Семья история – История семьи

15 реальных страшных и удивительных семейных историй

Если ты думаешь, что существуют семьи без скелета в шкафу, то тебе, вероятно, чего-то не рассказали о твоей семейной истории родственники.

А мы попросили тех читателей, которым рассказали, поделиться историями и с нами.

У деда был лучший друг, когда друг умер, дед за столом вспоминал, какой он был весёлый: мол, однажды в неурочный час вернулся с дежурства, а Гена с Катей (моей бабушкой, дедовой женой) в постели спят. Катя в ужасе одеялом накрылась, а Гена вскочил и говорит: круто мы тебя разыграли? Я увидел, ты идёшь, обогнал тебя и вот! Классный розыгрыш? А ты что подумал?

Вот такой веселый был Гена

На бабушку было жалко смотреть. Все за столом тоже вперлись глазами в тарелки. Такой был дядя Гена веселый, чё.

***

Лет в десять я обнаружила документы, по которым выходило, что у мамы до папы был муж. Вскоре в пылу ссоры мама сообщила, что у папы тоже была семья и где-то есть двое детей. Позже узнала мама, а потом и я, что когда я родилась, папа на радостях пошел и сделал ребенка какой-то тетеньке. Признал, дал свою фамилию – обнаружилось это все случайно в картотеке городской музыкальной библиотеке.

И еще тайна, не раскрытая до конца… У папы был, кажется, брат, о котором ничего не известно. Как-то на старых фотках он показал свою маму с мальчиком. Я спросила: “Это ты?”. Он ответил странно и смущенно: “Почти я”. Я в десять лет уловила его смущение и не полезла в расспросы, но ответ меня не устроил, и я до сих пор помню свое возмущение внутреннее, как же такое может быть… Почти я! Либо ты, либо нет. Почему это скрывалось, я ее знаю…

***

Мой папа между делом, объясняя, почему девушке не надо одеваться так-то и задерживаться в компаниях, рассказал, как они с друзьями в молодости изнасиловали девочку четырнадцати лет (младше меня!) У меня всегда был обычный папа! Который на прогулках мне мороженое покупал! Я заперлась в ванной и рыдала, а он только бормотал за дверью, что это давно же было…

***

Троюродная сестра папы в возрасте за 50 узнала что её перепутали в роддоме с девочкой из другой семьи. Потому что у той нашли генетическое заболевание, которого не было больше ни у кого из близких.

***

Папина мама намекнула перед смертью, а мама подтвердила, что отец рожден вовсе не от мужа бабушки, потому и не похож на него – высокий, тощий, светлый. Оказалось – сосед-латыш. Похожая история оказалась и у моего брата, который вовсе не от своего отца и тоже наполовину латыш!

***

Мой дедушка в пылу ссоры убил собственную сестру, и семья всё выдала за несчастный случай. Ему одиннадцать было, ей восемь. Разбил ей в кашу камнем голову, бил и бил, она не с первого удара умерла, а под конец там от головы уже не было ничего. Мне теперь трудно с ним общаться. Он вообще по жизни всегда был раздражительным, но сам характер меня не смущал…

***

Узнала только лет в 15, что дед, папин отец, во время войны (он воевал в советской армии) попал в окружение, а когда вышел к своим, то, чтобы не попасть в лагерь, поменялся документами с мертвым похожим внешне мальчиком (те части в окружении не были). Получается, мы все, его внуки, носим чужую фамилию. А должна была быть совсем другая. Но я не стала бы менять.

***

Лет в 10 случайно услышала (мама рассказывала в соседней комнате, думая что я сплю), историю, как она будучи сильно беременной (8 месяцев), передумала и дав взятку врачу сделала искусственные роды. Ребенок родился живым и умирал плача у нее в сумке.

Годы спустя, услышала от тети, что именно это хотела сделать и со мной, тоже на 8-м месяце беременности. Тетя отговорила, сказав, что удочерит. А я все детство думала, почему же моя мама не моя любимая тетя.

***

Я не узнала, а сопоставила. Мама всегда была в позиции “я самых честных правил”. Типа “была замужем, муж пил – развелась, уехала, встретила твоего отца, вышла замуж, появилась ты”. Только был еще мой старший брат, умерший до рождения, и у него была мамина фамилия, а не фамилия мужа.

Ну и лет в тринадцать я поняла, что дело было так – развелась, родила ребенка от какого-то другого человека вне брака, ребенок погиб, она уехала, встретила моего отца, забеременела и вышла замуж на девятом месяце только (дата свадьбы 15 апреля, я родилась 2 мая). И то отец настоял в итоге.

И тут-то вся башня в духе “дети рождаются в браке двух любящих людей, а внебрачные дети бывают только у несчастных либо легкомысленных людей”, рухнула в моей голове.

***

Мать с отцом развелись вовсе не потому, что не сошлись характерами. Оказалось, что молодая и стервозная бабушка сперва выдала маму замуж за своего любовника, а когда они все-таки развелись с боем, бабушка решила попытать счастья и соблазнить уже выбранного мамой второго мужа. но получила от ворот поворот и тупо его выжила. А судя по своеобразному сексуальному поведению третьего мужа, он тоже был бабушкиным любовником.

***

Моя старшая тётушка до войны еще закончила медицинское училище, и там обзавелась лучшей на всю жизнь подругой. Допустим, звали ее Яной. Тётушка рано вышла замуж и по специальности больше не работала, а Яна пошла учиться дальше – на врача. И в 1941 году, недоучившись, поехала на фронт – работать в полевом госпитале. Там же вышла замуж – за коллегу. Допустим, звали его Борисом. И в 1944 году была тяжело ранена. В живот. Я видела, что там осталось от живота – странно, что она вообще выжила, один сплошной страшный шрам – месиво. Собирал ее муж. Собрал, но рождение собственных детей было исключено. В 1945 году они усыновили полугодовалого мальчика-сироту (евреи – немца,на минуточку). И вернулись домой уже с ребенком.

Никому ничего не рассказывали – “в теме” были два человека: моя тётушка и сестра Бориса. Ну и, конечно, сослуживцы – все как на подбор москвичи, бывшие свидетелями этой истории “от и до”. Не знали даже родители: Борис с Яной решили, что “многая знания – многая печали”.

Но на всякий случай уехали из Москвы в другой город – чтобы не пересечься с бывшими сослуживцами. Мальчик рос родным сыном, и было решено ничего ему не говорить.

Шли годы, Яна стала хирургом, зав. отделением в городской больнице. Муж, оставшийся военным медиком, стал генералом. Сын, названный в честь отца, стал врачом, и был он внешне очень похож на обоих родителей. Никаких сомнений в течение 50 лет не было – родной, и внуки – копия деда с бабкой!

А потом умерла Яна. И почти сразу за ней – Борис. И сестра Бориса, совсем не такая удачливая, первым делом заявила Борису-младшему, что он своим родителям – не сын. И должен отдать все, оставшееся от родителей, ей – законной наследнице брата. И вполне убедительно объяснила ему, почему он не мог быть сыном своей матери. У мужика был шок.

***

Прабабушка была совсем молодой, когда её первый муж практически похитил. Она ещё училась в гимназии. Он приглашал ей дорогих учителей, хорошим манерам учил…

Но когда родилась дочь, а прабабушка подросла, то она сбежала к другому человеку, рабочему высокой квалификации. С дочерью вместе.

***

Когда моя бабушка была молодой девушкой и работала продавщицей в сельском магазине, директор магазина приказал ей идти принимать товар через лес. Запертый магазин ограбили, бабушке дали реальный срок, а она уже была беремена и родила свою первую дочь прямо на зоне.

Второй эпизод произошёл, когда она с двумя дочерьми 16 и 5 лет жила на Кубани. Один её знакомый 35-летний приятель пришёл к ним домой, когда там были только девочки. Он изнасиловал старшую. Она не сопротивлялась особо, так как боялась, что тогда он возьмется за младшую.

Когда вернулась их мать, то попыталась заставить своего приятеля жениться на изнасилованной девочке. Он отказался, в милицию не заявляли.

Тете это очень подпортило жизнь и самооценку. В результате она вышла за первого попавшегося ухажера через 3 дня после знакомства, который оказался пьяницей (как и вся его семья) и всю жизнь попрекал жену недевственностью.

***

Мамин двоюродный брат, алкаш. По пьяни с собутыльниками убили местного блаженного и зажарили его на костре. И сожрали. Сидит за людоедство. У меня от этой истории какой-то первобытный ужас, я ж его в детстве видела, и говорила с ним. Сережа его зовут. Нормальный же вроде…

***

С детства знала, что мой прадед повесился ещё когда бабушка была маленькая, но особо не углублялась в эту тему. Говорили, мол, хочешь спроси у прабабушки, как они познакомились, она про это любит говорить, только про его смерть не спрашивай, про это она говорить не любит. Знала только, что после его смерти его родня из Польши хотела поддерживать с прабабушкой контакт, писали письма, но она почему-то не захотела. Мы ещё всё время сетовали на то, что прабабушка обломала нам родственников заграницей.

Уже после смерти прабабушки бабушка рассказала, что по недосмотру прадеда на работе погиб человек. После этого он повесился. Однако прабабушка отказалась общаться с его роднёй, боясь, что в его смерти будут винить её, почему – не известно. В день его смерти, как выяснилось, он взял с собой тогда ещё маленькую мою бабушку, но прабабушка спросила, куда это ты, мол, её повел. В итоге, он пошёл один, как выяснилось после, вешаться.

Статью подготовила Лилит Мазикина

Иллюстрация: Shutterstock

Читай также:

Родители бьют – значит любят бить: реальные истории о семейном насилии

Как жизнь пошатнула мои стереотипы о людях: реальные истории

О чём молчат дети: реальные истории, о которых не узнали вовремя наши родители

pics.ru

Размышления на тему «История моей семьи». Вместо заключения

Выдержки из студенческих работ

. . .

Из работы Юрия Загибина

«У каждого народа, как и у каждого человека, есть своё настоящее и своё прошлое. Быстро идёт время. День сегодняшний завтра уже будет днём вчерашним и скоро уже останется позади, постепенно отодвигаясь, всё дальше и дальше. Каждый человек имеет отца и мать. Его родители в свою очередь имеют своих родителей, а те – своих. И так дальше. Бесконечно далеко в прошлое уходит цепочка поколений. В памяти поколений живут разные семейные истории, память сохраняет для молодых истории об их достойных уважения родичах. Мы чтим память о них, бережем оставшиеся после них вещи: альбомы со старыми фотографиями, письма, ордена, медали, книги. Многих называют в честь деда или бабушки, дяди или тёти. Родители передают дорогие их сердцу имена своим детям.

Такая традиция есть и в нашей семье. Если вы обратите внимание на генеалогическое дерево семьи Загибиных, то увидите, что там через поколение Юрий Александрович сменяет Александра Юрьевича. Я очень люблю слушать рассказы старших о своих прадедушках и бабушках, Узнавать их имена, чем они занимались. Интересно внимательно вглядываться в лица на семейных фотографиях и узнавать в них черты своих близких.

Ещё в школе я начал составлять свою родословную. Родословная или, как говорили раньше, родословие – это последовательный перечень поколений людей одного рода с основными сведениями о них. Уже тогда я понял, что эта работа требует внимания и времени. Возможно, кто-то скажет, что родословная – это исторический документ и составлять его следует только для великих людей, а ваша семья самая обыкновенная. На это можно ответить, что как нет одинаковых отпечатков пальцев, так и нет одинаковых семей. Работая над родословной, я узнал много нового о своей семье, о судьбах своих предков, а вместе с тем лучше постиг историю своей страны. Самое первое историческое событие, в котором участвовали мои предки, – это столыпинская аграрная реформа (глубже проследить судьбу моей семьи пока не удалось), потом первая мировая война, коллективизация, сталинские лагеря, Великая Отечественная война…

Работу над родословной моей семьи мне хотелось бы назвать: « Встречи с историей». Работая над ней, я понял, что история – это не только « дела давно минувших дней». Она в нас и вокруг нас, наполняет нашу жизнь, связывает множеством нитей прошлое и настоящее».

. . .

Из работы Коршуновой Ольги

«Вероятно, история моей семьи очень похожа на тысячи других, ведь все события, происходящие в нашей стране, в той или иной степени затрагивают каждого из нас. Однако для меня она дорога тем, что в ней находится место именно мне, я ощущаю себя частью этой истории, а, следовательно, и частью истории всей России.

Вместе со всей страной мои предки переживали период крепостничества, будучи самым бесправным социальным слоем – крепостными крестьянами. Они на себе познали все тяготы и беды крепостных, а также последствия реформы 1861 года. Но материалов именно об этих родных в нашей семье, к сожалению, не сохранилось по различным причинам. Однако я твердо уверена в том, что люди эти были честными и порядочными, поскольку их дети, о которых известно много больше, были ими хорошо воспитаны. Мои родственники пережили Великую Октябрьскую революцию, причем прадедушка сам являлся активным революционером, а позднее был репрессирован по ложному доносу, и в годы НЭПа прабабушка выкармливала троих детей, она прошла через коллективизацию и индустриализацию. В Великую Отечественную войну погиб в возрасте шестнадцати лет ее сын, Владимир Дмитриевич. Мой дедушка участвовал в параде Победы на Красной площади, был начальником ГАИ города Иваново. Кроме того, все мои бабушки и дедушки, а также их дети хорошо помнят годы «холодной войны» с Западом. Сама я уже стала свидетелем такого события, как Перестройка.

Я считаю, что я могу гордиться своей семьей, потому что все ее члены всегда были верны своей Родине, и чем бы они ни занимались, они делали это настолько хорошо, насколько это было в их силах. Они героически сражались за свою страну, делили с ней все ее горести и беды, но в любом случае не теряли надежды и веры в свой народ.

На жизнь каждого поколения всегда приходится какое-либо изобретение или достижение. Моя бабушка видела, как по городу пускали первые трамваи, дедушка наблюдал за полетом первых наших самолетов, маме и папе довелось работать на первых компьютерах, и, конечно, никто не забудет первый полет человека в космос. На моей памяти – появление мобильных телефонов, распространение персональных компьютеров, Интернета и множества других, не столь заметных вещей.

При написании работы я использовала, в основном, рассказы моих родственников, а также те документы, которые они сохранили. К сожалению, большинство из этих бумаг находятся в таком состоянии, что снять с них копию практически невозможно. А поскольку все самые интересные и старинные документы написаны от руки, то встает проблема неразборчивости почерка. Кроме документов, сохранилось множество фотографий, на которых запечатлены портреты моих родственников. Они тоже во многом пострадали: одни при пожаре, другие просто от старости. Хорошо, что еще живы те, кто может рассказать нам о своей нелегкой жизни, поведать во всех подробностях о тех событиях, которые они пережили. Но ниточка, ведущая нас по лабиринтам человеческих судеб, постоянно выскальзывает из рук, запутывается и обрывается. И тогда начинаешь осознавать, как хрупка память о людях и как важно сделать все возможное, чтобы сберечь ее. И именно эта цель стала для меня главной при написании моей работы».

. . .

Из работы Марины Воробьевой

«Я узнала много нового о прошлом моих родителей, бабушек, дедушек, также я узнала, как зовут моих прабабку и прадеда по материнской линии, раньше я об этом не спрашивала, мне никто ничего не рассказывал, считая, что мне это неинтересно…

… Единственное, что плохо – это то, что много информации потеряно, в памяти моих родителей сохранилась лишь малая толика того, что было в их детстве. Потеряны многие даты рождения, имена, события. В целом я считаю, что моя работа проделана не зря. Может быть, в будущем мои дети и внуки захотят узнать о своих предках. Я смогу им рассказать все, что я знала, не пропустив ни одного из известных мне фактов, то есть прекратится дальнейшее стирание событий прошлого из памяти членов моей семьи».

. . .

Из работы Смирновой Анастасии

«Да кто же мы?

Откуда родом?

Кто был наш дед

И пра-пра-пра?

Каким таким честным народом

Была фамилия дана?

В каком они сословье были?

Князья, бояре иль простые?

(Скорее были крепостные…)

Ну, что ж…

Они траву косили,

Хлеба растили и детей,

Они и жизни не щадили

Для блага Родины своей.

В тяжелый час в защиту встали

И за Отчизну умирали,

А мы про них почти не знали,

А чаще просто забывали.

Теперь, простите, перед вами

Я низко голову склоняю.

И говорю всем наяву:

«Спасибо прадеду и деду

За то, что я сейчас живу!»

Приложение № 6

studfiles.net

Что такое семья, как она возникает? История возникновения семьи, ее развитие, суть. Дети в семье

Что такое семья? Как она возникает? Семейный кодекс России дает ей определение как союзу двух лиц. Возникновение семьи при этом возможно только при гармонии взаимоотношений и любви.

Что такое семья, как она возникает? В народе принято говорить, что это первоначальная ячейка, из большого количества которых и складывается любое государство. Возникновению ее предшествует взаимная симпатия двух людей друг к другу. В классическом представлении семьей называют союз женщины и мужчины.

История появления

Учеными было дано объяснение тому, каким образом в далекой древности появилась семья. Они считают, что ее создали добытчики-мужчины со своими верными спутницами. История возникновения семьи началась на определенном этапе развития общества. Это был момент, когда у представительниц слабого пола произошла смена приоритетов. Пещерные красавицы перестали обращать внимание на брутальных альфа-самцов. На их месте женщины предпочитали видеть мужчин-добытчиков, которым и хранили верность всю свою жизнь. Красавицы поняли, что отношения с тем, кто способен обеспечить пропитанием не только себя, но и свою избранницу, гораздо комфортнее.

Альфа-самец в этот момент истории стал просто невыгоден с практической стороны. Такой мужчина завоевывает женщину только на одну ночь. При этом он не старается обеспечить ее дальнейшее комфортное существование, а отдает свои силы на борьбу с другими самцами за получение места в иерархии или в сердце очередной дамы. Хорошие добытчики по многим параметрам могли уступать брутальным мужчинам в наглости, силе, а также в умении подавлять своей волей. Однако в то время, когда альфа-самцы дрались за очередную даму сердца, они осыпали свою избранницу дарами. Женщины быстро сообразили, какой мужчина украсит и облегчит их жизнь. Самки начали выбирать добытчиков. Они хранили им верность, поскольку комфортная жизнь с заботливым самцом женщин вполне устраивала. Таким образом, подарки и цветы – это обычай, пришедший к нам с древнейших времен.

С течением времени была утеряна актуальность такого критерия превосходства, как «самый сильный». В отношениях самцов стало меньше конфликтности и остроты. Люди разбились на семейные ячейки, которые были весьма устойчивы. Результатом их возникновения стало образование общин.

Определение понятия

Что такое семья? Как она возникает? Каковы ее основные признаки? Слово «семья» в широком смысле подразумевает определенную группу людей, у которых имеется общий предок.

В социологии существует большое количество определений, которые даются слову «семья». Базовую ячейку общества характеризуют как исторически конкретную систему между родителями и детьми, а также супругами, внутренними связями которой являются родственные и брачные отношения. Семью считают устойчивым объединением, представители которого не только находятся между собой в родственных отношениях, но и связаны взаимной ответственностью, общностью быта.

Основа

Что такое семья, как она возникает? Первоначальной основой отношений, которые существуют в базовой ячейке общества, является брак. Он обеспечивает установление супружеских обязанностей и прав.

Система отношений

Сама суть семьи намного многограннее, чем брачные отношения. Родственными связями объединены не только супруги. В состав семьи входят также дети и другие близкие люди. Таким образом, в базовой ячейке общества складываются триединые отношения. Они основаны на цепочке «супружество-родительство-родство». Таковым является основной тип семей, которых в России насчитывается порядка шестидесяти-семидесяти процентов. Оставшаяся часть приходится на молодоженов, которые пока не завели малышей, и бездетных супругов.

Совместное проживание мужчины и женщины в строгом смысле не сводится только к супружеству или сожительству. Развитие семьи подразумевает собой создание определенной системы связей, а также взаимоотношений между ее членами, призванными выполнять определенные функции.

Состав

Понятие, заключенное в термине «семья», обладает социальным характером. Именно поэтому в правовых актах установлен круг лиц, которые образуют ее состав. Однако в различных сферах законодательства понятие членов семьи различно. Все зависит от того содержания, которое вкладывается в это определение. Так, различен круг членов семьи в трудовой, гражданской, семейной отрасли права и т. д.

По своей сути, базовая ячейка общества является системой отношений, связывающих между собой жену и мужа, детей и родителей, которые на основе единого бюджета ведут общее хозяйство. При этом семья основывается на кровном родстве или браке и имеет определенную исторически организацию.

Как возникает семья? Вовсе не после появления соответствующего штампа в паспорте. Созданию семьи предшествует процесс построения отношений любви, поддержки и взаимопонимания. Вся жизнь этой малой социальной группы характеризуется происходящими в ней духовными и материальными процессами. В семье человек рождается, через нее происходит смена поколений.

Функции

От эпохи к эпохе, от общества к обществу роль семьи варьировалась. Помимо всего прочего, культурными нормами предписываются и определенные понятия. В их перечне количество супругов, которые могут быть у одного человека, и правила, по которым выбираются брачные партнеры, обязанности и права родственников, а также роль, отводимая главе семейства.

Учеными были выделены разнообразные функции семьи. Основные из них следующие:

— хозяйственно-бытовая и экономическая;
— репродуктивная;
— воспитательная;
— первичной социализации;
— психотерапевтическая и рекреационная.

Характеристика основных функций

Репродуктивная роль семьи обуславливается необходимостью продолжения человеческого рода. Сегодня, к сожалению, демографическая ситуация в нашей стране такова, что уровень смертности превышает рождаемость. Дети в семье являются не только продолжателями рода, но и членами общества, будущими тружениками и деятелями, защитниками родины и частичками прогресса. Именно поэтому одной из важнейших задач, которые ставит перед собой государство, является восстановление репродуктивной роли малой социальной группы людей.

Так сложилось исторически, что семья является главной хозяйственной ячейкой любого общества. Ее экономическая функция представляет собой накопление богатства, предназначенного для ее членов.

Роль первичной социализации семьи заключена в формировании личности ребенка. Люди, связанные между собой кровными узами, обладают тесными социальными и естественно-биологическими связями. Это влияет на особенности формирования психики на ранних этапах развития ребенка.

Немаловажна и воспитательная функция семьи. Она играет важнейшую роль в первичной социализации ребенка, формировании его личности. К решающим факторам всего социально-педагогического процесса относят микроклимат в семье.

Находясь среди близких людей, человек должен ощущать себя комфортно. Семья должна быть нишей, где, несмотря на успехи, финансовое положение и внешность, каждый хотел бы чувствовать защиту и взаимопонимание. В этом заключается психотерапевтическая и рекреационная функция семьи.

fb.ru

История формирования семьи Отношения Мои статьи Отдельные статьи Михаила Литвака

« Назад

27.06.2016 17:22

Некоторые ситуации, происходящие в современных семейных и личных отношениях, и вызывающие споры и возмущения некоторых из нас, станут яснее и понятнее, если мы внимательно рассмотрим и узнаем процесс формирования семьи в историческом аспекте. На изучение истории семьи меня подтолкнул случай с одним из моих пациентов, который, ничего не стесняясь, завел вторую жену и поселил её вместе с первой, ссылаясь на то, что его поступок соответствует положениям в книге Ф. Энгельса и «Манифесту Коммунистической партии».

История – очень важна для нас, без нее трудно понимать процессы, которые происходят в настоящем. Для человечества уже много веков считается нормой – моногамный брак, но в древние времена всё было иначе.

Развитие человечества имеет несколько этапов.

Первый этап – это дикость, которая в свою очередь делится на несколько ступеней. На низшей ступени, длящейся несколько тысячелетий, люди ещё не готовили пищу и жили естественно, на природе, собирали съедобные растения, орехи. Возможно, в это время начинает формироваться речь. Во время средней ступени люди открывают огонь, создают первые орудия труда, начинают употреблять в пищу рыбу.  Жить начинают не просто там, где придется, а выбирают места рядом с рекой. На высшей ступени орудия усложняются, создаются первые лук и стрелы, с помощью которых становится возможным охотиться на дичь.

Второй этап — варварство. Он делится также на ступени. На низшей ступени люди приручают животных, выращивают растения, а также начинают заниматься гончарным делом. Средняя ступень отличается тем, что люди начинают строить дома с применением камня и кирпича. Выращивают растения для пропитания и создают систему орошения для ухода за ними. Из домашних животных образуются стада, люди лучше питаются благодаря молочной пище.И уже на высшей ступени человечество входит на путь цивилизации, который начинается с применения медной руды для производства орудий и создания письма.

Третий этап — это цивилизация, во время которого все уже приобретенные навыки развиваются, расширяется производство, распространяется искусство.

Но что же о семье? Известен факт, что стадо образуется только там, где есть полигамия. Там же, где существует крепкая семья – возникновение стада крайне редко. Семью ограничивает ревность самца, и она же отделяет семью от стада. Ревность в стаде отсутствует, там все самцы терпимы друг к другу, поэтому существование крупной группы возможно. В таких стадах и происходил переход от животных к человекоподобным, а потом к человеку. Поэтому благодаря полигамии мы стали людьми и существуем до сих пор. Можно сказать, что полигамия – это часть нашей природы и она естественно присутствует в нас, поэтому бороться с ней бессмысленно. Намного полезнее попробовать вписать ее в существующие рамки принятой в обществе полигамии.

До того, как создать моногамный брак, человечество прошло целый путь развития и образования следующих типов семей.

Групповой брак

Сначала существовал групповой брак, в котором участвовали множество мужчин и женщин, принадлежащих друг другу. Такая форма отношений практически исключала ревность, и именно она способствовала формированию человеческого общества. Такой период полигамии существовал достаточно долго. По мнению Ф. Энгельса ревность появилась намного позже и больше была социальной, нежели биологической.

Биологическая ревность больше присуща мужчинам, ведь потомство несет гены, а значит, продолжает тебя и твой род, поэтому очень важно быть уверенным в верности женщины. Но в древние времена ещё не было понимания чистоты потомства, ничего не знали о кровосмешении. Никого не смущали половые отношение между родственниками, братьями и сестрами и даже между родителями и детьми.

От таких союзов рождались болезненные дети, которые долго не жили. И только позже, с открытием кровосмешения и запретом на кровнородственные связи, перестали тратить время и средства на выхаживание нежизнеспособных детей. Но даже при таких свободных нравах иногда образовывались пары, которые неосознанно для себя какое-то время были моногамными, жили вместе, трудились.

Кровнородственная семья

Первой ступенью семьи стала кровнородственная семья, в которой отношения между детьми и родителями отсутствовали, но половая связь между братьями и сестрами принималась как само собой разумеющееся. Такой вид семьи давно исчез, но ее некоторые элементы можно встретить  у племен аборигенов Гавайских островов. Аналоги таких  отношений встречаются и в современном обществе. Яркий пример — семейные ритуальные празднования и встречи. Но обычно, секс здесь не доходит до окончательной стадии из-за принципов морали или других обстоятельств.

Всё это свидетельство того, что людям не удалось реализоваться профессионально, и свою энергию они пускают на отношения с родственниками. Если супруги действительно увлечены друг другом, то необходимость посещения подобных мероприятий у них практически отсутствует.

Пунуальная семья

Следующий вид семьи – пуналуальная, в ней брак между братьями и сестрами запрещен. Такие группы становились развитее и сильнее, нежели племена с кровосмешением. В пуналуальных семьях женщина может быть общей женой нескольких мужчин, но среди которых нет ее родных братьев. И наоборот, мужчина может быть общим мужем ряда женщин, и среди них нет его сестер.

В наше время такая форма тоже может проявляться в так называемых «шведских» семьях, поэтому опять же – не осуждайте никого, у всех нас одна история. В групповых семьях не всегда известно кто отец ребенка, так как мужей несколько, но мать всегда известна – поэтому род в те времена начинался вестись по материнской линии – так возник институт рода. Все родные сестры с братьями и детьми, имеющие одну мать-основательницу составили первый род.

Парная семья

Внутри групповых семей могли образовываться пары, которые длительное время жили вместе, привыкали друг к другу и обосабливались. Так формировались парные семьи. Те семьи, в которых не было кровосмешения, давали более здоровое потомство и соответственно в дальнейшем такие семьи и племена становились сильнее кровнородственных групп. Но в какой-то момент количество женщин уменьшилось и им приходилось платить какой-либо выкуп, чтобы жить только с одним мужчиной.

Парная семья появилась в переходный период от дикости к варварству, у нее ещё нет своего хозяйства и имущества. Также важный момент – теперь в семье появился один отец, все дети были от одного мужчины, который обеспечивал быт и добывал еду. В случае разлада в семье и развода – мальчики оставались с отцом и в роду, а девочки вместе с матерью исключались из него. Так появилась патриархальная семья, в которой права женщины стали ущемляться, она вместе с детьми стала собственностью мужа.

Моногамная семья

Возникновение моногамной семьи из парной – начало эпохи цивилизации. Глава моногамной семьи – мужчина, который является отцом детей, и изменять ему жена не имеет права. При этом муж может изменять, иметь рабынь, но жена принижена и занимается домашним хозяйством, не участвуя в общественных делах. В это время получает широкое распространение проституция. Моногамные семьи в своей основе имели экономические аспект — общее имущество, что было важнее любви, можно сказать – это были браки по расчету. Появляется неравенство полов, мужчины подавляют женщин.

Свобода в половых связях с введением моногамного брака не исчезла – развитие получила проституция. Женщины, в свою очередь, заводили любовников, а установление отцовства детей, рожденных в браке, основывалось только на нравственных аспектах.  

Несмотря на форму брака, люди не меняются, в браке они остаются такими же, какими они было до него, поэтому со временем любой брак становится похож на спокойное сожительство, называемое тихим семейным счастьем.Когда брак заключается по расчету, он так или иначе принимает вид проституции, намного чаще с женской стороны, единственное отличие в том, что женщина продает свое тело один раз и навсегда, попадая при этом в рабство. В современное время очень часто в “приличных” семьях дочерей настраивают на то, что нужно искать богатого жениха, который будет ее обеспечивать.

Читайте также:

Как узнать — любят вас или нет?

Не путайте секс с любовью

Семейный АД

Книги и аудио-записи по теме:

Секс в семье и на работе

Мужчина и женщина

Аудио-запись «Лечение любовью»

 

litvak.me

Семья: история понятия

Браки между геями.. Семьи лесбиянок… Чего только не мелькает на страницах журналов, о чем только не говорят по телевизору. Все эти разговоры преследуют одну цель — размыть понятие о браке и семье, разрушить изнутри не только слово, не только смысловую структуру, но и само явление. Именно поэтому хотелось поговорить именно не только о феномене семьи, но и о словах, относящихся к смысловому кусту родства. Как писал когда-то Мартин Хайдеггер, «язык — дом бытия», а потому внимательное отношение к языковым формам способно приоткрыть нам не только весьма древние корни феномена семьи, но и некие устойчивые его контуры, архетипические черты.

На уровне обыденного сознания существует, ставшая уже красивым штампом «расшифровка» слова «семья» как «семь Я». Эта «народная этимология» является, конечно, ложной, однако и она многое проясняет в понятии семьи. Дело ведь в том, что любая подобная «этимология», даже будучи научно несостоятельной, исходит, тем не менее, из живого восприятия соответствующего феномена массовым сознанием. Если подобная игра слов приживается, то это так или иначе характеризует порой не очень глубокие, но все-таки реальные аспекты бытования данного понятия в обществе. Так, скажем, шутка о том, что «хорошее дело браком не назовут», вряд ли могла получить широкое распространение еще хотя бы сто лет назад. То, что сегодня шутливое сближение брачных уз с бракованным вариантом существования стало возможным и популярным, говорит о многом.

О многом говорит и псевдоэтимология «семья» — «семь Я». Во-первых, несмотря на то, что многодетная семья в цивилизованных странах давно уже имеет статус реликта, сохраняется еще идеализированное представление о семье как именно о «семи Я». То есть сохраняется еще признание того, что так должно быть в идеале: семь ли человек, считая взрослых, или даже «семеро по лавкам» одних только детей, — настоящая семья такова («хотя, конечно, в наше трудное время…» и т.д.).

Кроме того, «семь Я» это невольный, может быть, образ совершенства, законченности. Притом, речь идет не только и не столько о законченности и совершенстве на социальном уровне, скорее, имеется в виду совершенство человеческого Я. Полнота личного бытия не может быть единоличной, она всегда предполагает многоединство, обретаемое через дружбу ли, любовь ли, через родство по плоти и по духу. Интуитивное утверждение верности этого положения слышится в этой псевдоэтимологии.

На деле же этимологически «семья, семейство» происходит, видимо, от слова «семя», то есть семейство есть буквально — разросшееся семя, то, что происходит из семени, как вообще существительные на -ство обозначают некое доминирующее проявление того, что обозначается соответствующим корнем, а также результат такого доминирования (ср. например: богатство, детство, мещанство, чванство, уродство, первенство и т.д.). Семья, таким образом, определяется единством семени, она есть та форма жизни человека, которая строится на доминирующей роли семени. Там, где это доминирование и определяющий характер семени сказывается на всей жизни человека, мы имеем дело с «семейственностью», там же, где единство семени уже не ощущается, там кончаются семейные связи.

В этом смысле, конечно, вполне реально говорить, например, о народе как единой семье, о «семье братских народов», о человечестве даже как некой «общей семье», но лишь в той мере, в какой действительным элементом мировоззрения и фактором жизни является сознание общего происхождения из единого семени. При этом конечно, нельзя понимать «семя» впрямую физически и физиологически, тем более, что мы уже имели случай встретиться с весьма слабым пониманием людьми примитивных культур физиологии деторождения. Скорее «семя» в этих наших рассуждениях уместнее рассматривать как некий образ, родственный, например, образу «корней», или даже «матери-земли».

Все эти «растительные образы» призваны указать на некие предельные основания человеческого бытия, на ту «почву», на которой человеческое бытие произрастает, на то «семя», из которого проклевывается и разрастается бытие человека, на те «корни», которыми это бытие держится и питается. Все эти образы предполагают, что человек при всем своем чувстве «заброшенности» в мир, тем не менее, не в готовом виде получает свое бытие, а это бытие каким-то образом «вырастает» в мире, подобно растению.

Как же растет растение? Что это такое — произрастание растения? Этот глубокий по смыслу вопрос современному человеку не так просто даже услышать, ибо для него этот вопрос предполагает не разговор по существу, а неудобоваримое нагромождение биохимических премудростей. Наши же предки, не будучи посвященными в достижения современной науки, мыслили как раз по существу. Растение, конечно, вырастает из семени, но материальным субстратом растения совершенно очевидно является не семя. Семя очень маленькое и легкое, а вырастает из него, например, огромное дерево. Откуда же берется вся эта «зеленая масса», частично одревесневшая? Из какого вещества строит растение себя? Из земли, конечно. Семя, упавшее в землю, главным своим элементом имеет зародыш с генетической программой по переработке вещества земли в живую ткань растения. Растение появляется в результате взаимодействия материи земли с информационной матрицей семени.

В этом же смысле надо понимать и то «семя», которое лежит в основе семьи и которое образует начало человеческого бытия. «Заброшенность» человека в мир, о которой так много говорил Хайдеггер, есть именно заброшенность семени человека в почву мира. Уникальное бытие человека вырастает именно путем некоего преобразования бытия мира в определенность человеческого присутствия. Это преобразование осуществляется по алгоритмам, заложенным в семени. «Быть» для человека — это и значит произрасти из того семени, которое дано в телесных, духовных, социальных, культурных предпосылках его существования.

В этом же смысле следует понимать и «кровное родство» как принцип построения отношений. «Кровь» равняется «жизни» и на всех древних языках, и в живом языке современности. «Единство крови» есть единство жизни, обеспеченное единством бытийного семени. Жить одной жизнью, быть в кровном родстве — это, собственно, и означает одинаково впитывать и одинаково преображать в себе окружающий мир, это значит быть и осознавать себя отпрысками одного корня, побегами одного семени, членами одной семьи как целостного организма.

Этот смысл, который мы сейчас можем расслышать в слове «семья», еще недавно и с глубокой древности имел для человека «дом», а еще ранее, в доисторический период — «род». Этот смысл в современном мире уже расшатывается общественной практикой, однако, тем не менее, остается весьма востребованным. Хотя семья ныне переживает сложный период, она сохраняет большую, может быть, даже все возрастающую экзистенциальную значимость.

На каком же основании мы сближаем и рассматриваем как существенно тождественные такие разные явления как первобытный «род», традиционный «дом» и современную «семью»? Во-первых, конечно, их генетическая связь: дом есть продукт внутренней дифференциации родового быта, а наша семья — продукт преобразования дома в современном мире. Во-вторых, и это самое главное — эти явления образуют, каждое для своего времени, первичное лоно человеческого бытия. Человек возрастал когда-то в лоне рода, он возрастал еще сравнительно недавно в лоне дома, ныне же он возрастает в лоне семьи.

Как это ни покажется странным современному сознанию, «семья» — это сравнительно молодое явление, то есть «семья» в современном ее значении супружеской нуклеарной семьи. И в европейском средневековье, и даже гораздо позже «самого термина «семья» вообще не существовало, так как отсутствовало представление о ней в современном смысле слова. Человек того времени не отграничивал себя с женой (или мужем) и своих детей от родителей, близких или дальних родственников, живших с ним под одной крышей, а также других лиц, не связанных с ним кровным родством»[1]. И, несмотря на то, что, начиная уже с XI века, становится заметно, как «малая» семья постепенно укрепляется и делается базовой, еще очень долго «семья» для человека отождествляется с «домом». Для сельских жителей это отождествление сохраняет свою силу, в некоторой мере, и поныне.

Сделаем еще одно «лингвистическое» отступление. В качестве примера того, как древние люди понимали семью и брак, посмотрим, например, как звучит греческий оригинал Нового Завета там, где синодальный русский перевод дает слово «семья». Для сравнения мы, кроме греческого текста, использовали два других варианта современного русского перевода Нового Завета: недавно вышедший перевод В.Н. Кузнецовой[2] (ранее выпускались отдельные его части) и перевод под редакцией еп. Кассиана (Безобразова)[3].

«Если же какая вдовица имеет детей или внучат, то они прежде пусть учатся почитать свою семью (ton idion oikon, то есть, «свой дом» буквально) и воздавать должное родителям, ибо сие угодно Богу» (1 Тим. 5, 4). У В.Н. Кузнецовой передано: «проявлять свою набожность, прежде всего по отношению к своим домашним». Имеется в виду не «семья» в нашем понимании, а именно «дом» с домочадцами как целостный организм, в рамках которого должны возрастать эти «дети и внучата».

«И если не пощадил первого мира, но в восьми душах сохранил семейство Ноя (ogdoon Noe), проповедника правды, когда навел потоп на мир нечестивых» (2 Пет. 2, 5). То есть, буквально по-гречески: «восемь Ноевых, праведности провозвестника, соблюл». Или, как переводит еп. Кассиан, «сохранил восемь душ и среди них Ноя, глашатая праведности». Не только о семействе, но и о доме тут речи нет.

«Вы знаете семейство (ten oikian) Стефаново, что оно есть начаток Ахаии и что они посвятили себя на служение святым» (1 Кор. 16, 15). Здесь опять-таки «дом», но oikia, в отличие от oikos’a. имеет более узкий смысл — именно «люди дома, домашние, домочадцы». Это отражено и в современных переводах: В.Н. Кузнецова дает «вы знаете домашних Стефанаса», в переводе под ред. еп. Кассиана — «дом Стефанаса».

Вообще смысл слова oikos в древнегреческом языке соответствует весьма широкой области современных понятий, которые, тем не менее, для древних людей были соединены неразрывно. Oikos означает — дом, жилище, но и — имущество, состояние, а вместе с тем — род, семья, семейство, домочадцы, и даже более широкую общность — народ, отечество, и, наконец, этим словом может обозначаться храм, святилище. Все эти разнопорядковые для современного сознания вещи обозначаются одним словом. Вернее сказать, для обозначения каждого из этих понятий существуют и специальные слова, но в этом слове — OIKOS — все эти смыслы сходятся воедино.

Так, например, есть в древнегреческом языке и специальное слово для обозначения «семьи» — epistion, от istie — «домашний очаг», то есть буквально «находящиеся, собранные вблизи очага», однако это слово имеет несколько «книжный» искусственный характер, свойственный ионической прозе и эпической поэзии. Неудивительно, что в тексте Нового Завета, написанном на простом языке, оно не встречается.

То же самое мы можем видеть и в древнееврейском языке, в котором, насколько нам известно, также отсутствует аналог современному понятию «семья». И в Ветхом Завете, и современном иврите семья обозначается словом bayit — дом (реже словом ‘?da или ‘?dah — община, род, и производным от него ‘ad?hi — близкие, члены рода). Так же, как и греческий oikos, еврейский bayit охватывает достаточно широкую область смыслов: это и жилище, и семья, и женщина как воплощение семьи, и народ Израильский, и род как отдельная ветвь этого народа.

Точно так же, как в свое время синкретизм родовой жизни дифференцировался, породив внутренне сложную социальную структуру, современный мир демонстрирует процесс внутренней дифференциации «дома», как формы существования первичного лона человеческого бытия. «Дом» в этом качестве распадается и прекращает свое существование, давая, может быть, начало чему-то совсем иному.

Пожалуй, именно XX век бурной урбанизацией и повышением социальной мобильности положил конец потомственному, родовому дому. Даже уже в прошлом поколении (если не в двух) дом как родовое гнездо, дом, ведущий свое существование от дедов, имеющий некий сложившийся в поколениях уклад жизни, дом, образующий своими стенами, двором, закоулками, своими запахами и звуками некую малую и предельно родную родину, — такой дом является уже реликтом. Концепт «родительского дома» остался весьма значимым для современных людей, сохраняется понимание, что это «начало начал», но теперь это уже «в жизни моей надежный причал». То есть человек уже там не живет, он от этого причала ушел в свободное плаванье. И хотя «так прекрасно возвращаться под крышу дома своего», но эти возвращения всегда имеют характер отдыха, «каникул» от жизни, а сама жизнь протекает не на этом «причале», а в бурном море жизни.

В некотором смысле современность потеряла Дом, выпала из этого родового гнезда. Современные люди по большей части живут не в домах, а в квартирах, по крайней мере, те люди, которые, действительно, живут «по-современному». Но даже и те, кто сегодня имеет собственный дом — сельскую ли «избушку», или «новорусский» особняк, — имеют его как личную собственность, а не как родовое достояние. Как правило, это не родительский дом и не дом, который будет оставлен детям, не тот дом, в котором в одну расширенную семью объединены хотя бы три поколения хозяев, парочка «бедных родственников» и прислуга, которая еще деду служила и отца нянчила, а теперь в воспитании детей играет немаловажную роль.

Современные люди, как правило, стремятся иметь дом, но даже для тех, кому это удается, дом не делается осью бытия и связью поколений, он не становится тем местом, откуда бытие человека прорастает, откуда оно наливается силой. Семенем человеческого бытия дом в современном мире уже практически не может быть. Точнее сказать, былой патриархальный «дом» в современном мире превратился в дом семейный, и главный акцент переместился с «дома» на семью, называемую «нуклеарной» — родители и дети. Семья эта, чаще всего, имеет, конечно, дом — и в материальном смысле жилища, и в духовном смысле, как некий домашний уклад и связи с родными людьми, однако, ни эти связи с родственниками и знакомыми, ни, тем более, жилище не образуют уже для человека главной оси его бытия. И даже нуклеарная, супружеская семья переживает в настоящее время кризис, отмечаемый всеми исследователями.

Было бы не совсем верно сделать отсюда тот вывод, что, если современный человек «потерял дом», «выпал из гнезда», то он, следовательно, стал неким странником в мире, не имеющем пристанища. Это верно только отчасти. Феномен странничества предполагает свободу по отношению к этому миру, вследствие укорененности в мире ином. Странник не имеет своего дома среди человеческих домов, именно потому, что его дом гораздо более велик и широк. Взгляд странника спокоен, потому что в некотором смысле он везде — у себя дома, а точнее — на пути к своему истинному дому. Странничество рождается из обретения высшего и вечного дома, это обретение дает и мудрое спокойствие духа, и готовность сознательно отказаться от земного дома.

Современный человек от мира вовсе не свободен, как раз наоборот. Потеря дома и утрата семьи означает для него утрату последнего островка в мире, где он мог быть свободен, мог быть самим собой. Утратив дом и семью в их глубоком метафизическом смысле, человек оказывается целиком, без остатка, погруженным в стихию социального ангажемента с непрерывной сменой ролей и масок, где уже не остается места и времени побыть самим собой — наедине ли с самим собой, или наедине с тем человеком, который образует с тобой единство жизни и единство судьбы.

Потому так остро встает для современного человечества тема семьи — единственно возможного для современного человека «первичного лона бытия». Семья, основанная на супружестве, в качестве такого лона гораздо менее устойчива, чем «дом» или, тем более, «род». Эта неустойчивость представляет собой очевидную опасность, но, в то же время, такая семья открывает возможность и для наибольшей духовной глубины.

В следующих публикациях Светланы Анисиной будет рассказано о том, каким образом происходило историческое формирование этих онтологически значимых культурных форм. Каким образом родовой быт оказался переработанным в феномен дома, каким образом вокруг этого нового центра индивидуального и общественного бытия, вокруг OIKOS’a («экоса», произнося по-новогречески) складывается и ЭКО-номика, и ЭКО-логия человека.



[1] Человек в кругу семьи: Очерк по истории частной жизни в Европе до начала нового времени / Под ред. Ю.Л. Бессмертного. — М.: РГГУ. 30 л.-с. 103.

[2] Радостная весть: Новый Завет в переводе с древнегреческого / пер. с древнегреч. и прим. В.Н. Кузнецовой. — М.: Рос. Библейское о-во, 2001.

[3] Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа — Российское Библейское общество, 1997.
http://www.ioannp.ru/publications/10607

ruskline.ru

История брака и семьи

На протяжении всей истории нашего человеческого рода наиболее устойчивым оказывается это наше стремление собираться в группы. В стадо, в родовую общину, в семью, в брачные пары. Распространенной была кровное родство. Когда наши предки жили в стадах, беспорядочные сексуальные отношения были обычным явлением, но только в определенный период: после охотничьего сезона или трудового цикла, когда стадо имела достаточно пищи и не занят напряженной работой.

В эти периоды половые отношения являлись под запретом. Опыт тысячелетия и борьба за выживание доказывает, что сочетать работу и секс вредно для единства племени и эффективного труда. Предки наши жили закрыто, в отдельных пещерах и это предполагает о половых контактов внутри группы, то есть между родственниками. У неандертальцев однако водились ограничения на сексуальную связь, запрет на половые связи между родителями и детьми. А отношения между братьями и сестрами и двоюродными братьями допускались.

С развитием орудия труда в отдельных группах увеличивается и производство продукции. Человеческое население растёт и контакты между отдельными группы становятся более частыми. Запрет на сексуальные отношения внутри группы растёт. Придаётся табу на отношениям между братьями и сестрами. Все женщины-сёстры и должны искать партнёров за пределами группы, и наоборот братья должны искать женщин за пределами группы.

Создаётся двойная организация стадо. Отношения между мужчинами и женщинами из разных групп стали регулярными,а со временем превращаются в единственную форму сексуального общения. Тотемный коллектив превращается в род экзогамия. Для мужчины есть главная женщина, для женщины есть главный мужчина, кроме себя. Это брак между женщиной и ее любимого человека, и оба в прочных отношений с другими мужчинами и женщинами.

В рабовладельческом строе накопление богатства приводит к изменениям в семье, так как появляется институт наследования.Это предполагает, чтобы знать чей и от кого ребёнок. В то время было не возможно, чтобы один мужчина имел нескольких женщин до тех пор пока вы заботитесь о детях. В римскую эпоху развивается патриархальная семья, которая сохраняется и в средние века. Но тогда идеи рыцарского отношения к женщине появляется «дама сердца», наряду с законной женой. Брачные отношения строятся на основе владения (появляется приданое, выкуп) и незаконным — на основе любви.

В ренессанс приходит идея муж-хозяин, а женщина — ценность. Для неё отключены мысли о разводе или другой брак при живом муже.

В последние сто лет брак начинает становиться моральным и правовым союзом между мужчиной и женщиной, основанной на любви и выбора. Даже появляются различные типы семей в зависимости от того, кто во главе семьи.

Опросы показывают, три типа семей:

• Авторитетная семья — только один член (как правило, отец) принимает в одиночку все важные решения, касающиеся семейной собственности и судьбы остальных членов. Все остальные в подчиненном положении, без права голоса и мнения.

• Демократическая семья — все его члены имеют равные права и обязанности;

• Эгалитарная семья — каждый дает все от себя для других, решения принимаются после обсуждения и достижения консенсуса.

Через брак совместная жизнь людей становится вдвойне обусловленным: с одной стороны сила любви представляя, как регулятор сексуальных отношений, а с другой удобство и комфорт, как для пары, так и для их детей.

По словам американского социолога брак-это сделка, в которой человек претендует на постоянное право сексуального доступа к женщине, когда она может иметь детей.

А по словам другого социолога в настоящее время в семейных отношениях действует закон сокращений — семья разрушается.

Современная семья — это как правило — только родители со своими детьми. Обычным явлением является неполная семья,где только один из родителей, воспитывающий в одиночку ребенка.

Брак на расстоянии, при котором супруги добровольно живут в разных местах, по крайней мере 3-4 дней в неделю. Это часто является результатом желания каждого из супругов делать профессиональную карьеру. Чаще всего это временная альтернатива. Такие браки выживают, если каждый из супругов одобряет такого рода отношения, семья имеет высокий доход, небольшая географическая удаленность и минимум ответственности за воспитание детей.

Тенденции в современных отношениях брака к сожительству (сожительство без брачного контракта).Ощущение того, что в браке эти пары не отличается от женатых людей.Финансовая независимость современной женщины является сложной задачей института брака. Брак и сожительство с человеком, больше не является необходимым условием для воспитания ребенка.

Взаимность, эмоциональная приверженность, общие интересы, любовь, секс, современный человек не запрашивает или получает только в браке.

selempi.ru

История семьи в России

Всякий народ имеет свою собственную историю и прису­щую только ему специфику организации семейной жизни. Со­временная семья является результатом длительной эволюции и сохранения народных семейных традиций. Понять коллизии се­годняшней семьи мы сможем только через познание ее исторических особенностей и законов общества, в котором она раз­вивалась.

Невозможно постичь русский национальный характер вне по­нимания истории семейных нравов и укладов. В семье скрыва­ются корни всех других социальных институтов и объяснение ха­рактерных черт, присущих России, всего того, что придает ей неповторимый колорит.

Все это ведет свое начало от организации традиционной рус­ской крестьянской семьи. Почему крестьянской? К концу XIX в., как свидетельствует перепись населения 1897 г., в Российской империи проживало 125 млн человек, из них 106 млн (или 85% всего населения) — крестьяне. В 1913 г. численность крестьян­ства несколько уменьшилась, но по-прежнему они составляли абсолютное большинство населения — 82% (только в 1962 г. возник паритет в численности горожан и сельчан). Сельский быт с его обрядами и обычаями держал под своей культурной эгидой не только пригороды, но и маленькие городки, в которых проживало большинство населения России.

Крестьянская семья по своей культуре и быту резко отлича­лась от семьи аристократической, ориентированной на Запад­ную Европу. Граница проходила через психологический склад личности: крестьянина отличала привязанность к общине, к се­мье, тогда как западноевропейской ментальности русских арис­тократов был больше свойствен индивидуализм. Но будучи со­отечественниками, придерживаясь одной религии, одних и тех же традиций, они все же имели немало общего. Во главе семей­ства Ростовых («Война и мир» Л. Толстого), как и любой крес­тьянской семьи, — отец, всем распоряжающийся и все опреде­ляющий в доме. Сравните сюжетную линию у Толстого в «Анне Карениной» и у Лескова в «Леди Макбет Мценскогб уезда». В обоих произведениях присутствует молодая жена, старый муж и красавец любовник, финал для женщины один и тот же — смерть. Столичная дама или купчиха из уездного городка, жен­щина не могла, не должна была нарушать вековые традиции.

В основе традиционного русского крестьянского общества лежал особый институт — сельская община, или мир. Община управлялась собранием глав семейств, которому были подвласт­ны не только экономические и аграрные вопросы, но и внутри-семейные дела, вплоть до рекомендации невест. Неженатый муж­чина до старости носил уничижительное прозвище «малый» или «бобыль», а незамужняя женщина и в старости звалась «девкой». Только брак обеспечивал мужчинам доступ к землепользованию, именно поэтому дореволюционная Россия была на первом месте в Европе по уровню брачности: в 1897 г. лишь 4% женщин и 3% мужчин в возрасте от 40 до 50 лет были незамужними или холос­тяками. В брак не вступали только увечные, юродивые и те, кто уходил в монастырь.

Глава семьи осуществлял единоначалие: «хозяин во дому, что хан во Крыму». Эта власть переходила от отца к сыну или брату, то есть наследование властных полномочий и в крестьянской, и в царской семье шло по одной и той же схеме. Один из совре­менников Павла I сообщает в своих записках: «И Александр, и Константин ужасно боялись отца, и, если последний казался сколь­ко-нибудь расстроен, бледнели, как мертвецы, и дрожали, как осиновые листья».

Цареубийцы воспринимались в народе не только как госу­дарственные преступники, но вызывали ужас и ненависть как нелюди, покусившиеся на вековые семейные устои, как отце­убийцы. Это потом уже именами убийц «царей-батюшек» и по­кушавшихся на такие деяния стали называть улицы. Русские крес­тьяне никогда не бунтовали против царя, а выступали только против непосредственных эксплуататоров; понимая отношение крестьянина к царю, вожди бунта объявляли себя подлинными царями, то Петром III, то Дмитрием. Пишут, что симбирское общество отвернулось от семьи Ульяновых, после того как старший сын был обвинен в покушении на царя, по причине страха перед властями. Такое понимание — перенос ментальности бо­лее позднего, советского времени на характер общественного мне­ния конца XIX в. Скорее, общество отвернулось от семьи чело­века, совершившего тяжкий грех.

В 1880 г. историк и этнограф И. Забылин собрал русские предания, обычаи, обряды, суеверия и описал их в книге «Рус­ский народ». Там читаем: «…у славян всегда почитали старших себя. Главой семейства был родоначальник или отец. Жена, дети, родственники и слуги повиновались этому главе беспрекословно». Возможно, потому тоталитаризм и его разновидность — казар­менный социализм, с непременным вмешательством в личную жизнь, с коллективными хозяйствами и коммунальными жили­щами, — имели благодатную почву и сравнительно легко (отно­сительно стран Восточной Европы) привились на русских прос­торах.

В России всегда любили (любят и теперь) рассказывать кра­сивую сказку о чистых нравах и трогательных отношениях прош­лого. Свою лепту внес и Гоголь повестью «Старосветские поме­щики», рисующей двух прелестных, как он писал, старичков (кстати, о возрасте: ему — 60, ей — 55 лет): «Нельзя было глядеть без участия на их взаимную любовь. Они никогда не говорили друг другу «ты», но всегда «вы»: вы, Афанасий Иванович; вы, Пульхе-рия Ивановна.

— Это вы продавили стул, Афанасий Иванович?

— Ничего, не сердитесь, Пульхерия Ивановна: это я». Писатель Анатолий Стреляный в одной из своих давних пуб­ликаций показал всю мифологичность подобных идиллических картинок. Он передал свой разговор со стариком, который, по­добно модным журналистам, пытался подогнать свой рассказ о старине под заранее намеченную схему. «— Жену-то поколачивал?

— Бывало. Еще и сейчас кой-когда замахнешься.

— А другие по селу?

— О! Такие были, что смертным боем… Далеко не ходить. Мой дед трех баб извел.

— Понятно. Детей, говорите, учили почитать старших — отца-мать, деда-бабку?

— Еще как, не то что сейчас.

— И получалось ? Результат был ?

— Еще какой!

— Бабка, допустим, ничего уже не может делать, лежит недвижимая…

— Не дай Бог!

— …в доме полно сыновей, невесток, внуков. Садятся за стол. Лучший кусок ей?

— Ты что, смеешься?

— Неужели попрекали куском? И внучек, бывало, интересо­вался у бабки, когда та умрет?

— Как не интересоваться, когда всем полно работы, а тут еще за старухой ухаживай?!»

Для полноты картины обратимся к выдающемуся историку, умершему 110 лет назад и, следовательно, никем не ангажирован­ному. Это Николай Костомаров. Одна из наиболее известных его работ — «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях». Вот что он пишет: «Все иностранцы по­ражались избытком домашнего деспотизма мужа над женой. Вооб­ще женщина считалась существом ниже мужчины… Русская жен­щина была невольницею с детства до гроба… на нее, как на рабочую . лошадь, взваливали все, что было потруднее… У казаков женщины пользовались значительно большею свободой».

О том же пишут и авторы «Краткого очерка истории войска Донского», впервые изданного в 1909 г.  «Обращение мужьев с женами, — продолжает Костомаров, — было таково: по обыкновению у мужа висела плеть, исключитель­но назначенная для жены и называемая дураком; за ничтожную вину муж таскал жену за волосы, раздевал донага, привязывал веревками и сек дураком до крови — это называлось учить жену… При венчании митрополиты и патриархи читали нравоучения о бе­зусловной покорности жены мужу. Женщины верили, что они в самом деле рождены для того, чтоб мужья их били, и даже самые побои считали признаком любви.

Между родителями и детьми господствовал дух рабства, при­крытый ложной святостью патриархальных отношений».

Может возникнуть вопрос: «Зачем ворошить пыль веков?» Но, как уже говорилось, сама семья — это связь между прошлым, настоящим и будущим. В каждом из нас присутствуют 20 тыс. предшествующих поколений. Нет смысла в приписывании прош­лому всех добродетелей, а настоящему — всех пороков, ведь еще из Библии известны города Содом и Гоморра, которые пользо­вались дурной славой из-за крайней развращенности своих оби­тателей.

magref.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о