Внутренняя картина болезни психология: что это такое. Влияние болезни на психику человека

Внутренняя картина болезни — Студопедия

VII. МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Пояснительная записка

 
 

После изучения данного раздела слушатели должны знать:

1. Понятие и структуру внутренней картины болезни

2. Классификацию типов отношения к болезни

3. Основы конструктивного общения с пациентами различного профиля

4. Психологические стратегии общения

5. Основные правила эффективного общения

6. Правила профессионального общения медицинского работника, способы его урегулирования

7. Психологические особенности овладения профессией

8. Качества личности медицинской сестры, понятие психологической компетентности

Тема: Внутренняя картина болезни

Любая болезнь для человека является кризисом и ставит перед человеком задачу восстановления нарушенного гомеостаза, таким образом, перед личностью возникают две установки – на выздоровление, и на хронизацию болезни. На то, как формируется реакция человека, на его переживание болезни влияет ряд факторов, которые создают объективную и субъективную тяжесть болезни.

К факторам, которые формируют объективную тяжесть болезни, относятся:

Вероятность летального исхода.

Возможность инвалидизации и хронизации.

Болевая характеристика болезни.

Необходимость радикального или полиативного лечения.

Влияние болезни на уровень общения.

Социальная значимость болезни и отношение к ней в микросоциуме.

Влияние болезни на семейную и на сексуальную сферы.

Данные факторы выстроены по убыванию значимости!


Субъективная тяжесть болезни основывается на личных и субкультурных убеждениях, в нее входит понимание механизмов возникновения болезни.

По сути, «субъективная тяжесть болезни» является синонимом термина «внутренняя картина болезни»

предложенного Лурией в 1936 году.

Внутренняя картина болезни определяется факторами:

Ø пол

Ø возраст

Ø профессия

Ø темперамент

Ø характер (отдельные черты, тип семейного воспитания)

Внутренняя картина болезни – это осознание больным своего заболевания в целом, это глубокий внутренний мир больного, его эмоции, личностные переживания, ощущения к болезни и реакция на нее, его знания о болезни и мотивация к выздоровлению.

В структуру внутренней картины болезни включаются четыре основных уровня:

1. Чувственный – комплекс болезненных ощущений.

2. Эмоциональный – переживания заболевания и его последствия.


3. Интеллектуальный – представление и знания пациента о болезни.

4. Мотивационный – выработка определенного отношения к болезни, активизация деятельности, направленной на выздоровление.

Классификация типов отношения к болезни предложена А. Е. Личко и Н. Я. Ивановым в 1980году.

1. Гармоничный. Трезвая оценка своего состояния без склонности преувеличивать его тяжесть и без оснований видеть все в мрачном свете, но и без недооценки тяжести болезни. Стремление во всем активно содействовать успеху лечения. Нежелание обременять других тяготами ухода за собой. В случае неблагоприятного прогноза в смысле инвалидизации – переключение интересов на те области жизни, которые останутся доступными больному. При неблагоприятном прогнозе ad vitam – сосредоточение внимания, забот, интересов на судьбе близких, своего дела.

2. Эргопатический. «Уход от болезни в работу». Даже при тяжести болезни и страданиях стремление, несмотря на это, продолжать работу. Характерно сверхответственное, одержимое, стеничное отношение к работе, в ряде случаев – выражено еще в большей степени, чем до болезни. Избирательное отношение к обследованию и лечению, обусловленное стремлением, во что бы ни стало сохранить профессиональный статус и возможность продолжения активной трудовой деятельности.

3. Анозогнозический. Активное отбрасывание мысли о болезни, о возможных ее последствиях. Отрицание очевидного. Приписывание проявлений болезни случайным обстоятельствам или другим несерьезным заболеваниям. Отказ от обследования и лечения. Желание обойтись «своими средствами». При эйфорическом варианте этого типа – необоснованно повышенное настроение. Пренебрежение, легкомысленное отношение к болезни и лечению. Надежда на то, что «само все обойдется». Желание продолжать получать от жизни все, несмотря на болезнь. Легкость нарушений режима, пагубно сказывающихся, на течение болезни.

4. Тревожный. Непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни и методах лечения, поиск «авторитетов». В отличие от ипохондрического типа, в большей степени выражен интерес к объективным данным о болезни (результат анализов, заключение специалистов), чем фиксация на субъективных ощущениях. Поэтому – предпочтение слушать высказывания других, чем без конца предъявлять свои жалобы. Настроение тревожное, угнетенность – вследствие этой тревоги. При обессивно-фобическом варианте этого типа – тревожная мнительность прежде всего касается опасений не реальных, а маловероятных осложнений болезни, неудач лечения, а также возможных (но малообоснованных) неудач в жизни, работе, семейной ситуации в связи с болезнью. Воображаемые опасности волнуют более, чем реальные. Защитой от тревоги становятся приметы и ритуалы.

5. Ипохондрический.Сосредоточение на субъективных болезненных и иных неприятных ощущениях. Стремление постоянно рассказывать о них окружающим. На их основе преувеличение действительных и выискивание несуществующих болезней и страданий. Преувеличение побочного действия лекарств. Сочетание желания лечиться и неверия в успех, требования тщательного обследования и боязни вреда и болезненности процедур.

6. Неврастенический. Поведение по типу «раздражительной слабости». Вспышки раздражения, особенно при болях, при неприятных ощущениях, при неудачах лечения. Раздражения нередко изливается на первого попавшегося и завершается раскаянием и слезами. Непереносимость болевых ощущений. Нетерпеливость. Неспособность ждать облегчения. В последующем – раскаяние за беспокойство и несдержанность.

7. Меланхолический. Удрученность болезнью, неверие в выздоровление, в возможное улучшение, в эффект лечения. Активные депрессивные высказывания вплоть до суицидных мыслей. Пессимистический взгляд на все вокруг. Неверие в успех лечения даже при благоприятных объективных данных.

8. Апатический. Полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения. Пассивное подчинение процедурам и лечению при настойчивом побуждении со стороны. Утрата интереса к жизни, ко всему, что ранее волновало.

9. Сенситивный. Чрезмерная озабоченность, о возможном неблагоприятном впечатлении, которое могут произвести на окружающих сведения о своей болезни. Опасение, что окружающие станут избегать, считать неполноценным, пренебрежительно или с опаской относиться, распускать сплетни и неблагоприятные слухи о причине и природе болезни. Боязнь стать обузой для близких из-за болезни, и неблагожелательного отношения с их стороны в связи с этим.

10. Эгоцентрический. «Уход в болезнь». Выставление напоказ близким и окружающим своих страданий и переживаний с целью полностью завладеть их вниманием. Требование исключительной заботы – все должны забыть и бросить все и заботиться только об одном. Разговоры окружающих быстро переводятся «на себя». Другие люди, также требующие внимания и заботы, рассматриваются только как «конкуренты», отношения к ним – неприязненное. Постоянное желание показать другим свое особое положение, свою исключительность в отношении болезни.

11. Паранойяльный. Уверенность, что болезнь – результат чьего-то злого умысла. Крайняя подозрительность к лекарствам и процедурам. Стремление приписывать возможные осложнения или побочные действия лекарств халатности или злому умыслу врачей и персонала. Обвинения и требования наказаний в связи с этим.

12.Дисфорический. Доминирует мрачно-озлобленное настроение, постоянный, угрюмый вид. Зависть и ненависть к здоровым людям. Вспышки крайней озлобленности со склонностью винить в своей болезни других. Требование особого внимания к себе и подозрительность к процедурам и лечению. Деспотическое отношение к близким – требование во всем угождать.

28. Внутренняя картина болезни. Типы реакции личности на болезнь. Психологическая защита.

Внутренняя картина болезни — это субъективное восприятие человеком своего заболевания, состоит из четырех составляющих:

1) болевая или сенсорная составляющая — то, что больной чувствует (неприятные ощущения, дискомфорт)

2) эмоциональная — включает в себя то, какие эмоции человек испытывает в связи с заболеванием.

3) интеллектуальная или когнитивная — то, что человек думает о своем заболевании, о причинах заболевания и последствиях.

4) волевая или мотивационная — связана с необходимостью актуализации деятельности, возвращения и сохранения здоровья. Для выявления индивидуальных особенностей внутренней картины болезни используют, как правило, клиническую беседу и специальные опросники.

Тип реагирования личности формируется в результате действия социальных и конституциональных параметров (пол, возраст, темперамент, характер, природа заболевания, профессия и т.д.)

Классификация и характеристика типов реагирования на болезнь:

I. Типы реагирования, при которых социальная адаптация не нарушается

а) гармоничный – трезвая оценка своего состояния без склонности преувеличивать его тяжесть и без оснований видеть его в мрачном свете, но и без недооценки тяжести болезни. Стремление во всем активно содействовать лечению. Нежелание обеременять других тяготами ухода за собой. В случае неблагоприятного исхода – переключение интересов на те области жизни, которые останутся доступными больному.

б) эргопатический – “уход от болезни” в работу, трудятся с ожесточением, с еще большим рвением, чем до болезни, лечатся так, чтобы оставалась возможность работать

в) анозогнозический – активное отбрасывание мыслей о болезни, о возможных последствиях

II. Типы реагирования, сопровождающиеся психологической дезадаптацией в связи с заболеванием

1) Интрапсихическая направленность

а) тревожный – непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного исхода, поиск новых возможностей лечения, жажда дополнительной информации

б) обсессивно-фобический – мнительность касается прежде всего опасений не реальных, а маловероятных осложнений; воображаемые опасности волнуют больше, чем реальные; защитой являются ритуалы, приметы.

в) ипохондрический – сосредоточены на субъективных ощущениях, стремление рассказать об этом другим. Преувеличение побочного действия лекарств. Требование обследования и боязнь его.

г) неврастенический – поведение по типу «раздражительной слабости». Вспышки раздражения, изливающиеся на первого попавшегося и завершающиеся раскаянием. Требование немедленного результата лечения.

д) меланхолический – удрученность болезнью, неверие в успех, суицидальные мысли, пессимизм

е) апатический – полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения. Пассивное подчинение процедурам, лечению.

2) Интерпсихическая направленность

а) сенситивный – чрезмерная озабоченность возможным неблагоприятным впечатлением, которое могут произвести на окружающих сведения о их болезни. Опасения, что окружающие станут избегать их, считать неполноценными, пренебрежительно относиться, распускать сплетни или неблагоприятные сведения о причине и природе болезни. Боязнь стать обузой для близких из-за болезни и неблагожелательного отношения с их стороны в связи с этим

б) эгоцентрический – «уход в болезнь», выставление напоказ своих страданий и переживаний с целью завладеть их вниманием. Требование исключительной заботы. Разговоры окружающих быстро переводят на себя. В других людях, требующих внимания и заботы, видят только конкурентов и относятся к ним неприязненно. Постоянное желание показать свое особое положение, свою исключительность

в) паранойяльный – уверенность в том, что болезнь – результат чьего-то злого умысла. Крайняя подозрительность к ЛС и процедурам. Стремление приписывать осложнения лечения или побочные действия ЛС халатности или злому умыслу персонала. Обвинение и требования наказания в связи с этим.

г) эйфорический – необоснованно повышенное настроение, нередко наигранное. Пренебрежение, легкомысленное отношение к болезни и лечению. «Само собой все обойдется». Желание получать от жизни все, несмотря на болезнь. Легко нарушают режим, хотя это может неблагоприятно сказываться на течении болезни.

Аномальное поведение больного в связи с болезнью:

а) отрицание болезни

б) утверждение болезни

1) соматизация

— острая (паническое расстройство)

— подострая (депрессивное состояние, генерализованное тревожное расстройство)

— хроническая (соматизированное, соматоформное болевое, ипохондрическое расстройства)

2) симуляция

— сознательная (патомимикрическое расстройство, собственно симуляция)

— неосознаваемая (диссоциативное расстройство)

Способы психологической защиты:

а) вытеснение — процесс непроизвольного устранения в бессознательное неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде.

1) вытеснение + смещение — способствует возникновению фобических реакций (навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью — защита против враждебности к ребенку)

2) вытеснение + конверсия (соматическая символизация) – основа истерических реакций.

б) регрессия — неосознанное нисхождение на более ранний уровень приспособления, позволяющий удовлетворять желания; в норме проявляется в играх, в реакциях на неприятные события (больной, как ребенок, требует повышенного внимания и опеки).

в) проекция — механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает (человек некритичен к своим недостаткам, но с легкостью замечают их только у других).

г) интроекция – символическое включение в себя человека или объекта (усваивание ребенком родительских ценностей и идеалов).

д) рационализация — защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые на самом деле неприемлемы, помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины.

е) интеллектуализация — преувеличенное использование интеллектуальных ресурсов в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств (вместо реальной любви — разговоры о любви).

ж) компенсация — бессознательная попытка преодоления реальных и воображаемых недостатков; компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация инвалидности — грубостью и конфликтностью).

з) реактивное формирование — защитный механизм, подменяющий неприемлемые для осознания побуждения гипертрофированными, противоположными тенденциями (преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность)

и) отрицание — механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне (у детей если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать).

к) смещение — механизм направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене (смещение агрессивных чувств от работодателя на членов семьи или другие объекты).

Медицинская психология. Лекция № 2. Внутренняя картина болезни. — Мои статьи — Каталог статей

В научной литературе для описания субъективной стороны заболевания используется большое количество терминов, которые были введены различными авторами, но часто употребляются весьма сходным образом.

Аутопластическая картина болезни (Гольдшейдер А., 1929) — создается самим больным на основе совокупности его ощущений, представлений и переживаний, связанных с его физическим состоянием («сенситивный» уровень болезни базируется на ощущениях, а «интеллектуальный» уровень болезни является результатом размышлений больного о своем физическом состоянии).

Внутренняя картина болезни — в понимании известного терапевта Лурия Р.А. (1944-1977) не соответствует обычному пониманию субъективных жалоб больного; структура ее в отношении как сенситивной, так и интеллектуальной части аутопластической картины болезни, по Гольдштейну, находятся в очень большой зависимости от личности больного, его общего культурного уровня, социальной среды и воспитания.

Переживание болезни (Шевалев Е.А., Ковалев В.В., 1972) — общий чувственный и эмоциональный тон, на котором проявляются ощущения, представления, психогенные реакции и другие психические образования, связанные с болезнью. «Переживание болезни» тесно связано с понятием «сознание болезни», хотя и не идентично ему.

Отношение к болезни (Рохлин Л.Л., 1957, Скворцов К.А., 1958) — вытекает из понятия «сознание болезни», что и формирует соответствующее реагирование на болезнь. Отношение к болезни складывается из восприятия больным своей болезни, ее оценки, связанных с ней переживаний и вытекающих из такого отношения намерений и действий.

Углубление знаний о психологической стороне заболеваний в отечественной теории и практике медицины привело к появлению к настоящему времени множества различных концептуальных схем, раскрывающих структуру внутреннего мира больного человека. Многообразие терминов, в которых описывается субъективная сторона болезни, характерно и для зарубежных исследователей. Однако в большинстве современных психологических исследований внутренней картины заболевания при различных нозологических формах болезней в ее структуре выделяется несколько взаимосвязанных сторон (уровней):

— болевая сторона болезни (уровень ощущений, чувственный уровень) — локализация болей и других неприятных ощущений, их интенсивность и т.п.;

— эмоциональная сторона болезни связана с различными видами эмоционального реагирования на отдельные симптомы, заболевание в целом и его последствия;

— интеллектуальная сторона болезни (рационально-информационный уровень) связана с представлениями и знаниями больного о его заболевании, размышлениями о его причинах и последствиях;

— волевая сторона болезни (мотивационный уровень) связана с определенным отношением больного к своему заболеванию, необходимостью изменения поведения и привычного образа жизни, актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья.

 

 На основании этих сторон у больного создается модель заболевания, т.е. представление о ее этиопатогенезе, клинике, лечении и прогнозе, которая определяет «масштаб переживаний» и поведение в целом.

 Между истинным положением дел со здоровьем и «моделью болезни» больного часто нет знака равенства. Значение болезни в восприятии больного может как преувеличиваться, так и приуменьшаться.

Переживание болезни во времени

 В переживаниях и отношении человека к своей болезни в динамике можно наблюдать следующие этапы:

Предмедицинская фаза — длится до начала общения с врачом, появляются первые признаки болезни и заболевший стоит перед решением вопроса об обращении за медицинской помощью.

Фаза ломки жизненного стереотипа-переход в такую стадию болезни, когда больной становится изолированным от работы, а часто и от семьи при госпитализации. У него нет уверенности в характере и прогнозе своего заболевания и он полон сомнений и тревог.

Фаза адаптации к болезни, когда снижается чувство напряженности и безысходности, т.к. острые симптомы болезни постепенно уменьшаются, больной уже приспособился к факту заболевания.

Фаза «капитуляции» — больной примиряется с судьбой, не предпринимает активных усилий к поиску «новых» методов лечения и понимает ограниченность возможностей медицины в его полном излечении. Он становится равнодушным или негативно угрюмым.

Фаза формирования компенсаторных механизмов приспособления к жизни, установки на получение каких-либо материальных или иных выгод от болезни (рентные установки).

Возрастные особенности внутренней картины болезни

 Наибольшие расхождения между субъективной оценкой болезни и ее объективными проявлениями выражены в молодом и старческом возрасте (Квасенко А.В., Зубарев Ю.Г., 1980).

 При оценке субъективной стороны заболеваний у детей всегда следует учитывать возраст ребенка, соответствие степени его психической развитости паспортному возрасту. Длительное соматическое заболевание у детей нередко становится источником задержки общего физического и психического развития. Кроме того, при заболеваниях в детском возрасте часто происходит не только задержка в развитии, но и явления регрессии (возврат к типам психического реагирования, характерного для более младших возрастных периодов), которая рассматривается как защитный психологический механизм. Защитная активность личности детей способствует тому, что объективное значение понятия «болезнь» часто не усваивается ими, не происходит осознания ее тяжести и последствий для дальнейшей жизни.

 У детей до 6-летнего возраста часто можно встретиться с фантастическими представлениями о болезни, навеянными переживаниями страха уколов, других медицинских манипуляций. У подростков наиболее часто формируются защитные явления типа «ухода в прошлое», которое оценивается ими как эталон счастья, или «ухода» от болезни в фантазии и своеобразной устремленности в будущее (тогда болезнь воспринимается как временная преграда).

 Для относительно внезапного серьезного заболевания, которое не сопровождается многолетней астенией, справедливо мнение Л.С. Выготского (1983) о том, что любой дефект есть всегда источник силы.

 Заболевания в пожилом возрасте переносятся физически тяжелее и на длительное время ухудшают общее самочувствие больных. С возрастом к человеку приходит целая гамма возрастных психологических феноменов: здесь и возмущение против старости, и существенная трансформация личностных реакций и жизненного стереотипа. Появляется неуверенность, пессимизм, обидчивость, страх перед одиночеством, беспомощностью, материальными затруднениями. Заметно снижается интерес к новому и вообще к внешнему миру с фиксацией на переживаниях прошлого и их переоценке. По мере старения снижается психическая реактивность человека. Однако и здесь нельзя однозначно говорить только о регрессе личности в пожилом возрасте, так как многие люди до глубокой старости сохраняют свои позитивные качества и творческие возможности.

 Следует помнить, что в старческом возрасте гораздо более интенсивно выражены соматогенные влияния физического заболевания на психику. Иногда первым признаком соматического заболевания или утяжеления его течения являются признаки ухудшения психического состояния пожилого человека. Особенно частым признаком ухудшившегося соматического состояния у лиц старческого возраста являются ночные делирии — беспокойство и галлюцинирование по ночам.

Тип отношения к болезни (Личко А.Е.)

1. Гармоничный (Г) (реалистичный, взвешенный). Оценка своего состояния без склонности преувеличивать его тяжесть, но и без недооценки тяжести болезни. Стремление во всем активно содействовать успеху лечения. Стремление облегчить близким тяготы ухода за собой. В случае понимания неблагоприятного прогноза заболевания — переключение интересов на те области жизни, которые останутся доступными больному, сосредоточение внимания на своих делах, заботе о близких.

2. Эргопатический (Р) (стенический). «Уход от болезни в работу». Характерно сверхответственное, подчас одержимое, стеничное отношение к работе, которое в ряде случаев выражено еще в большей степени, чем до болезни. Избирательное отношение к обследованию и лечению, обусловленное, прежде всего стремлением, несмотря на тяжесть заболевания, продолжать работу. Стремление во что бы то ни стало сохранить профессиональный статус и возможность продолжения активной трудовой деятельности в прежнем качестве.

3. Анозогнозический (З) (эйфорический). Активнее отбрасывание мысли о болезни, о возможных ее последствиях, вплоть до отрицания очевидного. При признании болезни — отбрасывание мыслей о возможных ее последствиях. Отчетливые тенденции рассматривать симптомы болезни как проявления «несерьезных» заболеваний или случайных колебаний самочувствия. В связи с этим нередко характерны отказ от врачебного обследования и лечения, желание «разобраться самому» и «обойтись своими средствами», надежда на то, что «само все обойдется». При эйфорическом варианте этого типа — необоснованно повышенное настроение, пренебрежительное, легкомысленное отношение к болезни и лечению. Желание продолжать получать от жизни все, что и ранее, несмотря на болезнь. Легкость нарушений режима и врачебных рекомендаций, пагубно сказывающихся на течении болезни.

4. Тревожный (Т) (тревожно-депрессивный и обсессивно-фобический). Непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни и методах лечения, поиск «авторитетов», частая смена лечащего врача. В отличие от ипохондрического типа отношения к болезни, в большей степени выражен интерес к объективным данным (результаты анализов, заключения специалистов), нежели к субъективным ощущениям. Поэтому — предпочтение слушать о проявлениях заболевания у других, а не предъявлять без конца свои жалобы. Настроение тревожное. Как следствие тревоги — угнетенность настроения и психической активности.

 При обсессивно-фобическом варианте этого типа — тревожная мнительность, которая, прежде всего, касается опасений не реальных, а маловероятных осложнений болезни, неудач лечения, а также возможных (но малообоснованных) неудач в жизни; работе, взаимоотношениях с близкими в связи с болезнью. Воображаемые опасности волнуют более чем реальные. Защитой от тревоги становятся приметы и ритуалы.

5. Ипохондрический (И). Чрезмерное сосредоточение на субъективных болезненных и иных неприятных ощущениях. Стремление постоянно рассказывать о них врачам, медперсоналу и окружающим. Преувеличение действительных и выискивание несуществующих болезней и страданий. Преувеличение неприятных ощущений в связи с побочными действиями лекарств и диагностических процедур. Сочетание желания лечиться и неверия в успех, постоянных требований тщательного обследования у авторитетных специалистов и боязни вреда и болезненности процедур.

6. Неврастенический (Н). Поведение по типу «раздражительной слабости». Вспышки раздражения, особенно при болях, при неприятных ощущениях, при неудачах лечения. Раздражение нередко изливается на первого попавшегося и завершается раскаянием и угрызениями совести. Неумение и нежелание терпеть болевые ощущения. Нетерпеливость в обследовании и лечении, неспособность терпеливо ждать облегчения. В последующем — критическое отношение к своим поступкам и необдуманным словам, просьбы о прощении.

7. Меланхолический (М) (витально-тоскливый). Сверхудрученность болезнью, неверие в выздоровление, в возможное улучшение, в эффект лечения. Активные депрессивные высказывания вплоть до суицидных мыслей. Пессимистический взгляд на все вокруг. Сомнение в успехе лечения даже при благоприятных объективных данных и удовлетворительном самочувствии.

8. Апатический (А). Полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения. Пассивное подчинение процедурам и лечению при настойчивом побуждении со стороны. Утрата интереса к жизни, ко всему, что ранее волновало. Вялость и апатия в поведении, деятельности и межличностных отношениях.

9. Сенситивный (С). Чрезмерная ранимость, уязвимость, озабоченность возможными неблагоприятными впечатлениями, которые могут произвести на окружающих сведения о болезни. Опасения, что окружающие станут жалеть, считать неполноценным, пренебрежительно или с опаской относиться, распускать сплетни и неблагоприятные слухи о причине и природа болезни и даже избегать общения с больным. Боязнь стать обузой для близких из-за болезни и неблагожелательного отношения с их стороны в связи с этим. Колебания настроения, связанные, главным образом, с межличностными контактами.

10. Эгоцентрический (Э) (истероидный). «Принятие» болезни и поиски выгод в связи с болезнью. Выставление напоказ близким и окружающим своих страданий и переживаний с целью вызвать сочувствие и полностью завладеть их вниманием. Требование исключительной заботы о себе в ущерб другим делам и заботам, полное невнимание к близким. Разговоры окружающих быстро переводятся «на себя». Другие люди, также требующие внимания и заботы, рассматриваются как «конкуренты», отношение к ним — неприязненное. Постоянное желание показать другим свою исключительность в отношении болезни, непохожесть на других. Эмоциональная нестабильность и непрогнозируемость.

11. Паранойяльный (П). Уверенность, что болезнь — результат внешних причин, чьего-то злого умысла. Крайняя подозрительность и настороженность к разговорам о себе, к лекарствам и процедурам. Стремление приписывать возможные осложнения или побочные действия лекарств халатности или злому умыслу врачей и персонала. Обвинения и требования наказаний в связи с этим.

12. Дисфорический (Д) (агрессивный). Доминирует гневливо-мрачное, озлобленное настроение, постоянный угрюмый и недовольный вид. Зависть и ненависть к здоровым, включая родных и близких. Вспышки озлобленности со склонностью винить в своей болезни других. Требование особого внимания к себе и подозрительность к процедурам и лечению. Агрессивное, подчас деспотическое отношение к близким, требование во всем угождать.

Источник: http://www.rae.ru/monographs/90-3156 

Внутренняя картина болезни — Студопедия

Понятие внутренней картины болезни. В ряду личностных факторов, играющих роль в развитии, формировании, течении, прогнозе болезни, большое значение имеют особенности отражения бо­лезни в переживаниях больного, то, что известный советский интернист А.Р. Лурия определил как внутреннюю картину болезни. Его монография «Внутренняя картина болезни и патогенные заболевания» не только не потеряла своего значения до настоящего, времени, но и была переиздана вновь, спустя почти 40 лет после выхода ее в свет.

Опираясь на представления Гольдшейдера об аутопластической картине болезни, Лурия рассматривает во внутренней картине болезни два уровня: «сенситивный» и «интеллектуальный», относя к первому всю совокупность ощущений, являющихся результатом болезни, а ко второму — своеобразную надстройку над этими ощущениями, возникшую вследствие размышлений больного о своем физическом состоянии и представляющую психологическую реакцию на собственную болезнь. Автор указывает, что понятие внутренней картины болезни неадекватно обычно устанавливаемым субъективным жалобам больного, а структура ее как в сенситивной, так и в интеллектуальной части находится в существенной зависимости от особенностей личности больного, его общего и культурного уровня, социальной среды и воспитания, и что внутренний мир больного является сугубо индивидуальным проявлением личности человека.

Хотя само понятие «внутренняя картина болезни» не получило широкого распространения, но связанные с ним вопросы в литерату­ре отражены в ряду таких близких понятий, как переживание болез­ни, сознание болезни.


Не останавливаясь на всей этой литературе, в ее историчес­ком плане, укажем лишь некоторые работы преимущественно последнего периода.

Понятие переживания болезни в клинической медицине предста­вил в ряде своих исследований Е.А. Шевалев. Он подчеркнул, что в состав психических реакций, объединяемых в виде переживания бо­лезни, входит отношение к самому себе, к своему болезненному состоянию, к окружающим, к той форме деятельности, которая была до болезни и, так или иначе, изменилась в связи с ней. Шевалев различает понятия «переживание» и «сознание» болезни, отмечая, что там, «где отсутствует критика, нет сознания болезни, как таковой, но между тем есть переживание болезни».

В числе немногих работ, непосредственно посвященных пробле­ме отношения больного к своему заболеванию, следует указать статью Л.Л. Рохлина. Он отмечает, что в психопатологии психических больных большое место занимает неадекватная оценка ими состояния собственного здоровья, и выделяет два основных варианта самооцен­ки больных: ипохондрический и эйфорический /анозогностический/. Первый наблюдается в тех случаях, когда имеется отражение в соз­нании несуществующего заболевания, а второй — при отрицании имею­щейся болезни. Анализируя взгляды Лурия о внутренней картине бо­лезни, Рохлин пишет, что отношение к заболеванию является слож­ным психическим переживанием, в структуру которого входит пред­ставление о заболевании и комплекс возникших в связи с ним непо­средственно вызванных болезнью чувств и намерений. По мнению автора, восприятие болезни и отношение к ней /эмоциональная реакция/ можно объединить в единое понятие «сознание болезни».


Р. Конечный и М. Боухал, развивая взгляды Гольдшейдера и Лу­рия, предлагают выделять в структуре внутренней картины болезни следующие стороны: сенситивную /локальные боли и расстройства/, эмоциональную /страх, тревога, надежда, т.е. эмоциональные пере­живания/, волевую /усилие справиться с болезнью, позаботиться об обследовании и лечении/, рациональную и информативную /знание о болезни и ее оценка/.

Отметим также интересную попытку В.М. Смирнова и Т.Н. Резни­ковой построить динамическую модель внутренней картины болезни. Эти исследования вводят понятие о «церебральном информационном поле болезни», на базе которого больной формирует и закрепляет специальное «психологическое информационное поле болезни». В формировании последнего особенно большую роль играют система «схема тела» и ее изменения. Центром психологического поля является «модель болезни», включающая сенсорно-эмоциональную и логическую субмодели /модели могут быть реальными и фиктивны­ми/. Важным является выделение «модели прогноза» болезни, а также моделей «ожидаемых и полученных результатов лечения». Подчеркивается, что существенным моментом в течении болезни является сопоставление психологических моделей «ожидаемых и полученных результатов лечения».

В изучении внутренней картины болезни большинство советских и зарубежных работ посвящено таким вопросам, как переживание и осознание болезни, признание факта болезни и роли пациента, зависимость содержания внутренней картины болезни от особеннос­тей взаимоотношения врача и пациента, роль экспектаций /ожиданий, требований/ больного и врача в отношении друг друга, понимание больным причин его болезни, зависимость реакции на болезнь от социального статуса.

Специально следует остановиться на нескольких работах, вы­полненных в последний период психологами. В.В. Николаева сопо­ставила субъективные жалобы психически больных с объективными показателями их деятельности и установила, что: 1) системати­ческое изучение жалоб больных обнаруживает отсутствие прямой зависимости между тяжестью дефекта и представлением больного о своей болезни; 2) изучение жалоб пациентов в сравнении с их по­зицией во время эксперимента позволяет судить о степени сохран­ности личности; 3) изучение самооценки больных и особенностей внутренней картины болезни может иметь значение для решения вопроса о их компенсации и адаптации.

Работа И.И. Кожуховской посвящена структуре критичности у психически больных. Автор анализирует критичность к своим суждениям; критичность к себе, к оценке своей личности; критич­ность к своим психопатологическим переживаниям. Последнему она придает особое значение при оценке состояния психики.

Т.В. Виноградовой установлены некоторые особенности внутрен­ней картины болезни при различной локализации очага поражения в головном мозге. Поражению задних отделов левого полушария чаще сопутствовала адекватная внутренняя картина болезни; зад­них отделов правого полушария — сочетание адекватного когнитив­ного уровня внутренней картины болезни с неадекватным эмоцио­нальным представлением больных о своих перспективах, расхождение между планами на будущее и реальными возможностями.

Неадекватная внутренняя картина болезни /неполное представ­ление о своем состоянии/ в сочетании с недостаточным эмоциональ­ным ее переживанием было характерно для лиц с поражением левой лобной области, в то время как поражение правой лобной доли сопровождалось значительным расхождением между когнитивным и эмоциональным планами внутренней картины болезни при несоот­ветствии их имеющимся объективным изменениям.

Особое место среди интересующих нас исследований занимает работа К.Д. Шафранской, в которой на основании изучения 96 ава­рий, сопровождавшихся ожоговыми травмами; представлен опыт структурно-психологического исследования в клинике термических поражений. Автором рассматриваются различные аспекты внутренней картины болезни у обожженных с самого начала ее формирования /травмирующее воздействие на психику больного аварийной ситуа­ции, длительной болевой импульсации, лечебных процедур, после ожоговой деформации, нарушения жизненного стереотипа и сложив­шейся системы отношений, утраты или снижения трудоспособности и др./.

Убедительно показано, что отношение человека к болезни в решающей степени опосредовано его отношением к своей трудовой деятельности, к посторонним и близким людям. Рассмотрены осо­бенности социальной перцепции больных, связанные с послеожоговыми дефектами.

Некоторые данные о внутренней картине болезни у больных с ожогами лица приведены в исследовании В.Б. Гельфанд и Г.В. Николаева.

Несмотря на большое количество работ по изучению вопросов, относящихся к внутренней картине болезни и личностным установ­кам в болезни, в том числе у психически больных, многие аспекты этой проблемы остаются и сегодня недостаточно разработанными. Существует явная диспропорция между относительно большим количест­вом описательных работ и малочисленностью экспериментально-психологических исследований.

Одними из наиболее дискутируемых и актуальных являются вопросы о структуре внутренней картины болезни в зависимости от особенностей клинических, личностных и социальных факторов, систематизации типов отношений к болезни, специфичных для пси­хически больных на различных этапах ее течения, что могло бы использоваться в целях ранней диагностики. Раскрытие личностных особенностей и реакций на болезнь с позиций комплексного изучения личности больного позволило бы также рассмотреть защитно-компенсаторные механизмы личности, природу диссимуляционных и аггравационных тенденций в болезни.

Изучение структуры внутренней картины болезни. В качестве примера исследования, в котором клинико- и экспериментально-психологический методы привлекаются для решения этих вопросов, приведем работу В.Я. Костеревой.

Основной целью исследования являлось установление структу­ры внутренней картины болезни и экспериментально-психологических критериев ее диагностики у больных малопрогредиентной шизофре­нией. Конкретные задачи работы сводились к выделению типов переживания болезни и отношения к ней больных с различными проявле­ниями заболевания, выяснению соотношения и роли клинических и социально-психологических факторов в формировании внутренней картины болезни, выявлению экспериментально-психологических критериев диагностики отношения больных к болезни, изучению ди­намики отношения больных к болезни в процессе восстановительного лечения и влияния внутренней картины болезни на уровень со­циально-трудового восстановления.

Из 150 изученных больных с малопрогредиентной шизофренией 137 отмечали болезненные изменения. Жалобы и актуальные пережи­вания больных не во всех случаях соответствовали клинической и клинико-психологической оценкам их состояния. Психологический анализ структуры жалоб, особенностей их предъявления и пережива­ния больными в сопоставлении с объективной клинической характеристикой состояния позволил выделить различные виды восприятия болезни, отражающие уровень ее осознания.

Относительно высокий уровень осознания болезни, при кото­ром в жалобах больных с достаточной полнотой отражались болез­ненные изменения, позволил обозначить восприятие болезни как «нозогностическое». Восприятие болезни, несоразмерное реальным проявлениям психопатологической симптоматики с преобладанием аффективно-личностных компонентов в ее структуре, было определено как «обостренное». Частичное восприятие болезни, при котором больные, не замечали всех изменений и выделяли только актуальные переживания, рассматривалось как «неполное» восприятие болезни. Преобладание логической переработки болезненных ощущений в жа­лобах больных при низком сознании болезни позволило условно выделить «искаженный» вид ее восприятия. В тех случаях, когда больные не предъявляли жалобы при обращении к врачу, устанавливалось «анозогностическое» восприя­тие болезни.

Клинико-психологическое изучение особенностей предъявления жалоб и поведения в болезни, ее оценки, а также отношения к ле­чению и выздоровлению позволило выделить различные формы эмоцио­нально-личностного, реагирования на болезнь. 1. Адекватное по­нимание характера болезненных явлений и активная установка на лечение и сотрудничество с врачом. Этот тип отношения условно обозначен как «адекватная» форма реагирования на болезнь. 2. Больные с «рационализирующим отношением», достаточно полно отражая в жалобах болезненные изменения, отличались отсутствием активной установки на лечение и стремлением объяснить свое сос­тояние психологически понятными причинами, иногда оценка ими своего состояния носила характер патологической концептуализации болез­ненных переживаний. 3. Больные с выраженной фиксацией на болез­ненных ощущениях характеризовались в основном обостренным восприя­тием болезни и пессимистической ее оценкой при неправильном понимании природы заболевания. При этом у больных часто отмечался избирательный подход к рекомендациям врача. Это позволяло опре­делить такое отношение, как «ипохондрическое». 4. «Паническое» отношение к болезни, при котором обостренное чувство болезни, сопровождавшееся растерянностью, тревогой, напряженностью, соче­талось с частичным пониманием природы нарушений. Положительная установка на лечение относительно чаще сочеталась с хаотическим, противоречивым поведением больных. Отдельную группу составили больные с отрицанием болезни. 5. Формальное признание болезни при пассивном восприятии предлагаемого лечения было определено как «пассивное» отношение к болезни, а игнорирование «чувства болезни» и необходимости лечения — как «отрицающее» отношение к болезни.

Нозогностическое восприятие болезни было характерно для больных с адекватным отношением к болезни. У больных с искажен­ным и анозогностическим воприятием болезни чаще отмечались патологическая рационализация состояния и отрицающее отношение, которое коррелировало со степенью выраженности психопатологичес­кой симптоматики. Вместе с тем, отмечаемое у некоторых пациентов с рационализирующим, отрицающим и пассивным отношением нозогностическое восприятие болезни позволяет предположить влияние не только клинических, но и социально-психологических факторов на формирование внутренней картины болезни.

Как было показано Костеревой, внутренняя картина болезни свидетельствует о психопатологической структуре состояния и его динамике, тяжести психических расстройств. Искажение восприятия болезни и нарушение ее осознания определяются выраженностью деструктивных изменений, уровнем дезорганизации личности и отме­чаются преимущественно при патологической концептуализации, отрицающем и паническом реагировании на болезнь.

Экспериментально-психологическое исследование больных с различным типом восприятия болезни позволило установить условия формирования отношения к болезни и их экспериментально-психоло­гические критерии. В частности, установлена зависимость между отношением к болезни и индивидуально-личностными свойствами больных. Адекватное отношение чаще отмечается при гармоническом складе и высоком уровне зрелости личности. Ипохондрическое отношение установлено преимущественно у больных с эмоциональной незрелостью, недостаточной критичностью, инфантильностью и слабостью социально-обусловленных качеств личности. Паническое реагирование на болезнь отмечено, главным образом, у больных с истероидными и эксплозивными чертами личности при высоком уровне притязаний. Пассивное отношение выявлено в большинстве случаев у лиц с шизоидными и астеническими типами личности. Рационали­зация своего состояния чаще отмечалась у больных, для которых особенно значимыми были следование социальным нормам поведения, стремление к социальному престижу. Отрицающее отношение наблю­далось в основном у больных стеничных, с завышенной самооцен­кой, демонстративностью в поведении.

Внутренняя картина болезни может отражать защитно-приспо-собительные, компенсаторные механизмы личности. Адекватное отношение способствует мобилизации эмоционально-волевых ресурсов личности благодаря сохранной критичности больных. Ипохондрическое и паническое отношения к болезни можно рассматривать как форму психологической компенсации со смещением аффек­тивных ресурсов личности на переживания болезни. При рациона­лизирующем и отрицающем отношениях у личностно сохранных боль­ных включение компенсаторных механизмов способствует «сопротив­лению» болезни.

Костеревой также показана взаимосвязь между отношением к болезни и лечению и уровнем социально-трудовой адаптации. При ипохондрическом и паническом отношениях к болезни чаще отмечалась социально-трудовая дезадаптация, при рационализирующем и пассив­ном — сохранность или незначительное снижение социального функ­ционирования и профессиональных возможностей. Выявлено наличие тесной связи между отношениями в семье и установкой семейного окружения на болезнь и типом личностного реагирования. Искажение восприятия болезни было значительнее в дисгармоничных семьях больных, у родителей которых имелись неадекватные представления о болезни и неправильное отношение к лечению.

Отмечено влияние отношения к болезни на клиническое и соци­альное восстановление. Прогностически благоприятными являются адекватное реагирование и отношение у больных с изначальной или сформированной в процессе психотерапии положительной установкой на лечение и выздоровление. Паническое и ипохондрическое отноше­ния, которые вытекали из основных личностных свойств и являлись устойчивой клинико-психологической характеристикой, были менее благоприятными для прогноза.

Для психологической диагностики отношения к болезни исполь­зован широкий набор экспериментально-психологических и социаль­но-психоло-гических методик /набор патопсихологических методик — Зейгарник, Рубинштейн, Поляков/, стандартизованная методика Векслера, методика семантического дифференциала и др. Особенности выполнения психологических методик больными с различным отношением к ­болезни на разных этапах лечения подробно представлены в работе Костеревой. Здесь лишь отметим, что основой их диагностики отношения к болезни является изучение особенностей предъявляемых жалоб, оценки болезни, установки на лечение и выздоровление. Среди психологических методик важное место занимает изучение критичности самооценки и социальных позиций личности.

Специальный интерес представило установление взаимосвязи между типами отношений к болезни и отношением к эксперименталь­но-психологическому исследованию. У больных с адекватным отноше­нием к болезни отмечалось заинтересованное, активное отношение к обследованию. Больные с рационализирующим отношением насторо­женно относились к эксперименту. Часть больных интереса к зада­ниям не проявляла /в случае формально-ответственного и насторо­женного отношения/. При ипохондрическом реагировании на болезнь более чем у половины больных интерес, проявляемый к психологичес­кому исследованию, и активность прежде всего обусловливались эгоцентрическими установками /заслужить похвалу, привлечь вни­мание, рассказать о своих переживаниях и т.д/. У части больных отмечено настороженное и формальное отношение к эксперименту. Больные с паническим реагированием на болезнь при исследовании вели себя чаще настороженно или негативно, отказываясь от продолжения эксперимента при неудачах, что подтверждало, с их точ­ки зрения, наличие психических изменений. Пациенты с пассивным отношением к болезни были малоинициативными, не интересовались результатами исследования, действия их определялись побуждениями экспериментатора. В поведении больных с отрицанием болезни обра­щало на себя внимание негативное, пассивное или формально-ответст­венное отношение к обследованию.

Знание структуры внутренней картины болезни позволяет пра­вильно обосновать выбор психокоррекционных мероприятий. При ипохондрическом и паническом отношениях одной из многих психо­терапевтических задач является «коррекция масштаба переживаний» болезни. При рационализирующем и отрицающем отношениях основная задача психотерапии — способствовать достижению осознания факта болезни и формированию адекватного к ней отношения. Представления о внутренней картине болезни имеют также диагностическое и прогностическое значение.

Мы подробнее остановились на результатах исследования, про­веденного Костеревой, т.к. оно представляет собой одну из пер­вых попыток рассмотрения на конкретном клиническом и эксперимен­тально-психологическом материале внутренней картины болезни как интегральной характеристики личности, включающей различные уровни психического отражения: непосредственный чувственный, логический и эмоционально-рефлексивный. Автором выделены основ­ные виды восприятия болезни, отражающие чувственно-логический уровень сознания болезни и основные формы эмоционально-личностного реагирования на болезнь, показаны их взаимосвязь в общей структуре внутренней картины болезни, соотношение и роль клини­ческих и социально-психологических факторов в формировании основ­ных типов переживания болезни и отношения к ней.

17. Понятие внутренней картины болезни.

В центре внимания проблемы внутренней картины болезни находится психология личности больного. Однако эта проблема имеет не только медицинские и психологические аспекты. Внутренняя картина болезни в одних случаях играет толь оптимизатора, определяющего поведение, направленное на преодоление болезни, в других — формирует пессимистические прогнозы, сопровождаемые отрицательными эмоциями.Не только выраженность органических и функциональных нарушений, но и особенности личности, степень осознания и переживания болезни влияют на формирование структуры внутренней картины болезни. Понимание внутренней картины болезни помогает клиническому психологу найти нужную тактику в работе с больным, в выборе определенных форм коррекции. Однако при этом нужно знать, на какие звенья внутренней картины болезни можно опираться в психотерапевтической беседе, а какие поведенческие реакции больного следует представить врачу для коррекции лекарственными средствами. Внутренняя картина болезни занимает также центральное место при решении вопросов об аггравации, симуляции, диссимуляции. Важна роль внутренней картины болезни в решении экспертных вопросов. Степень адекватности внутренней картины болезни объективной картине заболевания может быть различной. Каждый случай её неадекватности требует специального анализа.

Аутопластическая картина болезни.

Сенситивный уровень предполагает наличие болезненных ощущений (слабость, тошнота, головокружение, боль и пр.). Важно понимать, что для каждого человека характерен свой индивидуальный порог восприятия. Одинаковые изменения во внутренних органах могут сопровождаться у разных пациентов совершенно несхожими ощущениями.

Эмоциональный уровень отражает общее чувственное впечатление от ситуации, вызванной болезнью. Так, разными пациентами появление симптомов может восприниматься не только как угроза, вызов, утрата, но и как наказание или даже выигрыш (избавление).

Интеллектуальный уровень предполагает логическую оценку ситуации болезни с позиции имеющихся знаний опыта интеллектуальных способностей. Особенно заметна разница в отношении к болезни взрослых, обремененных опытом и знаниями, и детей, для которых болезнь, не вызывающая неприятных ощущений, всегда кажется менее опасной. Важным фактором, влияющим на отношение к болезни, считается медицинская информация, распространяемая на телевидении почерпнутая из специальной литературы, найденная в аннотациях к купленным лекарствам

Поведенческий уровень выражается в действиях, которые предпринимает или планирует предпринять больной в связи с наличием расстройства.

Самостоятельная работа.

18. Проблема теоретического моделирования внутренней картины болезни.

М.М.Кабановым с соавторами был осуществлён опыт теоретического моделирования внутренней картины болезни, так как допускаемые при моделировании сложных объектов и процессов упрощение и схематизация облегчают процесс познания и расширяют его возможности, особенно на начальных этапах. Создание универсальной модели внутренней картины болезни облегчает врачам, психологам, психотерапевтам понимание тех изменений личности, которые детерминируются новыми условиями существования, продиктованными болезнью. Это, в свою очередь, может помочь реализации психотерапевтических задач по адекватной перестройке эмоциональных и рациональных отношений личности к своей болезни, к жизненным задачам, планам и перспективам в рамках, например, рациональной терапии.

В основу теоретической модели внутренней картины болезни авторы положили понятие о «церебральном информационном поле болезни» (ЦИПБ) и формируемой на его основе «психологической зоне информационного поля болезни». Церебральное информационное поле болезни — это сохраняемая в долгосрочной памяти мозга информация о проявлениях болезни, его материальным субстратом являются матрицы долгосрочной памяти, фиксирующие информацию о нарушениях процессов жизнедеятельности организма, вызванных болезнью. Эти матрицы ассоциируются в функциональные комплексы, а последние, возможно, служат основой представлений личности о своей болезни. Названные матрицы или их комплексы могут включаться в информационные системы мозга и благодаря этому влиять на различные стороны работы мозга, а, следовательно, и психики.

«Информационное поле мозга» — это нейрональные, главным образом кортикальные, поля, воспринимающие, хранящие и перерабатывающие информацию, на основе которой мозг принимает решения с учетом данной информации. В более узком смысле информационное поле мозга — это та его структурно-функциональная зона, которая обеспечивает переработку информации, необходимой для принятия решения, имеющего отношение к заболеванию. Наиболее стабильной частью этого поля является функциональная структура своего «Я» с его многочисленными отношениями к другим информационным системам (внутренним и внешним). Самосознание — наиболее стабильный элемент в «информационном поле мозга», поскольку основой самосознания является такая психологическая структура, как комплекс «Я». Вместе с этим комплексом ряд тесно спаянных с ним информационных структур образуют именно тот стержневой аппарат личности, по которому все другие образования информационного поля мозга ранжируются как наиболее близкие, менее близкие или далёкие от «Я», приятные или опасные, нужные или бесполезные. Информационное поле может участвовать как в сознательной, так и в неосознаваемой психической деятельности. По-видимому, церебральное информационное поле болезни содержит информацию не только о патологических явлениях, но и механизмах и путях их преодоления, нормализации.Таким образом, опыт организма и личности, полученный в условиях болезни и фиксированный в матрицах долгосрочной памяти церебрального «информационного поля болезни» формируется на основе доминирующих мотиваций, эмоций и связанных с заболеванием представлений.

В структурно-функциональной организации базиса внутренней картины болезни, объединяющего церебральное информационное поле и психологическую зону информационного поля болезни (ПЗИПБ), существенную роль играет «схема тела». Систему «схемы тела» можно рассматривать как психофизиологический информационный аппарат, где постоянно формируются и сопоставляются динамический и статический образы тела, а также оперативные образы (образы будущего движения).

В процессе онтогенеза «схема тела» выступает в важной роли гностического аппарата, благодаря которому человек овладевает движениями, воспринимает других людей, совершенствует производственные спортивные (двигательные) навыки.

В самом элементарном виде модель болезни состоит из двух субмоделей: сенсорно-эмоционального блока и логического блока. Формирование сенсорно-эмоционального блока происходит под влиянием непосредственных впечатлений и переживаний, вызванных проявлениями болезни и их течением. Эта же информация используется и формирования логической субмодели, но в этом случае существенную роль играют концепции, привлекаемые личностью для описания и объяснения причин и механизмов данной совокупности признаков болезни. Полное согласование сенсорно-эмоциональной и логической субмоделей встречается редко. Полная модель внутренней картины болезни создается, по-видимому, лишь тогда, когда складывается система и логических и эмоционально- мотивационных отношений к болезни, порождающих определенные потребности: сохранения жизни, возвращение здоровья и работоспособности и т.д. Боли, неприятные эмоциональные переживания в связи с ограничением функций, страх инвалидизации, одиночества, смерти — всё это заставляет больного оценивать пессимистически свое состояние. Внутренняя картина болезни — это не только совокупность субъективных моделей проявлений признаков заболевания, но и концепция данной болезни — реальная или ложная.

«Образование» модели болезни, связанная с ней осознанная или неосознанная потребность избавиться от её проявлений, угрозы инвалидизации или смерти ведут к формированию «программ» и целей личности, направленных на преодоление болезни. При этом образуются модель прогноза заболевания и модель ожидаемых результатов лечения. Модель прогноза данного заболевания выступает как эмоционально напряженный комплекс представлений больного о её вероятном течении и исходе. В зависимости от жизненного опыта, интеллекта, эмоциональной структуры личности больные по-разному проецируют течение своего заболевания во времени.

При этом полярными параметрами являются полное выздоровление и смерть, между ними могут быть «промежуточные модели» — результаты с частичным выздоровлением.

Модель ожидаемых результатов лечения — образ или набор образов, предвосхищающих такой результат лечения, на который рассчитывает больной или который был внушен ему окружающими или врачом. На некоторых этапах заболевания модель ожидаемых результатов лечения может в значительной мере определять поведение больного. Во время курса лечения у больных формируются психологические модели полученных результатов лечения — эмоционально окрашенные представления, отражающие как реальные, так и мнимые (внушенные, самовнушенные) изменения нарушенных функций в сторону улучшения или ухудшения. На личностном уровне оценка результатов лечения осуществляется путём сличения модели ожидаемых результатов лечения и модели получаемых результатов лечения. При этом совпадение названных моделей вызывает положительные эмоции удовлетворения, а несовпадение, когда модель полученных результатов лечения ниже модели ожидаемых результатов лечения, — отрицательные эмоции, неудовлетворение. Такие эмоции могу быть причиной свертывания модели ожидаемых результатов лечения с отказом от лечения данным методом и депрессией или перестройкой психологической зоны информационного поля болезни с заниженными моделями прогноза заболевания и модели ожидаемых результатов лечения.

Большую роль в формировании ВКБ играет тип эмоциональных отношений (ТЭО) больного к своей болезни, её проявлениям, прогнозу и др. Существуют различные типы подобных отношений.

Гипонозогностический тип: больные игнорируют свою болезнь, пренебрежительно относятся к лечению и т.д. Больной может всё знать о своей болезни, о её серьёзном прогнозе и т.п., но это не вызывает у него эмоций тревоги, беспокойства и пр.

Симулянт сознательно строит фиктивную картину болезни, аггравант сознательно усиливает имеющуюся картину болезни, в том числе и внутренней картины болезни. Однако у обычных больных различные элементы внутренней картины болезни могут оказаться неадекватными в связи с недостаточной информированностью, а также снижением критики или под влиянием тревоги и пр.

Функциональная структура внутренней картины болезни.

Внутренней картиной болезни Лурия называет «весь тот огромный внутренний мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятий и ощущений, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм». В современной литературе чаще используют более простое определение: внутренняя картина болезни — это вся сумма ощущений, переживаний, представлений, связанных с заболеванием. В структуре внутренней картины болезни Лурия выделяет 4 компонента: сенситивный, отражающий локальные боли и расстройства; эмоциональный; рациональный и мотивационный, или волевой, связанный с сознательными целенаправленными действиями по преодолению болезни. Петровский и Ярошевский определяют внутреннюю картину болезни как «возникающий у больного целостный образ своего заболевания». С психологической точки зрения формирование этого целостного образа осуществляется в несколько этапов. При возникновении дисгармонии, нарушении согласованной деятельности различных органов и систем, появлении признаков морфофункциональных расстройств развиваются субъективные состояния с ощущениями необычного, неопределенного характера. Эти ощущения, будучи предвестниками соматической болезни, обусловливают состояние, обозначаемое как дискомфорт. Нарушения психофизиологического тонуса, изменения настроения в ряде случаев могут быть ранним симптомом отдельных форм соматических заболеваний. Наряду с диффузными (неопределенными) субъективными ощущениями дискомфорта, возможен локальный дискомфорт (в области сердца, желудка, кишечника). Дальнейшее развитие заболевания может сопровождаться перерастанием дискомфорта в болевые ощущения.

По современным представлениям, боль — это своеобразное психофизиологическое состояние человека, которое возникает в результате воздействия сверхсильных раздражителей, вызывающих органические или функциональные изменения в организме. В качестве сигнала неблагополучия боль вызывает разнообразные индивидуальные реакции. Реакция на боль, ее субъективная оценка изменяются в зависимости от внешних условий, индивидуальных особенностей личности, отношения к болевым ощущениям. Ожидание и опасение боли, усталость и бессонница повышают чувствительность к ней. В качестве элементарного переживания боль представляется наиболее близкой к эмоции страха. Болевые ощущения оцениваются больным не только как признак, симптом заболевания, но и как сигнал угрозы для жизни и возможных последствий в виде инвалидизации, изменения профессионального, социального статуса, материального положения. Эмоция страха, возникающая в ответ на болевое воздействие, запускает целый комплекс эмоциональных реакций, связанных с болезнью: чувство надежды, переживание печали, отчаяния, безнадежности, скорби, тоски и т. д. Многочисленные эмоциональные феномены, проявляющиеся на разных этапах формирования болезни, в ходе ее течения, составляют эмоциональный компонент внутренней картины болезни.

Эмоциональные переживания стимулируют познавательную деятельность, которая направлена на поиск информации и конструирование логической схемы, концепции, объясняющей пациенту, что с ним происходит. На этапе построения концепции важную информацию больной получает от врача. Помимо медицинских работников, пациент начинает советоваться с родственниками и знакомыми, которые переживали что-либо подобное; он читает научно-популярные журналы по медицине; смотрит и слушает научно-популярные передачи. В результате сконструированная больным концепция заболевания (рациональный компонент внутренней картины болезни) может оказаться субъективной и далекой от реальности. Свое представление о болезни пациент воплощает в конкретных действиях, направленных на преодоление болезненного состояния: он идет на прием к врачу, к представителю альтернативной медицины или занимается самолечением (мотивационный, или волевой компонент внутренней картины болезни). Ташлыков рассматривает внутреннюю картину болезни как систему психической адаптации больного к своему заболеванию, имеющую в своей основе механизмы психологической защиты и совладания. По мнению автора, внутренняя картина болезни создается в защитных целях, для ослабления интенсивности негативных переживаний, связанных с болезнью, компенсации чувства вины, стыда, агрессии. В структуре внутренней картины болезни Ташлыков выделяет познавательный, эмоциональный и мотивационно-поведенческий аспекты.

Применение модели болезни к поведению, которое отклоняется от нормы.

К парадигме болезни обратились в эпоху Просвещения, чтобы объяснить странное, непонятное поведение. Сарбин (Sarbin, 1979) на примере св. Терезы (1515-1582) ясно показал, что понятие болезни было применено впервые лишь как метафора. Монахини одного монастыря нередко вели себя таким образом, что сегодня это посчитали бы массовой истерией. Чтобы монахини не попали в руки инквизиции, Тереза высказалась за то, чтобы рассматривать этих монахинь «как больных» (Comas Enfernas) — Можно же объяснить наблюдаемые отклонения не колдовством, а естественными причинами.

С этого времени модель болезни стала конкурентом «модели одержимости». Непредсказуемое, странное поведение теперь уже не считалось «наказанием божьим» (как в раннее Средневековье) или признаком добровольного соглашения с дьяволом (как в позднее Средневековье) (Zilboorg & Henry, 1941), но объяснялось, подобно болезни, каким-то центральным нарушением в индивиде. Правда, это нарушение видели не в теле, а в духе, разуме или характере. В эпоху Ренессанса и Просвещения в результате обращения к трудам древнегреческих философов христианское понятие души утратило свое значение; оно было заменено понятиями духа, разума и психики. Соответственно дуализму души и тела для каждой из этих субстанций признавалось и собственное бытие, а значит, можно было говорить и о Душевной болезни. Нарушения самосознания.Большой вклад в изучение проблемы самосознания болезни внес А.Р.Лурия (1944 г.), сформулировав понятие «внутренней картины болезни». А.Р.Лурия называл внутренней картиной болезни всё то, что испытывает и переживает больной, всю массу его ощущений, не только местных болезненных, но и его общее самочувствие, самонаблюдение, его представления о своей болезни, всё то, что связано для больного с его приходом к врачу, — весь тот огромный внутренний мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм. Гольдшейдер назвал всю сумму ощущений, переживаний больного вместе с его собственными представлениями о своей болезни — аутопластической картиной болезни и относит сюда не только субъективные симптомы больного, но и ряд сведений о болезни, которыми располагает больной из прежнего своего знакомства с медициной, из литературы, из бесед с окружающими, из сравнения себя с аналогичными больными и т.д.

ВКБ — состоит из 4 составляющих:

a. Болевая или сенсорная составляющая. То, что человек чувствует. Неприятные ощущения, дискомфорт.

b. Эмоциональная — включает в себя то, какие эмоции человек испытывает в связи с заболеванием.

c. Интеллектуальная или когнитивная — то, то человек думает о своем заболевании, о причинах заболевания и последствиях.

d. Волевая или мотивационная — связана с необходимостью актуализации деятельности, возвращения и сохранения здоровья.

Психосоматика изучается в контексте психосоматической медицины. Психосоматическая медицина — это отрасль медицины, занимающаяся изучением взаимосвязей между психологическими состояниями и соматическими расстройствами.

Классификации типов реакций на заболевание.

Психология больного. Психологические аспекты лечебно-диагностического процесса. Внутренняя картина болезни. Типы отношения к болезни.

Психологическим аспектам соматических заболеваний издавна придавалось большое значение. Наиболее глубокое и всестороннее изучение данной проблемы началось с работ немецкого врача А. Гольдшейдера, описавшего ощущения, переживания и представления больного о своей болезни. Он назвал их аутопластической картиной заболевания; выделил два ее уровня: «сенситивный», основанный на ощущениях, и «интеллектуальный» — результат размышлений больного о своем физическом состоянии.

В 1935 г. вышла монография Р.А. Лурия «Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания», положившая начало всестороннему рассмотрению субъективного отражения болезни в психике человека. Внутренней картиной болезни (ВКБ)Р.А. Лурия называл комплекс переживаний больного, связанных с заболеванием: общее самочувствие, ощущения, восприятие, эмоции, представления о болезни. В настоящее время подВКБпонимается субъективное отношение больного к своему заболеванию, складывающееся из болезненных ощущений и внешних проявлений болезни, оценки механизмов их возникновения, тяжести и значения для будущего, а также типы реагирования на болезнь.

Психологом В.В. Николаевой дана систематика уровней отражения болезни в психике заболевшего человека:

  • чувственный уровень, или уровень ощущений;

  • эмоциональный, или аффективный, уровень, связанный с различными видами реагирования на отдельные симптомы, заболевание в целом и его последствия;

  • интеллектуальный, или когнитивный уровень, включающий представления, знания о своем заболевании, размышления о его причинах и возможных последствиях, т.е. концепцию болезни, создаваемую больным;

  • мотивационный, или поведенческий, уровень, включающий отношение больного к своему заболеванию, изменение поведения и образа жизни в условиях болезни, а также действия, направленные на возвращение здоровья.

Выраженность каждого из компонентов ВКБ, а также соотношения между ними могут быть различными.

Для правильной оценки ВКБ и оказания квалифицированной помощи больному необходимо знать основные факторы, определяющие ВКБ. Они могут быть разделены на следующие группы:

  1. преморбидные биологические и личностные;

  2. характер заболевания и его возможные последствия;

  3. социальное положение больного и влияние окружения;

  4. медицинские факторы (условия диагностики и лечения).

Влияние на ВКБ факторов первой группы.

Пол.Женщины лучше переносят боль и вынужденную неподвижность. Для них более актуальны семейные проблемы, связанные с болезнью, а для мужчин – служебно-профессиональные, возможность утраты трудоспособности. У женщин в критические периоды (начало менструаций, беременность и роды, климакс), во время которых усиливается реактивность, обнаруживается повышенная готовность к различным невротическим расстройствам преимущественно истерического, ипохондрического, депрессивного круга. У мужчин возрастные кризы не столь ярко проявляются, но часто проявляются опасения ослабления или утраты сексуальных возможностей.

Возраст. Дети тяжелее взрослых переносят боль и страдания, боятся больничной обстановки, медицинского инструментария и манипуляций. Во многом реакция ребенка на свою болезнь и его поведение в условиях болезни зависит от родителей и врачей. Следует учитывать, что дети повышенно внушаемы, отвлекаемы, быстро забывают пережитое, переключаются на новую ситуацию.

В подростковом и юношеском возрасте в переживаниях, связанных с заболеванием, центральное место занимает внешность. Девушки озабочены косметическими недостатками, юноши – половой системой.

В молодом возрасте (18-35 лет) часто встречается переоценка своего здоровья и недооценка болезни. В зрелом – наиболее выражены психологические переживания и возможные психические расстройства связаны с хроническими, прогностически неблагоприятными, инвалидизирующими заболеваниями (инфаркт сердца, мозга, онкологическая патология).

Пожилому возрасту (60-74 года) типичны не опасения потери трудоспособности, а страх смерти. Часто встречаются тревожно-депрессивные состояния и ипохондрическое переживание болезни.

Для старческого возраста (75 лет и старше) характерно преувеличение тяжести заболевания, однако часто встречается и недооценка из-за снижения критики, интеллектуальной несостоятельности, эйфоричности.

Темперамент, в первую очередь отвечает за физиологическую основу реагирования на болезнь. Его влияние сказывается на характере ощущений и эмоциональных проявлений. Холерикам и меланхоликам свойственен более низкий порог болевой чувствительности по сравнению с сангвиниками и флегматиками. По-разному они переносят и режим ограничения подвижности, связанный с заболеванием.

Характер.Его особенности определяют своеобразие поведения человека и отношение к окружающему и самому себе, в том числе к своему здоровью и болезни. Здесь ведущая роль принадлежит эмоционально-волевой и мотивационной сферам, обеспечивающим адаптацию.

Влияние личностина формирование ВКБ определяется ее системой отношений, в том числе иерархией потребностей, интересов, мотивов, установок. Имеют значение мировоззрение больного человека, его религиозные взгляды, морально-этические принципы, уровень образования и культуры (общей и санитарно-медицинской).

Влияние на ВКБ факторов второй группы.

В.Д. Менделевич (1999) выделяет следующие параметры, на основании которых личностью оценивается болезнь и формируется психологическое отношение к ней:

  1. Вероятность летального исхода.

  2. Вероятность инвалидизации и хронизации.

  3. Болевая характеристика болезни.

  4. Необходимость радикального или паллиативного лечения.

  5. Влияние болезни на возможность поддерживать прежний уровень общения.

  6. Социальная значимость болезни и традиционное отношение к заболевшим в микросоциуме.

  7. Влияние болезни на семейные отношения и сексуальную сферу.

  8. Влияние болезни на сферу развлечений и интересов.

Влияние на ВКБ факторов третьей группы.

Социальный статус больного (социальные условия, образ жизни, характер труда) и его непосредственное окружение (родные, друзья, коллеги) оказывают существенное влияние на формирование ВКБ.

Актуальны переживания, касающиеся эстетических дефектов, вызванных болезнью и влияния болезни на интимную сторону жизни.

Влияние на ВКБ факторов четвертой группы.

К медицинским факторам, оказывающим влияние на ВКБ, относятся взаимоотношения врача и больного, роль медицинского персонала и воздействие обстановки лечебного учреждения, включая влияние на больного других больных, с которыми ему приходится общаться.

В отличие от психологии соматических больных, во ВКБ при психических расстройствах основным является понятие критичности, т.е. способности человека объективно отнестись к своим личностным и поведенческим особенностям, а также к проявлениям болезни. Ключевым является вопрос о том, признает ли человек себя больным, замечает ли он, что его личность и психические процессы изменились. Именно нарушение критичности – тот универсальный признак, который объединяет всех больных с тяжелыми психическими расстройствами и отличает их не только от здоровых людей, но и от пациентов с относительно более легкими нарушениями.

В структуру мировоззрения неотъемлемо входят представления о признаках здоровья и способах его поддержания – «внутренняя картина здоровья». По определению Г.С. Абрамовой и Ю.А. Юдчиц, «…бытовое представление человека о возрасте, о возможностях возраста – о возможностях чувствования, действия, самоотношения – является тем конкретным материалом, который определяет содержание внутренней картины здоровья». Представления эти касаются как физической стороны, так и психологической, социальной. Угроза любой из составляющих здоровья, безусловно, побуждает человека оценить ее степень, найти пути противостояния или принятия.

А.Е. Личко (1980) предлагает выделить такие варианты отношения к болезни:

  • гармонический – больной реально оценивает болезнь и сложившуюся ситуацию;

  • эргопатический – человек уходит в работу, стремится сохранить профессиональный статус, как бы игнорируя болезнь;

  • анозогностический – человек не осознает своей болезни;

  • тревожный – на фоне болезни у человека значительно возрастает тревога;

  • ипохондрический – аналогичен описанному выше;

  • неврастенический – основной болезни сопутствуют раздражительность, утомляемость, неустойчивость настроения;

  • меланхолический – обнаружение соматического заболевания вызывает у человека развитие депрессии;

  • апатический – человек, заболев, теряет интерес ко всему, становится безынициативным, вялым, крайне пассивным;

  • сенситивным – у больного появляется избыточная склонность к переживанию за себя, родственников, детей, других больных;

  • эгоцентрический – больной ставит свои страдания выше всего остального, требует особого внимания родственников, особой заботы;

  • паранойяльный – пациент считает, что болезнь является результатом злого умысла, становится подозрительным при всяких назначениях лекарств, процедур;

  • дисфорический – больной становится всем недовольным, злобным, порой агрессивным.

Психология больного. Психологические аспекты лечебно-диагностического процесса. Внутренняя картина болезни. Типы отношения к болезни.

Психологическим аспектам соматических заболеваний издавна придавалось большое значение. Наиболее глубокое и всестороннее изучение данной проблемы началось с работ немецкого врача А. Гольдшейдера, описавшего ощущения, переживания и представления больного о своей болезни. Он назвал их аутопластической картиной заболевания; выделил два ее уровня: «сенситивный», основанный на ощущениях, и «интеллектуальный» — результат размышлений больного о своем физическом состоянии.

В 1935 г. вышла монография Р.А. Лурия «Внутренняя картина болезней и иатрогенные заболевания», положившая начало всестороннему рассмотрению субъективного отражения болезни в психике человека. Внутренней картиной болезни (ВКБ) Р.А. Лурия называл комплекс переживаний больного, связанных с заболеванием: общее самочувствие, ощущения, восприятие, эмоции, представления о болезни. В настоящее время под ВКБ понимается субъективное отношение больного к своему заболеванию, складывающееся из болезненных ощущений и внешних проявлений болезни, оценки механизмов их возникновения, тяжести и значения для будущего, а также типы реагирования на болезнь.

Психологом В.В. Николаевой дана систематика уровней отражения болезни в психике заболевшего человека:

  • чувственный уровень, или уровень ощущений;

  • эмоциональный, или аффективный, уровень, связанный с различными видами реагирования на отдельные симптомы, заболевание в целом и его последствия;

  • интеллектуальный, или когнитивный уровень, включающий представления, знания о своем заболевании, размышления о его причинах и возможных последствиях, т.е. концепцию болезни, создаваемую больным;

  • мотивационный, или поведенческий, уровень, включающий отношение больного к своему заболеванию, изменение поведения и образа жизни в условиях болезни, а также действия, направленные на возвращение здоровья.

Выраженность каждого из компонентов ВКБ, а также соотношения между ними могут быть различными.

Для правильной оценки ВКБ и оказания квалифицированной помощи больному необходимо знать основные факторы, определяющие ВКБ. Они могут быть разделены на следующие группы:

  1. преморбидные биологические и личностные;

  2. характер заболевания и его возможные последствия;

  3. социальное положение больного и влияние окружения;

  4. медицинские факторы (условия диагностики и лечения).

Влияние на ВКБ факторов первой группы.

Пол. Женщины лучше переносят боль и вынужденную неподвижность. Для них более актуальны семейные проблемы, связанные с болезнью, а для мужчин – служебно-профессиональные, возможность утраты трудоспособности. У женщин в критические периоды (начало менструаций, беременность и роды, климакс), во время которых усиливается реактивность, обнаруживается повышенная готовность к различным невротическим расстройствам преимущественно истерического, ипохондрического, депрессивного круга. У мужчин возрастные кризы не столь ярко проявляются, но часто проявляются опасения ослабления или утраты сексуальных возможностей.

Возраст. Дети тяжелее взрослых переносят боль и страдания, боятся больничной обстановки, медицинского инструментария и манипуляций. Во многом реакция ребенка на свою болезнь и его поведение в условиях болезни зависит от родителей и врачей. Следует учитывать, что дети повышенно внушаемы, отвлекаемы, быстро забывают пережитое, переключаются на новую ситуацию.

В подростковом и юношеском возрасте в переживаниях, связанных с заболеванием, центральное место занимает внешность. Девушки озабочены косметическими недостатками, юноши – половой системой.

В молодом возрасте (18-35 лет) часто встречается переоценка своего здоровья и недооценка болезни. В зрелом – наиболее выражены психологические переживания и возможные психические расстройства связаны с хроническими, прогностически неблагоприятными, инвалидизирующими заболеваниями (инфаркт сердца, мозга, онкологическая патология).

Пожилому возрасту (60-74 года) типичны не опасения потери трудоспособности, а страх смерти. Часто встречаются тревожно-депрессивные состояния и ипохондрическое переживание болезни.

Для старческого возраста (75 лет и старше) характерно преувеличение тяжести заболевания, однако часто встречается и недооценка из-за снижения критики, интеллектуальной несостоятельности, эйфоричности.

Темперамент, в первую очередь отвечает за физиологическую основу реагирования на болезнь. Его влияние сказывается на характере ощущений и эмоциональных проявлений. Холерикам и меланхоликам свойственен более низкий порог болевой чувствительности по сравнению с сангвиниками и флегматиками. По-разному они переносят и режим ограничения подвижности, связанный с заболеванием.

Характер. Его особенности определяют своеобразие поведения человека и отношение к окружающему и самому себе, в том числе к своему здоровью и болезни. Здесь ведущая роль принадлежит эмоционально-волевой и мотивационной сферам, обеспечивающим адаптацию.

Влияние личности на формирование ВКБ определяется ее системой отношений, в том числе иерархией потребностей, интересов, мотивов, установок. Имеют значение мировоззрение больного человека, его религиозные взгляды, морально-этические принципы, уровень образования и культуры (общей и санитарно-медицинской).

Влияние на ВКБ факторов второй группы.

В.Д. Менделевич (1999) выделяет следующие параметры, на основании которых личностью оценивается болезнь и формируется психологическое отношение к ней:

  1. Вероятность летального исхода.

  2. Вероятность инвалидизации и хронизации.

  3. Болевая характеристика болезни.

  4. Необходимость радикального или паллиативного лечения.

  5. Влияние болезни на возможность поддерживать прежний уровень общения.

  6. Социальная значимость болезни и традиционное отношение к заболевшим в микросоциуме.

  7. Влияние болезни на семейные отношения и сексуальную сферу.

  8. Влияние болезни на сферу развлечений и интересов.

Влияние на ВКБ факторов третьей группы.

Социальный статус больного (социальные условия, образ жизни, характер труда) и его непосредственное окружение (родные, друзья, коллеги) оказывают существенное влияние на формирование ВКБ.

Актуальны переживания, касающиеся эстетических дефектов, вызванных болезнью и влияния болезни на интимную сторону жизни.

Влияние на ВКБ факторов четвертой группы.

К медицинским факторам, оказывающим влияние на ВКБ, относятся взаимоотношения врача и больного, роль медицинского персонала и воздействие обстановки лечебного учреждения, включая влияние на больного других больных, с которыми ему приходится общаться.

В отличие от психологии соматических больных, во ВКБ при психических расстройствах основным является понятие критичности, т.е. способности человека объективно отнестись к своим личностным и поведенческим особенностям, а также к проявлениям болезни. Ключевым является вопрос о том, признает ли человек себя больным, замечает ли он, что его личность и психические процессы изменились. Именно нарушение критичности – тот универсальный признак, который объединяет всех больных с тяжелыми психическими расстройствами и отличает их не только от здоровых людей, но и от пациентов с относительно более легкими нарушениями.

В структуру мировоззрения неотъемлемо входят представления о признаках здоровья и способах его поддержания – «внутренняя картина здоровья». По определению Г.С. Абрамовой и Ю.А. Юдчиц, «…бытовое представление человека о возрасте, о возможностях возраста – о возможностях чувствования, действия, самоотношения – является тем конкретным материалом, который определяет содержание внутренней картины здоровья». Представления эти касаются как физической стороны, так и психологической, социальной. Угроза любой из составляющих здоровья, безусловно, побуждает человека оценить ее степень, найти пути противостояния или принятия.

А.Е. Личко (1980) предлагает выделить такие варианты отношения к болезни:

  • гармонический – больной реально оценивает болезнь и сложившуюся ситуацию;

  • эргопатический – человек уходит в работу, стремится сохранить профессиональный статус, как бы игнорируя болезнь;

  • анозогностический – человек не осознает своей болезни;

  • тревожный – на фоне болезни у человека значительно возрастает тревога;

  • ипохондрический – аналогичен описанному выше;

  • неврастенический – основной болезни сопутствуют раздражительность, утомляемость, неустойчивость настроения;

  • меланхолический – обнаружение соматического заболевания вызывает у человека развитие депрессии;

  • апатический – человек, заболев, теряет интерес ко всему, становится безынициативным, вялым, крайне пассивным;

  • сенситивным – у больного появляется избыточная склонность к переживанию за себя, родственников, детей, других больных;

  • эгоцентрический – больной ставит свои страдания выше всего остального, требует особого внимания родственников, особой заботы;

  • паранойяльный – пациент считает, что болезнь является результатом злого умысла, становится подозрительным при всяких назначениях лекарств, процедур;

  • дисфорический – больной становится всем недовольным, злобным, порой агрессивным.

Психология личности. Современные теории личности. Личность и болезнь. Внутренняя картина болезни, типы пациентов
  • Психология личности. Современные теории личности. Личность и болезнь. Внутренняя картина болезни, типы пациентов.

  • Личность

  • Фрейд сказал, что здоровая личность была продемонстрирована способностью любить и работать.

    Быть способным любить означает быть способным быть теплыми, поддерживающими, ободряющими, близкими, прощающими и уважающими других; быть способным работать означает быть способным принимать ответственность за свои действия, принимать указания, затрачивать усилия, несмотря на недостаток энергии, и откладывать удовлетворение. Исходя из ожиданий индивидуальной культуры, она широко распространена и негибка, имеет начало в подростковом или раннем взрослом возрасте, стабильна во времени и приводит к дистрессу и нарушениям (DSM-IV-TR).

  • Характеристики PD: Эго-синтоническоеМедадаптивное поведениеНегибкие чертыДолгоеПервазивноеСложно лечить

  • Эго-Синтоническое

    Люди с невротическими расстройствами (например, тревожное расстройство) имеют аутопластический стресс, изменяя свою внутреннюю психологическую нагрузку, что означает, что они реагируют на нервно-психическое расстройство, то есть они реагируют на внутренние психологические стрессы, то есть реагируют на свои внутренние психологические стрессы, то есть реагируют на внутренние стрессовые реакции. процесс, и воспринимать их расстройство как эго-дистонический смысл, что они считают свои симптомы неприемлемыми, нежелательными и нуждающимися в изменении. Люди с расстройствами личности, напротив, имеют аллопластическую защиту, что означает, что они реагируют на стресс, пытаясь изменить внешнюю среду (а не себя), и воспринимают свои симптомы (дефицит личности) как эго-синтоническое значение, которое они считают этим аспектом себя приемлемо, не вызывает сомнений и не нуждается в изменениях.

  • Неадаптивное поведение

    Поскольку люди с индивидуальностью считают, что мир должен измениться, чтобы приспособиться к ним (а не приспосабливаться к миру) и рассматривать свои собственные особенности как приемлемые и не нуждающиеся в изменениях, они испытывают меньше страданий как прямое результат их расстройства личности, чем можно было ожидать.

    Однако мир не меняется, чтобы удовлетворить их, и они испытывают много косвенных страданий в результате расстройства личности; то есть их неадаптивные реакции приводят к неудачным отношениям (с любовниками, семьей и работодателями), потерям и разочарованиям.

  • Неадаптивное поведение

    Человек с расстройством личности (в частности, асоциальное расстройство личности) порождает дистресс у других, независимо от того, испытывают ли они дистресс сами.

    Разрушение отношений и конфликтов, с которыми сталкиваются люди с расстройствами личности, неизбежно вовлекают других и, естественно, порождают страдания у других.

  • Негибкий человек с личностью имеет ограниченный репертуар или количество способов реагирования.Столкнувшись с оппозицией, нормальный / средний человек имеет ряд ответов: подумать о новом подходе, усерднее работать и попытаться снова, когда он лучше подготовлен, использовать юмор, быть более напористым и т. Д. Человек с расстройством личности имеет ограниченную количество способов реагирования (и, например, может быть в значительной степени ограничено соблазнением или агрессией). Они применяются во всех ситуациях, и из-за негибкости личности они применяются неоднократно, даже если они уже оказались неудачными.В этих условиях потеря и разочарование, а также прямые и косвенные страдания неизбежны.

  • Кластеров расстройства личности

    ClusterSubtyeDiscriminating особенность

    Odd / eccentricParanoidSchizoidSchizotypalSuspiciousSocially безучастного Эксцентричный Самопроизвольный / impulsiveAntisocialBorderlineHistrionicNarcissisticDisagreeableUnstableAttention seekingSelf-галопом Тревожный / fearfulAvoidantDependentObsessiveInhibitedSubmissive перфекционный

  • Диссоциативных (Conversion) DisordersThe общая тема разделяет диссоциативными расстройствами является частичной или полным потеря нормальной интеграции воспоминаний о прошлом, осознания идентичности и непосредственных ощущений, а также контроля над движениями тела.Обычно существует значительная степень сознательного контроля над воспоминаниями и ощущениями, которые могут быть выбраны для немедленного внимания, и движений, которые должны быть выполнены. Следует избегать истерики обращения термина, потому что это сбивает с толку и стигматизирует. точно не известно (до 10%). Внезапное начало и прекращение диссоциативных состояний.

  • Диссоциативные расстройства движения и ощущения. Существует потеря или помеха движениям или потеря ощущений (обычно кожных).Легкие и преходящие разновидности этих расстройств часто наблюдаются в подростковом возрасте, особенно у девочек, но хронические разновидности, как правило, обнаруживаются у молодых людей. Диссоциативные двигательные расстройства. Диссоциативные судороги. Диссоциативная анестезия. Синдром Гансера — приблизительные или грубые неправильные ответы. Множественное расстройство личности означает очевидное существование двух или более отдельные личности внутри человека, причем только одна из них проявляется одновременно. Каждая личность полна, со своими собственными воспоминаниями, поведением и предпочтениями, но ни одна из них не имеет доступа к воспоминаниям другого, и они почти всегда не знают о существование друг друга.Переход от одной личности к другой обычно происходит внезапно и тесно связан с травмирующими событиями.

  • Клиническое ведение Психотерапия — это метод выбора лечения диссоциативных расстройств (например, психодинамических программ, гипноза). Лекарственные средства не имеют доказанной ценности, за исключением амобарбитального интервью с натрием.

  • F43 Реакция на тяжелые стрессы и расстройства регулирования

    F43.0 Острая стрессовая реакция F43.1 Посттравматическое стрессовое расстройство F43.2Настройка расстройств F43.8Другие реакции на тяжелый стресс F43.9Реакция на тяжелый стресс неуточненная

  • F45 Соматоформные расстройстваF45.0Соматизирующее расстройство F45.1Идифференцированное соматоформное расстройство F45.2Гипохондрическое расстройство F45.3Соформное расстройство формы 45.4Соматическая печень45 соматоформные расстройства F45.9Соматоформные расстройства неуточненные

  • Соматоформные расстройства — встречаются множественные, периодические и частые соматические жалобы, требующие медицинской помощи без связи с каким-либо физическим расстройством.Медицинская история многочисленных контактов с первичной помощью и специализированными службами здравоохранения является типичной, прежде чем пациент направляется в психиатрическую помощь.

  • Характеристики соматоформных расстройств:

    соматические жалобы на многие медицинские расстройства без ассоциации с серьезными очевидными расстройствами периферических органовпсихологические проблемы и конфликты, которые важны для инициации, обострения и поддержания расстройства

  • Расстройство соматизации A000ite

    требует наличия следующего: не менее 2 лет множественных и переменных физических симптомов, для которых не было найдено адекватного физического объяснения, постоянный отказ принять совет или заверение нескольких врачей в том, что нет физического объяснения симптомов, некоторая степень нарушения социального и семейного функционирования, обусловленная характером симптомов и обусловленного им поведения.

  • Соматизированное расстройствоДифференциальная диагностикаМедицинские состояния можно спутать с соматоформным расстройством, особенно на ранних стадиях его развития (рассеянный склероз, опухоль головного мозга, гиперпаратиреоз, гипертиреоз, красная волчанка). Дальнейшее расследование или консультация должны рассматриваться при длительном соматизированном расстройстве, если наблюдается смещение акцента или стабильности физических жалоб. Это изменение симптомов предполагает возможное развитие физического заболевания.Аффективные (депрессивные) и тревожные расстройства сопровождают соматизированные расстройства, но их не следует указывать отдельно, если они не достаточно выражены и не являются стойкими.

  • Соматизированное расстройство терапии и прогнозирования Хроническое рецидивирующее состояние, начинающееся в подростковом возрасте или даже в третьем десятилетии жизни. Новые симптомы во время эмоционального расстройства. Типичные эпизоды длятся от 6 до 9 месяцев. Стратегии управления: доверительные отношения между пациентом и одним (если возможно) врач первичной медицинской помощи назначает регулярные визиты каждые 4 или 6 недель для амбулаторных посещений; проводит непродолжительное, по крайней мере, частичное физическое обследование во время каждого визита, направленного на систему органов жалоб, чтобы понять симптомы как эмоциональное сообщение, а не как пение новой болезни, ищите признаки болезни, а не сосредотачивайтесь на симптоматических диагностических тестах, лабораторных оценках и оперативных процедурах, если четко не указано, поставьте перед собой цель направить отобранных соматизированных пациентов на подготовку к психиатрической помощиГрупповая терапия (ограниченная по времени, ориентированная на поведение и структурированная группа).

  • Ипохондрическое расстройствоНарушение характеризуется постоянной озабоченностью и страхом перед развитием или наличием одного или нескольких серьезных и прогрессирующих физических расстройств. Пациенты постоянно жалуются на физические проблемы или постоянно озабочены своим внешним видом. Страх основан на неправильной интерпретации физических признаков и ощущений. Физическое обследование врача не выявляет никаких физических расстройств, но страх и убеждения сохраняются, несмотря на заверения.

  • Ипохондрическое расстройство

    Наличие обоих следующих критериев: стойкое убеждение в наличии хотя бы одного серьезного физического заболевания, лежащего в основе представленного симптома или симптомов, даже если многократные исследования и обследования не выявили какого-либо адекватного физического объяснения, или постоянная озабоченность предполагаемой деформацией или обезображиванием, постоянный отказ принять совет и заверение нескольких разных врачей в том, что в основе симптомов не лежит физическое заболевание или аномалия. Включает в себя: дисморфофобия, дисморфофобия (не бредовая), ипохондрический, n

  • ,

    В вашей голове: Воображаемая болезнь

    Мы все сталкивались с ситуациями, когда сверхактивный разум наносил ущерб нашим телам, будь то прилив адреналина с сухим ртом перед публичными выступлениями, покрасневший, неуклюжий ужин со свиданием или неспособность Стеблевые слезы во время просмотра плаката по телевизору. Но что происходит, когда связь между разумом и телом становится настолько перегруженной, что приводит к ослаблению физических симптомов, от хронической усталости, головной боли и ноющей боли, до более драматических состояний, таких как судороги и паралич, для которых не может быть выявлено никакой медицинской причины?

    Сюзанна О’Салливан — невролог, которая начала свою медицинскую карьеру, специализируясь на эпилепсии.Ей стало очевидно, что неэпилептические припадки, известные как «диссоциативные припадки», составляют одного из пяти пациентов в ее клинике. По мере того, как она набиралась опыта, она стала глубже изучать так называемую психосоматическую болезнь и написала книгу на тему «Все в твоей голове: правдивые истории мнимой болезни» (Chatto & Windus, £ 16.99), победитель Приз Wellcome Book 2016

    Психосоматические расстройства — это физические симптомы, маскирующие эмоциональные переживания.Исследование Всемирной организации здравоохранения, проведенное в 1997 году, показало, что у 20 процентов людей было как минимум шесть необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, библия психиатра, когда речь заходит о диагностике, не включает термин «психосоматическое заболевание», предпочитая соматические расстройства.

    Однако существует большая разница между соматизацией и соматическим расстройством. Соматизация — это когда у человека появляются физические симптомы в ответ на стресс или эмоции.‘Мы все время от времени соматизируемся; это нормально, — объясняет О’Салливан. ‘После тяжелого рабочего дня нередко бывает головная боль. Лично, если что-то вызывает тревогу, я чувствую головокружение. Другой человек может испытывать учащенное сердцебиение или расстройство желудка перед большим рабочим днем ​​». Когда все становится сложным, вы не уходите от этого и вместо этого начинаете навязчиво или беспокоиться о симптомах. So Соматизирующее расстройство должно приводить к значительной инвалидности и влиять на вашу жизнь, поэтому вы начинаете приспосабливаться к этому симптому.

    Такие симптомы могут повлиять на любую часть тела. Behavior Ключевым является поведение, окружающее симптом, а не сам симптом. Двумя наиболее распространенными психосоматическими симптомами являются усталость и боль. Эти симптомы трудно оценить, потому что их невозможно измерить объективно, их можно только описать. Но недостаточно просто испытывать боль или усталость; важно то, что он является инвалидом, и это с медицинской точки зрения необъяснимо. ‘

    В своей книге О’Салливан описывает тематические исследования, включая человека, который испытывает паралич на правой стороне после того, как он заметил комок на правой стороне головы и был убежден, что у него опухоль головного мозга.Другой мужчина, который был убежден в том, что у него РС, был вынужден бросить работу и быть прикованным к инвалидной коляске, и однажды ночью женщина ослепла, хотя повреждения ее нервов не было обнаружено. В каждом случае причиной была не болезнь, а попытка подсознания уберечь человека от эмоциональных расстройств.

    Физические ответы

    «Я встречал людей, чья грусть настолько велика, что они не могут ее почувствовать. На его месте у них развиваются физические недостатки.Вопреки всей логике, подсознание людей предпочитает страдать от конвульсий или быть прикованным к инвалидной коляске, а не испытывать страдания внутри них », — говорит О’Салливан.

    Итак, что обычно может вызывать этот тип физического ответа? ‘Часто нет единой причины; это скорее скопление мелочей — вещей, которые заставляют вас чувствовать себя в ловушке и от которых вы не можете избавиться, таких как плохой брак, дети, не посещающие школу, или страх потерять работу. У большого процента людей мы никогда не определяем четкую причину.

    В таких случаях, как хроническая боль или усталость, причина может быть поведенческой. Если вы выросли в семье, где внимание уделяется каждой незначительной боли и боли, это может оказать влияние. ‘Или это может быть психосоциальным. Иногда болезнь может быть лучшим способом объяснить неудачу, распад брака и жизненные трудности, чем альтернативные объяснения. Для других они могут испытывать социальную тревогу, а болезнь дает им повод не сталкиваться с этими социальными трудностями ».

    В более экстремальных ситуациях, таких как диссоциативные припадки или паралич, когда люди внезапно становятся инвалидами, обычно возникают серьезные травмы, сексуальные надругательства или внезапная потеря любимого человека.Одна из самых шокирующих историй в книге касается женщины, у которой внезапно начались судороги. Выяснилось, что это было вызвано трагическим несчастным случаем, повлекшим потерю ее маленького сына несколькими годами ранее.

    В отличие от других медицинских специальностей, которые имеют большой объем пациентов с необъяснимыми симптомами (например, ревматологией и гинекологией), неврологи имеют уникальные возможности для объективного измерения симптомов. ‘Если кто-то жалуется на слабость в ногах и если это состояние связано с заболеванием головного мозга, не каждая мышца в ноге будет слабой; это берет образец, который подсознание не в состоянии воспроизвести.Кроме того, если кто-то не может двигать ногами, но я проверяю их рефлексы, и они нормальные … ну, я знаю, что наши рефлексы не открыты для подсознательных воздействий.

    Это помогает нам оценить происходящее », — говорит О’Салливан. Это очень отличается, скажем, от пациента, описывающего степень боли ревматологу. Боль не может быть измерена; только человек может сообщить, сколько боли он испытывает. Но невролог может провести анализы на нервную систему.

    Чтобы проиллюстрировать, насколько гениальным, но в конечном счете ограниченным является подсознание, О’Салливан говорит о человеке с «опухолью мозга» с правой стороны.Увы, человек — вернее, подсознание человека — не знал, что правая часть мозга контролирует левую часть тела. ‘Болезнь человека — это болезнь, которую он может себе представить, потому что это все, что он знает. Подсознание не может воспроизвести точные органические признаки, потому что оно не знает, что это такое.

    О’Салливан описывает ряд случаев, связанных с диссоциативными припадками, область, в которой технологические достижения в области видеотелеметрии могут контролировать активность мозга во время припадка.Simply Проще говоря, вы не можете быть без сознания и иметь нормальную бодрствующую ЭЭГ [тест на электрическую активность в мозге], так что это очень надежный тест. Это неопровержимое доказательство.

    Часто пациенты огорчаются, когда им говорят, что причина их симптомов является психологической, и отказываются обращаться к психиатру или психологу. Во многих случаях после такого диагноза их симптомы распространяются по всему телу, что называется эффектом «хамелеона»; как только один диагноз будет исключен, первая жалоба волшебным образом исчезнет и будет заменена новым недугом.«Это еще одна форма отрицания», — говорит О’Салливан. ‘Если я предоставлю доказательства того, что ваши судороги вызваны не эпилепсией, особенно если у пациента временное заболевание, вызванное проблемой, не связанной с серьезной травмой, симптомы будут распространяться по всему телу. У многих людей, которых я вижу, будет давняя история необъяснимых с медицинской точки зрения проблем, таких как хроническая усталость или синдром раздраженного кишечника. ‘

    Особенно женщины

    Интересно, что более 70 процентов пациентов с диссоциативными припадками или хронической усталостью — женщины.О’Салливан прослеживает это до древней веры в то, что «истерия» была заболеванием, вызванным нарушениями в матке. ‘Что вызывает эти расстройства, как правило, те вещи, к которым женщины более уязвимы — сексуальное насилие или нахождение в ловушке, как плохой брак. Мужчины страдают по-разному; они злоупотребляют наркотиками или алкоголем или вступают в драки. Это другой способ проявления дистресса, в то время как женщины могут обратить свою боль внутрь ».

    Современному обществу нравится идея, что мы можем думать лучше, но не степень, в которой мы можем думать, что мы нездоровы.Нежелание принять диагноз делает работу О’Салливана трудной. «Это должны быть хорошие новости», — говорит она. К сожалению, люди не всегда так воспринимают. Но это облегчение, потому что у вас нет основного заболевания, а это значит, что у вас есть потенциал, чтобы стать лучше и вернуть себе контроль ».

    Фото: iStock

    ,
    Введение в психологию здоровья | Безграничная психология

    Представляем Психологию Здоровья

    Психология здоровья — это применение психологической теории и исследований к здоровью, болезням и здравоохранению.

    Цели обучения

    Определите фокус и цели в области психологии здоровья

    ключей на вынос

    Ключевые точки
    • Психология здоровья связана с психологией поведения, связанного со здоровьем, включая здоровое питание, отношения между врачом и пациентом, понимание пациентом информации о здоровье и убеждения о болезни.
    • Биопсихосоциальная модель рассматривает здоровье и болезнь как продукт биологических характеристик (генов), поведенческих факторов (образ жизни, стресс, убеждения в здоровье) и социальных условий (культурные влияния, семейные отношения, социальная поддержка).
    • Клиническая психология здоровья (CIHP) относится к применению научных знаний, полученных из области психологии здоровья, к клиническим вопросам, которые могут возникать во всем спектре здравоохранения.
    • Психология общественного здравоохранения (PHP) ориентирована на население и исследует потенциальные причинно-следственные связи между психосоциальными факторами и здоровьем на уровне населения.
    • Общественная психология здоровья (CoHP) исследует факторы сообщества, которые способствуют здоровью и благосостоянию людей в их сообществах.
    • Психология критического здоровья (CrHP) касается распределения власти и влияния различий власти на опыт и поведение в области здравоохранения, системы здравоохранения и политику здравоохранения.
    Ключевые условия
    • общественного здравоохранения : наука и практика общественной гигиены; включает профилактическую медицину, санитарное просвещение, санитарию и экологическую безопасность.
    • психология здоровья : дисциплина, связанная с пониманием того, как биологические, психологические, экологические и культурные факторы влияют на физическое здоровье и профилактику заболеваний.
    • биопсихосоциальная : биологические, психологические и социальные характеристики

    Психология здоровья, часто упоминаемая как поведенческая медицина или медицинская психология , является применением психологической теории к практикам, связанным со здоровьем.Область психологии здоровья включает в себя два подполя. Поведенческое здоровье фокусируется на профилактике проблем со здоровьем и болезней, а поведенческая медицина фокусируется на лечении. Психология здоровья связана с психологией поведения, связанного со здоровьем, включая питание, физические упражнения, использование здравоохранения и принятие медицинских решений.

    image
    Психосоматическое расстройство | патология | Britannica

    Психосоматическое расстройство , также называемое Психофизиологическое расстройство , состояние, при котором психологические стрессы неблагоприятно влияют на физиологическое (соматическое) функционирование до точки дистресса. Это состояние дисфункции или структурных повреждений в органах тела из-за неправильной активации непроизвольной нервной системы и желез внутренней секреции. Таким образом, психосоматический симптом возникает как физиологическое сопутствующее эмоциональному состоянию.Например, в состоянии ярости кровяное давление сердитого человека, вероятно, будет повышено, а его пульс и частота дыхания увеличатся. Когда гнев проходит, повышенные физиологические процессы обычно стихают. Однако, если у человека есть постоянная сдержанная агрессия (хроническая ярость), которую он не может выразить открыто, эмоциональное состояние остается неизменным, хотя и не выраженным в явном поведении, и физиологические симптомы, связанные с состоянием раздражения, сохраняются. Со временем такой человек начинает осознавать физиологическую дисфункцию.Очень часто у него возникает беспокойство по поводу возникающих физических признаков и симптомов, но он отрицает или не знает об эмоциях, вызвавших симптомы.

    Британика Викторина

    Болезни, расстройства и многое другое: медицинская викторина

    Какое заболевание вызвано дефицитом витамина B 12 ?

    Психосоматические расстройства могут поражать практически любую часть тела, хотя обычно они обнаруживаются в системах, не находящихся под добровольным контролем.Исследования, проведенные психиатром Францем Александром и его коллегами из Чикагского института психоанализа в 1950-х и 1960-х годах, показали, что определенные черты личности и конкретные конфликты могут вызывать определенные психосоматические заболевания, но обычно считается, что форма, которую принимает расстройство, обусловлена ​​индивидуальными уязвимостями. Предполагается, что эмоциональный стресс усугубляет существующие заболевания, и есть некоторые свидетельства того, что он может вызывать заболевания, которые обычно не считаются психосоматическими ( e.г., рак, диабет) у лиц, предрасположенных к ним.

    Психосоматические расстройства, возникающие в результате стресса, могут включать гипертонию, респираторные заболевания, желудочно-кишечные расстройства, мигрень и головные боли от напряжения, тазовую боль, импотенцию, фригидность, дерматит и язвы.

    Многие пациенты, страдающие психосоматическими заболеваниями, реагируют на сочетание медикаментозной терапии, психоанализа и поведенческой терапии. В менее тяжелых случаях пациенты могут научиться справляться со стрессом без лекарств. См. Также стресс.

    Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 года с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня ,

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *