Нарушение познавательных процессов психология: III. Нарушения познавательных процессов

Содержание

III. Нарушения познавательных процессов

Ощущение – простейший психический процесс отражения окружающей объективной действительности, а также внутреннего состояния организма.

Виды ощущений

  • Экстероцептивные — контактные и дистантные

  • Интроцептивные

  • Проприоцептивные (положение тела в пространстве, движения и т.д.)

Расстройства ощущений

Синестопатии – необычные неприятные ощущения без локализации, которые сложно описать, у них нет причин (распирание, жар, пульсация, покалывание, зуд и т.д.). При атонических поражениях ГМ и шизофрении.

Парастезии – онемение конечностей, покалывание, мурашки (интоксикации, психогенное)

Аналгезии – отсутствие боли (паралич, шизофрения)

Гипалгезии – уменьшение болевых ощущений (психогенное – аффект)

Анестезия – исчезновение ощущений (истерические расстройства)

Гипестезии – снижение силы ощущений (депрессия, оглушение сознания)

Гиперестезии – обострение ощущений (нервно-психическое истощение)

Синестезии – возникновение ощущений в органе чувств при раздражении другого анализатора

Восприятие

Отражение в сознании предметов или явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств.

Виды восприятий:

  • Зрительные, слуховые, осязательные, обонятельные, кинестезические, вкусовые

  • Восприятия пространства, времени и движения

Расстройства восприятия

Агнозия

– отсутствие восприятия (неузнавание) – при поражении ГМ, истерии

  • Акустическая агнозия

  • Оптическая агнозия

  • Пространственная агнозия

  • Тактильная агнозия

Нарушение интенсивности восприятия

Сенсорная гиперпатия – повышение интенсивности восприятия (причина — голодное истощение)

Сенсорная гипопатия – снижение интенсивности восприятия

Дереализация – отчуждение окружающей действительности

Деперсонализация соматопсихическая – будто исчезли все те явления, которые связаны с телом (не дышит, нет веса, чужое тело и т.д.)

Деперсонализация аутопсихическая (расстройство самосознания) – переживание изменённости своего я (нет мыслей, нет чувств, нет страха, нет горя, пустота и т.д.) При истощении, при психастении, при кризисах взросления, при психозах.

Искажение восприятия

Психосенсорные расстройства – нарушение восприятия перспективы, размеров, формы и т.д. При утомлении.

Оптиковестибулярные расстройства – стены рушатся, кровать летает, потолок трясётся и т.д. При алкоголизме.

Расстройство схемы тела (при поражении ГМ):

  1. Расстройства восприятия формы, величины и положения частей тела в пространстве

  2. Распад тела на части

  3. Ощущение ложных конечностей (или наличие двойника)

  4. Невосприятие собственного дефекта

Ошибки восприятия

Иллюзии – ошибочное восприятие реально существующих явлений (у слабовидящих, слабослышащих, например. Или в темноте мешок кажется котом)

Галлюцинации – ошибочное восприятие отсутствующего в реальности.

  1. Истинные — проецируются вовне, воспринимаемое чуждо. Псевдогаллюцинации – находятся во внутреннем пространстве – голове, теле, осознаются как аномальное.

  2. Элементарные – отдельные звуки, образы,

    Сложные — целые сцены.

  3. Гипногогические – при закрытых глазах перед засыпанием,

Слуховые, зрительные, тактильные, обонятельные, вкусовые.

Внимание

Произвольная или непроизвольная избирательная направленность и сосредоточенность психической деятельности на определённый объект, значимый в данный момент.

Св-ва: избирательность, объём, устойчивость, распределение, переключаемость.

Нарушения внимания

  • Отвлекаемость (слабоумие, аутизим, гипертимы)

  • Апрозексия (полная невозможность сосредоточиться) – поражение лобных долей, расстройство сознания, ранняя детская шизофрения, глубокая умственная отсталость)

  • Прикованность (при депрессии, ипохондрии)

  • Истощаемость внимания (снижение способности к длительному сосредоточению) – при астении, минимальной дисфункции ГМ, органические поражения ЦНС

  • Сужение объёма внимания — неспособность удерживать большое число объектов в поле внимания (при прогрессивном параличе)

  • Тугоподвижность внимания – неспособность к быстрому и частому переключению внимания – при эпилепсии

  • Модально-неспецифические нарушения внимания и модально-специфические нарушения (концентрация на определённого типа объектах – зрительных, слуховых и т.д. – при поражении определённых зон ГМ)

Мышление

Процесс отражения общих свойств в вещах и явлениях, а также закономерных связей между ними, опосредствование, установление отношений и зависимостей, раскрытие внутренних связей и закономерностей.

Расстройства мышления

I Нарушение процесса мышления

  • Ускоренное мышление

  • Заторможенное мышление

  • Прерывистое, задержка мыслей (шперрунг)

  • Сгущение (агглютинация)

нарушения познавательных процессов | Что делать, если нарушились познавательные процессы?

Познавательные процессы – это динамические явления психики, направленные на познание мира (и себя).

Учеными-психологами выделяются пять основных познавательных процессов психики человека: ощущения, восприятие, мышление, воображение и память.

Некоторые ученые, например, Немов Р.С. добавляет к выше перечисленным внимание и речь. Но так как в нашу задачу входит изучение познавательных процессов, направленных на формирование картины мира человека, остановимся только на пяти основных.

Ощущения являются основой всех психических явлений. Они представляют собой осознаваемый или неосознаваемый продукт переработки центральной нервной системой раздражителей, возникающих во внутренней или внешней среде. Способность к ощущениям имеется у всех живых существ, обладающих нервной системой.

Внешние явления, воздействуя на наши органы чувств, вызывают субъективный эффект в виде ощущений без какой бы то ни было встречной активности субъекта по отношению к воспринимаемому воздействию. Способность ощущать дана нам и всем живым существам, обладающим нервной системой, с рождения. Способностью же воспринимать мир в виде образов наделены только человек и высшие животные.

Мышление человека — это активная познавательная деятельность и внутренний процесс планирования и регуляции внешней деятельности. Вопрос о том, как мы «видим», представляем и понимаем окружающий нас мир и себя в нем и как используем эти знания для управления своим поведением. Мышление является высшим познавательным процессом.

Воображение — особая форма человеческой психики, стоящая отдельно от остальных психических процессов и вместе с тем занимающая промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью. Специфика этой формы психического процесса состоит в том, что воображение характерно только для человека.

Без способности запоминать человек не смог бы выжить. Память подразделяют на мгновенную, кратковременную, оперативную, долговременную и генетическую память, кроме того, существует двигательная, зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная, эмоциональная и другие виды памяти.

Выделяют расстройства общего чувства в форме усиленного или ослабленного по интенсивности или чувственному тону восприятия, при сохранении правильности по существу.

I. Нарушение ощущения.

Восприятие, ослабленное по силе, называется гипестезией. Усиленное восприятие – гиперэстезия. Понижение по чувственному тону называется гипопатией, повышенное — гиперпатией.

Гипестезия и гипопатия могут наблюдаться при общем утомлении, депрессивных состояниях. Гиперэстезия и гиперпатия наблюдаются при астении, при употреблении некоторых стимуляторов.

Качественное нарушение ощущений – парестезии. Это неприятные многомерные ощущения (боль, покалывание, жжение, пульсация), возникающие на поверхности тела в соответствии с зонами иннервации, но без раздражения извне.

Сенестопатии — ощущения без реального раздражения, возникающие в разных частях тела, а также во внутренних органах и полостях с мигрирующей локализацией.

Агнозия (неузнавание) — неспособность узнать и объяснить значение сенсорных ощущений. Это расстройство наблюдается при некоторых органических поражениях ЦНС и при истерических расстройствах.

II. Нарушения восприятия.

Нарушения восприятия окружающего и собственной личности называются расстройствами сенсорного синтеза. Выделяют элементарные и сложные расстройства. Элементарные расстройства проявляются нарушением узнавания отдельных частей предмета или собственного тела. К ним относится нарушение ощущения схемы собственного тела, отдельных его частей и называется психосенсорным расстройством. Больной может воспринимать свое тело уменьшенным, увеличенным, чрезмерно легким или тяжелым, изменяется ощущение отдельных частей тела (увеличились руки, нос стал непропорционально большим и т.п.). Такие расстройства могут наблюдаться при различных органических поражениях мозга. Наиболее типичны для энцефалитов, эпилепсии, опухолей теменно-затылочных отделов правого полушария и области межуточного мозга.

Сложные нарушения проявляются нарушением узнавания отличительных (индивидуальных) свойств окружающей обстановки и собственной личности. Они включают в себя дереализацию и деперсонализацию.

Дереализация — искаженное восприятие окружающего мира. Может проявляться субъективным ощущением отчужденности внешнего мира. Окружение представляется потерявшим цвет и жизнь и кажется отдаленным, искусственным или сценой, на которой люди разыгрывают придуманные роли.

К дереализационному синдрому относятся нарушения восприятия размера предметов: микропсия (предмет воспринимается уменьшенным в размерах), макропсия (увеличенным), освещенности, цвета и т.п. Может изменяться восприятие расстояния до предметов, изменение конфигурации и отдельных частей воспринимаемых предметов.

Разновидностью дереализации является симптом «уже виденного» (deja vu) и «никогда не виденного» (jamais vu).

Симптом «уже виденного» или «уже пережитого» заключается в том, что больной, попавший в незнакомую обстановку, внезапно ощущает уверенность в том, что окружающее он видел раньше, ему знакомы окружающие предметы, он знает последовательность событий, которые будут происходить.

Обратное восприятие наблюдается при симптоме «никогда не виденного». Больной начинает воспринимать знакомую, привычную обстановку, как неизвестную ему.

Деперсонализация — нарушение восприятия собственной личности, при этом больной ощущает себя другим человеком, отмечает изменение эмоций, мироощущения, отношения к близким. Это состояние нарушенного самовосприятия, при котором осознание себя может быть повышено, но вся собственная личность или ее часть (включая ощущение тела) представляется нереальной, дистанцированной или искусственной. Такие изменения в восприятии происходят при наличии нормальной сенсорики. Переживания сводятся к ощущению себя нереальным, отдаленным, завуалированным, как бы играющим роль. Вместо спонтанности и естественности индивид ощущает себя тенью реальной личности («как бы» ощущает). Понимание неестественной природы этого явления обычно сохраняется.

Деперсонализация может возникать как изолированный феномен у нормальных во всех других отношениях людей в состоянии тяжелой усталости, голода или сильной эмоциональной реакции (например, изнасилование, кровосмешение, унижение).
Качественные нарушения восприятия — иллюзии и галлюцинации.

Иллюзия: ошибочное восприятие реально существующего предмета или явления. Выделяют физические, физиологические и психические иллюзии.

При физических иллюзиях искаженное восприятие является следствием физических особенностей среды или сред, в которых находится воспринимаемый предмет. Например, бриллиант, опущенный в стакан с водой, не виден, поскольку коэффициент преломления у бриллианта и воды одинаков. Звук, воспринимаемый в воде, более громкий и измененный по тону.

Физиологические иллюзии связаны с условиями функционирования анализаторов. Например, при большой скорости приближения к предмету, он кажется увеличенным, «разбухающим» в размерах. При повреждении кожи, малейшее прикосновение воспринимается болезненно.

Психические (чаще аффективные) иллюзии связаны с измененным состоянием психики, преимущественно с изменением эмоционального состояния (страх, сильное напряжение, ожидание).

Парейдолические иллюзии связаны с деятельностью воображения при фиксации взгляда на предметах, имеющих нечеткую конфигурацию. Например, в повторяющемся рисунке ковра больной видит устрашающие фантастические картины.

Психические, в том числе парейдолические иллюзии, могут наблюдаться у психически здоровых людей, особенно в условиях необычных эмоциональных состояний. Однако эти же расстройства восприятия наблюдаются и при некоторых психических расстройствах. Так парейдолические иллюзии возникают в состоянии тяжелой абстиненции, указывая на возможность развития алкогольного делирия. Особенно часто они встречаются у детей при токсико-инфекционных психозах.

Галлюцинации — возникновение в сознании чувственного образа, обладающего всеми критериями реальности и воспринимаемого человеком как образ реальный, при отсутствии объекта восприятия. Это сенсорное восприятие любой модальности, возникающее в отсутствие соответствующего (внешнего) раздражителя. В дополнение к сенсорной модальности, в которой они возникают (зрительная, слуховая, тактильная и т. д.) галлюцинации можно подразделить по их интенсивности, сложности, ясности восприятия и субъективной степени их проекции во внешнюю среду.

Галлюцинаторные голоса, отдающие команды или комментирующие поведение индивида, или другие голоса, исходящие из какой-либо части тела, имеют место при шизофрении, а также при других психотических состояниях, таких как психотическая депрессия.

Галлюцинации возникают вследствие возбуждения чувственных отделов коры головного мозга. Этот процесс является следствием воздействия болезненных агентов (например, токсическое, в том числе аутотоксическое действие) на функционально измененные в результате болезни (чаще в ультрапарадоксальной фазе) клетки ЦНС.
Галлюцинации подразделяются по преимущественной заинтересованности того или иного анализатора. Выделяют слуховые, зрительные, тактильные, вкусовые, обонятельные галлюцинации.

По степени сложности галлюцинации разделяются на элементарные — мнимое восприятие отдельных звуков, шумов, стука (акоазмы) или вспышек света (фотопсии). Простые галлюцинации — те, которые можно локализовать в пределах одного анализатора (только обонятельные или только слуховые и т.п.). Сложные (комплексные, комбинированные) — это галлюцинации, одновременно возникающие в двух и более анализаторах.

Выделяют также гипнагогические (возникающие в состоянии перехода от бодрствования ко сну) галлюцинации и гипнопомпические (возникающие при пробуждении).

Функциональные галлюцинации — возникновение образов, на фоне действия внешнего раздражителя, который, не воспринимаясь в иллюзорном смысле, создает условия для проявления галлюцинаций. Например, в шуме дождя больной начинает слышать голоса людей. Отличие функциональных галлюцинаций от иллюзий в том, что они не сливаются с внешним раздражителем и даже не искажают его, а воспринимаются одновременно с ним.

III. Нарушение мышления.

1. Ускорение мышления («скачка идей»).
Условно за единицу времени образуется больше ассоциаций, чем в норме, и при этом страдает их качество. Быстро сменяющие друг друга образы, представления, суждения, умозаключения крайне поверхностны. Обилие лёгкости новых ассоциаций, спонтанно возникающих от любого раздражителя, отражается в речевой продукции, которая может напоминать т. н. пулеметную речь. От беспрерывного говорения больные иногда теряют голос, или же он становится хриплым, шепотным. В целом, ускорение мышления является обязательной производной маниакального синдрома различного генеза (аффективные расстройства, шизофрения, наркомания и др.)

Скачка идей (fuga idearum).
Это чрезвычайное ускорение мышления: мыслительный процесс и речевая продукция беспрерывно течет и скачет; они бессвязны. Однако, если эту речь записать на магнитофон и прокрутить в медленном темпе, можно определить в ней некоторый смысл, чего никогда не бывает при истинной бессвязности мышления. В основе скачки идей — повышенная лабильность корковых процессов.

Характерно:
— Быстрые ассоциации, повышенная отвлекаемость, экспрессивная жестикуляция и мимика.
— Не нарушен анализ, синтез, осмысление ситуации.
— Мало задумываются над ответом.
— Легко исправляют ошибки, если на них указать.
— Ассоциации хаотичны, случайны, не оттормаживаются.
— Доступен обобщенный смысл задания, может выполнять его на этом уровне, если не будет отвлекаться.

2. Инертность мышления.
Проявления: заторможенность, бедность ассоциаций. Наиболее выражено замедление ассоциативного процесса в абсолютно «пустой голове, в которой мысли вообще не появляются». На вопросы больные отвечают односложно и после длительной паузы (латентный период речевых реакций возрастает по сравнению с нормой в 7-10 раз). Общая цель мыслительного процесса сохраняется, но переключение на новые цели крайне затруднительно. Подобное нарушение обычно характерно для эпилепсии («первичное нарушение»), эпилептойдной психопатии, маниакально-депрессивного синдрома, но может отмечаться при апатических и астенических состояниях, а также при лёгких степенях помрачнения сознания. Больные могут менять способа работы, изменять ход суждений, переключаться на другой вид деятельности. Характерна замедленность, тугоподвижность, плохая переключаемость. Решение задачи доступно, если выполняется только одним определенным образом. Инертность связей прошлого опыта приводит к снижению уровня обобщения.

3. Непоследовательность суждений.
Неустойчивый способ выполнения задания. Уровень обобщения не снижен. Анализ, синтез, усвоение инструкции сохранны. Понимают переносный смысл пословиц, метафор. Адекватный характер суждений неустойчив. Чередуют правильный и неправильный способ выполнения задания.

При невыраженной степени заболевания такая непоследовательность суждений поддается исправлению. Часто бывает достаточно привлечь внимание, чтобы больной исправился. Колебания возникают при малейшем изменении условий задания.

4. «Откликаемость».
У больных, страдающих тяжелой формой сосудистых заболеваний. Неустойчивость способа выполнения задания и связанные с ней колебания умственных достижений приобретают гротескный характер.

5. Соскальзывание.
Правильно решая какое-либо задание и адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сбиваются с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждения последовательно, не повторяя ошибки, но и не исправляя ее. Характерно для довольно сохранных больных шизофренией. Соскальзывания внезапны, эпизодичны. В ассоциативном эксперименте часто появляются случайные ассоциации и ассоциации по созвучию (горе-море).

IV. Нарушение воображения.

В клинической практике врачу нередко приходится встречаться с больными, у которых психопатологическая симптоматика может относиться как к нарушениям пассивного, так и активного воображения. Однако замечено, что все эти нарушения чаще встречаются у лиц с особым психическим складом, отличающихся чертами инфантилизма и признаками чрезмерной возбудимости воображения с наклонностью к выдумкам и фантазированию. Еще в 1905 году эти личностные особенности описывались французским психиатром Эрнестом Дюпре (1862-1921) как «мифоманическая конституция».

Патологические формы пассивного воображения. В психиатрической и общесоматической клинике оценка особенностей пассивного воображения чаще всего требуется у больных при различных видах снижения уровня бодрствования и состояний помрачения сознания, а также при нарушениях сна в связи со сновидениями.

1. Онейроид — сновидное, грезоподобное помрачение сознания, наблюдающееся в результате травм черепа, острых инфекционных заболеваний с лихорадкой, интоксикацией или при некоторых разновидностях острой шизофрении. При этом у больного резко активизируются процессы воображения, причем создаваемые им образы «визуализируются» в виде калейдоскопических фантастических видений, напоминающих псевдогаллюцинации.

2. Ониризм — больной перестает ощущать различия образов воображения в сновидениях с реальностью. При этом увиденное во сне может не восприниматься с должной критической оценкой утром. Иногда при этом и днем у больного возникают яркие сновидные образы, стоит только ему закрыть глаза. Иногда такие видения бывают и при открытых глазах — грезы по типу сна наяву или сна с открытыми глазами. У психически здоровых лиц последнее может отмечаться при ослаблении деятельности сознания — в полудремотном состоянии или в состоянии аффекта.

3. Галлюцинации воображения — разновидность психогенных галлюцинаций, фабула которых вытекает из аффективно значимых и длительно вынашиваемых в воображении идей. Особенно легко возникает у детей с болезненно обостренным воображением.

4. Бред воображения — является вариантом бредообразования, который вытекает из склонности к фантазированию у лиц с мифоманической конституцией. Возникает остро — как бы по «интуиции, вдохновению и озарению». Восприятие не нарушено, больной полностью ориентирован относительно места и собственной личности.

5. Сновидные эпилептические приступы— сновидения с преобладанием красного цвета, сопровождающие или заменяющие (эквиваленты) ночной эпилептический припадок. Они всегда стереотипны — с видением угрожающих образов в виде чудовищ, химер и частей собственного тела. В дневное время такие сноподобные состояния могут быть предвестниками (аурой) припадка при височной эпилепсии, однако при этом все же преобладают явления дереализации, феномены «уже виденного» и «никогда не виденного», «насильственные» (не подавляемые усилием воли) фантастические представления.

6. Патологические формы активного воображения. Главным признаком расстройств активного воображения является нарушение критичности к его продуктам и (или) их применению. Чаще всего в клинической практике врачу приходится сталкиваться с феноменом патологической лживости у ряда больных — фантастической псевдологии (pseudologia phantastica). Она выражается в том, что человек начинает искренне верить в созданные им самим фантазмы (фантастические идеи и образы). Этот феномен описан еще в 1891 году А. Дельбрюком как «ложь без нужды с убежденностью в правдивости высказываемой лжи».

В современном понимании псевдология рассматривается в двух основных вариантах.

Фантазмы психотические, где воображаемое субъективно более устойчиво принимается за истину (например, как при конфабуляциях), и оно может переходить в целые сюжетные псевдологии и даже бредоподобные фантазии. Такие расстройства более характерны для различных органических заболеваний мозга с грубыми нарушениями памяти (прогрессивного паралича, сифилиса мозга, травм), а также эпилепсии и шизофрении.

Фантазмы непсихотические, где псевдология является сочетанием двух видов фантазирования: «для себя» («бегство» в мир мечты от действительности) и «для других» (повышение собственной привлекательности), т.е. обладает как свойствами механизмов психологической защиты, так и свойствами «манипуляционных механизмов» другими людьми.

Непсихотические фантазмы как разновидность псевдологии особенно часто встречаются у лиц с истерическими психопатическими наклонностями и «мифоманической конституцией». При этом такой человек, как и всякий лгун, знает, что он лжет. Однако эта ложь патологическая — она отличается от обычной тем, что чаще всего бывает явно нецелесообразной, и больной понимает всю ее бесполезность, но противостоять своей потребности лгать не может. Псевдологи, в отличие от обычных истерических психопатических личностей, более активны и в стремлениях воплотить в жизнь свои фантастические построения, поэтому они чаще вступают в конфликт с законом. Лживость при этом заслоняет у них все остальные личностные черты.

Патологическую наклонность к вымыслам и лжи с детского возраста психиатры обычно рассматривают как проявление частичного инфантилизма. Таким личностям не хватает устойчивости, зрелости воли и суждений. Привязанности их неглубоки, так как любят они только себя. Им чуждо чувство ответственности и долга. Параллельно с созреванием личности эти психопатические проявления постепенно стихают. К возрасту 40 лет такие явления наблюдаются редко.

V. Нарушение памяти.

Большое количество знаний об устройстве и работе памяти, которое сейчас имеется, было получено при изучении феноменов её нарушения. Нарушения памяти — амнезии — могут быть вызваны различными причинами. В 1887 русский психиатр С. С. Корсаков в своей публикации «Об алкогольном параличе» впервые описал картину грубых расстройств памяти, возникающих при сильном алкогольном отравлении. Открытие под названием «корсаковский синдром» прочно вошло в научную литературу. В настоящее время все нарушения памяти делятся на:

Гипомнезии — ослабление памяти. Ослабление памяти может возникнуть с возрастом или/и как следствие какого-либо мозгового заболевания (склероза мозговых сосудов, эпилепсии и т. д.).
Гипермнезии — аномальное обострение памяти по сравнению с нормальными показателями, наблюдается гораздо реже. Люди, отличающиеся этой особенностью, забывают события с большим трудом (Шеришевский)
Парамнезии, которые подразумевают ложные или искаженные воспоминания, а также смещение настоящего и прошлого, реального и воображаемого.

Особо выделяется детская амнезия — потеря памяти на события раннего детства. По-видимому, этот вид амнезии связан с незрелостью гиппокампальных связей, либо с использованием других методов кодирования «ключей» к памяти в этом возрасте.

Карта симптомов предназначена исключительно для образовательных целей. Не занимайтесь самолечением; по всем вопросам, касающимся определения заболевания и способов его лечения, обращайтесь к врачу. EUROLAB не несет ответственности за последствия, вызванные использованием размещенной на портале информации.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание››

Все исследователи, занимающиеся проблемой шизофрении, неизменно подчеркивали своеобразие психических нарушений, характеризующих это заболевание, в частности необычность познавательных процессов, невозможность приложить к ним известные мерки слабоумия. Всегда отмечалось, что мышление, речь и восприятие этих больных отличаются необычностью, парадоксальностью. Эти нарушения необъяснимы с точки зрения нормальной психики и не имеют аналогии среди других известных видов психической патологии.

Большинство авторов обращают внимание на особую диссоциацию, отличающую не только познавательную, но и всю психическую деятельность и поведение этих больных. Сложилось мнение, что диссоциация представляет собой некий беспорядок, дисгармонию, ее проявления достаточно случайны и не подчинены каким-либо закономерностям. Так, больные шизофренией, выполняя сложные виды интеллектуальной деятельности, часто испытывают затруднения при решении простых задач, нередко парадоксальными являются способы их действий, их склонности и увлечения.

Целью ряда экспериментально-психологических исследований был поиск закономерностей этих нарушений.«Так, определенные успехи на этом пути были достигнуты в рамках когнитивной психологии. Однако ограничение этого направления анализом лишь когнитивных процессов недостаточно для решения этой проблемы. Мы полагаем, что оно становится более реальным при рассмотрении патологии познавательных процессов в более общей системе психической деятельности, включая ее личностный аспект. Это направление исследований в отечественной патопсихологии разрабатывалось Б. В. Зейгарник [49; 51], ее учениками [141; 64; и др.]. Такой подход был реализован нами в изучении закономерностей нарушения познавательных процессов у больных шизофренией.

При построении этого исследования мы исходили из сформулированной выше гипотезы о снижении социальной направленности как следствии аутизма у больных шизофренией, результатом чего является недостаточность опосредования познавательной деятельности больных факторами социального опыта. В связи с этим основным методическим приемом исследования явилось сопоставление уровня выполнения разных видов познавательной деятельности (мышления, восприятия, восприятия речи), различающихся по роли социального опосредования в их структуре. Предполагалось, что нарушенными окажутся те психические процессы, в которых роль этого опосредования достаточно велика, а целый ряд психических процессов, где его роль относительно ограничена, окажутся сохранными.

Как указывалось выше, для исследования была отобрана клинически однородная группа больных. Необходимость клинической дифференциации диктовалась направленностью исследования на изучение изменений психических процессов, лежащих в основе негативных психопатологических проявлений болезни. С этой целью был выбран определенный клинический вариант шизофрении, характеризующейся относительно благоприятным, непрерывным или приступообразным течением процесса. Одна из причин такого выбора заключалась в том, что своеобразные изменения психики, характерные для шизофрении, наиболее рельефно выступают в картине негативных психопатологических проявлений (в структуре изменений личности именно при данном варианте течения болезненного процесса). Общей клинической чертой обследованных больных являлось наличие выраженных в разной степени негативных симптомов при практическом отсутствии продуктивной симптоматики в период исследования. В качестве контрольной группы исследовались здоровые испытуемые. Всего было исследовано свыше трехсот больных шизофренией.

Симптомы и профилактика нарушений когнитивных психических процессов

Каждый человек обладает собственным уровнем развития познавательных способностей. Они называются когнитивными процессами и обусловлены генетическими особенностями: кто-то может похвастаться феноменальной памятью, а кто-то с трудом заучивает несложное четверостишье. Когнитивные функции — это те функции, благодаря которым мы познаем окружающий мир и взаимодействуем с ним. К ним относятся: восприятие, память, внимание, мышление, интеллект и речь.

Существует более двадцати патологических состояний, сопровождающихся нарушением когнитивных функций. Сосудистые заболевания среди них занимают важное место. Известно, что высокие показатели артериального давления тесно связаны с риском инфаркта, инсульта, гипертонической энцефалопатии, а также с когнитивными нарушениями. Научные исследования, посвященные проблеме анализа уровня когнитивных изменений в диагностике и лечении больных артериальной гипертонией в настоящее время очень актуальны.

Особый интерес у специалистов вызывают умеренные когнитивные нарушения, так как раннее начало терапии именно до развития деменции позволяет замедлить прогрессирование заболевания и отсрочить появление выраженного когнитивного дефицита.

В настоящее время критериями умеренных нарушений являются:
— повышенная забывчивость или снижение умственной работоспособности, подтверждаемые родственниками;
— снижении когнитивных функций в сравнении с ранее имевшимися возможностями пациента;
— объективные свидетельства когнитивных нарушений по сравнению с возрастной нормой;
— легкое ухудшение в сложных видах повседневной и профессиональной деятельности.

Эти нарушения не достигают степени деменции, однако могут быть прообразом деменций различного типа: сосудистой, альцгеймеровской. Для пожилых людей эти ухудшения часто считаются естественным процессом старения, если только изменения не обретают более выраженные формы.
Когда человек в зрелом и пожилом возрасте замечает, что стал медленнее реагировать на происходящее или у него появилось некоторое ухудшение памяти, то не придает значения этому. Однако известно, что даже естественное старение сопровождается снижением мозгового кровообращения. Например, атеросклероз мозговых сосудов значительно ухудшает состояние мозга дополнительно к действию возрастных факторов.

Но особо значима сегодня проблема омолаживания артериальной гипертонии. Молодые пациенты являются трудоспособными людьми, и нарушение когнитивных функций могут иметь для них серьезные последствия в виде социально-трудовой дезадаптации. Таким образом, необходимо своевременное выявление системно аргументированных клинико-психологических данных о состоянии когнитивных функций на начальных этапах развития заболевания у молодых пациентов с артериальной гипертонией.

Важно систематически проходить обследования, от результатов которых зависит подбор лекарств. Кроме того, важны и психологические исследования. Их итоги объективно представят уровень когнитивных процессов, позволят вовремя замедлить прогрессирование заболевания и отсрочить появление выраженного когнитивного дефицита.

В Тамбовской областной клинической больнице подобный приём ведет специалист-психолог. Главная роль в коррекции когнитивных расстройств отводится устранению сосудистых факторов риска. Всем пациентам рекомендуется соблюдать рациональную диету, отказаться от вредных привычек и быть физически активными. Немаловажное значение имеет контроль артериального давления, концентрации глюкозы и холестерина в крови.

Подбор необходимых препаратов выполняет врач. Медикаментозное лечение определяется выраженностью и характером когнитивных нарушений, а также наличием сопутствующих патологий.

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте Управления здравоохранения Тамбовской области, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование с обязательной прямой ссылкой на Управление здравоохранения Тамбовской области.

Нарушения познавательной деятельности при шизофрении.

Познавательная деятельность представляет собой сложную иерархическую структуру психических процессов ощущения, восприятия, представления, мышления, памяти, эмоций, внимания, воображения, сознания, речи, воли.

Шизофрения — хронически текущее психическое заболевание, характеризующиеся сочетанием специфических изменений личности (аутизм, эмоциональное уплощение, снижение активности, утрата единства психических процессов).

Ведущее нарушение при шизофрении — это расстройство мышления, проявления которого крайне разнообразны. Отмечается утрата целенаправленности, последовательности, логичности мышления, его разорванность, нередки наплывы мыслей, содержание которых больной затрудняется воспроизвести, ощущение пустоты в голове. Процесс мышления утрачивает автоматический характер и становится объектом внимания больных, исчезает образность мышления, преобладает склонность к абстракции и символике.

Многие авторы отмечают, что при шизофрении наблюдается феномен соскальзывания, «закупорка» мыслей, со своеобразием ассоциаций, вплоть до нелепых.

В тяжелых случаях наблюдается разорванность речи, при которой речь, сохраняя грамматическую правильность, теряет смысл, нельзя уловить основную мысль, говорящий сам не знает, что он хочет сказать, одним и тем же тоном больной говорит как о важнейших событиях своей жизни, так и о делах, мало занимающих его.

Нарушение познавательных процессов при шизофрении может проявляться изменениями скорости, течения и содержания мышления и речи, моторной заторможенностью, плохой памятью, слабостью операциональных функций и т. д. Многообразия нарушений познавательной деятельности, присущего различным формам шизофрении.

Виды диагностических методов в патопсихологии:

Основным методом патопсихологии, по мнению отечественных патопсихологов (Б. В. Зейгарник, С. Я. Рубинштейн, В. В. Лебединский и др.), является эксперимент, а в качестве дополнительных используются наблюдение, беседа, анализ продуктов деятельности, анализ истории жизни заболевшего человека (анализ анамнестических сведений), сопоставление экспериментальных данных с историей жизни. В последнее время в патопсихологии активно используются психодиагностические методы и методики (тесты, проективные, опросные).

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Преимущества эксперимента перед наблюдением заключаются в том, что изучаемое явление специально создается или вызывается, поэтому оно может многократно наблюдаться и объективно регистрироваться в специально созданных варьирующихся условиях.

Беседа-представляет собой получение информации на основе вербальной (словесной) коммуникации, всегда должна иметь цель, зависящую от поставленной задачи.

Наблюдение— будучи вспомогательным методом, наблюдение оказывается включенным в контекст других методов исследования; и беседы, и эксперимента. Оно как бы «пронизывает» ткань всего исследования и должно вестись в течение всего взаимодействия патопсихолога с больным, может быть сплошным и выборочным. При этом наблюдение ни в коем случае не должно быть навязчивым, не должно само стать объектом внимания испытуемого.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

классификация, структура и функции, какие бывают виды познавательных психических процессов.

Познавательные процессы – важнейшая часть человеческой деятельности. Собственно, человек является самим собой лишь постольку, поскольку у него развиты психические познавательные процессы. Издавна люди, у которых нарушена или снижена познавательная способность, считались неполноценными, и клеймо «недееспособного» в умственном смысле считалось величайшим позором – гораздо больше, чем наличие каких-то физических увечий.

Со временем медицинские термины, обозначающие умственную неполноценность или болезни, с которыми она связана, вышли за пределы науки и попали в разряд серьёзных оскорблений. Это говорит о том, насколько сильно ценились познавательные процессы с древних времён.

Психология познавательных процессов

Человеческая психика – сложнейшая структура, которая обеспечивает получение и обработку новой информации; она позволяет руководить поведением человека, принимать верные (равно как и ошибочные) решения и создаёт наш внутренний мир. Познавательные процессы связывают человеческую личность с реальным миром и позволяют с ним взаимодействовать.

Можно сказать, что всё содержание психики человека – это результат его познавательной деятельности. Психика – это отражение окружающего мира, а именно тех его элементов, с которыми эта личность взаимодействовала.

Чтобы понять важность познавательных процессов для человека, следует вспомнить, какая часть мозга за них отвечает. Это прежде всего серое вещество, которое обеспечивает высшую нервную деятельность. Эта структура является отличительной частью мозга позвоночных животных, и по мере эволюционного развития доля серого вещества неуклонно росла. У низших позвоночных (рыб, земноводных) серое вещество занимает небольшую часть мозга и действует как своеобразная надстройка, способствующая лучшей выживаемости животного. А вот у высших приматов, в том числе у человека, серое вещество представляет собой основную часть мозга, по сравнению с которой более «древние» части имеют незначительные размеры. Эти высшие представители животного мира отличаются и чрезвычайно высоким уровнем психических познавательных процессов. Познание реальности и управление ею из «приятного бонуса» превратилось в жизненную необходимость и основной вид психической деятельности.

Нарушение познавательных процессов действительно делает человека в той или иной степени неполноценным, несамостоятельным. Лёгкие нарушения не позволяют человеку занять достойное место в обществе, получить хорошую работу и достичь приемлемого уровня жизни. А более серьёзные нарушения и вовсе могут угрожать физическому здоровью и жизни.

Структура и функции

Познавательные процессы в психологии считаются самыми «молодыми». Даже центры этих процессов расположены в неокортексе – самой молодой части коры головного мозга, за исключением центров внимания и памяти.

Однако эти процессы одновременно являются и чрезвычайно важными для человека, поскольку выполняют ряд необходимых функций:

  • Приём новой информации и её дифференциация, для чего имеются разные каналы поступления информации (зрительный, слуховой, обонятельный и т. д.).
  • Обработка первичной информации и создание целостных субъективных образов.
  • Хранение информации.
  • Установление связей между разными видами сенсорной информации, понятиями, образами, а также связей между новой информацией и уже имеющейся.
  • Создание понятий и знаков, установление закономерностей между явлениями и процессами окружающего мира; знаки также используются для коммуникации, что является основой речи.
  • Создание стратегии поведения и его мотивов.
  • Формирование целей и перспективных задач деятельности.
  • Способность предвидеть результаты действий и планировать своё поведение.

Уровень интеллекта человека определяется тем, насколько эффективно его познавательные процессы выполняют свои функции. Познание окружающего мира, конечно же, не происходит стихийно и хаотично.

Оно имеет определённую структуру и состоит из нескольких этапов:

  • Вначале мозг получает новую информацию и обрабатывает полученные данные.
  • Затем пользуется методами анализа, синтеза, сравнения и обобщения.
  • Полученные сведения запоминаются и сохраняются.
  • Из полученной информации создаётся новая – в виде образов и понятий.
  • Наконец, на высшем уровне познания осуществляются сложные операции с данными, в том числе и прогностического характера.

Виды познавательных психических процессов

Познавательные процессы возникли не все сразу, и различные животные в разной степени приспособлены к познавательной деятельности. Познавательные процессы в психологии делятся на низшие и высшие.

К первой группе относятся сенсорно-перцептивные функции, а именно – ощущения, восприятие и представления. Эти процессы доступны не только человеку, но и животным; однако если у животных они являются максимальной степенью познания, то у человека – лишь начальной. Вместе с тем эти старейшие функции познания самые надёжные и эффективные, поскольку обеспечивают поступление любой информации.

Ко второй группе относятся мышление, воображение, речь и творчество. Это именно те функции познавательной деятельности, которые свойственны только человеку. Они организуются и управляются сознательно. Низшие познавательные функции делают их обладателя пассивным наблюдателем событий окружающего мира, а высшие функции позволяют активно участвовать в этих событиях, изменять мир и создавать новые.

Среди процессов познания существуют и ещё два, также очень древних по происхождению и свойственных даже достаточно примитивным существам. Это внимание и память. Они играют вспомогательную роль и обслуживают все остальные познавательные функции.

Классификация познавательных процессов

Познавательных процессов достаточно много, и их первичная классификация была приведена ранее. Теперь пришла пора описать их более подробно.

Ощущения

Это наиболее первичный и примитивный вид познавательных процессов. Это сигналы, которые воспринимаются органами чувств. Они дают нам представление об отдельных свойствах предметов – температуре, цвете, звуке, вкусе и т. д. Ощущения не могут дать целостную картину мира, к тому же они сиюминутны: когда заканчивается контакт органа чувств с предметом, ощущение пропадает.

Обычно мы говорим о пяти видах ощущений: зрение, слух, вкус, обоняние и осязание. Романтики могут попытаться описать ещё и некое «шестое чувство». В действительности ощущений у человека гораздо больше. Их даже принято делить на три группы. Первая – это те самые пять чувств, которые дают мозгу информацию о внешнем мире. Вторая группа – это ощущения, идущие от внутренних органов (чувство голода, жажды, боли, сердцебиения и др.). Третья группа – ощущения, идущие от мышц: данные о положении тела в пространстве, движении, напряжении мышц и др.

В результате экспериментов удалось даже создать искусственные органы чувств, которые позволяют человеку, к примеру, ощущать электрическое поле.

Ощущения человека и животных неодинаковые – как по степени развитости, так и по видам. Например, у рыб существует боковая линия – орган, воспринимающий вибрации и движение воды. Зрение многих животных позволяет воспринимать ультрафиолетовые и инфракрасные лучи, но в то же время им недоступны некоторые цвета из тех, что видит человек.

Восприятие

Это то, с чего для человека начинается собственно познание. Ведь ощущения в чистом виде чаще всего нами не осознаются. Процесс восприятия ещё именуется перцепцией. Он позволяет отражать мир в целостных образах, хотя по-прежнему носит лишь сиюминутный характер – мы воспринимаем дерево только тогда, когда видим его.

Восприятие тоже во многом связано с органами чувств, как и ощущения. Поэтому можно говорить о слуховых, зрительных, вкусовых, обонятельных и осязательных образах. Однако наиболее изучены только первые два, поскольку зрение и слух являются основой нашего понимания и изучения мира. Но помимо них, у нас имеются и более сложные восприятия: времени, движения, пространства. Последнее, конечно, связано с визуальными ощущениями, однако имеет свою специфику.

Вместе с тем восприятие – более сложный процесс, чем просто ощущения. Он связан со способностью мозга к синтезу и анализу. Сначала мозг фиксирует воздействие и различает его среди других воздействий, затем сравнивает с имеющимися в памяти образами и создаёт новый целостный образ.

Восприятие связано с деятельностью человека и его общим психическим состоянием. Поэтому при разном настроении мы воспринимаем одни и те же объекты несколько по-разному. Острота восприятия зависит также и от сенсорного опыта: чем больше чувственных образов хранится в памяти, тем более разнообразным является восприятие. Обладатель богатого сенсорного опыта различает огромное количество оттенков цветов, среди беспорядочного городского шума способен вычленить какой-то конкретный звук (например – пение птицы), может чувствовать едва различимые запахи и выделять в них отдельные компоненты.

Представления

Это образы предметов или явлений, которые не оказывают в данный момент никакого воздействия на наши органы чувств. Эти образы хранятся в памяти и извлекаются оттуда в нужный момент – например, тогда, когда необходимо сравнить текущие ощущения с прошлым сенсорным опытом. Представления тоже связаны с органами чувств, поэтому могут быть зрительными, слуховыми, двигательными и т. д. Но представления также разделяются по своему функциональному содержанию: они могут быть техническими, музыкальными, топографическими и другими.

Мышление

Это высшая познавательная функция, которая оперирует обобщёнными образами и понятиями. Результатом мышления является получение новых знаний, которые невозможно получить с помощью чувственного опыта. Этот процесс познания основан на таких операциях, как анализ, синтез, сравнение и обобщение. Сравнивая различные элементы полученной (в данный момент или ранее) информации, мозг приходит к определённым выводам, которыми и являются новые знания, более глубокая информация о предмете.

Мышление делится на три уровня, которые у человека развиваются постепенно по мере взросления:

  • Наглядно-действенное мышление – элементарный вид, при котором мыслительные операции осуществляются прямо в момент физической (предметной) деятельности.
  • Наглядно-образное – оперирует как конкретными, так и абстрактными образами.
  • Абстрактно-логическое – высший уровень мышления, при котором задействованы такие инструменты, как символы, понятия и знаки.

У современного взрослого человека в мыслительном процессе задействованы все три уровня. Однако у маленьких детей развито только наглядно-действенное мышление, а у подростков появляется также наглядно-образное. Точно так же развивалась мыслительная деятельность в процессе эволюционного развития человека. Установлено, что у высших приматов тоже имеется наглядно-действенное, а иногда и наглядно-образное мышление.

Наглядно-образное мышление не является высшим уровнем мыслительной деятельности, однако именно оно – основа творчества, которое представляет собой высшую ступень процесса познания.

Воображение и творчество

Воображение отвечает за рождение новых образов в нашем мозге. Поэтому оно является основой творчества. Воображение и творчество – это уже исключительно человеческая форма мыслительной деятельности, и она не встречается даже у высших приматов (горилл, шимпанзе). Именно воображение ответственно за создание нашего «внутреннего мира», который может и не соответствовать миру внешнему, а может стать основой преобразования этого внешнего мира.

Можно сказать, что с помощью воображения человек максимально оторвался от природы и погрузился в создание собственных миров и жизнь в них. Вместе с тем воображение является частью нашей природы и закономерным результатом развития человеческого организма.

Механизм воображения таков, что создаваемые нами образы никогда в точности не соответствуют реальным, даже если мы представляем то, что многократно наблюдали в реальности. Элементы прежнего опыта накладываются на создаваемый образ в определённой степени хаотично, даже если мы пытаемся контролировать этот процесс.

Тем не менее образы могут различаться по степени новизны и оригинальности, из-за чего выделяют два типа воображения:

  • Репродуктивное – отвечает за воспроизведение элементов реальности по некоторому образцу. Например, это позволяет представить животное по описанию, механизм по чертежу. Чем больше сила воображения и объём имеющихся знаний, тем в большей степени созданный образ будет соответствовать реальности.
  • Творческое – отвечает за создание оригинальных образов, отсутствующих в действительности. Но в какой момент воображение становится творчеством? По-видимому, это происходит тогда, когда воображаемые образы воплощаются в реальности: скульптор создаёт новое произведение, художник пишет картину, писатель выпускает книгу и т. д. В этот момент внутренний мир человека, построенный воображением, как бы вторгается в реальность и изменяет её.

Речь

Это тоже высший процесс познания. Считается, что членораздельная речь доступна только человеку, хотя научные исследования это опровергают: обезьяны способны общаться друг с другом и с людьми с помощью «йеркиша» — специально разработанного символьного языка, а также с помощью языка жестов. Высшие приматы даже способны самостоятельно изучать эти языки и обучать им друг друга. Шимпанзе вполне способны были бы овладеть и устной человеческой речью, но им не позволяет сделать это строение голосового аппарата.

Речь – это система обмена информацией с помощью знаков. Но это не просто утилитарная структура, а важный инструмент познания. В речевой форме протекает логическое мышление, которое является высшей формой познания; элементами логического мышления являются слова и другие абстрактные знаки.

Речь организует человеческое мышление и стимулирует его. Замечено, что если глухонемого человека не обучить специальному языку, то его мышление останется на уровне трёхлетнего ребёнка.

Даже процесс восприятия связан с речью. Так, воспринимаемый объект нужно как-то обозначить, чтобы «принять» её в своём сознании. А чтобы решить сложную проблему, надо обозначить непонятные задачи с помощью специальных слов-знаков.

Внимание

Это не что иное, как концентрация на предметах, явлениях и внутренних состояниях. Внимание необходимо, чтобы воспринимать что-то определённое. При этом сознание в данный момент не замечает то, что не связано с решаемой задачей. Внимание является вспомогательным процессом, обеспечивающим работу других функций познания.

Внимание бывает непроизвольным и произвольным. В первом случае человека привлекает что-то яркое и необычное, то есть те или иные раздражители. Такое сосредоточение не зависит от наших усилий и происходит как бы «само по себе». А во втором случае сосредоточение происходит целенаправленно, и внимание фиксируется на предметах, не представляющих сиюминутного интереса. Значимость объектов в данном случае определяется целями и задачами нашей деятельности. Сложный текст учебного пособия или рабочий процесс – всё это менее интересно, чем какое-нибудь развлечение, но нам приходится сосредоточиваться именно на них, чтобы достичь какой-то важной цели.

Внимание отвечает за избирательность нашего сознания в целом. Оно даже может формировать человеческую индивидуальность: так, при взгляде на красиво оформленное блюдо художник обратит внимание на его внешний облик, повар – на состав блюда и его питательность, а маркетолог – на возможную стоимость его в ресторане или магазине.

Смотреть видео

реальна ли «Проводниковая афазия»? – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2015 ISSN 2410-6070

поэтому Кирсанов находит его дерзким, а его учение необоснованным, лишённым какого-либо смысла. Ему не нравятся радикальные взгляды Евгения, которые так резко отличаются от его собственных и тех, на которых он вырос.

Отношения отцов и детей волнует и нас, поколение двадцать первого века. Старшее поколение считает, что их жизненный опыт даёт право диктовать молодёжи манеру поведения, делать замечания, заставлять следовать их советам. А молодёжь, в свою очередь, думает, что имеет достаточное количество знаний, и возраст здесь не имеет значения. Кажется, что между нами находится огромная пропасть. А выход так прост: нужно быть терпимее друг к другу. Старшему поколению — дать возможность молодёжи проявлять инициативу, считаться с её взглядами и интересами. А молодёжи есть чему поучиться у старших. А кто «лучше», — старшее поколение или младшее, — вопрос, на который трудно дать однозначный ответ. Да и нужен ли он? Просто мы, молодое поколение, живём в другую эпоху. Мы — другие. А чтобы пропасть между поколениями стала меньше, нужно всем набраться терпения, быть немного снисходительными, уважать взгляды друг друга и помнить, что «каждому возрасту присущи свои особенности» (Цицерон), и эти особенности нужно стараться понять и принять. И нужна терпимость. Ведь она, как пишет профессор В.И. Полищук, есть «главная культурная ценность, потому что высшая культура — это, прежде всего, терпимость» [7, с. 32].

Список использованной литературы:

1. Соколова И.Н. Биография одного поколения. — М.: Мол. гвардия, 1980. С. 216-217.

2. Бальзак О. Де. Отец Горио. — М.: Азбука — классика, 2010. С. 36.

3. Грибоедов А. С. Горе от ума. — М.: Детская литература, 2000.

4. Журнал «Психология старения». 2009 г. №9.

5. Пушкин А. С. Станционный смотритель. — М.: Олма Медиа Групп, 2009 г.

6. Тургенев И. С. Отцы и дети. — М.: Эксмо, 2013 г.

7. Полищук В.И. Культурология: Учебное пособие. — М.: Гардарики, 1999.

©Л. В. Худякова, 2015

УДК 159.97

Л.С. Цветкова

д.псх.н., профессор, факультет психологии Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

г. Москва, Российская Федерация

А.В. Цветков

д.псх.н., отделение клинической психологии Московский научно-практический центр наркологии г. Москва, Российская Федерация И.А. Г овердовская медицинский психолог Саратовская областная клиническая больница г. Саратов, Российская Федерация

НАРУШЕНИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ ПРИ ПОРАЖЕНИИ БЕЛОГО ВЕЩЕСТВА:

РЕАЛЬНА ЛИ «ПРОВОДНИКОВАЯ АФАЗИЯ»?

Аннотация

Описываются различные варианты нарушения высших психических функций при поражениях белого вещества, связанные с дезинтеграцией между корковыми зонами в пределах одного или разных полушарий,

234

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2015 ISSN 2410-6070

и коры с базальными ганглиями. Показаны особенности нейропсихологического синдрома при таких поражениях и намечены пути их реабилитации.

Ключевые слова

Белое вещество, нейропсихологический синдром, речевые нарушения

Увеличение продолжительности жизни в число актуальных проблем неврологии и смежных с ней дисциплин (к которым относится и нейропсихология) внесло т.н. «когнитивные нарушения» — состояния разной этиологии, приводящие к нарушениям восприятия, переработки и хранения информации в сочетании с нарушениями построения и осуществления программы действий [3]. Их изучение актуально, поскольку чем более выражена патология познавательных процессов, тем ниже качество жизни субъекта и меньше степень его социальной адаптации.

Данная работа посвящена нарушениям высших психических функций и особенно речи при поражениях проводящих путей головного мозга. Преимущественное поражение белого вещества при сосудистых, дисметаболических и эндокринных (диабет) заболеваниях связан с ускоренным «выбыванием» мелких кровеносных сосудов [6] — а глубокие отделы белого вещества под корой больших полушарий и проводящие пути от диэнцефальных структур к коре снабжаются малыми ответвлениями как средне-мозговой, так и вертебро-базиллярной артерий (т.н. зоны смежного кровообращения). Особенную тревогу неврологов вызывает длительный период бессимптомного течения лейкоареоза (иначе именуемого лейкопатией), с неспецифическими жалобами на ухудшение запоминания, трудности координации движений, снижение гибкости мышления. При этом те или иные проявления лейкоареоза отмечают у 40-95% внешне здоровых лиц старше 50 лет.

Часты поражения белого вещества и при т.н. «немых» (бессимптомных) лакунарных инсультах [3], которые имеют свойство к повторению и накоплению когнитивного дефекта.

Однако, как ни парадоксально, обобщение нейропсихологической синдромологии, соответствующей поражениям белого вещество, практически отсутствуют (за исключением работ [4], связанных с патологией мозолистого тела). Постараемся хотя бы частично восполнить этот пробел.

К заболеваниям-причинам когнитивных нарушений В.В. Захаров и Н.Н. Яхно [3] относят нейродегенеративные, сосудистые и смешанные болезни головного мозга, дисметаболические (в т.ч. токсические) энцефалопатии, нейроинфекции и демиелинизирующие болезни, а также опухоли, травмы и нарушения ликвородинамики.

В каждой из нозологических групп присутствуют заболевания с преимущественным поражением проводящих путей.

Начнем анализ с самого очевидного — демиелинизируюзих заболеваний и инфекций с преимущественной лейкопатией.

Так, при рассеянном склерозе, пишут Т.М. Шамова и Т.Я. Лебейко [12], нарушения познавательных процессов обнаруживаются в 13-93% случаев (в зависимости от выборки и методов исследования), причем — вне зависимости от длительности заболевания и объективно фиксируемой тяжести органического поражения мозга. Авторы связывают это с преимущественным расположением очагов демиелинизации в перивентрикулярном пространстве и глубоких отделах полушарий головного мозга, где нейропсихологические симптомы — снижение общего интеллекта, внимания, кратковременной памяти разных модальностей и ассоциативные трудности, являются более часто обнаружимыми в сравнении с сенсомоторными нарушениями.

В нашей практике был пациент К., 24.5 года, госпитализирован планово в связи с рассеянным склерозом с ремитирующим течением, пирамидно-мозжечковым синдромом с целью поддерживающей терапии. Имеет среднее специальное образование (тракторист широкого профиля). На МРТ (с разрешением 1.5 Тл) отмечается: мозолистое тело истончено; базальные ганглии билатерально и мозолистое тело с множественными мелкими кистами; борозды больших полушарий и мозжечка углублены; в белом веществе билатерально — перивентрикулярные мелкоочаговые изменения. Диагноз выставлен в 2012 году (обследован в марте 2015 года), получает терапию — копаксон. Запрос пациента на обследование: повышенная утомляемость, нарушения почерка. После проведения нейропсихологического обследования выявлены:

235

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2015 ISSN 2410-6070

нарушение мышления, как наглядно-образного, так и вербально-логического (пациент подменяет трактовку рассказа/ серии сюжетных картинок пересказом содержания; нарушение памяти, как слухоречевой, так и зрительной (в виде резкого снижения продуктивности запоминания, повышенной чувствительности энграмм к интерферирующим воздействиям) ; нарушение двигательных процессов: пространственного праксиса (зеркальные ошибки, коррекция доступна только по настойчивому вербальному указанию исследующего), в меньшей степени — динамического праксиса («смазанность» фаз движения, соответствующая компенсаторному усилению активности среднего мозга, что подтверждается и ростом проявлений тремора на контрлатеральной задействованной в пробе руке). Таким образом, на первый план выступают нарушения в работе задне-лобных, верхнетеменных и средневисочных отделов — все они входят в т.н. «ядро речевой зоны». Однако, у пациента отсутствуют афатические проявления, что, как и данные МРТ, указывает на отсутствие коркового поражения. А выход на первый план в ряде проб базальных ганглиев и стволовых структур свидетельствует о «разобщении» коры и подкорки.

Когнитивный дефицит при сочетании ВИЧ-инфекции и героиновой зависимости, ранее изучавшийся нами с позиций нейропсихологии [1], может быть трактован как нарушение функций лобных долей (больше справа) и подкорковых образований билатерально, при относительной сохранности функций левой ассоциативной зоны ТРО.

В качестве примера следующей по значимости в плане поражений белого вещества группы нозологий — сосудистых болезней, приведем данные, полученные при обследовании пациентки с дисциркуляторной энцефалопатией [9] (эти данные абсолютно согласуются с литературой и клинической практикой в плане «ядра синдрома»): у Елены, 53 лет, с гипертонической болезнью и ДЭ (в обоих случаях — 2 ст.), обнаруживается неравномерное по структурам головного мозга снижение когнитивных функций: постцентральные отделы правого полушария, организованные в большей степени как «распределенная ассоциативная кора», сильней страдают от «разобщения» со стволовыми структурами и поражения базальных ганглиев, это же индуцирует и снижение общей критики к своему состоянию (по типу правой лобной анозогнозии), в то же время левое полушарие головного мозга оказывает компенсаторное влияние в виде выноса процесса суждений вовне (аналогичный феномен описан и для патологического старения [цит. по 2]), повышения произвольности, перестройки познавательной деятельности.

Необходимо отметить, что группа авторов [7] при исследовании церебральной перфузии (т.е. трофики нервной ткани) у пациентов с деменцией сосудистого генеза (а ДЭ является одной из болезней-предшественников таковой деменции) обнаружила преимущественное снижение кровоснабжения в лобных долях (больше — в медиобазальной лобной коре), базальных ганглиях и медиобазальных отделах височных долей, причем в большей степени «пятнистого», а не тотального характера. Им соответствовали (при оценке по стандартизированным шкалам Маттиса, MMSE, FAB) нарушения как непосредственной, так и отсроченной вербальной памяти; общее когнитивное снижение и краткосрочной памяти всех модальностей.

Нейропсихологическое по структуре, методам и посылкам исследование Н.А. Варако [2], посвященное динамике синдрома при гипотензивной терапии, показано, что монотерапия любым из четырех исследованных препаратов (относящихся к разным по механизму гипотензивного действия фармакологическим группам), хоть и имеет препарат-специфичные параметры изменения синдрома, в целом оказывает положительное влияние на лобные отделы головного мозга слева и отрицательное — на зону ТРО и базальные ганглии справа (что результировало снижением энергетического потенциала мнестической деятельности и снижением продуктивности оптико-пространственных операций).

Это — с учетом описанного выше случая Елены, может трактоваться как «сужение» синдрома, при котором компенсаторные механизмы спонтанных перестроек ВПФ усиливаются, приводя к снижению «среднего штрафного балла» (по которому Н.К. Корсакова предлагала мерять суммарный когнитивный дефицит), а симптоматика основных радикалов синдрома растет за счет перераспределения избирательной активации от поврежденных факторов к компенсаторным. Характерным является указание Н.А. Варако [2] на сходство синдрома при артериальной гипертензии с начальными стадиями деменции — снижение регуляторных возможностей, нарушение пространственного анализа и синтеза.

236

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2015 ISSN 2410-6070

Моделью нейродегенеративного заболевания, такого, как лобно-височная деменция, достаточно успешно может служить нередкий в клинической практике случай сочетанного употребления алкоголя и опиатов, при котором описаны [10] нарушения динамики психических процессов — как познавательных (речь, мышление), так и эмоционально-личностных; нарушение предметных образов-представлений и, как следствие, наглядно-образного мышления; эмоциональная заторможенность, инертность, а также нарушения речи по типу «динамической афазии».

Вообще же энцефалопатии, связанные с дефицитом витаминов группы В, часто встречающихся в клинике хронического алкоголизма и разного вида наркоманий, традиционно относят к числу дисметаболических. Проведенный ранее анализ [1] показал, что для нейропсихологического синдрома больных хроническим алкоголизмом более характерным представляется сочетание (в разной степени выраженности) следующих факторов: префронтально-лобного; теменно-височно-затылочного (левого полушария) и верхних отделов диэнцефально-стволового, а для больных героиновой наркоманией — заднелобного и средних отделов височных долей (левого полушария).

В работе В.В. Захарова и Н.Н. Яхно [3] указано на три «круга» лобно-подкорковых связей, имеющий тесные связи с осуществлением познавательных процессов: 1) от конвекситальной лобной коры к дорсолатеральной головке хвостатого ядра, паллидуму и ростральному отделу черной субстанции; 2) от медиобазальной коры лобных долей к базальным ганглиям; 3) фронто-лимбический круг, увязывающий конвекситальную лобную кору, поясную извилину и образования «круга Пейпеца». Первый из них морфофункционально связан с вниманием, избирательной активацией постцентральных корковых зон в ситуациях сложной по составу деятельностей и переключениями по этапам (действиям). Второй круг — с торможением импульсивных и неадекватных поведенческих реакций (Н.К. Корсакова [цит. по 5] даже предложила называть его «четвертым функциональным блоком — регуляции адаптационных процессов»). Третий обеспечивает эмоционально-мотивационную регуляцию поведения, согласование «первичных» (биологически-заданных, обеспечиваемых лимбической системой) и «социокультурных» (лобных) мотивов.

А М.С. Ковязина [4] показала, что мозолистое тело (наиболее известное из образований белого вещества, т.н. комиссур, обеспечивающих связь между полушариями головного мозга) представляет собой «интегративный» нейропсихологический фактор, а синдром, связанный с поражением (незрелостью, дисплазией) мозолистого тела обозначила как «диссоциативный». Главным «вектором» работы мозолистого тела исследователь сочла передачу информации от постцентральных отделов правого полушария к лобным долям левого.

В целом, авторы данной статьи согласны с мнением М.С. Ковязиной, но хотелось бы дополнить его следующими рассуждениями: а) «интегративный фактор» — термин, которым можно объединять нейропсихологические синдромы, связанные с поражениями белого вещества, необходимо разделять на межполушарный (мозолистое тело и нижележащие комиссуры, встраивающиеся по законам «снизу вверх» в работу мозолистого тела как вспомогательные звенья по мере онтогенеза), внутриполушарный (например, при лобно-височной деменции) и корково-подкорковый (с выделением конкретного «круга», по обозначению В.В. Захарова и Н.Н. Яхно).

Целесообразность выделения разных синдромов (и соответствующих им факторов), связанных с поражением белого вещества, видится в следующих соображениях: 1) принципиальными различиями в нейропсихологической реабилитации таких больных; 2) иными механизмами формирования синдрома и «когнитивного снижения»; 3) иным как по качественным, так и по временным характеристикам динамики нейропсихологического синдрома.

Поясним: сущностное различие поражения белого и серого вещества головного мозга состоит в возможности нейронов восстанавливать функциональные связи (аксоны и дендриты), тогда как сами тела нейронов восстанавливаются в минимальном объеме (поздний нейроногенез дает около десяти тысяч нейронов в год, что при общей их численности порядка 100 миллиардов пренебрежимо мало). Соответственно, для поражения проводящих путей более уместной является концепция реабилитации в виде «тренировки» функций через их оптимальную поэтапную нагрузку, нежели «перестройка» с обходом поврежденного звена. Механизм формирования синдрома, у «обычных» больных состоящий в спонтанном

237

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2015 ISSN 2410-6070

исключении поврежденного звена из функциональной системы (так, эмбол при эфферентной моторной афазии позволяет больному пользоваться коммуникативными возможностями паравербальных средств, но исключает необходимость переключения между произносительными элементами речи) в случае синдромов разобщения (диссоциативных) состоит в дублировании функций на произвольном (условно корковом) и непроизвольном (условно — стволодиэнцефальном) уровнях. С одной стороны, такое дублирование позволяет пациенту повысить общую надежность решения когнитивной задачи, с другой — приводит к истощению энергетики с закономерным падением эффективности запоминания и оттормаживания импульсивных действий.

Динамика синдрома поэтому отличается, в первую очередь, значительными временными флуктуациями (зависимыми от общего состояния больного, и в меньшей степени, от эмоционального настроя), большей скоростью восстановления (недели вместо годов и месяцев), качественным отличием от простой суммы нарушений тех факторов (Ю.В. Микадзе именует таковую сумму «мета-синдром»), связь между которыми нарушилась (в силу множественности проводящих путей, их дублирования по разным маршрутам в ЦНС).

Приведем пример: пациентка М., 49 лет, перенесла ишемический инсульт с формированием очага некроза (верифицирован МРТ 1.5 Тл) в белом веществе лобно-теменных отделов слева, основные симптомы — литеральные замены в устной речи, грубо выраженный перебор пальцев в праксисе позы, соответствуют афферентной моторной афазии. Но не менее яркими являются трудности опознания даже незашумленных изображений (с пояснением назначения предмета, но без называния), множественные парагнозии, сужение объема восприятия — особенно в мышлении (проба 4-й лишний, трактовка рассказа «Хитрая лиса), что соответствует акустико-мнестической афазии. Но ведь средневисочные отделы у М. не повреждены!

В отечественной практике, несмотря на признание классификации афазий А.Р. Лурия в качестве базовой [11], часты случаи применения устаревшей классификации Вернике-Лихтгейма, в частности, понятия «проводниковая афазия» [8]. Под проводниковой афазией понимается расстройство повторения при критичности к своему дефекту и относительно сохранной спонтанной и диалогической экспрессивной речи, сохранной импрессивной речи, с грубыми литеральными и частично вербальными парафазиями, дополнению лишних звуков по окончании слов или, напротив, воспроизведению только первых слогов.

Думается, состояние М. можно классифицировать таким образом. Но афазия ли это? Вряд ли: уже за 10 дней пребывания в больнице, при занятиях по методам реконструкции образа (стандартных для акустико-мнестической афазии), степень речевого расстройства М. снизилась со «средней» до «легкой», что в клинике афазий непредставимо.

Мы бы обозначили такой синдром как «дезинтеграция речевой функции», и к его главным особенностям отнесли: большее нарушение функций корковой области, надлежащей в прямой проекции над пораженными проводящими путями; возможность в реабилитации действовать на дефект в целом через работу по вторично-включенному в синдром фактору; необходимость перехода в ходе реабилитации от «прямого» корково-коркового взаимодействия речевых зон к опосредованному базальными ганглиями (через ритмико-мелодические и психомоторные методы).

Список использованной литературы:

1. Брюн Е.А., Цветков А.В. Практическая психология зависимости. — М.:Наука, 2014. — 314с.

2. Варако Н.А. Динамика нейропсихологического синдрома при фармакотерапии гипотензивными

препаратами у пожилых больных. Автореферат дисс..к.психол.н., М., 2003. — 20с.

3. Захаров В.В., Яхно Н.Н. Когнитивные расстройства в пожилом и старческом возрасте. — М.: ММА им. И.М. Сеченова, 2005. — 71с.

4. Ковязина М.С. Нейропсихологический синдром у больных с патологией мозолистого тела. Автореферат дисс. … д.психол.н. — М., 2014. — 41с.

5. Корсакова Н.К., Плужников И.В. Нейропсихологический подход к изучению процессов адаптации// Наследие А.Р. Лурии в современном научном и культурно-историческом контексте: к 110-летию со дня рождения А.Р. Лурии / Сост. Н.К. Корсакова, Ю.В. Микадзе. — М.: Факультет психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, 2012. — сс. 70-93. Сост. Н.К. Корсакова, Ю.В. Микадзе. — М.: МГУ, 2012. — сс.70-93.

238

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2015 ISSN 2410-6070

6. Лейкоареоз требует лечения сосудов головного мозга: о причинах, рисках и препаратах [Электронный

ресурс] URL: http://biomed-info.ru/artides/leykoareoz-trebuet-lecheniya-sosudov-golovnogo-mozga (дата

обращения: 11.10.2015)

7. Одинак М.М., Емелин А.Ю., Лобзин В.Ю., Декан В.С., Дремов В.В., Кашин А.В., Резванцев М.В. Церебральная перфузия и когнитивные нарушения у больных с сосудистой деменцией// Медицинский академический журнал. — 2011. — Т.11, №1. — сс.58-64.

8. Парняков А.В., Власова А.С. Нейропсихологические синдромы: методические материалы для клинического психолога/ под ред. П.И.Сидорова. — 2-е изд., доп. — Архангельск: СГМУ, 2004. — 40 с.

9. Цветков А.В. Аффективные и когнитивные расстройства при дисциркуляторной энцефалопатии: нейропсихологический анализ// Актуальные вопросы психиатрии и наркологии XVII научной отчетной сессии НИИ психического здоровья/ под ред. Н.А. Бохана. — Томск: Издательство «Иван Федоров», 2015. -СС.209-211.

10. Цветков А.В. Нарушения психических процессов при употреблении опиатов и алкоголя как модель лобновисочной деменции: анализ случая// сб. материалов XVI международной научно-практической конференции «Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения». — Новосибирск, изд-во НГТУ, 2010. — Ч1. — с. 126-131.

11. Цветкова Л.С. Афазиология: современные проблемы и пути их решения. — М.: МПСИ, 2011. — 692с.

12. Шамова Т.М., Лебейко Т.Я. Когнитивные нарушения при рассеянном склерозе// Журнал ГрГМУ, 2009. -№2. — 88-92с.

© Л.С. Цветкова, А.В. Цветков, И.А. Говердовская, 2015.

239

границ | Нарушение ожиданий как значение для процесса веры

Введение

В этой статье мы будем утверждать, что ожидание чего-то, что произойдет в будущем, является важным вопросом для процесса веры. Следовательно, мы понимаем нарушение ожиданий, а также вопрос для процесса веры. Точнее, мы хотим представить идею о том, что процессы веры лежат в основе ожиданий, а также поведенческих и нейрофизиологических реакций на их нарушения.Чтобы подкрепить это понятие, мы покажем, что можно описать реакции на такой (когнитивный) конфликт в рамках теоретических рамок, установленных новой моделью доверия. Такой подход может обогатить дискуссию о нарушении ожиданий теоретическими аспектами, которые до сих пор не обсуждались. Решающее значение для этого обсуждения имеет модель доверия, которая будет объяснена в некоторых аспектах в этой статье. Это включает в себя многоуровневое отображение данных (Paloutzian and Park, 2013; Paloutzian and Mukai, 2017) или двунаправленный «перевод» данных и концепций с одного уровня анализа на смежный уровень анализа, чтобы оценить степень, в которой они соответствовать.В частности, в этой статье рассматривается нарушение ожиданий как на психологическом, так и на нейробиологическом уровне анализа. Психологический уровень описывает психические процессы, задействованные в воображении, отображении убеждений из сложного мира неоднозначной информации, а также в различных словесных и концептуальных головоломках, создаваемых этим. Уровень нейробиологии описывает исследования того, как эти процессы работают в человеческом мозге.

Таким образом, мы хотим обсудить (1) общую гипотезу и (2) конкретную гипотезу, основанную на общей гипотезе.

Гипотеза 1: Нарушение ожиданий связано с процессами веры.

Гипотеза 2: В модели кредитования «нарушение ожидания» может быть выражено по отношению к так называемой функции вложенности.

Чтобы сделать понятным, что «нарушение ожиданий связано с процессами веры», мы покажем, что можно выразить «нарушение» в терминах доверия (части II – IV). Чтобы показать, что в рамках модели кредитования «нарушение ожидания» может быть выражено по отношению к функции вложенности, мы хотим проработать этот аспект, переведя данный пример на язык, связанный с кредитованием (части V – VII).Это намерение требует пошагового представления составляющих характеристик модели кредитования.

Процесс веры — новый взгляд на нарушение ожиданий

Необычно говорить о процессе веры. Скорее, мы знакомы с использованием выражений «вера» или «вера». Это употребление существительных широко распространено и преобладает. Использование существительных не лишено эффекта, поскольку оно подразумевает (по крайней мере, косвенно) понятие веры как государства (Churchland and Churchland, 2013).Было обнаружено, что такие устойчивые убеждения следуют цифровому коду, который является либо истинным, либо ложным (Johnson et al., 2015). Но, предполагая, что процесс веры относится к умственной деятельности или процессам, более уместно применить словесное выражение «верить». Однако то, что на первый взгляд может показаться простой лингвистической стилистикой, — это, напротив, нетривиальный сдвиг в понимании. Такой подход к вопросу веры позволяет на нескольких уровнях изменить мышление, которое можно обозначить как «От вопроса веры к вопросу веры».Некоторые аспекты этой трансформации были объяснены в другом месте (Angel, 2017). Но в этом общении мы имеем в виду не только новую концепцию процесса веры. Мы основываем свои размышления на «нарушении ожиданий» на нашей модели, которая стремится имитировать психологический процесс веры. Эта модель станет ориентиром для нашей точки зрения на вопрос о нарушении ожиданий.

Концептуальные рамки процесса веры и вытекающая из этого «модель доверия» предполагают, что процесс веры — это фундаментальная функция мозга, которая происходит много раз в день в повседневной жизни (Angel and Seitz, 2016).Модель процесса убеждения включает в себя ряд операционных подфункций, которые демонстрируют удивительную гомологию с нейрофизиологическими процессами, как было недавно подробно описано. Центральным элементом модели является так называемая функция замкнутости, которая обозначает самоорганизующуюся вероятностную сборку атрибутов данного объекта или события в связное мысленное представление. Эти согласованные конструкции знаний охватывают формальные описания воспринимаемых встреч, которые могут быть выражены в терминах объективных показателей, а также связанных с ними личных ценностей, как описано ниже.Важно отметить, что люди используют эти мысленные конструкции для выбора наиболее подходящего для предмета в данной ситуации. Другими словами, восприятие преобразуется так называемой функцией преобразователя в намеченное действие, которое является частью всего пространства действия и направлено в нем. Эта кибернетическая модель предполагает, что мыслительные операции опосредуются предполагаемым оператором в человеческом мозгу и могут быть стабилизированы повторениями аналогично процессу обучения. Установки, гормональные состояния и фармацевтические препараты могут модулировать эти умственные операции.

Соответственно, процессы веры связывают прошлый сенсорный опыт субъекта с его / ее предсказаниями на будущее. Эти прогнозы соответствуют личным ожиданиям, имеющим эмоциональные нагрузки высокой субъективности. Ментальные репрезентации прошлого опыта являются вероятностными по своей природе, включая приписывание субъективного значения восприятию (Seitz and Angel, 2014). И наоборот, на основе таких вероятностных представлений о прошлом генерируются будущие действия, которые руководствуются вероятностными прогнозами вознаграждения и затрат для достижения данной цели (Barsalou, 2009; Angel and Seitz, 2016).Действуя в своем социальном окружении, люди постоянно сталкиваются с неожиданными событиями и противоречиями со стороны других. Другими словами, люди постоянно испытывают нарушение своих ожиданий. Соответственно, нарушение ожиданий — частое событие, с которым испытуемые должны уметь справляться. В конечном итоге нарушение может привести к полному отрицанию ожидания. В этом случае это приведет к тяжелому эмоциональному вызову у ожидающего субъекта, влияющему на его / ее последующее поведение.Таким образом, есть веские основания полагать, что люди должны научиться справляться с нарушением своих ожиданий. Такие нарушения ожиданий являются определенными событиями, в то время как вероятностные представления о создании смыслов и ожиданий эволюционировали с течением времени в результате повторяющихся воздействий и поведения. Таким образом, нарушение ожидания может — но не обязательно — привести к модификации вероятностного представления или определенного убеждения.

Кроме того, субъекты оценивают объекты и события внешнего мира с точки зрения их личной значимости (Seitz et al., 2009). Эти оценочные суждения включают самоанализ, значения целей, значения решений и ошибки прогнозирования (Hare et al., 2008). Здесь мы хотели бы определить оценку как процесс, посредством которого объекты и события оцениваются действующими субъектами с точки зрения полезности и выгод. Вероятностное суждение — это точка зрения от первого лица по умолчанию: «Что это значит для меня?» (Зейтц и Ангел, 2014). Суждение неявно нагружено эмоциональными категориями, такими как счастье, гнев, страх, удивление и отвращение.Эти эмоции вызывают немедленные реакции субъекта и обычно вызывают ощущения изнутри тела, включая учащенное сердцебиение, дрожь и жар в голове, как утверждал Дамасио (1998). Личное суждение включает в себя автоматическую обработку эмоций, а также контролируемые когнитивные процессы, которые демонстрируются поведенчески и с использованием записей, связанных с событиями (Morewedge and Kahneman, 2010; Leuthold et al., 2015). Эти процессы могут в конечном итоге стать сознательно доступными для субъекта, что имеет решающее значение для управления его поведением.

Общим для этих когнитивных процессов является отношение к субъективным категориям, таким как воспоминания, отношения, желания и надежды (Corlett et al., 2004; Seitz et al., 2016). Но эти субъективные категории также могут быть абстрактными категориями общей ценности, такими как мораль, справедливость и этика. Ценностные суждения, основанные на субъективном восприятии точки зрения, тесно связаны с самосознанием, которое включает в себя самооценку, различия между собой и другими людьми и особенность собственных мыслей (Young and Pigott, 1999; Gallagher, 2000).Таким образом, люди воспринимают себя как причинных агентов и авторов своих действий и поведения, являющихся результатом конструкции post hoc бессознательного процесса принятия решений (Gallagher, 2000; Wegner, 2003). Важно отметить, что субъекты оценивают достоверность своих выводов и прогнозов с точки зрения достоверности, убедительности и подтверждающих доказательств. В положительном случае субъект приходит к убеждению, что он / она принимает это личное толкование как истинное или само собой разумеющееся и, таким образом, имеющее личную важность.Следовательно, субъект верит в это, поскольку он / она не знает, действительно ли информация верна (Seitz et al., 2016). Кроме того, эмоциональная нагрузка является частью вероятностного мысленного представления объектов или событий, определяющего их значимость для субъекта и ожидания, которые субъект имеет в отношении них. В конечном итоге это можно перевести в сферу морали и этики, применяемую в группах и обществах (Seitz et al., 2016). Соответственно, нарушение такого ожидания является эмоциональным нарушением, которое сильно повлияет на отношение данного субъекта к тому, чему учиться уже во время младенческого развития (Stahl and Feigenson, 2015).Точно так же было показано, что обучение угасанию способно глубоко влиять на поведенческие паттерны, как при тревожных расстройствах (Pittig et al., 2016).

Процесс веры — неявные изменения для новой точки зрения

Чтобы понять «нарушение ожиданий» с точки зрения процесса веры, мы подробно опишем основы этой инновационной точки зрения. На пути от вопроса о вере к вопросу о вере мы разрабатываем здесь три аспекта, которые являются фундаментальными для трансформации традиционного мышления, связанного с убеждениями.

Источник: существительное к глаголу

Это огромный сдвиг парадигмы — преобразование понятий «веры», связанных с существительными, в понятия, связанные с глаголами. Акцент на теме процесса веры можно более точно выразить понятием «пока кто-то верит».

Кредитование: Процесс

Умственная деятельность, лежащая в основе веры, мы охватываем термином «доверие». Важно то, что их следует понимать как процессы. Возникает вопрос «что такое процесс».Здесь мы касаемся долгой истории европейского мышления, которое имеет одну из своих прекрасных отправных точек в понимании мира как «беглого», что было блестяще выражено в ( panta rhei , все течет), как приписывается досократову. Гераклит. Также в современной философии ведется яркая дискуссия об эпистемическом состоянии процесса мышления. Этот термин был разработан как широкая область интересов — спорно, следует ли говорить о философии процесса — и возник в трудах Бергсона, Мерло-Понти и Уайтхеда, указывая на то, что процесс составляет изменение, происходит во времени и взаимодействует со временем.Время снова является весьма спорным понятием в философии, и понимание времени не может быть сведено к вопросу «измерения» времени. Мы предполагаем, что для описания нормальных процессов веры необходима теоретико-процессуальная основа (Angel, 2015). Преобразование концепций, связанных с существительными, которые понимают веру в статическом смысле, в связанную со временем концепцию текучих процессов веры, позволяет опираться на теоретические концепции процессов. После этого может быть предпринята задача исследования, в какой степени структура доверия совместима с Метафизикой опыта Уайтхеда (см.Маасен, 2017).

Источник: не о религии

Наконец, необходимо прямо заявить, что концепция доверия не находится в рамках религии. Фактически, мы хотим подчеркнуть, что кредитование не понимается как «религиозный» процесс. Об этом важно упомянуть, поскольку часто религия спонтанно ассоциируется с «верой / верой». Эта связь между верой и религией возникла в результате давней традиции западного мышления. Однако с процессуальной точки зрения эта связь вводит в заблуждение.Важно отметить, что доверие относится к религиозному и светскому контексту и не является предварительным условием обращения к религии, чтобы понять доверие (Seitz et al., 2016).

Модель кредитования — основные аспекты

До недавнего времени не существовало термина для «процесса веры», охватывающего это понятие в обычном языке, а также в философии или когнитивной науке. Чтобы решить эту терминологическую проблему, которая препятствовала междисциплинарному дискурсу, в научную дискуссию был введен термин «доверие» (Angel, 2013a).Концепция «доверия» возникла из антропологического взгляда на религиозный опыт и, следовательно, из попытки понять «религиозность» (Ангел, 2013b). Примечательно, что неологизм «доверие» был придуман для обозначения процессов веры, которые охватывают как религиозные, так и светские верования. Термин происходит от латинского « credere » (верить) и имеет форму по аналогии с другими психологическими терминами, такими как познание (лат. cogitare = думать / размышлять) или эмоции (лат. movere = двигаться).

Концепция доверия утверждает, что нормальная вера неразрывно связана с познанием и эмоциями (Sugiura et al., 2015; Angel, 2016). В связи с этим возникает вопрос, как мы можем представить себе взаимодействие доверия с взаимозависимыми когнитивными и эмоциональными процессами. Модель доверия предполагает, что вера включает в себя нейропсихологические функции, которые перекрываются, но не равны функциям познания и эмоций (Angel and Seitz, 2016).

Чтобы выразить «нарушение ожидания» в терминах модели кредитования, необходимо выделить некоторые основные черты модели кредитования. Следует отметить, что для целей данной презентации мы принимаем модель доверия как данность, хотя в настоящее время ведутся научные исследования характера процесса веры. По причине данной статьи модель кредитования достаточно устойчива, так как поддерживается множеством данных из разных областей исследований. Кроме того, мы постулируем, что нарушение ожидания означает тревожное событие, мешающее ранее установленному психическому состоянию, которое вызвало твердое убеждение или чувство уверенности.Следует подчеркнуть, что процесс веры, который привел к твердой вере или чувству уверенности, принадлежит прошлому. Напротив, вероятностное ожидание, основанное на результате процесса веры, которое относится к будущему, нарушается мгновенным событием.

Bab и Bab-Blob-Configuration

В модели доверия предполагаемые процессы вызываются и воздействуют на метатеоретические единицы, которым были присвоены эвристические метки. С этой целью мы описываем в следующих параграфах (a) термин «bab» и, как следствие, производные концепции, такие как blob, bab-blob-configuration и «характеристики bab», и (b) закрывающая функция, которая имеет была введена как одна из четырех предполагаемых функций кредитования.Примечательно, что невозможно описать функцию ограждения, не обращаясь к характеристикам баб. И наоборот, любое объяснение любого свойства соответствующего bab или свойства конфигурации bab-blob имеет смысл для понимания функции включения. Термины «баб» и «капля» являются новыми и до сих пор не существовали (по крайней мере, в предлагаемом здесь смысле). Почему было необходимо ввести эти новые термины? Две основные причины:

Первая причина заключается в том, что недавние научные открытия меняют наш взгляд на взаимосвязь эмоций и познания, но пока не повлияли на наш повседневный язык.«Баб» — это термин, отражающий эти результаты. Вторая причина заключается в том, что необходима базовая единица для кредитования, и в качестве такой базовой единицы можно предложить термин (и понятие) «баб».

Перекрытие эмоций и познания

Эмоции и познания рассматриваются как две разные области, охватывающие отдельные и частично противоречащие друг другу аспекты функции мозга. На основании результатов нейровизуализации есть эмпирические данные, свидетельствующие о том, что эмоции и познание обрабатываются в перекрывающихся областях боковой префронтальной коры, благодаря чему они оба могут способствовать контролю мысли и поведения (Gray et al., 2002). Более того, текущие данные предоставляют убедительные доказательства того, что на рабочую память и биоэлектрическую активность в боковой префронтальной коре могут влиять аффективные переменные (Schaefer and Gray, 2007; Roux et al., 2012). Хотя было показано, что эмоции включают миндалевидное тело и орбитофронтальную кору головного мозга (Rolls, 2006), познание включает в себя различные аспекты умственной деятельности, такие как производство речи, процессы памяти, внимание и процессы обучения, которые обрабатываются по широко распространенным цепям в теменной, височной и теменной областях, и лобные области коры, а также в миндалине (Toga and Mazziotta, 2000; Schaefer and Gray, 2007).Убеждения важно учитывать, поскольку они, как было показано, влияют на рассуждение и активность мозга, связанную с рассуждением (Goel and Dolan, 2003). Таким образом, данное предложение может различаться по своему личному эмоциональному значению.

Поскольку европейские языки не предоставляют термин для выражения совпадения познания и эмоций в метатеоретическом смысле, существует несоответствие между возможностями реального языка (языков) и фактическим состоянием знаний, показывающее необходимость дополнения словарный запас с терминами, которые могут выразить эти факты.Чтобы воплотить результаты нейробиологии в рамках лингвистических возможностей, был предложен термин «баб» (Angel, 2013a; Angel and Seitz, 2016). Термин «баб» означает в лингвистическом, а не математическом смысле: «суждение + эмоция».

Баб как основная единица процесса веры

Модель кредитования подчеркивает процессный характер веры и тем самым изменчивость верований. Один из самых важных вопросов — как определить основную единицу процесса веры.Важно, что такой агрегат соответствует двум основным требованиям:

• Во-первых, он должен предоставить теоретическую основу, которая учитывает подвижность процесса веры и которая позволяет интегрировать различные научные описания (физические, биологические, нервные, поведенческие и т. Д.).

• Во-вторых, он должен обеспечивать возможность интеграции когнитивных и эмоциональных процессов под общим названием.

Термин «баб» соответствует обоим требованиям, и мы предлагаем этот термин для такого нового обобщающего термина, который может указывать на базовую единицу кредита (см. Дополнительную вставку 1).

Объявив «баб» базовой единицей, мы можем описать различные характеристики, которые мы присваиваем одному «бабу». Термин «капля» используется для обозначения подсознательного «баба». Мы вернемся к вопросу о подсознательной обработке ниже, когда будем обсуждать процесс вложения.

Во-первых, мы должны обратить внимание на характеристики баб. Вследствие его умственной функции ребенку можно присвоить четыре характеристики — и, следовательно, каждому ребенку в конфигурации «баб-капля».

• Содержание пропозиции: «баб» можно описать как суждение, например: «Я вижу что-то красное» или «Я упал на что-то острое». Утверждение становится явным благодаря таким утверждениям, как: «Я вижу этот шар красным» или «Я чувствую этот нож острым».

• Эмоциональный момент: например, красный свет может восприниматься как красивый, теплый или привлекательный, в то время как острый предмет может быть неприятным, вредным и, следовательно, пугающим. Обратите внимание, что термин «баб» включает в себя подсознательный эмоциональный момент в дополнение к пропозициональному содержанию.Когда эта информация выражается вербально, «баб» достигает явного осознания как в говорящем, так и в слушающем субъекте.

• Чувство могущества: взгляд субъекта на «баб» не ограничивается валентностью эмоции, но также включает интенсивность эмоции, которая отражается в «чувстве могущества». Таким образом, эта шкала эмоции как сильной или слабой присуща предложению «баб».

• Чувство уверенности: эта характеристика отражает убежденность человека в том, что «баб» отражает свойство объекта или события.То же самое суждение о младенце может иметь высокую степень достоверности, в то время как для других оно является неопределенным. Например, «Я вижу что-то красное» или «Я вижу что-то резкое» имеет высокую степень достоверности при дневном свете и низкую степень достоверности при слабом освещении.

Примечательно, что в процессе верования «бабы» «существуют» не как отдельные «монады», а как составные «баб-конфигурации». В частности, «бабы» включают физические атрибуты, такие как цвет и форма, и личные атрибуты, такие как субъективное значение и релевантность.Фактически, «бабы» представляют собой фрагменты знания с эмоциональной нагрузкой, которые собраны в согласованные конструкции знаний, так называемую стабилизированную «конфигурацию баб-блобов» (см. Дополнительную вставку 2).

Четыре функции кредитования

Как указано в модели доверия, процесс веры состоит из четырех концептуально последовательных — но тем не менее в действительности сильно переплетенных — ментальных функций, которые называются функцией вложенности, функцией преобразователя, функцией стабилизатора и функцией модулятора (см. Дополнительную вставку 3).Примечательно, что можно говорить о «функции преобразователя» или «процессе преобразователя» в зависимости от точки зрения, которую выбирают для применения. В следующих разделах мы объясним некоторые аспекты функции ограждения.

Что касается ограничения места, мы не обсуждаем более подробно другие функции в этой статье. Просто упомяну, что функция преобразователя означает, что восприятие преобразуется в намеченное действие, которое является частью пространства действия и направлено в нем. В этом процессе используется предсказание стоимости и вознаграждения, а также ожидание будущих событий, заложенное в вере (Angel and Seitz, 2016).Эта кибернетическая модель доверия предполагает, что мыслительные операции опосредуются предполагаемым оператором в человеческом мозге и могут быть стабилизированы повторениями аналогично процессу обучения. Установки, гормональные состояния, фармацевтические агенты и физические угрозы, которые действуют на человека в целом, могут серьезно повлиять или модулировать эти психические операции.

Мы не будем обсуждать функцию стабилизатора, которая важна для интеграции переживаний и их интеграции в более широкую структуру создания смысла, зависящую от баланса.Мы хотим заявить, что эти три функции считаются универсально эффективными, тогда как четвертая функция, называемая функцией модулятора, строго привязана к отдельным людям.

Функция корпуса

В дополнение к нейропсихологическим темам, таким как восприятие, действие, оценка и стабилизация, одной из подфункций модели доверия является так называемая функция вложения. Он обозначает самоорганизующийся вероятностный набор ментальных атрибутов.Таким образом, функция ограждения — это мысленный процесс, создающий или изменяющий «bab-конфигурации» или, другими словами, различные характеристики объекта или события, которые связаны друг с другом для определения их характеристик и ценности. С этой точки зрения bab-конфигурации — это подмножества установок, которые активируются, когда начинается процесс веры (Angel, 2013a; Angel and Seitz, 2016). Согласованные конструкции знания охватывают формальные описания воспринимаемых встреч, которые могут быть выражены в терминах объективных показателей, а также связанных с ними личных ценностей.Личные ценности отражают значение и актуальность объекта или события для данного человека (Зейтц и Ангел, 2014). Обратите внимание, что психологическое описание психических процессов, задействованных в воображении, формировании убеждений из сложного мира неоднозначной информации, а также различных словесных и концептуальных головоломок, созданных таким образом, выходит за рамки темы данной статьи. Поэтому разумно предположить, что системный уровень состоит из ряда различных процессов создания значений и допускает гибкую перестановку различных значений с течением времени (рисунок 1).

РИСУНОК 1. Функция включения включает в себя композицию идентифицированных (bab) и подсознательных (blob) свойств объекта или события. Эти композиции сбалансированы, но находятся в непрерывном развитии, что позволяет охватить даже свойство с противоположной валентностью (clum).

Поскольку многие стимулы не достигают нашего сознания, мы должны учитывать также подсознательный аспект (Teske, 2007) в модели кредитования. Как уже упоминалось, для ребенка, который остается подсознательно, был введен искусственный термин «капля».Вот почему мы должны говорить о «конфигурации bab-blob», а не о «конфигурации bab». Мы предполагаем, что эффекты плацебо или ноцебо (Myers et al., 1987; Benedetti et al., 2006; Jensen et al., 2012) являются яркими примерами объяснения такого процесса веры (Meissner, 2017).

Термин «clum» указывает на раздражающий момент, который обсуждается в процессе ограждения. Процесс вложения имени происходит от функции, с помощью которой раздражающий комок «включается» или не включается в конфигурацию bab-blob.Внутренний процесс, который участвует в периоде «открытого результата», подходит к концу, когда clum будет интегрирован или нет в ранее существовавшую конфигурацию bab-blob. Среди других аспектов большое значение имеют процессы оценки. Таким образом, функция огораживания взаимосвязана с процессами оценки.

Процесс вложения бросает вызов существующей до сих пор конфигурации bab-blob. В ходе этого процесса ранее приобретенные «знания», которые хранятся в фактической конфигурации баб-блобов, будут корректироваться в соответствии с новыми внешними стимулами и связанными с ними внутренними ценностными терминами.Этот процесс настройки связан с системой внутреннего баланса, а также с системой создания смысла. Процесс веры помогает справиться с проблемами гомеостаза. На базовом уровне мы можем видеть гомеостатические телесные процессы. Наконец, мы должны подчеркнуть, что clum — это тоже «баб», но он обладает определенным свойством в процессе ограждения.

«Нарушение ожиданий» в части кредитования

Основываясь на модели доверия, «нарушение ожидания» можно понимать как мысленный процесс, который приводит к « осознанию того, что данная конфигурация баб-блобов включает (или включает) неадекватного баба. »В рамках модели кредитования специфическая характеристика« нарушения ожидания »связана с так называемым« комсом », который указывает на раздражающий момент. «Клум» имеет решающее значение для так называемой функции огораживания и, следовательно, для инициирования процесса кредитования. Но что касается ожидания, то «неуклюжий» должен обладать четко определенным свойством. В соответствии с нашим пониманием того, что «нарушение ожидания» может быть определено как «осознание того, что данная конфигурация баб-блобов включает (или включает) неадекватного баба», мы можем сформулировать гипотезу: пропозициональное содержание clum идентично с один из babs в конфигурации агента, но (математически произносимый) с отрицательным алгебраическим знаком.

В качестве примера «нарушения ожидания» в части кредитования приведем следующую ситуацию. Пример: кто-то забронировал рейс. Соответственно, человек считает, что он / она сможет отправиться в желаемый пункт назначения, и предпринял действия, обязательные для подготовки этой поездки. Подходя к выходу на посадку, человек рассчитывает получить посадочный талон и сесть в самолет. Но затем человек сталкивается с непредсказуемой информацией «рейс забронирован».

Наше последующее обсуждение относится в основном к характеристикам babs , а также к функции вложения доверия. Тем не менее, мы хотим обратить внимание на тот факт, что данное объяснение не является исчерпывающим описанием функции ограждения, а лишь выделит некоторые из необходимых аспектов.

Раздражение как образование глютена

Факт или событие, которое нарушает ожидания, должно быть описано как «раздражающий момент» и преобразовано таким образом, чтобы оно могло превратиться в «неуклюжее».Как уже упоминалось, обнаружение раздражающего момента является нормальным предварительным условием для любого начала процесса убеждения и запуска функции ограждения (см. Часть III). Пока что это вопрос восприятия, если что-то обнаруживается как раздражающий сигнал. В нашем примере раздражающий момент «рейс забронирован» передается в виде словесной информации и обращается к слуховой сенсорной системе. Конечно, характер сигналов и способ их восприятия могут сильно различаться. Например, обработка воспринимаемого статического объекта отличается в нескольких аспектах от обработки воспринимаемого события, которое должно кодироваться во времени.Но различия, связанные со свойством воспринимаемого «раздражения», не меняют общего объяснения того, как интегрируется clum.

Как мы можем представить себе вышеупомянутую гипотезу о том, что пропозициональное содержание clum идентично одному из babs в конфигурации агента, но (математически произносится) с отрицательным алгебраическим знаком? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны объяснить, какие аспекты могут быть отнесены к кламу в случае «нарушения ожидания». Для этого мы должны прояснить, что может быть пропозиционально идентичным содержанием clum и bab.Здесь мы должны признать, что понятие «нарушение» можно понимать только как отдельное событие во времени, в то время как убеждение сохраняется во времени. Это означает, что концепции веры и нарушения включают разные временные аспекты.

Чтобы понять «характер нарушения», мы должны начать с момента, когда была определена «рамка» для возможного нарушения. В нашем примере это момент, когда было выполнено бронирование рейса. После бронирования рейса у человека будет сформироваться психическое состояние, дающее твердую уверенность или уверенное чувство, что он или она сможет использовать именно этот рейс.Мы можем перевести конец операции бронирования следующим образом: агент включил в свою конфигурацию bab объект с пропозициональным содержанием «рейс доступен».

Связь познания и эмоций

Поскольку «баб» по определению понимается как «предложение плюс эмоция» (см. Часть III), мы предполагаем, что эмоциональной нагрузкой этого конкретного «баба» будет «радость». Мы не можем здесь обсуждать, как эмоциональная нагрузка (радость) взаимодействует с когнитивным процессом, который считает логически несомненным, что «полет будет доступен».

Межгубные отношения

Мы также не можем обсуждать, как эмоционально положительный bab «полет будет доступен» взаимодействует с другими babs в конфигурации. Конечно, эти конфигурации будут отличаться для разных субъектов в зависимости от их индивидуального опыта. Если кто-то никогда не попадал в такую ​​ситуацию, он или она, вероятно, не включили бы эмоционально могучую малышку «авиабилеты не гарантированы бронированием». Напротив, часто летающий пассажир интегрировал бы такую ​​малышку в свою конфигурацию.

Пропозициональное противоречие Клама и одного из Бабов

А теперь представьте, что произойдет, когда человек получит информацию: «рейс забронирован». Чтобы иметь возможность проверить гипотезу, мы должны проверить, может ли эта информация быть переведена в формулировку, идентичную пропозициональному содержанию слова «полет доступен». С лингвистической точки зрения информация «рейс забронирован» отрицательно идентична пропозициональному содержанию слова «рейс доступен».Таким образом, после получения информации о овербукинге мы имеем следующую ситуацию:

• Баб в конфигурации баб:

«полет возможен» плюс эмоция «радость»

[(+ предложение) × эмоция (1)]

• Клам

«рейс недоступен» плюс эмоция «злость»

[(- предложение) × эмоция (2)].

Как уже упоминалось, эта формулировка понимается лингвистически, а не математически. Математически это должно быть записано как произведение, потому что эмоция возникает не дополнительно к предложению, а одновременно.Таким образом, использование термина «баб» подчеркивает эту взаимосвязь пропозиционального и эмоционального аспектов. Когда человек «считает», что рейс забронирован, он или она должны интегрировать клам в свое ранее сложившееся психическое состояние. После интеграции этого отрицательно загруженного clum эмоциональная ценность его или ее конфигурации bab-blob будет изменена на более отрицательную. Кроме того, полная интеграция clum в конфигурацию bab-blob знаменует собой конец процесса встраивания.

Баб и Клам: когнитивный диссонанс

Что касается уровня содержания, мы будем наблюдать ментальную динамику, которая вызвана взаимодействием двух противоречащих друг другу детей. Проблема такого рода описывается концепцией когнитивного диссонанса (Festinger, 1957). В свою влиятельную теорию когнитивного диссонанса Фестингер включил веру в класс процессов уменьшения диссонанса. Соответственно, вера — это изменение или добавление когнитивного элемента для уменьшения диссонанса с другими когнитивными элементами или между ними.Например, диссонанс между двумя идеями — верой в то, что люди в целом хороши, и знанием о том, что дети проходят период агрессивного поведения, — уменьшается за счет веры в существование злобных призраков, которые проникают в детей и заставляют их делать неадекватные поступки. . Идея уменьшения диссонанса, по-видимому, хорошо согласуется с объяснением функции человеческого мозга в принципе свободной энергии как механизма оптимизации ценности и его двойника неожиданности (Friston, 2010). Основными здесь являются вероятностные предсказания ценности или вознаграждения в отношении воспринимаемой информации и ожидаемой ошибки или стоимости в отношении будущих действий, которые переводят систему в следующее состояние с помощью простого принципа уменьшения свободной энергии.Вера — одно из сознательных выражений такого процесса самоорганизации.

Баб и Клам: степень уверенности

Степень уверенности в том, что «рейс забронирован», может различаться в зависимости от опыта. Хотя все теоретически знают, что «авиабилеты никогда не гарантированы бронированием», на дальнейших этапах принятия решения агент может действовать так, как будто рассматриваемый ребенок имеет высокую степень уверенности и не готовит план Б, в то время как другой агент может приписать более низкую степень риска. уверенность.Говоря обыденным языком, он или она может прокомментировать «никто никогда не знает». С точки зрения доверия, степень достоверности влияет на активность детей в конфигурации баб-блоб. Как следствие, более низкая степень уверенности будет иметь более текучую конфигурацию, что приводит к более высокой гибкости агента.

Баб и Клам: несоответствие эмоций

На уровне эмоций у нас будут потрясения, вызванные взаимодействием двух различных эмоций — радости и гнева.Возникает вопрос, что происходит с младенцем, пропозициональное содержание которого вдвойне загружено разными эмоциями. Как первоначальная эмоциональная нагрузка «радость» заразится возникающим гневом? Возникнет ли гнев из-за изначальной радостной основы или он будет возникать спонтанно, без воспоминаний об изначальном радостном состоянии? Подобные вопросы открывают поле для обсуждения эмоционального взаимодействия. Принимая во внимание «замкнутую модель эмоций», можно выработать дифференцированный взгляд на эмоции и предположить, что разные эмоции влияют друг на друга.Можно различать первичные и вторичные эмоции и предполагать семьи эмоций на основе сходства (Плутчик, 2001).

Баб и Клам: сила эмоций

Частично мощь эмоциональной нагрузки неуклюжего «рейс забронирован» будет зависеть от альтернативы. Если кто-то сожалеет о том, что пропустил чудесный концерт из-за раннего рейса, информация о том, что рейс забронирован, может стать первой реакцией на то, что сейчас будет возможность посетить концерт.

Баб и Клам: соответствие пропозициональной информации и эмоций

Но, с точки зрения правдоподобия, в центре внимания будет вопрос: как можно описать турбулентность, вызванную интерференцией эмоций и информации. Здесь следует обсудить вопрос, можно ли и каким образом рассматривать эмоции как информацию (Schwarz, 2001, 2011). Конечно, процесс ограждения — это вопрос энергии. Частично это потребляет много энергии и должно соблюдаться с точки зрения свободной энергии, частично оно выделяет свободную энергию, которую можно использовать для действий (Friston, 2010).

Функции корпуса и время для интеграции Clum

Другой аспект — это вопрос времени. Сколько времени нужно, чтобы включить сообщение «рейс недоступен»? Это идентично вопросу о том, как долго будет происходить процесс заключения. На фундаментальном нейрофизиологическом уровне это открытый вопрос.

Однако на поверхность выходит важный и безответный вопрос: что составляет знание, которое хранится в мозгу, просто откладывается сразу в виде фактов и информации, или это результат процессов (Krüger et al., 2009)? В пользу обеих точек зрения приводятся веские аргументы. Эксперименты с интерфейсами мозг-компьютер предоставляют убедительные доказательства того, что процессы относятся к числу вещей, представленных в мозгу, потому что, например, субъекты могут научиться активно модулировать свою мозговую деятельность, чтобы двигать парализованной рукой или писать слова и даже предложения (Birbaumer, 2014). ).

Дальнейшие аспекты

Модель кредитования предусматривает еще несколько аспектов, которые следует учитывать при описании характера возможного взаимодействия clum с конфигурацией bab-blob.Это может быть, например, влияние подсознательных процессов на сознательное восприятие нарушения. Мы полагаем, что эти подсознательные эффекты, которые можно описать на нейрофармакологическом (Holzer, 2017) и микробиологическом (Sensen, Berg, 2017) уровнях, следует принимать во внимание в гораздо более широком смысле, чем мы привыкли признавать. Или, чтобы дать второй пример, роль характеристик babs следует более глубоко обсудить с процессом нарушения. Это позволило бы глубже понять эффекты, возникающие в результате изменения эмоционального могущества (от мегабаба к мини-бабу или наоборот).Аналогичным образом следует отразить, как следует понимать изменение степени уверенности — как внезапное событие или как действие, которое должно произойти постепенно (Huber and Schmidt-Petri, 2009). Или, опять же, еще один момент: потребуется более широкое обсуждение того, как мы можем понять взаимодействие простой системы биологического гомеостатического баланса с более высокоуровневой (квазигомеостатической) системой создания значений. Но эти аспекты мы должны опустить в отношении космоса.

Скрытая поливалентность понятия «нарушение ожиданий»

Может быть, установлением тенденции является определение веры как решающего процесса, влияющего на формирование ожиданий, а также на то, как справляться с их нарушениями.Это позволит нам представить «ожидание» как (предварительное) стабилизированное состояние, возникающее в результате непрерывно протекающих процессов веры. «Нарушение ожидания» можно интерпретировать как событие, которое вновь открывает следующий виток процессов веры, которые заканчиваются окончательной интеграцией нарушающего clum в реорганизованную конфигурацию bab-blob. Используя перспективу модели доверия, мы можем утверждать, что выражение «нарушение ожиданий» является обобщающим термином, охватывающим широкий спектр возможных понятий.Модель кредитования позволяет понять смысловую неоднозначность, присущую понятию «нарушение ожидания». Мы объясним эту точку зрения на нескольких примерах возможностей декодирования, предоставляемых кредитной моделью.

«Нарушение ожидания» можно расшифровать как:

Изменение эмоциональной формы конфигурации Баба после интеграции Clum

В нашем примере фраза «рейс забронирован», вероятно, будет сочетаться с негативными эмоциями, такими как гнев.Когда процесс вложения подойдет к концу, предложение отрицательной формы «рейс с избыточным бронированием» будет интегрировано в прежнюю конфигурацию bab-blob. Это, конечно, повлияет на эмоциональную форму всей конфигурации баб-капель, и можно наблюдать, как эмоциональная нагрузка комка будет влиять на конфигурацию с течением времени. Этот процесс можно представить как процесс выживания. На психологическом уровне в результате мы обнаруживаем измененное настроение человека.

Затмевает пространство действия и препятствует принятию решений

Можно интерпретировать интеграцию clum с учетом процесса преобразователя (что имеет отношение к конфигурации пространства действия).В этом случае важно, что интегрированный clum будет дестабилизировать существующую конфигурацию bab-blob. В результате мы увидим модификацию импульсов, релевантных для действия. Менее понятно, «в каком направлении» откроется пространство действия. Поскольку пространство действия понимается как предварительное состояние решения, неоднозначность импульсов может рассматриваться как препятствие для быстрого решения.

Дестабилизация системы баланса

В случае большой важности предыдущей интеграции bab «полет доступен», clum «рейс недоступен» может иметь серьезные последствия.В зависимости от эмоциональной мощи неуклюжего человека интеграция может сильно затронуть систему равновесия. Легко представить себе случай, когда рейс был забронирован в гости к любимому человеку с плохим здоровьем. Необходимость интегрировать «полет недоступен» может затронуть систему равновесия путешественника и спровоцировать серьезные телесные реакции.

Возобновление процесса веры

В случае, если дестабилизация конфигурации баб-блоб обнаруживается и воспринимается как раздражение, может начаться следующий виток процесса веры.Это не предсказывает, в каком направлении будет открыто пространство действия. Это определенно будет по-другому, когда у грядущего теперь clum будет предложение «изменение необходимо» или предложение «не со мной!»

Наконец, мы хотим упомянуть, что можно будет интерпретировать стандартные позиции в отношении «нарушения ожидания» в свете модели кредитования. Используя язык кредитования, можно будет связать понятие процесса веры с существующими моделями ожидания.Например, концепция самоэффективности Бандуры может быть интерпретирована с точки зрения доверия как «существование так называемого мегабаба со свойствами: [а] суждение / содержание:« Я эффективен », [б] позитивный / радостный [ c] эмоциональная нагрузка, увеличивающая [d] степень уверенности предложения. Пытаясь перевести концепцию Павлова об условных рефлексах на язык доверия, мы больше сосредоточимся на взаимосвязи функции модулятора и функции стабилизатора.

Нейрофизиологические основы процессов убеждения и их нарушения

Функциональная магнитно-резонансная томография (МРТ) подходит для выявления областей, задействованных в работающем мозге человека.Как мы отметили выше, процесс веры — это интегративная функция мозга, включающая ряд психофизических подфункций. Здесь мы приводим некоторые недавние эмпирические данные о реализации таких интегративных функций в человеческом мозге. Большая часть информации находится в подсознательной или предсознательной области, но, тем не менее, включает активацию обширных церебральных сетей, включая латеральную префронтальную кору (Changeux and Dehaene, 2008). В частности, гамма-колебания были выдвинуты в качестве кандидата функционального выражения для связывания информации различного происхождения в согласованное представление в рабочей памяти (Roux et al., 2012). Глобальное рабочее пространство, объединяющее восприятие и оценку и позволяющее генерировать соответствующие действия, критически изменено предыдущим опытом и моментальным фокусом внимания (Koechlin and Summerfield, 2007; Mesulam, 2008; Dehaene and Changeux, 2011). В этом процессе идентификация конфликта — нарушения ожидания — имеет принципиальное значение. Из большого количества доказательств в открытой литературе мы знаем, что передняя поясная извилина является критическим узлом в конфликте процессинга (Carter and van Veen, 2007).Еще одна важная область интересов, имеющая отношение к обсуждению в этой статье, — это формирование и подавление поведения. Это связано с тем, что нарушение ожиданий влияет на поведение людей, влияя на их перспективы получения долгосрочного и краткосрочного вознаграждения. Исследования МРТ показали, что нормальная подготовительная деятельность в премоторной и задней теменной коре может модулироваться субъективной абсолютной величиной (с точки зрения денежных последствий) предстоящего действия (Iver et al., 2010). В частности, испытуемые, которые добились больших успехов и считали, что они хорошо справляются, и испытуемые, которые понесли большие потери и считали, что они показали себя плохо, имели самые высокие подготовительные сигналы. Нейронная активность в медиальной лобной извилине, по-видимому, связывает неожиданную сенсорную информацию, включая нарушение предсказания вознаграждения (Martin et al., 2009; Schwartenbeck et al., 2016), с подготовительным контролем движений рук, но также обеспечивает ингибирование реакции и переключение задач (Rushworth et al., 2002; Leung, Cai, 2007; Chen et al., 2010). В частности, было показано, что дополнительная моторная область (SMA) участвует в кодировании движений свободного выбора (Nachev et al., 2008; Passingham et al., 2010; Pfurtscheller et al., 2014). SMA и премоторные области также участвуют в оценке эстетики, а также яркости, что означает, что SMA имеет более общее поведенческое значение (Ishizu and Zeki, 2011, 2013). И наоборот, ряд отдельных узлов в медиальной лобной коре, включая SMA и pre-SMA, вовлечены в проактивный и тормозящий контроль действий (Seitz et al., 2006; Ван Овервалле, 2009 г.).

Было показано, что в дополнение к кортикальным областям мозга такая интеграция этого другого типа информации происходит за счет вовлечения базальных ганглиев. В экспериментах с Т-образным лабиринтом на крысах есть свидетельства того, что активность, модулированная на разные частоты, может развиваться параллельно в разных субрегионах полосатого тела, обеспечивая скоординированный поток информации через разные транс -стриатальные сети и, таким образом, для одновременных и независимых операций. в отдельных сетях (Thorn, Graybiel, 2014).Более того, модуляция корковой информации путем обработки в trans -стриатальных ретрансляционных петлях была описана как ключевое значение для обучения программ и правил, а также их комбинаций (Graybiel and Grafton, 2015). Недавно было показано, что сдвиги в убеждениях затрагивают богатые дофамином участки среднего мозга (Schwartenbeck et al., 2016).

Поскольку способность людей работать с онлайн-информацией ограничена (Baddeley, 1981), вероятностные представления и прогнозы помогают человеку прийти к поведенческим решениям.Это связано с тем, что можно представить себе убеждения, которые определяют выбор человека, хотя они ограничивают его / ее пространство для действий. МРТ-исследования показали, что подготовительная активность в премоторной и задней теменной коре регулируется субъективной абсолютной величиной предстоящего действия (Iver et al., 2010). Убедительный аргумент в пользу актуальности функциональных нейроанатомических данных исходит от неврологических пациентов, показывающих, что данная нервно-психическая функция нарушена из-за повреждения определенной структуры мозга, которая участвует в выполнении этой функции у здоровых добровольцев.Большой метаанализ 193 исследований показал, что потеря серого вещества в структурах мозга, принадлежащих к сети значимости, включая передний островок и переднюю спинную часть поясной извилины, была связана с дефицитом управляющих функций у пациентов с различными психическими заболеваниями (Goodkind et al. ., 2015).

Исследования подобного рода показывают, что структуры мозга, опосредующие адекватное поведение здоровых людей, нарушены при психических заболеваниях. Хотя причинно-следственная связь отсутствует, вполне вероятно, что у таких пациентов нарушены интегративные функции мозга, такие как создание смысла, предсказание будущих событий, контроль поведения и осознание нарушения ожиданий.Например, пациенты с бредом страдают серьезным дефицитом умственной обработки восприятия, памяти, телесной активности, социального обучения и, таким образом, также не могут предсказывать будущие события во внешнем мире (Corlett et al., 2010). Точно так же нейровизуализационные исследования психопатов показали, что у этих людей нарушена повышенная активность в передней островковой части островка (Sitaram et al., 2014), что сопровождалось более низкими условными реакциями страха (Veit et al., 2013). Кроме того, так называемый синдром чужой конечности, который представляет собой нарушение целостности тела, был связан с повреждением теменной коры (Graff-Radford et al., 2013) и медиальной лобной коры (Feinberg et al., 1992; Biran et al., 2006), последняя из которых также была связана с отменой самореференции (Philippi et al., 2012). Данные исследований функциональной визуализации показали, что медиальная лобно-теменная цепь является критически ненормальной при посттравматическом дистресс-расстройстве, что отражает изменение психического функционирования, вторичное по отношению к глубокому нарушению чувства безопасности (Cwik et al., 2014). Фактически, важные аспекты веры, такие как личное отношение, сочувствие и адекватный контроль поведения, по-видимому, зависят от целостности медиальной и латеральной префронтальной коры.Адекватный контроль поведения означает сопротивление реагированию в случае нарушения ожидания, что возможно даже при низком временном ограничении реплики и / или сигнала «Старт» около 200 мс (Schultze-Kraft et al., 2016).

Ограничения

Этой статьей мы надеемся внести свой вклад в более полное понимание сложного взаимодействия нарушения ожидания и процесса веры. Это можно интерпретировать как серьезный конфликт ошибки прогноза с предыдущим опытом.Насколько нам известно, мы не знаем никакой другой модели процесса веры. Мы хотели бы открыть новое поле для обсуждения, поскольку убеждения и процесс убеждения появляются как «возможные цели для нейробиологических исследований» (Seitz, 2017). Наше обсуждение здесь отражает в основном вопрос о том, как и в какой степени предыдущие и нынешние, в принципе, статические подходы к вопросу веры могут способствовать нашему пониманию характера процесса формирования убеждений .

Однако существуют ограничения, которые вызваны необходимостью представить процесс веры и функции кредитования в сжатой форме.Менее сокращенная презентация могла и должна объяснить многие аспекты гораздо более подробно.

Во-первых, мы не обсуждали здесь весь спектр возможных аспектов. Таким образом, мы опустили, например, аспект развития, который должен отражаться в отношении детей, пожилых людей и так далее. Мы не обсуждали аспекты, касающиеся воздействия травм на нарушения ожидания, или, в более общем плане, тему совладания, например, «приобретенную беспомощность» (Abramson et al., 1978). Мы также не стали подробно рассматривать нарушение ожидания с точки зрения нейро- или психопатии, которая может быть вызвана нарушением баланса (Девинский, 2009).Более того, мы не распространяли размышления на другие культурные области.

Существуют также теоретические ограничения, которые зависят от фактического состояния исследований и имеющихся нейрофизиологических данных. Есть общие ограничения, которые частично связаны с философскими предположениями. В этом отношении существуют определенные ограничения, которые зависят от герменевтического вопроса о переводе модели кредитования на повседневный язык, а также в научно адекватное выражение.Эти ограничения могут бросить вызов молодым исследователям в различных дисциплинах, таких как философия (эпистемология, философия разума), психология, неврология, или с интересом к различным соответствующим областям, таким как разрешение конфликтов, лидерство или посредничество.

Авторские взносы

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Финансирование

Проект Credition был поддержан городом Грац, Австрия.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fpsyg.2017.00772/full#supplementary-material

Сноски

  1. http: // credition.uni-graz.at/de/credition-basic-research/

Список литературы

Абрамсон, Л. Ю., Селигман, М. Э. П., и Тисдейл, Дж. Д. (1978). Приученная беспомощность в людях: критика и переформулировка. J. Abnorm. Psychol. 87, 49–74. DOI: 10.1037 / 0021-843X.87.1.49

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ангел, Х. Ф. (2013a). «Кредитование», в Энциклопедия наук и религии , ред. А. Л. К. Рунехов, Л. Овьедо и Н. П. Азари (Дордрехт: Springer), 536–539.DOI: 10.1007 / 978-1-4020-8265-8_1565

CrossRef Полный текст

Ангел, Х. Ф. (2013b). «Религиозность», в энциклопедии наук и религии , , ред. А. Л. К. Рунехов, Л. Овьедо и Н. П. Азари (Дордрехт: Springer), 2012–2014 гг. DOI: 10.1007 / 978-1-4020-8265-8_1503

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ангел, Х. Ф. (2015). «Процесс и доверие: как понять процесс веры?», В Advances in Process Thought: Society, Education, and God , eds J.Дзядковец и Л. Ламза (Ньюкасл-апон-Тайн: Cambridge Scholars Publishing), 265–280.

Google Scholar

Ангел, Х. Ф. (2016). Невозможно верить без эмоций: совпадение эмоций и познания в модели доверия. Stud. Sci. Теол. 15, 215–222.

Google Scholar

Ангел, Х. Ф. (2017). «Кредитование: от вопроса веры к вопросу веры», в Процесс веры: Приобретение, поддержание и изменение кредитования , ред.Ф. Анхель, Л. Овьедо, Р. Ф. Палуциан, А. Л. С. Рунехов и Р. Дж. Зейтц (Дордрехт: Springer), 17–36. DOI: 10.1007 / 978-3-319-50924-2_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ангел, Х. Ф., и Зейтц, Р. Дж. (2016). Процессы веры как фундаментальная функция мозга: концепция доверия. SFU Res. Бык. 1, 1–20. DOI: 10.15135 / 16.4.1.1-20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бенедетти, Ф., Аманцио, М., Вигетти, С., и Астеджиано, Г.(2006). Биохимические и нейроэндокринные основы гипералгезирующего ноцебо-эффекта. J. Neurosci. 26, 12014–12022. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2947-06.2006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биран И., Джованнетти Т., Буксбаум Л. и Чаттери А. (2006). Синдром чужой руки: что делает чужую руку чужой? Cogn. Neuropsychol. 23, 563–582. DOI: 10.1080 / 026432

180282

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Картер, К.С., и ван Вин, В. (2007). Передняя поясная кора и обнаружение конфликтов: обновление теории и данных. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 7, 367–379. DOI: 10.3758 / CABN.7.4.367

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Changeux, J.-P., and Dehaene, S. (2008). «Модель нейронного рабочего пространства: сознательная обработка и обучение», в Learning Theory and Behavior , Vol. 1, ред. Ж.-П. Changeux и R. Menzel (Oxford: Elsevier), 729–757.

Google Scholar

Чен, X., Сканго, К. В., и Ступхорн, В. (2010). Дополнительная моторная зона обеспечивает упреждающий и реактивный контроль движений рук. J. Neurosci. 30, 14657–14675. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2669-10.2010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Черчленд, П. С. и Черчленд, П. М. (2013). «Что такое убеждения?», В Нейронная основа систем человеческих убеждений , ред. Ф. Крюгер и Дж. Графман (Hove: Psychology Press), 1–17.

Корлетт П. Р., Эйткен М. Р., Дикинсон А., Шанкс Д. Р., Хани, Г. Д., Хани, Р. А. и др. (2004). Ошибка прогноза во время ретроспективной переоценки причинных ассоциаций у людей: данные фМРТ в пользу ассоциативной модели обучения. Neuron 44, 877–888. DOI: 10.1016 / j.neuron.2004.11.022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корлетт П. Р., Тейлор Дж. Р., Ван Х. Дж., Флетчер П. К. и Кристал Дж. Х. (2010).К нейробиологии заблуждений. Прог. Neurobiol. 92, 345–369. DOI: 10.1016 / j.pneurobio.2010.06.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cwik, J. C., Sartory, G., Schürholt, B., Knuppertz, H., and Seitz, R.J. (2014). Активация задней средней линии во время провокации симптомов при остром стрессовом расстройстве: исследование фМРТ. Фронт. Психиатрия 5:49. DOI: 10.3389 / fpsyt.2014.00049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А.Р. (1998). Эмоции с точки зрения целостной нервной системы. Brain Res. Ред. 26, 83–86. DOI: 10.1016 / S0165-0173 (97) 00064-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Файнберг, Т. Е., Шиндлер, Р. Дж., Фланаган, Н. Г., и Хабер, Л. Д. (1992). Два синдрома чужой руки. Неврология 42, 19–24. DOI: 10.1212 / WNL.42.1.19

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фестингер, Л. А. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Google Scholar

Галлахер, С. (2000). Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn. Sci. 4, 14–21. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (99) 01417-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудкинд М., Эйкхофф С. Б., Оатес Д. Дж., Цзян Ю., Чанг А., Джонс-Хагата Л. Б. и др. (2015). Определение общего нейробиологического субстрата психического заболевания. Психиатрия JAMA 71, 1222–1230. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2014.1100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Графф-Рэдфорд, Дж., Рубин, М. Н., Джонс, Д. Т., Аксамит, А. Дж., Альског, Дж. Э., Кнопман, Д. С. и др. (2013). Феномен чужой конечности. J. Neurol. 260, 1880–1888. DOI: 10.1007 / s00415-013-6898-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грей, Дж. Р., Бравер, Т. С., и Райхл, М.Э. (2002). Интеграция эмоций и познания в боковой префронтальной коре. Proc. Natl. Акад. Sci. США 99, 4115–4120. DOI: 10.1073 / pnas.062381899

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэйр, Т. А., О’Догерти, Дж., Камерер, К. Ф., Шульц, В., и Рангель, А. (2008). Диссоциация роли орбитофронтальной коры и полосатого тела в вычислении значений цели и ошибки прогноза. J. Neurosci. 28, 5623–5630. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1309-08.2008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хольцер, П. (2017). «Интероцепция и внутренние ощущения: влияние бессознательных телесных сигналов на функции мозга, поведение и процессы убеждений», в «Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитоспособности» , ред. Х. Ф. Энджел, Л. Овьедо, Р. Ф. Палоциан, ALC Runehov, и RJ Seitz (Dordrecht: Springer), 435–442. DOI: 10.1007 / 978-3-319-50924-2_31

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Исидзу, Т., и Зеки, С. (2011). К теории красоты, основанной на мозге. PLoS ONE 6: e21852. DOI: 10.1371 / journal.pone.002 / 1852

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ивер А., Линднер А., Каган И. и Андерсен Р. А. (2010). Подготовительная двигательная активность задней теменной коры модулируется субъективно по абсолютной величине. PLoS Biol. 8: e1000444. DOI: 10.137 / journal.pbio.1000444

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дженсен, К.B., Kaptchuk, T.J., Kirsch, I., Raicek, J., Lindstrom, K.M, Berna, C., et al. (2012). Бессознательная активация болевых реакций на плацебо и ноцебо. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, 15959–15964. DOI: 10.1073 / pnas.1202056109

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонсон, С. Г. Б., Торговец, Т., и Кейл, Ф. К. (2015). «Предсказания, основанные на неопределенных убеждениях», в материалах 37-й ежегодной конференции Общества когнитивных наук , ред.К. Ноэль, Р. Дейл, А. С. Варлаумонт, Дж. Йошими, Т. Мэтлок, К. Д. Дженнингс и др. (Остин, Техас: Общество когнитивных наук), 1003–1008.

Google Scholar

Леунг, Х. С., и Цай, В. (2007). Общая и дифференциальная вентролатеральная префронтальная активность при торможении движений рук и глаз. J. Neurosci. 7, 9893–9900. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.2837-07.2007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лейтхольд, Х., Кункель, А., Маккензи И.Г., Филик Р. (2015). Онлайн-обработка моральных проступков: свидетельство ERP для спонтанной оценки. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10, 1021–1029. DOI: 10.1093 / сканирование / nsu151

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маасен, Х. (2017). «Структура доверия в метафизике опыта Уайтхеда», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования , ред. Х. Ф. Анхель, Л. Овьедо, Р.Ф. Палоциан, А. Л. С. Рунехов, Р. Дж. Зейтц (Дордрехт: Springer), 217–236. DOI: 10.1007 / 978-3-319-50924-2_16

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мартин Л. Э., Поттс Г. Ф., Бертон П. К. и Монтегю П. Р. (2009). Электрофизиологические и гемодинамические реакции на нарушение прогноза вознаграждения. Нейроотчет 20, 1140–1143. DOI: 10.1097 / WNR.0b013e32832f0dca

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейснер, К.(2017). «Вера в эффективность лечения: от плацебо к доверию и обратно», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования , ред. Х. Ф. Ангел, Л. Овьедо, Р. Ф. Палуциан, ALC Рунехов и Р. Дж. Зейтц. (Дордрехт: Springer), 125–137. DOI: 10.1007 / 978-3-319-50924-2_9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майерс, М. Г., Кэрнс, Дж. А., и Сингер, Дж. (1987). Форма согласия как возможная причина побочных эффектов. Clin. Pharmacol. Ther. 42, 250–253. DOI: 10.1038 / clpt.1987.142

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Палуциан, Р. Ф., и Мукаи, К. Дж. (2017). «Вера, запоминание и воображение: корни и плоды созданных и переделанных значений», в книге «Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитоспособности» , ред. Х.-Ф. Анхель, Л. Овьедо, Р. Ф. Палуциан, А. Л. С. Рунехов и Р. Дж. Зейтц (Дордрехт: Springer), 39–49.

Google Scholar

Палуциан, Р.Ф. и Парк К. Л. (2013). «Направления будущего психологии религии и духовности: достижения в области методологии и смысловых систем», в справочнике по психологии религии и духовности , 2-е изд., Ред. Р.Ф. Палоциан и К.Л. Парк (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд) Press), 651–665.

Google Scholar

Пассингем, Р. Э., Бенгтссон, С. Л., и Лау, Х. С. (2010). Медиальная лобная кора: от самогенерируемых действий к размышлениям о собственных действиях. Trends Cogn. Sci. 14, 16–21. DOI: 10.1016 / j.tics.2009.11.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфурчеллер, Г., Андраде, А., Кошутниг, К., Бруннер, К., и Лопеш да Силва, Ф. (2014). Инициирование произвольных движений по собственному желанию и постоянные BOLD-колебания 0,1 Гц в островке — экспериментальное исследование. Фронт. Интегр. Neurosci. 8:93. DOI: 10.3389 / fnint.2014.00093

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Филиппы, К.Л., Дафф, М. К., Денбург, Н. Л., Транель, Д., и Рудрауф, Д. (2012). Повреждение медиального PFC устраняет эффект самореференции. J. Cogn. Neurosci. 24, 475–481. DOI: 10.1162 / jocn_a_00138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Питтиг А., ван ден Берг Л. и Вервлит Б. (2016). Ключевая роль обучения угасанию при тревожных расстройствах: поведенческие стратегии для улучшения лечения на основе воздействия. Curr. Opin. Психиатрия 29, 39–47.DOI: 10.1097 / YCO.0000000000000220

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ру Ф., Вибрал М., Мор Х. М., Сингер В. и Улхас П. Дж. (2012). Активность гамма-диапазона в префронтальной коре человека кодирует количество соответствующих элементов, хранящихся в рабочей памяти. J. Neurosci. 32, 12411–12420. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0421-12.2012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рашворт, М. Ф. С., Хэдланд, К.А., Паус, Т., и Сипила, П. К. (2002). Роль медиальной лобной коры головного мозга человека в переключении задач: комбинированное исследование фМРТ и ТМС. J. Neurophysiol. 87, 2577–2592. DOI: 10.1152 / jn.00812.2001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шефер А. и Грей Дж. Р. (2007). Роль миндалины человека в высшем познании. Rev. Neurosci. 18, 355–363. DOI: 10.1515 / REVNEURO.2007.18.5.355

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шульце-Крафт, М., Бирман, Д., Рускони, М., Аллефельд, К., Гёрген, К., Дане, С. и др. (2016). Точка невозврата в наложении вето на самостоятельные движения. Proc. Natl. Акад. Sci. США 113, 1080–1108. DOI: 10.1073 / pnas.1513569112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, Н. (2001). «Чувства как информация. Влияние аффективных влияний на обработку информации », в Теории настроения и познания. Руководство пользователя , ред. Л. Л.Мартин и Дж. Л. Клор (Лондон: Psychology Press), 159–176.

Google Scholar

Шварц, Н. (2011). «Теория ощущений как информации», в справочнике по теориям социальной психологии , ред. П. Ван Ланге, А. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Лондон: Sage Publishing).

Зейтц, Р. Дж. (2017). «Убеждения и вера как возможные цели для нейробиологических исследований», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитоспособности , ред.-F. Анхель, Л. Овьедо, Р. Ф. Палуциан, А. Л. С. Рунехов и Р. Дж. Зейтц (Дордрехт: Springer), 69–80. DOI: 10.1007 / 978-3-319-50924-2_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зейтц, Р. Дж., И Ангел, Х. Ф. (2014). Психология религии и духовности: создание смысла и процессы веры. Религия. Brain Behav. 5, 118–178. DOI: 10.1080 / 2153599X.2014.8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зейтц, Р. Дж., Франц, М., Азари, Н.П. (2009). Ценностные суждения и самоконтроль действий: роль медиальной лобной коры. Brain Res. Ред. 60, 368–378. DOI: 10.1016 / j.brainresrev.2009.02.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зейтц, Р. Дж., Никель, Дж. И Азари, Н. П. (2006). Функциональная модульность медиальной префронтальной коры: участие в человеческой эмпатии. Нейропсихология 20, 743–751. DOI: 10.1037 / 0894-4105.20.6.743

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зейтц, Р.J., Paloutzian, R.F., and Angel, H.-F. (2016). Процессы веры: откуда они берутся? Для чего они нужны? F1000 Исследование 5: 2573. DOI: 10.12688 / f1000research.9773.2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сенсен, М., Берг, Г. (2017). «Принятие решений и кредитование с точки зрения микробов», в «Процесс веры: получение, поддержание и изменение кредитования» , ред. Х. Ф. Ангел, Л. Овьедо, Р. Ф.Палуциан, А. Л. С. Рунехов и Р. Дж. Зейтц (Dordrecht: Springer), 443–450.

Google Scholar

Ситарам, Р., Кариа, А., Вейт, Р., Габер, Т., Руис, С., и Бирбаумер, Н. (2014). Волевой контроль переднего островка у криминальных психопатов с использованием нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени: пилотное исследование. Фронт. Behav. Neurosci. 8: 344. DOI: 10.3389 / fnbeh.2014.00344

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шталь А.Э., Фейгенсон Л.(2015). Когнитивное развитие. Наблюдение за неожиданным помогает младенцам в обучении и исследованиях. Наука 348, 91–94. DOI: 10.1126 / science.aaa3799

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сугиура М., Зейтц Р. Дж. И Анхель Х. Ф. (2015). Модели и нейронные основы процесса веры. J. Behav. Brain Sci. 5, 12–23. DOI: 10.4236 / jbbs.2015.51002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теске, Дж. А.(2007). «Узы воли. Нейропсихология субдоксальной веры », в Человечество, мир и Бог — понимание и действия, , ред. У. Дресс, Х. Мейзингер и Т. А. Смедес (Лунд: Лундский университет), 27–44.

Google Scholar

Торн, К. А., Грейбил, А. М. (2014). Дифференциальное вовлечение и связанная с обучением динамика спайковой и потенциальной активности локального поля в сенсомоторном и ассоциативном полосатом теле. J. Neurosci. 34, 2845–2859. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.1782-13.2014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тога, А. В., и Мацциотта, Дж. К. (2000). Составление карты мозга. Системы. Сан-Диего, Калифорния: Acadamic Press.

Google Scholar

Вейт, Р., Коникар, Л., Клинцинг, Дж. Г., Барт, Б., Йилмаз, О., и Бирбаумер, Н. (2013). Недостаточная обусловленность страха при психопатии как функция межличностных и аффективных нарушений. Фронт. Гм. Neurosci. 7: 706.DOI: 10.3389 / fnhum.2013.00706

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вегнер Д. М. (2003). Лучшая уловка ума: как мы переживаем сознательную волю. Trends Cogn. Sci. 7, 65–69. DOI: 10.1016 / S1364-6613 (03) 00002-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг, Г. Б., и Пиготт, С. Е. (1999). Нейробиологические основы сознания. Arch. Neurol. 56, 153–157. DOI: 10.1001 / archneur.56.2.153

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нарушение ожиданий как значение для процесса убеждения

Front Psychol.2017; 8: 772.

Ханс-Фердинанд Анхель

1 Институт катехетики и религиозной педагогики, Университет Граца, Грац, Австрия

Рюдигер Дж. Зейтц

2 Отделение неврологии, Центр неврологии и нейропсихиатрии, LVR-Klinikum Düsseldorf, медицинский факультет, Heinrich-Heine-Universität Düsseldorf, Дюссельдорф, Германия

1 Институт катехетики и религиозной педагогики, Университет Граца, Грац, Австрия

2 Центр неврологии и неврологии Нейропсихиатрия, LVR-Klinikum Düsseldorf, медицинский факультет, Heinrich-Heine-Universität Düsseldorf, Düsseldorf, Германия

Под редакцией: Karin Meissner, Ludwig-Maximilians-Universität München0005, Германия Review Китай; Клаус Линде, Технический университет Мюнхена, Германия

Эта статья была отправлена ​​в Cognition, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 5 октября 2016 г .; Принята в печать 26 апреля 2017 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Для целей данного сообщения постулируется, что нарушение ожиданий означает тревожное событие или конфликт, мешающий ранее установленному психическому состоянию, которое дает твердое убеждение или чувство уверенности. Согласно этой гипотезе нарушение ожидания противоречит предсказаниям и намерениям, которые были достигнуты на основе накопленного опыта, оценок и фактического настроения. Мы будем утверждать, что понятие убеждения как статичного или стабильного, которое обычно описывается такими выражениями, как «мое убеждение» или «наше общее убеждение», должно быть расширено, чтобы приспособиться к процессу формирования убеждений.Модель доверия подчеркивает процедурный аспект веры, благодаря которому «процесс веры» становится похожим на другие психологические процессы. Мы опишем, что «нарушение ожидания» может быть расшифровано с точки зрения доверия и имеет функциональные корреляты мозга.

Ключевые слова: доверие, функциональная визуализация, поведение, оценка, эмоции, познание

Введение

В этой статье мы будем утверждать, что ожидание чего-то, что произойдет в будущем, является важным вопросом для процесса убеждения.Следовательно, мы понимаем нарушение ожиданий, а также вопрос для процесса веры. Точнее, мы хотим представить идею о том, что процессы веры лежат в основе ожиданий, а также поведенческих и нейрофизиологических реакций на их нарушения. Чтобы подкрепить это понятие, мы покажем, что можно описать реакции на такой (когнитивный) конфликт в рамках теоретических рамок, установленных новой моделью доверия. Такой подход может обогатить дискуссию о нарушении ожиданий теоретическими аспектами, которые до сих пор не обсуждались.Решающее значение для этого обсуждения имеет модель доверия, которая будет объяснена в некоторых аспектах в этой статье. Это включает в себя многоуровневое отображение данных (Paloutzian and Park, 2013; Paloutzian and Mukai, 2017) или двунаправленный «перевод» данных и концепций с одного уровня анализа на смежный уровень анализа, чтобы оценить степень, в которой они соответствовать. В частности, в этой статье рассматривается нарушение ожиданий как на психологическом, так и на нейробиологическом уровне анализа.Психологический уровень описывает психические процессы, задействованные в воображении, отображении убеждений из сложного мира неоднозначной информации, а также в различных словесных и концептуальных головоломках, создаваемых этим. Уровень нейробиологии описывает исследования того, как эти процессы работают в человеческом мозге.

Таким образом, мы хотим обсудить (1) общую гипотезу и (2) конкретную гипотезу, основанную на общей гипотезе.

  • простой

    Гипотеза 1: Нарушение ожиданий связано с процессами веры.

  • простая

    Гипотеза 2: В рамках модели кредитования «нарушение ожидания» может быть выражено по отношению к так называемой функции вложенности.

Чтобы сделать понятным, что «нарушение ожиданий связано с процессами веры», мы покажем, что можно выразить «нарушение» в терминах доверия (части II – IV). Чтобы показать, что в рамках модели кредитования «нарушение ожидания» может быть выражено по отношению к функции вложенности, мы хотим проработать этот аспект, переведя данный пример на язык, связанный с кредитованием (части V – VII).Это намерение требует пошагового представления составляющих характеристик модели кредитования.

Процесс веры — новый взгляд на нарушение ожиданий

Говорить о процессе веры — редкость. Скорее, мы знакомы с использованием выражений «вера» или «вера». Это употребление существительных широко распространено и преобладает. Использование существительных не лишено эффекта, поскольку оно подразумевает (по крайней мере, косвенно) понятие веры как государства (Churchland and Churchland, 2013).Было обнаружено, что такие устойчивые убеждения следуют цифровому коду, который является либо истинным, либо ложным (Johnson et al., 2015). Но, предполагая, что процесс веры относится к умственной деятельности или процессам, более уместно применить словесное выражение «верить». Однако то, что на первый взгляд может показаться простой лингвистической стилистикой, — это, напротив, нетривиальный сдвиг в понимании. Такой подход к вопросу веры позволяет на нескольких уровнях изменить мышление, которое можно обозначить как «От вопроса веры к вопросу веры».Некоторые аспекты этой трансформации были объяснены в другом месте (Angel, 2017). Но в этом общении мы имеем в виду не только новую концепцию процесса веры. Мы основываем свои размышления на «нарушении ожиданий» на нашей модели, которая стремится имитировать психологический процесс веры. Эта модель станет ориентиром для нашей точки зрения на вопрос о нарушении ожиданий.

Концептуальная структура процесса веры и результирующая «модель доверия» предполагают, что процесс веры является фундаментальной функцией мозга, которая происходит много раз в день в повседневной жизни (Angel and Seitz, 2016).Модель процесса убеждения включает в себя ряд операционных подфункций, которые демонстрируют удивительную гомологию с нейрофизиологическими процессами, как было недавно подробно описано. Центральным элементом модели является так называемая функция замкнутости, которая обозначает самоорганизующуюся вероятностную сборку атрибутов данного объекта или события в связное мысленное представление. Эти согласованные конструкции знаний охватывают формальные описания воспринимаемых встреч, которые могут быть выражены в терминах объективных показателей, а также связанных с ними личных ценностей, как описано ниже.Важно отметить, что люди используют эти мысленные конструкции для выбора наиболее подходящего для предмета в данной ситуации. Другими словами, восприятие преобразуется так называемой функцией преобразователя в намеченное действие, которое является частью всего пространства действия и направлено в нем. Эта кибернетическая модель предполагает, что мыслительные операции опосредуются предполагаемым оператором в человеческом мозгу и могут быть стабилизированы повторениями аналогично процессу обучения. Установки, гормональные состояния и фармацевтические препараты могут модулировать эти умственные операции.

Соответственно, процессы веры связывают прошлый сенсорный опыт субъекта с его / ее предсказаниями на будущее. Эти прогнозы соответствуют личным ожиданиям, имеющим эмоциональные нагрузки высокой субъективности. Ментальные репрезентации прошлого опыта являются вероятностными по своей природе, включая приписывание субъективного значения восприятию (Seitz and Angel, 2014). И наоборот, на основе таких вероятностных представлений о прошлом генерируются будущие действия, которые руководствуются вероятностными прогнозами вознаграждения и затрат для достижения данной цели (Barsalou, 2009; Angel and Seitz, 2016).Действуя в своем социальном окружении, люди постоянно сталкиваются с неожиданными событиями и противоречиями со стороны других. Другими словами, люди постоянно испытывают нарушение своих ожиданий. Соответственно, нарушение ожиданий — частое событие, с которым испытуемые должны уметь справляться. В конечном итоге нарушение может привести к полному отрицанию ожидания. В этом случае это приведет к тяжелому эмоциональному вызову у ожидающего субъекта, влияющему на его / ее последующее поведение.Таким образом, есть веские основания полагать, что люди должны научиться справляться с нарушением своих ожиданий. Такие нарушения ожиданий являются определенными событиями, в то время как вероятностные представления о создании смыслов и ожиданий эволюционировали с течением времени в результате повторяющихся воздействий и поведения. Таким образом, нарушение ожидания может — но не обязательно — привести к модификации вероятностного представления или определенного убеждения.

Кроме того, субъекты оценивают объекты и события внешнего мира с точки зрения их личной значимости (Seitz et al., 2009). Эти оценочные суждения включают самоанализ, значения целей, значения решений и ошибки прогнозирования (Hare et al., 2008). Здесь мы хотели бы определить оценку как процесс, посредством которого объекты и события оцениваются действующими субъектами с точки зрения полезности и выгод. Вероятностное суждение — это точка зрения от первого лица по умолчанию: «Что это значит для меня?» (Зейтц и Ангел, 2014). Суждение неявно нагружено эмоциональными категориями, такими как счастье, гнев, страх, удивление и отвращение.Эти эмоции вызывают немедленные реакции субъекта и обычно вызывают ощущения изнутри тела, включая учащенное сердцебиение, дрожь и жар в голове, как утверждал Дамасио (1998). Личное суждение включает в себя автоматическую обработку эмоций, а также контролируемые когнитивные процессы, которые демонстрируются поведенчески и с использованием записей, связанных с событиями (Morewedge and Kahneman, 2010; Leuthold et al., 2015). Эти процессы могут в конечном итоге стать сознательно доступными для субъекта, что имеет решающее значение для управления его поведением.

Общим для этих когнитивных процессов является отношение к субъективным категориям, таким как воспоминания, отношения, желания и надежды (Corlett et al., 2004; Seitz et al., 2016). Но эти субъективные категории также могут быть абстрактными категориями общей ценности, такими как мораль, справедливость и этика. Ценностные суждения, основанные на субъективном восприятии точки зрения, тесно связаны с самосознанием, которое включает в себя самооценку, различия между собой и другими людьми и особенность собственных мыслей (Young and Pigott, 1999; Gallagher, 2000).Таким образом, люди воспринимают себя как причинных агентов и авторов собственных действий и поведения, являющихся результатом конструкции post hoc бессознательного процесса принятия решений (Gallagher, 2000; Wegner, 2003). Важно отметить, что субъекты оценивают достоверность своих выводов и прогнозов с точки зрения достоверности, убедительности и подтверждающих доказательств. В положительном случае субъект приходит к убеждению, что он / она принимает это личное толкование как истинное или само собой разумеющееся и, таким образом, имеющее личную важность.Следовательно, субъект верит в это, поскольку он / она не знает, действительно ли информация верна (Seitz et al., 2016). Кроме того, эмоциональная нагрузка является частью вероятностного мысленного представления объектов или событий, определяющего их значимость для субъекта и ожидания, которые субъект имеет в отношении них. В конечном итоге это можно перевести в сферу морали и этики, применяемую в группах и обществах (Seitz et al., 2016). Соответственно, нарушение такого ожидания является эмоциональным нарушением, которое сильно повлияет на отношение данного субъекта к тому, чему учиться уже во время младенческого развития (Stahl and Feigenson, 2015).Точно так же было показано, что обучение угасанию способно глубоко влиять на поведенческие паттерны, как при тревожных расстройствах (Pittig et al., 2016).

Процесс веры — неявные изменения для новой перспективы

Чтобы понять «нарушение ожидания» с точки зрения процесса веры, мы подробно опишем основы этой инновационной точки зрения. На пути от вопроса о вере к вопросу о вере мы разрабатываем здесь три аспекта, которые являются фундаментальными для трансформации традиционного мышления, связанного с убеждениями.

Кредитоспособность: от существительного к глаголу

Это огромный сдвиг парадигмы, чтобы преобразовать связанные с существительными концепции «веры» в концепции, связанные с глаголами. Акцент на теме процесса веры можно более точно выразить понятием «пока кто-то верит».

Кредитование: процесс

Умственная деятельность, лежащая в основе веры, мы охватываем термином кредитование. Важно то, что их следует понимать как процессы. Возникает вопрос «что такое процесс».Здесь мы касаемся долгой истории европейского мышления, которое имеет одну из своих прекрасных отправных точек в понимании мира как «беглого», что было блестяще выражено ( panta rhei , все течет), приписываемым досократовским Гераклит. Также в современной философии ведется яркая дискуссия об эпистемическом состоянии процесса мышления. Этот термин был разработан как широкая область интересов — спорно, следует ли говорить о философии процесса — и возник в трудах Бергсона, Мерло-Понти и Уайтхеда, указывая на то, что процесс составляет изменение, происходит во времени и взаимодействует со временем.Время снова является весьма спорным понятием в философии, и понимание времени не может быть сведено к вопросу «измерения» времени. Мы предполагаем, что для описания нормальных процессов веры необходима теоретико-процессуальная основа (Angel, 2015). Преобразование концепций, связанных с существительными, которые понимают веру в статическом смысле, в связанную со временем концепцию текучих процессов веры, позволяет опираться на теоретические концепции процессов. После этого может быть предпринята задача исследования, в какой степени структура доверия совместима с Метафизикой опыта Уайтхеда (см.Маасен, 2017).

Источники: не по религии

Наконец, необходимо прямо заявить, что концепция доверия не находится в рамках религии. Фактически, мы хотим подчеркнуть, что кредитование не понимается как «религиозный» процесс. Об этом важно упомянуть, поскольку часто религия спонтанно ассоциируется с «верой / верой». Эта связь между верой и религией возникла в результате давней традиции западного мышления. Однако с процессуальной точки зрения эта связь вводит в заблуждение.Важно отметить, что доверие относится к религиозному и светскому контексту и не является предварительным условием обращения к религии, чтобы понять доверие (Seitz et al., 2016).

Модель кредитования — основные аспекты

До недавнего времени не существовало термина для «процесса веры», охватывающего понятие в обычном языке, а также в философии или когнитивной науке. Чтобы решить эту терминологическую проблему, которая препятствовала междисциплинарному дискурсу, в научную дискуссию был введен термин «доверие» (Angel, 2013a).Концепция «доверия» возникла из антропологического взгляда на религиозный опыт и, следовательно, из попытки понять «религиозность» (Ангел, 2013b). Примечательно, что неологизм «доверие» был придуман для обозначения процессов веры, которые охватывают как религиозные, так и светские верования. Этот термин происходит от латинского « credere » (верить) и сформирован по аналогии с другими психологическими терминами, такими как познание (лат. cogitare = думать / размышлять) или эмоции (лат. movere = двигаться).

Концепция доверия утверждает, что нормальная вера неразрывно связана с познанием и эмоциями (Sugiura et al., 2015; Angel, 2016). В связи с этим возникает вопрос, как мы можем представить себе взаимодействие доверия с взаимозависимыми когнитивными и эмоциональными процессами. Модель доверия предполагает, что вера включает в себя нейропсихологические функции, которые перекрываются, но не равны функциям познания и эмоций (Angel and Seitz, 2016).

Чтобы выразить «нарушение ожидания» в терминах модели кредитования, необходимо выделить некоторые основные черты модели кредитования. Следует отметить, что для целей данной презентации мы принимаем модель кредитования как данность, хотя в настоящее время продолжаются научные исследования характера процесса веры 1 . По причине данной статьи модель кредитования достаточно устойчива, так как поддерживается множеством данных из разных областей исследований.Кроме того, мы постулируем, что нарушение ожидания означает тревожное событие, мешающее ранее установленному психическому состоянию, которое вызвало твердое убеждение или чувство уверенности. Следует подчеркнуть, что процесс веры, который привел к твердой вере или чувству уверенности, принадлежит прошлому. Напротив, вероятностное ожидание, основанное на результате процесса веры, которое относится к будущему, нарушается мгновенным событием.

Bab и Bab-Blob-Configuration

В модели кредитования предполагаемые процессы вызываются и воздействуют на метатеоретические единицы, которым были присвоены эвристические метки.С этой целью мы описываем в следующих параграфах (a) термин «bab» и, как следствие, производные концепции, такие как blob, bab-blob-configuration и «характеристики bab», и (b) закрывающая функция, которая имеет была введена как одна из четырех предполагаемых функций кредитования. Примечательно, что невозможно описать функцию ограждения, не обращаясь к характеристикам баб. И наоборот, любое объяснение любого свойства соответствующего bab или свойства конфигурации bab-blob имеет смысл для понимания функции включения.Термины «баб» и «капля» являются новыми и до сих пор не существовали (по крайней мере, в предлагаемом здесь смысле). Почему было необходимо ввести эти новые термины? Две основные причины:

Первая причина заключается в том, что недавние научные открытия меняют наш взгляд на взаимосвязь эмоций и познания, но пока не повлияли на наш повседневный язык. «Баб» — это термин, отражающий эти результаты. Вторая причина заключается в том, что необходима базовая единица для кредитования, и в качестве такой базовой единицы можно предложить термин (и понятие) «баб».

Перекрывающиеся процессы эмоций и познания

Эмоции и познания рассматриваются как две разные области, охватывающие отдельные и частично противоречивые аспекты функции мозга. На основании результатов нейровизуализации есть эмпирические данные, свидетельствующие о том, что эмоции и познание обрабатываются в перекрывающихся областях боковой префронтальной коры, благодаря чему оба могут способствовать контролю мысли и поведения (Gray et al., 2002). Более того, текущие данные предоставляют убедительные доказательства того, что на рабочую память и биоэлектрическую активность в латеральной префронтальной коре могут влиять аффективные переменные (Schaefer and Gray, 2007; Roux et al., 2012). Хотя было показано, что эмоции включают миндалевидное тело и орбитофронтальную кору головного мозга (Rolls, 2006), познание включает в себя различные аспекты умственной деятельности, такие как производство речи, процессы памяти, внимание и процессы обучения, которые обрабатываются по широко распространенным цепям в теменной, височной и теменной областях, и лобные области коры, а также в миндалине (Toga and Mazziotta, 2000; Schaefer and Gray, 2007). Убеждения важно учитывать, поскольку они, как было показано, влияют на рассуждение и активность мозга, связанную с рассуждением (Goel and Dolan, 2003).Таким образом, данное предложение может различаться по своему личному эмоциональному значению.

Поскольку европейские языки не предоставляют термин для выражения совпадения познания и эмоций в метатеоретическом смысле, существует несоответствие между способностью фактического языка (языков) и фактическим состоянием знаний, показывающее необходимость дополнения слово «пул» с терминами, которые могут выразить эти данные. Чтобы воплотить результаты нейробиологии в рамках лингвистических возможностей, был предложен термин «баб» (Angel, 2013a; Angel and Seitz, 2016).Термин «баб» означает в лингвистическом, а не математическом смысле: «суждение + эмоция».

Баб как основная единица процесса веры

Модель кредитования подчеркивает характер процесса веры и, тем самым, подвижность верований. Один из самых важных вопросов — как определить основную единицу процесса веры. Важно, чтобы такая единица соответствовала двум основным требованиям:

  • простая • Во-первых, она должна обеспечивать теоретическую основу, которая учитывает плавность процесса убеждения и которая позволяет интегрировать различные научные описания (физические, биологические, нейронные, поведенческие и т. д.).
  • простой • Во-вторых, он должен обеспечивать возможность объединения когнитивных и эмоциональных процессов под общим названием.

Термин «баб» соответствует обоим требованиям, и мы предлагаем этот термин для такого нового зонтичного термина, который может указывать на базовую единицу кредита (см. Дополнительную вставку 1).

Объявив «баб» базовой единицей, мы можем описать различные характеристики, которые мы присваиваем одной «баб». Термин «капля» используется для обозначения подсознательного «баба».Мы вернемся к вопросу о подсознательной обработке ниже, когда будем обсуждать процесс вложения.

Прежде всего, обратим внимание на характеристики баб. Вследствие его умственной функции ребенку можно присвоить четыре характеристики — и, следовательно, каждому ребенку в конфигурации «баб-капля».

  • простой • Содержание пропозиции: «баб» можно описать как предложение, например: «Я вижу что-то красное» или «Я упал на что-то острое». Утверждение становится явным благодаря таким утверждениям, как: «Я вижу этот шар красным» или «Я чувствую этот нож острым».
  • простой • Эмоциональный момент: например, красный свет может восприниматься как красивый, теплый или привлекательный, в то время как острый предмет может быть неприятным, вредным и, следовательно, пугающим. Обратите внимание, что термин «баб» включает в себя подсознательный эмоциональный момент в дополнение к пропозициональному содержанию. Когда эта информация выражается вербально, «баб» достигает явного осознания как в говорящем, так и в слушающем субъекте.
  • простой • Чувство могущества: перспектива субъекта на «малыша» не ограничивается валентностью эмоции, но также включает интенсивность эмоции, которая отражается в «чувстве могущества».Таким образом, эта шкала эмоции как сильной или слабой присуща предложению «баб».
  • простой • Чувство уверенности: эта характеристика отражает убежденность человека в том, что «баб» отражает свойство объекта или события. То же самое суждение о младенце может иметь высокую степень достоверности, в то время как для других оно является неопределенным. Например, «Я вижу что-то красное» или «Я вижу что-то резкое» имеет высокую степень достоверности при дневном свете и низкую степень достоверности при слабом освещении.

Примечательно, что в процессе веры «бабы» не «существуют» как отдельные «монады», а как составные «баб-конфигурации». В частности, «бабы» включают физические атрибуты, такие как цвет и форма, и личные атрибуты, такие как субъективное значение и релевантность. Фактически, «бабы» представляют собой фрагменты знания с эмоциональной нагрузкой, которые собраны в согласованные конструкции знаний, так называемую стабилизированную «конфигурацию баб-блобов» (см. Дополнительную вставку 2).

Четыре функции кредитования

Как указано в модели кредитования, процесс веры состоит из четырех концептуально последовательных — но тем не менее в действительности сильно переплетенных — ментальных функций, которые называются функцией вложенности, функцией преобразователя, функцией стабилизатора и функцией модулятора ( см. Дополнительную вставку материалов 3).Примечательно, что можно говорить о «функции преобразователя» или «процессе преобразователя» в зависимости от точки зрения, которую выбирают для применения. В следующих разделах мы объясним некоторые аспекты функции ограждения.

Что касается ограничения места, мы не обсуждаем более подробно другие функции в этой статье. Просто упомяну, что функция преобразователя означает, что восприятие преобразуется в намеченное действие, которое является частью пространства действия и направлено в нем. В этом процессе используется предсказание стоимости и вознаграждения, а также ожидание будущих событий, заложенное в вере (Angel and Seitz, 2016).Эта кибернетическая модель доверия предполагает, что мыслительные операции опосредуются предполагаемым оператором в человеческом мозге и могут быть стабилизированы повторениями аналогично процессу обучения. Установки, гормональные состояния, фармацевтические агенты и физические угрозы, которые действуют на человека в целом, могут серьезно повлиять или модулировать эти психические операции.

Мы не будем обсуждать стабилизирующую функцию, которая имеет отношение к интеграции переживаний и их интеграции в более широкую структуру создания смысла, зависящую от баланса.Мы хотим заявить, что эти три функции считаются универсально эффективными, тогда как четвертая функция, называемая функцией модулятора, строго привязана к отдельным людям.

Функция вложенности

В дополнение к нейропсихологическим темам, таким как восприятие, действие, оценка и стабилизация, одной из подфункций модели доверия является так называемая функция вложенности. Он обозначает самоорганизующийся вероятностный набор ментальных атрибутов.Таким образом, функция ограждения — это мысленный процесс, создающий или изменяющий «bab-конфигурации» или, другими словами, различные характеристики объекта или события, которые связаны друг с другом для определения их характеристик и ценности. С этой точки зрения bab-конфигурации — это подмножества установок, которые активируются, когда начинается процесс веры (Angel, 2013a; Angel and Seitz, 2016). Согласованные конструкции знания охватывают формальные описания воспринимаемых встреч, которые могут быть выражены в терминах объективных показателей, а также связанных с ними личных ценностей.Личные ценности отражают значение и актуальность объекта или события для данного человека (Зейтц и Ангел, 2014). Обратите внимание, что психологическое описание психических процессов, задействованных в воображении, формировании убеждений из сложного мира неоднозначной информации, а также различных словесных и концептуальных головоломок, созданных таким образом, выходит за рамки темы данной статьи. Следовательно, разумно предположить, что системный уровень состоит из ряда различных процессов создания значений и позволяет гибко переставлять различные значения с течением времени ( Рисунок ).

Функция включения включает в себя композицию идентифицированных (bab) и подсознательных (blob) свойств объекта или события. Эти композиции сбалансированы, но непрерывно развиваются, что позволяет охватить даже свойство с противоположной валентностью (clum).

Поскольку многие стимулы не достигают нашего сознания, мы должны учитывать также подсознательный аспект (Теске, 2007) в модели кредитования. Как уже упоминалось, для ребенка, который остается подсознательно, был введен искусственный термин «капля».Вот почему мы должны говорить о «конфигурации bab-blob», а не о «конфигурации bab». Мы предполагаем, что эффекты плацебо или ноцебо (Myers et al., 1987; Benedetti et al., 2006; Jensen et al., 2012) являются яркими примерами объяснения такого процесса веры (Meissner, 2017).

Термин «clum» указывает на раздражающий момент, который обсуждается в процессе ограждения. Процесс вложения имени происходит от функции, с помощью которой раздражающий комок «включается» или не включается в конфигурацию bab-blob.Внутренний процесс, который участвует в периоде «открытого результата», подходит к концу, когда clum будет интегрирован или нет в ранее существовавшую конфигурацию bab-blob. Среди других аспектов большое значение имеют процессы оценки. Таким образом, функция огораживания взаимосвязана с процессами оценки.

Процесс вложения бросает вызов существующей до сих пор конфигурации bab-blob. В ходе этого процесса ранее приобретенные «знания», которые хранятся в фактической конфигурации баб-блобов, будут корректироваться в соответствии с новыми внешними стимулами и связанными с ними внутренними ценностными терминами.Этот процесс настройки связан с системой внутреннего баланса, а также с системой создания смысла. Процесс веры помогает справиться с проблемами гомеостаза. На базовом уровне мы можем видеть гомеостатические телесные процессы. Наконец, мы должны подчеркнуть, что clum — это тоже «баб», но он обладает определенным свойством в процессе ограждения.

«Нарушение ожидания» в терминах кредитования

На основе модели кредитования «нарушение ожидания» может быть понято как мысленный процесс, который приводит к « осознанию того, что данная конфигурация bab-blob включает в себя ( или в комплекте) неадекватная баба. »В рамках модели кредитования специфическая характеристика« нарушения ожидания »связана с так называемым« комсом », который указывает на раздражающий момент. «Клум» имеет решающее значение для так называемой функции огораживания и, следовательно, для инициирования процесса кредитования. Но что касается ожидания, то «неуклюжий» должен обладать четко определенным свойством. В соответствии с нашим пониманием того, что «нарушение ожидания» может быть определено как «осознание того, что данная конфигурация баб-блобов включает (или включает) неадекватного баба», мы можем сформулировать гипотезу: пропозициональное содержание clum идентично с один из babs в конфигурации агента, но (математически произносимый) с отрицательным алгебраическим знаком.

В качестве примера «нарушения ожидания» с точки зрения кредитования приведем следующую ситуацию. Пример: кто-то забронировал рейс. Соответственно, человек считает, что он / она сможет отправиться в желаемый пункт назначения, и предпринял действия, обязательные для подготовки этой поездки. Подходя к выходу на посадку, человек рассчитывает получить посадочный талон и сесть в самолет. Но затем человек сталкивается с непредсказуемой информацией «рейс забронирован».

Наше следующее обсуждение относится в основном к характеристикам babs , а также к функции вложения кредита. Тем не менее, мы хотим обратить внимание на тот факт, что данное объяснение не является исчерпывающим описанием функции ограждения, а лишь выделит некоторые из необходимых аспектов.

Раздражение как образование слизи

Факт или событие, которое нарушает ожидания, должно быть описано как «раздражающий момент» и преобразовано таким образом, чтобы оно могло превратиться в «комок».Как уже упоминалось, обнаружение раздражающего момента является нормальным предварительным условием для любого начала процесса убеждения и запуска функции ограждения (см. Часть III). Пока что это вопрос восприятия, если что-то обнаруживается как раздражающий сигнал. В нашем примере раздражающий момент «рейс забронирован» передается в виде словесной информации и обращается к слуховой сенсорной системе. Конечно, характер сигналов и способ их восприятия могут сильно различаться. Например, обработка воспринимаемого статического объекта отличается в нескольких аспектах от обработки воспринимаемого события, которое должно кодироваться во времени.Но различия, связанные со свойством воспринимаемого «раздражения», не меняют общего объяснения того, как интегрируется clum.

Как мы можем представить себе вышеупомянутую гипотезу о том, что пропозициональное содержание clum идентично одному из babs в конфигурации агента, но (математически произносимое) с отрицательным алгебраическим знаком? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны объяснить, какие аспекты могут быть отнесены к кламу в случае «нарушения ожидания». Для этого мы должны прояснить, что может быть пропозиционально идентичным содержанием clum и bab.Здесь мы должны признать, что понятие «нарушение» можно понимать только как отдельное событие во времени, в то время как убеждение сохраняется во времени. Это означает, что концепции веры и нарушения включают разные временные аспекты.

Чтобы понять «характер нарушения», нужно начать с того момента, когда была определена «рамка» на возможное нарушение. В нашем примере это момент, когда было выполнено бронирование рейса. После бронирования рейса у человека будет сформироваться психическое состояние, дающее твердую уверенность или уверенное чувство, что он или она сможет использовать именно этот рейс.Мы можем перевести конец операции бронирования следующим образом: агент включил в свою конфигурацию bab объект с пропозициональным содержанием «рейс доступен».

Связь познания и эмоции

Поскольку «баб» по определению понимается как «предложение плюс эмоция» (см. Часть III), мы предполагаем, что эмоциональной нагрузкой этого конкретного «баба» будет «радость». Мы не можем здесь обсуждать, как эмоциональная нагрузка (радость) взаимодействует с когнитивным процессом, который считает логически несомненным, что «полет будет доступен».

Межгубные отношения

Мы также не можем обсуждать, как эмоционально положительный баб «полет будет доступен» взаимодействует с другими бабами в конфигурации. Конечно, эти конфигурации будут отличаться для разных субъектов в зависимости от их индивидуального опыта. Если кто-то никогда не попадал в такую ​​ситуацию, он или она, вероятно, не включили бы эмоционально могучую малышку «авиабилеты не гарантированы бронированием». Напротив, часто летающий пассажир интегрировал бы такую ​​малышку в свою конфигурацию.

Утверждение противоречия Клума и одного из Бабов

А теперь представьте, что произойдет, когда человек получит информацию: «На рейс больше нет билетов». Чтобы иметь возможность проверить гипотезу, мы должны проверить, может ли эта информация быть переведена в формулировку, идентичную пропозициональному содержанию слова «полет доступен». С лингвистической точки зрения информация «рейс забронирован» отрицательно идентична пропозициональному содержанию слова «рейс доступен».Таким образом, после получения информации о овербукинге мы имеем следующую ситуацию:

  • простой • Bab в конфигурации bab:
  • «рейс доступен» плюс эмоция «радость»
  • [(+ предложение) × эмоция (1)]
  • простой • Клам
  • «полет недоступен» плюс эмоция «гнев»
  • [(- предложение) × эмоция (2)].

Как уже упоминалось, эта формулировка понимается лингвистически, а не математически. Математически это должно быть записано как произведение, потому что эмоция возникает не дополнительно к предложению, а одновременно.Таким образом, использование термина «баб» подчеркивает эту взаимосвязь пропозиционального и эмоционального аспектов. Когда человек «считает», что рейс забронирован, он или она должны интегрировать клам в свое ранее сложившееся психическое состояние. После интеграции этого отрицательно загруженного clum эмоциональная ценность его или ее конфигурации bab-blob будет изменена на более отрицательную. Кроме того, полная интеграция clum в конфигурацию bab-blob знаменует собой конец процесса встраивания.

Баб и Клам: когнитивный диссонанс

Что касается уровня содержания, мы будем наблюдать ментальную динамику, которая вызвана взаимодействием двух противоречащих друг другу детей. Проблема такого рода описывается концепцией когнитивного диссонанса (Festinger, 1957). В свою влиятельную теорию когнитивного диссонанса Фестингер включил веру в класс процессов уменьшения диссонанса. Соответственно, вера — это изменение или добавление когнитивного элемента для уменьшения диссонанса с другими когнитивными элементами или между ними.Например, диссонанс между двумя идеями — верой в то, что люди в целом хороши, и знанием о том, что дети проходят период агрессивного поведения, — уменьшается за счет веры в существование злобных призраков, которые проникают в детей и заставляют их делать неадекватные поступки. . Идея уменьшения диссонанса, по-видимому, хорошо согласуется с объяснением функции человеческого мозга в принципе свободной энергии как механизма оптимизации ценности и его двойника неожиданности (Friston, 2010). Основными здесь являются вероятностные предсказания ценности или вознаграждения в отношении воспринимаемой информации и ожидаемой ошибки или стоимости в отношении будущих действий, которые переводят систему в следующее состояние с помощью простого принципа уменьшения свободной энергии.Вера — одно из сознательных выражений такого процесса самоорганизации.

Баб и Клам: степень уверенности

Степень уверенности в том, что «рейс забронирован», может различаться в зависимости от опыта. Хотя все теоретически знают, что «авиабилеты никогда не гарантированы бронированием», на дальнейших этапах принятия решения агент может действовать так, как будто рассматриваемый ребенок имеет высокую степень уверенности и не готовит план Б, в то время как другой агент может приписать более низкую степень риска. уверенность.Говоря обыденным языком, он или она может прокомментировать «никто никогда не знает». С точки зрения доверия, степень достоверности влияет на активность детей в конфигурации баб-блоб. Как следствие, более низкая степень уверенности будет иметь более текучую конфигурацию, что приводит к более высокой гибкости агента.

Баб и Клам: несовпадение эмоций

На уровне эмоций у нас будут потрясения, вызванные взаимодействием двух различных эмоций — радости и гнева.Возникает вопрос, что происходит с младенцем, пропозициональное содержание которого вдвойне загружено разными эмоциями. Как первоначальная эмоциональная нагрузка «радость» заразится возникающим гневом? Возникнет ли гнев из-за изначальной радостной основы или он будет возникать спонтанно, без воспоминаний об изначальном радостном состоянии? Подобные вопросы открывают поле для обсуждения эмоционального взаимодействия. Принимая во внимание «замкнутую модель эмоций», можно выработать дифференцированный взгляд на эмоции и предположить, что разные эмоции влияют друг на друга.Можно различать первичные и вторичные эмоции и предполагать семьи эмоций на основе сходства (Плутчик, 2001).

Баб и Клам: сила эмоций

Частично мощь эмоциональной нагрузки неуклюжего «рейс забронирован» будет зависеть от альтернативы. Если кто-то сожалеет о том, что пропустил чудесный концерт из-за раннего рейса, информация о том, что рейс забронирован, может стать первой реакцией на то, что сейчас будет возможность посетить концерт.

Баб и Клам: соответствие пропозициональной информации и эмоций

Но, с точки зрения достоверности, в центре внимания будет вопрос: как можно описать турбулентность, вызванную интерференцией эмоций и информации. Здесь следует обсудить вопрос, можно ли и каким образом рассматривать эмоции как информацию (Schwarz, 2001, 2011). Конечно, процесс ограждения — это вопрос энергии. Частично это потребляет много энергии и должно соблюдаться с точки зрения свободной энергии, частично оно выделяет свободную энергию, которую можно использовать для действий (Friston, 2010).

Корпус Функция и время для интеграции Clum

Другой аспект — это вопрос времени. Сколько времени нужно, чтобы включить сообщение «рейс недоступен»? Это идентично вопросу о том, как долго будет происходить процесс заключения. На фундаментальном нейрофизиологическом уровне это открытый вопрос.

Однако возникает важный вопрос, на который пока нет ответа: что составляет знание, которое хранится в мозгу, просто откладывается сразу в виде фактов и информации, или это результат процессов (Krüger et al., 2009)? В пользу обеих точек зрения приводятся веские аргументы. Эксперименты с интерфейсами мозг-компьютер предоставляют убедительные доказательства того, что процессы относятся к числу вещей, представленных в мозгу, потому что, например, субъекты могут научиться активно модулировать свою мозговую деятельность, чтобы двигать парализованной рукой или писать слова и даже предложения (Birbaumer, 2014). ).

Дальнейшие аспекты

Модель кредитования предусматривает еще несколько аспектов, которые следует учитывать при описании характера возможного взаимодействия клума с конфигурацией баб-блобов.Это может быть, например, влияние подсознательных процессов на сознательное восприятие нарушения. Мы полагаем, что эти подсознательные эффекты, которые можно описать на нейрофармакологическом (Holzer, 2017) и микробиологическом (Sensen, Berg, 2017) уровнях, следует принимать во внимание в гораздо более широком смысле, чем мы привыкли признавать. Или, чтобы дать второй пример, роль характеристик babs следует более глубоко обсудить с процессом нарушения. Это позволило бы глубже понять эффекты, возникающие в результате изменения эмоционального могущества (от мегабаба к мини-бабу или наоборот).Аналогичным образом следует отразить, как следует понимать изменение степени уверенности — как внезапное событие или как действие, которое должно произойти постепенно (Huber and Schmidt-Petri, 2009). Или, опять же, еще один момент: потребуется более широкое обсуждение того, как мы можем понять взаимодействие простой системы биологического гомеостатического баланса с более высокоуровневой (квазигомеостатической) системой создания значений. Но эти аспекты мы должны опустить в отношении космоса.

Скрытая поливалентность понятия «нарушение ожиданий»

Это может быть тенденцией к определению веры как решающего процесса, который влияет на формирование ожиданий, а также на обработку их нарушений.Это позволит нам представить «ожидание» как (предварительное) стабилизированное состояние, возникающее в результате непрерывно протекающих процессов веры. «Нарушение ожидания» можно интерпретировать как событие, которое вновь открывает следующий виток процессов веры, которые заканчиваются окончательной интеграцией нарушающего clum в реорганизованную конфигурацию bab-blob. Используя перспективу модели доверия, мы можем утверждать, что выражение «нарушение ожиданий» является обобщающим термином, охватывающим широкий спектр возможных понятий.Модель кредитования позволяет понять смысловую неоднозначность, присущую понятию «нарушение ожидания». Мы объясним эту точку зрения на нескольких примерах возможностей декодирования, предоставляемых кредитной моделью.

«Нарушение ожидания» можно расшифровать как:

Изменение эмоциональной формы конфигурации Bab после интеграции Clum

В нашем примере неуклюжий «рейс забронирован», вероятно, будет сочетаться с негативными эмоциями, такими как гнев .Когда процесс вложения подойдет к концу, предложение отрицательной формы «рейс с избыточным бронированием» будет интегрировано в прежнюю конфигурацию bab-blob. Это, конечно, повлияет на эмоциональную форму всей конфигурации баб-капель, и можно наблюдать, как эмоциональная нагрузка комка будет влиять на конфигурацию с течением времени. Этот процесс можно представить как процесс выживания. На психологическом уровне в результате мы обнаруживаем измененное настроение человека.

Затмевая пространство действия и препятствуя принятию решений

Можно интерпретировать интеграцию clum в отношении процесса преобразователя (который имеет отношение к конфигурации пространства действия).В этом случае важно, что интегрированный clum будет дестабилизировать существующую конфигурацию bab-blob. В результате мы увидим модификацию импульсов, релевантных для действия. Менее понятно, «в каком направлении» откроется пространство действия. Поскольку пространство действия понимается как предварительное состояние решения, неоднозначность импульсов может рассматриваться как препятствие для быстрого решения.

Дестабилизация системы балансировки

В случае большой важности предыдущей интеграции бабла «полет доступен», баг «полет недоступен» может иметь серьезные последствия.В зависимости от эмоциональной мощи неуклюжего человека интеграция может сильно затронуть систему равновесия. Легко представить себе случай, когда рейс был забронирован в гости к любимому человеку с плохим здоровьем. Необходимость интегрировать «полет недоступен» может затронуть систему равновесия путешественника и спровоцировать серьезные телесные реакции.

Повторное открытие процесса веры

В случае, если дестабилизация конфигурации bab-blob обнаруживается и воспринимается как раздражение, может начаться следующий виток процесса веры.Это не предсказывает, в каком направлении будет открыто пространство действия. Это определенно будет по-другому, когда у грядущего теперь clum будет предложение «изменение необходимо» или предложение «не со мной!»

Наконец, мы хотим упомянуть, что можно будет интерпретировать стандартные позиции в отношении «нарушения ожидания» в свете модели кредитования. Используя язык кредитования, можно будет связать понятие процесса веры с существующими моделями ожидания.Например, концепция самоэффективности Бандуры может быть интерпретирована с точки зрения доверия как «существование так называемого мегабаба со свойствами: [а] суждение / содержание:« Я эффективен », [б] позитивный / радостный [ c] эмоциональная нагрузка, увеличивающая [d] степень уверенности предложения. Пытаясь перевести концепцию Павлова об условных рефлексах на язык доверия, мы больше сосредоточимся на взаимосвязи функции модулятора и функции стабилизатора.

Нейрофизиологические основы процессов убеждения и их нарушения

Функциональная магнитно-резонансная томография (МРТ) предназначена для выявления областей, вовлеченных в рабочий мозг человека.Как мы отметили выше, процесс веры — это интегративная функция мозга, включающая ряд психофизических подфункций. Здесь мы приводим некоторые недавние эмпирические данные о реализации таких интегративных функций в человеческом мозге. Большая часть информации находится в подсознательной или предсознательной области, но, тем не менее, включает активацию обширных церебральных сетей, включая латеральную префронтальную кору (Changeux and Dehaene, 2008). В частности, гамма-колебания были выдвинуты в качестве кандидата функционального выражения для связывания информации различного происхождения в согласованное представление в рабочей памяти (Roux et al., 2012). Глобальное рабочее пространство, объединяющее восприятие и оценку и позволяющее генерировать соответствующие действия, критически изменено предыдущим опытом и моментальным фокусом внимания (Koechlin and Summerfield, 2007; Mesulam, 2008; Dehaene and Changeux, 2011). В этом процессе идентификация конфликта — нарушения ожидания — имеет принципиальное значение. Из большого количества доказательств в открытой литературе мы знаем, что передняя поясная извилина является критическим узлом в конфликте процессинга (Carter and van Veen, 2007).Еще одна важная область интересов, имеющая отношение к обсуждению в этой статье, — это формирование и подавление поведения. Это связано с тем, что нарушение ожиданий влияет на поведение людей, влияя на их перспективы получения долгосрочного и краткосрочного вознаграждения. Исследования МРТ показали, что нормальная подготовительная деятельность в премоторной и задней теменной коре может модулироваться субъективной абсолютной величиной (с точки зрения денежных последствий) предстоящего действия (Iver et al., 2010). В частности, испытуемые, которые добились больших успехов и считали, что они хорошо справляются, и испытуемые, которые понесли большие потери и считали, что они показали себя плохо, имели самые высокие подготовительные сигналы. Нейронная активность в медиальной лобной извилине, по-видимому, связывает неожиданную сенсорную информацию, включая нарушение предсказания вознаграждения (Martin et al., 2009; Schwartenbeck et al., 2016), с подготовительным контролем движений рук, но также обеспечивает ингибирование реакции и переключение задач (Rushworth et al., 2002; Leung, Cai, 2007; Chen et al., 2010). В частности, было показано, что дополнительная моторная область (SMA) участвует в кодировании движений свободного выбора (Nachev et al., 2008; Passingham et al., 2010; Pfurtscheller et al., 2014). SMA и премоторные области также участвуют в оценке эстетики, а также яркости, что означает, что SMA имеет более общее поведенческое значение (Ishizu and Zeki, 2011, 2013). И наоборот, ряд отдельных узлов в медиальной лобной коре, включая SMA и pre-SMA, вовлечены в проактивный и тормозящий контроль действий (Seitz et al., 2006; Ван Овервалле, 2009 г.).

Было показано, что помимо корковых областей мозга такая интеграция этого другого типа информации происходит за счет вовлечения базальных ганглиев. В экспериментах с Т-образным лабиринтом на крысах есть свидетельства того, что активность, модулированная на разные частоты, может развиваться параллельно в разных субрегионах полосатого тела, обеспечивая скоординированный поток информации через разные транс -стриатальные сети и, таким образом, для одновременных и независимых операций. в отдельных сетях (Thorn, Graybiel, 2014).Более того, модуляция корковой информации путем обработки в транс -стриатальных релейных петлях была описана как ключевое значение для обучения программ и правил, а также их комбинаций (Graybiel and Grafton, 2015). Недавно было показано, что сдвиги в убеждениях затрагивают богатые дофамином участки среднего мозга (Schwartenbeck et al., 2016).

Поскольку способность людей работать с онлайн-информацией ограничена (Baddeley, 1981), вероятностные представления и прогнозы помогают человеку прийти к поведенческим решениям.Это связано с тем, что можно представить себе убеждения, которые определяют выбор человека, хотя они ограничивают его / ее пространство для действий. МРТ-исследования показали, что подготовительная активность в премоторной и задней теменной коре регулируется субъективной абсолютной величиной предстоящего действия (Iver et al., 2010). Убедительный аргумент в пользу актуальности функциональных нейроанатомических данных исходит от неврологических пациентов, показывающих, что данная нервно-психическая функция нарушена из-за повреждения определенной структуры мозга, которая участвует в выполнении этой функции у здоровых добровольцев.Большой метаанализ 193 исследований показал, что потеря серого вещества в структурах мозга, принадлежащих к сети значимости, включая передний островок и переднюю спинную часть поясной извилины, была связана с дефицитом управляющих функций у пациентов с различными психическими заболеваниями (Goodkind et al. ., 2015).

Исследования такого рода показывают, что структуры мозга, опосредующие адекватное поведение здоровых людей, нарушены при психических заболеваниях. Хотя причинно-следственная связь отсутствует, вполне вероятно, что у таких пациентов нарушены интегративные функции мозга, такие как создание смысла, предсказание будущих событий, контроль поведения и осознание нарушения ожиданий.Например, пациенты с бредом страдают серьезным дефицитом умственной обработки восприятия, памяти, телесной активности, социального обучения и, таким образом, также не могут предсказывать будущие события во внешнем мире (Corlett et al., 2010). Точно так же нейровизуализационные исследования психопатов показали, что у этих людей нарушена повышенная активность в передней островковой части островка (Sitaram et al., 2014), что сопровождалось более низкими условными реакциями страха (Veit et al., 2013). Кроме того, так называемый синдром чужой конечности, который представляет собой нарушение целостности тела, был связан с повреждением теменной коры (Graff-Radford et al., 2013) и медиальной лобной коры (Feinberg et al., 1992; Biran et al., 2006), последняя из которых также была связана с отменой самореференции (Philippi et al., 2012). Данные исследований функциональной визуализации показали, что медиальная лобно-теменная цепь является критически ненормальной при посттравматическом дистресс-расстройстве, что отражает изменение психического функционирования, вторичное по отношению к глубокому нарушению чувства безопасности (Cwik et al., 2014). Фактически, важные аспекты веры, такие как личное отношение, сочувствие и адекватный контроль поведения, по-видимому, зависят от целостности медиальной и латеральной префронтальной коры.Адекватный контроль поведения означает сопротивление реагированию в случае нарушения ожидания, что возможно даже при низком временном ограничении реплики и / или сигнала «Старт» около 200 мс (Schultze-Kraft et al., 2016).

Ограничения

В этой статье мы надеемся внести свой вклад в более полное понимание сложного взаимодействия нарушения ожидания и процесса веры. Это можно интерпретировать как серьезный конфликт ошибки прогноза с предыдущим опытом.Насколько нам известно, мы не знаем никакой другой модели процесса веры. Мы хотели бы открыть новое поле для обсуждения, поскольку убеждения и процесс убеждения появляются как «возможные цели для нейробиологических исследований» (Seitz, 2017). Наше обсуждение здесь в основном отражает вопрос о том, как и в какой степени предыдущие и нынешние, в принципе, статические подходы к вопросу веры могут способствовать нашему пониманию характера формирования убеждений.

Однако существуют ограничения, которые вызваны необходимостью представить процесс веры и функции кредитования в сжатой форме.Менее сокращенная презентация могла и должна объяснить многие аспекты гораздо более подробно.

Во-первых, мы не обсуждали здесь весь спектр возможных аспектов. Таким образом, мы опустили, например, аспект развития, который должен отражаться в отношении детей, пожилых людей и так далее. Мы не обсуждали аспекты, касающиеся воздействия травм на нарушения ожидания, или, в более общем плане, тему совладания, например, «приобретенную беспомощность» (Abramson et al., 1978). Мы также не стали подробно рассматривать нарушение ожидания с точки зрения нейро- или психопатии, которая может быть вызвана нарушением баланса (Девинский, 2009).Более того, мы не распространяли размышления на другие культурные области.

Существуют также теоретические ограничения, которые зависят от фактического состояния исследований и имеющихся нейрофизиологических данных. Есть общие ограничения, которые частично связаны с философскими предположениями. В этом отношении существуют определенные ограничения, которые зависят от герменевтического вопроса о переводе модели кредитования на повседневный язык, а также в научно адекватное выражение.Эти ограничения могут бросить вызов молодым исследователям в различных дисциплинах, таких как философия (эпистемология, философия разума), психология, неврология, или с интересом к различным соответствующим областям, таким как разрешение конфликтов, лидерство или посредничество.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Финансирование. Кредитный проект был поддержан городом Грац, Австрия.

Ссылки

  • Абрамсон Л. Ю., Селигман М. Э. П., Тисдейл Дж. Д. (1978). Приученная беспомощность в людях: критика и переформулировка. J. Abnorm. Psychol. 87 49–74. 10.1037 / 0021-843X.87.1.49 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2013a). «Кредитование», в Энциклопедия наук и религии редакторы Рунехов А.Л.С., Овьедо Л., Азари Н. П. (Дордрехт: Спрингер;) 536–539. 10.1007 / 978-1-4020-8265-8_1565 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2013b). «Религиозность», в Энциклопедия наук и религии редакторы Рунехов А. Л., Овьедо Л., Азари Н. П. (Дордрехт: Springer;) 2012–2014. 10.1007 / 978-1-4020-8265-8_1503 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2015). «Процесс и доверие: как понять процесс веры?», В Развитие мыслительных процессов: общество, образование и Бог редакторы Дзядковец Я., Ламза Л. (Ньюкасл-апон-Тайн: Cambridge Scholars Publishing;) 265–280. [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2016). Невозможно верить без эмоций: совпадение эмоций и познания в модели доверия. Шпилька. Sci. Теол. 15 215–222. [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2017). «Кредитование: от вопроса веры к вопросу веры», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х. Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 17–36. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_2 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф., Зейтц Р. Дж. (2016). Процессы веры как фундаментальная функция мозга: концепция доверия. SFU Res. Бык. 1 1–20. 10.15135 / 16.4.1.1-20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baddeley A. (1981). Понятие о рабочей памяти: взгляд на ее текущее состояние и вероятное развитие в будущем. Познание 10 17–23.10.1016 / 0010-0277 (81) -2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Barsalou L. W. (2009). Моделирование, ситуационная концептуализация и прогнозирование. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 364 1281–1289. 10.1098 / rstb.2008.0319 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бенедетти Ф., Аманцио М., Вигетти С., Астеджиано Г. (2006). Биохимические и нейроэндокринные основы гипералгезирующего ноцебо-эффекта. J. Neurosci. 26 год 12014–12022. 10.1523 / JNEUROSCI.2947-06.2006 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Биран И., Джованнетти Т., Буксбаум Л., Чаттери А. (2006). Синдром чужой руки: что делает чужую руку чужой? Cogn. Neuropsychol. 23 563–582. 10.1080 / 026432

    180282 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бирбаумер Н. (2014). Нейронные сигнатуры измененных воспоминаний. Нейрон 81 год 3–5. 10.1016 / j.neuron.2013.12.019 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Carter C.S., ван Вин В. (2007). Передняя поясная кора и обнаружение конфликтов: обновление теории и данных. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 7 367–379. 10.3758 / CABN.7.4.367 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Changeux J.-P., Dehaene S. (2008). «Модель нейронного рабочего пространства: сознательная обработка и обучение», в Теория обучения и поведение Vol. 1 редакторы Changeux J.-P., Menzel R. (Oxford: Elsevier;) 729–757. [Google Scholar]
  • Chen X., Scango K. W., Stuphorn V.(2010). Дополнительная моторная зона обеспечивает упреждающий и реактивный контроль движений рук. J. Neurosci. 30 14657–14675. 10.1523 / JNEUROSCI.2669-10.2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Черчленд П.С., Черчленд П.М. (2013). «Что такое убеждения?», В Нейронная основа систем человеческих убеждений редакторы Крюгер Ф., Графман Дж. (Hove: Psychology Press;) 1–17. [Google Scholar]
  • Корлетт П. Р., Эйткен М. Р., Дикинсон А., Шанкс Д. Р., Хани Дж.Д., Хани Р. А. и др. (2004). Ошибка прогноза во время ретроспективной переоценки причинных ассоциаций у людей: данные фМРТ в пользу ассоциативной модели обучения. Нейрон 44 год 877–888. 10.1016 / j.neuron.2004.11.022 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корлетт П. Р., Тейлор Дж. Р., Ван Х. Дж., Флетчер П. К., Кристал Дж. Х. (2010). К нейробиологии заблуждений. Прог. Neurobiol. 92 345–369. 10.1016 / j.pneurobio.2010.06.007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cwik J.К., Сартори Г., Шюрхольт Б., Кнупперц Х., Зейтц Р. Дж. (2014). Активация задней средней линии во время провокации симптомов при остром стрессовом расстройстве: исследование фМРТ. Перед. Психиатрия 5:49 10.3389 / fpsyt.2014.00049 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. Р. (1998). Эмоции с точки зрения целостной нервной системы. Brain Res. Сборка 26 год 83–86. 10.1016 / S0165-0173 (97) 00064-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dehaene S., Changeux Ж.-П. (2011). Экспериментальные и теоретические подходы к сознательной обработке. Нейрон 70 200–227. 10.1016 / j.neuron.2011.03.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Девинский О. (2009). Бредовые отождествления и дупликации Поражения правого полушария, бред левого полушария. Неврология 72 80–87. 10.1212 / 01.wnl.0000338625.47892.74 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Файнберг Т. Э., Шиндлер Р. Дж., Фланаган Н. Г., Хабер Л. Д. (1992). Два синдрома чужой руки. Неврология 42 19–24. 10.1212 / WNL.42.1.19 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фестингер Л. А. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar]
  • Фристон К. (2010). Принцип свободной энергии: единая теория мозга? Нат. Rev. Neurosci. 11 127–138. 10.1038 / Nrn2787 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gallagher S. (2000). Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn. Sci. 4 14–21. 10.1016 / S1364-6613 (99) 01417-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гоэль В., Долан Р. Дж. (2003). Объяснение модуляции рассуждений верой. Познание 87 B11 – B22. 10.1016 / S0010-0277 (02) 00185-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Goodkind M., Eickhoff S. B., Oathes D. J., Jiang Y., Chang A., Jones-Hagata L. B. и др. (2015). Определение общего нейробиологического субстрата психического заболевания. JAMA Psychiatry 71 1222–1230.10.1001 / jamapsychiatry.2014.1100 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Графф-Рэдфорд Дж., Рубин М. Н., Джонс Д. Т., Аксамит А. Дж., Альског Дж. Э., Кнопман Д. С. и др. (2013). Феномен чужой конечности. J. Neurol. 260 1880–1888 гг. 10.1007 / s00415-013-6898-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gray J. R., Braver T. S., Raichle M. E. (2002). Интеграция эмоций и познания в боковой префронтальной коре. Proc. Natl. Акад. Sci. США 99 4115–4120.10.1073 / pnas.062381899 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Graybiel A. M., Grafton S. T. (2015). Стриатум: место встречи навыков и привычек. Cold Spring Harb. Перспектива. Биол. 7: a021691 10.1101 / cshperspect.a021691 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харе Т. А., О’Догерти Дж., Камерер К. Ф., Шульц В., Рангель А. (2008). Диссоциация роли орбитофронтальной коры и полосатого тела в вычислении значений цели и ошибки прогноза. J. Neurosci. 28 год 5623–5630. 10.1523 / JNEUROSCI.1309-08.2008 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Holzer P. (2017). «Интероцепция и внутренние ощущения: влияние бессознательных телесных сигналов на функции мозга, поведение и процессы убеждений», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х. Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 435–442. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_31 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Huber F., Шмидт-Петри К. (2009). градусов веры. Гейдельберг: Спрингер; 10.1007 / 978-1-4020-9198-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ишизу Т., Зеки С. (2011). К теории красоты, основанной на мозге. PLoS ONE 6: e21852 10.1371 / journal.pone.002 / 1852 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ishizu T., Zeki S. (2013). Специализированные системы мозга для эстетического и перцептивного суждения. Eur. J. Neurosci. 37 1413–1420. 10.1111 / ejn.12135 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ивер А., Линднер А., Каган И., Андерсен Р. А. (2010). Подготовительная двигательная активность задней теменной коры модулируется субъективно по абсолютной величине. PLoS Biol. 8: e1000444 10.137 / journal.pbio.1000444 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дженсен К. Б., Капчук Т. Дж., Кирш И., Райчек Дж., Линдстрем К. М., Берна К. и др. (2012). Бессознательная активация болевых реакций на плацебо и ноцебо. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109 15959–15964. 10.1073 / pnas.1202056109 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Johnson S. G. B., Merchant T., Keil F. C. (2015). «Предсказания, основанные на неуверенных убеждениях», в Труды 37-й ежегодной конференции Общества когнитивных наук редакторы Ноэль Д. К., Дейл Р., Варлаумонт А. С., Йошими Дж., Мэтлок Т., Дженнингс К. Д. и др. (Остин, Техас: Общество когнитивных наук;) 1003–1008. [Google Scholar]
  • Коечлин Э., Саммерфилд С. (2007). Информационно-теоретический подход к префронтальной исполнительной функции. Trends Cogn. Sci. 11 229–235. 10.1016 / j.tics.2007.04.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Крюгер Ф., Барби А. К., Графман Дж. (2009). Медиальная префронтальная кора передает знания о социальных событиях. Trends Cogn. Sci. 13 103–109. 10.1016 / j.tics.2008.12.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леунг Х. К., Цай У. (2007). Общая и дифференциальная вентролатеральная префронтальная активность при торможении движений рук и глаз. J. Neurosci. 7 9893–9900. 10.1523 / JNEUROSCI.2837-07.2007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леутхольд Х., Кункель А., Маккензи И. Г., Филик Р. (2015). Онлайн-обработка моральных проступков: свидетельство ERP для спонтанной оценки. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10 1021–1029. 10.1093 / scan / nsu151 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Maaßen H. (2017). «Структура доверия в метафизике опыта Уайтхеда», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Ангел Х.Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 217–236. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_16 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мартин Л. Э., Поттс Г. Ф., Бертон П. С., Монтегю П. Р. (2009). Электрофизиологические и гемодинамические реакции на нарушение прогноза вознаграждения. Нейроотчет 20 1140–1143. 10.1097 / WNR.0b013e32832f0dca [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Meissner K. (2017). «Вера в эффективность лечения: от плацебо до доверия и обратно», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Ангел Х.Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 125–137. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Месулам М. (2008). Представление, вывод и трансцендентное кодирование в нейрокогнитивных сетях человеческого мозга. Ann. Neurol. 64 367–378. 10.1002 / ana.21534 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Морведж К. К., Канеман Д. (2010). Ассоциативные процессы в интуитивном суждении. Trends Cogn. Sci. 14 435–440.10.1016 / j.tics.2010.07.004 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майерс М. Г., Кэрнс Дж. А., Сингер Дж. (1987). Форма согласия как возможная причина побочных эффектов. Clin. Pharmacol. Ther. 42 250–253. 10.1038 / clpt.1987.142 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Начев П., Кеннард К., Хусейн М. (2008). Функциональная роль дополнительных и преддополнительных моторных областей. Нат. Rev. Neurosci. 9 856–869. 10.1038 / nrn2478 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Paloutzian R.Ф., Мукаи К. Дж. (2017). «Вера, запоминание и воображение: корни и плоды созданных и переделанных смыслов», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х.-Ф., Овьедо Л., Палуциан Р.Ф., Рунехов А.Л.С., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 39–49. [Google Scholar]
  • Палуциан Р. Ф., Парк К. Л. (2013). «Направления будущего психологии религии и духовности: достижения в области методологии и смысловых систем», в Справочник по психологии религии и духовности 2-е изд. редакторы Палуциан Р.Ф., Парк С. Л. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press;) 651–665. [Google Scholar]
  • Пассингем Р. Э., Бенгтссон С. Л., Лау Х. С. (2010). Медиальная лобная кора: от самогенерируемых действий к размышлениям о собственных действиях. Trends Cogn. Sci. 14 16–21. 10.1016 / j.tics.2009.11.001 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pfurtscheller G., Andrade A., Koschutnig K., Brunner C., Lopes da Silva F. (2014) . Инициирование добровольных движений по собственному желанию и непрерывно 0.1 Гц БОЛЬШИЕ колебания в островке — экспериментальное исследование. Перед. Интегр. Neurosci. 8:93 10.3389 / fnint.2014.00093 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Филиппы К. Л., Дафф М. К., Денбург Н. Л., Транель Д., Рудрауф Д. (2012). Повреждение медиального PFC устраняет эффект самореференции. J. Cogn. Neurosci. 24 475–481. 10.1162 / jocn_a_00138 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Питтиг А., ван ден Берг Л., Вервлит Б. (2016).Ключевая роль обучения угасанию при тревожных расстройствах: поведенческие стратегии для улучшения лечения на основе воздействия. Curr. Opin. Психиатрия 29 39–47. 10.1097 / YCO.0000000000000220 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Плутчик Р. (2001). Природа эмоций. Am. Sci. 89 344–350. 10.1511 / 2001.4.344 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rolls E. T. (2006). Мозговые механизмы, лежащие в основе вкуса и аппетита. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 361 1123–1136. 10.1098 / rstb.2006.1852 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Roux F., Wibral M., Mohr H.M., Singer W., Uhlhaas P.J. (2012). Активность гамма-диапазона в префронтальной коре человека кодирует количество соответствующих элементов, хранящихся в рабочей памяти. J. Neurosci. 32 12411–12420. 10.1523 / JNEUROSCI.0421-12.2012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рашворт М. Ф. С., Хэдланд К. А., Паус Т., Сипила П. К. (2002).Роль медиальной лобной коры головного мозга человека в переключении задач: комбинированное исследование фМРТ и ТМС. J. Neurophysiol. 87 2577–2592. 10.1152 / jn.00812.2001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шефер А., Грей Дж. Р. (2007). Роль миндалины человека в высшем познании. Rev. Neurosci. 18 355–363. 10.1515 / REVNEURO.2007.18.5.355 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schultze-Kraft M., Birman D., Rusconi M., Allefeld C., Görgen K., Dähne S., et al. (2016).Точка невозврата в наложении вето на самостоятельные движения. Proc. Natl. Акад. Sci. США 113 1080–1108. 10.1073 / pnas.1513569112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Швартенбек П., Фицджеральд Т. Х. Б., Долан Р. (2016). Нейронные сигналы, кодирующие сдвиги в убеждениях. Нейроизображение 125 578–586. 10.1016 / j.neuroimage.2015.10.067 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schwarz N. (2001). «Чувства как информация. Последствия аффективных воздействий на обработку информации », в Теории настроения и познания.Руководство пользователя редакторы Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Лондон: Psychology Press;) 159–176. [Google Scholar]
  • Schwarz N. (2011). «Теория ощущений как информации», в Справочник по теории социальной психологии редакторы Ван Ланге П., Круглански А., Хиггинс Э. Т. (Лондон: Sage Publishing;). [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж. (2017). «Убеждения и вера как возможные цели для нейробиологических исследований», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Ангел Х.-Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 69–80. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_5 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Ангел Х. Ф. (2014). Психология религии и духовности: создание смысла и процессы веры. Relig. Brain Behav. 5 118–178. 10.1080 / 2153599X.2014.8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Франц М., Азари Н. П. (2009). Ценностные суждения и самоконтроль действий: роль медиальной лобной коры. Brain Res. Сборка 60 368–378. 10.1016 / j.brainresrev.2009.02.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Никель Дж., Азари Н. П. (2006). Функциональная модульность медиальной префронтальной коры: участие в человеческой эмпатии. Нейропсихология 20 743–751. 10.1037 / 0894-4105.20.6.743 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Палоуциан Р. Ф., Анхель Х.-Ф. (2016). Процессы веры: откуда они берутся? Для чего они нужны? F1000 Исследование 5: 2573 10.12688 / f1000research.9773.2 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сенсен М., Берг Г. (2017). «Принятие решений и кредитование с точки зрения микробов», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х. Ф., Овьедо Л., Палоуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 443–450. [Google Scholar]
  • Ситарам Р., Кариа А., Вейт Р., Габер Т., Руис С., Бирбаумер Н. (2014). Волевой контроль переднего островка у криминальных психопатов с использованием нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени: пилотное исследование. Перед. Behav. Neurosci. 8: 344 10.3389 / fnbeh.2014.00344 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шталь А. Э., Фейгенсон Л. (2015). Когнитивное развитие. Наблюдение за неожиданным помогает младенцам в обучении и исследованиях. Наука 348 91–94. 10.1126 / science.aaa3799 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сугиура М., Зейтц Р. Дж., Ангел Х. Ф. (2015). Модели и нейронные основы процесса веры. J. Behav.Brain Sci. 5 12–23. 10.4236 / jbbs.2015.51002 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Теске Дж. А. (2007). «Узы воли. Нейропсихология субдоксастической веры », в Человечество, мир и Бог — понимание и действия редакторы Платье В. Б., Мейзингер Х., Смедес Т. А. (Лунд: Лундский университет;) 27–44. [Google Scholar]
  • Торн К. А., Грейбил А. М. (2014). Дифференциальное вовлечение и связанная с обучением динамика спайковой и потенциальной активности локального поля в сенсомоторном и ассоциативном полосатом теле. J. Neurosci. 34 2845–2859. 10.1523 / JNEUROSCI.1782-13.2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тога А. В., Мацциотта Дж. К. (2000). Составление карты мозга. Системы. Сан-Диего, Калифорния: Acadamic Press. [Google Scholar]
  • Ван Овервалле Ф. (2009). Социальное познание и мозг: метаанализ. Гум. Brain Mapp. 30 829–858. 10.1002 / hbm.20547 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Veit R., Konicar L., Клинцинг Дж. Г., Барт Б., Йилмаз Э., Бирбаумер Н. (2013). Недостаточная обусловленность страха при психопатии как функция межличностных и аффективных нарушений. Перед. Гм. Neurosci. 7: 706 10.3389 / fnhum.2013.00706 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wegner D. M. (2003). Лучшая уловка ума: как мы переживаем сознательную волю. Trends Cogn. Sci. 7 65–69. 10.1016 / S1364-6613 (03) 00002-0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Янг Г.Б., Пиготт С. Э. (1999). Нейробиологические основы сознания. Arch. Neurol. 56 153–157. 10.1001 / archneur.56.2.153 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Нарушение ожиданий как значение для процесса убеждения

Front Psychol. 2017; 8: 772.

Ханс-Фердинанд Анхель

1 Институт катехетики и религиозной педагогики, Университет Граца, Грац, Австрия

Рюдигер Дж. Зейтц

2 Отделение неврологии, Центр неврологии и нейропсихиатрии, LVR-Klinikum Düsseldorf, медицинский факультет, Heinrich-Heine-Universität Düsseldorf, Дюссельдорф, Германия

1 Институт катехетики и религиозной педагогики, Университет Граца, Грац, Австрия

2 Центр неврологии и неврологии Нейропсихиатрия, LVR-Klinikum Düsseldorf, медицинский факультет, Heinrich-Heine-Universität Düsseldorf, Düsseldorf, Германия

Под редакцией: Karin Meissner, Ludwig-Maximilians-Universität München0005, Германия Review Китай; Клаус Линде, Технический университет Мюнхена, Германия

Эта статья была отправлена ​​в Cognition, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 5 октября 2016 г .; Принята в печать 26 апреля 2017 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Для целей данного сообщения постулируется, что нарушение ожиданий означает тревожное событие или конфликт, мешающий ранее установленному психическому состоянию, которое дает твердое убеждение или чувство уверенности. Согласно этой гипотезе нарушение ожидания противоречит предсказаниям и намерениям, которые были достигнуты на основе накопленного опыта, оценок и фактического настроения. Мы будем утверждать, что понятие убеждения как статичного или стабильного, которое обычно описывается такими выражениями, как «мое убеждение» или «наше общее убеждение», должно быть расширено, чтобы приспособиться к процессу формирования убеждений.Модель доверия подчеркивает процедурный аспект веры, благодаря которому «процесс веры» становится похожим на другие психологические процессы. Мы опишем, что «нарушение ожидания» может быть расшифровано с точки зрения доверия и имеет функциональные корреляты мозга.

Ключевые слова: доверие, функциональная визуализация, поведение, оценка, эмоции, познание

Введение

В этой статье мы будем утверждать, что ожидание чего-то, что произойдет в будущем, является важным вопросом для процесса убеждения.Следовательно, мы понимаем нарушение ожиданий, а также вопрос для процесса веры. Точнее, мы хотим представить идею о том, что процессы веры лежат в основе ожиданий, а также поведенческих и нейрофизиологических реакций на их нарушения. Чтобы подкрепить это понятие, мы покажем, что можно описать реакции на такой (когнитивный) конфликт в рамках теоретических рамок, установленных новой моделью доверия. Такой подход может обогатить дискуссию о нарушении ожиданий теоретическими аспектами, которые до сих пор не обсуждались.Решающее значение для этого обсуждения имеет модель доверия, которая будет объяснена в некоторых аспектах в этой статье. Это включает в себя многоуровневое отображение данных (Paloutzian and Park, 2013; Paloutzian and Mukai, 2017) или двунаправленный «перевод» данных и концепций с одного уровня анализа на смежный уровень анализа, чтобы оценить степень, в которой они соответствовать. В частности, в этой статье рассматривается нарушение ожиданий как на психологическом, так и на нейробиологическом уровне анализа.Психологический уровень описывает психические процессы, задействованные в воображении, отображении убеждений из сложного мира неоднозначной информации, а также в различных словесных и концептуальных головоломках, создаваемых этим. Уровень нейробиологии описывает исследования того, как эти процессы работают в человеческом мозге.

Таким образом, мы хотим обсудить (1) общую гипотезу и (2) конкретную гипотезу, основанную на общей гипотезе.

  • простой

    Гипотеза 1: Нарушение ожиданий связано с процессами веры.

  • простая

    Гипотеза 2: В рамках модели кредитования «нарушение ожидания» может быть выражено по отношению к так называемой функции вложенности.

Чтобы сделать понятным, что «нарушение ожиданий связано с процессами веры», мы покажем, что можно выразить «нарушение» в терминах доверия (части II – IV). Чтобы показать, что в рамках модели кредитования «нарушение ожидания» может быть выражено по отношению к функции вложенности, мы хотим проработать этот аспект, переведя данный пример на язык, связанный с кредитованием (части V – VII).Это намерение требует пошагового представления составляющих характеристик модели кредитования.

Процесс веры — новый взгляд на нарушение ожиданий

Говорить о процессе веры — редкость. Скорее, мы знакомы с использованием выражений «вера» или «вера». Это употребление существительных широко распространено и преобладает. Использование существительных не лишено эффекта, поскольку оно подразумевает (по крайней мере, косвенно) понятие веры как государства (Churchland and Churchland, 2013).Было обнаружено, что такие устойчивые убеждения следуют цифровому коду, который является либо истинным, либо ложным (Johnson et al., 2015). Но, предполагая, что процесс веры относится к умственной деятельности или процессам, более уместно применить словесное выражение «верить». Однако то, что на первый взгляд может показаться простой лингвистической стилистикой, — это, напротив, нетривиальный сдвиг в понимании. Такой подход к вопросу веры позволяет на нескольких уровнях изменить мышление, которое можно обозначить как «От вопроса веры к вопросу веры».Некоторые аспекты этой трансформации были объяснены в другом месте (Angel, 2017). Но в этом общении мы имеем в виду не только новую концепцию процесса веры. Мы основываем свои размышления на «нарушении ожиданий» на нашей модели, которая стремится имитировать психологический процесс веры. Эта модель станет ориентиром для нашей точки зрения на вопрос о нарушении ожиданий.

Концептуальная структура процесса веры и результирующая «модель доверия» предполагают, что процесс веры является фундаментальной функцией мозга, которая происходит много раз в день в повседневной жизни (Angel and Seitz, 2016).Модель процесса убеждения включает в себя ряд операционных подфункций, которые демонстрируют удивительную гомологию с нейрофизиологическими процессами, как было недавно подробно описано. Центральным элементом модели является так называемая функция замкнутости, которая обозначает самоорганизующуюся вероятностную сборку атрибутов данного объекта или события в связное мысленное представление. Эти согласованные конструкции знаний охватывают формальные описания воспринимаемых встреч, которые могут быть выражены в терминах объективных показателей, а также связанных с ними личных ценностей, как описано ниже.Важно отметить, что люди используют эти мысленные конструкции для выбора наиболее подходящего для предмета в данной ситуации. Другими словами, восприятие преобразуется так называемой функцией преобразователя в намеченное действие, которое является частью всего пространства действия и направлено в нем. Эта кибернетическая модель предполагает, что мыслительные операции опосредуются предполагаемым оператором в человеческом мозгу и могут быть стабилизированы повторениями аналогично процессу обучения. Установки, гормональные состояния и фармацевтические препараты могут модулировать эти умственные операции.

Соответственно, процессы веры связывают прошлый сенсорный опыт субъекта с его / ее предсказаниями на будущее. Эти прогнозы соответствуют личным ожиданиям, имеющим эмоциональные нагрузки высокой субъективности. Ментальные репрезентации прошлого опыта являются вероятностными по своей природе, включая приписывание субъективного значения восприятию (Seitz and Angel, 2014). И наоборот, на основе таких вероятностных представлений о прошлом генерируются будущие действия, которые руководствуются вероятностными прогнозами вознаграждения и затрат для достижения данной цели (Barsalou, 2009; Angel and Seitz, 2016).Действуя в своем социальном окружении, люди постоянно сталкиваются с неожиданными событиями и противоречиями со стороны других. Другими словами, люди постоянно испытывают нарушение своих ожиданий. Соответственно, нарушение ожиданий — частое событие, с которым испытуемые должны уметь справляться. В конечном итоге нарушение может привести к полному отрицанию ожидания. В этом случае это приведет к тяжелому эмоциональному вызову у ожидающего субъекта, влияющему на его / ее последующее поведение.Таким образом, есть веские основания полагать, что люди должны научиться справляться с нарушением своих ожиданий. Такие нарушения ожиданий являются определенными событиями, в то время как вероятностные представления о создании смыслов и ожиданий эволюционировали с течением времени в результате повторяющихся воздействий и поведения. Таким образом, нарушение ожидания может — но не обязательно — привести к модификации вероятностного представления или определенного убеждения.

Кроме того, субъекты оценивают объекты и события внешнего мира с точки зрения их личной значимости (Seitz et al., 2009). Эти оценочные суждения включают самоанализ, значения целей, значения решений и ошибки прогнозирования (Hare et al., 2008). Здесь мы хотели бы определить оценку как процесс, посредством которого объекты и события оцениваются действующими субъектами с точки зрения полезности и выгод. Вероятностное суждение — это точка зрения от первого лица по умолчанию: «Что это значит для меня?» (Зейтц и Ангел, 2014). Суждение неявно нагружено эмоциональными категориями, такими как счастье, гнев, страх, удивление и отвращение.Эти эмоции вызывают немедленные реакции субъекта и обычно вызывают ощущения изнутри тела, включая учащенное сердцебиение, дрожь и жар в голове, как утверждал Дамасио (1998). Личное суждение включает в себя автоматическую обработку эмоций, а также контролируемые когнитивные процессы, которые демонстрируются поведенчески и с использованием записей, связанных с событиями (Morewedge and Kahneman, 2010; Leuthold et al., 2015). Эти процессы могут в конечном итоге стать сознательно доступными для субъекта, что имеет решающее значение для управления его поведением.

Общим для этих когнитивных процессов является отношение к субъективным категориям, таким как воспоминания, отношения, желания и надежды (Corlett et al., 2004; Seitz et al., 2016). Но эти субъективные категории также могут быть абстрактными категориями общей ценности, такими как мораль, справедливость и этика. Ценностные суждения, основанные на субъективном восприятии точки зрения, тесно связаны с самосознанием, которое включает в себя самооценку, различия между собой и другими людьми и особенность собственных мыслей (Young and Pigott, 1999; Gallagher, 2000).Таким образом, люди воспринимают себя как причинных агентов и авторов собственных действий и поведения, являющихся результатом конструкции post hoc бессознательного процесса принятия решений (Gallagher, 2000; Wegner, 2003). Важно отметить, что субъекты оценивают достоверность своих выводов и прогнозов с точки зрения достоверности, убедительности и подтверждающих доказательств. В положительном случае субъект приходит к убеждению, что он / она принимает это личное толкование как истинное или само собой разумеющееся и, таким образом, имеющее личную важность.Следовательно, субъект верит в это, поскольку он / она не знает, действительно ли информация верна (Seitz et al., 2016). Кроме того, эмоциональная нагрузка является частью вероятностного мысленного представления объектов или событий, определяющего их значимость для субъекта и ожидания, которые субъект имеет в отношении них. В конечном итоге это можно перевести в сферу морали и этики, применяемую в группах и обществах (Seitz et al., 2016). Соответственно, нарушение такого ожидания является эмоциональным нарушением, которое сильно повлияет на отношение данного субъекта к тому, чему учиться уже во время младенческого развития (Stahl and Feigenson, 2015).Точно так же было показано, что обучение угасанию способно глубоко влиять на поведенческие паттерны, как при тревожных расстройствах (Pittig et al., 2016).

Процесс веры — неявные изменения для новой перспективы

Чтобы понять «нарушение ожидания» с точки зрения процесса веры, мы подробно опишем основы этой инновационной точки зрения. На пути от вопроса о вере к вопросу о вере мы разрабатываем здесь три аспекта, которые являются фундаментальными для трансформации традиционного мышления, связанного с убеждениями.

Кредитоспособность: от существительного к глаголу

Это огромный сдвиг парадигмы, чтобы преобразовать связанные с существительными концепции «веры» в концепции, связанные с глаголами. Акцент на теме процесса веры можно более точно выразить понятием «пока кто-то верит».

Кредитование: процесс

Умственная деятельность, лежащая в основе веры, мы охватываем термином кредитование. Важно то, что их следует понимать как процессы. Возникает вопрос «что такое процесс».Здесь мы касаемся долгой истории европейского мышления, которое имеет одну из своих прекрасных отправных точек в понимании мира как «беглого», что было блестяще выражено ( panta rhei , все течет), приписываемым досократовским Гераклит. Также в современной философии ведется яркая дискуссия об эпистемическом состоянии процесса мышления. Этот термин был разработан как широкая область интересов — спорно, следует ли говорить о философии процесса — и возник в трудах Бергсона, Мерло-Понти и Уайтхеда, указывая на то, что процесс составляет изменение, происходит во времени и взаимодействует со временем.Время снова является весьма спорным понятием в философии, и понимание времени не может быть сведено к вопросу «измерения» времени. Мы предполагаем, что для описания нормальных процессов веры необходима теоретико-процессуальная основа (Angel, 2015). Преобразование концепций, связанных с существительными, которые понимают веру в статическом смысле, в связанную со временем концепцию текучих процессов веры, позволяет опираться на теоретические концепции процессов. После этого может быть предпринята задача исследования, в какой степени структура доверия совместима с Метафизикой опыта Уайтхеда (см.Маасен, 2017).

Источники: не по религии

Наконец, необходимо прямо заявить, что концепция доверия не находится в рамках религии. Фактически, мы хотим подчеркнуть, что кредитование не понимается как «религиозный» процесс. Об этом важно упомянуть, поскольку часто религия спонтанно ассоциируется с «верой / верой». Эта связь между верой и религией возникла в результате давней традиции западного мышления. Однако с процессуальной точки зрения эта связь вводит в заблуждение.Важно отметить, что доверие относится к религиозному и светскому контексту и не является предварительным условием обращения к религии, чтобы понять доверие (Seitz et al., 2016).

Модель кредитования — основные аспекты

До недавнего времени не существовало термина для «процесса веры», охватывающего понятие в обычном языке, а также в философии или когнитивной науке. Чтобы решить эту терминологическую проблему, которая препятствовала междисциплинарному дискурсу, в научную дискуссию был введен термин «доверие» (Angel, 2013a).Концепция «доверия» возникла из антропологического взгляда на религиозный опыт и, следовательно, из попытки понять «религиозность» (Ангел, 2013b). Примечательно, что неологизм «доверие» был придуман для обозначения процессов веры, которые охватывают как религиозные, так и светские верования. Этот термин происходит от латинского « credere » (верить) и сформирован по аналогии с другими психологическими терминами, такими как познание (лат. cogitare = думать / размышлять) или эмоции (лат. movere = двигаться).

Концепция доверия утверждает, что нормальная вера неразрывно связана с познанием и эмоциями (Sugiura et al., 2015; Angel, 2016). В связи с этим возникает вопрос, как мы можем представить себе взаимодействие доверия с взаимозависимыми когнитивными и эмоциональными процессами. Модель доверия предполагает, что вера включает в себя нейропсихологические функции, которые перекрываются, но не равны функциям познания и эмоций (Angel and Seitz, 2016).

Чтобы выразить «нарушение ожидания» в терминах модели кредитования, необходимо выделить некоторые основные черты модели кредитования. Следует отметить, что для целей данной презентации мы принимаем модель кредитования как данность, хотя в настоящее время продолжаются научные исследования характера процесса веры 1 . По причине данной статьи модель кредитования достаточно устойчива, так как поддерживается множеством данных из разных областей исследований.Кроме того, мы постулируем, что нарушение ожидания означает тревожное событие, мешающее ранее установленному психическому состоянию, которое вызвало твердое убеждение или чувство уверенности. Следует подчеркнуть, что процесс веры, который привел к твердой вере или чувству уверенности, принадлежит прошлому. Напротив, вероятностное ожидание, основанное на результате процесса веры, которое относится к будущему, нарушается мгновенным событием.

Bab и Bab-Blob-Configuration

В модели кредитования предполагаемые процессы вызываются и воздействуют на метатеоретические единицы, которым были присвоены эвристические метки.С этой целью мы описываем в следующих параграфах (a) термин «bab» и, как следствие, производные концепции, такие как blob, bab-blob-configuration и «характеристики bab», и (b) закрывающая функция, которая имеет была введена как одна из четырех предполагаемых функций кредитования. Примечательно, что невозможно описать функцию ограждения, не обращаясь к характеристикам баб. И наоборот, любое объяснение любого свойства соответствующего bab или свойства конфигурации bab-blob имеет смысл для понимания функции включения.Термины «баб» и «капля» являются новыми и до сих пор не существовали (по крайней мере, в предлагаемом здесь смысле). Почему было необходимо ввести эти новые термины? Две основные причины:

Первая причина заключается в том, что недавние научные открытия меняют наш взгляд на взаимосвязь эмоций и познания, но пока не повлияли на наш повседневный язык. «Баб» — это термин, отражающий эти результаты. Вторая причина заключается в том, что необходима базовая единица для кредитования, и в качестве такой базовой единицы можно предложить термин (и понятие) «баб».

Перекрывающиеся процессы эмоций и познания

Эмоции и познания рассматриваются как две разные области, охватывающие отдельные и частично противоречивые аспекты функции мозга. На основании результатов нейровизуализации есть эмпирические данные, свидетельствующие о том, что эмоции и познание обрабатываются в перекрывающихся областях боковой префронтальной коры, благодаря чему оба могут способствовать контролю мысли и поведения (Gray et al., 2002). Более того, текущие данные предоставляют убедительные доказательства того, что на рабочую память и биоэлектрическую активность в латеральной префронтальной коре могут влиять аффективные переменные (Schaefer and Gray, 2007; Roux et al., 2012). Хотя было показано, что эмоции включают миндалевидное тело и орбитофронтальную кору головного мозга (Rolls, 2006), познание включает в себя различные аспекты умственной деятельности, такие как производство речи, процессы памяти, внимание и процессы обучения, которые обрабатываются по широко распространенным цепям в теменной, височной и теменной областях, и лобные области коры, а также в миндалине (Toga and Mazziotta, 2000; Schaefer and Gray, 2007). Убеждения важно учитывать, поскольку они, как было показано, влияют на рассуждение и активность мозга, связанную с рассуждением (Goel and Dolan, 2003).Таким образом, данное предложение может различаться по своему личному эмоциональному значению.

Поскольку европейские языки не предоставляют термин для выражения совпадения познания и эмоций в метатеоретическом смысле, существует несоответствие между способностью фактического языка (языков) и фактическим состоянием знаний, показывающее необходимость дополнения слово «пул» с терминами, которые могут выразить эти данные. Чтобы воплотить результаты нейробиологии в рамках лингвистических возможностей, был предложен термин «баб» (Angel, 2013a; Angel and Seitz, 2016).Термин «баб» означает в лингвистическом, а не математическом смысле: «суждение + эмоция».

Баб как основная единица процесса веры

Модель кредитования подчеркивает характер процесса веры и, тем самым, подвижность верований. Один из самых важных вопросов — как определить основную единицу процесса веры. Важно, чтобы такая единица соответствовала двум основным требованиям:

  • простая • Во-первых, она должна обеспечивать теоретическую основу, которая учитывает плавность процесса убеждения и которая позволяет интегрировать различные научные описания (физические, биологические, нейронные, поведенческие и т. д.).
  • простой • Во-вторых, он должен обеспечивать возможность объединения когнитивных и эмоциональных процессов под общим названием.

Термин «баб» соответствует обоим требованиям, и мы предлагаем этот термин для такого нового зонтичного термина, который может указывать на базовую единицу кредита (см. Дополнительную вставку 1).

Объявив «баб» базовой единицей, мы можем описать различные характеристики, которые мы присваиваем одной «баб». Термин «капля» используется для обозначения подсознательного «баба».Мы вернемся к вопросу о подсознательной обработке ниже, когда будем обсуждать процесс вложения.

Прежде всего, обратим внимание на характеристики баб. Вследствие его умственной функции ребенку можно присвоить четыре характеристики — и, следовательно, каждому ребенку в конфигурации «баб-капля».

  • простой • Содержание пропозиции: «баб» можно описать как предложение, например: «Я вижу что-то красное» или «Я упал на что-то острое». Утверждение становится явным благодаря таким утверждениям, как: «Я вижу этот шар красным» или «Я чувствую этот нож острым».
  • простой • Эмоциональный момент: например, красный свет может восприниматься как красивый, теплый или привлекательный, в то время как острый предмет может быть неприятным, вредным и, следовательно, пугающим. Обратите внимание, что термин «баб» включает в себя подсознательный эмоциональный момент в дополнение к пропозициональному содержанию. Когда эта информация выражается вербально, «баб» достигает явного осознания как в говорящем, так и в слушающем субъекте.
  • простой • Чувство могущества: перспектива субъекта на «малыша» не ограничивается валентностью эмоции, но также включает интенсивность эмоции, которая отражается в «чувстве могущества».Таким образом, эта шкала эмоции как сильной или слабой присуща предложению «баб».
  • простой • Чувство уверенности: эта характеристика отражает убежденность человека в том, что «баб» отражает свойство объекта или события. То же самое суждение о младенце может иметь высокую степень достоверности, в то время как для других оно является неопределенным. Например, «Я вижу что-то красное» или «Я вижу что-то резкое» имеет высокую степень достоверности при дневном свете и низкую степень достоверности при слабом освещении.

Примечательно, что в процессе веры «бабы» не «существуют» как отдельные «монады», а как составные «баб-конфигурации». В частности, «бабы» включают физические атрибуты, такие как цвет и форма, и личные атрибуты, такие как субъективное значение и релевантность. Фактически, «бабы» представляют собой фрагменты знания с эмоциональной нагрузкой, которые собраны в согласованные конструкции знаний, так называемую стабилизированную «конфигурацию баб-блобов» (см. Дополнительную вставку 2).

Четыре функции кредитования

Как указано в модели кредитования, процесс веры состоит из четырех концептуально последовательных — но тем не менее в действительности сильно переплетенных — ментальных функций, которые называются функцией вложенности, функцией преобразователя, функцией стабилизатора и функцией модулятора ( см. Дополнительную вставку материалов 3).Примечательно, что можно говорить о «функции преобразователя» или «процессе преобразователя» в зависимости от точки зрения, которую выбирают для применения. В следующих разделах мы объясним некоторые аспекты функции ограждения.

Что касается ограничения места, мы не обсуждаем более подробно другие функции в этой статье. Просто упомяну, что функция преобразователя означает, что восприятие преобразуется в намеченное действие, которое является частью пространства действия и направлено в нем. В этом процессе используется предсказание стоимости и вознаграждения, а также ожидание будущих событий, заложенное в вере (Angel and Seitz, 2016).Эта кибернетическая модель доверия предполагает, что мыслительные операции опосредуются предполагаемым оператором в человеческом мозге и могут быть стабилизированы повторениями аналогично процессу обучения. Установки, гормональные состояния, фармацевтические агенты и физические угрозы, которые действуют на человека в целом, могут серьезно повлиять или модулировать эти психические операции.

Мы не будем обсуждать стабилизирующую функцию, которая имеет отношение к интеграции переживаний и их интеграции в более широкую структуру создания смысла, зависящую от баланса.Мы хотим заявить, что эти три функции считаются универсально эффективными, тогда как четвертая функция, называемая функцией модулятора, строго привязана к отдельным людям.

Функция вложенности

В дополнение к нейропсихологическим темам, таким как восприятие, действие, оценка и стабилизация, одной из подфункций модели доверия является так называемая функция вложенности. Он обозначает самоорганизующийся вероятностный набор ментальных атрибутов.Таким образом, функция ограждения — это мысленный процесс, создающий или изменяющий «bab-конфигурации» или, другими словами, различные характеристики объекта или события, которые связаны друг с другом для определения их характеристик и ценности. С этой точки зрения bab-конфигурации — это подмножества установок, которые активируются, когда начинается процесс веры (Angel, 2013a; Angel and Seitz, 2016). Согласованные конструкции знания охватывают формальные описания воспринимаемых встреч, которые могут быть выражены в терминах объективных показателей, а также связанных с ними личных ценностей.Личные ценности отражают значение и актуальность объекта или события для данного человека (Зейтц и Ангел, 2014). Обратите внимание, что психологическое описание психических процессов, задействованных в воображении, формировании убеждений из сложного мира неоднозначной информации, а также различных словесных и концептуальных головоломок, созданных таким образом, выходит за рамки темы данной статьи. Следовательно, разумно предположить, что системный уровень состоит из ряда различных процессов создания значений и позволяет гибко переставлять различные значения с течением времени ( Рисунок ).

Функция включения включает в себя композицию идентифицированных (bab) и подсознательных (blob) свойств объекта или события. Эти композиции сбалансированы, но непрерывно развиваются, что позволяет охватить даже свойство с противоположной валентностью (clum).

Поскольку многие стимулы не достигают нашего сознания, мы должны учитывать также подсознательный аспект (Теске, 2007) в модели кредитования. Как уже упоминалось, для ребенка, который остается подсознательно, был введен искусственный термин «капля».Вот почему мы должны говорить о «конфигурации bab-blob», а не о «конфигурации bab». Мы предполагаем, что эффекты плацебо или ноцебо (Myers et al., 1987; Benedetti et al., 2006; Jensen et al., 2012) являются яркими примерами объяснения такого процесса веры (Meissner, 2017).

Термин «clum» указывает на раздражающий момент, который обсуждается в процессе ограждения. Процесс вложения имени происходит от функции, с помощью которой раздражающий комок «включается» или не включается в конфигурацию bab-blob.Внутренний процесс, который участвует в периоде «открытого результата», подходит к концу, когда clum будет интегрирован или нет в ранее существовавшую конфигурацию bab-blob. Среди других аспектов большое значение имеют процессы оценки. Таким образом, функция огораживания взаимосвязана с процессами оценки.

Процесс вложения бросает вызов существующей до сих пор конфигурации bab-blob. В ходе этого процесса ранее приобретенные «знания», которые хранятся в фактической конфигурации баб-блобов, будут корректироваться в соответствии с новыми внешними стимулами и связанными с ними внутренними ценностными терминами.Этот процесс настройки связан с системой внутреннего баланса, а также с системой создания смысла. Процесс веры помогает справиться с проблемами гомеостаза. На базовом уровне мы можем видеть гомеостатические телесные процессы. Наконец, мы должны подчеркнуть, что clum — это тоже «баб», но он обладает определенным свойством в процессе ограждения.

«Нарушение ожидания» в терминах кредитования

На основе модели кредитования «нарушение ожидания» может быть понято как мысленный процесс, который приводит к « осознанию того, что данная конфигурация bab-blob включает в себя ( или в комплекте) неадекватная баба. »В рамках модели кредитования специфическая характеристика« нарушения ожидания »связана с так называемым« комсом », который указывает на раздражающий момент. «Клум» имеет решающее значение для так называемой функции огораживания и, следовательно, для инициирования процесса кредитования. Но что касается ожидания, то «неуклюжий» должен обладать четко определенным свойством. В соответствии с нашим пониманием того, что «нарушение ожидания» может быть определено как «осознание того, что данная конфигурация баб-блобов включает (или включает) неадекватного баба», мы можем сформулировать гипотезу: пропозициональное содержание clum идентично с один из babs в конфигурации агента, но (математически произносимый) с отрицательным алгебраическим знаком.

В качестве примера «нарушения ожидания» с точки зрения кредитования приведем следующую ситуацию. Пример: кто-то забронировал рейс. Соответственно, человек считает, что он / она сможет отправиться в желаемый пункт назначения, и предпринял действия, обязательные для подготовки этой поездки. Подходя к выходу на посадку, человек рассчитывает получить посадочный талон и сесть в самолет. Но затем человек сталкивается с непредсказуемой информацией «рейс забронирован».

Наше следующее обсуждение относится в основном к характеристикам babs , а также к функции вложения кредита. Тем не менее, мы хотим обратить внимание на тот факт, что данное объяснение не является исчерпывающим описанием функции ограждения, а лишь выделит некоторые из необходимых аспектов.

Раздражение как образование слизи

Факт или событие, которое нарушает ожидания, должно быть описано как «раздражающий момент» и преобразовано таким образом, чтобы оно могло превратиться в «комок».Как уже упоминалось, обнаружение раздражающего момента является нормальным предварительным условием для любого начала процесса убеждения и запуска функции ограждения (см. Часть III). Пока что это вопрос восприятия, если что-то обнаруживается как раздражающий сигнал. В нашем примере раздражающий момент «рейс забронирован» передается в виде словесной информации и обращается к слуховой сенсорной системе. Конечно, характер сигналов и способ их восприятия могут сильно различаться. Например, обработка воспринимаемого статического объекта отличается в нескольких аспектах от обработки воспринимаемого события, которое должно кодироваться во времени.Но различия, связанные со свойством воспринимаемого «раздражения», не меняют общего объяснения того, как интегрируется clum.

Как мы можем представить себе вышеупомянутую гипотезу о том, что пропозициональное содержание clum идентично одному из babs в конфигурации агента, но (математически произносимое) с отрицательным алгебраическим знаком? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны объяснить, какие аспекты могут быть отнесены к кламу в случае «нарушения ожидания». Для этого мы должны прояснить, что может быть пропозиционально идентичным содержанием clum и bab.Здесь мы должны признать, что понятие «нарушение» можно понимать только как отдельное событие во времени, в то время как убеждение сохраняется во времени. Это означает, что концепции веры и нарушения включают разные временные аспекты.

Чтобы понять «характер нарушения», нужно начать с того момента, когда была определена «рамка» на возможное нарушение. В нашем примере это момент, когда было выполнено бронирование рейса. После бронирования рейса у человека будет сформироваться психическое состояние, дающее твердую уверенность или уверенное чувство, что он или она сможет использовать именно этот рейс.Мы можем перевести конец операции бронирования следующим образом: агент включил в свою конфигурацию bab объект с пропозициональным содержанием «рейс доступен».

Связь познания и эмоции

Поскольку «баб» по определению понимается как «предложение плюс эмоция» (см. Часть III), мы предполагаем, что эмоциональной нагрузкой этого конкретного «баба» будет «радость». Мы не можем здесь обсуждать, как эмоциональная нагрузка (радость) взаимодействует с когнитивным процессом, который считает логически несомненным, что «полет будет доступен».

Межгубные отношения

Мы также не можем обсуждать, как эмоционально положительный баб «полет будет доступен» взаимодействует с другими бабами в конфигурации. Конечно, эти конфигурации будут отличаться для разных субъектов в зависимости от их индивидуального опыта. Если кто-то никогда не попадал в такую ​​ситуацию, он или она, вероятно, не включили бы эмоционально могучую малышку «авиабилеты не гарантированы бронированием». Напротив, часто летающий пассажир интегрировал бы такую ​​малышку в свою конфигурацию.

Утверждение противоречия Клума и одного из Бабов

А теперь представьте, что произойдет, когда человек получит информацию: «На рейс больше нет билетов». Чтобы иметь возможность проверить гипотезу, мы должны проверить, может ли эта информация быть переведена в формулировку, идентичную пропозициональному содержанию слова «полет доступен». С лингвистической точки зрения информация «рейс забронирован» отрицательно идентична пропозициональному содержанию слова «рейс доступен».Таким образом, после получения информации о овербукинге мы имеем следующую ситуацию:

  • простой • Bab в конфигурации bab:
  • «рейс доступен» плюс эмоция «радость»
  • [(+ предложение) × эмоция (1)]
  • простой • Клам
  • «полет недоступен» плюс эмоция «гнев»
  • [(- предложение) × эмоция (2)].

Как уже упоминалось, эта формулировка понимается лингвистически, а не математически. Математически это должно быть записано как произведение, потому что эмоция возникает не дополнительно к предложению, а одновременно.Таким образом, использование термина «баб» подчеркивает эту взаимосвязь пропозиционального и эмоционального аспектов. Когда человек «считает», что рейс забронирован, он или она должны интегрировать клам в свое ранее сложившееся психическое состояние. После интеграции этого отрицательно загруженного clum эмоциональная ценность его или ее конфигурации bab-blob будет изменена на более отрицательную. Кроме того, полная интеграция clum в конфигурацию bab-blob знаменует собой конец процесса встраивания.

Баб и Клам: когнитивный диссонанс

Что касается уровня содержания, мы будем наблюдать ментальную динамику, которая вызвана взаимодействием двух противоречащих друг другу детей. Проблема такого рода описывается концепцией когнитивного диссонанса (Festinger, 1957). В свою влиятельную теорию когнитивного диссонанса Фестингер включил веру в класс процессов уменьшения диссонанса. Соответственно, вера — это изменение или добавление когнитивного элемента для уменьшения диссонанса с другими когнитивными элементами или между ними.Например, диссонанс между двумя идеями — верой в то, что люди в целом хороши, и знанием о том, что дети проходят период агрессивного поведения, — уменьшается за счет веры в существование злобных призраков, которые проникают в детей и заставляют их делать неадекватные поступки. . Идея уменьшения диссонанса, по-видимому, хорошо согласуется с объяснением функции человеческого мозга в принципе свободной энергии как механизма оптимизации ценности и его двойника неожиданности (Friston, 2010). Основными здесь являются вероятностные предсказания ценности или вознаграждения в отношении воспринимаемой информации и ожидаемой ошибки или стоимости в отношении будущих действий, которые переводят систему в следующее состояние с помощью простого принципа уменьшения свободной энергии.Вера — одно из сознательных выражений такого процесса самоорганизации.

Баб и Клам: степень уверенности

Степень уверенности в том, что «рейс забронирован», может различаться в зависимости от опыта. Хотя все теоретически знают, что «авиабилеты никогда не гарантированы бронированием», на дальнейших этапах принятия решения агент может действовать так, как будто рассматриваемый ребенок имеет высокую степень уверенности и не готовит план Б, в то время как другой агент может приписать более низкую степень риска. уверенность.Говоря обыденным языком, он или она может прокомментировать «никто никогда не знает». С точки зрения доверия, степень достоверности влияет на активность детей в конфигурации баб-блоб. Как следствие, более низкая степень уверенности будет иметь более текучую конфигурацию, что приводит к более высокой гибкости агента.

Баб и Клам: несовпадение эмоций

На уровне эмоций у нас будут потрясения, вызванные взаимодействием двух различных эмоций — радости и гнева.Возникает вопрос, что происходит с младенцем, пропозициональное содержание которого вдвойне загружено разными эмоциями. Как первоначальная эмоциональная нагрузка «радость» заразится возникающим гневом? Возникнет ли гнев из-за изначальной радостной основы или он будет возникать спонтанно, без воспоминаний об изначальном радостном состоянии? Подобные вопросы открывают поле для обсуждения эмоционального взаимодействия. Принимая во внимание «замкнутую модель эмоций», можно выработать дифференцированный взгляд на эмоции и предположить, что разные эмоции влияют друг на друга.Можно различать первичные и вторичные эмоции и предполагать семьи эмоций на основе сходства (Плутчик, 2001).

Баб и Клам: сила эмоций

Частично мощь эмоциональной нагрузки неуклюжего «рейс забронирован» будет зависеть от альтернативы. Если кто-то сожалеет о том, что пропустил чудесный концерт из-за раннего рейса, информация о том, что рейс забронирован, может стать первой реакцией на то, что сейчас будет возможность посетить концерт.

Баб и Клам: соответствие пропозициональной информации и эмоций

Но, с точки зрения достоверности, в центре внимания будет вопрос: как можно описать турбулентность, вызванную интерференцией эмоций и информации. Здесь следует обсудить вопрос, можно ли и каким образом рассматривать эмоции как информацию (Schwarz, 2001, 2011). Конечно, процесс ограждения — это вопрос энергии. Частично это потребляет много энергии и должно соблюдаться с точки зрения свободной энергии, частично оно выделяет свободную энергию, которую можно использовать для действий (Friston, 2010).

Корпус Функция и время для интеграции Clum

Другой аспект — это вопрос времени. Сколько времени нужно, чтобы включить сообщение «рейс недоступен»? Это идентично вопросу о том, как долго будет происходить процесс заключения. На фундаментальном нейрофизиологическом уровне это открытый вопрос.

Однако возникает важный вопрос, на который пока нет ответа: что составляет знание, которое хранится в мозгу, просто откладывается сразу в виде фактов и информации, или это результат процессов (Krüger et al., 2009)? В пользу обеих точек зрения приводятся веские аргументы. Эксперименты с интерфейсами мозг-компьютер предоставляют убедительные доказательства того, что процессы относятся к числу вещей, представленных в мозгу, потому что, например, субъекты могут научиться активно модулировать свою мозговую деятельность, чтобы двигать парализованной рукой или писать слова и даже предложения (Birbaumer, 2014). ).

Дальнейшие аспекты

Модель кредитования предусматривает еще несколько аспектов, которые следует учитывать при описании характера возможного взаимодействия клума с конфигурацией баб-блобов.Это может быть, например, влияние подсознательных процессов на сознательное восприятие нарушения. Мы полагаем, что эти подсознательные эффекты, которые можно описать на нейрофармакологическом (Holzer, 2017) и микробиологическом (Sensen, Berg, 2017) уровнях, следует принимать во внимание в гораздо более широком смысле, чем мы привыкли признавать. Или, чтобы дать второй пример, роль характеристик babs следует более глубоко обсудить с процессом нарушения. Это позволило бы глубже понять эффекты, возникающие в результате изменения эмоционального могущества (от мегабаба к мини-бабу или наоборот).Аналогичным образом следует отразить, как следует понимать изменение степени уверенности — как внезапное событие или как действие, которое должно произойти постепенно (Huber and Schmidt-Petri, 2009). Или, опять же, еще один момент: потребуется более широкое обсуждение того, как мы можем понять взаимодействие простой системы биологического гомеостатического баланса с более высокоуровневой (квазигомеостатической) системой создания значений. Но эти аспекты мы должны опустить в отношении космоса.

Скрытая поливалентность понятия «нарушение ожиданий»

Это может быть тенденцией к определению веры как решающего процесса, который влияет на формирование ожиданий, а также на обработку их нарушений.Это позволит нам представить «ожидание» как (предварительное) стабилизированное состояние, возникающее в результате непрерывно протекающих процессов веры. «Нарушение ожидания» можно интерпретировать как событие, которое вновь открывает следующий виток процессов веры, которые заканчиваются окончательной интеграцией нарушающего clum в реорганизованную конфигурацию bab-blob. Используя перспективу модели доверия, мы можем утверждать, что выражение «нарушение ожиданий» является обобщающим термином, охватывающим широкий спектр возможных понятий.Модель кредитования позволяет понять смысловую неоднозначность, присущую понятию «нарушение ожидания». Мы объясним эту точку зрения на нескольких примерах возможностей декодирования, предоставляемых кредитной моделью.

«Нарушение ожидания» можно расшифровать как:

Изменение эмоциональной формы конфигурации Bab после интеграции Clum

В нашем примере неуклюжий «рейс забронирован», вероятно, будет сочетаться с негативными эмоциями, такими как гнев .Когда процесс вложения подойдет к концу, предложение отрицательной формы «рейс с избыточным бронированием» будет интегрировано в прежнюю конфигурацию bab-blob. Это, конечно, повлияет на эмоциональную форму всей конфигурации баб-капель, и можно наблюдать, как эмоциональная нагрузка комка будет влиять на конфигурацию с течением времени. Этот процесс можно представить как процесс выживания. На психологическом уровне в результате мы обнаруживаем измененное настроение человека.

Затмевая пространство действия и препятствуя принятию решений

Можно интерпретировать интеграцию clum в отношении процесса преобразователя (который имеет отношение к конфигурации пространства действия).В этом случае важно, что интегрированный clum будет дестабилизировать существующую конфигурацию bab-blob. В результате мы увидим модификацию импульсов, релевантных для действия. Менее понятно, «в каком направлении» откроется пространство действия. Поскольку пространство действия понимается как предварительное состояние решения, неоднозначность импульсов может рассматриваться как препятствие для быстрого решения.

Дестабилизация системы балансировки

В случае большой важности предыдущей интеграции бабла «полет доступен», баг «полет недоступен» может иметь серьезные последствия.В зависимости от эмоциональной мощи неуклюжего человека интеграция может сильно затронуть систему равновесия. Легко представить себе случай, когда рейс был забронирован в гости к любимому человеку с плохим здоровьем. Необходимость интегрировать «полет недоступен» может затронуть систему равновесия путешественника и спровоцировать серьезные телесные реакции.

Повторное открытие процесса веры

В случае, если дестабилизация конфигурации bab-blob обнаруживается и воспринимается как раздражение, может начаться следующий виток процесса веры.Это не предсказывает, в каком направлении будет открыто пространство действия. Это определенно будет по-другому, когда у грядущего теперь clum будет предложение «изменение необходимо» или предложение «не со мной!»

Наконец, мы хотим упомянуть, что можно будет интерпретировать стандартные позиции в отношении «нарушения ожидания» в свете модели кредитования. Используя язык кредитования, можно будет связать понятие процесса веры с существующими моделями ожидания.Например, концепция самоэффективности Бандуры может быть интерпретирована с точки зрения доверия как «существование так называемого мегабаба со свойствами: [а] суждение / содержание:« Я эффективен », [б] позитивный / радостный [ c] эмоциональная нагрузка, увеличивающая [d] степень уверенности предложения. Пытаясь перевести концепцию Павлова об условных рефлексах на язык доверия, мы больше сосредоточимся на взаимосвязи функции модулятора и функции стабилизатора.

Нейрофизиологические основы процессов убеждения и их нарушения

Функциональная магнитно-резонансная томография (МРТ) предназначена для выявления областей, вовлеченных в рабочий мозг человека.Как мы отметили выше, процесс веры — это интегративная функция мозга, включающая ряд психофизических подфункций. Здесь мы приводим некоторые недавние эмпирические данные о реализации таких интегративных функций в человеческом мозге. Большая часть информации находится в подсознательной или предсознательной области, но, тем не менее, включает активацию обширных церебральных сетей, включая латеральную префронтальную кору (Changeux and Dehaene, 2008). В частности, гамма-колебания были выдвинуты в качестве кандидата функционального выражения для связывания информации различного происхождения в согласованное представление в рабочей памяти (Roux et al., 2012). Глобальное рабочее пространство, объединяющее восприятие и оценку и позволяющее генерировать соответствующие действия, критически изменено предыдущим опытом и моментальным фокусом внимания (Koechlin and Summerfield, 2007; Mesulam, 2008; Dehaene and Changeux, 2011). В этом процессе идентификация конфликта — нарушения ожидания — имеет принципиальное значение. Из большого количества доказательств в открытой литературе мы знаем, что передняя поясная извилина является критическим узлом в конфликте процессинга (Carter and van Veen, 2007).Еще одна важная область интересов, имеющая отношение к обсуждению в этой статье, — это формирование и подавление поведения. Это связано с тем, что нарушение ожиданий влияет на поведение людей, влияя на их перспективы получения долгосрочного и краткосрочного вознаграждения. Исследования МРТ показали, что нормальная подготовительная деятельность в премоторной и задней теменной коре может модулироваться субъективной абсолютной величиной (с точки зрения денежных последствий) предстоящего действия (Iver et al., 2010). В частности, испытуемые, которые добились больших успехов и считали, что они хорошо справляются, и испытуемые, которые понесли большие потери и считали, что они показали себя плохо, имели самые высокие подготовительные сигналы. Нейронная активность в медиальной лобной извилине, по-видимому, связывает неожиданную сенсорную информацию, включая нарушение предсказания вознаграждения (Martin et al., 2009; Schwartenbeck et al., 2016), с подготовительным контролем движений рук, но также обеспечивает ингибирование реакции и переключение задач (Rushworth et al., 2002; Leung, Cai, 2007; Chen et al., 2010). В частности, было показано, что дополнительная моторная область (SMA) участвует в кодировании движений свободного выбора (Nachev et al., 2008; Passingham et al., 2010; Pfurtscheller et al., 2014). SMA и премоторные области также участвуют в оценке эстетики, а также яркости, что означает, что SMA имеет более общее поведенческое значение (Ishizu and Zeki, 2011, 2013). И наоборот, ряд отдельных узлов в медиальной лобной коре, включая SMA и pre-SMA, вовлечены в проактивный и тормозящий контроль действий (Seitz et al., 2006; Ван Овервалле, 2009 г.).

Было показано, что помимо корковых областей мозга такая интеграция этого другого типа информации происходит за счет вовлечения базальных ганглиев. В экспериментах с Т-образным лабиринтом на крысах есть свидетельства того, что активность, модулированная на разные частоты, может развиваться параллельно в разных субрегионах полосатого тела, обеспечивая скоординированный поток информации через разные транс -стриатальные сети и, таким образом, для одновременных и независимых операций. в отдельных сетях (Thorn, Graybiel, 2014).Более того, модуляция корковой информации путем обработки в транс -стриатальных релейных петлях была описана как ключевое значение для обучения программ и правил, а также их комбинаций (Graybiel and Grafton, 2015). Недавно было показано, что сдвиги в убеждениях затрагивают богатые дофамином участки среднего мозга (Schwartenbeck et al., 2016).

Поскольку способность людей работать с онлайн-информацией ограничена (Baddeley, 1981), вероятностные представления и прогнозы помогают человеку прийти к поведенческим решениям.Это связано с тем, что можно представить себе убеждения, которые определяют выбор человека, хотя они ограничивают его / ее пространство для действий. МРТ-исследования показали, что подготовительная активность в премоторной и задней теменной коре регулируется субъективной абсолютной величиной предстоящего действия (Iver et al., 2010). Убедительный аргумент в пользу актуальности функциональных нейроанатомических данных исходит от неврологических пациентов, показывающих, что данная нервно-психическая функция нарушена из-за повреждения определенной структуры мозга, которая участвует в выполнении этой функции у здоровых добровольцев.Большой метаанализ 193 исследований показал, что потеря серого вещества в структурах мозга, принадлежащих к сети значимости, включая передний островок и переднюю спинную часть поясной извилины, была связана с дефицитом управляющих функций у пациентов с различными психическими заболеваниями (Goodkind et al. ., 2015).

Исследования такого рода показывают, что структуры мозга, опосредующие адекватное поведение здоровых людей, нарушены при психических заболеваниях. Хотя причинно-следственная связь отсутствует, вполне вероятно, что у таких пациентов нарушены интегративные функции мозга, такие как создание смысла, предсказание будущих событий, контроль поведения и осознание нарушения ожиданий.Например, пациенты с бредом страдают серьезным дефицитом умственной обработки восприятия, памяти, телесной активности, социального обучения и, таким образом, также не могут предсказывать будущие события во внешнем мире (Corlett et al., 2010). Точно так же нейровизуализационные исследования психопатов показали, что у этих людей нарушена повышенная активность в передней островковой части островка (Sitaram et al., 2014), что сопровождалось более низкими условными реакциями страха (Veit et al., 2013). Кроме того, так называемый синдром чужой конечности, который представляет собой нарушение целостности тела, был связан с повреждением теменной коры (Graff-Radford et al., 2013) и медиальной лобной коры (Feinberg et al., 1992; Biran et al., 2006), последняя из которых также была связана с отменой самореференции (Philippi et al., 2012). Данные исследований функциональной визуализации показали, что медиальная лобно-теменная цепь является критически ненормальной при посттравматическом дистресс-расстройстве, что отражает изменение психического функционирования, вторичное по отношению к глубокому нарушению чувства безопасности (Cwik et al., 2014). Фактически, важные аспекты веры, такие как личное отношение, сочувствие и адекватный контроль поведения, по-видимому, зависят от целостности медиальной и латеральной префронтальной коры.Адекватный контроль поведения означает сопротивление реагированию в случае нарушения ожидания, что возможно даже при низком временном ограничении реплики и / или сигнала «Старт» около 200 мс (Schultze-Kraft et al., 2016).

Ограничения

В этой статье мы надеемся внести свой вклад в более полное понимание сложного взаимодействия нарушения ожидания и процесса веры. Это можно интерпретировать как серьезный конфликт ошибки прогноза с предыдущим опытом.Насколько нам известно, мы не знаем никакой другой модели процесса веры. Мы хотели бы открыть новое поле для обсуждения, поскольку убеждения и процесс убеждения появляются как «возможные цели для нейробиологических исследований» (Seitz, 2017). Наше обсуждение здесь в основном отражает вопрос о том, как и в какой степени предыдущие и нынешние, в принципе, статические подходы к вопросу веры могут способствовать нашему пониманию характера формирования убеждений.

Однако существуют ограничения, которые вызваны необходимостью представить процесс веры и функции кредитования в сжатой форме.Менее сокращенная презентация могла и должна объяснить многие аспекты гораздо более подробно.

Во-первых, мы не обсуждали здесь весь спектр возможных аспектов. Таким образом, мы опустили, например, аспект развития, который должен отражаться в отношении детей, пожилых людей и так далее. Мы не обсуждали аспекты, касающиеся воздействия травм на нарушения ожидания, или, в более общем плане, тему совладания, например, «приобретенную беспомощность» (Abramson et al., 1978). Мы также не стали подробно рассматривать нарушение ожидания с точки зрения нейро- или психопатии, которая может быть вызвана нарушением баланса (Девинский, 2009).Более того, мы не распространяли размышления на другие культурные области.

Существуют также теоретические ограничения, которые зависят от фактического состояния исследований и имеющихся нейрофизиологических данных. Есть общие ограничения, которые частично связаны с философскими предположениями. В этом отношении существуют определенные ограничения, которые зависят от герменевтического вопроса о переводе модели кредитования на повседневный язык, а также в научно адекватное выражение.Эти ограничения могут бросить вызов молодым исследователям в различных дисциплинах, таких как философия (эпистемология, философия разума), психология, неврология, или с интересом к различным соответствующим областям, таким как разрешение конфликтов, лидерство или посредничество.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Финансирование. Кредитный проект был поддержан городом Грац, Австрия.

Ссылки

  • Абрамсон Л. Ю., Селигман М. Э. П., Тисдейл Дж. Д. (1978). Приученная беспомощность в людях: критика и переформулировка. J. Abnorm. Psychol. 87 49–74. 10.1037 / 0021-843X.87.1.49 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2013a). «Кредитование», в Энциклопедия наук и религии редакторы Рунехов А.Л.С., Овьедо Л., Азари Н. П. (Дордрехт: Спрингер;) 536–539. 10.1007 / 978-1-4020-8265-8_1565 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2013b). «Религиозность», в Энциклопедия наук и религии редакторы Рунехов А. Л., Овьедо Л., Азари Н. П. (Дордрехт: Springer;) 2012–2014. 10.1007 / 978-1-4020-8265-8_1503 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2015). «Процесс и доверие: как понять процесс веры?», В Развитие мыслительных процессов: общество, образование и Бог редакторы Дзядковец Я., Ламза Л. (Ньюкасл-апон-Тайн: Cambridge Scholars Publishing;) 265–280. [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2016). Невозможно верить без эмоций: совпадение эмоций и познания в модели доверия. Шпилька. Sci. Теол. 15 215–222. [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф. (2017). «Кредитование: от вопроса веры к вопросу веры», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х. Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 17–36. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_2 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Энджел Х. Ф., Зейтц Р. Дж. (2016). Процессы веры как фундаментальная функция мозга: концепция доверия. SFU Res. Бык. 1 1–20. 10.15135 / 16.4.1.1-20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baddeley A. (1981). Понятие о рабочей памяти: взгляд на ее текущее состояние и вероятное развитие в будущем. Познание 10 17–23.10.1016 / 0010-0277 (81) -2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Barsalou L. W. (2009). Моделирование, ситуационная концептуализация и прогнозирование. Philos. Пер. R. Soc. B Biol. Sci. 364 1281–1289. 10.1098 / rstb.2008.0319 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бенедетти Ф., Аманцио М., Вигетти С., Астеджиано Г. (2006). Биохимические и нейроэндокринные основы гипералгезирующего ноцебо-эффекта. J. Neurosci. 26 год 12014–12022. 10.1523 / JNEUROSCI.2947-06.2006 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Биран И., Джованнетти Т., Буксбаум Л., Чаттери А. (2006). Синдром чужой руки: что делает чужую руку чужой? Cogn. Neuropsychol. 23 563–582. 10.1080 / 026432

    180282 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бирбаумер Н. (2014). Нейронные сигнатуры измененных воспоминаний. Нейрон 81 год 3–5. 10.1016 / j.neuron.2013.12.019 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Carter C.S., ван Вин В. (2007). Передняя поясная кора и обнаружение конфликтов: обновление теории и данных. Cogn. Оказывать воздействие. Behav. Neurosci. 7 367–379. 10.3758 / CABN.7.4.367 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Changeux J.-P., Dehaene S. (2008). «Модель нейронного рабочего пространства: сознательная обработка и обучение», в Теория обучения и поведение Vol. 1 редакторы Changeux J.-P., Menzel R. (Oxford: Elsevier;) 729–757. [Google Scholar]
  • Chen X., Scango K. W., Stuphorn V.(2010). Дополнительная моторная зона обеспечивает упреждающий и реактивный контроль движений рук. J. Neurosci. 30 14657–14675. 10.1523 / JNEUROSCI.2669-10.2010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Черчленд П.С., Черчленд П.М. (2013). «Что такое убеждения?», В Нейронная основа систем человеческих убеждений редакторы Крюгер Ф., Графман Дж. (Hove: Psychology Press;) 1–17. [Google Scholar]
  • Корлетт П. Р., Эйткен М. Р., Дикинсон А., Шанкс Д. Р., Хани Дж.Д., Хани Р. А. и др. (2004). Ошибка прогноза во время ретроспективной переоценки причинных ассоциаций у людей: данные фМРТ в пользу ассоциативной модели обучения. Нейрон 44 год 877–888. 10.1016 / j.neuron.2004.11.022 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корлетт П. Р., Тейлор Дж. Р., Ван Х. Дж., Флетчер П. К., Кристал Дж. Х. (2010). К нейробиологии заблуждений. Прог. Neurobiol. 92 345–369. 10.1016 / j.pneurobio.2010.06.007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cwik J.К., Сартори Г., Шюрхольт Б., Кнупперц Х., Зейтц Р. Дж. (2014). Активация задней средней линии во время провокации симптомов при остром стрессовом расстройстве: исследование фМРТ. Перед. Психиатрия 5:49 10.3389 / fpsyt.2014.00049 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. Р. (1998). Эмоции с точки зрения целостной нервной системы. Brain Res. Сборка 26 год 83–86. 10.1016 / S0165-0173 (97) 00064-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dehaene S., Changeux Ж.-П. (2011). Экспериментальные и теоретические подходы к сознательной обработке. Нейрон 70 200–227. 10.1016 / j.neuron.2011.03.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Девинский О. (2009). Бредовые отождествления и дупликации Поражения правого полушария, бред левого полушария. Неврология 72 80–87. 10.1212 / 01.wnl.0000338625.47892.74 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Файнберг Т. Э., Шиндлер Р. Дж., Фланаган Н. Г., Хабер Л. Д. (1992). Два синдрома чужой руки. Неврология 42 19–24. 10.1212 / WNL.42.1.19 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фестингер Л. А. (1957). Теория когнитивного диссонанса. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar]
  • Фристон К. (2010). Принцип свободной энергии: единая теория мозга? Нат. Rev. Neurosci. 11 127–138. 10.1038 / Nrn2787 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gallagher S. (2000). Философские представления о себе: значение для когнитивной науки. Trends Cogn. Sci. 4 14–21. 10.1016 / S1364-6613 (99) 01417-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гоэль В., Долан Р. Дж. (2003). Объяснение модуляции рассуждений верой. Познание 87 B11 – B22. 10.1016 / S0010-0277 (02) 00185-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Goodkind M., Eickhoff S. B., Oathes D. J., Jiang Y., Chang A., Jones-Hagata L. B. и др. (2015). Определение общего нейробиологического субстрата психического заболевания. JAMA Psychiatry 71 1222–1230.10.1001 / jamapsychiatry.2014.1100 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Графф-Рэдфорд Дж., Рубин М. Н., Джонс Д. Т., Аксамит А. Дж., Альског Дж. Э., Кнопман Д. С. и др. (2013). Феномен чужой конечности. J. Neurol. 260 1880–1888 гг. 10.1007 / s00415-013-6898-y [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gray J. R., Braver T. S., Raichle M. E. (2002). Интеграция эмоций и познания в боковой префронтальной коре. Proc. Natl. Акад. Sci. США 99 4115–4120.10.1073 / pnas.062381899 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Graybiel A. M., Grafton S. T. (2015). Стриатум: место встречи навыков и привычек. Cold Spring Harb. Перспектива. Биол. 7: a021691 10.1101 / cshperspect.a021691 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харе Т. А., О’Догерти Дж., Камерер К. Ф., Шульц В., Рангель А. (2008). Диссоциация роли орбитофронтальной коры и полосатого тела в вычислении значений цели и ошибки прогноза. J. Neurosci. 28 год 5623–5630. 10.1523 / JNEUROSCI.1309-08.2008 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Holzer P. (2017). «Интероцепция и внутренние ощущения: влияние бессознательных телесных сигналов на функции мозга, поведение и процессы убеждений», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х. Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 435–442. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_31 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Huber F., Шмидт-Петри К. (2009). градусов веры. Гейдельберг: Спрингер; 10.1007 / 978-1-4020-9198-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ишизу Т., Зеки С. (2011). К теории красоты, основанной на мозге. PLoS ONE 6: e21852 10.1371 / journal.pone.002 / 1852 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ishizu T., Zeki S. (2013). Специализированные системы мозга для эстетического и перцептивного суждения. Eur. J. Neurosci. 37 1413–1420. 10.1111 / ejn.12135 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ивер А., Линднер А., Каган И., Андерсен Р. А. (2010). Подготовительная двигательная активность задней теменной коры модулируется субъективно по абсолютной величине. PLoS Biol. 8: e1000444 10.137 / journal.pbio.1000444 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дженсен К. Б., Капчук Т. Дж., Кирш И., Райчек Дж., Линдстрем К. М., Берна К. и др. (2012). Бессознательная активация болевых реакций на плацебо и ноцебо. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109 15959–15964. 10.1073 / pnas.1202056109 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Johnson S. G. B., Merchant T., Keil F. C. (2015). «Предсказания, основанные на неуверенных убеждениях», в Труды 37-й ежегодной конференции Общества когнитивных наук редакторы Ноэль Д. К., Дейл Р., Варлаумонт А. С., Йошими Дж., Мэтлок Т., Дженнингс К. Д. и др. (Остин, Техас: Общество когнитивных наук;) 1003–1008. [Google Scholar]
  • Коечлин Э., Саммерфилд С. (2007). Информационно-теоретический подход к префронтальной исполнительной функции. Trends Cogn. Sci. 11 229–235. 10.1016 / j.tics.2007.04.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Крюгер Ф., Барби А. К., Графман Дж. (2009). Медиальная префронтальная кора передает знания о социальных событиях. Trends Cogn. Sci. 13 103–109. 10.1016 / j.tics.2008.12.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леунг Х. К., Цай У. (2007). Общая и дифференциальная вентролатеральная префронтальная активность при торможении движений рук и глаз. J. Neurosci. 7 9893–9900. 10.1523 / JNEUROSCI.2837-07.2007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леутхольд Х., Кункель А., Маккензи И. Г., Филик Р. (2015). Онлайн-обработка моральных проступков: свидетельство ERP для спонтанной оценки. Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 10 1021–1029. 10.1093 / scan / nsu151 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Maaßen H. (2017). «Структура доверия в метафизике опыта Уайтхеда», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Ангел Х.Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 217–236. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_16 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мартин Л. Э., Поттс Г. Ф., Бертон П. С., Монтегю П. Р. (2009). Электрофизиологические и гемодинамические реакции на нарушение прогноза вознаграждения. Нейроотчет 20 1140–1143. 10.1097 / WNR.0b013e32832f0dca [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Meissner K. (2017). «Вера в эффективность лечения: от плацебо до доверия и обратно», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Ангел Х.Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 125–137. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Месулам М. (2008). Представление, вывод и трансцендентное кодирование в нейрокогнитивных сетях человеческого мозга. Ann. Neurol. 64 367–378. 10.1002 / ana.21534 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Морведж К. К., Канеман Д. (2010). Ассоциативные процессы в интуитивном суждении. Trends Cogn. Sci. 14 435–440.10.1016 / j.tics.2010.07.004 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майерс М. Г., Кэрнс Дж. А., Сингер Дж. (1987). Форма согласия как возможная причина побочных эффектов. Clin. Pharmacol. Ther. 42 250–253. 10.1038 / clpt.1987.142 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Начев П., Кеннард К., Хусейн М. (2008). Функциональная роль дополнительных и преддополнительных моторных областей. Нат. Rev. Neurosci. 9 856–869. 10.1038 / nrn2478 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Paloutzian R.Ф., Мукаи К. Дж. (2017). «Вера, запоминание и воображение: корни и плоды созданных и переделанных смыслов», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х.-Ф., Овьедо Л., Палуциан Р.Ф., Рунехов А.Л.С., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 39–49. [Google Scholar]
  • Палуциан Р. Ф., Парк К. Л. (2013). «Направления будущего психологии религии и духовности: достижения в области методологии и смысловых систем», в Справочник по психологии религии и духовности 2-е изд. редакторы Палуциан Р.Ф., Парк С. Л. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press;) 651–665. [Google Scholar]
  • Пассингем Р. Э., Бенгтссон С. Л., Лау Х. С. (2010). Медиальная лобная кора: от самогенерируемых действий к размышлениям о собственных действиях. Trends Cogn. Sci. 14 16–21. 10.1016 / j.tics.2009.11.001 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pfurtscheller G., Andrade A., Koschutnig K., Brunner C., Lopes da Silva F. (2014) . Инициирование добровольных движений по собственному желанию и непрерывно 0.1 Гц БОЛЬШИЕ колебания в островке — экспериментальное исследование. Перед. Интегр. Neurosci. 8:93 10.3389 / fnint.2014.00093 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Филиппы К. Л., Дафф М. К., Денбург Н. Л., Транель Д., Рудрауф Д. (2012). Повреждение медиального PFC устраняет эффект самореференции. J. Cogn. Neurosci. 24 475–481. 10.1162 / jocn_a_00138 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Питтиг А., ван ден Берг Л., Вервлит Б. (2016).Ключевая роль обучения угасанию при тревожных расстройствах: поведенческие стратегии для улучшения лечения на основе воздействия. Curr. Opin. Психиатрия 29 39–47. 10.1097 / YCO.0000000000000220 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Плутчик Р. (2001). Природа эмоций. Am. Sci. 89 344–350. 10.1511 / 2001.4.344 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rolls E. T. (2006). Мозговые механизмы, лежащие в основе вкуса и аппетита. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 361 1123–1136. 10.1098 / rstb.2006.1852 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Roux F., Wibral M., Mohr H.M., Singer W., Uhlhaas P.J. (2012). Активность гамма-диапазона в префронтальной коре человека кодирует количество соответствующих элементов, хранящихся в рабочей памяти. J. Neurosci. 32 12411–12420. 10.1523 / JNEUROSCI.0421-12.2012 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рашворт М. Ф. С., Хэдланд К. А., Паус Т., Сипила П. К. (2002).Роль медиальной лобной коры головного мозга человека в переключении задач: комбинированное исследование фМРТ и ТМС. J. Neurophysiol. 87 2577–2592. 10.1152 / jn.00812.2001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шефер А., Грей Дж. Р. (2007). Роль миндалины человека в высшем познании. Rev. Neurosci. 18 355–363. 10.1515 / REVNEURO.2007.18.5.355 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schultze-Kraft M., Birman D., Rusconi M., Allefeld C., Görgen K., Dähne S., et al. (2016).Точка невозврата в наложении вето на самостоятельные движения. Proc. Natl. Акад. Sci. США 113 1080–1108. 10.1073 / pnas.1513569112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Швартенбек П., Фицджеральд Т. Х. Б., Долан Р. (2016). Нейронные сигналы, кодирующие сдвиги в убеждениях. Нейроизображение 125 578–586. 10.1016 / j.neuroimage.2015.10.067 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schwarz N. (2001). «Чувства как информация. Последствия аффективных воздействий на обработку информации », в Теории настроения и познания.Руководство пользователя редакторы Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Лондон: Psychology Press;) 159–176. [Google Scholar]
  • Schwarz N. (2011). «Теория ощущений как информации», в Справочник по теории социальной психологии редакторы Ван Ланге П., Круглански А., Хиггинс Э. Т. (Лондон: Sage Publishing;). [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж. (2017). «Убеждения и вера как возможные цели для нейробиологических исследований», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Ангел Х.-Ф., Овьедо Л., Палуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 69–80. 10.1007 / 978-3-319-50924-2_5 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Ангел Х. Ф. (2014). Психология религии и духовности: создание смысла и процессы веры. Relig. Brain Behav. 5 118–178. 10.1080 / 2153599X.2014.8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Франц М., Азари Н. П. (2009). Ценностные суждения и самоконтроль действий: роль медиальной лобной коры. Brain Res. Сборка 60 368–378. 10.1016 / j.brainresrev.2009.02.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Никель Дж., Азари Н. П. (2006). Функциональная модульность медиальной префронтальной коры: участие в человеческой эмпатии. Нейропсихология 20 743–751. 10.1037 / 0894-4105.20.6.743 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зейтц Р. Дж., Палоуциан Р. Ф., Анхель Х.-Ф. (2016). Процессы веры: откуда они берутся? Для чего они нужны? F1000 Исследование 5: 2573 10.12688 / f1000research.9773.2 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сенсен М., Берг Г. (2017). «Принятие решений и кредитование с точки зрения микробов», в Процесс веры: приобретение, поддержание и изменение кредитования редакторы Анхель Х. Ф., Овьедо Л., Палоуциан Р. Ф., Рунехов А. Л. К., Зейтц Р. Дж. (Дордрехт: Спрингер;) 443–450. [Google Scholar]
  • Ситарам Р., Кариа А., Вейт Р., Габер Т., Руис С., Бирбаумер Н. (2014). Волевой контроль переднего островка у криминальных психопатов с использованием нейробиоуправления с помощью фМРТ в реальном времени: пилотное исследование. Перед. Behav. Neurosci. 8: 344 10.3389 / fnbeh.2014.00344 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шталь А. Э., Фейгенсон Л. (2015). Когнитивное развитие. Наблюдение за неожиданным помогает младенцам в обучении и исследованиях. Наука 348 91–94. 10.1126 / science.aaa3799 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сугиура М., Зейтц Р. Дж., Ангел Х. Ф. (2015). Модели и нейронные основы процесса веры. J. Behav.Brain Sci. 5 12–23. 10.4236 / jbbs.2015.51002 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Теске Дж. А. (2007). «Узы воли. Нейропсихология субдоксастической веры », в Человечество, мир и Бог — понимание и действия редакторы Платье В. Б., Мейзингер Х., Смедес Т. А. (Лунд: Лундский университет;) 27–44. [Google Scholar]
  • Торн К. А., Грейбил А. М. (2014). Дифференциальное вовлечение и связанная с обучением динамика спайковой и потенциальной активности локального поля в сенсомоторном и ассоциативном полосатом теле. J. Neurosci. 34 2845–2859. 10.1523 / JNEUROSCI.1782-13.2014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тога А. В., Мацциотта Дж. К. (2000). Составление карты мозга. Системы. Сан-Диего, Калифорния: Acadamic Press. [Google Scholar]
  • Ван Овервалле Ф. (2009). Социальное познание и мозг: метаанализ. Гум. Brain Mapp. 30 829–858. 10.1002 / hbm.20547 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Veit R., Konicar L., Клинцинг Дж. Г., Барт Б., Йилмаз Э., Бирбаумер Н. (2013). Недостаточная обусловленность страха при психопатии как функция межличностных и аффективных нарушений. Перед. Гм. Neurosci. 7: 706 10.3389 / fnhum.2013.00706 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wegner D. M. (2003). Лучшая уловка ума: как мы переживаем сознательную волю. Trends Cogn. Sci. 7 65–69. 10.1016 / S1364-6613 (03) 00002-0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Янг Г.Б., Пиготт С. Э. (1999). Нейробиологические основы сознания. Arch. Neurol. 56 153–157. 10.1001 / archneur.56.2.153 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Борьба с саботажем когнитивных процессов для уменьшения переедания; нарушение ожидания при воздействии пищевого сигнала

Обзор

DOI: 10.1016 / j.physbeh.2020.112924. Epub 2020 24 апр.

Принадлежности Расширять

Принадлежности

  • 1 Кафедра клинической психологической науки факультета психологии и неврологии Маастрихтского университета, П.О. Box 616, Маастрихт, 6200, Мэриленд, Нидерланды.
  • 2 Кафедра клинической психологии факультета психологии и неврологии Маастрихтского университета, P.O. Box 616, Maastricht, 6200, MD Нидерланды. Электронный адрес: [email protected]
Бесплатная статья

Элемент в буфере обмена

Обзор

Ghislaine Schyns et al.Physiol Behav. .

Бесплатная статья Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.1016 / j.physbeh.2020.112924. Epub 2020 24 апр.

Принадлежности

  • 1 Кафедра клинической психологической науки, факультет психологии и неврологии, Маастрихтский университет, P.O. Box 616, Maastricht, 6200, MD Нидерланды.
  • 2 Кафедра клинической психологии факультета психологии и неврологии Маастрихтского университета, P.O. Box 616, Maastricht, 6200, MD Нидерланды. Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Диеты с пониженным содержанием калорий для борьбы с ожирением действительно работают, но они работают только тогда, когда человек придерживается диеты, а потеря веса — относительно небольшая — обычно недолговечна.Утверждается, что диеты с пониженным содержанием калорий должны совпадать с устойчивыми изменениями образа жизни: диета — это только начало новой модели питания на всю жизнь. Если заставить людей навсегда изменить свой образ жизни, это может увеличить количество похудания и предотвратить рецидивы. Однако по-настоящему изменить поведение сложно, особенно если речь идет о давних привычках и изменение предназначено для всей остальной жизни. Здесь утверждается, что придерживаться нового образа жизни намного легче, если бороться с саботажем когнитивных процессов.Дан обзор четырех исследований, посвященных влиянию воздействия на снижение аппетита в ответ на соблазнительные пищевые сигналы. Во всех исследованиях было обнаружено сильное влияние воздействия на произвольное потребление подвергнутых воздействию продуктов питания: участники ели значительно меньше продуктов, подвергшихся воздействию, после воздействия по сравнению с контрольными вмешательствами, но не было обнаружено обобщения на продукты, не подвергавшиеся воздействию. Уменьшение приема пищи после воздействия было связано с нарушением ожидания переедания. Обсуждается, что для коррекции образа жизни могут быть полезны методы, действительно способные изменить давние привычки.В частности, нарушение ожидания переедания во время воздействия кажется критически важным для контролируемого питания и, следовательно, должно быть частью вмешательства в образ жизни при ожирении.

Ключевые слова: Нарушение ожидания; Вымирание, экспозиция; Реактивность пищевого сигнала; Привыкание; Ожирение.

© 2020 Автор (ы).Опубликовано Elsevier Inc. Все права защищены.

Заявление о конфликте интересов

Заявление о конкурирующих интересах Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Похожие статьи

  • Что работает лучше? Воздействие пищевых сигналов, направленное на привыкание к пищевым желаниям, или воздействие пищевых сигналов, направленных на нарушение ожиданий от переедания?

    Шинс Дж., Ван ден Аккер К., Рофс А., Хильберат Р., Янсен А.Schyns G, et al. Behav Res Ther. 2018 Март; 102: 1-7. DOI: 10.1016 / j.brat.2017.12.001. Epub 2017 18 декабря. Behav Res Ther. 2018. PMID: 29274949 Клиническое испытание.

  • Экспозиционная терапия снижает переедание открытых и не подвергшихся воздействию пищевых продуктов у подростков с ожирением.

    Schyns G, Roefs A, Smulders FTY, Jansen A. Schyns G, et al. J Behav Ther Exp Psychiatry.Март 2018; 58: 68-77. DOI: 10.1016 / j.jbtep.2017.09.002. Epub 2017 5 сентября. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2018. PMID: 28898708

  • Экспозиционная терапия против вмешательства в образ жизни для снижения реактивности пищевых сигналов и переедания при ожирении: пилотное исследование.

    Шинс Дж., Ван ден Аккер К., Рофс А., Хубен К., Янсен А. Schyns G, et al. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2020 июн; 67: 101453.DOI: 10.1016 / j.jbtep.2019.01.005. Epub 2019 24 января. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2020. PMID: 30732912 Клиническое испытание.

  • Из лаборатории в клинику: исчезновение тяги к еде для уменьшения переедания.

    Янсен А., Шинс Г., Бонгерс П., ван ден Аккер К. Янсен А. и др. Physiol Behav. 2016 1 августа; 162: 174-80. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2016.03.018. Epub 2016 17 марта.Physiol Behav. 2016 г. PMID: 26994737 Рассмотрение.

  • Процессы кондиционирования и воздействие сигналов при изменении чрезмерного переедания.

    Уордл Дж. Уордл Дж. Наркоман Поведение. 1990; 15 (4): 387-93. DOI: 10.1016 / 0306-4603 (90)

    -2. Наркоман Поведение. 1990 г. PMID: 2248111 Рассмотрение.

Процитировано

1 статья
  • Пандемия COVID-19: как сохранить здоровую иммунную систему во время изоляции — междисциплинарный подход с особым вниманием к спортсменам.

    Юсфи Н., Брагацци Н. Л., Брики В., Змиевски П., Чамари К. Юсфи Н. и др. Биол Спорт. 2020 Сен; 37 (3): 211-216. DOI: 10.5114 / biolsport.2020.95125. Epub 2020 19 мая. Биол Спорт. 2020. PMID: 32879542 Бесплатная статья PMC. Рассмотрение.

Типы публикаций

  • Поддержка исследований, за пределами США. Правительство

LinkOut — дополнительные ресурсы

  • Полнотекстовые источники

  • Материалы исследования

[Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

Когнитивная ошибка — обзор

Оценка

В соответствии с различными моделями, использующими когнитивные процессы, люди принимают медицинские решения, но именно эти же когнитивные процессы могут иногда вызывать у нас когнитивные ошибки, способствующие задержке или неправильной диагностике или лечению.Ожидается, что врачи будут получать доступ, оценивать и включать данные исследований в свое профессиональное суждение под влиянием когнитивных, эмоциональных, культурных факторов и факторов окружающей среды (Stiegler and Ruskin, 2012). Когнитивные воздействия, такие как суждения и эвристика принятия решений, в сочетании с клиническими стратегиями, основанными на опыте и знаниях, могут повлиять на ситуационную осведомленность (СА). Вместе эти процессы обеспечивают впечатляющие возможности диагностики в условиях двусмысленности, сложности и нехватки времени.Однако когнитивные способности никогда не могут быть идеальными, и медицинское сообщество обеспокоено тем, как эти процессы, особенно эвристика, могут способствовать возникновению ошибок (Kohn et al., 2000), необъяснимой вариативности практики (Brook et al., 2000; Reid et al. ., 2010; Schuster et al., 1998), а также несоблюдение рекомендаций (McGlynn et al., 2003; Driskell et al., 2012). Когнитивные предубеждения относятся к склонности человека к систематическим ошибкам, основанным на использовании эвристики, а не на доказательствах и стратегиях аналитического мышления, таких как теория вероятностей и байесовская статистика.Когнитивная эвристика, которую используют клиницисты, весьма ценна, и попытки заставить клиницистов отказаться от эвристики в пользу полностью аналитических суждений и принятия решений будут контрпродуктивными, если не катастрофическими. Таким образом, задача здравоохранения состоит в том, чтобы найти эффективный способ внедрить непрерывный поток клинических данных в повседневный процесс принятия решений практикующими врачами.

SA считается основной проблемой в работе систем, основываясь на описательном представлении о принятии решений.Мика Эндсли определяет SA как «знание того, что происходит» (Endsley, 1995). Но понимание — это больше, чем сбор информации. Это подразумевает сбор нужной информации (всей необходимой, но не слишком большой), возможность ее анализировать и делать прогнозы на основе анализа. Применительно к принятию клинических решений «правильная» информация может быть ориентирована на пациента или на популяцию. Ориентированная на пациента СА должна включать индивидуальную реакцию пациента на лечение в контексте всех их сопутствующих медицинских состояний, таких как нарушение иммунной системы после воздействия химиотерапии.SA, ориентированная на население, будет включать тенденции эндемических заболеваний при интерпретации данных, например, оценку респираторного заболевания во время сезона гриппа. В лучшем случае это также означает способность эффективно использовать информацию. SA выражается как «высокий» или «низкий» и предшествует принятию решения. Endsely описал SA как состоящий из трех уровней: уровень 1 — это восприятие элементов окружающей среды в объеме времени и пространства, уровень 2 — это понимание их значения, а уровень 3 — это проекция их статуса в ближайшем будущем. будущее.

Клиницистам необходимо накопить опыт для решения сложных проблем со здоровьем пациентов, использования новых технологий и сложных медицинских условий (AL-Dossary et al., 2014). Эксперты известны своими эффективными и интуитивно понятными процессами принятия решений, а новички — более сложными и продуманными процессами. Новички склонны использовать аналитические модели, которые характеризуются как более структурированные, медленные и часто основанные только на частичном представлении о ситуации в целом. Напротив, более опытные врачи используют более интуитивные модели, распознавая закономерности и генерируя быстрые действия для решения сложных проблем (Benner, 1984; Bjork and Hamilton, 2011).Переход от новичка к опыту характеризуется обширным репертуаром распознавания образов и моторного программирования, хранящегося в памяти, и переход отмечен постепенной «разгрузкой» контроля от напряженного, застенчивого мышления к легким, неявным процессам (Канеман и Кляйн, 2009). Исследования показывают, что эксперты рассуждают более эффективно, чем новички. У них больше накопленных знаний и набор стратегических подходов, а также понимание диагностической «весомости свидетельств» при формировании гипотез.

Ошибки в диагностике пациента могут привести к задержке или неправильному тестированию или лечению и причинить вред пациенту. Поскольку врачи принимают решения в реальных условиях, которые часто зависят от времени и хаотичны, диагностические ошибки имеют как когнитивные, так и системные причины. Акт диагностики — это решение, касающееся проблемы пациента. Частота диагностической ошибки варьируется в зависимости от оценки, заключающейся в неправильном диагнозе в 10–15% случаев (Higgs and Elstein, 1995). Амбулаторные оценки в совокупности оценивают диагностические ошибки в 5.08% или примерно 12 миллионов взрослого населения США ежегодно (Singh et al., 2014). По оценкам исследователей, около половины этих ошибок потенциально могут быть опасными. По некоторым оценкам, более двух третей пропущенных или отложенных диагнозов частично вызваны когнитивными ошибками при принятии решений (Singh et al., 2012). Исследования показывают, что медицинские организации должны интегрировать инструменты поддержки принятия решений и поддерживать подходы к обнаружению ошибок, такие как триггерные инструменты, добровольные или запрашиваемые отчеты от пациентов и отчеты об ошибках врачей, чтобы узнать, как процессы принятия клинических решений разворачиваются в этих ситуациях (Graber et al., 2005; Bhise et al., 2018).

[PDF] Психофизиологическое исследование когнитивной обработки и аффективных реакций на нарушения социального ожидания

ПОКАЗЫВАЕТ 1-10 ИЗ 54 ССЫЛОК

СОРТИРОВАТЬ ПО РелевантностиБольше всего повлиявших статейНедавно

Современное когнитивное восприятие, физиология и психофизиология.

  • М. Коулз
  • Психология, медицина
  • Психофизиология
  • 1989
Рассмотрены фактические и потенциальные преимущества сочетания когнитивной психологии и психофизиологии, а также потенциал латерализованной готовности, показатель электрической активности мозга, связанный с подготовка к движению, рассматривается.Развернуть
  • Просмотреть 1 отрывок, справочная информация

Психологические и биологические подходы к эмоциям

Содержание: Часть I: Отношения между познанием и эмоциями. Р.С. Лазарь, Конструкции разума в адаптации. Мандлер Г. Конструктивистская теория эмоций. Н.Л. Stein, LJ Levine, Making Sense… Expand

Потенциалы мозга отражают нарушения гендерных стереотипов

Результаты взяты, чтобы указать, что ERP чувствительны к нарушениям гендерных профессиональных стереотипов и что реакция ERP на нарушения стереотипов аналогична P600 эффект, вызванный множеством синтаксических аномалий.Развернуть
  • Просмотреть 4 выдержки, справочную информацию и методы

За пределами биполярных концептуализаций и мер: случай отношений и оценочного пространства

  • Дж. Качиоппо, В. Гарднер, Дж. Бернсон
  • Психология, медицина
  • Личность и обзор социальной психологии: официальный журнал Общества личности и социальной психологии, Inc
  • 1997
Обзор данных показывает, что положительные и отрицательные оценочные процессы, лежащие в основе многих установок, различимы, характеризуются различными функциями активации, по-разному связаны с амбивалентность отношения, наличие различимых предшественников и склонность тяготеть от двумерной к биполярной структуре, когда лежащие в основе убеждения являются целью обсуждения или руководством к поведению.Развернуть

Является ли компонент P300 проявлением обновления контекста

Чтобы понять эндогенные компоненты связанного с событиями потенциала мозга (ERP), мы должны использовать данные о предшествующих условиях компонентов, чтобы сформировать гипотезы об обработке информации… Развернуть

  • Посмотреть 2 выдержки, справочная информация

Когнитивные процессы на грани исчезновения

  1. Питер Ф. Ловибонд
  1. Школа психологии, Университет Нового Южного Уэльса, Сидней, Новый Южный Уэльс 2052, Австралия

Аннотация

Исследование обусловленности человека показывает, что обучение тесно связано с сознательно доступное знание непредвиденных обстоятельств, требует ресурсов внимания, и находится под влиянием языка.Это исследование предлагает когнитивную модель в исчезновение которых состоит из изменений убеждений в непредвиденных обстоятельствах в долгосрочной перспективе. объем памяти. Кратко рассмотрены лабораторные и клинические доказательства исчезновения. и делается вывод, что данные подтверждают познавательную позицию. Там мало свидетельств отдельной, некогнитивной системы обусловливания. В Основное значение для нейронного анализа состоит в том, что обучение и исчезновение вряд ли можно свести к прямым связям, в которых один стимул просто активирует или подавляет представление в памяти другого человека.Скорее адекватная нейронная модель будет включать интеграцию как низкоуровневых, так и системы высокого уровня, включая внимание, представление стимульных отношений в долговременной памяти и механизм динамической производительности, основанный на ожидание, а не просто активация.

Вымирание относится к потере ассоциативно основанного поведения, когда ассоциативные отношения, которые привели к первоначальному обучению, были измененный.Например, в Павловском кондиционировании условный ответ (CR) снижается по сравнению с испытаниями, когда условный раздражитель (CS) больше не соблюдается безусловным стимулом (США). Наш взгляд на вымирание обязательно следует из способа, которым мы концептуализируем начальную кондиционирование. Психологи, нейробиологи и непрофессионалы одинаково разделяют общая концепция обусловленности: она рассматривается как автоматическая, бессознательный и низкоуровневый процесс, который устанавливает возбуждающие или тормозящие ассоциации между узлами CS и US в памяти.У людей кондиционирование почти все согласились задействовать механизмы, отличные от тех, кто участвует в рассуждении, языке и сознании. Соответственно, вымирание тоже рассматривается как автоматический и бессознательный процесс, который либо переворачивает исходное научились ассоциации или создают новые конкурирующие ассоциации. Но что, если этот традиционный взгляд на обусловливание и вымирание неверен?

Фактически, исследования кондиционирования людей показывают, что это полностью процесс отличается от предлагаемого традиционным взглядом.Доказательства отдельный механизм кондиционирования, независимый от высших когнитивных процессов было чрезвычайно трудно получить (Брюэр 1974; Доусон и Шелл 1985; Ловибонд и Шанкс 2002). Напротив, условность у людей, по-видимому, тесно связана с вниманием, сознание и язык. В этой статье я кратко резюмирую это исследования, затем сосредотачиваются конкретно на исчезновении в человеческой обусловленности, и наконец, рассмотрим значение для исследования нейронной основы кондиционирование и вымирание как у животных, так и у людей.

Павловское кондиционирование человека

Как и у животных, у людей Павловское кондиционирование включает изначально нейтральный стимул, такой как изображение или тон (CS), с стимул некоторой значимости (США). Обучение индексируется развитием ответов (CR) на CS, которые такие же или похожие на вызванные США.Наиболее часто используемая процедура — это автономное кондиционирование, при что США — это поражение электрическим током, а CR — психофизиологическая мера вегетативное возбуждение, обычно кожная проводимость. Еще одна популярная процедура — это моргание глаз, в котором США — это воздушная струя для глаз, а CR — закрытие век. В каждой из этих процедур обычно используют конструкция дифференциального кондиционирования, в которой одна CS (обозначенная CS +) спарена с США и второй CS (обозначенный CS-) в паре с отсутствием США для контроля неассоциативных влияний на ответы.

Также можно собирать два типа данных самоотчета. Во-первых, участники могут спросить в постэкспериментальном интервью об их явном знании отношения (непредвиденные обстоятельства) между CS и США. Во-вторых, они могут попросить предоставить онлайн-рейтинги ожиданий в США во время презентации CS. Традиционный взгляд на обусловливание предполагает, что самооценка знаний происходит из когнитивных процессов более высокого порядка, тогда как CR генерируются отдельный, низкоуровневый механизм.Таким образом, традиционный взгляд предсказывает, что CR будут следовать принципам, совершенно отличным от самоотчетов (см. Разран 1955; Сквайр 1994). Однако отзывы из этой литературы последовательно пришли к выводу, что два типа мер тесно связаны.

Во-первых, дифференциальная обусловленность наблюдается только у участников, которые осведомлены об отношениях между CS и США, как это определено их способность вербализовать эти отношения (см. Brewer 1974; Davey 1987; Ловибонд и Шанкс 2002).Если кондиционирование не зависело от когнитивных процессов, задействованных в сознательном знания, его следует соблюдать независимо от того, имеет ли сознательное обучение тоже произошло. Во-вторых, обусловленность требует ресурсов внимания. Если внимание отвлекается второстепенной или маскирующей задачей, не только сознательно обучение замедляется, но также замедляется развитие CR (см. Доусон 1970).В-третьих, рейтинги ожидаемой продолжительности жизни в США демонстрируют очень похожую картину для CR при испытании за испытанием базис: они показывают аналогичные кривые приобретения и одинаково подвержены влиянию экспериментальные манипуляции (см. Биферно и Доусон 1977 г.). В-четвертых, CR сильно зависят от языка и может быть как увеличено, так и уменьшено инструкциями относительно CS-US отношения (см. Grings et al.1973; Ловибонд 2003 г.). Наконец, есть свидетельства того, что CR в более сложных обучающие манипуляции, такие как ретроспективная переоценка, зависят от рассуждений процессы (см. Митчелл и Ловибонд 2002). Последние два вывода особенно важны в исключая учетную запись, в которой сознательное знание является результатом или эпифеномен простого процесса кондиционирования.Вместо этого эти выводы предполагают, что CR происходят из непредвиденных знаний, закодированных в символической уровень.

Этот вывод может быть и действительно оспаривался (см. Мартин и Леви 1989; Manns et al. 2002; Wiens and Öhman 2002). Однако результаты исследований, изложенные выше, затрудняют защиту сильная версия традиционной концепции обусловливания как автоматический, бессознательный и отделенный от познания более высокого порядка.Более того, аналогичные выводы были сделаны из обзоров связанных формы обучения у людей, включая инструментальное кондиционирование (см. Brewer 1974; Уильямс и Робертс 1988) и неявное обучение (Шанкс и Сент-Джон 1994). В таком случае представляется целесообразным рассмотреть последствия когнитивная модель того, как мы концептуализируем вымирание.Остальная часть этого статья будет сосредоточена на Павловской обусловленности, но аргументы также вероятно, применимо к другим формам ассоциативного обучения.

Вымирание в Павловской обусловленности человека

Исследования обусловленности человека показывают, что один механизм управляет получение.Этот единственный механизм требует ресурсов внимания и дает ассоциативное знание, представленное в пропозициональной форме, такое, что он может контактировать с языком. Когда CS встречается, он извлекает случайность CS-US из долговременной памяти и тем самым порождает состояние ожидание США, которое автоматически запускает врожденное ожидание поведение, соответствующее США (т.е., CRs). Согласно этому концептуализация, вымирание должно оперировать изменением ассоциативного знания. То есть воздействие отрицательного опыта (CS без США) должно приводить к пересмотр знаний, хранящихся в долговременной памяти, таким образом, чтобы поведение контролируется этим обновленным знанием. Если ожидания США критичны ближайшая основа для производительности, тогда потеря ожидания будет отслеживать вымирание ЧР.Какие существуют доказательства существования такого механизма в обучении вымиранию? в людях?

Лабораторные исследования

Многие эксперименты подтвердили, что сокращение ожидаемой продолжительности жизни в США уменьшение КЛ в процессе вымирания (см. Биферно и Доусон 1977; Липп и Эдвардс 2002). Если суждения о непредвиденных обстоятельствах принимаются после приобретения, а затем снова после исчезновения, они демонстрируют соответствующее снижение силы причинная вера в то, что США последуют за CS (см. Schell et al.1991). Похожий к приобретению, исчезновение может быть усилено словесными инструкциями. Для например, «предписанное вымирание», в котором участники сообщил после приобретения, что CS больше не будет сопровождаться США, обычно приводит к немедленному снижению CR (см. Grings et al. 1973). Отказ инструкций по полному устранению CR можно понять с точки зрения факторы, связанные со степенью уверенности участников в инструкции (Фюрер и Бэр 1980; Доусон и Шелл 1985).

Когнитивная модель предсказывает, что вымирание произойдет только тогда, когда опыт противоречит существующим убеждениям в отношении непредвиденных обстоятельств — если вера в то, что CS ведет в США защищен от опровержения, исчезновение не будет происходить. Недавно мы предоставили прямые доказательства в поддержку этого прогноза. используя процедуру защиты от исчезновения (Ловибонд и др.2000). Два CS, C и D, были признаны предикторами поражения электрическим током. Стимул D был погашен представлением его в одиночку, без шока. Стимул C также был представлен без шока, но сопровождался во время испытаний по вымиранию стимулом K, который ранее был признан сигналом безопасности, в другими словами, как предсказатель отсутствия шока. После этих испытаний на вымирание C и D оба были представлены по отдельности на этапе тестирования (Инжир.1). A и B были контрольными стимулы, которые постоянно сочетались с шоком и без шока, соответственно. По сравнению с этими стимулами видно, что предъявление стимула D без шока привели к существенному снижению как шокового воздействия, так и ожидание (рис. 1 левая панель) и КЛ проводимости кожи во время D (рис. 1 правая панель). Напротив, стимул C почти не угас: Присутствие K «защитило» его от исчезновения.В рамках когнитивной модели отсутствие шока приписывалось стимулу К и, следовательно, вера в то, что C предсказал шок, осталась неизменной.

Рисунок 1

Средние оценки ожидаемой продолжительности шока в режиме онлайн ( слева, ) и среднее изменение в журнале уровень проводимости кожи ( справа ) во время пробных испытаний от защиты от процедуры исчезновения (Lovibond et al.2000). Стимул А был установлен в качестве последовательного предиктора шок и стимул B как последовательный предиктор отсутствия шока. Стимулы C и D первоначально были сопряжены с шоком, а затем погасли. Во время вымирания D был представлен отдельно, тогда как C сопровождался сигналом безопасности K. показаны данные фазы тестирования, C и D были протестированы отдельно. Данные показывают возврат ответа на стимул C, что указывает на то, что присутствие K защищает C от полного исчезновения.Перепечатано из Behavior Research & Therapy , Vol. 38, Ловибонд и др., » Защита от вымирания в условиях человеческого страха » стр. 967-983, © 2000, с разрешения Elsevier.

Результаты, описанные выше, демонстрируют сильное соответствие между CR и убеждения / ожидания во время вымирания, согласующиеся с точкой зрения, что единый механизм обучения дает начало обоим.Однако если один сильный диссоциация может быть продемонстрирована между мерой CR и самоотчетом меры, это поддержит идею о том, что может быть более одного ассоциативный механизм. Поэтому важно внимательно изучать отчеты. таких разобщений в литературе.

Один из таких отчетов касается влияния CS на обучение и вымирание.Селигман (1971) постулировал что ассоциации между определенными релевантными для страха стимулами и неприятными последствиями были биологически подготовлены и, следовательно, их было легко изучить и трудно погасить. В частности, он предположил, что фобические раздражители, такие как насекомые, змеи, а высота была готова легко вступить в ассоциации с неблагоприятные исходы, и поэтому люди могут проявлять сильный страх кондиционирование после однократного обучения.Селигман также предположил, что подготовленное обучение может быть более примитивным и менее когнитивным, чем неподготовленное обучение. В обширной программе исследований за последние 30 лет Охман и его коллеги (см. Öhman et al. 1975; Оман и Соареш 1998). подвергли понятие подготовленного обучения эмпирическому исследованию в лаборатория. Используя процедуру автономного кондиционирования, Оман (e.грамм., Öhman et al. 1975) найдено что одно предсказание теории готовности, в частности, может быть последовательно продемонстрировал. Он заметил, что, когда стимулы, вызывающие страх (изображения змей или пауки) использовались в качестве CS, условное реагирование потребовало больше времени, чтобы погасить чем когда раздражители, не имеющие отношения к страху (изображения цветов и грибов), были использовал. Это сопротивление эффекту вымирания согласуется с утверждением Селигмана. (1971) идея, подготовившая обучение может включать другой механизм.

Однако лабораторные исследования с релевантными для страха стимулами не предоставить доказательства расхождения между CR и самоотчетами во время вымирания. Например, Dawson et al. (1986) воспроизвел базовая процедура с добавлением онлайн-показателя ожидаемой продолжительности жизни в США. Они смогли продемонстрировать такую ​​же устойчивость к эффекту вымирания, как и Öhman et al.(1975) имели сообщается не только о показателях проводимости кожи, но и о ожидаемой продолжительности мера. О подобных результатах сообщил Дэйви. (1992). Первоначальные отчеты о том, что исчезновение связанных со страхом стимулов может быть менее предметом обучения эффекты, такие как предписанное вымирание (Хугдал и Охман 1977), не наблюдались постоянно (см. McNally 1987; Липп и Эдвардс 2002).Недавний работа Öhman и его коллег с использованием обратно замаскированных презентаций CS подтвердили, что релевантные для страха стимулы ведут себя иначе, чем неактуальные для страха стимулов, но опять же, самооценка ожидания в США отслеживает показатель автономной CR (Охман и Соарес 1998).

Кроме того, фактор, который отличает релевантные страху Во время угасания раздражители, не относящиеся к страху, могут не быть ассоциативными.Свидетельство из моей лаборатории поддерживает альтернативную точку зрения, что стимулы, связанные со страхом, имеют врожденную склонность вызывать реакции страха, которые могут быть повышены соответствующие условия окружающей среды, такие как отдельный источник возбуждения или тревога (Ловибонд и др., 1994; см. также Мензис и Кларк 1995). Согласно этой точке зрения, кажущееся сопротивление исчезновение стимулов, связанных со страхом, возникает в результате избирательной сенсибилизации врожденные реакции страха, наложенные на нормальное угасание ассоциативных обучение (Lovibond et al.1993). Таким образом, обусловливание и исчезновение с помощью релевантных страху стимулы можно объяснить, не принимая (1971) утверждают, что Релевантные для страха стимулы задействуют отдельный некогнитивный механизм обучения.

Вторая находка вымирания, которая была интерпретирована как подтверждающая множественные процессы обучения включают в себя разную скорость исчезновения CR и ожидания США.В исследованиях дифференциальной автономной кондиционирования (см. Доусон и др. 1986; Schell et al. 1991), различия в рейтингах ожидаемой продолжительности жизни в США от CS + и CS- иногда исчезают раньше во время вымирания, чем реагируют различия в проводимости кожи. Таким образом, в ходе вымирания есть период, когда участники что указывает на то, что их ожидания в США равны нулю, но все же показывает разницу реагируя на CS +, подтверждая идею, что CRS проводимости кожи может возникают из отдельного механизма из ожидания.Однако этот сингл диссоциация не требует постулирования множественных процессов, потому что это может быть связано с разной чувствительностью и / или воздействием на пол этих двух меры. Хотя это явление заслуживает дальнейшего эмпирического исследования с более подробной информацией. чувствительные меры, это само по себе не обеспечивает убедительной поддержки идеи отдельной системы низкоуровневого кондиционирования (Ловибонд и Шанкс 2002).

Наконец, несколько исследователей (Mandel и Бриджер 1967; Кларк и Squire 1998) предположили, что сильная связь между CS и США (кратко Интервалы CS-US, перекрытие между CS и US) способствует более простому, меньшему когнитивный тип обусловленности, чем слабая смежность CS-US (длинная CS-US интервалы, интервал трассировки между CS и US).Я ранее критиковал свидетельства кондиционирования моргания, которые, как утверждается, подтверждают это заключение (Ловибонд и Шанкс 2002; Шанкс и Ловибонд 2002). В случае вегетативного кондиционирования Schell et al. (1991) непосредственно протестировали влияние интервала CS-US на исчезновение и забывание дифференциала кондиционирование. Они обнаружили, что кондиционирование с 0.5-секундный интервал CS-US был не более устойчив к исчезновению, забыванию или обучению, чем кондиционирование с 8-секундным интервалом CS-US. Неизвестные участники, были ли они никогда узнал или забыл о непредвиденных обстоятельствах стимула, показал типичные картина отсутствия реакции дифференциальной проводимости кожи. Таким образом, есть нет убедительных доказательств того, что сильная смежность CS-US затрагивает более примитивные, бессознательная форма обучения.

Клинические исследования

Процедуры, подобные угасанию, используются при лечении ряда расстройства. Например, экспозиционная терапия обычно используется при тревоге. расстройства. Как и в лаборатории, снижение тревожности во время воздействия сопровождаются соответствующими изменениями в представлениях об угрозах и ожиданиях вред (см. Reiss 1991; Foa et al.1996). В так называемом когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), врачи используют синергию между поведенческими и словесными процедурами, чтобы привлечь внимание пациентов к противоречия между их дисфункциональными убеждениями и их нынешними опыт (см. Zinbarg 1990; Ловибонд 1993). Например, они сочетают прямую демонстрацию отсутствия опасности, связанной с пугающими стимулы (например,g., симптомы возбуждения в случае панического расстройства) с информация и альтернативные объяснения (например, гипервентиляция, стресс).

Интересно, что когнитивные терапевты разработали модели убеждений об угрозах. и их обращение, которые концептуально очень похожи на современные ассоциативные счета. Например, Сальковскис и его коллеги (см. Сальковскис 1991; Wells et al.1995) нарисовали внимание к проблеме «безопасного поведения» в экспозиционной терапии при тревожных расстройствах. Эти исследователи предлагают, чтобы тревожные пациенты держались иррациональные убеждения об угрозах; то есть, они преувеличивают убеждения относительно вероятность и / или стоимость вредных результатов, которые могут произойти в данном ситуация. Экспозиционная терапия обычно действует, чтобы опровергнуть эти убеждения об угрозе. потому что пациент подвергается опасной ситуации без какого-либо вреда на самом деле происходит.Однако, если пациент ведет себя безопасным образом во время воздействия, такое поведение предотвращает опровержение, которое могло бы обычно происходит путем предоставления альтернативного объяснения отсутствия причинить вред, таким образом, не изменив исходные убеждения об угрозе. Этот анализ функционально идентичен учету защиты от вымирания в описанная ранее лаборатория.

Когнитивные механизмы исчезновения

Как лабораторные, так и клинические данные, рассмотренные выше, демонстрируют сильное соответствие между CR и убеждениями / ожиданиями во время вымирания.В обоих случаях эффективность вербальной информации дополнительно поддерживает когнитивная модель. Итак, согласно такой модели, как происходит вымирание? Большинство доказательств, относящихся к этому вопросу, получено из исследований, мотивированных тестирование ассоциативных моделей, так как прямых исследований мало тестирование когнитивной модели. Тем не менее, результаты этих исследований могут быть интерпретируются с точки зрения их значения для когнитивной модели.Для Например, исследования как на животных, так и на людях показывают, что новое обучение (в том числе исчезновение) инициируется, когда учащийся обнаруживает обнаруженное несоответствие между тем, что ожидается, и тем, что на самом деле происходит в данном обучении повод. Хотя Рескорла и Вагнер (1972) использовали такое описание метафорически, когнитивная модель утверждает, что участники-люди основывают свои ожидания от их текущих ассоциативных знаний, полученные как из предшествующих опыт и другие источники, такие как язык, и могут сообщить об обоих их знания и ожидания.Этот прогноз согласуется с данные о состоянии человека, рассмотренные выше, но не были напрямую проверено.

Как отмечалось ранее, нарушение ожиданий, происходящее при вымирании вызывает изменения в непредвиденных убеждениях, хранящихся в долговременной памяти. Но вместо того, чтобы разрушать исходное знание о непредвиденных обстоятельствах, как животных, так и человеческие исследования показывают, что вымирание устанавливает новое обучение, которое отменяет исходные заученные ассоциации.Например, Германс, Ванстенвеген и его коллеги (Hermans et al. al. 2004; Vansteenwegen et al. 2004; Vervliet et al. 2004) недавно продемонстрировали восстановление выученного страха после исчезновение как изменением контекста (обновлением), так и представлением США (восстановление). Mineka et al. (1999) продемонстрировали возобновление страха у пациентов с фобией после лечения экспозицией.Эти выводы непосредственно параллельно с результатами, полученными в исследованиях на животных, в контексте которых изменения, манипуляции с памятью и восстановление — все указывает на выживание оригинального обучения (Рескорла 1996; Пирс и Бутон 2000). Похоже, что вымирание порождает новые знания (CS не приводит к результату), которое конкурирует с исходными знаниями (CS приводит к США), поведение которого определяется наиболее активными знаниями. в определенный момент времени.В качестве альтернативы может быть включено вымирание. как исключение из исходного правила, которое в некоторой степени характерно для обстоятельства исчезновения (Бутон 1994).

У людей свидетельство сохранения более ранних непредвиденных обстоятельств может быть получено чисто с помощью инструкционных манипуляций. Коллинз и Шанкс (2002) обнаружили, что если участников часто просили делать ассоциативные суждения, они основывали их суждения о последних испытаниях; но если бы они были только попросили вынести единственное суждение в конце эксперимента, они основали свои оценка совокупного непредвиденного обстоятельства по всему набору испытаний.Этот результат предполагает, что участники кодируют изменения в непредвиденных обстоятельствах с течением времени и может гибко сообщать о недавних или прошлых непредвиденных обстоятельствах на основе устных инструкция. Трудно понять, как простая ассоциативная модель, в которой обучение кодируется только с точки зрения силы возбуждающего и тормозящего подключений, могли бы учитывать эти данные. Коллинз и Шанкс (2002) поиск также помогает объясните, почему оценка осведомленности о непредвиденных обстоятельствах после вмешательства фаза вымирания часто дает противоречивые результаты, тогда как оценка осознание сразу после приобретения обычно приводит к прочным отношениям со степенью кондиционирования (Доусон и Рирдон 1973).Предположительно, участники просили указать ассоциации между CS и США после исчезновения имеют два конкурирующих воспоминания — одна из пар CS-US от приобретения и одна только CS презентации от вымирания — и придется выбирать между ними или комбинировать их каким-то образом.

Когнитивная модель также допускает возможность исчезновения эффекты с помощью методов, отличных от прямого воздействия на целевую CS.Первый, исчезновение может быть достигнуто путем предоставления вербальной информации, как в лабораторная процедура инструктивного истребления. Во-вторых, другой опыт, такой поскольку наблюдение может привести как к приобретению, так и к исчезновению ассоциативных знания. Наконец, исчезновение может быть достигнуто путем обучения конкурирующие КС. В процедуре обратной блокировки соединение двух КС, скажем, A и B, изначально в паре с США.На следующем этапе одна из CS, скажем, А, согласовано с США. При ответе на оценивается другой стимул B, обнаруживается, что его способность вызывать CR (а также ожидания США) были ослаблены промежуточными условиями of A: эффект ретроспективной переоценки. Важно отметить, что этот эффект сильно под влиянием условий обучения, которые допускают обратную блокировку в качестве логического вывод (Митчелл и Ловибонд 2002; см. также De Houwer et al. al.2002; Lovibond et al. 2003 г.). Это исследование предоставляет убедительные доказательства для рассуждения процессы в человеческой обусловленности и указывает, что ассоциативный или причинный убеждения могут быть изменены другими методами, кроме прямого воздействия на CS и НАС.

Между описанным выше аккаунтом и сортировками есть некоторые параллели. моделей, разработанных клиническими исследователями для учета изменений в убеждениях во время лечения.Когнитивные модели лечения указывают на создание новая функциональная схема (системы убеждений), а не разрушение прежних дисфункциональная схема, чтобы учесть возникновение рецидива после лечение, характерное для многих клинических заболеваний (Beck 1996; Фоа и Козак 1986). Для Например, считается, что экспозиционная терапия и корректирующая информация помогают установить нормативную оценку угрозы у тревожных пациентов, но единичный кризис может вернуть пациента к уровню беспокойства и угрозы до начала лечения оценка.Идея реактивации ранее неадекватных схем очень аналогично когнитивному описанию обновления и восстановления после исчезновения в лаборатории.

Вторая параллель между когнитивной моделью вымирания и клинической модели лечения находится в обучении повторной атрибуции. Клиницисты часто поощряют пациенты для выработки альтернативных, более адаптивных объяснений прошлым событиям то, что нельзя отменить, например, неудача или травма.Эта стратегия напрямую аналогично процедурам ретроспективной переоценки, например, на примере обратная блокировка, описанная ранее. Создав партнерскую CS как надежный предсказатель УЗ, согласование с целевой CS может быть уменьшено. Эта процедура аналогична тактике включения романа. «Козел отпущения» CS, чтобы затмить отвращение к вкусу, учиться любимому продукты питания во время химиотерапии (см. Бернштейн и Webster 1985), за исключением того, что он может быть реализован после эпизод кондиционирования.Более того, я недавно продемонстрировал, что ретроспективные изменения в вегетативной обусловленности человека могут быть достигнуты не только путем прямого обуславливания CS партнера, но также и путем представления словесных информация об этом CS (Lovibond 2003 г.). Это открытие не только обеспечивает лабораторную поддержку клиническая практика обучения вербальной переатрибуции, но демонстрирует, что знание, порожденное обусловливанием, должно быть представлено в пропозициональной форме, таким образом, чтобы он мог контактировать с вербальной информацией, чтобы произвести ретроспективный вывод.

Наконец, стоит отметить, что представленный выше анализ основан на традиционные павловские процедуры кондиционирования, в которых CS предшествует и сигнализирует о возникновении мотивационно значимого США. Под этими условия, как обучение, так и производительность, по-видимому, связаны с ожиданием процессы. Однако утверждалось, что ассоциации также можно узнать с помощью более простой системы, которая просто объединяет два элемента вместе.Так называемый оценочное обусловливание было предложено отличать от основанного на ожидании обучение тремя способами: во-первых, считается, что оно происходит независимо от сознательного осознание стимулирующих отношений; во-вторых, это порождает аффективные реакции типа нравится / не нравится; и в-третьих (и самое главное для настоящую статью), он считается невосприимчивым к исчезновению после того, как установлено (обзор см. в De Houwer и другие.2001). Это различие спорное, и были предложены альтернативные объяснения оценочных экспериментов с кондиционированием (см. Ловибонд и Шанкс 2002; Lipp et al. 2003 г.). Тем не менее, даже если идея отдельного механизма обучения не поддерживается, это интригующая возможность того, что выполнение некоторого эмоционального ответы могут быть достигнуты просто путем активации памяти или представление стимула без активного ожидания фактического появление этого стимула.Такие ответы могут отличаться от ожидаемых. ответы в их чувствительности к процедурам вымирания.

Значение для нейробиологии

Было проведено множество исследований нейронных основ обусловливания. проводится с животными. Можно подумать, что доказательства причастности когнитивные процессы в кондиционировании человека угрожают значимости животных исследовать.Однако поразительное эмпирическое сходство между животными и обусловленность человека решительно поддерживает непрерывность основных механизмов (Ловибонд и Шанкс, 2002). Вместо того, чтобы принять традиционное мнение о том, что кондиционирование — это низкоуровневый как у животных, так и у людей, более экономно предположить, что лабораторные животные обладают предшественником когнитивной системы человека, которая способен отображать определенные аспекты окружающей среды.Другими словами, механизмы, которые позволяют обусловливать животных, превратились в те, которые позволяют более высокоуровневые познания и язык у людей. Эта точка зрения на самом деле дает более веское оправдание для исследований на животных, чем традиционная модель, потому что она постулирует, что кондиционирование животных будет имеет отношение не только к кондиционированию человека, но и к другим высокоуровневым познавательные процессы.

Значение когнитивной модели для исследований в области нейробиологии очень велико. отличается от традиционных моделей. Основное значение касается способа хранения и использования ассоциативной информации. В традиционная модель предполагает, что обусловливание и угасание могут быть понимается в терминах ассоциативных связей между «узлами» соответствующие CS и US / UR.Эти связи могут быть возбуждающими или возбуждающими. тормозящие, но они ограничены одним свойством — регулированием активация. Таким образом, они функционально такие же, как и традиционные понятие рефлексов. Эта точка зрения побуждает нейробиологов искать прямые нейронные связи между системами мозга, отвечающими за восприятие CS и США и / или между CS и системами, ответственными за эмоциональная или двигательная реакция.Когнитивная модель, напротив, постулирует что обучение приводит к символическому внутреннему представлению отношения между CS и США, которые включают такую ​​информацию, как временная последовательность и время. Такое представление вряд ли можно закодировать в терминах прямая нейронная связь на перцептивном или моторном уровне. Кроме того, в производительность когнитивной модели обычно определяется не прямым активизация представительства США (как если бы сами США представлен), но от отчетливого состояния ожидания США.Ожидание процессы могут привести к упреждающему видоспецифическому поведению, соответствующему к мотивационной категории США (например, тревога в случае вредного УЗИ или тяга в случае УЗИ аппетита), а не или в дополнение к ответы, относящиеся к конкретным использованным США (см. Конорский 1967). Несмотря на то что ожидание, по-видимому, занимает центральное место во многих реакциях, таких как тревога и тяга, возможно, что другие ответы, например, оценочные (нравится / не нравится) реакции требуют только активации представительства США или его мотивационной система.Важная задача нейробиологии — очертить нервную систему. процессы, лежащие в основе памяти и ожидания.

Как и в случае с приобретением, вымирание зависит от неожиданности, о чем свидетельствует явление защиты от вымирания. Однако сюрприз в том, что генерируется, когда ожидаемое событие не происходит, более сфокусировано, чем когда неожиданное событие действительно происходит.Вымирание по своей сути сложнее, чем приобретение, потому что это зависит от извлечения конкретного предшествующего обучения из Долгосрочная память. Кроме того, как уже отмечалось, исчезновение сохранить исходное обучение и добавить новое обучение, подавляющее оригинальное усвоенное поведение. Это новое обучение часто обусловлено такие функции, как контекст или время, и могут быть нарушены методами, которые не нарушить первоначальное обучение.Таким образом, можно разумно предсказать, что вымирание включает в себя более сложные процессы, чем приобретение, и, следовательно, может зависеть от дополнительные области мозга и / или на них по-разному влияют фармакологические манипуляции.

В случае исследований в области нейробиологии на людях основное значение когнитивная модель состоит в том, что необходимо понять единый процесс обучения, а не два отдельных процесса (Ловибонд и Шанкс, 2002).Этот единственный процесс будет включать системы, отвечающие за язык, рассуждение, и сознательное представление непредвиденных обстоятельств, а также ожидание будущие события. Важно отметить, что когнитивный взгляд не отрицает роль низкоуровневых бессознательных процессов в обусловливании. Такие процессы как внимание, восприятие и извлечение информации из долговременной памяти должны быть задействованы до момента сознательного представления ассоциативных отношения.Что, однако, отрицает когнитивная модель, так это то, что низкоуровневый одни только системы способны генерировать CR. То есть низкоуровневые процессы необходимо для процессов более высокого уровня, например связанных с сознательными осведомленности, но сами по себе они недостаточны для обучения. Они позволять познание более высокого уровня, а не конкурировать с ним. Таким образом, нейробиологи должны искать интегрированную систему, включающую как низкоуровневые и высокоуровневые процессы, а не несколько конкурирующих систем каждый способен генерировать поведение.Явные диссоциации должны быть внимательно изучили, чтобы увидеть, требуют ли они постулирования множественных процессы, а не единый интегрированный процесс (Данн и Кирснер 2003).

Выводы

Я рассмотрел доказательства когнитивной модели вымирания, которая охватывает свидетельства как животных, так и людей.Будущие исследования нуждаются в проверке новые предсказания когнитивной модели и конкретизируют аспекты, которые в настоящее время описательный, а не пояснительный. Клинические психологи уже разработанные процедуры, соответствующие когнитивной модели исчезновения, и эти процедуры могут быть дополнительно уточнены, используя преимущества лабораторные модели. Задача нейробиологии — составить карту известных функциональные свойства кондиционирования и угасания на нервные системы.Эта задача потребует выхода за рамки традиционного представления о том, что корковые области связаны с более высоким уровнем познания, тогда как подкорковые структуры связаны с филогенетически более древними, более примитивными некогнитивные системы, работающие в условиях конкуренции. Кондиционирование и исчезновение, скорее всего, будет связано с несколькими мозговыми процессами, работающими в интегрированная, кооперативная мода.

Благодарности

Подготовка рукописи поддержана грантами A10007156 и DP0346379 от Австралийского исследовательского совета. Я хотел бы поблагодарить Криса Митчеллу за полезные комментарии к рукописи.

Список литературы

  1. Бек, А.Т. 1996. Вне веры: теория режимов, личность и психопатология. На рубежах познавательной терапия (под ред. П.М.Сальковскиса), с. 1-25. Guilford Press, Нью-Йорк.

  2. Бернштейн, Л.и Вебстер М. 1985. Выученная еда. отвращения: следствие химиотерапии рака. При раке питание и пищевое поведение: биоповеденческая перспектива (ред. T.G. Burish et al.), Стр. 103-116. Эрлбаум, Хиллсдейл, Нью-Джерси.

  3. Биферно, М.А. и Доусон М.Е. 1977 г. Начало осведомленность о непредвиденных обстоятельствах и электродермальное классическое кондиционирование: анализ временные отношения во время приобретения и исчезновения. Психофизиология 14: 164 -171.

  4. Бутон, М.E. 1994. Контекст, двусмысленность и классика. кондиционирование. Curr. Реж. Psychol. Sci. 3: 49-53.

  5. Брюэр, В.Ф. 1974. Нет убедительных доказательств того, что оперантное или классическое обусловливание у взрослых людей.В познании и символические процессы (ред. В. Б. Веймера и Д. С. Палемо), стр. 1 -42. Эрлбаум, Хиллсдейл, штат Нью-Джерси.

  6. Clark, R.E. и Сквайр, Л. 1998. Классика кондиционирование и системы мозга: роль осознания.Наука 280: 77 -81.

  7. Коллинз, Д.Дж. и Шанкс, Д. 2002. Мгновенный и стратегии интегративного ответа в причинном суждении.Mem. Cognit. 30: 1138 -1147.

  8. Дэйви, G.C.L. 1987. Интеграция человека и животных. модели Павловской обусловленности: ассоциации, познания и атрибуции.В когнитивных процессах и Павловской обусловленности в люди (изд. G.C.L. Davey), стр. 83-114. Уайли, Чичестер, Великобритания.

  9. ____. 1992. Модель ожидания лаборатории. эффекты готовности.J. Exp. Psychol. 121: 24-40.

  10. Доусон, M.E. 1970. Познание и обусловливание: эффекты маскировки контингентности CS-UCS на классическое кондиционирование GSR человека.J. Exp. Psychol. 85: 389 -396.

  11. Доусон, М.Э. и Рирдон, П., 1973 г. Построить валидность воспоминаний и узнавания посткондиционируемых мер осведомленности.J. Exp. Psychol. 98: 308 -315.

  12. Доусон М.Э. и Шелл А.М. 1985. Информация обработка и классическая вегетативная обусловленность человека.Заранее в психофизиологии, Vol. 1 (ред. П.К. Эклз и др.), Стр. 89-165. JAI Press, Гринвич, CT.

  13. Доусон, М.E., Schell, A.M., Banis, H.T. 1986 г. Повышенная устойчивость к исчезновению электродермальных реакций, обусловленных потенциально фобические CS: некогнитивный процесс? Психофизиология 23: 552 -561.

  14. Де Хауэр, Дж., Томас, С., и Байенс, Ф. 2001. Ассоциативное изучение симпатий и антипатий: обзор 25-летних исследований об оценочной обусловленности человека. Psychol. Бык. 127: 853 -869.

  15. Де Хауэр, Дж., Бекерс, Т. и Глотье, С. 2002. Свойства исхода и сигнала модулируют блокировку. Q. J. Exp. Psychol. А 55: 965 -985.

  16. Данн, Дж.К. и Кирснер К. 2003. Что мы можем сделать? от двойной диссоциации? Кора 39: 1-7.

  17. Фоа, Э. и Козак, М.Дж. 1986. Обработка эмоций. страха: воздействие корректирующей информации.Psychol. Бык. 99: 20 -35.

  18. Фоа, Э. Б., Франклин, М. Е., Перри, К. Дж., И Герберт, Д. Д. 1996 . Когнитивные предубеждения при генерализованной социальной фобии.J. Abnormal Psychol. 105: 433 -439.

  19. Фюрер М.Дж. и Баер П.Е. 1980. Познавательные факторы. и эффекты интервалов CS-UCS в дифференциальном кондиционировании и исчезновении реакции кожной проводимости.Биол. Psychol. 10: 283 -298.

  20. Грингс, У.В., Шелл, А.М., и Кэри, К.А. 1973 г. Вербальный контроль вегетативной реакции в ситуации смены реплики.J. Exp. Psychol. 99: 215 -221.

  21. Hermans, D., Dirikx, T., Vansteenwegen, D., Baeyens, F., Van den Берг, О., Илен, П.2004. Восстановление реакции страха в аверсивная обусловленность человека. Behav. Res. Ther. (в Нажмите).

  22. Hugdahl, K. and Öhman, A. 1977. Эффекты инструкция по приобретению и исчезновению электродермальных реакций на стимулы, связанные со страхом.J. Exp. Psychol. Человеческое обучение. Mem. 3: 608 -618.

  23. Конорски Дж. 1967. Интегративная деятельность мозг. Издательство Чикагского университета, Чикаго.

  24. Липп, О.В. и Эдвардс, М. 2002. Эффект Инструктированное вымирание по вербальным и вегетативным показателям павловской обучаемости с релевантными страху и нерелевантными страху условными стимулами. Дж. Психофизиол.16: 176 -186.

  25. Липп О.В., Огтон Н. и Лелиевр Дж. 2003. Оценочное обучение в человеческих условиях Павлова: вымерли, но все еще существуют? Учиться.Мотивация 34: 219 -239.

  26. Ловибонд, П.Ф. 1993. Кондиционирование и когнитивно-поведенческая терапия. Behav. Изменять 10: 119 -130.

  27. ____. 2003. Причинные убеждения и условные реакции: Ретроспективная переоценка, вызванная опытом и инструкциями. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cognit. 29: 97-106.

  28. Ловибонд, П.Ф. и Шанкс, Д. 2002. Роль осознание в Павловской обусловленности: эмпирические данные и теоретические подразумеваемое. J. Exp. Psychol. Anim. Behav. Proc. 28: 3-31.

  29. Ловибонд П.Ф., Сиддл Д.А.Т. и Бонд Н. 1993. Сопротивление исчезновению стимулов, связанных со страхом: готовность или избирательность сенсибилизация? J. Exp. Psychol. 122: 449 -461.

  30. Ловибонд П.Ф., Ханна С.К., Сиддл Д.А.Т. и Бонд, штат Нью-Йорк, 1994 . Электродермальные и субъективные реакции на страх раздражители под угрозой шока. Aus. J. Psychol. 46: 73-80.

  31. Ловибонд П.Ф., Дэвис Н.Р. и О’Флаэрти А.С. 2000 . Защита от вымирания в кондиционировании человеческого страха. Behav. Res. Ther. 38: 967 -983.

  32. Ловибонд П.Ф., Бен С.Л., Митчелл С.Дж., Бутон М.Э. и Фрохарт, Р. 2003. Прямое и обратное блокирование причинно-следственных связей. суждение усиливается аддитивностью величины эффекта. Mem. Cognit.31: 133 -142.

  33. Mandel, I.J. и Бриджер, W.H. 1967. Взаимодействие между инструкциями и ISI при кондиционировании и прекращении GSR. Дж.Exp. Psychol. 74: 36 -43.

  34. Маннс, Дж. Р., Кларк, Р. Э. и Сквайр, Л. Р. 2002 г. Классическое кондиционирование моргания глаз со стандартной задержкой не зависит от осведомленности.J. Exp. Psychol. Anim. Behav. Proc. 28: 32-37.

  35. Мартин И. и Леви А. 1989. Пропозициональный знания и простой ответ.Биол. Psychol. 28: 149 -155.

  36. McNally, R.J. 1987. Готовность и фобии. Psychol. Бык. 101: 283 -303.

  37. Menzies, R.G. и Кларк, Дж. К. 1995. Этиология фобии: неассоциативный аккаунт. Clin. Psychol. Ред. 15: 23-48.

  38. Минека, С., Мыстковски Дж. Л., Хладек Д., Родригес Б. И. 1999 . Влияние изменения контекста на возвращение страха после экспозиционной терапии страха пауков. J. Консультации. Clin. Psychol. 67: 599 -604.

  39. Митчелл, К.Дж. И Ловибонд П.Ф. 2002. Назад и прямая блокировка в электродермальном кондиционировании человека: блокирование требует предположение об аддитивности результата. Q. J. Exp. Psychol. 55B: 311 -329.

  40. Оман, А.и Соареш, J.J.F. 1998. Эмоциональный подготовка к замаскированным стимулам: ожидания неблагоприятных исходов после непризнанные стимулы, связанные со страхом. J. Exp. Psychol. 127: 69-82.

  41. Оман, А., Эриксон, Дж., И Лофберг, I. 1975. Фобии и готовность: фобические и нейтральные картинки как условные стимулы для вегетативных реакций человека. J. Abnorm. Psychol. 84: 41 год -45.

  42. Пирс, Дж.М. и Бутон, M.E. 2000. Теории ассоциативное обучение у животных. Анна. Rev. Psychol. 52: 111 -139.

  43. Разран, Г. 1955.Обусловленность и восприятие. Psychol. Ред. 62: 83 -95.

  44. Reiss, S. 1991. Модель ожидания страха, тревоги и паника. Clin.Psychol. Ред. 11: 141 -153.

  45. Рескорла, Р.А. 1996. Сохранение павловской ассоциации через исчезновение. Q. J. Exp.Psychol. 49B: 245 -258.

  46. Рескорла, Р.А. и Вагнер А. 1972 г. Теория Павловское кондиционирование: вариации эффективности подкрепления и без армирования.В классическом кондиционировании II: текущие исследования и теория (ред. А.Х. Блэка и В.Ф. Прокасы), стр. 64 -99. Appleton-Century-Crofts, Нью-Йорк.

  47. Сальковскис, П.М. 1991. Важность поведения в поддержание тревоги и паники: когнитивный счет.Behav. Psychother. 19: 6 -19.

  48. Шелл А.М., Доусон М.Е. и Маринкович К. 1991. Влияние потенциально фобических условных раздражителей на удержание, восстановление и исчезновение условной реакции проводимости кожи.Психофизиология 28: 140 -153.

  49. Селигман, M.E.P. 1971. Фобии и готовность. Behav. Ther. 2: 307 -320.

  50. Шанкс, Д. и Ловибонд П.Ф. 2002. Автономный и условное обозначение моргания тесно связано с осведомленностью о непредвиденных обстоятельствах: ответ на Винс и Оман (2002) и Маннс и др. (2002). J. Exp. Psychol.Anim. Behav. Proc. 28: 38 -42.

  51. Шанкс, Д. и Сент-Джон, М.Ф. 1994. Характеристики диссоциативных систем обучения человека. Behav. Головной мозг Sci.17: 367 -447.

  52. Squire, L.R. 1994. Декларативная и недекларативная. память: несколько систем мозга, поддерживающих обучение и память. В Системы памяти (ред.D.L. Шактер и Э. Талвинг), стр. 203-231. MIT Press, Кембридж, Массачусетс.

  53. Ванстенвеген, Д., Херманс, Д., Вервлит, Б., Франкен, Г., Бекерс Т., Байенс Ф. и Элен П. 2004. Возвращение страха в парадигма дифференциальной обусловленности человека, вызванная возвратом к исходной контекст приобретения.Behav. Res. Ther. (в Нажмите).

  54. Vervliet, B., Vansteenwegen, D., Baeyens, F., Hermans, D., и Элен, П. 2004. Дифференциальное воздействие изменения стимула после приобретение против лечения вымирания в обусловливании человеческого страха.Behav. Res. Ther. (под давлением).

  55. Уэллс, А., Кларк, Д.М., Сальковскис, П., Ладгейт, Дж., Хакманн, А., и Гелдер, М. 1995. Социальная фобия: роль ситуации. безопасное поведение при поддержании тревожности и негативных убеждений.Behav. Ther. 26: 153 -161.

  56. Винс, С. и Оман, А. 2002. Незнание — это больше чем случайное событие: комментарий к Lovibond and Shanks (2002).J. Exp. Psychol. Anim. Behav. Proc. 28: 27 -31.

  57. Уильямс, Р.Дж. и Робертс, Л.Е. 1988. Отношение научился контролировать частоту сердечных сокращений, чтобы самостоятельно сообщать о различных задачах.Психофизиология 25: 354 -365.

  58. Zinbarg, R.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *