Работа мозга при дефиците внимания – Синдром дефицита внимания у взрослых: симптомы и лечение

Содержание

Как избавиться от синдрома дефицита внимания?

Синдром дефицита внимания у взрослого человека может разрушить не только карьеру, но и личную жизнь. На Западе в надежде упорядочить работу мозга при синдроме дефицита внимания лечение начинают с психотропных препаратов. Многие считают синдром дефицита просто безволием. На самом деле причина расстройства кроется в другом.

Дело не в недостатке силы воли, а в биохимических нарушениях работы головного мозга. Даже умные и очень волевые люди могут страдать от синдрома. Синдром дефицита внимания тормозит развитие личности, осложняет общение и может разрушить не только карьеру, но и личную жизнь, поэтому бороться с ним нужно. На Западе в надежде упорядочить работу головного мозга при синдроме дефицита внимания лечение обычно начинают с назначения психотропных препаратов. В запущенных случаях это, несомненно, выход, но не меньшее значение имеют занятия с психологом и постоянная работа над собой, позволяющая устранить основы возникновения синдрома дефицита внимания (СДВ).

Следите за собой

Если вы страдаете синдромом дефицита внимания, начинайте следить за собой. Не оставляйте вашему организму ни минуты бесконтрольного существования, за исключением времени сна. Контролируйте свои эмоции, движения, действия и это поможет вам подчинить СДВ своей воле.

Скажите — нет бесцельной активности вашего тела

Постоянно следите за осанкой, за походкой, пресекайте любые попытки грызть и ковырять ногти, теребить платок, покусывать губы, накручивать локон волос на палец. Эти неосознанные действия — свидетельство синдрома и гиперактивности. Давая им ход, вы культивируете синдром. На первых порах будет сложно, но постепенно поток лишних движений превратится в ручеек и вовсе иссякнет.

Сократите поток информации из Интернета

То, что всемирная паутина стала всемирной помойкой, напоминать даже не будем, каждый здравомыслящий человек понимает это. Постоянное бесцельное блуждание на просторах Интернета, перескакивание с одной страницы на другую без попыток сосредоточиться на одном материале — не что иное, как синдром дефицита внимания у взрослых. Мозг при этом переутомляется и изнашивается, у него развивается «неусвоение» информации аналогичное несварению желудка при изобилии всевозможных яств.

Организуйте свою работу в Интернете, отдавайте предпочтение длинным, содержательным статьям, избегайте чтения постов, ограничьте свое пребывание в социальных сетях до получаса в день. Это поможет справиться с информационной перегрузкой и приучит концентрировать внимание на важном.

Учитесь сосредотачиваться

Заставляйте себя усилием воли сосредотачиваться на одном деле или предмете. По сути, не важно, какое занятие вы выберете, важен результат. Например, читайте книгу, причем, чем скучнее она, тем лучше. Ваша задача прочесть запланированное количество страниц. Можно слушать музыку лежа на диване, при этом вы не должны отвлекаться на другие дела. То же самое относится к вашей работе, вначале сделайте все, что нужно, а затем переключайтесь на другие предметы.

Меньше разговоров не по делу

Перестаньте тараторить, учитесь разговаривать спокойно, доводя мысль до логического конца. Слушайте собеседника, не перебивайте. Не болтайте «пустое», говорите по существу, по теме. Обдумывайте свои ответы.

Откажитесь от вредных привычек

Бросьте курить, не злоупотребляйте алкоголем. Очень часто сигарета с бокалом пива или с чашкой кофе становятся предметом психологической зависимости. Кофе, кроме того, поддерживает болезненную гиперактивность головного мозга.

Отдыхайте от информации

Во время работы делайте перерывы, в выходные старайтесь проводить время вдали от компьютера. Прибежав вечером с работы, не бросайтесь к телевизору. Откажитесь от игр в смартфоне. Идеальный отдых — это полное расслабление в отсутствии информационного потока. Научитесь медитировать. Медитация — это самый действенный способ профилактики синдрома дефицита внимания, лечение для беспокойного мозга с помощью сеанса одновременного расслабления и концентрации.

Занимайтесь физкультурой

Физические упражнения нормализуют работу центральной нервной системы, помогут вам избавиться от излишней напряженности и избыточной энергии, а легкая усталость будет способствовать расслаблению и ликвидации беспокойной активности.

Учитесь ждать

Стоя в очереди, ожидая транспорт, старайтесь расслабиться и привести свою нервную систему в спокойное состояние. Для этого постарайтесь избавиться от мышечного напряжения в каждом участке тела, и сигналы благополучия незамедлительно поступят в ваш мозг. Конечно же, если сидром дефицита внимания выражен в крайней степени, одних лишь усилий над собой будет недостаточно. В этом случае рекомендуется обратиться к специалистам, психологам, психотерапевтам, и с их помощью справиться с расстройством.

Сонин Александр

m-oboz.ru

Мозг пациентов с СДВГ обладает рядом анатомических особенностей

Объём мозга людей, страдающих синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) несколько меньше, чем объём мозга людей без этого диагноза. К такому выводу пришли исследователи, опубликовавшие результаты своей работы в издании The Lancet Psychiatry. Различия были обнаружены в ходе изучения МРТ головного мозга.

СДВГ — это нарушение нервно-психического развития, встречающееся, в среднем, у каждого 20-го ребёнка или подростка. Приблизительно у 2/3 пациентов симптомы сохраняются и во взрослом возрасте.

Работая над проектом, исследователи пересмотрели данные многочисленных предыдущих работ, посвящённых изучению СДВГ. Всего в выборку вошли 1713 пациентов с СДВГ и 1529 без него. Возраст участников составил от 4 до 63 лет.

Целью новой работы стало преодоление ограничений предыдущих исследований, прежде всего — проблем, обусловленных малым количеством участников в каждой отдельно взятой работе. После сбора данных учёным удалось разработать единый метод анализа, предназначенный для поиска структурных изменений в мозге детей и взрослых, страдающих СДВГ.

Исследователи обнаружили, что в группе с диагнозом «СДВГ» общий объём мозга и объём его отдельных регионов, например гиппокампа или бледного шара, были достоверно меньше, чем в контрольной группе. Наибольшей оказалась разница в размерах амигдалы или миндалины, области мозга, связанной с формированием эмоций.

Мозг детей с СДВГ в большей степени отличался от мозга здоровых сверстников, чем мозг взрослых пациентов — от мозга здоровых взрослых. Хотя некоторые «дети, страдающие СДВГ, могут перерасти диагноз, взрослые, вошедшие в наше исследование, его сохранили, поэтому таким образом объяснить этот эффект невозможно, — рассказывает ведущий автор работы доктор Мартине Хогман (Martine Hoogman), сотрудница Университета Неймегена имени святого Радбода Утрехтского (нидерл. Radboud Universiteit Nijmegen). — Похоже, существует какая-то задержка в процессе созревания головного мозга, которая впоследствии навёрстывается».

Впрочем, различия в размерах головного мозга у участников из разных групп были крайне малы. «Если бы исследование не было таким масштабным, обнаружить разницу бы не удалось», — пояснила доктор Хогман. Она также добавила, что схожие отличия в структуре головного мозга наблюдаются и у пациентов с другими психическими заболеваниями, например, шизофренией, депрессией или биполярным расстройством.

В ходе работы доктор Хогман и её коллеги решили также выяснить, оказывают ли препараты для лечения СДВГ влияние на мозг. Часть участников на момент проведения сканирования головного мозга получала лечение психостимуляторами — метилфенидатом или амфетамином.

Оказалось, что медикаментозная терапия действительно воздействует и на мозг в целом, и на отдельные его участки. Однако исследователям не удалось однозначно определить, истощают ли медикаменты мозг или, напротив, помогают ему восстановиться. Самым простым способом ответить на этот вопрос могло бы стать проведение плацебо-контролируемого исследования. Но в распоряжении авторов новой работы были только исследования, в ходе которых показатели детей с СДВГ, получавших препараты, сравнивались с аналогичными параметрами детей с тем же диагнозом, но терапию не принимавших. При этом между этими группами могли существовать систематические расхождения. Скажем, медикаменты могли назначаться детям с более тяжёлыми формами заболевания.

Профессор Джоэль Нигг (Joel Nigg), профессор психиатрии, педиатрии и поведенческих нейронаук из Орегонского университета науки и здоровья (Oregon Health and Science University), не принимавший участия в исследовании, отметил: «Миндалина или амигдала тесно связана с другими участками мозга. Это узел, через который проходит множество сигналов, связанных с важностью тех или иных событий. Но изменения в миндалине обычно не рассматривались как составляющая СДВГ, поэтому наблюдение, сделанное в ходе новой работы, очень интересно».

Доктор Джонатан Познер (Jonathan Posner), доцент отделения психиатрии в Колумбийском университете (Columbia University), автор комментария к новой публикации, отметил, что эмоциональные нарушения при СДВГ наблюдаются нередко. В частности, у больных может присутствовать эмоциональная реактивность и слабая устойчивость к фрустрации. Тем не менее, эти симптомы вызывают меньше интереса у исследователей, чем когнитивные отклонения, также регистрируемые у пациентов с СДВГ. Кроме того, эмоциональные сложности часто рассматриваются как вторичные проявления заболевания. Например, ребёнку сложно сосредоточиться, поэтому любая фрустрация будет восприниматься как результат проблем с концентрацией внимания. Возможно, благодаря результатам нового исследования, этот подход со временем изменится.

22century.ru

Что происходит в мозге, когда мы концентрируем внимание

Мехди Ордикхани-Сейедлар

Нейробиолог. Исследует мозговые сигналы и способы их применения в нейрокомпьютерных интерфейсах.

Работа мозга зависит от типа внимания

Внимание бывает двух типов: произвольное и непроизвольное. В первом случае мы сосредотачиваемся на чём-то усилием воли, например следим взглядом за каким-то предметом. Во втором это происходит бессознательно. Представьте, что вы ведёте машину. Вы сознательно следите за дорогой, но в то же время непроизвольно фиксируете информацию обо всём, что происходит вокруг вас.

В зависимости от типа внимания мозг работает по-разному. Ордикхани-Сейедлар провёл эксперимент, чтобы проверить, как различаются паттерны мозговой активности при произвольном и непроизвольном внимании.

Участники эксперимента смотрели на экран, где с разной частотой мерцали два квадрата. Когда испытуемые сосредотачивались на одном квадрате, активировалась только затылочная доля мозга, ответственная за обработку визуальной информации. При этом фиксировалась частота наблюдаемого квадрата.

Но, когда они смотрели в центр экрана и, не переводя взгляд, сосредотачивались на каком-то квадрате, мозг фиксировал частоты обеих фигур. Кроме того, активировалась лобная доля мозга. Она фильтровала, от какого квадрата пропускать информацию, а от какого блокировать.

Что это даёт на практике

Ордикхани-Сейедлар считает, что такая способность мозга фильтровать информацию — ключ к решению проблем с вниманием. Например, мозг людей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности не отфильтровывает лишнюю информацию, и из-за этого они не могут сосредоточиться. Если бы был способ подсоединить мозг к компьютеру и обучить человека этому, то проблема была бы решена.

Кроме того, научив компьютер распознавать паттерны мозговой активности, мы смогли бы читать мысли людей в коме или дать возможность общаться тем, кто потерял способность говорить после инсульта.

lifehacker.ru

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России — The Village


С тех пор как Кирилл переехал работать бэк-эндером в Новую Зеландию, у него нет проблем с доступом к лекарствам. Еще со школы отзывы от учителей как о талантливом ребенке удивительным образом совмещались с из рук вон плохой учебой. Поступив на бюджетное отделение факультета вычислительной математики и кибернетики в МГУ, Кирилл вылетел с первого же курса. Затем восстановился и худо-бедно с постоянными пересдачами и комиссиями доучился. Он меняет работу в среднем раз в год: «Программирование меня может увлечь, но у меня быстро переключается внимание — значит, мне неинтересно, зачем тогда я мучаюсь? Каждый раз решаю, что на другой работе будет лучше, но на другой получается то же самое».


Трудности возникают не только на долгой дистанции, но и в самом рабочем процессе: «Я открываю сначала одну вкладку по работе, потом ловлю себя на том, что я читаю все подряд вместо того, чтобы работать, отвлекаюсь на что угодно. Могу, например, встать и начать ходить кругами по офису. Когда спрашивают, зачем я так делаю, я говорю, что мне нужно думать — я не могу думать, когда не хожу. На встречах я стараюсь говорить коротко и тезисно». Кирилл не помнит, когда последний раз дочитывал книгу, да и досмотреть фильм до конца для него — волевой поступок.


Переезд в Окленд ничего не изменил — по словам Кирилла, сейчас ему «вообще ничего не интересно, это касается и личной жизни». Поэтому к местному психиатру он пошел с жалобами не на рассеянное внимание, а на подавленность: «У меня есть такая особенность — при разговоре с человеком перестаю обращать внимание на то, что он говорит, примерно через минуту. Я очень стараюсь, но у меня все равно перескакивает внимание. Даже тут, у врача, не то что мне неинтересно слушать, я заплатил 400 долларов за прием, естественно, мне интересно. Но так всегда происходит, что я теряю концентрацию, даже на собеседованиях». После часового разговора, в ходе которого выяснилось, что у Кирилла к тому же всю жизнь плохой сон, доктор сообщил ему об СДВГ и выписал рецепт на «Рубифен» — новозеландскую торговую марку все того же метилфенидата.


На таблетках работоспособность Кирилла сразу скакнула вверх; он почти перестал отвлекаться, эмоциональное состояние тоже улучшилось. Настолько, что всего через неделю случился конфликт — «Рубифен» сделал его энергичным и уверенным в себе, но не решил проблем со сном, на замечания об опозданиях Кирилл отреагировал резко и без сожалений уволился. Но уже через два месяца он бросил принимать лекарства: «Я начал использовать эти таблетки не по назначению, поскольку, по сути, это бесплатный мешок амфетаминов, их можно растолочь и снюхать. У меня была довольно устойчивая система — там, помимо „Риталина“, был еще алкоголь и кветиапин, который мне прописывали от бессонницы. Я жил один, у меня были деньги и не было работы. Угорал на смеси „Риталина“ и бухла до трех-пяти утра, принимал таблетку кветиапина и спал восемь часов, просыпался, делал какие-то дела и повторял вечером то же самое».

www.the-village.ru

синдром дефицита внимания и гиперактивности: причины возникновения, диагностика, лечение

В семье рождается ребенок. И взрослые мечтают: вот он начнет ходить, вот будут вместе заниматься интересными делами, расскажут ему о мире, покажут все, что сами знают. Время идет. Ребенок уже ходит и говорит. Но ему не сидится на месте. Он не может долго слушать, не может запомнить правила игр. Начинает какое-то дело и быстро отвлекается на другое. Потом все бросает и хватается за третье. То плачет, то смеется. Часто дерется, что – нибудь ломает беспричинно. И родители, измучившись, идут психологам, врачам. И там ставят диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).

Сейчас все чаще звучит этот диагноз. Статистика (Заваденко Н.Н.) говорит о том, что в России таких детей 4 — 18 %, в США – 4 — 20 %, Великобритании – 1 — 3 %, Италии – 3 — 10 %, В Китае – 1 — 13 %, в Австралии – 7 — 10 %. Мальчиков среди них в 9 раз больше, чем девочек.

СДВГ – это одна из форм проявления минимально-мозговой дисфункции (ММД), то есть очень легкой недостаточности мозга, который проявляется в дефиците определенных структур и нарушении созревания более высших этажей мозговой деятельности. ММД относят к категории функциональных нарушений, обратимых и нормализуемых по мере роста и созревания мозга. ММД не является медицинским диагнозом в прямом смысле этого слова, скорее это только констатация факта наличия легких нарушений в работе мозга, причину и суть которых еще предстоит выяснить для того, чтобы начать лечение. Детей с реактивным типом ММД и называют иначе гиперактивными .

На психофизиологическом уровне развитие гиперактивности прослеживается следущим образом. Можно сравнить историю развития мозга в индивидуальном созревании ребенка со строящимся зданием. Причем каждый раз новый построенный этаж выполняет функции всего мозга. (Шевченко Ю.С., 2002 г.)

  • Первый уровень – стволовой (нижний этаж), который обеспечивает, прежде всего, энергетику и чисто телесные функции – статику, напряжение мышц, дыхание, пищеварение, иммунитет, сердцебиение, эндокринную систему. Здесь формируются базовые инстинкты выживания. При недоразвитии этих структур ребенок не понимает, чего хочет, почему плохо и так далее… Созревание идет от зачатия до 2-3 лет.
  • Далее формируется второй этаж (от 3 до 7-8 лет) – это внутриполушарные и межполушарные корковые взаимодействия, которые обеспечивают связь нашего организма с внешним миром через органы чувств, анализирующие поток раздражителей. То есть, этот блок отвечает за прием, переработку и хранение информации (зрительной, слуховой, вестибулярной и кинестетической, вкуса и запаха, а также всех когнитивных процессов). Если этот уровень нарушен, то ребенок не понимает, почему не может что-либо, «не видит», «не слышит». Этот блок тоже требует своего энергообеспечения.
  • И, наконец, третий уровень (от 8 до 12-15 лет) – лобные доли. Которые являются руководителем нашего произвольного поведения, словесного мышления, которое наиболее энергоемко. Это целеполагание, контроль реализации программ, социального поведения.

Формирование мозговой организации психических процессов в онтогенезе происходит от стволовых и подкорковых образований к коре головного мозга (снизу — вверх), от правого полушария мозга к левому (справа — налево), от задних отделов мозга к передним (сзади — наперед). (Семенович А.В..2002 г.)

И конечным этапом этого строительства является взятие на себя руководства всем мозгом и всеми функциями – нисходящее контролирующее и регулирующее влияние от передних (лобных) отделов левого полушария, которые и направляют ту энергетику, которая обеспечивается нижними этажами.

Развитие тех или иных аспектов психики ребенка однозначно зависит от зрелости и полноценности соответствующих мозговых отделов. То есть, для каждого этапа психического развития ребенка в первую очередь необходима готовность комплекса определенных мозговых образований к его обеспечению.

Психологическая составляющая развития отделов головного мозга так же огромна. Известен научный факт, что у людей, занимающихся регулярно интеллектуальной и эмоциональной нагрузкой, количество нейронных связей значительно больше, чем у человека-обывателя. За счет такого «усовершенствования» не только человеческий ум, но и организм в целом лучше функционируют. Для такого развития необходимы благоприятные социопсихологические условия. Должна быть востребованность извне (от социума и внешнего мира) к постоянному наращиванию зрелости и силы отдельных психологических факторов. Если этого нет, то идет замедление и изменение процессов формирования психических функций, что влечет за собой вторичные искажения участков мозга. Доказано, что на ранних этапах формирования психики социальная депривация приводит к дистрофии мозга на нейронном уровне.

В основе СДВГ лежит нарушение коры и подкорковых структур и характеризуется триадой признаков: гиперактивность, дефицит внимания, импульсивность.

Гиперактивность, или чрезмерная двигательная расторможенность, является проявлением утомления. Утомление у ребенка идет не так, как у взрослого, который контролирует это состояние и вовремя отдохнет, а в перевозбуждении (хаотическом подкорковом возбуждении), слабом его контроле.

Дефицит активного внимания – неспособность удерживать внимание на чем-либо в течение определенного отрезка времени. Это произвольное внимание организуется лобными долями. Для него нужна мотивация, понимание необходимости сосредоточиться, то есть, достаточная зрелость личности.

Импульсивность – неспособность оттормозить свои непосредственные побуждения. Такие дети часто действуют, не подумав, не умеют подчиняться правилам, ждать. У них часто меняется настроение.

К подростковому возрасту повышенная двигательная активность в большинстве случаев исчезает, а импульсивность и дефицит внимания сохраняются. По статистике поведенческие нарушения сохраняются у 70% подростков и 50% взрослых, в детстве страдающих дефицитом внимания. Характерологические изменения формируются с учетом возбуждения и торможения процессов в коре головного мозга.

Характерной чертой умственной деятельности гиперактивных детей является цикличность. При этом мозг продуктивно работает 5-15 минут, а затем 3-7 минут накапливает энергию для следующего цикла. В этот момент ребенок «выпадает» и не слышит учителя, может совершить какие-либо действия и не помнить об этом. Чтобы оставаться в сознании, таким детям нужно постоянно держать свой вестибулярный аппарат в активности – вертеть головой, двигаться, крутиться. Если голова и тело будут неподвижны, то у такого ребенка снижается уровень активности мозга.(Сиротюк А.Л.,2003)

Если незрел первый этаж – стволовые структуры – можно либо улучшить общий обмен и, соответственно, энергетический потенциал, либо улучшать эффективность работы мозга.

Когда человек мыслит, он затрачивает столько энергии, сколько ни одна физическая работа не требует. Значит, если энергии достаточно, он справляется. Если нет, есть два пути: либо наступает истощение, либо, если он созрел личностно и у него целенаправлена воля, то обедняются телесные функции. На них энергии не хватает, и идет различная психосоматическая патология.

Когда ребенок с СДВГ остается один, он становится вялым, как бы полусонным или слоняется без дела, повторяет какие-нибудь монотонные действия. Эти дети нуждаются во внешней активации. Однако в группе при излишней «активации» они перевозбуждаются и теряют работоспособность.

Когда ребенок живет в семье, где ровные, спокойные отношения, то гиперактивность может быть не проявлена. Но попадая в школьные условия, где много внешних раздражителей, ребенок начинает демонстрировать весь набор признаков СДВГ.

По статистике (Заваденко Н.Н.) дети с СДВГ 66 % имеют дисграфию и дислексию, 61% — дискалькулию. Психическое развитие отстает на 1.5-1.7 года.

Также при гиперактивности у детей слабая моторная координация, характеризующаяся неловкими беспорядочными движениями. Для них характерна постоянная внешняя болтовня, которая бывает при несформированности внутренней речи, контролирующей социальное поведение.

Среди таких детей могут быть и одаренные, обладающие неординарными способностями. Гиперактивные дети могут иметь хороший общий интеллект, но развить его в полной мере мешают нарушения развития. Нескомпенсированное несоответствие между уровнем развития и интеллектом проявляется с одной стороны в соматической сфере, с другой стороны в особенностях поведения. Так как закрепившиеся шаблоны такого отклоняющегося поведения ( из-за несовершенства сдерживающих центров) ведут к тому , что эти дети во взрослом возрасте сохраняют их, хотя перестают быть расторможенными и внимание уже могут концентрировать.

Отклоняющееся поведение проявляется в том, что дети бывают агрессивными, взрывчатыми, импульсивными. Импульсивность остается сквозной чертой. Такие дети склонны к правонарушениям, к различным формам группирования, так как подражать плохому поведению легче, чем хорошему. А так как воля, высшие эмоции и высшие потребности не дозрели, то жизнь складывается таким образом, что идут уже личностные проблемы.

Какие же нарушения в мозге вызывают синдром гиперактивности?

— Это дефицит энергетического снабжения, который можно наблюдать при энцефалографическом обследовании. Ребенок сидит с открытыми глазами, выполняет в соответствии с инструкцией определенную деятельность. А в электрической активности его мозга абсолютно доминирует альфа-ритм, то есть мозг «спит». Альфа-ритм в норме возникает в состоянии покоя, когда глаза закрыты, внешняя стимуляция и какое-то реагирование отсутствуют. Естественно, что в таком состоянии качество выполняемой деятельности оказывается исключительно низким. Таким механизмом ребенок компенсирует недостаточность энергоснабжения.

— Это также архаичность и незрелость связей, которые имеют в своем развитии сенситивный период. Если сенситивный период пройден и синкинезии не растормозятся, то ребенок будет одновременно писать и хаотически двигать языком, что отвлечет внимание и будет неэффективно. Чтобы компенсировать такие архаичные механизмы, нужна опять дополнительная энергия.

— Это вопросы личной зрелости. И здесь получается парадокс. Если такой дефицитарный ребенок личностно зрел. И он заставляет себя ради родителей и учителя сидеть, сложа руки и внимательно смотреть на учителя, пытаться следить за ходом дела и не давать себе дергаться и выкрикивать, то у него возникают различные расстройства, которые связаны с соматической сферой (чаще болеет, возникают аллергии). То есть в каждом болезненном проявлении часто симптомов компенсации больше, чем первоначальной недостаточности.

Причины возникновения органических нарушений

Обычно осложнения в развитии ребенка подразделяют по времени возникновения вредных факторов, влекущих за собой нарушения, и классифицируют как пренатальные (внутриутробные), натальные (повреждения в процессе родов) и постнатальные (осложнения первых лет жизни ребенка) патологии. Вредных факторов много:

  • Общее ухудшение экологической ситуации.
  • Инфекции матери во время беременности и действие лекарств в этот период.
  • Пищевые отравления будущей матери. Принятие ею алкоголя, наркотиков, курение, травмы, ушибы в области живота.
  • Иммунологическая несовместимость (по резус-фактору).
  • Угрозы выкидыша.
  • Хронические заболевания матери.
  • Преждевременные, скоротечные или затяжные роды, стимуляция родовой деятельности, отравление наркозом, кесарево сечение.
  • Родовые осложнения (неправильное предлежание плода, обвитие его пуповиной) ведут к травмам позвоночника плода, асфиксиям, внутренним мозговым кровоизлияниям.
  • Травмы позвоночника при современных технологиях кесарева сечения. Если их не убрать, то явления, осложняющие рост и развитие ребенка, сохраняются сколь угодно долго.
  • Позвоночник младенца может быть травмирован, когда его приучают сидеть до того, как он сам начинает садиться, когда ребенок еще мало ползал, и мышцы спины еще не окрепли. Также к этим травмам приводит ношение в «рюкзачке».
  • Любые заболевания младенцев с высокой температурой и приемом сильнодействующих лекарств.
  • Астма, пневмонии, сердечная недостаточность, диабет, заболевания почек могут выступать, как факторы, нарушающие нормальную работу мозга.(Ясюкова Л.А.,2003 г.)

Эти минимальные деструкции и порождают то, что эволютивный генетически запрограммированный процесс созревания уже происходит с проблемами. Характерно, что для каждого этажа созревания мозга свой возраст. То есть мы не достроили первый этаж и перешли на второй, а энергетики не хватает. Связи не налажены. Закончили второй этаж, перешли на третий. Все силы уже там. А ниже не достроено все.

Годам к 13-15 морфологически процесс созревания уже закончен. Дальше идет развитие личности. И понятно, что эти дети, не соответствуя (по незрелости третьего блока – целеполагания и контроля) по своему поведению возрастным требованиям, очень трудны для окружающих. Здесь уже идут вторичные, третичные проблемы.

Педагоги говорят: «Один расторможенный ребенок – это проблема, два – это беда в классе». То есть, на остальных детей времени уже не хватает. Поскольку дети с СДВГ невнимательны, просто сделать им замечание недостаточно. Учитель вынужден повышать голос до тех пор, пока ребенок не обратит на него внимание. Потом ребенок приходит домой и жалуется, что учитель весь урок на него кричал, потому что только это он и запомнил. А все предыдущие обращения он не помнит. Значит, он либо невротизируется, либо начинает мстить и защищаться теми формами поведения, которыми располагает.

Возникновение СДВГ из-за раннего повреждения ЦНС в период беременности и родов встречается в 84% случаев, генетические причины – 57%, негативные воздействия внутрисемейных факторов – 63%. (Заваденко Н.Н.) В семье дети неосознанно начинают копировать в поведении своих собственных родителей. Хорошо, если модели воспитания родителей были схожи. Если нет, то возникают патологические формы воспитания, которые сказываются не только на психологии ребенка, но и его психофизиологии. Так происходит в развитии приобретенной гиперактивности и наследственной. Хотя глубинные психологические причины возникновения очень похожи.(Подхватилин Н.В.,2004)

Методы лечения СДВГ

В настоящий момент есть несколько подходов к методам лечения СДВГ (Шевченко Ю.С., 2002г.):

Первый подход, распространенный за рубежом — это корковые стимуляторы (ноотропы), вещества, улучшающие работу мозга, обмен, энергетику, увеличивающие тонус коры. Также назначаются препараты, состоящие из аминокислот, которые улучшают обмен веществ мозга.

Второй подход – нейропсихологический. Когда с помощью различных упражнений мы возвращаемся на предыдущие этапы онтогенеза и заново простраиваем те функции, которые сформировались архаично неправильно и уже закрепились. Для этого их нужно, как любой другой неэффективный патологический навык, целенаправленно раскрыть, растормозить, разрушить и создать новый навык, который более соответствует эффективной работе. И это осуществляется на всех трех этажах мыслительной деятельности. Это трудоемкая многомесячная работа. Ребенок вынашивается 9 месяцев. И нейропсихологическая коррекция рассчитана на этот срок. И тогда мозг начинает работать более эффективно, с меньшими энергетическими затратами. Старые архаичные связи, отношения между полушариями нормализуются. Энергетика, управление, активное внимание простраиваются.

Третий подход – синдромальный. Представим, что зрелый личностно ребенок хочет вести себя в соответствии с нормами, хочет учиться, воспринимать знания. Его родители хорошо воспитали. Он должен сидеть спокойно на уроке. Должен быть внимательным и слушать, контролировать себя. Три трудные задачи одновременно. Ни один взрослый человек три работы, трудные для него, не в состоянии выполнить. Поэтому синдромальная работа заключается в том, что ребенку дается интересная деятельность (произвольная). Но в этой деятельности идет постпроизвольное внимание (когда мы чем-то заинтересовались и вникли, мы уже напрягаемся без дополнительных затрат). Поэтому, когда говорят, что дети с СДВГ в состоянии просидеть за компьютером очень долго, то это совсем другое внимание.

Существуют подвижные игры, которые требуют только напряжения внимания. Ребенок движется по условиям игры, он может быть взрывчат, импульсивен. Это может помогать ему выигрывать. Но игра рассчитана на внимание. Тренируется эта функция. Затем тренируется функция сдержанности. При этом он может отвлекаться. Каждая задача решается по мере поступления. Так улучшается каждая функция по отдельности.

Но ни одно лекарство не учит, как себя вести, поэтому добавляются еще два направления:

  • Бихевиоральная или поведенческая психотерапия акцентируется на тех или иных поведенческих шаблонах, либо формируя, либо гася их с помощью поощрения, наказания, принуждения и вдохновления.
  • Работа над личностью. Семейная психотерапия, которая формирует личность и которая определяет, куда направить эти качества (расторможенность, агрессивность, повышенную активность).

Весь этот комплекс методов психокоррекции и медикаментозного лечения при своевременной диагностике поможет гиперактивным детям вовремя скомпенсировать нарушения и полноценно реализоваться в жизни.

Сама по себе минимально-мозговая дисфункция (ММД) не является препятствием к обучению в общеобразовательной школе и в гимназии, а впоследствии и в Вузе. Но должен быть соблюден определенный режим труда и отдыха. Если причина, вызвавшая отклонение, перестает действовать, то растущий мозг сам в состоянии постепенно выйти на нормальный уровень функционирования. Но надо не перегружать детей до хронического переутомления.

При нормальном образе жизни у детей с ММД к 5-6 классу работа мозга полностью нормализуется. Иногда в старших классах при перегрузке опять появляются отдельные симптомы ММД, но при восстановлении здоровья и нормального образа жизни исчезают сами.

Светлана Куралина
Медицинский психолог


По проблеме гиперактивности:

centercep.ru

Синдром дефицита внимания (СДВ). Измените свой мозг

Синдром дефицита внимания (СДВ)

СДВ вызван неврологической дисфункцией в префронтальной коре мозга. Как я уже говорил, при СДВ попытка сконцентрироваться приводит не к росту активности ПК, как это происходит в нормальном мозге, а, наоборот, к снижению. У пациентов с СДВ отмечается много из перечисленных выше симптомов: низкий уровень самоконтроля, неспособность удерживать внимание на протяжении длительного времени, отвлекаемость, неорганизованность, гиперактивность (впрочем, этот симптом отмечается лишь в половине случаев СДВ), низкая способность контролировать собственные импульсы, трудности с извлечением уроков из прошлых ошибок, недостаток дальновидности и медлительность.

Сам я интересуюсь СДВ на протяжении последних 15 лет. Двое из троих моих детей страдают этим нарушением. Я обычно говорю, что знаю об СДВ куда больше, чем хотелось бы. На материалах исследований SPECT, проводившихся в нашей клинике, а также на материалах других исследований в области сканирования головного мозга и генетики, мы с коллегами сделали вывод, что СДВ, как правило, является наследственным нарушением работы ПК, обусловленным недостатком нейротрансмиттера дофамина. Ниже приводятся обычные проявления СДВ, которые позволяют увязывать это нарушение с нарушением функции ПК.

Чем больше усилий, тем хуже результат

Как свидетельствуют результаты исследования, чем сильнее пытается сконцентрироваться человек с СДВ, тем хуже ему удается выполнить поставленную перед ним задачу. В результате этих усилий активность ПК не возрастает, а снижается. Чем настойчивее требуют от него результата родитель, учитель, мастер или менеджер, тем хуже он работает. И слишком часто родитель, учитель или начальник истолковывают это как намеренный отказ от сотрудничества, в результате чего начинают возникать серьезные проблемы. Один из моих пациентов с СВД рассказывал мне, что всякий раз, когда его начальник начинает требовать, чтобы он работал лучше, он начинает работать намного хуже, несмотря на то что на самом деле очень старается. Почти для каждого из нас лучшим стимулом является похвала, но для страдающих СДВ похвала имеет особое значение. Когда начальник пытается мотивировать такого подчиненного при помощи положительных стимулов, тот начинает работать намного лучше. Родителям, учителям и руководителям следует знать, что по отношению к человеку с СДВ похвала и поощрение действуют гораздо эффективнее, чем давление. Такие сотрудники лучше всего работают там, где им очень интересно и где относительно расслабленная атмосфера.

Неспособность к длительной концентрации

Неспособность к длительной концентрации одно из ключевых проявлений этого нарушения. Людям с СДВ трудно концентрировать внимание и усилия на протяжении длительного времени. Они часто отвлекаются, и вот они уже не занимаются основной работой, а думают о чем-то постороннем, занимаясь другими вещами, не имеющими к работе никакого отношения. При этом существует «ловушка», в которую нередко попадают неопытные врачи, когда им приходится иметь дело с пациентами с СДВ: такие больные не всегда рассеянны. Часто они прекрасно могут удерживать внимание, сталкиваясь с чем-то новым, чрезвычайно интересным или пугающим. Эти явления несут в себе достаточное количество внутренних стимулов, активизирующих их ПК настолько, чтобы человек смог сфокусировать на них свое внимание. Ребенок с СДВ может демонстрировать хорошие результаты, общаясь с преподавателем один на один, и при этом совершенно теряться в классе, где находится 30 детей. Например, мой сын с СДВ за четыре часа делал половину домашнего задания, на выполнение которого должен уходить час. Он много отвлекался. При этом, если дать ему журнал об автомобильных стереосистемах, он быстро прочитает его от корки до корки, запомнив все, что там написано, до мельчайших подробностей. Люди с СДВ постоянно сталкиваются с трудностями, связанными с каждодневными, привычными, рутинными занятиями — выполнением домашнего задания, работы по дому, работы с документами и т. д. Чтобы стимулировать работу их ПК, им нужны возбуждение и интерес.

Супружеские пары нередко рассказывают мне, что в начале их отношений партнер с СДВ мог часами общаться со своей «половиной». Новая любовь становилась в таком случае сильным стимулятором для его ПК. По мере того как новизна и возбуждение от отношений начинали уходить (как это бывает в большинстве случаев), такому человеку становится труднее и труднее уделять много времени своему партнеру, а его способность слушать начинает снижаться.

Отвлекаемость

Как отмечалось выше, чтобы дать вам возможность сконцентрироваться, ПК посылает запретительные сигналы в другие области мозга, снижая уровень восприятия внешних раздражителей. Когда активность ПК снижена, она перестает должным образом «глушить» сенсорные области мозга, и в результате ваш мозг оказывается под «обстрелом» многочисленных стимулов. Отвлекаемость у людей с СДВ наблюдается в самой разной обстановке: в классе, на встречах, когда им надо слушать, что говорят их партнеры. Человек с СДВ замечает все, что происходит вокруг, и поэтому ему трудно сосредоточиться на необходимом. Люди с СДВ начинают оглядывать помещение, дремать, скучать, терять нить разговора и вставлять замечания, не относящиеся к делу. Из-за отвлекаемости и неспособности долго удерживать внимание им может требоваться гораздо больше времени на выполнение своей работы.

Импульсивность

Отсутствие контроля над своими импульсами создает массу проблем для страдающих СДВ. Они могут допускать неуместные высказывания в разговоре с родителями, друзьями, учителями, начальниками, коллегами и клиентами. У меня был пациент, 13 раз менявший место работы из-за того, что не мог контролировать то, что он говорит. Несмотря на то что на некоторых позициях он честно хотел удержаться, он высказывал все, что приходило ему в голову, прежде чем мог адекватно оценить свою мысль. Непродуманные решения тоже можно отнести к импульсивности. Вместо того чтобы обдумать проблему, многие пациенты с СДВ стремятся принимать моментальные решения, не особенно заботясь о последствиях. Импульсивность вынуждает их сходным образом вести себя на работе, презирая установленные правила. Если возникает проблема, они отправляются с ней к самому высокому начальству, минуя все промежуточные инстанции. Это вызывает возмущение у коллег и у непосредственных руководителей. Импульсивность становится причиной такого проблемного поведения, как ложь (когда человек выпаливает первое, что приходит ему в голову), воровство, измены и чрезмерные траты. Среди моих пациентов было много тех, кто вел себя именно так, а потом сильно страдал от чувства вины и стыда.

Во время своих выступлений я часто обращаюсь к аудитории с вопросом: «Сколько из присутствующих состоят в браке?» Руки поднимают многие. Тогда я задаю второй вопрос: «Полезно ли для ваших отношений говорить все, что думаешь?» В зале раздается смех, потому что ответ известен. «Конечно же, нет, — продолжаю я, — в отношениях между людьми должен присутствовать такт. Тем не менее из-за импульсивности и недостатка дальновидности многие люди с СДВ говорят первое, что приходит им в голову. А затем, вместо того чтобы извиниться за то, что, сказав так, обидели своего собеседника, они начинают доказывать, что были правы, тем самым только усугубляя ситуацию. Одно импульсивное слово может испортить людям вечер, выходные и всю семейную жизнь».

Стремление к конфликтам

Многие, страдающие СДВ, бессознательно ищут ссоры, так как это стимулирует их ПК. Они делают это безотчетно. Они не собираются ссориться. Они отрицают, что поступают таким образом. И тем не менее они ищут ссоры. Относительный недостаток активности и стимуляции ПК требует новой активности. Гиперактивность, беспокойность, напевание и бормотание — наиболее распространенные формы самостимуляции. Другой способ, которым, по моим наблюдениям, пользуются люди с СДВ, чтобы «включить мозги», — поиск конфликта. Если им удается ввести родителей или супруга в состояние эмоционального напряжения, заставить их на себя орать, это помогает им повысить активность в лобных долях и чувствовать себя лучше. Повторяю, это не сознательные действия. Однако, похоже, что у людей, страдающих СДВ, такой способ нередко вызывает привыкание.

У меня был пациент, который имел обыкновение дома затаиться за углом и ждать, когда мимо пойдет ею жена. Тогда он выскакивал из своего укрытия и пугал ее. Ему нравилось, что от ее криков у него повышалась энергетика. Правда, к несчастью для его жены, от постоянных внезапных испугов у нее развилась сердечная аритмия. Среди моих пациентов были многочисленные взрослые и дети с СДВ, получавшие дополнительный заряд энергии, когда мучили или дразнили своих домашних питомцев.

Родители детей с СДВ часто говорят, что их чада отлично умеют выводить их из себя. Одна женщина рассказывала мне, что каждое утро, просыпаясь, она дает себе обещание, что не станет кричать на своего восьмилетнего сына. Тем не менее, прежде чем он уходит в школу, они успевают поскандалить не меньше трех раз, после чего у обоих ужасно портится настроение. После того как я объяснил ей, что таким образом ребенок безотчетно ищет способа стимулировать ПК, она прекратила на него кричать. Когда родители прекращают обеспечивать негативную стимуляцию (криками, битьем, нотациями и т. д.), негативное поведение таких детей идет на убыль. Всякий раз, когда вы испытываете желание накричать на такого ребенка, остановитесь и обратитесь к нему самым тихим голосом. Таким образом вы ломаете его привычку к скандалам и снижаете собственное артериальное давление.

У страдающих СДВ есть еще один способ стимулировать собственную ПК — беспокоиться и фокусироваться на проблемах. При эмоциональной встряске, вызванной таким волнением, выделяются химические вещества стресса, которые поддерживают активность мозга. Мне довелось лечить женщину с депрессией и СДВ. Каждый раз она начинала нашу очередную встречу с заявления, что желает покончить с собой. Она заметила, что эти слова вызывают у меня беспокойство, и, казалось, получала удовольствие, рассказывая мне в пугающих подробностях, как она это сделает. Послушав ее в течение года, я наконец понял, что на самом деле она не собиралась кончать жизнь самоубийством, а просто использовала мою реакцию как способ стимулировать собственный мозг. Узнав ее получше, как-то раз я сказал ей: «Хватит говорить о самоубийстве. Я не верю, что вы сможете убить себя. Вы любите своих четверых детей, и я не верю, что когда-нибудь вы сможете их оставить. Мне кажется, эти разговоры нужны вам, чтобы держать себя в тонусе. Вы можете не отдавать себе в этом отчета, но ваш синдром заставляет вас играть в игру „Найдем себе проблему“. Это лишает вас всякой радости, которую вы могли бы получать от жизни». Сначала она страшно на меня обиделась (еще один повод для конфликта, сказал я ей), но в целом она достаточно доверяла мне, чтобы попробовать адекватно оценить свое поведение. Теперь целью наших психотерапевтических занятий стало снизить ее потребность в скандалах.

Такие способы самостимуляции, как гнев, эмоциональные встряски и отрицательные эмоции, связаны с одной серьезной проблемой: они причиняют серьезный вред иммунной системе. Высокий уровень адреналина, образующийся в результате конфликтного поведения, снижает эффективность иммунной системы и повышает склонность к заболеваниям. Я неоднократно убеждался в этом, наблюдая связь между СДВ с хроническими инфекционными заболеваниями и фибромиалгией, хронической болью в мышцах, обусловленной, как полагают, нарушениями иммунитета.

Как уже отмечалось, многие люди с СДВ находятся в состоянии постоянного конфликта с одним или несколькими наиболее уязвимыми людьми, вступающими с ними в словесные перепалки. Часто матери детей с СДВ рассказывают мне, что порой испытывают желание убежать из дома. Для них невыносимо постоянное состояние ссоры с собственным ребенком. Многие дети и взрослые с СДВ нередко без повода оскорбляют окружающих, «пострадавшие» отдаляются от них, а это в конечном итоге приводит к их изоляции. В школе такие люди бывают «шутами», на работе — записными остряками. В литературе по нейропсихиатрии существует термин «Witzelsucht», которым обозначают «пристрастие к дурным шуткам». Впервые этот термин был использован в отношении пациентов с опухолями фронтальных долей мозга, чаще всего располагавшихся с правой стороны.

Неорганизованность

Другим ярким проявлением СДВ является неорганизованность. Неорганизованность физического пространства (беспорядок в комнате, на письменном столе, в портфеле, в шкафу с файлами, в платяном шкафу) и неорганизованность времени. Когда я вижу рабочее место человека, страдающего СДВ, я нередко удивляюсь, как вообще он может за ним работать. У таких людей стол бывает завален стопками бумаг, им часто бывает трудно держать в порядке свои документы, свои файлы они расставляют по такой системе, в которой могут разобраться только они (да и то в лучшие свои дни). Многие из тех, кто страдает СДВ, постоянно опаздывают и откладывают выполнение своих дел на самый последний момент. У меня были пациенты, покупавшие себе в качестве сигнала для будильника настоящие сирены. Представьте себе, что думали их соседи. У страдающих СДВ отсутствует чувство времени, из-за чего они постоянно опаздывают.

Много дел, но мало толку

Энергия и энтузиазм, присущие людям с СДВ, часто подталкивают их к тому, чтобы взять несколько проектов. Однако из-за отвлекаемости и слабой способности к концентрации закончить взятую работу им бывает трудно. Как рассказывал мне менеджер, работавший на одной из радиостанций, годом раньше он набрал себе тридцать проектов, но из них ему удалось довести до конца всего несколько. Как он выразился, «я все время собираюсь к ним вернуться, но мне в голову все время приходят новые идеи». В числе моих пациентов оказался и преподаватель колледжа, рассказавший, что за год до того, как мы встретились, он взял 300 новых проектов. Рассказ закончила за него его жена, уточнив, что из этого количества завершить ему удалось только три.

Плохое настроение и негативное мышление

Многие люди с СДВ часто бывают мрачными и раздражительными. Поскольку их ПК работает недостаточно активно, она не в состоянии полностью контролировать лимбическую систему, которая начинает работать в усиленном режиме. Такая ее работа приводит к проблеме контроля над настроением. С другой стороны, как уже говорилось, для многих, страдающих СДВ, волнения или чрезмерная сосредоточенность на негативных мыслях становятся своего рода стимуляторами. Если им не удается посеять смятение среди окружающих, они станут сеять его в себе. Они часто находятся в истерически-пессимистическом состоянии, что тоже отдаляет от них окружающих.

Раньше СДВ рассматривали как некоторое нарушение, имевшееся у гиперактивных мальчишек и компенсировавшееся по мере того, как они взрослели. Сегодня мы знаем, что многие, страдающие СДВ, с возрастом не избавляются от этих симптомов и что это нарушение часто встречается не только у представителей мужского пола, но и у девочек и женщин. По некоторым подсчетам, в США численность страдающих СДВ доходит до 17 млн человек.

Кент

Когда мы познакомились, ему было 24 года. Он обратился за помощью, так как к тому времени три года просидел на первом курсе колледжа. Он не мог сдать экзамены за первый курс. Он хотел поступать на медицинский факультет университета. Все говорили ему, что он «рехнулся»! Как он мог рассчитывать поступить на медицинский факультет, если был не в состоянии сдать экзамен за первый курс колледжа? Однако потом его мать прочла книгу под названием «Окна в сознание с СДВ» и подумала, не с этой ли проблемой столкнулся ее сын.

Ознакомившись с историей болезни Кента, я понял, что мы имеем дело с врожденным и недиагностированным случаем СДВ. Еще в детском саду он не мог долго сидеть на месте; он был беспокойным, отвлекающимся, неорганизованным и потому за ним закрепилась репутация неудачника.

Отец Кента предложил провести ему сканирование SPECT. Он хотел убедиться в том, что Кент не пытается найти очередной отговорки, которая объясняла бы отсутствие результатов. В состоянии покоя мозг Кента работал нормально. Однако как только Кент постарался сосредоточиться, префронтальная кора «отключилась».

Получив результаты клинического исследования и SPECT, я назначил Кенту Adderall, лекарственный стимулятор для лечения симптомов СДВ. Результаты оказались блестящими. В течение следующего семестра он сдал все долги. Через полтора года получил диплом Associate of Arts (ученая степень, которая присваивается по завершении двухлетней программы обучения), а еще через три года получил степень бакалавра по биологии. Он поступил на медицинский факультет! Через несколько месяцев приема Adderall я сделал Кенту повторное сканирование SPECT. Как было видно на снимке, реакция на лечение была не просто положительной: после приема препарата активность его префронтальной коры заметно усилилась.

Мозг Кента. СДВ. До и во время приема Adderall

Трехмерное изображение — нижняя поверхность.

В состоянии покоя — обратите внимание на хорошую активность всего мозга.

Во время концентрации: обратите внимание на выраженное снижение активности в префронтальной коре (см. стрелки).

При концентрации во время приема Adderall — обратите внимание на улучшившуюся активность в мозге в целом.

Отношение к Кенту со стороны его отца потрясающе изменилось. Он сказал мне: «Я всегда думал, что он просто ленится. Так грустно думать, что все эти годы он был нездоров, а я просто ругал его за лень. Как же мне хотелось бы вернуть это время назад!»

У меня был пациент, владевший 10 компаниями, — ему это было необходимо, чтобы оставаться «в тонусе». Когда мозг работает на «сниженных оборотах», человек чувствует себя некомфортно. Подсознательно такие люди стремятся «завести» свой мозг кофе или сигаретами (и то, и другое — мягкие стимуляторы), ссорами, гневом, быстрым темпом жизни или физической активностью с мощным стимулирующим эффектом, как, например, банджи-джампинг (любителям этого вида развлечений стоит пройти сканирование мозга по поводу СДВ!).

СДВ в семье

По мнению специалистов, на развитие многих психических нарушений большое влияние оказывает наследственность. Не является исключением и СДВ. Вот история болезни, прослеживающаяся в одной семье.

Пол (20 лет) пришел ко мне на прием, так как не мог окончить учебу на последнем курсе колледжа. В классе ему было трудно писать контрольные работы, он не мог сконцентрироваться, а мотивация находилась на довольно низкой отметке. Он стал подумывать о том, чтобы бросить школу и идти работать вместе с отцом. При этом ему совсем не нравилась перспектива бросать учебу за несколько недель до выпуска. Пока я заполнял его историю болезни, Пол успел рассказать мне о том, что раньше у него случались приступы депрессии, которые ему лечили лекарством Prozac без особого успеха. Сканирование SPECT выявило повышенную активность лимбической области (связанную с депрессией) и пониженную активность ПК во время выполнения задания на концентрацию. Я назначил лечение антидепрессантами в сочетании с лекарственными стимуляторами. Результат оказался прекрасным. Он окончил колледж и получил работу, о которой мечтал.

Увидев, как помогло лечение ее сыну, мать Пола Пэм пришла ко мне на прием сама. В детстве ей трудно давалось учение. Несмотря на то что она была очень артистичной, ей не особо хотелось учиться, и учителя поставили на ней крест. Уже став взрослой, Пэм вернулась к учебе и получила диплом учительницы начальных классов. Чтобы преподавать в средней школе, ей надо было сдать национальный экзамен для учителей. Все четыре попытки оказались неудачными. Пэм была готова отказаться от этой затеи и пойти учиться по другой специальности, но тут она увидела, как помогло лечение Полу. И тогда она подумала, что, может быть, и ей можно помочь. Ее результаты SPECT были сильно похожи на результаты Пола. Ей было назначено похожее лечение, и через четыре месяца она сдала свой экзамен.

После того как в семье появилось два успешно пролеченных случая, Пэм привела ко мне девушку-тинейджера Карен. Как и ее брат, Карен была умным ребенком. Тем не менее ей плохо давалась учеба. К тому времени, как мы встретились, она жила в Лос-Анджелесе и занималась на факультете журналистики. Она жаловалась, что учебный материал для нее слишком труден. Она часто страдала от плохого настроения, беспокойства, легко отвлекалась, была импульсивна и вспыльчива. Несколько лет назад она лечилась от алкоголизма и привыкания к амфетамину. Она рассказала, что алкоголь снимал у нее беспокойство, а амфетамин помогал сосредоточиваться. Результаты SPECT-сканирования у Карен оказались похожи на результаты ее матери и брата. Как только она начала принимать лекарства, в ее состоянии произошли перемены, которым она была очень рада. В классе она могла спокойно сосредоточиться, а задания стала выполнять в два раза быстрее. Уверенность в собственных силах укрепилась настолько, что Карен стала искать работу ведущей в телепрограмме. Раньше ей это даже не пришло бы в голову.

Из всех членов семьи с самым сильным нежеланием пришел ко мне их отец — Тим. Он упирался, несмотря на то что и Пол, и Пэм, и Карен говорили ему, что он должен пойти. Он говорил: «Со мной все нормально. Посмотрите, какого успеха я сумел добиться!» Однако в его семье знали и другое. Несмотря на то что Тиму на самом деле принадлежал продуктовый магазин, сам он был замкнутым и отстраненным. Он быстро уставал, легко отвлекался и был довольно разбросанным в работе. Успеха в бизнесе он добился во многом благодаря сильной команде сотрудников, которые и занимались реализацией его идей. Ему было трудно учиться новым играм, например карточным, поэтому он стремился избегать каких-то встреч и общественных мероприятий. Тиму нравились острые ощущения. Например, несмотря на то что ему было уже 45 лет, он любил кататься на мотоцикле. В школе, в последних классах он учился плохо. Несмотря на высокий IQ, с трудом окончил колледж. Он менял одну работу за другой, пока не скопил достаточно денег на то, чтобы купить продуктовый магазин. В конце концов Пэм удалось уговорить Тима пойти ко мне на прием. Сама она уже собиралась с ним разводиться, так как была убеждена, что он ее не любит. Позже он рассказывал мне, что тогда чувствовал себя совершенно опустошенным и эмоционально, и физически, чтобы проводить с ней значительную часть времени.

Во время нашей первой встречи Тим сказал, что у него-то СДВ быть не может, так как он успешен в бизнесе. Однако чем больше вопросов я ему задавал, тем больше «лампочек» включалось у него в голове. В детстве у него было прозвище Speedy — Гонщик. Он часто не делал уроков, в школе постоянно отвлекался, там ему было скучно. Уже утром вся его энергия иссякала. Когда я спросил его про организацию работы в их компании, он ответил, что этим занимается Эльза, его секретарь. В конце встречи я сказал ему: «Глядя на то, чего вам удалось добиться, я думаю, что, если у вас на самом деле СДВ, то насколько же успешнее вы могли бы быть!» Результаты сканирования выявили классическую картину СДВ. Всякий раз, когда он пытался сосредоточиться, его префронтальная кора не активизировалась, а, наоборот, отключалась. Когда я сказал ему об этом, он сразу принял этот диагноз. «Может быть, поэтому-то мне и трудно учиться новым играм», — сказал он.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

онлайн упражнения и помощь при лечении СДВГ у детей

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью или без неё — это расстройство нейроразвития, возникающее в детстве (СДВГ у детей), которое при отсутствии должного лечения может привести к серьёзным последствиям в подростковом возрасте и даже у взрослого человека. Симптомы СДВГ у детей и взрослых характеризуются выраженными проблемами с вниманием (особенно при выполнении монотонных, долговременных или слабо мотивирующих видов деятельности) и чрезмерной активностью (у гиперактивных детей). Различают Синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей и подростков (СДВГ у детей и СДВГ у подростков), а также Синдром дефицита внимания без гиперактивности у детей и подростков (СДВ у детей и СДВ у подростков), в зависимости, соответственно, от наличия или отсутствия симптомов гиперактивности. В обоих случаях данное расстройство негативно влияет на учёбу и социальную жизнь ребёнка или подростка, снижает успеваемость в школе и сказывается на дружеских отношениях со сверстниками.

Поэтому тренировка CogniFit для детей с СДВГ направлена на развитие когнитивных способностей, наиболее часто страдающих при СДВГ в детском возрасте, таких как внимание, ингибиция, планирование и зрительно-моторная координация. Упражнения при СДВГ у детей доступны с любого устройства, подключённого к интернету, будь то компьютер, планшет или смартфон. Продолжительность сессий когнитивной тренировки при проблемах с вниманием у детей и подростков составляет примерно 15-20 минут. Рекомендуется проводить как минимум одну сессию в день, три дня в неделю. Частоту и количество сессий можно увеличить в соответствии с потребностями пользователя.

Цель упражнений CogniFit («КогниФит») для детей с СДВГ — укрепление нарушенных когнитивных способностей и снижение симптомов дефицита внимания. Таким образом, тренировка направлена на повышение качества повседневной жизни страдающего СДВГ ребёнка или подростка, помогая ему улучшить успеваемость и психосоциальное развитие. Кроме того, задания для детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности являются прекрасным дополнением к обычному лечению СДВГ у детей.

Следует отметить, что упражнения CogniFit при СДВГ у детей являются персонализированными, т.е. они адаптируются к потребностям страдающих СДВГ детей и подростков. Кроме того, программа тренировки состоит из более чем 20 заданий на проблемы с вниманием у детей и 8 тестов на дефицит внимания, которые позволяют проработать до 4-х когнитивных способностей, связанных с недостатком внимания и гиперактивностью у детей и подростков.

Следует иметь ввиду, что CogniFit не лечит СДВГ, однако может очень помочь лечению, поскольку помогает улучшить когнитивные способности, нарушенные при этом расстройстве.

www.cognifit.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о