Психология к: Аналитическая психология К.Г. Юнга

Содержание

Аналитическая психология К.Г. Юнга

Автор: Хегай Л.А.

Пояснительная записка

Школа выдающегося швейцарского психолога К.Г. Юнга является неотъемлемой  частью современного психоанализа. Концепция К.Г. Юнга охватывает личность в единстве сознательных и бессознательных аспектов, индивидуально-личностного и коллективно-архетипического. Она имеет не только огромную теоретическую ценность, оказав влияние практически на все современные гуманитарные науки, но и доказала свою эффективность в более чем полувековой клинической практике. Она использовалась в приложении, как к психоаналитическому лечению  взрослых, так и к детской психотерапии и психокоррекции. Она применяется как в варианте длительной терапии и анализа, так и в краткосрочном консультировании. Подход Юнга соединяет рациональные и эмоционально-образные элементы в психологической практике, делая особый акцент на развитии воображения и творческих способностей. Являясь в строгом смысле точной наукой, аналитическая психология не становится догматической дисциплиной, а представляет собой широкое динамичное поле исследований, где соприкасаются самые прогрессивные течения современной гуманитарной мысли. Получившая широкое признание во всем мире, юнговская концепция индивидуации — развития личности — таким образом сегодня имеет как тщательно разработанную теоретическую базу, так и богатый арсенал высокоэффективных методов психотерапии. 

Основная цель дисциплины «Аналитическая психология К.Г. Юнга» состоит в ознакомлении студентов с юнгианскими методами психотерапии. 

Задачи дисциплины «Аналитическая психология К.Г. Юнга»:

  • познакомить студентов с историей и теорией аналитической психологии;
  • показать вклад К.Г.Юнга и юнгианских аналитиков в современный психоанализ и психотерапию;
  • показать возможности использования юнгианских концепций в прикладном психоанализе;
  • познакомить с основными методами юнгианского анализа.

Знания, полученные в результате освоения данного курса, могут использоваться для психотерапии, индивидуального, семейного или делового консультирования, психолого-педагогической работы, психокоррекционных занятий с детьми, прикладного психоанализа. 

Отличительной особенностью курса является сочетание лекций и практических занятий, на которых с помощью демонстраций, упражнений и видеоматериалов слушатели смогут освоить как классические, так и оригинальные авторские психотерапевтические методы, разработанные внутри юнгианской школы.

В результате изучения дисциплины студенты будут знать:

  • историю К.Г. Юнга и аналитической психологии;
  • основные понятия аналитической психологии;
  • вклад К.Г. Юнга и его последователей в современный психоанализ и психотерапию;
  • прикладное использование идей К.Г. Юнга в различных контекстах;
  • общую методологию юнгианского анализа;
  • принципы юнгианской работы со снами;
  • специальные техники юнгианского анализа для разных вариантов психотерапии;

В результате изучения дисциплины студенты будут уметь:

  • применять идеи К.Г.Юнга и его последователей в психотерапии;
  • применять идеи К.Г.Юнга и его последователей в прикладном психоанализе;
  • работать со сновидениями в психологической практике;
  • использовать методы активного воображения;
  • использовать тесты юнгианской типологии личности.

Авторской особенностью курса является акцент на применении идей и методов К.Г.Юнга к самым актуальным вопросам современной жизни. В преподавании активно используются новые технологии (аудио и видео материалы).

Содержание курса

Раздел I. История и теория юнгианской психологии

Тема 1. Аналитическая психология: история и современность 

Жизнь Юнга — драматическая история самореализации бессознательного. Интеллектуальные предшественники. Диссертация Юнга «О психологии и психопатологии так называемых оккультных феноменов». Исследования шизофрении. Ассоциативный тест и его применения. Ранний период в психоаналитическом движении и роль Юнга. Конфликт Юнга и Фрейда — конфликт двух мировоззрений, двух эпох. Главные ученики и анализанды Юнга. Сабина Шпильрайн: между Юнгом и Фрейдом. Цюрихский психологический клуб. Общество «Эранос». Институт Юнга в Цюрихе. Развитие аналитической психологии в других странах. Эволюция теории и практики. Основные школы в постъюнгианстве. Современные юнгианские организации. Юнгианские журналы и литература. Система подготовки юнгианских аналитиков. История аналитической психологии в России. Вклад Юнга в научную психологию и влияние его идей на различные направления психотерапии. Место аналитической психологии в современных науках о человеке. 

Тема 2. Вклад К.Г. Юнга в современный психоанализ 

Введение Юнгом ключевых психоаналитических понятий: «проекция», «расщепление», «полярные установки», «комплекс», «архетип», «контрасексуальность», «самость», «индивидуация», «ассоциативный метод», «учебный анализ», «контрперенос», «мистическое соучастие» как аналог «проективной идентификации», «экстраверсия», «интроверсия» и другие термины юнговской типологии.  Вклад в терапию психозов, акцент на доэдиповых переживаниях и отношениях с матерью. Новое понимание инцеста, Эипова комплекса, регрессии и сопротивления в терапии. Разработка подходов к терапии пациентов во второй половине жизни. Кризис середины жизни. Исследование экзистенциальных, духовных и религиозных аспектов психотерапии. Проспективная и телеологическая ориентация. Новая феноменология. Синтез идей Юнга и Л. Бицвангера. Вклад в исследование воображения. Синтез юнгианства и кляйнианства в подходе М. Фордхама. Влияние Юнга на Д. Винникотта. Роль юнгианского аналитика Р. Фейрберна. Синтез юнгианства и идей У. Биона и Ж. Лакана. Юнг и Х. Когут. Синтез юнгианства и интерсубъективного психоанализа.

Тема 3. Вклад К.
Г. Юнга в современную психотерапию

Юнгианские психодрама, арт-терапия, телесная терапия, групповая и семейная психотерапия. Процессульно-ориентированная терапия А. Минделла. Неоэриксонианский гипноз Э. Росси. Д. Кальф, песочная терапия и детский юнгианский анализ. Музыкальная аналитическая терапия. Юнг как крестный отец Общества анонимных алкоголиков – юнгианский подход к терапии зависимостей. Синтез расстановок Хеллингера и юнгианского анализа. Символодрама: синтез юнгианства и имагинативной терапии. Влияние Юнга на трансперсональную психологию С. Грофа. Аналитическая психология и психосинтез Р. Асаджиолли. Метод Р. Дезолье и онейродрама в юнгианском контексте. 

Тема 4. Юнговская теория психики

Аутуальность понятия «коллективное бессознательное». Развитие теории в концепциях «культурного бессознательного» и «мифологического бессознательного». Теория Ноймана о происхождении и развитии сознания. Повторение онтогенеза в филогенезе. Матриархат и патриархат. Солярное и лунное, аполлоническое и дионисийское, ураническое и хтоническое, инстинктивное и духовное. Монотеизм и политеизм в психических установках. Базовые архетипы. Самость, Тень, Персона, Анима и Анимус. Роль нуминозных и экстатических переживаний в развитии личности. Символ и трансцендентная функция. Индивидуальность и индивидуализм в Западной культуре. Отличие архетипа от архетипического образа. Ключевые архетипические образы: Андрогин, иерогамус и сигизия, ляпис или философский камень, квинтэссенция, Центр мира или Пупок мира, Мировая ось и Мировое древо, изгнание из рая, Грааль, ангелы и демоны. Бог и человек. Спаситель. Первородный грех и Искупление. Мандала. Символизм Троицы и мессы. Четверица. Работы Юнга «Айон», «Ответ Иову» и «Семь наставлений мертвым». 12 базовых архетипов по К.Пирсон. Теория оси эго-Самость Э. Эдингера. Современное развитие теории комплексов в работах Х. Дикмана и Т. Коупа. Травма как архетип в работах юнгианского аналитика Д. Калшеда.

Раздел II. Юнгианская психология в различных контекстах

Тема 5.
Философский и культурологический контекст

Германское «народничество» и «почвенничество» — истоки религиозной установки Юнга. Гностицизм, алхимия, масонство и эзотерическое понимание христианства в работах Юнга. Юнг и традиционализм Р. Генона. Глубинная психология и новая этика. 

Юнг и платоновская философия. Влияние А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, А. Бергсона. Философия символических форм Э. Кассирера и теория архетипов Юнга. Влияние философии религии У. Джеймса и Ф. Корнфорда на Юнга. Юнг и созидательная мифология Дж. Кемпбелла. Юнг и символология М. Элиаде. Р. Лопез-Педраза о культурной тревоге.

Юнг о йоге, дзэне, восточной философии и теософии. Синтез юнгианской психологии и буддизма, разработанный последователями Юнга. Комментарии Юнга к даосскому трактату «Тайна золотого цветка». Использование Юнгом гадательной практики гексаграмм из «И Цзин». Комментарии Юнга к «Тибетской книге мертвых». 

Синтез экзистенциальной философии М. Бубера и М. Хайдеггера и идей Юнга в психоанализе Ф. Кункеля и др. юнгианских аналитиков. От кантианства к гегельянству – проект ревизии аналитической психологии юнгианского аналитика В. Гигериха. Синтез философии Г. Башляра и идей Юнга в архетипической психологии Дж. Хиллмана. Юнг и Деррида. Постмодернистская ориентация в современном юнгианстве. Феминистский психоанализ и гендерные исследования. Идеи Юнга в социологии и культурологии.

Тема 6. Естественнонаучный контекст

Современная физика и синхрония, Архетип Единого мира и поиски Единой теории. Позиции В. Паули, Н. Бора, А. Эйнштейна, и Д. Бома (эксплицитный и имплицитный порядки вселенной). Вероятностный подход и акаузальность. Парадигмы нового мировоззрения в трансперсональной и квантовой психологии.

Математические и лингвистические модели бессознательного.

Этология и теория архетипов: врожденные пусковые механизмы. Нейробиология о развитии психики. Нейропсихоанализ. Психо-нейро-иммуно-эндокринология в исследованиях Э.Росси: ритмы и структуры тела и психики.

Проект Новой Йоги Запада. Разработка современными юнгианскими аналитиками архетипической медицины. Юнгианский подход к гомеопатии. 

Тема 7. Литературно-художественный контекст

Юнг о Гете, Джойсе и Пикассо. Работа Э. Нойманна о Леонардо да Винчи. Влияние Юнга на творчество С. Беккета, Г. Гессе, Т. Манна. Роман Р. Дэвиса «Мантикора», посвященный юнгианскому анализу. Роман Т. Финдли «Пилигрим» о Юнге. Юнгианские аналитики о творчестве Гомера, Джона Донна, Уильяма Блейка, Данте, Шекспира, Мильтона, Кафки, Рильке, Рембрандта, Мелвилла. Юнгианский анализ волшебных сказок и мифов (фон Франц, Дикманн, Пинкола Эстес). Архетипический анализ «Тристана и Изольды» Бердье и «Волшебной флейты» Моцарта. Исследование аналитика Натали Баратов образа Обломова в романе Гончарова. Юнгианский анализ произведений К. Кастанеды.

Юнгианская психология и кино. Фильмы о Юнге и принципы анализа фильмов. Влияние юнгианских идей на литературную критику и кинокритику.

Тема 8. Популярно-психологический контекст

Развитие типологии Юнга у Майер-Бригсс и Керси. Тест Вартегга. Соционика и аналитическая педагогика. Образы греческих богов в типологии Шиноды Болен.

Астрологические метафоры для описания типологии и комплексов. Юнгианская астрология личности. Юнгианский взгляд на нумерологию. Юнговский взгляд на феномен НЛО. 

Психология политики. Глобальные проблемы человечества с точки зрения психоанализа. Аналитическая психология о рыночной экономике. Архетип Гермеса и бизнес.

Юнгианское Таро. Юнгианские карты Каплан-Вильямс и Ассоциативные карты в практики психотерапии. Психологическая игра «Трансформация».      

Раздел III. Практика и техника юнгианского анализа

Тема 9. Общая методология анализа

Цели юнгианского анализа. Различие между психоанализом, психодинамической (аналитической) терапией и аналитической психологией. Символическая установка в психотерапии. Условия аналитических отношений. Первичная беседа. Психодиагностические приемы.  Аналитический ритуал. Дистанция в терапии. Частота сессий. Использование кушетки и/или кресла. Роль денег в терапии. Линейная и спиральная модели аналитического процесса. Этапы анализа по Юнгу. Регрессивная и синтетическая фазы анализа. Техника аналитической интерпретации. Составные части и критерии интерпретации. Техники линейного и циркулярного ассоциирования. Техника реконструкции и работа с ранними воспоминаниями. Психопатология в юнгианской перспективе: общие принципы.

Тема 10. Юнгианский подход к работе со сновидениями

Принцип компенсации. Язык бессознательного. Голографическое строение психики. Сны как экзистенциальные послания. Работа со сновидениями и развитие личности. Сравнение различных психологических подходов к толкованию сновидений. Древние практики сновидений (инкубация снов, йога сна и др.). Сны в разных культурах. Экспериментальные исследования снов. Современные психофизиологические  теории сна. Виды снов. Сновидения в анализе: бессознательные аспекты коммуникаций. Проблема больших и малых сновидений. Серии сновидений. Люцидные (осознаваемые) сны. Сны в контексте измененных состояний сознания. Сновидения и творчество.

Тема 11. Индивидуация в анализе

Аналитические отношения. Роль личности аналитика. Взаимная трансформация в анализе. Анализ как «четвертичный брак». Вклад Юнга в современные представления о переносе и контрпереносе. Проблема учебного анализа. Клинический и научный аспекты в анализе. Общие принципы организации юнгианского супервизорства. Архетип «раненого целителя». Виды сопротивлений и контр-сопротивлений. Иллюзорный и синтонный контрперенос по М. Фордхаму. Рефлексивный и воплощенный контрперенос по А. Сэмюэлзу. Роль эмпатии и агапе в анализе. Проблемы проработки эротического переноса. Архетипические отношения власти в психотерапии — бессознательное использование пациентов аналитиками. Теневые стороны анализа. Теория интерактивного поля, бессознательной диады и тонкого тела  Шварц-Саланта и алхимические метафоры для терапевтических отношений. Концепция анализа как ритуала инициации.

О программе — Образовательная программа «Психология» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Наша программа разработана с учетом лучших российских и мировых практик в преподавании психологии. Основными принципами при подготовки психологов мы считаем открытость, гибкость и индивидуальный подход. Наши выпускники – это высококвалифицированные психологи-исследователи и психологи-практики, востребованные в государственных и частных компаниях.
 

Какова цель программы?
В чем преимущества программы?
В чем уникальность программы?
Как я буду учиться?
У кого я буду учиться?
Чему я научусь?
Где я буду работать?

 

Какова цель программы?

Программа нацелена на подготовку

  • высококвалифицированных,
  • уникальных для российского рынка специалистов,
  • владеющих современными методами психологического исследования, диагностики и воздействия,
  • востребованных в крупных российских и западных компаниях,
  • конкурентоспособных при поступлении на магистерские программы ведущих европейских и американских университетов.

В чем преимущества программы?

Интегрированность в международное профессиональное сообщество (диплом  НИУ ВШЭ с квалификацией “психолог” позволяет выпускнику быть кандидатом на получение профессионального сертификата EuroPsy (европейское подтверждение квалификации).

Гибкие траектории обучения (более 50% дисциплин и практикумов студент выбирает самостоятельно, начиная с 3 курса, учебный план студента состоит только из дисциплин, которые он выбрал сам).

Уникальное профессиональное сообщество (возможность учиться у известных российских и западных специалистов).

Ранняя профессионализация (практики, проектная и научно-исследовательская работа занимают более 25% от общего времени обучения, у студентов есть возможность проходить профессиональные стажировки и практики в компаниях, центрах и университетах-партнерах, начиная с 1 курса).

Разнообразные профессиональные треки (начиная с 3 курса, студент может выбрать одну из трех основных специализаций и любой из 9 профессиональных треков).

Мобильность (возможность включать в индивидуальный учебный план дисциплины российских и западных университетов-партнеров, участвовать в научных конференциях, школах и стажировках).

В чем уникальность программы?

Дополнительная специализация (возможность выбрать любое из 23 направлений подготовки НИУ ВШЭ в качестве дополнительной специализации).

Включенность в научное сообщество (возможность выполнять проекты, курсовые и выпускные работы в любой научной лаборатории департамента психологии и НИУ ВШЭ, а также научных центрах и институтах-партнеров программы, начиная с 1 курса).

Высокая технологичность (возможность работать с уникальным для России профессиональным оборудованием).

Двуязычная образовательная среда (учебные дисциплины преподаются как на русском, так и на английском языке, у студентов есть возможность работать над научными проектами с иностранными специалистами и выполнять курсовые и выпускные работы на английском языке, в конце 2 курса всем студентам предоставляется возможность сдать экзамен IELTS).

Как я буду учиться?

Учебный год состоит из четырех модулей. В каждом модуле студент изучает четыре-пять дисциплин, посещает лекции, семинары, практические занятия и мастер-классы, активно участвует в проектной и научной работе, знакомится с ведущими специалистами в науке и практике — преподавателями программы и будущими работодателями.

На первом курсе студенты получают классическое базовое университетское образование, изучают Философию, Историю, Экономику, Социологию, Английский язык, Анатомию и физиологию центральной нервной системы, а также базовые психологические дисциплины — Историю психологии, Психологию познания, Психологию эмоций и мотивации, Психологию личности и индивидуальных различий.

На втором курсе студенты погружаются в отраслевые направления психологии, изучают Экспериментальную, Возрастную, Социальную и Клиническую психологию, проходят профессиональные практикумы. Ориентированные на научные исследования студенты второго курса могут начать посещать специальные занятия по планированию и организации психологического исследования, а студенты, желающие развиваться в практических направлениях, прослушать дисциплину о правовых и этических аспектах психологической практики. Именно на втором курсе в рамках специально выделенного учебного дня начинается обучение студента на выбранной им дополнительной специализации.

С третьего курса студенты обучаются на выбранной ими специализации

  • социальная и организационная психология,

  • когнитивная психология и психофизиология,

  • исследования личности и консультирование.


Вне зависимости от выбранной специализации и трека у каждого студента третьего курса с 1 по 30 апреля прекращаются учебные занятия и начинается практика в ведущих российский и зарубежных компаниях, исследовательских лабораториях и центрах. Кроме того к концу третьего курса студенты заканчивают осваивать дополнительную специализацию.

На четвертом курсе студенты продолжают обучение на выбранном треке, готовятся к сдаче итогового государственного экзамена и защите выпускной квалификационной работы.  

Активная научная и учебная работа не мешает студентам с первого дня учебы жить насыщенной студенческой жизнью.

У кого я буду учиться?

Преподаватели программы — это уникальное сообщество профессионалов в области когнитивной науки, психологического консультирования, исследований личности, социальной и организационной психологии. На нашей программе вы сможете поучиться у известных ученых

Приобрести бесценный опыт на занятиях известных практиков – А.Я.Варги, А.Б.Орлова, Т.Ю.Базарова.

Ежегодно к работе со студентами мы привлекаем ведущих западных психологов и представителей известных российских и западных компаний. Наши студенты имели возможность услышать лекции Д.Майерса (профессор психологии мичиганского Хоуп-колледжа, автор одного из самых известных учебников по социальной психологии), К. Шелдона (руководитель Международной лаборатории позитивной психологии, личности и мотивации ВШЭ, профессор Университета Миссури), А.Лэнгле (австрийский психотерапевт, клинический психолог, профессор медицины и философии, основатель Международного общества логотерапии и экзистенциального анализа GLE-International), Дж.Берри (известный кросс-культурный психолог, почетный профессор психологии Королевского университета Кингстона (Канада)), В.Шауфели (ведущий в мире специалиста по проблеме увлеченности персонала, профессор Утрехтского Университета (Нидерланды)) и многих других известных психологов.

Чему я научусь?

На нашей программе студенты учатся быть профессионалами в самых разных областях психологии: психологическом консультировании, работе с персоналом, психодиагностике и психологических исследованиях.

Студенты получают фундаментальные знания о том как


  • люди принимают решения и обдумывают задачи
  • наш мозг познает мир и обучается
  • устроены сообщества людей и отдельные его представители
  • мы выстраиваем отношения с другими людьми и самим собой
  • помочь человеку в сложной ситуации
  • проводить психологические эксперименты и научные исследования

В процессе обучения у студентов формируются профессиональные навыки
 анализа социальных ситуаций

  • анализа потребительского поведения
  • модерации групповой работы
  • разработки программ обучения и оценки
  • индивидуального и группового консультирования
  • психодиагностики личности
  • работы с уникальным для России исследовательским оборудованием и универсальные навыки, необходимые для успешной работы в современном мире
  • самопрезентации
  • саморегуляции
  • эффективного принятия решений
  • групповой работы
  • проектной работы
  • самостоятельного планирования собственного обучения

Где я буду работать?

Более 70% выпускников нашей программы работают по специальности после окончания программы бакалавриата.  Они востребованы в крупнейших российских и международных компаниях и консультационных центрах: Royal Philips Electronics, Экопси Консалтинг, Microsoft, IBM, General Electric, Сбербанк, Банк «Открытие», МТС, Kelly Services, Анкор, Антал, Вимм-Билль-Данн, Норильский никель, Центр кадровых технологий – XXI век, Гуманитарные технологии и др. Наши выпускники работают в следующих сферах:

  • Консалтинга в российских и международных компаниях
  • Психологического консультирования (центры психологического консультирования и психотерапии)
  • Науки и образования в ведущих университетах России и мира
  • Обучения и развития персонала
  • Подбора, адаптации и оценки персонала
  • Мотивации персонала
  • Психологических маркетинговых исследований
  • Экспертизы PR-кампаний, развития бренда, построения имиджа

Около 5% продолжают свое обучение в зарубежных университетах: Университет Калифорнии (США), Нью-Йоркский университет (США), Сямыньский университет (Китай), Венский университет (Австрия), Университет Гронингена (Нидерланды), Лондонская школа экономики и политических наук (Великобритания), Женевский университет (Швейцария), Брюссельский свободный университет (Бельгия) и др.

“Понимающая психология” К.Ясперса Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

А.М.Руткевич

«Понимающая психология» К.Ясперса

Противопоставление каузального объяснения и интенциональ-ного понимания имеет долгую традицию в европейской философии, начиная, вероятно, с платоновского «Федона». Не касаясь предыстории герменевтики, отметим, что уже у Шлейермахера искусство толкования текстов становится методом постижения «жизни», а «грамматическое» и «психологическое» понимание образуют неразрытное единство. УДильтея основанием герменевтики становится психология: «первая и основополагающая единичная наука о духе; следовательно, ее истины образуют фундамент остального знания»1. В различных вариантах историцизма ставится задача постижения индивидуального как тотальности.

«Описательная психология» Дильтея по ряду причин не могла стать фундаментом той психологии и психиатрии, которые развивались представителями этих дисциплин: процедура «вчувствования» не годится для постижения внутреннего мира психически больного индивида. Феноменологическая психология и психиатрия ставили перед собою туже цель, но решали ее иными средствами. Феноменологическое описание, интенциональный анализ сознания быши противопоставлены «психофизике», методам объективирующего познания. В начале века появляются работы Е.Минковского, В. фон Геб-заттеля, Э.Штрауса, в который предзаданные объяснительные схемы клинической психиатрии «берутся в скобки». Важнейшей работой начала века быта «Общая психопатология» К.Ясперса, до сих пор являющаяся образцом применения дескриптивной феноменологии к симптомам и синдромам психических заболеваний.

Труды Ясперса по психиатрии быии написаны им до того, как он разработал собственное философское учение, но в них уже ощутим интерес к философии. В своей автобиографии он вспоминал, что занялся медициной и психопатологией из философских мотивов, полагая, что сделать своей профессией философию означало бы слишком много на себя брать. С 1908 по1915 гг.он работает в Гейдельберг-ской психиатрической клинике и публикует несколько работ, в которых уже обсуждается вопрос о применимости феноменологического метода к различным психопатологическим явлениям. Сделавшийся

ныне общеупотребительным термин «понимающая психология» был введен именно Ясперсом. В 1913 г. выходит его «Общая психопатология». ВдальнейшемЯсперс написал несколько «патографий»: Стрин-дберга, Ван Гога, Гельдерлина, Ницше. В то время, когда на его публикации был наложен запрет со стороны нацистов, он перерабатывает свою «Общую психопатологию» (прежде всего в 1941—42 гг. «(«простое душевное расстройство»), причем даже Кре-пелин склонялся к тому, чтобы считать эти болезни, во-первых, неизлечимыми, и, во-вторых, связанными прежде всего с дурной наследственностью. В 20-е гг. эти идеи подхватываются многочисленными сторонниками евгеники. Не национал-социалисты, а именно ведущие немецкие психиатры начинают кампанию за «чистотурасы», «борьбу против дурной наследственности», которая затем, в 30-е гг., приведет к изменениям законодательства, к массово проводимым операциям (прерывание беременности, искусственное бесплодие), а затем к уничтожению психически больных в начале 40-х гг. (как в за-

воеванных странах, так и в самой Германии). Разумеется, между теоретической ограниченностью и бесчеловечной практикой нет прямой связи, а из открытия частичной наследуемости предрасположенности к шизофрении совсем не обязателен вывод о том, что «Einfache Seelestörung» (шизофрения в современной терминологии) может «излечиваться» путем уничтожения ее носителей. Тем не менее, вопрос о применяемых психиатрами методах очевидным образом связан с вопросами этики и права.

В предисловии к 7-му изданию Ясперс писал: «Сегодня понимающая психология стала неоспоримой частью психиатрии. Но относить мою книгу к феноменологическому направлению или к понимающей психологии верно лишь наполовину, поскольку ее замысел был более широким: прояснение методов психиатрии вообще, способов восприятия и исследования. Все опытное знание должно стать предметом методической рефлексии и критического рассмотрения»2. В «Философской автобиографии» он отмечал, что психиатрия начала века — при всех претензиях на строгую научность — отличалась удивительной терминологической разноголосицей, когда чуть ли не каждая клиника использовала собственный жаргон. Одни и те же феномены описывались на разных языках, каковыми были языки естествознания того времени, принимавшиеся психиатрами за саму реальность. Ясперса интересовала не «чистая» методология, но зависимость от метода наблюдения опытных данных. По существу, Яс-перс пытался сформулировать «правила метода» не только для психопатологии, но и для всей психологии — или даже для всей совокупности наук о человеке — поскольку эти науки неизбежно оказываются либо каузально-объясняющими, либо использующими особый метод «понимания». В издании 1946 г. он ссылается наДройзена, Дильтея, Шпрангера, Зиммеля, раннюю феноменологию Гуссерля (до трансцендентального идеализма и Wesensschau). В период написания «Общей психопатологии», помимо Дильтея и Гуссерля, на него несомненное влияние оказали идеи М.Вебера. В отличие от последующей феноменологической психиатрии и Daseinsanalyse, Ясперс не стремился к «преодолению» естественнонаучного подхода в психиатрии и психологии. Своей целью он считал дополнение, расширение психопатологии за счет метода понимания. Соматически человек сходен с животными, а потому к нему применимы методы физики или биологии. Но в области психологии лишь крайне незначительная часть душевной жизни доступна для количественно определенного или даже для научно объективируемого интерсубъективного исследования. В дальнейшем он будет говорить о том, что «человек одновременно вы-

ступает как объект исследования и как экзистенция, как недоступная какому бы то ни быио исследованию свобода»3. Ограничено и наше познание внешнего мира, но в случае человеческой экзистенции натуралистическая «психофизика» прямо перетекает в то, что Ясперс назытает «суеверием» (коему подчиняются сегодня и очень многие ученые). «Подлинная наука — это знание, в которое входит знание о методах и границах знания»4, тогда как и современную веру в науку, и ее «дополнения» или «преодоления» с помощью всякого рода эзотерических дисциплин Ясперс характеризует как нечто родственное мошенничеству. К последнему, как мы увидим далее, он относил психоанализ. Человек всегда больше того, что он на данный момент о себе знает; но даже эти знания о самом себе и о других людях по большей части не могут квантифицироваться, подводиться под общие законы. Психология лишь в самой малой степени является гипотети-ко-дедуктивной наукой. Там, где в человеке видят лишь предмет научно познаваемой природы, там гуманизм подменяется неким гоминизмом (НошЫвшш), посколькучеловекрассматривается исключительно как экземпляр биологического вида5.

Ясперс не отрицаетплодотворности применения каузального объяснения в области психопатологии, но он ограничивает его теми явлениями, которые доступны внешнему наблюдению. Путем объективирующего познания мы соединяем одни факты с другими, пытаемся установить определенные закономерности, устанавливаем причины и следствия. Но так как большая часть психических «фактов» недоступны для количественного анализа, то неизбежным оказывается дополнение этого метода феноменологическим описанием и «пониманием».

Термин «феноменология» Ясперс употреблял в ограничительном смысле для «статической» дескрипции, тогда как собственно психологическим является «генетическое понимание», перекликающееся с психоаналитическими «реконструкциями». У него встречаются близкие психоанализу метафоры: «непосредственно доступная, действительно переживаемая жизнь подобна пене, плавающей над океанскими глубинами»6. Он высоко оценивает наблюдения Фрейда, однако психоаналитическая теория отвергается Ясперсом как незаконное смешение естественнонаучный и философских понятий, объяснения и понимания. Психоанализ претендует на понимание того, что доступно лишь для каузальных методов, но в то же самое время он считает причиной симптомов символические образования. Границей понимания являются биологические процессы, физиологический субстрат психических актов. Они детерминируют душевные взаимосвязи, но сами не переживаются и не имеют внутреннего смыс-

ла. Бессознательное для Ясперса — это всегда внесознательное, царство непрозрачных каузальных механизмов. Сам термин «бессознательное» двусмыслен, а потому от него следует отказаться: «в нем смешивается потенциально доступное переживанию и то, что является внесознательным и не может быть пережито»7. Между душевными смысловыми связями имеются разрывы, которые мы не можем заполнить путем понимания. В психологическом познании поэтому всегда сочетаются понимание и объяснение, а между ними лежит, по образному сравнению Ясперса, гигантский континент, который пытаются исследовать с двух сторон, но пока что находятся недалеко от места высадки. Это сравнение хотя бы оставляло надежду на то, что когда-нибудь исследователи континента психики могут встретиться. В дальнейшем Ясперс будет писать о границах любого научного познания, всякой науки. Прояснение экзистенции и экзистенциальное понимание имеют дело с тем, что вообще не подлежит объективации.

Тем самым Ясперс приходит к методологическому дуализму. «Объяснение не делает связь понятной, понимание ее не объясняет. Каждое из них, понимание и объяснение, преподносят друг другу нечто новое. Действительно, не существует процесса, который в одном и том же смысле мог бы быть и понят, и объяснен»8. Отсутствует точка схождения двух перспектив — между ними лежит и будет лежать целый «континент». Один метод говорит нам о психике «извне», другой показывает ее «изнутри». В одном случае целью является установление количественных параметров, в другом мы имеем дело только с качественными данными. Понимание опирается на непосредственную очевидность данного. Терапевт имеет дело с эмоциями, мотивами, страхами и т.д., которые он может переживать в собственной душе, а тем самым и понимать их. Статическое понимание эмпирически выявляет интенциональные предметности, переживаемые или мыслимые пациентом. От феноменологической дескрипции Ясперс переходит к генетическому пониманию, показывая, как «душевное с очевидностью проистекает из душевного». Эти смысловые взаимосвязи понимаются идеально-типически (в смысле М.Вебера): очевидность следования одной эмоции задругой не обязательно свидетельствует о том, что такой процесс имел место в каждом конкретном случае; могут существовать очевидные смысловые связи, каковых вообще никогда не бывало в реальной жизни индивидов.

Понимание имеет уЯсперса четко очерченные границы. С одной стороны, оно упирается в то, что может быть только объяснено — как биологическое существо человек принадлежит миру природы. С другой стороны, область понимаемого есть мир «душевного», тогда

как над ним возвышается сфера, которую ранее философы называли «духом», а у Ясперса она предстает как «трансценденция», требую-щаяфилософского «прояснения» (Erhellen). Наместо дильтеевского «вчувствования» здесь становится экзистенциальная коммуникация. Человек как экзистенция лежит за пределами всех конкретных наук, будь они «объясняющими» или «понимающими».

В психоаналитической литературе особое внимание уделяется таким явлениям, как истерическая конверсия, симптомы невроза навязчивых состояний, влечения и сновидения, где кажется, что метод понимания проникает до уровня инстинктов, где сами влечения наделены смыслом и целью. Для Ясперса это лишь видимость, которую психоаналитики принимают за реальность, так как не умеют или не хотят критически анализировать данные сознания. Не зная каузальных механизмов, мы эвристически заполняем пустоты между осмысленными душевными переживаниями «как бы пониманием смысловых взаимосвязей». На основании таких «как бы» (als ob) Фрейд создал целую догматику, в которой душевные явления описываются языком биологии, а инстинкты наделены чертами осмысленных переживаний. С этим воляпюком Ясперс решительно воевал всю жизнь, поскольку считал, что без четкого разграничения понимания и объяснения психология падает обратно на уровень преднауки. Поэтому в философских трудах Ясперса психоанализ предстает как псевдонаука, наряду с марксизмом и расовой биологией.

Практика психотерапии нередко приводит к тому, что она вызывает те явления, которые соответствуют имеющейся у терапевта теории. La grande hystérie Шарко нигде, кроме Сальпетриер, не наблюдалась. Ссылки психоаналитиков на успешность лечения с помощью теорий Фрейда неосновательны: что только не служило средством терапии, в Лурде было, вероятно, больше исцелений, чем у всех психиатров вместе взятых. Ясперс сравнивает психоанализ с exercitia spiritualia Лойолы, а множество психоаналитических школ с гностическими сектами поздней античности.

В докладе 1950 г. «К критике психоанализа» он указывает на то, что Фрейд создал собственное «мировоззрение» и далеко отошел именно от духа научности. В человеческой жизни все наделено смыслом, но когда берется какой-то один уровень и делается «базисом» для всех остальных, то мы имеем дело не с наукой, а с философией или религией. Из нескольких истерических симптомов выводится вся история болезни, а она расширяется затем на всю биографию. Это открывает путь множеству противоречащих друг другу интерпретаций, поскольку основатель какой-то иной секты волен взять в каче-

стве фундамента другой смысловой уровень. Тем самым утрачивается масштаб для отличения истины от лжи. Психолог претендует на тотальное знание человеческой души, но на деле он занят постройкой собственной псевдорелигии, подкрепляемой процедурами инициации. КнимЯсперс относитдидактический психоанализ (Lehranalyse), который он называл «дрессировкой ортодоксии» (Dressur zur Orthodoxie): догматика психоанализа впечатывается в сознание ученика, соединяется с его собственной жизнью таким образом, что он видит не только других, но и самого себя лишь сквозь призму фрейдовской теории.

Ясперс является противником психоанализа также по этическим основаниям. По ходу лечения пациент сталкивается с архаическими содержаниями души: символами, которые, по мнению аналитика, имеют универсальное значение. Психоаналитик убеждает пациента в том, что именно в силу неких общих законов в душе пациента возникли конфликты и нарушения. Терапевт становится пророком новой веры, в которую он обращает пациента, а тем самым его «лечит», «очищает» сознание от вредоносных проекций и т.п. Он действует наподобие любого другого врача, от невроза избавляются так, словно речь идет об удалении аппендикса или больного зуба.

Но в действительности речь идет об индоктринации, ане о катарсисе. «При всех советах пациенту, стремлении помочь ему взглянуть на его реальную ситуацию, на его личностный мир и на самого себя, важнейшим остается решительное Да или Нет пациента»9. Дело не в том, что его обучат чему бы то ни было — он сам решает, принять ли ему совет, методику, стиль жизни. В конечном счете все зависит от его экзистенциального выбора. А этого за пациента не сделает никто, даже самый умелый психотерапевт может лишь подвести в процессе коммуникации к мысли о необходимости такого выбора.

В психоанализе должное выводится из сущего, свобода сводится к познанию законов психики, которые не менее объективны, чем законы термодинамики. Ясперс приводит диалог из «Макбета», где главный герой просит у врача провести нечто вроде психоаналитического лечения леди Макбет, тогда как врач указывает ему на необходимое личностное участие больного:

How does our patient, doctor?

Doctor: Not so sick my Lord, As she is troubled with thick-coming fancies, That keep herfrom her rest.

Macbeth: Cure her of that;

Canst thou not minister to a mind diseased; Pluck from the memory a rooted sorrow; Raze out the written troubles of the brain; And with some sweet oblivious antidote, Cleanse the stuff’d bosom of that perilous stuff Which weighs upon the heart?

Doctor: Therein the patient Must minister to himself

(Ну, как больная, доктор?

Врач: Государь,

Она не так больна, как вихрь видений Расстраивает мир ее души.

Макбет: Избавь ее от этого. Придумай, Как удалить из памяти следы Гнездящейся печали, чтоб в сознанье Стереть воспоминаний письмена И средствами, дающими забвенье, Освободить истерзанную грудь От засоряющих ее придатков.

Врач: Тут должен сам больной себе помочь.)

(перевод Б.Пастернака)

И как ученый, требующий строго научного метода, и как философ, ограничивающий знание, чтобы освободить место «философской вере», Ясперс является противником психоанализа. Его критика фрейдизма сохраняет свою значимость. Здравое критическое мышление в науке и философская рефлексия не терпят торопливых обобщений с мировоззренческими претензиями. Но вместе с «грязной водой» фрейдовской любительской метафизики тут есть риск выплеснуть и оригинальные идеи, открытия психоанализа. Пусть ответы Фрейда на поставленные им самим вопросы малоудовлетворительны, но сами вопросы остаются аутентичными. В психотерапевтической практике, в отличие от академической психологии, изучающей в лабораторных условиях отдельные психические функции, врач имеет дело не с физиологическими механизмами и смысловыми связями в отдельности, но с конкретным человеком, индивидуальным единством души и тела. Развитая на основе психоанализа психосоматическая медицина достоверно показывает, как психические конфликты ведут к соматическим заболеваниям. Психоанализ представляет собой метод постижения конкретной реальности другого, он вынуж-

ден «сидеть на двух стульях», представляя собой герменевтикутеле-сного, психологию влечений. Противоречивость психоанализа проистекает из противоречивости человеческой природы: природное и культурное слиты в индивидуальном существовании. В стремлении постичь эту конкретную реальность феноменологическая психология и психиатрия не остановились на дескрипции и «генетическом понимании» Ясперса. Различные симптомы образуют целостные единства, гештальты или структуры, которые доступны без обращения к каузальным механизмам. В исследованиях по меланхолии Минков-ский и фон Гебзаттель обнаруживают одну и ту же временную структуру: поток времени как бы останавливается во внутреннем мире, блокируется, настоящее переживается как упадок, стагнация, а будущее вообще исчезает из сознания. Из этого базисного симптома выводится вся картина заболевания. Время, пространство, причинность, субстанциальность предстают в работах психиатров-феноменологов не как категории мышления, но как общие структуры переживания. Наложение этих гештальтов вело креконструкции внутреннего мира как целого, скрытого за внешними проявлениями.

Такая ориентация психиатров на конкретного человека как индивидуальную тотальность, постигаемую изнутри, не могла не привести их квстрече с экзистенциализмом, тем более, что внутренний потоквреме-ни был для них одним из определяющих феноменов. Не случайно и то, что многие ведущие представители экзистенциальной философии выступали как психологи (работы Сартра об эмоциях, Мерло-Понти о восприятии и т.д.). Экзистенциальная феноменология для многих психологов и психиатров и сегодня является альтернативой бихевиоризму и клиническойпсихиатрии10. Наибольшим влиянием на протяжении нескольких десятилетий пользовалась та версия экзистенциально-феноменологической психологии, которая была синтезом психоанализа с идеями «Бытия и времени» М.Хайдеггера.

Ясперс отвергал и подобное соединение феноменологической онтологии с психоанализом. Для него невозможен какой бы то ни было методически выверенный подход к человеческому бытию, идет ли речь о системе наук или о Daseinsanalyse. Наука обречена на субъект-объектное отношение. «Человек в целом никогда не станет предметом познания. Не существует системы человеческого бытия… Всякое познание человекадает частные аспекты, указывает всякий раз на одну из действительностей, но не на действительность как таковую»11. Философия обращается к тому, что лежит за пределами научного познания. Попытки последователей Хайдеггера (Л.Бинсвангер, М.Босс и др.) с помощью понятийного аппарата «Бытия и времени» описать

основные структуры человеческой психики, а затем и исцелять невротиков, казались емупрофанацией и философии, и психиатрии. Сторонники Daseinsanalyse отвечали ему не менее резко12. Этот спор затрагивает не только расхождения в области философии между Яс-персом и Хайдеггером, но также важнейшие для современной психологии и психотерапии темы. В отличие от всех психоаналитиков, включая и представителей Daseinsanalyse, Ясперс проводит четкую границу между здоровьем и болезнью в области психопатологии. Для Ясперса несомненно то, что лишь меньшинство людей являются невротиками, тогда как с точки зрения сторонников психоанализа одни и те же предпосылки психических заболеваний присущи всем людям. В отличие от последователей Хайдеггера, он сохраняет дуализм «понимания» и «объяснения», полагая его непреодолимым для научного мышления. И в психологии, и в философии этот спор продолжается.

1 Dilthey W. Texte zur Kritik der historischen Vernunft. Göttingen. 1983. S. 61.

2 Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. 1965. S. V.

3 Jaspers K. Einführung in die Philosophie. München, 1981. S. 50.

4 Ясперс ,£Духовнаясмтуациявремени//Смыслиназначениеистории.М., 1991.C.372.

5 Jaspers K. Über Bedingungen und Möglichkeiten eines neuen Humanismus, «Reclam». Stuttgart, 1951. S. 26.

6 Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. Ein Leitfaden für Studierende. Berlin, 1913. S. 14.

7 Ibid. S. 16.

8 Цит. по: B.Gaebler. Erklären oder Verstehen? Karl Jaspers als Initiator bedeutsamer Neuansäze in der Psychiatrie // H.-M. Gerlach: Existenzphilosophie — Karl Jaspers. Berlin, 1987. S. 114.

9 Jaspers K.The Nature of Psychotherapy. A Critical Appraisal. Chicago, 1964. P. 6.

10 См.: Existential-phenomenological alternatives for psychology. N.Y., Oxford Univ. Pr., 1978.

11 Jaspers K. Allgemeine Psychopathologie. S. 641.

12 Например, в работе Й.Кондрау, крупнейшего (после смерти М.Босса) представителя Daseinsanalyse, мы можем прочитать, что критика Ясперса касается только классического фрейдовского психоанализа, что Ясперс «утратил контакт с психотерапией последних шести десятилетий» и т.п. См.: Kondrau G. Einführung in die Psychotherapie. Geschichte, Schulen, Methoden, Praxis. «Fischer», Frankfurt a.M., 1989. S. 205-207.

Аналитическая психология К.Юнга

К. Юнг (1875—1961) после окончания медицинского факультета Базельского университета работал как психиатр в психиатрической клинике Цюрихского университета Burgholz (1900-1909) под руководством Э.Блейлера. В этот период в зимнем семестре 1902— 1903 гг. работает в Париже под руководством П.Жане. Здесь экспериментировал со словесными ассоциациями с целью выявления бессознательных комплексов, ядро которых составляют эмоционально окрашенные содержания.

Заинтересовался «Толкованием сновидений» Фрейда, начал применять принципы психоанализа в своей практике, но использовал при этом свой метод контролируемых ассоциаций. Этот метод — одна из модификаций ассоциативного эксперимента.

С 1906 г. начал сотрудничать с Фрейдом. Начавшиеся разногласия с Фрейдом касались фрейдовских положений о сексуальной природе либидо. С 1909 г. покидает клинику Блейлера и занимается частной практикой. В 1912 г. в книге «Психология бессознательного» Юнг выступил с критикой Фрейда.

По Юнгу, либидо — это психическая энергия, выражающая интенсивность жизни, имеет различные формы своего проявления в разные периоды человеческого развития, сексуальность есть только одна из таких форм. В 1914 г. после негативной реакции Фрейда на отступления Юнга от психоаналитической трактовки этого и других понятий (Эдипов комплекс) Юнг разрывает связи с психоанализом, признавая тем не менее работы Фрейда лучшими, хотя и верными лишь наполовину («Теория психоанализа»). Юнг совершил путешествия в Алжир, Тунис и большую часть Сахары, где с большим интересом изучал неевропейскую культуру. Впоследствии он познакомился также с людьми других примитивных культур — американскими индейцами. Анализ этих культур, материалов фольклора, мифов, религий народов мира Юнг использовал в построении психологической концепции бессознательного.

Собственную психологическую концепцию Юнг назвал аналитической психологией . Ее центральное содержание составляет учение о бессознательном и о процессе развития личности. Сохраняя деление психики на сознательное и бессознательное, Юнг развивает учение о двух системах бессознательного — личном и коллективном бессознательном .

Личное бессознательное — это поверхностный слой психики, включающий все содержания, связанные с индивидуальным опытом: забытые воспоминания, вытесненные импульсы и желания, забытые травматические впечатления. Зависит от личной истории индивида. Его содержание может пробуждаться в снах и фантазиях.

Юнг считал, что структура личности состоит из трех частей :

-коллективного бессознательного, его содержание архетипы — первообразы, своего рода образцы поведения, мышления, видения мира, существующие наподобие инстинктов.

-индивидуального бессознательного, его содержание составляют комплексы.

-сознание.

Главную роль Юнг отводил коллективному бессознательному. Коллективное бессознательное — это сверхличная бессознательная психика, включающая инстинкты, влечения, которые представляют в человеке природное существо, и архетипы, в которых проявляется человеческий дух. Коллективное бессознательное — это древнейшая психика, некоторая сущность, независимая от развития индивида, от его сознания. Оно включает национальные, расовые, общечеловеческие верования, мифы, предрассудки, а также некоторое наследство, которое человек получил от животных.

Инстинкт и архетипы выступают регуляторами душевной жизни: инстинкт определяет специфическое поведение человека, а архетип — обусловливает конкретное формирование сознательных психических содержаний. Архетипы — это некоторые прообразы. Они существуют в форме образов и символов и соответствуют самым глубоким слоям бессознательного. Основанием для введения коллективного бессознательного явился психопатологический опыт, когда Юнг отмечал некоторое общее содержание в фантазиях многих больных и одинаковую последовательность в смене их. Эти образы и фантазии рассматривались как аналогичные образам в мифах разных народов и интерпретировались как выражение работы некоторой бессознательной человеческой (и частично животной) психики по запечатлению бесконечно повторяющегося опыта.

В такой фантастической форме Юнг выражал идею развития в психологии. Он описал несколько фигур архетипической природы, которые называл: Персона (или Маска), Тень, Анима (Анимус), Мудрый Старец, Самость. Эти фигуры трактовались как символы определенных сторон (тенденций) бессознательной психики.

Основными архетипами индивидуальной психики Юнг считал:

-Эго — центр личного сознательного, наше внутреннее “Я”. Находится на границе с бессознательным и периодически “связывается” с ним. При нарушении гармоничности этой связи возникает невроз.

-Персона — центр личного сознательного — визитная карточка “Я”, это манера говорить, мыслить, одеваться, эта та социальная роль, которую мы играем в обществе. Играет две основные функции: — может подчеркивать нашу индивидуальность, неповторимость; — служит формой защиты (принцип — “быть таким, как все”).

-Тень — центр личного бессознательного (желания, переживания, тенденции), который нашим “Эго” отрицается, как несовместимый с нами самим, моральными нормами. Юнг выдвинул гипотезу о компенсаторной функции тени: Храбрый в бессознательном робок, добрый — зол, злой — добр.

-Анима (у мужчины) и Анимус (у женщины) — бессознательная часть личности — это те части души, которые отражают интерсексуальные связи, представления о противоположном поле. На их развитие большое влияние оказывают родители. Этот архетип во многом формирует поведение и творчество человека, т. к. является источником проекций, новых образов в душе человека. Это архетипы коллективного бессознательного, они преломляются в индивидуально — бессознательные архетипы.

-Самость — бессознательный архетип, главная задача которого в поддержании согласованности всех звеньев и структур личности (стержень всей личности).

Фигуры коллективного бессознательного выступают и как уровни личности, в которой весь прошлый опыт человечества составляет наследственную данность и проявляется в последовательности обнаружения архетипов в ходе индивидуального развития личности.

Процесс становления личности называется Юнгом индивидуацией. Ее цель — становление Самостью и психологически означает объединение, уравновешенность, связность сознательного и бессознательного. Этот процесс осуществляется естественно, но о том, как он протекает, можно узнать с помощью психотерапевта в ходе аналитической процедуры. Юнг трактует развитие как процесс, детерминированный изнутри и направленный на раскрытие уже имеющегося в личности изначально, в его бессознательном, на обнаружение «внутреннего ядра» личности, его Самости.

В труде «Психологические типы» (1921) Юнг различает две базисные установки — экстравертированную, направленную на внешний мир, и интровертированную, направленную на внутренний мир, и четыре функции психики — мышление, чувство, ощущение, интуиция. Доминирование, той или иной установки в сочетании с определенной психической функцией дает 8 типов индивидуальности.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять свою психическую энергию, или либидо, вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и спонтанно проявляет интерес и уделяет внимание объекту – другим людям, предметам, внешним манерам и благоустройству. Экстраверт ощущает себя наилучшим образом, когда имеет дело с внешней средой, взаимодействует с другими людьми. И делается беспокойным и даже больным, оказываясь в одиночестве, монотонной однообразной среде. Поддерживая слабую связь с субъективным внутренним миром, экстраверт будет остерегаться встречи с ним, будет стремиться недооценить, умалить и даже опорочить любые субъективные запросы как эгоистические.

Интроверт же характеризуется тенденцией своего либидо устремляться вовнутрь, непременно связывая психическую энергию со своим внутренним миром мысли, фантазии или чувства. Наиболее успешно интроверт взаимодействует сам с собой и в то время, когда он освобожден от обязанности приспосабливаться к внешним обстоятельствам. Интроверт свою собственную компанию, свой “тесный мирок” и немедленно замыкается в больших группах.

Как экстраверт, так и интроверт обнаруживают те или иные свои недостатки в зависимости от выраженности типа, но каждый невольно стремится недооценить другого. Экстраверту интроверт кажется самоцентричным, так сказать, “зацикленным на себе”. Интроверту экстраверт кажется мелким пустым приспособленцем или лицемером.

Любой реальный человек несет в себе обе тенденции, но обычно одна развита несколько больше, нежели другая. Как противоположная пара они следуют закону противоположностей – т.е. чрезмерное проявление одной установки неизбежно ведет к возникновению другой, ей противоположной.

Экстраверсия и интроверсия всего лишь две из многих особенностей человеческого поведения. В дополнение к ним Юнг выделял четыре функциональных типа, четыре основные психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция.

Мышление есть рациональная способность структурировать и синтезировать дискретные данные путем концептуального обобщения. Чувство – функция, определяющая ценность вещей, измеряющая и определяющая человеческие взаимоотношения. Мышление и чувство – функции рациональные, поскольку мышление оценивает вещи под углом зрения “истина – ложь”, а чувство – “приемлемо – неприемлемо”. Эти функции образуют пару противоположностей, и если человек более совершенен в мышлении, то ему явно не достает чувственности. Каждый член пары стремится замаскировать другого и затормозить.

Ощущение – функция, которая говорит человеку, что нечто есть, она не говорит, что это, но лишь свидетельствует, что это нечто присутствует. В ощущении предметы воспринимаются так, как они существуют сами по себе в действительности. Интуиция определяется как восприятие через бессознательное, то есть понижение картин и сюжетов действительности, происхождение, которых неясно, смутно, плохо объяснимо. Функции ощущения и интуиции являются иррациональными – внешним и внутренним восприятием, независимым от каких либо оценок.

В свою очередь, рациональные и иррациональные функции действуют взаимоисключающим образом. Все четыре функции представлены двумя парами противоположностей: мышление – чувство, ощущение – интуиция. Хотя каждый индивид потенциально располагает всеми четырьмя функциями, на поверку одна из них обычно оказывается наиболее развитой, нежели остальные. Ее называют ведущей. Функция же, которая развита меньше остальных, как правило, пребывает в бессознательном состоянии и оказывается подчиненной. Зачастую еще одна функция может быть достаточно развита, приближаясь по степени активности к ведущей функции. Очевидно, что она представлена другой парой противоположностей. Эта функция вспомогательная. В соответствии с ведущей функцией мы будем иметь четыре функциональных типа: мыслительный, чувственный, сенсорный, интуитивный.

Мыслительный тип идентифицирует себя с мыслительными процессами и не осознаёт в себе наличия других функций, а попросту подавляет их; его мышление носит автократический характер, интеллектуальные формулы сковывают целостное проявление жизни. Чувство оказывается подчиненной функцией. Человеческие взаимоотношения сохраняются и поддерживаются лишь до тех пор, пока они служат и следуют управляющим интеллектуальным формулам, во всех иных случаях они легко приносятся в жертву.

Чувственный тип соответственно больше распространен у женщин. Утверждение и развитие межличностных взаимодействий и отношений партнерства являются здесь главной целью. Чувствительность и отзывчивость к нуждам других являются показательной чертой, основным качеством данного типа. Самое большое удовлетворение здесь встречает переживание эмоционального контакта с другими людьми. В своем крайнем проявлении этот функциональный тип может вызывать неприязнь своим чрезмерным интересом, нездоровым любопытством по поводу личных дел других. Мышление оказывается функцией подчиненной, как таковое обслуживая интересы чувственных взаимоотношений.

Сенсорный (ощущающий) тип характеризуется приспособленностью к обычной сиюминутной реальности, к “здесь и сейчас”. Ощущающий тип выглядит устойчивым и земным, реальным и настоящим в смысле готовности “жить” в данную минуту, но одновременно он выглядит довольно глупым. Ощущающий тип фактически подавляет интуитивные проявления как нереалистические фантазии и таким образом избавляется от обременительных дрожжей внутренней неуклюжести, инертности.

Интуитивный тип мотивируется главным образом постоянным потоком новых видений и предчувствий, проистекающих от его внутреннего активного восприятия. Все новое и возможное, непонятное и другое, отличное являются приманкой для данного типа. Интуитивный тип чаще ухватывает слабые связи между вещами, которые для других кажутся несвязанными и чуждыми. Его разум работает скачкообразно и быстро, трудно проследить его действие. Если попросить его действовать более медленно, он может раздражаться и посчитать своих собеседников тугодумами и тупицами. Ощущение как психическое свойство у него подчинено и подавленно. В реальной жизни зачастую такой человек остается непонятым окружающими, и его прозрения, если в результате они оказываются конструктивными, должны терпеливо разрабатываться другими людьми.

Обычно развитие вспомогательной функции смягчает и модифицирует остроту проявления описанных выше характеристик. Но и это еще не все, поскольку согласно установленному типу каждая из функций может быть ориентирована либо интровертно, либо экстравертно. Возможные типы впечатляюще описаны в одноимённом томе из собрания сочинений К.Г. Юнга – “Психологические типы”, а также в книге Р. Робертсона “Введение в психологию Юнга” (Ростов-на-Дону, 1999).

В идеале индивид должен полноценно владеть всеми четырьмя функциями с тем, чтобы давать соответствующий адекватный ответ на любые жизненные запросы. К сожалению, в действительности это недостижимо, хотя и остается желанной целью, определяя таким образом одну из главных задач аналитической психотерапии: привести к сознанию данное положение вещей и помочь в развитии подчиненных, угнетаемых, неразвитых функций с тем чтобы достичь психической целостности.

Факультеты

Адрес: Адрес: ул. Степана Разина, 22/48, каб. 802

Эл. почта: [email protected]

Директор Института психологии – кандидат психологических наук, доцент Белинская Татьяна Владимировна
Заместитель директора — Ларина Ольга Сергеевна 

В настоящее время институт психологии реализует все основные виды программ высшего образования:

  • Бакалавриат: Психология, Управление персоналом.
  • Специалитет: Клиническая психология, Психология служебной деятельности,
  • Магистерские программы по психологии управления персоналом, юридической психологии, информационно-психологической безопасности, психотерапии и психологическому консультированию, психологическому проектированию и экспертизе в системе образования
  • Программы аспирантуры по педагогической психологии, психологии развития, акмеологии, юридической психологии
Программы дополнительного образования:
  • Клиническая психология,
  • Судебный эксперт –психолог 

В институте психологии сегодня работают 5 докторов психологических наук: Горбачева Елена Игоревна (2002 год), Енгалычев Вали Фатехович (2007), Краснощеченко Ирина Петровна (2012), Арпентьева Мариям Равильевна (2016), Леонова Елена Васильевна (2016)
На базе института созданы и получили статус университетских:

  • Научно-исследовательский центр судебной экспертизы и консультирования
  • Центр социально-гуманитарных технологий
  • Центр социально-психологических исследований
  • Лаборатория информационно-психологической безопасности
  • Психологическая служба

За годы работы по нашему приглашению и самостоятельно к нам поступали выпускники школ из Москвы, Тулы, Армавира, Владивостока,  Мурманска, Смоленска, Брянска, Дагестана, Чечни, Якутии, других субъектов РФ, стран ближнего и дальнего зарубежья.

Институт психологии сегодня – это профессиональная площадка обсуждения важных вопросов, касающихся профессиональной деятельности психолога, работы психологических служб в разных организациях, центров по сопровождению людей с ОВЗ, информационно-психологической безопасности и др. Здесь регулярно проводятся семинары и встречи по актуальным проблемам социализации человека в современном мире, мастер-классы, курсы повышения квалификации и многое другое.

 

Семинар-тренинг «Подходы к использованию воображения в практике психологического консультирования»

Институт психологии УрГПУ проводит семинар-тренинг «Подходы к использованию воображения в практике психологического консультирования». Семинар-тренинг предназначен для практикующих и начинающих психологов, студентов старших курсов факультетов психологии, педагогов-психологов и других специалистов, чьи профессиональные интересы связаны с практической психологией, а также для тех, кому интересен процесс исследования своего внутреннего мира с помощью образов. Курс рассчитан на 72 часа.

 

Бывает, что разговорной терапии недостаточно. Иногда гораздо более значимым оказывается погружение во внутреннее содержание переживаний, выразить которые можно с помощью образов. В образах представлена символическая модель внутренней жизни человека – его настроение, внутренние конфликты, потребности и др. Работа с образами позволяет не только исследовать конфликтный материал, но и гармонизировать личность, интегрировать отщепленные части души и тем самым двигаться в сторону достижения большей целостности. Однако последнее может состояться только в том случае, если в процессе проживания образов вы проявите доверие, готовность слушать, дружественное отношение к тому, что будет происходить в вашем воображении.

Цель курса: формирование у слушателей представлений о теоретических основах и принципах использования воображения в практике психологического консультирования.

Организация работы семинара-тренинга:

Сроки — 6 дней по субботам и воскресеньям с 10.00 до 18.00

Даты – 7-8 июня, 14-15 июня, 21-22 июня 2014 г.

Ведущий: Анна Михайловна Скотникова, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии Института психологии УрГПУ.

Содержание семинара-тренинга

Модуль 1. Теоретические основы использования воображения в психологической практике. Психотерапевтические школы, использующие работу с воображением: психоанализ (З. Фрейд),
аналитическая психология (К.Г. Юнг), кататимно-имагинативная психотерапия (Х. Лейнер), феноменологическая психология (Ю. Джендлин), психосинтез (Р. Ассаджиоли), когнитивно-поведенческая психотерапия (А. Лазарус) и др.
Анализ сновидений, визуализация, направленное воображение, активное воображение, символдрама, фокусирование: сходства и различия. Круг решаемых проблем. Цель использования образов в различных психотерапевтических направлениях.

Модуль 2. Образ как средство психотерапии. Образы сновидений, направленного и активного воображения, метафоры. Функция, роль образа в жизнедеятельности человека и регуляции активности.
Воображение как посредник между сознанием и бессознательным человека. Психофизиологические основы воздействия образа на психику человека. Образ как естественный способ самоисцеления психики. Символический язык образов.

Модуль 3. Принципы использования воображения в психологической практике. Позиция и функции психотерапевта. Условия, принципы и этапы работы с образами. Значение релаксации. Значение переживания образа.
Амплификация как основной способ работы с образами и символами. Способы фиксации образов воображения. Роль рисунка и способы работы с ним. Предостережения, противопоказания.

Модуль 4. Приемы использования воображения в психологической практике. Направления терапевтической работы с образами: диагностическое, конфликтное, ресурсное.
Решение различных психотерапевтических задач с помощью образов: исследование и интеграция личности, реконструкция и трансформация проблемы (базового конфликта),
исследование межличностных отношений, подготовка к трудным событиям (экзамен, переговоры и пр.). Продолжение сновидений. Работа с субличностями: идентификация, объективация, организация внутреннего диалога.

Внимание! Для работы каждому участнику необходимо принести с собой: папку-уголок, простой карандаш, цветные карандаши, пастель.

По всем вопросам обращайтесь по телефону:(343) 336-14-37; 8-904-387-78-05, зав. отделением дополнительного образования, Каневская Татьяна Михайловна.

 

 

Факультет психологии

Декан — профессор Зинченко Юрий Петрович

Факультет психологии Московского государственного университета был создан в 1966 г. При этом, интересно отметить, что преподавание психологии ведется в Московском университете еще с момента его основания в 1755 г. Кафедра психологии, на основе которой было открыто отделение, а затем и факультет психологии, основана в 1942 г.

На факультете работали известные всему миру психологи А.Н. Леонтьев (первый декан факультета), А.Р. Лурия, Б.В. Зейгарник, П.Я. Гальперин, В.В. Давыдов, Д.Б. Эльконин, Е.Н. Соколов, чьи имена олицетворяют собой отечественную психологическую науку. И сегодня роль факультета в развитии психологии в России трудно переоценить. По стандартам психологического образования, разработанным на факультете психологии МГУ ведется обучения на всех психологических факультетах страны. Здесь разработаны уникальные учебные планы, методическое обеспечение. Преподаватели и сотрудники факультета психологии являются авторами учебников и учебных пособий по которым учатся студенты всех психологических факультетов. Факультет психологии пользуется заслуженным авторитетом у международного научного сообщества. Преподаватели и научные сотрудники факультета активно участвуют в международных конференциях, многие из них являются членами различных Международных психологических обществ, почетными профессорами Европейских и Американских университетов. Подразделения факультета интенсивно сотрудничают с зарубежными университетами, проводя большую совместную научно—исследовательскую работу и осуществляя обмен преподавателями, аспирантами и студентами. У факультета имеются договоры о сотрудничестве с факультетами психологии Хельсинкского университета (Финляндия), университетом Альберта Людвига в Фрайбурге (Германия), а также с рядом университетов США, Мексики, Бразилии, университетов Лион-2 и Париж-10 (Франция), Сити университетом Лондона (Великобритания), Пекинским университетом (КНР).

В состав факультета входят одиннадцать кафедр: общей психологии; психологии личности; социальной психологии; психофизиологии; нейро- и патопсихологии; возрастной психологии; психологии труда и инженерной психологии; психологии образования и педагогики; психогенетики; методологии психологии; экстремальной психологии. Имеются также лаборатории: нейропсихологии, психологии труда, психологии общения и психосемантики, психологии профессий и конфликта, психологии восприятия. При кафедре общей психологии работает группа зоопсихологии.

Обучение на факультете включает социально-гуманитарные, естественно-научные, общепрофессиональные психологические дисциплины и дисциплины специализации. В цикле социально-гуманитарных дисциплин изучаются: отечественная история, философия, формальная логика, профессиональная этика, история мировых философий, социология, экономика, политология, культурология, иностранный язык (английский, немецкий, французский, японский, китайский, вьетнамский, португальский, итальянский), педагогика. Естественно-научные дисциплины включают два цикла: биологический и математический. В цикле биологических дисциплин изучаются: анатомия центральной нервной системы, физиология центральной нервной системы, сенсорная психофизиология, психофизиология функциональных состояний, психофизиология когнитивных процессов, антропология, общая генетика. В цикле математических дисциплин изучаются: математика, математические методы психологии, информатика и ЭВМ в психологии.

Фундаментальная психологическая подготовка складывается из курсов: общая психология, психология личности, история психологии, экспериментальная психология, дифференциальная психология, основы психодиагностики, методологические проблемы психологии, психологический практикум. Фундаментальная психологическая подготовка включает также учебные дисциплины, которые знакомят студентов с отраслями психологической науки и практики: социальная психология, клиническая психология, специальная психология, основы нейропсихологии, патопсихология, психология развития, возрастная психология, педагогическая психология, психология личности, психология труда и инженерная психология, психогенетика, зоопсихология, методика преподавания психологии и др. В цикле дисциплин специализации студенты более основательно знакомятся с избранной отраслью психологии, а также овладевают методами исследования и практической работы психолога.

Большое внимание уделяется научно-исследовательской работе студентов. Они широко привлекаются к исследованиям в лабораториях факультета и его базовых учреждениях.

Ежегодно проводятся Всероссийские научные студенческие конференции и выездные научные психологические школы. Результаты студенческих исследований публикуются в отечественных и зарубежных научных изданиях.

Обучение на факультете ведется по специальностям «психология» и «клиническая психология».

С 5-го семестра студенты факультета специализируются по: общей психологии; психологии личности; психофизиологии; социальной психологии; психологии труда и организационной психологии; психологии развития и возрастной психологии; педагогической психологии; экстремальной психологии и психологической помощи; психологии спорта; психологии переговоров и разрешения конфликтов; психологии развивающего инновационного образования; психологии безопасности; по специальности «клиническая психология» специализируются по патопсихологии, психосоматике, нейропсихологии, психологическому консультированию, психотерапии и психокоррекции.

Где смогут работать выпускники факультета психологии? Их можно встретить в отделах по работе с персоналом крупных компаний и банков, в солидных кадровых и рекламных агентствах, службах занятости, в многочисленных центрах и консультациях, оказывающих психологические услуги населению и организациям, в государственных и частных вузах, колледжах, школах и детских садах, в больницах и медицинских центрах. Все выпускники факультета психологии получают, кроме того, квалификацию «преподаватель психологии». Около 30\% выпускников продолжают свое образование в аспирантуре факультета.

На факультете имеется вечернее отделение. Срок обучения на дневном отделении 5 лет, на вечернем — 6 лет.

Прием в магистратуру проводится для подготовки по направлению > по следующим магистерским программам: общая психология и история психологии; психология личности; социальная психология; организационная психология; психология труда и инженерная психология; клиническая психология; психофизиология; психология развития; детская и возрастная психология; педагогическая психология, психология здоровья, психология безопасности, психология развивающего инновационного образования. Срок обучения — 2 года. Зачисление в магистратуру осуществляется по результатам конкурсного аттестационного экзамена, в котором оценивается уровень подготовленности поступающих в области базовой университетской психологической подготовки.

На специальном отделении ведется обучение по специальностям «психология» и «клиническая психология» с присвоением квалификации «Психолог. Преподаватель психологии» и соответственно «Психолог. Клинический психолог. Преподаватель психологии».

Поступающим

Психология видеоигр — 1-е издание — Селия Ходент

В своей новой книге Селия Ходент предлагает блестящее путешествие в психологию видеоигр. В этой книге содержится не только глубокий анализ психологических процессов, задействованных во всех типах игр, но и то, как развивать такие процессы, чтобы сделать видеоигры интересными и значимыми для игроков. Важно отметить, что Селия Ходент не уклоняется от сложных вопросов: она подробно, честно и научно обсуждает потенциальные преимущества и отрицательные последствия видеоигр, а также этические проблемы, возникающие при использовании психологии для создания видеоигр.Несомненно, он незаменим для всего игрового сообщества, но также и для всех, кто интересуется растущей ролью психологии и психологов в UX.

Грегуар Борст, профессор психологии развития Парижского университета и директор LaPsyDÉ (CNRS), Франция

Психология видеоигр является обязательным к прочтению для всех, кто хочет понять огромное и пиксельное минное поле исследований видеоигр. Это касается не только психологического понимания того, почему мы играем в игры, но и того, как эти игры влияют как на игроков, так и на общество.Читатели быстро обнаружат, что, как и крошечный персонаж классической видеоигры Кирби , Психология видеоигр наполнена гораздо большим количеством информации, чем кажется возможным с учетом ее краткого размера.

Патрик М. Марки, профессор психологии Университета Вилланова и соавтор книги Моральная борьба: почему война с жестокими видеоиграми неверна

Говорят, что хорошие видеоигры интересны, потому что на самом деле это игра психологии. Нигде это не является более очевидным, чем в последней книге Селии Ходент, Психология видеоигр .Заставляющая задуматься и увлекательная, ее книга представляет собой практическое и эмпирическое обоснование того, почему нам так приятно играть в видеоигры. Если вы хотите узнать больше о взаимосвязи когнитивной нейробиологии и дизайна, ориентированного на пользователя, не смотрите дальше!

Мэтью Фарбер, доктор юридических наук, доцент Университета Северного Колорадо, автор книг Gamify Your Classroom и Game-Based Learning in Action .

На пути к психологии Homo sapiens: сделать психологическую науку более репрезентативной для человеческой популяции

Abstract

Две основные цели психологической науки должны заключаться в том, чтобы понять, какие аспекты человеческой психологии являются универсальными и каким образом контекст и культура создают изменчивость.Это требует, чтобы мы принимали во внимание важность культуры и контекста в том, как мы пишем наши статьи, и в типах популяций, которые мы выбираем. Однако большинство исследований, опубликованных в наших ведущих журналах, основано на выборке СТРАННЫХ (западных, образованных, промышленно развитых, богатых и демократических) групп населения. Можно было бы ожидать, что наша научная работа и редакционный выбор к настоящему времени будут отражать знание о том, что западное население может не быть репрезентативным для людей в целом в отношении любого данного психологического явления.Однако, как мы показываем здесь, почти все исследования, опубликованные одним из наших ведущих журналов, Psychological Science , опираются на западные образцы и используют эти данные нерефлексивным образом, чтобы делать выводы о людях в целом. Чтобы продвинуться вперед, мы предлагаем ряд конкретных предложений для авторов, редакторов журналов и рецензентов, которые могут привести к психологической науке, которая более полно отражает состояние человека.

Мы начинаем эту статью с наблюдения, что две основные цели психологической науки должны заключаться в понимании человеческих универсалий и того, как контекст и культура порождают изменчивость.Невозможно выделить универсалии без исследования изменчивости. Однако в 2008 году Арнетт (1) показал, что 68% исследований в шести ведущих журналах Американской психологической ассоциации основывались на выборках, взятых из Соединенных Штатов, а 96% — на выборках, взятых из западных промышленно развитых стран (Европы, Северной Америки, Австралии и других стран). Израиль). Более того, в исследованиях, проводимых в западных странах, исследователи, как правило, систематически систематически отбирают участников. Например, в выборках в Соединенных Штатах преимущественно участвовали американцы европейского происхождения.Это означает, что 96% этих исследований пытались построить теорию на основе эмпирических наблюдений участников из стран, представляющих всего 12% населения мира.

Мы знаем, что наши теории построены на изучении небольшой части человечества, и мы также знаем, что эта часть во многих отношениях не репрезентативна для целого. В важном обзоре Henrich et al. (2) показали, что люди из так называемых СТРАННЫХ (западных, образованных, индустриальных, богатых и демократических) групп населения являются выбросами по многим поддающимся измерению психологическим явлениям, по которым доступны данные, в том числе в таких областях, как визуальное восприятие, пространственное мышление, категоризация. , логическая индукция, моральное рассуждение и самооценка.В одном отношении статья WEIRD (2) оказала особенно большое влияние. Его утверждения были сочтены важными, обычно не оспаривались (но см. Ссылку 3), и статья часто цитируется. Однако с точки зрения изменения практики его влияние могло быть минимальным (4).

Без сомнения, важно, чтобы наше исследование было соответствующим образом обосновано, проводило различие между исследовательским и подтверждающим анализами и использовало соответствующие аналитические методы. Однако даже самые совершенные методы мало что дадут, если мы будем собирать данные в основном из такой узкой части человечества.Чрезмерная зависимость от выборки небольшой и нерепрезентативной популяции представляет собой препятствие для документирования универсалий человеческой психологии, понимания того, как культура и контекст влияют на изменчивость, а также для построения содержательной теории для решения ключевых научных и социальных проблем.

В этой статье мы исследуем степень, в которой психологическая наука отреагировала на эту проблему, как показано Арнеттом (1), Хенрихом и др. (2) и другие, анализируя статьи, опубликованные в ведущем многопрофильном журнале Psychological Science в 2014 и 2017 годах.Мы выбрали Psychological Science из-за его значимости в психологии, а также потому, что этот журнал, возможно, был лидером в своем стремлении улучшить воспроизводимость нашей науки. Наша статья посвящена другой, но связанной теме, поскольку озабоченность по поводу разнообразия, по своей сути, связана с производством обобщаемых знаний. Данные за 2014 год были собраны через 6 лет после публикации статьи Арнетта (1) и через 4 года после публикации статьи Хенриха и др. (2). Данные за 2017 год были собраны через 3 года после того, как Psychological Science изменила свою практику отчетности и анализа данных с целью повышения воспроизводимости результатов.В то время как недавняя работа показала устойчивость выборок WEIRD в субдисциплинах (5), нас интересовала устойчивость выборок WEIRD во всех дисциплинах в целом.

Мы рассмотрели два вопроса. Во-первых, мы спросили, отреагировали ли ученые-психологи на иллюстрации СТРАННОЙ проблемы, диверсифицируя свою выборку и меньше полагаясь на СТРАННЫЕ популяции (например, ссылки 1, 6). Другими словами, мы спросили, в какой степени эта область показывает понимание того, что человеческая психология не может полагаться на исследования, которые выбирают СТРАННЫЕ группы населения.Во-вторых, выходя за рамки предыдущей работы, которая выявила проблему чрезмерного доверия к СТРАННЫМ выборкам и СТРАННЫМ ученым (1, 2, 5, 7, 8), мы интересовались, демонстрируют ли ученые, отбирающие СТРАННЫЕ группы населения, понимание важности культуры и контекста. во влиянии на обобщаемость их эмпирических и теоретических наблюдений. В частности, поскольку психологическая наука стала уделять больше внимания вопросам, которые могут повлиять на воспроизводимость, нас интересовало, начали ли ученые уделять больше внимания роли культурного контекста в влиянии на обобщаемость результатов.Обсуждение того, как мы выбираем наши образцы и как мы должны сообщать о них, может привести к более обобщаемым исследованиям (9), облегчить комплексный анализ данных (10) и повысить воспроизводимость наших результатов (11), а также, возможно, разнообразить наших исследователей. (8).

В нашем первом исследовании мы проанализировали все эмпирические статьи, опубликованные в журнале Psychological Science в 2014 году. В целом этот анализ охватил 286 статей. Мы исключили комментарии, возражения, обзорные статьи и исследования с участием нечеловеческих субъектов из нашего анализа, оставив в общей сложности 223 оригинальных исследовательских статьи.Если статья включала несколько исследований, каждое исследование кодировалось отдельно, что давало 428 индивидуальных исследований. Вслед за Арнеттом (1) исследования, которые включали образцы из более чем одной страны, были закодированы как множественные исследования, в результате чего оставалось 450 образцов для кодирования. Помимо географического происхождения, мы измерили СТРАННОСТЬ каждой выборки, кодируя ее образование, социально-экономический статус (SES) / доход, расу / этническую принадлежность и пол, а также методы найма и компенсации. Мы также проанализировали и закодировали содержание каждой статьи, чтобы определить, как она соотносится с ее образцом (ами).А именно, мы рассмотрели представление характеристик выборки в аннотации и то, обобщили ли авторы в своих выводах свои аргументы на всю человеческую популяцию. Кроме того, мы изучили, были ли включены демографические данные выборки в отчетный анализ, обсуждали ли авторы ограничения своих выборок и предлагали ли они продуманный путь для будущих исследований по устранению этих ограничений (подробности кодирования представлены в методах ).

Прежде всего следует отметить, что 51 исследование (11.41%) не содержали никакой информации, которая позволила бы нам четко обозначить, из какой страны или региона были выбраны участники (см. Таблицу 1). Хотя по документам можно догадаться, что подавляющее большинство было собрано из англоязычных стран, мы просто отмечаем, что отсутствие информации демонстрирует масштаб проблемы, которую мы решаем. Из оставшихся 57,76% респондентов из США, 71,25% из англоязычных стран (включая США) и 94 человека.15% исследований проводились по западным странам (включая англоязычные страны, Европу и Израиль).

Таблица 1.

Национальное расположение выборок, опубликованных в Psychological Science в 2014 г.

Дальнейший анализ, сравнивающий характеристики выборок по регионам, выявил довольно однородные выборки за пределами национальных границ. В большинстве регионов большинство выборок было собрано офлайн, и участниками были молодые (взрослые) студенты обоих полов, которые участвовали за фиксированную плату ( SI Приложение , Таблица S1).Опора на студентов бакалавриата при проведении психологических исследований продолжает сохраняться, хотя и сниженными темпами, что отражает растущую зависимость от онлайн-выборок. Двадцать процентов американских образцов, опубликованных в журнале Psychological Science в 2014 году, использовали студентов, по сравнению с 67% образцов в журнале Journal of Personality and Social Psychology в 2007 году (1). Процент студентов в неамериканских выборках был выше — 41%.

Поразительно, что мы не можем много сказать о том, проводились ли исследования, проведенные с западными образцами, из различных этнических и религиозных групп или основывались на образованных участниках европейского происхождения.Это связано с тем, что в подавляющем большинстве работ нет информации об их выборке, кроме пола (рис. 1). Этот результат напоминает анализ Розина (6) статей, опубликованных в томе журнала Journal of Personality and Social Psychology в 1994 году, где социальный класс, религия и этническая принадлежность участников обычно не указывались.

Рис. 1.

Доля выборок с демографической информацией, представленных в выборках, используемых во всех исследованиях, опубликованных в Psychological Science в 2014 году.

Возможно, самым тревожным аспектом нашего анализа было отсутствие информации о СТРАННОСТИ выборок и отсутствие внимания к вопросам культурного разнообразия при ограничении выводов ( SI Приложение , Таблица S2). Более 72% рефератов не содержали информации об отобранной популяции, 83% исследований не сообщали об анализе каких-либо эффектов разнообразия их выборки (например, гендерных эффектов), более 85% исследований не рассматривали возможные эффекты культуры. и контекст своих выводов, и 84% не смогли просто рекомендовать изучение явлений, затронутых в других культурах, подразумевая, что результаты указывают на что-то, что можно обобщить для людей вне конкретных культурных контекстов.Отметим, что существует две группы ученых-психологов. Когда упоминался культурный контекст исследований, его обычно обсуждали вдумчиво. Однако в целом вопросы культуры и контекста игнорировались. Среди 51 исследования, которое не содержало информации, позволяющей однозначно сделать вывод о нации, в которой была произведена выборка населения, результаты вызывают особую озабоченность ( SI Приложение , Таблица S2).

В 2017 году мы провели дополнительное исследование, использовав образцы кодирования в исследованиях, опубликованных в последних трех выпусках Psychological Science (том 28, выпуски 10–12).Здесь мы исследуем научные и издательские практики почти через десять лет после исх. 1 и 7 лет после исх. 2). Этот анализ включал 40 статей и в общей сложности 94 исследования (мы снова исключили комментарии, обзоры или исследования, в которых использовались нечеловеческие образцы). В таблице 2 показано региональное происхождение этих образцов.

Таблица 2.

Национальное расположение образцов, опубликованных в последних трех выпусках журнала Psychological Science в 2017 году

Без учета образцов с неустановленным происхождением участники из США составили более половины всех выборок (50.8% в 2014 г.). Более 70% образцов поступают из Северной Америки (США и Канада), Европы (Великобритания, Германия, Испания и Франция) и Австралии. Образцы из Азии (Китай, Южная Корея и Япония) составляют менее 7% образцов, а Израиль, похоже, находится в том же диапазоне, что и в 2014 году (3 ~ 4%). Ни в одном исследовании не участвовали люди из Африки, Ближнего Востока или Латинской Америки. В целом результаты были аналогичны результатам первого исследования. Согласно имеющейся информации, почти 85% населения мира составляют менее 7% выборок из последних трех выпусков журнала Psychological Science , опубликованного в 2017 году.

Как и в данных за 2014 год, большинство исследований в последних трех выпусках 2017 года сообщают о гендерной разбивке своих выборок (83%). Однако, что касается расы и этнической принадлежности, в исследованиях, проведенных в США ( n = 48), только 12 включают какую-либо важную информацию об этнической принадлежности участников. Более 91% исследований не предоставляют никаких данных о SES их участников, а около 60% не содержат информации о занятости и образовании участников. Использование онлайн-выборок остается высоким (64%), а выборки студентов университетов составляют четверть всех выборок (по сравнению с 30% в 2014 году).

Что касается содержания, то только 10% статей содержат какие-либо ссылки на их образцы в своих рефератах. При щедром кодировании менее 20% статей относятся к группам населения, отобранным при их обсуждении. Когда авторы упоминают отобранную совокупность, лишь половина из них выходит за рамки обсуждения проформы и предлагает вдумчивые комментарии о возможных культурных и контекстных модераторах. В целом, этот снимок последних публикаций в Psychological Science предполагает, что закономерность, наблюдаемая при всестороннем изучении выборок за 2014 год, сохраняется на 3 года позже.

Проблема отсутствия культурного разнообразия в психологической науке хорошо известна. Однако, за заметными исключениями (12), ответных действий практически не было. Наш анализ показывает, что можно предложить при беглом взгляде на наши ведущие журналы: несмотря на убедительные доказательства важности культурного разнообразия в психологии человека, большинство статей в ведущем психологическом журнале используют очень узкую культурную базу и неуместно обобщают эту выборку на людей в целом. .Если мы согласны с тем, что наука психология должна быть нацелена на понимание человеческого познания и поведения, а не просто давать эмпирическую этнографию СТРАННЫХ популяций, что-то нужно делать. Хотя в предыдущей работе были сделаны общие предложения по политике, на которых мы основываемся (1, 2), их, похоже, недостаточно, чтобы повлиять на практику.

Непонятно, почему демонстрация проблемы использования WEIRD образцов не привела к изменениям. В самом деле, полезной темой для будущих исследований могло бы стать изучение непрофессиональных убеждений, которые используют ученые-психологи для оправдания своей продолжающейся нерефлексивной зависимости от СТРАННЫХ образцов, которые мы, кажется, не склонны оправдывать формальными аргументами.Здесь мы подходим к проблеме того, что делать, сосредотачиваясь на структурах стимулов. Наш подход заимствован из недавних изменений во многих редакционных правилах, направленных на повышение воспроизводимости нашей науки. Мы считаем, что аналогичные усилия необходимы для того, чтобы психологическая наука изучала Homo sapiens и отвечала цели построения диаграмм и объяснения человеческой изменчивости и универсальности познания и поведения. Ниже мы предлагаем конкретные и умеренные изменения в редакционной политике, чтобы повысить точность нашей отчетности и создать стимулы для поощрения разнообразия.Мы отмечаем, что, хотя мы считаем, что эти рекомендации являются передовыми практиками и улучшат нашу науку, мы были виновны в том, что игнорировали многие из них в прошлом. Мы делим это руководство на два раздела: требования авторов и требования редакторов и рецензентов.

Для авторов

Обязательное сообщение характеристик образца.

В настоящее время большинство исследований сообщают о разбивке по полу в своей выборке, но мало что еще. Многие не раскрывают информацию о том, в какой стране проводилось исследование, и редко обсуждают, насколько богаты или образованы их участники.Мы рекомендуем обязать авторов сообщать о ряде других характеристик своей выборки, включая возраст, SES, этническую принадлежность, религию и национальность. Если это невозможно, авторы должны признать это и указать, что у переменной отсутствуют значения или данные неприменимы.

Явная привязка результатов к популяциям.

Одна из первых вещей, которую мы узнаем в методах исследования, заключается в том, что мы должны делать обобщения только на совокупность, из которой отбираются наши участники.Мы считаем бесспорным требование, чтобы рефераты и выводы рукописей были написаны таким образом, чтобы выводы были четко привязаны к выборке. В настоящее время, похоже, так поступают только те статьи, которые касаются кросс-культурной или развивающей работы. В статьях, в которых сообщается, например, о влиянии власти на психологическое и социальное функционирование с выборкой студентов в Соединенных Штатах, как правило, делаются абстрактные выводы об общем влиянии власти на человеческое познание и поведение.В качестве мысленного эксперимента представьте себе следующее. Вместо аннотации, которая гласит «мы обнаруживаем, что X вызывает Y», в аннотации говорится: «мы находим, что X вызывает Y в выборке участников MTurk в Соединенных Штатах». Последняя формулировка имеет то преимущество, что она точна. Это также смягчает ложные выводы и делает прозрачным истинную новизну и интерес статьи. Мы считаем, что это также поощряет исследования других культур и контекстов. Если интересно узнать, какие факторы связаны с романтическим влечением в Соединенных Штатах, очевидно, что интересно узнать маркеры дружбы в Индонезии.

Обоснование выборки населения.

Авторы должны обосновать свой выбор для выборки из определенной совокупности. Точно так же, как мы теперь (правильно) просим авторов обосновать размер своей выборки, мы должны также попросить их обосновать совокупность, которую они выбрали для выборки. Мы думаем, что можно ответить, что авторы выбрали наиболее удобный образец для проведения первоначальной проверки своей теории. В самом деле, часто это наиболее разумный поступок (2), и выборка образованных студентов может быть теоретически интересной и важной группой, с которой можно проверить некоторые теории (13).

Обсудить возможность обобщения вывода.

Авторы должны обсудить теоретические последствия своей выборки, включая информированное обсуждение вероятного воздействия культуры и контекста на обобщаемость их результатов (9). Вдумчивое обсуждение влияния того, как культура и контекст могут влиять на рассматриваемые явления, могло бы стимулировать важный поток эмпирической и теоретической работы. Более того, это обеспечивает ясное мышление в отношении обобщаемости результатов.Наш подход здесь противоположен Simons et al. (9), которые предлагают попросить авторов включить утверждения, касающиеся ограничений на общность их результатов. Вместо того, чтобы начинать с предпосылки о том, что открытие можно обобщить в различных культурных контекстах, мы думаем, что более уместно начать с привязки результатов к выборке населения, а затем обсудить, каким образом рассматриваемые явления могут или не могут быть обобщенными.

Аналитическое исследование существующего разнообразия.

В то время как большинство исследований сообщают о гендерной разбивке, немногие из них сообщают об анализе того, модерируются ли результаты по полу. Наряду с более полным и прозрачным отчетом о характеристиках выборок, мы можем использовать любое разнообразие, которое существует в выборке, для исследования влияния культурного разнообразия. Это не умаляет необходимости изучать образцы, не являющиеся СТРАННЫМИ, но это скромный шаг вперед по сравнению с нынешней практикой.

Для редакторов и рецензентов

Non-WEIRD = Роман и важный.

Редакторы журналов должны проинструктировать рецензентов относиться к невнимательности как к показателю интереса и важности статьи. Как правило, рецензенты и редакторы принимают во внимание важность, новизну и интерес рукописей при принятии решения о публикации. Учитывая состояние области, мы утверждаем, что разнообразие образцов следует рассматривать как формальный фактор, способствующий тому, насколько интересна статья, наряду с ее теоретическим вкладом и эмпирической новизной.

Знаки отличия.

Журналы начинают вводить значки для поощрения передовых методических исследований. То же самое следует сделать для создания стимулов для выборки более разнообразных групп населения. С этой целью журналы могут вводить значки, чтобы указать, что в рукописи была отобрана популяция, которая отличается от СТРАННОЙ популяции по одному или нескольким параметрам. Газета, в которой представлены образцы незападных, но образованных людей из индустриального, богатого и демократического общества, получит один значок. Документ, включающий исследование, в котором проводится выборка незападного населения, живущего в неиндустриализированном и небогатом сообществе, может получить три значка разнообразия.В другом месте мы отмечаем, что мы не считаем, что всем психологам необходимо становиться межкультурными исследователями. Однако разнообразить не всегда сложно. Значок разнообразия может быть получен в результате отбора проб из малообеспеченного, иммигрантского или коренного населения в пределах нескольких миль от университета.

Задачи разнообразия.

Мы считаем разумным предложить цель по крайней мере 50% выборки документов, которые отклоняются от WEIRD совокупностей хотя бы в одном измерении. Некоторые могут возразить, что это низкий показатель и что хорошей целью будет 80%.Установление четкой цели — это способ противостоять скрытым предубеждениям и существующим структурам стимулов. Если Psychological Science объявит, что к 2022 году половина его статей будет включать исследования по крайней мере одной не-СТРАННОЙ популяции, это повлияет на редакторов, рецензентов и ученых, чтобы они изменили свои методы, чтобы помочь достичь этой цели или воспользоваться ею. . Мы понимаем, что это может быть самая противоречивая из наших рекомендаций. Однако мы думаем, что это ничем не отличается от постановки целей разнообразия при приеме на работу на рабочем месте.Наша наука станет лучше, если наши ученые будут выходцами из более разных культур и если мы будем проводить выборку из более разных групп населения.

Эта статья продемонстрировала, что в психологической науке сохраняется надежда на выборку СТРАННЫХ популяций. Более того, мы показали, как наша наука, похоже, игнорирует проблему и продолжает использовать СТРАННЫЕ образцы в основном неотражающим образом. Чтобы решить эту проблему, мы предлагаем небольшие изменения в том, как авторы пишут свои результаты, и в том, как редакторы и рецензенты относятся к представлению рукописей.В целом, мы предлагаем, что вместо того, чтобы начинать с предположения, что работа со СТРАННЫМИ популяциями раскрыла психологические феномены, которые можно обобщить на людей, мы должны начать с привязки наших результатов к выборке популяций, а затем сделать теоретически продуманные и явные утверждения об обобщаемости и изменчивости в разных контекстах. .

Мы завершаем двумя мыслями. Мы не хотим рассматривать эту статью как порицание ученых, использующих студенческие и онлайн-образцы. Некоторые из лучших психологов сделали это, и мы сами используем такие образцы.Вместо этого следует отметить, что если область в целом сосредоточит свои усилия на выборке узкого слоя человечества, выводы, которые мы сделаем, будут соответственно узкими. Эта ограниченность не позволяет нам исследовать ключевые теоретические загадки, которые, по нашему мнению, должны мотивировать больше наших научных знаний: что такое человеческие универсалии и как контекст и культура влияют на изменчивость в различных областях человеческого познания и поведения? В настоящий момент мы рискуем узнать больше и с большей уверенностью о психологии небольшой группы людей.Во-вторых, проблема не только в узкой выборке, но и в отсутствии разнообразия ученых, ведущих исследования. Ответ на недостаток разнообразия не может заключаться в том, чтобы просто побудить ученых из западных индустриальных обществ отправиться изучать другие культуры. Это было бы хорошо, но недостаточно для решения нашей проблемы. Разнообразная наука должна включать разнообразную группу ученых (4, 14–16), которым будет интересно задавать разные, возможно, не СТРАННЫЕ вопросы. Проблема, с нашей точки зрения, заключается в следующем: как мы можем создать стимулы для увеличения разнообразия нашей науки таким образом, чтобы она повысила способность нашей науки решать важные научные проблемы в понимании психологии человека? Мы надеемся, что эта статья и ее рекомендации помогут нам двигаться в правильном направлении.

Методы

Здесь мы обсуждаем наш выбор кодирования в первом исследовании, поскольку мы использовали те же методы во втором исследовании. Наш анализ исключил комментарии, возражения, обзорные статьи и исследования с участием нечеловеческих субъектов, оставив в общей сложности 223 оригинальных исследовательских статьи, о которых сообщили Питеса и Тау (17). Если статья включала несколько исследований, каждое исследование кодировалось отдельно, что давало 428 индивидуальных исследований. Следуя процедуре Арнетта (1), исследования, которые включали образцы из более чем одной страны, были закодированы как множественные исследования, оставив в общей сложности 450 образцов для кодирования.

Национальное местоположение каждой выборки было закодировано с использованием той же процедуры, что и у Арнетта (1). Коды были сгруппированы по регионам: Европа, Азия, Латинская Америка, Африка и Ближний Восток. Соединенные Штаты были отдельной категорией для оценки того, по-прежнему ли американские образцы доминируют в психологических исследованиях. Также существовала категория «англоязычные страны», разработанная Арнеттом (1) для представления группы стран с сильными культурными и историческими связями с США: Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии.Израиль также кодировался отдельно.

В дополнение к оценке национального расположения наших образцов, мы закодировали несколько других характеристик выборки. Таким образом, мы надеялись не только зафиксировать СТРАННОСТЬ выборки на основе ее географического положения, но также исследовать, насколько те, кто становятся субъектами психологии, отличаются от СТРАННОЙ популяции, из которой они взяты. Таким образом, каждая выборка была дополнительно закодирована для размера выборки, возраста, национальности, участия в сети / офлайн, полученной компенсации, уровня образования, дохода / SES, расы / этнической принадлежности и пола.При кодировании выяснилось, что большинство исследований (91,12%) не включали информацию о доходе / SES их выборок; поэтому эта переменная была перекодирована как доступная или недоступная.

Наш анализ каждой статьи не ограничивался характеристиками использованной выборки, но также оценивал, обсуждали ли авторы ограничения своих выборок, такие как потенциальная культурная ограниченность своих последующих результатов. Поэтому мы провели контент-анализ аннотации, результатов и разделов обсуждения каждой статьи.Мы закодировали аннотацию, чтобы определить, была ли информация об образце описана подробно, описана в общих чертах или вообще не сообщена. Подробная информация включала демографические данные участников, такие как пол, возраст, раса, национальность или род занятий участников. Анализ содержания раздела результатов был направлен на определение того, использовалось ли разнообразие выборки (например, возраст, пол, раса) в анализе данных в какой-либо форме. Это включало использование демографических данных в качестве ковариат, сравнение разных групп или, если авторы упоминали, что результаты не различаются в зависимости от этого разнообразия.Затем мы оценили выводы авторов в разделе обсуждения относительно того, обобщили ли они свои выводы на выборки населения (обозначенные как «специфические») или предположили, что эти выводы можно обобщить на всех людей. Мы проявили щедрость в кодировании и обозначили как конкретные любую попытку привязать открытие к определенной группе населения. Например, следующий вывод считался специфическим, поскольку он касался только детей: «Эти прочные отношения [. . .] предоставляет убедительные доказательства того, что маленькие дети могут получить доступ и отслеживать внутреннюю оценку своей неопределенности »(18).Это консервативное кодирование, потому что игнорирование культурного контекста (что не удалось сделать в этой статье) игнорирует его важность для развития ребенка. Мы упоминаем об этом, чтобы продемонстрировать, что мы склонны проявлять осторожность при написании кода. Во всяком случае, наши результаты переоценивают внимание к разнообразию в этой литературе.

Мы также указали, обсуждали ли авторы ограничения своих образцов (ов) и в какой форме (отсутствует, проформа или подробно). Обсуждения были закодированы как проформа, если они носили общий характер и не учитывали, как ограничения выборки могут повлиять на результаты и / или выводы: например, «Выборка в основном представляет собой европеоид и средний или высший средний класс и состоит только из гетеросексуальных супружеских пар.Обобщение на другие группы требует дальнейших исследований ». (19). Между прочим, этот пример также может быть закодирован как рекомендация для дальнейшей работы, нашего последнего аспекта контент-анализа.

Три статьи, исключенные из нашего анализа, заслуживают обсуждения. В этих исследованиях использовались массивные международные базы данных для сбора данных от участников из 158, 56 и 57 стран соответственно (17, 20, 21). Их авторов следует приветствовать за проведение такой впечатляющей межкультурной работы, но поскольку единицей нашего анализа были исследования, а не статьи, включение их в наш анализ искусственно увеличило бы количество выборок, собранных из недостаточно представленных регионов; таким образом, эти документы были исключены из дальнейшего анализа.

Благодарности

Это исследование было поддержано финансированием Национального научного фонда (грант SES-0962080).

Сноски

  • Автор: J.G. спланированное исследование; M.S.R. и A.J.M. проведенное исследование; M.S.R. проанализированные данные; и M.S.R. и Дж. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Этот документ является результатом коллоквиума Артура М. Саклера Национальной академии наук «Актуальные вопросы изучения психологического и поведенческого разнообразия», который проходил 7–9 сентября 2017 г. в Центре Арнольда и Мейбл Бекман в Национальные академии наук и инженерии в Ирвине, Калифорния.Полная программа и видеозаписи большинства презентаций доступны на сайте NAS www.nasonline.org/pressing-questions-in-diversity.

  • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

  • Размещение данных: данные, представленные в этом документе, доступны через Open Science Framework (https://osf.io/t2r87).

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1721165115/-/DCSupplemental.

Психология спорта и физических упражнений — Журнал

Психология спорта и физических упражнений — это международный форум для научных докладов по психологии из спорта и упражнению в широком смысле. Журнал открыт для использования разнообразных методологических подходов. Рукописи, которые будут рассматриваться для публикации, будут содержать результаты высококачественных эмпирических …

Прочитайте больше

Психология спорта и физических упражнений — это международный форум для научных докладов по психологии из спорта и упражнению в широком смысле.Журнал открыт для использования разнообразных методологических подходов. Рукописи, которые будут рассматриваться для публикации, будут содержать результаты высококачественных эмпирических исследований, систематических обзоров, метаанализов, комментариев к уже опубликованным документам PSE или темам, представляющим общий интерес для читателей PSE, протоколам испытаний и отчетам о профессиональной практике (которые необходимо будет продемонстрировать академическую строгость и выйти за рамки простого описания). При составлении протоколов испытаний необходимо следовать инструкциям CONSORT; Авторы должны представить блок-схему и приложить к сопроводительному письму контрольный список КОНСОРТА.Для метаанализа следует руководствоваться принципами PRISMA prisma-statement; Авторы должны представить блок-схему и приложить к сопроводительному письму контрольный список PRISMA. Для систематических обзоров рекомендуется следовать руководящим принципам PRISMA, хотя это не является обязательным. Авторам, заинтересованным в представлении копий опубликованных исследований, необходимо связаться с главными редакторами, прежде чем они начнут тиражирование. Нас не интересуют рукописи, нацеленные на проверку психометрических свойств существующей шкалы с английского на другой язык, если только не используются новые методы проверки, которые касаются ранее оставшихся без ответа исследовательских вопросов.

Льготы для авторов
Мы также предоставляем множество преимуществ для авторов, такие как бесплатные PDF-файлы, либеральная политика в отношении авторских прав, специальные скидки на публикации Elsevier и многое другое. Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию о наших услугах для авторов.

Информацию о подаче статей см. В нашем Руководстве для авторов. Если вам потребуется дополнительная информация или помощь, посетите наш Центр поддержки

Дополнительная информация
Если вы хотите связаться с одним из главных редакторов по любой причине, (например,грамм. стать рецензентом, заинтересованность в присоединении к редакционной коллегии, вопрос о политике журнала), пожалуйста, напишите Никосу Нтуманису или Бернду Штраусу (пожалуйста, перейдите в «Просмотреть полный список редакционной коллегии», чтобы отправить электронное письмо). Все рукописи должны быть представлены как можно более кратко, и мы предпочитаем получать рукописи объемом не более 30 страниц, включая ссылки, таблицы и рисунки. Разрешается подача более длинных материалов (в основном, для статей с несколькими исследованиями или по другим соответствующим причинам, которые должны быть объяснены в письме редакторам; окончательное решение остается за редакцией)Для большинства статей авторам следует рассмотреть возможность предоставления некоторых из своих материалов в качестве дополнительных электронных материалов, чтобы общий лимит страниц не превышал 30 страниц. Все материалы проверяются одним из двух редакторов перед отправкой на рецензирование для оценки их пригодности для журнала. Следовательно, нет необходимости связываться с редакцией перед отправкой. Редакторы также рассмотрят краткие отчеты и исследовательские заметки для публикации, и такие материалы должны быть не более 15 страниц, включая аннотацию (не более 150 слов), основной текст, ссылки, таблицы и рисунки.Комментарии должны быть не более 5 страниц, включая аннотации, ссылки, таблицы и рисунки.

Скрыть полную цель и объем

Ценообразование и психология потребления

Вкратце об идее

Зачем вам нужно заботиться о том, что ваши клиенты на самом деле используют ваших продуктов? Разве не достаточно того, что они купили их? Нет, если вы хотите повторить бизнес.

Рассмотрим это противоречивое влияние цены на лояльность клиентов: когда ваши клиенты знают о стоимости вашего продукта, они, скорее всего, воспользуются этим продуктом , чтобы почувствовать, что они окупили свои деньги.И чем больше они его используют, тем больше вероятность, что они купят его снова.

Например, предположим, что Мэри и Билл посещают оздоровительный клуб. Билл платит 600 долларов при регистрации; Мэри выбирает план с оплатой за 50 долларов в месяц. Кто с большей вероятностью продлит свое членство? Мэри. Каждый месяц ей напоминают о стоимости, поэтому она работает больше, чтобы окупить свои деньги. А участники, которые часто тренируются, обычно обновляются.

Но чтобы стимулировать начальный спрос , большинство компаний маскируют свои цены посредством предварительных покупок, сезонного членства, годовой подписки и т. Д.Ценообразование, ориентированное на спрос, имеет свои достоинства, но руководители, использующие его исключительно , рискуют обменять долгосрочное удержание клиентов на краткосрочные продажи.

Идея на практике

Вот как работают цены и потребление:

  • Клиенты, использующие платные продукты , как правило, покупают их снова. Потребление имеет значение для любой бизнес , который полагается на удовлетворенность клиентов для создания положительных отзывов и повторных продаж. Клиенты не могут повторно покупать или хвалить продукты, которые они никогда не потребляли.

Это особенно важно для предприятий, продающих подписки или членство, где долгосрочная прибыльность зависит от удержания клиентов, поскольку привлечение клиентов обходится очень дорого. Но удержать их сложно. Уровень обновления большинства журналов составляет 60% или меньше.

  • Люди склонны потреблять товары, если знают их цену. Почему? Эффект невозвратных затрат: люди ненавидят растрату безвозвратных инвестиций. Например, через две недели после того, как он заплатил 300 долларов за вступление в теннисный клуб, у мужчины заболел теннисный локоть, но он продолжал играть.
  • Восприятие покупателями цены определяет их вероятность потребления оплаченных продуктов. Когда люди расплачиваются кредитной картой, они с меньшей вероятностью запомнят стоимость или потребят товар. В одном кинотеатре уровень неявки для клиентов с кредитными картами был в 10 раз выше , чем для клиентов за наличные.
  • Ценовая комплектация маскирует стоимость отдельного продукта, снижая вероятность его потребления. Абонементы «скрывают» стоимость каждого билета, непреднамеренно побуждая клиентов рассматривать свои билеты как бесплатные.При небольшом давлении невозвратных расходов люди не используют билеты, что снижает их вероятность покупки в следующем сезоне.

Для увеличения ценообразования, ориентированного на спрос, с помощью тактики, ориентированной на потребление:

  • Практика управления доходностью. Директор театра может ожидать большего количества неявок, если доля обладателей сезонных абонементов высока. Она могла бы лучше управлять затратами, укомплектовав штат в соответствии с ожидаемыми фактическими , а не оплаченными , спросом — или увеличить выручку за счет перепродажи мероприятий, на которые она ожидает много неявок.
  • Пошаговые выплаты для сглаживания потребления. Путем увеличения членских взносов для более широкого использования своих объектов в течение года клубы здоровья могли бы предотвратить переполнение, увеличивая удовлетворенность клиентов.
  • Психологически увязать выплаты с пособиями. Распределяя стоимость отдельных услуг в рамках совокупной платы, HMO могут побуждать пациентов пользоваться оплаченными льготами. Это способствует профилактике и сокращению расходов ОПЗ.

Спросите любого руководителя, как ценовая политика влияет на спрос на продукт или услугу, и вы получите уверенный и аргументированный ответ. Спросите того же руководителя, как ценовая политика влияет на потребление — в какой степени клиенты используют продукты или услуги, за которые они заплатили, — и вы получите в лучшем случае приглушенный ответ. Мы обнаруживаем, что менеджеры редко, если вообще когда-либо, думают о потреблении, когда устанавливают цены, и это обходится дорого.

Рассмотрим этот пример. Двое друзей, Мэри и Билл, вступают в местный клуб здоровья и соглашаются на годичное членство.Билл принимает решение о годовом плане выплат — 600 долларов при регистрации. Мэри выбирает план ежемесячных выплат — 50 долларов в месяц. Кто с большей вероятностью будет заниматься спортом на регулярной основе? И кто с большей вероятностью продлит членство в следующем году?

Практически любая теория рационального выбора утверждает, что они равновероятны. В конце концов, они платят одинаковую сумму за одни и те же пособия. Но наши исследования показывают, что Мэри гораздо чаще занимается спортом в клубе, чем ее подруга. Билл почувствует необходимость окупить свои деньги в самом начале своего членства, но это стремление уменьшится, поскольку боль от его выплаты в размере 600 долларов уйдет в прошлое.Мэри, с другой стороны, будет постоянно напоминать о стоимости ее членства, потому что она вносит платежи каждый месяц. Она будет чувствовать потребность окупить свои деньги в течение года и будет тренироваться более регулярно. Эти регулярные тренировки приведут к чрезвычайно важному результату с точки зрения клуба здоровья: Мэри с гораздо большей вероятностью продлит свое членство по окончании года.

Для многих руководителей идея о том, что они должны привлекать внимание потребителей к цене, заплаченной за продукт или услугу, противоречит здравому смыслу.Компании давно стремились скрыть стоимость своих товаров и услуг, чтобы увеличить продажи. И это правильно — если компании не удастся осуществить первоначальную продажу, ей не придется беспокоиться о потреблении. Для стимулирования продаж менеджеры клубов здоровья поощряют участников получать оплату раньше; ОПЗ поощряют автоматические вычеты из заработной платы; а круизные компании объединяют небольшие конкретные расходы в единый комплексный сбор.

Однако руководители могут препятствовать потреблению, применяя такую ​​практику ценообразования.Люди с большей вероятностью будут потреблять продукт, когда знают о его стоимости — когда чувствуют себя «из своего кармана». Но общие методы ценообразования, такие как предварительные продажи, абонементы и объединение цен, служат для того, чтобы скрыть, сколько покупатель потратил на данный продукт, уменьшая вероятность того, что покупатель действительно воспользуется им. И покупатель, который не использует продукт, вряд ли купит этот продукт снова. Руководители, применяющие такую ​​тактику ценообразования, не учитывая ее влияние на потребление, могут жертвовать долгосрочным удержанием клиентов на краткосрочное увеличение продаж.

Психология потребления

Давайте подробнее рассмотрим, почему потребление важно и как цены влияют на потребление.

Более высокое потребление означает более высокие продажи.

Мы считаем, что одним из первых шагов в построении долгосрочных отношений с клиентами является их желание потреблять уже приобретенные продукты. Исследования неоднократно показывали, что степень, в которой клиенты используют платные продукты, скажем, в течение одного года, определяет, будут ли они повторять покупку в следующем году.Одно полевое исследование, например, показало, что члены оздоровительного клуба, которые тренировались четыре раза в неделю, с гораздо большей вероятностью возобновили свое членство, чем те, кто тренировался только один раз в неделю. Согласно другому исследованию, клиенты, которые регулярно пользовались улучшенной услугой кабельного телевидения в течение одного года, с большей вероятностью возобновили свои подписки в следующем году, чем те, кто пользовался услугой лишь от случая к случаю. 1

Степень использования покупателями оплаченных продуктов определяет, будут ли они повторять покупку.

Потребление имеет большое значение для чистой прибыли во многих отношениях. В компаниях, которые продают подписки или членство — например, Time Warner, YMCA или Metropolitan Opera — жизненно важно удержание клиентов. Но удержать клиентов непросто: в большинстве журналов процент обновления составляет 60% или меньше, а клубы здоровья удерживают только 50% своих членов каждый год. По мере усиления конкурентного давления и роста стоимости привлечения клиентов ключом к долгосрочной прибыльности является обеспечение того, чтобы клиенты действительно использовали продукты и услуги, которые они покупают.

Потребление также помогает установить затраты на переключение. Например, в сфере программного обеспечения компании часто зарабатывают больше денег на продаже обновлений, чем на продаже первоначального приложения. Как только клиенты начинают использовать приложение, они должны либо покупать обновления, либо совершать болезненный переход на другую систему. Компании, чье программное обеспечение покупается, но никогда не используется — «готовое ПО», как его пренебрежительно называют, — упускают возможность удержать клиентов в долгосрочной перспективе.

Потребление не менее важно для предприятий, которые полагаются на поток доходов, состоящий из двух частей.Для кинотеатров, спортивных арен и концертных залов продажа билетов является лишь одним источником дохода; парковка, еда, напитки и продажа сувениров — второй прибыльный источник дохода. Отчет по маркетингу команды подсчитал, что посещение бейсбольной игры высшей лиги в 2000 году для семьи из четырех человек стоило 121,36 доллара. Только половина этой суммы пошла на покупку билетов; другая половина была потрачена на пиво, газированные напитки, хот-доги, программы, бейсболки и тому подобное. Очевидно, что если владельцы билетов не посещают мероприятия, эти высокоприбыльные вторичные продажи теряются.

Третьи организации считают, что их основная миссия состоит в поощрении определенных видов потребления. HMO, например, знают, что общее состояние здоровья их клиентов улучшится — и их собственные расходы будут ограничены, — если пациентов можно убедить делать регулярные прививки и периодические осмотры. Но они добились ограниченного успеха в этом. По некоторым оценкам, 15% застрахованных детей не получают всех необходимых им прививок, 30% застрахованных женщин из группы риска не проходят маммографию в течение любого двухлетнего окна, а 50% застрахованных мужчин старше 50 не проходят медосмотр. в течение любого трехлетнего периода.

Наконец, потребление важно для любого бизнеса, который полагается на удовлетворение, чтобы генерировать повторные продажи и положительную молву. В отношении столь разнообразных продуктов, как вино, книги и КПК, клиенты не будут покупать снова и не рассказывать о продуктах, если они вообще не будут их использовать. В самом деле, трудно представить себе бизнес, в котором потребление не имеет значения.

Расходы привода расход.

Люди с большей вероятностью будут потреблять продукт, если они знают о его стоимости.Это известно как эффект невозвратных затрат: потребители чувствуют себя вынужденными использовать продукты, за которые они заплатили, чтобы не думать, что они потратили свои деньги зря. Хорошо задокументировано, что потребители обычно принимают во внимание невозвратные затраты при принятии решения о дальнейших действиях. В одном примере, который стал известным Ричардом Талером, поведенческим экономистом из Чикагского университета, мужчина вступает в теннисный клуб и платит членский взнос в размере 300 долларов в год. Спустя всего две недели игры у него развивается острый случай теннисного локтя. Несмотря на боль, мужчина продолжает играть, говоря: «Я не хочу зря тратить 300 долларов.”

Аналогичным образом Хэл Аркс, психолог из Университета Огайо, попросил 61 студента колледжа предположить, что они по ошибке купили билеты на лыжную прогулку за 50 и 100 долларов на одни и те же выходные. Студентам сообщили, что поездка за 50 долларов им понравится гораздо больше. Затем им сказали, что они должны выбрать между двумя поездками и позволить другому билету пропасть. Удивительно, но более половины студентов сообщили, что они отправятся в менее приятную поездку за 100 долларов. Для этих студентов более крупные невозвратные расходы имели большее значение, чем большее удовольствие, которое они получали от менее дорогой поездки.

Цена влияет на восприятие стоимости.

Наше исследование также показывает, что потребление определяется не столько фактической стоимостью оплаченного продукта, сколько его предполагаемой стоимостью. На это восприятие сильно влияет способ оценки продукта. Некоторые политики ценообразования подчеркивают предполагаемую стоимость оплаченного продукта, в то время как другие политики ценообразования маскируют стоимость.

Рассмотрим такую ​​простую вещь, как способ оплаты. Денежная транзакция на 10 долларов выглядит иначе, чем на 100 долларов.Отсчет валюты и получение сдачи позволяют покупателю хорошо осознавать масштабы сделки. Но транзакция по кредитной карте на 10 долларов во многих отношениях неотличима от транзакции на 100 долларов — в обоих случаях требуется просто подписать листок бумаги.

Тактика ценообразования, которая маскирует, а не подчеркивает цены, снижает давление на покупателей, заставляющих их использовать продукт, чтобы окупить свои деньги.

Неудивительно, что люди лучше запоминают стоимость продуктов, если платят наличными, чем при оплате кредитной картой.Кроме того, они испытывают большее давление, чтобы потреблять продукты, если они платят наличными, чем если они платят кредитной картой. В одной из исследованных нами театральных компаний уровень неявки для клиентов с кредитными картами был в десять раз выше, чем для клиентов за наличные. Другие тактики ценообразования, которые маскируют, а не подчеркивают цены, такие как абонементы, предварительные покупки и подписки, также уменьшают давление со стороны потребителей продукта, чтобы получить окупаемость.

Собираем части вместе

Поскольку ценообразование оказывает такое сильное влияние на потребление, менеджеры должны принимать взвешенные решения о том, когда и как взимать плату за товары и услуги.

Сроки.

Компании часто имеют большую свободу действий при выставлении счетов за товары и услуги. Некоторые компании требуют оплаты во время или почти в то время, когда продукт будет потреблен — это верно, когда вы покупаете Биг Мак или билет в кино. Другие предприятия требуют оплаты задолго до потребления. По этому принципу издавна действовали организаторы концертов и спортивные команды. Клубы здоровья и загородные клубы также взимают большие первоначальные взносы. Наконец, некоторые предприятия позволяют клиентам платить долгое время после покупки продукта.Все чаще автопроизводители и производители бытовой электроники рекламируют схемы «покупай сейчас, плати потом».

Компании принимают эти решения о сроках, основываясь либо на финансовых соображениях (лучше заплатить раньше, чем позже), либо на соображениях спроса («покупай сейчас, плати потом» увеличивает потребительский спрос). Но это может быть недальновидно. Платежи, которые происходят во время потребления или незадолго до него, привлекают внимание к стоимости продукта, повышая вероятность его потребления. Напротив, платежи, произведенные задолго до или после фактической покупки, уменьшают внимание к стоимости продукта и уменьшают вероятность того, что он будет использован.

Мы провели опрос в Чикагском музее науки в 1997 году, чтобы определить, как время влияет на потребление. Мы представили 80 посетителям следующий гипотетический сценарий: «Шесть месяцев назад вы увидели рекламу театрального мероприятия и позвонили, чтобы забронировать билет на 50 долларов. Вчера вы пошли в кассу и заплатили 50 долларов наличными за билет, который не подлежит возврату. Этим утром вы проснулись с гриппом. Событие сегодня вечером. Ты пойдешь в театр или останешься дома? » Почти 60% людей заявили, что пойдут в театр.Они не хотели, чтобы те 50 долларов, которые они только что заплатили за билет, пропали даром.

Затем мы представили немного другой сценарий другой группе из 80 посетителей. Этой группе сказали, что они оплатили билет за полгода до мероприятия, а не накануне. На этот раз менее 30% опрошенных сказали нам, что пойдут в театр. Единственная разница между двумя сценариями заключалась в сроках выплаты. Тем не менее, этой разницы было достаточно, чтобы снизить прогнозируемое потребление на 50%.Результаты этого, а также нескольких аналогичных опросов показывают, что оперативность платежа может иметь решающее значение для потребления оплаченного продукта.

Фактически, потребление внимательно отслеживает сроки платежей клиентов. Мы проанализировали данные об оплате и посещаемости 200 членов престижного оздоровительного клуба в Колорадо. Все участники по контракту были облечены в членство на один год, которое стоило им 600 долларов каждый. Ценовая политика клуба позволяла членам выбирать один из четырех планов оплаты: годовой, полугодовой, квартальный и ежемесячный.

Членов, сделавших разовый годовой платеж, чаще всего использовали клуб в месяцы сразу после платежа, что отражает значительный эффект невозвратных затрат. Но со временем эффект невозвратных затрат рассеялся. К последним месяцам люди, казалось, относились к своему членству так, как будто они были бесплатными, и работали со скоростью, составляющей лишь четверть от того, что было в первые несколько месяцев. То же самое относится и к членам, которые платили раз в полгода или квартал: посещаемость была самой высокой сразу после выплаты, а затем неуклонно снижалась до следующего платежа.Это привело к пилообразной схеме использования, резкое увеличение в первый и седьмой месяцы для участников с полугодовой оплатой и каждые три месяца для участников с квартальной оплатой. Напротив, схема использования членов, которые платят ежемесячно, была более гладкой. Так как им каждый месяц напоминали о стоимости членства, они пользовались услугами по стабильной ставке (см. Выставку «Потребление следует за сроками платежей»). Сроки платежей важны, потому что они влияют на удержание клиентов клубом.Участники, которые платили ежемесячно, пользовались тренажерным залом наиболее последовательно, что делает эту схему ценообразования наиболее вероятной для продления членства.

Потребление соответствует срокам платежей. Наш анализ записей одного оздоровительного клуба показал, что потребление точно соответствует срокам платежей. Независимо от того, производили ли члены ежегодные, полугодовые или ежеквартальные платежи, использование клуба было самым высоким в первые месяцы после платежа и неуклонно снижалось до следующего платежа. Участники, которые платили ежемесячно, пользовались тренажерным залом наиболее последовательно, что делает эту схему ценообразования наиболее вероятной для продления членства.

Ценовая комплектация.

Организации часто группируют цены, чтобы увеличить спрос на продукты и услуги. Эта практика действительно увеличивает краткосрочный спрос, но может также снизить потребление.

Несколько исследований демонстрируют эту тенденцию. Мы провели опрос в лыжном городке Колорадо, например, представив два немного разных сценария двум группам из 50 лыжников. Первой группе сказали: «В Колорадо ранняя весна, и у вас четырехдневный лыжный отпуск.В день приезда вы купили четыре однодневных лыжных билета по 40 долларов каждый. Настало утро последнего дня. У вас было три отличных дня катания на лыжах, но прошлой ночью дождь обрушился на местность, сделав беспорядок на склонах. Подруга советует не кататься на лыжах, а расслабиться и уйти пораньше, чтобы дома не было пробок ». Мы представили тот же сценарий другой группе с одним важным отличием. Мы сказали членам второй группы, что вместо того, чтобы покупать четыре однодневных билета по 40 долларов за штуку, каждый из них купил четырехдневный ски-пасс за 160 долларов.

Мы попросили членов обеих групп сообщить о своей вероятности катания на лыжах по шкале от одного до десяти, где один указал «определенно не будет кататься на лыжах», а десять — «определенно будут кататься на лыжах». Средний ответ первой группы составил 7,0, что указывает на высокую вероятность катания на лыжах на четвертый день. Средний ответ второй группы составил 3,3, что указывает на низкую вероятность катания на лыжах.

Эти два сценария были идентичны в финансовом отношении, так в чем же разница? В этом и нескольких других исследованиях мы обнаружили, что ценовое объединение значительно влияет на потребление.Проще говоря, гораздо легче определить и учесть стоимость отдельного продукта в разукрупненной транзакции, чем в групповой транзакции. Однозначное соотношение между ценой и выгодами в разукрупненной транзакции делает стоимость этого предмета очевидной, создавая сильный эффект невозвратных затрат и высокую вероятность потребления.

Нигде влияние объединения цен на потребление не является более очевидным, чем в случае сезонных абонементов. Покупатель платит единую сумму за набор отдельных событий, что затрудняет распределение затрат на какое-либо одно выступление или игру.Это снижает вероятность его использования. Мы проверили это, проанализировав данные о покупках билетов и посещаемости летних шекспировских фестивалей. Фестиваль проходил с июня по август 1997 года и включал постановку четырех пьес. Некоторые держатели билетов купили билеты на один спектакль, некоторые — на два или три спектакля, а третьи — на все четыре спектакля. Мы обнаружили, что процент неявки людей, купивших билеты на одиночный спектакль, составлял 0,6%, что указывает на то, что явились почти все владельцы билетов.Но процент неявки для тех, кто покупал билеты на два спектакля, составлял 3,5%; за три игры — 13,1%; и за четыре игры — 21,5%. Когда количество билетов увеличилось с одного до четырех, вероятность того, что человек не появится на одном из спектаклей, выросла в 35 раз.

Можно утверждать, что более высокий уровень неявки тех, кто купил билеты на несколько спектаклей, был вызван другими факторами: скукой (владельцы билетов устали от Шекспира) или, возможно, неудовлетворенностью (после первого спектакля владельцы билетов осознали, что качество выступлений было не очень).Однако когда мы посмотрели только на первый спектакль, на который каждый человек купил билеты, картина осталась прежней. По сравнению с показателем неявки в 0,6% для владельцев билетов на разовую игру, процент неявки на первую игру для тех посетителей, которые приобрели билеты на две, три и четыре игры, составлял 2,8%, 7,8% и 15,8% соответственно. Таким образом, объединение билетов в пакеты имело такой же эффект, как и предварительная продажа билетов в наших предыдущих примерах: оно скрывало стоимость каждого билета. Не имея возможности связать затраты и выгоды от какой-либо конкретной игры, посетители, купившие билеты на несколько спектаклей, все чаще относились к своим билетам как к бесплатным.Из-за небольшого давления невозвратных расходов многие из этих клиентов не использовали билеты, за которые они заплатили ранее, что снизило их вероятность повторения покупки билетов в следующем сезоне.

Связь цены и потребления

Мы не предлагаем руководителям отказаться от своей текущей политики ценообразования, ориентированной на спрос, и сосредоточиться исключительно на стимулировании потребления путем принятия решений о ценообразовании. Это было бы нереально и неразумно. Многим компаниям не хватает возможности (или желания) реструктурировать свою практику ценообразования.В некоторых случаях отраслевые нормы или ожидания потребителей диктуют использование предварительных продаж или группировки цен. Однако мы считаем, что руководители должны учитывать потребление при установлении цен. Вот несколько советов, как это сделать.

Практика управления доходностью.

Менеджеры

могут управлять операциями более эффективно, предвидя фактический спрос, учитывая естественное сочетание объединенных и разделенных покупок или соотношение авансовых и текущих покупок. Рассмотрим случай директора театра.Она может прогнозировать, что процент неявки составит 20%, если доля владельцев сезонных абонементов высока, и уровень неявки только 5%, если доля владельцев сезонных абонементов мала. Вооружившись этими знаниями, она могла лучше управлять расходами, укомплектовывая персонал в соответствии с фактическим, а не оплачиваемым спросом. В качестве альтернативы, она могла увеличить доходы, перепродавая одни мероприятия, а не другие. Во многом так же, как авиакомпания продает больше билетов на рейс пропорционально ожидаемому количеству неявок, менеджер театра может перепродавать спектакли, где ожидается высокий процент неявок.

Пошаговые выплаты для плавного потребления.

Второй способ действий, несколько более активный, но все же в рамках существующей практики ценообразования, заключался бы в смещении циклов выставления счетов так, чтобы спрос сглаживался с течением времени. Это еще одна форма управления урожайностью. Клубы здоровья, например, знают, что большинство их новых членов записываются в определенное время года, чаще всего в январе. Но многие по-прежнему предлагают скидки участникам, которые полностью платят в начале календарного года.В итоге пик использования приходится на январь, февраль и март, что снижает удовлетворенность клиентов из-за нагрузки на помещения. Клубы здоровья могут изменить циклы выставления счетов, чтобы компенсировать эту тенденцию. Например, оздоровительный клуб может предложить 10- или 14-месячные контракты, возможно, со скидкой, чтобы прервать цикл январских продлений. Со временем это изменение поможет сгладить спрос и повысить удовлетворенность клиентов.

Временные платежи для максимального потребления.

Некоторые руководители могут делать больше, чем просто реагировать на спрос: они могут использовать свою ценовую политику для активного поощрения потребления. Возможно, наиболее эффективный способ добиться этого — более тесно увязать выплаты с пособиями. Рассмотрим владельцев абонементов Boston Red Sox, которых просят заплатить за билеты за пять месяцев до начала сезона. Чтобы повысить посещаемость в течение сезона, руководители Red Sox могли распределить этот один крупный платеж. Они могли, скажем, выставить счет клиентам в четыре этапа.Клиенты могут даже предпочесть этот подход, потому что небольшие платежи более удобны в финансовом отношении. Точно так же клуб здоровья, который мы изучали, мог бы увеличить посещаемость и, следовательно, удержание клиентов, продвигая годовое членство с ежемесячными, а не ежегодными платежами.

Психологически увязать выплаты с пособиями.

Некоторые компании рассматривают группировку цен как необходимый инструмент для стимулирования начальных продаж: если они устранят группировку цен, они могут отменить продажу. Однако организации могут психологически разделить эти предложения, чтобы стимулировать потребление.Один из способов сделать это — выделить цены на отдельные товары в наборе после оплаты. Например, туристические компании могут указать примерную стоимость предложений в путевках. Некоторые круизные лайнеры с системой «все включено» уже заставляют гостей платить за напитки, еду и развлечения с помощью бусинок, чтобы подчеркнуть тот факт, что на самом деле нет ничего бесплатного. Рестораны могут предлагать одни и те же блюда как по меню, так и в рамках ужина с фиксированной ценой, так что стоимость каждого блюда в последнем становится ясной.Точно так же ОПЗ могут способствовать профилактическому уходу, включив стоимость отдельных услуг в совокупную плату, сделав стоимость этих услуг более очевидной для клиента. Это повысит вероятность того, что зачисленные участники получат те льготы (прохождение обследований, иммунизации и т. Д.), За которые они уже заплатили.

Уменьшите потребление.

Не все организации хотят постоянно поощрять потребление. Представьте себе менеджера действительно дефицитного ресурса, такого как частное поле для гольфа, прекрасным воскресным утром в июне.Основная задача — управление пиковым спросом. Существующие альтернативы состоят в том, чтобы ограничить количество допущенных клиентов, как когда членство в загородном клубе ограничено, или принять всех клиентов и рискнуть недовольством, когда объект загружен. Первое решение ограничивает доходы; второй увеличивает разочарование клиентов. Управляя тем, когда и как производятся платежи, руководители могут максимально увеличить общее количество клиентов, которые платят за их услуги, и в то же время ограничить пиковый спрос. Если менеджер поля для гольфа взимает ежегодные членские взносы в январе или феврале, задолго до начала сезона игры в гольф, к наступлению пикового летнего сезона у участника исчезнут трудности с оплатой, что снизит потребность в получении выгоды.Это должно позволить клубу максимально увеличить свою членскую базу, не отвлекая участников, желающих играть в пиковый период. Напротив, если клуб выставит счет своим членам незадолго до пикового сезона, скажем, в мае или июне, он будет непреднамеренно стимулировать спрос в самое загруженное время. Точно так же, когда отдыхающие на горнолыжном курорте покупают недельные билеты на подъемник, курорт может предоставить им семь дневных билетов или пакетный проездной. Первый будет стимулировать ежедневное потребление («Я не собираюсь тратить сегодняшние билеты!»), А второй замаскирует стоимость катания на лыжах в любой день и уменьшит скопление людей на склонах.• • •

Менеджеры много времени думают о том, как заставить клиентов покупать их продукты и услуги. Но это только полдела. Если организации хотят построить долгосрочные отношения с клиентами, они должны убедиться, что их клиенты действительно используют их продукты. Первый шаг — это ценообразование.

Версия этой статьи появилась в сентябрьском выпуске Harvard Business Review за 2002 год.

Психология роста стартапа

Психология роста стартапа

Джеймс Карриер — один из ведущих экспертов Кремниевой долины в области роста и сетевых эффектов.Четырехкратный серийный предприниматель, основавший такие компании, как Tickle (150 миллионов пользователей), Wonderhill Gaming (45 миллионов пользователей), он помог более чем 10 компаниям получить доступ к более чем 10 миллионам пользователей, включая Goodreads и Poshmark. Он был пионером пользовательских моделей, вирусного маркетинга, A / B-тестирования, краудсорсинга и других влиятельных методов роста.

См. Ниже аудио версию этого эссе , прочитанного Джеймсом Карриером.

Когда компании обращаются ко мне за советом по развитию, они обычно спрашивают:

Что я могу сделать завтра, чтобы привлечь 10 миллионов пользователей? Какие каналы мне следует использовать? Какая тактика? ».

Так не работает. Рост — это не разовая уловка. Чтобы получить рост в 1000%, не существует серебряной пули.

Рост происходит благодаря правильной психологии. Правильный образ мышления. От подхода, который вы постоянно применяете в повседневной работе в течение многих лет.Тактика меняется и устаревает, но рост — это бесконечное творческое усилие. Для этого нужно развивать психологию.

Мы увидели, что у психологии высокопроизводительного роста есть пять отличительных черт.

  1. Первый язык
  2. Сочувствие к пользователям
  3. Всегда в движении
  4. Дата любви
  5. Выдержать боль неудачи

Есть пять типов мышления, на которые мы тратим больше всего времени, пытаясь донести до команд. На первый взгляд они кажутся обманчиво простыми.Однако, как только вы попытаетесь реализовать их, как и многие другие действительно ценные вещи, они станут более сложными. Мы подробно описали их ниже, чтобы помочь вам применить их на практике.

Еще одно. Мы часто слышим общее мнение, что все хорошие идеи роста были опробованы, но мы думаем иначе. Мы твердо уверены, что есть в 10 раз больше возможностей для роста, ожидающих своего открытия, чем уже испробованных, которые можно было бы использовать для создания компаний, определяющих отрасль.

Для этого вам просто необходима правильная психология Основателя.

1. Сначала язык

Одна из наиболее распространенных ошибок, которую мы видим, заключается в том, что компании сначала создают функции, а затем «добавляют в них язык».

Это назад. Язык должен быть на первом месте.

Точный язык, который вы выбираете для описания своего продукта и компании, говорит вам, что вы делаете, и он говорит вашему пользователю, чего ожидать. Ваш язык определяет вас. Он сообщает пользователям, насколько вы относитесь к их жизни.

«Рынок райдшеринга?» Не имеет отношения ко мне.»Уехать за 4 минуты или меньше?» Хорошо, теперь мое внимание. Если на вашей кнопке написано «поделитесь своими фотографиями», функция будет отличаться от «сохранить ваши фотографии», и вам придется создать две разные вещи.

Ваш язык может быть фактором, увеличивающим или сдерживающим рост — начиная с названия вашей компании.

Немногие осознают это, но язык на первом месте в росте.

2. Сочувствие к пользователям

Типичный «хороший» основатель целыми днями думает о своем продукте.Они хотят, чтобы их продукт был замечен и любим пользователем, чтобы он был полезным и приятным для пользователя.

Но думать о продукте — это не то же самое, что думать о пользователе, хотя их легко объединить.

great Founder тратит больше времени на размышления о том, как думает и чувствует пользователь. Об их психологии.

Вот реальность. У вашего пользователя большая и сложная жизнь, и вы боретесь за ее крохотную частичку. У них есть работа, семья, квартира, друзья, машина, больная мама, собака, страховка, долг, приближающийся праздник, дети, детские школы, смартфон со 100 приложениями. , так далее.

Вы где-то там похоронены. В вашем мире ваш продукт — это все. 12 часов в день, 6 дней в неделю. По их мнению, ваш продукт — лишь крошечная полоска (в лучшем случае — если вы молодцы).

Итак, вопрос, который вы должны задавать каждый день: « Каков ваш продукт для них , чтобы он заслужил место в их сложной жизни?»

Ваш ответ должен отражать наблюдение, что за каждой интересной технологической компанией стоит мощное понимание человеческой психологии .Понимание, которое выделяет эту ленту среди пользователей.

Например:

  • Понимание Facebook заключалось в человеческой потребности в признании и социальной репутации: «Посмотри, как я выступаю».
  • Snapchat извлек выгоду из стремления к конфиденциальности (даже секретности) и эфемерности: «Мне надоело выступать».
  • Instagram использовал голод по гламуру и внешнему виду. Скульптуры и портреты для эпохи Интернета: «Смотри на мою хорошую сторону».
  • Etsy позволяет людям покупать и продавать мелкие ремесленные товары во время массовой коммерциализации.«Я хочу чувствовать себя уникальным».
  • WeWork реализовал стремление к сообществу в условиях растущей экономики, связанной с гигами и удаленной работой, с растущей социальной атомизацией: «Я хочу принадлежать».

Разберитесь в своей психологии пользователей — знайте, кто вы для них — и ваш путь к 1000% -ному росту станет намного яснее.

3. Всегда в движении

Вернитесь на 85 миллионов лет назад. Кто был доминирующей формой жизни на планете?

Динозавры. Они были огромными. Они были на вершине пищевой цепи.Они были гигантами, правившими землей.


Но они были не одни. В подлеске сновало крошечное, похожее на землеройку существо — предок современных млекопитающих. Трепещущий, никому не оставленный незамеченным, живший в страхе перед колоссальными хищниками. У землеройки не было никаких преимуществ перед динозаврами, кроме одного…

… он двигался постоянно. Каждую минуту дня, даже во сне, он продолжал двигаться.

Потом пришел астероид, и все изменилось. Кардинально был нарушен климат.Соревнования на выживание приобрели новые масштабы. В конечном итоге строптивая победила. Почему? Потому что его небольшой размер и скорость оказались выгодными во времена быстрых изменений, когда динозавры, жертвы своего собственного господства, неуклюже вымерли. Их огромный размер стал их самой большой слабостью.

Землеройка должна быть тотемом великих основателей. Сегодня стартапы должны быть знакомы с его историей и принять его образ мышления. Как сказал Энди Гроув, «выживают только параноики». Вы тоже живете в мире, где правят гиганты.Плюсов у вас тоже нет, кроме одного: скорость .

Двигайтесь постоянно. Сделайте больше ходов, чем кто-либо другой. Чтобы расти, вам нужно проводить более быстрые эксперименты. Итерируйте быстрее. Никогда не останавливаться. Для этого нужна психология землеройки.

4. Data Love

Если вы хотите расти, вы должны все измерять. Вы должны тестировать, измерять и повторять. Это двигатель роста.

Данные не могут быть запоздалыми. «На основе данных» не может быть модным словом.Вы должны по-настоящему посвятить себя этому. Посвятите значительных инженерных ресурсов измерениям. Даже до половины ваших инженерных ресурсов.

Вы должны любить свои данные. Это должно быть вашей психологией. Электронная почта с ежедневной статистикой должна быть основной частью вашей культуры и достаточно выдающейся, чтобы каждый в вашей компании мог им гордиться.

Когда я иду и смотрю на стартапы, я хочу видеть, как все смотрят на треугольные диаграммы удержания. Я хочу, чтобы панель статистики отображалась на большом экране на стене вашего офиса на виду у всех.Это означает, что Основатель потратил время и силы на выходные, чтобы пойти и купить телевизор, и поставить его в холл, и разобраться с проводкой, монтажом и всеми другими головными болями, связанными с его настройкой. Это признак того, что основатель действительно любит свои данные.

5. Выдержите боль отказа

Неустанные итерации — следующая часть двигателя роста, и ее гораздо легче сказать, чем сделать. Это означает, что в вашей психологии вы должны научиться выдерживать боль неудачи .

Ты будешь терпеть неудачу каждый день. Большинство вещей, на которые вы потратите время и усилия, вернутся отрицательно. Большинство новых тактик не сработают.

Надо уметь мысленно преодолеть потери. И то же самое делает каждый из членов вашей команды. Это система, это психология роста, которая не может подвести .

Есть отличная цитата: «Успех идет от неудачи к неудаче без потери энтузиазма». Это та психология, которую вам нужно принять, чтобы вырасти на 1000%.Такие улучшения даются нелегко. Вам нужны упорство и усердие, которые позволят вам идти дальше, когда другие сдаются.

Приступаем к работе

Учредители — и, в частности, генеральный директор — должны обладать психологией, описанной выше. Но как реализовать принципы психологии роста в команде из 6 и более человек?

Эти пять шагов будут иметь большое значение:

  1. Генеральный директор должен научить команду этому менталитету, в частности, готовности выдерживать повторяющиеся небольшие неудачи.
  2. Сотрудникам необходимо сообщить, что они несут прямую ответственность за рост в рамках своей работы, даже если в их должности указано что-то еще, например, «Продукт», «Разработка» или «Маркетинг». В этом смысле все участвуют в команде роста, особенно генеральный директор.
  3. Генеральный директор
  4. должен дать своей команде четкие полномочия по изменению продукта и распределению человеческих ресурсов для стремительного роста.
  5. Команда должна быть более агрессивной в расширении границ роста, чем генеральный директор. Если вы находитесь в позиции роста, а генеральный директор предлагает вам , чтобы проводить больше экспериментов, а не наоборот, вы ошиблись.
  6. Вы должны продолжать делать большие колебания. 10% роста в месяц — это нормально, но как только вы достигнете этого, вероятно, есть способ расти на 40% в месяц. Чтобы добиться роста на 40% или даже на 1000%, требуется творческий подход и выход за рамки ваших собственных рамок. Как отметил наш друг Энди Джонс в недавнем разговоре с Питом Флинтом, чрезмерная зависимость от A / B-тестирования и оптимизации с низким уровнем риска не приведет вас к росту на 1000%.

Рост — это, в конечном счете, усилие всей компании, но качество этих усилий зависит от психологии генерального директора.Ежедневно совершая тысячу мелких действий, основатели накладывают отпечаток своей психологии на свой стартап.

Из-за этого хорошо развитая психология роста имеет волновой эффект для будущего успеха вашей компании. В этом разница между стартапом, страдающим от медленного роста, и стартапом, наделенным видимостью данных, постоянным движением и большими возможностями для роста на 1000%. Если вы во втором лагере, приходите к нам.



Сложная психология мести — Ассоциация психологических наук — APS

Несколько лет назад группа швейцарских исследователей просканировала мозги людей, пострадавших во время экономической игры по обмену.Эти люди доверили своим партнерам разделить с ними банк денег, но обнаружили, что партнеры решили оставить добычу себе. Затем исследователи дали людям возможность наказать своих жадных партнеров, и в течение целой минуты, пока жертвы обдумывали месть, активность их мозга записывалась. Это решение вызвало всплеск нейронной активности в хвостатом ядре, области мозга, которая, как известно, обрабатывает вознаграждения (в предыдущей работе хвостатое тело восхищалось употреблением кокаина и никотина).Результаты, опубликованные в выпуске журнала Science за 2004 год, дали физиологическое подтверждение тому, что презираемые годами говорили: месть сладка.

Жажда мести бессмертна. Он такой же классический, как Гомер и Гамлет, и такой же современный, как Дон Корлеоне и Квентин Тарантино; стары, как глаза и зубы, которыми торгуют в Библии, и свежи, как рейд, унесший жизнь Усамы бен Ладена. Но хотя идея мести, без сомнения, восхитительна — сама фраза «просто десерт» обещает удовольствие — большая часть ее сахара ограничена покрытием.Реальное исполнение мести требует больших затрат времени, эмоциональной и физической энергии и даже жизней. Эта минута перед местью, по признанию авторов исследования Science , восхитительна; но как насчет последующих дней и недель?

За последние несколько лет ученые-психологи обнаружили множество способов, в которых практика мести не оправдывает своих сладких ожиданий. Ученые-бихевиористы заметили, что вместо того, чтобы подавлять враждебность, месть может продлить неприятность первоначального преступления и что простого причинения вреда обидчику недостаточно, чтобы удовлетворить мстительный дух человека.Они также обнаружили, что вместо правосудия месть часто порождает лишь цикл возмездия, отчасти потому, что моральное равновесие одного человека редко совпадает с моральным равновесием другого. Результатом этих открытий является лучшее понимание того, почему погоня за местью сохранялась на протяжении веков, несмотря на то, что вкус был намного более кислым, чем рекламируется.

Сохранение раны в зеленом цвете

Многие ранние психологические взгляды на месть основывались на более широкой концепции эмоционального катарсиса.Эта идея, все еще широко распространенная в популярной культуре, предполагает, что проявление агрессии в конечном итоге очищает ее от тела. Но эмпирические исследования не подтвердили теорию катарсиса, а некоторые недавние работы полностью ей противоречат. В статье 2002 года в бюллетене по психологии личности и социальной психологии научный сотрудник APS Брэд Бушман из Университета штата Огайо сообщил о более высоком уровне агрессии у людей, которые якобы излили свой гнев, чем у тех, кто вообще ничего не сделал.

Если катарсическое действие не растворяет враждебность в целом, что значит месть растворяет гнев, вызванный одним оскорблением в частности? Это сомнение легло в основу недавней серии тестов, проведенных Кевином Карлсмитом из Colgate, который проводил исследование с научными сотрудниками и членами APS Тимоти Уилсоном из Университета Вирджинии и Дэниелом Гилбертом из Гарварда.Уилсон и Гилберт часто обнаруживали, что люди совершают серьезные ошибки, предсказывая, как они будут относиться к чему-либо в будущем; Вместе с Карлсмитом они спросили, могут ли люди ошибаться и в отношении ожидаемых эмоциональных преимуществ мести. Возможно, месть сладка, или, возможно, слова Фрэнсиса Бэкона более точны: «Человек, изучающий месть, сохраняет свои собственные раны зелеными, которые иначе зажили бы и преуспели».

Для исследования Карлсмит и его сотрудники разделили участников на группы по четыре человека и дали каждому доллар, который они могли либо вложить в групповой горшок, либо оставить себе.Чтобы привлечь инвестиции, исследователи пообещали добавить 40% дивидендов к общей сумме группы, прежде чем перераспределить увеличенный банк между всеми четырьмя участниками. Это создало классическую экспериментальную дилемму: что лучше для группы, так это для всех четырех членов пожертвовать свои доллары, но что лучше для отдельного человека, так это оставить доллар, и также получат четверть окончательного распределения банка, которое растет через инвестиции других — иными словами, как выразились исследователи, быть «безбилетником».”

В конце испытания участники обнаружили, что один член, тайно контролируемый исследователями, действовал как безбилетник. Некоторые из участников, которых называли «ненаказателями», узнали об этом нарушении морали, но им не дали возможности что-либо с этим поделать. Другим, известным как «каратели», была дана возможность отомстить за эгоистичное поведение, сократив заработки преступника. (За решение о наказании взимается небольшая плата, чтобы смоделировать личную цену мести.) И каратели, и не наказывающие оценивали свои чувства сразу после игры, а также через 10 минут.Последняя группа, получившая название «прогнозисты», не имела права наказывать, но записывала, что они ожидали почувствовать, если бы могли.

Результаты были именно такими, как предполагал Фрэнсис Бэкон: каратели на самом деле чувствовали себя хуже, чем предсказывали синоптики, если бы им дали шанс стать карателями. Каратели даже чувствовали себя хуже, чем ненаказатели, несмотря на то, что получили шанс отомстить. Через десять минут после игры каратели продолжали размышлять о безбилетнике значительно больше, чем другие — «усиленное размышление», которое не позволяло им двигаться дальше, предположили исследователи.В целом Карлсмит и компания пришли к выводу, что в выпуске журнала Journal of Personality and Social Psychology за 2008 год люди ошибочно полагают, что месть заставит их почувствовать себя лучше и поможет им замкнуться, тогда как на самом деле каратели размышляют над своим поступком и чувствуют себя хуже, чем те. кто не может отомстить за зло.

«Я думаю, что неопределенность продлевает и усиливает эмоциональные переживания, и одна из вещей, которые мстители делают непреднамеренно, — продлевают неприятную встречу», — говорит Карлсмит.«Те, у кого нет возможности отомстить, в некотором смысле вынуждены двигаться дальше и сосредоточиться на чем-то другом. И они чувствуют себя счастливее ».

Доставка сообщения

То, что большинство людей не чувствуют себя хорошо после мести, не означает, что месть никогда не может быть хорошо. Охота за этой приятной стороной возмездия подтолкнула недавнюю работу немецкого ученого-психолога Марио Голлвитцера. «Я думаю, что месть, как правило, имеет низкий шанс на успех или удовлетворение мстителя», — говорит Голлвитцер.«Меня интересовали те случаи, когда месть может быть« сладкой », и мне было интересно, что именно делает месть сладкой для мстителя». Пользуясь этим интересом, Голлвитцер разработал несколько прекрасно продуманных экспериментов; в конце концов, говорит он, требуется «тщательная калибровка», чтобы вызвать сильный отклик участников, оставаясь в рамках этических границ институциональных наблюдательных советов. (Невозможно не подумать, сколько еще мы могли бы узнать о мести, если бы исследователям было разрешено убить отца участника и жениться на матери?)

Голлвитцер исследовал две теории, объясняющие, почему месть может приносить удовлетворение.Первый известен как «сравнительное страдание». Идея о том, что простое наблюдение за страданием преступника восстанавливает эмоциональное равновесие во Вселенной. Если бы это было так, то жертвы правонарушений, узнавшие о несчастьях правонарушителя, должны быть в равной степени удовлетворены тем, несут ли они личную ответственность за это несчастье. Вторая теория — «гипотеза понимания» — утверждает, что страданий правонарушителя самих по себе недостаточно, чтобы добиться действительно удовлетворительной мести. Вместо этого мститель должен быть уверен, что преступник установил прямую связь между возмездием и первоначальным поведением.

В одном недавнем исследовании Голлвитцер и его сотрудники попросили участников решить анаграммы и назначили им партнера, который предположительно делал то же самое в другой комнате. Каждая правильно решенная анаграмма приносила команде лотерейный билет на подарочный сертификат на 25 евро. В конце испытания исследователи попросили участников справедливо разделить билеты. Большинство участников выбрали равное количество участников, но партнеры — фактически единомышленники из числа исследователей — передали почти все билеты себе.Когда участники были проинформированы об этом решении, им была предоставлена ​​возможность уменьшить общую сумму билетов своего партнера. Около 60 процентов участников воспользовались этим шансом в полной мере, оставив партнеру намного меньше билетов, чем предполагалось при первоначальной справедливой раздаче. В практическом смысле эти участники отомстили за несправедливый поступок партнера.

На этом можно было бы остановиться и на других исследованиях, но Голлвитцер предпринял дополнительный шаг, дав мстителям возможность послать своему партнеру сообщение.Большинство тех, кто решил написать ответную записку, сослались на несправедливость («Извините, что забрали билеты, но, к сожалению, вы заботились только о себе», — написал один из них). В ответ мстители получили один из двух типов ответов, подготовленных исследователями. Некоторые из них, призванные проверить теорию понимания мести, признали, что возмездие было результатом их эгоистичного поведения. В других сообщениях, предназначенных для проверки «сравнительных страданий», такого понимания не было, и даже выражалось небольшое возмущение по поводу уменьшенной суммы билетов.В завершение теста исследователи попросили всех участников оценить уровень их удовлетворенности обменом.

Результаты показывают, что месть может быть успешной только тогда, когда преступник понимает, почему произошел акт мести. Среди участников, которые решили отомстить за эгоистичный поступок, те, кто получил послание о понимании, сообщили о гораздо большем удовлетворении, чем те, кто получил возмущенный ответ. Фактически, единственный раз, когда мстители чувствовали большее удовлетворение, чем участники, которые вообще не мстили, это когда они получали знак понимания.Другими словами, непризнанная месть не ощущалась лучше, чем ее отсутствие. Таким образом, успешная месть — это больше, чем просто расплата, заключают авторы в апрельском номере журнала European Journal of Social Psychology за апрель 2011 года; это о доставке сообщения.

«Обнаружение того, что именно признание преступником своего проступка делает месть сладкой, кажется, предполагает, что с точки зрения мстителя, месть влечет за собой послание, — говорит Голлвитцер. «Если сообщение не будет доставлено, оно не сможет восстановить справедливость.”

Ваше правосудие или мое

Похоже, что восстановление всеобщей справедливости лежит в основе мести. В начале 2001 года исследовательская группа во главе с Шерил Кайзер из штата Мичиган опросила людей на предмет их веры в справедливый мир, увидев, насколько они согласны с утверждениями вроде «Я чувствую, что люди получают то, что заслуживают». После терактов 11 сентября Кайзер и его коллеги вернулись к этим людям и оценили их реакцию на это событие. В выпуске журнала Psychological Science за 2004 год исследователи сообщили, что чем больше человек верил в справедливый мир до нападения, тем больше он испытывал страдания после них — и тем сильнее у него было желание отомстить.

Проблема со структурой мести, основанной на исправлении несправедливости, заключается в том, что определение справедливости варьируется от человека к человеку — и даже в пределах одного человека от точки зрения к перспективе. Несколько лет назад группа исследователей под руководством Арлин Стиллвелл из Государственного университета Нью-Йорка в Потсдаме попросила людей описать два события, которые произошли в их жизни: один случай, когда они ответили на преступление наказанием, а другой в котором они были на грани мести.

Стиллвелл и ее сотрудники обнаружили, что, когда люди были мстителями, они считали, что их действия справедливо восстанавливали справедливость в отношениях; однако когда они были реципиентами мести, они считали расплату чрезмерной. Эта меняющаяся точка зрения объясняет, почему месть часто происходит бесконечными циклами; Не успела «Морские котики США» отомстить 11 сентября, убив, например, Усаму бен Ладена, как Аль-Каида поклялась отомстить за его смерть.

«Успешная месть, кажется, заставляет мстителей чувствовать удовлетворение от восстановления справедливости, но во многих случаях реципиент мести будет воспринимать последствия мести как несправедливые и негативные», — заключает Стилвелл и ее соавторы в номере за 2008 год из Фундаментальная и прикладная социальная психология .«Различное восприятие мстителя и получателя затруднит прекращение цикла мести таким образом, который и мститель, и получатель будут считать удовлетворительным, позитивным и справедливым».

Beyond Revenge

Долгая история мести в искусстве свидетельствует об основном инстинкте возмездия, укоренившемся в человеческом духе. Действительно, недавние факты в значительной степени подтверждают эту извечную выдумку: месть упоминается как фактор в каждом пятом убийстве, совершаемом в развитых странах, а в отчете за 2002 год было обнаружено, что в период с 1974 по 2000 год в трех из пяти случаев стрельбы в школах в Соединенных Штатах. были движимы местью.В более легкой части спектра популярное стремление к окупаемости вдохновило на некоторые деловые начинания. Сообщается, что Рам Эмануэль однажды нанял компанию под названием Enough is Enough, чтобы отомстить за ошибку при опросе, и хотя недавний звонок в эту компанию показал, что она не существует, более новая компания Alibis & Paybacks в настоящее время рекламирует свои услуги в Лос-Анджелесе.

Но если месть так неприятна человеку, почему она остается любимым блюдом народа? В ответ на это очевидное противоречие многие ученые-психологи приняли эволюционное объяснение мести.Майкл Маккалоу и Бенджамин Табак из Университета Майами вместе с Робертом Курцбаном из Университета Пенсильвании недавно подготовили главу книги, в которой описывается адаптивная функция окупаемости. Они утверждают, что отдельные акты мести служат групповым заявлением о том, что определенное поведение вызовет возмездие. Другими словами, цель мести может заключаться не столько в ответе на одно конкретное нарушение, сколько в предотвращении нескольких других.

С этой точки зрения месть приносит огромные культурные выгоды — ведущие к более кооперативным и, следовательно, продуктивным обществам — в обмен на большие личные затраты.Маккалоу и его соавторы утверждают, что эта большая функция принимает три формы. Первый — через прямое сдерживание. Проще говоря, месть напрямую отговаривает агрессора от последующего совершения того же преступления. Второй эффект мести — косвенный. Мстя за определенные действия, человек может дать общее определение приемлемого поведения и в процессе избежать будущей конфронтации. В этом смысле репутация исключает возможность мести.

Третья адаптивная функция мести выходит за рамки простого сдерживания отрицательного поведения и фактически принуждает к положительному.Чтобы понять эту идею, говорит Маккалоу, нужно представить себе жизнь раннего человека. Предположим, в этом существовании вы и ваш сосед должны по очереди охранять свои лагеря от нападений ягуаров. Если однажды ночью вы засыпаете, и животное убивает соседского ребенка, эта халатность в глазах естественного отбора функционально аналогична непосредственному убийству соседского ребенка. Угроза мести в ответ на такое неудавшееся сотрудничество — концепция, известная как альтруистическое наказание — побудит вас бодрствовать (конечно, в ожидании того, что ваш сосед сделает то же самое в свое время).

Каким бы распространенным ни казался этот инстинкт мести, современная цивилизация может чувствовать себя удачливой, потому что сопротивление побуждению к ответным мерам встречается еще чаще. Решение отказаться от мести не обязательно является результатом человеческой доброты; напротив, в организме может развиться некоторая внутренняя шкала, которая сравнивает адаптивные преимущества мести с ее различными издержками — от возможности возмездия до разрыва важных отношений. Чаще всего в современном мире эта шкала склоняется в пользу прощения.

«У вас должен быть какой-то способ поддерживать отношения, даже если это неизбежно, что некоторые из них могут навредить вашим интересам, если будет достаточно времени», — говорит Маккалоу, который также является автором книги Beyond Revenge: The Evolution of the Forgiveness Instinct (2008). . «Мы думаем, что возникла вторичная система» — инстинкт прощения — «которая позволяет людям подавлять желание мести и сигнализировать о своей готовности продолжать, даже если кто-то причинил вред их интересам, при условии, что человек воздержится от этого. снова в будущем.Возможно, это не самая воодушевляющая интерпретация того, как мозг управляет человеческими отношениями, но, по крайней мере, относительно мирная.

13,7: Космос и культура: NPR

Нодар Чернышев / Getty Images / EyeEm Premium

Нодар Чернышев / Getty Images / EyeEm Premium

В течение последних двух лет фальшивые новости были частой темой реальных новостей, в статьях, посвященных роли социальных сетей в распространении фейковых новостей, появлению фальшивых видеороликов и их роли в политическом процессе.

Менее известно то, что фейковые новости также стали предметом научных исследований.

В статье, опубликованной в марте в журнале Science , Дэвид Лазер, Мэтью Баум и 14 соавторов рассматривают то, что мы делаем и чего не знаем о науке о фейковых новостях. Они определяют фальшивые новости как «сфабрикованную информацию, которая имитирует содержание СМИ по форме, но не по организационному процессу или намерениям», и продолжают обсуждать проблемы на нескольких уровнях: индивидуальном, институциональном и общественном.Что мы знаем о подверженности людей фальшивым новостям и их влиянии на них? Как интернет-платформы могут помочь ограничить распространение фейковых новостей? И самое главное: как мы можем добиться успеха в создании и сохранении культуры, которая ценит и продвигает истину?

Авторы, подходящие для этой широкой цели, представляют самые разные области знаний. Лазер и Баум, ведущие авторы статьи, связаны с программами в области сетевых наук, количественных социальных наук, глобальных коммуникаций и государственной политики.Другие участники являются выходцами из юридических школ, факультетов психологии, школ журналистики и отраслевых исследовательских групп, и это лишь некоторые из них.

Газета убедительно доказывает, что наука о фейковых новостях актуальна и важна. По самым скромным подсчетам, за месяц до выборов 2016 года средний американец увидел от одной до трех статей от известного издателя фейковых новостей. Еще один тревожный результат заключается в том, что когда дело доходит до политических тем, твиты, содержащие ложную информацию, распространяются в Твиттере быстрее и шире, чем твиты, содержащие достоверную информацию.

Как ученого-когнитивиста, меня больше всего интересует вопрос о том, влияют ли фейковые новости на отношения и поведение людей, и как. Это вопрос социальных наук, в котором особую роль играет социальная и когнитивная психология. Чтобы узнать больше, я обратился к Стивену Сломану, профессору когнитивных, лингвистических и психологических наук в Университете Брауна и одному из 16 авторов статьи. Сломан также является автором книги «Иллюзия знаний: почему мы никогда не думаем в одиночку» , книги о достоинствах и недостатках наших коллективных умов, опубликованной в 2017 году вместе с соавтором Филипом Фернбахом.Сломан был достаточно любезен, чтобы ответить на несколько вопросов о науке фейковых новостей по электронной почте. Наш обмен ниже.

В вашей научной статье необычно собрано 16 авторов, представляющих разные дисциплины, академические круги и промышленность. Что вас сблизило по теме фейковых новостей?

Выборы 2016 года и сразу же после них напугали многих из нас из-за политического изумления. Готовность новой администрации сфабриковать факты, обвиняя основные средства массовой информации в том, что они делают то же самое, пробудила нас к реальности, с которой нам придется бороться, если мы хотим гарантировать, что общественное мнение будет иметь какое-то обоснование.Чтобы укрепить сопротивление эпохе постправды, Дэвид Лазер и Мэтью Баум организовали в Гарварде конференцию под названием «Борьба с фальшивыми новостями: программа исследований и действий». Они пригласили политологов, юристов, специалистов по информационным сетям, психологов, специалистов по проверке фактов, историков, специалистов по опросам общественного мнения и журналистов, чтобы они собрались вместе, чтобы поделиться своими взглядами и мнениями. Под руководством Дэвида и Мэтта эта конференция превратилась в статью Science .

Дезинформация, дезинформация и политическая пропаганда не новость.Представляют ли сегодня «фейковые новости» новую или особо острую проблему? Если да, то почему?

Вы абсолютно правы в том, что политические интересы лгали и искажали факты для достижения своих целей, вероятно, с самого начала цивилизации (а может быть, и раньше). Сегодня проблема состоит из трех частей. Во-первых, благодаря технологиям любой человек в мире может быть источником новостей. Чтобы привлечь внимание людей, нужно только быть достаточно умным, чтобы вызвать интерес у достаточного количества людей, чтобы ваше сообщение стало вирусным.Один из способов сделать это — передать ваше сообщение роботам социальных сетей, машинам, единственная цель которых — заставить социальные сети думать, что они настоящие люди, чтобы их вклад имел значение (например, путем массового увеличения количества «лайков»). на Фейсбуке). Успех не имеет ничего общего с истинностью сообщения.

Во-вторых, опять же из-за технологий, мы наводнены информацией. У нас просто нет времени отделять факты от лжи. Даже у проверяющих нет времени.Сообщение может стать вирусным до того, как будет применен какой-либо серьезный фильтр правды. Это приводит к положительному циклу обратной связи. Если одна команда передает неотфильтрованную информацию, то ее противники чувствуют необходимость реагировать в режиме реального времени. Так что они тоже не смогут проверить свои факты. Положительные отзывы усиливаются из-за склонности людей не читать очень внимательно. Люди делятся сообщениями, даже не читая их, не говоря уже об оценке их точности.

Наконец, огромное разнообразие средств массовой информации в нашей культуре означает, что люди могут свободно настраиваться на источники новостей, которые говорят им то, что они хотят слышать, и всем нам нравится слышать новости, соответствующие нашим убеждениям.Некоторые кабельные телеканалы, например, даже не претендуют на беспристрастность. Каждый из них преподносит своим сторонникам удобоваримую новость. У нас больше нет Уолтера Кронкайта, который предоставляет всей стране общий набор фактов.

Что, в частности, психология может способствовать нашему пониманию фейковых новостей?

Психологическая методология может предложить несколько очевидных вещей: снижает ли пометка новостей как фейковых их влияние на общественное мнение? Какие личности наиболее восприимчивы к фейковым новостям? Делает ли повторение фейковых новостей более правдивым? Какие свойства фейковых новостей делают их реальными? Многие психологи задают подобные вопросы, и некоторые ответы приведены в статье Science .

Одно из моих любимых исследований — это демонстрация Гордона Пенникука и Дэвида Рэнда о том, что склонность к аналитическому мышлению, измеряемая с помощью теста когнитивного отражения (CRT), предсказывает, кто способен отличить фальшивые новости от реальных. Я думаю, что это важно, потому что это указывает на то, какие навыки требуются для определения фейковых новостей, а именно, способность размышлять перед тем, как ответить, а не действовать сразу с помощью интуиции (как большинство из нас делает большую часть времени). Возможно, что более важно, это показывает, что люди могут отличить фейковые новости от настоящих, хотя это непросто, особенно когда фейковые новости создаются профессионалом.

Несмотря на соответствующую предшествующую работу в области психологии, остается много открытых вопросов, касающихся фейковых новостей, их распространения, их последствий и способов смягчения любых негативных последствий. Что вы считаете наиболее актуальным из открытых исследовательских вопросов для психологической науки?

Я думаю, что есть серьезный вопрос о фейковых новостях, который не был полностью рассмотрен: действительно ли это имеет значение? Большой страх того, что гражданское общество будет подорвано ложным нарративом, поддерживаемым «альтернативными фактами», предполагает, что на убеждения людей влияет то, что они воспринимают как факты.Но история психологии показывает, что все не так просто. Мы знаем, что главный фактор, определяющий, верят ли люди сообщению, — согласны они с ним или нет.

Если они этого не сделают, они с большей вероятностью проверит его достоверность. Более того, мнение больше зависит от убеждений вашего сообщества, чем от фактов. Люди просто не являются рациональными обработчиками информации. Таким образом, фейковые новости могут быть больше связаны с развеванием флага — укреплением групповой принадлежности людей — чем с убеждением.Действительно ли это влияет на веру? А на что еще влияет? Например, влияет ли это на чувство обиды людей больше, чем на их отношение? Это вопросы, на которых психологи должны уделять больше внимания, и вопросы, на которые ответственное правительство хотело бы финансировать исследования.

Вы и ваши соавторы пишете, что перед лицом фейковых новостей и их распространения через социальные и другие средства массовой информации «необходима новая система гарантий». Какие меры защиты могут принять отдельные потребители новостей (в отличие от правительств или производителей)? В частности, может ли психологическая наука дать какой-либо совет потребителям СМИ, которые хотят ограничить свою восприимчивость к фальшивым новостям?

Упрощенный ответ — «будьте более рефлексивными.«Не верьте всему, что вы читаете, но учитывайте вероятность того, что это ложь. Но я считаю это слишком упрощенным. Проблема с фальшивыми новостями заключается в культурном нарративе, который они поддерживают.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *