприятных условиях, когда в процессе развития ребенка отвергается его подлинная природа, темперамент, характер, особенности, разрастается идеальный образ, нереально грандиозный, не соответствующий, но привлекательный. По мнению Карен Хорни, этот образ «Я» порождает не только погоню за славой, признанием, но и гордыню. Гордыня заставляет нас предъявлять невротические требования миру и окружающим. Карен Хорни это называет «тиранией «Надо», эти «надо» — продукт идеального образа и потребности в совершенстве. Идеальное «Я» — это желание оправдать ожидания других
  • Презренное «Я» — это та часть нашей личности, которую мы сами начинаем отвергать, не принимаем, поскольку окружение не поддерживает в нас Реальное и Актуальное «Я»
  • Актуальное «Я» — это то, кем мы являемся на данный момент

Пытаясь справиться с чувством «меня никто не любит», с ощущениями своей незащищенности, ненужности, порождающими базальную тревогу, человек может принять решение о смирении или соглашательстве (стремление оправдывать чужие ожидания, быть хорошим). Такую стратегию Карен Хорни называет движение к людям. Другая стратегия — против людей, которая проявляется в агрессивности и экспансивности. И, наконец, есть еще вариант — это уход от людей, т.е. стратегия отчуждения. При всех этих стратегиях человек, как ни странно, основывается на своем Презренном «Я». И опираясь на эти негативные представления о себе, формирует ложный образ Идеального «Я». Хотя, казалось бы, было бы проще опираться на Реальное «Я», на те качества, которыми мы обладаем, кем мы можем быть, и раскрыть свой потенциал.

Что мешает гармоничному развитию личности? 

  • отвержение — когда невроз родителей мешает им любить и принимать своего ребенка таким, какой он есть. При этом родители по-своему заботятся о ребенку, стараются «причинить ему добро»
  • отсутствие условий для оптимального развития наших способностей — взрослые не учитывают природные задатки ребенка, и, к сожалению, навязывают свои предпочтения, например, в выборе спортивной секции, школы, увлечений и т.д.
  • страх одиночества, чувство незащищенности — взрослые не дают достаточной поддержки и внимания, обесценивают проблемы ребенка

Иными словами, во взрослой жизни многим проще опираться на свое Презренное или Идеальное «Я», если в детстве они чувствовали себя незащищенными, ненужными, нелюбимыми, что породило базальную тревогу.

Что может изменить взрослый человек, чтобы преодолеть базальную тревогу?

  • Определить свои характерологические и личностные особенности. Можно использовать прием, который я в таких случаях предлагаю своим клиентам — сочините историю о себе, можно в жанре сказки. Начинаться она может со слов: «Жила-была девочка…» «Жил-был мальчик…» А дальше опишите, каким он был в детстве, что любил, что ему нравилось делать, что у него получалось лучше всего и т.д.
  • Что вы можете сделать сейчас, чтобы развить эти качества
  • Какие слова одобрения и принятия вы можете сказать в свой адрес
  • Сформулируйте свои преимущества и актуализируйте те качества, которые вы можете включить в список Реального «Я»
  • Сила личности — это его Реальное «Я», которое стремится к развитию

Карен Хорни пишет: «… Всё это в свое время поможет человеку обрести свою систему ценностей и жизненных целей…он будет расти по направлению к самореализации, то есть к реализации самого себя, не отклоняясь существенно от этого направления. И поэтому я говорю о реальной самости, о Реальном Собственном «Я» как о центральной внутренней силе, общей всем людям и всё же неповторимой и уникальной. Сила Реального Собственного «Я» и есть глубинный источник роста» — К.Хорни «Невроз и личностный рост»

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj /ModDate (D:20160614153043+03’00’) /Subject >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Вестник фармации. — 2008. — № 1 (39)
  • Библиотека УО «ВГМУ»
  • Библиотека УО «ВГМУ»2016-06-14T15:30:43+03:002016-06-14T15:30:43+03:002016-06-14T15:30:43+03:00uuid:e159c2e4-01d3-4131-8fe0-d3f24a7fed5auuid:f8c00f1d-d40b-40f5-b7e8-e3d64a928fc1 endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > stream HVn$7+C|

    «Я реальное» и «Я идеальное» в «Образе Я» подростков, психологически зависимых от родителей Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

    ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ

    УДК 159.923.2

    «Я РЕАЛЬНОЕ» И «Я ИДЕАЛЬНОЕ» В «ОБРАЗЕ Я» ПОДРОСТКОВ, ПСИХОЛОГИЧЕСКИ ЗАВИСИМЫХ ОТ РОДИТЕЛЕЙ

    © 2010 г. Ж.Г. Махнёва

    Таганрогский технологический институт Южного федерального университета, пер. Некрасовский, 44, г. Таганрог, 34 7922, [email protected] т

    Taganrog Technologic Institute of Federal Southern University, Nekrasovskiy Lane, 44, Taganrog, 347922, [email protected]

    Отражены результаты исследования соотношения реального и идеального планов в оценочном компоненте Образа Я подростков, психологически зависимых от родителей. Автор сопоставляет «Я реальное» и «Я идеальное» в структуре «Образа Я» подростков, психологически зависимых от родителей, а также представления подростков, психологически зависимых от родителей, о своём реальном и идеальном Образе Я глазами родителей.

    Ключевые слова: самосознание, образ Я, самооценка, психологическая зависимость, негативизм, подростковый возраст.

    In article are reflected results of research of real and ideal plans parity in an estimated component of the self-image of the teenagers psychologically dependent on parents. The author compares I-real and I-ideal in a structure of the self-image the teenagers psychologically dependent on parents, and also representations of the teenagers psychologically dependent on parents about the real and ideal self-image by eyes of parents.

    Keywords: self-consciousness, self-image, self-esteem, psychological dependence, negativism, teenage age.

    Изучение психологической зависимости в детско-родительских отношениях на данный момент весьма актуальная тема, в связи с тем, что пришло осознание обществом проблемы зависимости как таковой. Сегодня психологами проводятся исследования различных видов компьютерной, алкогольной, наркотической, игровой зависимости и прочих, связанных с аддик-тивным поведением явлений. В практической психиатрии и психологии выделяются такие поведенческие зависимости, в том числе патологического характера, как фанатизм (религиозный, спортивный, музыкальный), «паранойя здоровья» (спортивная аддикция), зависимое воровство, зависимость от обладания вещами, зависимость от магазинов и др., которые приводят к личным катастрофам, всевозможным соматическим и психическим заболеваниям.

    В онтогенетическом аспекте наиболее сенситивным к формированию независимых либо зависимых тенденций развития личности является подростковый возраст. Избавление от родительской опеки — первый шаг на пути к индивидуализации личности. В подростковом возрасте у ребёнка происходит сдвиг приоритетов в области значимых лиц от семьи к сверстникам, и он уже в достаточной степени адаптирован к жизни в социуме [1-3]. Поскольку подросток зачастую продолжает жить с родителями и зависит от них экономически, умеренное проявление зависимости от родителей у него естественно и нормативно, однако доминирование зависимых тенденций становится устойчивым личностным образованием и отрицательно влияет на развитие личности [4]. Особое значение,

    подчеркивающее важность исследований, имеет тот факт, что закрепившаяся с детства психологическая зависимость служит одной из основных предпосылок формирования у взрослого человека какой-либо формы патологической зависимости.

    Психологическая зависимость в детско-родительских отношениях — особая форма межличностных отношений, в основе которой лежит сильное стремление к эмоциональной близости, поддержке и защите со стороны значимого лица и сниженная способность к самостоятельному поведению. Это характеризуют неуверенность в себе, чувство беспомощности и потребность в опеке, защите, опоре, несамодостаточность и потребность в эмоциональной близости, любви и принятии, тревога по поводу возможного отвержения и одиночества, и др. [4].

    Таким образом, психологическая зависимость подростков от родителей — отдельный предмет для изучения и исследования, он имеет черты социально-психологической зависимости и проявляется в основных формах — собственно зависимости и негативизма. Первая заключается в несамостоятельности, выраженной потребности в поддержке, опоре, возможно, руководстве, в принятии, вследствие чего возникает страх разочаровать, оттолкнуть от себя значимое лицо. Подростки, собственно зависимые от родителей, в своём поведении стремятся избегать конфликтов, стараются не принимать самостоятельных решений и в ситуациях жизненного выбора занимают пассивную позицию, руководствуясь мнениями, указаниями со стороны родителей. К негативистскому проявлению

    зависимости относится поиск негативного внимания, бунтарство, когда все поступки индивида диктуются стремлением действовать в противоположность тому, что от него ожидают. Такое поведение как бы удовлетворяет внутреннюю потребность в независимости, однако, оно же служит доказательством эмоциональной связи, болезненности её переживания, что влечёт за собой конфликтные действия. Выбор субъекта в этом случае так же обусловлен мнениями, требованиями окружающих, как и в ситуации проявлений собственно зависимости.

    Рассмотрим, как отражается психологическая зависимость от родителей в самосознании подростка, в оценочном его компоненте — совокупности оценок индивидом самого себя, и в отношении к себе в результате этого.

    Исследованию самосознания посвящено немало работ, как в зарубежной, так и в отечественной психологии. Сегодня под самосознанием понимают процесс, но оно характеризуется и своим продуктом — представлением о себе, «Я-образом» или «Я-концепцией» [5]. Следует пояснить, что указанные термины, хотя и не полностью синонимичны, тем не менее они не имеют фиксированных терминологических различий и зачастую используются как синонимы.

    Анализ «Я-образа» выделяет в нем два аспекта: знания о себе (когнитивный компонент) и самоотношение (оценочный и аффективный компоненты). В ходе жизни человек познает себя и накапливает о себе различные знания, они составляют содержательную часть его представлений о себе. Однако эти знания ему не безразличны: то, что в них раскрывается, оказывается объектом его эмоций, оценок, это составляет аффективно-оценочный компонент «Образа Я», который во многом впоследствии определяет отношение человека к себе, составляет в какой-то мере стержень личности, формирует жизненные цели и пути.

    В структуре «Образа Я» выделяют шесть различных Я: реальное Я личности; собственное Я в представлении самого субъекта; его Я в представлении других людей; его представления о том, что о нем думают другие; собственные представления о том, каким ему хотелось бы стать, и о том, каким его хотели бы видеть другие.

    Можно отметить, что «Образ Я» в середине подросткового возраста еще не полностью устоялся, хотя уже прослеживаются определенные направления его развития в сторону разотождествления с мнением взрослых, что достигается за счёт углубления процессов самопознания, рефлексии, а также временного сдвига в ориентациях на оценку сверстников [3]. Однако под воздействием чрезмерной зависимости от родителей, направления процесса развития «Я-концепции» он может изменяться в позитивную и в негативную сторону. Этот момент становления «Образа Я», его гибкости в этот период даёт возможности для коррекции в том случае, если личность развивается дисгармонично. Экспериментальное исследование оценочного компонента «Образа Я» подростков, психологически зависимых от родителей, помогает установить, какие

    нарушения в процессе оценивания себя, создания собственной картины себя с соответствующей эмоциональной окраской можно обнаружить у них с целью выработки последующих рекомендаций для самосовершенствования, саморазвития подростков либо работы практического возрастного психолога.

    В нашем эмпирическом исследовании оценочного компонента «Образа Я» приняли участие учащиеся 14 — 15 лет 9 — 10-х классов МОУ СОШ № 36, 9, 33, а также ГОУ СПО «ТКМП» г. Таганрога, количество испытуемых составило 160 чел.

    Нами изучались самооценки подростка по ряду качеств и в реальном, и в идеальном состоянии, а также его представления о том, как его оценивают родители, и каким, по его мнению, родители хотят его видеть.

    Для выделения подгрупп собственно зависимых, негативистически зависимых и независимых подростков применялась разработанная нами методика диагностики психологической зависимости от родителей «ДПЗ», которая относится к проективным процедурам рисуночного типа. Обработка результатов имеет благодаря свободной форме ответов и разработанной шкале оценок качественный и количественный характер и показывает, что методика удовлетворяет требованиям валидности диагностического инструментария [6].

    Для получения количественных данных, а также сведений по отдельным характеристикам «Образа Я» использовалась методика исследования самооценки Т. Дембо — С.Я. Рубинштейн [7 — 9], позволяющая измерить уровень общей и парциальной самооценки испытуемых. Кроме того, использовались шкалы самооценки для:

    1) сопоставления реального и идеального Я подростка. Это отношение — показатель того, насколько желаемый образ Я соответствует тому, каким испытуемый видит себя в реальности. Интерпретируя данное отношение далее, можно рассматривать его как выражение уровня притязаний личности. В частности, А.В. Петровский подчёркивает взаимосвязь уровня притязаний и Я-идеального личности [10]. В теоретическом анализе проблемы исходим из того, что структура самооценки личности является составляющей аффективно-оценочного компонента «Образа Я», т. е. что любая оценка сопровождается соответствующей эмоциональной окраской. Приближение реального Я к идеальному вызывает помимо других чувство удовлетворённости собой. Обратная ситуация провоцирует в какой-то мере обратные по модальности эмоциональные переживания — неудовлетворённости своими качествами личности, и уже, как следствие, может служить источником повышения уровня мотивации к достижению идеала, повышению уровня притязаний на успех, либо наоборот — становится источником депрессии, низкой степени самоуважения. Таким образом, мы рассматриваем данное отношение как проявление личностью определенной степени чувства удовлетворённости в отношении себя на данный момент времени;

    2) исследования представлений подростка о его реальном и идеальном Я глазами родителей;

    3) сопоставления таких компонентов «Образа Я», как:

    — отношение «Я реальное» — «Я родительское реальное». При их сопоставлении под «Я родительским реальным» подразумевается оценка подростком себя с позиции родителя. На основании того, что в более раннем возрасте самооценка в основном — проявление родительской оценки, можно узнать, имеет ли уже испытуемый собственное представление о себе в чём-то отличное от родительского либо продолжает оценивать себя в зависимости от оценки, полученной им от родителя;

    — отношение «Я идеальное» — «Я родительское идеальное» позволяет сделать вывод о том, насколько подросток дифференцирует свой идеальный «Образ Я» от того, каким бы его хотели видеть родители. При их совпадении можно предположить, что подросток не имеет собственных желаний в отношении себя и стремится стать таким, каким его хотят видеть родители;

    — отношение «Я реальное» — «Я родительское идеальное» выражает то, насколько подросток дифференцирует свой реальный «Образ Я» и родительский идеальный образ сына или дочери.

    Методика представлена семью шкалами, на которых расположены следующие семь пар качеств (каж-

    дое из них представлено в своей положительной и отрицательной проявленности): рост (эта шкала использовалась для оценки степени принятия и понимания испытуемым задания, результаты по этой шкале не входили в подсчёт общего числа баллов), ум, внешняя привлекательность, общительность, популярность, самостоятельность, независимость. Оцениваемые параметры были нами выбраны в силу их наибольшей актуальности в возрасте испытуемых на основании обзора общей характеристики подросткового возраста.

    Обследование проводилось в групповой форме, испытуемым предъявлялись бланки, где нужно было отметить своё положение на шкалах с точки зрения «Я реального» и «Я идеального» испытуемого, «Я реального и идеального» глазами его родителей.

    Показатель дифференцированности самооценки получен путём расчёта показателя стандартного отклонения по всем шкалам для каждого испытуемого.

    В таблице представлены результаты сопоставления дифференцированных самооценок подростков по различным «Я», по подвыборкам зависимых и независимых подростков. Результаты представлены процентным соотношением испытуемых, дифференцирующих исследуемые аспекты «Образа Я».

    Анализ результатов сопоставления оценок себя подростками и представлений

    о родительских оценках, %

    Сравниваемые аспекты «Образа Я» Зависимые Независимые

    Собственно зависимые Негативисты

    Я реальное — Я идеальное 50 72 56

    Я реальное — Я родительское реальное 18 22 31

    Я реальное — Я родительское идеальное 42 72 63

    Я идеальное — Я родительское идеальное 10 22 19

    Наибольшая разница при сопоставлении компонентов «Я реальное» — «Я идеальное» обнаруживается у негативистски зависимых подростков, 72 % из них были неудовлетворены собой на момент исследования, следовательно, имеют наибольший уровень притязаний в отношении себя.

    Также было выявлено, что соотношение собственно зависимых подростков (50 %), удовлетворённых собой на момент исследования и имеющих минимальный уровень притязаний в отношении себя, примерно равно этому соотношению в подгруппе независимых (56 %). Так как психологически зависимые подростки присваивают родительские оценки, можем предположить, что, как и в случае с самооценкой, имеем дело не с собственно самооценкой подростка, а с его представлениями о том, как его оценивают родители. Для достоверности проанализируем, насколько оценка подростком себя коррелирует с его представлениями о том, как его оценивают родители («Я реальное» — «Я родительское реальное»). При сопоставлении последних обнаруживается, что всего лишь 18 % подростков из подгруппы собственно зависимых

    и 22 % негативистов дифференцируют собственную оценку себя и оценку своих качеств, объективно или субъективно полученную от родителя. Эти данные подтверждают предположение о том, что психологически зависимые от родителей подростки не оценивают себя самостоятельно, а лишь интроецируют родительские оценки в отношении себя, следовательно, такие подростки не воспринимают себя адекватно в окружающем мире, свои достижения и промахи, возможности и ограничения в отношении какой-либо поставленной цели.

    Количество независимых от родителей подростков, дифференцирующих свою и родительскую оценки, также относительно невелико (31 %), что указывает на то, что современные подростки дольше остаются в зависимой позиции от родительской оценки, более того, неизвестно, насколько отдельный взрослый человек освобождён от неё.

    Итак, в группе независимых подростков количество дифференцирующих «Я реальное — Я родительское реальное» больше, чем в группах собственно зависимых (р=0,01) и негативистски зависимых (р=0,05).

    Наибольшее количество (72 %) дифференцирующих «Я реальное» — «Я родительское идеальное» подростков обнаружено в подгруппе негативистов. Этот компонент показывает, насколько подросток дифференцирует свой реальный «Образ Я» и родительский идеальный образ сына или дочери. Факт несовпадения представлений подростка о себе в реальности и идеальных представлений родителей подтверждает то, что негативистски зависимые подростки стремятся поступать, выглядеть, вести себя наперекор желаниям родителей. Наименьшее количество (42 %) подростков, дифференцирующих «Я реальное» — «Я родительское идеальное», обнаружено в подгруппе собственно зависимых (р=0,01). Предполагаем, что они, не имея собственного представления о себе, стараются быть такими, какими их хотят видеть родители.

    В подгруппе психологически не зависимых от родителей подростков обнаружено среднее по сравнению с другими двумя подгруппами количество человек, дифференцирующих свою и родительскую оценку (63 %).

    Отношение «Я идеальное» — «Я родительское идеальное» позволяет нам сделать вывод о том, насколько подросток дифференцирует свой идеальный «Образ Я» от того, каким бы его хотели видеть родители. Лишь 19 % независимых подростков имеют различные представления о том, какими они хотели сами быть, и то, что хотелось бы их родителям. К этому же значению приближаются подростки из подгруппы негативистов (22 %).

    Лишь 10 % подростков, психологически зависимых от родителей, представили идеальный «Образ Я», отличный от родительского. Можно лишь предполагать, насколько осознанно такие дети стремятся к тем же идеалам, что и их родители, удовлетворяют ли они при этом потребность, которая уже является частью их мо-тивационно-потребностной, ценностно-смысловой сферы, или продолжают удовлетворять родительскую потребность в отношении себя, не осознавая и тем самым ставя в ущерб собственные желания и стремления.

    Статистический анализ данных показал, что в группе собственно зависимых дифференцированность «Я идеальное» — «Я родительское идеальное» встречается несколько чаще, чем в группе негативистиче-ски зависимых (р=0,01), однако значимых различий между выборкой зависимых (включая собственно зависимых и негативистов) и выборкой независимых обнаружено не было (фэмп=1,5; фэмп = 0,6).

    Таким образом, на сегодня количество подростков, удовлетворённых собой, примерно равно числу испытывающих чувство неудовлетворенности в отношении себя, а большая часть испытуемых не различает собственную оценку себя и оценку, объективно или субъективно полученную от родителя. Примерно половина воспринимает свой реальный «Образ Я» как соответствующий желаемым представлениям родителей о них, но большинство подростков не различают

    Поступила в редакцию

    собственный идеальный образ и родительский идеальный образ себя.

    Для психологически зависимых от родителей подростков характерно неразличение своей и родительской оценки себя. Для негативистски зависимых подростков характерен факт несовпадения представлений подростка о себе в реальности и идеальных представлений родителей о ребёнке, что подтверждает то, что негативистски зависимые подростки стремятся поступать, выглядеть, вести себя наперекор желаниям родителей.

    Переход от состояния детской зависимости к взрослому социально независимому состоянию детерминируется одновременно обычаями семейной жизни и социальными факторами и регулирует достижение взрослого статуса. Однако оба эти фактора взаимосвязаны, ибо если, с одной стороны, общество как бы навязывает человеку неизбежные задержки процесса эмансипации от родителей, то, с другой -человек, который не смог преодолеть свою детскую зависимость, будет неизбежно ограничен в поисках социального признания. Разотождествление собственной оценки себя, своих качеств и возможностей с интроецированной на более ранних возрастных этапах родительской оценкой является лишь шагом на пути эмансипации подростка, юноши от родительской семьи, но именно через них лежит путь к обретению истинной независимости взрослого человека и зрелой личности.

    Литература

    1. Божович Л.И. Личность и её формирование в детском возрасте. М., 1968.

    2. Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности при нарушениях социальной регуляции поведения // Психол. журн. 1997. Т. 18, № 2.

    3. Кон И.С. Психология юношеского возраста (Проблемы формирования личности): учеб. пособие. М., 1979. 175 с.

    4. Макушина О.П. Психологическая зависимость подростков от родителей: дис. … канд. психолог. наук. М., 2001.

    5. Бодалёв А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. 2002. 440 с.

    6. Махнёва Ж.Г. Проблемы диагностики психологической зависимости от родителей // Изв. ТТИ ЮФУ. Тематический выпуск «Психология и педагогика». 2008. № 1. 176 с.

    7. Ратанова Т.А., Шляхта Н.Ф. Психодиагностические методы изучения личности : учеб. пособие. М., 1998. 254 с.

    8. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии. М., 1999. 448 с.

    9. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб., 2000. 350 с.

    10. Петровский А.В. Введение в психологию. М., 1995. 496 с.

    _11 декабря 2009 г.

    Я реальный и Я идеальный: взаимодействие и противостояние (часть1)

    Живя в реальности, каждый человек вольно или невольно имеет свой идеал. Но не тот, который вычитал из глянцевых журналов или увидел в кино. А несколько иной — неосознаваемый.
    Назовем этот образ просто Я-идеальное.
    В тоже время, есть человек реальный, с достоинствами и недостатками, т.е. настоящий. Его представление о себе назовем Я-реальное.
    А теперь посмотрим, откуда «растут ноги» у внутренних конфликтов.

    Я-идеальное.
    Это виртуальный образ, для каждого он свой. И формируется он с раннего детства. Изначально, фундамент этого идеального Я закладывают мать с отцом или люди их замещающие:поведение родителей, скопированное ребенком, навязанные ему ценности и идеалы и т.д.
    Затем подключается социум и вешает человеку свои запреты и правила. Плюс кино-мультики-сказки-ТВ-книги-учителя. В итоге, в голове человека появляется своеобразный чудо-герой. И человек стремится этому образу соответствовать.
    Этот образ собирательный, в нем присутствуют элементы поведения, внешность, взаимоотношения с людьми и т.д. Т.е. практически человек, но живущей в голове живого человека:-))
    Я-идеальное со временем меняется, степень изменения и скорость у каждого разная. Это обусловлено изменением жизненных условий, опыта человека, гибкостью характера, логическим мышлением и т.д.
    Чем он(идеальный образ) хорош?
    Тем, что человек стремится к своему идеалу. Благодаря этому образу он имеет цели в жизни, поднимает утром попу с дивана и что-то делает. Развивает себя, движется вперед (хотя и не всегда рационально).
    Чем он плох?
    Скорее он не плох, а иррационален. Тем, что вложив в этот образ иррациональные (бесполезные установки), человек, не осознавая того, стремится «в никуда», дальше я поясню эту проблему.
    Рациональное Я-идеальное: идеал реально достижимый, легко меняется (гибкость!), социально адаптированный, цель — удовольствие и наслаждение жизнью.
    Иррациональное Я-идеальное: негибкий идеал, труднодостижимый (недостижимый или нелогичный по своей сути), асоциален — направлен на отрыв от социума (отделиться, быть высоко вверху), холодный(безымоциональный) по сути своей. Чаще всего недостижим, основан на ложный представлениях, что в действительности человеку нужно.

    Я-реальное.
    Это то представление о самом себе, которое человек имеет фактически. Формируется оно, опять же, родителями (высказываниями о ребенке), далее социумом и его мнением о человеке.
    Наверно, каждый видел «гадкого утенка». Почему он такой? Да это его реальное представление о самом себе…. И рядом с ним лидер. Это тоже представление о самом себе…. Местный дурачок, отличник, маменькин сынок, хулиган — тоже представления о самом себе… Вот таким разным оно бывает. А представление формирует поведение человека. Поэтому мир такой разный и интересный.
    Рациональное Я-реальное: человек ощущает самого себя, признает со всеми достоинствами и недостатками. Относится к себе с любовью. А себе-любимому плохо делать не станешь, а вот хорошее всегда и запросто. Такой человек движется быстрыми темпами вперед и вверх, совершенствуется и развивается.
    Иррациональное Я-реальное: человек склонен к фантазированию «вот стану …., посмОтрите у меня! Я вам, сукам, покажу!». При этом самого себя реального полностью или частично он отрицает. Оскорбляющего окружающих по поводу и без повода человека видели все — вот это как раз и есть человек, отрицающий, ненавидящий сам себя реального и НИЧЕГО не делающий для самого себя, чтобы стать лучше. Как правило, вся ругань такого человека — это те качества, в которых он боится признаться сам в себе (в психоанализе называется «проекция»). Это очень яркий пример. Такие люди, как правило, ничего в жизни не достигают, заканчивая брюзжащими стариками, работающими на аптеку. Другой яркий пример — алкоголик. Человек настолько ненавидящий себя, что даже находиться в реальности ему невыносимо неприятно. Он просто заливает глаза, отключается.

    Человек счастлив
    Это осознавание движения и приближения к своему Я-идеальному. предвкушение того, что 2 Я сольются в единое целое. И умение радоваться достижениям.

    Кризис
    Состояние, когда идеал в чем-либо или полностью достигнут и стоит вопрос: «А что же дальше???» Кризис среднего возраста всем нам известен — как пример такого состояния… Гибкий человек поставит себе цели и начнет двигаться к ним. Еще вадный момент — умение чувствовать и наслаждаться жизнью. Оказывается, дано это не всем и приходится учить этому отдельно.

    Беспокойство
    Это страх несоответствия в какой-то момент своему Я-идеальному.
    Например, я волнуюсь, что недостаточно подготовлен к этой работе. Фактически звучит так: я боюсь, что не соответсвую своему идеальному представлению о том, какие знания/навыки должен иметь касательно этой работы. Перевод понятен? А у соблазнителей причина страха подхода тоже понятна?

    Взаимодействие между двумя Я.
    Любое взаимодействие(коммуникация) возможно в нескольких видах: 1) противостояние 2)сотрудничество 3)капитуляция.
    Между двумя Я именно так все и происходит.
    Сотрудничество
    Приученный с детства получать награду за успех, человек будет постоянно идти к своему идеалу и если он реален, то достигнет его. Оценивая реально свои силы и возможности и желая идти вперед, человек будет соотносить запросы со своими возможностями. Отказ от чего-либо воспримет, как данность, сосредоточившись на получении реально достижимого. И здесь вопрос лишь в том, чтобы Я-реальное (представлени о самом себе) было адекватным действительности: не завышено и не занижено. Имея согласие между 2-мя Я, человек мотивирован двигаться к идеальному состоянию, активен и достигает желаемого.
    Противостояние
    Человек вечно недоволен собой: часто отрицает себя реального: «не хочу об этом даже думать» Но парадокс в том, что не давая самому себе признать свою ошибку, невозможно ее и исправить. В итоге толчется на одном месте, ничего не достигая в жизни. Возможно, в какой-то момент осознает и увидит свое реальное состояние. Для этого нужно обладать определенным мужеством, чтобы признаться саому себе в своих недостатках… Если удалось признать ошибки — это уже победа, далее пойдет рост. Попросту, признавая реальность, человек получает ступеньку, от которой может оттолкнуться и двигаться вперед к своему идеальному состоянию.
    Еще, как вариант, обращение к НЛП, всяким оккультным учениям/знаниям и книжкам типа «Как разбогатеть за N-дней с помощью практики тантра-мантра-колдовства» или «Как соблазнить всех девушкек своей мечты сразу и на расстоянии, надувшись магической энергией и не пукнуть при этом от перенапряжения»
    О признании себя реального я писал раньше(то, что касается «тени»).
    Капитуляция. Отчаяние
    Каждый слышал и знает о таком состоянии не понаслышке: «У меня опустились руки». По сути — это отказ от движения к идеалу, представление о недостижимости идеала. Отчаяние — результат большого разрыва между реальным и идеальными Я, либо недостижимости идеального Я. С одной стороны, штука плохая — некуда идти, жизнь теряет смысл. С другой стороны, для человека думающего это точка отсчета — повод переосмысления своих идеалов, представления о себе реальном (и принятие себя тоже). Кто-то в состоянии сделать это сам, другому нужна помощь. Здесь часто на горизонте появляется религия, как источник хоть какого удовольствия и цели в жизни (служение богам чем не цель, если свои недостижимсы?) Но выход есть всегда и не один, а много и разных.
    —————————————-—————————————-————
    И реальное и идеальное Я многогранны, включают много аспектов и сторон жизни. Хочу, чтобы читающие этот пост, задумались о себе и своей жизни.
    Описал, опустив много подробностей. Сейчас они не нужны — важно представлять просто взаимодействие в целом, глобально. Детали можно описать дальше.

    Продолжение теории и практические методики будут завтра….

    Я – КОНЦЕПЦИЯ — ПСИХОЛОГИЯ.  КУРС ЛЕКЦИЙ

    «Я — концепция» — это обобщенное представление о самом себе, система установок относительно собственной личности. Или, как еще говорят психологи «Я — концепция» — это «теория самого себя».

    Важно заметить, что« Я — концепция« является не статичным, а динамичным психологическим образованием представлений человека о самом себе, включающая:

    а) осознание своих физических, социальных и прочих свойств;

    б) самооценку;

    в) субъективное восприятие влияющих на собственную личность внешних факторов.

    Динамический характер «Я- концепция» определяется тем, что ее формирование, развитие и изменение обусловлены факторами внутреннею и внешнего порядка. «Я-концепция» формируется, развивается, изменяется в процессе социализации личности, в процессе самопознания. Социальная среда (семья, школа, многочисленные формальные н неформальные группы, в которые включена личность) оказывают сильнейшее влияние на формирование «Я- концепция».

    Фундаментальное влияние на формирование «Я- концепция» в процессе социализации оказывает семья. Причем это влияние оказывает сильное воздействие не только в период самой равней социализации, когда семья является единственной (или абсолютно доминирующей) социальной средой ребенка, но и в дальнейшем. С возрастом все более весомым в развитии «Я- концепции« становится значение опыта социального взаимодействия в школе и в неформальных группах. Однако вместе с тем семья как институт социализации личности продолжает играть важнейшую роль также в подростковом и затем в юношеском возрасте.

    В самом общем виде в психологии принято выделять две основные модальности (формы)  «Я — концепции»:

    Внимание!

    Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

    • Я-реальную,
    • Я-идеальную,
    • Я-зеркальную.

    При этом  возможны и более частные виды «Я — концепции».  Такой, например, является профессиональная «Я-концепция» личности, которая называется «Я-профессиональное». В свою очередь, профессиональная «Я-концепция», являясь частной  формой «Я — концепция» личности, также может быть реальной и идеальной.

    «Я-реальное» – система представлений о самом себе, которая формируется на основе опыта общения человека с другими людьми и  их поведения по отношению к нему. Понятие «реальная» отнюдь не предполагает, что эта концепция реалистична. Главное здесь — представление личности о себе, о том, «какой я есть».  Это установки (представления), связанные с тем, как индивид воспринимает себя: внешность, конституцию, возможности, способности, социальные роли, представления о том, каков он есть на самом деле.

     «Я-идеальное» – совокупность представлений о том, каким человеку хочется быть или кем, по его мнению, он может быть в силу присущих ему качеств. Фактически идеальная «Я — концепция» (как идеальное «Я»). Это представление личности о себе в соответствии со своими  желаниями («каким бы я хотел быть»).  

    «Я-зеркальное» – установки, связанные с представлениями индивида о том, каким его видят и что о нем думают другие.

    Конечно, реальная и идеальная «Я-концепция» не только могут не совпадать, но и в большинстве случаев обязательно различаются. Расхождение между реальной и идеальной «Я-концепция» может приводить к различным негативным, так и к позитивным следствиям.

    Например, с одной стороны, рассогласование между реальным и идеальным «Я» может стать источником серьезных  внутриличностных  конфликтов.

    С другой стороны, несовпадение реальной и идеальной «Я-концепция» является источником самосовершенствования личности и стремления к развитию.

    Можно сказать, что многое определяется мерой этого рассогласования, а также интерпретацией его самой личностью. В любом случае, ожидание полного совпадения «Я — реального» и «Я- идеального», особенно в подростковом и юношеской возрасте, является мало на чем основанной иллюзией. По существу, на представлении о том, что реальная и идеальная «Я-концепция» в большинстве случаев (как статистическая норма) в той или иной мере закономерно не совпадают, построены и некоторые методики измерения адекватности самооценки.

    Выделяют три компонента Я-концепции: когнитивный, эмоционально-оценочный,  поведенческий.

    Когнитивный компонент – это основные характеристики самовосприятия и самоописания личности, составляющие представления человека о себе. Этот компонент часто называют «Образом Я». Составляющими «Образа Я» являются : Я-физическое, Я-психическое, Я-социальное.

    Я-физическое включает представления о своем поле, росте, строении организма, о своей внешности в целом. Я-психическое – это представление человека о своих особенностях познавательной деятельности, о своих психических свойствах (темпераменте, характере, способностях). Я-социальное – представление о своих социальных ролях (дочь, сестра, подруга, ученица, спортсменка и т. д.), социальном статусе (лидер, исполнитель, отверженная и т. д.), социальных ожиданиях и т.д.

    Эмоционально-оценочный компонент – это самооценка образа Я, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку отдельные черты, особенности, свойства личности могут вызывать различные эмоции, связанные с удовлетворенностью или неудовлетворенностью ими.

    Поведенческий компонент Я-концепции – это поведение человека (или потенциальное поведение), которое может быть вызвано образом Я и самооценкой личности.

    Поможем написать любую работу на аналогичную тему

    Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

    Узнать стоимость

    Мишель Фуко о том, что такое психология — T&P

    Мишель Фуко отвечает на вопросы Алена Бадью, самого известного из ныне живущих французских интеллектуалов, которого Славой Жижек назвал «фигурой порядка Платона или Гегеля». Классики французской философии говорят о психологии, бессознательном и кантианском перевороте. Запись интервью была сделана в 1965 году, а недавно появилась версия с английскими субтитрами.

    — Что такое психология?

    — Обычно, когда кто-то задает этот вопрос, особенно, если он адресован психологу, за этим в действительности стоит два совершенно разных вопроса. Первый: что исследует психология? И я не думаю, что это самый важных вопрос, который действительно интересует собеседника. У меня сложилось такое впечатление, что на самом деле за этим стоит проблема куда более серьезная и фундаментальная: является ли психология наукой? Я только что сказал банальность, но все же я считаю, что это действительно важно. Ведь тема публично обсуждалась и уже набила оскомину: научный статус психологии не укоренился в общественном сознании, да и вообще толком не установлен.

    Я боюсь, что когда нас спрашивают о том, что такое психология, мы всегда делаем вид, что мы не заметили второго вопроса о научном статусе психологии, а ведь ответ именно на этот вопрос смог бы разрешить многие сомнения, существующие по поводу психологии. Мне кажется, мы должны искать в психологии не только объективность и научную форму, но и относиться к ней как и к любой другой форме культуры.

    — Что вы имеете в виду под «формой культуры»?

    В свои 75 лет Бадью продолжает выпускать несколько книг в год. В конце октября вышла L’aventure de la philosophie française (Приключение французской философии) — пристрастный взгляд автора на интеллектуальную среду, в которой он формировался, и на труды всех тех великих, кого он знал, от Кангилема и Альтюссера до Фуко и Делеза.

    — Под «формой культуры» я понимаю, если хотите, форму знания, которая в рамках данной культуры возникает, развивается, вырабатывает свой собственный язык и в результате достигает уровня науки или паранауки. И мне бы хотелось, чтобы мы относились к психологии именно с этой точки зрения. Психология в западной культуре — это форма знания. То есть вопрос, на самом деле, в том, может ли знание расцениваться как наука или нет.

    — И если рассматривать вопрос с этой точки зрения, то каков будет ваш ответ?

    — Я считаю, что психология — это форма культуры, которая возникла на Западе примерно в XIX веке, но при этом корни ее уходят довольно глубоко в прошлое и тесно связаны с другими формами культуры и даже религии: исповедью, литературой, театром. При помощи них человек задавал и пытался разрешить вопросы о самом себе, вопросы, которые сейчас неотъемлемо связаны с психологией. Я думаю о функционировании этих институтов в XVI веке, о призыве к любви, об общении в кабаке. Все это побуждает человека задавать самому себе вопросы о природе личности человека, вопросы, которые в какой-то момент образовали тот тип знания, который мы сегодня называем психологией.

    — Вы не упомянули философию. Это потому что философия не является формой культуры или же потому, что не существует никакой связи между психологией как формой культуры и философией?

    — На самом деле вы мне только что задали три вопроса. Вы спрашиваете, является ли философия формой культуры. И вы спрашиваете, есть ли связь между философией и психологией, если понимать их как формы культуры. Наконец, вы спрашиваете меня, что это за связь, существующая между двумя данными формами культуры. На первый вопрос, мне кажется, мы могли бы ответить, что философия — это форма культуры, которая наиболее характерна для западной цивилизации. Начиная с философской мысли древних греков и до Хайдеггера и современности, философия оставалась зеркалом, отражающим культурную традицию Запада. С этой точки зрения философия является не просто формой культуры, а самой важной и универсальной формой культуры на Западе.

    Теперь что касается вопроса о том, существует ли связь между двумя формами культуры: философией и психологией. Здесь возможны два варианта ответа. Мы можем сказать, что психология занимается исключительно заимствованием, в позитивном и научном аспекте, серии вопросов, занимавших философов на протяжении прошлых веков. И что она изучает поведение человека и развенчивает мифы о том, что такое, например, душа или мысль. С этой точки зрения психология — это научный подход к тому, что до недавнего времени довольно абстрактно осмысливалось в рамках философии. В таком случае, психология несомненно связана с философией и является формой культуры, в рамках которой человек размышляет над своей собственной природой.

    «Начиная с философской мысли древних греков и до Хайдеггера и современности, философия оставалась зеркалом, отражающим культурную традицию Запада. С этой точки зрения философия является не просто формой культуры, а самой важной и универсальной формой культуры на Западе».

    Но существует и другой ответ, и должен признаться, мне он нравится больше. И вот в чем он состоит: философия, будучи самой универсальной формой культуры на Западе, породила явление, которое возникло в начале XIX века или даже в конце XVIII века. Я говорю о появлении антропологического стиля мышления. Иными словами, в то время впервые возник вопрос, который Кант сформулировал в своей «Логике»: что есть человек?

    — Но ведь и до Канта существовали труды, которые исследовали природу человека.

    — Да, но я думаю, что в XVII и XVIII веке работы, посвященные природе человека, скорее исследовали вопрос вечности и связи человека с вечностью. То есть философия скорее задавалась вопросом о том, как человек может обладать истинным знанием, то есть знанием и пониманием вечности, но при этом оставаться смертным, конечным во времени — из-за ошибок, мечтаний, воображения и так далее. И с этой точки зрения для меня философия никогда по-настоящему не исследовала вопрос о природе человека.

    — А после Канта происходит пересмотр этой позиции?

    — С Кантом происходит пересмотр этой позиции. Впервые философия адресует себе примитивный вопрос о конечности бытия, именно с появлением взгляда на конечность бытия происходит революция философской мысли. Более того, характерно, что начиная с древних времен, проблема конечности присутствовала в математике.

    — Тем не менее «Критика чистого разума» имеет мало общего с философской антропологией.

    — Да, но на это я бы ответил цитатой из кантовской «Логики». Кант формулирует три вопроса: «Что я могу знать?», «Что я должен делать?» и «Чего мне ожидать?». Они все напрямую связаны с четвертым вопросом — «Was ist der Mensch?», то есть «Что такое человек?» А это вопрос антропологии и в то же время основополагающий вопрос философии. Поэтому я считаю, что Кант если не основал, то уж точно открыл эту область философии, а именно философскую антропологию, которая возникла в XIX веке и через диалектику Гегеля и Маркса заново открыла ту сферу, которая традиционно принадлежала философии.

    — Вы позволите мне вкратце суммировать сказанное вами, что, безусловно, исказит вашу мысль?

    — Конечно, нет.

    — Вы провели различие между двумя противоположными взглядами. В первом случае философия открывает путь к психологии, и общественные науки гарантируют ее эффективное и позитивное понимание. Во втором случае, который, вы сказали, вам нравится больше, антропология становится тем поворотным моментом в философии как форме культуры, который позволяет Западу преуспеть в формулировании мысли о бытии или, по крайней мере, в попытках поставить этот вопрос. Если вы не против, мне хотелось бы задать вам мой тот же самый вопрос в отношении сущности психологии на каждом из этих уровней. Если предположить, что философия безоговорочно управляет общественными науками в целом и что они, в свою очередь, приняли эстафету от позитивистской традиции постановки философских вопросов, в чем будут состоять особенности психологии в контексте дисциплин, которые мы привыкли называть общественными науками?

    — Я думаю, что характерная черта психологии, которая обуславливает ее существование и позволяет ей оставаться самой важной общественной наукой — это то, что открыл Фрейд, — бессознательное. То есть в самой структуре психологии к концу XIX века произошли серьезнейшие изменения, и это, по моему мнению, дало начало самому важному и актуальному ее разделу. Мы можем также сказать, что психология с XVIII и до конца XIX века в основном провозглашала, что занимается анализом человеческого сознания, анализом мыслей, эмоций и так далее. А потом внезапно в конце XIX века, сконцентрировавшись на своем объекте изучения, психология перестала рассматривать себя как дисциплину, которая занимается изучением сознания, она превратилась в науку о том, что только что было открыто, в науку о бессознательном. С того момента, как психология идентифицировала себя как науку о бессознательном, она не просто заняла новую нишу, но полностью переделала и структуру прочих гуманитарных наук.

    Таким образом, открыв существование бессознательного, психология открыла также, что наше тело само по себе, коллектив, окружающий нас, социальная группа, сама культура, в которой мы выросли, — все это формирует элементы нашего бессознательного. Психология открыла, что наши родители, мама и папа, — не больше, чем фигуры внутри нашего бессознательного. И науки, близкие к психологии, такие, как физиология, как социология, были полностью переосмыслены в связи с этим открытием. Так психология, включая ее самые потаенные уголки, стала определять дальнейшую судьбу общественных наук.

    — Теперь давайте посмотрим на все это с другой точки зрения. Какое место мы можем приписать фрейдовскому открытию бессознательного в антропологии, которая в тот момент нарождалась в западной мысли?

    — Здесь произошел целый ряд событий. Однако помните, что я всегда говорю о событиях, оставаясь ярым сторонником фактической истории, во всяком случае, когда дело касается философии, так как, в конце концов, вплоть до сегодняшнего дня никто из нас не рассматривал историю мысли с каких-либо позиций, кроме абстрактных. Так вот, произошел целый ряд событий в общей, идеальной, вневременной структуре. Речь идет о целом ряде фактов и событий, произошедших в самой философии в XIX веке. Это понятие бессознательного уже рассматривалось философией прежде, начиная с Шопенгауэра.

    «Открыв существование бессознательного, психология открыла также, что наше тело само по себе, коллектив, окружающий нас, социальная группа, сама культура, в которой мы выросли, — все это формирует элементы нашего бессознательного. Психология открыла, что наши родители, мама и папа, — не больше, чем фигуры внутри нашего бессознательного».

    Итак, бессознательное, ставшее объектом философии при Шопенгауэре и остававшееся таковым до Ницше, было для философии в то же время тем, что позволило сформироваться антропологической мысли — тем вопросам, которые Кант считал основополагающими для философии. Благодаря наблюдениям за бессознательным мы наконец осознали, грубо говоря, что никакого человека на самом деле не существует. И именно это понял Ницше. Провозглашая смерть Бога, он показал, что эта смерть явилась не просто концом христианской религии или всех религий вообще, но концом человека в привычной для него реальности и гуманистических ценностей, провозглашенных еще в эпоху Возрождения, еще при протестантизме и, возможно, даже во времена Сократа.

    Этот путь рассуждений ведет нас к той пропасти, что лежит между основополагающими элементами западного знания в XIX веке. Появление антропологии как удела западной философии с самого начала XIX века было предвосхищено философией. И более того, общественные науки и психология вновь возвращаются к понятию бессознательного в конце XIX века. Происходит смешение общественных наук, которое наглядно демонстрирует себя и может быть позитивным, однако при этом гуманитарные науки растворяются в собственной позитивности, и человек, таким образом, в философском смысле, исчезает. И если в наши дни существует эта связь-не-связь между философией и психологией, то, возможно, именно благодаря этому феномену.

    Философия адресовала субъект антропологии всей западной культуре и, когда этот субъект позаимствовала психология и описала его благодаря бессознательному совершенно новыми и позитивистскими терминами, философия открыла, что человек сам по себе не существует. Это произошло только благодаря позитивизму психологии. В основе психологии не было ничего, кроме этого заблуждения, этой пустоты, этого пробела, которым оказалось существование человека.

    — Вы сказали, что великая переоценка в мире психологии, а также гуманитарных наук в целом, произошла в конце XIX века, когда было открыто бессознательное. Слово «открытие» происходит из научного или позитивистского контекста. Что именно вы имеете в виду под «открытием бессознательного»?

    — Я думаю, что нам следует понимать это в прямом смысле слова. Фрейд буквально открыл существование бессознательного — как какого-нибудь предмета. Двадцать лет назад над всеми взглядами торжествовал один, утверждавший, несмотря на интерес психоаналитиков, что у Фрейда надо всем доминировал вещественный постулат. Все — от Политцера до Мерло-Понти включительно — подвергали критике вещественность и позитивизм Фрейда как пережиток XIX века. И была попытка вернуться к камню преткновения — бессознательному — в контексте более подходящих, аккуратных значений. Например, с точки зрения идеи о том, что бессознательное зафиксировано в предполагаемо трансцендентальной, или эмпирической, или исторической, или еще какой-нибудь субъективности. Так или иначе, бессознательное перестало быть тем неприятным и жестоким понятием, которое открыл Фрейд в глубинах человеческой психики. В общем, нельзя забывать о том, что Фрейд именно что открыл для мира бессознательное, словно какой-нибудь предмет, или, если вам угодно, словно текст. Я считаю, что лакановские интерпретации Фрейда бесспорны: бессознательное Фрейда по своей структуре похоже на язык.

    «Провозглашая смерть Бога, Ницше показал, что эта смерть явилась не просто концом христианской религии или всех религий вообще, но концом человека в привычной для него реальности и гуманистических ценностей, провозглашенных еще в эпоху Возрождения».

    Но это не значит, что бессознательное — это обычный язык — пустой или в некотором смысле виртуальный. Это слово, но не язык. То есть это не система, которая позволяет говорить, но это то, что было фактически написано, слова, которые были фактически помещены в бытие человека, или в его психику, если хотите. В любом случае они в буквальном смысле открываются во время того, как мы практикуем такую немного таинственную процедуру, как психоанализ. Мы вскрываем написанный текст, и, во-первых, мы видим, что есть определенные знаки, во-вторых, что эти знаки что-то означают, что они не абсурдны, а в-третьих, мы открываем то, что они означают.

    — Признание бессознательного в качестве текста и операция, благодаря который мы распознаем значение этого текста, есть методологические аспекты психологии?

    — Мне кажется, что в психоаналитической практике открытие того, что есть текст и понимание того, что этот текст что-то выражает, в действительности есть части одного и того же.

    — Значит ли это, что текст, находящийся в глубинах психики, — одновременно есть сообщение и шифр этого сообщения?

    — У нас есть набор знаков, если хотите, которые еще не есть буквы и слова. Кроме того, когда мы распознаем слова, которые представлены в бессознательном, мы еще не можем говорить об их значении и о том, каково их соотношение с их смыслом. Поэтому нужна аналитическая операция, которая будет решать все три задачи. Во-первых, определять и выделять, что значимо. Во-вторых, эта операция установит закономерность между обозначающим и обозначаемым. И в-третьих, она должна раскрыть финальный текст, который нужно будет интерпретировать.

    — Да, но здесь я вижу сложность. Если сообщение в бессознательном, и для него есть собственный код, то психология в форме психоанализа будет беспомощна утверждать себя как наука общей структуры. В каждом случае нам нужно будет делать индивидуальные тексты, у которых есть индивидуальный код, следовательно, каждый раз необходимо будет повторять полностью всю операцию.

    — Именно поэтому не существует формы общего психоанализа, нет психоанализа коллективного, мы можем говорить о психоанализе культуры или общества только как о метафоре. Есть только психоанализ личности. И основой для психоаналитической связи между терапевтом и его пациентом служат исключительно эти индивидуальные открытия — текст и то, что этот текст выражает. Эти открытия позволят установить некоторый изоморфизм или некоторые общие структурные элементы языка, которые мы обнаружим в другом индивиде. Но тот факт, что сообщение содержит в себе свой собственный код — это фундаментальный закон психоанализа. Второй закон — нет другого психоанализа, кроме как внутри этой индивидуальной процедуры.

    — Я хотел бы сейчас с некоторым упрямством вернуться к вопросу о том, что такое психология и, возможно, заставить вас поговорить о том, что вы имеете в виду, но не хотите говорить. Вы определяете психологию как знание о бессознательном. В таком случае, какой статус стоит придать всем тем практикам, которые существуют: психология животных, тесты, психофизиология, факторный анализ.

    — Если коротко, все, что мы противопоставляем психоанализу — это теоретическая психология, психология в лаборатории. Мы можем предположить, что эта психология менее теоретична, чем мы можем предположить. Мой тезис таков: не существует дистанции между фрейдовой теорией и фрейдовой практикой, в которую мы верили в течение долгого времени.

    «Нельзя забывать о том, что Фрейд именно что открыл для мира бессознательное, словно какой-нибудь предмет, или, если вам угодно, словно текст. Я считаю, что лакановские интерпретации Фрейда бесспорны: бессознательное Фрейда по своей структуре похоже на язык».

    С другой стороны, теоретическая психология мне кажется ужасно практичной вещью. Я хочу сказать, что производственные отношения изменились в период между XIX и XX веком. Отношения изменились, и вдобавок к этому человек стал не только производителем, но и превратился в потребителя. И в игре производственных отношений это освободило пространство, внутри которого некоторые практики стали возможны. Та же психология способностей, если хотите, психология потребностей, прекрасно вписывается внутрь новых экономических практик. И я полагаю, что всякая психология, начиная с того момента, когда она перестает быть психологией бессознательного, превращается исключительно в психологию экономического типа.

    — Некогда была предпринята попытка противопоставить психологию экспериментальную, позитивистскую и психологию антропологическую. Другими словами, различие между объяснением и пониманием. Кажется ли вам, что в этом есть смысл?

    — Я не только думаю, что это различие есть — оно носит глубинный характер. Но я не уверен, что слово «понимание» является наиболее подходящим. Мне кажется, что то, что произошло, в общих словах, объясняется следующим: начиная с XVII и до конца XIX века все пояснительные дисциплины оставались в тени для всей методологии познания, которая искала более или менее позитивистские законы или принципы. И только в XIX веке, благодаря Ницше, через появление трактовок религиозных текстов, через психоанализ, который открыл интерпретацию знаков, в западной культуре появились интерпретативные техники, техники комментирования, которые существовали еще в Александрии до христианства, но не могли дойти до западного мира вплоть до конца XVI века, до Ренессанса, до картезианства. Эти интерпретативные техники были названы Дильтеем

    словом «понимать», которому сложно дать определение. Я бы предпочел использовать слова «объяснять» и «интерпретировать». Это мне кажется наиболее точно описывает это колебание, когда древняя александрийская традиция появилась у нас через Фрейда и современных психоаналитиков.

    — Я завершу нашу беседу вопросом педагогическим. Если бы вам пришлось в одном из выпускных классов объяснить, что такое психология, о чем бы вы говорили?

    — Я был бы озадачен. Могу предположить, что моя роль показалось бы двоякой. Я не отрицаю, что преподаю психологию, но с другой стороны, я — философ. Единственный способ решить эту проблему, это не разделять эти дисциплины и не акцентировать на этом внимания, но удерживать это в уме.

    Я бы хотел замаскировать свой курс психологии. Скрыть ее, совсем как Декарт замаскировал свою философию. Как психолог я буду скрыт, я постараюсь изменить свое лицо насколько смогу, изменить свой голос, мои жесты, изменить мое поведение во время преподавания психологии. В первый час я бы обучал лабораторной психологии, тестам, анализировал бы поведение крыс в лабиринтах. Конечно, необходимо было бы, чтобы я говорил и о психоанализе. Я бы старался говорить с большой осторожностью, но и с точностью о том, что есть психоанализ и насколько он близок ко всему основополагающему, что есть в гуманитарных науках, избегая разговоров о лабораторной психологии, потому что она не носит той же структуры, что и практика. И во второй час, в довершение ко всему, я был бы философом, я бы старался избавиться от маски, вернуть свой голос и в этот момент, когда я близок к себе как таковому, я бы говорил о том, что есть философия.

    Три книги Фуко, обязательные к прочтению:


    Идеальное «я», презренное «я» — Психология PRO

    Возвращаюсь к одной очень важной, даже сказал бы «величественной», и при этом предательски скользкой теме. Это – чувство собственной важности – то самое, вожделенное коварное переживание, раздувающее нашу персону до грандиозных объемов, чтобы потом сдавить ее до смехотворного ничтожества. Это – извечная центральная проблема практически каждого человека, приводящая к постоянным беспокойствам о чужом мнении, побуждающая к вечной гонке за «лучшим», к негодованиям и обидам на судьбу за ее «несправедливость» в адрес нашей уникальной персоны. О симптомах этого явления на progressman.ru сказано уже немало. Большинство из нас способны более-менее различать свои поверхностные понты, особенно в такие минуты, когда жизнь их беспощадно обламывает. Но что дальше? Как усмирить гордыню и освободиться от неврозов? Как прекратить эту нескончаемую игру в величественное ничтожество, и начать радоваться реальной жизни?

    Предыстория

    Каждый хочет счастья. Мы жаждем наилучшего исхода для нашей многострадальной персоны. Все наши ожидания, все самые светлые надежды – это устремление к идеалу, который воплощает наши мечты. А где он, этот идеал? Так уж получилось, что эту жизнь мы понимаем своим маленьким умом, поэтому и совершенное воплощение всех личных устремлений порождается и живет в наших головах…

    Устремление к идеалу формирует искусственное идеальное «я» – нафантазированный красивый образ, где наша персона становится самим совершенством, или просто кем-то очень продвинутым – таким человеком, который может по праву почувствовать свою как бы «реальную» важность, или даже – величие.

    Здесь начинается первая стадия самообмана. В какой-то момент мы в этот идеальный образ начинаем верить, начинаем полагать, будто придуманное нашим умом идеальное «я» – нечто реальное, и в своей реальности – это самый прекрасный вариант нашей жизни на планете. Мы верим, что в заветный миг слияния с идеальным «я» все наши проблемы, словно по волшебству, начнут автоматически разрешаться – и наступит долгожданное счастье. Как следствие мы вцепляемся в иллюзию идеального «я» мертвой хваткой, и расходуем все душевные силы на ее поддержание и укрепление.

    Это и есть «сделка с дьяволом». По условиям выдуманного контракта мы слепо верим, что пик самоутверждения, когда наша важность раздувается в мировых масштабах – это момент заслуженного личного  триумфа. Беда в том, что по наивности вступая в эту лукавую сделку, мы не понимаем ее реальных условий и последствий.

    «Сделка с дьяволом» – это психологический трюк, порождающий все разновидности невротичного самообмана. Это наивная слепая вера, которая начинается, когда невинный ребенок замечает, что его любят не за то, какой он есть, а за то, каким он нравится. И пожалуй, в этой злополучной манипуляции нет виноватых – таковы механизмы душевного взросления, когда мы учимся различать правду, продираясь через дебри лжи.

    Подвох сделки

    Идеалу мы приписываем все самые выдающиеся, первоклассные качества и способности. По мере формирования идеального «я», рядом формируется еще одно «я»… – такое «я», которому достаются одни объедки с барского стола – все то, что не согласуется с нашим воображаемым идеалом. Это – наше презренное «я».

    Идеальное и презренное «я» созревают и кристаллизуются одновременно, они – два неотделимых полюса единого явления внутреннего раскола. Возникновение презренного рядом с идеальным – неизбежный процесс. Как бы мы того ни хотели, идеальное «я» не может существовать само по себе в отрыве от презренного «я». В этом – главный подвох «сделки».

    Мы обманываемся иллюзией будто идеал может и должен существовать самостоятельно, без вытесненных презренных качеств. Сама эта вера в совершенный идеал без посторонних уродливых примесей – одна из опор идеального «я». Она раскалывает психику пополам, создает болезненную двойственность, из-за которой мы всю жизнь убегаем прочь от себя по направлению к выдуманному совершенству.

    Идеальная работа, совершенный возлюбленный, лучшие друзья, безупречные родители, образцовые дети, святые добродетели, непревзойденные таланты, отточенное поведение – этот экзамен сдать просто невозможно.

    Когда жизнь откровенно не вписываются в сверхъестественные нормативы идеального «я», нам делается до тошноты дурно, потому что в этот самый миг мы отождествляемся со своим недоброкачественным презренным «я» – ненавистным переживанием собственной совершенной несостоятельности. Просто, как ни крути, а жизнь всегда отличается от наших заоблачных фантазий об идеальном положении вещей. И никаких других проблем, у нас в этой реальности по сути нет.

    Просто мы жаждем слияния со своим идеальным «я». Верим, что эта сделка гарантирует наш успех и спасение от всех невзгод. И поэтому, когда нас пробуют отрезвить, мы сопротивляемся, порой, настолько отчаянно и агрессивно, словно нас лишают спасительного билета в рай. На деле же мы лишаемся только иллюзорной веры в такой билет. Но по началу, по неопытности «приманка» выглядит так чарующе, что отказаться от этого дьявольского лохотрона просто невозможно.

    Безнравственная нравственность

    Казалось бы, если человек стремится к идеалу, такое устремление должно вести к чему-то светлому и благому. На деле происходит обратное. С раннего детства невинные эмоции и качества, которые не вписываются в идеал, силком подавляются в бессознательное. Там, складируясь годами, они дорастают до размеров исполинского чудовища. И тогда сквозь маску милого человека, ко всеобщему удивлению, вдруг, выглядывает презрительное страшилище, обладателю которого потом делается непереносимо стыдно за себя. И чтобы избежать этого стыда, человек блокирует свое нутро с удвоенной силой, и создает в каналах течения своей жизненной энергии «кармические узлы» – непробиваемые блоки и заторы.

    Мораль и нравственность побуждают нас к совершенно аморальной и безнравственной лжи. Подделывая себя под рамки красивой морали, мы только прикидываемся хорошими людьми, а на деле себя настоящих мы совсем не знаем. Чем сильней устремление к идеальному «я», тем больше в жизни искусственного, когда все действия диктуются ложными идеалами, а не реальными чувствами. Если человек не способен следовать таким идеалам, он себя презирает – отождествляется с презренным «я». И ведь каждый знает – быть идеальным невозможно, но все равно – очень-очень хочется!

    Мы страдаем не столько от проблем, сколько от ощущения бессилия, от ощущения своей никчемности, просто потому, что не можем решить все свои проблемы сразу, не совершая унизительных для идеального «я» просчетов и ошибок. Поэтому мы не хотим решать свои проблемы, а хотим халявного совершенства. В итоге нам проще закрыться от жизни, и наслаждаться видимостью совершенства.

    Иными словами, нас на самом деле беспокоят не реальные проблемы, а качество иллюзии, что с нами все – ОК. Если степень реалистичности раздутого на пустом месте совершенства вызывает сомнения, прячем голову в песок, чтобы не замечать правды. Поэтому мы стараемся не столько решать проблемы, сколько умело пудрить друг другу мозги, изображая из себя продвинутых ребят.

    Мы с дрожью в руках вцепляемся в свои попугайские маски, и смотрим друг на друга, и видим неловкость, замечаем дрожь голоса, легкий румянец на щеках, и где–то глубоко подспудно пониманием – все мы одинаковые.

    Следуя за рабскими рамками идеального «я», мы начинаем себя ненавидеть, и в этой ненависти совершаем над собой насилие в попытках стать пределом собственных мечтаний. Презренное «я» жестокий погонщик, толкающий наше нутро к невозможному.

    Извороты лукавого

    Образ идеального «я» может видоизменяться с годами. Вчера представлял себя красивым и богатым, сегодня – великим просветленным, обладателем сверхспособностей; назавтра будет какой-нибудь относительно реалистичный продвинутый профессионал, мастер своего дела. Все это – лишь гардероб идеального «я». Смена деятельности, порой, ничего не решает – все та же ментальная мастурбация; сначала для возбуждения сигнальной системы использовался гламур, а теперь – бизнес и духовность.

    Даже путь принятия себя реального в какой-то степени неизбежно диктуется все той же потребностью – слиться с идеальным «я». Иллюзии утончаются, и на следующем этапе идеальное «я» может обрядиться в так называемое успокоенное реальное «я», свободное от невротичных заскоков – этим оно и идеально.

    Презренному «я» в такой ситуации приписывается наша как бы «негодная» потребность в самоутверждении. И тогда, замечая за собой признаки чувства собственной важности, мы проделываем очередной изворотливый трюк, и снова пускаемся в самообман – грызем себя за свои «презренные» потребности в понтах. Идеальное «я» от таких маневров только растет, накачивается красивыми фантазиями о качествах здоровой, свободной от понтов личности. А по факту, именно эту свою свободу от понтов, личность как раз для того и генерирует, – чтобы понтоваться наиболее эффективным методом: уверенно и реалистично, в образе психически здоровой близкой к просветлению особы.

    Хитросплетения ума многогранны. Каждый шаг к свободе – с оглядкой на все возможные способы сохранить максимум иллюзий о собственном величии. Мы просто не можем иначе! Мы стремимся к лучшему. А лучшее мы ожидаем от будущего. Но живем-то мы сейчас. И в этом «сейчас» у нас кроме лживых ожиданий – нет иных представлений о вероятном будущем.

    По тем же принципам работает влюбленность – мы проецируем черты идеального «я» на объект страсти и создаем драматическую привязанность. Без любимых мы – презренные ничтожества, а с ними – переживаем торжество, граничащее с опустошающим пониманием, что где-то в самом начале этого спектакля мы себя крепко одурачили…

    «Святая» вера

    Психолог Ирвин Ялом считает, что мы верим в собственную необыкновенность и конечное спасение, чтобы закрыться от осознания собственной смертности. То есть, таким образом мы прячемся от правды и развиваем иллюзию.

    Феномен идеального «я» как сделку с дьяволом рассматривает психолог Карен Хорни – ее представления о неврозе легли в основу этой статьи. В погоне за безграничным величием, человек «продает» свою душу, то есть, предает себя и отправляется в ад бесконечных терзаний и неистощимого презрения к себе.

    Нездоровые запросы к судьбе не только взращивают бесконечные терзания, а еще и лишают мотивации действовать своими силами. Свои силы при таком раскладе попросту истощаются, а способность принимать решения и следовать им постепенно атрофируется; такова цена сделки. В итоге мы без толку злимся на судьбу, за то, что она не выполняет свои обязательства по контракту, который мы с ней в своем воображении заключили.

    Мы верим в сделку с лукавым, как дети верят в волшебство. Выигрыш от такого контракта – минимальный и совершенно непредсказуемый. Реальный шанс осуществить что-либо приходит с признанием ответственности за свои действия и свою нерешительность. А пассивные требования исключительных привилегий приносят разве что уничижительные насмешки окружающих.

    Мало понимать все это умом. Даже осознавая непоследовательность своих умозаключений, на бессознательном уровне невротик продолжает полагать, что он сам – не такой как все – особенный человек, для которого провидение все-таки обязано сделать уникальное исключение; надо лишь продолжать и дальше убежденно верить. А пока мечты не сбываются, невротик полагает, что он просто пока недостаточно упорно настаивает на своих притязаниях, или его вера в чудо собственной уникальности – еще недостаточно крепка.

    Иногда все же невротичные требования к судьбе могут сопровождаться номинальными действиями, и приводить к какому-то результату. И тогда несчастный невротик полагает, что его запросы по волшебству, вероятно, силой его визуализации, сбываются! И он укрепляется в своей вере в награждающую «справедливость», потому что, вроде как «видит», что судьба, наконец, воздает ему по заслугам.

    При таком раскладе подавляющая часть личной силы уходит на пустые надежды, воображаемые усилия, мольбы, стенания, истеричную радость – в общем, на болезненные фантазии, где невротик, словно дитя, убежден, будто общается с какой-то высшей инстанцией, ответственной за выгодную для него справедливость. Причем на уровне поверхностного ума он может быть сухим скептиком, а в душе, в тайне от всех, и даже где-то от себя – скрывать свои простодушные притязания к судьбе.

    Невротик без всяких оснований ждет от жизни чуда, потому что именно так он воплощает свое идеальное «я». Ведь все наивысшие привилегии, как он верит, – это реальные права его идеального «я». Верой в свои требования к судьбе, он создает иллюзорную реальность идеального «я», где он – выше законов жизни, которым подчиняются лишь простые смертные.

    А когда невротик видит, что его запросы не воздаются, и законы жизни распространяются и на его персону, в этот момент, казалось бы, уже нельзя продолжать и дальше себя дурачить. Но и здесь изворотливое самолюбие находит лазейку. В такой ситуации невротик верит, что его не сбывающиеся желания доказывают лишь одно – жизнь несправедлива! И надо просто продолжать настаивать на своих идиотских требованиях к судьбе. Ведь эти требования – это «гарантия» грядущего успеха!

    А когда эту «гарантию» подвергают сомнениям, невротик злится. Он не хочет замечать ущербность своего напряженного самообмана. Он может догадываться, что дурачит себя, но тем не менее, упоенно продолжает следовать «сделке», потому что вред от нее – ничего не значащая мелочь в сравнении с будущей славой!

    Слава идеального «я»

    Иногда сделки с лукавым заключают в государственных масштабах, где «эгрегор» страны позиционирует мечту для миллионов людей. Причем неважно – американская это мечта, или мечта советского гражданина, ее образы – одинаково лживы, и в равной степени раскачивают двойственность душевного провала и успеха.

    Когда невротик продолжает верить в чудо, которое ему задолжала судьба, он пренебрегает реальными возможностями, приводит свои дела в запущение, и теряет интерес к реальной жизни. А жизнь в силу такого наплевательского отношения действительно начинает напоминать мрачное болото, где несчастный фантазер продолжает лелеять свои сказочные надежды.

    Когда невротик ошибается, он, чтобы сохранить ощущение своей непогрешимости, сваливает ответственность за свои ошибки на внешние обстоятельства, – дескать, он то – идеал, а мир – несправедлив и несовершенен.

    Когда невротик начинает понимать, что с ним происходит, то по инерции продолжает цепляться за идеальное «я». И здравое желание излечиться от невроза может обернуться очередной попыткой прийти к совершенству таким, как бы истинным и правильным способом – через терапию. При таком раскладе невротика интересует не столько реальное исцеление, сколько возможность посчитать себя исцеленным – и потому продвинутым. В таком ключе, он будет то и дело имитировать образ здоровой личности в ущерб реальному психическому здоровью.

    Примерно так адепты всевозможных гуру рано или поздно и сами начинают примерять на себя роль просветленного учителя. Ведь именно этого изначально они и хотели. А реальная истина искателей славы интересует постольку, поскольку ее концепция является удобнейшим средством потешить самолюбие – осуществить на практике сделку с дьяволом. Даже путь становления собой в какой-то степени диктуется все той же потребностью – слиться с идеальным «я».

    Сделка с дьяволом может принести славу. Но напряжение никуда не уйдет. Идеальное «я» – бездонная пропасть, пределом которой становится тирания в мировых масштабах, как это случалось с некоторыми правителями государств.

    Выход рядом

    Невроз рушится, когда мы проживаем всей душой, насколько наши ожидания и требования к судьбе необоснованны и неадекватны. Судьба нам ничего не должна. Долг людей и долг жизни перед нами – это товар нашей невротичной сделки с собою…

    Есть только один выход – просто наблюдать за тем, как все это происходит и осознавать правду. И не ждать от себя каких-то «великих» результатов, потому что с большой вероятностью именно эти ожидания будут продиктованы устремлением к идеальному «я» и приведут к разочарованию.

    Остается лишь принять себя со всеми потрохами – со всеми персонами и тенями, смириться и позволить себе быть именно собой со всеми своими качествами здесь и сейчас в этот самый миг, от которого мы так старательно бежим к нашим бесчисленным целям.

    © Игорь Саторин

    Другие статьи по этой теме

    П.С.
    Кто не хочет ограничиваться теорией, попробуйте честно составить два списка всех качеств собственных идеального и презренного «я» – качеств, за которые стыдно и которыми вы гордитесь. Сознательный подход помогает различать собственные заскоки и постепенно их нивелировать.

    П.П.С.
    При написании статьи использовались некоторые идеи психолога Карен Хорни.

    Как избавиться от потребности быть идеальным

    Источник: StockSnap

    «Перфекционизм — это голос угнетателя, врага народа. Это будет держать вас в тесноте и безумие на всю жизнь ». — Энн Ламотт

    Вы задаетесь вопросом: «Когда того, что я делаю, будет достаточно?» Вы задаетесь вопросом: «Как мне узнать, действительно ли я счастлив или просто успокаиваюсь?» Вы ловите себя на том, что постоянно стремитесь к большему — больше денег, больше вещей, больше красоты, больше мозгов, больше наград.Но независимо от того, сколько вы получаете, вы никогда не знаете, поможет ли то, чего вы желаете, стать лучше себя или просто подтолкнет вас дальше по неудовлетворительной дороге перфекционизма. Я слишком хорошо знаю путь перфекционизма. Время от времени, когда я меньше всего этого ожидаю, мои собственные перфекционистские мотивы подкрадываются ко мне. Чаще всего они вступают в игру, когда я принимаю решения, работаю или общаюсь с другими.

    Это чувство, которое возникает, когда вы ожидаете от себя того, чего никогда не ожидали от других.Это доводит себя до изнеможения в надежде, что вы почувствуете себя цельным, целостным, достойным. Это основание вашей самооценки на внешних достижениях, ощущение, что вам все время есть что доказывать. Это нагромождение эмоций вины, выгорания и ненависти к себе. Это всегда раскрашивание внутри линий и метафорический кнут, если вы облажались.

    Перфекционизм живет и дышит вашим страхом совершить ошибку. Когда вы боитесь того, что может случиться, вы не всегда делаете лучший выбор.

    Вместо этого вы ограничиваете свои возможности, потому что считаете, что не сможете справиться с исходом своего выбора, если он окажется отрицательным. Позволить перфекционизму управлять шоу — все равно что оказаться на колесе хомяка; вы просто продолжаете идти, идти и идти, даже после того, как вы достигли своей первоначальной цели. Вы каждый раз увеличиваете ставки, так что когда вы что-то делаете, вы задаетесь вопросом, могли бы вы сделать это лучше.

    Такое чувство и мышление имеет смысл, потому что наша культура оказывает огромное давление на нас, чтобы мы были идеальными.Нас заставляют чувствовать, что с нами что-то не так, если мы все еще одиноки к определенному возрасту, не зарабатываем определенную сумму денег, не имеем больших подписчиков в социальных сетях или не выглядим определенным образом. Посреди всего этого давления легко забыть все замечательные и уникальные вещи о себе.

    Многие люди, с которыми я работаю в терапии, разочарованы, потому что, как бы они ни старались, они все равно чувствуют, что ничего из того, что они делают, недостаточно хорошо. Даже после всех внешних успехов, которых они достигли, они все еще недовольны и не знают, почему.Я обнаружил, что в большинстве случаев их цели никогда не исходили от них. Когда вы никогда не чувствуете себя достаточно хорошо в глазах других, трудно создать сильное ощущение себя. Трудно понять, чего вы действительно хотите, что в конечном итоге соответствует вашей истинной цели.

    Перфекционизм остается живым, когда вы ищете других людей, которые ценят вас, полагаясь на их мнение, чтобы дать вам представление о вашей ценности.

    Это обман, потому что другие люди не могут заставить вас чувствовать себя достаточно; это решение вы должны принять сами.То, что достаточно, а что недостаточно, и как далеко вам нужно зайти, более эффективно, когда они определяются вашими внутренними ценностями. Необходимость и недостаток одобрения и принятия неизбежно приведет вас к ощущению, что того, что вы делаете, никогда не бывает; вы потратите свою жизнь на то, чтобы добиться большего и большего.

    Вот почему я предлагаю другой способ быть — альтернативу бесконечному циклу поиска личного удовлетворения через грандиозные свершения. Я хочу помочь вам положить конец циклу перфекционизма.Жизненно важно знать, кто вы и что вы цените. Как только у вас это получится, вы можете принять решение, что вам будет достаточно в любой ситуации, с которой вы столкнетесь. И со временем каждая ситуация будет служить вам способом привести вас к истинному Я и освободить вас от потребности быть совершенным.

    Итак, как мне отказаться от перфекционизма и обрести сильное чувство собственного достоинства?

    • Измените свое мышление. Наше мышление содержит наши идеи и взгляды на жизнь, основанные на нашем предыдущем опыте и восприятии мира.То, как мы смотрим на мир, влияет на наш опыт в нем. Наше восприятие становится нашей реальностью. Создание достаточно хорошего мышления, которое не наполнено нереалистичными ожиданиями, поможет вам развить чувство благополучия. Следовательно, первый шаг к ощущению того, что вы достаточно, — это изменить свое мышление и старые представления о себе, основанные на прошлом опыте того, чего от вас ждут. Остальное — это процесс изменения представления о том, что вам нужно усерднее работать, чтобы получить одобрение, и использования этой энергии, чтобы ее хватило только на себя.
    • Развивайте самостоятельность. Вы не рождены с уверенностью в себе, вы обретаете ее через испытания и ошибки, пока идете по жизни, принимая собственные решения. У меня появилась уверенность, когда я решил думать самостоятельно и двигаться вперед со своими решениями. Люди, которые действуют с уверенностью в себе, чувствуют, что лучше контролируют свое окружение, и такое чувство — важный компонент благополучия. Когда то, что вы делаете, соответствует тому, во что вы верите, ваша самооценка и счастье растут.Быть самостоятельным — значит делать что-то для себя. Чем больше вы делаете для себя, тем лучше чувствуете; чем лучше вы себя чувствуете, тем увереннее вы станете и тем меньше будете чувствовать принуждение к постоянному совершенствованию.
    • Научитесь отпускать. Попытайтесь отпустить все, что удерживает вас от принятия того, кем вы являетесь. Вы, вероятно, поймете, что вы не то, что вас называют другие. Вы не ваша боль, ваше прошлое или ваши эмоции. Обычно негативные представления о самих себе и обидные разговоры с самим собой мешают нам понять, кем мы действительно хотим быть, и заставляют никогда не совершать ошибок.
    • Принимайте собственные решения. Начни принимать собственные решения. Нет необходимости делиться каждой проблемой, с которой вы сталкиваетесь, со всеми в своей жизни. Люди делают это, чтобы получить совет, сказать, что им нужно делать, и передать свое беспокойство другим. По мере того, как вы лучше осознаете, чего хотите, вы начнете знать, какой следующий шаг в своей жизни сделать, и поймете, что ни у кого другого нет ответов. Люди, которые не чувствуют себя достаточно хорошо, всегда обращаются к другим, чтобы принимать решения за них.Вы знаете так же много, как и все остальные; на самом деле, вы знаете больше, чем другие, о том, что вам подходит.
    • Помните, вы не можете ненавидеть свой способ принять себя. Убеждение себя в том, что вы неудачник, никогда не улучшит ситуацию, а повторение про себя, что вы никогда не реализуете свой потенциал, определенно не приведет вас к его реализации. Для вас важно помнить, что вас достаточно, и я обещаю, что чем больше вы это практикуете, тем больше вы в это поверите.
    • Примиритесь с «сейчас», прежде чем вы будете удовлетворены «позже». Мы не можем быть полностью удовлетворены тем, куда мы идем, пока не сможем принять, признать и оценить то, где мы находимся. Примиритесь с тем, где вы находитесь, и ваше путешествие к чему-то новому будет гораздо более спокойным, полезным и удовлетворяющим.

    Вы методично ищете доказательства того, что вы никто, что вы не заслуживаете признания или что вы не реализуете свой потенциал? Если так, то я знаю, насколько это деморализует и унизительно.Лучше сосредоточиться на прогрессе, чем на совершенстве, и на том, как далеко вы продвинулись, а не на том, как далеко вам еще предстоит пройти.

    Одним из главных толкателей к перфекционизму является необходимость всегда «делать все правильно». Мы стремимся к совершенству и огромным успехам, и когда мы терпим неудачу, мы чувствуем себя никчемными. Чего мы, кажется, не осознаем, так это того, что стремление к достижению наших целей и желание выставить себя вперед — это внутренние достижения. Похлопайте себя по плечу за попытки, успехи и за то, что вы сделали все, что у вас есть.

    Проблема совершенства | Психология сегодня

    Источник: googleimages

    Желание быть совершенным обременяет многих людей и по иронии судьбы обрекает их на несчастье. Сначала мы можем подумать, что желательно стремиться к совершенству. Давайте глубже посмотрим на это убеждение. Совершенство предполагает состояние безупречности, без каких-либо дефектов. Стремление к совершенству в решении конкретной задачи может быть достижимым, и, конечно же, ученики могут стремиться получить идеальную оценку, или вы можете попытаться добиться идеальной работы в чем-то.Однако цель быть идеальным в жизни — это совсем другое дело.

    Машина или электронное устройство могут работать безупречно; по крайней мере, на некоторое время. Однако со временем он начнет изнашиваться и потребует ремонта. Я предполагаю, что само понятие совершенства уходит корнями в парадигму механистической вселенной Ньютона. Однако люди никогда не должны были быть идеальными. Это часть определения человека. Рассмотрим выражение: «Я просто человек». Нам нужно напоминать себе, что цель не в том, чтобы подражать машине, а в том, чтобы принять несовершенство человека.

    В нашей культуре мы неуклонно движемся к большему упору на достижение и ориентацию на цели. Когда мы так поступаем, кажется, что мы теряем способность удивляться и трепетать. Можете ли вы представить себе, как вы смотрите на великолепную радугу и жалуетесь, что один из цветов не идеален? Это было бы не только смешно, но и испортило бы великолепие момента. И все же это именно то, что мы делаем, когда судим себя за свои недостатки. Мы забываем, что как люди мы тоже часть природы.Таким образом, нам было бы полезно, если бы мы приняли естественное состояние жизни, которое, кстати, оказалось несовершенным.

    Я часто консультировал людей, которых мучила их потребность в совершенстве. Я пришел к выводу, что их стремление к совершенству на самом деле является маскировкой их незащищенности. Это становится заявлением о том, что я недостаточно хорош такой, как есть. Когда мы так поступаем, мы судим себя.

    По иронии судьбы, если кто-то когда-либо сможет достичь этого невозможного состояния совершенства, очень немногие люди будут терпеть его или ее.Для идеального человека будет постоянным напоминанием всем окружающим об их недостатках. Не говоря уже о том, что с ними, вероятно, было бы не очень весело. Кто действительно будет терпеть, не говоря уже о том, чтобы быть с кем-то совершенным?

    Обычно мы стремимся к совершенству, чтобы компенсировать чувство неполноценности. Люди, которые хотят быть идеальными, обычно преувеличивают свои собственные недостатки. Обычно они раньше получали сообщения о том, что они недостаточно хороши.Поэтому они решили, что только будучи совершенными, они будут безупречными. Перфекционисты склонны думать, что другие люди в чем-то лучше или лучше их, поэтому они должны быть безупречными, чтобы наверстать упущенное. Это ужасно разрушительный миф.

    Люди, стремящиеся к совершенству, остро чувствительны к суждениям других. На самом деле эти суждения чаще всего выдумываются. У каждого есть свое мнение, но возводить чужое мнение до статуса судьи — это действительно глупо.В конце концов, кто-то другой не может судить вас, пока вы не дадите ему или ей право быть судьей.

    Единственное совершенство в том, чтобы быть, но перфекциониста нет

    Самое близкое к совершенству — это способность полностью присутствовать. Без каких-либо отвлекающих мыслей, оценивая или оценивая себя, мы действительно свободны быть в настоящем моменте. В этот момент мы действительно живы. Тем не менее, перфекционистов обычно нет, поскольку они либо заняты критикой прошлого и переигрывают каждое свое решение, либо беспокоятся о будущем.Итак, вы видите, что перфекциониста на самом деле нет. Разве это не иронично?

    Стремление к совершенству ограничивает нашу способность присутствовать и буквально лишает нас жизненной силы. Это недостижимо, невообразимо и откровенно нежелательно, так зачем же к этому стремиться? Было бы гораздо лучше потратить ваше время на то, чтобы вникнуть в то, как исцелить неуверенность, которая в первую очередь катализирует стремление к совершенству. Совершенство — это ужасно неуместная цель и чаще всего компенсация того, что нас действительно беспокоит.

    В формирующемся мировоззрении непрерывной вселенной, основанной на участии, конструкция совершенства не имеет обоснования. Он по-прежнему укоренен в устаревшем мировоззрении и ограничивает наше счастье. Изменение наших представлений о совершенстве может позволить снять возлагаемое им бремя.

    Эта статья была частично взята из новой книги Мела, Принцип возможности: как квантовая физика может улучшить ваше мышление, жизнь и любовь

    Вот глубокий психологический сдвиг, который освобождает людей от перфекционизма | Дрейк Баер | Thrive Global

    «Это не образ мышления.Это способ существования в мире «.

    Около двух десятилетий назад женщина постучала в дверь Пола Хьюитта, клинического психолога из Ванкувера, Канада. Внешне Анита — псевдоним, данный в новой книге Хьюитта — тщательно сочетала все вместе: она рассказывала своему терапевту об идиллическом детстве, поддерживающей семье, из которой она происходила, дочери, с которой она чувствовала себя близкой, своих широких кругах друзей. Но потеря мамы, которая была ее ближайшим другом и доверенным лицом, стала для нее большим ударом; это случилось десятью годами ранее, и это было постоянным источником боли и гнева.Совсем недавно она повредила плечо, из-за чего отказалась от карьеры в области пищевой науки. Какой бы успешной она ни казалась, на самом деле она была склонна к суициду и была в депрессии.

    Она перепробовала множество методов лечения депрессии и мыслей о самоубийстве, но ни одно из них не помогло; она использовала «беговой кайф» от плавания на длинные дистанции как способ справиться со своей потерей, хотя травма плеча положила конец этому. Мало кто в ее жизни знал всю глубину ее боли. Она приехала к Хьюитту, потому что он слышал интервью с психологом из Университета Британской Колумбии, в котором он говорил о связи между депрессией, самоубийством и перфекционизмом.

    «Она была одним из самых суицидных людей, с которыми я когда-либо работал», — говорит он Thrive Global. Трансформация Аниты служит центральным тематическим исследованием в новой книге Перфекционизм: реляционный подход к концептуализации, оценке и лечению , которую Хьюитт в соавторстве с частым соавтором Гордоном Флеттом из Йоркского университета и частным клиническим психологом Сэмюэлем Ф. Микаил.

    За последние три десятилетия эти исследователи обнаружили, что это далеко не причуда успешных людей, а невинное скромное хвастовство, которое вы даете интервьюерам, когда они спрашивают вас, в чем ваша самая большая слабость («Я иногда перфекционист») — такой подход к жизни создает или усиливает всевозможные проблемы с психическим здоровьем.Это также сигнализирует о проблемных отношениях с собой. «Это не способ мышления, — говорит Хьюитт. «Это способ существования в мире».

    В их понимании перфекционизм заключается не в совершенствовании вещей : вашей работы, конкретного проекта, вашей внешности или отношений. На фундаментальном уровне речь идет о самосовершенствовании, и это побуждение исходит не из здорового места: «Все компоненты и аспекты перфекционизма в конечном итоге включают попытки усовершенствовать несовершенное« я », — пишут авторы.

    Перфекционизм — это «эпидемия», говорит Флетт Thrive Global, и эта эпидемия продолжает расти. Согласно недавним исследованиям американских и австралийских подростков, 3 из 10 старшеклассников проявляли какой-то нездоровый перфекционизм. Это также опасно для жизни: в статье 2009 года было отслежено 450 пожилых канадцев старше шести с половиной лет, и было обнаружено, что люди с более высокими показателями перфекционизма чаще умирают.

    Перфекционизм связан с расстройствами пищевого поведения. Похоже, что людям труднее справляться с хроническими заболеваниями, такими как заболевание раздраженного кишечника, фибромиалгия, и выздоравливать после сердечных заболеваний и черепно-мозговой травмы.У онкологических больных перфекционизм связан с более выраженными симптомами тревоги, депрессии и бессонницы. Перфекционисты часто «справляются с эмоциональной озабоченностью» или размышляют о том, что не так, переосмысливая то, что могло бы быть иначе. Влиятельный психолог из Йельского университета Сидни Блатт обнаружил, что перфекционизм приводит к самокритичной депрессии, а многочисленные исследования обнаружили связь между перфекционизмом и попыткой или завершенным самоубийством.

    Хотя широко распространено мнение, что перфекционизм является движущей силой достижений, анекдоты и исследования показывают, что его проблемные формы мешают устойчивому успеху.В качестве яркого примера Флетт приводит Брайана Уилсона, творческого гения, стоящего за лучшими работами Beach Boys. Хотя Уилсон сделал то, что считается одним из величайших альбомов — если не величайшим — за все время, он довел себя до нервного срыва из-за того, что не смог превзойти Beatles как величайший из когда-либо существовавших. ( Rolling Stone ставит Pet Sounds на второе место в истории; группа Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band — номер один.) Это часть того, почему миф о том, что перфекционизм способствует успеху, так неуместен: перфекционисты больше озабочены этим. их работа.В исследовании 2010 года Хьюитт, Флетт и их коллеги обнаружили, что среди 12000 профессоров психологии те, кто стремится к совершенству и придерживаются нереалистичных ожиданий от самих себя, «с меньшей вероятностью будут выпускать публикации, получать цитаты и публиковаться в высоком разрешении. журналы воздействия ».

    Урок: если ошибки недопустимы, будет сложно что-то сделать. У вас будет больше шансов откладывать дела на потом, потому что вы не сможете плохо делать то, что еще не начали.

    Все начинается рано: в Perfectionism, авторы сообщают, что они могут надежно и осмысленно оценить перфекционизм у детей в возрасте от семи лет.Они интерпретируют перфекционизм как результат стиля привязанности ребенка, который, если коротко, учат детей (и взрослых, в которых они превращаются) считать, что отношения работают, через взаимодействие с матерью или основным опекуном. Как и следовало ожидать, перфекционизм передается из поколения в поколение.

    «Думайте о ребенке как об обучающей машине», — говорит Хьюитт. «Трехлетний ребенок может выучить второй язык без каких-либо проблем. Они узнают все обо всем.На раннем этапе — до того, как они научатся говорить, и до того, как овладеет множеством эпизодических воспоминаний — дети узнают, не вызывает ли беспокойство их мать из-за слишком близкого расстояния или дальних блужданий, есть ли люди рядом, чтобы помочь им с вещами и успокоить их, когда они расстроен, или если другие опасны и сильны.

    «У некоторых из этих детей возникает чувство, что они недостойны, что с ними есть какой-то изъян, дефект или что-то еще, — говорит Хьюитт.

    Предположение начинает приниматься: Если я буду совершенен, меня не будут отвергать, высмеивать, оскорблять — меня будут любить и принимать. Это бессознательные переговоры, которые они ведут с миром: Если я буду совершенен, все эти хорошие вещи произойдут, все эти потребности будут удовлетворены — и их часто сложные отношения с родителями, братьями, сестрами и сверстниками станут проще. Его клиенты часто говорят, что им нужно было быть совершенными столько, сколько они себя помнят, что они никогда не были достаточно хорошими, поэтому они всегда стремились. «Перфекционизм развивается как способ справиться с этим дефектным чувством себя и чувством того, что не вписывается в других, не вписывается в мир, не имеет места в мире», — говорит Хьюитт.

    Эти темы обязательно присутствовали с Анитой. В начале лечения она вспомнила воспоминания из своего детства. Примерно в возрасте пяти лет по причинам, которые были неясными, ее и ее сестру отправили на несколько месяцев подальше от мамы и папы, чтобы они жили с родственниками. Этот анекдот всплывал несколько раз во время терапии, с каждым сеансом выяснялось все больше подробностей. Она вспомнила, как чувствовала себя расстроенной, одинокой, брошенной и неспособной понять, почему она будет жить вдали от своих родителей. Затем, в другом сеансе, возникла другая сцена: вид ее мамы, выходящей из самолета, и то, как красиво она выглядела, когда она пришла, чтобы собрать ее и ее сестру.Вспоминая воспоминания, было очевидно, что для нее это был значительный опыт, но она не могла понять, почему.

    Со временем стало ясно, что это был поворотный момент, когда ее перфекционизм пустил корни. Она поняла кое-что об этом переживании, которое она пережила в детстве: после этого она взяла на себя обязательство никогда не делать ничего, что могло бы снова вызвать это чувство разлуки с ее матерью.

    Повзрослев, она устроила свою жизнь как можно более похожей на жизнь своей матери: работая в том же поле, когда она была еще жива, а затем, в конечном итоге, в том же учреждении.Когда они с мужем впервые поженились, они сняли комнату у родителей, а затем переехали дальше по улице. Чрезмерная ответственность за благополучие других была еще одним выражением этого, поскольку она никогда не хотела делать что-либо, что могло бы расстроить мать на нее, а перфекционизм был способом сохранить постоянные привязанности матери.

    Хотя она организовала свою жизнь так, чтобы мать была рядом, смерть забрала ее мать. Ее плавание было способом справиться с этим — она ​​часто фантазировала о том, что ее мама жива, во время эйфории в воде.Но с травмой плеча и этого не стало. Отказ, на предотвращение которого она потратила так много своей жизни, обрушился вместе с тревогой, гневом, депрессией и суицидальными импульсами. Ее стремление к тому, чтобы все казалось безупречным, стало образцом и в других ее отношениях: даже в самых сильных местах боли она никогда не рассказывала своим друзьям или семье.

    Вот почему, говорит Хьюитт, методы, ориентированные только на образ мышления людей, например когнитивно-поведенческая терапия, не подходят для перфекционизма.То, как он это видит, слова, из которых состоят наши мысленные повествования, выражают более глубокие убеждения, которые мы имеем о себе. «Вы можете определить качество отношений по тону диалога, — говорит Хьюитт. «Содержание того, как вы общаетесь, отражает ваши отношения с этим человеком».

    Вы разговариваете со своим начальником в определенном стиле, со своим партнером, родителями, друзьями. Тон, который вы используете со слушателем, отражает ваши отношения, и то же самое касается и вас самих.Большая часть нашего внутреннего диалога посвящена выполнению жизненных обязанностей — вы должны делать то, то и другое. Это похоже на то, как если бы вы и ваш партнер собирались утром на работу — кто идет в продуктовый магазин, кто выгоняет собаку. Но во время конфликта или переходного периода все может принять более глубокий, интимный и откровенный оборот: если вы только что потеряли работу или отношения, какой тон вы настроите на себя? Для людей, которые не являются перфекционистами, будет самокритика, но также и самоуспокоение.Но для перфекционистов это может быть обжигающим порицанием.

    Психотерапия с такими людьми, по словам Хьюитта, чрезвычайно эмоциональна — как для него, так и для пациента. Истории тяжелые. Основная цель — помочь людям увидеть, что у них есть отношения с самими собой — задача, которая сама по себе подобна объяснению воды рыбам — и через эти отношения перейти к самопринятию. Но это легче сказать, чем сделать, и нельзя просто приказать кому-то вести более приятную внутреннюю жизнь, если он всю жизнь поступал иначе.«Эти люди очень суровы к себе, с ненавистью, которая временами захватывает дух», — говорит Хьюитт, — перфекционисты будут относиться к себе так же жестко, как «мерзкий взрослый, выбивающий дерьмо из крошечного ребенка».

    Таким образом, одна из ключевых задач Хьюитта как терапевта — найти подходящий момент, чтобы помочь своим пациентам осознать свое самоуважение. Когда представится подходящий момент для обучения, он попросит клиентов представить себя четырехлетнего ребенка и вспомнить, как много боли они испытывали — как сильно они пытались приспособиться, как сильно они хотели почувствовать себя лучше, чувствовать себя любимыми, как заставить своих родителей, братьев, сестер или сверстников заботиться о них.

    Если бы вы могли покинуть мой офис прямо сейчас и столкнуться со своим четырехлетним «я», зная, как много боли испытывал этот четырехлетний ребенок, что бы вы сделали? Хьюитт будет спрашивать своих пациентов. Часто пациент говорит, что обнимал ребенка, и говорил, что с ним все в порядке. Но что они на самом деле делают с собой? Проклинаю, ругайся, пинай и кричи. «Этот внутренний диалог -« Я должен был сделать это идеально, я должен сделать это, я ужасен, я ужасен, я самый глупый », такие вещи, которые представляют собой эти внутренние отношения с собой», Хьюитт говорит.

    Вы не просто говорите перфекционисту, чтобы он перестал быть таким критичным. Как и физическая боль, этот резкий диалог с самим собой является признаком глубинной проблемы, и прием обезболивающего при аппендиците не поможет. «Симптом — это сообщение для вас, говорящее о том, что с вашим животом что-то не так, — говорит Хьюитт. Вот почему на его сеансах с пациентами они на самом деле не говорят о «перфекционизме», они обсуждают глубинные проблемы — привязанность, стремление к более глубоким связям с другими, чувство неполноценности по отношению к себе.«Мы хотим, чтобы они понимали цели, которым служат их симптомы», — говорит он. Как только вы поймете функцию перфекционизма — способ поиска безопасности, любви, самоуважения — тогда вы сможете понять более глубокий эмоциональный механизм, лежащий в основе поведения.

    Работа с Анитой была сосредоточена на двух уровнях: определение того, как ее перфекционизм защищал ее от заброшенности, и затем переход к тому месту, где она могла по-настоящему понять, что она не потеряла свою мать из-за того, что была недостаточно хороша — ни в детстве. переехала жить к родственникам, не будучи взрослой, когда ее мать умерла от рака.Это, конечно, включает в себя тонну самоприятия и сострадания к себе — две вещи, с которыми перфекционистам, как правило, приходится нелегко. Для Аниты это сработало: ее депрессия и суицид уменьшились, ее отношения наладились, без рецидивов. По сей день Хьюитт получает рождественскую открытку каждый год. Она благодарит его за еще один год, проведенный со своей семьей.

    8 признаков того, что вы идеальны для психологической карьеры

    3. Ты хороший слушатель

    Ваши друзья могли не только доверять вам, но и указывать на то, что вы хороший слушатель.Для психолога это еще одна действительно важная черта, поскольку вполне вероятно, что его роль будет заключаться в том, чтобы слушать, как другие говорят о себе в течение длительного времени. Возможность сконцентрироваться на том, что говорят клиенты, интерпретировать их слова и адекватно реагировать — это большая ответственность, поэтому быть внимательным слушателем абсолютно необходимо.

    4. Вам нравится помогать людям и работать с ними

    Карьера в психологии требует от вас тесного сотрудничества с другими людьми для достижения общей цели.Будь то тесное сотрудничество с коллегами для проведения исследований, потенциально способных изменить жизнь, или индивидуальные встречи с клиентами, психология предлагает множество возможностей помочь другим. Если вы хотите сделать карьеру в области психологии, вам обязательно нужно быть человеком, поэтому, если вы найдете перспективу помогать другим, вы можете стать идеальным партнером для этой профессии.

    5. Вы непредубежденный и непредвзятый

    В психологии нет места ограниченности и суждениям; психологи должны поддерживать своих клиентов, и клиенты должны чувствовать себя комфортно, обсуждая вещи открыто.Если с вами легко разговаривать и вы способны избегать предвзятых мнений, то это определенно пойдет вам на пользу, если вы решите, что карьера психолога — для вас.

    6. Вы уверенный коммуникатор

    Вербальное общение действительно важно в психологии, так же как и способность хорошо слушать и интерпретировать то, что имеют в виду другие. Чтение невербальных сигналов, таких как язык тела и зрительный контакт (или его отсутствие), также очень важно, если вы — клиент, обращающийся к психологу.Если вы охарактеризуете себя как уверенного коммуникатора, то у вас есть лишь одна из многих личных качеств, необходимых для успеха в психологии.

    7. Вы любите расслабиться и посмотреть психологический триллер…

    Кто-то просит вас назвать несколько ваших любимых фильмов: «Воспоминание», «Семь» и «Прекрасный разум» — вот лишь некоторые из них, которые приходят на ум. Хотя многим людям трудно смотреть психологические триллеры, когда они пытаются расслабиться, вы — как раз наоборот. Если вы чувствуете, что ваш интерес к психологии может выйти за рамки вашей коллекции DVD, карьера в этой области может быть для вас правильным решением.

    8.… и всегда разбираться в скручивании

    Вам не только нравится смотреть психологические триллеры в свободное время, но вам всегда (или почти всегда) удается понять поворот сюжета — и вы тоже этим очень гордитесь! Если эта способность приходит естественным образом или даже если вы обнаруживаете, что сознательно прикладываете усилия, чтобы выяснить, что будет дальше, тогда психология, несомненно, является областью, в которой у вас есть потенциал. Какой вред в том, чтобы увидеть, к чему это может вас привести?

    «Совершенство» в социальных сетях не делает вас идеальным

    Рассмотрим следующую историю, относящуюся к теме этой недели.

    Я люблю подписываться на блоггеров в Instagram и могу часами смотреть их макияж или домашние уроки DIY. На самом деле, мне это так нравится, что это начинает серьезно мешать моему образу жизни. С тех пор, как я открыл для себя мир блоггеров в Instagram, Facebook и Pinterest, которые делятся своими рекомендациями по красоте, советами по приготовлению пищи или проектами домашнего декора, я стал несколько одержим — и не в хорошем смысле этого слова. Я был поражен совершенством и убедился, что моя жизнь в социальных сетях выглядит так же хорошо, как и их.Я переступила черту, сравнивая себя и свою жизнь с тем, что я вижу у этих «идеальных женщин». Мой муж и друзья все говорят мне, что все, от дома до одежды и подарков, которые я дарю, «достойно Pinterest» и что мной всегда восхищаются. Но почему-то этого недостаточно. Я все время сравниваю себя с этими дамами. Не зная никого из этих людей лично или #IRL (в реальной жизни), я предполагаю, что в каком-то смысле они лучше меня. Может быть, это их безумно большое количество подписчиков, или, казалось бы, бесконечное количество положительных комментариев, которые они получают ежедневно, или то, как они всегда выглядят вместе.Как бы то ни было, я просто не знаю, как избавиться от этой навязчивой идеи.

    Похоже, что люди проводят больше времени в социальных сетях, чем что-либо еще в своей повседневной жизни. На данный момент почти кажется странным НЕ иметь учетную запись Facebook, Twitter или Instagram. А если вы ребенок, вы вряд ли сможете выжить без Snapchat или TikTok! В конце концов, социальные сети соединяют нас, развлекают и информируют о том, что происходит с нашими друзьями, семьей и миром.Так что в нем есть свои плюсы. Однако некоторые люди слишком серьезно относятся к своему присутствию в социальных сетях.

    Не всегда хорошо

    Публиковали ли вы когда-нибудь свое фото в социальных сетях, которое получило много лайков и комментариев? Приятно видеть, что люди интересуются вами. На самом деле, у вас, вероятно, немного повысилась самооценка, и это здорово! Но для некоторых людей это повышение может заставить их хотеть большего… и большего… и большего.

    Социальные сети могут иметь такой эффект: они заставляют пользователей постоянно делиться и выглядеть безупречно с целью быть принятыми в обществе.Давайте посмотрим правде в глаза: есть определенный риск, связанный с «выставлением себя вперед», и чем ближе к совершенству, тем меньше воспринимаемый риск. Кроме того, этого стремления к «совершенству» достичь невозможно, и оно может быть слишком большим. Так было с Эссеной О’Нил, австралийским лидером в социальных сетях, которая в 2015 году, собрав сотни тысяч подписчиков, ушла.

    В течение многих лет О’Нил делилась фотографиями своей, казалось бы, «идеальной» жизни, и в процессе это принесло ей более 600 000 подписчиков в Instagram и очень прибыльные возможности благодаря спонсируемым постам.Какая прекрасная жизнь! Либо это? Перед тем, как удалить свою учетную запись, у нее было последнее сообщение. В своем слезливом видео она рассказала, что несчастна и встревожена. Просто заявив: «Это нереально».

    Внесение изменений

    Социальные сети могут быть забавным развлечением, но для некоторых это может быть просто чересчур. Наши психологи и консультанты из Тампы считают, что следующая информация может помочь вам изменить ситуацию:

    • Ограничьте себя — Отказ от социальных сетей может быть трудным, но постепенно дистанцироваться от этого может быть легче.Начните с отключения уведомлений или выключите телефон, когда вы заняты на работе или в компании друзей. Вы избежите отвлекающих факторов и, вероятно, станете более продуктивным. Некоторые на время удалили приложения со своих телефонов с отличными результатами. Некоторые эксперты предполагают, что на то, чтобы избавиться от него, уходит около четырех недель.
    • Остановите сравнения — Большинство людей используют социальные сети, чтобы задокументировать лучшие моменты своей жизни. Согласно их рассказам, их жизнь постоянно наполнена вечеринками, прекрасной едой, веселыми ночами и отпусками, что, по всей вероятности, не свидетельствует об их реальной жизни.Как только вы это поймете, вам будет легче не всегда сравнивать себя с другими.
    • Не зацикливайтесь на лайках — Помните ту фотографию восхитительного кекса, который никому не понравился? Какая разница!? Вместо того, чтобы сосредотачиваться на негативе, сосредоточьтесь на том, насколько невероятным был этот кекс на вкус и как приятно было себя побаловать. Также помните, что во многих случаях количество людей, которые видят ваши сообщения, контролируется алгоритмами, разработанными людьми, которые кодируют сайты в Кремниевой долине.Многие люди могут даже не видеть то, что вы публикуете!
    • Расставляйте приоритеты в разговорах в реальной жизни — Общение с другом на Facebook даже не сравнится или даже не так полезно, как личное общение. Вместо того, чтобы поддерживать связь только через экран, используйте социальные сети, чтобы связаться с друзьями и спланировать встречи. Это то, что действительно обогащает нашу жизнь и вызывает воспоминания, а не посты и лайки!

    Назначьте встречу сегодня

    Социальные сети должны быть интересными и увлекательными.Если вы или кто-то из ваших знакомых в настоящее время испытываете трудности с разделением своей реальной жизни на жизнь в социальных сетях, наша команда готова помочь. Группа психологии Райс выслушает вас и поможет вам почувствовать себя лучше. Свяжитесь с нами в Тампе, чтобы получить бесплатную консультацию и узнать, чем мы можем вам помочь.

    Что нужно знать, чтобы стать специалистом по психологии | Best Colleges

    Специальность по психологии изучает науку о человеческом поведении и психических процессах. Сюда входит изучение разума, мозга и социальных взаимодействий человека и животных.Основное внимание уделяется различным областям психологии, таким как социальная, когнитивная, ненормальная, личностная и развивающая.

    Что такое специальность «Психология»?

    Психология — это специальность, основанная на навыках, которая может подготовить студентов к программам магистратуры в области психологии, образования, права, медицины и бизнеса. Это широко настраиваемая специальность, которая применима ко многим профессиям. Студенты изучают основные методы проведения психологических исследований, рассуждений и решения проблем. Ожидается, что после завершения исследования студенты напишут статьи о результатах экспериментов, проведенных Американской психологической ассоциацией или APA, стиль письма, который требует определенных методов цитирования.Студенты также поймут историю психологии, изучая прошлые эксперименты, чтобы извлечь уроки из самых ранних прорывов в молодой области. Специалисты по психологии будут хорошо знакомы с теориями известных психологов, таких как Зигмунд Фрейд, Альберт Бандура, Иван Павлов, Вильгельм Вундт и других, которые сформировали науку.

    Общая курсовая работа Специальности по психологии могут ожидать

    Вводные курсы для специалиста по психологии включают общую психологию, методы исследования в психологии, статистические методы в психологии и лабораторный курс, такой как психология как естествознание.Курс общей психологии охватывает основные типы психологии, историю молодой науки и отношения между мозгом, поведением и опытом. Лабораторные курсы по психологии дают студентам опыт проведения исследований, планирования экспериментов, изучения методов наблюдения и измерения, а также анализа поведенческих данных. Студенты, которые выполнили предварительные требования, могут записаться на более конкретные курсы, такие как психология развития; обучение и поведение; социальная психология; теории личности, наркотиков и поведения; аффективная нейробиология; детская психология; введение в клиническую психологию; и независимый учебный проект.Большинство школ предлагают зачетные курсы для независимых исследовательских проектов, хотя им может потребоваться определенный средний балл и одобрение темы студентом на факультете психологии. Для получения основного образования в школах обычно требуются курсы математики, социальных наук и физических наук.

    Как узнать, подходит ли вам эта специальность

    Специальность по психологии — хороший выбор для студентов, которые хотят работать с людьми и заинтересованы в понимании человеческого поведения и психических процессов.Полезные навыки для специалистов по психологии включают непредвзятость, критическое мышление, решение проблем и эффективные коммуникативные способности. Узнав, как работают люди, учащиеся могут применить некоторые уроки в своей жизни и, возможно, также узнать о себе. Таким образом, эта специальность предназначена для людей, которые могут справиться со стрессом, социальными дилеммами и ситуациями высокого давления. Те, кто не хочет быть психологом, могут по-прежнему специализироваться в области психологии, поскольку она применима ко многим карьерным направлениям и обеспечивает общее понимание людей, а также передает письменные, исследовательские и аналитические навыки.

    Откройте для себя идеальную специализацию на основе вашей врожденной проводки. Врожденная оценка настраивает вас на успех, сопоставляя вас со специальностями, колледжами и карьерой, которые соответствуют вашим уникальным навыкам и способностям.

    Что мне делать со специальностью «Психология»?

    Высшая школа и лицензия необходимы тем, кто хочет заниматься психологией, терапией и консультированием. Студенты бакалавриата, изучающие психологию, также стремятся получить более высокие степени для изучения права, медицины, бизнеса и других применимых областей, поскольку психология рассматривается как прочная образовательная база, на которую можно опираться.Специализации по психологии кажутся бесконечными, так как студенты могут выбирать конкретные интересы, такие как окружающая среда, преступность, животные, дети, социальная работа, реабилитация или армия, и практиковаться в этой области психологии. Возможные карьеры для специальностей психологии, которые не требуют ученой степени или лицензии, включают школьного консультанта, сотрудника правоохранительных органов и исправительных учреждений, менеджера по персоналу, менеджера по маркетингу или рекламе, научного сотрудника и некоторые некоммерческие должности.

    Школы, предлагающие специальность психология

    Ознакомьтесь с некоторыми школами ниже, которые предлагают специальности психологии, и найдите здесь полный список школ, которые вы можете отфильтровать и отсортировать.

    Helena, MT в региональных колледжах Запада 903 02 High Point University

    Название школы

    Местоположение

    Рекомендуемый рейтинг

    Гарвардский национальный университет Кембридж, Массачусетс Колумбийский университет Нью-Йорк, Нью-Йорк № 3 в национальных университетах
    Колледж Уильямса Уильямстаун, Массачусетс Amherst, MA # 2 в Национальных колледжах гуманитарных наук
    Университет Батлера Индианаполис, IN # 1 в региональных университетах Среднего Запада
    Carroll College
    High Point, NC # 1 в региональных колледжах на юге
    Providence College Providence, RI # 1 в региональных университетах на севере
    Rollins College 9030 Winter Park, FL # 1 в региональных университетах Юг
    Цитадель, Военный колледж Южной Каролины Charleston, SC # 2 в региональных университетах Юг

    Психология Идеальная диета — с Марком Дэвидом — Психология питания

    Многие люди находятся в бесконечном поиске одной идеальной диеты, которая могла бы помочь им иметь идеальное здоровье, идеальную энергию, идеальный вес и жизнь без каких-либо сомнений, когда дело доходит до еды.Действительно, есть множество экспертов, которые готовы продать вам свою версию идеального способа питания. Проблема в том, что у каждого гуру питания свой подход, и это часто сбивает нас с толку или разочаровывает. Пришло время расширить возможности в области питания. В этом увлекательном видео с IPEtv Марк Дэвид, основатель Института психологии питания, делится некоторыми важными отличиями, которые могут помочь вам увидеть свои отношения с совершенством в совершенно новом свете. Вот несколько отличных идей, которые вы можете немедленно применить на практике и которые могут реально изменить ситуацию.

    Пожалуйста, поделитесь своими мыслями в комментариях ниже. Нам нравится слышать от вас, мы читаем и отвечаем на каждый комментарий!

    Ниже приводится стенограмма видео на этой неделе:

    Привет, я Марк Дэвид, основатель Института психологии питания.

    Сегодняшняя тема: Психология идеальной диеты.

    Вот в чем дело:

    Так много людей, интересующихся питанием и здоровьем, делают захватывающее предположение о том, что должна быть идеальная диета.Это означает, что идеальный способ питания, идеальная система питания, единственный способ употребления пищи, который превосходит все другие подходы. В соответствии с этим мышлением все, что нам нужно сделать, это найти эту идеальную диету, и мы, так сказать, попали в золотую середину. Подбирая идеальную диету, мы можем иметь идеальное здоровье, идеальный вес, идеальную энергию, идеальную внешность и жить примерно вечно.

    Кто бы не хотел подобрать идеальную диету?

    Это может показаться немного преувеличением, и я слегка иронизирую здесь — но на самом деле я встречаю слишком много людей, включая экспертов, которые происходят из этого важного места.Должна быть одна идеальная диета.

    Вера в то, что существует универсальная идеальная диета, имеет некоторые важные последствия, на которые мы должны обратить внимание:

    • Это часто заставляет нас искать идеальные продукты.
    • Мы постоянно находимся на грани поиска идеальных продуктов. доказательство, и многие из них говорят что-то совершенно другое
    • Мы могли бы поверить, что нашли идеальную диету, и придерживаться ее какое-то время — только для того, чтобы наблюдать, как мы падаем с повозки, едим продукты, не входящие в диету, испытываем тягу к запретным продуктам, которые затем приводит к самоотвержению и личным беспорядкам.

    Последний пункт, который я считаю важным.

    Это потому, что когда мы пытаемся безупречно придерживаться идеальной диеты, возникает так много путаницы в питании и личного разочарования — а на самом деле совершенства не существует.

    Назовите мне одно место в жизни, где мы все можем прийти к единому мнению о том, что идеально.

    Есть ли лучший способ заработать деньги?
    Есть ли идеальный способ наладить отношения?
    Есть ли идеальный способ воспитывать детей?
    Есть ли лучший способ повеселиться?
    Есть ли идеальный способ двигаться и заниматься спортом?
    Есть ли идеальный способ заняться сексом?
    Есть ли идеальный дом?
    Или идеальное место для жизни?

    Думаю, вы поняли.

    Но если вы этого не сделаете, позвольте мне объяснить это с точки зрения питания и науки:

    Идеальной диеты не существует.

    Вероятно, существует столько же отличных способов поесть, сколько людей на планете Земля.

    Правильная диета для любого из нас связана с множеством различных факторов:

    Я говорю о вашем возрасте, генетике, предпочтениях, вашем поле, среде, в которой вы живете, в этом сезоне, вашем образе жизни, количестве упражнений, которые вы делаете, любых проблемах со здоровьем, с которыми вы можете столкнуться, ваших личных целях, ваших личных верования и всевозможные факторы, которые еще предстоит открыть.

    Но пусть это вас не расстраивает, пожалуйста.

    Nutrition — это постоянное путешествие. Это исследование. Это увлекательный эксперимент. Мы живем во время, когда тело меняется, наши потребности в питании сильно отличаются от того, что было 1000 лет назад, мир стал другим местом, мы находимся под сильным экологическим давлением из-за токсинов в плохой пищевой цепочке — поэтому наши потребности в питании постоянно меняются и развиваются. Это хорошие новости.

    Когда вы наконец откажетесь от попыток найти идеальную диету, вы сможете расслабиться.
    Вы можете быть исследователем.
    Вы можете улыбнуться и опробовать новые подходы, новые продукты, новые добавки или новейшую диету — и посмотреть, как они работают на вас.

    Мудрость тела здесь — последний рубеж.
    Да, вы собираетесь использовать свои знания, вы собираетесь использовать то, что вы узнали, вы можете слушать экспертов, и в конце концов каждый из нас в конечном итоге делает выбор в отношении того, что мы потребляем. .

    Вы можете рассматривать это путешествие как проблемное и разочаровывающее или как нечто увлекательное и захватывающее.

    На ваш выбор.

    Стремление к совершенству в любой сфере жизни — это форма упрощенного принятия желаемого за действительное. Это способ взглянуть на мир, требующий большей зрелости и опыта. Перфекционизм — мечта, от которой нужно просыпаться. Альтернатива — продолжать лунатизм и не понимать, почему мы постоянно чувствуем себя неуравновешенными, бессильными, неуверенными и всегда ищем ответы о том, почему наше здоровье или наши пищевые привычки не идеальны.

    Сфера питания немного запутана.
    Он находится в постоянном движении.
    Наша жизнь сильно меняется.

    Это время, в котором мы живем.

    Давайте примем это и сделаем все возможное, чтобы отпраздновать это.

    Вы готовы отказаться от совершенства?

    Готовы ли вы признать, что ваше стремление к перфекционизму часто приводит к замешательству и жестокому обращению с собой?

    Готовы ли вы принять неопределенность и стать исследователем питания в своей собственной жизни?

    Просто скажите «да», и ваши отношения с едой расцветут как никогда раньше.

    Надеюсь, это было полезно, друзья мои.

    Тепло,
    Марк Давид

    Чтобы узнать больше о передовой работе, которую мы преподаем здесь, в Институте психологии питания, пожалуйста, подпишитесь на нашу серию бесплатных обучающих видео по адресу ipe.tips . Вы узнаете о передовых принципах психологии динамического питания и интеллектуального питания, которые помогли миллионам людей навсегда изменить их отношение к еде, телу и здоровью. Наконец, мы хотим убедиться, что вы знаете о двух наших основных предложениях.Наш курс по сертификации тренеров по психологии питания — это 8-месячная программа дистанционного обучения, которую вы можете пройти из любой точки мира, чтобы начать новую карьеру или расширить уже существующую медицинскую практику. И Преобразите ваши отношения с едой — это наша 8-недельная онлайн-программа для всех, кто хочет сделать большой шаг вперед в вопросах питания и тела.

    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *