Социограмма моя семья в в ткачева – Социограмма «Моя семья» (в. В. Ткачева)

Социограмма «Моя семья» (В. В. Ткачева)


Анкета   «Психологический тип родителя»

(В. В.   Ткачева)


Инструкция: В анкете содержатся утверждения, которые помогут определить некоторые свойства Вашей личности. Прочтите каждое утверждение и оцените его как верное или неверное по отноше­нию к Вам. В случае если вы согласны, отметьте слово «ДА», если нет — «НЕТ». В анкете нет правильных или неправильных ответов. От­вечайте так, как Вы сами думаете.





















1.   Всю свою жизнь я строго следую принципам, основанным на чувстве долга.

 

Да

Нет

2.

Мне часто кажется, что у меня комок в горле.

 

 

Да

Нет

3.

Я всегда полон (полна) энергии.

 

 

Да

Нет

4.  Я придерживаюсь принципов нравственности и морали более строго, чем большинство других людей.

 

Да

Нет

5.   Жизнь с ребенком, имеющим нарушения в развитии, всегда связана для меня с напряжением.

 

Да

Нет

6.

Я верю в перспективу развития моего ребенка.

 

Да

Нет

7.  У меня часто возникают боли в сердце, когда я расстраиваюсь из-ребенка.

за проблем моего

 

Да

Нет

8.   Когда я думаю о ребенке, меня никогда не покидают тревожные мысли.

 

Да

Нет

9.   Родитель не виноват, если ребенок своим поведением вы­нудил наказать его физически.

 

Да

Нет

10.

Когда я волнуюсь, у меня дрожат руки или тошнит.

 

 

Да

Нет























11Я всегда стремлюсь ограждать моего ребенка от трудностей и

 обид.

 ДаНет

12

Ребёнок всегда зависит от родителя и должен его слушаться 
 ДаНет

13

Я заработал (заработала)зву из-за постоянных проблем с ребёнком 
 ДаНет

14

Ребёнок с недостатками в здоровье — обуза для родителей 
 ДаНет

15

Все дети должны воспитываться в строгости 
 ДаНет

16

Считаю, что ребенок с проблемами в развитии постоянно нуждается в    особом уходе и внимании         со стороны родителей.

 ДаНет

17

Моя жизнь изменилась в худшую сторону из-за проблем в развитии моего ребенка.

 ДаНет

18

Если у ребенка слишком много проблем со здоровьем, его можно поместить в учреждение социальной защиты (интернат с постоянным проживанием).
 ДаНет

19

  Родители всегда ответственны за будущее своих детей. 
 ДаНет

20

Мой ребенок всегда берет верх надо мной в спорных ситуациях. 
 ДаНет

21

Я не остановлюсь ни перед чем в достижении поставленных целей.
 ДаНет

Правила пользования анкетой

Для определения психологического типа родителя необходимо подсчитать сумму баллов в каждой из колонок.

Утвердительные ответы под номерами 1, 4, 7, 10, 13, 16, 19 определяют психосоматический тип родителя (П).

Утвердительные ответы под номерами 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20 выявляют невротичный тип родителя (Н).

Авторитарный тип родителя (А) определяется утвердитель­ными ответами под номерами: 3, 6, 9, 12, 15, 18, 21.

Доминирующий психологический тип определяется по наи­большей сумме утвердительных ответов (+), полученной в одной из колонок.

Бланк анкеты «Психологический тип родителя»










Психосоматический


Невротичный

Авторитарный

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

Всего:

Всего:

Всего:

Доминирующий психологический тип: _____________________________________________________


Психологические портреты родителей

1. Портрет родителя авторитарного (импульсивно-инертного) типа

          Эта группа родителей характеризуется активной жизненной позицией, стремлением руководствоваться своими собственными убеждениями вопреки уговорам со стороны (советам родственников или специалистов). К родителям автори­тарного типа мы относим две категории. Первые, узнав о дефекте ребенка, могут от него отказаться, оставив в роддоме. Вторая категория, представленная преобладающей частью родителей, проявляет другую позицию — стойкое желание найти выход из создавшегося положения как для себя, так и для своего ребенка. На предложение отказаться от ребенка такие родители реагируют как на личное оскорбление. Позиция родителей авторитарного типа характеризуется феноменом вытеснения негативных переживаний, связанных с проблемами ребенка. Это значительно оптимизирует их состояние.

          Родителям авторитарного типа, принявшим дефект ребенка, свойственно стремление преодолевать проблемы, возникающие у ребенка, и облегчать его участь. Такие родители направляют свои усилия на поиски лучшего врача, лучшей больницы, лучшего метода лечения, лучшего педагога, знаменитых экстрасенсов и народных целителей. Они обладают умением не видеть преграды на своем пути и уверенностью в том, что когда-либо может произойти чудо и с их ребенком.

          Авторитарные родители создают родительские ассоциации и общества, устанавливают тесные контакты с аналогичными родительскими организациями за рубежом. Эти роди­тели упорно преследуют цель оздоровления, обучения и социальной адаптации своего ребенка и, таким образом, решают проблему ребенка в целом.

          Отрицательные свойства этой категории родителей проявляются в неумении сдерживать свой гнев и раздражение, в отсутствии контроля за импульсивностью собственных поступков, в склонности к участию в ссорах и скандалах, в откровенном противопоставлении себя социальной среде (специалистам, педагогам, администрации, родственникам, не принявшим их ребенка). «Пусть общество приспосабливается к нам и нашим детям, а не мы к ним» — это высказывание может оказаться девизом многих из таких родителей.

          В отношениях с ребенком некоторые авторитарные родители могут использовать достаточно жесткие формы взаимодействия, вплоть до холодности или отстраненности от его проблем. Поведение таких родителей может перерастать иногда и в неприятие индивидуальности ребенка в целом. Многим из авторитарных родителей свойствен неравномерный характер применения воспитательных мер: довольно часты жесткие формы наказаний (окрик, подавление личности, избиение). При этом сами родители не испытывают никаких угрызений совести. Такая форма взаимодействия с ребенком становится причиной возникновения тиков, энуреза (иногда и энкопреза), формирования пониженной самооценки у ребенка. Авторитарные родители часто выдвигают нереальные требования к своему ребенку, не соответствующие его возможностям.

          Другая часть этой категории родителей проявляет тенденцию к отказу замечать особенности в развитии ребенка. Они считают, что специалисты завышают требования к их ребенку, в то время как его недостатки лишь характеризуют своеобразие индивидуального развития. «Не все дети одинаковые» или «Ну не всем же быть учеными», — считают они. Такие родители излишне опекают своих детей. У них формируется неправильное понимание возможного пути развития больного ребенка. Проявляющееся у таких родителей настойчивое стремление всегда ориентироваться только на свои лич­ностные жизненные установки (вопреки мнению значимых для родителей лиц) не позволяет им увидеть реальные перспективы развития ребенка.

2. Портрет  родителя  невротичного (тревожно-сензитивного)  типа

          Этому типу родителей свойственна пассивная лично­стная позиция, которую можно сформулировать следующим образом: «Уж что есть, то и есть. Ничего не переделаешь. Каким ребенок родился, таким и будет!» У родителей этой категории обычно не формируется способность к принятию проблемы ребенка и не развивается стремление к ее преодолению. Эта категория родителей чрезмерно фиксируется на отсутствии выхода из создавшегося положения, что значительно ухудшает их психологическое состояние.

Родители невротичного типа оправдывают собственную бездеятельность в отношении развития ребенка отсутствием прямых указаний со стороны специалистов, родственников или друзей на то, что с ребенком следует делать: «А нам никто не говорил о том, что нужно заниматься с ним. Мы ничего и не знали!»           Практически во всем эти роди­тели следуют жизненной формуле: пусть все идет в жизни, как идет. Они не понимают того, что некоторые недостатки, возникающие у ребенка, вторичны и являются результатом уже не болезни, а их собственной родительской педагогической несостоятельности.

          Часть родителей, относящихся к этой группе, стремятся оградить ребенка от всех возможных проблем, и даже от тех из них, которые он может решить собственными силами. Такие родители удовлетворяются тем, что ребенок обучается делать что-то сам, и считают, что большего от него ждать нечего.

          В плане воспитания эти родители также часто прояв­ляют несостоятельность. Они испытывают объективные трудности в достижении послушания ребенка. Это объясняется как проявлением инертности и нежелания соприкасаться с пробле­мами ребенка, так и собственной слабостью характера при реа­лизации поставленной воспитательной°цели. Такие родители непоследовательны и в использовании приемов поощрения или наказания ребенка. В их взаимоотношениях с ребенком отсутствуют требовательность, а порой и необходимая строгость. Они во всем идут на уступки ребенку, «заласкивают» его, а иногда их «сверхнежные» отношения переходят в сюсюканье.

          Межличностные связи «родитель — ребенок» в таких семьях могут приобретать симбиотический характер.

          В личности невротичных родителей чаще доминируют истерические, тревожно-мнительные и депрессивные черты. Это проявляется в стремлении избегать трудных жизненных ситуаций, а в отдельных случаях и в отказе от решения проблем. У части таких родителей постоянно сохраняется тревож­ный фон настроения, присутствуют излишние опасения чего-либо, что может повредить ребенку. Это, в свою очередь, передается ребенку и становится одной из причин формирования в нем невротических черт характера.

          Родители тревожно-сензитивного типа недостаточно критично оценивают возможности своего ребенка, подсознательно стремятся скрыть его дефект и выдать желаемые результаты развития за действительные.

          Часто встречается и другая особенность родителей: они гиперболизируют проблемы своего ребенка, отрицают воз­можности разрешения хотя бы их части. Собственное эмоциональное бессилие не позволяет таким родителям оценить позитивно свое будущее и будущее ребенка. Прожитая жизнь носпринимается ими как несложившаяся, несчастливая, загубленная рождением в семье аномального ребенка. У невротичных матерей часто наблюдаются истерики, подавленное настроение, затяжные депрессивные состояния, стремление уйти от принятия решения, снижение социального статуса, прими­тивизация поведения. Такие матери воспринимают все в трагических красках, себя — чаще всего как несостоявшегося, не су­мевшего реализоваться в детях, в семье, в профессии человека, а будущее ребенка рисуется ими как бесперспективное и малоинтересное.

3. Портрет  родителя  психосоматичного  типа

           Это самая многочисленная категория родителей. У этих родителей проявляются черты, присущие родителям как первой, так и второй категорий. Эти родители эмоционально более лабильны, чем представители двух других групп. Им свойственны более частые смены полярных настроений (то радость, то депрессия, вызванная- незначительным поводом). У некоторых из них в большей степени проявляется тен-денция к доминированию, как и у авторитарных родителей, но отсутствует аффективная форма реагирования на проблему стресса, как у первых и вторых. Они не устраивают скандалов и ссор, в большинстве случаев ведут себя корректно, сдержан­но, а иногда замкнуто. В поведении, как правило, проявляется нормативность. Проблема ребенка, чаще скрываемая от посто­ронних взглядов, переживается ими изнутри. Это объясняется тем, что канал отреагирования проблемы, фрустрирующей психику, у данной категории родителей переведен во внутрен­ний план переживаний. У первых двух категорий родителей он проявляется во внешнем плане (у невротичных — слезы, истерики, у авторитарных — скандалы, агрессия, окрик). Это оказывается причиной нарушений, возникающих в психосомати­ческой сфере, что и обусловило название этой категории родителей.

          Для этих родителей характерно стремление «положить собственное здоровье на алтарь жизни своего ребенка». Все усилия направляются на оказание ему помощи. Иногда такие матери работают со своими детьми, максимально напрягая и изнуряя себя. Они практически не отдыхают и не жалуются, как невротичные, на потребность в этом. Порой кажется, что желание отдыхать у них отсутствует даже при большой нагрузке и возникшей усталости (особенно в первые годы жизни ребенка). Этим родителям, так же как и невротичным родителям, свойственно пожалеть ребенка, оказать ему помощь, услугу, а иногда и сделать за него то, что он не может еще сам. Они склонны гиперопекать своих детей.

          Психосоматичные родители, так же как и авторитар­ные, стремятся найти лучших специалистов. В некоторых случаях они сами становятся таковыми для собственного ребенка, активно включаясь в его жизнь: участвуют в деятельности детских образовательных учреждений, повышают свой образовательный уровень, меняют профессию в соответствии с нужда­ми и проблемами больного ребенка. Некоторые матери данного типа, приобретая дефектологическое образование, становятся высокопрофессиональными специалистами и успешно оказывают помощь не только своим детям, но и чужим.

          Выделенные особенности родителей являются основополагающими для определения позиций родителя и семьи по отношению к больному ребенку. На них затем наслаиваются мировоззренческие, культурные, социальные и другие характеристики.

          Следует подчеркнуть, что проблема взаимодействия и взаимовлияния биологических и социальных характеристик в личности родителей относительно их родительской позиции не полностью изучена и не нашла отражения в психологической литературе.

          Можно лишь предположить, что истинные ценности культуры, которыми в течение жизни овладевает человек, развивают в нем чувство сопереживания и сочувствия к пробле­мам слабых и больных лиц, в том числе и детей. Эти характеристики формируются с раннего возраста в соответствии с определенными канонами воспитания. У некоторых лиц в силу поставленных задач воспитывается повышенная чувствительность. Например, если ребенок обучается музыке или другим искусствам, в нем формируется особая чувствительность к звучанию музыкальных инструментов, краскам, формам и проявлениям природы и др. С другой стороны, воспитание чувствительности может трансформироваться в сензитивность, а это уже черта личности.

          Приведем примеры возможного переплетения характеристик в позициях родителей.

          Невротичная мать, высокий культурный уровень, традиции семьи — ребенка, каким бы он ни был, воспитывать в семье. Авторитарный родитель, низкий культурный уровень, неприятие аномалии как таковой. Отказ от ребенка и его помещение в учреждение социальной защиты понимаются как социальная норма.

          Представленная типология личностных деформаций родителей позволяет определить выбор средств, направленных па оказание семьям психокоррекционной помощи.

iemcko.ru

Особенности взаимоотношений в семьях, воспитывающих дошкольников с расстройствами аутистического спектра

В статье представлено исследование взаимоотношений в семьях, воспитывающих дошкольников с расстройствами аутистического спектра (РАС): отражена динамика развития семьи, выделены преобладающие психологические типы родительниц, стили воспитания.

Ключевые слова: расстройства аутистического спектра (РАС), семейные взаимоотношения, динамика семьи, психологический тип родителя, субъективные переживания родителей, стиль семейного воспитания.

 

Актуальность оказания психологической помощи семьям, воспитывающим детей с расстройствами аутистического спектра (РАС), в последние годы, несомненно, возросла. Это связано с особенностями внутрисемейной атмосферы и психологическими проблемами, возникающими в связи с рождением «особого» ребенка: высокий уровень психической травматизации членов семьи, непринятие особенностей ребенка, трудности детско-родительских и супружеских взаимоотношений, отсутствие у родителей психолого-педагогических знаний по оказанию помощи проблемному ребенку и др. [1].

Цель нашего исследования состояла в выявлении особенностей взаимоотношений в семьях, воспитывающих дошкольников с РАС.

В своей работе мы поставили следующие задачи:

—                   определить динамику развития семьи, изменения в ее структуре, связанные с рождением ребенка с отклонениями в развитии;

—                   определить преобладающий психологический тип родителей, воспитывающих ребенка с РАС;

—                   выявить характер субъективных переживаний родителей детей с РАС;

—                   изучить стиль семейного воспитания по отношению к детям с РАС.

Исследование проводилось на базе МБДОУ г.Орла и г.Москвы по схеме психологического изучения семей В. В. Ткачевой [1], в нем приняли участие 12 родителей, причем только мамы дошкольников, поскольку именно они проявили активность во взаимодействии с экспериментатором. Отцы всячески избегали возможностей контактирования.

Анализ анкетирования показал, что все семьи опрошенных имеют достаточный материальный и социально-культурный уровень. С точки зрения родителей, в 66,66 % случаев отношения в семье расцениваются как адекватно-гармоничные, в 16,66 % — как псевдосолидарные, в 16,66 % случаях определяются лидирующие и доминирующие позиции жены по отношению к мужу.

Для определения динамики развития семьи, изменений в ее структуре, связанных с рождением ребенка с отклонениями в развитии мы использовали социограмму «Моя семья» (В. В. Ткачева). Согласно данной методике родителям предлагалось нарисовать в трех кругах как они видят состояние своей семьи в разные временные отрезки.

В бланке «Моя семья до рождения проблемного ребенка» 8 человек выделяют себя и других членов семьи независимо от родительского статуса (например, «я», «муж», «Сережа», «Лиля»), 4 родительницы обозначают себя и других с позиции семейных ролей («мама», «папа»). Многие рисуют себя и членов семьи в виде «человечков», некоторые — в виде формальных кружков.

Анализ бланков «Моя семья после рождения особого ребенка» показал, что 8 родительниц (66,6 %) подошли к рисованию семьи достаточно формально, их кружки соотносились с семейными ролями («сын», «дочь», «муж», «я») (рисунок 1).

Рис. 1. Бланк социограммы «Моя семья» Екатерины, 37 лет

 

Четыре мамы изобразили членов семьи в виде кружочков с улыбающимися лицами, с элементами декорирования (например, старший сын в кепочке, новорожденный сын в пеленке с бантом) (рисунок 2). В целом, для рисунков всех испытуемых было характерно свободное, но в то же время достаточно близко расположение кружков-членов семьи друг от друга, что свидетельствует об определенной степени близости между ними.

Рис. 2. Бланк социограммы «Моя семья» Елены, 31 год

 

На четырех рисунках (33,33 %) размеры изображения ребенка меньше изображения родителей, что подчеркивает правильное распределение статусных позиций в семье в соответствии с выполняемой ролью (папа и мама — главные, ребенок — менее главный). На 6 рисунках (50 %) было отмечено одинаковое отображение размера кружочков, т. е. ребенку в семье уделяется повышенное внимание и отмечается его большая значимость в семейных взаимоотношениях. На двух рисунках (16,66 %) кружок, изображающий ребенка, подчеркнуто занимает центральное положение и по размерам превосходит других членов семьи. Причем папа в данном случае нарисован очень маленьким, значительно меньше мамы. Это говорит о центрированности семьи на самом ребенке и его проблеме, преувеличение его значимости и авторитетности. Отец в данном случае играет незначительную роль, его изображение находится в самом углу бланка, оно маленькое, т. е. тем самым подчеркивается отсутствие у него авторитета главы семьи. Со слов одной из матерей, отец мало помогает в делах развития и воспитания ребенка, ему требуется постоянно напоминать и просить об этом (рисунок 3).

Рис. 3. Бланк социограммы «Моя семья» Ольги, 34 года

 

Анализ бланков «Моя семья в настоящее время» показал, что атмосфера доброжелательности, близости отношений, положительного взаимодействия наблюдается в изображениях лишь 33,33 % опрошенных. Эти родители видят свои семьи счастливыми, улыбающимися, находящимися в тесной связи друг с другом (кружки близко нарисованы). Например, на рисунке Лилии, 30 лет, оба ребенка (и младшая дочь, и сын с РАС) изображены между родителями, они как бы своими руками охватывают деток (рисунок 4). На рисунке другой мамы родители изображены над детьми, т. е. занимают авторитетную позицию, все лица улыбаются. Вероятно, наличие в семье еще одного здорового ребенка позволяет родителям чувствовать себя более эмоционально положительно.

Рис. 4. Бланк социограммы «Моя семья» Лилии, 30 лет

 

На 4 рисунках (33,33 %) было отмечено, что фигура матери изображается над фигурками остальных членов семьи по типу пирамиды. Мама занимает главенствующую позицию в семейных взаимоотношениях, не разделяя свои обязанности по воспитанию и развитию ребенка с его отцом. Еще на 2 рисунках формальное отображение членов семьи выстроено по концентрическому типу: двое родителей вверху, двое детей внизу, все одинакового размера (рисунок 5).

Рис. 5. Бланк социограммы «Моя семья» Ирины, 29 лет

 

Рисунок родительницы Ольги, 34 года, сильно отличается от рисунков других испытуемых четким прослеживанием тенденции к симбиотическим связям между членами семьи. В центре расположен огромный круг ребенка с крупным обозначением буквы «Р», во внешнем круге от него находится круг мамы, обозначенный маленькой буквой «Я» наверху, и далее вне этих кругов отдельно расположен маленький кружочек папы с такой же маленькой буквой «м» (рисунок 6). Анализ данного рисунка позволяет предположить, что в настоящее время в этой семье имеются значительные трудности в семейных взаимоотношениях. Ребенок является центральной фигурой, у мамы с ним сильная симбиотическая связь, вызванная особенностями его развития и желанием помочь и оберегать ребенка. При этом отец не принимает практически никакого участия в делах воспитания, поэтому и был изображен «изгоем». Всё это подтверждается словами мамы.

Рис. 6. Бланк социограммы «Моя семья» Ольги, 34 года

 

По результатам анкетирования родителей по выявлению свойств личности («Психологический тип родителя» В. В. Ткачевой) 16,6 % родительниц относится к психосоматическому типу. В ходе общения они ведут себя корректно, сдержанно, но иногда можно было наблюдать смену полярных настроений (от радостных ноток до слез в голосе). Проблема ребенка, чаще скрываемая от посторонних взглядов, переживается ими изнутри. Все их усилия направляются на оказание помощи своему ребенку. Характерна склонность к гиперопеке.

У 33,3 % матерей выявлены авторитарные черты личности. Эти мамы выглядят оптимистично настроенными, характеризуютсяактивной жизненной позицией, стремлением руководствоваться своими собственными убеждениями вопреки уговорам со стороны. Они упорно преследуют цель помощи в обучении и адаптации своего ребенка и преодолении всех возникающих трудностей на пути. Анализ ответов анкет говорит о том, что в отношениях с ребенком некоторые матери могут использовать жесткие формы взаимодействия (окрик, наказания, импульсивность), при этом излишне опекая своих детей. У 50 % родительниц отмечаются черты как психосоматического, так и авторитарного типа.

По результатаманкеты «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» (B. B. Ткачева) у всех матерей налажен эмоциональный контакт с ребенком, они принимают его таким, какой он есть, со всеми недостатками и проблемами. 66,66 % родительниц понимают проблемы своего ребенка и адекватно к ним относятся, 16,66 % недостаточно понимают проблемы своего ребенка и еще 16,66 % не понимают проблемы и особенности своего ребенка и не видят решения при помощи специалистов.

83,33 % используют адекватные формы взаимодействия с детьми (похвала, поощрения, ласка), 16,66 % — допускают использование неадекватных форм (наказание, повышение голоса, раздражительность).

По методике «История жизни с особым ребенком» 4 из опрошенных родительниц (33,33 %) открыто высказывают свою боль и сомнения по поводу развития ребенка, не затрагивая при этом собственные отношения с ребенком и другими членами семьи. В рассказах 8 матерей (66,66 %) явно прослеживаются субъективные переживания по поводу здоровья своего ребенка и межличностных отношений в семье. Четверо из опрошенных родительниц (33,33 %), описывая историю своей жизни с особым ребенком, ограничиваются перечислением тех проблем, с которыми они сталкиваются в ходе развития, обучения и воспитания. Например, Лилия, 30 лет, мама 4-х летнего Тимофея, пишет: «Нет речи. Нет сюжетной игры. Нет интереса к другим детям. Нет навыка туалета. Нет возможности провести все необходимые медицинские осмотры из-за протестов ребенка. Но мы будем над этим работать». Екатерина, 37 лет, мама 6-летней Ирины, отмечает, что ее ребенок «…Изначально ничего и никого не хочет, на все предложения ответ «нет». Сложно договориться о чем-либо. Не может долго заниматься одним делом». Она формулирует свои трудности в виде вопросов «Как быть? Что делать? Куда обратиться?»

8 матерей дали подробное описание истории своей жизни с ребенком. Например, в рассказе Ирины, 29 лет, мамы 6-летней Ренаты, отмечается положительное восприятие настоящего, умение справляться с различными семейными трудностями, и прослеживается позитивный настрой на будущее: «…Семейные трудности есть конечно, но пока мы справляемся и очень надеемся, что все наладится. Мы очень любим свою доченьку и будем помогать ей столько, сколько понадобится, естественно, не без помощи наших любимых педагогов». История Ольги, 35 лет, рассказывает о трудностях в развитии ее 5-летнего сына Влада, особенностях его взаимодействия с ней и старшим ребенком. В рассказе прослеживаются те изменения, которые произошли с Владом, в результате обучения в специализированном детском саду, но ничего не сказано о взаимоотношениях с остальными членами семьи.

Истории некоторых мам отражают семейные трудности, связанные с появлением на свет, развитием и обучением ребенка с аутизмом. Мамы описывают конфликты, происходящие между всеми членами семьи. Например, в рассказе Ольги, 34 года, мамы 4-х летней Василисы, отмечается переживание отношений с мужем: «… Все силы нашей семьи были направлены на восстановление ребенка. Но скоро стали заканчиваться деньги, а с мужа я требовала, чтобы он заработал. Отношения портились. В итоге он устал от всех проблем и от меня и ушел от нас… Папа помогает по просьбе и не всегда. Рассчитывать приходится на свои силы». В рассказе Елены, 30 лет, мамы 4-х летнего Ярослава, явно указывается на переживаемое ей чувство вины перед ребенком («… Я рано вышла на работу из декрета (1,4 г сыну). Возможно это одна из причин, которая могла повлиять на замкнутость (аутизм) сына. Меня гнетет чувство вины перед ребенком, что я работаю, что уделяю ему недостаточно времени. Часто посещают мысли уволиться…»), чувство безысходности («…Из-за того, что с сыном сидит моя мама, у нас часто бывают конфликты, она устает, я работаю. Замкнутый круг»).

Таким образом, письменная форма изложения проблем семьи, воспитывающей ребенка с аутизмом, позволила нам увидеть субъективные переживания матерей по поводу здоровья своего ребенка и межличностных отношений в семье. Мамы смогли открыто высказать свою боль и сомнения.

Анализ результатов опросника АСВ (анализ семейных взаимоотношений) показал, что в 66,66 % случаев наблюдаются оптимальные адекватные типы воспитания. В 33,33 % случаев — воспитание по типу потворствующей гиперпротекции. Эти мамы уделяют ребенку крайне много времени, сил и внимания, и воспитание его является центральным делом их жизни. При этом 8,3 % родительниц воспитывают детей по принципу «всё нельзя», а 33,3 % — по принципу «всё можно».

Кроме того, у 16,66 % родительниц отмечается проекция на ребенка собственных нежелательных качеств (ПНК). Это означает, что в ребенке родитель как бы видит черты характера, которые чувствует, но не признает в самом себе. Это могут быть: агрессивность, склонность к лени, негативизм, протестные реакции, несдержанность и т. д. Родители много говорят о своей постоянной борьбе с отрицательными чертами и слабостями ребенка, о мерах и наказаниях, которые они в связи с этим применяют. Это помогает им верить, что у них данных качеств нет.

У 50 % — сдвиг в установках родителя по отношению к ребенку в зависимости от его (ребенка) пола. Отношение родителя к ребенку обусловливается не действительными особенностями ребенка, а такими чертами, которые родитель приписывает его полу, т. е. «вообще мужчинам» или «вообще женщинам». Мамы девочек в данном случае максимально развивают в них женские качества («ты же девочка!»). А, например, одна из опрошенных мам мальчиков призналась, что мечтала о рождении дочки.

В целом, анализ всех методик показал, что имеется некая тенденция к зависимости степени тяжести аутизации ребенка с особенностями семейного воспитания. Неправильный тип воспитания в семьях, личностные проблемы их матерей связаны с низким уровнем эмоционального и коммуникативного развития этих детей, который наблюдается у 50 % дошкольников (по результатам методики «Оценка эмоциональной и коммуникативно-поведенческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития» (В. В. Ткачева)).

Таким образом, мы видим, что выявленные в ходе данного исследования особенности взаимоотношений в семьях детей с РАС имеют некоторые проблемы и затруднения, в основном, связанные с личностными особенностями матерей, и требуют дальнейшей специализированной психокоррекционной помощи.

 

Литература:

 

1.        Ткачева, В. В. Психологическое изучение семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии / В. В. Ткачева. — М.: УМК «Психология», 2004. — 192 с.

moluch.ru

Анкета «Психологический тип родителя» (в.В. Ткачева)

Данная
анкета позволяет в течение короткого
времени установить психологический
тип родителя без использования трудоемких,
а иногда и недоступных методик к ММР1,
УНП, Р. Кеттелл и др.). Содержание вопросов
анкеты во многом воспроизводит содержание
личностных опросников ММР1, УНП.

Правила
пользования анкетой

Для
определения психологического типа
родителя не­людимо подсчитать сумму
баллов в каждой из колонок.

Ответы
под номерами 1, 4, 7, 10, 13, 16, 19 определя­ют
психосоматический тип родителя (П).

Соответственно,
ответы под номерами 2, 5, 8, 11, 14, I». 20
выявляют невротичный тип родителя (Н).

Авторитарный
тип родителя (А) определяется ответа­ми
под номерами: 3, 6, 9, 12, 15, 18, 21.

Доминирующий
психологический тип определяется по
наибольшей сумме положительных баллов
(+), получен­ной в одной из колонок.
Если во всех трех колонках сумма окажется
одинаковой (семь), то это значит, что
психоло­гический тип родителя близок
к норме.

Инструкция:

В
анкете содержатся утверждения, которые
помогут определить некоторые свойства
Вашей личности. Прочти­те каждое
утверждение и оцените его как верное
или не­верное по отношению к Вам. В
том случае, если оно вер­ное, отметьте
слово «ДА», если неверное, то слово
«НЕТ». В анкете нет правильных или
неправильных ответов. Отве­чайте так,
как Вы сами думаете.

1.
Всю свою жизнь я строго следую принципам,
осно­ванным на чувстве долга.

Да
Нет

2.
Мне часто кажется, что у меня комок в
горле. Да Нет

3.
Я всегда полон (полна) энергии. Да Нет

4.
Я придерживаюсь принципов нравственности
и мо­рали более строго, чем большинство
других людей.

Да
Нет

5.
Жизнь с ребенком, имеющим нарушения в
развитии, всегда связана для меня с
напряжением.

Да
Нет

6.
Я верю в перспективу развития моего
ребенка. Да Нет

7.
У меня часто возникают боли в сердце,
когда я рас­страиваюсь из-за проблем
ребенка.

Да
Нет

8.
Когда я думаю о ребенке, меня не покидают
тревож­ные мысли.

Да
Нет

9.
Родитель не виноват, если ребенок своим
поведением вынудил наказать его
физически.

Да
Нет

10.
Когда я волнуюсь, у меня дрожат руки или
меня тошнит.

Да
Нет

11.
Я всегда стремлюсь ограждать моего
ребенка от труд­ностей и обид.

Да
Нет

12.
Ребенок всегда зависит от родителя и
должен его слушаться.

Да
Нет

13.
Я заработал (заработала) язву из-за
постоянных про­блем с ребенком.

Да
Нет

14.
Ребенок с психофизическими недостатками
— обуза для родителя.

Да
Нет

15.
Все дети должны воспитываться в строгости.
Да Нет

16.
Считаю, что ребенок с отклонениями в
развитии постоянно нуждается в особом
уходе и внимании со сто­роны родителей.

Да
Нет

17.
Моя жизнь изменилась в худшую сторону
из-за про­блем развития моего ребенка.

Да
Нет

18.
Если у ребенка слишком много проблем
со здоровь­ем, его можно поместить в
учреждение социальной защи­ты (интернат
с постоянным проживанием).

Да
Нет

19.
Родители всегда ответственны за будущее
своих детей. Да Нет

20.
Мой ребенок всегда берет «верх» надо
мной в спор­ных ситуациях.

Да
Нет

21.
Я не остановлюсь ни перед чем в достижении
по­ставленных целей.

Да
Нет

Бланк
анкеты «Психологический тип родителя»
(В.В.
Ткачева)

Психосоматичный

Невротичный

Авторитарный

3

I

2

4

5

6

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

Всего

Всего

Доминирующий
психологический тип

studfiles.net

Методика «История жизни с проблемным ребенком» {в.В. Ткачева)

Методика
«История жизни с проблемным ребенком»
является вспомогательным диагностическим
инструмента­рием, с помощью которого
удается уточнить основную проблему,
волнующую конкретного родителя и
характер его субъективных переживаний
по этому поводу.

Психолог
обращается к каждому родителю с просьбой
изложить в письменном виде проблемы,
связанные с осо­бенностями развития
больного ребенка, или описать лю­бые
другие, на возникновение которых в той
или иной степени, по мнению родителя,
повлиял дефект ребенка.

Подчеркнем
преимущества такой формы работы, так
как она предоставляет родителю возможность
(как прави­ло, впервые) изложить свои
переживания по поводу здо­ровья
ребенка и межличностных отношений в
семье.

Такой
подход, во-первых, позволяет открыто
выска­зать свою боль и сомнения, а
во-вторых, дает возмож­ность психологу
установить необходимый уровень обрат­ной
связи с родителем. Для достижения полной
глубины взаимопонимания и открытости
родителя психолог сооб­щает ему о
том, что изложенная им информация
необхо­дима для определения проблем
семьи с целью их разреше­ния и строго
конфиденциальна.

Бланк методики «История жизни с проблемным ребенком» (в. В. Ткачева)

Инструкция:

Опишите
в свободной форме проблемы вашего
ребенка и связанные с ним семейные
трудности с самого начала. Не спешите
и будьте последовательны. Вверху листа
ука­жите дату, вашу фамилию, возраст,
профессию, дату рож­дения ребенка и
его имя.

Приложение
№ 3

Образцы
выполнения диагностических заданий
разными категориями испытуемых

Протокол
методики «История жизни с проблемным
ребенком»

(Инструкция.
Опишите
в свободной форме проблемы вашего
ребенка и связанные с ним семейные
трудности с самого начала. Не спешите
и будьте последовательны. Вверху листа
укажите дату, ваши имя и отчество,
возраст, про­фессию, дату рождения
ребенка и его имя).

«Дата:
15 сентября 2000 г.

ИРИНА
ПЕТРОВНА Ив., 27 лет, бухгалтер. Дочь Аня,
1995 г.р., диагноз — задержка психического
развития.

«В
1995 г. у меня родилась девочка. Я и вся
моя семья с нетерпением ее ожидали.
Назвали Анечкой. Это был мой первый
ребенок от первой беременности. Поэтому
мы с мужем ее очень любим и балуем. Анечка
росла беспокой­ным ребенком. Когда
Анечке исполнилось 3 месяца, я об­ратилась
к невропатологу по поводу повышенного
мышеч­ного тонуса. Врач мне объяснила,
что это возникает у мно­гих детей. А
у меня так получилось, потому что роды
были стремительные. Врач назначил курс
массажа, выписал микстуру. После первого
курса массажа Анечка стала чув­ствовать
себя лучше, но диагноз «гипертонус» так
и остался.

До
4-х месяцев дочка находилась на грудном
вскармли­вании. Говорить начала с 9
месяцев, пошла в год. Детский сад начала
посещать с 2 лет и 6 месяцев. Этот год был
очень трудным, Анечка много болела.
Затем все как будто наладилось. Но к
пяти годам проблемы возникли вновь. В
настоящее время Анечка не выговаривает
несколько зву­ков, не может рассказать
то, что нарисовано на картинке.
Воспитательница забила тревогу и
сообщила мне, что Аня отстает от других
ребят. Я в это поверить не могу. Мы с Аней
читаем книжки, смотрим фильмы. Я с ней
много разговариваю. Аня все понимает,
правда, не все может объяснить. Поэтому
я нашла логопеда, и мы вот уже пол­года
занимаемся с ней частным образом. Считаю,
что ус­пехи есть, но мне все равно
очень тревожно. Поэтому хочу уточнить
у независимого специалиста диагноз
Анечки».

Протокол
методики «История жизни с проблемным
ребенком»

(Инструкция:
Опишите
в свободной форме проблемы вашего
ребенка и связанные с ним семейные
трудности с самого начала. Не спешите
и будьте последовательны. Вверху листа
укажите дату, ваши имя и отчество,
возраст, про­фессию, дату рождения
ребенка и его имя).

«Дата:
4 июня 2000 г.

Анна
Павловна С, делопроизводитель, 34 года.

Сын
Коля, 1988 г.р., диагноз — РДА.

«Мой
сын Коля развивался до 3-х лет нормально.
К это­му возрасту знал все буквы, умел
считать до 10, логично рассуждал, хорошо
кушал, проблем не было никаких. После
4-х лет ребенка как будто подменили: стал
разговаривать сам с собой, причем в 3-ем
лице. Мы с мужем подумали, что это от
недостатка общения. Затем он отказался
есть мясо и все мясные продукты. Обращались
к врачу по месту жительства, но лечение
никакое не назначалось. Я стала думать,
что у сына такой своеобразный характер.

В
6 лет Коля пошел в детский сад, там
специалисты обратили внимание на его
поведение. Он не дружил ни с кем, а только
«цеплялся» к детям и ломал их игрушки.
Направили к психоневрологу. Она сказала,
что ребенок отстает в развитии и ему
необходимо учиться во вспомо­гательной
школе. Лечение, кроме как успокоительных
сбо­ров, не назначили, а на учет у
психоневролога поставили.

Нас
определили во вспомогательную школу.
Из-за плохо­го поведения Коля остался
дублировать 1 класс. Материал усваивал,
но был очень неусидчив, мог во время
урока встать и пойти домой. Транспортом
пользуется самостоятельно. Проблем у
меня с ним в этом вопросе нет. Думаю, что
в Москве должен быть специальный центр
для таких детей, в котором могут выявить
и развить способности такого ребен­ка,
как мой сын. Кто поможет ему найти себя
в этой жизни? Я читала, что такие дети
бывают талантливы. Сама могу только
догадываться об этом, так как я не
специалист.

Жаль,
что идут годы, а все на том же уровне.
Лечение мы стати получать только с
февраля 2000 г. Дополнительных занятий
не проводим, так как сами боимся все
испортить, а специалистов нет. Я понимаю,
что чужой ребенок — чу­жая беда, но
без помощи специалиста нам не справиться.
А ведь мы упускаем время и теряем талант,
приобретая взамен агрессию и зло таких
детей, как мой Коля. А нам в этом мире
вместе с ними жить».

studfiles.net

Семейная социограмма

Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Издательство «Питер», 1999. С. 301 – 304.)

Назначение методики
Тест «Семейная социограмма» позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и, кроме того, определить характер коммуникаций в семье – прямой или опосредованный.
Тест «Семейная социограмма» относится к рисуночным проективным методикам. Для проведения обследования испытуемым выдают бланки: на каждом бланке нарисован круг диаметром 110 мм.
Члены семьи выполняют задание индивидуально.







Инструкция: «Перед Вами на листе изображен круг. Нарисуйте в нем самого себя, членов семьи в форме кружков и подпишите их имена».
Интерпретация результатов.
Авторами предложены критерии, по которым производится оценка результатов тестирования:
1) число членов семьи, попавших в площадь круга;
2) величина кружков;
3) расположение кружков относительно друг друга;
дистанция между ними.
Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реальным. Возможно, что член семьи, с которым испытуемый находится в конфликтных отношениях, не попадет в большой круг, он будет забыт. В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.
Далее мы обращаем внимание на величину кружков. Больший по сравнению с другими кружок «Я» говорит о достаточной или завышенной самооценке, меньший — о пониженной самооценке. Величина кружков других членов семьи говорит об их значимости в глазах испытуемого.
Следует обратить внимание на расположение кружков в площади тесто поля круга и по отношению друг к другу (третий критерий). Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а помещение себя внизу, в стороне от кружков, символизирующих других членов семьи, может указывать на переживание эмоциональной отверженности.
Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части тестового поля.
Наконец, большую информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении испытуемого. Своеобразное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой, соприкасаются или находятся друг в друге, говорит о недифференцированности «Я» у членов семьи, наличии симбиотических связей. В качестве примера можно привести тест матери девочки (рис. № 1), больной шизофренией (примерно в 3% случаев тестирования здоровых социально адаптируемых родителей встречается такой результат, который условно называется авторами «матрешкой»).

 


Рис. № 1 Лена — дочь, Петр — отец, Я — мать девочки

Другой пример иллюстрирует динамику семейных взаимоотношений в процессе семейной психотерапии.
В начале психотерапии мать изобразила себя, сына и своих родителей в одну «линию» (с мужем она в разводе). Интерпретируя результаты тестирования, можно сказать, что у испытуемой недостаточно дифференцированное отношение к членам семьи и опосредованное (через бабушку) отношение к отцу       (рис. № 2):


Рис. № 2

 

При завершении семейной психотерапии мать мальчика сказала, что у нее «есть своя семья — это я и мой сын. К вам, родители, у меня есть уважение, но мои семейные дела для меня важней». Заключительная социограмма имела вид, приведенный на рис. № 3.


Рис. № 3

Использование теста «семейной социограммы» позволяет в считанные минуты в ситуации «здесь-и-теперь», до сеанса семейной психотерапии или во время сеанса, наглядно представить себе взаимоотношения в семье, а затем, показав свои бланки, обсудить, что получилось.
Проективная методика «Семейная социограмма» может использоваться в семейной психотерапии и семейном консультировании «для экстернализации неосознаваемого контекста взаимоотношений между членами семьи». Существует мнение, согласно которому использование данного теста в качестве методики научного исследования затруднительно (С.И. Чаева, 1994).
Бланк теста «Семейная социограмма»







Инструкция.

Перед Вами на листе круг. Нарисуйте себя в нем самого и членов вашей семьи в форме кружков и подпишите их.


www.vashpsixolog.ru

Семейная социограмма: суть методики и интерпретация

 Семейная социограмма является одной из методик семейной психотерапии и, также как и «рисунок семьи» относится к рисуночным проективным методикам. Семейная социограмма дает возможность выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и характер коммуникаций в семье.

Для применения методики семейной социограммы испытуемым дают лист бумаги с нарисованным кругом диаметром 11 сантиметров. Инструкция, которую должен получить испытуемый, звучит следующим образом: «На листе перед вами изображен круг. Нарисуйте в нем самого себя и членов своей семьи в форме кружков и подпишите их именами». Такое задание может даваться всем членам семьи в процессе сеанса семейной психотерапии, но они должны его выполнять, не советуясь друг с другом.

Интерпретация семейной социограммы осуществляется по следующим критериям:   количество членов семьи, попавших в площадь круга; величина кружков;  расположение кружков относительно друг друга;  дистанция между ними.

Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реально существующим. Возможно, что родственник, с которым субъект находится в конфликтных отношениях, не попадет в большой круг, он будет «забыт». В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов может быть изображен в качестве члена семьи.

Далее принципиальное значение имеет размер кружков. Больший, по сравнению ^ другими, кружок «Я» говорит о высокой самооценке, меньший — о заниженной. Величина кружков других членов семьи говорит об их значимости в глазах испытуемого.

В интерпретации семейной социограммы также важное значение имеет   расположение кружков в площади большого круга (тестового поля), а также по отношению друг к другу. Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а размещение себя внизу, в стороне от других членов семьи — на переживание эмоциональной отверженности. Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков в центре или в верхней части тестового поля.

Наконец, определенную информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении испытуемого. Своеобразное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой, соприкасаются или находятся друг в друге, свидетельствует о тесном эмоциональном контакте этих людей друг с другом.

 Использование методики семейной социограммы позволяет за короткое время в ситуации «здесь и сейчас» в процессе консультации или сеанса семейной психотерапии наглядно представить взаимоотношения членов семьи, а затем, проанализировав бланки, обсудить, что получилось. К примеру, пришедшие на сеанс терапии мать и сын рисуют семейные социограммы, которые отражают их видение взаимоотношений в семье — их взаимно друг с другом и с остальными членами семьи. В процессе интерпретации семейные социограммы сравниваются и выявляются их сходные взгляды на семейные взаимоотношения, а также нюансы, где наблюдается принципиальное различие. Обсуждение социограмм позволяет за короткое время выявить, где именно кроются наиболее травмирующие ребенка ситуации семейного мироустройства.        

Методика «Семейной социограммы» и ее интерпретация также используется для оценки изменения семейных отношений в процессе психотерапии. Это позволяет выявить эффективность терапии и наглядно проанализировать, что именно поменялось в мировоззрении пациентов.

Семейные психологи могут применять метод семейной социограммы в более усложненном варианте. Так, испытуемому могут предложить нарисовать последовательно несколько вариантов семейной социограммы: стандартную социограмму, на которой изображены сам испытуемый и все члены его семьи; социограмму, на которой могут отсутствовать некоторые члены семьи и/или присутствовать объекты и люди, которые к семье  не принадлежат; а также, социограммы, которые относятся к разным этапам жизненного цикла семьи. Такой подход дает возможность прояснить особенности взаимоотношений в разном семейном контексте, а также определить оптимальную, с точки зрения испытуемого, и реальную систему взаимоотношений. Сравнение и совместная интерпретация полученных семейных социограмм позволяет специалисту и клиенту увидеть проблему с разных сторон, что, в свою очередь, способствует постановке точного диагноза, лучшему осознанию трудной ситуации и эффективному поиску вариантов выхода из нее.   Кроме этого, методика «Семейная социограмма» дает возможность выявления неосознанных аспектов взаимоотношений между членами семьи, что делает ее эффективным инструментом семейной диагностики, консультирования и психотерапии.

family-abc.ru

КЛАССИЧЕСКИЙ ВАРИАНТ СЕМЕЙНОЙ СОЦИОГРАММЫ В СОЧЕТАНИИ С СОЦИОГРАММАМИ СЕМЬИ «В НАСТОЯЩЕМ»

И «ИДЕАЛЬНОМ БУДУЩЕМ»: СЛУЧАЙ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ НАДИ Ф. И ЕЕ МАТЕРИ

Как уже говорилась, обычно клиенту сначала предлагают нарисовать классический вариант семейной социограммы, ис­пользуя стандартную инструкцию «Нарисуй в этом круге себяи других членов своей семьи в виде маленьких кружков. Под­пиши, где кто». Однако если на сделанном рисунке присутству­ют члены семьи, которые к ней номинально не принадлежат, или, напротив, кто-то из реально проживающих вместе отсут­ствует, испытуемого просят также нарисовать социограмму членов семьи, которые сейчас проживают вместе. Последую­щее сравнение позволяет определить значение введенных или выведенных из семьи членов для жизнедеятельности и само­чувствия клиента. Проиллюстрируем это на примере случая Нади Ф.

На консультацию к психологу ученицу 10-го класса Надю Ф., 15 лет, и ее мать, 38 лет (предприниматель), направил психиатр-нарколог в связи с эпизодическим употреблением девочкой наркотиков. На момент обращения семья состоит из двух человек — дочери и матери. Родители Нади развелись пять лет назад из-за того, что ее отец злоупотреблял алкоголем. Сей­час он проживает в другой стране и с дочерью не видится.

При первой встрече с семьей после процедуры знаком­ства по просьбе матери была проведена первичная психодиаг­ностика девочки для выявления возможных психологических причин отклоняющегося поведения и решения вопроса о целе­сообразности психотерапии [Эйдемиллер Э. Г. с соавт., 2005]. Было обнаружено, что Надя тяжело переживает развод родите­лей и разлуку с отцом.


С учетом этого на втором сеансе с целью получения более полной информации о семейном контексте ей было предложено нарисовать несколько семейных социограмм (рис. 4.2А, Б, В).

Первоначальная инструкция была стандартной: «Нарисуй в этом круге себя и членов своей семьи в форме кружков и под­пиши, где кто» (рис. 4.2А).

На социограмме Надя нарисовала трех членов семьи — маму, себя и папу. Мать была обозначена наибольшим по раз­меру кружком в верхней части круга. Правее и чуть ниже кружка матери помещался кружок девочки, он по размеру был наименьшим. Левее кружка матери и еще ниже располагался кружок отца, он был по величине меньше кружка матери, но больше кружка Нади.

 

Рис. 4.2А. Классический вариант семейной социограммы Нади Ф.

Эта социограмма показывала, что, несмотря на развод и разлуку, дочь, по-видимому, считает своего отца важным чле­ном семьи, что оба родителя для нее значимы. Однако более значима и доминирует в семейной системе мать, и девочка на­ходилась ближе к ней, а не к отцу.

Рассмотрев социограмму, психолог обратилась к Наде: «Ты здесь нарисовала себя, маму и папу. Но ведь сейчас папа с вами не живет. Пожалуйста, нарисуй свою семью сейчас, в настоящем».

На втором рисунке в социограмму были включены уже пять персонажей, расположенных практически на одной линии (рис. 4.2Б). Эти персонажи четко делились на две группы. В ле­вой части социограммы большим по размеру кружком были изображены мать Нади, несколько меньшим кружком и чуть ниже — ее друг Стас. В правой части небольшим кружком Надя обозначила себя. Ее кружок находился рядом с кружком мамы, однако от нее девочка была дальше, чем Стас. Правее кружка Нади двумя самыми маленькими по размеру кружками были обозначены ее подруги Лена и Катя. Девочка подружилась с ними после развода родителей. Наркотики девочки начали упо­треблять вместе, примерно год назад.



Рисунок показывал, что в «настоящую» семью опять включены лица, которые к ней не принадлежат, — друг мамы и по­други дочери. Можно было предположить, что после разводаи мать, и дочь, перенеся свои чувства привязанности на других лиц, пытаются заместить утрату: одна — супруга, другая — отца. В результате этого семьи, состоящей из матери и дочери, по-ви­димому, не существует, у каждой из них собственная жизнь.

Для проверки этой гипотезы психолог задала Наде вопрос: «Правильно ли я понимаю, что сейчас у вас с мамой как бы разные семьи? Мама скорее со Стасом, а ты — с Леной и Ка­тей?» — «Да, это так», — ответила Надя. — «Лена и Катя — моя семья. Они старше меня на год. Поддерживают, помогают. Мне с ними спокойнее, легче знакомиться с молодыми людьми».

 

 

 

 

 

Рис. 4.2Б. Социограмма семьи Нади Ф. «в настоящем»

 

 

 

 

                                       

Рис. 4.2В. Социограмма Нади Ф. «Идеальная семья»

 

Психолог предложила Наде нарисовать еще одну социо­грамму — воображаемую идеальную семью, ту, в которой она хотела бы жить (рис. 4.2В). Девочка обозначила большими круж­ками маму и Стаса, а между ними, чуть меньшим по размеру кружком, себя. Затем справа от Стаса она нарисовала еще один, самый маленький кружок и подписала его «Брат (сестра)».

Комментарий был такой: «Это мои родители — мама и Стас. И у них родился еще один ребенок — мой брат или сестра». Этот рисунок четко показывал, в какой семье нуждалась Надя.

В разговоре с матерью по результатам консультирования Нади была акцентирована необходимость сближения с доче­рью и большего внимания к выполнению семейных функций: воспитательной, эмоциональной, духовного общения, первичного социального контроля.

Последующая работа с девочкой была направлена на ее» «отсоединение» от подруг и «воссоединение» с матерью.

studopedia.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о