Развитие мышления психология кратко: Развитие мышления

Содержание

Развитие мышления — Психологос

Фильм «Бодо Шефер в Москве»

Бодо Шефер говорит о потенциале личности, о нашей возможности стать больше.
скачать видео

​​​​​​​Мышление можно развивать, увеличивая его скорость, осмысленность, глубину и свободу. Мышление можно делать более конкретным, позитивным и рабочим. Обучение мышлению — одна из главных задач обучения. Даже животных сейчас — учат мыслить. А сколько времени посвятили вы развитию собственного мышления?

Направления развития мышления


Скорость мышления. Скорость мышления у всех разная, и не всегда реалистично достичь того, что вам так хочется, когда вы видите, как быстро и легко кто-то справляется с задачей, на которую у вас уходит много времени. Но увеличить скорость своего мышления вполне реально. См.→

Осмысленность мышления. Самый распространенный вид как бы мышления — внутренняя болтовня, относительно связное, иногда даже логичное, но нецелесообразное мышление. Чтобы ваше мышление происходило более осмысленно, рекомендуется свои мысли записывать и зарисовывать, рассказывать терпеливо слушающим и позитивно настроенным окружающим, учить себя эффективному мышлению. См.→

Глубина и свобода мышления. Пользуются мышлением все люди, но делают это различной степенью свободы. Степень свободы зависит от привычной позиции восприятия: в шаблонной ее практически нет, а в четвертой позиции восприятия (или в позиции ангела) свобода мышления максимальная. См.→

Эффективность мышления. Эффективное мышление — это мышление конкретное, позитивное и рабочее. Ваша задача переходить от переживаний к конкретике, от негативного к позитивному мышлению, от правильного мышления — к мышлению продуктивному. См.→

Управление мышлением. Развитый человек умеет управлять своим мышлением. Задач для такого управления множество: голову нужно уметь вовремя включать, уметь думать когда-то более позитивно, когда-то более конструктивно, следить за логичностью своих мыслей, уметь использовать специальные формулы мышления для решения тех или иных ситуаций, а иногда голову лучше выключать вовсе. См.→

Как развивается мышление у людей рядом с нами

Мышлению можно учить и себя, и других.

Один из способов развития мышления — это метод проб и ошибок. Суть способа — поощряется какое-то поведение. И обучаемому нужно связать как минимум что произошло и что получил — а это уже первоначальные азы мышления.

психология / ВОПРОС ╣ 12 Понятие о мышлении. Особенности развития мышления на разных возрастных этапах

4

Вопрос № 12

Понятие о мышлении. Особенности развития мышления на разных возрастных этапах.

Мышление – это психический познавательные процесс отражения существенных связей и отношений предметов и явлений объективного мира.

Различают следующие логические формы мышления: понятия, суждения, умозаключения.

Понятие обозначается словом и отражает общие свойства предметов, отличающие их от других.

Содержание понятий раскрывается в суждениях, которые выражаются в словесной форме – устной или письменной, вслух или про себя.

Умозаключения – вывод нового суждения из одного или нескольких исходных суждении.

Человек пользуется двумя видами умозаключений – индуктивными и дедуктивными.

Индукция – это способ рассуждения от частных суждений к общему суждению (установление общих правил и законов на основании изучения отдельных фактов и явлений).

Пример: человек узнает, что медь проводит электрический ток, потом, что электрический ток проводит серебро, а также ртуть, свинец и т.д., он приходит к выводу: все металлы проводят электрический ток.

Дедукция – это способ рассуждения от общего суждения к частному суждению (познание отдельных фактов и явлений на основании общих законов и правил).

Пример: школьнику заранее известна общая закономерность – все металлы проводят электрический ток. Установив, что ртуть металл, он заключает, что ртуть проводит электрический ток.

Основными мыслительными операциями являются анализ, синтез, сравнение, абстракция, конкретизация

и обобщение.

Анализ — это мысленное разложение целого на части или мысленное выделение из целого его сторон, действий, отношений.

Синтез — это мысленное объединение частей, свойств в единое целое.

Сравнение — это установление сходства или различия между предметами и явлениями или их отдельными признаками.

Абстрагирование состоит в вычленении каких-либо свойств, признаков изучаемого объекта, в отвлечении от остальных.

Конкретизация предполагает возвращение от общего и абстрактного к конкретному с целью раскрыть содержание.

Обобщение мысленное объединение предметов и явлений по их общим и существенным признакам. Например, сходные признаки, имеющиеся в яблоках, грушах, сливах и т.п., соединяются в одном понятии, которое мы выражаем словом «фрукты».

Виды мышления

В психологии сложилось несколько подходов к проблеме классификации видов мышления.

По степени развернутости мышление может быть дискурсивным, поэтапно развернутым процессом, и интуитивным, характеризующимся быстротой протекания, отсутствием четко выраженных этапов, минимальной осознанностью.

По степени новизны и оригинальности решаемых задач выделяют мышление репродуктивное (воспроизводящее) – на основе образов и представлений, взятых из каких-то определенных источников, и творческое(продуктивное) мышление направлено на создание новых идей, его результатом является открытие нового решения той или иной задачи.

По характеру решаемых задач мышление делят на теоретическое основанное на теоретических размышлениях и умозаключениях, и практическое

основано на суждениях и умозаключениях, связанных с решением практических задач.

В зависимости от содержания решаемой задачи выделяют наглядно-действенное, наглядно-образное, словесно-логическое и абстрактное мышление.

Наглядно-действенное – опирается на непосредственное восприятие предметов в процессе действий с ними.

Эта форма мышления наиболее характерна для детей до 3 лет. Ребенок этого возраста сравнивает предметы, накладывая один на другой или приставляя один к другому; он анализирует, разламывая по частям свою игрушку; он синтезирует, складывая из кубиков или палочек «дом»; он классифицирует и обобщает, раскладывая кубики по цвету. Ребенок не ставит еще перед собой цели и не планирует своих действий. Ребенок мыслит действуя. Движение руки на этом этапе опережает мышление.

Наглядно-образное мышление – характеризуется опорой на представления и образы.

Наглядно-образное мышление связано с оперированием образами — человек анализирует, сравнивает, обобщает различные образы, представления о явлениях и предметах. В простейшей форме наглядно-образное мышление проявляется у дошкольников в возрасте 4-7 лет. Познавая объект, ребенку не обязательно трогать его руками, но ему необходимо наглядно представлять этот объект.

Словесно-логическое мышление – осуществляется при помощи логических операций с понятиями.

Для словесно-логического мышления характерно использование понятий, логических конструкций, которые могут не иметь образного выражения (например, стоимость, честность, гордость и т.д.). Благодаря словесно-логическому мышлению человек может устанавливать общие закономерности, предвидеть развитие процессов, обобщать различный наглядный материал.

Абстрактное мышление – основано на выявлении существенных свойств и связей предмета и отвлечении от других, несуществующих.

Индивидуальные особенности мышления

Индивидуальные особенности мышления проявляются в:

  • самостоятельности мышления т.е. умении увидеть и поставить новый вопрос, новую проблему, попытаться решить их особыми путями.

  • инициативности мышления, т.е. в стремлении самому искать и находить пути и средства для разрешения задачи.

  • широте мышления, т.е. способности охватить вопрос в целом.

  • критичности мышленияспособности человека оценивать как объективные условия, так и собственную деятельность, объективно оценить выдвинутые гипотезы и результаты их проверки.

    С возрастом критичность мышления возрастает. Наименее критичными, т.е. наиболее внушаемыми, принимающими все на веру, являются дети.

  • гибкости мышления т.е. в преодолении сложившихся стереотипов мышления.

  • быстроте мышления т.е. в способности принимать быстрые решения.

Дошкольный возраст характеризуется переходом от наглядно-действенного к наглядно-образному мышлению которое наиболее характерно для дошкольного возраста.

В младшем школьном возрасте основное развитие получает мышление. В этот период совершается переход от мышления наглядно-образного к словесно-логическому, понятийному мышлению.

Мышление младшего школьника, особенно первоклассника, наглядно-образное. Оно постоянно опирается на восприятие и представления.

В процессе обучения мышление интенсивно развивается. Ученик постепенно научается выделять существенные свойства и признаки предметов и явлений, что позволяет ему делать первые обобщения. На этой основе у ребенка постепенно начинают формироваться элементарные научные понятия. На базе этого у школьников формируются основы понятийного или теоретического мышления.

Постепенно на протяжении младшего школьного возраста формируется словесно-логическое, понятийное мышление.

При переходе от младшего школьного возраста к подростковому мышление школьника качественно изменяется.

Суть изменения — в переходе от наглядно-образного мышления и начальных форм словесно-логического к абстрактно-логическому мышлению, в основе которого лежит высокая степень обобщённости и абстрактности.

В старших классах мышление характеризуется большей систематичностью; юноша может точно классифицировать более частные и более общие понятия.

Мышление учащихся приобретает личностный эмоциональный характер. Не случайно в этом возрасте повышается интерес к художественной и философской литературе.

Личностный характер мышления старшего школьника связан с тем, что в этот период формируется обобщение представление о самом себе, понимание и переживание своего «Я», своей индивидуальности, своей личности.

Развитие мышления в онтогенезе

Среди множества концепций описывающих развитие мышления в онтогенезе одной из самых популярных и продуктивных является генетическая классификация утверждающая, что наглядно-действенное, наглядно-образное и словесно-логическое мышление образуют этапы развития мышления в онтогенезе и филогенезе.

Согласно этим представлениям первоначально ребенок решает мыслительные задачи, непосредственно действуя с предметом, и только позже он приобретает способности оперировать образами, а затем символами и отвлеченными, обобщенными понятиями.

Следовательно, генетически первым способом познания окружающего мира для ребенка выступает процесс физического взаимодействия с ним, со временем он уступает место относительно свободному от непосредственных действий образному познанию.

В дальнейшем формируется следующий способ, предполагающий перевод действий и образов в языковые средства. Таким путем, достигается более высокий уровень анализа и обобщения — включаются механизмы теоретического мышления.

Как наглядно показывает эта схема, на первом этапе развития детского мышления роль исследовательского поведения чрезвычайно важна.

Последующие этапы – становление образного, а затем теоретического мышления ничуть не умаляют его значимости. Они постепенно выводят исследовательское поведение ребенка на качественно иные, более высокие уровни.

Естественно, что развитие мышления ребенка осуществляется не просто путем прохождения указанных стадий. Оно представляет собой последовательное овладение им тремя сферами представлений: действий, образов и символов (Брунер Дж., О.К. Тихомиров и др.). Сначала ребенок познает мир благодаря собственным практическим (предметным) действиям. Затем мир представляется и осваивается в образах, относительно свободных от действий и только этот опыт создает базу для перевода действия и образа в языковые средства.

1. При этом ранним и простейшим видом мышления является наглядно-действенное (предметно-действенное) мышление ребенка, находящееся «в плену» у ситуации и действия, т.е. не способное осуществляться без опоры на «созерцание» ситуации и возможности действовать в ней. Такое мышление еще называют ручным. Низкая  критичность по отношению к своим действиям, отсутствие иерархии признаков типа частное – общее, род – вид, противопоставление – эти показатель не всегда эффективны, если не подкреплены словесным мышлением

2. Совершенствуясь, мышление постепенно освобождается, «эмансипируется» из плена реальной конкретной ситуации. Вместо оперирования предметами мышление начинает оперировать их образами. Так возникает наглядно-образноемышление (у дошкольников 4-7 лет) .

Появляется также возможность производить мысленно операции, не осуществимые в реальной действительности. Обилие  частных связей, случайностью в выборе признаков, большая доля субъективизма с преобладанием эмоциональных компонентов

3. В ходе дальнейшего совершенствования, мышление отказывается от оперирования предметами целиком и переходит к использованию понятий, логических конструкций, которые не имеют прямого образного выражения (честность, гордость…). У ребенка с 6-7 лет, то есть с момента обучения в школе, в качестве основной единицы понятийного мышления выделяется понятие, в котором отражаются наиболее общие, существенные признаки предметов. Предметно-символический код, который использовало мышление, становится символическим, а нередко и словесно-символическим. Таким образом, возникает словесно-логическоеили словесно-символическое мышление. Все эти виды мышления тесно связаны между собой

Стадии развития мышления.

В становлении мышления выделяются 2 стадии:

1. допонятийное мышление;

2. понятийное мышление.

Одновременно со становлением понятий происходит развитие операций мышления. Для допонятийного мышления характерна своя логика и организация.

Ж.Пиаже выделил следующие этапы построения операций:

1. символическое и допонятийное мышление. От 1,5 — 2 лет до 4 лет. Конец второго года. – систематическое овладение языком. С одной стороны символы и знаки, с другой – признаки и сигналы. Язык – система коллективных знаков. Знак – всегда коллективен. У ребенка овладение языком совпадает с образованием символа, т.е. системой индивидуальных обозначений. Символ возникает с появлением представлений, отделенных от собственных действий. Когда в игре появляется символ, то развивается язык + понимание знаков. Использование знаков в качестве символа – способность представления одной вещи посредством другой.

2. интуитивное (наглядное) мышление. От 4 до 7-8 лет. Становится возможным получить регулярные ответы, проследить их устойчивость. Центрация и децентрация – механизмы. Распадение целого из-за недостатка мобильности в последовательных центрациях мышления. Интуитивное мышление имитирует реальные действия на основе образного умственного опыта. Не может вывести умозаключение ребенок еще. Понятием инвариантных позиции «между» ребенок овладевает через ряд последовательных регуляций. К семи годам начинает осмысливать совокупность трансформаций. Интуиция – мысленно осуществляемое действие. Интуиция выступает как образное мышление. Ребенок не способен выйти за пределы сферы образных конфигураций.

3. конкретные операции. С 7-8 до 11-12 лет. Появляется логико-арифмитические и пространственно-временные отношения. Интуитивные отношения внезапно группируются. Группировка – сохранение целого. Появляется дедукция. Полная децентрация мышления. Появление конкретных операций – децентрация, не частная точка зрения субъекта, а координация всех существующих точек зрений. Появляется система чисел. Переход от логики к математике.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

4. формальные операции. С 11-12 и в течение юношеского возраста. Интериоризация действий – рассуждения. 1 ступень: конкретные операции. 2 ступень: размышления над этими операциями. Осуществляется группировка не самих классов, а высказываний, в которых выражаются или “отражаются” эти операции.

С.Л. Рубинштейн сравнивает мышление ребенка и взрослого для того, чтобы выделить характеристики мышления.

1 этап: наглядно-действенное мышление.

2 этап: ребенок овладевает речью; мышление включено в восприятие, подчинено его логике.

3 этап: рассудочная мыслительная деятельность. Мышление идет на основе частностей. Ребенок не отличает часть и целое, частное и общее. Общее – собирательный образ.

4 этап: разумное теоретическое мышление.

Л.С. Выготский:

Мышление связано с развитием понятий. 3 уровня:

1) синкретическое мышление. Мышление подчинено восприятию. Любой признак может лечь в основу.

2) мышление в комплексе. Объединение предметов в группы идет на основании не только субъективных, но и объективных связей. В основе комплекса есть абстрактная и конкретная связь. Выготский: «В то время как в основе понятия лежат связи логически тождественно между собой, то в основе комплекса лежат самые разнообразные логические связи, не имеющие между собой ничего общего. В понятии предмета обобщено по одному признаку, в комплексе по самым различным фактическим основаниям».

3) мышление в понятиях. Способность к анализу, абстракции, теоретическому рассуждению. Комплексное мышление может встречаться и у взрослого человека.

Л.М. Веккер:

Два основных уровня:

Допонятийное мышление

Понятийное мышление

эгоцентризм

децентрация

Отсутствие согласования объема и содержания понятия

Согласованность объема и содержания

трансдукция

Индуктивно-дедуктивное мышление (от частного к общему)

синкретизм

Иерархия понятий

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Развитие мышления у детей раннего и дошкольного возраста

Дети воспринимают мир по-особенному. В течение всего дошкольного возраста мышление ребенка стремительно развивается. Этот процесс требует целенаправленного участия взрослого, который создает для крохи возможность получения нового опыта. В этой статье мы расскажем Вам о видах мышления у детей раннего и дошкольного возраста, а также о том, что способствует его развитию. Зная, как мыслит ребенок, Вы сможете лучше понимать его и сделать общение с малышом еще приятнее и продуктивнее.

Этапы развития мышления у детей

Психологи выделяют три вида мышления, характерные для детского возраста:

  1. Наглядно-действенное мышление свойственно детям раннего возраста. Малыши 1,5-2 лет мыслят с помощью действий над предметами. Им нравится бросать игрушки, просовывать предметы в отверстия, разбирать что-то, ломать, нажимать на кнопки и так далее. Таким образом дети накапливают опыт и устанавливают первые причинно-следственные связи (например, если мяч сильно бросить, то он далеко укатится). Для развития этого типа мышления хорошо подойдут игры с сортерами, занятия лепкой, а также игры с различными материалами (песком, водой, крупами).

Одна из главных задач родителей на данном этапе развития мышления – не препятствовать малышу в исследовании мира, создав для этого безопасную среду дома.

  1. С усвоением речи в младшем дошкольном возрасте (3-4 года) формируется наглядно-образное мышление. Благодаря образам, сохранившимся в память, ребенку уже не требуется совершать реальные действия с предметами. На развитие этого типа мышления особенно влияют такие виды деятельности, как рисование и конструирование.

  2. Словесно-логическое мышление начинает формироваться в старшем дошкольном возрасте на основе образного мышления. К 5-7 годам дети уже могут рассуждать и оперировать некоторыми абстрактными понятиями (например, время, мораль, искусство и т.д.). Признаками логического мышления является умение устанавливать причинно-следственные связи, рассуждать, сравнивать и классифицировать.

Мыслительная деятельность человека состоит из мыслительных операций. Способность их использовать и есть показать развития мышления дошкольника.

Мыслительная операция

Сущность

Пример

Сравнение

Умение находить общее в различном и различное в похожем.

Что общего у клюквы и лимона? – Они кислые.

Чем отличаются мандарин и апельсин? – Размером.

Обобщение

Объединение ряда предметов по общим существенным признакам.

Что такое чашка, тарелка, сковородка, кастрюля? – Это посуда.

Анализ

Выделение свойств или частей предметов и явления.

Из каких частей состоит растение? – Корни, стебель, листья, цветок.

Синтез

Объединение частей или свойств предмета в одно целое.

Что получится, если соединить буквы «к», «о», «ш», «к» и «а»? – Слово «кошка».

Если у ребенка гармонично развиваются как образный, так и логический тип мышления, ему проще решать разнообразные задачи.

Игры и упражнения для развития образного и логического мышления

  • «На что похоже?». Покажите ребенку картинку, на которой изображена причудливая клякса. Пусть малыш придумает как можно больше оригинальных ассоциаций к ней.
  • «Четвертый лишний». Предложите малышу рассмотреть 4 картинки, три из которых можно объединить по какому-либо признаку. Ребенок должен понять, какая картинка «лишняя» и объяснить, почему он так считает.
  • «Назови одним словом». Эта игра заключается в том, что взрослый предлагает малышу набор слов или изображений, которые могут быть объединены в понятие. Задача ребенка – назвать предметы одним словом (например, синица, соловей, дятел, ворона, ястреб – птицы; малина, крыжовник, клубника, арбуз – ягоды).
  • «Разложи по группам». Взрослый выкладывает на стол заранее подготовленные предметы или их изображения и перемешивает их. Дошкольник должен разложить их на группы по какому-либо признаку.
  • «Сложи картинку». Эта дидактическая игра является аналогией паззлов. Задача ребенка – из нескольких деталей сложить целую картинку.
  • «Судоку». Это популярная во всем мире головоломка в ее упрощенном варианте (2х2, 3х3 или 4х4) подойдет и для дошкольников.
  • «Кто, что ест?». Подберите картинки с изображением животных и их излюбленными лакомствами, перемешайте их, а затем попросите ребенка составить пары (накормить зверей). По аналогии можно поиграть в такие игры, как «Мамы и их малыши», «Кто, где живет?», «Признаки времен года» и так далее.
  • «Продолжи ряд». Нарисуйте длинные бусы и задайте начало последовательности цветов бусинок (например, красная, желтая, синяя, опять красная). Малыш должен раскрасить остальные бусы, соблюдая закономерность.

Чтобы малышу было интересно и весело, постарайтесь каждый раз знакомить ребенка с новыми играми и упражнениями.

  • «Противоположности». В этой игре малышу необходимо придумать слово с противоположным значением. Например, Вы называете слово «большой», а ребенок — «маленький» («веселый» — «грустный», «громкий – тихий», «быстрый» — «медленный» и так далее).
  • «Угадай, о чем речь». Эта игра поможет развить не только мышление, но и внимательность. Опишите один из предметов, находящихся в комнате, а малыш должен догадаться, о чем идет речь. К примеру, хрупкая, стеклянная, красивая – ваза.

О других полезных играх и упражнениях смотрите на видео:

Также для развития мышления дошкольников подходят настольные игры (шашки, шахматы, игры-стратегии), лабиринты и головоломки. Такие игры позволяют малышам научиться принимать решения, продумывать ходы, оценивать возможные риски. Ролевые игры, общение со сверстниками, чтение и обсуждение книг также отлично развивают творческое мышление.

Выводы

Дошкольное детство – это период в жизни человека, во время которого он приобретает основные знания, умения и навыки, формируется его личности и интеллект. Среди важнейших психических новообразований можно выделить мышление. Именно с его помощью ребенок познает себя и мир вокруг. Для детей раннего возраста свойственен наглядно-действенный тип мышления, в младшем дошкольном возрасте формируется наглядно-образный тип, а в старшем дошкольном возрасте ребенку открывается словесно-логический тип мышления (хотя ведущим по-прежнему остается образное мышление). Развитие мышления малыша зависит от опыта, поэтому очень важно предоставлять ребенку возможность как можно шире увидеть мир, а также тренировать его мыслительные способности. Занятия по развитию мышления могут быть интересными и увлекательными, если проводить их в игровой форме. Выбирайте упражнения, которые нравятся и Вам, ведь когда и взрослый и ребенок получают удовольствие от процесса, результат будет гораздо лучше.

Заключение

Посещая развивающие занятия в детском Монтессори-клубе «Созвездие», Ваш ребенок будет развиваться гармонично и разносторонне. К каждому малышу у нас относятся как к личности, у которой есть свой уникальный путь развития. Профессиональные Монтессори-педагоги обязательно найдут подход к Вашему ребенку и помогут освоить все необходимые навыки в соответствии с возрастом. Мы всегда рады видеть Вас в нашем центре!

Статью подготовила Монтессори-педагог
Малышева Евгения

Мышление кратко


Абстрактное мышление и общественное сознание

11.02.2010/реферат

Способность к аналитическому, абстрактному мышлению, к адекватному отражению. Ситуации практического взаимодействия и формирование содержательной логики. Экспериментальные исследования онтогенеза мышления, гипотеза о переходных логических конструкциях.

Анализ работы Вертгеймера «Продуктивное мышление»

4.03.2010/контрольная работа

Основные этапы жизни и деятельности М. Вертгеймера. Мнение Вертгеймера по поводу традиционной логики. Ассоцианистский подход — взгляд на него в монографии «Продуктивное мышление». Целостный подход как противопоставление логическому и ассоцианистскому.

Взаимосвязь мышления и речи

22.12.2008/курсовая работа

Проблема взаимосвязи речи и мышления. Понятие о мышлении. Развитие мышления. Связь мышления и речи. Физиологические основы мышления и речи. Речь и её функции. Развитие речи. Теоретические проблемы возникновения речи. Взаимосвязь мышления и речи.

Виды мышления

28.06.2009/курсовая работа

Возникновение, формирование и протекание процесса мышления. Психологическая природа мыслительного процесса. Основные операции и фазы как стороны мыслительной деятельности. Обзор и описание различных видов мышления, его уровни, индивидуальные особенности.

Методика развития мышления в персоногенезе. Курсовая работа.

8.09.2010/курсовая работа

Методика развития мышления в персоногенезе. Ознакомление с функциями и видами сказок как средством развития словесно-логического мышления у ребенка. Разработка и оптимизация процесса овладения связной монологической речью старшими дошкольниками. Курсовая на заказ — отзывы о рефератных компаниях.

 

Введение

 

О необходимости широкого использования произведений художественной литературы и устного народного творчества для развития речи ребенка неоднократно писала Е.И.Тихеева. Большой вклад в разработку теории и методики воспитания детей средствами литературы внесли Е.А.Флерина, О.С.Ушакова.

Организация детской деятельности так или иначе связанная с восприятием художественной литературы и устного народного творчества, способствует развитию у детей мышления, речи, воображения и чувственной сферы, остается и на сегодняшний день актуальным вопросом, требующим дальнейшего изучения. Так как, по данным ученых, большинство детей, которые приходят в школу, имеют различные нарушения речи и других психических функций и тенденция к увеличению таких детей повышается.

Цель курсовой работы изучить влияние сказки на развитие словесно-логического мышления у детей старшего дошкольного возраста.

Объект исследования – развитие словесно-логического мышления у детей старшего дошкольного возраста.

Предмет исследования – сказка как средство развития словесно-логического мышления.

Гипотеза – развитие словесно-логического мышления у дошкольников средствами сказки осуществляется в полной мере, если дети способны не только рассказать о чем или о ком было написано, но и понять содержание произведения, уловить элементарные связи между описанными в нем фактами и событиями.

Исходя из цели и гипотезы, можно сформулировать задачи исследования: 

1. Изучить и проанализировать литературу по данной теме.

2. Подобрать диагностический материал для выявления уровня развития связной монологической речи старших дошкольников.

3. Провести экспериментальную работу.

4. Провести статистическую обработку результатов эксперимента с последующим качественным анализом.

Методы, используемые при написании данной работы:

 теоретический анализ литературных источников;

 исследование влияния сказки на развитие словесно-логического мышления детей;

 количественный и качественный анализ результатов эксперимента.

Экспериментальная база исследования: МДОУ №348.

Эксперимент проводился с 1 сентября 2005 года по 28 декабря 2005 года.

 

 

ГЛАВА I. Теоретические основы развития мышления

 

1.1 Понятие мышления

 

Наше познание окружающей действительности начинается с ощущений и восприятия и переходит к мышлению. Функция мышления — расширение границ познания путем выхода за пределы чувственного восприятия. Мышление позволяет с помощью умозаключения раскрыть то, что не дано непосредственно в восприятии.

Задача мышления — раскрытие отношений между предметами, выявление связей и отделение их от случайных совпадений.

Мышление — наиболее обобщенная и опосредованная форма психического отражения, устанавливающая связи и отношения между познаваемыми объектами.

Известно, что человек, выросший в полной изоляции от человеческой культуры, так никогда и не сможет научиться правильному, с нашей точки зрения, мышлению.

Индивидуальные различия в мыслительной деятельности людей могут проявляться в следующих качествах мышления: широта, глубина и самостоятельность мышления, гибкость мысли, быстрота и критичность ума.

Широта мышления — это способность охватить весь вопрос целиком, не упуская в то же время и необходимых для дела частностей. Глубина мышления выражается в умении проникать в сущность сложных вопросов. Качеством, противоположным глубине мышления, является поверхностность суждений, когда человек обращает внимание на мелочи и не видит главного.

Самостоятельность мышления характеризуется умением человека выдвигать новые задачи и находить пути их решения, не прибегая к помощи других людей.

Гибкость мысли выражается в ее свободе от сковывающего влияния закрепленных в прошлом приемов и способов решения задач, в умении быстро менять действия при изменении обстановки.

Быстрота ума — способность человека быстро разобраться в новой ситуации, обдумать и принять правильное решение. Торопливость ума проявляется в том, что человек, не обдумав всесторонне вопроса, выхватывает какую-то одну сторону, спешит дать решение, высказывает недостаточно продуманные ответы и суждения.

Определенная замедленность мыслительной деятельности может быть обусловлена типом нервной системы — малой подвижностью. Скорость умственных процессов есть фундаментальный базис интеллектуальных различий между людьми. Критичность ума — умение человека объективно оценивать свои и чужие мысли, тщательно и всесторонне проверять все выдвигаемые положения и выводы. К индивидуальным особенностям мышления относится предпочтительность использования человеком наглядно-действенного, наглядно-образного или абстрактно-логического вида мышления.

Можно выделить индивидуальные стили мышления.

Синтетический стиль мышления проявляется в том, чтобы создавать что-то новое, оригинальное, комбинировать несходные, часто противоположные идеи, взгляды, осуществлять мысленные эксперименты. Это теоретизированный стиль мышления, такие люди любят строить теории и свои выводы строят на основе теорий, любят замечать противоречия в чужих рассуждениях и обращать на это внимание окружающих людей, любят заострить противоречие и попытаться найти принципиально новое решение, интегрирующее противоположные взгляды, они склонны видеть мир постоянно меняющимся и любят перемены часто ради самих перемен.

Идеалистический стиль мышления проявляется в склонности к интуитивным, глобальным оценкам без осуществления детального анализа проблем. Особенность Идеалистов — повышенный интерес к целям, потребностям, человеческим ценностям, нравственным проблемам, они учитывают в своих решениях субъективные и социальные факторы, стремятся сглаживать противоречия и акцентировать сходство в различных позициях, легко без внутреннего сопротивления воспринимают разнообразные идеи и предложения, успешно решают такие проблемы, где важными факторами являются эмоции, чувства, оценки и прочие субъективные моменты, порой утопически стремясь всех и все примирить, объединить.

Прагматический стиль мышления опирается на непосредственный личный опыт, на использование тех материалов и информации, которые легко доступны, стремясь как можно быстрее получить конкретный результат (пусть и ограниченный), практический выигрыш. Поведение Прагматиков может казаться поверхностным, беспорядочным, но они придерживаются установки: события в этом мире происходят несогласованно и все зависит от случайных обстоятельств, поэтому в непредсказуемом мире надо просто пробовать. Прагматики хорошо чувствуют конъюнктуру, спрос и предложение, успешно определяют тактику поведения, используя в свою пользу сложившиеся обстоятельства, проявляя гибкость и адаптивность.

Аналитический стиль мышления ориентирован на систематическое и всестороннее рассмотрение вопроса или проблемы в тех аспектах, которые задаются объективными критериями, склонен к логической, методичной, тщательной (с акцентом на детали) манере решения проблем. Прежде чем принять решение, Аналитики разрабатывают подробный план и стараются собрать как можно больше информации, объективных фактов, используя и глубокие теории. Они склонны воспринимать мир логичным, рациональным, упорядоченным и предсказуемым, поэтому склонны искать формулу, метод или систему, способную дать решение той или иной проблемы и поддающуюся рациональному обоснованию.

Реалистический стиль мышления ориентирован только на признание фактов, и «реальным» является только то; что можно непосредственно почувствовать, лично увидеть или услышать, прикоснуться и т. п. Реалистическое мышление характеризуется конкретностью и установкой на исправление, коррекцию ситуаций в целях достижения определенного результата. Проблема для Реалистов возникает всякий раз, когда они видят, что нечто является неправильным, и хотят это нечто исправить.

Таким образом, можно отметить, что индивидуальный стиль мышления влияет на способы решения проблем, на способы поведения, на личностные особенности человека.

 


Возможности использования технологии критического мышления в начальной школе

31.05.2010/курсовая работа

Психология учителя при развитии критического мышления, его особенности и характеристики. Чувство иерархии, сцены, самовлиятельности, правила «игры в мышление». Использование рисунка и техники вопросов для развития критического мышления, их виды.

Возникновение практической деятельности и наглядно-действенного мышления

10.02.2010/реферат

Процесс зарождения логического мышления в ходе умственного развития ребенка. Смена ведущих форм деятельности как основа развития психики индивида. Предметно-манипулятивная деятельность в период раннего детства. Формирование наглядно-действенного мышления.

Восприятие, представление, мышление в психологии

6.10.2009/контрольная работа

Ощущение, восприятие, представление и мышление как познавательные процессы. Представление в психологии, его деление на представление памяти и воображения. Отражение в восприятии прошлого опыта человека. Изучение в психологии личностных качеств человека.

Индуктивный и ассоциативные виды мышления

28.03.2009/реферат

Умение специалиста работать со своим внутренним миром. Индуктивный и ассоциативный виды мышления и их связь с изучением психотерапии. Ассоциативное мышление. Супервизорские консультации. Средства познания, реагирования и размышления о проблемах пациентов.

Интуиция как вид творческого мышления

25.04.2010/реферат

Механизм творческого мышления, логика и интуиция как его компоненты. Процесс творческого решения задач. Понятие интуиции и ее основные виды. Эвристическая интуиция и «интуиция-суждение». Интуитивное решение как ключевое звено творческого процесса.


Л.С. Выготский «Мышление и его развитие в детском возрасте»

Л.С. Выготский «Мышление и его развитие в детском возрасте»

Сегодня, 17 ноября, исполняется 120 лет со дня рождения Льва Семеновича Выготского — выдающегося русского психолога, мыслителя, основателя культурно-исторической школы в психологии. В связи с этой памятной датой Высшая школа методологии публикует одну из лекций Льва Семеновича, посвященную мышлению и его развитию в детском возрасте. Эта работа входит в курс лекций, в котором помимо мышления рассматриваются восприятие, память, эмоции, воображение, проблема воли и их развитие в детском возрасте.

Сегодня у нас на очереди проблема мышления и его развития. Мы снова начнем анализ проблемы со схематического очерка тех теоретических концепций, которые в приложении к проблеме мышления имеют сейчас актуальное значение для психологии.

Как всегда, на первом месте с исторической точки зрения должна быть поставлена попытка ассоциативной психологии, которая впервые экспериментально взялась за разрешение проблемы мышления. Ассоциативная психология наткнулась здесь на огромные трудности: с точки зрения ассоциативного течения наших представлений оказалось чрезвычайно сложно объяснить целенаправленный характер мышления. Ассоциативная связь представлений в том и заключается, что одно представление вызывает другое, которое с ним связано по смежности или времени. Однако откуда возникает в потоке представлений целенаправленность мышления? Почему из этого потока представлений возникают такие ассоциации, которые относятся к поставленной перед нашим мышлением задаче? Каким образом возникает логическая планировка, логическое строение ассоциативного потока представлений? Чем, наконец, отличается мышление человека при решении определенной задачи от простого ассоциирования, когда одно слово нанизывается вслед за другим в ассоциативную цепь? На все эти вопросы ассоциативная психология не могла ответить иначе, как сделав попытку ввести дополнительные понятия, до тех пор в экспериментальной психологии неизвестные.

Первая попытка экспериментально объяснить целенаправленность и логически упорядоченный ход ассоциации в мыслительном процессе была сделана с помощью введения понятия персеверации, или персеверативной тенденции. Сущность ее в следующем: психологи стали допускать, что в нашем сознании наряду с ассоциативной тенденцией, которая заключается в том, что каждое представление, находящееся в сознании, имеет тенденцию вызывать другое, связанное с ним, была отмечена другая, как бы противоположная ей персеверативная тенденция. Сущность ее в том, что всякое представление, проникшее в сознание, имеет тенденцию укрепиться в этом сознании, задержаться в нем, а если это представление вытесняется другим, связанным с ним, то обнаруживается персеверативная тенденция ворваться в течение ассоциативного процесса и возвратиться к прежним ассоциациям, как только для этого окажется возможность.

Экспериментальные исследования ряда авторов показали, что такая персеверативная тенденция действительно присуща нашим представлениям как в свободном течении ассоциаций, так и в упорядоченном течении, когда мы подбираем их по какому-нибудь установленному заранее порядку.

Из соединений ассоциативной и персеверативной тенденций психология того времени и пыталась объяснить процесс мышления. Наиболее красноречивое выражение эта идея нашла у Г. Эббингауза, который дал классическое определение мышления, сказав, что оно представляет собой нечто среднее между навязчивой идеей и вихрем, скачкой идей.

Навязчивая идея является, как вы знаете, такой персеверацией в сознании, от которой человек не может освободиться. Она переживается как точка, в которую уперлось сознание, с которой оно не может быть сдвинуто произвольным усилием. Вихрь или скачка идей означает такое патологическое состояние нашего сознания, которое характеризуется обратным явлением: мышление не может длительно остановиться на одном пункте, но одна идея сменяется другой по внешнему созвучию, по образному сходству, по случайному совпадению, по внешнему впечатлению, которое врывается в ход этого мышления; в результате создается впечатление скачки идей, которая, как известно, обнаруживается в клинической картине маниакального возбуждения. По мнению Эббингауза, следовательно, мышление — нечто среднее между крайним выражением персеверативной тенденции, которая имеет место в навязчивой идее, и крайним выражением ассоциативной тенденции, которая проявляется в скачке или вихре идей.

Пример, который берет Эббингауз, чрезвычайно прост и груб и поясняет основные взгляды того времени с достаточной наглядностью. Представьте себе, говорит Эббингауз, человека, который находится в закрытой комнате, зная, что в доме пожар, и ищет средства спастись. Как он будет вести себя? С одной стороны, поведение его будет напоминать поведение больного, который страдает скачкой идей. Он будет то бросаться от окна к двери, то ждать помощи и, не дождавшись, опять бросаться. Его мысли будут перепрыгивать с одного на другое. Но, с другой стороны, его поведение будет напоминать поведение человека с навязчивой идеей: что бы он ни предпринимал, имеется центральное представление, которое персеверирует в его сознании и определяет его течение идей, — это мысль о том, как бы спастись из горящей комнаты. Там, где мышление работает правильно, оно обеспечивает некоторый устойчивый момент, персеверирующее представление; в данном случае эту функциональную задачу выполняет то, о чем мы думаем, что является предметом нашего мышления; в эту минуту оно и является в сознании персеверирующим представлением, а вся развертывающаяся цепь ассоциаций, которая проходит в сознании и из которой мы отбираем то, что нужно нашей мысли, все это быстрое движение ассоциативной цепи будет олицетворять другую, противоположную тенденцию — ассоциативную.

Из расщепления этих двух тенденций Эббингауз объяснял мышление больного человека с навязчивым состоянием и со скачкой идей. Он указал, что обе эти тенденции присущи нормальному сознанию, но находятся в расщепленном виде в психозе. Развитие ребенка объяснялось им следующим образом. Ребенок в самом раннем возрасте обнаруживает чрезвычайно ясную персеверативную тенденцию. Он с чрезвычайной стойкостью застревает на интересном впечатлении, вызывает его неутомимо, много раз подряд; как известно из ряда примеров, он вновь и вновь возвращается к занимающему его предмету. Таким образом, персеверативная тенденция, придающая всему процессу известное единство, свойственна ребенку с раннего возраста; точно так же свойственна ему и ассоциативная тенденция, тенденция к смене деятельности, к смене представлений. Вся беда в том, что у ребенка тенденции не объединены, не сотрудничают друг с другом настолько планомерно и согласованно, чтобы в результате получился процесс логического мышления, как это имеет место у взрослого человека.

Таким образом, процесс развития детского мышления для ассоциативной психологии, верной своим тенденциям, сводился к тому, что элементы, из которых строится функция мышления, — ассоциативная и персеверативная тенденции — с самого начала были не объединены и лишь в процессе развития возникает объединение этих тенденций, их цементирование, что и составляет главную линию в развитии детского мышления.

Несостоятельность этой точки зрения очень скоро обнаружилась в эксперименте, и была сделана последняя теоретическая попытка спасти основной скелет ассоциативной концепции мышления, которая принадлежит немецкому психологу Н. Аху.

Как известно, Ах исходит в своих первых исследованиях, посвященных проблеме мышления, из недостаточности объяснения процессов мышления с помощью этих двух тенденций — ассоциативной и персеверативной. Он показывает, что с точки зрения одной только ассоциации и персеверации мы не в состоянии объяснить разумный характер мышления, ибо мы можем великолепно себе представить, что наличие и устойчивости представления, и разбегающихся от него в разные стороны ассоциативных цепей может отнюдь не быть связано с осмысленным, разумным характером движения этих ассоциативных цепей. 

Неудачи попыток такого объяснения и привели к тому, что дорога экспериментов детского мышления разбилась на три русла.

Одно русло приводит к современному бихевиоризму, оно воскрешает по существу это старое учение. Это русло представлено теорией Д. Уотсона и его единомышленников, которые рассматривают процесс мышления как простую ассоциативную смену первичных движений, проявляющихся либо в зачаточной, либо в открытой форме; теория Уотсона довела до конца эту идею, соединяя ассоциативную и персеверативную тенденции в теорию проб и ошибок. В теории проб и ошибок, которая первоначально была выдвинута для объяснения поведения животных в трудных ситуациях, мы находим действительно чистейшее психологическое выражение такой комбинации ассоциативной и персеверативной тенденций, ибо животное, действуя методом проб и ошибок, ведет себя совершенно так же, как гипотетический человек у Эббингауза, мышление которого выводится из комбинации ассоциативных и персеверативных тенденций.

По выражению одного из наиболее крупных представителей этой школы, гвоздь проблемы ассоциативизма заключается в том, чтобы объяснить, каким образом из механически действующих тенденций возникает осмысленная, разумная деятельность. Разрешение этой проблемы, говорит он, было подобно разрешению проблемы с колумбовым яйцом. Нужно было только объявить, что так называемая разумная деятельность при человеческом мышлении на самом деле является иллюзией, она нам только кажется или представляется разумной вследствие своей практической полезности, вследствие того, что она приводит к ценному приспособительному результату, а на самом деле она всегда строится по типу проб и ошибок, т. е. всегда возникает как случайный результат из слепой игры ассоциативных процессов, направляемых персеверирующим стимулом, который все время гонит эти ассоциативные процессы в определенном направлении. Таким образом закончилось одно из ответвлений, на которые разбилась сейчас мысль психологов.

Другие психологи пошли в противоположном направлении. У них не хватило ни мужества, ни достаточной веры в правду ассоциативных принципов (которые к этому времени зашатались), для того чтобы сделать последовательный вывод о том, что из неразумных элементов может быть построена модель разумной по существу деятельности. Они пытались во что бы то ни стало сохранить возможность объяснения действительно разумного характера человеческого мышления, не прибегая при этом к каким-нибудь идеям, которые коренным образом разрушили бы основные предпосылки ассоциативной психологии. Таков был путь всей серии работ Аха, в свое время составившего целую эпоху в изучении мышления. Н. Ах решил искать источник разумного человеческого мышления, возникающего из слепой игры механических тенденций, в воле. Его первая работа «Волевая деятельность и мышление» выясняет их соотношение. В экспериментальной работе Ах раскрыл волевую деятельность как деятельность, связанную с новой тенденцией, и к двум уже существовавшим в экспериментальной психологии общепризнанным тенденциям — персеверативной и ассоциативной — прибавил третью — детерминирующую тенденцию. Из комбинации трех тенденций он пытался вывести разумный характер человеческого мышления и наметить путь, противоположный тому, которым пошли бихевиористы. Существо детерминирующей тенденции в том, что наряду с такими первичными тенденциями, как ассоциативная и персеверативная, существует отдельное представление, которое обладает детерминирующей силой, т. е. способностью регулировать течение ассоциативного процесса так, как мы регулируем его сознательным волевым усилием, когда стараемся думать разумно и не даем нашим мыслям отвлечься. Такая способность детерминированно-ассоциативного представления, по Аху, присуща не всякому представлению, а только целевому, т. е. такому, которое в самом себе содержит цель деятельности.

Таким образом, вступив на телеологическую почву для выяснения этого явления, Ах пытался противопоставить свою теорию, с одной стороны, крайне идеалистической, виталистической теории вюрцбургской школы, которая исходила из первичного телеологического характера мышления, а с другой — старой механистической ассоциативной школе. Комбинацией этих трех тенденций Ах пытается объяснить главнейшие основы мышления и показать, как с присоединением телеологически действующего целевого представления, регулирующего ход слепой игры ассоциативного процесса, возникает разумный характер нашего мышления. Однако это был тупик, и теоретический и экспериментальный, как и тот путь, которым пошла ассоциативная психология.

Третий путь, исторически подготовленный всем развитием психологии, являющийся реакцией на атомистический характер ассоциативной школы, был путем открыто идеалистическим. Пересмотр основного учения ассоциативной школы был произведен так называемой вюрцбургской школой, группой психологов — учеников О. Кюльпе. Как известно, основная идея учеников Кюльпе, как и основная идея экспериментальных работ этой школы, заключалась в том, что мышление было строго-настрого отделено от остальных процессов психической деятельности. 

В то время как по отношению к памяти и к другим моментам психической деятельности ассоциативные законы признавались сохраняющими полную силу, по отношению к мышлению они объявлялись неосновательными.

Первое, что сделала вюрцбургская школа (она хорошо известна, и поэтому я могу остановиться на этом схематически), следующее: она подчеркнула абстрактный, нечувственный, ненаглядный, безобразный характер нашего мышления; она, как и парижская школа, работавшая в этом смысле с ней заодно, школа, которую возглавлял А. Бине, показала в ряде исследований, что состояния сознания, которые богаты образами (например, наши сновидения), бедны мыслью и, наоборот, состояния, богатые мыслью (например, игра великих шахматистов в исследовании Бине), бедны образами. Развитие этих исследований показало: здесь происходит переживание, при котором чрезвычайно трудно уловить какой-нибудь образный, конкретный характер, часто оно совершается так, что мы даже не можем уловить слов, сопровождающих мышление. Если образы и отдельные слова и появляются в нашем переживании и могут быть зарегистрированы при самонаблюдении, то в процессах мышления они, скорее, носят случайный и поверхностный характер, но никогда не образуют существенного ядра этих процессов. Догма о безобразном и нечувственном характере мышления сделалась исходным пунктом для крайне идеалистической концепции мышления, вышедшей из вюрцбургской школы. Основная философия этой школы заключалась в том, что мышление объявлялось столь же первичной деятельностью, как и ощущение. Эта буквальная формулировка, принадлежавшая Кюльпе, стала лозунгом всего этого движения.

В отличие от ассоциативной психологии психологи этой школы отказались выводить мышление из комбинации более элементарных тенденций, присущих нашему сознанию, и говорили, что мышление представляет, с одной стороны, совершенно иную психическую деятельность, чем более элементарные, низшие виды психической деятельности, а с другой — что мышление столь же первично, как и ощущение, что мышление, следовательно, не зависит от опыта. Таким образом, первичная функция мышления понималась ими как необходимая психическая предпосылка сознания человека.

Когда мышление стало рассматриваться таким способом, то, по выражению Кюльпе, точно с помощью волшебной палочки неразрешимая для прежних поколений психологов задача вдруг отпала сама собой. Ведь трудность для естественнонаучных психологов (и в первую очередь ассоциативной школы) заключалась в объяснении разумного характера мышления; здесь же характер мышления принимался как нечто первичное, изначально присущее самой этой деятельности, столь же не требующее объяснения, как и способность человеческого сознания ощущать. Поэтому естественно, что эту школу приветствовал тогда впервые народившийся и себя до конца осознавший психовитализм в лице Г. Дриша и других исследователей, которые пытались, показать, будто психология, идя от высшей формы абстрактного мышления взрослого человека, пролагает пути для того, чтобы понять: разумная жизненная сила представляет не поздний продукт длительного развития, но является чем-то изначально заложенным в живой материи. Допущение наличия разумного живого начала, говорит Дриш, столь же необходимо для объяснения развития человеческого мышления, как и для объяснения поведения какого-нибудь червяка. Целесообразность жизни стала рассматриваться виталистами в том же плане, как и разумная целесообразная деятельность, проявляющаяся в высших формах человеческого мышления.

Таковы были три разветвления экспериментальной мысли исследователей, пытавшихся вырваться из того тупика, в который проблема мышления была загнана бесконечными попытками ассоциативной психологии путем различных комбинаций вывести из бессмысленной игры ассоциативных тенденций разумный характер, осмысленную деятельность человеческого мышления.

Я не буду сейчас останавливаться ни на более сложных отношениях, существовавших между этими отдельными школами в учении о мышлении, ни на целом ряде новых путей разрешения этих проблем, которые возникали в это время или значительно позже. Всякий прекрасно знает, что если вюрцбургская школа и современные бихевиористы рождены неудовлетворенностью ассоциативной психологии, то по отношению друг к другу они представляли собой противоположные школы и бихевиоризм явился в известной мере реакцией на учение вюрцбургской школы.

В истории интересующей нас проблемы несколько своеобразное место занимает структурная теория мышления. В то время как все только что упомянутые разветвления возникли в противовес ассоциативной школе, правильное понимание гештальт-теории становится возможным, если принять во внимание некоторые исторические условия ее появления. Логически она противопоставлена ассоциативной психологии. Возникает иллюзия, что она появилась непосредственно после ассоциативной психологии. Исторически было иначе. Ассоциативная психология породила целый ряд направлений, из которых я указал на три главнейших. Эти направления привели к тупику, который проявился в том, что возникли в максимально чистом, как бы разложенном виде виталистическая и механистическая линии в теории мышления. Только тогда, когда они потерпели поражение, когда обе они завели экспериментальное исследование в тупик, только тогда возникает структурная теория.

Центральная задача структурной психологии — преодоление ассоциативной психологии, но преодоление ее не методом виталистического и вместе с тем не методом механистического мышления. Наиболее ценный эффект структурной психологии — это сделанные ею описания. Структурная психология попыталась перевести самое исследование в такую плоскость, где была бы сохранена возможность движения научного исследования без того, чтобы оно немедленно уперлось в один из двух тупиков буржуазной мысли — механицизм или витализм. Вся полемика, относящаяся сюда, хорошо изложена у К. Коффки. Подробно останавливаться на этом я не буду. Скажу только, что структурная психология оказалась наименее продуктивной для решения проблемы мышления. Если не считать исследования М. Вертгаймера «Психология продуктивного мышления» и работы А. Гельба и К. Гольдштейна, занимавшихся проблемами психопатологии, то структурная психология дала в области мышления только одну основную и очень известную работу Келера. Эта работа явилась в свое время большим шагом в зоопсихологии. Она хорошо известна, и о ней я говорить не буду.

Работа Келера, однако, как ни странно, привела к созданию своеобразной тенденции в психологии, которую легче всего иллюстрировать на примере концепции мышления в детской психологии, так близко стоящей к нашей теме. Речь идет о своеобразной биологической струе в теории мышления, достаточно хорошо экспериментально аранжированной и стремившейся в биологическом подходе к человеческому мышлению преодолеть крайне идеалистическое воззрение вюрцбургской школы.

Наиболее полное выражение течения, возникавшие в связи с этим новым этапом в развитии теории мышления, нашли во втором томе известного исследования О. Зельца, где целая часть посвящена соотнесению данных келеровских опытов над шимпанзе с данными опытов над продуктивностью мышления человека, полученными самим Зельцем. Указанные течения отражены и в работах К. Бюлера. О. Зельц, как и Бюлер, вышел из вюрцбургской школы и стал на позицию, соединяющую вюрцбургскую школу с адептами структурной психологии, находя примирение тому и другому в биологической концепции мышления.
В детской психологии, как известно, широчайшее развитие этих взглядов представлено в работах Бюлера. Он прямо говорит, что биологическая точка зрения и детство были спасительным выходом из того кризиса, которым была охвачена теория мышления в вюрцбургской школе. Этот выход и дан в работах Бюлера, для которого мыслительная деятельность ребенка рассматривается прежде всего в биологическом плане и представляет недостающее звено между мышлением высшей обезьяны и мышлением исторически развитого человека.

Таким образом, помещая детское мышление между этими двумя крайними звеньями и рассматривая его как переходную биологическую форму от чисто животных к чисто человеческим формам мышления, эти авторы пытались из биологических особенностей ребенка вывести специфические особенности его мышления.

Как это ни покажется странным на первый взгляд, но мне думается, что к той же исторической ветви (или к той же исторической группе теорий) относится и теория Ж. Пиаже, достаточно известная у нас, для того чтобы на ней не останавливаться. Однако об этой теории непременно нужно упомянуть, потому что она не только связана с богатейшим фактическим материалом, который она внесла в современное учение о детском мышлении, но и потому, что некоторые вопросы, затронутые в ряде сходных учений только в зачаточном виде, здесь смело доведены до логического конца.

Идея соотношения биологических и социальных моментов в развитии мышления занимает основное место в этой теории. Концепция Пиаже в этом отношении чрезвычайно проста. Пиаже принимает вместе с психоанализом 3. Фрейда и с примыкающим к нему Э. Блейлером, что первичная ступень в развитии мышления ребенка — мышление, руководимое принципом удовольствия, иначе говоря, что ребенок раннего возраста мыслит по тем же мотивам, по каким он стремится ко всякой другой деятельности, т. е. для получения удовольствия. В зависимости от этого мышление ребенка раннего возраста представляется Пиаже, как и этим авторам, чисто биологической деятельностью полуинстинктивного порядка, направленной на получение удовольствия.

Эту мысль ребенка Блейлер называет аутистической мыслью, Пиаже называет по-разному — то ненаправленной (в отличие от логической, направленной, мысли ребенка более зрелого возраста), то сновидной, поскольку она находит более яркое выражение в сновидениях, в частности в сновидениях ребенка. Во всяком случае, в качестве исходной точки Пиаже берет ту же аутистическую мысль, о которой он очень образно говорит, что она не столько мысль в нашем смысле, сколько свободно витающая мечта. Однако в процессе развития ребенка происходит его постоянное столкновение с социальной средой, которая требует приноровления к способу мышления взрослых людей. Здесь ребенок обучается языку, который диктует строгое расчленение мысли. Язык требует оформления социализации мысли. Поведение ребенка в среде требует от него понимания мысли других, ответа на эту мысль, сообщения собственной мысли.

Из всех этих способов общения возникает тот процесс, который Пиаже образно называет процессом социализации детской мысли. Процесс социализации детской мысли напоминает в его изображении процесс «социализации частной собственности». Детское мышление как нечто, принадлежащее ребенку, составляющее «его личную собственность» как известной биологической особи, вытесняется, замещается формами мышления, которые ребенку навязаны окружающей средой. Переходную, или смешанную, форму между этой аутистической, сновидной мыслью ребенка и социализированной, логической мыслью человека, которая потеряла характер «личной собственности», потому что она совершается в формах и понятиях, логически контролируемых, занимает, по Пиаже, эгоцентризм детской мысли — эта переходная ступень от детской мысли к социализированной и логической мысли взрослого человека. Таков подход Пиаже к основным вопросам мышления.

Если попытаться сделать некоторые общие выводы из беглого и схематического рассмотрения главнейших теоретических позиций, сложившихся с психологии мышления, то мне кажется, что, не отваживаясь на слишком большие обобщения исторического и теоретического характера, можно с несомненностью констатировать: эти течения в конечном счете концентрируются вокруг одной большой проблемы, которая была поставлена перед психологией в годы расцвета ассоциативной школы, на которой, в сущности говоря, потерпели крушение все эти направления и из различного разрешения которой берут начало все эти многообразные школы. Я имею в виду проблему мысли, того, как объяснить возникновение разумного, осмысленного характера мысли, наличия смысла в той деятельности, которая по преимуществу является деятельностью, направленной на установление смысла вещей. Проблема смысла, проблема разумного характера мышления в конечном счете и является центральной для целого ряда направлений, какими бы чуждыми друг другу они ни казались; более того, они именно потому и чужды друг другу, что исходят часто из диаметрально противоположных попыток разрешить эту проблему, но и родственны друг другу потому, что все стремятся собраться в одну точку, чтобы, исходя из этой точки, разрешить основную проблему.

Как же, исходя из положений этих школ, понять возникновение разумной, целесообразной мыслительной деятельности в ряду других психических функций?

Как известно, невозможность разрешить эту проблему, с одной стороны, продиктовала вюрцбургской школе открытое идеалистическое движение в сторону Платона и его идей. Это сформулировал, определяя свой путь, сам Кюльпе. С другой стороны, невозможность разрешить эту проблему привела бихевиористов к утверждению, что разумность — иллюзия, что осмысленный характер этой деятельности просто объективно полезный приспособительный результат в сущности неразумных проб и ошибок.

Попытка так или иначе разрешить вопрос о происхождении смысла пронизывает и всю работу Пиаже. Как он пишет, им руководит ряд отдельных положений, взятых им от Э. Клапареда. Странным противоречием называет Пиаже то, что мышление ребенка в одно и то же время и разумно и неразумно.

Всякий знает из простейшего столкновения с детьми, что мышление ребенка действительно двойственно в этом отношении. Но поскольку, продолжает Пиаже, характер мышления двойствен, одни сосредоточивали свое внимание на неразумном характере мышления и ставили задачу доказать, что детское мышление неразумно, что ребенок мыслит нелогически, что там, где мы ожидали бы у ребенка логическую операцию, на самом деле выступает операция алогическая. Но, говорит он, ребенок с первых же моментов, как только формируется у него мышление, обладает всем хотя и неразвернутым, но вполне законченным аппаратом мышления.
Как известно, К. Бюлеру принадлежит идея, что мышление в готовом виде содержится уже в простейших формах интеллектуальной жизни ребенка. Мы видим, говорит он, что в первые 3 года жизни основной путь развития логического мышления завершается и нет ни одного такого принципиально нового шага в области мышления, который делает ребенок за всю последующую жизнь и который не содержался бы уже в инвентаре мышления трехлетнего ребенка.

Таким образом, одни на первый план выдвигали апологию детского мышления, сближали его с мышлением взрослого человека и делали попытки абсолютизировать логический характер детского мышления в раннем возрасте; другие, наоборот, пытались доказать глупость ребенка, доказать, что ребенок не способен к нашему мышлению. Задачей Пиаже было охватить оба этих противоречивых аспекта мышления, так как они даны наблюдателю одновременно, и постараться показать, как детское мышление соединяет в себе черты логики и алогизма. Для этого, говорит он, нет лучшей гипотезы, чем искать источник этих противоречий в двух разных ключах, пробивающихся из земли в разных местах.

Логическое начало мышления Пиаже выводит из социальной жизни ребенка, алогический характер детского мышления — из первичной аутистической детской мысли. Таким образом, картина детского мышления на каждой новой возрастной ступени объясняется тем, что в ней в разных пропорциях смешано логическое, которое, по Пиаже, всегда социализировано и идет извне, с алогическим, присущим самому ребенку. Эта идея, говорит исследователь, единственно оставшийся путь для психологии, чтобы спасти само мышление. Она определяет и научный метод его работы, выводящий проблему из тупика бихевиоризма. Для последнего самое мышление превращалось в деятельность, о которой Уотсон говорил, что она принципиально ничем не отличается ни от игры в лаун-теннис, ни от плавания.

В этой невозможности подойти к изучению происхождения разумных, осмысленных форм мышления и состоит тот тупик, к которому пришла современная буржуазная психология.

Позвольте мне во второй части лекции, как мы обычно делаем, перейти от общего рассмотрения теоретических вопросов к изложению фактического материала и попыток решения той проблемы, которая стоит в центре всех путей исследования. Эта проблема может иметь, мне думается, центральное значение, для современных исследований детского мышления. Это проблема смысла, или разумности, детской речи.

 Откуда и как возникает разумный характер детского мышления? Эта проблема, как мы видели, центральная для теоретических концепций, которые я затрагивал до сих пор.

Конкретно, я думаю, лучше остановиться на одном узком аспекте проблемы, потому что ни один вопрос детской психологии сейчас не является настолько обширным и богатым по содержанию, трудно исчерпываемым в коротких лекциях, как этот; поэтому целесообразно сосредоточить внимание на чем-то одном, что может представлять центральное значение для ряда проблем.

Эта сторона прежде всего сводится к проблеме мышления и речи и их взаимоотношениям в детском возрасте. Дело в том, что проблема смысла, разумности детской речи также в конечном счете упиралась во всех указанных направлениях в проблему мышления и речи. Как мы знаем, вюрцбургская школа видела доказательство первичности мышления в неречевом характере мышления. Одно из основных положений вюрцбургского учения о мышлении то, что слова играют роль внешнего одеяния для мысли и могут служить более или менее надежным ее передатчиком, но никогда не имеют существенного значения ни для структуры процессов мышления, ни для его функционирования.

Наоборот, в бихевиористской школе, как известно, имелась тенденция противоположного характера, выражающаяся в тезисе: мышление — это и есть речь, ибо, желая вытравить из мышления все, что не укладывается в рамки навыков, исследователь естественно приходит к тому, что рассматривает речевую деятельность как мышление в целом, как деятельность, которая не только представляет речевую форму мышления, не только образует известную сторону мышления, но и исчерпывает его в целом. Вопрос об отношении речи и мышления стоит в центре тех психологических фактов, к которым мы обратимся. Мы рассмотрим это на примерах, связанных с развитием детской речи. Известно, что в развитии речи, в овладении внешней стороной речи ребенок идет от отдельных слов к фразе и от фразы простой к фразе сложной, к сочетанию фраз и предложений; столь же ясно и столь же давно было открыто, что в овладении семической (смысловой) стороной речи ребенок идет обратным путем.

В овладении внешней стороной речи ребенок сначала произносит слово, затем предложение из 2 слов, затем из 3-4 слов, из простой фразы постепенно развивается сложная фраза, и только через несколько лет ребенок овладевает сложным предложением, главными и придаточными частями и цепью этих предложений, составляющих более или менее связный рассказ. Ребенок идет, таким образом, казалось бы, подтверждая основные положения ассоциативной психологии, от части к целому. Когда в детской психологии господствовала догма о том, что смысловая сторона речи — это слепок с внешней стороны, психологи делали ряд ошибочных выводов. В частности, сюда относится фигурирующее во всех учебниках положение, которое, мне кажется, сейчас атакуется более, чем другое какое-нибудь положение старой психологии, именно положение о том, что и в развитии представлений о внешней действительности ребенок идет тем же путем, каким он идет в развитии речи. Как речь ребенка начинается с отдельных слов, имен существительных, обозначающих отдельные конкретные предметы, так же, полагали некоторые исследователи, в частности В. Штерн, и восприятие действительности начинается с восприятия отдельных предметов. Это знаменитая субстанциональная, или предметная, стадия, отмеченная у Штерна и у других авторов. Параллельно с тем, как во внешней стороне речи ребенка появляется двухсловное предложение, вводится сказуемое и ребенок овладевает глаголом, в восприятии появляется действие, вслед за ним качество, отношение, иначе говоря, наблюдается полный параллелизм между развитием разумного представления ребенка об окружающей действительности и овладением внешней стороной речи. Для того чтобы не упрощать эту теорию, я должен сказать, что уже Штерну было известно, когда он впервые формулировал эту идею, что хронологического параллелизма здесь не существует, т. е. все эти стадии в развитии детского представления, детской апперцепции, как говорит Штерн, не совпадают хронологически с соответствующими стадиями в развитии внешней стороны детской речи, например, когда ребенок находится на стадии изолированных слов, он стоит на предметной стадии и в восприятии. Факты показали, что предметная стадия в восприятии длится значительно дольше. То же самое относится и к стадии действия, когда ребенок начинает произносить двухсловные предложения. И здесь происходит хронологический разрыв во внешней стороне речи и смысловой деятельности ребенка. Однако Штерн и ряд других исследователей полагали: при хронологическом разрыве существует логически полное соответствие, как он выражается, между продвижением ребенка в овладении логической структурой речи и в овладении ребенком внешней стороной речи.

Ж. Пиаже использовал это положение, показав, что при этом раскрывается в проблеме речи и мышления. Ведь речь как основной источник социализации мысли является для Пиаже главным фактором, с помощью которого в нашу мысль вносятся логические законы, свойства, позволяющие ребенку общаться с другими. Наоборот, все связанное с алогическим источником собственной детской мысли — это мысль несловесная, несмысловая.

Таким образом, во всех этих теориях проблема осмысленности, разумного характера мышления в конечном счете в качестве центрального практического вопроса ставит вопрос об отношении мышления и речи. Я не буду останавливаться на тех материалах и соображениях по этому вопросу, которые худо ли, хорошо ли, но достаточно широко и пространно изложены в ряде работ, в том числе и русских.

Я ставлю этот вопрос вне обсуждения и сосредоточу внимание лишь на тех узловых пунктах, где смысл мышления, его разумный характер связывается с речью, иначе говоря, на тех пунктах, где, как говорит Пиаже, тончайший волосок отделяет логическое от алогического в детском мышлении. Эта проблема в современном экспериментальном исследовании как психологии взрослого человека, так и психологии ребенка стала занимать все более и более центральное место. Я не нашел лучшей возможности привести в коротком изложении эту проблему, чем суммарно остановиться на выводах из соответствующих работ.

Главнейший итог работ — установление того, что речевое мышление — это сложное образование неоднородного характера. Вся осмысленная речь в функционально развитом виде имеет две стороны, которые должны отчетливо различаться экспериментаторами. Это то, что принято называть в современных исследованиях фазической стороной речи, имея в виду ее вербальную сторону, то, что связано с внешней стороной речи, и семической (или семантической) стороной речи, т. е. смысловой стороной, которая заключается в наполнении смыслом того, что мы говорим, в извлечении смысла из того, что мы видим, слышим, читаем.

Отношение этих сторон обычно формулировалось в негативной форме. Исследователями было установлено и на ряде фактов подтверждено, что фазическая и семическая, т. е. вербальная и смысловая, стороны речи не появляются сразу в готовом виде и в развитии не идут одна параллельно другой, не являются слепком одна другой.

Возьмем простой пример, на котором исследователи часто иллюстрируют свои идеи. Пиаже использовал этот пример для того, чтобы показать: логические ступени, по которым проходит разумное мышление ребенка, плетутся в хвосте его речевого развития. Трудно, говорит Пиаже, найти более разительное доказательство того факта, что именно речь внедряет логические категории в мышление ребенка. Не будь речи, ребенок никогда не пришел бы к логике. Полное замыкание ребенка внутри себя никогда, по мнению Пиаже, не пробило бы и легчайшей бреши в стене алогизма, который окружает детское мышление.

Однако исследования показали, что самое трагическое в этом вопросе, как установлено теми же авторами, в частности Штерном, следующее: все нам известное о смысловом развитии детской речи противоречит этому тезису. И психологически просто непонятно, как Штерн, такой сильный мыслитель в области психологии, и другие не заметили зияющего противоречия между отдельными частями своей системы. В частности, самое интересное из того, что в прошлом году говорил Штерн в Москве, относилось к его психологической исповеди о том, как для него в течение десятков лет оставалась незамеченной такая простая мысль, которая теперь кажется ему столь же очевидной, «как письменный прибор на столе».

Сущность заключается в том, что смысловая сторона первого детского слова не имя существительное, а однословное предложение, мысль, которую хорошо описал сам Штерн. Уже отсюда ясно, что ребенок, который произносит отдельные слова, на самом деле в смысловую сторону слова вкладывает не познание предмета (как взрослый), а целое, обычно очень сложное, предложение или цепь предложений. Если детское однословное предложение перевести на наш язык, то нам потребуется целая фраза. Как показал А. Валлон, нужно употребить развернутую фразу, состоящую из ряда предложений, для того чтобы в мысли взрослого дать эквивалент простого, однословного предложения ребенка. Превосходство исследований этих авторов над работами Штерна проистекает из того, что Штерн был лишь наблюдателем своих собственных детей, в то время как Валлон и другие подошли к проблеме экспериментально и стали выяснять, что скрывается за значением первого детского слова. Так получился первый вывод, который является отправным пунктом и который я мог бы сформулировать: в то время как при овладении внешней стороной речи ребенок идет от одного слова к фразе и от простой фразы к сочетанию фраз, при овладении смыслом он идет от сочетания фраз к выделению отдельной фразы и от отдельной фразы к выделению сочетания слов и лишь в конце — к выделению отдельных слов.

Оказалось, что пути развития семической и фазической сторон детской речи не только не представляют собой зеркального слепка, а в известном отношении обратны друг другу.

Я обещал не называть относящихся сюда отдельных экспериментальных исследований, но не могу мимоходом не указать значения проблемы в целом, которая стала нам ясна только сейчас. В экспериментальном исследовании развития смысловой стороны детской речи, как она проявляется в опыте с описанием картинки, мы могли установить, что все намечаемые стадии предметности, действия и т. д. являются, в сущности говоря, не стадиями, по которым течет процесс развития детского разумного восприятия действительности, а ступенями, по которым проходит развитие речи. Прослеживая процесс развития деятельности драматизации, мы сумели показать, что там развитие идет обратным путем, и ребенок, стоящий на фазе называния предметов, в действии передает содержание в целом. Аналогичные опыты, проделанные на основании указаний А. Валлона, Люиса и других, показали, что, когда ребенок поставлен в необходимость систематизировать значение своего первого слова, он в этой ситуации передает значение связно и отнюдь не указывает на какой-нибудь отдельный предмет.

Не сознавая этого, Пиаже в совершенно другом исследовании в сущности тоже чрезвычайно близко подошел к этому предмету, но истолковал его с той же точки зрения, как истолковывал раньше. Он указывал, что категории детского мышления идут параллельно развитию речи, но только проходят эти ступени позже, что они плетутся в обозе; он показал, что ребенок раньше овладевает речевыми синтаксическими структурами вроде «потому что», «так как», «несмотря на», «хотя», «если бы», «после того как» и т. д., т. е. овладевает сложными речевыми структурами, назначение которых передать причинные, пространственные, временные, условные, противопоставительные и другие зависимости и взаимоотношения между мыслями, задолго до того, как в его мышлении дифференцируются эти сложные связи. Пиаже приводит этот факт в доказательство своей излюбленной мысли, что логика внедряется в ребенка извне вместе с речью, что ребенок, овладевая внешней речью и не овладевая соответствующими формами мышления, еще находится на эгоцентрической ступени мышления. Однако (ставя это в контекст того, о чем идет речь) Пиаже говорит о том, что и во временном отношении моменты овладения речевым выражением сложного предложения и моменты овладения синтезом и логическим выражением в этих синтаксических формах не совпадают. Вся дальнейшая работа Пиаже показала, что они не только хронологически не совпадают, как утверждает Пиаже, но они не совпадают и с точки зрения структуры. Иначе говоря, последовательность в овладении логическими структурами, которые для нас выражаются в синтаксической форме речи, с одной стороны, и последовательность в развитии этих синтаксических форм речи, с другой, не только не совпадают во времени, но и по структуре идут противоположными путями. Вспомните, что развитие детской речи идет от слова к фразе, в то время как развитие смысла в детских высказываниях идет от целой фразы к отдельным словам.

Если бы мы обратились к другой области современного экспериментального исследования, то увидели бы, что в функционировании развитой человеческой мысли, как оно представляется каждому из нас, сами процессы мышления и речи не совпадают друг с другом. В отрицательной части этот тезис известен давно, но экспериментаторам он стал доступен буквально несколько лет назад. Что же показывают эти исследования? Они показывают то, что, строго говоря, в психологическом и лингвистическом анализе в общей форме было установлено и раньше, но что экспериментально удалось создать, проанализировать и раскрыть в причинной связи и зависимости только недавно.

Если мы рассмотрим любую грамматическую, синтаксическую форму, любое речевое предложение, то увидим, что грамматическая форма этого предложения не совпадает с соответствующим смысловым единством, которое выражается в данной форме.

Самое простое соображение идет из области простейшего анализа языковых форм. Скажем, если в школьной грамматике старого времени учили, что существительное есть название предмета, то с логической точки зрения мы знаем, что имя существительное — одна из грамматических форм — фактически обозначает различные грамматические категории, например, слово «изба» является существительным, названием предмета, слово «белизна» аналогично слову «изба» по грамматической стороне, но слово «белизна» — это название качества, как «борьба», «ходьба» — названия действия. В результате несовпадения логического значения с грамматической формой и возникла в грамматике борьба между школами, по-разному подходившими к необходимости различать языковые формы, их судьбу и типы, смысловое наполнение этих форм. Сравнительные исследования Першица выражения мысли на разных языках, в которых существуют разные грамматические формы, например на французском и русском языках (во французском языке существует несколько видов прошедшего времени и два вида будущего времени, а в русском языке — только одна форма будущего времени), показали, что и здесь семантическое наполнение фраз, т. е. смысловое наполнение, речевая сторона не совпадают по структуре. В частности, приведу последний из примеров этого ряда — пример из опытов, которые были поставлены в связи с предложением Пешковского, занимавшегося психологическим анализом русского синтаксиса. Эти опыты показали, что в различных психологических ситуациях различная по психологической природе мысль находит одну и ту же речевую формулировку, что психологически подлежащее и сказуемое никогда не совпадают непосредственно с грамматическим сказуемым и подлежащим и что ход мысли часто бывает обратным ходу построения соответствующей фразы.

Все эти факты, взятые вместе, дополненные экспериментальными наблюдениями и исследованиями над патологическим материалом, т. е. над различными формами нарушения, расстройства речи и мышления, привели исследователей к убеждению: фазическая и смысловая стороны речевого мышления, являясь теснейшим образом связанными между собой и представляя, в сущности говоря, два момента единой, очень сложной деятельности, тем не менее не совпадают друг с другом. Эти стороны неоднородны по психической природе и имеют своеобразные кривые развития, из соотношения которых только и может быть правильно объяснено состояние развития детской речи и детского мышления на каждой данной ступени. Иначе говоря, ни старое представление, что смысловая сторона речи — это простое отражение внешней речевой структуры, ни то представление, на котором настаивал Пиаже, что смысловая структура и категории плетутся в хвосте за речевым развитием, не подтвердились экспериментально — оба оказались противоречащими экспериментальным данным.

Возникает вопрос о положительном значении этого факта: как же в свете новых экспериментальных данных можно с позитивной стороны охарактеризовать отношения, существующие между словом и его значением, между речевой деятельностью и человеческим мышлением?

Я могу остановиться только на двух центральных моментах, которые характеризуют эту проблему с положительной стороны, чтобы дать схематическое представление о направлении отдельных работ.
Первый момент заключается опять в кратко формулируемом тезисе, представляющем как бы сгущенный итог ряда разрозненных исследований различных авторов, которых я не имею возможности называть в отдельности. Этот итог можно сформулировать так: значения детских слов развиваются. Иначе говоря, с усвоением значения какого-нибудь слова еще не заканчивается работа над этим словом. Поэтому, хотя внешне создается иллюзия, будто ребенок уже понимает обращенные к нему слова и сам осмысленно употребляет эти слова так, что мы можем его понять, хотя внешне создается впечатление, что ребенок достиг в развитии значения слов того же самого, что и мы, однако экспериментальный анализ показывает: это только первый шаг к развитию значения детских слов.

Развитию значения детских слов, т. е. выяснению той лестницы, из ступеней которой строится семантическая сторона детской речи, посвящен ряд исследований. Их я сейчас имею в виду. В частности, в современной детской психологии предложены конкретные схемы, характеризующие ту или иную сторону в развитии значений детских слов. Ни одна из этих попыток не может рассматриваться не только как окончательное, но даже как сколько-нибудь предварительное решение вопооса; однако же все вместе они дают богатый материал для того, чтобы представить грандиозную сложность развития смысла детских слов, детского знания.
Первичное приближение раскрывает перед исследователем факт чрезвычайной сложности, с которой вряд ли может справиться современная экспериментальная мысль, если только не понять той трудности, которая необходима, чтобы описать возникающие здесь процессы. Выводы, которые делаются из этого положения, имеют существенное значение для детской психологии и для выяснения всей проблемы мышления в двух отношениях.

Старое представление о том, что развитие детской речи, или, как выражается Штерн, основная работа по развитию детской речи заканчивается в 5 лет, когда ребенок овладел лексиконом, грамматикой и синтаксисом родного языка, неправильно: оказывается, не главная, а лишь предварительная работа заканчивается к 5 годам. Возраст, который рассматривали в отношении речевого развития как период, не вносящий ничего нового, — первый школьный возраст, — который рассматривали как период лишь дальнейшего количественного роста детских представлений и дальнейшего уточнения элементов и их связей внутри данного представления, этот возраст теперь выдвигается на первое место по богатству и сложности процессов, происходящих в развитии детского слова.

Методическое значение этих исследований заключается в том, что они научили психологов сложному и трудному искусству изучения, как выражается О. Зельц, скрытых процессов развития значения слов. В самом деле, вот перед вами ребенок, у которого вы наблюдаете развитие речи. Вы констатируете с помощью простого наблюдения, что он переходит от простого слова к употреблению трех слов, целых фраз, но, когда вы хотите констатировать, каким путем идет знание ребенка, вы должны обратиться к вскрытию таких процессов, которые не даны в непосредственном наблюдении и которые образуют, по выражению Зельца, скрытый процесс развития. Его и должна изучать психология.
Психология в значительной степени уточнила свою методику, но, пожалуй, основное значение этих исследований заключается в том, что она позволила дать предварительный, но все же конкретный, построенный на экспериментальных исследованиях ответ на одну из центральных проблем современного учения о психических функциях ребенка, о чем я говорил много раз вскользь, — пролить свет на проблему системных отношений и связей между отдельными психическими функциями ребенка в их развитии.

Известно, что психология всегда исходила из этого положения как из постулата. Всегда предполагалось, что все психические функции действуют совместно, что они друг с другом связаны; однако никогда не исследовалась природа связей, то, как функции связаны между собой и что в них изменяется в зависимости от этой связи. Больше того, предполагалось, что связь остается неизменной на всем протяжении детского развития. Затем ряд исследований показал, что это предположение неверно, и постулат сделался проблемой, т. е. заранее положенное без критики допущение стало предметом реального исследования.

Мы с вами в анализе восприятия и памяти подошли к таким проблемам современного экспериментального исследования этих функций, которые (проблемы) оказались неразрешимыми вне того, чтобы привлечь к объяснению их судьбы развитие межфункциональных связей и отношений. В предыдущих лекциях нам пришлось бегло затрагивать проблему системы психических функций. Это позволило выдвинуть гипотезу, кажущуюся мне не только плодотворной, но в известном смысле служащей точкой опоры для целого ряда исследований; она как раз исходит из гипотезы детского мышления в том плане, о котором я говорю. Сущность гипотезы заключается в том, что вся система отношений функций друг с другом определяется в основном господствующей на данной ступени развития формой мышления. Иначе говоря, мы можем утверждать: в зависимости от того, какой степени достиг ребенок в развитии значения слов, находятся все основные системы его психических функций. Будем ли мы иметь дело с осмысленным, ортоскопическим или синкретическим восприятием — все это зависит от ступени развития значения детских слов. Таким образом, центральным для всей структуры сознания и для всей системы деятельности психических функций является развитие мышления. С этим тесно связана и идея интеллектуализации всех остальных функций, т. е. изменения их в зависимости от того, что мышление приводит на определенной ступени к осмысливанию этих функций, что ребенок начинает разумно относиться к своей психической деятельности. В зависимости от этого целый ряд функций, которые действовали автоматически, начинают действовать сознательно, логически. Эта идея психологического исследования представляется мне точкой опоры, от которой берет начало целый ряд исследований, проводящих практическую проверку этой гипотезы. Еще более широкое значение заключается в том, что отсюда делаются попытки (и в этом, мне кажется, значение этой идеи для педагогики) показать: степень развития детской мысли, степень развития ее категорий являются психологической предпосылкой развертывания определенной системы осознанной или неосознанной детской мысли.

Так же как и основные формальные ступени, по которым идет построение личности ребенка, эти ступени связаны непосредственно со степенью развития его мышления, ибо в зависимости от того, в какой системе знаний реализуется весь внешний и внутренний опыт ребенка, стоит и то, каким психическим аппаратом расчленяется, анализируется, связывается, обрабатывается его внешний и внутренний опыт.

В частности, одна из центральных проблем, стоящих перед нашей психологией, проблема психологического освещения, с одной стороны, путей, которые приводят ребенка к политехническому воспитанию, а с другой — путей, по которым действует политехническое воспитание, соединяющее практическую деятельность ребенка с усвоением научных знаний. 

Эта проблема, мне думается, ни в одной из развернутых детской психологией глав не находит такой близкой точки соприкосновения, от которой открываются пути для реального, конкретного исследования, как в учении о зависимости всей деятельности ребенка и всего его мышления от внешней действительности, зависимости ее от развития смысловой стороны детской речи.

Предоперационный этап когнитивного развития

Предоперационный этап — это второй этап в теории когнитивного развития Пиаже. Этот этап начинается примерно в возрасте 2 лет, когда дети начинают говорить, и длится примерно до 7 лет.

На этом этапе дети начинают участвовать в символической игре и учатся манипулировать символами. Однако Пиаже отметил, что они пока не понимают конкретной логики.

Иллюстрация Хьюго Линь. © Verywell, 2018.

Основные характеристики

Предоперационная стадия происходит примерно в возрасте от 2 до 7 лет.Развитие речи — одна из отличительных черт этого периода.

Пиаже отметил, что дети на этой стадии еще не понимают конкретной логики, не могут мысленно манипулировать информацией и не могут принять точку зрения других людей, что он назвал эгоцентризмом.

На предоперационном этапе дети также становятся все более искусными в использовании символов, о чем свидетельствует увеличение количества игр и притворства. Например, ребенок может использовать объект для представления чего-то еще, например, изобразить метлу за лошадь. .

Ролевая игра также становится важной — дети часто играют роли «мамочки», «папы», «доктора» и многих других персонажей.

Понимание эгоцентризма

Пиаже использовал ряд творческих и умных приемов для изучения умственных способностей детей. Один из известных приемов демонстрации эгоцентризма заключается в использовании трехмерного изображения горы. Детей часто называют «заданием на три горы». Детей просят выбрать картинку, на которой изображена сцена, которую они наблюдали.

Большинству детей это удается без особых трудностей. Затем детей просят выбрать картинку, показывающую, что кто-то другой, , заметил бы, глядя на гору с другой точки зрения.

Неизменно, дети почти всегда выбирают сцену, показывающую их собственный вид горы. По словам Пиаже, дети испытывают эту трудность, потому что не могут принять точку зрения другого человека.

Другие исследователи также проводили аналогичные эксперименты.В одном исследовании детям показали комнату в небольшом кукольном домике. В кукольном домике дети смогли увидеть, что за мебелью спрятана игрушка. Затем детей отвели в полноразмерную комнату, которая была точной копией кукольного домика. Очень маленькие дети не понимали, что нужно заглядывать за диван, чтобы найти игрушку, в то время как дети постарше сразу же искали игрушку.

Психологи развития называют способность понимать, что другие люди имеют разные точки зрения, мысли, чувства и психические состояния, теорией разума.

Понимание сохранения

Другой известный эксперимент включает демонстрацию понимания ребенком принципов сохранения природы. В одном эксперименте по консервации равное количество жидкости наливается в два одинаковых контейнера. Затем жидкость из одного контейнера переливается в чашку другой формы, например в высокую и тонкую чашку или в короткую и широкую чашку. Затем детей спрашивают, в какой чашке больше всего жидкости. Несмотря на то, что количество жидкости было одинаковым, дети почти всегда выбирают ту чашку, которая кажется более полной.

Пиаже провел ряд аналогичных экспериментов по сохранению числа, длины, массы, веса, объема и количества. Он обнаружил, что немногие дети до пятилетнего возраста проявляли хоть какое-то понимание сохранения природы.

Критика

Как вы могли заметить, большая часть внимания Пиаже на этом этапе развития была сосредоточена на том, что дети еще не могли делать. Концепции эгоцентризма и сохранения сосредоточены на способностях, которые у детей еще не развиты; им не хватает понимания того, что вещи выглядят по-разному для других людей и что объекты могут меняться по внешнему виду, сохраняя при этом те же свойства.

Однако не все согласны с оценкой Пиаже способностей детей. Например, исследователь Мартин Хьюз утверждал, что причина того, что дети не справились с заданием «Три горы», была просто в том, что они его не понимали. В эксперименте с использованием кукол Хьюз продемонстрировал, что дети в возрасте 4 лет способны понимать ситуации с разных точек зрения, предполагая, что дети становятся менее эгоцентричными в более раннем возрасте, чем полагал Пиаже.

7 самых известных теорий развития ребенка

Теории детского развития фокусируются на объяснении того, как дети меняются и растут в детстве. Такие теории сосредоточены на различных аспектах развития, включая социальный, эмоциональный и когнитивный рост.

Изучение человеческого развития — это богатый и разнообразный предмет. У всех нас есть личный опыт развития, но иногда трудно понять, как и почему люди растут, учатся и действуют так, как они.

Почему дети ведут себя определенным образом? Связано ли их поведение с возрастом, семейными отношениями или индивидуальным темпераментом? Психологи развития стремятся ответить на такие вопросы, а также понять, объяснить и предсказать поведение, которое происходит на протяжении всей жизни.

Чтобы понять человеческое развитие, возник ряд различных теорий развития ребенка, объясняющих различные аспекты человеческого роста.

Фон

Теории развития создают основу для размышлений о человеческом росте и обучении.Но почему мы изучаем развитие? Чему мы можем научиться из психологических теорий развития? Если вы когда-нибудь задумывались о том, что движет человеческими мыслями и поведением, понимание этих теорий может дать полезную информацию о людях и обществе.

Как изменилось наше понимание

Развитие ребенка, происходящее от рождения до взрослого возраста, в значительной степени игнорировалось на протяжении большей части истории человечества. Дети часто рассматривались просто как маленькие копии взрослых, и мало внимания уделялось многим достижениям в когнитивных способностях, использовании языка и физическому росту, которые происходят в детстве и юности.

Интерес к области детского развития, наконец, начал проявляться в начале 20 века, но, как правило, он фокусировался на ненормальном поведении. Со временем исследователи стали все больше интересоваться другими темами, включая типичное развитие ребенка, а также его влияние на развитие.

Как мы приходим к пониманию изменений

Почему важно изучать, как дети растут, учатся и меняются? Понимание развития ребенка необходимо, поскольку оно позволяет нам в полной мере оценить когнитивный, эмоциональный, физический, социальный и образовательный рост, через который дети проходят от рождения до раннего взросления.

Некоторые из основных теорий развития ребенка известны как великие теории; они пытаются описать каждый аспект развития, часто используя поэтапный подход. Другие известны как мини-теории; вместо этого они сосредотачиваются только на довольно ограниченном аспекте развития, таком как когнитивный или социальный рост.

Есть много теорий развития детей, которые были предложены теоретиками и исследователями. Более поздние теории описывают стадии развития детей и определяют типичный возраст, в котором наступают эти вехи роста.

Теория психосексуального развития Фрейда

Психоаналитическая теория возникла в результате работ Зигмунда Фрейда. Благодаря своей клинической работе с пациентами, страдающими психическими заболеваниями, Фрейд пришел к выводу, что детские переживания и бессознательные желания влияют на поведение.

Согласно Фрейду, конфликты, возникающие на каждой из этих стадий, могут в течение всей жизни влиять на личность и поведение. Фрейд предложил одну из самых известных великих теорий развития ребенка.

Согласно психосексуальной теории Фрейда, развитие ребенка происходит в несколько этапов, сосредоточенных на различных областях тела, доставляющих удовольствие. На каждом этапе ребенок сталкивается с конфликтами, которые играют значительную роль в процессе развития.

Его теория предполагала, что энергия либидо была сосредоточена на разных эрогенных зонах на определенных этапах. Неспособность пройти стадию может привести к фиксации на этом этапе развития, что, по мнению Фрейда, могло повлиять на поведение взрослых.

Так что же происходит, когда дети завершают каждый этап? А что может произойти, если ребенок плохо успевает на определенном этапе развития? Успешное прохождение каждого этапа ведет к развитию здоровой взрослой личности.

Неспособность разрешить конфликты на определенной стадии может привести к фиксации, которая затем может повлиять на поведение взрослых.

В то время как некоторые другие теории развития ребенка предполагают, что личность продолжает изменяться и расти на протяжении всей жизни, Фрейд считал, что именно ранний опыт играет наибольшую роль в формировании развития.Согласно Фрейду, к пяти годам личность во многом закрепляется в камне.

Теория психосоциального развития Эриксона

Психоаналитическая теория имела огромное влияние в первой половине двадцатого века. Те, кто вдохновлялся Фрейдом и находился под его влиянием, продолжали расширять идеи Фрейда и развивать собственные теории. Из этих неофрейдистов идеи Эрика Эриксона стали, пожалуй, самыми известными.

Восьмиэтапная теория психосоциального развития Эриксона описывает рост и изменения на протяжении всей жизни, уделяя особое внимание социальному взаимодействию и конфликтам, возникающим на разных этапах развития.

Хотя теория психосоциального развития Эриксона имеет некоторые общие черты с теорией Фрейда, во многих отношениях она резко отличается. Вместо того, чтобы сосредоточить внимание на сексуальном интересе как на движущей силе развития, Эриксон считал, что социальное взаимодействие и опыт играют решающую роль.

Его восьмиступенчатая теория человеческого развития описывала этот процесс от младенчества до смерти. На каждом этапе люди сталкиваются с конфликтом развития, который влияет на дальнейшее функционирование и дальнейший рост.

В отличие от многих других теорий развития, психосоциальная теория Эрика Эриксона фокусируется на развитии на протяжении всей жизни. На каждом этапе дети и взрослые сталкиваются с кризисом развития, который становится поворотным моментом.

Успешное решение проблем на каждом этапе приводит к появлению психологической добродетели на всю жизнь.

Теории поведенческого развития ребенка

В первой половине двадцатого века новая школа мысли, известная как бихевиоризм, стала доминирующей силой в психологии.Бихевиористы считали, что психология должна сосредоточиться только на наблюдаемых и поддающихся количественной оценке формах поведения, чтобы стать более научной дисциплиной.

Согласно поведенческой перспективе, все человеческое поведение можно описать с точки зрения влияния окружающей среды. Некоторые бихевиористы, такие как Джон Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер, настаивали на том, что обучение происходит исключительно через процессы ассоциации и подкрепления.

Поведенческие теории развития ребенка фокусируются на том, как взаимодействие с окружающей средой влияет на поведение, и основаны на теориях таких теоретиков, как Джон Б.Уотсон, Иван Павлов и Б. Ф. Скиннер. Эти теории имеют дело только с наблюдаемым поведением. Развитие считается реакцией на награды, наказания, стимулы и подкрепление.

Эта теория значительно отличается от других теорий развития ребенка, поскольку не принимает во внимание внутренние мысли или чувства. Вместо этого он фокусируется исключительно на том, как опыт формирует нас.

Два важных типа обучения, которые возникли в результате этого подхода к развитию, — это классическая обусловленность и оперантная обусловленность.Классическая обусловленность включает обучение путем сочетания естественного стимула с ранее нейтральным стимулом. Оперантное обусловливание использует подкрепление и наказание для изменения поведения.

Теория когнитивного развития Пиаже

Когнитивная теория занимается развитием мыслительных процессов человека. Также рассматривается, как эти мыслительные процессы влияют на то, как мы понимаем мир и взаимодействуем с ним.

Теоретик Жан Пиаже предложил одну из самых влиятельных теорий когнитивного развития.

Пиаже предложил идею, которая сейчас кажется очевидной, но помогла революционизировать наши представления о развитии ребенка: Дети думают иначе, чем взрослые .

Его когнитивная теория стремится описать и объяснить развитие мыслительных процессов и психических состояний. Также рассматривается, как эти мыслительные процессы влияют на то, как мы понимаем мир и взаимодействуем с ним.

Затем Пиаже предложил теорию когнитивного развития для объяснения этапов и последовательности интеллектуального развития детей.

  • Сенсомоторная стадия: Период времени между рождением и двухлетним возрастом, в течение которого знания младенца о мире ограничиваются его или ее сенсорным восприятием и двигательной активностью. Поведение ограничивается простыми двигательными реакциями, вызванными сенсорными стимулами.
  • Предоперационная стадия: Период от 2 до 6 лет, в течение которого ребенок учится использовать язык. На этом этапе дети еще не понимают конкретной логики, не могут мысленно манипулировать информацией и не могут принять точку зрения других людей.
  • Конкретная операционная стадия: Период между 7 и 11 годами, в течение которого дети лучше понимают мыслительные операции. Дети начинают логически мыслить о конкретных событиях, но испытывают трудности с пониманием абстрактных или гипотетических концепций.
  • Формальная операционная стадия: Период от 12 до взрослого возраста, когда люди развивают способность думать об абстрактных концепциях. На этом этапе также появляются такие навыки, как логическое мышление, дедуктивное мышление и систематическое планирование.

Теория привязанности Боулби

Исследований социального развития детей очень много. Джон Боубли предложил одну из самых ранних теорий общественного развития. Боулби считал, что ранние отношения с воспитателями играют важную роль в развитии ребенка и продолжают влиять на социальные отношения на протяжении всей жизни.

Теория привязанности Боулби предполагает, что дети рождаются с врожденной потребностью формировать привязанности. Такие привязанности помогают выживанию, обеспечивая ребенку заботу и защиту.Более того, эти привязанности характеризуются четкими поведенческими и мотивационными моделями.

Другими словами, и дети, и опекуны ведут себя так, чтобы обеспечивать близость. Дети стремятся оставаться рядом и на связи со своими опекунами, которые, в свою очередь, обеспечивают безопасное убежище и надежную базу для исследований.

Исследователи также расширили оригинальную работу Боулби и предположили, что существует ряд различных стилей привязанности. Дети, получающие постоянную поддержку и заботу, с большей вероятностью разовьют безопасный стиль привязанности, в то время как у тех, кто получает менее надежную помощь, может развиться амбивалентный, избегающий или дезорганизованный стиль.

Теория социального обучения Бандуры

Теория социального обучения основана на работе психолога Альберта Бандуры. Бандура считал, что процесс кондиционирования и подкрепления не может в достаточной мере объяснить все человеческое обучение.

Например, как процесс обусловливания может учитывать усвоенное поведение, которое не было усилено посредством классического или оперантного обусловливания. Согласно теории социального обучения, поведение также может быть изучено посредством наблюдения и моделирования.

Наблюдая за действиями других, в том числе родителей и сверстников, дети развивают новые навыки и получают новую информацию.

Теория развития ребенка Бандуры предполагает, что наблюдение играет решающую роль в обучении, но это наблюдение не обязательно должно принимать форму наблюдения за живой моделью.

Вместо этого люди также могут учиться, слушая устные инструкции о том, как вести себя, а также наблюдая за реальными или вымышленными персонажами, демонстрирующими поведение в книгах или фильмах.

Социокультурная теория Выготского

Другой психолог по имени Лев Выготский предложил основополагающую теорию обучения, которая впоследствии стала очень влиятельной, особенно в области образования. Как и Пиаже, Выготский считал, что дети учатся активно и на основе практического опыта.

Его социокультурная теория также предполагает, что родители, опекуны, сверстники и культура в целом несут ответственность за развитие функций высшего порядка. По мнению Выготского, обучение — это по своей сути социальный процесс.Благодаря взаимодействию с другими, обучение интегрируется в понимание мира человеком.

Эта теория развития ребенка также ввела понятие зоны ближайшего развития, которая представляет собой разрыв между тем, что человек может делать с помощью, и тем, что он может делать самостоятельно. Именно с помощью более знающих других люди могут постепенно учиться и повышать свои навыки и объем понимания.

Слово от Verywell

Как видите, некоторые из самых известных мыслителей психологии разработали теории, помогающие исследовать и объяснять различные аспекты развития ребенка.Хотя не все эти теории сегодня полностью приняты, все они оказали важное влияние на наше понимание развития ребенка.

Сегодня современные психологи часто используют различные теории и точки зрения, чтобы понять, как дети растут, ведут себя и думают. Эти теории представляют собой лишь некоторые из различных способов мышления о развитии ребенка.

На самом деле, чтобы полностью понять, как дети меняются и растут в детстве, необходимо учитывать множество различных факторов, влияющих на физический и психологический рост.Гены, окружающая среда и взаимодействие между этими двумя силами определяют, как дети растут физически, а также умственно.

Психология развития | Просто Психология

Психология развития

Д-р Сол МакЛеод, обновлено в 2017 г.


Психология развития — это научный подход, который направлен на объяснение роста, изменений и последовательность, хотя продолжительность жизни. Психология развития выглядит на то, как мышление, чувства и поведение меняются на протяжении всего жизнь человека.

Значительная часть теорий в рамках этой дисциплины сосредоточена на развитии в детстве, поскольку именно в этот период в течение жизни человека происходят наибольшие изменения.

Психологи развития изучают широкий спектр теоретических областей, таких как биологические, социальные, эмоциональные и когнитивные процессы. В эмпирических исследованиях в этой области, как правило, доминируют психологи из западных культур, таких как Северная Америка и Европа, хотя в 1980-х годах японские исследователи начали вносить весомый вклад в эту область.

Три цели психологии развития — описать, объяснить и оптимизировать развитие (Baltes, Reese, & Lipsitt, 1980). Чтобы описать развитие, необходимо сосредоточиться как на типичных моделях изменений (нормативное развитие), так и на индивидуальных вариациях моделей изменений (т. Е. Идиографическом развитии). Хотя существуют типичные пути развития, по которым пойдет большинство людей, нет двух абсолютно одинаковых людей.

Психологи развития также должны стремиться объяснить наблюдаемые ими изменения в отношении нормативных процессов и индивидуальных различий.Хотя часто бывает проще описать развитие, чем объяснить, как оно происходит.

Наконец, психологи развития надеются оптимизировать развитие и применять свои теории, чтобы помочь людям в практических ситуациях (например, помочь родителям развить надежную привязанность к своим детям).

Вопросы для развития

Вопросы для развития

Непрерывность против прерывности

Преемственность против прерывности

Подумайте о том, как дети становятся взрослыми.Является они следуют предсказуемой схеме относительно мысли и языка и социальных разработка? Проходят ли дети постепенные изменения или они резкие изменения?

Нормативное развитие обычно рассматривается как непрерывный и кумулятивный процесс. Взгляд на непрерывность говорит, что изменение постепенно. Дети становятся более умелыми в думать, говорить или действовать так же, как они становятся выше.

Вид разрыва видит развитие как более крутое последовательность изменений, которые производить различное поведение в разные возрастные периоды жизни называемые этапами.Биологические изменения создают потенциал для этих изменений.

Мы часто слышим, как люди говорят о детях, переживающих «Этапы» жизни (т. Е. «Сенсомоторный этап»). Это так называемые стадии развития — периоды жизни, инициированные отчетливые переходы в физическом или психологическом функционировании.

Психологи точки зрения разрыва считают, что люди уходят через те же этапы, в том же порядке, но не обязательно на такая же ставка.


Природа vs. Воспитание

Природа vs.Воспитание

Пытаясь объяснить развитие, важно учитывать относительный вклад как природы, так и воспитания. Психология развития стремится ответить на два больших вопроса о наследственности и окружающей среде:

  1. Какой вес приносит каждый?
  2. Как взаимодействуют природа и воспитание?

Природа относится к процессу биологического созревания, наследования и созревания. Одна из причин, почему развитие людей так похоже, заключается в том, что наша общая специфическая наследственность (ДНК) направляет всех нас через многие из одних и тех же изменений в развитии примерно в одни и те же моменты нашей жизни.Воспитание относится к воздействию окружающей среды, которое включает в себя процесс обучения через опыт.

Есть два эффективных способа изучать природу-воспитание.

  1. Исследования близнецов: однояйцевые близнецы имеют тот же генотип, и брат у близнецов в среднем 50% их гены общие.
  2. Исследования усыновления: сходство с биологическая природа поддержки семьи, в то время как сходство с приемным семья поддерживает воспитание.

Устойчивость vs.Изменение

Стабильность в сравнении с изменением

Стабильность подразумевает наличие личностных качеств, присущих младенчеству, и сохранению их на протяжении всей жизни. Напротив, теоретики изменений утверждают, что личности меняются в результате взаимодействия с семьей, школьного опыта и аккультурации.

Эта способность к изменению называется пластичностью. Например, Раттер (1981) обнаружил, что мрачные дети, живущие в недостаточно укомплектованных персоналом детских домах, часто становятся веселыми и ласковыми, когда их помещают в социально стимулирующие приемные дома.


Историческое происхождение

Историческое происхождение

Психология развития как дисциплина существовала только после промышленной революции, когда потребность в образованной рабочей силе привела к социальному конструированию детства как отдельного этапа в жизни человека.

Понятие детства берет свое начало в западном мире, и именно поэтому ранние исследования берут свое начало в этом месте. Первоначально психологи развития были заинтересованы в изучении психики ребенка, чтобы образование и обучение были более эффективными.

Изменения в развитии во взрослом возрасте — еще более новая область изучения. В основном это связано с достижениями медицинской науки, позволяющими людям доживать до старости.

Чарльзу Дарвину приписывают проведение первого систематического исследования психологии развития. В 1877 году он опубликовал небольшую статью, в которой подробно описывалось развитие врожденных форм общения на основе научных наблюдений за его маленьким сыном Додди.

Однако появление психологии развития как особой дисциплины можно проследить еще в 1882 году, когда Вильгельм Прейер (немецкий физиолог) опубликовал книгу под названием Разум ребенка .В книге Прейер описывает развитие собственной дочери от рождения до двух с половиной лет. Важно отметить, что Прейер использовал строгие научные процедуры при изучении многих способностей своей дочери.

В 1888 году публикация Прейера была переведена на английский язык, и к тому времени психология развития как дисциплина полностью утвердилась, и были опубликованы еще 47 эмпирических исследований из Европы, Северной Америки и Великобритании, которые способствовали распространению знаний в этой области.

В течение 1900-х годов три ключевых фигуры доминировали в этой области со своими обширными теориями человеческого развития, а именно Жан Пиаже (1896-1980), Лев Выготский (1896-1934) и Джон Боулби (1907-1990). Действительно, эти три теоретика продолжают оказывать влияние на большую часть текущих исследований.


Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2017, 14 января). Психология развития. Просто психология.https://www.simplypsychology.org/developmental-psychology.html

APA Style References

Baltes, PB, Reese, H., & Lipsett, L. (1980) Психология развития на протяжении жизни, Ежегодный обзор психологии 31 : 65 — 110.

Дарвин, К. (1877). Биографический очерк младенца. Mind , 2, 285-294.

Прейер, W.T. (1882). Die Seele des Kindes: Beobachtungen über die geistige Entwicklung des Menschen in den ersten Lebensjahren .Grieben, Leipzig,

Preyer, W.T. (1888). Душа ребенка: наблюдения за умственным развитием человека в первые годы жизни .

Раттер М. (1981). СТРЕСС, СОДЕРЖАНИЕ И РАЗВИТИЕ: НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ *. Журнал детской психологии и психиатрии, 22 (4) , 323-356.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2017, 14 января). Психология развития .Просто психология. https://www.simplypsychology.org/developmental-psychology.html

Когнитивные этапы развития Piaget

Каковы этапы развития Piaget?

Стадии развития Пиаже являются частью теории о фазах нормального интеллектуального развития, от младенчества до взрослой жизни. Сюда входят мысли, суждения и знания. Этапы были названы в честь психолога и специалиста по биологическому развитию Жана Пиаже, который записал интеллектуальное развитие и способности младенцев, детей и подростков.

Четыре стадии интеллектуального (или когнитивного) развития Пиаже:

  • Сенсорно-моторная. От рождения до возраста 18–24 месяцев
  • Дооперационный период. От младшего возраста (18-24 месяцев) до раннего детства (возраст 7 лет)
  • Бетон в рабочем состоянии. Возраст от 7 до 11 лет
  • Официально в рабочем состоянии. От подросткового возраста до взрослой жизни

Пиаже признал, что некоторые дети могут проходить стадии в возрасте, отличном от среднего, указанного выше. Он также сказал, что некоторые дети могут одновременно проявлять характеристики более чем одного этапа.

Но он настаивал на следующем:

  • Когнитивное развитие всегда следует этой последовательности.
  • Этапы не могут быть пропущены.
  • Каждый этап отмечен новыми интеллектуальными способностями и более сложным пониманием мира.

Теория Пиаже 1936 года открыла новые горизонты, поскольку он обнаружил, что детский мозг работает совершенно иначе, чем взрослый. До появления его теории многие считали, что дети еще не способны мыслить так же хорошо, как взрослые.

Некоторые специалисты не согласны с его представлением о этапах.Вместо этого они считают развитие непрерывным. Другая критика заключается в том, что Пиаже не учитывал, как детская культура и социальная среда влияют на их развитие.

Sensorimotor Stage

Согласно Пиаже, на ранних стадиях младенцы осознают только то, что находится прямо перед ними. Они сосредотачиваются на том, что видят, что делают, и на физическом взаимодействии со своим непосредственным окружением.

Поскольку они еще не знают, как вещи реагируют, они постоянно экспериментируют.Они трясут или бросают вещи, кладут вещи в рот и познают мир методом проб и ошибок. Более поздние этапы включают целенаправленное поведение, ведущее к желаемому результату.

В возрасте от 7 до 9 месяцев младенцы начинают понимать, что объект существует, даже если они больше не могут его видеть. Эта важная веха, известная как постоянство объекта, является признаком развития памяти.

После того, как младенцы начинают ползать, стоять и ходить, их повышенная физическая подвижность приводит к большему когнитивному развитию.Ближе к концу сенсомоторной стадии (18–24 месяца) младенцы достигают еще одной важной вехи — раннего языкового развития, что является признаком того, что у них развиваются некоторые символические способности.

Предоперационная стадия

На этой стадии (от малышей до 7 лет) маленькие дети могут мыслить о вещах символически. Их использование языка становится более зрелым. Они также развивают память и воображение, что позволяет им понимать разницу между прошлым и будущим и притворяться.

Но их мышление основано на интуиции и все же не совсем логично. Они еще не могут понять более сложные концепции, такие как причина и следствие, время и сравнение.

Конкретная операционная стадия

В это время дети младшего и подросткового возраста в возрасте от 7 до 11 лет демонстрируют логические и конкретные рассуждения.

Детское мышление становится менее сосредоточенным на себе. Они все больше осознают внешние события. Они начинают понимать, что их собственные мысли и чувства уникальны и могут не разделяться другими или даже не быть частью реальности.

Но на этом этапе большинство детей все еще не могут мыслить абстрактно или гипотетически.

Формальная операционная стадия

Подростки, которые достигают этой четвертой стадии интеллектуального развития — обычно в возрасте 11 лет и старше — могут использовать символы, связанные с абстрактными понятиями, такими как алгебра и естественные науки. Они могут думать о вещах систематически, придумывать теории и рассматривать возможности. Они также могут размышлять об абстрактных отношениях и таких понятиях, как справедливость.

Хотя Пиаже верил в непрерывный интеллектуальный рост, он настаивал на том, что формальная операционная стадия является заключительной стадией когнитивного развития. Он также сказал, что дальнейшее интеллектуальное развитие взрослых зависит от накопления знаний.

Концепции стадий развития Пиаже

Наряду со стадиями развития теория Пиаже имеет несколько других основных концепций.

Схемы — это мыслительные процессы, которые по сути являются строительными блоками знаний.Например, ребенок знает, что он должен сосать, чтобы поесть. Это схема.

Ассимиляция — это то, как вы используете существующие схемы для интерпретации новой ситуации или объекта. Например, ребенок, впервые увидевший скунса, может назвать его кошкой.

Размещение — это то, что происходит, когда вы меняете схему или создаете новую, чтобы она соответствовала новой информации, которую вы изучаете. Ребенок приспосабливается, когда понимает, что не все пушистые четвероногие существа — кошки.

Равновесие происходит, когда вы можете использовать ассимиляцию, чтобы приспособиться к большей части новой информации, которую вы изучаете. Таким образом, вы не добавляете постоянно новые схемы.

Использование этапов развития Пиаже

Теория Пиаже повлияла на образование и воспитание детей. Вот несколько практических способов, с помощью которых учителя и родители могут претворить его идеи в жизнь:

  • Помните, что дети часто лучше всего учатся, делая вещи, а не слыша о них. Научиться решать проблемы нельзя.Это должно быть обнаружено.
  • Процесс обучения не менее (или даже более) важен, чем конечный результат.
  • Не пытайтесь научить ребенка тому, чему он не готов. Согласно этапам Пиаже, дети должны освоить один уровень, прежде чем переходить к следующему.
  • Дети учатся друг у друга не меньше, чем у родителей или учителей. Дайте им совместные проекты или индивидуальные задачи.

Когнитивное развитие — обзор

Введение

Систематические исследования когнитивного развития в подростковом возрасте всерьез начались в 1960-х годах, чему послужила основополагающая работа Жана Пиаже и Барбеля Инхелдера 1958 года о Рост логического мышления с детства до подросткового возраста. Внедренная во всеобъемлющую структуралистскую структуру Пиаже, эта новаторская работа была сосредоточена на развитии логики высказываний, которая считалась взрослой, зрелой формой логического рассуждения. В теории Пиаже развитие формальных операций было определено как четвертый и последний этап логического развития, следующий за более ранними периодами развития сенсомоторного, дооперационного и конкретно-операционного мышления.

Учитывая широту и глубину теории формальных операций Пиаже, неудивительно, что в последующие годы был проведен обширный массив исследований, в результате которых было получено множество описательной информации о том, чем мышление подростков отличается от мышления как детей, так и взрослых. .Большая часть этого исследования была сосредоточена на проверке явных или неявных эмпирических утверждений, включенных в широкую теорию формальных операций. По мере развития этой работы возникло несколько отдельных, но частично совпадающих фаз, представляющих серию теоретических контрастов.

Первую фазу можно охарактеризовать как сосредоточение внимания на проверке утверждений теории формальных операций, задавая такие вопросы, как: Чем отличаются подростки и дети или подростки и взрослые в выполнении логических задач? В каком возрасте возникают сдвиги в выполнении логических задач и в какой последовательности проявляются наблюдаемые изменения? Какие дополнительные факторы влияют на выполнение логической задачи, включая знание содержания или контекст оценивания?

Это интенсивное исследование теории формальных операций привело к четырем основным результатам, которые отмечены здесь и описаны более подробно далее в этой статье.Во-первых, со временем возник общий консенсус в отношении того, что теория формальных операций, истолкованная как набор проверяемых эмпирических утверждений о ходе логического развития или когнитивного развития в более широком смысле, в подростковом возрасте, не получила поддержки по ряду ключевых аспектов. Во-вторых, при выполнении этой программы исследования важные выводы о ключевых характеристиках подросткового мышления были в достаточной степени воспроизведены, чтобы вселить в них существенное доверие. В-третьих, возникли конкурирующие теоретические формулировки, ставящие под сомнение центральное значение сдвигов в логической структуре как движущей силы когнитивного развития как в целом, так и в подростковом возрасте в частности.В ответ были выдвинуты аргументы в защиту общей теории формальных операций, в том числе утверждения (а) о том, что теория шире, чем узкий набор конкретных эмпирических утверждений, которые были проверены и признаны недостающими, и (б) точка зрения, что хотя утверждения могут быть неверными по некоторым особенностям, общая теория систем остается ценной. Наконец, тема научных рассуждений, наиболее близкая к эмпирическим задачам, разработанным Инельдером и Пиаже, продолжала развиваться все более сложным образом, даже несмотря на то, что она стала менее привязанной к специфике формальной теории операций.

Исследования, основанные на подходах, которые конкурировали с формальной теорией операций, можно рассматривать как вторую важную фазу систематических исследований когнитивного развития подростков. На этом втором этапе теоретического соревнования можно выделить три основных направления исследований, которые также будут описаны более подробно далее в этой статье: модели когнитивных наук, в частности, модели обработки информации людьми; модели, ориентированные на опыт и знания; и подходы, подчеркивающие пределы рациональности, вытекающие из ряда моделей двойных процессов, включая интерактивную роль социоэмоционального контекста с когнитивной обработкой («горячая vs.холодное познание), различие между эвристической и аналитической когнитивной обработкой, и все более основанный на мозге анализ, особенно сосредоточенный на отношениях между нейронными субстратами для активности префронтальной коры и активностью лимбической системы, как функционально, так и по темпам развития. Несмотря на то, что они возникли из разных исследовательских традиций, эти различные модели двойных процессов имеют много общего, и это совпадение описано в разделе, посвященном интегративным подходам, далее в статье.

Параллельное направление исследований, выходящее за рамки теоретических дискуссий о формальных операциях и конкурирующих теоретических моделях когнитивного развития, сосредоточено на развитии когнитивных способностей и достижений в подростковом возрасте. Пересечение когнитивного и психометрического (ментального измерения) подходов к функционированию подростков было относительно редким, но центральное практическое значение психометрической оценки для влияния на будущие пути развития, особенно в отношении высшего образования, трудно переоценить.Отдельный подход к исследованию подросткового возраста по этой теме будет представлен далее в этой статье.

Третья, современная фаза исследования когнитивного развития подростков характеризуется двумя широкими исследовательскими темами, которые также отмечены здесь и подробно описаны в этой статье. Первый импульс можно рассматривать как стремление к интеграции различных моделей когнитивного развития подростков, основываясь на результатах исследований, которые не подтверждают теории, фокусирующиеся на определенных когнитивных функциях в качестве центрального, всеобъемлющего объяснения.Все чаще одним из ключевых критериев ценности интегративных подходов становится степень их совместимости с растущим пониманием специфики развития мозга в подростковом возрасте. Однако важно отличать это от редукционистских моделей, которые рассматривают когнитивное развитие как полностью объяснимое развитием нервной системы. Второй импульс в современных исследованиях — это растущее беспокойство по поводу последствий для политики и практики, вытекающих из нашего понимания когнитивного развития подростков.Три особо заслуживающих внимания тематических области, в которых когнитивное развитие имело заметное влияние, включают общественное здравоохранение, где травмы или смерть чаще всего возникают во втором десятилетии жизни из-за чрезмерного риска или неправильного поведения; безопасность вождения, в которой глубоко задействована роль профессиональных знаний и их взаимодействия с социально-эмоциональным контекстом; и ювенальная юстиция, где смягчение последствий, частично основанное на когнитивной незрелости, стало центральной проблемой в недавних решениях судов в США, Канаде и других странах.Хотя нехватка места не позволяет подробно рассмотреть те или иные примеры, ясно, что понимание когнитивного развития подростков становится все более важным для широкого круга вопросов политики и практики.

Когнитивное развитие | Encyclopedia.com

Определение

Когнитивное развитие — это построение мыслительных процессов, включая запоминание, проблемы решение и принятие решений, с детства через юность до взрослой жизни.

Описание

Когда-то считалось, что младенцы не обладают способностью думать или формировать сложные идеи и остаются без познания, пока не выучат язык. Сейчас известно, что младенцы осознают свое окружение и заинтересованы в исследованиях с момента своего рождения. С самого рождения малыши начинают активно учиться. Они собирают, сортируют и обрабатывают информацию вокруг себя, используя данные для развития навыков восприятия и мышления.

Когнитивное развитие относится к тому, как человек воспринимает, думает и обретает понимание своего мира посредством взаимодействия генетических и усвоенных факторов.Среди областей когнитивного развития — обработка информации, интеллекта, , рассуждения, языковых навыков, и память.

Исторически познавательное развитие детей изучалось разными способами. Самый старый — это тесты интеллекта, такие как широко используемый Стэнфордский тест на коэффициент интеллекта Бине (IQ), впервые принятый для использования в Соединенных Штатах психологом Льюисом Терманом (1877–1956) в 1916 году на основе французской модели, впервые примененной в 1905 году.Оценка IQ основана на концепции «умственного возраста», согласно которой оценки ребенка со средним интеллектом соответствуют его возрасту, в то время как успеваемость одаренного ребенка сравнима с успеваемостью более старшего ребенка, а показатели отстающего ученика равны как у младшего ребенка. Тесты на IQ широко используются в Соединенных Штатах, но они все чаще подвергаются критике за слишком узкое определение интеллекта и предвзятость в отношении расы и пола.

В отличие от акцента на естественных способностях ребенка при тестировании интеллекта, теория обучения выросла из работы исследователей-бихевиористов, таких как Джон Уотсон (1878–1958) и Б.Ф. Скиннер (1904–1990), который утверждал, что дети совершенно податливы. Теория обучения фокусируется на роли факторов окружающей среды в формировании интеллекта детей, особенно на способности ребенка к обучению, когда одни виды поведения поощряются, а другие не поощряются.

Теория когнитивного развития Пиаже

Самая известная и влиятельная теория когнитивного развития принадлежит французскому психологу Жану Пиаже (1896–1980). Теория Пиаже, впервые опубликованная в 1952 году, выросла из десятилетий обширных наблюдений за детьми, включая его самого, в их естественной среде, в отличие от лабораторных экспериментов бихевиористов.Хотя Пиаже интересовался тем, как дети реагируют на свое окружение, он предложил им более активную роль, чем это предполагает теория обучения. Он представлял себе знания ребенка как составные из схем, базовых единиц знания, используемых для организации прошлого опыта и служащих основой для понимания нового.

Схемы постоянно модифицируются двумя взаимодополняющими процессами, которые Пиаже назвал ассимиляцией и аккомодацией. Ассимиляция относится к процессу получения новой информации путем включения ее в существующую схему.Другими словами, люди усваивают новый опыт, связывая его с тем, что они уже знают. С другой стороны, приспособление — это то, что происходит, когда сама схема изменяется, чтобы приспособиться к новым знаниям. Согласно Пиаже, когнитивное развитие включает постоянную попытку достичь баланса между ассимиляцией и аккомодацией, которую он назвал уравновешиванием.

В основе теории Пиаже лежит принцип, согласно которому когнитивное развитие происходит в серии из четырех различных универсальных стадий, каждая из которых характеризуется все более сложными и абстрактными уровнями мышления.Эти этапы всегда происходят в одном и том же порядке, и каждый основан на том, что было изучено на предыдущем этапе. Это следующие:

  • Сенсомоторная стадия (младенчество): В этот период, который состоит из шести подэтапов, интеллект демонстрируется через двигательную активность без использования символов. Знания о мире ограничены, но развиваются, потому что основаны на физических взаимодействиях и опыте. Дети приобретают постоянство объекта примерно в семимесячном возрасте (память). Физическое развитие (подвижность) позволяет ребенку начать развивать новые интеллектуальные способности.В конце этого этапа развиваются некоторые символические (языковые) способности.
  • Предоперационная стадия (дошкольное и раннее детство): В этот период, который состоит из двух подэтапов, интеллект демонстрируется посредством использования символов, развитие речи и развитие памяти и воображения, но мышление происходит в нерабочем состоянии. -логичный, необратимый способ. Преобладает эгоцентрическое мышление.
  • Конкретная операционная стадия (начальный и ранний подростковый возраст): на этой стадии, характеризующейся семью типами сохранения (число, длина, жидкость, масса, вес, площадь и объем), интеллект демонстрируется посредством логического и систематического манипулирования символами, связанными с к конкретным объектам.Развивается оперативное мышление (обратимые мыслительные действия). Уменьшается эгоцентрическая мысль.
  • Формальная операционная стадия (отрочество и взросление): На этой стадии интеллект демонстрируется посредством логического использования символов, связанных с абстрактными понятиями. В начале этого периода происходит возврат к эгоцентрическому мышлению. Только 35 процентов выпускников средних школ в промышленно развитых странах получают официальную работу; многие люди не мыслят формально в зрелом возрасте.

Наиболее важной альтернативой работе Пиаже был подход к обработке информации, в котором компьютер использовался в качестве модели, позволяющей по-новому взглянуть на то, как человеческий разум получает, хранит, извлекает и использует информацию.Исследователи, использующие теорию обработки информации для изучения когнитивного развития детей, сосредоточили внимание на таких областях, как постепенное улучшение способности детей воспринимать информацию и выборочно сосредотачиваться на определенных ее частях, а также увеличивать объем их внимания и способность хранить память. Например, исследователи обнаружили, что превосходные навыки памяти у детей старшего возраста частично объясняются стратегиями запоминания, такими как повторение заданий для их запоминания или разделение их на категории.

Младенчество

Сразу после рождения младенцы начинают учиться использовать свои чувства для исследования окружающего мира. Большинство новорожденных могут сосредотачиваться на движущихся объектах и ​​следовать за ними, различать высоту и громкость звука, видеть все цвета и различать их оттенок и яркость, а также начинают предвосхищать события, такие как сосание при виде соска. К трем месяцам младенцы могут узнавать лица; имитируйте выражения лиц других людей, например улыбку и хмурый взгляд; и реагировать на знакомые звуки.

В шесть месяцев младенцы только начинают понимать, как устроен окружающий их мир. Они имитируют звуки, любят слышать собственный голос, узнают родителей, боятся незнакомцев, различают одушевленные и неодушевленные предметы и определяют расстояние в зависимости от размера объекта. Они также понимают, что, уронив предмет, они могут снова поднять его. В четыре-семь месяцев младенцы могут узнавать свои имена.

К девяти месяцам младенцы могут имитировать жесты и действия, экспериментировать с физическими свойствами объектов, понимать простые слова, такие как «нет», и понимать, что объект все еще существует, даже когда они не могут его видеть.Они также начинают проверять реакцию родителей на их поведение, например, бросать еду на пол. Они запоминают реакцию и снова проверяют родителей, чтобы увидеть, будет ли у них такая же реакция.

В возрасте 12 месяцев младенцы могут следовать за быстро движущимся объектом; может произносить от двух до четырех слов, включая «мама» и «папа»; имитировать звуки животных; ассоциировать имена с объектами; развивать привязанность к предметам, таким как игрушка или одеяло; и испытывают тревогу разлуки вдали от родителей.К 18 месяцам младенцы понимают примерно 10–50 слов; идентифицировать части тела; испытывать чувство собственности, используя слово «мой» по отношению к определенным людям или объектам; и может следовать указаниям, которые включают две разные задачи, например, собрать игрушек и положить их в коробку.

Малыши

В возрасте от 18 месяцев до трех лет малыши достигают «сенсомоторной» стадии теории когнитивного развития Пиаже, которая включает элементарное мышление.Например, они понимают постоянство предметов и людей, визуально следят за перемещением предметов и начинают использовать инструменты и инструменты. Малыши начинают стремиться к большей независимости, что может создать проблемы для родителей, обеспокоенных их безопасностью . Они также понимают , дисциплину и то, какое поведение является уместным и неуместным, и они понимают концепции таких слов, как «пожалуйста» и «спасибо».

Двухлетние дети должны понимать от 100 до 150 слов и начинать добавлять около десяти новых слов в день.Малыши также лучше понимают эмоции, такие как любовь, доверие и страх. Они начинают понимать некоторые обычные аспекты повседневной жизни, такие как покупка продуктов, определение времени и чтение.

Дошкольное учреждение

Дошкольники в возрасте от трех до шести лет должны находиться на «предоперационной» стадии теории когнитивного развития Пиаже, то есть они используют свои образы и навыки памяти. Они должны быть приучены к обучению и запоминанию, и их взгляд на мир обычно очень эгоцентричный.Дошкольники обычно также развивают свои навыки социального взаимодействия, такие как игры и сотрудничество с другими детьми своего возраста. Для дошкольников нормально проверять пределы своих когнитивных способностей, и они усваивают негативные концепции и действия, такие как ответные разговоры со взрослыми , ложь и издевательства. К другим когнитивным способностям дошкольников относятся развитие повышенной концентрации внимания, обучение чтению и разработка структурированных распорядков, таких как выполнение домашних дел.

Школьный возраст

Дети младшего школьного возраста от шести до 12 лет должны находиться на стадии «конкретных операций» теории когнитивного развития Пиаже, характеризуемой способностью использовать логические и последовательные действия при мышлении и решении проблем. Они понимают концепции постоянства и сохранения, узнав, что объем, вес и количество могут оставаться постоянными, несмотря на изменения внешнего вида. Эти дети должны уметь использовать прошлый опыт, чтобы объяснять, почему некоторые вещи происходят.Их концентрация внимания должна увеличиваться с возрастом, начиная с возможность сосредоточиться на задаче примерно 15 минут в возрасте шести лет и час в возрасте девяти лет.

Подростки в возрасте от 12 до 18 лет должны находиться на стадии «формальных операций» теории когнитивного развития Пиаже. Для него характерна повышенная независимость в осмыслении проблем и ситуаций. Подростки должны уметь понимать чистые абстракции, такие как философия и высшие математические концепции. В этом возрасте дети должны уметь изучать и применять общую информацию, необходимую для адаптации к конкретным ситуациям.Они также должны уметь изучать конкретную информацию и навыки, необходимые для занятия. Важным компонентом подросткового возраста является когнитивный переход. По сравнению с детьми подростки думают более продвинутым, более эффективным и в целом более сложным образом. Эту способность можно увидеть пятью способами.

Во-первых, в подростковом возрасте люди начинают лучше, чем дети, думать о том, что возможно, вместо того, чтобы ограничивать свои мысли реальными. В то время как мышление детей ориентировано на «здесь и сейчас», то есть на вещи и события, которые они могут наблюдать напрямую, подростки могут рассматривать то, что они наблюдают, на фоне того, что возможно; они могут мыслить гипотетически.

Во-вторых, в подростковом возрасте люди лучше обдумывают абстрактные идеи. Например, подросткам легче, чем детям, понимать абстрактную логику высшего порядка, присущую каламбурам, пословицам, метафорам и аналогиям. Большая способность подростка к абстрактному мышлению также позволяет применять передовые рассуждения и логические процессы к социальным и идеологическим вопросам. Это ясно видно в увеличении у подростка способности и интереса к размышлениям о межличностных отношениях, политике, философии, религии и морали.

В-третьих, в подростковом возрасте люди начинают чаще думать о самом процессе мышления, или о метапознании. В результате подростки могут проявлять повышенное самоанализ и самосознание. Хотя улучшения в метакогнитивных способностях обеспечивают важные интеллектуальные преимущества, одним из потенциально негативных побочных продуктов этих достижений является тенденция к развитию у подростков своего рода эгоцентризма или сильной озабоченности собой.

Четвертое изменение в познании состоит в том, что мышление становится многомерным, а не ограничивается одной проблемой.В то время как дети склонны думать о вещах по одному аспекту за раз, подростки могут видеть вещи через более сложные линзы. Подростки описывают себя и других более дифференцированно и сложно, и им легче смотреть на проблемы с разных точек зрения. Умение понимать, что личности людей не односторонни или что

Когнитивное развитие
Возраст Активность
Источник и словарь Кейпедия: медицины, сестринского дела и смежного здравоохранения, 5-е изд. .и Институт развития ребенка, http://www.childdevelopmentinfo.com.
Один месяц Наблюдает за человеком, когда с ним разговаривают.
Два месяца Улыбается при разговоре знакомого человека. Начинает следить глазами за движущимся человеком.
Четыре месяца Проявляет интерес к бутылочке, груди, знакомой игрушке или новому окружению.
Пять месяцев Улыбается собственному изображению в зеркале.Ищет упавшие предметы.
Шесть месяцев Может высунуть язык при имитации. Смеется над игрой в пикабу. Вокализирует в зеркальном отображении. Может стесняться с незнакомцами.
Семь месяцев Отвечает на собственное имя. Пытается установить контакт с человеком при помощи кашля или другого шума.
Восемь месяцев Досягаемость игрушек вне досягаемости. Отвечает на «нет».
Девять месяцев Показывает, что мне нравится и что не нравится.Может попытаться предотвратить мытье лица или другие действия, которые вам не нравятся. Выражает волнение и интерес к понравившейся еде или игрушкам.
Десять месяцев Начинает понимать некоторые слова. Волны до свидания. Протягивает руку или ногу для одевания.
Одиннадцать месяцев Повторяет спектакль, над которым смеются. Любит однообразные игры. Интересуется книгами.
Двенадцать месяцев Может кое-что понять «где есть»…? »вопросы. Могу поцеловаться по запросу.
Пятнадцать месяцев Просит предметы, указывая. Начинает кормить себя. Начинается негативизм.
Восемнадцать месяцев Указывает на знакомые предметы, когда его спрашивают« где это …? «Имитирует знакомые взрослые действия. Знать некоторые части тела. Выполняет два или три простых приказа.
Два года Называет несколько знакомых предметов. Рисует мелками. Выполняет найденные простые приказы. Участвует в параллельной игре.
Два с половиной года Называет несколько общих объектов. Начинает интересоваться половыми органами. Дает полные имена. Помогает убрать вещи. Пик негативизма.
Три года Постоянно задает вопросы. Можно считать до 10. Начинает рисовать определенные объекты. Одевает и раздевает куклу. Участвует в совместной игре. Говорит о том, что произошло.
Четыре года Может составлять глупые слова и истории.Начинаем рисовать картинки, изображающие знакомые вещи. Делает вид, что читает и пишет. Может распознавать несколько общих слов, например собственное имя.
Пять лет Может распознавать и воспроизводить множество фигур, букв и цифр. Рассказывает длинные истории. Начинает понимать разницу между реальными событиями и выдуманными. Спрашивает значение слов.

социальные ситуации могут интерпретироваться по-разному в зависимости от точки зрения, что позволяет подростку иметь гораздо более сложные и сложные отношения с другими людьми.

Наконец, подростки чаще, чем дети, воспринимают вещи как относительные, а не как абсолютные. Дети склонны видеть вещи в абсолютном выражении — в черно-белых тонах. Подростки, напротив, склонны рассматривать вещи как относительные. Они с большей вероятностью будут подвергать сомнению утверждения других и менее склонны принимать факты как абсолютную истину. Этот рост релятивизма может особенно раздражать родителей, которые могут чувствовать, что их дети-подростки ставят все под сомнение просто ради аргументации.Трудности часто возникают, например, когда подростки начинают воспринимать ценности своих родителей как чрезмерно относительные.

Общие проблемы

Когнитивные нарушения — это общая потеря или отсутствие развития когнитивных способностей, особенно аутизм и неспособность к обучению. Национальный институт психического здоровья (NIMH) описывает неспособность к обучению как расстройство, которое влияет на способность людей либо интерпретировать то, что они видят и слышать, либо связывать информацию из разных частей мозга.Эти ограничения могут проявляться по-разному, например, определенные трудности с устной и письменной речью, координацией, самоконтролем или вниманием. Такие трудности распространяются на школьную работу и могут препятствовать обучению чтению или письму или математике. У ребенка с нарушением обучаемости могут быть другие заболевания, например проблемы со слухом или серьезное эмоциональное расстройство. Однако нарушение обучаемости не вызвано этими условиями и не вызвано влиянием окружающей среды, например, культурными различиями или несоответствующим обучением.

Родительские заботы

С 2004 года широко признано, что интеллектуальные способности ребенка определяются сочетанием наследственности и окружающей среды. Таким образом, хотя генетическая наследственность ребенка неизменна, существуют определенные способы, которыми родители могут улучшить интеллектуальное развитие своего ребенка с помощью факторов окружающей среды. Они могут предоставлять стимулирующие учебные материалы и приобретать опыт с раннего возраста, читать и разговаривать со своими детьми, а также помогать детям познавать окружающий их мир.По мере взросления детей родители могут как оспаривать, так и поддерживать таланты ребенка. Хотя поддерживающая среда в раннем детстве дает явное преимущество для детей, можно компенсировать ранние потери в когнитивном развитии, если в более поздний период будет обеспечена поддерживающая среда, в отличие от ранних сбоев в физическом развитии, которые часто необратимы. .

Когда звонить врачу

Если к трем годам ребенок не понимает простых указаний или недоумевает, когда его просят сделать что-то простое, родители или основной опекун должны проконсультироваться с врачом или педиатром.У ребенка может быть задержка когнитивного развития. Родители также должны проконсультироваться с врачом, если после трехлетнего возраста когнитивное развитие их ребенка оказывается значительно медленнее, чем у их сверстников.

КЛЮЧЕВЫЕ ТЕРМИНЫ

Аутизм — нарушение развития, которое проявляется в раннем возрасте, при котором нарушается нормальное развитие мозга и отстают социальные и коммуникативные навыки, иногда очень сильно.

Познание — Акт или процесс познания или восприятия.

Эгоцентричный — Ограниченный взгляд на вещи, в основном относящиеся к нему самому или ограниченный собственными делами или деятельностью.

Нарушения обучаемости — Нарушение когнитивных процессов понимания и использования устной и письменной речи, которое приводит к трудностям с одним или несколькими наборами академических навыков (например, чтением, письмом, математикой).

Метапознание — Осведомленность о процессе познания.

Схемы — Фундаментальные базовые убеждения или предположения, которые являются частью фильтра восприятия, который люди используют для просмотра мира.Когнитивно-поведенческая терапия направлена ​​на изменение дезадаптивных схем.

Интеллектуальные весы Стэнфорд-Бине — устройство, предназначенное для измерения чьего-либо интеллекта, полученное с помощью серии тестов способностей, посвященных различным аспектам интеллектуального функционирования. Оценка IQ, равная 100, соответствует «среднему» интеллекту.

Ресурсы

КНИГИ

Бьорклунд, Дэвид Ф. Мышление детей: когнитивное развитие и индивидуальные различия. Стэмфорд, Коннектикут: Wadsworth Publishing, 2004.

Пика, Рэй. Ваш активный ребенок: как ускорить физическое, эмоциональное и когнитивное развитие с помощью соответствующей возрасту активности. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 2003.

Торнтон, Стефани. Growing Minds: Введение в когнитивное развитие детей. New York: Palgrave Macmillan, 2003.

Wadsworth, Barry J. Теория когнитивного и эмоционального развития Пиаже: основы конструктивизма , 5-е изд. Река Аппер Сэдл, штат Нью-Джерси: Allyn & Bacon, 2003.

ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ

Blumberg, Fran. С., Лори М. Сокол. «Использование мальчиками и девочками когнитивной стратегии при обучении видеоиграм». Журнал общей психологии (апрель 2004 г.): 151–58.

Даль, Рональд. «Принятие риска и поиск острых ощущений». Поведенческое здравоохранение завтра (июнь 2004 г.): SS6 – SS7.

Ли, Сяомин и Мелисса С. Аткинс. «Опыт работы с компьютером в раннем детстве и когнитивное и моторное развитие». Педиатрия (июнь 2004 г.): 1715–22.

Тербер, Кристофер А. «Я есть. Поэтому я думаю: объяснения когнитивного развития». Camping Magazine (июль-август 2003 г.): 36–41.

Wacharasin, Chintana, et al. «Факторы, влияющие на когнитивное развитие малышей в малообеспеченных семьях: значение для практикующих». Младенцы и дети младшего возраста (апрель-июнь 2003 г.): 175–81.

Зиннер, Сьюзен. «Роль когнитивного развития в принятии решений в педиатрической медицине». Обзор глобальной этики добродетели (январь 2004 г.): н / д.

ОРГАНИЗАЦИИ

Общество когнитивного развития. Университет Северной Каролины, PO 3270, Чапел-Хилл, Северная Каролина 27599. Веб-сайт: .

Национальная академия детской и подростковой психиатрии. 3615 Wisconsin Ave. NW, Вашингтон, округ Колумбия, 20016. Веб-сайт: .

ВЕБ-САЙТЫ

Психология развития: когнитивное развитие , 2004. Доступно в Интернете по адресу (по состоянию на 9 ноября 2004 г.).

Теория когнитивного развития Пиаже , 2003. Доступно в Интернете по адресу (по состоянию на 9 ноября 2004 г.).

Кен Р. Уэллс

Исследование и обучение — Введение в психологию — 1-е канадское издание

Цели обучения

  1. Опишите способности, которыми обладают новорожденные, и то, как они активно взаимодействуют с окружающей средой.
  2. Перечислите стадии в модели когнитивного развития Пиаже и объясните концепции, которые усваиваются на каждой стадии.
  3. Критикуйте теорию когнитивного развития Пиаже и опишите другие теории, которые дополняют и расширяют ее.
  4. Обобщите важные процессы социального развития, происходящие в младенчестве и детстве.

Если все прошло хорошо, ребенок рождается примерно на 38 неделе беременности. Плод ответственен, по крайней мере частично, за свое собственное рождение, потому что химические вещества, выделяемые развивающимся мозгом плода, заставляют мышцы матки матери запускать ритмические сокращения при родах.Первоначально схватки делятся примерно с 15-минутными интервалами, но со временем происходят быстрее. Когда схватки достигают интервала в две-три минуты, мать просят помочь в родах и помочь вытолкнуть ребенка.

Новорожденный рождается со многими неповрежденными образами поведения

Новорожденные уже готовы к встрече с новым миром, который им предстоит испытать. Как вы можете видеть в таблице 7.2 «Рефлексы выживания у новорожденных», младенцы обладают множеством рефлексов, каждый из которых дает способность, которая поможет им пережить первые несколько месяцев жизни, поскольку они продолжают изучать новые распорядки, чтобы помочь им выжить. в их среде и манипулировать ею.

Таблица 7.2 Рефлексы выживания у новорожденных.
[Пропустить таблицу]
Имя Стимул Ответ Значение Видео пример
Рефлекс корня Ребенок гладит по щеке. Ребенок поворачивает голову в сторону поглаживания, открывает рот и пытается сосать. Обеспечивает рефлексивную привычку кормить ребенка
Мигающий рефлекс Глаза ребенка вспыхивают. Ребенок закрывает оба глаза. Защищает глаза от сильных и потенциально опасных раздражителей
Рефлекс отмены Мягкий укол булавкой наносится на подошву стопы ребенка. Младенец сгибает ногу. Защищает исследующего ребенка от болезненных раздражителей
Тоник шейный рефлекс Младенец укладывается на спину. Ребенок поворачивает голову набок и вытягивает руку с той же стороны. Помогает развить зрительно-моторную координацию
Захват рефлекс В ладонь ребенка прижат какой-то предмет. Ребенок схватывает нажатый предмет и может даже некоторое время удерживать собственный вес. Помогает в исследовательском обучении
Рефлекс Моро Громкие звуки или резкое падение роста при удержании ребенка на руках. Ребенок разгибает ручки и ножки и быстро приближает их, как будто пытается за что-то ухватиться. Защищает от падений; могли бы помочь младенцам держаться за своих матерей во время тяжелых путешествий
Шаговый рефлекс Младенец подвешивается босиком прямо над поверхностью и перемещается вперед. Ребенок шагает, как будто пытается ходить. Способствует развитию моторики

Помимо рефлексов, у новорожденных есть предпочтения: сначала они любят сладкую пищу, а к четырем месяцам становятся более открытыми к соленым (Beauchamp, Cowart, Menellia, & Marsh, 1994; Blass & Smith, 1992).Новорожденные также предпочитают запах матери. Шестидневный младенец с большей вероятностью повернется к груди своей матери, чем к груди другой матери (Porter, Makin, Davis, & Christensen, 1992), а новорожденный также отдает предпочтение лицу. собственной матери (Bushnell, Sai, & Mullin, 1989).

Хотя младенцы рождаются готовыми заниматься некоторыми видами деятельности, они также вносят свой вклад в собственное развитие своим собственным поведением.Знания и способности ребенка увеличиваются по мере того, как он лепетает, разговаривает, ползает, пробует, схватывает, играет и взаимодействует с объектами в окружающей среде (Гибсон, Розенцвейг и Портер, 1988; Гибсон и Пик, 2000; Смит и Телен, 2003). . Родители могут помочь в этом процессе, предложив ребенку различные занятия и впечатления. Исследования показали, что животные, выращенные в среде с большим количеством новых предметов и участвующие в разнообразных стимулирующих действиях, имеют больше синапсов головного мозга и более крупную кору головного мозга, и они лучше справляются с различными учебными задачами по сравнению с животными, выращенными в более бедных условиях (Джураска , Хендерсон и Мюллер, 1984).Подобные эффекты, вероятно, происходят у детей, у которых есть возможность играть, исследовать и взаимодействовать с окружающей средой (Soska, Adolph, & Johnson, 2010).

Направление исследования: использование техники привыкания для изучения того, что знают младенцы

Вам может показаться, что у младенцев мало возможностей видеть, слышать, понимать или запоминать мир вокруг них. Действительно, известный психолог Уильям Джеймс предположил, что новорожденный испытывает «цветущее, гудящее замешательство» (Джеймс, 1890, стр.462). И вы можете подумать, что даже если младенцы действительно знают больше, чем полагал Джеймс, возможно, будет невозможно узнать то, что они знают. В конце концов, младенцы не могут говорить или отвечать на вопросы, так как же мы когда-нибудь узнаем? Но за последние два десятилетия психологи развития создали новые способы определения того, что знают младенцы, и обнаружили, что знают гораздо больше, чем вы или Уильям Джеймс могли ожидать.

Один из способов узнать о когнитивном развитии младенцев — это измерить их поведение в ответ на окружающие стимулы.Например, некоторые исследователи давали младенцам возможность контролировать, какие формы они увидят или какие звуки услышат, в зависимости от того, насколько сильно они сосут соску (Trehub & Rabinovitch, 1972). Сосательное поведение используется как мера интереса младенцев к стимулам — звуки или образы, на которые они сосут сильнее всего, — это те, которые, как мы можем предположить, они предпочитают.

Другой подход к пониманию когнитивного развития путем наблюдения за поведением младенцев заключается в использовании техники привыкания. Привыкание относится к снижению реакции на стимул после того, как он был предъявлен несколько раз подряд . Организмы, в том числе младенцы, как правило, больше интересуются вещами в первые несколько раз, когда они их испытывают, и теряют интерес к ним при более частом воздействии. Психологи по развитию использовали этот общий принцип, чтобы помочь им понять, что младенцы помнят и понимают.

В процедуре привыкания ребенка помещают на стульчик для кормления и предъявляют ему зрительные стимулы, в то время как видеокамера записывает движения глаз и лица младенца.Когда эксперимент начинается, в поле зрения ребенка появляется стимул (например, лицо взрослого), а время, в течение которого ребенок смотрит на лицо, фиксируется камерой. Затем стимул удаляется на несколько секунд, прежде чем он появится снова, и снова измеряется взгляд. Со временем ребенок начинает привыкать к лицу, так что каждое его предъявление вызывает меньше пристального внимания к стимулу. Затем предъявляется новый стимул (например, лицо другого взрослого или то же лицо, смотрящее в другом направлении), и исследователи наблюдают, значительно ли увеличивается время взгляда.Вы можете видеть, что если время взгляда ребенка увеличивается при предъявлении нового стимула, это указывает на то, что ребенок может различать два стимула.

Хотя эта процедура очень проста, она позволяет исследователям создавать вариации, которые многое раскрывают о когнитивных способностях новорожденного. Уловка состоит в том, чтобы просто изменить стимул контролируемым образом, чтобы увидеть, «замечает ли ребенок разницу». Исследования с использованием процедуры привыкания показали, что младенцы могут замечать изменения в цветах, звуках и даже в принципах чисел и физики.Например, в одном эксперименте, описанном Карен Винн (1995), шестимесячным младенцам была показана презентация марионетки, которая неоднократно подпрыгивала вверх и вниз два или три раза, отдыхая пару секунд между последовательностями (длина времени и скорость прыжков контролировались). После того как младенцы привыкли к этому изображению, представление было изменено таким образом, что кукла прыгала разное количество раз. Как вы можете видеть на Рисунке 7.2, «Могут ли младенцы заниматься математикой?» время взгляда младенцев увеличилось, когда Винн изменила представление, предполагая, что младенцы могли различить количество прыжков.

Рисунок 7.2 Могут ли младенцы заниматься математикой? Карен Винн обнаружила, что младенцы, которые привыкли к прыжкам куклы два или три раза, значительно увеличивали свой взгляд, когда кукла начинала прыгать разное количество раз.

Когнитивное развитие в детстве

Детство — это время, когда перемены происходят быстро. Ребенок растет физически, развиваются познавательные способности. За это время ребенок учится активно манипулировать окружающей средой и контролировать ее и впервые сталкивается с требованиями общества, в частности с необходимостью контролировать мочевой пузырь и кишечник.По словам Эрика Эриксона, проблемы, которые ребенок должен решить в детстве, связаны с развитием инициативы , компетенции и независимости . Детям необходимо научиться исследовать мир, стать самостоятельными и выбирать свой собственный путь в окружающей среде.

Рисунок 7.3 Портрет Жана Пиаже. Жан Пиаже разработал свои теории развития ребенка, наблюдая за поведением детей.

Эти навыки не приходят в одночасье. Неврологические изменения в детстве дают детям возможность делать одни вещи в определенном возрасте, и в то же время делают другие вещи невозможными.Этот факт стал очевиден благодаря новаторской работе швейцарского психолога Жана Пиаже (рис. 7.3). В течение 1920-х годов Пиаже проводил тесты интеллекта для детей, пытаясь определить типы логического мышления, на которые они способны. В процессе их тестирования Пиаже был заинтригован не столько правильными ответами детей, сколько ошибочными ответами. Пиаже считал, что неправильные ответы, которые давали дети, были не просто выстрелами в темноте, а скорее отражали особые способы мышления, уникальные для стадии развития детей.Подобно тому, как почти все дети учатся переворачиваться, прежде чем научатся сидеть самостоятельно, и учатся ползать, прежде чем научатся ходить, Пиаже считал, что дети приобретают свои познавательные способности в порядке развития. Эти идеи — о том, что дети в разном возрасте мыслят принципиально по-разному — привели к созданию ступенчатой ​​модели когнитивного развития Пиаже.

Пиаже утверждал, что дети не только пассивно учатся, но и активно пытаются осмыслить свой мир. Он утверждал, что по мере обучения и взросления дети развивают схем паттернов знаний в долговременной памяти, которые помогают им запоминать, организовывать и реагировать на информацию .Более того, Пиаже считал, что когда дети испытывают новые вещи, они пытаются согласовать новые знания с существующими схемами. Пиаже считал, что дети используют для этого два разных метода: методы, которые он назвал ассимиляцией и аккомодацией (см. Рис. 7.4, «Ассимиляция и приспособление»).

Рисунок 7.4 Ассимиляция и аккомодация.

Когда дети используют ассимиляцию , они используют уже разработанные схемы для понимания новой информации .Если дети выучили схему для лошадей, они могут называть полосатое животное, которого они видят в зоопарке, лошадью, а не зеброй. В этом случае дети подгоняют существующую схему к новой информации и маркируют новую информацию существующими знаниями. Адаптация , с другой стороны, включает в себя изучение новой информации и, таким образом, изменение схемы . Когда мать говорит: «Нет, дорогая, это зебра, а не лошадь», ребенок может адаптировать схему к новому стимулу, узнав, что существуют разные типы четвероногих животных, только одна из которых — лошадь. .

Самым важным вкладом Пиаже в понимание когнитивного развития и фундаментальным аспектом его теории была идея о том, что развитие происходит на уникальных и различных стадиях, причем каждая стадия протекает в определенное время, последовательно и таким образом, который позволяет ребенок должен думать о мире, используя новые способности. Этапы когнитивного развития Пиаже суммированы в Таблице 7.3 «Этапы когнитивного развития Пиаже».

Таблица 7.3 Этапы когнитивного развития Пиаже.
[Пропустить таблицу]
Этап Примерный возраст Характеристики Сценические достижения
Датчик электродвигателя От рождения до 2 лет Ребенок воспринимает мир через основные чувства: зрение, слух, осязание и вкус. Постоянство объекта
Предоперационная от 2 до 7 лет Дети приобретают способность внутренне представлять мир через язык и мысленные образы.Они также начинают смотреть на мир с точки зрения других людей. Теория разума; быстрое улучшение языковых навыков
Бетон эксплуатационный от 7 до 11 лет Дети научатся мыслить логически. Они могут все чаще выполнять операции с объектами, которые только воображаются. Сохранение
Официально в рабочем состоянии от 11 лет до совершеннолетия Подростки могут мыслить систематически, могут рассуждать об абстрактных концепциях и могут понимать этику и научные рассуждения. Абстрактная логика

Первой стадией развития Пиаже была сенсомоторная стадия , , когнитивная стадия, которая начинается при рождении и длится примерно до двухлетнего возраста. Он определяется прямым физическим взаимодействием младенцев с окружающими их предметами . На этом этапе младенцы формируют свои первые схемы, используя свои первичные чувства: они смотрят, слушают, тянутся к ним, держат, трясут и пробуют на вкус предметы в своей среде.

Во время сенсомоторной стадии использование детьми своих органов чувств для восприятия мира настолько важно для их понимания, что всякий раз, когда младенцы не воспринимают объекты напрямую, с их точки зрения, объекты не существуют. Пиаже обнаружил, например, что если он сначала заинтересовал младенцев игрушкой, а затем накрыл игрушку одеялом, дети младше шести месяцев вели себя так, как если бы игрушка исчезла полностью — они никогда не пытались найти ее под одеялом. одеяло, но, тем не менее, улыбался и тянулся за ним, когда одеяло было снято.Пиаже обнаружил, что только примерно через восемь месяцев дети осознали, что объект просто накрыт и не исчез. Пиаже использовал термин постоянство объекта для обозначения способности ребенка знать, что объект существует, даже когда объект не может быть воспринят .

Дети младше восьми месяцев не понимают постоянства объектов.

Смотреть: Постоянство объекта [YouTube]: http://www.youtube.com/v/nwXd7WyWNHY

В возрасте примерно двух лет и примерно до семи лет дети переходят на предоперационную стадию .На этом этапе ребенок начинает использовать язык и более абстрактно думать об объектах, имея способность формировать мысленные образы; однако их понимание более интуитивно, и им не хватает способности делать выводы или рассуждать . Мышление является предоперационным, что означает, что ребенок не способен мысленно оперировать или трансформировать объекты. В одном исследовании, которое показало степень этой неспособности, Джуди ДеЛоуч (Judy DeLoache, 1987) показала детям комнату в небольшом кукольном домике. Внутри комнаты за кушеткой была видна маленькая игрушка.Исследователи отвели детей в другую комнату лаборатории, которая была точной копией комнаты кукольного домика, но в натуральную величину. Когда детей 2,5 лет просили найти игрушку, они не знали, где искать — они просто не могли переходить через изменение размера комнаты. А трехлетние дети сразу искали игрушку за кушеткой, показывая, что они улучшают свои оперативные навыки.

Неспособность маленьких детей видеть переходы также приводит к тому, что они эгоцентричны неспособны легко видеть и понимать точки зрения других людей .Психологи развития определяют теорию разума как способность принимать точку зрения другого человека , и способность делать это быстро возрастает на предоперационной стадии. В одной из демонстраций развития теории разума исследователь показывает ребенку видео, на котором другой ребенок (назовем ее Анна) кладет мяч в красную коробку. Затем Анна выходит из комнаты, и на видео видно, что пока ее нет, исследователь перемещает мяч из красного ящика в синий ящик.Видео продолжается, Анна возвращается в комнату. Затем ребенка просят указать на коробку, где Анна, вероятно, будет искать свой мяч. Дети младше четырех лет обычно не могут понять, что Анна не знает, что мяч был перемещен, и предсказывают, что она будет искать его в синей коробке. Однако к четырем годам дети развили теорию разума — они понимают, что разные люди могут иметь разные точки зрения и что (хотя она и ошибается) Анна, тем не менее, будет думать, что мяч все еще находится в красной рамке.

Примерно с семи лет до 11 лет ребенок переходит на конкретную операционную стадию , которая на отмечена более частым и более точным использованием переходов, операций и абстрактных понятий, в том числе времени, пространства и чисел. . Важной вехой на конкретном этапе эксплуатации является разработка консервации — понимание того, что изменение формы объекта не обязательно означает изменение количества объекта .Дети младше семи лет обычно думают, что в стакане высокого молока содержится больше молока, чем в стакане, который короче и шире, и они продолжают верить в это, даже когда видят, как одно и то же молоко переливается между стаканами. Похоже, что эти дети сосредотачиваются только на одном измерении (в данном случае на высоте стакана) и игнорируют другое измерение (ширину). Однако, когда дети достигают конкретной операционной стадии, их способности понимать такие преобразования заставляют их осознавать, что, хотя молоко выглядит по-разному в разных стаканах, количество должно быть одинаковым.

Дети младше семи лет не понимают принципов сохранения.

Смотрите: «Сохранение» [YouTube]: http://www.youtube.com/watch?v=YtLEWVu815o&feature=youtu.be

Примерно в 11 лет дети переходят на формальную операционную стадию , которая отмечена способностью мыслить абстрактно и использовать научные и философские направления мышления . Дети на формальной операционной стадии лучше способны систематически проверять альтернативные идеи, чтобы определить их влияние на результаты.Например, вместо того, чтобы беспорядочно изменять различные аспекты ситуации, не позволяющей сделать четких выводов, они систематически вносят изменения в одну вещь за раз и наблюдают, какую разницу вносит это конкретное изменение. Они учатся использовать дедуктивные рассуждения, такие как «если это, то это», и они становятся способными воображать ситуации, которые «могут быть», а не только те, которые существуют на самом деле.

Теории Пиаже внесли существенный и прочный вклад в психологию развития.Его вклад включает идею о том, что дети — это не просто пассивные носители информации, но, скорее, активно участвуют в приобретении новых знаний и осмыслении мира вокруг них. Эта общая идея породила множество других теорий когнитивного развития, каждая из которых призвана помочь нам лучше понять развитие навыков обработки информации у ребенка (Klahr & MacWhinney, 1998; Shrager & Siegler, 1998). Более того, обширные исследования, стимулированные теорией Пиаже, в целом подтвердили его убеждения о порядке развития познания.Работа Пиаже также применялась во многих областях — например, многие учителя используют ступени Пиаже для разработки образовательных подходов, нацеленных на уровень, к которому дети подготовлены с точки зрения развития (Driscoll, 1994; Levin, Siegler, & Druyan, 1990).

С годами идеи Пиаже были усовершенствованы. Например, сейчас считается, что постоянство объекта развивается постепенно, а не сразу, как предсказывает истинная сценическая модель, и что иногда оно может развиваться намного раньше, чем ожидал Пиаже.Рене Байаржон и ее коллеги (Baillargeon, 2004; Wang, Baillargeon, & Brueckner, 2004) помещали младенцев в приспособление для привыкания, заставляя их наблюдать, как объект помещается за ширмой, полностью скрытой от глаз. Затем исследователи устроили так, чтобы объект снова появился из-за другого экрана в другом месте. Младенцы, которые видели эту схему событий, дольше смотрели на дисплей, чем младенцы, которые были свидетелями того, как один и тот же объект физически перемещался между экранами. Эти данные предполагают, что младенцы осознавали, что объект все еще существует, даже если он был скрыт за экраном, и, таким образом, они демонстрировали постоянство объекта уже в трехмесячном возрасте, а не в восемь месяцев, как предсказывал Пиаже.

Еще один фактор, который мог удивить Пиаже, — это то, в какой степени социальное окружение ребенка влияет на обучение. В некоторых случаях дети переходят к новому образу мышления и возвращаются к старому в зависимости от типа задачи, которую они выполняют, обстоятельств, в которых они находятся, и характера языка, на котором их учат (Courage & Howe, 2002). . И дети в разных культурах демонстрируют несколько разные модели когнитивного развития. Дасен (1972) обнаружил, что дети из незападных культур переходят на следующую стадию развития примерно на год позже, чем дети из западных культур, и этот уровень школьного образования также влияет на когнитивное развитие.Короче говоря, теория Пиаже, вероятно, недооценивала вклад факторов окружающей среды в социальное развитие.

Более поздние теории (Cole, 1996; Rogoff, 1990; Tomasello, 1999), основанные в значительной степени на социокультурной теории российского ученого Льва Выготского (1962, 1978), утверждают, что когнитивное развитие не изолировано полностью внутри ребенка, но происходит, по крайней мере частично, в результате социальных взаимодействий . Эти ученые утверждают, что детское мышление развивается в результате постоянного взаимодействия с более компетентными людьми, включая родителей, сверстников и учителей.

Продолжением социокультурной теории Выготского является идея обучения в сообществе , в котором ребенок служит и учителями, и учениками . Этот подход часто используется в классах для улучшения обучения, а также для повышения ответственности и уважения к другим. Когда дети совместно работают в группах над изучением материала, они могут помогать и поддерживать друг друга в обучении, а также узнавать друг друга по отдельности, тем самым уменьшая предрассудки (Aronson, Blaney, Stephan, Sikes, & Snapp, 1978; Brown, 1997).

Социальное развитие в детстве

Именно благодаря значительному увеличению когнитивных способностей дети учатся взаимодействовать с окружающей средой и понимать ее. Но эти когнитивные навыки — лишь часть изменений, происходящих в детстве. Не менее важно развитие у ребенка социальных навыков — способности понимать, предсказывать и создавать связи с другими людьми в их среде.

Познание себя: развитие самооценки

Одна из важных вех в социальном развитии ребенка — это познание своего собственного существования (рис. 7.5). Это самосознание известно как сознание , а содержание сознания известно как самооценка . Я-концепция — это представление знаний или схема, которая содержит знания о нас, включая наши убеждения о наших личностных качествах, физических характеристиках, способностях, ценностях, целях и ролях, а также знания о том, что мы существуем как личности (Каган, 1991).

Рис. 7.5. Как узнать себя в зеркале. Простой тест на самосознание — это умение узнавать себя в зеркале.Люди и шимпанзе могут пройти испытание; собаки никогда не делают.

Некоторые животные, в том числе шимпанзе, орангутаны и, возможно, дельфины, обладают по крайней мере примитивным чувством себя (Boysen & Himes, 1999). В одном исследовании (Gallup, 1970) исследователи нарисовали красную точку на лбу анестезированных шимпанзе, а затем поместили каждое животное в клетку с зеркалом. Когда шимпанзе просыпались и смотрели в зеркало, они касались точки на своих лицах, а не точки на лицах в зеркале. Эти действия предполагают, что шимпанзе понимали, что они смотрят на себя, а не на других животных, и, таким образом, мы можем предположить, что они могут понять, что они существуют как индивидуумы.С другой стороны, большинство других животных, включая, например, собак, кошек и обезьян, никогда не осознают, что они сами в зеркале.

Младенцы, у которых на лбу нарисована такая же красная точка, узнают себя в зеркале так же, как и шимпанзе, и делают это примерно к 18 месяцам (Povinelli, Landau, & Perilloux, 1996). Знания ребенка о себе продолжают развиваться по мере роста ребенка. К двум годам младенец осознает свой пол — мальчик или девочка.К четырем годам самоописания, вероятно, будут основаны на физических характеристиках, таких как цвет волос и владение, а примерно к шести годам ребенок сможет понимать основные эмоции и концепции черт характера, будучи в состоянии делать такие утверждения, как «Я хороший человек» (Хартер, 1998).

Вскоре после того, как дети поступают в школу (примерно в возрасте пяти или шести лет), они начинают проводить сравнения с другими детьми, процесс, известный как социальное сравнение . Например, ребенок может охарактеризовать себя как быстрее одного мальчика, но медленнее другого (Moretti & Higgins, 1990).По словам Эриксона, важным компонентом этого процесса является развитие компетенции и автономии признание собственных способностей по сравнению с другими детьми . И дети все больше осознают социальные ситуации — они понимают, что другие люди смотрят на них и судят их так же, как они смотрят и судят других (Doherty, 2009).

Успешные отношения с другими людьми: приложение

Одно из самых важных правил поведения, которым должен научиться ребенок, — это как быть принятым другими — развитие близких и значимых социальных отношений. Эмоциональные связи, которые мы развиваем с теми, с кем мы чувствуем себя наиболее близкими, и особенно связи, которые развиваются у младенца с матерью или основным опекуном , называются привязанностью (Cassidy & Shaver, 1999). См. Примеры на рисунке 7.6.

Рисунок 7.6. Привязанность детей к опекунам. Дети развивают соответствующий стиль привязанности через взаимодействие с опекунами.

Еще в 1930-х годах психологи считали, что дети, воспитанные в таких учреждениях, как детские дома, и получившие хороший физический уход и надлежащее питание, будут нормально развиваться, даже если они мало общаются со своими опекунами.Но исследования психолога развития Джона Боулби (1953) и других показали, что эти дети не развивались нормально — они обычно были болезненными, эмоционально медленными и в целом немотивированными. Эти наблюдения помогли прояснить, что нормальное развитие младенца требует успешной привязанности к опекуну.

В одном классическом исследовании, показывающем важность привязанности, психологи из Висконсинского университета Гарри и Маргарет Харлоу изучали реакцию молодых обезьян, разлученных со своими биологическими матерями, на двух суррогатных матерей, помещенных в их клетки.Одна — проволочная мать — состояла из круглой деревянной головы, сетки из холодных металлических проволок и бутылки с молоком, из которой мог пить детеныш обезьяны. Вторая мать представляла собой поролоновую форму, завернутую в махровое утепленное одеяло. Харлоу обнаружили, что, хотя детеныши обезьян ходили к матери из проволоки за едой, они в подавляющем большинстве предпочитали и проводили значительно больше времени с теплой махровой матерью, которая не давала еды, но обеспечивала комфорт (Harlow, 1958).

Исследования Харлоу показали, что молодые обезьяны предпочитают теплую мать, обеспечивающую надежную основу, холодной матери, которая дает пищу.

Смотреть: «Обезьяны Харлоуса» [YouTube] : http://www.youtube.com/watch?v=MmbbfisRiwA

Исследования Харлоу подтвердили, что у младенцев есть социальные, а также физические потребности. И обезьянам, и человеческим младенцам нужна безопасная база , которая позволяет им чувствовать себя в безопасности . На этой базе они могут обрести уверенность, необходимую им, чтобы выйти и исследовать свои миры. Эриксон (Таблица 7.1, «Проблемы развития, предложенные Эриком Эриксоном») был согласен с важностью надежной базы, утверждая, что самой важной целью младенчества является развитие элементарного чувства доверия к опекунам.

Психолог по вопросам развития Мэри Эйнсворт, ученица Джона Боулби, интересовалась изучением развития привязанности у младенцев. Эйнсворт создала лабораторный тест, который измерял привязанность младенца к своим родителям. Тест называется странной ситуацией — мера привязанности у маленьких детей, в которой поведение ребенка оценивается в ситуации, когда опекун и незнакомец входят и выходят из окружающей среды — потому что он проводится в контекст, который незнаком ребенку и, следовательно, может усилить потребность ребенка в его или ее родителях (Ainsworth, Blehar, Waters, & Wall, 1978).Во время процедуры, которая длится около 20 минут, родители и младенец сначала остаются одни, а младенец исследует комнату, полную игрушек. Затем в комнату входит странный взрослый и разговаривает с родителем в течение минуты, после чего родитель покидает комнату. Незнакомец остается с младенцем на несколько минут, затем снова входит родитель, а незнакомец выходит из комнаты. В течение всего сеанса видеокамера записывает поведение ребенка, которое затем кодируется обученными кодировщиками.

В странной ситуации дети реагируют на приходы и уходы родителей и незнакомых взрослых в их среде.

Смотрите: «Странная ситуация» [YouTube]: http://www.youtube.com/watch?v=QTsewNrHUHU

На основе их поведения дети делятся на одну из четырех групп, где каждая группа отражает разные типы отношений привязанности с опекуном. Ребенок с безопасным типом привязанности обычно свободно исследует, в то время как мать присутствует и взаимодействует с незнакомцем . Ребенок может расстроиться, когда мать уходит, но также рад ее возвращению.Ребенок с амбивалентным (иногда называемым небезопасно-устойчивым ) стилем привязанности настороженно относится к ситуации в целом, особенно к незнакомцу, и остается рядом или даже цепляется за мать, вместо того, чтобы изучать игрушки . Когда мать уходит, ребенок очень расстроен и испытывает двойственное отношение к ее возвращению. Ребенок может броситься к матери, но не сможет прижаться к ней, когда она поднимет ребенка. Ребенок с уклонением (иногда называемым неуверенным избегающим ) стилем привязанности будет избегать или игнорировать мать, проявляя мало эмоций, когда мать уходит или возвращается .Ребенок может убежать от матери, когда она приблизится. Ребенок не будет много исследовать, независимо от того, кто там находится, и к незнакомцу будут относиться не так, как к матери.

Наконец, ребенок с неорганизованным стилем привязанности , похоже, не имеет последовательного способа справиться со стрессом странной ситуации — ребенок может плакать во время разлуки, но избегать матери, когда она возвращается, или ребенок может приблизиться мать, но затем замирает или падает на пол.Хотя были обнаружены некоторые культурные различия в стилях привязанности (Rothbaum, Weisz, Pott, Miyake, & Morelli, 2000), исследования также показали, что доля детей, попадающих в каждую из категорий привязанности, относительно постоянна в разных культурах (см. Рисунок 7.7, «Доля детей с разным стилем привязанности»).

Рис. 7.7. Доля детей с разными стилями привязанности. На графике показана приблизительная доля детей, у которых есть каждый из четырех стилей привязанности.Эти пропорции довольно постоянны в разных культурах. [Длинное описание]

Вы можете задаться вопросом, определяются ли различия в стиле привязанности больше ребенком (природой) или родителями (воспитанием). Большинство психологов в области развития считают, что социализация является первичной, утверждая, что ребенок крепко привязывается, когда мать доступна и способна удовлетворить потребности ребенка отзывчивым и подходящим образом, но что небезопасные стили возникают, когда мать нечувствительна и реагирует. несовместимо с потребностями ребенка.Для прямой проверки этой идеи голландский исследователь Димфна ван ден Боом (Dymphna van den Boom, 1994) случайным образом назначил матерей некоторых младенцев на тренировку, в ходе которой они научились лучше реагировать на потребности своих детей. Исследование показало, что дети этих матерей с большей вероятностью демонстрировали безопасный стиль привязанности по сравнению с детьми матерей из контрольной группы, которые не проходили обучение.

Но на поведение привязанности ребенка также, вероятно, влияет, по крайней мере частично, темперамент , врожденные личностные характеристики младенца .Некоторые дети приветливы, дружелюбны и отзывчивы, тогда как другие, как правило, более раздражительны, менее управляемы и их трудно утешить. Эти различия также могут играть роль в привязанности (Gillath, Shaver, Baek, & Chun, 2008; Seifer, Schiller, Sameroff, Resnick, & Riordan, 1996). Взятые вместе, можно с уверенностью сказать, что на привязанность, как и на большинство других процессов развития, влияет взаимодействие генетических факторов и влияний социализации.

Направление исследования: Использование продольного исследования для оценки стабильности привязанности

Вы можете задаться вопросом, имеет ли стиль привязанности, проявляемый младенцами, большое влияние в дальнейшей жизни.Фактически, исследования показали, что стиль привязанности детей предсказывает их эмоции и поведение много лет спустя (Cassidy & Shaver, 1999). Психологи изучали устойчивость стилей привязанности с течением времени, используя лонгитюдных исследовательских планов исследовательских планов, в которых за людьми в выборке наблюдают и связывают с ними в течение длительного периода времени, часто на нескольких стадиях развития .

В одном из таких исследований Waters, Merrick, Treboux, Crowell и Albersheim (2000) изучали степень стабильности и изменения моделей привязанности от младенчества до ранней взрослой жизни.В своем исследовании 60 младенцев из среднего класса, которые были протестированы в странной ситуации в возрасте одного года, повторно связались 20 лет спустя и опрошены с использованием меры взрослой привязанности. Уотерс и его коллеги обнаружили, что 72% участников получили ту же классификацию безопасных и небезопасных привязанностей в раннем взрослом возрасте, что и в младенчестве. Взрослые, которые изменили классификацию (обычно с безопасной на небезопасную), были в основном те, кто пережил травмирующие события, такие как смерть или развод родителей, тяжелые заболевания (заразились родителями или самими детьми), или физическое или сексуальное насилие со стороны член семьи.

В дополнение к выводу о том, что люди обычно демонстрируют один и тот же стиль привязанности с течением времени, лонгитюдные исследования также показали, что классификация привязанности, полученная в младенчестве (оцениваемая с использованием странной ситуации или других мер), предсказывает поведение многих детей и взрослых. Младенцы с надежной привязанностью имеют более близкие, более гармоничные отношения со сверстниками, менее тревожны и агрессивны и лучше способны понимать эмоции других, чем те, кого относили к категории незащищенных в младенчестве (Lucas-Thompson & Clarke-Stewart, 2007).К тому же у подростков с надежной привязанностью более позитивные и романтические отношения со сверстниками, чем у их менее привязанных сверстников (Carlson, Sroufe, & Egeland, 2004).

Проведение лонгитюдных исследований — очень сложная задача, но она имеет существенное вознаграждение. Когда выборка достаточно велика, а временные рамки достаточно продолжительны, потенциальные результаты такого исследования могут предоставить обширную и важную информацию о том, как люди меняются с течением времени, и о причинах этих изменений.К недостаткам лонгитюдных исследований относятся стоимость и сложность поиска большой выборки, которую можно точно отслеживать с течением времени, а также время (много лет), необходимое для получения данных. Кроме того, поскольку результаты откладываются на длительный период, вопросы исследования, поставленные в начале исследования, могут со временем стать менее актуальными по мере продолжения исследования.

Поперечные исследования представляют собой альтернативу продольным конструкциям.В плане перекрестного исследования проводится сравнение возраста между выборками разных людей разного возраста одновременно . В одном примере Янг, Ливсли и Вернон (1996) изучали две группы однояйцевых и неидентичных (разнояйцевых) близнецов, одну группу в возрасте 20 лет, а другую группу в возрасте 50 лет, чтобы определить влияние генетики на личность. Они обнаружили, что генетика играет более значительную роль в старшей группе близнецов, предполагая, что генетика стала более значимой для личности в более позднем взрослом возрасте.

Поперечные исследования имеют большое преимущество в том, что ученым не нужно ждать годами, чтобы получить результаты. С другой стороны, интерпретация результатов перекрестного исследования не так ясна, как интерпретация результатов продольного исследования, в котором одни и те же люди изучаются с течением времени. Наиболее важно то, что интерпретации, полученные из перекрестных исследований, могут быть искажены когортными эффектами . Когортные эффекты относятся к возможности того, что различия в познании или поведении в два момента времени могут быть вызваны различиями, которые не связаны с изменениями возраста.Вместо этого различия могут быть связаны с факторами окружающей среды, которые влияют на всю возрастную группу . Например, в исследовании Jang, Livesley и Vernon (1996), в котором сравнивали младших и старших близнецов, когортные эффекты могут быть проблемой. Две группы взрослых обязательно выросли в разные периоды времени, и, возможно, на них по-разному повлиял социальный опыт, такой как экономические трудности, наличие войн или внедрение новых технологий. В результате в таких перекрестных исследованиях, как это, сложно определить, существуют ли различия между группами (например,g., с точки зрения относительной роли окружающей среды и генетики) обусловлены возрастом или другими факторами.

Основные выводы

  • Младенцы рождаются с различными навыками и способностями, которые способствуют их выживанию, и они также активно учатся, взаимодействуя с окружающей средой.
  • Техника привыкания используется для демонстрации способности новорожденного запоминать и учиться на собственном опыте.
  • Дети используют как ассимиляцию, так и приспособление для развития функциональных схем мира.
  • Теория когнитивного развития Пиаже предполагает, что дети развиваются в определенной серии последовательных стадий: сенсомоторной, дооперационной, конкретно-оперативной и формально-оперативной.
  • Теории Пиаже оказали большое влияние, но они также подверглись критике и расширению.
  • Социальное развитие требует создания надежной основы, на которой дети могут свободно исследовать. Стили привязанности относятся к безопасности этой основы и в более общем плане к типу отношений, которые люди, особенно дети, развивают с теми, кто для них важен.
  • Продольные и поперечные исследования используются для проверки гипотез о развитии, и каждый подход имеет свои преимущества и недостатки.

Упражнения и критическое мышление

  1. Приведите пример ситуации, в которой вы или кто-то другой можете продемонстрировать когнитивную ассимиляцию и когнитивную аккомодацию. В каких случаях, по вашему мнению, наиболее вероятен каждый процесс?
  2. Рассмотрим несколько примеров того, как теории когнитивного развития Пиаже и Выготского могут быть использованы учителями, обучающими маленьких детей.
  3. Рассмотрите стиль привязанности некоторых из ваших друзей с точки зрения их отношений с их родителями и другими друзьями. Как вы думаете, их стиль безопасен?

Список литературы

Эйнсворт, М.С., Блехар, М.С., Уотерс, Э. и Уолл, С. (1978). Модели привязанности: психологическое исследование странной ситуации . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Аронсон, Э., Блейни, Н., Стефан, К., Сайкс, Дж., И Снэпп, М. (1978). Лобзик класс . Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.

Baillargeon, R. (2004). Физический мир младенцев. Текущие направления в психологической науке, 13 (3), 89–94.

Beauchamp, D.K., Cowart, B.J., Menellia, J.A., & Marsh, R.R. (1994). Младенческий соленый вкус: факторы развития, методологические и контекстные факторы. Психология развития, 27 , 353–365.

Бласс Э. М. и Смит Б. А. (1992). Дифференциальные эффекты сахарозы, фруктозы, глюкозы и лактозы на плач у младенцев в возрасте от 1 до 3 дней: качественные и количественные соображения. Психология развития, 28 , 804–810.

Боулби, Дж. (1953). Некоторые патологические процессы запускаются ранним разлучением матери и ребенка. Journal of Mental Science, 99 , 265–272.

Бойзен, С. Т., и Хаймс, Г. Т. (1999). Актуальные проблемы и новые теории познания животных. Ежегодный обзор психологии, 50 , 683–705.

Браун, А. Л. (1997). Превращение школ в сообщества, мыслящие и изучающие серьезные вопросы. Американский психолог, 52 (4), 399–413.

Бушнелл, И. В. Р., Сай, Ф., и Маллин, Дж. Т. (1989). Неонатальное распознавание лица матери. Британский журнал психологии развития, 7 , 3–15.

Карлсон, Э.А., Сроуф, Л.А., и Эгеланд, Б. (2004). Построение опыта: продольное исследование представления и поведения. Развитие ребенка, 75 (1), 66–83.

Кэссиди Дж. Э. и Шейвер П. Р. Э. (1999). Прикладной справочник: теория, исследования и клиническое применение .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Коул, М. (1996). Культура в уме . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Мужество, М. Л., и Хоу, М. Л. (2002). От младенца к ребенку: динамика когнитивных изменений на втором году жизни. Психологический бюллетень, 128 (2), 250–276.

Дасен П. Р. (1972). Межкультурное исследование Пиаже: резюме. Журнал кросс-культурной психологии, 3 , 23–39.

ДеЛоаш, Дж. С. (1987).Быстрое изменение символического функционирования очень маленьких детей. Science, 238 (4833), 1556–1556.

Доэрти, М. Дж. (2009). Теория разума: как дети понимают мысли и чувства других . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Дрисколл, М. П. (1994). Психология обучения при обучении . Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

Гэллап, Г. Дж., Младший (1970). Шимпанзе: самопознание. Science, 167 (3914), 86–87.

Гибсон, Э.Дж. И Пик А. Д. (2000). Экологический подход к перцепционному обучению и развитию . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гибсон Э. Дж., Розенцвейг М. Р. и Портер Л. В. (1988). Исследовательское поведение в развитии восприятия, действия и приобретения знаний. В Ежегодный обзор психологии (Том 39, стр. 1–41). Пало-Альто, Калифорния: Ежегодные обзоры.

Гиллат, О., Шейвер, П. Р., Бэк, Дж .-М., и Чун, Д. С. (2008). Генетические корреляты стиля привязанности взрослых. Бюллетень личности и социальной психологии, 34 (10), 1396–1405.

Харлоу, Х. (1958). Природа любви. Американский психолог, 13 , 573–685.

Хартер, С. (1998). Развитие представлений о себе. В W. Damon & N. Eisenberg (Eds.), Справочник по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие (5-е изд., Том 3, стр. 553–618). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья.

Джеймс, У. (1890). Основы психологии .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Дувр.

Янг, К. Л., Ливсли, В. А., и Вернон, П. А. (1996). Генетическая основа личности в разном возрасте: поперечное исследование близнецов. Личность и индивидуальные различия, 21 , 299–301.

Юраска, Дж. М., Хендерсон, К., и Мюллер, Дж. (1984). Различный опыт выращивания, пол и характеристики радиального лабиринта. Психобиология развития, 17 (3), 209–215.

Каган Дж. (1991). Теоретическая полезность построений «я». Обзор развития, 11 , 244–250.

Клар, Д., и МакУинни, Б. (1998). Обработка информации. В D. Kuhn & R. S. Siegler (Eds.), Справочник по детской психологии: познание, восприятие и язык (5-е изд., Том 2, стр. 631–678). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джон Уайли и сыновья.

Левин И., Зиглер С. Р., Друян С. (1990). Заблуждения о движении: эффекты развития и тренировки. Развитие ребенка, 61 , 1544–1556.

Лукас-Томпсон, Р., & Кларк-Стюарт, К. А. (2007). Прогнозирование дружбы: как качество брака, материнское настроение и надежность привязанности связаны с отношениями детей со сверстниками. Журнал прикладной психологии развития, 28 (5–6), 499–514.

Моретти М. М. и Хиггинс Э. Т. (1990). Развитие уязвимости самооценки: социальные и когнитивные факторы в психопатологии развития. В R. J. Sternberg & J. Kolligian, Jr. (Eds.), Компетенция считается (стр.286–314). Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Портер, Р. Х., Макин, Дж. У., Дэвис, Л. Б., и Кристенсен, К. М. (1992). Младенцы на грудном вскармливании реагируют на обонятельные сигналы своей матери и незнакомых кормящих самок. Младенческое поведение и развитие, 15 (1), 85–93.

Повинелли Д. Дж., Ландау К. Р. и Перилу Х. К. (1996). Самопознание у маленьких детей с использованием отложенной обратной связи по сравнению с живой обратной связью: свидетельство асинхронности развития. Развитие ребенка, 67 (4), 1540–1554.

Рогофф Б. (1990). Обучение мышлению: когнитивное развитие в социальном контексте . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Ротбаум, Ф., Вайс, Дж., Потт, М., Мияке, К., и Морелли, Г. (2000). Привязанность и культура: Безопасность в США и Японии. Американский психолог, 55 (10), 1093–1104.

Сейфер Р., Шиллер М., Самерофф А. Дж., Резник С. и Риордан К. (1996). Привязанность, материнская чувствительность и младенческий темперамент в течение первого года жизни. Психология развития, 32 (1), 12–25.

Шрагер Дж. И Зиглер Р. С. (1998). SCADS: модель выбора стратегии детьми и стратегических открытий. Психологическая наука, 9 , 405–422.

Смит, Л. Б., и Телен, Э. (2003). Развитие как динамическая система. Тенденции в когнитивных науках, 7 (8), 343–348.

Соска, К. К., Адольф, К. Э., и Джонсон, С. П. (2010). Системы в разработке: приобретение двигательных навыков облегчает завершение трехмерных объектов. Психология развития, 46 (1), 129–138.

Томаселло, М. (1999). Культурные истоки человеческого познания . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Trehub, S., & Rabinovitch, M. (1972). Слухово-лингвистическая чувствительность в раннем младенчестве. Психология развития, 6 (1), 74–77.

ван ден Бум, Д. К. (1994). Влияние темперамента и материнства на привязанность и исследование: экспериментальное манипулирование чувствительной реакцией среди матерей из низшего класса с раздражительными младенцами. Развитие ребенка, 65 (5), 1457–1476.

Выготский, Л. С. (1962). Мысль и язык . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Выготский, Л. С. (1978). Разум в обществе . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Ван, С. Х., Байларджон, Р., и Брюкнер, Л. (2004). Рассуждения младенцев о скрытых объектах: данные только из заданий на нарушение ожиданий с тестовыми испытаниями. Познание, 93 , 167–198.

Уотерс, Э., Меррик, С., Требу, Д., Кроуэлл, Дж., И Альберсхайм, Л. (2000). Безопасность привязанности в младенчестве и раннем взрослении: 20-летнее лонгитюдное исследование. Развитие ребенка, 71 (3), 684–689.

Винн К. (1995). Младенцы обладают системой числовых знаний. Текущие направления в психологической науке, 4 , 172–176.

Авторство изображений

Рисунок 7.2: Адаптировано из Wynn (1995).

Рисунок 7.3: Жан Пиаже, Антон Йоханссон, http: // www.flickr.com/photos/mirjoran/455878802 используется по лицензии CC BY 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/).

Рисунок 7.5: «Малыш в зеркале» Саманты Стил (http://www.flickr.com/photos/samanthasteele/3983047059/) под лицензией CC BY-NC-ND 2.0 (http: // creativecommons. org / licenses / by-nc-nd / 2.0 / deed.en_CA). В моем зеркале сидит обезьяна »Мора (http://www.flickr.com/photos/mmoorr/1921632741/) под лицензией CC BY-NC 2.0 (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc / 2.0 / deed.en_CA). «Зеркало, зеркало, кто самая красивая собака?» by rromer (http://www.flickr.com/photos/rromer/6309501395/) под лицензией CC BY-NC-SA 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/2.0/ deed.en_CA).

Рисунок 7.6: Источник: «Материнская связь» Койвта (http://en.wikipedia.org/wiki/File:MaternalBond.jpg) под лицензией Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 Unported (http: // creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0/deed.en_CA). «Замечательный папа» Жюльена Харнейса (http://www.flickr.com/photos/julien_harneis/6342076964/in/photostream/) под лицензией CC BY-SA 2.0 (http://creativecommons.org/licenses/by -sa / 2.0 / deed.en_CA). «Szymon i Krystian» от Joymaster (http://en.wikipedia.org/wiki/File:Szymon_i_Krystian_003.JPG) находится под лицензией Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 (http://creativecommons.org/licenses/by- sa / 3.0 / deed.en_CA).

Длинные описания:

Рисунок 7.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.