Книга психология лжи: Психология лжи. Обмани меня, если сможешь | Экман Пол

Содержание

Экман П. Психология лжи

Экман, Пол.

Психология лжи [Текст]: перевод с английского языка / Пол Экман; предисл. А. Л. Свенцицкого. — Санкт-Петербург: Питер, 2007. — 270 с.: ил. — (Мастера психологии). — Библиогр.: с. 266-268.
Имеются экземпляры в библиотеках: 13, 06, ЦРБ, 02, 04, 05, 03.

 

Пол Экман родился в Вашингтоне в 1934 году. В 1954 г. получил степень доктора философии по клинической психологии, свою профессиональную деятельность осуществлял в Нейропсихиатрическом институте. Два года отслужил в армии, вернулся в институт и продолжил свои исследования человеческих эмоций. Он является автором и основоположником теории распознавания лжи. Путём многолетних наблюдений жестов, мимики и эмоций людей, Пол Экман разработал методику разоблачения истинных мыслей человека. Американский «Национальный институт психологического здоровья» всецело поддерживал научные изыскания философа на протяжении 40 лет и многократно удостаивал его наградами. Это одна из самых одиозных личностей нашего времени. 14 книг, написанных Экманом, переведены на множество языков мира. Сегодня он работает профессором в университете Сан-Франциско и является главой компании, которая разрабатывает методики и устройства по изучению эмоционального поведения людей.

«Психология лжи. Обмани меня, если сможешь» – самая популярная книга. Фактически, это пособие для тех, кто хочет разобраться в тонкостях выражений лиц и эмоций, чтобы не стать жертвой обмана и психологических манипуляций. В ней приводится не только теоретическая часть – техника обнаружения лжи, но и примеры из практики профессора, раскрывающие те или иные признаки обмана. Это учебник для тех, кто стремится видеть то, чего не видят другие. Много говорится в книге об испытаниях на детекторе лжи – аппарате, часто используемом в полиции и при трудоустройстве. Можно ли обмануть детектор, насколько точным может быть распознавание лжи, какие процессы происходят в организме человека, когда он лжёт.

Пол Экман был консультантом первых сезонов сериала «Обмани меня». Его считают прототипом доктора Лайтмана, хотя сам профессор говорит, что Лайтман заимствовал только основы его профессии, но не качества характера.

В наше время тема манипуляций сознанием и поведением людей очень притягательна. НЛП, гипноз, магия и колдовство, психотропное воздействие, психологическое зомбирование и прочие способы заглянуть в тайны подсознания активно используются и, подчас, не во благо человеку. Распознавание лжи, пожалуй, самый верный и надёжный способ не попасть в ловушку к тем, кто желает «повелевать» вами. В профессиональной деятельности это тоже хорошо помогает. Кстати, литературы на эту тему, написанной русскими авторами, тоже не мало. С одним из авторов мы знакомы лично. В 2011 году в нашей библиотеке проходил семинар «

Психология лжи. Невербальная диагностика». Ведущий – полиграфолог А.А. Степанов, основатель и руководитель Школы детекции лжи, Центра достоверности информации, член-корреспондент Международной Кадровой Академии, советник-консультант по совместным проектам Администрации и Правительства Санкт-Петербурга. Таких школ в нашей стране всего три, и настоящих специалистов тоже немного. В первую очередь, там обучаются сотрудники госбезопасности, МВД и спецслужб. Степанов А.А. – автор многих методик и пособий. Среди них «Современная комплексная методика организации и проведения прикладных психофизиологических исследований с использованием полиграфа. Базовый курс четырехгодичной подготовки», «Практическая методика бесконтактной диагностики лжи (конспиративная психофизиологическая проверка на искренность)», «Психографологический анализ почерка. Диагностика лжи по почерку», «Практическая психологическая методика по отбору и подготовке переговорщиков с лицами, захватившими заложников» и др. Это для углублённого изучения психологии лжи. Именно на семинаре Степанова А.А. я заинтересовалась этой темой и обратилась к первоисточнику – Полу Экману.
Начните и вы с этой книги!

Т.А. Кондрашёва, зав. библиотекой № 4

Пол Экман «Психология лжи» / Хабр


Вероятно, многие видели американский сериал «Lie to me». На бит-торрент трекерах он распространяется под названием «Теория лжи», а первый канал его показывает отчего-то под названием “Обмани меня”. Сериал рассказывает о команде суперпрофессиональных психологов, занимающихся расследованиями самого разного рода: от брачных дел до поимки маньяка-убийцы. Объединяет эти расследования только одно: всегда нужно выявить лжеца, узнать в чем он лжет, что скрывает – и тем самым решить дело. Именно распознавание лжи – профессиональная область героев сериала, именно для решения этой задачи их нанимает ФБР, полиция, пожарные и многие другие.

Однако, немногие видевшие сериал знают, что у доктора Кэла Лайтмана, главного героя, блестяще исполненного Тимом Ротом, есть вполне реальный прототип – выдающийся психолог, профессор Калифорнийского Университета Пол Экман. Манипуляции, микровыражения, техники выявления лжи, столь ярко демонстрируемые в каждом эпизоде, стали известны именно благодаря многолетним исследованиям доктора Экмана и его коллег. В 1985 году он написал книгу «Telling Lie», в которой подробно, почти скрупулезно рассказал о своих работах, разобрал виды и классифицировал признаки лжи, изложил техники выявления обмана в самых различных обстоятельствах: повседневной жизни, уголовных расследованиях и политике. Как оказалось, в закрытых и секретных организациях, вроде ЦРУ, АНБ и ФБР, психологических журналов особенно не читали, а книга, напротив, стала известна, а вместе с ней и её автор. Доктора Экмана начали приглашать для проведения тренингов и семинаров; выяснилось, что люди, стоящие на страже национальных интересов разбираются во лжи ничуть не лучше нас с вами. Т.е. они, как и большинство простых обывателей, думают, что способны выявить обман, но в действительности их результаты в среднем не лучше случайного угадывания, более того они часто просто не знают куда смотреть – таковы результаты исследований Экмана и его коллег.

В 1992 году «Telling Lie» была переиздана и дополнена с учетом опыта работы с секретными службами, а в 2009 году в издательстве «Питер» эта книга вышла в русском переводе под названием «Психология лжи». Найти книгу можно, к примеру, на ozon.ru

Книга состоит из 9ти глав, введения, эпилога, приложений в виде сводных таблиц и опросников, а также предисловия и послесловий за авторством российских психологов.
В первых двух главах Экман подробно рассказывает о видах лжи (причем одним из видов лжи он считает и сокрытие правды), разбирает эмоции, которые испытывать лжец, как эти эмоции могут проявляться и какие основные ошибки допускают при интерпретации замеченных признаков. Всё повествование сопровождается обширными примерами. Несколько примеров используются на протяжении всей книги. Например, история про пациентку психиатрической клиники Мэри, которой удалось солгать своему лечащему врачу о своем самочувствии для того, чтобы совершить очередную попытку самоубийства. Эта же история используется и в сериале, там ей, правда, придана трагичность: утверждается, что та женщина погибла. По словам же Экмана, самоубийство не удалось. Тем не менее её обман вскрылся, что и сделало видеозапись беседы с Мэри хорошим материалом для исследований. Третья и четвертая главы посвящены собственно обнаружению обмана: по голосу, жестам, оговоркам, мимике. В том числе и микровыражениям, разрекламированным в «Теории лжи». На самом деле микровыражения сравнительно редкое явление, гораздо чаще имеют место смазанные микровыражения или даже их фрагменты. Пятая глава довольно короткая, в ней еще раз подробно проговариваются уже упомянутые ошибки интерпретаций.

Шестая, самая большая глава в книге, отведена дискуссии о возможностях и ограничениях детектеров лжи. Строго говоря, эти приборы называть детекторами лжи называть не следуют, потому как ложь они в любом случае не распознают. Они распознают реакции вегетативной нервной системы (ВНС): пульс, потоотделение, частота дыхания.
Реации ВНС говорят о наличии каких-то эмоций, но вот что это за эмоции и связаны ли эти эмоции с ложью — большой вопрос, как и в случае с поведенческими признакими. Более того, тренированный человек вполне может имитировать нужные реакции ВНС. Сам Экман, видимо, исследованиями полиграфов не занимался, поэтому приводит в основном данные различных обзоров, мнения полемизирующих коллег, рассказывает о случаях успешного и неуспешного применения детекторов. Особо подчеркивается, что научных работ по эффективности полиграфов практически нет. Седьмая глава называется «Техника обнаружения лжи» и представляет собой своеобразное резюме пройденного. Вообще в книге довольно много повторений, самопересказов, что с одной стороны, конечно, утомляет, с другой же закрепляет полученные знания. «Техника обнаружения лжи», насколько можно понять из текста, была последней главой первого издания. Восьмая и девятая добавлены в издании 1992 года. В них описывается опыт работы автора с государственными службами и разбирается несколько конкретных примеров лжи в политике и общественной жизни: ложь о войне во Вьетнаме, самообман, приведший к гибели челнока «Челленджер» и др.
Заканчивается девятая глава параграфом «Страна лжи». В ней автор пишет…о нашей стране. Нужно сказать, что Экман несколько раз был и в СССР и в России. В один из приездов, в 1979 году он даже читал месячный курс лекций в Ленинградском Университете. И вот в конце своей книге он пишет о России: что, конечно, и в США много лжи, но в США все же ложь имеет последствия, президенты, генералы, советники подают в отставку; в России же ложь — норма, никто не только не ожидает от какого-то политика честности, но даже и не считает возможной (!) такую честность. И это, к сожалению, горькая правда.

Когда появился сериал «Теория лжи» его тут же начали сравнивать с «Доктором Хаусом». Сравнение это, на мой взгляд, не совсем корректно: да, темы-слоганы близки, но если в «Хаусе» привлекателен прежде всего сам Хаус, то в «Теории лжи» привлекает прежде всего информация о выявлении лжи. Ведь каждый хочет остаться не раскрытым при обмане и одновременно не стать жертвой самому. И сериал предлагает возможность научиться этому. Возможность эта, разумеется, иллюзорна. Так же как по «Хаусу» невозможно научиться медицине, так и научиться выявлению лжи нельзя по «Lie to me». Но и по книге Экмана тоже вряд ли, хотя она и написана прежде всего для верификаторов, «ловцов лжи». Экман постоянно подчеркивает, что никаких универсальных признаков обмана не существует. Существуют признаки эмоций, но и они во-первых не всегда универсальны, а во-вторых не всегда проявляются. Даже подготовленный специалист по лжи работает чаще всего с некоторыми вероятностями того или иного толкования. Что же говорить о нас с вами?

Тем не менее «Психологию лжи» можно смело рекомендовать — просто для того чтобы научиться чуть более внимательно всматриваться друг в друга.

Пол Экман «Психология лжи» — Look At Me

 

Эта книга − мировой бестселлер, созданный на огромном бытовом и историческом материале. Пол Экман анализирует феномен лжи с точки зрения современной психологии.

В 2011 году издательство Питер предложило читателям четвертое издание книги
Пола Экмана «Психология лжи». Автор предпочитает «брать быка за рога».

Он, не пускаясь в пространные рассуждения, рекомендует читателю выявлять ложь в словах, в голосе и в пластике собеседника. Причем, именно в такой последовательности.

Интересны рассуждения автора о том, что жертва обмана сама может быть заинтересована в том, чтобы её вводили в заблуждение. Примером таких нечестных, фальшивых отношений являются отношения любовников, вынужденных обманывать супругов и друг друга постоянно.

Признаки вегетативных реакций оказываются весьма полезными при обнаружении попытки обмана во время общения. Это может быть повышенная потливость рук, изменение размера зрачков, бледность или внезапное покраснение кожных покровов и т.д. Отдельная глава книги посвящена мимическим признакам обмана.

«Каждой эмоции человека соответствует свое особенное выражение лица». Причем, правила соответствия выражения лица эмоциям не универсальны. Скорей, в жизни, у каждого человека эмоции могут проявляться индивидуально.

Детектор лжи десятки лет является пугалом для недобросовестных свидетелей и преступников. Так ли страшен «черт», как его малюют?
После рассказа о проверках на детекторе лжи, Пол Экман предлагает другие техники распознавания недостоверной информации. Это особые вопросы, которые могут оказаться действенными при выявлении лжи, специально разыгранные сценки, тщательный анализ поведенческих признаков человека и т.д.

По мере приближения финала книги, исследование вопросов общения, связанных с ложью, становится всё более глубоким. Пол Экман предлагает читателю познакомиться с новыми отличительными признаками, выдающими лжеца: он исследует микро и макро выражения лица и признаки угрожающего поведения.

Пол Экман не считает, что каждый обман должен быть обязательно разоблачен. В этой книге автор исследует именно те случаи обмана, которые желательно или необходимо распознать и предотвратить. Книга будет полезна студентам и более взрослым читателям.

 

Источник :  http://capprice.livejournal.com/899360.html#cutid1

Пол Экман. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь

Правда ли, что современный человек в среднем лжет трижды за десять минут разговора? Как реагировать на то, что ложь проникла во все сферы человеческой жизни? Что делать, если не удается распознать ложь по словам и голосу? В книге «Психология лжи» Пола Экмана вы найдете исчерпывающие ответы на эти вопросы. Помните, что скрыть обман чрезвычайно сложно. Универсальные микровыражения и микрожесты всегда выдают лжеца, независимо от социального статуса и национальной принадлежности.  Научитесь замечать то, чего не видят другие.

См. также. Аллан Пиз. Язык телодвижений.

Пол Экман. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. – СПб.: Питер, 2017. – 304 с.

Скачать конспект (краткое содержание) в формате Word или pdf

Купить книгу в Ozon или Лабиринте

Глава 1.

ЛОЖЬ. УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА

Я определяю ложь, или обман, как действие, которым один человек вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды. Существуют две основные формы лжи: умолчание и искажение. При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной. При искажении же лжец предпринимает некие дополнительные действия – он не только скрывает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную. Зачастую только сочетание умолчания и искажения приводит к обману, но в некоторых случаях лжец может достичь успеха и просто не говоря всей правды.

Обман особенно необходим при сокрытии эмоций. Лучший способ скрыть сильные эмоции – это маска. А самая лучшая маска – фальшивая эмоция. Но не всякая ситуация позволяет лжецу подменять одну эмоцию другой. Например, во время игры в покер игрок, получивший на руки великолепные карты и возбужденный перспективой сорвать большой банк, должен скрывать любые признаки своего волнения от других игроков. Маскировка подлинного переживания какой-либо другой эмоцией опасна.

В качестве маски может быть использована любая эмоция. Чаще всего для это применяется улыбка, являющаяся противоположностью всех отрицательных эмоций: страха, гнева, огорчения, возмущения и тому подобного. А вот намеренное изображение отрицательных эмоций для большинства людей дается с трудом. Благодаря исследованию удалось установить, что большинство людей не может преднамеренно вызывать сокращение определенных мышц лица для достоверной имитации горя или страха.

Есть два вида признаков обмана. Когда лжец нечаянно выдает себя, я называю это утечкой информации. Когда же лжеца выдает его поведение, но правда при этом не обнаруживается, я называю это информацией о наличии обмана.

Глава 2. ПОЧЕМУ ЛОЖЬ ИНОГДА НЕ УДАЕТСЯ

Нас интересуют только ошибки, происходящие непосредственно в процессе обмана, ошибки, совершаемые лжецом вопреки его желанию; нас интересует ложь, выдаваемая поведением обманщика. Признаки обмана могут проявляться в мимике, телодвижениях, голосовых модуляциях, глотательных движениях, в слишком глубоком или же, наоборот, поверхностном дыхании, в длинных паузах между словами, в оговорках, микровыражениях лица, неточной жестикуляции.

Неумение предвидеть необходимость лжи, подготовить нужную линию поведения и адекватно реагировать на меняющиеся обстоятельства, придерживаться первоначально принятой линии поведения дает легко узнаваемые признаки обмана. То, что говорит человек, противоречит либо само себе, либо уже известным или выплывающим позже фактам.

Невозможность заранее продумать и отрепетировать линию поведения только одна из причин, по которым совершаются ошибки, дающие признаки обмана. Гораздо больше ошибок происходит из-за эмоций, которые трудно подделать или скрыть.

Спутниками лжи могут оказаться совершенно различные эмоции, но чаще всего переплетаются с обманом три из них – боязнь оказаться разоблаченным, чувство вины по поводу собственной лжи и то чувство восторга, которое порой испытывает обманщик в случае удачи.

Информация о возможном наличии у лжеца боязни разоблачения может быть хорошим подспорьем для верификатора. Он будет гораздо бдительнее в отношении именно признаков страха, если знает, что подозреваемый очень боится быть пойманным.

Как и боязнь разоблачения, угрызения совести у лжеца могут его выдать. Угрызения совести могут быть различной интенсивности. Они могут быть настолько сильными, что обман не удастся, потому что чувство вины спровоцирует утечку информации или даст какие-либо другие признаки обмана. Принимая решение солгать впервые, люди часто и не предполагают, как сильно будут страдать потом от угрызений совести.

Также тесно смыкается с виной и чувство стыда, но, если для угрызений совести не нужна публика (в этом случае человек сам себе судья), то для чувства стыда требуется неодобрение или осмеяние со стороны других.

Отсутствие чувства вины или стыда считается признаком психопатии. Но лишь в том случае, если распространяется на все или почти все области жизни. Существуют также разногласия между специалистами и в том, следствием чего является отсутствие вины или стыда – воспитания или наследственных факторов. Однако все придерживаются единого мнения в том, что если что-либо и способно выдать психопата, то только не чувство вины и не боязнь разоблачения.

Лжецы гораздо меньше испытывают угрызений совести, когда объекты их обмана безличны или незнакомы. Когда жертва обмана анонимна, гораздо легче потворствовать всякого рода фантазиям, уменьшающим собственную вину, например, представлять, что ей это совсем не повредит и, возможно, никто даже ничего и не обнаружит; или еще того лучше – что она сама этого заслужила или сама хочет быть обманутой.

Помимо отрицательных (боязнь разоблачения и угрызения совести) ложь может вызывать также и положительные эмоции. Лжец может испытывать радостное возбуждение либо от вызова, либо непосредственно в процессе обмана, когда успех еще не совсем ясен. В случае же успеха может возникнуть удовольствие от облегчения, гордость за достигнутое или чувство самодовольного презрения к жертве. Люди могут признаваться в обмане, желая поделиться своим восторгом с другими.

Глава 3. ОБНАРУЖЕНИЕ ОБМАНА ПО СЛОВАМ, ГОЛОСУ И ПЛАСТИКЕ

Люди лгали бы меньше, если бы думали, что существуют верные признаки обмана. Но признаков обмана как таковых не существует – нет ни одного жеста, выражения лица или непроизвольного сокращения мышц, которые единственно и сами по себе означали бы, что человек лжет. Существуют только признаки, по которым можно заключить, что слова плохо продуманы или испытываемые эмоции не соответствуют словам. Эти признаки обеспечивают утечку информации.

Обнаружить ложь не так-то просто. Одна из проблем – это обвал информации. Слишком много информации приходится рассматривать сразу. Слишком много ее источников – слова, паузы, звучание голоса, выражение лица, движения головы, жесты, поза, дыхание, испарина, румянец или бледность и т. д.

Лжецы обычно отслеживают, контролируют и скрывают не все аспекты своего поведения. Лжецы скрывают и фальсифицируют только то, за чем, по их мнению, другие будут наблюдать наиболее внимательно. Лжецы склонны особенно тщательно подбирать слова и следить за выражением лица.

По мимике легче заметить обман, чем по словам. Лицо непосредственно связано с областями мозга, отвечающими за эмоции, а слова – нет. Когда что-то вызывает эмоцию, мышцы лица срабатывают непроизвольно. Людям, подозревающим собеседника во лжи, следовало бы обращать больше внимания на голос и тело.

Слова. Как это ни удивительно, многих лжецов выдают неосторожные высказывания. Еще Зигмунд Фрейд в «Психопатологии обыденной жизни» продемонстрировал, что промахи, совершаемые в повседневной жизни, например, оговорки, ошибочные именования и ошибки, совершаемые при чтении и письме, не случайны и свидетельствуют о внутренних психологических конфликтах. Верификатор должен быть осторожен, так как далеко не каждая оговорка свидетельствует об обмане. Некоторые люди, когда лгут, не дают прямых ответов, уклончивы или сообщают больше информации, чем требуется.

Голос для характеристики человеческой речи даже более важен, чем слова. Здесь наиболее распространенными признаками обмана являются паузы. Признаками обмана также могут быть и речевые ошибки: междометия, например, «гм», «ну» и «ээ»; повторы, например, «я, я, я имею в виду, что я…»; лишние слоги, например, «мне очень по-понравилось».

Если целью лжи является сокрытие страха или гнева, голос будет выше и громче, а речь, возможно, быстрее. Прямо противоположные изменения голоса могут выдать чувство печали, которое пытается скрыть обманщик.

Наш эксперимент со студентками-медсестрами впервые документально зафиксировал изменение высоты голоса лгущего человека. Мы обнаружили, что при обмане высота голоса возрастала. Однако, в общем случае, повышение тона голоса не является индикатором лжи; это признак страха или гнева и, возможно, возбуждения. Правдивый человек, боясь, что ему не поверят, может из-за этого повышать голос так же, как и лжец, боящийся быть уличенным.

Ни один признак обмана не является универсальным, но порознь и в сочетаниях в большинстве случаев они могут помочь верификатору.

Пластика. Телодвижения тоже выдают информацию о скрываемых чувствах. Пожатие плечами и выставление пальца представляют собой примеры действий, которые с целью отличия их от всех остальных известных жестов называют эмблемами. Эмблемы имеют очень конкретное значение, известное каждому, принадлежащему к определенной культурной группе. Всякий знает, что выставленный средний палец означает «имел я тебя» и что пожатие плечами означает «не знаю», «ничего не могу поделать» или «какая разница?».

Признаком того, что эмблема является скорее «оговоркой», нежели намеренным действием, является то, что она выполняется не в привычной позиции. Большинство эмблем демонстрируется прямо перед собой, между талией и областью шеи. При «оговорках» же эмблему никогда не выполняют в привычной позиции (рис. 1). Эмблематическим оговоркам можно доверять. Они являются     подлинными признаками невольно вырвавшейся информации.

Рис. 1. Непреднамеренный жест – эмблема

Иллюстрация – это еще один тип телодвижений, который может быть признаком обмана. Однако, если количество эмблематических оговорок в процессе лжи увеличивается, количество иллюстраций обычно уменьшается. Этот тип телодвижений назван так потому, что иллюстрирует речь.

Давид Эфрон, аргентинский еврей, учившийся в Колумбийском университете у антрополога Франца Боаса, изучал иллюстрации людей, живущих на восточной окраине Нью-Йорка. Эфрон продемонстрировал, что характер используемых человеком иллюстраций является не врожденным, а приобретенным. Люди различных культур не только используют разные типы иллюстраций, но еще и с различной степенью интенсивности.

Студентки-медсестры в нашем эксперименте, пытавшиеся скрыть реакции, которые вызвал у них фильм об ампутациях и ожогах, иллюстрировали меньше, чем те, которые смотрели фильм о цветах и честно описывали свои чувства. Это уменьшение количества иллюстраций происходило по крайней мере по двум причинам: во-первых, у студенток не было опыта лжи такого рода, и они не имели времени подготовиться, а во-вторых, у них возникли сильные эмоции: боязнь разоблачения и отвращение, вызванное кровавым фильмом.

Следующий тип телодвижений – манипуляции. К манипуляциям относятся все те движения, которыми отряхивают, массируют, потирают, держат, щиплют, ковыряют, чешут другую часть тела. Хотя люди и думают, что возросшее количество манипуляций является надежным признаком обмана, это не соответствует истине. Манипуляции находятся на краю сознания. Никакие старания не могут помочь большинству людей отказаться от них надолго. Люди привыкли к манипуляциям.

Вегетативная нервная система (ВНС) также производит в организме определенные изменения, заметные в случае возникновения эмоций: изменения частоты и глубины дыхания, частоты сглатывания, интенсивности потоотделения. Эти изменения, сопровождающие возникновение эмоций, происходят непроизвольно, их очень трудно подавить, и по этой причине они являются вполне надежными признаками обмана. Детектор лжи замеряет эти изменения в вегетативной нервной системе, но многие из них видны и без использования специальной аппаратуры.

Большинство психологов думают, что изменения ВНС зависят от силы эмоции, а не от ее характера. Мои исследования показали, что это не так.

Глава 4. МИМИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ОБМАНА

Лицо является весьма ценным источником информации для верификатора, ибо оно может и лгать, и говорить правду, и делать то и другое одновременно. Обычно лицо несет сразу два сообщения – то, что лжец хочет сказать, и то, что он хотел бы скрыть.

Исследования людей с различными повреждениями головного мозга убедительно показывают, что за произвольные и непроизвольные выражения лица ответственны различные участки мозга. Пациенты, страдающие от повреждений одних участков, включающих так называемую пирамидальную систему, не могут улыбаться, если их об этом попросить, но улыбаются в ответ на шутку или от радости. Непроизвольное выражение эмоций на лице является результатом эволюции. Некоторые эмоциональные выражения универсальны, одинаковы для всех людей, независимо от возраста, пола, расовых и культурных различий.

Уже в первые годы жизни дети учатся контролировать выражение своего лица, скрывая истинные чувства и изображая эмоции, которых не испытывают. Взрослея, люди настолько привыкают к этим правилам лица, что такие выражения входят в привычку, которую трудно искоренить. Большинство людей полагает себя способными заметить фальшь в лице другого, однако наши исследования говорят о том, что на самом деле это не так. Когда человек лжет, его самая красноречивая мимика, на которую прежде всего обращаешь внимание, как раз и оказывается подделкой, а более тонкие проявления неискренности и мимолетные признаки скрываемых эмоций остаются, как правило, незамеченными.

Давайте начнем с наиболее сложного источника утечки информации – с микровыражений. Эти проявления дают полную картину скрываемых эмоций, но настолько мимолетную, что ее обычно не успевают заметить. Микровыражение охватывает все лицо, но очень ненадолго, занимая лишь ничтожную часть обычной длительности, и его трудно заметить. Рис. 2 показывает выражение печали. Это выражение легко опознать, потому что оно «сфотографировано». Но если оно промелькнет за одну двадцать пятую долю секунды и сменится другим, как это и происходит в жизни, его легко можно пропустить.

Рис. 2. Выражение печали

Микровыражениями в полном объеме проявляются довольно редко. Гораздо более часто встречались смазанные выражения; человек успевает осознать появление этого выражения на лице и пытается убрать его, порой прикрывая другим выражением.

Не все лицевые мышцы одинаково легко поддаются контролю. Некоторых мышцы «не могут лгать», то есть находятся вне контроля человека.

Еще одна проблема, стоящая на пути расшифровки верных мимических и других признаков обмана, – актерская техника, позволяющая посредством мимики имитировать любые чувства. Актерская техника (известная также как система Станиславского) учит актера запоминать собственные эмоциональные переживания, чтобы впоследствии правдоподобно воспроизводить их на сцене. Когда актер пользуется этой техникой, выражение его лица является не имитацией, а результатом повторного проживания эмоции.

До сих пор я говорил о трех путях утечки информации: микровыражения, смазанные выражения и так называемые верные признаки эмоций, возникающие в результате работы трудно управляемых мышц лица. Большинство людей считают, что есть еще и четвертый источник – глаза. Когда человек отводит взгляд, это свидетельствует о наличии определенных чувств: движение вниз означает грусть, в сторону – отвращение, вниз и в сторону – вину или стыд. Моргание глазами учащается при эмоциональном возбуждении. К тому же при этом расширяются зрачки, и эта реакция, в отличие от предыдущей, не поддается сознательному контролю.

Румянец считается признаком смущения, а также чувства стыда и, возможно, вины.

Помимо техники Станиславского есть еще три вида признаков, по которым можно судить о фальшивости выражения лица: асимметрия, длительность и несвоевременность выражения лица. При асимметричном выражении одна и та же эмоция проявляется на какой-то половине лица сильнее, чем на другой. Длительность есть общая протяженность мимического выражения во времени, от момента его появления до полного исчезновения. Выражения, длящиеся более десяти секунд, несомненно, а около пяти секунд – с большой долей вероятности, являются фальшивыми. Большинство искренних выражений сменяется значительно быстрее. Весьма мимолетным является удивление, которое длится не более секунды.

Несвоевременность выражения лица по отношению к речи, интонациям и телодвижениям является третьим признаком неискренности эмоций. Допустим, человек изображает гнев и говорит: «Я сыт по горло твоим поведением». Если гневное выражение появляется позже слов, то, скорее всего, гнев является поддельным, поскольку подлинное выражение появилось бы либо в самом начале фразы, либо даже чуть раньше ее.

Улыбка отличается от всех других выражений – она выражает радость с помощью только одной мышцы, тогда как на выражение других эмоций требуется от трех до пяти. Естественную, непринужденную и радостную улыбку дают только скуловые мышцы. В выражении искренней улыбки другие мышцы нижней части лица не участвуют, в верхней же части единственным заметным изменением может быть напряжение мышц вокруг глаз.

Существует ряд признаков, отличающих притворную, претендующую казаться искренней, улыбку от действительно искренней:

  • Притворная улыбка более асимметрична, чем искренняя.
  • Искренняя улыбка сопровождается движением мышц, расположенных вокруг глаз.

Глава 5. ОСНОВНЫЕ ОШИБКИ И МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

Обычно лжецам прекрасно удается обмануть большую часть людей. А ошибки в выявлении лжи предполагают не только то, что человек верит обманщику, но, что гораздо хуже, и то, что он не верит говорящему правду. Поскольку не существует возможности полностью избежать ошибок в обнаружении обмана, необходимо принимать все меры предосторожности, чтобы снизить насколько возможно количество этих ошибок. И первая из таких мер заключается в том, чтобы толковать поведенческие признаки как можно более точно.

Вторая мера состоит в стремлении как можно яснее понимать природу ошибок, случающихся в процессе обнаружения лжи. Существуют два рода таких ошибок: неверия правде и вера лжи. Избежать полностью обеих ошибок невозможно; выбор состоит только в том, чтобы предпочесть наименее опасную из них в данный момент.

Во-первых, следует обратить особое внимание на индивидуальные различия (капкан Брокау – игнорирование индивидуальных различий человеческого поведения). Ошибки веры лжи здесь происходят оттого, что некоторые люди вообще не допускают просчетов, когда лгут. Это не только психопаты, но и прирожденные лжецы, а также люди, использующие систему Станиславского, и те, кто сам искренно верит в свою ложь. И верификатор всегда должен помнить, что отсутствие признаков обмана еще не есть доказательство правдивости.

Чтобы уменьшить вероятность ошибок, связанных с капканом Брокау, нужно стремиться выносить суждения, основываясь только на изменениях в поведении подозреваемого. Капкан Брокау не так опасен при толковании четырех следующих источников утечки информации: речевых и эмблематических оговорок, эмоциональных тирад и микровыражений. Для их оценки в сравнении нет необходимости, ибо они имеют смысл сами по себе.

Другим не менее серьезным источником беспокойства, ведущим к совершению ошибок неверия правде, является ошибка Отелло. Она случается тогда, когда верификатор не верит правдивому, испытывающему стресс человеку. Любая из эмоций, касающихся лжи и приводящих к утечке информации, может испытываться и по другим причинам, когда честного человека подозревают во лжи. Я назвал это ошибкой Отелло, ибо сцена из трагедии Шекспира являет собой, пожалуй, самый блестящий и самый известный ее пример. Мавр только что обвинил жену в измене с Кассио и потребовал полного признания; в противном случае пригрозил смертью за чудовищное предательство. Дездемона просит привести Кассио, чтобы тот мог засвидетельствовать ее невиновность, на что муж сообщает ей, что тот уже убит им. Тогда она понимает всю безысходность своего положения: доказать невиновность невозможно.

Отелло считает, что страх и страдание Дездемоны являются реакцией на известие о смерти любовника, и это только подтверждает его уверенность. Отелло не понимает того, что, будучи невиновной, жена тоже может выказывать эти же самые эмоции: страдание и отчаяние, из-за одного лишь его неверия, из-за невозможности оправдаться и быть испуганной перед неминуемой смертью.

Ошибка Отелло является отличным примером и того, как предвзятые мнения могут создавать у верификатора предубежденные суждения. Отелло конечно же являет собой крайний пример, однако предвзятые мнения очень часто приводят к неправильным выводам, вынуждая верификатора пренебрегать соображениями, возможностями или фактами, не соответствующими его уже сложившейся точке зрения.

Из недоверчивых людей получаются ужасные верификаторы, поголовно подверженные ошибкам неверия правде. Легковерные же люди, как правило, впадают в противоположную крайность и постоянно совершают ошибки веры лжи, порой даже не подозревая, что их обманывают.

В большинстве случаев люди склонны подозревать обман потому, что обман является наиболее впечатляющим и удобным объяснением загадочного и ставящего в тупик мира. Стоит только кому-либо посчитать, что его ребенок, отец, друг или партнер вышел из доверия, ошибки неверия правде становятся практически неизбежными; обман подозревается везде и всюду, ибо человек пытается объяснить необъяснимое. Потому что, раз возникнув, предвзятое мнение начинает методично отсекать всю информацию, которая могла бы опровергнуть его.

Верификатор должен стремиться ясно отдавать себе отчет в возможности собственного предвзятого отношения к подозреваемому. Верификатор никогда не должен забывать о возможности того, что эмоция является не признаком обмана, а лишь реакцией на подозрение в нем.

В поведении, как правило, проявляется не одна, а много эмоций, и если одна из них указывает на то, что подозреваемый лжет, а другая – что говорит правду, в них надо усомниться.

Росс Маллэни, специалист в области подготовки следователей, отстаивает так называемую стратегию троянского коня, которая заключается в том, что полицейский притворяется полностью доверяющим подозреваемому, давая ему тем самым возможность разговориться и запутаться в собственных же хитросплетениях. Эта стратегия является прямой реминисценцией совета Шопенгауэра: «Подозревая, что кто-нибудь лжет, притворимся, будто мы верим ему; тогда он становится наглым, лжет еще больше, и маска спадает».

Дэвид Ликкен, психолог физиолог, предложил тест на знания виновного: следователь спрашивает подозреваемого не о том, совершил ли он какое-либо конкретное преступление, а о том, что может знать только действительно виновный. Предположим, кого-то подозревают в убийстве. В этом случае можно попытаться восстановить картину, которая в подлинном виде известна только следователю и только действительно виновному. Например, у подозреваемого могут спросить: «В каком положении находился убитый – лицом вниз, лицом вверх или на боку?» После каждой части вопроса подозреваемый должен сказать «нет» или «я не знаю». Тот, кто действительно совершил убийство, знает, что убитый лежал, например, лицом вверх. В своих лабораторных исследованиях Ликкен обнаружил, что у человека, обладающего знанием виновного, при упоминании истинного положения дел тут же происходят изменения в ВНС, фиксируемые детектором; в то время как невиновный на все вопросы реагирует одинаково.

Тест на знания виновного устраняет самую большую опасность, существующую при попытках обнаружения лжи, – ошибку неверия правде, происходящую из-за того, что чувства заподозренного во лжи, но говорящего правду человека, путают с чувствами лжеца.

Глава 6. ДЕТЕКТОР ЛЖИ В КАЧЕСТВЕ ВЕРИФИКАТОРА

Множество примеров дают весьма противоречивое отношение к детектору лжи. Научных же свидетельств его точности, к сожалению, очень мало. В Соединенных Штатах проводят миллион испытаний в год. Чаще всего (около 300 000) их проводят частные работодатели. На втором месте по использованию детектора находятся правоохранительные службы, занимающиеся расследованием уголовных преступлений. Двадцать два штата принимают эти результаты в качестве доказательств, если это было оговорено заранее и согласовано с обвинением и защитой. Адвокаты, как правило, используют такое соглашение в обмен на обещание прокурора закрыть дело, если детектор покажет, что подозреваемый говорит правду (Верховный Суд в своих решениях никогда не принимает в расчет результаты испытаний на детекторе лжи).

Третье место занимают федеральные правительства. В 1982 году по сообщению различных федеральных агентств на детекторе лжи было проведено 22 597 испытаний.

Бюро технологической оценки (БТО) в ноябре 1983 года опубликовало заключение о применении детектора. Это заключение является беспримерным документом, дающим глубокий подробный обзор и критический анализ доказательств научной обоснованности испытаний на детекторе лжи.

Некоторые полагают, что заключение БТО трактует работу детектора лжи слишком негативно. В заключении БТО, к сожалению, нет единого простого вывода, который можно было бы принять в качестве закона. Как и следовало ожидать, точность детектора лжи (так же, как и иных техник по обнаружению обмана) зависит от природы лжи, самого лжеца и верификатора. Кроме того, она зависит и от конкретной техники постановки вопросов, и от умения оператора определить круг этих вопросов, и от того, как отлажена аппаратура.

Все было бы гораздо проще, если бы существовал некий уникальный признак, всегда и везде свидетельствующий о лжи и никогда ни о чем другом. Но такового нет. И хотя отношение к детектору лжи очень противоречиво, все тем не менее сходятся в одном: ложь как таковую он не обнаруживает. Единственное, что он делает, – измеряет интенсивность проявлений возбуждения ВНС, то есть физиологические изменения, происходящие от эмоционального волнения человека.

Для того чтобы обнаружить ложь, оператор детектора сравнивает показатели деятельности ВНС, полученные во время нейтральных вопросов и во время вопросов «решающих». Подозреваемого признают виновным, если детектор при релевантных вопросах показывает усиление деятельности ВНС по сравнению с нейтральными.

Испытания на детекторе, как и опора на поведенческие признаки, весьма уязвимы для того, что я называю ошибкой Отелло. Вспомните, как Отелло не сумел понять, что страх Дездемоны был не страхом пойманной изменницы, а страхом невинной жертвы, не видящей никакого способа доказать собственную невиновность.

На мой взгляд, больший вес должен придаваться тем результатам испытаний, которые предполагают, что подозреваемый говорит правду, а не тем, которые предполагают обман с его стороны. Если доказательства сомнительны, следователю лучше снять обвинения в адрес подозреваемого, показавшего на детекторе правдивость.

И заключение БТО, и Рэскин, и Ликкен единодушно и категорически протестуют против применения детектора лжи для предварительного испытания при приеме на работу. Рэскин говорит, что предварительное тестирование на детекторе лжи «является принудительным и, вероятно, вызывает чувство возмущения, которое может сильно повлиять на точность результатов». То, что в обоих случаях поставлено на карту, также весьма различно. Наказание за разоблачение обмана в предварительном тестировании при приеме на работу гораздо меньше, чем в делах уголовных. А поскольку ставки ниже, то и боязнь разоблачения лжецы здесь испытывают в гораздо меньшей степени, и поймать их труднее. И наоборот, честные и очень желающие получить работу люди могут бояться, то их оценят неправильно, но именно из-за этого страха их и могут неправильно оценить.

Если мы проверим 1000 человек, а точность детектора составляет 90%, то при базовой норме лжи в 20% получим результаты, отраженные на рис. 3.

Рис. 3. Результаты испытаний на детекторе лжи. Из 1000 испытуемых 20% оказались лжецами

Если же при той же точности (90%) базовая норма лжи составляет 5%, результаты будут еще хуже (рис. 4).

Рис. 4. Результаты испытаний на детекторе лжи. Из 1000 испытуемых 5% оказались лжецами

Глава 7. ТЕХНИКА ОБНАРУЖЕНИЯ ЛЖИ

Обнаружение лжи – дело непростое и небыстрое. Чтобы увидеть, допускает ли оппонент ошибки, и оценить, каковы они, какие могут или должны проявиться еще и как обнаружить их по определенным поведенческим признакам, приходится задавать немало вопросов. При этом, обнаружение лжи представляет собой всего лишь догадку, основанную на информации. Но эта догадка все же значительно снижает возможность совершения ошибок веры лжи и неверия правде.

Самые большие трудности при обмане возникают из-за тех эмоций, которые человек ощущает в момент лжи; чем сильнее эмоции, которые необходимо скрывать, и чем их больше, тем трудней лгать.

Глава 8. ОБНАРУЖЕНИЕ ЛЖИ И УЛИЧЕНИЕ ЛЖЕЦОВ В 1990е ГОДЫ

С момента первого выхода в свет этой книги в 1985 году мы получили результаты, которые привели меня к новым выводам. Я обнаружил, что некоторые специалисты прекрасно узнают ложь по поведенческим признакам. Вскоре после выхода книги меня стали приглашать руководить семинарами для городских, государственных и федеральных судей, адвокатов, полицейских и операторов детекторов лжи ФБР, ЦРУ и др. Как-то за ленчем один судья спросил меня, не следует ли ему сделать перестановку в зале суда, чтобы видеть не затылок свидетеля, а его лицо.

В сентябре 1991 года наши открытия, касавшиеся деятельности профессиональных верификаторов, были опубликованы. Оказалось, что лишь одна профессиональная группа показывает результаты, превышающие уровень случайных догадок, – это Секретная служба США. Примерно половина ее агентов узнавали ложь с точностью около 70%, а почти треть – с точностью 80% и выше. Хотя я и не могу с уверенностью утверждать, почему именно Секретная служба столь сильно превосходит остальные профессиональные группы, думаю, причина здесь в том, что многим агентам приходилось заниматься личной охраной – наблюдать за толпой, пытаясь по каким угодно признака вычислить того, кто может угрожать человеку, которого они охраняют. Такого рода бдительность является хорошей подготовкой для того, чтобы замечать тончайшие поведенческие признаки.

Многие люди немало удивляются, когда узнают, что все остальные профессиональные группы, имеющие дело с ложью (судьи, адвокаты, полицейские, операторы детекторов, работающие в ЦРУ, ФБР или Агентстве национальной безопасности, военные специалисты и психиатры), демонстрируют результаты на уровне случайных.

Сравнив ответы всех профессиональных групп, мы обнаружили, что те, кому удается точно определять ложь, пользуются информацией, которую дает выражение лица, голос и тело подозреваемого, в то время как те, кто не справляется с этой задачей, основывают свои суждения только на словах подозреваемых.

Глава 10. НОВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЛЖИ И ЕЕ ОБНАРУЖЕНИИ

В новых экспериментах начала 90-х, когда надо было сообщить ложное мнение или солгать, мы смогли отличить лжецов от людей, говоривших правду, в 80% случаев, опираясь только на выражение лица. Полагаю, что если добавить в систему оценок движения тела, голос и речь, то можно добиться правильного определения в 90% случаев.

Мое первое объяснение того, почему мы плохо распознаем ложь заключается в том, что в процессе эволюции у нас не развились способности ни к верификации, ни к злоумышленному обману. Можно предположить, что в древности было не так много возможностей для того, чтобы обмануть и остаться ненаказанным, а наказание для пойманного на лжи сурово. Если это предположение верно, то, следовательно, не происходило никакого отбора людей, искусных ни в верификации, ни в обмане.

Если мы допускаем, что в процессе эволюции мы не получили способность обнаруживать ложь по поведению, то почему же мы этому не учимся по мере взросления? Существует вероятность, и это мое второе объяснение, что родители учат нас не распознавать их собственную ложь. Личная жизнь зачастую требует того, чтобы родители вводили в заблуждение своих детей относительно того, что они делают, когда и ничем. Сексуальные действия валяются одним из очевидных предметом такого обмана, но могут существовать и другие действии, которые родители хотели бы скрыть от своих детей.

Третье объяснение заключается в том, что мы обычно предпочитаем не замечать обман, поскольку доверие в отличие от подозрительности делает жизнь лучше, несмотря на возможные неприятности. Всегда сомневаться, выдвигать ложные обвинения – это не просто неприятно для сомневающегося, но и лишает возможности построить близкие отношения с друзьями или коллегами по работе.

Четвертое объяснение заключается в том, что мы сами хотим заблуждаться, мы невольно являемся соучастниками обмана, потому что нам выгодно не знать правды.

Пятое объяснение. Нас учат быть вежливыми при взаимодействии с другими и не красть информацию, которая для нас не предназначена.

Почему же полицейские и следователи контрразведки не могут лучше определять лжецов по поведению? Я полагаю, им мешают завышенная базовая норма лжи и нехватка обратной связи. Они убеждены, что базовая норма лжи составляет более 75%. Из-за этого они часто ориентированы не на то, чтобы распознать ложь, а на то, как получить доказательства и «прижать» лжеца. Существует предположение6 если предупреждать людей, что базовая норма лжи составляет около 50%, и давать им конкретную обратную связь по каждому их суждению, то, возможно, они научатся более точно выявлять ложь по поведению.

 

Лучшие книги о лжи

Почему вы решили сосредоточиться на лжи?

Все книги, которые я выбрал здесь, посвящены лжи, и четыре из них цитируются в моей книге Почему мы лжем . В психологии и терапии мы проводим много времени, говоря о клиенте: «Он отрицает». Конечно, мы имеем в виду, что он лжет самому себе. Звучит довольно нерентабельно, не так ли? Но мы всегда действительно пишем о наших клиентах с точки зрения той лжи, которую они сами себе говорят.И они не изменятся, пока не увидят правду, то, о чем они сами себе лгали.

Затем, конечно, у нас были Буш и Блэр, и Блэр были настолько искренними [в отношении Ирака], когда в стране могла быть лишь горстка людей, которые ему верили. Это заставило меня задуматься об этом, о том, почему мы лжем. Затем произошел недавний глобальный экономический кризис, который был связан с ложью другим людям и самим себе: как будто цены на жилье могут расти вечно. Какая чепуха!

Эта первая книга принадлежит Крису Фриту, Создание разума, как мозг создает наш ментальный мир .Все, что я написал, основано на предположении, что наше поведение определяет не то, что с нами происходит, а то, как мы интерпретируем то, что с нами происходит. В основе этого лежит то, что нейробиологи демонстрируют последние 20 с лишним лет: то, как работает наш мозг, означает, что мы не можем видеть реальность напрямую, а только изображения, которые создает наш мозг. Крис — академический психолог и заслуженный профессор Университетского колледжа Лондона. Он написал эту книгу не как академическую книгу, а чтобы помочь обычному непрофессионалу понять, как работает наш мозг — она ​​очень удобочитаема, хотя на это нужно обращать внимание.Я использую две цитаты снова и снова. Вот один из них: «Даже если все наши чувства не повреждены и наш мозг функционирует нормально, у нас нет прямого доступа к физическому миру — может показаться, что у нас есть прямой доступ, но это иллюзия».

Недавно мне сделали две операции по удалению катаракты, и вы, конечно, ничего не видите. В глаз, которым они оперируют, попадает яркий свет; вы слышите только голоса хирурга и его команды. Во время операций, особенно первой, на которую я обращал очень пристальное внимание, мой мозг на самом деле просто получал случайные ощущения, но из этих ощущений мой мозг создал что-то значимое.Справа я видел кольца, которые мой мозг превращал в кольца Сатурна, которые я видел в документальном телефильме. А с другой стороны, где я видел свет, пробивавшийся сквозь синюю ткань пятнами, мой мозг превратил его в обрамленную картину голубого неба с белыми пушистыми облаками.

Значит, ваш мозг строил закономерности на основе случайных данных?

Да, и опираясь на прошлый опыт, потому что больше не на что можно опираться. Когда наш мозг создает эти закономерности, он формирует целую последовательность гипотез.И мозг продолжает эти предположения, пока не находит одну, которая кажется наиболее близкой: мы видим это в головоломках с оптической иллюзией, таких как та, где ваза превращается в лицо, а затем снова возвращается.

Например, незадолго до вашего приезда мне показалось, что я увидел кого-то на диване, но это были подушки, потому что эти новые линзы, сделанные из пластика, не такие, как мои оригинальные. Во время этих операций моему мозгу приходится приспосабливаться к разного рода раздражителям, и я все время улавливаю его, выдвигая эти гипотезы.

Что меня ужасает, и именно поэтому я продолжаю об этом писать, так это то, что так много людей не знают об этом постоянном выдвижении гипотез — и они не знают, как применить эти знания в своей личной жизни или в жизни. их профессиональная жизнь.

Так вот, если бы Алан Гринспен, как председатель Федеральной резервной системы, обладал этим знанием, понимал, что все является гипотезой, он бы не проводил тех операций, которые он проводил, операций, которые составляли очень большую часть того, что привел к экономическому кризису.То же самое можно сказать об экономистах и ​​математиках, «квантах», как они их называют — они не были бы настолько глупы, чтобы создавать такие вещи, как CDO [обеспеченные долговые обязательства], и некритически их использовать.

Значит, есть некое необходимое смирение, которое приходит с пониманием того, что все — догадки?

Да, это все догадки. Эти люди просто недооценили, насколько мало они знали. Каждый должен прочитать эту книгу и усвоить эту идею. Другой элемент, который каждый должен понять, — это то, что Крис Фрит пишет о себе.Еще одна иллюзия, которую создает мой мозг, — это мое ощущение себя как острова стабильности в постоянно меняющемся мире. Но это не то, что вы есть: вы просто поток впечатлений, которые текут вместе с вашим мозгом, пытающимся разобраться в них. И картина эта постоянно меняется, а все интерпретации — впечатления. Все это предположения и теории, и их легко опровергнуть. Когда вы сталкиваетесь с серьезным обесцениванием, как это случилось с Аланом Гринспеном, когда финансовой системе угрожала коллапс, вы просто чувствуете, что разваливаетесь.Гринспен ужасно постарел за это время. Он выглядел бодрым и бодрым, когда вышел на пенсию, но затем на слушаниях в Вашингтоне и во время интервью о кризисе он выглядел ужасно — у него был тот избитый взгляд, который люди получают, когда все только начинает разваливаться. Если бы Гринспен понимал свои ограничения, он смог бы справиться с обнаружением своей неправоты.

А как насчет предупреждения Марка Твена ?: «Не расставайтесь со своими иллюзиями. Когда они ушли, вы все еще можете существовать, но вы перестали жить.’

Проблема возникает, когда люди не могут отличить фантазию от правды. Мы не можем жить без фантазий. Например, когда вы приходили сюда сегодня, у вас была детальная фантазия, которую вам постоянно приходилось пересматривать, о том, как вы собирались сюда попасть и в каком порядке вы собирались делать то, что сегодня утром — если вы не нарисовали считая этот план фантазией, вы бы не смогли его осуществить.

Кроме того, есть утешительные фантазии, которыми мы все наслаждаемся и используем.Но вы должны помнить о различии между фантазией и реальностью — у меня было много неприятностей со стороны христиан с моей последней книгой, которая была о системах верований, потому что они были очень оскорблены, когда я сказал, что религиозные убеждения были фантазией. Когда я сказал: «Ну, а где ваши доказательства?», Они стали оскорбительными.
Итак, вы не можете жить без фантазии, потому что вы должны планировать и уметь утешать себя: подумайте об очень популярной фантазии о том, «что я сказал бы, если бы подумал об этом в то время».Это необычайно утешительная фантазия. Вы лежите в постели и, наконец, додумались до того, что вы могли бы сказать и что вы скажете в следующий раз — именно так мы учимся, потому что мы практикуем в фантазиях то, что можем тогда делать. Так дети учатся в игре — это жизненно важная часть обучения.

Возможно, весь капитализм был пузырями иллюзий, но разве это не поддерживало движение цивилизации?

Да, но в этом смысле капитализм появился сравнительно недавно.Ничего из этого не было правдой в средние века. В книге Джона Ланчестера Упс! , это мой следующий выбор, он указывает, что во время холодной войны коммунизм и капитализм были сбалансированы — поэтому капиталистическая Америка делала хорошие вещи, чтобы показать, что они были лучше этих ужасных коммунистов. И в то время многие люди возлагали надежды на коммунизм. Я знаю, что у моего отца было. В Австралии ему сказали, что он верил, что все обиды, которые он и его семья понесли, будут исправлены и что мир станет более справедливым — он не мог в это поверить, когда появились новости о сталинских процессах.Для него это действительно было ужасно. И Ланчестер говорит, что тогда, после холодной войны, у американцев не было такого уравновешивающего эффекта конкуренции с коммунизмом. А затем со свистом взлетел капитализм, и появился Милтон Фридман [экономист и поборник свободных рынков с минимальным вмешательством].

Причина, по которой я ставлю Ой! в этом списке, потому что это красивое чтение и такое забавное. Но еще и потому, что он говорит в конце своего вступления: «Последствия кризиса будут доминировать в экономике и политике наших обществ как минимум на десятилетие вперед.Важно, чтобы мы попытались понять это и начали думать о том, что будет дальше ».

Он очень удобен для чтения, и во многом он посвящен тому, о чем я писал с другой стороны — о том, что мы невероятно плохо умеем оценивать риски. Это потому, что мы очень плохо оцениваем вероятность — каждый раз, когда я захожу в свой газетный киоск, я вижу людей, которые явно не могут себе этого позволить, покупая лотерейные билеты на 20 фунтов стерлингов. Я говорю им о шансах, а они говорят: «Ну что ж, кто-то должен его выиграть». Многие люди боятся летать, когда это самый безопасный вид транспорта — переходить дорогу здесь опаснее.А когда дело доходит до нашей личной жизни, есть так много всего, что мы не хотим видеть: когда вы смотрите, например, на все неудачные браки между вашими друзьями и друзьями ваших родителей, и вы говорите: « Мой брак — это круто ». будет по-другому ». Затем есть вся работа, проделанная экономистами и математиками для искоренения риска — вы не можете искоренить риск, риск — это то, что есть жизнь.

Итак Ой! — это книга, которую должен прочитать каждый. Ланчестер демонстрирует, что в реальном мире мы продолжаем совершать эти ошибки, потому что не понимаем самих себя.Я пишу о причинах, по которым мы не понимаем самих себя, потому что мы слишком напуганы.

Что ж, страшно думать, что ты ничего не знаешь, или даже что ты ничего не знаешь.

Если вы понимаете, что все, что вы когда-либо видели или знаете, — это конструкции вашего мозга, и что все является предположением, тогда вам не избежать неопределенности. Вы могли ошибаться, и это пугает. Другая часть этого, следовательно, заключается в том, что все мы живем в нашем собственном смысловом мире, и никакие два человека никогда не видят ничего одинаково.То, о чем пишет Крис Фрит и что он и его жена Юте сейчас исследуют, — это то, как, если это так, нам удается общаться с другими людьми. Крис и Ют — хорошие люди и гораздо более обнадеживающие, а я пишу обо всех наших недопониманиях — и им нет конца. Это страшно. Вы знаете, например, когда вы с кем-то, кто является действительно хорошим другом, а затем внезапно они что-то говорят, и вы понимаете, что нет способа преодолеть ваши различия в том, как вы видите вещи.Вы чувствуете себя таким одиноким.

Так что лучше признать это или постоянно ужасаться этим пропастям?

Некоторые из нас считают себя одинокими, но другие переходят от «одиноких» к «одиноким», что более пугает. Но не признавать эти факты так же разумно, как отказываться признать, что мы живем в мире, который содержит вулканы.

Итак, какую из наших иллюзий мы собираемся разбить вашим следующим выбором, которым будет Эдмунд Госсе?

Я прочитал бесчисленное количество книг за свою жизнь, и некоторые из них, я бы сказал, в прошлом были замечательными.Но единственная книга, которая, на мой взгляд, осталась замечательной, — это книга Эдмунда Госсе «Отец и сын » Эдмунда Госсе. Когда он был впервые опубликован в 1907 году, он был шокирующим, потому что до этого ни один сын никогда не критиковал своего отца.

Среди биографий и автобиографий, как и в этой книге, есть те, которые концентрируются на эмоциях, конечно, воспоминания о страданиях — о том, как я страдал — и другие, которые концентрируются только на событиях и действиях — на том, что я сделал. Но это прекрасно как автобиография, так и биография, потому что вы видите, как его чувства и его мыслительный процесс были едины.Он говорит о том, что осознал, что его мать умирает, и пишет, что «был одержим великим гневом». Это прекрасное описание того, что происходит, когда познание и чувство объединяются. В книге показано, как дети, которые не глупы, занимаются разными вещами. Дети заняты оценкой и критическим взглядом, даже когда взрослые стараются держать их в неведении.

Госсе вырос в особом закрытом мире, что усиливает его бунт и разоблачение.

Он вырос среди Плимутских братьев. Его отец хотел, чтобы он стал особенным ребенком, а это значит, особенно религиозным ребенком. И Эдмунд очень послушно делал все, что от него требовалось, но вера никогда не укреплялась. И он описывает, как он переживал это в детстве. В книге есть отрывок, где он обнаруживает, что его родители не знают всего, что его отец не знает всего.

Всегда страшный момент для ребенка и родителя.

Да. Но у Эдмунда есть компаньон, с которым он может поговорить, и он сознательно понимает, что происходит внутренний диалог и что только он на своей стороне.

Это еще одна иллюзия, которая необходима? Чтобы дети поверили, что их родители непогрешимы?

Некоторые дети обнаруживают, что не могут перейти к следующему шагу, обнаружив, что единственный человек, на которого они могут положиться, — это они сами — это слишком пугает, и поэтому они продолжают эту фантазию.А в религии, конечно же, в христианской религии, Бог — отец. Итак, вы превращаете свою фантазию о несокрушимости и непогрешимости своего отца в религию — вы должны признать склонность своего отца к ошибкам, но тогда у вас есть Бог. Эдмунд Госсе не мог этого сделать. В какой-то момент он проводит прекрасный небольшой эксперимент, поклоняясь стулу. Его отец сказал ему, что Бог поразит его. Ничего не произошло.

Эта книга написана человеком, который рано понял, что для того, чтобы выжить в обществе, вам часто нужно лгать другим людям, но вы должны очень рассудительно относиться к лжи, которую вы говорите и кому.Но единственный человек, которому вы никогда не должны лгать, — это вы сами. Я постоянно говорю об этом: какой бы неприятной ни была ваша ситуация, вы не должны лгать себе, потому что за этим следует катастрофа.

Но разве это не похоже на «неизвестное неизвестное» Дональда Рамсфелда, в котором вы не знаете, с чем не сталкиваетесь?

Я думаю, ты знаешь, когда лжешь самому себе. Вы ошибаетесь во многих вещах. Например, вы думали, что у вас есть замечательный друг, который всегда будет рядом, о боже, вы ошиблись.Конечно, такое бывает. Но когда вы лжете себе, одна часть вашего мозга содержит то, что, как мы знаем, является правдой, а в другой части мозга мы говорим: «Нет, этого не происходит». Таким образом, мы пытаемся придерживаться двух противоположных идей. . Я думаю, что мозг находит это очень трудным, когда есть две противоположные идеи, созданные человеком. Вы устанавливаете барьер между тем, что вы на самом деле знаете, и тем, что вы говорите себе — у мозга достаточно проблем, пытающихся понять мир без необходимости поддерживать эти барьеры.Если вы это сделаете, то обнаружите, что просто не можете контролировать свое поведение — вы обнаружите, что делаете необъяснимые вещи.

Вы выбрали еще один семейный мемуар, на этот раз Сатнам Сангера.

Да. Новое название — Boy with a Topknot , но в твердом переплете оно также называлось If You Don’t Know Me By Now . Это просто красиво написанный и, опять же, до боли правдивый рассказ о жизни.Потому что Сатнам должен признать, что он жил в этой дружной семье и не заметил, что его отец действительно был очень странным. Он был взрослым человеком до того, как услышал, как к своему отцу относятся мировые шизофреники. Как и все дети, он воспринимал свою мать как должное, и только когда он начал узнавать о семейной истории, что он понял — она ​​действительно героиня, замечательная, замечательная женщина, перенесшая необычайные страдания. Это очень трогательно.

В конце у него есть замечательный отрывок о том, почему мы не должны лгать в наших семьях.О том, как это разрушительно. Он считает, что если бы из поколения в поколение что-то не так в семье его отца и если бы каждое последующее поколение не лгало друг другу, то, возможно, он, отец, получил бы лечение, а его мать не подверглась бы жестоким нападениям, которые она страдал и не был обвинен в болезни отца. На самом деле это гораздо более трогательный вывод, чем в конце мемуаров Обамы Dreams of My Father , где он снова трогательно пишет о лжи в собственной семье.

Многие психологи, с которыми я работал на протяжении многих лет, мы часто говорим о списках литературы, которые мы составили бы для людей, обучающихся на клинических психологов. И это определенно то, что было бы в моем списке, поскольку оно описывает ложь, которую говорят в семьях, и разрушения, которые они вызывают. Ложь живет из поколения в поколение, пока кто-нибудь не начнет говорить правду. Но именно поэтому книга «Отец и сын» была такой шокирующей — потому что Эдмунд не соблюдал Пятую заповедь «Почитай отца и мать твоих, чтобы продлились дни твои на земле», то есть критикуй своих родителей, а ты сам. мертвых.

Почему Эдмунд и Сатнам взорвали багор? Неужели общество меняется настолько, что исчезают эти табу?

Ну, они писатели — понимают, что у них хороший материал.

Когда я начал работать над братьями и сестрами для моей книги по этой теме, я кое-что понял по тому, как совершенно незнакомые люди хотели рассказывать мне свои истории о своих братьях и сестрах. Я понял, что это поколение выросло с пониманием того, что теперь мы можем говорить о наших родителях и рассказывать о них истории на званых обедах — на самом деле, мы рассказываем историю. Но мы не рассказываем истории о братьях и сестрах, потому что они все еще рядом и могут убить нас. Это вернуло меня в те дни, когда вначале я изо всех сил пытался заставить клиентов говорить о своих родителях.

С Сатнамом, поскольку он пишет о другой культуре, вы можете увидеть, как его мать могла бы смириться с ужасными страданиями, чтобы сказать: «Ну, мой мальчик женился на хорошей девушке». чтобы она могла говорить то, что уравновешивает ее собственные страдания.

В настоящее время все еще немного опасно признаваться в семейных проблемах — люди будут говорить что-то вроде: «У меня было совершенно счастливое детство, я мало что помню о нем, но знаю, что оно было совершенно счастливым». Или вы прочтете автобиографию. это начинается позже в жизни, что всегда подозрительно.

Ваша последняя книга — история: Гитты Серени «Немецкая травма ».

Это сборник эссе, в котором рассказывается ее замечательная история, ее необычная история, и он дает вам представление о широте работы, которую она проделала над нацистской Германией и всеми людьми, которых она знала и знала очень хорошо — массой убийцы, которых она встретила после окончания Второй мировой войны, когда становилось ясно, что они натворили.Как они могли? Как могли все эти образованные, образованные немцы?

И мы довольно много узнаем через Gitta об этих отдельных немцах и о том, как развивалось их принятие Гитлера и их лжи. В «Почему мы лжем» я довольно много написал об этой лжи. Работа Гитты так важна, потому что она ведет записи того, что говорили эти люди, и ложь, которую они сказали.

Ложь, чтобы скрыть собственное соучастие и спасти свою шкуру?

И доказать, даже если это только Гитте, молодой женщине-журналистке, что они не были тем ужасным человеком, как все говорят.Из ее книги и книги Роберта Дж. Лифтона о нацистских врачах вы можете видеть, что, когда мы лжем самим себе, мы все дальше и дальше отдаляемся от реальности, пока не перестанем различать, что реально, а что вымысел.

Эта коллекция охватывает все, что произошло после войны, и действительно интересно посмотреть, как Германия изменилась сейчас. Когда Марк Марделл покинул Европу, чтобы стать редактором BBC в Северной Америке, в своем блоге на сайте BBC он сказал: «Германия — самая зрелая страна, которую я знаю.«Итак, кем бы ни были немцы, вокруг Гитлера они не были зрелыми. Но люди меняются, и люди меняются. Чтобы оценить масштабы этого изменения, вы должны прочитать Gitta — тогда вы увидите, как они теперь могут производить таких разумных людей, как Ангела Меркель, с ее милой улыбкой и ее куртками. Она не одержима фантазией.

Five Books стремится обновлять свои рекомендации по книгам и интервью.Если вы участвуете в интервью и хотите обновить свой выбор книг (или даже то, что вы о них говорите), напишите нам по адресу [email protected]

Интервью Five Books стоит дорого. Если вам понравилось это интервью, поддержите нас, пожертвовав небольшую сумму.

рекомендуемый список для чтения |

«Ложь — это совместный акт», — говорит профессиональный детектор лжи Памела Мейер (TED Talk: Как распознать лжеца).«Подумайте об этом, ложь не имеет никакой силы простым своим высказыванием. Его сила проявляется, когда кто-то соглашается поверить лжи ». Мейер работает, чтобы помочь людям увидеть повсеместное распространение лжи, которую мы рассказываем и слышим, и дает советы о том, как мы можем начать бороться с обманом. Погрузитесь в ее 17 любимых книг о правде, нечестности и обо всех серых областях между ними.

1. Эпоха постправды
Ральф Киз
St. Martin’s Press, 2004

«Киз, придумавший термин« эпоха постправды », утверждает, что наше современное общество наводнено ложью, которая не является ни правдой, ни выдумкой, а больше похожа на« обычную нечестность ». «Старая книга, которая актуальна и сегодня, и намного опередила свое время».

2. Почему лидеры лгут
Джон Дж. Миршеймер
Oxford University Press, 2013

«Ложь и дипломатия — союз, заключенный на небесах».

3. Spy the Lie
Philip Houston et al.
Грифон Святого Мартина, 2013 г.

«Потрясающие советы из реальной жизни по выявлению лжи от трех экспертов по обману, которые работали над делами по борьбе с терроризмом и уголовной разведкой.”

4. Лжец в вашей жизни
Роберт Фельдман
Двенадцать книг, 2010

«Отличная книга профессора психологии Массачусетского университета о том, как и почему обман разрушает нашу культуру. Этот эксперт по обману является автором знаменитого исследования, в котором выяснилось, что незнакомцы лгут друг другу примерно три раза за первые десять минут знакомства ».

5. Запутанная паутина
Джеймс Б. Стюарт
Пингвин, 2012

«Журналист-расследователь глубоко погружается в самую известную ложь и лжецов Америки.Стюарт сосредотачивается на многих «великих», включая Марту Стюарт, Барри Бондса и Берни Мэдоффа ».

6. Обнаружение лжи и обмана
Aldert Vrij
Wiley, 2008

«Надежный справочник для любого, кто стремится изучает обман. В этой всеобъемлющей книге шведского исследователя рассматриваются многочисленные исследования и значительная часть фундаментальных исследований по обнаружению лжи ».

7. Ложь
Пол Экман
W. W. Norton & Company, 2009

«Фантастическая книга отца исследования эмоций.Экман описывает общие мотивы лжи, науку об использовании мимики («микровыражения») для обнаружения обмана и концепцию «утечки» ».

8. Выражение эмоций у людей и животных
Чарльз Дарвин
Независимая издательская платформа CreateSpace, 2012

«Чарльз Дарвин считал, что выражения лица во всех культурах определены биологически и идентичны. В этой книге 1872 года он исследует такие темы, как «переход от громкого смеха к нежной улыбке» и «стыд за нарушение моральных законов и общепринятых правил.’”

9. Механизм выражения лица человека
G.-B. Дюшенн де Булонь и Р. Эндрю Катбертсон (переводчик)
Cambridge University Press, 2006

«Французский врач Гийом Дюшенн определил физическую разницу между фальшивой или« социальной »улыбкой — улыбкой, сделанной сознательно с использованием только мускулов рта, — и искренней, спонтанной улыбкой, созданной непроизвольно с помощью мускулов глаз и рта. В его честь искренние улыбки теперь называются «улыбками Дюшенна».’”

10. Честная правда о нечестности
Дэн Ариэли
Harper Perennial, 2013

«Забавный, основанный на исследованиях взгляд на обман и нечестность, сделанный этим известным поведенческим экономистом. Книга затрагивает все: от того, почему творческие люди лучше лгут, до того, почему подделка модных аксессуаров сделает вас более нечестным ».

11. De Mendacio (О лежании) [Latin]
St.Augustine
Nabu Press, 2012

«Классика.Святой Августин считал, что ложь возникает, когда мы «держим в сердце одно, а говорим другое» ».

12. Почему мы лжем
Дэвид Ливингстон Смит
Сент-Мартинс Гриффин, 2007

«Важная история лжи и обмана».

13. Правда о доверии
Дэвид ДеСтено
Hudson Street Press, 2014

«Эта увлекательная книга известного психолога затрагивает новейшие достижения науки в области обмана и доверия.Он углубляется в такие темы, как важность чтения языка тела и биологические основы доверия. Интересно, что он утверждает, что честность даже среди самых надежных — это нестабильная черта, которая может пошатнуться, когда столкнется с личной выгодой ».

14. Mindwise
Николас Эпли
Кнопф, 2014

«Этот психолог из Чикагского университета разъясняет важность использования шестого чувства для построения и поддержания честных отношений».

15. Honest Signals
Алекс Пентланд
The MIT Press, 2010

«Увлекательное исследование Pentland о« честных сигналах », невербальных формах общения между людьми, которые при наблюдении могут предсказать результаты самых разных ситуаций, таких как скоростные свидания, переговоры о заработной плате и собеседования».

16. слепых зон
Макс Базерман и Энн Тенбрунсел
Princeton University Press, 2012

«Взгляд двух известных специалистов по деловой этике на то, как и почему люди в конечном итоге делают нечестный и обманчивый выбор.”

17. Reality Check
Guy Kawasaki
Портфельная торговля, 2011

«Если вы хотите узнать самую большую ложь, которую говорят предприниматели, венчурные капиталисты, юристы и генеральные директора, Кавасаки — ваш парень».

Психология лжи и значение для профессиональной практики.

Выявление лжи и обмана: психология лжи и ее значение для профессиональной деятельности

Практика (2000). Олдерт Врай, Чичестер: John Wiley & Sons Ltd.. PP xv + 254. ISBN 0-

471-85316-X.

Обнаружение лжи и обмана — это четко составленный и хорошо организованный обзор научной литературы

по обнаружению обмана. Исследования обсуждаются разумно и подробно, так что читатель

получает общую картину не только того, как проводилось исследование, но и

его достоинств и недостатков. Таким образом, этот обзор представляет собой бесценный справочник.

Во вступительной главе Врай обсуждает социальную психологию лжи.Книга

разделена на три основных раздела: о невербальном поведении, о речи и о профессиональном обнаружении обмана

. В Части 1 (раздел о невербальном поведении) есть одна глава о

, как люди ведут себя, когда они лгут, а вторая — о распространенных представлениях о том, как ведут себя лжецы.

Эти перспективы ни в коем случае не совпадают. Врай указывает на то, что некоторые широко распространенные убеждения

ошибочны, а также на то, что нет простого ответа на вопрос, как люди

на самом деле ведут себя, когда лгут.

Часть 2 посвящена словесным характеристикам обмана. Vrij уделяет особое внимание двум методам контент-анализа

: оценке достоверности утверждений (SVA) и мониторингу реальности

(RM). Он осторожно поддерживает оба этих метода, хотя категорически отвергает использование

оценок SVA в качестве существенного доказательства в суде (как это имеет место в нескольких странах мира

).

Часть 3 Вридж посвящает себя профессиональному обнаружению обмана.Одна глава посвящена использованию

полиграфа. Опять же, оценка Вриджа осторожна. Признавая полезность

детектора лжи при определенных обстоятельствах, он не считает его достаточно надежным для использования

в качестве существенного доказательства в суде.

Если у всех этих техник есть свои ограничения, означает ли это, что психология мало чем

способствует изучению обмана? Это было бы слишком отрицательным выводом.Vrij

скорее осторожен, чем пессимистичен. В самом деле, он утверждает, что эти методы более полезны, если

человек знают об их ограничениях. Кроме того, в своей последней главе он дает

четких и кратких рекомендаций по обнаружению лжи. Для практикующего это бесценно.

У меня есть два основных сомнения по поводу этой книги. Разделение на отдельные разделы невербального поведения и речи

воплощает устаревшую дихотомию, от которой современные исследователи межличностного общения

все больше стремятся отбросить.Фактически, при обнаружении

обмана несоответствие между содержанием речи и невербальным поведением может быть чрезвычайно важным. Хотя Вридж признает это, я хотел бы, чтобы он уделял гораздо больше внимания взаимосвязи между речью и невербальным поведением.

Моя вторая оговорка заключается в том, что фокус на обмане довольно узкий. Сейчас существует

растущей исследовательской литературы по связанной с этим области двусмысленности, но Врай даже не упоминает об этом

.Я бы хотел, чтобы он уделил некоторое внимание этой теме, например, вопросу

о том, двусмысленно ли люди уклоняются от лжи, или можно ли рассматривать само двусмысленность

как лежащую в ослабленной форме и, следовательно, возможную реплику обмануть.

Однако, несмотря на эти оговорки, «Обнаружение лжи и обмана», на мой взгляд, является неоценимым вкладом

в научную литературу по обману. Я без колебаний рекомендую его в

.

Роберт С. Фельдман, декан факультета социальных и поведенческих наук, профессор психологии Университета Массачусетса, Амхерст

В. Что было самым удивительным, что вы обнаружили, исследуя ложь?
А. Степень лжи в повседневной жизни. Когда я начал свое исследование, я думал, что ложь редка, что-то необычное и лишь изредка встречается в повседневной жизни. Когда я обнаружил, как часто ложь используется в повседневном разговоре — например, что два знакомых лгут в среднем три раза за десять минут, — я был ошеломлен.

В. Почему люди так много лгут?
A. Чаще всего ложь, которой мы подвергаемся, не является продажной, а скорее является способом сделать социальное взаимодействие более гладким. Люди лгут, чтобы быть приятными или чтобы мы чувствовали себя лучше. Конечно, люди также лгут, чтобы укрепиться или получить какое-то преимущество над нами. И многие из нас лгут себе так же, как нам лгут другие.

В. Какое самое большое заблуждение о лжи?
А.На самом деле их два. Во-первых, есть определенные сигналы, которые всегда выдают лжеца, и что мы можем их обнаружить и использовать для выявления лжецов. Как я обсуждаю в книге, ни одно или даже сочетание вербального или невербального поведения не всегда указывает на то, что человек лжет. И многие из сигналов, которые, как мы думаем, связаны с ложью, не имеют отношения к обману. Получается, что мы не очень хорошо умеем распознавать неправду других.

Другое заблуждение состоит в том, что мы безжалостные искатели истины.Оказывается, во многих случаях мы принимаем и даже принимаем ложь других. В некоторых случаях просто целесообразно принять чужую ложь. А когда ложь согласуется с тем, как мы хотим воспринимать себя (как умных, компетентных, успешных людей), нас часто побуждают верить лжи, которой мы подвергаемся.

В. Вы можете сказать, если кто-то лжет?
А. Нет. У меня могут быть подозрения, но я узнал достаточно из своих собственных исследований, чтобы понять, что ошибаться слишком легко.У большинства людей есть шанс отличиться от правды, если не подбросить монету. Конечно, это не мешает мне делать обоснованные предположения, но я всегда сдерживаю свои подозрения осознанием того, что люди — очень несовершенные детекторы лжи, как я описываю в книге.

В. Были ли случаи, когда вам лгали, а вы узнали об этом позже?
А. Конечно. Как и всем нам, я все время лгу. Большинство из этих лжи мелкие (например,g., «работа с этим персональным тренером действительно окупается» или «ваша игра на фортепиано, безусловно, улучшается»). Но я также был получателем более серьезной лжи, лжи, которая заставила меня переосмыслить свои отношения с другими.

В. Как написание этой книги повлияло на ваше собственное взаимодействие с другими людьми?
А. Это сделало меня более скептичным и сомневающимся в других. Я попытался отбросить врожденную склонность большинства из нас считать, что другие честны, и вместо этого полагать, что мне лгут.Поэтому я часто пытаюсь понять, насколько точны другие люди, хотя в прошлом я мог принимать то, что они говорят, за чистую монету.

В. Как дела?
А. Это интересный вызов. Одна из причин, по которой лжецам сходит с рук ложь, заключается в том, что большинство людей просто предполагают, что они говорят правду. Понимание того, что мы подвержены такому количеству лжи, действительно заставляет человека внимательнее прислушиваться к другим. И я думаю, что это делает нас более чувствительными и понимающими то, что на самом деле нам говорят другие.Так что я считаю, что мои навыки слушания улучшились.

В. А как насчет собственной честности? Как книга повлияла на это?
A. Проведенное мною исследование заставило меня так же внимательно следить за своей честностью, как и за честность других. Я очень много работаю, чтобы быть полностью честным и, насколько это возможно, избегать мелких бесчестий, присущих социальным отношениям. У этой лжи есть цена, вне зависимости от того, раскрыта она или нет. Но это сложно: мне все еще трудно сказать кому-то, что он прибавляет в весе, или сделал ужасную презентацию, или у него ужасное дыхание.

В. Что вы думаете о телешоу «Обмани меня»?
А. О, если бы у меня был красивый офис, дизайнерские костюмы и я летала на частных самолетах от одного дела к другому, а также обладала сверхъестественной способностью так хорошо читать выражения лиц других людей, что я почти всегда знала, когда они лгут. Но я этого не делаю, как и никто другой. Хотя в этом сериале есть доля научной истины, оно дает весьма невероятное представление о том, насколько легко распознать лжецов.Короче говоря, это может быть хороший телевизор, но в реальном мире люди так поступают не так.

В. Как вы заинтересовались темой лжи?
А. Я продукт эпохи Вьетнама и Уотергейта, когда доверие к честности наших выборных должностных лиц, вероятно, было на рекордно низком уровне. Помимо моих политических чувств, с профессиональной точки зрения, я был очарован тем, как некоторые общественные деятели могут так легко лгать и почему люди часто так охотно принимают эту ложь.Когда я начал свою дипломную работу по психологии, я попытался найти психологическое объяснение того, почему эти правительственные чиновники лгали, и, наоборот, почему люди были так восприимчивы к лжи. В итоге я начал целую жизнь исследования по выявлению обмана. Очевидно, что десятилетия, последовавшие за Уотергейтом, не принесли недостатка в случаях серьезного обмана, как в политической сфере, так и за ее пределами. Я постоянно восхищаюсь тем, как люди лгут и как им это сходит с рук.

В. Были ли какие-нибудь инциденты из вашей ранней жизни, которые предвещали ваш профессиональный интерес ко лжи?
A. Когда мне было девять лет, один из обрядов, придуманных моими друзьями, заключался в том, чтобы украсть что-нибудь из старинного магазина с пятью монетами. Я украл йо-йо. Когда я с гордостью показывал это своим друзьям, меня поймала мама. Как и ожидалось, она спросила, где я его взял, и я солгал. Я сказал ей, что нашел блестящий, неношеный йо-йо на улице. Моя мать заявила, что не поверила мне, и я признался в том, что сделал.После того, как меня провели в магазин, вернули йо-йо и со стыдом извинились, моя мать рассказала, что на самом деле не знала, лгу я или нет, — пока она не сделала вид, что узнала мой обман, и я признался. Итак, я солгал ей, но, чтобы узнать правду, она солгала и мне. Этот инцидент остался со мной и вызвал интерес к тому, как действует ложь, и к многочисленным противоречиям, с которыми мы сталкиваемся при обсуждении фактов и вымыслов.

Q.Понятно, почему нас должна беспокоить продажная, корыстная ложь. Но разве маленькая белая ложь никому не причиняет вреда?
Эта маленькая белая ложь имеет значение. Сама по себе белая ложь может привести к менее интимным и личным взаимодействиям. В совокупности они создают среду обмана, которая увеличивает вероятность совершения более масштабной лжи.

В. Считаете ли вы, что наше общество становится все более нечестным?
Точных данных нет, но я чувствую, что общество действительно становится менее честным.Конечно, обман вряд ли является новым явлением (вспомните райский сад), но в последнее время я считаю, что ложь эпохи Клинтона сделала американцев более терпимыми к обману. Да, Клинтон солгал и был наказан, подвергшись унижению в процессе импичмента. Но главный урок для наблюдателей заключается в том, что в конечном итоге он смог избежать наказания за свою ложь, и сегодня он является одним из самых популярных бывших президентов, которые у нас есть. В этом случае Клинтон является выдающимся образцом для подражания, и его способность в конечном итоге процветать перед лицом его обмана дает понять, что ложь приемлема.И мы, безусловно, можем видеть свидетельство чрезвычайно высокого уровня нечестности в захватывающих дух обманных действиях, которые привели к свободному падению нашей экономики, с поддельной ипотечной документацией и банками, объединяющими ипотечные кредиты в сложные финансовые инструменты, которые были настолько преднамеренно непрозрачными, что никто не мог по-настоящему понять их.

В. Как вы отреагировали на скандал с Берни Мэдоффом?
А. Мэдофф — пример финансового обмана, но он был далеко не один.Вольные эксцессы финансовой индустрии варьируются от Enron до десятков банков, которые переоценили свои активы. Что делает Мэдоффа уникальным в финансовом мире, так это то, что его обман был настолько личным: он обманул людей, которые, как он знал, доверили ему все свое состояние. Более того, он их неоднократно обманывал, не обращая внимания на конечные последствия.

В. Что вы посоветуете, как поступить с лжецом?

A. Лжецам нужно противостоять.верх

Разум мошенника: Психология лжи

Описание

Манипуляция — Разум мошенника — это книга, которую вы когда-либо читали раньше, но это книга, которую вы должны прочитать! Я собираюсь пригласить вас в приключение в человеческий разум и показать вам не только, почему мошенники делают то, что они делают, но и почему вы делаете то же самое. Это уникальная книга, в которой описываются мошеннические игры, мошеннические уловки, черты мошенничества, мошеннические термины, манипуляции, манипуляторы эмоциями, обман и ложь.Это открывающее глаза разоблачение, которое заставляет вас вспомнить мошенников и узнать, почему они делают то, что делают. Эта книга не оставляет камня на камне, поскольку она глубоко вникает в предмет. Это первый описывает тип 1 жулик, которые являются людьми, которые много работают в обманчивой профессии, но затем он идет еще дальше в 2 типа аферистов, которые вы вступаете в контакт ежедневно через друг, семьи, коллега и т.д., что попытка манипулировать вами, заставляя что-то делать. Эта книга очарует вас, и вы увидите себя на ее страницах, когда узнаете все об обманчивых людях, их способах действия, их уловках, их играх и многом другом.Написанный одним из ведущих ученых-бихевиористов, доктор Лиланд Бентон является автором более двух десятков книг по самопомощи и научно-популярных текстов по науке о поведении. Он является автором бестселлеров Amazon: только на Amazon опубликовано более 200 книг. Вам нужно прочитать эту книгу.

Подробнее о продукте

Цена

$ 9,87

Издатель

Независимая издательская платформа Createspace

Дата публикации

3 ноября 2013 г.

Страницы

130

Размеры

6.0 X 0,28 X 9,0 дюймов | 0,4 фунта

Язык

Английский

Тип

Мягкая обложка

EAN / UPC

9781493662937

Зарабатывайте на продвижении книг

Об авторе

Познакомьтесь с автором Д-р Лиланд Бентон — директор Applied Web Info, холдинговой компании ePubWealth.com, ведущей компании-издателя электронных изданий, расположенной в Юте.Имея более 21 000 торговых посредников в более чем 22 странах, ePubWealth.com является лидером в области электронных публикаций, продвижения книг и маркетинга электронных книг. Как создатель и автор «Программы ePubWealth», Лиланд обучает начинающих авторов тонкостям сегодняшнего мира электронных публикаций. Он помог сотням авторов добиться успеха в мире электронных публикаций. Лиланд также создал серию внешних программ продвижения книг и учит авторов, как продвигать свои книги с использованием внешних маркетинговых источников. Лиланд также является управляющим директором Applied Mind Sciences, подразделения компании по исследованию разума, и главным судебным следователем подразделения ForensicsNation.Он активно отстаивает права на неприкосновенность частной жизни через подразделение PrivacyNations компании и является экспертом по планированию выживания и ликвидации последствий стихийных бедствий в подразделении SurvivalNations компании. Лиланд проживает в Южной Юте.

Наука, лежащая в основе наших методов обмана

Чтобы узнать больше о лжи, загляните в наш подкаст «Подслушано в National Geographic». Послушай.

Эта история была первоначально опубликована в июньском выпуске журнала National Geographic за июнь 2017 года.

Осенью 1989 года Принстонский университет принял в свой первый класс молодого человека по имени Алекси Сантана, история жизни которого приемная комиссия сочла чрезвычайно интересной.

Он почти не получил формального образования. Юность он провел почти полностью в одиночестве, живя на открытом воздухе в штате Юта, где пас скот, разводил овец и читал философию. Бегая в пустыне Мохаве, он научился бегать на длинные дистанции.

Сантана быстро стала звездой университетского городка. В учебе он тоже хорошо учился, получая пятерки почти по каждому предмету. Его сдержанные манеры и необычное происхождение придали ему загадочную привлекательность. Когда один из соседей спросил Сантану, почему его кровать всегда выглядит идеально заправленной, он ответил, что спит на полу.Казалось совершенно логичным, что тот, кто большую часть своей жизни спал на открытом воздухе, не будет испытывать нежности к постели.

Научиться лгать — естественный этап в развитии ребенка. Кан Ли, психолог из Университета Торонто, исследовал, как дети с возрастом становятся более изощренными лжецами. Даршан Панесар, научный сотрудник, и девятилетняя Амелия Тонг демонстрируют функциональную технологию ближней инфракрасной спектроскопии, которую Ли использует в своих исследованиях.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

За исключением того, что рассказ Сантаны был ложью. Примерно через 18 месяцев после того, как он поступил в школу, женщина узнала в нем человека, которого она знала как Джей Хантсман, в средней школе Пало-Альто в Калифорнии шестью годами ранее. Но даже это было не его настоящее имя. Официальные лица Принстона в конце концов узнали, что на самом деле это Джеймс Хог, 31-летний мужчина, отбывший тюремный срок в штате Юта за хранение украденных инструментов и запчастей для велосипедов. Его увезли из Принстона в наручниках.

За прошедшие годы Хог был арестован несколько раз по обвинению в краже.В ноябре, когда его арестовали за кражу в Аспене, штат Колорадо, он попытался выдать себя за кого-то другого.

История человечества полна хитрых и закаленных лжецов, таких как Хог. Многие из них являются преступниками, которые плетут ложь и обман, чтобы получить несправедливое вознаграждение — как это делал финансист Берни Мэдофф в течение многих лет, обманывая инвесторов на миллиарды долларов, пока его схема Понци не рухнула. Некоторые из них — политики, которые лгут, чтобы прийти к власти, или цепляются за нее, как это сделал Ричард Никсон, когда он отрицал какую-либо роль в Уотергейтском скандале.

Иногда люди лгут, чтобы раздуть свой имидж — мотивация, которая лучше всего может объяснить явно ложное утверждение президента Дональда Трампа о том, что его толпа на инаугурации была больше, чем первая у президента Барака Обамы. Люди лгут, чтобы скрыть плохое поведение, как это сделал американский пловец Райан Лохте во время летних Олимпийских игр 2016 года, заявив, что его ограбили под дулом пистолета на заправочной станции, когда на самом деле он и его товарищи по команде, пьяные после вечеринки, столкнулись с вооруженные охранники после повреждения имущества.Было показано, что даже академическая наука — мир, в основном населенный людьми, преданными поиску истины, — содержит целую галерею мошенников, обманщиков, таких как физик Ян Хендрик Шен, чьи предполагаемые открытия в исследованиях молекулярных полупроводников оказались мошенничеством.

Эти лжецы заслужили известность благодаря своей вопиющей, наглой или разрушительной лжи. Но их обман не делает их таким отклонением, как мы могли бы подумать. Ложь, которую рассказывают мошенники, мошенники и хвастливые политики, просто находится на вершине пирамиды лжи, которая на протяжении веков характеризовала человеческое поведение.

Оказывается, большинство из нас очень искусны в лжи. Мы с легкостью лжем, большие и маленькие, незнакомцам, коллегам, друзьям и близким. Наша способность к нечестности так же важна для нас, как и наша потребность доверять другим, что по иронии судьбы делает нас ужасными при обнаружении лжи. Лживость вплетена в нашу ткань настолько, что было бы правдиво сказать, что лгать — это человек.

ФОГОВОР ИСКУССТВА

Ложь для самовосхваления Марк Лэндис, который говорит, что он потерпел неудачу как коммерческий художник, провел почти три десятилетия, копируя работы известных художников, в том числе эту в стиле народного художника Уильяма Мэтью Прайора.Представившись филантропом или священником-иезуитом, он подарил их художественным музеям и наслаждался уважением к нему. «Я никогда раньше не испытывал этого, и я хотел, чтобы это продолжалось», — говорит он. «У меня нет чувства совести по этому поводу. Когда меня разоблачили, и мне пришлось остановиться, мне было очень жаль ».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вездесущность лжи была впервые систематически задокументирована Беллой ДеПауло, социальным психологом Калифорнийского университета в Санта-Барбаре.Два десятилетия назад ДеПауло и ее коллеги попросили 147 взрослых записать в течение недели каждый случай, когда они пытались ввести кого-то в заблуждение. Исследователи обнаружили, что испытуемые лгали в среднем один или два раза в день. Большинство этих неправд были безобидными и предназначались для того, чтобы скрыть свои недостатки или защитить чувства других. Некоторая ложь была оправданием — один из испытуемых обвинил в неспособности вынести мусор из-за того, что не знал, куда ему нужно идти. И все же другая ложь — например, заявление о том, что он сын дипломата — была направлена ​​на создание ложного имиджа.Хотя это были незначительные нарушения, более позднее исследование, проведенное ДеПауло и другими коллегами с использованием аналогичной выборки, показало, что большинство людей в какой-то момент сказали одну или несколько «серьезных лжи» — например, сокрытие романа от супруга или ложь. претензии по заявлению в колледж.

чемпион

Ложь ради удовольствия Желание Джейкоба Холла стать супергероем вдохновило его на рассказ, который принес ему награду «Самый большой лжец Западной Вирджинии» и золотую лопату на прошлогоднем народном фестивале Vandalia Gathering в Чарльстоне.«Мои истории были бы довольно скучными без обмана», — говорит Холл, который намеревается плести пряжу «всю оставшуюся жизнь, если вы можете в это поверить».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

То, что люди всегда должны обладать талантом обманывать друг друга, не должно нас удивлять. Исследователи предполагают, что ложь как поведение возникла вскоре после появления языка. Способность манипулировать другими без использования физической силы, вероятно, давала преимущество в борьбе за ресурсы и партнеров, сродни эволюции обманчивых стратегий в животном мире, таких как маскировка.«Лгать так легко по сравнению с другими способами обретения власти», — отмечает Сиссела Бок, специалист по этике Гарвардского университета, которая является одним из самых выдающихся мыслителей в этой области. «Намного легче солгать, чтобы получить чьи-то деньги или богатство, чем ударить их по голове или ограбить банк».

Поскольку ложь стала признана глубоко укоренившейся человеческой чертой, исследователи социальных наук и нейробиологи попытались осветить природу и корни такого поведения. Как и когда мы учимся лгать? Каковы психологические и нейробиологические основы нечестности? Где большинство из нас проводит черту? Исследователи узнают, что мы склонны верить некоторой лжи, даже когда они однозначно опровергаются явными доказательствами.Эти идеи предполагают, что наша склонность к обману других и наша уязвимость к обману особенно важны в эпоху социальных сетей. Наша способность общества отделять правду от лжи находится под беспрецедентной угрозой.

Когда я учился в третьем классе , один из моих одноклассников принес в школу лист наклеек на гоночные машины, чтобы похвастаться. Наклейки были великолепны. Я так сильно хотел их, что остался на уроке физкультуры и переложил простыню из рюкзака одноклассника в свой.Когда студенты вернулись, мое сердце бешено колотилось. В панике, что меня разоблачат, я придумал превентивную ложь. Я сказал учителю, что двое подростков приехали на мотоцикле, вошли в класс, порылись в рюкзаках и ушли с наклейками. Как и следовало ожидать, эта выдумка рассыпалась при малейшем прощупывании, и я нехотя вернул то, что украл.

Моя наивная ложь — мне стало лучше, поверьте мне — сочеталась с моей легковерностью в шестом классе, когда друг сказал мне, что его семья владеет летающей капсулой, которая может доставить нас в любую точку мира.Готовясь к путешествию на этом судне, я спросил родителей, могут ли они взять с собой в дорогу немного еды. Даже когда мой старший брат захихикал, я отказывался не верить утверждениям моего друга, и отцу моего друга оставалось окончательно убедить меня в том, что меня обманули.

Эта ложь, которую рассказали мы с другом, не была чем-то необычным для детей нашего возраста. Как и научиться ходить и говорить, ложь — это своего рода веха в развитии. В то время как родители часто считают ложь своих детей тревожной, поскольку они сигнализируют о начале потери невинности, Кан Ли, психолог из Университета Торонто, считает появление такого поведения у малышей обнадеживающим признаком того, что их когнитивный рост идет по правильному пути. .

Для изучения лежания у детей Ли и его коллеги используют простой эксперимент. Они просят детей угадать игрушки, скрытые от их взгляда, на основе звуковой подсказки. Для первых игрушек ключ очевиден — лай собаки, мяуканье кошки, и дети легко отвечают. Тогда воспроизводимый звук не имеет никакого отношения к игрушке. «Итак, вы играете Бетховена, но игрушка — это машина», — объясняет Ли. Экспериментатор выходит из комнаты под предлогом ответа на телефонный звонок — ложь ради науки — и просит ребенка не смотреть на игрушку.Вернувшись, экспериментатор спрашивает у ребенка ответ, после чего задает вопрос: «Ты подглядывал или нет?»

имитатор

Ложь ради личной выгоды Фрэнк Абигнейл-младший сейчас является уважаемым консультантом по безопасности, но его наглые уловки в начале жизни вдохновили на создание фильма 2002 года «Поймай меня, если сможешь». Леонардо Ди Каприо сыграл Абигнейла, который сбежал из дома в 16 лет и научился выживать с помощью своего ума, став подделкой чеков, аферистом и самозванцем. «Я должен был проявить творческий подход, чтобы выжить», — говорит он.«Я сожалею и буду сожалеть об этом до конца своей жизни». Абигнейл выдавал себя за пилота, педиатра и юриста со степенью Гарвардского юриста.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Большинство детей не могут сопротивляться подглядыванию, как выяснили Ли и его исследователи, наблюдая за скрытыми камерами. Процент детей, которые подглядывают, а потом лгут об этом, зависит от их возраста. Среди двухлетних преступников лгут только 30 процентов. Среди трехлетних лгут 50%.А к восьми годам около 80 процентов заявили, что не заглядывали.

Дети также лучше лгут с возрастом. Угадывая игрушку, на которую они тайком смотрели, трех- и четырехлетние дети обычно выпаливают правильный ответ, не осознавая, что это свидетельствует об их проступке и лжи. В семь или восемь лет дети учатся скрывать свою ложь, сознательно давая неправильный ответ или пытаясь представить свой ответ как аргументированное предположение.

Пяти- и шестилетние дети попадают между ними.В одном исследовании Ли использовал динозавра Барни в качестве игрушки. Пятилетняя девочка, которая отрицала, что смотрела на игрушку, которая была спрятана под тканью, сказала Ли, что она хотела бы почувствовать ее, прежде чем делать предположения. «Она кладет руку под ткань, закрывает глаза и говорит:« А, я знаю, что это Барни », — рассказывает Ли. «Я спрашиваю:« Почему? »Она отвечает:« Потому что он кажется пурпурным ».

Этот рост изощренности лжи обусловлен развитием у ребенка способности поставить себя на место другого.Эта способность, известная как теория разума, позволяет нам понимать убеждения, намерения и знания других. Также основополагающими для лжи являются управляющие функции мозга: способности, необходимые для планирования, внимания и самоконтроля. Двухлетние дети, которые лгали в экспериментах Ли, лучше справлялись с тестами теории психики и управляющих функций, чем те, кто этого не делал. Даже в 16 лет опытные лжецы превосходили бедных лжецов. С другой стороны, дети с аутичным спектром, которые, как известно, отстают в развитии надежной теории разума, не очень хорошо умеют лгать.

секретный агент

Ложь за страну Валери Плейм, бывший агент ЦРУ, работала под прикрытием два десятилетия. В 2003 году ее прикрытие было разорвано, и ее тайная карьера закончилась, когда представители администрации Буша слили ее имя обозревателю газеты. Она и ее муж говорят, что это было сделано в отместку за его заявление о том, что Белый дом преувеличил разведданные, чтобы оправдать вторжение в Ирак. Какой урок она извлекла из своих лет шпионажа? «Большинство людей, — говорит она, — более чем готовы говорить о себе.”

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Недавно утром, , я поехал в Uber навестить Дэна Ариели, психолога из Университета Дьюка и одного из ведущих мировых экспертов по лжи. Внутри машины, хоть и опрятной, пахло мокрыми носками, и водитель, хоть и учтивый, не мог найти дорогу. Когда мы наконец добрались до места, она с улыбкой спросила меня, поставлю ли я ей пятизвездочную оценку. «Конечно», — ответил я. Позже я поставил ей три звезды.Я успокоил свою вину, сказав себе, что лучше не вводить в заблуждение тысячи пассажиров Uber.

Ариэли увлеклась нечестностью около 15 лет назад. Просматривая журнал во время дальнего полета, он наткнулся на тест на умственные способности. Он ответил на первый вопрос и щелкнул ключом сзади, чтобы посмотреть, правильно ли он понял. Он поймал себя на том, что бросает быстрый взгляд на ответ на следующий вопрос. Продолжая в том же духе на протяжении всего теста, Ариэли, что неудивительно, показал очень хорошие результаты.«Когда я закончил, я подумал — я обманул себя», — говорит он. «По-видимому, я хотел знать, насколько я умен, но я также хотел доказать, что я настолько умен для себя». Этот опыт привел к тому, что Ариэли на протяжении всей жизни интересовался изучением лжи и других форм нечестности.

В экспериментах, которые он и его коллеги проводили в кампусах колледжей и в других местах, добровольцы проходят тест с 20 простыми математическими задачами. Они должны решить как можно больше за пять минут, и им платят в зависимости от того, сколько они сделают правильно.Им говорят бросить лист в измельчитель, прежде чем сообщить номер, который они решили правильно. Но листы на самом деле не измельчаются. Оказывается, многие добровольцы лгут. В среднем добровольцы сообщают, что они решили шесть матриц, тогда как на самом деле их было больше, чем четыре. Результаты похожи в разных культурах. Большинство из нас лгут, но совсем немного.

Вопрос, который интересует Ариэли, заключается не в том, почему так много лгут, а в том, почему они не лгут намного больше. Даже когда сумма денег, предлагаемая за правильные ответы, значительно увеличивается, добровольцы не повышают уровень мошенничества.«Здесь мы даем людям возможность украсть много денег, а люди немного обманывают. Так что что-то мешает нам — большинству из нас — не лгать до конца, — говорит Ариэли. Причина, по его словам, в том, что мы хотим видеть себя честными, потому что мы до некоторой степени усвоили честность как ценность, которой нас научило общество. Вот почему, если кто-то не социопат, большинство из нас накладывает ограничения на то, сколько мы готовы лгать. Насколько далеко большинство из нас готовы зайти, — как показали Ариэли и другие, — определяется социальными нормами, достигнутыми в результате негласного консенсуса, например, молчаливое согласие взять домой несколько карандашей из шкафа с канцелярскими принадлежностями.

мошенники

Ложь для развлечения Аполло Роббинс и Ава До, которые женаты и деловые партнеры, используют ловкость рук для развлечения и обучения. Роббинс — удивительно проворный карманник, возможно, наиболее известный тем, что опустошает карманы некоторых агентов секретной службы по поводу президентской детали. До — волшебник, изучавший психобиологию. «Мы думаем об обмане как о намерении исказить чье-то восприятие реальности», — говорят они. «Это беспристрастный инструмент, который можно использовать во благо или во зло, для информирования или введения в заблуждение.”

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сотрудники Патрика Кувенберга и коллеги-судьи в Верховном суде округа Лос-Анджелес считали его американским героем. По его словам, он был награжден Пурпурным сердцем во Вьетнаме. Он участвовал в секретных операциях Центрального разведывательного управления. Судья также имел впечатляющее образование — степень бакалавра физики и степень магистра психологии.Ничего из этого не было правдой. Во время противостояния защита Кувенберга была виновата в состоянии, называемом pseudologiaantastica, — склонности рассказывать истории, содержащие факты, переплетенные с фантазией. Этот аргумент не спас его от того, чтобы его сняли со скамейки в 2001 году.

Похоже, что среди психиатров нет единого мнения о взаимосвязи между психическим здоровьем и ложью, хотя люди с определенными психическими расстройствами, похоже, демонстрируют определенное лживое поведение. Социопаты — люди с диагнозом антисоциальное расстройство личности — склонны лгать, манипулируя ими, в то время как нарциссы могут лгать, чтобы повысить свой имидж.

Но есть ли что-то уникальное в мозге людей, которые лгут больше других? В 2005 году психолог Ялинг Янг и ее коллеги сравнили сканирование мозга трех групп: 12 взрослых с историей неоднократной лжи, 16 человек, которые соответствовали критериям антисоциального расстройства личности, но не часто лгали, и 21 человек не проявляли ни антисоциальности, ни лжи. привычка. Исследователи обнаружили, что у лжецов в префронтальной коре головного мозга было как минимум на 20 процентов больше нейронных волокон по объему, что позволяет предположить, что у обычных лжецов больше возможностей взаимодействия в своем мозгу.Возможно, это предрасполагает их ко лжи, потому что они придумывают ложь с большей готовностью, чем другие, или это может быть результатом многократной лжи.

карточная акула

Ложь ради стратегического преимущества Даниэль Негреану, выигравший более 32 миллионов долларов в турнирах, выиграл больше денег, чем кто-либо в истории покера. Суперзвезда канадского происхождения, переехавшая в Лас-Вегас 20 лет назад, путешествовала по миру в качестве посланника игры и появлялась в бесчисленных телешоу. «Если вы хотите выиграть в покер, — говорит он, — обман абсолютно необходим.«Проблема возникает, — говорит он, — когда игроки проводят так много времени, обманывая конкурентов, что« это проникает в их личную жизнь ».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Психологи Нобухито Абэ из Киотского университета и Джошуа Грин из Гарвардского университета сканировали мозг испытуемых с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) и обнаружили, что те, кто действовал нечестно, показали большую активацию в прилежащем ядре — структуре базального переднего мозга, которая играет ключевая роль в обработке вознаграждений.«Чем больше ваша система вознаграждения воодушевляется возможностью получить деньги — даже в совершенно честном контексте — тем больше у вас шансов обмануть», — объясняет Грин. Другими словами, жадность может усилить предрасположенность ко лжи.

Одна ложь может привести к другой и еще одной, о чем свидетельствует плавная и безжалостная ложь серийных аферистов, таких как Хог. Эксперимент, проведенный Тали Шарот, нейробиологом из Университетского колледжа Лондона, и его коллегами, показал, как мозг привыкает к стрессу или эмоциональному дискомфорту, которые случаются, когда мы лжем, что упрощает процесс изложения следующей выдумки.При сканировании участников с помощью фМРТ команда сосредоточилась на миндалине, области, которая участвует в обработке эмоций. Исследователи обнаружили, что реакция миндалевидного тела на ложь становилась все слабее с каждой ложью, даже когда ложь становилась все больше. «Возможно, участие в небольших действиях обмана может привести к более серьезным действиям обмана», — говорит она.

шутник

Ложь, чтобы рассказать истории Некоторые из самых вирусных видео и фотографий в Интернете были созданы скрытным художником, известным как Зардулу, который редко раскрывает фальсификации.«Как и все мифы, — говорит Зардулу, — мои созданы для того, чтобы вызывать чувство удивления по поводу мира, чтобы противостоять нашему предполагаемому господству и пониманию этого мира». Зардулу появляется с головой барана, символизируя путешествие в бессознательное, в то время как иерофант, толкователь тайн, представляет теневое «я».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Большая часть знаний , которые мы используем для навигации по миру, исходит из того, что нам рассказали другие.Без безоговорочного доверия, которое мы оказываем человеческому общению, мы были бы парализованы как личности и потеряли бы социальные отношения. «Мы так много получаем от веры, и относительно мало вреда, когда нас иногда обманывают», — говорит Тим ​​Левин, психолог из Университета Алабамы в Бирмингеме, который называет эту идею теорией истины по умолчанию.

Доверие делает нас по своей сути легковерными. «Если вы говорите кому-то:« Я пилот », они не сидят и думают:« Может, он и не пилот.Почему он сказал, что он пилот? «Они так не думают», — говорит Фрэнк Абигнейл-младший, консультант по безопасности, чьи минусы в молодости, в том числе подделка чеков и выдача себя за пилота авиакомпании, вдохновили на создание фильма 2002 года Catch Я, если сможешь. «Вот почему мошенничество работает, потому что, когда звонит телефон и в идентификаторе вызывающего абонента указано, что это Налоговая служба, люди автоматически считают, что это Налоговое управление. Они не понимают, что кто-то может манипулировать идентификатором вызывающего абонента ».

Роберт Фельдман, психолог из Массачусетского университета, называет это преимуществом лжеца.«Люди не ждут лжи, люди не ищут лжи, — говорит он, — и большую часть времени люди хотят слышать то, что они слышат». Мы мало сопротивляемся обману, который нас радует и утешает — будь то ложная похвала или обещание невероятно высокой отдачи от инвестиций. Когда нас кормят ложью люди, обладающие богатством, властью и статусом, кажется, что их становится еще легче проглотить, о чем свидетельствуют легковерные сообщения СМИ о заявлении о грабеже Лохте, которое вскоре после этого было раскрыто.

Исследователи показали, что мы особенно склонны принимать ложь, подтверждающую наше мировоззрение. Мемы, которые утверждают, что Обама родился не в Соединенных Штатах, отрицают изменение климата, обвиняют правительство США в организации террористических ударов 11 сентября 2001 года и распространяют другие «альтернативные факты», как утверждает советник Трампа при его инаугурации. процветала в Интернете и социальных сетях из-за этой уязвимости. Разоблачение их не подрывает их власть, потому что люди оценивают представленные им доказательства через рамки ранее существовавших убеждений и предрассудков, — говорит Джордж Лакофф, когнитивный лингвист из Калифорнийского университета в Беркли.«Если появляется факт, который не укладывается в вашу рамку, вы либо не заметите его, либо проигнорируете, либо высмеете его, либо будете озадачены им — либо нападете на него, если он угрожает».

баснописец

Ложь ради профессиональной выгоды Джейсон Блэр — коуч по жизни, который помогает людям определять и достигать своих целей. До этого он был быстро набирающим популярность репортером New York Times, карьера которого рухнула в 2003 году, когда было обнаружено, что он сфабриковал и скопировал материалы в десятках статей. «Мой мир прошел путь от того, в котором я прикрывал обман других, до того, что я сам совершал обман, — говорит он, — и, в конце концов, начал искать ответы на вопросы о том, почему я солгал и почему другие делают то же самое.”

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Недавнее исследование, проведенное Бриони Свайр-Томпсон, докторантом когнитивной психологии из Университета Западной Австралии, документально подтверждает неэффективность информации, основанной на доказательствах, в опровержении неверных убеждений. В 2015 году Свир-Томпсон и ее коллеги представили около 2000 взрослых американцев одно из двух утверждений: «Вакцины вызывают аутизм» или «Дональд Трамп сказал, что вакцины вызывают аутизм». (Трамп неоднократно предполагал, что существует связь, несмотря на отсутствие научных доказательств этого.)

Неудивительно, что участники, которые были сторонниками Трампа, продемонстрировали решительно более сильную веру в дезинформацию, когда к ней было прикреплено имя Трампа. После этого участникам дали краткое объяснение — со ссылкой на крупномасштабное исследование — почему связь вакцины и аутизма была ложной, и их попросили пересмотреть свою веру в нее. Участники — представители всего политического спектра — теперь признали, что утверждения о связи не соответствовали действительности, но повторное их тестирование через неделю показало, что их вера в дезинформацию вернулась почти к тому же уровню.

Другие исследования показали, что доказательства, опровергающие ложь, на самом деле могут укрепить веру в нее. «Люди могут подумать, что знакомая информация верна. Поэтому всякий раз, когда вы отозваете его, вы рискуете сделать его более знакомым, что, по иронии судьбы, в долгосрочной перспективе делает это отозвание менее эффективным », — говорит Свайр-Томпсон.

Я испытал это явление на собственном опыте вскоре после того, как поговорил со Свайр-Томпсоном. Когда друг прислал мне ссылку на статью, в которой перечислены 10 самых коррумпированных политических партий в мире, я сразу же разместил ее в группе WhatsApp, состоящей из примерно сотни школьных друзей из Индии.Поводом для моего энтузиазма стало то, что четвертое место в рейтинге заняла Партия Конгресса Индии, которая в последние десятилетия была замешана в многочисленных коррупционных скандалах. Я весело фыркнул, потому что я не фанат вечеринки.

Но вскоре после публикации статьи я обнаружил, что рейтинг, в который вошли партии из России, Пакистана, Китая и Уганды, не основывался на каких-либо показателях. Это было сделано сайтом BBC Newspoint, который выглядел как заслуживающий доверия источник.Но я обнаружил, что это не имеет никакого отношения к Британской радиовещательной корпорации. Я отправил группе извинения, отметив, что статья, скорее всего, была фейковой новостью.

Это не помешало другим повторно опубликовать статью в группе несколько раз в течение следующего дня. Я понял, что опубликованное мной исправление не подействовало. Многие из моих друзей — поскольку они разделяли мою антипатию к партии Конгресса — были убеждены, что рейтинг был верным, и каждый раз, когда они его делили, они невольно или, возможно, сознательно подталкивали его к легитимности.Было бы напрасно противопоставлять это фактам.

Каким же тогда может быть лучший способ воспрепятствовать быстрому продвижению лжи в нашу коллективную жизнь? Ответ непонятен. Технологии открыли новые границы для обмана, добавив поворот 21-го века к вековому конфликту между нашим лживым и доверчивым «я».

Юдхиджит Бхаттачарджи, писатель, также написал об обмане в своей новой книге Шпион, который не умел писать. Он писал о детском мозге в январе 2015 года. Дэн Винтерс — отмеченный наградами фотограф из Остина, штат Техас. Это его первое художественное задание для журнала.

Рэнди Сьюзан Мейерс: Как я перестал лгать

Эссе Рэнди Сьюзан Мейерс

Мы с сестрой большие лжецы. Лжецы мирового уровня. Может быть, мы родились с этой чертой (в конце концов, хобби нашей бабушки было воровство в магазинах, двоюродная бабушка из Бруклина притворилась француженкой и уехала в Сорбонну, говоря по-английски с галльскими нотками, а двоюродный дедушка взял новую личность.Какую бы сторону семьи вы ни исследовали, мы с Джилл рождены для вымысла. В детстве у нас были все соответствующие факторы лжи: отцовское злоупотребление психоактивными веществами и его нестабильность, а также его исчезновение — ложь была нашим самым безопасным способом действий. К тому же, в семье быстрых пощечин и медленного прощения нашим девизом было «ничего не признавать».

Нет, мы не разбивали лампу! (Мы сделали. А затем осторожно склеили части вместе, пожав плечами, когда наша мать едва коснулась этого, и он разбился.)

Зачем мне брать твою рубашку, мама? (Потому что я хотела его надеть.)

Я не учился в школе! Они сумасшедшие. (Да, школьный секретарь был сумасшедшим все 76 раз в этом семестре.)

Я так испугался последствий того, что расстроил мою мать — в конечном итоге, рассердил кого-нибудь, — что, если бы я заговорил, ложь была столь же вероятна, как и правда. Ложь сделала мир проще. Какое-то время это сделало мой первый брак идеальным (правда, все чудесно!). И это не давало мне возможности рассмотреть иррациональный выбор, который я сделала, чтобы выйти замуж в девятнадцать лет.Я хотел безупречный брак, но, по правде говоря, безупречный брак не бывает. В течение десяти лет я превращал наши отношения в идиллию. К тому времени, когда я выдохнула немного правды своему бывшему мужу, было уже слишком поздно возрождать что-либо между нами.

Страх истины глубоко укоренился во мне. В детстве я убаюкивал себя воображаемыми историями из жизни, которой я притворялся живущей, включая фантазию о том, что мои настоящие родители были президентом и его женой, которые поместили меня в этот бруклинский дом, чтобы определить, могу ли я был достаточно хорошим и сильным, чтобы принадлежать к их семье.

Я перешла от страха столкнуться с гневом матери к страху столкнуться с гневом супруга, к страху столкнуться с гневом друга-работодателя-друга-сестры-всех-в-мире. Мой страх конфликта был настолько глубок, что я бы солгал о любой ситуации, если бы она сохраняла мир. Если был хоть какой-то намек на гнев, я отступал. Я не перекладывал вину — часто я брал на себя необоснованную вину, чтобы избежать сцены или, что более важно, чтобы избежать чьего-то гнева. Гнев — чей-то гнев — казался сродни чистейшей квинке опасности.

Когда я стал старше, ложь стала казаться бессмысленной привычкой. Никто больше не стоял надо мной с поясом, готовым к наказанию. Я начал изучать практику лжи. Я начал задаваться вопросом, почему я солгал, когда правда была совершенно приемлемой.

Что я сказал: Нет, эта рубашка не новая. Получил в продаже три месяца назад. Я показал тебе!

Что я мог и должен был сказать: да, эта рубашка новая. Нет, его не было в продаже.

Это заняло много времени, но наконец, когда мне было за сорок, я начал исследовать значение истины.Мои поиски были вызваны браком с мужчиной, который не хотел пугать меня и который не боялся моей правды, и работой с обидчиками, преступниками, для которых ложь была сродни дыханию. В своем исследовании я разделил социальную ложь, бессмысленную ложь и ужасную ложь. Когда кто-то спрашивает вас, выглядит ли он толстым или старым или хорошо ли выглядит его только что сделанная стрижка, они редко ищут неприукрашенную правду — им нужны заверения. И, конечно же, отношения человека с этим человеком должны предвещать ответ на вопрос, следует ли вам лгать или говорить правду.Например, я могла рассчитывать на то, что мой уже двенадцатилетний муж скажет правду с добротой. Было приятно (хотя иногда и шокирующе) иметь возможность полагаться на чью-то правду 100% времени и не бояться того, что я слышу.

Жестокие мужчины, с которыми я работал (десять лет), утверждали, что их оскорбительное поведение было просто «правдивым»: «Но она толстая, так почему бы мне не сказать ей, верно?» От них я узнал, что правда не всегда бывает правдой, особенно когда ее используют как оружие. Я подумал об Уильяме Блейке, который написал: «Правду, сказанную с злым умыслом.Лучше всякой лжи, которую вы можете изобрести ».

Я начал исследовать, означает ли ложь когда-либо правильное направление. Изучение лжи — это основа моей новой книги «Утешение лжи», ложь, которую мы говорим себе, чтобы почувствовать себя лучше, и ложь, которую мы думаем, предназначена для защиты других, но которая служит для сокрытия нашей темной стороны.

Почему и когда люди лгут? Мы лжем по социальным причинам; потому что мы выросли в семьях, где только ложь делала жизнь сносной; потому что мы боимся говорить правду; потому что мы слишком слабы, чтобы получить доступ к правде; потому что нам не хватает смелости; потому что мы злые; потому что мы эгоистичны; потому что мы думаем, что мы добрые.

Иногда ложь — это доброта. В других случаях это настоящий грех. Я думаю, в конце концов, хорошие люди молятся о мудрости, чтобы знать разницу и быть честным в своих намерениях.

Наконец, изучение лжи принесло огромную правду.

Мне больше не приходилось лгать.

Я был в безопасности.

Мне уже не было семи лет. Никто меня не ударит, никто не напьется, никто не будет кричать мне в лицо, и никто не накажет меня молчанием.(И если они это сделают, я могу уйти.)

Я в безопасности.

Мой муж даже не умеет лгать, поэтому у нас практически смешанный брак. Пребывание с ним стало уроком, когда я понял, что, хотя я по умолчанию лгу, у меня нет причин использовать этот метод. Я понял, что говорить правду можно утешительно. Удивительный. Он узнал, что у него есть внутренний лжец, когда ему нужна социальная история.

Приятно принести что-нибудь к брачному столу.

После написания двух романов, в которых ложь играет ведущую роль, в конце концов, я могу только сделать вывод, что «утешение лжи» иногда является необходимым злом, но обычно это действительно слабое утешение.Жить жизнью, не требующей лжи, — это роскошь. В эти дни я нахожу утешение именно в истине. Уметь это сказать, уметь слышать и, самое главное, находиться в жизни, окруженной реальностью.

Конечно, кроме случаев, когда я работаю. Мои навыки обмана все еще очень полезны для написания романов.

Дебютный роман Рэнди Сьюзан Мейерс, Дочери убийцы , был опубликован в 2011 году, а ее второй роман, The Comfort of Lies , теперь доступен.Драма романов Рэнди Сьюзан Мейерс основана на ее работе с жестокими преступниками и детьми, семьями, пострадавшими от эмоционального и семейного насилия (а также годами, которые она проработала в баре). Рэнди выросла в Бруклине, штат Нью-Йорк, сейчас живет в Бостоне со своим мужем. где она преподает письменные семинары для Центра уличных писателей Grub и является матерью двух взрослых дочерей.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *