Психология лица: Как «читать» своего партнера, или о чем говорят черты лица — Психология

Содержание

Как «читать» своего партнера, или о чем говорят черты лица — Психология

Психолог и гипнолог Иса Багиров — о том, почему следует доверять собственной интуиции

Иса Багиров

22 марта 2019 11:02

О чем говорят ваши черты лица?

Фото: Pixabay.com/ru

Встречая человека, мы обычно смотрим на его лицо. Какие-то черты нам подсознательно нравятся, какие-то, наоборот, могут отталкивать. Но мало кто задумывается, что каждая из черт: форма глаз, носа и губ, морщинки и складки, родинки — несут свою информацию. Попробуем кратко обозначить основные нюансы и их значения.

Несколько слов о физиогномике

«Читать» черты лица человека учит физиогномика — наука, которая родилась в древнем Китае. С ее помощью можно узнать очень многое, даже до близкого знакомства с человеком. Достаточно увидеть его или даже посмотреть на качественное фото.

По форме основных пяти черт (глаза, нос, рот, брови, уши) и семи второстепенных (челюсть и подбородок, лоб, скулы, носогубные складки и ложбинка над верхней губой, а также зона под глазами) можно узнать, верным ли будет партнер, есть ли у него потенциал к материальному успеху, будет он щедрым и мягким, или, наоборот, тираном.

Черты, на которые стоит обратить внимание при выборе партнера

Первое, на что мы обращаем внимание — это глаза. И это правильно, ведь глаза несут основную энергетику человека, позволяют прочувствовать отношение к вам и узнать о характере и темпераменте. О последнем говорит цвет глаз. Люди со светлыми (голубыми и серыми) глазами — обладатели спокойного ровного темперамента, однако они склонны к ревности. Синие и зеленые глаза — у представителей выразительной энергетики и сильного характера, а вот карие глаза говорят о страстном и взрывном темпераменте.

Форма глаз расскажет о верности

Большие глаза округлой формы и навыкате — признак бурного темперамента и сексуальной несдержанности. Если в уголках таких глаз у мужчины есть морщинки в форме «гусиных лапок» — вероятность, что партнер будет вам верен, не очень высока. А вот глубоко посаженные глаза и глаза с опущенными уголками говорят о преданности в чувствах и предпочтении одного партнера на всю жизнь.

Губы и рот также подскажут о возможной верности партнера и его родительскому потенциалу

Полные большие губы с выразительно нижней губой — признак чувственности и темперамента. Глубокая ложбинка над верхней губой — симптом хорошего потенциала в продолжении рода. А вот приоткрытый рот (если, конечно, это не признак хронического тонзиллита) — признак сексуальной распущенности.

Нос говорит о материальном потенциале и щедрости

Большой нос (но не крючковатый или «орлиный») — говорит о трудолюбии человека. А вот нос с округлым кончиком — признак потенциального богача, которого в финансовых вопросах всегда будет окружать удача. К тому же такие люди отличаются особой искренней щедростью и готовностью помочь и поддержать.

Общаясь с людьми и «читая» их карту лица, мы часто уже подсознательно воспринимаем посылы их черт. Доверяйте своей интуиции в этом вопросе — и она не подведет.

как определить тип личности по чертам лица — Блог Викиум

Физиогномика – это наука, изучающая черты и выражения лица, обусловленные физиологическим строением, с целью определения типа личности, характера человека и особенностей его здоровья. Она зародилась еще в древние времена, и в каждой культуре ей придавали свое значение. К примеру, на Востоке считали, что на лице человека можно увидеть весь его жизненный путь, и физиогномика там приравнивалась к полноценному разделу медицины. В этой статье рассмотрим, что можно сказать о человеке по чертам его лица.

Основы физиогномики

Специалисты, изучающие физиогномику, с легкостью могут выдвинуть предложения о типе личности и характере человека по особенным признакам. Они делят лицо на  зоны, которые несут определенную информацию. При этом внимание уделяется:

  • ярким и особенным чертам лица, которые являются показателями основной специфики характера;
  • выдающимся частям, указывающим на возможности человека;
  • симметрии и асимметрии, которые свидетельствуют об индивидуальных особенностях.

Давайте посмотрим, что означает в физиогномике каждая лицевая зона.

Лоб

Ум, моральные и нравственные устои, философия и идеология – обо всем этом говорит форма лба. Например:

  • правильная форма лба и здоровый цвет кожи означают, что тело и дух находятся в прекрасном состоянии, человек ухаживает за собой и следит за здоровьем;
  • широкий и высокий лоб, наличие прямых морщин указывают на развитый интеллект и присутствие талантов;
  • чрезмерно высокий лоб при удлиненной форме лица свидетельствует о том, что человек является достаточно жестким или даже склонным к насилию;
  • короткий, узкий лоб – признак сильной воли, трудолюбия, неравнодушности к поддержанию домашнего уюта, но не подтверждение наличия уникальных умственных способностей.

По особенностям лба человека характеризуют в возрасте от 15 до 30 лет, а также в глубокой старости.

Глаза

Глаза, как известно, являются «зеркалом души». Потому в психологии и физиогномике они рассказывают о духовных и творческих качествах личности. Основная информация, которую несут глаза:

  • большие глаза выдают чувствительных личностей, которые могут обладать задатками лидера;
  • выпуклые глаза чаще всего встречаются у медлительных и ленивых людей;
  • глубокая посадка глаз определяет недоброжелательность, хитрость, обидчивость.

Нос

По носу определяют, насколько человек активен, какова сила его воли. О чем свидетельствует форма и размер носа:

  • прямой и умеренно длинный нос – признак нежности, трудолюбия, способности приспосабливаться к разным условиям;
  • нос с горбинкой – признак возвышенности, любви к умственному труду, внимательности к любовным отношениям;
  • слегка вздернутый нос указывает на такие характеристики, как беспечность, простота души, легкость нрава;
  • сильно вздернутый нос – признак смелого и рискованного человека;
  • искривленный нос выдает коварство и лицемерие.

Рот и подбородок

Эти части лица рассматривают как по отдельности, так и в комплексе. Они составляют нижнюю зону в физиогномике и дают характеристику человека в возрасте от 51 до 77 лет. Если этой зоне характерны правильные и гармоничные черты, то говорят, что человек обладает уравновешенной психикой.

Что нужно знать о нижней зоне:

  • большой рот – лживость и смелость;
  • маленький рот – боязливость;
  • сжатые губы – твердость и решительность;
  • отвисшая челюсть – глупость и часто признак серьезных проблем со здоровьем;
  • широкий подбородок – сильный и твердый характер;
  • размытый подбородок со слабыми чертами – мягкий характер;
  • тяжелая челюсть или раздвоенный подбородок – признак страстного человека.

Для чего нужна физиогномика?

Навык определения особенностей личности по чертам лица пригодится любому человеку. Так, например, можно получать предположения о том, что представляет из себя новый знакомый или человек, с которым планируются близкие отношения. Однако следует понимать, что эта наука не является точной и дает близкие предположения о типе личности. При этом важным аспектом обучения физиогномике является тот факт, что к изучению допускаются только природные особенности человеческого лица, а не полученные в результате изменения внешности или серьезных травм.

Если вы хотите примерить на себя роль физиогномиста, начните с себя. Изучите сначала свое лицо и сопоставьте полученную информацию с личностными характеристиками. Далее вы можете наблюдать за родственниками, людьми на работе или на улице, создавая ассоциации и связывая их черты с определенными формами поведения. Это развивает навыки социального общения. Применение знаний из области физиогномики поможет не только определять тип личности, но и предугадывать поведение людей в различных ситуациях. Кстати, именно на это ориентирован онлайн-курс Викиум «Менталист». Хотите научиться лучше разбираться в людях? Тогда вам стоит его пройти!

Физиогномика — Психология лица | Видео

Одежду можно купить нужную.

Косметику можно наложить нужную.

Слова можно сказать правильные.

Но лицо то не спрячешь! Изучим психологию лица.

Психология лица

Когда мне впервые сказали о том, что лицо связанно с мозгом. И по лицу можно определить характер человека. Я астрологию не очень, гадания не очень. И к этому я, тоже отнеся не очень.

Но есть такое хорошее правило. Если ты не попробуешь, ты никогда не узнаешь да или нет.

Конкурентное преимущество физиогномики как зарождающейся методики в том, что лицо не спрячешь. Для решения каких-то коммуникативных задач – ты пластическую операцию себе делать не будешь.

Челюсть – это орудие защиты и нападения в животном мире. Чем сильнее челюсть индивида, тем соответственно он себя увереннее чувствует. Когда мы преодолеваем трудности. Мы как это делаем — сцепив зубы. Волевые желваки – самая сильная мышца в организме. Поэтому соответственно вся наша нижняя часть – это вся нитевидная часть. Это та зона, которая связанна со стратегиями активных действий.

Средняя часть – зона репрезентации. Глаза, нос, уши – восприятие окружающего мира. Здесь мы будем смотреть характеристики: умение работать с информацией, большие он умеет объемы переваривать или наоборот ему нужно мелко дозировать. Насколько глубоко у него работает аналитика. Насколько он хорошо чувствует суть вопроса. Любопытной Варваре оторвали на базаре не весь нос, а оторвали только его кончик. Насколько он дальше слышит, чем видит. А человек дальше слышит, чем видит. Как он воспринимает окружающий мир. Как у него выстроено план построения.

Верхняя часть – это неокортекс. Это фронтальные части лобных долей. Фронтальные и теменные. Это сложные когнитивные процессы. Это то что наросло у нас последнее. Соответственно здесь у нас лобные доли, здесь у нас совесть, здесь у нас самосознание. Здесь у нас рефлексия. Здесь у нас анализ.

Мы имели сначала набор из различных эмпирических умозаключений. Люди наблюдали записывали и потом в книгах изложили психологию лица. Это не наука. Это набор эмпирических умозаключений. А на сегодняшний день это научное направление, которое сейчас активно развивается и формируется в методику. Фактически в будущем это метод, который позволит нам сделать психологический профиль человека сразу.

Это сразу спектр коммуникативных задач вам решает. Возьмите методику, которая вам ближе. Но только доведите ее до уровня первичных автоматизмов. Чтобы вы агрессора от манипулятора сразу отличали. Это не так сложно, как может показаться. Ведь на лицо мы смотрим, на лицо. Потому что лицо отражение нашего мозга, нашей личности, нашей сущности.

Психолог-физиогномист Артем Павлов

Лицо имеет значение – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Особенности человеческого лица имеют большое значение не только в межличностной коммуникации, но и в более широких общественных взаимосвязях. Лица влияют на политику, экономику, бизнес и нередко определяют успех человека в жизни, рассказал профессор, руководитель департамента НИУ ВШЭ Василий Ключарев в ходе лекции «Лицо как детектив: лицо в психологии, политике, биологии и искусстве».

Недавно издательство «Арсис-Букс» выпустило книгу Василия Ключарева «Остров». Это увлекательный мистический детектив, главный герой которого попадает на маленький загадочный остров, все жители которого больны редким заболеванием под названием просопогнозия – неспособность различать человеческие лица. Заболевание – не вымысел, оно существует на самом деле. И захватывающая история, которую автор описал в своем романе, заставляет всерьез задуматься о том, насколько глобальный смысл несут особенности человеческого лица в повседневной жизни. И что, если бы мы не умели так хорошо различать лица друг друга?

Для Василия Ключарева, который является одним из ведущих ученых-нейроэкономистов в России и за рубежом, это первый опыт написания художественного романа. Но тема, с которой связана рассказанная в книге история, а именно, особенности человеческого лица, в свое время оказывалась в поле исследований ученого. В ходе своей лекции автор рассказал об интересных научных фактах, связанных с лицом.  

Люди – профессиональные эксперты по лицам

Казалось бы, само собой разумеющийся факт, что все лица разные. Но на самом деле все не так просто. Исследования доказывают, что с умением различать лица связана веретенообразная извилина мозга (fusiformgyrus). Вовлечена ли эта область только в восприятие лиц — не до конца понятно, ведь эта же область активна, например, при различении марок и особенностей машин у автомобильных экспертов, рассказал Василий Ключарев.

Можно предположить, что люди по мере своего взросления и развития становятся опытными экспертами по лицам. Исследования доказывают, что новорожденные, которые эмоционально реагируют на лица, тем не менее неспособны отличить фотографию лица человека от фотографии морды обезьяны. И только после трех месяцев дети начинают активнее реагировать на лица представителей своей расы.

Сила взгляда и улыбки

Лицо играет серьезную роль в процессе общественной коммуникации. Прямой взгляд может расцениваться и восприниматься по-разному – как признак агрессии, симпатии, заинтересованности.

Не только взгляд, направленный прямо на нас, имеет значение. Для человека важно в принципе то, куда смотрят окружающие. Ученые проводили эксперименты и доказали, что направленность взгляда одних людей способна влиять на поведение и решения других. Так мы невольно начинаем смотреть в ту же сторону, куда обращен взгляд другого. Эксперименты показывают, что и выбор потенциального партнера может зависеть от того, насколько часто на него направляют свой взгляд окружающие. Для женщин, которые принимали участие в исследованиях, более привлекательными казались те мужчины, на которых чаще смотрят другие женщины.

Улыбка – еще один важный аспект человеческого лица. Эксперты по лицам способны спрогнозировать будущее человека и то, насколько человек будет счастлив в личной жизни, в зависимости от того, как он улыбается в молодости, рассказал Ключарев.

Другие значимые характеристики лица – это маскулинность и феминность. Эксперименты показали, что женщины чаще склонны делать выбор в пользу партнера с маскулинными чертами лица в фазу менструального цикла, когда высока вероятность забеременеть. Также, согласно исследованиям, мужчины с маскулинными чертами лица – более желаемые партнеры для непродолжительных связей, а мужчины с более феминными лицами чаще рассматриваются как возможные партнеры для продолжительных отношений.

Маскулинность и феминность лица играет роль во время политических избирательных компаний. Избиратели потенциально готовы отдать большее предпочтение кандидатам в президенты с маскулинными чертами лица, если есть угроза военных конфликтов. В более мирное время их выбор падает, соответственно, на «феминных» политиков.

Красота влияет на мам и работодателей

Красота – понятие точное и вместе с тем относительное. С одной стороны, есть некие каноны красоты. Согласно исследованиям, среди представителей всех рас и национальностей красивыми считаются одни и те же лица. Более того, если математическими средствами усреднить несколько фотографий лиц, то возникает привлекательное «усредненное» лицо. Но представление о красоте и относительно, потому что люди могут менять свое мнение о ней в сторону мнения большинства. И, наконец, красота – это то, что создается в современном мире благодаря культуре и мощной индустрии, куда вкладываются огромные средства.

Исследования показали, что привлекательные люди в среднем имеют больше преимуществ при трудоустройстве и построении карьеры.

Красивая внешность дает преимущество человеку с самого раннего детства. Проводя исследования, ученые доказали, что привлекательные дети получают больше внимания матерей. При этом потенциальные ожидания от красивых детей выше: в представлении взрослых они более послушны, сообразительны и более успешны в учебе.

См. также:

Красота остается главным женским капиталом
Выбор вознаграждения зависит от особенностей работы мозга
Наука о мозге часто подменяется мифами
Мозг – заложник стадного инстинкта
Мозг ценит личную информацию

 


Подпишись на IQ.HSE

в психологии, политике, биологии и искусстве — Моноклер

Рубрики : Культура, Лекции, Публичные лекции

О чем нам может рассказать человеческое лицо? Можно ли по лицу политика предсказать, победит он на выборах или нет? Как наши лица и особенности их восприятия окружающими влияют на нашу жизнь? Обо всём этом в рамках лекции «Лицо как детектив: лицо в психологии, политике, биологии и искусстве» рассказал кандидат биологических наук, нейроэкономист Василий Ключарев.

Ежедневно мы видим десятки и даже сотни лиц: мимо каких-то мы проходим без оглядки, на других мы останавливаем свой взгляд и они западают нам в душу, третьи — вызывают отторжение. Но почему так происходит? О чем нам может рассказать геометрия человеческого лица, глаза другого человека, его улыбка? И как наши «говорящие лица» и особенности их восприятия окружающими влияют на нашу жизнь?

В рамках проекта «Лекционные четверги в музеях Москвы» биолог и нейроэкономист Василий Ключарев рассказал об особенностях восприятия лиц, работе мозга во время этого процесса и удивительных свойствах, которые радикально отличают лица от всех окружающих нас объектов. Можно ли по лицу политика предсказать, победит он на выборах или нет? Какие лица мы находим привлекательными и почему? Влияет ли наша привлекательность на наши доходы и самочувствие? Что происходит с нами, когда повреждается область мозга, которая отвечает за восприятие лиц? Как маркетологи используют информацию о работе нашего взгляда? Почему глаза одновременно являются нашим  оружием и ахиллесовой пятой и что для нашей жизни значит улыбка? Обо всём этом в рамках лекции «Лицо как детектив: лицо в психологии, политике, биологии и искусстве» поразмышлял спикер, подкрепив свои мысли интересными результатами экспериментов.

О спикере:

Лектор – Василий Андреевич Ключарев, профессор, руководитель департамента психологии НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник Центра нейроэкономики и когнитивных исследований НИУ ВШЭ.


Читаем/смотрим:
— Как возникают эмоции, о существовании которых мы не подозреваем?
— Распознавание эмоций: предубеждения и искажения
— Неосознаваемое восприятие: как оно влияет на нас?

Источник видео: Высшая школа экономики / Youtube
На обложке:  Якоб Корнелис ван Остзанен, заканчивающий портрет своей жены / Google Art Project

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЦ С СИНЕСТЕЗИЕЙ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ | Диссертации

Дата размещения: 15.06.2017 г.

ФИО соискателя

Сидоров Антон Викторович

Тип диссертации

кандидатская

Диссертация, принятая к предварительному рассмотрению диссертационным советом / диссертация

Диссертация принята к рассмотрению. Решение 26.09.2017 г.

Специальность, отрасль науки

19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии (психологические науки)

Вторая специальность

нет

Решение диссертационного совета о приеме или об отказе в приеме диссертации к защите

Диссертация принята к защите. Решение 23.11.2017 г.

Сведения об оппонентах / отзывы оппонентов на диссертацию

СЕРГИЕНКО Елена Алексеевна, доктор психологических наук, профессор,ФГБУН «Институт психологии Российской академии наук» (г. Москва), лаборатория психологии развития субъекта в нормальных и посттравматических состояниях,  главный научный сотрудник, 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии отзыв

ЛУПЕНКО Елена Анатольевна, кандидат психологических наук, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет», центр экспериментальной психологии, старший научный сотрудник, 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии отзыв

Сведения о ведущей организации / отзыв ведущей организации на диссертацию

ФГБНУ «Психологический институт Российской академии образования» (г. Москва) отзыв

Предполагаемая дата и время защиты диссертации

01.03.2018 г. в 14:00

Место проведения защиты диссертации

Д 212.154.04, по адресу: 115172, г. Москва, Новоспасский переулок, д.3., корпус 3, зал диссертационных заседаний

Автореферат

Загрузить автореферат

Отзыв научного руководителя/научного консультанта соискателя ученой степени

Загрузить отзыв

Отзывы, поступившие на диссертацию и автореферат диссертации

Сведения о результатах публичной защиты диссертаций в диссертационном совете

На заседании 01.03.2018 г. присутствовали: Морозюк С.Н., Крайнова Ю.Н., Веретенникова Л.К., Исаев Е.И., Макарова К.В., Мухина В.С., Петрушин В.И., Подвойский В.П.,  Поддьяков А.Н., Подымов Н.А., Суворова Г.А., Тарабакина Л.В., Торопова А.В., Шемет И.С.

Результаты голосования по присуждению ученой степени:

за – 6

против – 8

не действительные бюллетени – нет

Контактная информация

Мероприятие | Тренинг «Основы и особенности психологической поддержки и консультирования лиц, живущих с ВИЧ»

К участию приглашаются специалисты-психологи, студенты старших курсов, обучающиеся на факультете психологии, и волонтеры-психологи, работающие или желающие работать с людьми, живущими с ВИЧ (ЛЖВ), у которых есть желание обучиться, или освежить знания, по вопросам психологического консультирования ВИЧ-положительных, а также, самое важное, желание консультировать, вести и помогать людям с положительным ВИЧ-статусом и из групп риска.

Фонд «Позитивная Волна» 12 лет работает в направлении поддержки ЛЖВ и правового просвещения. С августа 2020 года фонд «Позитивная волна» начал новый проект «Добрый психолог», направленный на психологическую поддержку людей, живущих с ВИЧ из регионов России. Ведущим тренером по вопросам психологического консультирования и помощи людям с ВИЧ-инфекцией будет выступать практикующие психологи, имеющие большой опыт работы с ВИЧ-позитивными из различных групп. Участники тренинга получат основную информацию о ВИЧ-инфекции, социальные, юридические и психологическое аспекты жизни людей с ВИЧ-инфекцией.  освоят навыки психолога консультанта и узнают особенности психологического консультирования людей с положительным ВИЧ-статусом. Как дополнительный материал в программу тренинга включен разбор феномена выгорания и рабочего стресса, а также особенности дистанционного консультирования (в режиме онлайн).

Тренинг пройдет в загородном Отеле в течении 4 дней.

ВАЖНО: Организаторы полностью оплачивают проживание и питание в отеле на дни проведения тренинга. Мы НЕ ПОКРЫВАЕМ расходы связанные с проездом и другие накладные расходы. 

Для участия необходимо до конца дня 9 сентября 2020 года пройти регистрацию. Чтобы зарегистрироваться, заполните форму в электронном виде нажав на ССЫЛКУ.

https://forms.gle/bHBwSKcuiCCeL5zN8

ВАЖНО: Количество мест ограничено. Отбор на тренинг проходит на конкурсной основе.

Почему лица не всегда говорят правду о чувствах

Человеческие лица появляются на экране, сотни их, одно за другим. У некоторых широко распахнутые глаза, у других — сжатые губы. У некоторых зажаты глаза, щеки приподняты, рты разинуты. Для каждого вы должны ответить на этот простой вопрос: это лицо человека, испытывающего оргазм или испытывающего внезапную боль?

Психолог Рэйчел Джек и ее коллеги набрали 80 человек для прохождения этого теста в рамках исследования 1 в 2018 году.Команда из Университета Глазго, Великобритания, привлекла участников из западных и восточноазиатских культур для изучения давнего и очень важного вопроса: надежно ли выражения лица передают эмоции?

Исследователи десятилетиями спрашивали людей, какие эмоции они воспринимают на лицах. Они опросили взрослых и детей в разных странах и коренное население в отдаленных частях мира. Влиятельные наблюдения 1960-х и 1970-х годов американского психолога Пола Экмана показали, что во всем мире люди могут достоверно выводить эмоциональные состояния по выражениям лиц, что подразумевает универсальность эмоциональных выражений 2 , 3 .

Эти идеи не оспаривались на протяжении целого поколения. Но новая когорта психологов и когнитивистов пересмотрела эти данные и поставила под сомнение выводы. Многие исследователи теперь думают, что картина намного сложнее и что выражения лица сильно различаются в зависимости от контекста и культуры. Исследование Джека, например, показало, что, хотя жители Запада и Восточной Азии имели схожие представления о том, как лица отображают боль, у них разные представления о выражении удовольствия.

Исследователи все больше расходятся во мнениях относительно обоснованности выводов Экмана. Но дебаты не помешали компаниям и правительствам согласиться с его утверждением о том, что лицо — это оракул эмоций, и использовать его таким образом, чтобы влиять на жизни людей. Например, во многих правовых системах на Западе чтение эмоций обвиняемого является частью справедливого судебного разбирательства. Как писал в 1992 году судья Верховного суда США Энтони Кеннеди, это необходимо, чтобы «познать сердце и разум преступника».

Декодирование эмоции также на основе противоречивой программы обучения, разработанной Экмана для США Администрации транспортной безопасности (TSA) и введена в 2007 году программа под названием SPOT (скрининг пассажиров методам наблюдений), была создана для обучения персонала АСП как отслеживать пассажиров на наличие десятков потенциально подозрительных признаков, которые могут указывать на стресс, обман или страх. Но он подвергался широкой критике со стороны ученых, членов Конгресса США и таких организаций, как Американский союз гражданских свобод, за неточность и расовую предвзятость.

Подобные опасения не остановили ведущие технологические компании, придерживавшиеся идеи, что эмоции можно легко обнаружить, и некоторые фирмы создали программное обеспечение именно для этого. Эти системы проходят испытания или продаются для оценки пригодности кандидатов на работу, выявления лжи, повышения привлекательности рекламы и диагностики расстройств от слабоумия до депрессии. По оценкам, стоимость отрасли исчисляется десятками миллиардов долларов. Технологические гиганты, включая Microsoft, IBM и Amazon, а также более специализированные компании, такие как Affectiva в Бостоне, Массачусетс, и NeuroData Lab в Майами, Флорида, предлагают алгоритмы, предназначенные для определения эмоций человека по его лицу.

В то время как исследователи все еще спорят о том, могут ли люди воспроизводить или воспринимать эмоциональные выражения с верностью, многие в этой области считают, что попытки заставить компьютеры делать это автоматически являются преждевременными, особенно когда технология может иметь разрушительные последствия. AI Now Institute, исследовательский центр Нью-Йоркского университета, даже призвал к запрету использования технологии распознавания эмоций в деликатных ситуациях, таких как прием на работу или правоохранительные органы 4 .

Выражение лица чрезвычайно трудно интерпретировать даже людям, — говорит Алейс Мартинес, исследующий эту тему в Университете штата Огайо в Колумбусе.Имея это в виду, говорит он, и учитывая тенденцию к автоматизации, «мы должны быть очень обеспокоены».

Глубокая кожа

Человеческое лицо состоит из 43 мускулов, которые могут растягивать, приподнимать и деформировать его, принимая десятки выражений. Несмотря на такой широкий диапазон движений, ученые долгое время считали, что определенные выражения выражают определенные эмоции.

Одним из тех, кто продвигал эту точку зрения, был Чарльз Дарвин. Его книга 1859 года « О происхождении видов », результат кропотливой полевой работы, была мастер-классом по наблюдению.Его вторая по значимости работа, Выражение эмоций у человека и животных (1872), была более догматичной.

Дарвин заметил, что движения лица приматов напоминают человеческие выражения эмоций, таких как отвращение или страх, и утверждал, что эти выражения должны иметь некоторую адаптивную функцию. Например, скручивание губ, морщинка носа и сужение глаз — выражение, связанное с отвращением, — могли возникнуть для защиты человека от вредных патогенов.Только по мере того, как социальное поведение начало развиваться, эти выражения лица приобрели более коммуникативную роль.

Трактат Дарвина об эмоциях содержал множество постановочных выражений, например, эти испытуемые изо всех сил пытались имитировать горе. Фото: Алами

Первые межкультурные полевые исследования, проведенные Экманом в 1960-х годах, подтвердили эту гипотезу. Он проверил выражение и восприятие шести ключевых эмоций — счастья, печали, гнева, страха, удивления и отвращения — по всему миру, в том числе у отдаленного населения Новой Гвинеи 2 , 3 .

Экман выбрал эти шесть выражений из практических соображений, сказал он Nature . По его словам, некоторые эмоции, такие как стыд или вина, не имеют очевидных результатов. «Шесть эмоций, на которых я сосредоточился, действительно имеют выражения, а это значит, что их можно было изучить».

Эти ранние исследования, по словам Экмана, продемонстрировали доказательства универсальности, которой ожидала теория эволюции Дарвина. А более поздние исследования подтвердили утверждение, что некоторые выражения лица могут давать адаптивное преимущество 5 .

«Долгое время предполагалось, что выражения лица являются обязательными движениями», — говорит Лиза Фельдман Барретт, психолог Северо-Восточного университета в Бостоне, изучающая эмоции. Другими словами, наши лица бессильны скрыть наши эмоции. Очевидная проблема с этим предположением состоит в том, что люди могут симулировать эмоции и испытывать чувства, не двигая лицом. Исследователи из лагеря Экмана признают, что выражения «золотого стандарта», ожидаемые для каждой эмоции, могут значительно различаться.

Но все больше исследователей утверждают, что вариации настолько обширны, что доводят идею золотого стандарта до предела. Их взгляды подтверждаются обширным обзором литературы 6 . Несколько лет назад редакторы журнала «Психологическая наука в интересах общества» собрали группу авторов, которые не соглашались друг с другом, и попросили их изучить литературу.

«Мы сделали все возможное, чтобы отказаться от наших предварительных требований», — говорит Барретт, возглавлявший команду.Вместо того, чтобы начинать с гипотезы, они углубились в данные. «Когда возникли разногласия, мы просто расширили наш поиск доказательств». В итоге они прочитали около 1000 статей. Спустя два с половиной года команда пришла к окончательному выводу: практически не было доказательств того, что люди могут достоверно вывести чужое эмоциональное состояние по набору движений лица.

Лица одни только раскрывают настроение. Прокрутите вниз, чтобы увидеть полную картину. Авторы: Лэнс Кинг / Гектор Вивас / Роналду Шемидт / Кевин Винтер / Гетти

С одной стороны, группа процитировала исследования, которые не обнаружили четкой связи между движениями лица и внутренним эмоциональным состоянием.Психолог Карлос Кривелли из Университета Де Монфор в Лестере, Великобритания, работал с жителями островов Тробриан в Папуа-Новой Гвинее и не нашел доказательств выводам Экмана в его исследованиях. Кривелли заключает, что пытаться оценить внутреннее психическое состояние по внешним маркерам — все равно что пытаться измерить массу в метрах.

Другая причина отсутствия доказательств универсальности выражений заключается в том, что лицо — это не вся картина. Другие вещи, включая движения тела, личность, тон голоса и изменения оттенка кожи, играют важную роль в том, как мы воспринимаем и отображаем эмоции.Например, изменение эмоционального состояния может повлиять на кровоток, а это, в свою очередь, может изменить внешний вид кожи. Мартинес и его коллеги показали, что люди способны связывать изменения тона кожи с эмоциями 7 . Визуальный контекст, например фоновая сцена, также может дать ключ к разгадке эмоционального состояния человека 8 .

По часовой стрелке, сверху слева: баскетболист Зион Уильямсон празднует данк; Болельщики Мексики празднуют победу в групповом матче чемпионата мира по футболу; певица Адель выигрывает альбом года на премии Грэмми в 2012 году; Поклонники Джастина Бибера плачут на концерте в Мехико.Кредиты: Лэнс Кинг / Гектор Вивас / Роналду Шемидт / Кевин Винтер / Гетти

Смешанные эмоции

Другие исследователи считают, что отрицание результатов Экмана является немного чрезмерным — не в последнюю очередь сам Экман. В 2014 году, отвечая на критику Барретта, он указал на ряд работ, которые, по его словам, подтверждают его предыдущие выводы, включая исследования мимики, которые люди делают спонтанно, и исследования связи между выражениями лица и лежащим в основе мозгом и состоянием тела.По его словам, эта работа предполагает, что выражения лица информативны не только о чувствах людей, но и о паттернах нейрофизиологической активации (см. Go.nature.com/2pmrjkh). По его словам, его взгляды не изменились.

По словам Джессики Трейси, психолога из Университета Британской Колумбии в Ванкувере, Канада, исследователи, которые приходят к выводу, что теория универсальности Экмана ошибочна на основе нескольких контрпримеров, преувеличивают свою правоту. По ее словам, одна популяция или культура с немного другим представлением о том, что делает гневное лицо, не опровергают всю теорию.«Большинство людей узнают сердитое лицо, когда видят его», — добавляет она, цитируя анализ почти 100 исследований 9 . «Множество других свидетельств говорят о том, что большинство людей в большинстве культур во всем мире действительно считают это выражение универсальным».

Трейси и трое других психологов утверждают 10 , что обзор литературы Барретта карикатурно изображает их позицию как жесткое взаимно однозначное сопоставление шести эмоций и движений их лиц. «Я не знаю ни одного исследователя в области науки об эмоциях, который думает, что это так, — говорит Диса Саутер из Амстердамского университета, соавтор ответа.

Заутер и Трейси считают, что для понимания выражений лица требуется гораздо более богатая классификация эмоций. Вместо того, чтобы рассматривать счастье как отдельную эмоцию, исследователи должны разделить эмоциональные категории на их компоненты; зонтик счастья охватывает радость, удовольствие, сострадание, гордость и так далее. Выражения для каждого могут отличаться или совпадать.

В некоторых исследованиях для случайного создания лиц используются компьютеры. В исследовании Рэйчел Джек в 2018 году участников спрашивали, насколько каждое лицо соответствует их представлению о выражении боли или оргазма.Предоставлено: C. Chen et al. / PNAS (CC by 4.0)

В основе дискуссии лежит то, что считается значимым. В исследовании, в котором участники выбирают одну из шести меток эмоций для каждого лица, которое они видят, некоторые исследователи могут посчитать, что вариант, который выбирается более чем в 20% случаев, показывает значительную общность. Другие могут подумать, что 20% — это далеко не все. Джек утверждает, что порог Экмана был слишком низким. Она читала его ранние работы, будучи аспирантом. «Я продолжала ходить к своему руководителю и показывать ему эти диаграммы 1960-х и 1970-х годов, и каждая из них показывает огромные различия в культурном признании», — говорит она.«До сих пор нет данных, подтверждающих всеобщее признание эмоций».

Помимо значимости, исследователям также приходится бороться с субъективностью: многие исследования полагаются на экспериментатор, который пометил эмоцию в начале теста, чтобы можно было сравнить конечные результаты. Итак, Барретт, Джек и другие пытаются найти более нейтральные способы изучения эмоций. Барретт изучает физиологические показатели, надеясь дать представление о гневе, страхе или радости. Вместо того, чтобы использовать поставленные фотографии, Джек использует компьютер для случайной генерации выражений лица, чтобы не зацикливаться на общих шести.Другие просят участников сгруппировать лица в столько категорий, сколько, по их мнению, необходимо, чтобы уловить эмоции, или побуждают участников из разных культур маркировать изображения на своем родном языке.

In silico sentiment

Фирмы, занимающиеся разработкой программного обеспечения, склонны не допускать таких возможностей для своих алгоритмов для свободного объединения. Типичная программа искусственного интеллекта (ИИ) для обнаружения эмоций загружает миллионы изображений лиц и сотни часов видеоматериалов, в которых каждая эмоция помечена и по которым она может различать закономерности.Affectiva заявляет, что обучила свое программное обеспечение более чем 7 миллионам лиц из 87 стран, и это дает ему точность в 90-м процентиле. Компания отказалась комментировать научные данные, лежащие в основе ее алгоритма. Лаборатория нейроданных признает, что существуют различия в том, как лица выражают эмоции, но говорит, что «когда у человека случается эмоциональный эпизод, некоторые конфигурации лица возникают чаще, чем позволяет случай», и что ее алгоритмы учитывают эту общность. Исследователи по обе стороны спора скептически относятся к подобному программному обеспечению, однако выражают озабоченность по поводу данных, используемых для обучения алгоритмов, и того факта, что наука все еще вызывает споры.

Экман говорит, что напрямую оспорил претензии фирм. Он написал нескольким компаниям — он не скажет, какие, только что «они входят в число крупнейших компаний-разработчиков программного обеспечения в мире» — с просьбой предоставить доказательства того, что их автоматизированные методы работают. Он не получил ответа. «Насколько мне известно, они заявляют о вещах, которым нет доказательств», — говорит он.

Мартинес допускает, что автоматическое обнаружение эмоций могло бы кое-что сказать о средней эмоциональной реакции группы.Например, Affectiva продает программное обеспечение маркетинговым агентствам и брендам, чтобы помочь предсказать, как клиентская база может отреагировать на продукт или маркетинговую кампанию.

Если это программное обеспечение совершит ошибку, ставки невелики — реклама может быть немного менее эффективной, чем предполагалось. Но некоторые алгоритмы используются в процессах, которые могут иметь большое влияние на жизнь людей, например, при собеседовании при приеме на работу и на границах. В прошлом году Венгрия, Латвия и Греция ввели в действие систему предварительной проверки путешественников, которая направлена ​​на обнаружение обмана путем анализа микровыражений на лице.

Урегулирование дебатов по поводу эмоциональных выражений потребует различных исследований. Барретт, которую часто просят представить свои исследования технологическим компаниям и которая посетила Microsoft в этом месяце, считает, что исследователи должны сделать то, что Дарвин сделал для О происхождении видов : «Наблюдать, наблюдать, наблюдать». Посмотрите, что люди на самом деле делают со своим лицом и телом в реальной жизни, а не только в лаборатории. Затем используйте машины для записи и анализа реальных материалов.

Барретт считает, что больше данных и аналитических методов могут помочь исследователям узнать что-то новое, вместо того, чтобы пересматривать утомленные наборы данных и эксперименты. Она бросает вызов технологическим компаниям, стремящимся использовать то, что она и многие другие считают шаткой наукой. «Мы действительно находимся у этой пропасти», — говорит она. «Собираются ли компании, занимающиеся ИИ, продолжать использовать ошибочные предположения или они собираются делать то, что нужно делать?»

Почему выражение лица не отражает наши чувства

Почему выражение лица не отражает наши чувства

(Изображение предоставлено Getty Images)

На протяжении веков мы верили, что выражение лица отражает наши сокровенные эмоции.Но недавние исследования показали, что это может быть далеко от истины.

W

Во время исследования эмоций и выражений лица в Папуа-Новой Гвинее в 2015 году психолог Карлос Кривелли обнаружил нечто поразительное.

Он показал жителям Тробрианских островов фотографии стандартного западного лица страха — с широко открытыми глазами и разинутым ртом — и попросил их идентифицировать то, что они видели. Тробрианцы не видели испуганного лица. Вместо этого они увидели признаки угрозы и агрессии.

Когда были показаны фотографии стандартного западного лица страха, жители Тробрианских островов увидели не испуганного человека, а агрессивного человека (Источник: Alamy)

Это лицо действует «как дорожный знак, влияющий на проезжающее движение. это », — говорит Алан Фридлунд, профессор психологии Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, который является соавтором недавнего исследования с Кривелли из Университета Де Монфор, в котором обосновывается более утилитарный взгляд на выражения лица. «Наши лица — это то, как мы направляем траекторию социального взаимодействия.

Нельзя сказать, что мы активно пытаемся манипулировать другими с помощью выражения лица (хотя время от времени мы можем). Наши улыбки и хмурый взгляд вполне могут быть инстинктивными.

Наши улыбки и хмурые взгляды могут быть инстинктивными, но они сигнализируют о том, что мы хотим сделать дальше (Фото: Getty Images)

Но наши выражения лица — не столько зеркало того, что происходит внутри, сколько сигнал, который мы посылаем о том, чего мы хотим. должно произойти дальше. Например, ваше лучшее «отвращение» лицо может показывать, что вы недовольны тем, как идет разговор, и что вы хотите, чтобы он принял другую сторону.

«Это единственная причина, которая имеет смысл для развития выражения лица», — говорит Бриджит Уоллер, профессор эволюционной психологии Портсмутского университета. Лица, по ее словам, всегда «дают какую-то важную и полезную информацию как отправителю…, так и получателю».

Хотя это может показаться разумным, эта теория появилась давно.

Идея о том, что эмоции являются фундаментальными, инстинктивными и выражаются на наших лицах, глубоко укоренилась в западной культуре.Древние греки противопоставляли «страсти» разуму; в 17 веке философ Рене Декарт выделил шесть основных страстей, которые могли мешать рациональному мышлению. Художник Шарль Лебрен затем соединил их с лицом, выложив «анатомически правильную и соответствующую нюансам конфигурацию лица для каждой картезианской страсти», пишут Кривелли и Фридлунд.

Идея о том, что наши лица служат зеркалом наших эмоций, глубоко укоренилась в западной культуре (Фото: Getty Images)

В 1960-х и 1970-х годах научные исследования также начали подтверждать идею о том, что некоторые базовые эмоции могут быть понятными через мимику.

В разных странах мира исследователь Пол Экман попросил испытуемых сопоставить фотографии выражений лиц с эмоциями или эмоциональными сценариями. Его исследования, казалось, показали, что некоторые выражения и соответствующие им чувства признавались людьми всех культур. (Этими «основными эмоциями» были счастье, удивление, отвращение, страх, печаль и гнев.) Сегодня наследие теорий Экмана повсюду: от плакатов «Чувства», которые вы видите в дошкольных учреждениях с их карикатурными улыбками и хмурыми взглядами, до Программа правительства США, направленная на выявление потенциальных террористов.

Исследования Пола Экмана показали, что такие эмоции, как отвращение, признавались людьми всех культур, но это может быть неточно (Источник: Getty Images)

Но у этой точки зрения всегда были недоброжелатели. Среди них была Маргарет Мид, которая считала, что наши выражения — это выученное поведение. То же самое и с Фридлундом, который в начале своей карьеры в
сотрудничал с Экманом над двумя статьями, прежде чем разочаровался в идеях Экмана.

Противостояние

Новое исследование бросает вызов двум основным столпам базовой теории эмоций.Во-первых, это идея о том, что некоторые эмоции разделяются и признаются повсеместно. Во-вторых, это вера в то, что выражения лица надежно отражают эти эмоции. «Это два разных момента, которые действительно были сбиты с толку учеными», — говорит Мария Гендрон, исследователь психологии из Северо-Восточного университета, вскоре поступившая на факультет Йельского университета.

Показав улыбающееся лицо, небольшая часть тробрианцев сказала, что этот человек счастлив (Источник: Getty Images)

Это новое исследование включает недавнюю работу Кривелли.Он провел месяцы, погружаясь в тробрианцев Папуа-Новой Гвинеи, а также мвани в Мозамбике. Он обнаружил, что в обеих группах коренных народов участники исследования не приписывали эмоции лицам так, как это делают жители Запада.

Это было не просто лицо страха. Показав улыбающееся лицо, только небольшой процент тробрианцев заявили, что это лицо было счастливым. Около половины тех, кого попросили описать это своими словами, назвали это «смехом»: словом, имеющим отношение к действию, а не к чувству.Некоторые описали улыбающееся лицо как проявление «магии притяжения», эмоции, уникально идентифицируемой Тробрианом, которую Кривелли описывает как «восхищенное очарование» или ощущение положительного воздействия магии.

Гендрон обнаружил аналогичные реакции при изучении других групп коренного населения — народа химба в Намибии и хадза в Танзании. Обе группы, когда их просили описать выражение лица своими словами, обычно не описывали выражение как «счастливое» или «грустное». Вместо этого они сосредоточились бы на действиях людей на фотографиях (описывая их как смеющихся или плачущих) или экстраполировали бы причины выражений («Кто-то умер»).

Когда другие интерпретируют наши выражения лица, они могут определить эмоцию, которую мы на самом деле не чувствуем (Источник: Getty Images)

Другими словами, ни один исследователь не обнаружил доказательств того, что стоит за выражением лица, в том числе отражает ли выражение самые сокровенные моменты. эмоция вообще — это врожденное или универсальное понимание.

Ситуация усложняется тем, что даже когда другие интерпретируют выражение нашего лица как выражение определенного чувства, они могут точно определить эмоцию, которую мы на самом деле не испытываем.

В результате анализа около 50 исследований, проведенного в 2017 году, исследователи обнаружили, что лишь небольшая часть лиц людей отражает их настоящие чувства. По словам соавтора Райнера Райзензайна, было одно сильное исключение: веселье, которое почти всегда приводило к улыбке или смеху.

Reisenzein не решается интерпретировать, что означают эти выводы. «Я один из тех старомодных ученых, которые просто проводят исследования», — шутит он. Однако он действительно считает, что у нас есть веские эволюционные причины не раскрывать свои внутренние состояния другим людям: «Это ставит нас в невыгодное положение.

С точки зрения эволюции, раскрытие нашего внутреннего состояния другим людям может поставить нас в невыгодное положение (Источник: Getty Images)

Если наши выражения на самом деле не отражают наши чувства, это чревато огромными последствиями.

Один из них — в области искусственного интеллекта (ИИ), в частности робототехники. «Многие люди тренируют свой искусственный интеллект и своих социальных роботов, используя эти классические« плакатные »лица, — говорит Фридлунд. Но если кто-то, хмуро глядя на робота, сигнализирует о чем-то отличном от простого несчастья, ИИ может ответить ему неправильно.

«Невозможно предсказать, как робот должен реагировать, когда увидит смайлик, надутое лицо или рычание», — отмечает Фридлунд. «Вы должны иметь какое-то представление о роли человека по отношению к вам, а также о вашей совместной истории, прежде чем понимать, что означает это лицо». Фридлунд, консультирующий компании, занимающиеся разработкой искусственного интеллекта, считает, что искусственный интеллект, наученный использовать контекстные подсказки, будет более эффективным.

Однако для большинства из нас новое исследование может иметь наибольшее влияние на то, как мы интерпретируем социальные взаимодействия.Оказывается, мы могли бы лучше общаться, если бы видели лица не как отражающие скрытые эмоции, а как активные попытки поговорить с нами.

Некоторые исследователи утверждают, что люди должны читать лица не как выражение самых сокровенных чувств, а как указание на то, как кто-то хочет, чтобы происходило взаимодействие (Источник: Getty Images)

Люди должны читать лица, «как дорожные знаки», — говорит Фридлунд. «Это как стрелка на железнодорожном пути: мы идем сюда или идем туда в разговоре?» Этот хмурый взгляд на лице вашего друга может не быть гневом; возможно, она просто хочет, чтобы вы согласились с ее точкой зрения.Надутая голова вашего сына не обязательно отражает печаль; он может просто захотеть, чтобы вы посочувствовали или защитили его от неудобной ситуации.

Возьмите смех, говорит Уоллер: «Когда вы смеетесь, и то, как вы смеетесь, в социальном взаимодействии имеет решающее значение». Несоответствующий смех может не показать вашу внутреннюю радость от происходящего, но он может показать, что вы не уделяете пристального внимания разговору, или даже может сигнализировать о враждебности.

Для Кривелли наши лица могут быть даже более расчетливыми.Он сравнивает нас с кукловодами, с такими выражениями, как «невидимые провода или веревки, которые вы пытаетесь использовать, чтобы манипулировать другим».

И, конечно же, этот другой человек манипулирует нами в ответ. В конце концов, мы социальные существа.

Присоединяйтесь к 800000+ будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельный BBC.com предлагает информационный бюллетень под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Выявление и обнаружение выражения эмоций на лице периферическим зрением

Abstract

Выражение эмоций на лице — это сигналы высокой биологической ценности. В то время как распознавание мимики было много изучено в центральном зрении, способность воспринимать эти сигналы периферическим зрением на сегодняшний день подверглась лишь ограниченным исследованиям, несмотря на потенциальные адаптивные преимущества такого восприятия.В настоящем эксперименте мы исследуем способность распознавания выражения лица и способность распознавать каждую из основных эмоций (плюс нейтральную) с эксцентриситетом до 30 градусов. Как и ожидалось, мы демонстрируем снижение эффективности распознавания и обнаружения с увеличением эксцентриситета, причем счастье и удивление являются наиболее узнаваемыми выражениями периферического зрения. Однако при обнаружении, хотя счастье и удивление все еще хорошо обнаруживаются, страх также является хорошо обнаруживаемым выражением. Мы показываем, что страх лучше распознать, чем распознать.Наши результаты демонстрируют, что ограничения задачи формируют восприятие выражения периферическим зрением и предоставляют новые доказательства того, что обнаружение и распознавание зависят от частично отдельных основных механизмов, причем последние в большей степени зависят от более высокого пространственного частотного содержания стимула лица.

Образец цитирования: Smith FW, Rossit S (2018) Выявление и обнаружение выражения эмоций на лице периферическим зрением. PLoS ONE 13 (5): e0197160. https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0197160

Редактор: Хисао Нисидзё, Университет Тоямы, ЯПОНИЯ

Поступила: 7 июня 2017 г .; Одобрена: 27 апреля 2018 г .; Опубликовано: 30 мая 2018 г.

Авторские права: © 2018 Smith, Rossit. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные содержатся во вспомогательном информационном материале (файл xls).

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Выражение эмоций на лице является сигналом высокой биологической ценности. Считается, что они частично эволюционировали, чтобы выполнять важную коммуникативную функцию между сородичами (например,грамм. [1–2]). Выражения лица передают сигналы об эмоциях, намерениях и окружающей среде лица, выражающего их, и, как таковые, должны играть ключевую роль в успешном социальном взаимодействии (см., Например, [3]). Утверждается, что эволюция сигнальной системы выражения лица способствует адаптации ([4–5]). Следовательно, успешная передача и декодирование таких сигналов агентами человека имеет большое значение (см. [6–9]).

В то время как основные выражения эмоций на лице до некоторой степени общепризнаны (т.е. счастье, печаль, страх, отвращение, гнев, печаль, удивление и презрение; например [10]) более поздние исследования показали, что существуют также межкультурные различия в восприятии (например, [11–12]). Что особенно важно, в большинстве исследований, посвященных восприятию выражения лица, проверялась эффективность только в ограниченных условиях просмотра: чаще всего это были изображения лица в полный фронт с относительно близкого расстояния просмотра (см., Например, [13–14]). Если, однако, выражения лица являются сигналами высокой биологической ценности, то важно учитывать, насколько хорошо эти сигналы могут быть распознаны или обнаружены в различных условиях просмотра (см. [2, 3]), в том числе насколько хорошо они могут быть обнаружены или распознаны в периферийное зрение.Хотя лицо было много изучено с точки зрения относительно ближнего общения, утверждалось, что необходимо уделять больше внимания его роли в передаче сигнала в более широком диапазоне условий просмотра: например, с большого расстояния [6], виды в профиль [3], и мы добавили бы, когда впервые взглянули через периферическое зрение (см. также [2–3, 15]).

Способность распознавать или обнаруживать мимику, впервые увиденную периферическим зрением, может дать адаптивные преимущества, так что важный социальный сигнал может быть успешно обработан более эффективным и быстрым способом (см. [3,16]).Однако в то же время пониженная четкость сигнала (см. Также [3]) в периферическом зрении будет означать, что восприятие, вероятно, хуже, чем когда сигнал представлен в центральном зрении. При периферическом зрении зрительная система будет вынуждена полагаться на низкую пространственную частоту (LSF) стимула ([17–20]) из-за распределения колбочковых фоторецепторов по сетчатке [21]. Таким образом, качество распознавания и обнаружения выражений определенно должно быть хуже при периферическом зрении, чем при центральном зрении.

Следует отметить, что было высказано предположение, что подкорковый зрительный путь может опосредовать быструю обработку лиц и особенно тех, которые сигнализируют о выражениях страха на лице, которые передают угрозу окружающей среды (например, [22-25]). Считается, что одной из основных характеристик этого пути является его зависимость от LSF-содержания стимула (например, [23], но также см. [26]). Данные слепого зрения [25] (см. Также [27]), tDCS [28] и нейровизуализации человека [24] — все они причастны к этому пути в обработке испуганных лиц (но см. [26], который обнаружил эффект неспецифический для страха или к содержимому LSF).В то время как некоторые работы показали более сильную реакцию миндалевидного тела, мишени подкоркового пути, на испуганные (по сравнению с нейтральными) выражения LSF ([24] и, в частности, на испуганные глаза [29], важно отметить, что другие авторы утверждали, что гипотеза о подкорковом пути у людей не является необходимой для объяснения существующих данных [30]. Если, однако, подкорковый путь присутствует у людей и предлагает адаптивные преимущества, такие как более быстрое обнаружение опасности визуально. На периферии можно предположить, что испуганные лица (сигнализирующие об угрозе окружающей среды) могут быть лучше распознаны или обнаружены в таком месте по сравнению с другими выражениями лица (см. также [16] для аналогичного аргумента и некоторых подтверждающих доказательств).

В то время как распознавание мимики широко изучалось в области центрального зрения, например [6,8,32], гораздо меньше внимания уделялось изучению распознавания в периферическом зрении. Однако, как упоминалось ранее, если выражение лица имеет высокое значение сигнала, см., Например, [2–3], то важно исследовать распознавание в различных условиях просмотра, в том числе когда лица появляются в периферийном зрении. Предыдущие исследования показали, что распознавание одних выражений лица нарушается ближним периферическим зрением, в то время как другие — нет [33–34].Goren & Wilson [33], используя синтетические лица, масштабированные для кортикального увеличения, обнаружили, что распознавание гнева, печали и страха ухудшается на периферии (эксцентриситет около 8 градусов) по сравнению с фовеальным представлением. Однако для счастливых лиц это было не так. Кальво и др. [34] использовали фотографические лица (немасштабированные) и обнаружили, что распознавание было нарушено для каждой основной категории выражения на периферии (до 6 градусов), за исключением счастья. Таким образом, только два предыдущих исследования, которые изучали распознавание экспрессии в периферическом зрении, использовали довольно ограниченный диапазон эксцентриситетов, фактически распространяясь только на ближнее периферическое (парафовеальное) зрение.В одном дополнительном исследовании изучалось, насколько хорошо мимика может быть обнаружена периферическим зрением (то есть отличаться от нейтральной). В [16] авторы представили фотографические лица (немасштабированные) с эксцентриситетом до 40 градусов и показали, что обнаружение эмоций (страх против нейтрального и отвращение против нейтрального) присутствует при 40 градусах на периферии и лучше, чем гендерная дискриминация. Таким образом, некоторая информация о выразительных лицах, кажется, присутствует относительно далеко на периферии (т.е.40 градусов), но достаточно ли этого для распознавания экспрессии в отличие от обнаружения экспрессии , на сегодняшний день остается открытым вопросом. Более того, неизвестно, какие из основных категорий экспрессии лучше всего обнаруживаются при периферическом зрении (в [16] только проверено два из шести). Это важный вопрос для любой учётной записи, которая предполагает, что определенные сигналы выражения (такие как страх) могут преимущественно обрабатываться периферическим зрением.

В настоящем исследовании мы впервые исследуем, как распознавание и обнаружение каждой основной категории выражения (счастье, печаль, страх, отвращение, гнев, печаль и удивление) изменяется в зависимости от эксцентриситета, до 30 градусов в периферийных областях. видение, в том же наборе участников.Основываясь на нашей предыдущей работе [6] и других работах [33–34], мы ожидали, что счастливые и удивленные лица будут хорошо распознаваться и обнаруживаться периферическим зрением. Однако мы также подозревали, что некоторые выражения могут хорошо распознаваться , периферическим зрением, даже если они могут быть плохо распознаваемы. Это связано с тем, что распознавание и обнаружение предъявляют разные требования к зрительной системе и, как было обнаружено, диссоциируют в нескольких визуальных областях на сегодняшний день (например, восприятие объекта, восприятие лица; см. E.грамм. [35–36]). В частности, характер задачи, которая выполняется с любым конкретным набором визуальных стимулов, например, основные выражения лица, может изменить визуальную информацию, которая требуется для успешного выполнения задачи, см. [31, 37]. Следовательно, в дополнение к исследованию значения сигнала основных выражений лица при представлении в периферийном зрении, настоящее исследование исследует степень, в которой два ключевых этапа обработки эмоционального восприятия лица, то есть обнаружение и распознавание, приводят к диссоциативным моделям поведения, см. Также [38].Если и обнаружение, и распознавание основаны на одинаковом использовании SF-информации на основе стимулов на лицах, то можно ожидать, что в обеих задачах будут наблюдаться аналогичные эффекты эмоций в зависимости от эксцентриситета.

Важно отметить, что в настоящем исследовании мы не намеревались тестировать или контролировать коэффициент коркового увеличения, см., Например, [20, 39], что требует масштабирования изображений с увеличением эксцентриситета, чтобы компенсировать уменьшение площади коры, предназначенной для обработки. Это произошло потому, что мы были в первую очередь заинтересованы здесь в определении значения сигнала основных выражений эмоций на лице в сопоставимой ситуации относительно того, когда они впервые появятся в нашем периферическом зрении, прежде чем они могут быть впоследствии зафиксированы: i.е., размер лица не меняется с того момента, когда оно впервые появляется в нашем периферийном поле, до тех пор, пока мы, возможно, не сделаем саккаду, чтобы выделить лицо фове. По тем же причинам мы не контролировали SF-содержимое наших выразительных лиц, поскольку, хотя это было бы интересно с точки зрения основных нейронных механизмов, это могло бы изменить значение потенциального сигнала определенных выражений при определенных условиях просмотра.

Метод

Участники

14 (7 мужчин и 7 женщин) здоровых правшей добровольцев в возрасте от 19 до 26 лет (средний возраст = 22.2, стандартное отклонение = 1,89) лет. Исследование было одобрено Комитетом по этике наук о жизни Каледонского университета Глазго и проводилось в соответствии с принципами Хельсинкской декларации.

Стимулы и дизайн

В эксперименте использовались стимулы из «Картинок лицевого аффекта» [14], состоящих из 5 мужских и 5 женских лиц в оттенках серого, демонстрирующих выражения счастья, печали, страха, отвращения, удивления, гнева и нейтрального оттенка.Угол обзора стимулов составлял 6,5 градуса (высота). Стимулы были нормализованы по глобальной яркости и контрасту путем выравнивания среднего по пикселям и стандартного отклонения для всех изображений. Маска стимула также создавалась путем объединения случайного фазового распределения со средним амплитудным спектром по всем стимулам лица, см. [6, 40], с использованием анализа Фурье. Стимулы отображались на 61-сантиметровом (24-дюймовом) светодиодном мониторе Dell UltraSharp U2412M, управляемом OptiPlex 790 SF (графическая карта AMD Radeon HD 6450 1 ГБ) с помощью MATLAB Psychophysics Toolbox [41–42].

Порядок проведения двух экспериментов был уравновешен между участниками: половина участников сначала выполняла задачу распознавания, а другая половина первой выполняла задачу обнаружения. В задании на различение лица были представлены как по центру, так и слева и справа под углом 15 или 30 градусов. Каждая идентичность лица отображала 7 различных выражений (6 эмоций и нейтральное), и каждый из этих стимулов предъявлялся один раз в каждой из 5 эксцентриситетов. Это означало, что каждая идентичность появлялась на экране 35 раз (7 выражений x 5 эксцентриситетов).Благодаря тому факту, что мы использовали 10 различных лиц, и что каждая идентичность отображала 7 различных выражений лица, в общей сложности было выполнено 70 представлений лиц для каждой эксцентриситета, что в общей сложности составило 350 попыток. Участнику было предложено сохранять фиксацию на кресте фиксации, и после предъявления стимула на лице решить, какая эмоция (счастливая, грустная, удивленная, испуганная, отталкивающая, гневная или нейтральная) была отображена, нажав соответствующую клавишу на клавиатуре, как указано. на экране ответа после каждой презентации лица.Было два выражения для сопоставления клавиш ответа, которые уравновешивались между участниками (карта 1: Z = удивление, X = гнев, C = счастье, V = страх, B = грусть, N = нейтральность, M = отвращение; карта 2: Z = счастье, X = удивление, C = страх, V = грусть, B = нейтральный, N = отвращение, M = гнев). Участникам посоветовали ответить как можно точнее и угадать, если они не уверены. Сеанс тестирования был разделен на 6 блоков испытаний, в которых стимулы лица предъявлялись в случайной последовательности, и длились примерно 25 минут.

Задача обнаружения была аналогичной, лица снова отображались по центру или на 15/30 градусов влево или вправо. Однако в этом задании участников попросили указать, отображает ли лицо эмоции или нет. У каждого лица было 6 различных эмоций, которые проявлялись один раз в каждом месте. Чтобы сохранить баланс пробных чисел для каждого состояния (эмоциональное против нейтрального), их нейтральное лицо было повторено 6 раз в каждом месте, то есть каждая идентичность была представлена ​​12 раз при каждом эксцентриситете.Таким образом, для каждого эксцентриситета было предъявлено 120 лицевых стимулов, и в общей сложности каждая идентичность была представлена ​​60 раз (6 выразительных + 6 нейтральных x 5 эксцентриситетов) на протяжении всего задания. Участникам было рекомендовано постараться ответить как можно быстрее и точнее. Всего эта задача состояла из 600 представлений лиц (60 эмоций + 60 нейтральных в 5 различных положениях), представленных в случайной последовательности. Сеанс тестирования состоял из 6 блоков с перерывами между ними и длился около 35 минут.

Процедура

Перед экспериментом добровольцы дали свое согласие и заполнили две анкеты, первая из которых была «Эдинбургским опросным листом» [43], а вторая — «Опросником по демографии и здоровью». Анкета по демографии и здоровью в первую очередь использовалась, чтобы убедиться, что у участников в анамнезе не было каких-либо психологических / психических состояний (например, депрессии, тревоги), поскольку эти состояния могут вызывать нарушение распознавания выражения [44].После заполнения вопросников острота зрения участников была измерена с использованием диаграммы Бейли-Лови logMAR [45] на расстоянии 3 метра, чтобы убедиться, что у всех участников было нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное (средняя острота зрения по бинокулярному методу logMAR = -0,04, стандартное отклонение = 0,05).

Участников рассадили в темной комнате и показали презентацию в PowerPoint, чтобы продемонстрировать лица, которые будут использоваться в эксперименте, и то, как каждое лицо выглядит при выражении 6 различных эмоций и нейтрально. Затем последовал этап обучения, на котором лица были представлены в центре экрана, и участник решал, какое выражение лица было счастливым, грустным, испуганным, отвращенным, удивленным, злым или нейтральным.Чтобы перейти к основным экспериментам, участнику необходимо было сначала различить лицевые эмоции в среднем не менее 70% (средняя правильная пропорция = 0,78, стандартное отклонение = 0,05).

После обучения участников попросили провести два эксперимента (различение и обнаружение, порядок уравновешивания). В каждом из экспериментов крест фиксации предъявлялся на 500 мс. Затем последовал стимул лица на 140 мс, затем маска на 200 мс. Мы использовали относительно короткое время демонстрации лица, так что саккадическое движение глаз не могло произойти [46].

Анализ

Для каждой задачи использовалась модифицированная форма меры чувствительности обнаружения сигнала d ’. Мы использовали это, поскольку оно обеспечивает метод количественной оценки чувствительности независимо от систематической ошибки ответа. Для анализа задачи распознавания мы вычислили модифицированную форму меры чувствительности d ’, чтобы определить чувствительность участников при различении данного выражения от остальных выражений в расчете на эксцентриситет (см. [6, 47]). Впоследствии был проведен дисперсионный анализ 5 x 7 с повторными измерениями с эксцентриситетом и эмоциями в качестве факторов внутри субъекта.Для анализа задачи обнаружения эмоций мы снова использовали модифицированную форму меры чувствительности d ’ в качестве объективного метода для определения чувствительности участников при различении данного выразительного лица от нейтрального. Следовательно, в задаче обнаружения анализ ANOVA был основан на шести основных выражениях (исключая нейтральные), и, таким образом, был вычислен ANOVA с повторными измерениями 5 × 6. Кроме того, там, где двустороннее взаимодействие было значительным, мы провели дальнейшие односторонние дисперсионные анализы, чтобы определить, при каких эксцентриситетах наблюдалось влияние фактора эмоций.Там, где наблюдался значительный эффект эмоций, мы затем вычисляли последующие парные выборочные t-тесты, чтобы определить значимые различия между категориями выражений (21 возможное сравнение). Контроль для множественных сравнений был достигнут с использованием метода Бонферрони (скорректированный p = 0,05 / 21).

Кроме того, чтобы явно сравнить производительность по двум задачам, мы также провели трехфакторный дисперсионный анализ с факторами: Задача (2), Эмоция (6), Эксцентричность (5), где нейтральные лица были исключены из распознавания. данные задачи для сопоставимости с данными задачи обнаружения.Это позволило провести статистический анализ того, влияет ли задача на производительность.

Результаты

Задача категоризации 7AFC

На рис. 1А показаны средние значения d ’, полученные в задаче распознавания, в зависимости от каждой категории выражения лица и каждого эксцентриситета. Двухкратный (Эмоция X Эксцентриситет) повторные измерения ANOVA выявил основные эффекты как Эксцентриситета , : F, (4, 52) = 161,05, p, <0,001``, так и Эмоции , F (6 , 78) = 32.32, p <0,001, плюс значимое взаимодействие, F (24, 312) = 5,85, p <0,001,. Чтобы разложить взаимодействие, мы вычислили отдельные односторонние дисперсионные анализы для эффекта эмоции независимо для каждого эксцентриситета. Эффект Emotion был значительным при центральной фиксации, 15 градусов по обе стороны от пространства и 30 градусов вправо (все p, <0,003).

Рис. 1. Производительность в задачах распознавания и обнаружения выражений.

(A) Распознавание выражений: средние баллы d ‘как функция эксцентриситета предъявления стимула для каждой базовой категории выражения лица плюс нейтральное (A = гнев; D = отвращение; F = страх; H = счастье; N = нейтральное; Вс. = Сюрприз; Са. = Грустно). Планки погрешностей представляют стандартную ошибку среднего. (B) Обнаружение выражения: средние баллы d ’как функция эксцентриситета предъявления стимула для каждой основной категории выражения лица (A = гнев; D = отвращение; F = страх; H = счастье; Su. = Удивление; Sa.= Грустно). Планки погрешностей представляют стандартную ошибку среднего. (C) Полные матрицы путаницы, лежащие в основе производительности при каждом эксцентриситете для задачи распознавания эмоций (строки = представленное выражение; столбцы = выбранный ответ).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0197160.g001

Затем мы вычислили последующие парные t-тесты для сравнения каждой категории выражений независимо для каждой эксцентриситета, где однофакторный дисперсионный анализ был значимым, с использованием метод Бонферрони для контроля множественных сравнений (см. Методы, исправленный p = 0.21.05) и выявили, что: при центральной фиксации счастливые лица (Среднее = 3,69) распознавались значительно лучше, чем все другие выражения (см. Таблицу 1). Нейтральные лица (Среднее = 2,86) распознавались значительно лучше, чем сердитые, испытывающие отвращение и испуганные лица (Средние = 1,75, 1,95, 2,20, соответственно; см. Таблицу 1). Таким образом, при центральной фиксации счастливые лица, несомненно, являются наиболее узнаваемым выражением лица.

На 15 градусах влево счастливые лица (Среднее = 2,02) распознавались значительно лучше, чем все другие выражения, кроме удивленных лиц (Среднее = 1.56), а удивленные лица, в свою очередь, теперь распознавались значительно лучше, чем сердитые, возмущенные и испуганные лица (средние значения = 0,58, 0,27, 0,67 соответственно; см. Таблицу 2). Кроме того, нейтральные (среднее значение = 0,87) лица распознавались значительно лучше, чем лица с отвращением (таблица 2). Под углом 15 градусов вправо счастливые лица (Среднее = 2,20) снова распознавались значительно лучше, чем все выражения, кроме удивления (Среднее = 1,62), в то время как удивленные лица распознавались значительно лучше, чем все выражения, кроме счастливых (см. Таблицу 3).Таким образом, при 15 градусах периферического зрения счастливые лица по-прежнему являются наиболее узнаваемым выражением лица, но удивленные лица распознаются лучше, чем многие другие категории выражений. Наконец, под углом 30 градусов вправо удивленные лица распознавались значительно лучше, чем лица с отвращением ( t (13) = 4,53, p = 0,0006; d = 1,21; среднее удивление = 0,61, среднее отвращение = — .03), в то время как присутствовала сильная тенденция к тому, что счастливые лица лучше распознаются, чем лица отвращения, которые не выдержали коррекции ( t (13) = 3.64, p. = 0,003; d = 0,97; Среднее значение счастья = 0,71, среднее значение отвращения = -,03).

Таким образом, счастливые лица хорошо распознаются как при центральной фиксации, так и под углом 15 градусов по обе стороны пространства. Однако удивленные лица лучше распознаются по сравнению с другими выражениями периферического, но не центрального зрения. На рис. 1C показаны полные матрицы ошибок, лежащих в основе производительности при каждом эксцентриситете.

2AFC задача обнаружения эмоций

На рис. 1В показаны средние баллы d ’ для каждой категории выражения лица как функция каждого эксцентриситета в задаче обнаружения эмоций.Двухкратный (Эмоция X Эксцентриситет) повторные измерения ANOVA на d ‘ баллов для каждой эмоции (исключая нейтральную), выявил значимые основные эффекты обоих факторов: Эксцентриситет — F (4, 52) = 76,82, p <0,001`` Эмоция - F (5, 65) = 21,23, p <0,001, и несущественное взаимодействие, F (20, 260) = 1,48, p = .09,. Мы провели последующие t-тесты для дальнейшего изучения основного эффекта эксцентриситета (скорректированного методом Бонферрони): эти тесты показали, что производительность была значительно улучшена с 30 до 15 градусов и с 15 градусов до центральной фиксации, независимо с каждой стороны пространства. (все р, <.002; все d: > 0,98). Таким образом, как и ожидалось, производительность улучшилась от периферийного к центральному визуальному представлению. Для дальнейшего изучения основного эффекта эмоций мы провели последующие парные t-тесты (скорректированные методом Бонферрони, как указано выше), сравнивая каждую пару категорий эмоций, усредненных по эксцентриситетам. Они показали, что счастливые (Среднее = 1,37) и удивленные (Среднее = 1,29) лица обнаруживаются значительно лучше, чем сердитые, отвращенные и грустные лица (Средние = 0.54, 0,84, 0,56) соответственно; см. Таблицу 4 для значений p и оценок размера эффекта). Однако испуганные лица (Среднее = 1,1) также обнаруживались значительно лучше, чем сердитые, возмущенные и грустные лица. Наконец, лица с отвращением обнаруживались значительно лучше, чем лица гнева. Таким образом, лучше всего обнаруживались счастливые, удивленные и испуганные лица.

Статистическое сравнение задач

Чтобы проверить статистические различия в экспрессии в двух задачах, мы провели трехфакторный дисперсионный анализ с факторами Задача (Распознавание или Обнаружение), Эмоция (счастливые, удивленные, отвращенные, испуганные, сердитые или грустные лица) и Эксцентричность. (как указано выше).Обратите внимание, что этот анализ был основан только на шести основных выражениях (т.е. исключая нейтральные, см. Методы) и, следовательно, использует другие данные, чем анализ, представленный выше для задачи распознавания. Анализ выявил очень значимые основные эффекты как эксцентриситета — F (4, 52) = 136,56, p <0,001, и эмоции - F (5, 65) = 44,1, p <0,001 , но не было основного эффекта Задачи - F (1, 13) = .74, p = .404,. Трехстороннее взаимодействие между всеми факторами было очень значимым: F (20, 260) = 2.51, p = 0,001, и каждое двустороннее взаимодействие также достигло значимости (все p = <0,035). Чтобы понять трехстороннее взаимодействие, мы провели отдельные 2X2 ANOVAS (эксцентриситет X эмоция) для каждой задачи.

Как и в предыдущих анализах (см. Независимые анализы, представленные выше), трехстороннее взаимодействие возникло из-за очень значимого взаимодействия эксцентриситета X эмоции в задаче распознавания, F (20, 260) = 6,19, p <0,001 ``, но без значительного взаимодействия с задачей обнаружения, F (20, 260) = 1.48, p = .09,. Таким образом, образец того, какие выражения могут быть хорошо различимы, изменяется в зависимости от эксцентриситета только в задаче распознавания, но не в задаче обнаружения.

Кроме того, двустороннее взаимодействие между эмоцией и задачей было очень значимым: F (5, 65) = 3,24, p <0,001,. Хотя следует проявлять осторожность при интерпретации этого эффекта при наличии трехстороннего взаимодействия более высокого порядка, мы исследовали эффект дальше, выполнив t-тесты для парных выборок между каждым выражением в задачах.Поправка на множественные сравнения была достигнута с помощью метода Бонферрони (скорректированный p = 0,05 / 6). Эффективность на испуганных лицах значительно улучшилась в задаче «Обнаружение против распознавания» ( t (13) = 4,51, p <0,001, d = 1,20; среднее распознавание = 0,79, среднее обнаружение = 1,1), тогда как производительность на счастливом лица значительно уменьшились ( t (13) = -3,70, p = 0,003, d = 0,99; среднее распознавание = 1,82, среднее обнаружение = 1.37). Также существовала тенденция к лучшему обнаружению, чем производительность распознавания для лиц с отвращением, которые не выдержали коррекции ( t (13) = 2,67, p = 0,020, d = 0,71; среднее распознавание = 0,55, среднее Обнаружение = 0,84). Таким образом, ограничения задачи влияют на то, насколько хорошо могут быть восприняты определенные сигналы выражения лица.

Наконец, поскольку двустороннее взаимодействие между задачей и эксцентриситетом было значительным, мы исследовали этот эффект дополнительно, выполнив парные выборочные t-тесты между каждым эксцентриситетом в каждой задаче.Обе задачи выявили аналогичный эффект эксцентриситета: производительность значительно улучшилась с 30 градусов до 15 градусов по отношению к центру презентации по обе стороны пространства (все p, <0,003; все d, > 0,98). Мы также исследовали влияние задачи для каждого эксцентриситета, но никаких эффектов не было значимым после поправки на множественные сравнения (все p = > = 0,023).

Обсуждение

В задании на распознавание счастье и удивление, как правило, были наиболее узнаваемыми выражениями периферического зрения.В задаче на обнаружение мы обнаружили, что счастье и удивление снова были хорошо обнаруженными выразительными лицами. Однако испуганные лица также хорошо распознавались, и на самом деле их обнаружение было значительно лучше, чем качество распознавания. Таким образом, наши результаты показывают, что некоторые базовые категории выражений хорошо распознаются и обнаруживаются периферическим зрением (например, счастье, удивление), тогда как другие плохо справляются с обеими задачами (например, гнев, печаль), а третьи демонстрируют различный паттерн в обнаружении и распознавании. задачи (e.грамм. страх). Таким образом, наши результаты показывают, что ограничения задачи формируют восприятие выражения периферическим зрением. Кроме того, наши результаты демонстрируют, что образец, в котором можно различать выражения, взаимодействует с эксцентриситетом только в распознавании, а не в задаче обнаружения. Это означает, что различия в экспрессии в задаче распознавания больше зависят от более высокого пространственного частотного содержания стимула.

Задача изменяет, насколько хорошо определенные выражения лица воспринимаются периферическим зрением

В настоящем исследовании мы обнаружили, что счастье и удивление являются наиболее узнаваемыми проявлениями дальнейших эксцентриситетов.Это согласуется с нашими предыдущими выводами о лучшем распознавании на больших расстояниях просмотра [6, 32]. Преимущество счастливых лиц в периферийном зрении согласуется с более ранней работой [33–34] и расширяет их результаты на полный набор основных выражений лица и намного дальше на визуальную периферию. Либо представление лица дальше на периферии, либо увеличение расстояния просмотра ухудшают объектно-ориентированные HSF, поэтому задача впоследствии должна выполняться с большей опорой на исходные объектные LSF [17].Важно отметить, что мы обнаружили относительно плохое распознавание страха как в настоящей работе, так и в нашей предыдущей работе [6], см. Также [32]. Таким образом, не кажется, что распознавание страха является чем-то особенным на далекой периферии или на дальних расстояниях обзора, несмотря на заявления о важности его обработки на основе объектно-ориентированной информации LSF [22–23, 24]. Однако в текущем исследовании мы сообщаем, что, напротив, страх — это хорошо обнаруживаемая эмоция даже на периферии зрения, и, что особенно важно, она обнаруживается значительно лучше, чем распознается.Это говорит о том, что ограничения задачи влияют на то, насколько хорошо можно воспринимать страх, см. Также [31].

Одно важное различие между этими двумя задачами состоит в том, что при обнаружении испуганные лица не нужно отличать от удивленных. Между этими двумя эмоциями существует сильная путаница в задачах распознавания, даже в фовеальном зрении (рис. 1C). Таким образом, эти соображения приводят к вопросу о том, какова основная задача мозга, когда он сталкивается с выразительным лицом в окружающей среде: сначала следует обнаружение, а не распознавание? В [38] авторы предложили такое объяснение восприятия эмоций и показали, как обнаружение и распознавание диссоциируют для ограниченного подмножества основных выражений.Если такая версия верна, тогда сигналы испуганного лица будут легко отнесены к важной категории эмоций для последующего анализа. Но в какой момент их нужно отличать от удивленных лиц? Выражение как страха, так и удивления приводит к более широкому открытию глаз (большему открытию склеры), и это, в свою очередь, было показано (в случае страха), что приносит пользу как выразителю, так и наблюдателю при обнаружении важных событий окружающей среды , особенно на ближней периферии (~ 9 градусов) поля зрения [48], см. также [49].Вдобавок лежащие в основе динамические визуальные сигналы, генерируемые движениями лицевых мышц, которые составляют каждое выражение, не различимы на ранней стадии во время передачи сигналов, что позволяет предположить, что страх и удивление сводятся к одной базовой категории экспрессии на ранних стадиях обработки [50]. Удивление, кроме того, также является несколько необычной базовой категорией эмоций, поскольку обычно оно проявляется только в течение коротких промежутков времени, прежде чем превратиться в другое выражение (например, радостно удивленное, испуганно удивленное и т. Д.; См. [51]), и изначально оно не имеет предвзятости. отрицательная валентность [52].Таким образом, страх и удивление не обязательно нужно различать в пределах раннего временного окна, поскольку оба могут быть отнесены к одной и той же категории потенциальной передачи непосредственной угрозы из внешнего источника. Если бы это было так, то можно было бы предсказать, что чувствительные ко времени методы нейровизуализации можно было бы использовать для выявления похожих представлений о страхе и удивлении в ранние периоды времени, которые расходятся только позже. Аналогичные аргументы могут быть приведены в пользу того, почему лица с отвращением могут демонстрировать разные модели поведения в задаче обнаружения и распознавания, поскольку при распознавании их часто путают с сердитыми лицами (см. Рис. 1C), но при обнаружении этот источник путаницы устраняется (см. [50]).Действительно, в настоящей работе мы обнаружили сильную тенденцию к тому, что лица, испытывающие отвращение, обнаруживаются значительно лучше, чем они распознаются, хотя это не выдержало коррекции множественного сравнения.

Интересно, что наши результаты также продемонстрировали обратный паттерн для счастливых лиц: то есть лучшее распознавание, чем эффективность обнаружения. Однако важно отметить, что счастливые лица по-прежнему являются одним из наиболее распознаваемых выражений (наряду с удивленными и испуганными лицами) и демонстрируют сильную тенденцию к лучшему обнаружению, чем испуганные лица ( p =.015; см. Таблицу 4). Почему счастливые лица лучше распознать, чем распознать? Мы предполагаем, что это может быть связано с путаницей счастливых лиц с нейтральными лицами, которая усиливается в задаче обнаружения по сравнению с задачей распознавания (поскольку нейтральные лица составляют единственную категорию сравнения в задаче обнаружения). В наших собственных данных распознавания счастливые лица путают с нейтральными лицами в периферийном зрении: при 30 градусах счастливые лица ошибочно классифицируются как нейтральные со скоростью 14%, а нейтральные лица — как счастливые с 9%, тогда как при 15 градусах эти показатели субъективно ниже. , 8% и 4% соответственно.Об аналогичных заблуждениях сообщалось в [32]. Эти авторы исследовали распознавание выражения при разных разрешениях, используя тот же набор стимулов, что и в настоящем эксперименте, и сообщили, что счастливые лица были перепутаны с нейтральными лицами при низких разрешениях (8% ошибочной классификации нейтральных лиц как счастливых и 9% ошибочной классификации счастливых лиц как нейтральный, при самом низком разрешении). Следовательно, есть прецедент, позволяющий предположить, что нейтральные лица можно спутать со счастливыми лицами, особенно когда либо пространственное разрешение в центральном зрении низкое, либо стимулы представлены в периферическом зрении, и, следовательно, где в обоих случаях доступны только относительно низкие LSF, основанные на стимулах.Это может привести к тому, что можно ожидать значительного взаимодействия между эмоциями и эксцентриситетом также в задаче обнаружения: хотя мы не сообщали об этом взаимодействии как значимом, в наших данных прослеживалась тенденция ( p = 0,09). Таким образом, ключевой момент, который мы хотим подчеркнуть, заключается не в том, что влияние эмоции на задачи обнаружения не зависит от эксцентриситета, а скорее в том, что оно на меньше, чем на задачи распознавания (см. Следующий раздел).

Наши настоящие результаты предоставляют убедительные доказательства, совпадающие с работой [31], демонстрируя, что ограничения задачи влияют на то, насколько хорошо определенные выражения могут быть восприняты (страх и счастье).В [31], используя методологию классификации изображений пузырей, авторы показали, что различная визуальная информация от лица использовалась для различных выразительных категорий (например, страх против нейтрального, против дискриминации по выражению 7AFC). В настоящей работе мы показываем, что два важных предполагаемых этапа обработки выражения (т.е. обнаружение эмоций и распознавание — см. Также, например, [38]) приводят к значительным различиям в том, насколько хорошо можно различать определенные выражения (например, испуганные и счастливые лица).В частности, [31] показал, что различение «Страх против нейтрали» использует содержание стимула LSF, тогда как распознавание страха в контексте всех основных выражений плюс нейтральный (то есть 7AFC) не использует такое же содержание стимула LSF. Это дает потенциальное объяснение того, почему страх гораздо лучше обнаруживается, чем распознается на периферии, поскольку LSF на основе стимулов — это то, что остается доступным для анализа периферическим зрением.

Распознавание больше зависит от эксцентриситета

Мы сообщили о весьма значимом трехстороннем взаимодействии между эксцентриситетом, задачей и эмоцией, которое возникло в результате значительного взаимодействия между эксцентриситетом и эмоцией только в задаче распознавания, но не в задаче обнаружения.Это еще раз демонстрирует, что задача формирует восприятие мимики периферическим зрением. Кроме того, это предполагает, что распознавание экспрессии больше зависит от основанных на стимулах HSF, которые постепенно удаляются по мере продвижения стимула к периферическому зрению. Это дает новые доказательства того, что распознавание и обнаружение основываются на частично отдельных базовых механизмах, и дополняет недавнюю работу, показывающую, что эти две задачи по-разному чувствительны к конфигурационной и естественной информации от лица [38].Отметим, что есть свидетельства независимости обнаружения лиц от идентификации [36], а также обнаружения объектов от категоризации [35, 53]; следовательно, настоящие результаты вместе с результатами [38] предполагают, что обнаружение экспрессии и распознавание может также соответствовать той же общей схеме. В частности, если обнаружение идет на первом месте, как предложено в [38], и в большей степени полагается на LSF, основанные на стимулах, как предполагают наши открытия, это позволит задействовать механизм быстрого обнаружения (например, подкорковый путь, см. [22–23]), тогда как признание, в большей степени полагающееся на HSF, основанное на стимулах, потребует больше времени для достижения.Эти идеи могут быть проверены в будущем эксперименте, который исследует скорость обнаружения и распознавания как функцию содержания SF на основе стимулов.

Действительно, было высказано предположение, что переход от грубой к точной SF-информации является общей стратегией обработки визуальной информации в мозгу. В [54], например, было показано, что более низкая информация SF управляет активностью FFA при коротком времени представления (75 мс), тогда как более высокая информация SF приводит к более сильным ответам с более длительным временем представления (150 мс).Следовательно, важные для восприятия лица области мозга демонстрируют различную чувствительность к LSF и информации HSF в зависимости от времени.

Значение для будущих исследований

Наши результаты также побуждают нас рассмотреть задачи и конкретные выражения, которые использовались в предыдущих исследованиях. На поведенческом уровне в [16] авторы исследовали обнаружение страха против нейтрального (а также отвращения против нейтрального) на глубине до 40 градусов на периферии. Одно из объяснений того, почему страх был хорошо обнаружен в периферическом зрении в этом исследовании, заключалось в том, что он больше связан с угрозой и, следовательно, может использовать быстрый подкорковый путь обработки, основанный на магноклеточных зрительных путях ([16]; см. Также [22]).Однако одним важным ограничением этого исследования было то, что оно проверяло обнаружение только двух основных категорий выражения лица (страх против нейтрального и отвращение против нейтрального). Из наших настоящих результатов мы показываем, что страх обнаруживается лучше, чем лица с отвращением, злостью и грустью, и не сильно отличается от удивленных и счастливых лиц (хотя существует сильная тенденция к тому, что счастливые лица лучше распознаются, чем испуганные). Следовательно, любые последствия специальной обработки страха на периферии, даже в задачах обнаружения, требуют тщательной оценки с использованием дополнительных категорий эмоций (например,грамм. хоть удивлен и счастья).

Заключение

Таким образом, в настоящей работе мы показали, что некоторые выражения как распознаются, так и хорошо обнаруживаются периферическим зрением (например, счастье, удивление), тогда как другие плохо распознаются и обнаруживаются (например, гнев и грусть), тогда как третьи изменяют профиль как функцию задачи (например, страх). Наши результаты убедительно показывают, что ограничения задачи формируют восприятие выражения периферическим зрением и предоставляют новые доказательства того, что обнаружение и распознавание основываются на отдельных основных механизмах, а распознавание в большей степени зависит от HSF, основанных на стимулах.Наконец, наша работа подчеркивает важность рассмотрения конкретной задачи и конкретных категорий выражений, используемых при оценке теоретических утверждений о важности обработки выражений для определенных основных категорий эмоций.

Ссылки

  1. 1. Блэр RJR. (2003). Выражения лиц, их коммуникативные функции и нейрокогнитивные основы. Фил . Транс . R . Соц . Лондон . B 358, 561–572.
  2. 2. Шмидт К.Л., Кон Дж.Ф. (2001). Выражения лица человека как адаптации: эволюционные вопросы в исследованиях выражения лица. Ежегодник физической антропологии . 44, 3–24.
  3. 3. Мацумото Д., Хван РС. (2011). Суждения о мимике эмоций в профиль. Эмоция , 11, 1223–1229. pmid: 21942701
  4. 4. Дарвин К. (1872 г.). Выражение эмоций у человека и животных .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
  5. 5. Фридлунд А. (1994). Выражение лица человека : Эволюционный взгляд . Сан-Диего, Калифорния: Academic Press.
  6. 6. Смит Ф.В., Шинс П.Г. 2009. Улыбайтесь сквозь свой страх и печаль: передача и распознавание сигналов выражения лица на различных расстояниях просмотра. Психологические науки , 20, 1202–1208. pmid: 19694983
  7. 7. Шинс П.Г., Петро Л.С., Смит М.Л.2009. Передача мимики эмоций развивалась вместе с их эффективным декодированием в мозге: поведенческие и мозговые свидетельства. PLoS One , 4: e5625. pmid: 19462006
  8. 8. Смит М.Л., Коттрелл Г.В., Госселин Ф., Шинс П.Г. 2005. Передача и расшифровка мимики. Психологические науки , 16, 184–189. pmid: 15733197
  9. 9. Гриннинг С.Г., Митчелл Д.Г.В., Смит Ф.В. (2018). Пространственно обобщенные представления выражений лица: декодирование по частичным образцам лиц. Cortex , 101, 31–43.
  10. 10. Экман П., Соренсон Э. Р., Фризен В. В.. (1969). Панкультурные элементы в выражениях эмоций на лице. Science , 164, 86–88. pmid: 5773719
  11. 11. Экман П., Фризен В.В., О’Салливан М., Чан А., Диакоянни-Тарлацис И., Хайдер К. и др. (1987). Универсальность и культурные различия в суждениях о выражении эмоций на лице. Дж . чел. . Соц . Психол . 53, 712–717.pmid: 3681648
  12. 12. Мацумото Д., Экман П. (1989). Американско-японские культурные различия в оценке интенсивности выражения эмоций на лице. Мотив . Эмоция , 13, 143–157.
  13. 13. Янг А.В., Роуленд Д., Колдер А.Дж., Эфкофф Н.Л., Сет А., Перретт Д.И. (1997). Мегамикс выражения лица: тесты размеров и категорий распознавания эмоций. Познание , 63, 271–313. pmid: 9265872
  14. 14. Экман П., Фризен В.В.(1976). Фотографии аффекта лица . Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press
  15. 15. Хагар Дж. К., Экман П. (1979). Передача сигналов лицевых аффектов на большие расстояния. Этнология и социобиология , 1, 77–82.
  16. 16. Бейл Д. Дж., Шендорф Б., Хенафф М.-А, Кролак-Салмон П. (2011). Обнаружение эмоционального выражения лица в периферийном поле зрения. PLoS ONE , 6 (6): e21584, 1–6 pmid: 21720562
  17. 17. Соуден П.Т., Шинс П.Г.2006. Серфинг каналов в зрительном мозге. Тенденции в когнитивных науках , 10, 538–545. pmid: 17071128
  18. 18. Ларсон AM, Loschky LC (2009). Вклад центрального и периферического зрения в распознавание сути сцены. Журнал видения , 9, 1–16.
  19. 19. Ровамо Дж., Вирсу В., Насанен Р. (1978). Коэффициент коркового увеличения позволяет прогнозировать фотопическую контрастную чувствительность периферического зрения. Природа , 271, 54–56. pmid: 625324
  20. 20.Strasburger H, Rentschler I, Juttner M. (2011). Периферийное зрение и распознавание образов: обзор. Журнал видения , 11, 1–82.
  21. 21. Остерберг Г. (1935). Топография последних палочек и колбочек сетчатки глаза человека. Acta Opthalmologica Supplement , 6, 101–103.
  22. 22. Johnson MH. (2005). Подкорковая обработка лица. Nature Reviews Neuroscience , 6, 766–774. pmid: 16276354
  23. 23. Джонсон М.Х., Сенджу А., Томальский П.(2015). Двухпроцессная теория обработки лиц: модификации, основанные на данных за два десятилетия, полученных от младенцев и взрослых. Neuroscience & Biobehavioural Reviews , 50, 169–179.
  24. 24. Vuilleumier P, Armony JL, Driver J, Dolan RJ. (2003). Четкая пространственная частотная чувствительность для обработки лиц и эмоциональных выражений. Nature Neuroscience , 6, 624–631. pmid: 12740580
  25. 25. Моррис Дж. С., де Гельдер Б., Вайскранц Л., Долан Р. Дж..(2001). Дифференциальная реакция экстрагеникулостриата и миндалины на представление эмоциональных лиц в корковом слепом поле. Мозг , 124, 1241 1252 pmid: 11353739
  26. 26. McFayden J, Mermillod M, Mattingley JB, Halasz V, Garrido MI. (2017). Быстрый подкорковый путь миндалины для лиц независимо от пространственной частоты и эмоций. Дж. Neurosci . 14, 3864–3874.
  27. 27. Моррис Дж. С., Оман А., Долан Р. Дж.. (1999). Подкорковый путь к правой миндалине, опосредующий невидимый страх. Proc Natl Acad Sci U S A , 96, 1680–1685. pmid: 99
  28. 28. Сесере Р., Бертини С., Ладавас Э. (2013). Дифференциальный вклад корковых и подкорковых зрительных путей в неявную обработку эмоциональных лиц: исследование tDCS. Дж. Neurosci . 33, 6469–6475. pmid: 23575845
  29. 29. Whalen PJ, Kagan J, Cook RG, Davis FC, Kim H, Polis S. et al (2004). Чувствительность миндалины человека к замаскированным испуганным белкам глаз. Наука , 306, 2061.pmid: 15604401
  30. 30. Песоа Л., Адольфс Р. (2010). Обработка эмоций и миндалевидное тело: от «низкой дороги» к «многим дорогам» оценки биологической значимости. Nature Reviews Neuroscience, 11, 771–782.
  31. 31. Смит М.Л., Мерлуска К. (2014). Как задача влияет на использование информации во время категоризации выражения лица. Эмоция , 14, 478–487. pmid: 24708495
  32. 32. Du S, Martinez AM. (2011). Разрешение мимики эмоций. Журнал видений , 11 (13): 24, 1–13. pmid: 22131445
  33. 33. Горен Д., Уилсон HR. (2006). Количественная оценка распознавания выражения лица в разных условиях просмотра. Vision Research , 46, 1253–1262. pmid: 16364393
  34. 34. Кальво М.Г., Фернандес-Мартин А., Нумменмаа Л. (2014). Распознавание мимики при периферическом зрении по сравнению с центральным: роль глаз и рта. Психол . Res 78: 180–195. pmid: 23595965
  35. 35.Мак М.Л., Палмери Т.Дж. (2010). Разделение обнаружения и категоризации объектов. Журнал экспериментальной психологии : Человеческое восприятие и производительность , 36, 1067–1079.
  36. 36. Цао Д.Ю., Ливингстон М.С. (2008). Механизмы восприятия лица. Ежегодные обзоры неврологии , 31, 411–437.
  37. 37. Schyns PG. (1998). Диагностическое распознавание: ограничения задачи, информация об объекте и их взаимодействия. Познание , 67, 147–179.pmid: 9735539
  38. 38. Суини ТД, Сузуки С, Грабовецкий М, Паллер К.А. (2013). Обнаружение и классификация мимолетных эмоций на лицах. Эмоция , 13, 76–91. pmid: 22866885
  39. 39. Русселе Г., Хаск Дж., Беннетт П., Секулер А. (2005). Коэффициенты пространственного масштабирования объясняют влияние эксцентриситета на забойные ERP. Журнал видения , 5, 755–763. pmid: 16441183
  40. 40. Смит Ф. У., Макли Л. 2010. Нестимулированные ранние визуальные области несут информацию об окружающем контексте.Proc Natl Acad Sci USA, 107, 20099–20103. pmid: 21041652
  41. 41. Brainard DH. (1997). Набор инструментов психофизики. Пространственное видение , 10, 433–436. pmid: 9176952
  42. 42. Pelli DG. (1997). Программа VideoToolbox для визуальной психофизики: преобразование чисел в фильмы. Пространственное видение , 10, 437–442. pmid: 9176953
  43. 43. Oldfield RC. (1971) Оценка и анализ руки: Эдинбургская инвентаризация. Neuropsychologia , 9, 97–113.pmid: 5146491
  44. 44. Адольфс Р. (2008). Страх, лица и человеческая миндалина. Curr Opin Neurobiol , 18 (2), 166–172. pmid: 18655833
  45. 45. Бейли I, Лови Дж. (1976). Новые принципы проектирования буквенных диаграмм для определения остроты зрения. Американский журнал оптометрии и физиологической оптики , 53 (11), 740–745. pmid: 998716
  46. 46. Кирхнер Х., Торп С. Дж. (2006). Сверхбыстрое обнаружение объектов с помощью саккадических движений глаз: новый взгляд на скорость обработки изображений. Исследование зрения , 46 (11), 1762–1776. pmid: 16289663
  47. 47. Смит М.Л. (2011). Быстрая обработка эмоциональных выражений без осознания. Кора головного мозга , 22, 1748–1760. pmid: 21955918
  48. 48. Ли Д.Х., Сасскинд Дж. М., Андерсон А. К.. (2013). Социальная передача сенсорных преимуществ расширения глаз при выражении страха. Психология . Science , 24, 957–965.
  49. 49. Сасскинд Дж. М., Ли Д. Х., Куси А., Фейман Р., Грабски В., Андерсон А. К..(2008). Выражение страха улучшает сенсорное восприятие. Nature Neuroscience , 11, 739–740. pmid: 18575470
  50. 50. Джек RE, Гаррод OGB, Schyns PG. (2014). Динамические выражения эмоций на лице передают развивающуюся иерархию сигналов с течением времени. Current Biology , 24, 187–192. pmid: 24388852
  51. 51. Du S, Tao Y, Martinez AM. (2014). Сложные выражения эмоций на лице. Proc Natl Acad Sci U S A , 111: E1454 – E1462. pmid: 24706770
  52. 52.Нета М, Уэлен П.Дж. (2010). Приоритет негативных интерпретаций при разрешении валентности неоднозначных выражений лица. Психологические науки , 21, 901–907. pmid: 20534779
  53. 53. Мак М.Л., Готье I, Садр Дж., Палмери Т.Дж. (2008). Обнаружение объектов и категоризация на базовом уровне: иногда вы знаете, что он есть, еще до того, как узнаете, что это такое. Psychonomic Bulletin & Review , 15, 28–35.
  54. 54. Goffaux V, Peters J, Haubrechts J, Schiltz C, Jansma B, Goebel R.(2011). От грубого к мелкому? Пространственная и временная динамика корковой обработки лица. Кора головного мозга , 21, 467–476. pmid: 20576927

Два способа улучшить эмоциональный интеллект вашего лица

Источник: Counseling / Pixabay

В недавнем видео, которое стало вирусным, Бриттани Томлинсон сделала селфи своей первой встречи с чайным грибом, популярным (но неприятным?) Напитком для здоровья. Она заявила, что напиток «неплохой, но неприятный.”

Как сообщил Николас Богель-Берроуз в New York Times, «выражение ее лица на видео с ее реакцией было явно выраженным. Во-первых, отвращение. Затем пересмотр. Качание ее головой, кажется, подтверждает ее первоначальную реакцию: она ненавидит этот напиток. Подожди, а может и нет. «Ну…» — говорит она, наклоняя голову. Она хихикает, ухмыляется, и видео заканчивается ».

«Ясность этого стремительного эмоционального выражения может быть причиной того, что видео рикошетом разошлось по Интернету», — заключает Богель-Берроуз.

Поучительно посмотреть это видео, если вы хотите узнать, как реализовать жизненно важный социальный навык — читать чувства людей по их лицам.

Часть эмоционального интеллекта (ЭИ) включает в себя способность к межличностному общению и определение состояния настроения окружающих вас людей. Например, осознание того, что кому-то грустно, может помочь вам сдержать выражение счастья и избежать бессмысленных шуток или комментариев. Возможно, вы хотите поделиться последними сплетнями о ком-то из вашего круга общения с одним из ваших хороших друзей.Однако вы понимаете, что ваш друг расстроен чем-то другим, и поэтому оставляете глупые и тривиальные наблюдения, которые собирались сделать, на другой раз.

Другой вопрос, поднятый видео с комбучей, — это вопрос о том, поможет ли вам увидеть мисс Томлинсон в этом видео ее, возможно, при совершенно иных обстоятельствах. Это распознавание лиц может быть тем, в чем вы очень хороши, если вы один из тех людей, которые могут мгновенно назвать актеров в тот момент, когда они появляются в телешоу или фильме, даже если это всего лишь эпизодическая роль.Увидев чье-то лицо, вы никогда не забудете, кто этот человек.

Согласно новому исследованию, проведенному Ханной Коннолли и ее коллегами из Королевского Холлоуэя, Лондонский университет (2019), важно различать распознавание личности лица (способность узнавать чье-то лицо, как у актера) от распознавания эмоций лица (как у актера). человек чувствует, просто видя лицо).

Возвращаясь к примеру с вашим другом, вам, вероятно, легче сделать точное чтение, потому что вы видели своего друга в стольких разных ситуациях, что даже самые крошечные подсказки подскажут вам правильную интерпретацию.Напротив, с людьми, которых вы не знаете, ваше суждение может быть не таким точным, но если вы хорошо умеете читать эмоции на лице, вы подойдете довольно близко.

В отличие от большей части предыдущей работы в этой области, которая включала тесты чтения лицевых эмоций на образцах студентов, Connolly et al. В исследовании использовалась взрослая (не обучающаяся в колледже) выборка из 605 человек в возрасте от 18 до 87 лет (средний возраст 54 года) с разделением 50-50 мужчин и женщин. Измерения лицевого EI, которые исследовательская группа дала участникам, отличали распознавание лицевых эмоций от способности распознавания личности.

Для теста на распознавание эмоций участников попросили правильно определить эмоции, изображенные на наборе лиц, выбранных для представления шести основных эмоций: страха, гнева, печали, счастья, удивления и отвращения. В задаче распознавания личности участники должны были сопоставить пары лиц, показанные под разными углами (например, сбоку от видов спереди).

Авторы пришли к выводу, что невербальный интеллект может играть роль в лицевом EI, поэтому они включили измерение интеллекта с использованием только визуальных стимулов.Наконец, чтобы исключить возможный вклад памяти, авторы также дали участникам задание, в котором их проверяли на способность запоминать стимулы разного цвета.

Полученные данные подтвердили предсказания исследования о том, что распознавание эмоций лица будет связано с распознаванием личности, при этом наблюдается высокая положительная корреляция между этими двумя показателями даже при контроле интеллекта и кратковременной зрительной памяти. Признание гнева и отвращения в значительной степени коррелировали, но самым сильным вкладом в общее распознавание эмоций был страх, за которым следовала грусть.

Интересно, что люди, умеющие распознавать эмоции по лицу, наиболее чувствительны к отрицательным эмоциям. Эта разница между отрицательными и положительными эмоциями, возможно, очень адаптивна. Как и в случае с вашим грустным другом, было бы больше ошибкой пошутить, когда ваш друг расстроен, чем сделать мрачный комментарий, когда ваш друг в хорошем настроении и, вероятно, не обидится.

Эти результаты могут помочь вам проверить и улучшить свой собственный EI, применив методы, которые британские исследователи использовали для оценки распознавания эмоций и распознавания лиц с помощью легкодоступных материалов.Как и в случае с людьми, которые могут узнавать актеров, независимо от того, насколько кратко они появляются в сцене, вы можете бросить себе вызов — посмотреть телешоу или фильм, который вы никогда раньше не видели, с большим составом относительно известных актеров. Amazon Prime упрощает выполнение этого теста, поскольку при нажатии на паузу имя актера появляется в нижней части экрана. Веб-сайт IMDB также делает это возможным, но это немного больше работы.

Оценивайте себя правильными догадками в течение 30 минут.Если вы вычеркнули, попробуйте выполнить упражнение еще раз на другом видеоклипе из того же фильма или сериала. Возможно, в вашем распоряжении нет богатого набора имен актеров, но с практикой вы, по крайней мере, сможете определять актеров с большей точностью.

Чтобы проверить и улучшить свой показатель распознавания эмоций, вы также можете посмотреть телешоу или фильмы, которые вы раньше не видели. Выключайте звук, когда смотрите главную сцену, снятую крупным планом. Запишите все эмоции, которые, по вашему мнению, выражают актеры.Затем включите звук и посмотрите его снова, чтобы услышать, что они сказали. Соответствуют ли слова описанным вами эмоциям?

Если вы не попали в цель, посмотрите другую сцену и посмотрите, насколько близко вы подошли к чтению словесно выраженных эмоций. По мере прохождения этого процесса обратите внимание на то, можете ли вы сопоставить одни эмоции, но не можете ли другие. Согласно исследованию Коннолли и его коллег, вы должны лучше понимать, когда актеры выражают отрицательные эмоции, чем счастливые. Однако со временем вы сможете разделить страх, гнев и печаль.

По мере того, как вы создаете свой лицевой EI в этих смоделированных ситуациях, вы можете начать практиковаться в реальной жизни. К сожалению, нет IMDB, которые помогли бы вам выяснить, кто этот знакомый на вид человек на общественном собрании или встрече. Если вы продолжите бороться в этих ситуациях, возможно, будет полезно развить навыки лицевой памяти с помощью других уловок.

Есть хорошо известные способы использования мнемоники, чтобы помочь связать лица с именами. Когда дело доходит до определения эмоций по лицам людей, если у вас все еще есть проблемы, попробуйте расширить свое представление, включив в него язык тела, который также может помочь понять, что люди чувствуют.Если это не сработает, вы можете использовать общий социальный навык — слушать не только то, что люди говорят, но и то, как они это говорят.

Подводя итог, наличие эмоционального интеллекта лица может быть ценным жизненным навыком. Удовлетворение отношений зависит от многих факторов, и хорошее владение языком лица может только укрепить ваш.

Изображение в Facebook: ShotPrime Studio / Shutterstock

Выражений лица, включая страх, могут быть не такими универсальными, как мы думали | Наука

Когда вы улыбаетесь, вам может казаться, что весь мир улыбается вместе с вами, но новое исследование показывает, что некоторые выражения лица могут быть не такими универсальными.Фактически, несколько выражений, обычно используемых на Западе, в том числе выражение «страх», имеют очень разные значения для одного коренного изолированного общества в Папуа-Новой Гвинее. Новые открытия ставят под сомнение некоторые широко распространенные принципы эмоциональной теории и могут подорвать новые технологии, такие как роботы и программы искусственного интеллекта, которым поручено считывать эмоции людей.

Более века ученые задавались вопросом, испытывают ли все люди один и тот же базовый диапазон эмоций — и если да, то выражают ли они их одинаково.В 1870-х годах это был центральный вопрос, который Чарльз Дарвин исследовал в Выражение эмоций у человека и животных . К 1960-м годам заслуженный психолог Пол Экман, работавший тогда в Калифорнийском университете в Сан-Франциско, разработал общепринятую методологию исследования этого вопроса. Он показал фотографии жителей Запада с разными выражениями лица людям, живущим в изолированных культурах, в том числе в Папуа-Новой Гвинее, а затем спросил их, какие эмоции передаются. Ранние эксперименты Экмана оказались убедительными.От гнева до счастья, от печали до удивления, выражения лиц, казалось, были понятны повсюду во всем мире, это биологически врожденная реакция на эмоции.

Этот вывод практически не оспаривался в течение 50 лет и до сих пор занимает видное место во многих учебниках психологии и антропологии, говорит Джеймс Рассел, психолог из Бостонского колледжа и автор-корреспондент недавнего исследования. Но в последние несколько десятилетий ученые начали подвергать сомнению методологии и предположения более ранних исследований.

Психолог Карлос Кривелли был одним из них. В 2011 году он работал со своим коллегой, психологом Хосе-Мигелем Фернандес-Долсом в Автономном университете Мадрида. Вместе они разработали план исследования первоначального исследования Экмана в Папуа-Новой Гвинее. Кривелли и давний друг и партнер по исследованиям Серджио Харилло, антрополог из Американского музея естественной истории в Нью-Йорке, побывали на Тробрианских островах у восточного побережья Папуа-Новой Гвинеи, где проживает около 60 000 коренных тробрианцев.Эти садоводы и рыбаки исторически были изолированы как от материковой части Папуа-Новой Гвинеи, так и от внешнего мира. Чтобы узнать все, что они могли, Кривелли и Харилло внедрились в местную культуру. Они были усыновлены принимающими семьями и приняли клановые имена; Кривелли стал « Келакаси », а Харилло — « Тоногва ». Они потратили много месяцев на изучение местного языка, киливила.

Когда пришло время начинать исследование, им не потребовались ни переводчики, ни местные гиды.Они просто показали 72 молодым людям в возрасте от 9 до 15 лет из разных деревень, фотографии с установленным набором лиц, которые использовались в психологических исследованиях. Исследователи попросили половину тробрианцев связать каждое из лиц с эмоцией из списка: счастье, печаль, гнев, страх, отвращение или голод. Другой половине было поручено другое задание.

Кривелли обнаружил, что им почти всегда улыбалось счастье. Однако результаты для других комбинаций были неоднозначными. Например, тробрианцы просто не могли прийти к единому мнению, какой эмоции соответствует хмурое лицо.Некоторые сказали это, а некоторые сказали то. То же самое и с морщинистым носом, надутым лицом и нейтральным выражением лица. Однако было одно выражение лица, с которым многие из них действительно согласились: широко раскрытое, задыхающееся лицо с приоткрытыми губами (подобное изображенному выше), которое в западных культурах почти повсеместно ассоциируется со страхом и покорностью. Тробрианцы сказали, что это выглядело «рассерженным».

Удивленный, Кривелли показал другой набор тробрианцев с теми же лицами, но он сформулировал свои вопросы в историях — например, «Кто из этих людей хотел бы начать драку?» — чтобы привлечь больше контекста.Они тоже связали вздох с угрожающим поведением, сообщает сегодня Кривелли в Трудах Национальной академии наук . «Последствия здесь действительно большие», — говорит он. «Это убедительно свидетельствует о том, что, по крайней мере, такое лицевое поведение не является панкультурным, а скорее культурно специфическим».

Молодой тробрианец из деревни Каулака указывает на задыхающееся лицо, показывая, что он распознает в нем проявление угрозы.

Карлос Кривелли и Серхио Харилло

Нельзя сказать, что эмоции не вызывают естественных физиологических реакций, объясняет Рассел, но исследование предполагает, что реакции и интерпретации могут варьироваться от культуры к культуре. Например, с ахнувшим лицом Рассел предполагает, что это выражение могло быть естественной реакцией на неотложные, тревожные ситуации. В то время как западная культура связала это выражение с чувством страха , возможно, тробрианцы связывают это выражение с , внушающим ему страх.Кривелли соглашается и указывает на другую культуру, чьи ритуальные танцы выражаются угрожающе похожим образом: маори Новой Зеландии.

Основываясь на своем исследовании, Рассел отстаивает идею, которую он называет «минимальной универсальностью». В нем конечное количество способов движения лицевых мышц создает базовый шаблон выражений, которые затем фильтруются через культуру для обретения смысла. Если это действительно так, то такое культурное разнообразие в выражениях лиц станет проблемой для новых технологий, которые стремятся декодировать человеческие эмоции и реагировать на них, говорит он, например, программное обеспечение для распознавания эмоций, разработанное для распознавания, когда люди лгут или замышляют насилие.

«Это новая работа и интересный вызов принципу так называемого тезиса универсальности», — написала Диса Заутер, психолог из Амстердамского университета, в электронном письме. Она добавляет, что хотела бы, чтобы результаты исследования были воспроизведены со взрослыми участниками, а также с экспериментами, в которых людей просят изображать угрожающие или сердитые лица, а не просто интерпретировать фотографии выражений лиц. «Крайне важно проверить, обнаруживается ли эта модель выражения« страха », связанная с гневом / угрозой, при производстве мимики, поскольку тезис универсальности в первую очередь сосредоточен на производстве, а не на восприятии.”

Социальный психолог Алан Фридлунд из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре говорит, что уровень погружения исследователей в культуру тробрианцев дает им уникальный взгляд на отображение угроз, а отказ от переводчиков повышает точность исследования. «Я думаю, что настоящая сила этой статьи в том, что она так хорошо знает своих участников», — говорит он.

Но он добавляет, что метод моментальных снимков может быть не лучшим способом анализа того, как люди видят различные выражения лица — в конце концов, в повседневной жизни люди видят выражения лиц в контексте того, что происходит вокруг них, говорит он.Другая проблема связана с дизайном исследования — «счастье» было единственной положительной эмоцией, которую тробрианцы получили в качестве варианта, говорит Фридлунд, что могло повлиять на результаты. Например, если бы исследователи включили «развлечение» или «удовлетворение» в качестве ответов, очевидное согласие по поводу улыбки могло бы исчезнуть.

Несмотря на то, что Фридлунд в целом согласен с выводами исследования, он сомневается, что оно повлияет на сторонников жесткой линии, убежденных в том, что эмоции возникают из общего источника. Философская школа Экмана, например, возникла в эпоху после Второй мировой войны, когда люди искали идеи, которые укрепили бы нашу общую человечность, — говорит Фридлунд.«Я думаю, это не изменит мнения людей. У людей есть очень веские причины придерживаться универсальности или культурного разнообразия ».

* Исправление, 18 октября, 12:33: Эта история была обновлена, чтобы исправить количество тробрианцев и их образ жизни, а также лучше описать задаваемые им вопросы.

Шесть универсальных выражений

Шесть универсальных выражений

Моделирование шести универсальных эмоций

Психологическое исследование классифицировало шесть выражений лица которые соответствуют различным универсальным эмоциям: отвращение, печаль, счастье, страх, гнев, удивление [Black, Yacoob, 95].Это Интересно отметить, что четыре из шести — это отрицательные эмоции. Мы обобщили реплики для выражения лица как предложено Экманом и Фризеном в таблице ниже. Мы создаем все выражения через применяя последовательную комбинацию линейных или мышцы сфинктера над соответствующие ограничивающие рамки. Раскрываем челюсть, прикладывая линейную мышцу к ограничивающая рамка вокруг нижней челюсти. Ограничительные рамки для отвращение (слева) и гнев (справа) показаны выше красным цветом для линейные мышцы и синие для мышц сфинктера.

ВЫРАЖЕНИЕ ДВИЖЕНИЕ ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПСЕВДО-МЫШЦЫ
Счастье подъем и опускание уголков рта 6 линейных мышц
Печаль опускание уголков рта
приподнять внутреннюю часть бровей
6 линейных мышц
Сюрприз изгиб бровей
глаза широко открыты, чтобы увидеть больше белых
челюсть слегка опущена
3 линейных мышцы
Страх брови приподняты
глаза открыты
рот приоткрыт
5 линейных мышц
1 сфинктер для рта
Отвращение приподнята верхняя губа
морщинистая переносица
щеки приподняты
6 линейных мышц
Гнев брови опущены
губы плотно прижаты
глаза выпучены
4 линейных мышцы
1 сфинктер для рта

Что остается за этой точкой, так это результат процесса проб и ошибок, поскольку время позволяло произвести самые убедительные анимации.

Кроме того, любое из вышеперечисленных выражений может быть подчеркнуто расширением или расширением. сужение зрачков, смещение и вращение глаз.


Вернуться на главную страницу.

Эволюционная психология привлекательности лица в JSTOR

Abstract

Человеческое лицо передает впечатляющее количество визуальных сигналов. Несмотря на то, что оценки привлекательности лица взрослыми являются согласованными во всех исследованиях, даже в межкультурном контексте, попытки определить черты лица, по которым лица считаются привлекательными или непривлекательными, вызывают значительные противоречия.В исследованиях физической привлекательности была предпринята попытка определить особенности, которые способствуют привлекательности, путем изучения взаимосвязи между привлекательностью и (а) симметрией, (б) среднестатистическим характером и (в) не средними сексуально-дисморфными характеристиками (гормональные маркеры). Эволюционная психология предполагает, что все эти характеристики относятся к здоровью, предполагая, что люди эволюционировали, чтобы рассматривать определенные черты как привлекательные, потому что они были отвергнуты здоровыми людьми. Однако остается вопрос, как отдельные черты, которые считаются привлекательными, соотносятся друг с другом, и образуют ли они знаковый орнамент, который сигнализирует о качестве партнера.Более того, некоторые исследователи недавно объяснили предпочтения привлекательности с точки зрения индивидуальных различий, которые можно предсказать. В этой статье кратко описывается то, что в настоящее время известно из исследований привлекательности, рассматриваются некоторые недавние достижения и предлагаются области для внимания будущих исследователей.

Информация журнала

Current Directions in Psychological Science рассматривает современные тенденции и противоречия в психологии. Он содержит краткие обзоры исследований по всем разделам научной психологии.Обзоры, опубликованные в Current Directions in Psychological Science, написанные ведущими экспертами в терминах, доступных за пределами их конкретных областей, охватывают такие актуальные темы, как теория разума, нейронные основы памяти, распознавание лиц, выражение эмоций, познание и старение, а также привязанность и личность у млекопитающих.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества.SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *