Что такое агностик: кто это? В чем разница между агностиками и атеистами

Содержание

кто это? В чем разница между агностиками и атеистами

Агностик — это человек, отрицающий возможность полного объективного познания мира и его закономерностей. По мнению агностиков, некоторые истины невозможно постичь из-за ограниченности человеческого восприятия.

В частности, агностики полагают, что человек не может знать, существует ли бог, есть ли рай и ад, жизнь после смерти и прочие сверхъестественные явления. Чаще всего слово «агностик» употребляют именно в религиозном смысле, противопоставляя агностиков верующим и атеистам.

В чем суть агностицизма

Термин «агностик» ввел в научный оборот английский биолог и естествоиспытатель Томас Гексли в 1869 году. Слова «агностик» и «агностицизм» происходят от греческого «агностос» (ἄγνωστος) — «непознаваемый».

Агностицизм «просто значит, что человек не должен говорить, будто знает что-то, или верить во что-то, если для знания или веры у него нет научных оснований», объяснял Гексли. Ученый не может верить или не верить — он должен сосредоточиться на фактах и доказательствах.

«Агностицизм отрицает и отвергает как аморальную противоположную доктрину: о том, что есть утверждения, которым люди обязаны верить без логических доказательств», — добавлял Томас Гексли. Агностицизм — это не кредо, а метод ученого, указывал он: любая гипотеза должна давать возможность доказать или опровергнуть ее с помощью фактов, иначе это не научная гипотеза.

Томас Гексли — ученый, который ввел в научный оборот термин «агностик». Фото: Cambridge University Library

Агностик и атеист: в чем разница

Иногда агностиков путают с атеистами. Это не всегда верно.

Атеист — это человек, не верящий в бога или богов. Атеисты отвергают возможность существования высших сил. Синонимы к слову атеист — безбожник, неверующий.

В отличие от атеистов, агностики не утверждают, что бога нет. Агностики же указывают, что доказательств существования бога нет и отрицают возможность узнать, существует ли он на самом деле.

Тем не менее, агностики могут быть одновременно атеистами — такие люди не верят в высшие силы, но не утверждают, что это им доподлинно известно, что бога нет.

Знаменитый афоризм в духе агностицизма принадлежит французскому астроному Пьеру-Симону Лапласу. Как рассказывают, Наполеон Бонапарт поздравил его с выходом книги «Небесная механика», но спросил, почему в этом сочинении ни разу не упоминается бог. «Это потому, — ответил Лаплас, — что я в этой гипотезе не нуждался».

Известные агностики: Иммануил Кант, Герберт Спенсер, Нил Деграсс Тайсон

Агностицизм — это философское учение, утверждающее непознаваемость мира. Агностицизм существовал еще до появления этого термина: похожие взгляды высказывали, например, античные софисты. Главные представители агностицизма в Новое время — Дэвид Юм, Иммануил Кант, Огюст Конт, Бертран Рассел.

Иммануил Кант полагал, что независимо от нас существует внешний мир, где существуют подлинные «вещи в себе». Этот мир воздействует на наши органы чувств, и мы лишь опосредованно знаем об устройстве этого мира (мы видим и чувствуем «вещи для нас»). При этом мы не можем сказать, насколько «вещь для нас» похожа на «вещь в себе». Ведь человек не может изучить предмет, не используя свои органы чувств.

Дэвид Юм также отмечал, что человеческое познание имеет дело с чувственным опытом, а потому не может судить о том, какова реальность «на самом деле».

Ученым-агностиком также являлся английский философ и социолог Герберт Спенсер. В работе «Основные начала» Спенсер указывал, что мы ничего не можем знать о «последней реальности» — есть непознаваемые вещи, которые выходят за пределы научного исследования, и именно их религия пытается объяснить с помощью метафор.

В XX веке философ-агностик Карл Поппер сформулировал принцип фальсификации. Человек не способен напрямую обнаружить истину, объяснял Поппер, но может обнаружить ложь и отбросить ее, тем самым приблизившись к истине. Таким образом, прогресс — это разоблачение иллюзий и заблуждений. А критерий научности — возможность опровергнуть гипотезу или теорию фактами.

Из современных ученых агностиком себя называет Нил Деграсс Тайсон — американский астрофизик и популяризатор науки. Сам он объясняет так: «Меня часто спрашивают — иногда в обвинительной манере: «Вы атеист?» Я ученый… я думаю своей головой. Когда вас причисляют к какой-то философии или движению, то навешивают на вас весь багаж и все остальное, что связано с этой философией… Я бы сказал, что наиболее подходящее слово — это агностик… Кто-то, кто не знает, не видел доказательств, но готов принять доказательства, если они есть…»

Нил Деграсс Тайсон. Кадр YouTube / Big Think

Кто такие агностики и как им живется в Казахстане и Кыргызстане?

Эксперты отмечают, что агностицизм не означает отрицание Бога или богов, а лишь утверждает невозможность познать это. Сами агностики говорят, что их часто путают с атеистами.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


*Материал опубликован в рамках серии статей CABAR.asia, посвященной информированию аудитории о религиозном многообразии в странах Центральной Азии. Авторы не преследуют цель пропаганды той или иной религиозной конфессии. 

Официальных данных о том, сколько проживает агностиков в Кыргызстане и Казахстане, нет. Переписи населения и исследования, как правило, учитывают только атеистов либо не разделяют эти понятия. В Кыргызстане в 2016 году Госкомиссия по делам религий в рамках социологического исследования «Влияние религиозного фактора на социально-политическую ситуацию в Кыргызской Республике» проводила опрос о религиозной принадлежности населения. 98,4% ответили, что считают себя верующими, 0,7% не считают себя религиозными, а 0,4% затруднились ответить. 

Правозащитная христианская организация «Open Doors» (США) приводит данные, согласно которым, на начало 2019 года 578 тысяч казахстанцев считали себя агностиками или 3,1% от всего населения страны. 

Юлия (Казахстан), 22 года:

Я считаю себя агностиком еще с подросткового возраста. Годам к 12 я всерьез начала задумываться о своем происхождении и происхождении своей семьи. С термином «агностицизм» я познакомилась несколькими годами позже.

Я всегда понимала, что жизнь на планете появилась не сама по себе. Я много читала, много изучала, много общалась с людьми, которые рассказывали мне различные взгляды на появление всего живого. Я верила во все понемногу, но в каждой из религий я находила то, с чем абсолютно не могу согласиться.

После прочтения Библии я поняла, что ни одна из существующих религий не подходит к тому, что чувствую и о чем думаю я. Тогда мой хороший друг рассказал мне об агностицизме.

В конце концов, я пришла к тому, что мне не обязательно выбирать кого-то определенного из богов, чтобы как-то объяснять появление самой себя. В религиях мне не нравится то, что каждая конфессия пытается перетащить “бочку” на свою сторону. Религиозные люди постоянно доказывают что-то друг другу, спорят, ссорятся, потому что верят в разных богов. Мне это кажется очень странным.

Люди без религии. В Казахстане растет количество атеистов.

Я верю в то, что все живое на земле появилось благодаря высшим силам, но я так и не сформировала для себя образ этого самого «Бога». Возможно, эти силы больше абстрактны, а возможно, что они как-то связаны с инопланетными существами, другой жизнью, другой цивилизацией. Именно поэтому я отношу себя именно к агностикам, а не к атеистам, как думают многие.

Я никогда не сталкивалась с давлением, максимум, что мне приходилось слышать – это попытки представителей различных религиозных конфессий убедить меня в том, что со временем я приду к чему-то определенному. Зато я постоянно сталкиваюсь с тем, что многие не различают атеистов и агностиков и считают меня «просто человеком без веры». Это не так, я такая же верующая.

Photo: CABAR.asia

Считается, что термин «агностицизм» вошел в оборот в 1869 году благодаря Томасу Генри Хаксли (Гексли) – ученому-биологу и геологу, последователю Чарльза Дарвина. Он искал слово для обозначения собственной мировоззренческой позиции и изобрел слово “агностик”.  

Согласно «Большой российской энциклопедии», агностицизм не­ред­ко трак­ту­ет­ся как до­пу­ще­ние не­воз­мож­но­сти дос­то­вер­но­го зна­ния о Бо­ге (или бо­гах) и «не­ви­ди­мом ми­ре» и ино­гда не­оп­рав­дан­но сме­ши­ва­ет­ся с ате­из­мом.

Право не верить, или Как выглядит современный атеизм в Кыргызстане

По словам казахстанского религиоведа Даурена Тойматаева, агностик не отрицает существование некого божественного начала, но и не готов признать его как безусловную и конкретную реальность, так как существующих доказательств для этого мало. Для агностиков вопрос о том, что именно представляет из себя Бог, всегда остается открытым.

«Агностицизм имеет прямое отношение, с позиции философии, к скептицизму, которое представляет собой обоснование идей в том, что человек постоянно начинает познавать окружающий мир, его знания о нем расширяются, но все равно всегда будет та часть нерешенных вопросов, получить ответы на которые человек не сможет, обладая всеми своими знаниями и способностями.

Агностицизм не означает отрицание существования высшей силы, он лишь утверждает невозможность познать, есть ли Бог на самом деле», – говорит Тойматаев.  

Эксперт делит агностиков и атеистов на три основные группы:

  1. Атеисты-гностики – не верят ни в одного Бога и знают, что его нет.
  2. Теисты-агностики – верят, что Бог есть, но не знают точно.
  3. Теисты-гностики – верят в Бога и точно знают, что он есть.

Даниил Орлов, Кыргызстан:

Даниил Орлов. Фото из личного архива

Я пришел к агностицизму логически. Увлекался точными науками и пришел к тому, что для достаточности модели Вселенной ни авраамический Бог, ни боги, ни даже разумный замысел не являются необходимыми.

Мне не требуются дополнительные понукания в виде ада, геенны огненной или чего-то в этом роде, чтобы быть порядочным. Конечно, это не исключает декартовой вариации всемогущего бога, который не подчиняется законам логики, но это – другая история. Остальные отсекаются бритвой Оккама.

Нетерпимость из-за агностицизма встречается, так же как и случаи нетерпимости на религиозной, межнациональной и любой другой почве. Но сам лично с нетерпимостью не сталкивался и неудобств не испытываю, так как живу в IT-индустрии.

Кадыр Маликов. Фото из личного архива

По словам кыргызстанского теолога Кадыра Маликова, ислам относит агностиков к неверующим, но дает выбор каждому человеку: верить или нет. 

«Нет принуждения к вере в исламе. Каждый человек сам выбирает свою дорогу и сам будет отвечать после смерти. […] Учитывая современное общество, мы живем с разными взглядами на жизнь и веру. Это является естественным сегодня», – говорит Маликов.

Дастан (Казахстан), 18 лет:

Агностицизм, в моем понимании, – это свобода. Свобода от догматов и навязанных ценностей. Я думаю, что у атеистов и агностиков очень много общего, но в то же время, они сильно отличаются. В то время как атеисты точно отрицают существование чего-то большего, я допускаю возможность существования Бога в том или ином его проявлении.

К агностицизму я пришел не так давно. Готовясь к тесту TOEFL, я перечитал тонны научных статей на совершенно разные темы. Биология, химия, экономика, психология – все эти предметы связывало одно – отсутствие абсолютных истин. Каждое исследование, которое, казалось бы, является общеизвестной истиной, ломается под натиском другого исследования, а то, в свою очередь, теряет свою актуальность из-за другого исследования. И так постоянно.

Протоиерей Бишкекской и Кыргызстанской епархии Алексей Сыромятников считает, что не все, кто называет себя агностиками соблюдают принципы агностицизма.

«В первую очередь, агностик – это тот, кто признает, что Бог есть, и что он непостижим. Но считает, что религии не обладают полнотой истины в понимании Бога. И для них, это значит, отсутствие смысла молиться. То, есть настоящий агностик никогда не будет молиться. Когда я такое говорю агностикам, некоторые из них отвечают, что молятся в душе, в уме. Почему они тогда решили, что он внимает к их сердечным молитвам? В таких случаях, я им всегда говорю, почему вы думаете, что Бог слышит вас. Вы же этого знать не можете. То, есть вы уже не агностики», – говорит Сыромятников.

Александр Суворов. Photo: seminaria.kz

Протоиерей Астанайской и Алматинской епархии русской православной церкви Александр Суворов отмечает, что агностики – это люди, которые не определились со своим отношением к Богу. 

“Каждый верит в то, что хочет. Любой человек, даже атеист, может превратится в человека верующего, равно как и верующий может стать атеистом. Агностики – это люди, которые не определились с понятиями о Боге, у них нет четкого определения. В каждом человеке могут быть явления, которые позволяет им познать бога. Очень много агностиков, которые не знают что они агностики, а просто следуют принципам детерминизма”, – говорит Суворов.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Гносеология — Гуманитарный портал

Понятие гносеологии

Гносеология, или учение о познании — это раздел философии (см. Философия), изучающий возможности познания мира человеком, структуру познавательной деятельности, формы знания в его отношении к действительности, критерии истинности и достоверности знания, его природу и границы (см. Знание). Наряду с термином «гносеология» широко используется также термин «эпистемология», который образован от греческого слова: επιστήμη — знание (см. Эпистемология), однако ряд авторов относит к эпистемологии только изучение научного познания (см. Наука). В русскоязычной философии, наряду с указанными, закрепился термин «теория познания».

Будучи философской дисциплиной, гносеология исследует сущность познавательного отношения человека к миру, его исходные и всеобщие основания, рассматривая их в контексте человеческого бытия. В развитии философии гносеология играла ведущую роль, поскольку обосновывала и оценивала различные характеристики бытия, определения природы, общества и человека, нормы и критерии научного познания. В связи с тем, что познание традиционно считалось наиболее важным компонентом деятельности человека (см. Деятельность), а познавательная деятельность высоко оценивалась в культуре (см. Культура), гносеология выступала отправным пунктом для объяснения структур и связей человеческого бытия, задавая ценностные ориентации для других разделов философии, а затем и для отделяющихся от философии наук. Современная гносеология опирается на данные специальных [когнитивных] наук о знании и познании, взаимодействует с ними, стимулируется рассматриваемой в них проблематикой, не теряя в то же время своей специфики философской дисциплины, вписывающей феномен познания и знания в общий контекст бытия человека в мире.

Поскольку специфика философии как формы мировоззренческого сознания заключается в рационально-рефлексивном подходе к своему предмету, анализ способности человека адекватно познавать мир и ориентироваться в нём, осознавать своё место и назначение в этом мире выступает как необходимая предпосылка достаточно развитой философской мысли. Осмысление онтологической, антропологической, этической и другой проблематики в философии по необходимости предполагает рефлексию над способами и возможностями такого осмысления, то есть движение мысли в предметном мировоззренческом содержании философии включает рефлексивное «измерение», анализ способов и возможностей постановки, рассмотрения и решения соответствующих философских проблем. Таким образом, теоретико-познавательная проблематика объективно присутствует в любом философском мышлении. Рефлексивное выделение этой проблематики в «чистом виде» (что такое знание и познание, каковы его формы, насколько оно адекватно по отношению к своему предмету и так далее) из предметного содержания философии и конституирует теорию познания как специальную философскую дисциплину, что происходит уже на весьма высоком уровне дифференциации философского знания. В этом смысле было бы некорректно рассматривать формирование гносеологии как результат некой экстраполяции философской мысли на сферу познания по аналогии с её распространением на природу, общество и вообще любые области действительности.

Содержание учения о познании имманентно философско-мировоззренческому сознанию, концентрирующемуся на универсальных, «предельных» вопросах отношения человека и мира. Оно возникает внутри этой проблематики, в чём и заключается его специфика сравнительно со специально-научными когнитивными дисциплинами. Эта органическая связь проблематики гносеологии с исходной мировоззренческой проблематикой философии обрекала на неудачу попытки в условиях наступления науки на предметное содержание философии «спасти» последнюю за счёт её сведения к исследованию знания и познания, то есть к собственно гносеологии. Такие попытки очевидно несостоятельны, поскольку, будучи вырванной из философско-мировоззренческого контекста, гносеология теряет свой предмет и замещается специально-научными когнитивными дисциплинами.

Развитие гносеологии

С самого начала возникновения философии как особого вида духовной деятельности в древних цивилизациях Индии, Китая, Греции остро возникает вопрос о возможностях познания действительности в подлинности её глубинного существования в противопоставлении поверхностным умозрительным представлениям (таким как например, понятия «Авидья» и «Видья» в древнеиндийской философии веданты, «Тёмное» и «Светлое» познание, «Знание» и «Мнение» в античной философии). Поначалу собственно теоретико-познавательная проблематика типологизации познавательной ориентации в мире ещё не выделялась на фоне онтологического различения подлинной и неподлинной действительности, на которую направлены соответствующие познавательные усилия. На более поздних этапах развития философии формулируется проблематика гносеологии в её чистом виде (в античной философии — у Сократа, Платона, Аристотеля), хотя и в подчинении онтологической тематике (см. Онтология). В это время предлагаются достаточно разработанные типологии форм знания и видов познавательной деятельности, подробно анализируются проблемы обоснования и доказательности знания, разрабатывается органически связанная с теорией познания логико-методологическая проблематика, первым классиком которой стал Аристотель, активно обсуждаются вопросы, связанные с возможностями адекватного познания реальности, сомнения в которых или даже их отрицание приводят к формированию скептицизма как особого направления в гносеологии. В теоретико-познавательных учениях античной философии были заложены основы традиции гносеологии, из которых так или иначе исходило её последующее развитие в европейской философской мысли.

В Средние века, когда в Европе и мусульманских странах доминирующей формой мировоззрения стала религия, тематика учения о познании оказалась связанной, прежде всего, с вопросами соотношения знания и веры, божественных истин откровения и духовных возможностей человеческого разума. Однако в рамках общеобязательного признания вторичности последнего по отношению к сакральным источникам знания имели место различные взгляды на его роль и значение в мироориентации человека на основе религиозного сознания. Поэтому, несмотря на последующий безусловно революционный сдвиг в мировоззрении Нового времени, именно в средневековой схоластике проблематика гносеологии получает дифференцированное развитие, оформляются многие компоненты категориального аппарата классической гносеологии, формируются навыки точной формально-логической аргументации, а попытки обосновать возможность совмещения учения Аристотеля с христианской догматикой приводят к оформлению концепции двойственной истины, фактически эксплицитно формирующей идею о парадигмальности познавательных процедур и возможной множественности парадигм. Наряду с этим, такие направления схоластики как реализм, номинализм и концептуализм задают различные модели познавательного процесса.

Значительные изменения в понимание самого познания, а также места и роли проблематики гносеологии в системе философии привносит с собой Новое время. Именно в этот период теоретико-познавательная проблематика выдвигается на передний край философского исследования, формируются фундаментальные гносеологические концепции эмпиризма, рационализма, априоризма, устанавливается органическая связь гносеологии с логико-методологическими концепциями научного познания; рефлексия над последним становится непременной предпосылкой теоретико-познавательного исследования. Таким образом, гносеология оказывается в центре всей проблематики западной философии Нового времени: решение теоретико-познавательных вопросов становится необходимым условием исследования всех остальных философских проблем. Складывается классический тип гносеологии. Правда, сам термин «гносеология» появляется довольно поздно — только в 1832 году; до этого проблематика изучалась под другими названиями: анализ ума, исследование познания, критика разума и другими.

Исходной мировоззренческой предпосылкой понимания познания в Новое время является изменение представлений о месте и роли человека в мире. Человек осознается как самодостаточная, «автономная» сила, способная к адекватной ориентации в мире на основе собственной свободной ответственной активности вне зависимости от какого-либо высшего авторитета, ограничивающего эту свободную активность. В теоретико-познавательном плане это означает, что человек может своими силами, не опираясь на внешний авторитет или традицию, осуществить достоверное познание реальности в подлинности её бытия. Однако реализация этой возможности предполагает активные усилия к прямому контакту с реальностью, связанные с преодолением разного рода внешних помех, прежде всего ложных традиций и авторитетов, препятствующих такому прямому контакту. Отсюда критико-рефлексивная установка по отношению к наличному знанию становится необходимой предпосылкой достижения истины («метод сомнения» Р. Декарта, «устранение идолов» Ф.  Бэкона). Адекватное познание ничего не может воспринимать на веру, перекладывать свою ответственность на традиции и авторитет, критерием истинности должна выступать достоверность некоторого положения дел для самосознания познающего субъекта. В этом и заключается исходная предпосылка идеи автономности человеческого познания, выступающей в качестве исходной для философской гносеологической мысли Нового времени и Просвещения. Очевидно, что связанное с этой идеей подчёркивание роли рефлексии, ответственного самоконтроля над познавательными действиями и установками субъекта существенно увеличивает значимость теоретико-познавательного анализа в системе философского исследования, делает этот анализ его необходимой предпосылкой.

Идея автономности человеческого познания, органически связанная с представлением о прозрачности для самосознания, познающего субъекта некоторых исходных истин, составляющих основание всего корпуса адекватного знания, лежит в основе гносеологических «антиподов» Нового времени — эмпиризма и рационализма. По существу, они выступали как два симметричных варианта осуществления указанной выше идеи. Оба они исходили из того, что в основе адекватного знания лежат непосредственно очевидные, самодостоверные для субъекта истины. Только для эмпиризма это были эмпирически устанавливаемые «истины факта», а для рационализма в зависимости от интуитивистского (Р. Декарт) или логицистского (Г. В. Лейбниц) его вариантов в качестве таковых выступали истины интеллектуальной интуиции или аналитические «истины разума». При этом философско-гносеологическая идея о самодостоверности исходных истин для познающего субъекта, вытекающая из общемировоззренческих установок Нового времени, оказывается связанной с определённой интерпретацией научного знания, ибо «моделью» для этих самодостоверных истин оказываются фактофиксирующие суждения в эмпирических науках и представляющиеся несомненными теоретические истины математики. Такая ориентация на научное знание (при соответствующей его интерпретации) как на идеал познавательной строгости и достоверности является характерной особенностью философского анализа познания Нового времени, отличающей его от философии Античности и Средневековья.

Гносеологические доктрины эмпиризма и рационализма оказываются связанными соответственно с логико-методологическими концепциями индуктивизма и дедуктивизма, где индукция и дедукция (см. Индукция и Дедукция) выступают как методы выведения всего состава достоверного знания из «базиса непосредственной истинности» — исходных истин факта или разума, — что позволяет говорить о формировании в Новое время эмпиристско-индуктивистской и рационалистско-дедуктивистской исследовательских программ. Роль гносеологии в ещё большей степени увеличивается в «критической философии» И. Канта, развивающей и укрепляющей принципиальные рефлексивные установки философии Нового времени. Именно в кантианстве получает своё развёрнутое выражение гносеологизм, то есть представление о гносеологии как основной исходной части философии, предваряющей всякое философское рассуждение и устанавливающей границы его возможностей. Этот гносеологизм непосредственно вытекает из базисной предпосылки кантианства — его так называемого критицизма, соответственно с которым всякое претендующее на теоретическую строгость философское исследование должно начинаться с рефлексивного анализа установок и предпосылок, лежащих в его основании. Выявление в процессе рефлексии этих предпосылок и оснований и составляет суть так называемого трансцендентального метода Канта, который направлен на то, чтобы представить любой продукт познания как результат определённого рода деятельности априорных структур «трансцендентального сознания». Этот критико-рефлексивный трансцендентальный анализ, направленный на осознание исходных структур познавательной деятельности («теоретического разума», по терминологии Канта), призван определить место и роль последнего в системе человеческой ориентации в мире, по отношению к иным её формам, его конструктивные возможности в выработке точного знания о мире и его пределы. При этом идеалом точности знания для Канта выступают всеобщие и необходимые, как он считает, истины математики и естествознания, сложившиеся в рамках механистической галилеевско-ньютонианской парадигмы. С этой точки зрения традиционная метафизика не соответствует критериям точности и поэтому не может претендовать на роль науки в строгом смысле слова. Анализируя проблему соотношения точного знания и метафизики, Кант усматривает причину несостоятельности последней в претензии на познание «вещей в себе» — мира в целом, Бога, свободы и так далее, — выходящих за пределы «конечного» человеческого познания. Именно в этом ограничении реальных возможностей человеческого познания миром явлений, в утверждении невозможности познания рационально-теоретическими средствами абсолюта, универсума в целом, то есть, по существу, его моделирования в некоем артикулированном идеальном объекте, как это делается в точном естествознании, и заключался так называемый агностицизм Канта, который отнюдь не отрицал возможности перманентного расширения и углубления познания в сфере «конечных» объектов. Стремясь чётко показать пределы конструктивных возможностей «конечного» человеческого познания, Кант основывает анализ этих возможностей на опыте научного познания. Его учение о познании оказывается тем самым органически связанной с логико-методологической проблематикой науки в определённой гносеологической интерпретации. Учение Канта о синтетических априорных формах познания выходит за рамки противостояния узкоаналитического рационализма и эмпиризма Нового времени и задаёт новое измерение анализа продуктивной деятельности познания. Современная методология науки (см. Методология науки), преодолевая абсолютизацию кантовского априоризма познавательных предпосылок определённого типа, в то же время исходит из признания обусловленности конкретного опыта познания некоторыми исходными когнитивными структурами, выполняющими роль функциональных априорных предпосылок.

Весьма существенную и своеобразную эволюцию проблематика учения о познании претерпевает у Г. В. Ф. Гегеля. В своей «феноменологии духа» он пытается дать историческую схему развития форм сознания и познания в человеческой культуре. Именно «феноменология духа» выражает в системе Гегеля роль гносеологии как схематизации и обобщения исторического опыта познания, который в конечном счёте приводит к позиции тождества бытия и мышления. С этой позиции дух рассматривает в философии (в логике) диалектику развития своих форм.

В философской мысли XIX века разработка учения о познании как наиболее важной философской дисциплины связана прежде всего со школами неокантианства. Эмпиристски-феноменалистические ориентации в гносеологии, восходящие к английскому сенсуализму и эмпиризму Нового времени, свойственны англо-саксонской философии (прагматизм, неореализм и другие), махизму и эмпириокритицизму в континентальной Европе. Характерной тенденцией теоретико-познавательной мысли, особенно с конца XIX века и в XX веке, является тесная её связь с логико-методологическим анализом науки (неокантианство, феноменология Э. Гуссерля, махизм, конвенционализм П. Дюгема и А. Пуанкаре, логический позитивизм). Последний выдвинул достаточно претенциозную и радикальную программу сведения философии (в том числе и теорию познания) к формально-логическому анализу языка науки. Но попытки реализации такой программы показали невозможность устранения специфически философской проблематики гносеологии из анализа научного знания на достаточно глубоком его уровне.

Своеобразной формой философии XX века, которая сохраняла определённую смысловую связь с классической проблематикой гносеологии и, вместе с тем, претендовала на её радикальное переосмысление, выступила аналитическая философия (см. Аналитическая философия). Продолжая и углубляя по существу рефлексивные установки, свойственные классической гносеологии, её сторонники подчёркивают направленность этой рефлексии на сферу значений языковых выражений, видов их употребления и так далее. Наиболее важной проблемой современной гносеологии как самостоятельной философской дисциплины становится возможность её конструктивного взаимодействия с интенсивно развивающимися специальными науками, в том или ином ракурсе изучающими знание и познание, — с логикой, методологией и историей науки, семиотикой, информатикой, когнитивной психологией и другими. Такое взаимодействие является полем комплексного междисциплинарного исследования, где возникают синтетические дисциплины типа, например, генетической эпистемологии. Если говорить об удельном весе гносеологии в современом философском знании, то распространение гносеологизма в XIX веке сменяется в XX веке поворотом в сторону онтологизма. Это связано с процессом перехода от классической к постклассической философии, при котором чётко осознается производность познания — как определённого мироотношения от бытия человека в мире. Но это отнюдь не предполагает возвращения к «наивной» нерефлексивной онтологии докантовского типа, а связано с рассмотрением познавательного отношения человека к миру в общей перспективе его мироотношения, взятого, так сказать, в широте и глубине, что и позволяет рассматривать то бытие (см. Бытие), которое выступает предметом онтологии в современном её понимании.

Мировоззрение — Гуманитарный портал

Мировоззрение — это система человеческих представлений и знаний о мире (см. Мир) и о месте человека в мире, выраженная в ценностных установках личности и социальной группы, в убеждениях относительно сущности природной и социальной действительности (см.  Бытие). Мировоззрение возникает как сложный результат практического взаимодействия человека с внешней действительностью — природой и обществом. Оно определяет социальное самочувствие и самосознание личности, её рефлексивное понимание своей жизни, социокультурные ориентации, оценки и поведение, отношение человека к внешнему миру, другим людям, себе самому и формирует его личностные структуры. В этом смысле мировоззрение нередко называют высшим уровнем самосознания индивида. В то же время мировоззрение индивида так или иначе сопрягается, перекликается со взглядами, идеалами, убеждениями, ценностями других людей и сообществ и выступает как социокультурное образование.

Мировоззрение — относительно автономная и устойчивая система внутренних детерминант жизнедеятельности человека, которая во многом зависит от обыденного наличного опыта человека, будучи связанной с потребностями, целями, интересами, с его окружением. Вместе с тем, оно предполагает образ «мира как целого», что достигается при возможности «возвышения» над обыденностью повседневного существования и при выходе в сферу всеобщности. То есть мировоззрение по сути своей метафизично. Оно предстаёт в виде целостной, многоуровневой, сложно организованной системы социальных установок, обладающей фундаментальными для жизнедеятельности личности функциями. В системе мировоззрения сочетаются воедино мысли и чувства, побуждение (воление) и действие, сознательное и бессознательное, слово и дело, объективное и субъективное. Идеи и идеалы лишь завершают, рационализируют, интегрируют мировоззрение, придают ему осознанный характер. Система мировоззрения как социальное «ядро» личности обусловливает её целостность, ответственность, рациональную и адекватную ориентацию в обществе (см. Общество).

Термин «мировоззрение» впервые появляется в начале XVIII века в сочинениях немецких философов-романтиков, а также в работе Ф. Э. Шлейермахера «Речи о религии». Г. В. Ф. Гегель анализирует «моральное мировоззрение» в «Феноменологии духа» (Сочинения, т. 4. — М., 1959, с. 322–330). В «Лекциях по эстетике» (книга первая) Гегель рассматривает «религиозное миросозерцание» (Сочинения, т.  12. — М., 1938, с. 329–330). В той же работе (книга третья) Гегель пользуется понятием «теоретическое мировоззрение» для характеристики идейной позиции художника (Сочинения, т. 14. — М., 1958, с. 192). Таким образом, Гегель пытался разграничить различные типы мировоззрений. Е. Дюринг развивал теорию мировоззрения вместо метафизики. Согласно Г. Гомперцу, мировоззрение — это «космотеория», призванная представить непротиворечивое понимание идей, развитых в отдельных науках, и фактов практической жизни. В. Дильтей усматривал в жизни исток мировоззрения и выделял различные типы мировоззрений в религии, поэзии и метафизике. Внутри метафизики он проводил различие между натурализмом, идеализмом свободы и объективным идеализмом как различными типами мировоззрений. М. Шелер, говоря о философском мировоззрении, выделил три вида знания:

  1. знание ради господства;
  2. знание в целях образования человека;
  3. метафизическое знание, или «знание ради спасения».

Исходными мировоззренческими понятиями являются «мир» и «человек». Вопрос о их соотношении — основной мировоззренческий вопрос. Ответы на этот вопрос различны и многообразны, хотя, так или иначе, они зависят от того, что принимается за определяющее — «мир» или «человек». Если первичным оказывается «мир», то человек произведён от него, является его частью, его проявлением. При этом «мир» может отождествляться с «природой», «материей», «субстанцией» (духовной или материальной), «универсумом», «космосом» и так далее. Человек в таком случае выводится из мира, объясняется через его законы и свойства. Если же за исходное принимается понятие «человек», то мир определяется через человека, человеком (более того — индивидом) и оказывается соразмерным человеку («миром человека»). Нередко два этих полюсных подхода пытаются объединить. Тогда за исходное принимается отношение, связь мира и человека (Л. Фейербах, К. Маркс, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер и другие).

Типология мировоззрений может быть построена на разных основаниях. Обычно выделяют мировоззрение религиозное, естественнонаучное, социально-политическое, философское. Некоторые исследователи выделяют также мировоззрение повседневного опыта, эстетическое, мифологическое и другие, а также различные частные и смешанные их типы. Можно выявить три независимых критерия разграничения мировоззрений. Первый из них можно назвать эпистемологическим, поскольку здесь имеются в виду научные, ненаучные и антинаучные виды мировоззрения. Второй критерий носит предметный характер: здесь речь идёт о реальности — природной или социальной, которая получает своё обобщённое теоретическое выражение в том или ином мировоззрении. Третий критерий — универсально-синтетический, то есть охватывающий и природную, и социальную реальность, благодаря которому становится возможным философское мировоззрение.

Индивидуальная жизнедеятельность, социальная практика и окружение человека выступают предпосылками возникновения устойчивых и целесообразных форм его социального поведения задолго до того, как исторически и индивидуально осознаются и приобретают теоретическую форму (а иногда так и не осознаются при жизни данного поколения) объективные закономерности его общественного существования. Всякое мировоззрение очевидно складывается из убеждений. Они могут быть истинными или же, напротив, мнимыми; научными, религиозными, нравственными, обоснованными и необоснованными, прогрессивными и реакционными и так далее. Одни убеждения основываются на фактах, другие, напротив, коренятся лишь в субъективной уверенности, лишённой объективной основы. Убеждения характеризуются прежде всего той энергией, настойчивостью, решительностью, с которыми они высказываются, обосновываются, защищаются, противопоставляются другим убеждениям. С этой точки зрения, убеждение не совпадает просто с высказыванием относительно того, что считается истинным, полезным и так далее; это — активная позиция за или против каких-то других убеждений. Необходимо, однако, различать мировоззренческие убеждения и убеждения частного, специального характера. Убеждение современных антропологов о единстве человеческого рода при всех расовых различиях также носит мировоззренческий характер. Мировоззренческие убеждения не привносятся в науку извне, они складываются в процессе развития самих наук. Эти убеждения характеризуют:

  • сущность природных и социальных явлений;
  • заинтересованные отношения людей к определённым явлениям;
  • обобщения, которые по-своему значению выходят за пределы специальной области научных знаний.

Мировоззрение, как философско-теоретический синтез научных знаний, повседневного и исторического опыта изменяется и развивается в ходе истории человечества.

Мировоззрение, базирующееся на науке (см. Наука), предполагает приоритет мира над человеком, или «действительности самой по себе». Наука стремится, насколько возможно, исключить человека, его интересы и волю из своей картины. Она отделяет объект от субъекта, сущность и кажимость, чтойность и этость, всеобщее и единичное, истину и мнение. Идеал науки — достижение истинного знания о действительности. Её эмпирический базис — наблюдение и эксперимент, осуществляемые исследователем. Но самого исследователя наука стремится устранить из результатов его научного поиска. Сушности, ноуменальности наука пытается достичь через феноменальность, используя при этом процедуры «очищения» сущности от кажимости. В отличие от религии, искусства, мифа наука опирается не на доверие, не на веру, не на внутреннее чувство и не на мистическое откровение, а на рационально выводимое знание. Истина здесь рационально добывается, рационально объясняется, рационально обосновывается. Первоначально истина противопоставлялась пользе, наука не стремилась к практическим результатам. Со временем же именно польза, практический результат стали выражать социальный смысл науки, сама она превратилась в социальный институт, а научное мировоззрение стало ядром формирования мировоззрения общества. Научное мировоззрение выражается научным языком, который строго определён, не терпит двусмысленностей, стремится к однозначности, формализованности и интерсубъективности.

Идеал научности (рациональности) менялся исторически. В зависимости от него менялись представления и о степени истинности научного мировоззрения. Длительное время функцию идеала выполняло математическое знание; для естествознания вплоть до конца XIX века было характерно механистическое мировоззрение; в последнее время заявляет о своей приоритетности идеал социально-гуманитарного знания. Многие науковеды утверждают, что сейчас нет единого и единственного идеала научной рациональности, что он до конца не оформился, находится в процессе становления. Некоторые мыслители, в особенности философы позитивистской ориентации, пытаются доказать, что науки не нуждаются в мировоззрении. Другие (в частности, основатели физики XX века) подчёркивают эвристическое значение мировоззрения. Так, А. Эйнштейн писал: «Основой всей научной работы служит убеждение, что мир представляет собой упорядоченную и познаваемую сущность» (Собрание научных трудов. — М., 1967, т. 4, с. 142). М. Планк в докладе «Физика в борьбе за мировоззрение» подчёркивает: «Мировоззрение исследователя всегда участвует в определении направления его работы» (Plank M. Wege zur physikalischen Erkenntnia. Stuttgart, 1949, S. 285). На мировоззренческом уровне наука выявляется в виде научной картины мира (см. Научная картина мира) — высшего уровня научного знания, объединяющего исторически и дисциплинарно многообразную науку через её фундаментальные проблемы и принципы. Научная картина мира выражает степень и форму постижения человеком мира и менно через неё наука соотносится с другими типами мировоззрения, выступая как культурный феномен.

Философское мировоззрение, которое развивается в рамках философии (см. Философия) претендует на целостный образ мира, на постижение «мира как целого». В этом смысле метафизическая позиция находит в философии своё наиболее адекватное выражение и воплощение. Философия изначально противопоставляла себя и мифу, и религии, и искусству, а затем и науке, хотя во многом опиралась на них. Зародившись, фактически, вместе с другими видами мировоззрения, которые возникали с распадом древней мифологической картины мира, философия была занята поисками единства в разнообразном видимом мире, поисками всеобщего и целого. При этом проблемы философии принципиально не разрешимы до конца, они постоянно вновь и вновь возникают и воспроизводятся в различной форме, постановке, в зависимости от уровня развития и потребностей общественной жизни. Философское мировоззрение является самосознанием эпохи и общества, поэтому изменения в нём исторически обусловлены. Меняются постановки проблем, формулировки основного вопроса философии. Даются новые ответы на поставленные вопросы, предлагаются иные формы аргументации. Не меняется всеобщий, предельный характер решаемых проблем. Именно через ответы на поставленные вопросы человечество осознает свои пределы и раздвигает их, формируя и мир, и себя. Философия формирует идеи и концептуальные системы мира; на их основе она даёт оценку месту человека в мире и возможности преобразования мира человеком. Философия вырабатывает свою систему принципов и идеалов, определяющих смысл жизни человека в мире; а на их основе формулирует цели человека, определяет задачи его деятельности. Связываясь со своей собственной историей, философия, наконец, развивает духовный опыт человечества. Таким образом, философия находится в постоянном челночном движении: от наличного бытия — в сферу философского обобщения — и назад, в сферу жизни, впитывая и используя при этом достижения всех других типов мировоззрения.

В целом, мировоззрение, в особенности его научные, философские, социально-политические и религиозные формы, играет значительную организующую роль во всех сферах общественной жизни.

АГНОСТИЦИЗМ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 186

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. В. Васильев

АГНОСТИЦИ́ЗМ (от греч. ἄγνωστος – непо­зна­вае­мый), в ши­ро­ком смыс­ле – фи­лос. ус­та­нов­ка, ак­цен­ти­рую­щая разл. ас­пек­ты не­по­зна­вае­мо­сти су­ще­го. Тер­мин вве­дён в 1869 био­ло­гом и фи­ло­софом Т. Гекс­ли под влия­ни­ем идей Д. Юма, И. Кан­та и У. Га­миль­то­на. Гекс­ли ут­вер­ждал, что нель­зя «счи­тать дос­то­вер­ны­ми не­до­ка­зан­ные и не­до­ка­зуе­мые вы­во­ды». Сам тер­мин «А.» был из­бран им для то­го, что­бы под­черк­нуть не­со­гла­сие с по­зна­ват. оп­ти­миз­мом, раз­де­ляе­мым, как он счи­тал, боль­шин­ст­вом хри­сти­ан­ских тео­ло­гов. По­это­му А. не­ред­ко трак­ту­ет­ся как до­пу­ще­ние не­воз­мож­но­сти дос­то­вер­но­го зна­ния о Бо­ге (или бо­гах) и «не­ви­ди­мом ми­ре» и ино­гда (осо­бен­но в анг­ло-амер. лит-ре) не­оп­рав­дан­но сме­ши­ва­ет­ся с ате­из­мом как от­ри­ца­ни­ем Бо­же­ст­вен­но­го.

Обыч­но тер­мин «А.» при­ме­ня­ет­ся для ха­рак­те­ри­сти­ки ев­роп. уче­ний, хо­тя сход­ные мо­ти­вы об­на­ру­жи­ва­ют­ся и в вост. фи­ло­со­фи­ях. Так, Кон­фу­ций воз­дер­жи­вал­ся от су­ж­де­ний о бы­тии и че­ло­ве­че­ской при­ро­де; ос­тав­лял без от­ве­та во­про­сы о сущ­но­сти ми­ра и ду­ши и ос­нова­тель буд­диз­ма Шакь­я­му­ни. Пер­вые ев­роп. фи­ло­со­фы бо­лее оп­ти­ми­стич­но смот­ре­ли на по­зна­ват. воз­мож­но­сти че­ло­ве­ка. Но уже Ге­рак­лит го­во­рил об «ус­коль­за­нии от по­зна­ния», а Со­крат воз­вёл зна­ние о собств. не­зна­нии в фи­лос. прин­цип. Впро­чем, его фор­му­ли­ров­ки не ис­клю­ча­ли воз­мож­но­сти дос­то­вер­но­го зна­ния во­об­ще, а лишь ог­ра­ни­чи­ва­ли его. По­движ­ность этих гра­ниц соз­да­вала пред­по­сыл­ки для са­мых раз­ных трак­то­вок со­от­но­ше­ния по­зна­вае­мо­го и не­по­зна­вае­мо­го. Край­но­сти пред­ста­ви­те­лей «ака­де­ми­че­ско­го» скеп­ти­циз­ма (см. Ака­де­мия афин­ская), от­ри­цав­ших воз­мож­ность зна­ния как та­ко­во­го, и аб­солют­но­го идеа­лиз­ма Г. В. Ф. Ге­ге­ля, до­пус­кав­ше­го ло­гич. про­зрач­ность бы­тия и ут­вер­ждав­ше­го при­ча­ст­ность че­ло­ве­ка к аб­со­лют­но­му зна­нию, лишь от­те­ня­ют бо­лее уме­рен­ные воз­зре­ния боль­шин­ст­ва ев­роп. мыс­ли­те­лей. Ог­рани­чен­ность че­ло­ве­че­ско­го по­зна­ния обыч­но свя­зы­ва­лась ими с не­со­вер­шен­ст­вом или ко­неч­но­стью че­ло­ве­ка. При та­ком по­ни­ма­нии сфе­ра непо­зна­вае­мо­го ес­теств. об­ра­зом со­вме­ща­лась с все­со­вер­шен­ным и бес­ко­неч­ным бы­ти­ем, Бо­гом: ме­сто зна­ния мог­ла за­ни­мать ве­ра или мис­тич. опыт. Но в пе­ри­од гос­под­ства хри­сти­ан­ской фи­ло­со­фии так и не бы­ло вы­ра­бо­та­но еди­ной по­зи­ции по во­про­су о сте­пе­ни не­зна­ния че­ло­ве­ком Бо­га. Так, Ан­сельм Кен­тер­бе­рий­ский пы­тал­ся ра­цио­наль­но обос­но­вать да­же та­ин­ст­ва хри­сти­ан­ской ве­ры, Фо­ма Ак­вин­ский ог­ра­ни­чи­вал воз­мож­но­сти ра­цио­наль­но­го бо­го­по­зна­ния уяс­не­ни­ем осн. ат­ри­бу­тов и дей­ст­вий Бо­га, а У. Ок­кам от­ри­цал воз­мож­ность до­ка­зать са­мо бы­тие выс­ше­го су­ще­ст­ва. Со­мне­ния от­но­си­тель­но воз­мож­но­стей по­сти­же­ния Бо­га че­ло­ве­че­ским ра­зу­мом в схо­ла­стике 13–14 вв. сме­ни­лись про­ти­во­по­лож­ны­ми на­строе­ния­ми в эпо­ху Воз­рож­де­ния. Их ил­лю­ст­ри­ру­ют ра­бо­ты Ни­ко­лая Ку­зан­ско­го, до­пус­кав­ше­го ра­цио­наль­ное про­яс­не­ние лю­бых хри­сти­ан­ских дог­ма­тов. Од­на­ко са­мо это про­яс­не­ние Ни­ко­лай Ку­зан­ский (мо­дифи­ци­руя идеи апо­фа­ти­че­ско­го бо­го­сло­вия Дио­ни­сия Аре­о­па­ги­та) на­зы­вал «учёным не­зна­ни­ем» (docta ignorantia), трак­то­вав­шим­ся им как ме­тод упо­доб­ле­ний и пред­по­ло­же­ний («конъ­ек­тур»).

Р. Де­карт пи­сал, что изу­че­ние по­знават. спо­соб­но­стей долж­но пред­ше­ст­во­вать ис­сле­до­ва­нию ве­щей, Дж. Локк пред­при­нял по­пыт­ку оп­ре­де­лить гра­ни­цы че­ло­ве­че­ско­го ра­зу­ма, ана­ли­зи­руя ис­точ­ни­ки че­ло­ве­че­ских идей в опы­те, а Д. Юм в сво­ем про­ек­те «ис­тин­ной ме­тафи­зи­ки», ос­во­бо­ж­да­ясь от боль­шин­ст­ва скры­тых дог­ма­ти­че­ских до­пу­ще­ний, в зна­чит. сте­пе­ни обес­це­ни­вав­ших уси­лия его пред­ше­ст­вен­ни­ков, при­шёл к вы­во­ду о том, что че­ло­ве­че­ское по­зна­ние за­клю­че­но в до­воль­но уз­кие гра­ни­цы: дос­то­вер­ное зна­ние не вы­хо­дит за пре­де­лы ма­те­ма­ти­ки и ме­та­фи­зи­ки, по­ни­мае­мой им как «нау­ки о че­ло­ве­че­ской при­ро­де». Юм не от­ри­цал, что мы мо­жем по­зна­вать внеш­ний мир в опы­те, од­на­ко он под­чёр­ки­вал, что экс­пе­рим. нау­ки ос­но­ва­ны на до­пу­ще­нии еди­но­об­ра­зия при­ро­ды (то­ж­де­ст­ва про­шло­го и бу­ду­ще­го), ко­то­рое не мо­жет быть до­ка­за­но ни a priori, ни a posteriori. Он счи­тал, что ука­зан­ное до­пу­ще­ние вы­те­ка­ет из из­на­чаль­ной склон­но­сти на­ше­го во­об­ра­же­ния и име­ет ха­рак­тер ве­ры, а не зна­ния. Эта ве­ра пи­та­ет так­же убеж­де­ние че­ло­ве­ка в уни­вер­саль­но­сти прин­ци­па при­чин­но­сти и в том, что мир мате­ри­аль­ных ве­щей су­ще­ст­ву­ет не­за­ви­си­мо от соз­на­ния вос­при­ни­маю­ще­го субъ­ек­та.

Кри­тические на­чи­на­ния Р. Де­кар­та, Дж. Лок­ка и Д. Юма бы­ли про­дол­же­ны И. Кан­том, по­пы­тав­шим­ся оп­ро­верг­нуть ряд юмов­ских умо­зак­лю­че­ний и рас­ши­рить гра­ни­цы по­зна­вае­мо­го. Кант хо­тел до­ка­зать (а не про­сто при­нять на ве­ру) су­ще­ст­во­ва­ние внеш­не­го ми­ра и за­ко­ны при­чин­но­сти и со­хра­не­ния ма­те­рии, от­ме­чая вме­сте с тем, что за­ко­ны эти мо­гут быть удо­сто­ве­ре­ны толь­ко по от­ноше­нию к ми­ру «воз­мож­но­го опы­та». Чув­ст­вен­ный опыт, по Кан­ту, и за­да­ет гра­ни­цы по­зна­вае­мо­го, ве­щи вне опы­та, «са­ми по се­бе», скры­ты для нас. Эти вы­во­ды бы­ли под­дер­жа­ны по­зи­ти­ви­ста­ми 19 и 20 вв., за­яв­ляв­ши­ми о бес­смыс­лен­но­сти ут­вер­жде­ний, вы­хо­дя­щих за пре­де­лы чув­ст­вен­но­го опы­та. Но по­зи­ция Кан­та име­ла и др. след­ст­вия. Ведь имен­но от­сут­ст­вие то­таль­но­го зна­ния о бы­тии, про­ни­зы­ваю­ще­го всё ло­гич. не­об­хо­ди­мо­стью, обес­пе­чи­ва­ет воз­мож­ность су­ще­ст­во­ва­ния сво­бод­ной, а зна­чит, и мо­раль­ной лич­но­сти. Т. о., ог­ра­ни­чен­ность че­ло­ве­че­ско­го по­зна­ния яв­ля­ет­ся, по Кан­ту, не­об­хо­ди­мым ус­ло­ви­ем че­ло­веч­но­сти как та­ко­вой. Кан­тов­ская по­зи­ция близ­ка мно­гим совр. фи­ло­со­фам: ха­рак­тер­но, напр., что боль­шин­ст­во пред­ста­ви­те­лей ана­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии ото­жде­ст­в­ля­ют по­зна­вае­мость с удо­сто­ве­рен­но­стью ме­то­да­ми экс­пе­рим. на­ук. В це­лом в кон. 20 – нач. 21 вв. на­блю­да­ет­ся боль­шое раз­но­об­ра­зие мне­ний от­но­си­тель­но по­зна­вае­мо­сти ми­ра. См. Тео­рия по­зна­ния.

Что такое агностицизм? / Ответы на вопросы

Агностицизм – это теория, утверждающая, что существование Бога не поддается ни подтверждению, ни опровержению. «Агностика» определяется как «отсутствие знаний». Агностицизм, по сути, – это более интеллектуально честная форма атеизма. Разница в том, что атеисты утверждают, что Бога не существует, и для них это неопровержимый факт. Агностики, в свою очередь, говорят, что существование Бога не может быть доказано, или опровергнуто, соответственно, мы не можем знать, существует Он или нет. В этом агностики, конечно же, правы. Существование Бога не может быть эмпирически доказано или опровергнуто.

Библия утверждает, что мы должны принимать существование Бога на веру. Послание к Евреям 11:6 говорит: «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает». Бог есть дух (Иоанна 4:24), поэтому Его нельзя увидеть или потрогать. До тех пор, пока Господь сам не решит показать Себя, Он будет неощутим для нас в физическом смысле (Римлянам 1:20). Также, Библия говорит нам, что существование Бога отчетливо видно во вселенной (Псалмы 18:1-4), ощущается в природе (Римлянам 1:18-22) и получает подтверждение в наших сердцах (Екклесиаста 3:11).

Агностицизм, по существу, просто не желает принимать решение ни за, ни против существования Бога. Такая позиция позволяет обойти основные «камни преткновения» стороной. Теисты верят в то, что Бог существует. Атеисты утверждают, что Бога нет. А агностики говорят, что нам не следует ни верить, ни не верить в Бога, так как ни то, ни другое, в любом случае, доказать невозможно.

Давайте отбросим явную и неоспоримую очевидность существования Бога. Если мы поставим доктрины теизма и атеизма/агностицизма на один уровень, то в какую из них будет больше смысла поверить, хотя бы в отношении жизни после смерти? В случае, если Бога не существует, то теисты, также как и атеисты/агностики, прекращают свое существование сразу же после смерти. А вот если Господь действительно таки существует, то атеистам и агностикам после смерти придется отчитываться перед Ним. Учитывая хотя бы только эту перспективу, становится ясно, что все же лучше быть теистом, чем наоборот. Если ни одна из позиций не может быть доказана или опровергнута, не мудрее ли будет приложить все усилия к тому, чтобы поверить во что-то, предрекающее более желанный конечный результат с позиции безграничности и вечности?

Сомнения естественны. В этом мире так много нам непонятного. Часто люди сомневаются в существовании Бога лишь потому, что не могут понять или согласиться с тем, что Он делает. Нам как ограниченным человеческим существам не стоит стремиться к пониманию Божьей бесконечности. Послание к Римлянам 11:33-34 взывает к нам: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его, ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?» Мы должны полагаться на Бога и на Его пути лишь своей верой. Бог готов, мало того, Он желает показать Себя удивительными путями тем, кто поверит в Него. Второзаконие 4:29 провозглашает: «Но когда ты взыщешь там Господа, Бога твоего, то найдешь Его, если будешь искать Его всем сердцем твоим и всею душою твоею».

кто это и во что он верит? Агностик — кто это простыми словами Что такое агностицизм в философии.

Слова «атеист» и «агностик» вызывают в воображении много различных ассоциаций и значений.

Когда существование Бога ставится под вопрос, сам предмет дебатов оказывается непростым и часто неправильно понимается.

Неважно, по каким причинам или как они рассматривают этот вопрос, агностики и атеисты существенно отличаются, но в то же время имеют ряд общих черт.

Многие люди, которые начинают называть себя агностиком, одновременно отказываются от понятия «атеист», даже если технически оно относится и к ним.

Давайте поймем различия между тем, что значит быть атеистом и быть агностиком, и оставим в прошлом любые предвзятые мнения или неверные истолкования.
Кто такой атеист?

Атеист – человек, который не верит ни в каких богов. Это очень простое понятие, но часто оно повсеместно неправильно толкуется. По этой причине существует множество других способов определений.

Атеизм – недостаток или отсутствие веры в богов, или сомнение в их существовании.

Самое точное определение может быть таким: атеист – любой, кто не соглашается с суждением “по крайней мере один бог существует “. Это утверждение сделано не атеистами. Быть атеистом не значит активным или даже сознательным человеком. Все, что требуется, не “подтверждать” суждение, сделанное другими.

Кто такой агностик?

Агностик – любой, кто не утверждает, что знает, существуют какие-либо боги или нет . Данная идея тоже достаточно несложная, но она может быть также неправильно понята как атеизм.

Одна из основных проблем состоит в том, что атеизм и агностицизм касаются одного и того же вопроса относительно существования богов. Следует принять во внимание, что атеизм подразумевает, что человек не верит, что Бог существует, а агностицизм – что человек не знает, существует ли Бог . Вера и знание связаны, но, тем не менее, являются отдельными понятиями.

Есть простой тест, чтобы узнать, являетесь ли вы агностиком или нет. Вы точно знаете, что какие-либо боги существуют? Если так, тогда вы не агностик, а теист или верующий. Вы уверены, что боги не существуют или даже не могут существовать? Если так, тогда вы не агностик, а атеист.

Если вы не смогли ответить “да” не на один из предыдущих вопросов, то вы являетесь человеком, который может верить, а может не верить в одного или несколько богов. Однако, так как такие люди также не утверждают, что уверены в своем знании, то они – агностики. Тогда единственный вопрос состоит в том, являются ли они агностиками-теистами или агностиками-атеистами.

Агностики-теисты или агностики-атеисты?

Агностик-атеист не верит ни в каких богов, в то время как агностик-теист верит в существование по крайней мере одного бога. Однако они оба не могут заявить, что имеют какие-то знания, подтверждающие эту веру. По существу, остается открытым еще один вопрос: почему они агностики.

Этот факт кажется противоречивым и трудным, но на самом деле он довольно легкий и логичный. Верят ли агностики или нет, они могут спокойно сойтись на том, что не могут точно знать, что правда, а что ложь. Это правило может применяться относительно к другим любым темам, потому что вера во что-либо – это не то же самое, что точное знание или истина.

Как только становится понятным, что атеизм – это просто отсутствие веры в любых богов, то проясняется и то, что агностицизм – это не «третий путь» между атеизмом и теизмом, как многие привыкли думать. Наличие веры в бога и отсутствие веры в бога не исчерпывает все возможности.

В агностицизме речь идет не о вере в Бога, а о знании. Изначально данное понятие было придумано для описания позиции человека, который не мог утверждать, что знает наверняка, существуют какие-либо боги или нет. Этот термин не предназначался, чтобы описать человека, который нашел альтернативу между наличием или отсутствием какой-то конкретной веры.

И все же у многих людей складывается ошибочное впечатление, что агностицизм и атеизм являются взаимоисключающими понятиями. Но почему? Не существует такого «я не знаю», которое логически бы исключало «я верю».

Наоборот, не только знания и убеждения совместимы, но они часто связаны между собой, потому что незнание чего-либо зачастую становится причиной для того, чтобы не верить.

В большинстве случаев хорошей идеей становится не признать, что какое-то суждение верно, если у вас нет достаточных доказательств, которые описывали бы его как знание или истину. Хорошим примером описания такой ситуации считается суд, где судья выносит вердикт о виновности обвиняемого по наличию определенных доказательств.

Стоит отметить, что существуют двойные стандарты в отношении атеистов и агностиков. Со стороны верующих часто наблюдается ситуация, когда они хуже относятся к тем людям, которые утверждают, что не верят в Бога (то есть атеистам), тогда как агностиков воспринимают более доброжелательно.

Агностици́зм («непознаваемый, непознанный») — направление в , считающее невозможным объективное окружающей действительности посредством собственного опыта .

Агно́стик — это человек, отказавшийся от связанной с Богом веры и убеждённый в том, что первичное начало вещей неизвестно, так как не может быть познано. Другими словами, агностик — это человек, который считает, что доказать существование или несуществование Бога невозможно. Термин применяется к учению Герберта Спенсера, Гамильтона, Джорджа Беркли, Давида Юма и др.

История

Агностицизм можно обнаружить уже в античной философии, в частности у Протагора, софистов, в античном скептицизме.

Термин был введён в употребление профессором Томасом Генри Хаксли на собрании Метафизического Общества в 1876 году.

Отношение к религиям

Агностик считает невозможным познание истины в вопросах существования Бога или вечной жизни, что исключают для него принадлежность к религиям или философским течениям, которые дают однозначный ответ на эти вопросы. Однако, агностицизм принципиально не исключает существования божественных сущностей.

Термин «агностик» также может быть использован для описания тех, кто полагает, что вопрос о существовании Бога может быть разрешён, но считает приводимые аргументы в пользу существования или несуществования Бога неубедительными и не достаточными, чтобы прийти на их основании к однозначному выводу.

Чтобы уменьшить неоднозначность, связанную с употреблением термина «агностицизм» иногда используют понятия «строгий агностицизм» для первоначального понимания слова, и «эмпирический агностицизм» для современного определения.

Взаимосвязи с другими философскими течениями

Агностицизм развивается в позитивизме, неопозитивизме и постпозитивизме как конвенциализм.

Агностицизм в теории познания

Агностицизм также можно определить как учение, основанное на следующем утверждении: поскольку весь процесс познания основан на опыте, а опыт субъективен, то субъект не сможет постичь суть исследуемого объекта, «вещь в себе». Таким образом, роль науки сводится к познанию опыта, а не сущности вещей и явлений. В этом смысле, агностицизмом является любое философское учение, отрицающие возможность достижения абсолютной истины, например, кантианство.

Агностики — люди, считающие объективное познание окружающего мира невозможным. С точки зрения агностиков, абсолютной истины нет – каждый человек имеет право на точку зрения.

Люди называют себя агностиками, когда речь заходит о религии. Здесь кроется компромиссная между атеизмом и религиозностью точка зрения: существование бога (богов) недоказуемо на основе имеющейся информации, но и отрицать такую возможность не следует.

При этом даже среди агностиков присутствует разделение на верующих и неверующих .

Агностические атеисты не верят в существование богов, агностические теисты, напротив, убеждены в существовании минимум одного божества. Но и те, и другие сходятся в том, что нельзя знать наверняка, есть божества на самом деле или нет.

К агностическим атеистам себя относил знаменитый британский философ и математик Бертран Рассел. Он иллюстрировал свои взгляды, проводя аналогию с находящимся на земной орбите крохотным фарфоровым чайником: нельзя быть стопроцентно уверенным, что чайника на орбите нет, однако верить в его существование совершенно не обязательно.

Сегодня «чайник Рассела» используют как аргумент в пользу того, что в споре насчет истинности или ложности некоторых суждений бремя доказательства лежит на утверждающем, а не на его оппоненте – нельзя доказать отсутствие чего — либо.

А может вы — игностик?

Отдельный «подвид» агностиков — игностики. На вопрос о религиозных взглядах игностики просят собеседника дать определение бога, а после решают, верят ли в описанное.

Корни агностицизма просматриваются еще в древнеримской и древнегреческой философии. Философы писали о принципиальной невозможности проверить реальность существования богов. Солидарны с ними были и древнеиндийские мыслители.

Агностицизм противопоставляется гностицизму, к которому относятся многие религиозные течения эпохи Поздней Античности, в том числе — раннехристианские учения. Гностицизм подразумевает существование некоего тайного знания, гнозиса, доступного для просветленных. И лишь пришедшие с помощью интуиции к этому знанию обретают спасение.

Термин «агностицизм» принадлежит зоологу-эволюционисту Томасу Гексли. Ученый ввел его в употребление в 1869 году , когда его пригласило на свои заседания Метафизическое Общество — философское общество, основанное в Великобритании в том же году. Размышляя над тем, кто же он сам — христианин ли, материалист, атеист — Гексли охарактеризовал себя как «свободно мыслящего человека».

Это описание и легло в основу определения. Выдвигались и другие версии происхождения термина. Русский князь Петр Кропоткин утверждал, что так назвалась в XVIII веке группа британских писателей, решивших, что такое определение подходит им лучше, чем «атеисты».

Сторонники атеистического мировоззрения считают агностицизм лишним понятием. Немецкий философ Фридрих Энгельс называл агностицизм «стыдливо прикрытым материализмом», а сегодняшние атеисты насмешливо называют агностиков «незнайками». Тем не менее, многие приверженцы атеистических убеждений признают умение агностиков мыслить рационально.

Отношение верующих к агностикам не менее противоречиво. Некоторые из них надеются, что, раз агностики не уверены в том, что богов нет, их можно склонить на свою сторону. Другие же смотрят на агностиков с пренебрежением — им кажется, что агностицизм достаточно близок к религиозному взгляду на мир, однако агностики при этом не ходят в церкви или мечети, не молятся и не совершают каких — либо религиозных обрядов.

Сколько в мире агностиков?

В 2006 году издание Financial Times совместно с исследовательской компанией Harris Insights & Analytics провела опрос по теме религиозных взглядов среди жителей США и пяти европейских стран. Как выяснилось, максимальное количество агностиков проживало в Великобритании — 35%.

Во Франции и Испании их о казалось 32% и 30% соответственно. В Германии доля агностиков составила 25% населения, в Италии — 20%. Наименьшее количество агностиков, всего 14%, оказалось в США. По статистике американского Исследовательского центра Пью за 2012 год, число агностиков составляет всего 3,3% от взрослого населения США, при этом 55% из них склоняются к религиозному мировоззрению.

В России, согласно статистике Левада-центра, 22% населения относят себя к нерелигиозной части общества, в эту категорию кроме агностиков входят атеисты и люди, безразличные к религии.

Аналогичным образом складывается ситуация и в странах Азии — в Японии доля нерелигиозных граждан составляет 64-65%, а во Вьетнаме доходит до 81%.

В Канаде доля агностиков и атеистов составляет треть населения. На Мальте, В Турции, Румынии и Польше всего 1% агностиков и атеистов.

Сам термин появился в конце девятнадцатого века, благодаря профессору Томасу Генри Хаксли. Это британский естествоиспытатель и дарвинист использовал это слово в 1876 году собрания Метафизического общества. В те времена слово «агностик» имело крайне негативный оттенок и обозначало , который отказался от традиционной веры в бога , агностик, при этом, был убежден, что первоначало всех вещей неизвестно, поскольку оно не может быть познано.

Сегодня агностик — это сомневающийся в религии человек, для которого неубедительны разъяснения самой бога, которые предоставляют ему религиозные учения. При этом современный агностик не отрицает возможность существования божественного начала, просто он не принимает его в качестве безусловной конкретной реальности из-за недостатка доказательств. Для агностика вопрос о том, божественное начало, остается полностью открытым, при этом он считает, что в будущем это знание появится.

Чем атеисты отличаются от агностиков

Существует принципиальное отличие между атеистом и агностиком. Атеист — верующий человек, просто он верит в отсутствие бога и в материальность окружающего мира. Доля атеистов в мире не слишком велика, в большинстве стран их количество не превышает семи-десяти процентов населения, а вот агностики постепенно распространяются по миру.

В агностицизме существуют два основных направления. Агностицизм теологический отделяет мистическую составляющую любой веры или религии от культурно-этической. Последняя с точки зрения теологического агностицизма является значимой, поскольку выступает в роли светской шкалы морального поведения в социуме. Мистической стороной веры принято пренебрегать. Нужно отметить, что существует целое направление агностиков-христиан, которые отказались от мистической составляющей христианской веры, но взяли себе христианскую мораль.

Научный агностицизм предполагает, что любой полученный в процессе познания опыт искажается сознанием субъекта, то сам субъект в принципе не может постичь и составить полную картину мира. Научный агностицизм указывает на невозможность полного познания мира и субъективность любого знания. Агностики считают, что в принципе нет предмета, который можно понять до конца, поскольку процесс познания связан с субъективным личным опытом.

Агностик — кто это в современном мире? Вопросы веры в Бога остаются во многом безответны для человека идущего своим, отличным от других путем. Не опираясь ни на одну из существующих религий, такие люди готовы поверить в существование Творца, если это будет доказано.

Кто такой агностик?

Агностик — это человек, который не отрицает существование бога, но и признает, что его может просто не быть. Процент агностиков с каждым днем увеличивается. Для них нет авторитетных источников в различных религиях, все священные писания для агностика — лишь литературные памятники. Все агностики стремятся к истине и понимают, что мироустройство гораздо сложнее, чем видится на первый взгляд, но в отсутствии доказательств познание для агностика становится невозможным, а пытливый разум все подвергает сомнению.

Впервые термин «агностицизм» введен в науку Т. Г. Гексли – последователем дарвинистской эволюционной теории для обозначения своих взглядов на религиозные верования. Ричард Докинз в своем труде «Бог как иллюзия» выделяет несколько типов агностиков:

  1. Агностик по факту. Вера в бога немного выше, чем неверие: не совсем убежден, но склонен полагать, что Творец все-таки есть.
  2. Непредвзятый агностик. Веры и неверия ровно пополам.
  3. Агностик склонный к атеизму. Неверия немного больше чем веры, испытывает ряд сомнений.
  4. Агностик по существу больше атеист. Вероятность существования бога абсолютно мала, но не исключается.

Во что верят агностики?

Может ли агностик верить в бога, таким вопросом задаются люди, которые постепенно отходят от религии, но продолжают верить «своим» способом. Типичная характеристика агностика помогает разобраться в этих вопросах:

  • воздерживается от суждений: есть Бог или его нет, т.е. не может ни опровергнуть ни доказать существование или отсутствие Творца;
  • верит, что человек должен действовать сам;
  • даже если бог существует, то до человека ему нет никакого дела;
  • понятие добра и зла относительное, есть нежелательное поведение;
  • совесть человека – мерило его поступков;
  • большинство агностиков восхищаются личностью и жизнью Иисуса Христа, но видят в нем обычного человека, пусть и наделенного сверхкачествами;
  • сомневаются в существовании души и бессмертия;
  • смысл жизни для агностика – сама жизнь с ее радостями и печалями и теми целями, которые ставит для себя человек;
  • считают доказательства существования бога или его отсутствие делом времени, пока их мало и все сомнительные.

Агностицизм в философии

Немецкий философ Нового времени И. Кант занимался изучением явления агностицизма и вывел стройную и последовательную теорию этого направления. По Канту агностицизм в философии — это невозможное познавание действительности или реальности субъектом, потому что:

  1. Человеческие способности познания ограничены его природной сущностью.
  2. Мир непознаваем сам по себе, человек может познать только узкую внешнюю область явлений, предметов, тогда как внутренняя остается «terra incognita».
  3. Познание — это процесс, при котором происходит изучение материей самой себя со свойственной ей отражательной способностью.

Д. Беркли и Д. Юм другие видные философы, также внесли свой вклад в данное направление философии. Кратко агностик кто это и общие черты агностицизма из трудов философов представлены в следующих тезисах:

  1. Агностицизм тесно связан с философским течением – скептицизмом.
  2. Агностик отвергает объективное знание и возможность познать мир в полной мере.
  3. Богопознание невозможно, получение достоверной информации о боге затруднено.

Гностик и агностик — разница

Атеизм и агностицизм объединились в таком направлении, как атеистический агностицизм при котором отрицается вера в какое-либо божество, но не отрицается наличие божественного проявления в целом. Кроме агностиков существует и противоположный «лагерь» — гностики (некоторые философы считают их истинно верующими). Чем отличаются между собой гностики и агностики:

  1. Агностики – подвергают сомнению познание бога, гностики просто знают, что он есть.
  2. Последователи гностицизма верят в истинность человеческих знаний через познание реальности научным и мистическим опытом, агностики считают что мир непознаваем.

Агностик и атеист — в чем разница?

Многие люди путают эти два понятия агностик и атеист. Агностицизм в религии многими священнослужителями воспринимается как атеизм, но это не верно. Нельзя сказать, что атеист и агностик — это кардинально разные представители, и в некоторых случаях среди атеистов есть агностики и наоборот, и все же разница между ними существует:

  1. Атеист полностью не сомневается, что бога нет, в отличие от агностика.
  2. Атеисты – материалисты в чистом виде, среди агностиков много идеалистов.

Как стать агностиком?

Большинство людей отходят от традиционных существующих религий. Для того, чтобы стать агностиком, у людей должны появиться сомнения и вопросы. Часто агностики — это бывшие теисты (верующие) усомнившиеся в существовании бога. Иногда это происходит после трагических случаев или человек ожидая божественной поддержки не получает ее.

В чем разница между атеизмом и агностицизмом?

Исследования показали, что атеистов и агностиков на удивление осведомлены о различных религиях. Возникает часто задаваемый вопрос: в чем разница между человеком, который определяет себя как «атеист», и якобы «агностиком»?

Атеист по сравнению с агностиком

Есть ключевое различие. атеист не верит в бога или божественное существо.Слово происходит от греческого atheos , которое образовано от корней a — («без») и theos («бог»). Атеизм — это учение или вера в то, что бога не существует.

Однако агностик не верит и не не верит в богов или религиозное учение. Агностики утверждают, что человеческие существа не могут знать что-либо о том, как была создана вселенная и существуют ли божественные существа.

Агностицизм был изобретен биологом Т.Хаксли и происходит от греческого ágnōstos , что означает «неизвестный или непознаваемый».

Например:

  • Сейчас я считаю себя атеистом , но в детстве я регулярно ходил в церковь.
  • Если вы не уверены, что бог существует, вы можете описать себя как агностик .
  • Учитывая, что режиссер является откровенным атеистом, нас не удивило, что фильм так критиковал организованную религию.

СМОТРЕТЬ: «Агностик» касается только религии?

Предыдущий Следующий

Theist vs. деист

Чтобы усложнить ситуацию, атеистов и агностиков часто путают с теистами, и деистами. теист — противоположность атеиста . Теисты верят в существование бога или богов.

Как теист, деист верит в Бога. Но деист считает, что, хотя Вселенную создал Бог, законы природы определяют ее развитие.

Деисты часто связаны с теорией механической вселенной Исаака Ньютона, которая сравнивает вселенную с часами, которые были заведены и приведены в движение Богом, но управляются законами науки.

Например:

  • Как атеист, Эдгар пережил немало ожесточенных споров с теистами , которые хотят склонить его к своей точке зрения.
  • Многие ученые описали Томаса Джефферсона как деиста , потому что он отвергал определенные аспекты христианства, такие как чудеса и воскресение, но он определенно верил в Бога.

Религиозные или нет, вы, вероятно, скажете go odbye на ежедневной основе. Но знали ли вы о священной истории этого слова?

Атеизм и агностицизм (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Определения «атеизма»

«Атеизм» обычно определяется с точки зрения «теизм». Теизм, в свою очередь, лучше всего понимать как суждение — что-то истинное или ложное. это часто определяется как «вера в существование Бога», но здесь «Вера» означает «во что-то верили». Это относится к пропозициональному содержанию веры, а не к отношению или психологическое состояние веры.Вот почему имеет смысл сказать что теизм истинен или ложен, и выступать за или против теизма. Если, однако «атеизм» определяется в терминах теизма и теизм — это утверждение, что Бог существует, а , а не психологическое состояние веры в существование Бога, тогда это Отсюда следует, что атеизм — это не отсутствие психологического состояния веры в то, что Бог существует (подробнее об этом ниже). В «А-» в слове «атеизм» следует понимать как отрицание вместо отсутствия, как «не» вместо «без». Поэтому, по крайней мере, в философии атеизм следует истолковывать как утверждение, что Бога не существует (или, шире, утверждение, что богов нет).

Это определение имеет дополнительную ценность, поскольку делает атеизм прямым ответом к одному из важнейших метафизических вопросов философии религии, а именно: «Есть ли Бог?» Есть только два возможные прямые ответы на этот вопрос: «да», что теизм и «нет» — атеизм. Ответы типа «Я не знаю »,« никто не знает »,« я плевать »,« утвердительного ответа никогда не было установлено »или« вопрос лишен смысла » не прямые ответов на этот вопрос.

Отождествляя атеизм с метафизическим утверждением, что нет Бог (или что богов нет) особенно полезен для выполнения философии, важно понимать, что термин «Атеизм» многозначен, т. Е. Имеет более одного родственного смысл — даже в философии. Например, многие писатели по крайней мере неявно отождествлять атеизм с позитивной метафизической теорией, такой как натурализм или даже материализм. В этом смысле слова значение слова «атеизм» не выводится напрямую из значение «теизма».Хотя это может показаться этимологически странно, возможно, есть основания утверждать, что что-то вроде (метафизического) натурализма изначально называлось «Атеизм» только из-за культурного доминирования ненатуралистические формы теизма не потому, что навешиваемая точка зрения не более чем отрицание теизма. С этой точки зрения, было бы были атеистами, даже если теистов никогда не существовало — они просто не были бы названы «атеистами». (Баггини [2003] предлагает такую ​​мысль, хотя его «Официальное» определение — стандартное метафизическое определение.) Хотя это определение «атеизма» вполне законно, это часто сопровождается ошибочными выводами из (предполагаемых) ложность или вероятная ложность атеизма (= натурализма) истине или вероятная правда теизма.

Еще более радикально отклонившись от философской нормы, некоторые философы и немало нефилософов утверждают, что «Атеизм» не следует определять как утверждение все, даже если теизм — это суждение. Вместо этого «атеизм» следует определять как психологическое состояние: состояние неверия в существовании Бога (или богов).Эта точка зрения была предложена философ Энтони Флю и, возможно, сыграл роль в его (1972 г.) защита предполагаемой презумпции «атеизма». В редакторы Oxford Handbook of Atheism (Bullivant & Ruse 2013) также поддерживают это определение, и один из них, Стивен Булливант (2013) защищает его на основании научной полезности. Его аргумент состоит в том, что это определение лучше всего может служить обобщающим термином для широкого спектра позиций, которые были идентифицированы с атеизм. Затем ученые могут использовать такие прилагательные, как «сильный». и «слабый» для разработки таксономии, которая различает различные специфические атеизмы.К сожалению, этот аргумент не учитывает Дело в том, что если атеизм определяется как психологическое состояние, то нет предложение может считаться формой атеизма, потому что предложение не психологическое состояние. Это подрывает его аргумент в защиту Определение Флю; поскольку это означает, что то, что он называет «Сильный атеизм» — утверждение (или вера в чувство «во что-то верили»), что нет Бог — это вообще не разновидность атеизма. Короче его предложенный «зонтичный» термин оставляет сильный атеизм в дождь.

Хотя определение «атеизма», данное Флю, не соответствует действительности общий термин, это, безусловно, законное определение в том смысле, что он сообщает о том, как значительное количество людей используют этот термин. Опять же, существует более чем одно «правильное» определение «атеизм». Вопрос для философии в том, какое определение наиболее полезный для научных или, более узко, философских целей. В других контекстах, конечно, вопрос о том, как определить «Атеизм» или «атеист» могут выглядеть очень разные. Например, в некоторых контекстах решающей проблемой может быть какое определение «атеист» (в отличие от «Атеизм») является наиболее полезным политически, особенно в свет фанатизма, с которым сталкиваются те, кто считает себя атеистами.В Тот факт, что сила в числах, может рекомендовать очень инклюзивный определение «атеист», которое приводит всех, кто не является теист в сгибе. Сказав это, можно было бы подумать, что это кроме того, нет веских причин, политических или иных, для нападок на товарища нетеистов, которые не считают себя атеистами просто потому, что они выбирают использовать термин «атеист» в каком-то другом, в равной степени законный смысл.

Если атеизм обычно и лучше всего понимается в философии как метафизическое утверждение, что Бога не существует, тогда что, можно интересно, должны ли философы использовать популярный термин «Новый Атеизм»? Философы пишут статьи и посвящают выпуски журнала (French & Wettstein, 2013), посвященные новому атеизму, но нет ничего близкого к консенсусу относительно того, как этот термин должен быть определенный.К счастью, в этом нет реальной необходимости, потому что термин «Новый атеизм» не выделяет каких-то отличительных философская позиция или явление. Вместо этого это популярный лейбл за движение, широко представленное четырьмя авторами — Ричард Докинз, Дэниел Деннет, Сэм Харрис и Кристофер Хитченс, чьи работы неизменно критикуют религию, но кроме этого, похоже, объединено только временем и популярность. Кроме того, может возникнуть вопрос, что нового в Новом Атеизм. Конкретная критика религии и аргументов, используемых для защищать религию не ново.Например, возможно, более сложная и убедительная версия центрального атеистического Аргумент можно найти в книге Юма Диалоги (Виленберг 2009 г. ). Кроме того, в то время как Деннетт (2006) страстно призывает научное изучение религии как природного явления, такое изучение существовало задолго до этого звонка. Действительно, даже когнитивная наука религия прочно утвердилась к 1990-м годам, и антропология религию можно проследить по крайней мере до девятнадцатого век. Переходя от содержания к стилю, многие удивляются воинственности некоторых новых атеистов, но было много агрессивных атеисты, которые относились к религии задолго до Харриса, Докинз и Хитченс.(Деннетт не особенно воинственен.) Наконец, стереотип, что новый атеизм является религиозным или квазирелигиозным, или идеологическим, каким-то беспрецедентным образом, явно ложный и тот, который Новый Атеисты отвергают. (Подробную информацию по этим вопросам см. В Zenk 2013.)

Еще одна подкатегория атеизма — «дружеский атеизм», которую Уильям Роу (1979) определяет как позицию, что, хотя Бог не существует, некоторые (интеллектуально развитые) люди оправдано верой в существование Бога. Роу, дружелюбный атеист сам противопоставляет дружеский атеизм враждебному атеизму и равнодушный атеизм. Недружелюбный атеизм — это мнение, что атеизм правда и что никакая (изощренная) теистическая вера не оправдана. В несмотря на его весьма вводящее в заблуждение название, этого мнения могли придерживаться самый дружелюбный, самый открытый и религиозно терпимый человек можно вообразить. Наконец, хотя Роу говорит о «безразличных атеизм »как« позиция », это не предложение но вместо этого психологическое состояние, в частности, состояние атеист, который ни дружелюбен, ни недружелюбен, то есть не верит, что дружественный атеизм истинен, и не верит недружелюбный атеизм — это правда.

Возможно, еще более интересное различие между проповедниками Бога атеизм и антибожий атеизм. Сторонник Бога, атеист, такой как Джон Шелленберг (кто ввел термин) — это тот, кто в некотором реальном смысле любит Бога или по крайней мере, идея Бога, который очень старается представить, что за чудесные миры, которые такое существо могло бы создать (вместо того, чтобы просто предполагать что такое существо создаст мир что-то вроде мир, который мы наблюдаем), и кто (по крайней мере частично) именно по этой причине считает, что Бога не существует. Такой атеист мог бы сочувствовать к следующим настроениям:

Верить в Бога — оскорбление для Бога. С одной стороны, это предположим, что он совершил акты неисчислимой жестокости. На с другой стороны, это значит предположить, что он извращенно дал свою человеческую существа инструмент — их интеллект — который должен неизбежно приведет их, если они беспристрастны и честны, к отрицанию его существование. Заманчиво заключить, что если он существует, то это атеистов и агностиков, которых он любит больше всего, среди тех, кто претензии на образование.Потому что они те, кто взял его очень серьезно. (Стросон 1990)

Напротив, атеисты, выступающие против Бога, такие как Томас Нагель (1997: 130–131) находят всю идею Бога оскорбительной и, следовательно, не только верят, но и также очень надеюсь, что такого существа не существует. Нагель часто называется «антитеистом» (например, Kahane 2011), но этот термин здесь намеренно избегают, так как он имеет много разных смыслов (Кахане 2011: примечание 9). Кроме того, ни в одном из этих смыслов от человека не требуется быть атеист, чтобы быть антитеистом, поэтому антитеизм — это не разновидность атеизма.

2. Определения «агностицизма»

Термины «агностик» и «агностицизм» были известный в конце девятнадцатого века английский биолог, Т. Хаксли. Он сказал, что изначально он

изобрел слово «агностик» для обозначения людей, которые, как [сам], признают себя безнадежно невежественными в отношении множество вопросов, о которых метафизики и теологи, как православные и инославные, догматизируют с величайшей уверенностью.(1884)

включая, конечно, вопрос о существовании Бога. Он не, однако определяйте «агностицизм» просто как состояние бытия агностик. Вместо этого он часто использовал этот термин для обозначения нормативного гносеологический принцип, нечто похожее (хотя и более слабое) то, что мы сейчас называем «эвиденциализмом». Грубо говоря, Хаксли принцип говорит, что неправильно говорить, что кто-то знает или верит, что утверждение верно без логически удовлетворительных доказательств (Хаксли 1884 и 1889). Но это было применение Хаксли этого принцип теистической и атеистической веры, которая в конечном итоге наибольшее влияние на значение термина. Он утверждал, что, поскольку ни одно из этих убеждений не подтверждается должным образом доказательствами, мы должны приостановить суждение по вопросу о том, существует ли Бог.

В настоящее время часто используется термин «агностик» (когда вопрос в существовании Бога) для обозначения тех, кто следует Рекомендация, выраженная в заключении аргумента Хаксли: Агностик — это человек, который высказал предположение, что является Богом, но не верит ни в то, что это правда, ни в ложь.Поэтому неудивительно, что термин «агностик ism » часто определяется как в философии, так и вне ее, а не как принцип или любое другое предложение, но вместо этого как психологическое состояние агностика. Назовите это «психологическим» смысл термина. Конечно, полезно иметь термин для обозначения люди, которые не являются ни теистами, ни атеистами, но философы могут желаю, чтобы какой-то другой термин, кроме «агностик» (Может быть, «теологический скептик»?). Проблема в том, что для философских целей очень полезно иметь название эпистемологической позиции, вытекающей из посылки Аргумент Хаксли, позиция, согласно которой ни теизм, ни атеизм известно, или наиболее амбициозно, что ни вера в существование Бога ни вера в то, что Бога не существует, не имеет положительного эпистемологического статуса любого рода.Так же, как метафизический вопрос о Боге существование занимает центральное место в философии религии, так же как и эпистемологический вопрос о том, известен ли теизм или атеизм или имеет какой-то другой положительный эпистемический статус. И учитывая этимология слова «агностик», что может быть лучше? за отрицательный ответ на этот эпистемологический вопрос, чем «агностицизм»? Кроме того, как предлагалось ранее, это для очень веская причина, типичная для философии использовать суффикс «-Изм» для обозначения предложения, а не состояния или условие, так как только первое может быть разумно проверено аргумент.

Если, однако, «агностицизм» определяется как суждение, тогда «агностик» должен быть определен в терминах «Агностицизм», а не наоборот. В частности, «агностик» следует определять как человека, который считает, что утверждение «агностицизм» верно вместо «агностицизма», определяемого как состояние быть агностиком. И если речь идет о том, что ни теизм или атеизм, как известно, истинны, тогда термин «Агностик» больше не может служить ярлыком для тех, кто не теисты и не атеисты, поскольку можно постоянно верить что атеизм (или теизм) верен, отрицая этот атеизм (или теизм), как известно, верна.

В этом эпистемологическом смысле термин «Агностицизм» вполне естественно может быть расширен за пределы вопрос о том, что известно или может быть известно для охвата большого семейства должностей, в зависимости от того, какой «положительный эпистемический статус» под вопросом. Например, его можно отождествить с любым из следующие позиции: ни теистическая вера, ни атеистическая вера оправдано, что ни теистическая вера, ни атеистическая вера не являются рационально требуется, чтобы ни одно из убеждений не было рационально допустимым, что ни у кого нет гарантии, что ни один из них не является разумным, или вероятно.Кроме того, во избежание неприятных вопросов о природе знания, можно просто выделить как отдельные члены «Семья агностицизма» каждое из следующих утверждений о интеллектуально развитые люди: (i) ни теизм, ни атеизм не являются адекватно поддерживаются внутренним состоянием таких людей, (ii) ни теистическая вера, ни атеистическая вера не согласуются с остальной частью их убеждения, (iii) ни теистические, ни атеистические убеждения не приводят из надежных процессов создания убеждений, (iv) ни теистические убеждения ни атеистическая вера не является следствием способностей, направленных на истину, которые функционирует должным образом в подходящей среде и т. д.

Заметьте также, что даже если агностицизм был определен как довольно крайняя позиция, что ни теистическая вера, ни атеистическая вера когда-либо имел положительный эпистемический статус любого вида , это не будет следовать по определению , что никакой агностик либо теист, либо атеист. Некоторые фидеисты, например, считают что ни атеистические, ни теистические убеждения не поддерживаются или санкционировано каким-либо образом по причине, потому что разум оставляет вопрос о существовании Бога полностью не решен.Но у них есть вера в то, что Бог существует, и такая вера (по крайней мере, в некоторых случаях) включает вера. Таким образом, некоторые фидеисты являются крайними агностиками в в эпистемологическом смысле, хотя они и не агностики в психологический смысл.

Также стоит упомянуть, что даже во времена Хаксли некоторые апофатические теисты приняли термин «агностик», утверждая, что что все хорошие христиане поклонялись «неизвестному Богу». Более в последнее время некоторые атеисты гордо называют себя «агностиками». атеисты », хотя с дальнейшим отражением симметрии между эта позиция и фидеизм могут заставить их задуматься.Однако более вероятно, что то, что утверждают эти самоидентифицированные атеисты-агностики, является что, хотя их вера в то, что Бога не существует, какой-то эпистемологический статус (минимально не иррациональный), не имеет положительного эпистемического статуса, который может стать правдой вера в знания.

Несомненно, оба смысла «агностицизма», психологический и эпистемологический, будет по-прежнему использоваться как внутри, так и вне философии. Надеюсь, контекст поможет устранить неоднозначность.Однако в остальной части этой записи термин «Агностицизм» будет использоваться в его эпистемологическом смысле. Это имеет огромное значение для вопроса об оправдании. Учитывать, например, этот отрывок, написанный агностиком Энтони Кенни (1983: 84–85):

Я сам не знаю ни одного аргумента в пользу существования Бога, который я находят убедительным; во всех, я думаю, я могу найти недостатки. В равной степени я не знаю ни одного аргумента против существования Бога, который абсолютно убедительно; в известных мне аргументах против существования Боже, я тоже могу найти недостатки.Так что моя собственная позиция по поводу существования Бога агностик.

Одно дело спросить, не удается ли Кенни найти аргументы, которые убеждают его в существовании или несуществовании Бога оправдывает его лично в приостановлении суждения о существовании Бог. Совсем другое дело — спросить, является ли эта неспособность (или что-то еще иначе) оправдывал бы его веру в то, что никто (или, по крайней мере, никто, кто достаточно умен и хорошо информирован) имеет обоснованное убеждение о существовании Бога.

Если агностицизм (в одном смысле этого слова) — это позиция, что ни теизм и атеизм не известны, тогда было бы полезно использовать термин «Гностицизм» для обозначения противоречия позиция, то есть позиция, что либо теизм, либо атеизм известен. У этого взгляда, конечно, есть две разновидности: теистический гностицизм — точка зрения, что теизм известен (и, следовательно, атеизм нет) — и атеистический гностицизм — точка зрения, что атеизм известно (а значит, теизм — нет).

3.Глобальный атеизм против местного атеизма

Жанин Диллер (2016) отмечает, что просто поскольку большинство теистов имеют в виду определенную концепцию Бога, когда утверждают, что Бог существует, большинство атеистов имеют определенное представление о Боге в уме, когда они утверждают, что Бога не существует. Действительно, многие атеисты лишь смутно осознают разнообразие представлений о Боге, которые Существуют. Например, есть Боги классики и неоклассический теизм: например, бог Ансельма, или более скромно, всемогущий, всезнающий и совершенно добрый Бог-творец, которому уделяется столько внимания в современной философии религии.Есть также Боги специфических западных теистических религии, такие как христианство, ислам, иудаизм и сикхизм, которые могут или не могут быть лучше всего поняты как классические или неоклассические боги. Там также являются панентеистическими и теистическими богами процессов, а также разнообразными других концепций Бога, как западного, так и незападного происхождения, которые в значительной степени игнорируются даже наиболее информированными атеистами. (Со своей стороны, философски изощренные теисты часто действуют как если опровержение натурализма устанавливает существование особого своего рода Бога, в которого они верят.) Диллер выделяет местные атеизм, отрицающий существование одного вида Бога, из глобальных атеизм, то есть утверждение, что нет никаких богов вроде — что всем законным представлениям о Боге не хватает примеров.

Глобальный атеизм очень трудно оправдать (Diller 2016: 11–16). Действительно, очень немногие атеисты имеют веские основания верю, что это правда, поскольку подавляющее большинство атеистов сделали никаких попыток осмыслить более одного или двух из многих законных концепции Бога, существующие как внутри, так и вне различных религиозные общины.Они также не задумались о том, какие критерии должны быть удовлетворенным, чтобы представление о Боге считалось «Законный», не говоря уже о возможности законного Концепции Бога, которые еще не были задуманы, и их значение этой возможности для вопроса о том, является ли глобальный атеизм оправдано. Более того, самые амбициозные атеистические аргументы, популярные с философами, которые пытаются показать, что концепция Бога бессвязно или что существование Бога логически несовместимо либо с существованием определенных видов зла, либо с существование определенных видов неверия [Schellenberg 2007]), конечно, этого недостаточно для оправдания глобального атеизма; потому что даже если они здравые, они полагают, что для того, чтобы быть Богом, существо должно быть всемогущим, всеведущ и совершенно хорош, и, как указывает персонаж Клеанф в начале части XI «Диалоги » Юма (см. также Nagasawa 2008), существуют религиозно адекватные концепции Бога. которые не требуют, чтобы Бог обладал этими атрибутами.

Глобальные атеисты могут возразить против этого, даже если атеизм и (метафизические) натурализм не идентичны, вера в первый может быть основана на вера в последнее; другими словами, если есть веские аргументы в пользу мнение о том, что природа — это замкнутая система, снимает все бремя рассматривать каждую концепцию Бога отдельно, пока все законные концепции Бога подразумевают, что Бог является сверхъестественным существом, то есть сущность, которая не является естественной, но влияет на природу. Было ли это стратегия оправдания глобального атеизма работает, зависит от того, можно определить «натурализм» достаточно узко, чтобы подразумевать несуществование всех богов, но не настолько узко, чтобы не убедить можно привести аргументы в пользу его истинности.Это непростая задача, особенно учитывая недавние работы по натуралистическим формам теизма (например, Bishop 2008; Buckareff & Nagasawa 2016: Часть V; Диллер и Кашер 2013: Часть ИКС; и Эллис 2014). Также не очевидно, что доказательные аргументы зло может быть распространено на все законные концепции Бога, хотя, если все подлинные теизмы влекут за собой то, что конечная реальность и добро и спасение (в некотором религиозно адекватном смысле «Высший» и «спасительный»), тогда, возможно, они может. Однако решающим моментом является то, что никто еще не сделал этого дело.

Что касается вопроса о том, что именно считается законным или религиозно адекватное представление о Боге, различные подходы могут быть взятый. Одна общая стратегия — определить религиозную роль или роли что все, что заслуживает имени или титула «Бог», должно играть, а затем различать законные и незаконные представления о Боге в зависимости от того, подпадает ли что-либо под рассматриваемое понятие может или будет успешно играть эту роль. (См., Например, Le Пойдевин 2010: 52; и Лефтоу 2016: 66–71.)

Второй подход (совместимый с первым) правдоподобно предполагает, что слово «Бог» — это титул вместо имени собственного и затем спрашивает, какая квалификация требуется, чтобы носить этот титул (Pike 1970). В тот факт, что в большинстве названий указан ранг или функция, предполагает, что значение слова «Бог» имеет какое-то отношение к занимая положение в иерархии или выполняя какую-либо функцию. За Например, общее словарное определение «Бога» как Высшее Существо и ансельмианская идея Бога как величайшего возможного предполагая, что титул «Бог» указывает на ранг, в то время как определение «Бога» как «властителя Вселенная »хорошо сочетается с представлением о том, что« Бог » указывает на функцию и объясняет, почему существительное обычного класса, «Бог» может быть определен как «правитель какой-то части Вселенной или какой-либо сферы человеческой деятельности »(e.грамм., Нептун, бог моря, и Марс, бог войны).

Третий подход (совместимый с первыми двумя) — начать с тесная связь по смыслу между «Богом» и «поклонение». Поклонение кажется важным для теистического религии и, следовательно, важную роль, которую должно играть любое существо, чтобы претендовать на титул «Бог» означает быть подходящим объектом поклонения. Действительно, хотя здесь есть риск округлости, если «Поклонение» определяется с точки зрения действий или отношения должным образом направленный на «Бога», это не было бы очевидно ошибочно утверждать, что быть достойным какой-то формы религиозное поклонение не только необходимо для божественности, но и достаточно, как хорошо, особенно если достоинство поклонения влечет за собой достоинство верность.Конечно, формы поклонения сильно различаются в зависимости от религии. другому, поэтому, даже если достоинство поклонения является единственным определяющим черта Бога, это не означает, что представления о том, эти Боги не сильно отличаются от одной религии к другой. еще один. В некоторых религиях, особенно (но не только) в некоторых западных монотеистические, поклонение предполагает полную преданность и безусловную обязательство. Чтобы быть достойным такого поклонения (если это даже возможно, когда пул потенциальных прихожан автономных агентов, подобных большинству взрослых людей) требует особо впечатляющего Бога, хотя спорный вопрос, требует ли он идеального один.

Если двусмысленность, возникающая в результате определения «Бога» в терминах достоин поклонения добродетельна, тогда может возникнуть соблазн принять следующую версию глобального атеизма и его противоположность: «Разносторонний теизм»:

глобальный атеизм: нет существ, достойных религиозного поклонения.

разносторонний теизм: существует по крайней мере одно существо, достойное какая-то форма религиозного поклонения.

Обратите внимание, что в связи с «глобальным атеизмом» атеист отрицает только существование существ, достойных поклонения.Таким образом, даже глобальный атеист не стремится отрицать существование всего, что кто-то назвал богом или «Бог». Например, даже если древние египтяне поклонялись Солнцу и считали его достойным такого поклонения, глобальному атеисту не нужно отрицать существование Солнца. Вместо этого мировой атеист может утверждать, что древние египтяне ошибались в думая, что Солнце достойно религиозного поклонения.

Точно так же рассмотрим этот отрывок в начале раздела XI книги. Natural History of Religion Дэвида Юма :

Если мы без предубеждений рассмотрим древнюю языческую мифологию, как содержится в поэтах, мы не обнаружим в нем такого чудовищного абсурд, как мы можем поначалу постичь.Где трудность в понимании того, что одни и те же силы или принципы, что угодно они были, которые сформировали этот видимый мир, люди и животные, создали также вид разумных существ, более утонченных и авторитет больше, чем у остальных? Что эти существа могут быть капризный, мстительный, страстный, сладострастный, легко зачат; и никакие обстоятельства между нами не более склонны вызывать такие пороки, чем лицензия абсолютной власти. Короче говоря, весь мифологическая система настолько естественна, что в огромном разнообразии планет и миров, содержащихся в этой вселенной, кажется больше чем вероятно, что где-то это действительно исполнение .(Юм [1757] 1956: 53, курсив мой)

Существует много споров о том, был ли Юм атеистом, деистом или ни то, ни другое, но никто не использует этот отрывок, чтобы поддержать мнение, что он был на самом деле политеист. Возможно, это потому, что даже если есть естественные инопланетные существа, которые, как и древнегреческие и римские боги, намного превосходят людей по силе, но очень похожи по своим моральным и другие психологические качества, предположительно никто, по крайней мере в наши дни, было бы искушение считать их достойными религиозных поклонение.

Одним из возможных недостатков предлагаемой теории глобального атеизма является то, что она похоже, подразумевает частичное совпадение деизма и атеизма. Конечно, это не так давно все деисты считались атеисты. Однако в наши дни термин «деистический атеист» или «атеистический деист» звучит как оксюморон. Из Конечно, не все деисты будут считаться атеистами по предложенному счет, но некоторые будут. Например, рассмотрим деиста, который верит что, хотя сверхъестественный человек намеренно создал вселенную, это божество специально не намеревалось, чтобы разумная жизнь развивалась и не имеет никакого отношения к состоянию или судьбе такой жизни.Такое божество не было бы достойно чьего-либо поклонения, особенно если достоинство поклонения влечет за собой достоинство преданности, и поэтому возможно, не был бы (теистическим) богом, что подразумевает, что атеист мог бы по предложенному определению последовательно верить в существование такого божества. Возможно, тогда «глобальный атеизм» должен быть определяется как позиция, согласно которой и разносторонний теизм, и (разносторонний) деизм ложны — что нет существ, достойных религиозных поклонения, а также никаких космических творцов или разумных дизайнеров, будь то достойны поклонения (и верности) или нет.Даже этот рассказ о «Глобального атеизма», однако, может быть недостаточно инклюзивным, поскольку религиозные роли тесно связаны с титул «Бог» (и, таким образом, возможно, законные представления о Боге) что может быть воспроизведено чем-то, что не является подходящим объект поклонения, ни космический дизайнер, ни творец.

4. Аргумент в пользу агностицизма

Согласно одной относительно скромной форме агностицизма, ни универсальный теизм и его отрицание, глобальный атеизм, как известно, истинный.Робин Ле Пойдевен (2010: 76) отстаивает эту позицию как следует:

  • (1) Есть нет твердых оснований судить о том, что теизм или атеизм внутренне более вероятно, чем другой.
  • (2) Есть нет твердой основы, на которой можно было бы судить о том, что все доказательства в пользу теизм или атеизм важнее другого.
Из (1) и (2) следует, что
  • (3) Есть нет твердого основания судить о том, что теизм или атеизм более вероятно, чем другой.
Из (3) следует, что
  • (4) Агностицизм верно: ни теизм, ни атеизм не известны быть правдой.

Ле Пойдевен понимает «теизм» в самом широком смысле (который я призыв обратиться к утверждению, что существует существо, которое является конечная и преднамеренная причина существования вселенной и высший источник любви и нравственного знания (2010: 52). (Он не использует термин «разносторонний теизм», но это будет его объяснение его значения.) вероятность »предложения, он имеет в виду, грубо говоря, вероятность того, что предложение имеет «до начала доказательства войти »(2010: 49).Эта вероятность зависит исключительно от a. priori соображения, такие как внутренние особенности контента рассматриваемого предложения (например, размер этого содержания).

Ле Пойдевен защищает первую предпосылку этого аргумента, заявляя что, хотя внутренняя вероятность правдоподобно зависит от специфика претензии (чем менее конкретна претензия, тем больше способов есть, чтобы это было правдой, и поэтому более вероятно, что это правда), невозможно показать, что разносторонний теизм более конкретен или менее конкретный, чем его отрицание.Эта защита кажется неполная, поскольку Ле Пойдевен никогда не показывает, что внутренняя вероятность предложения зависит только от его специфики , а там веские причины полагать, что это не так (см. например, Swinburne 2001: 80–102). Ле Пойдевен мог ответить: однако эта специфика — единственный бесспорный критерий внутренняя вероятность, и это отсутствие консенсуса по другим критериям все что нужно для достойной защиты помещения (1).

Один из способов защитить вторую посылку — проанализировать соответствующие доказательства и утверждают, что это неоднозначно (Le Poidevin 2010: глава 4; и Draper 2002).Другой способ — указать на атеизм, просто утверждение, что теизм ложен, совместимо с множество самых разных гипотез, и эти гипотезы сильно различаются по тому, насколько хорошо они учитывают все свидетельства. Таким образом, чтобы оценить, насколько хорошо атеизм объясняет все свидетельства, можно было бы необходимо рассчитать средневзвешенное значение того, насколько хорошо эти разные атеистические гипотезы учитывают все свидетельства, где веса были бы разные внутренние вероятности каждого из этих атеистические гипотезы.Эта задача кажется непомерно сложной (Дрейпер 2016) и ни в коем случае не предпринималось, что подтверждает это утверждение. что нет твердого основания судить о том, доказательства поддерживают теизм или атеизм.

Так называемые «реформатские эпистемологи» (например, Плантинга 2000) может оспорить вторую предпосылку аргументации обосновывает, что многие представления о Боге, как и многие представления о прошлом, являются «собственно базовыми» — результатом функционирования базовая когнитивная способность, называемая « sensus divinitatis ”- и поэтому они, по сути, являются частью полное доказательство, в отношении которого вероятность любого утверждения зависит от.Однако агностик может ответить, что это чувство божественное, в отличие от памяти, действует спорадически и далеко от повсеместно. Кроме того, в отличие от других основных когнитивных способностей, он может легко сопротивляться, и существование убеждений, которые оно должно производство можно легко объяснить, не предполагая, что способность существует вообще. Таким образом, аналогия с памятью слабая. Следовательно, в отсутствие более прочного основания судить о том, что верования о Боге являются собственно частью основы систем верований некоторых теистов, предпосылка (2) стоит.

Конечно, даже если две посылки аргумента Ле Пойдевена верны, из этого не следует, что аргумент хороший. За аргумент также содержит два вывода (из шагов 1 и 2 к шаг 3 и с шага 3 на шаг 4), ни то, ни другое явно не верно. Что касается первого предположим, например, что даже если нет фирмы основание, на котором можно судить, какой из теизма и атеизма по своей сути более вероятно (то есть первая посылка Ле Пойдевена верна), есть твердое основание судить о том, что теизм редко более вероятен по сути, чем какая-то конкретная версия атеизма, скажем, редуктивный физикализм.И предположим, что даже если нет твердое основание, на котором можно судить, какой из теизма и атеизма предпочтительнее по совокупности свидетельств (то есть вторая посылка Ле Пойдевена верно), есть твердое основание судить о том, что все доказательства очень сильно отдает предпочтение редуктивному физикализму теизму (в смысле что антецедент во много раз более вероятен с учетом редуктивного физикализм, чем дан теизм). Отсюда следует, что оба Le Посылки Пойдевена верны, но (3) ложны: есть твердое основание (что включает случайную версию теоремы Байеса, примененную к теизму и редуктивный физикализм вместо теизма и атеизма) судить что редуктивный физикализм более вероятен или даже во много раз больше вероятно, чем теизм, и, следовательно, теизм, вероятно, или даже очень вероятно ложь.Возможно, подобной стратегии нет может быть использован, чтобы показать, что теизм, вероятно, верен, несмотря на Ле Оба предположения Пойдевена верны. Так что, возможно, Ле Посылки Пойдевена, если они адекватно поддержаны, устанавливают, что теистический гностицизм ложен (то есть агностицизм или атеистический гностицизм — это правда), даже если они не утверждают, что агностицизм это правда.

5. Аргумент в пользу глобального атеизма?

Почти все известные аргументы в пользу атеизма являются аргументами в пользу частный вариант местного атеизма.Одно возможное исключение из этого правило — это аргумент, недавно ставший популярным среди некоторых новых атеистов, хотя это придумали не они. Гэри Гаттинг (2013) называет это аргумент «аргумент без аргументов» в пользу атеизма:

  • (1) отсутствие веских причин полагать, что Бог существует, само по себе является хорошим повод полагать, что Бога не существует.
  • (2) Есть нет веских оснований полагать, что Бог существует.
Из (1) и (2) следует, что
  • (3) Есть веская причина полагать, что Бога не существует.

Обратите внимание на очевидную релевантность этого аргумента агностицизму. По словам одного видного члена семьи агностицизма, у нас есть нет веской причины полагать, что Бог существует, и нет веской причины верю, что Бога не существует. Ясно, что если первая посылка этого аргумент верен, то эта версия агностицизма должна быть ложной.

Может ли аргумент без аргументов быть истолкован как аргумент для глобального атеизм? Можно возразить, что это, строго говоря, не аргумент в пользу любого вида атеизма, поскольку его вывод не в том, что атеизм — это правда, но есть веские основания полагать, что атеизм это правда.Но это всего лишь придирка. В конечном итоге, действительно ли это аргумент, который может быть использован для защиты глобального атеизма, зависит от того, как Помещение охраняется.

Обычный способ защиты — получить его от какого-нибудь общего принцип, согласно которому отсутствие оснований для претензий определенного sort — хорошая причина отклонить эти претензии. Ограничение этого принцип претензий «определенного вида» имеет решающее значение, поскольку принцип отсутствия оснований для иска во всех случаях веская причина полагать, что утверждение ложно, довольно очевидно ложный.Например, можно не иметь оснований полагать, что в следующий раз, когда кто-то подбросит монету, выпадет орел, но это не веская причина полагать, что это не поднимет голову.

Более многообещающий подход ограничивает принцип утверждениями о существовании, тем самым превратив ее в разновидность бритвы Оккама. Согласно к данной версии принципа, отсутствие оснований, подтверждающих положительное экзистенциальное утверждение (например, «Бог существует »- независимо от того, понимается ли« Бог ») является хорошим причина полагать, что это утверждение ложно (McLaughlin 1984).Один возражение против этого принципа состоит в том, что не все вещи такие что, если бы он существовал, у нас, вероятно, были бы веские основания полагать что он существует. Рассмотрим, например, разумную жизнь в далеком галактики (ср. Morris 1985).

Возможно, однако, более узко ограниченный принцип подойдет. уловка: всякий раз, когда предположение, что положительное экзистенциальное утверждение истинно, заставит ожидать наличия оснований для его истинности, отсутствие таких оснований является веским основанием полагать, что иск ложный.Тогда можно было бы утверждать, что (i) Бог, скорее всего, предоставить нам убедительные доказательства Ее существования и так (ii) отсутствие таких доказательств — веская причина полагать, что Бог не существует. Это преобразует аргумент без аргументов в аргумент от божественного сокрытия. Это также превращает его в лучшем случае аргумент в пользу местного атеизма, поскольку даже если бог, скажем, классического теизм не скроет, не все законные концепции Бога таковы, что создание экземпляра этой концепции, вероятно, предоставит нам убедительные доказательства его существования.

6. Два аргумента в пользу местного атеизма

6.1 Как отстаивать местный атеизм

Тот вид Бога, в небытии которого философы кажутся интересно вечное, нефизическое, всемогущее, всеведущее и всемогущий (то есть нравственно совершенный) Бог-Творец, которому поклоняются многие теологически ортодоксальные мусульмане, иудеи и христиане. Давай позвоним предположение о существовании такого Бога «Омнитеизм». Возникает интересный вопрос: как лучше выступать за атеизм, понимаемый на местном уровне как утверждение, что омнитеизм ложен.

Часто утверждают, что веский аргумент в пользу атеизма невозможен потому что, хотя, по крайней мере, можно доказать, что что-то определенный вид существует, невозможно доказать, что ничего из этого сортировка существует. Одна из причин отклонить это утверждение заключается в том, что описания некоторых видов объектов внутренне противоречивы. Например, мы можем доказать, что кругового квадрата не существует, потому что такой объект имел бы быть одновременно круглым и некруглым, что невозможно. Таким образом, один способ аргументировать несуществование Бога омнитеизма (или Для краткости «вселенский Бог») означает утверждать, что такой Бог является невозможный объект вроде круглого квадрата.

Было сделано много попыток построить такие аргументы. Например, Утверждалось, что всеблагое существо будет безупречным и поэтому неспособен к проступкам, в то время как всемогущее существо было бы вполне способен делать то, что было бы неправильно. Есть, однако, сложные и правдоподобные ответы на подобные аргументы. Что еще более важно, даже если такой аргумент удался, омнитеисты могут правдоподобно утверждать, что под «всемогущим» они подразумевают не максимально мощный, но оптимально мощный, где оптимальный степень мощности не может быть максимальной, если максимальная мощность исключает обладающий оптимальной степенью некоторого другого совершенства, например морального доброта.

Подобные проблемы сталкиваются с попытками показать, что омнитеизм должен быть ложным. потому что это несовместимо с некоторыми известными фактами о мире. Такие аргументы обычно зависят от подробных и оспариваемых интерпретации божественных атрибутов, таких как всемогущество.

Совершенно иной подход основан на идее, что опровержение не требует быть демонстративным. Цель этого подхода — показать, что существование омни-бога настолько невероятно, что уверенная вера в отсутствие такого Бога оправдано.Два таких аргумента подробно обсуждается ниже: «аргумент низкого априорного значения» и «аргумент решающего доказательства». Каждый из этих аргументов использует ту же конкретную стратегию, которая заключается в утверждении, что некоторые альтернативная гипотеза омнитеизму во много раз более вероятна, чем омнитеизм. Это не означает, что альтернативная гипотеза вероятно, правда, но это означает, что омнитеизм очень вероятно ложный. В случае второго аргумента альтернативная гипотеза (эстетический деизм), возможно, является формой теизма, и даже в случае первого аргумента можно утверждать, что альтернативная гипотеза (исходный физикализм) совместим с некоторыми формами теизма (в частные, в которых Бог является возникающей сущностью).Это не проблема для любого аргумента, однако, именно потому, что оба аргументы в пользу местного атеизма вместо глобального атеизма.

6.2 Аргумент с низким приоритетом

Основная идея аргумента низкого априорного значения заключается в том, что даже если агностик прав в том, что когда дело доходит до существования Бога, доказательства неоднозначны или отсутствуют вовсе, из этого следует, что Теизм имеет среднюю вероятность, учитывая все обстоятельства, но вместо этого что теизм, скорее всего, ложен. Говорят, что это следует потому, что теизм начинается с очень низкой вероятностью до того, как учитывать любые доказательства.(«Доказательства» в данном контексте относятся к факторам, не относящимся к гипотезе, которые повышают или понижают ее вероятность.) Поскольку двусмысленные или отсутствующие доказательства не влияют на это априорная или внутренняя вероятность, апостериорная или с учетом всех факторов вероятность теизма также очень низкая. Если, однако, теизм очень вероятно, ложь, тогда атеизм должен быть очень вероятно правдой, и это подразумевает (по мнению защитника аргумента), что атеистический вера оправдана. (Этот последний предполагаемый подтекст рассматривается в разделе 7.)

Этот вид аргументов очень важен для вопроса о том, какой из атеизм и теизм — подходящая позиция «по умолчанию». Если теизм имеет достаточно низкую внутреннюю вероятность, то атеизм возможно, правильная позиция по умолчанию в том смысле, что неоднозначная или отсутствие доказательств оправдывает, не приостанавливая вынесения решения по данному вопросу о существовании Бога, но вместо этого полагая, что Бог не существовать. Вот почему аргумент Ле Пойдевена в пользу агностицизма включает в себя, а не просто предпосылку, утверждающую, что соответствующие доказательства двусмысленно, но также утверждающим, что, по крайней мере, в случае разносторонний теизм, мы находимся в неведении, когда дело доходит до вопроса какой из теизма и атеизма имеет более высокую внутреннюю вероятность.К сожалению, много дискуссий о том, какая позиция является правильная «позиция по умолчанию» или кто несет «бремя доказательства »отвлекается на плохие аналогии с Санта-Клаусом, летающие монстры из спагетти и Бертрана Рассела ([1952] 1997) знаменитый китайский чайник на эллиптической орбите вокруг Солнца (см. Гарви 2010 и van Inwagen 2012 за критику некоторых из этих аналогий). Аргумент низкого априорного значения неявно обращается к этой важной проблеме в гораздо более изощренный и перспективный способ.

В сформулированной ниже версии аргумента низкого априорного значения основной описанный выше подход улучшен за счет сравнения омнитеизма, а не просто к его отрицанию, но вместо этого к более конкретному атеистическому Гипотеза получила название «исходный физикализм».В отличие от онтологического физикализм, источник физикализма — это утверждение об источнике ментального сущности, а не об их природе. Источник физикалистов, будь они являются онтологами-физикалистами или онтологическими дуалистами, считают, что физический мир существовал до ментального мира и вызвал ментальный мир, который предполагает, что все ментальные сущности причинно зависят от физических лиц. Далее, даже если они онтологические дуалисты, физикалисты-источники не должны утверждать, что ментальные сущности никогда не вызывают физических или других ментальных сущностей, но они должны заявить, что не было бы ментальных сущностей, если бы не предшествующее существование (и причинные силы) одного или нескольких физических сущности.Аргумент протекает следующим образом:

  • (1) полные доказательства не отдают предпочтение омнитеизму над источником физикализм.
  • (2) Источник физикализм во много раз более вероятен внутренне, чем омнитеизм.
Из (1) и (2) следует, что
  • (3) Источник физикализм во много раз вероятнее омнитеизма.
Из (3) следует, что
  • (4) Омнитеизм очень вероятно, неверно.
Из (4) следует, что
  • (5) Атеизм (понимаемое здесь как отрицание омнитеизма) очень вероятно истинный.

Только две предпосылки аргумента — шаги (1) и (2) — спорны. Остальные шаги в аргументе все четко следуйте из предыдущих шагов.

Тщательное рассмотрение аргументов за и против посылки (1) здесь, очевидно, невозможно, но это невозможно. Стоит отметить, что защита этой предпосылки не должна утверждать, что известные факты естественные богословы обычно считают, что омни-теизм предпочтительнее конкурирующие гипотезы, подобные исходному физикализму, не имеют силы.Вместо этого можно было бы утверждать, что любая сила, которую они имеют, компенсируется, по крайней мере, в некоторой значительной степени. более конкретными фактами в пользу исходного физикализма над омнитеизмом. Естественные богословы обычно игнорируют эти более конкретные факты и таким образом, кажется, совершает то, что можно было бы назвать «ошибкой заниженной свидетельство». Точнее суть вот в чем. Даже когда естественно теологи успешно идентифицируют некоторые общие факты по теме, которые более вероятно, учитывая омнитизм, чем исходный физикализм, они игнорировать другие более конкретные факты по той же теме, факты, которые, с учетом общего факта представляются значительно более вероятными с учетом источник физикализма, чем данный омнитеизм.

Например, даже если омнитеизм подтверждается общим фактом, что Вселенная сложна, не следует игнорировать более конкретный факт, ученые обнаружили, что в основе этой сложности на уровне в котором мы воспринимаем вселенную, это намного более простая ранняя вселенная из которого возникла эта сложность, а также гораздо более простой современный Вселенная на микроуровне, состоящая из относительно небольших количество различных видов частиц, все из которых существуют в одной из относительно небольшое количество различных состояний.Короче, важно принять во внимание не только тот общий факт, что Вселенная, мы напрямую воспринимаем наши чувства, это чрезвычайно сложно, но также более конкретный факт, что два вида скрытой простоты внутри Вселенная может объяснить эту сложность. Учитывая, что сложная вселенная существует, этот более конкретный факт — именно то, что можно было бы ожидать от источник физикализма, потому что, как лучшие естественные богословы (например, Swinburne 2004) говорят, что сложность Вселенной требует объяснение в терминах чего-то более простого.Однако нет причина вообще ожидать этого более конкретного факта об омнитизме, поскольку, если те же самые естественные богословы правы, тогда простой Бог дает простое объяснение наблюдаемой сложности Вселенной, независимо от того, объясняется ли эта сложность какими-либо проще опосредовать физические причины.

Другой пример касается сознания. Его существование действительно кажется быть более вероятным данным омнитизмом, чем данным исходным физикализмом (и таким образом, чтобы поднять отношение вероятности омнитеизма к вероятность исходного физикализма).Но мы знаем гораздо больше о сознание, чем просто то, что оно существует. Мы также знаем, частично спасибо относительно новой дисциплины нейробиологии, констатирует в целом и даже саму целостность наших личностей, не говоря уже о кажущемся единстве личности, зависят от очень высокая степень на физических событиях, происходящих в мозгу. Учитывая общий факт, что сознание существует, у нас есть причина по источнику физикализма, которого у нас нет на теизме, чтобы ожидать этого большего конкретные факты.Учитывая теизм, было бы совсем не удивительно, если бы наши умы были более независимы от мозга, чем они есть на самом деле. После все, если омнитеизм верен, то по крайней мере один разум, Бог, совершенно не зависеть ни от чего физического. Таким образом, при наличии доказательства о сознании полностью изложены, они далеко не ясны что он значительно способствует омнитеизму.

Подобные проблемы угрожают подорвать призывы к тонкой настройке — это апеллирует к тому факту, что ряд кажущихся независимыми физические параметры имеют значения, которые, хотя и не фиксируются текущим физическая теория, тем не менее, попадает в относительно узкий «допустимый для жизни» диапазон при условии отсутствия изменений в другие параметры.Возможно, учитывая, что тонкая настройка требуется для разумной жизни и что у Всевышнего есть причина создавать разумные жизни, у нас больше оснований ожидать точной настройки на омнитизме, чем на источник физикализма. Однако, учитывая такую ​​тонкую настройку, гораздо больше удивительно по омни-теизму, чем по исходному физикализму, что наша Вселенная не кишит разумной жизнью и что самое впечатляющее разумные организмы, о существовании которых мы знаем, всего лишь люди: эгоцентричные и агрессивные приматы, которые слишком часто убивают, насилуют и мучают каждого Другой.

Однако, справедливости ради омнитизма, большинство этих людей морально настроены. агенты и многие имеют религиозный опыт, очевидно, от Бога. В проблема в том, что, хотя существование моральных агентов «Предсказано» омнитеизмом лучше, чем источником физикализм, верно также и то, что, учитывая их существование, разнообразие и частота возникновения легко предотвратимых состояний, которые способствуют морально плохим поведение, и это серьезно ограничивает свободу, свободу действий и автономию бесчисленное количество людей гораздо более склонны к физикализму источника.И в то время как религиозные переживания, явно связанные с Богом, несомненно, больше Ожидается, что если существует все-Бог, чем если бы люди были продуктом слепые физические силы, верно также и то, что, учитывая, что такие опыты действительно происходят, различные факты об их распространении, которые должно удивить теистов, это именно то, что можно было бы ожидать от источник физикализма, например, тот факт, что у многих людей их никогда не было и тот факт, что у тех, у кого они есть, почти всегда есть предыдущая вера в Бога или обширное знакомство с теистической религией.

Таким образом, кажется, что когда дело доходит до доказательств в пользу омнитеизма, над исходным физикализмом Господь дает и Господь берет. Кроме того, в сочетании с тем, что мы знаем об уровне благополучия живых существ и степени их страданий возможно, гораздо более вероятно с точки зрения источника физикализма, чем теизма, очень веские, хотя и по общему признанию противоречивые доводы в пользу предпосылки (1) может быть изготовлен.

А как насчет помещения (2)? Опять же, его истинность может иметь серьезные основания.Такой случай сначала сравнивает исходный физикализм не с омнитеизмом, а с его противоположностью, источник идеализма. Источники-идеалисты считают, что ментальный мир существовал до физического мира и заставил физический мир возникать. Этот взгляд согласуется как с онтологическими идеализм и онтологический дуализм, а также с физическими сущностями имеющий как физические, так и психические последствия. Однако из этого следует, что все физические лица, в конечном счете, причинно зависят от одного или нескольких ментальных сущностей и поэтому не согласуется с онтологическими физикализм.Симметрия исходного физикализма и исходного идеализма равна хорошая pro tanto причина полагать, что они равновероятны по сути. Они одинаково специфичны, у них одинаковые онтологические обязательства, ни одно из них не может быть сформулировано более элегантно, чем другой, и каждый кажется одинаково связным и одинаково внятно. Они расходятся в вопросе причинной зависимости на что, но если Юм прав и отношения причинной зависимости могут быть обнаруженным наблюдением, а не априори , то не повлияет на внутренних вероятностей двух гипотезы.

Однако омнитеизм — это очень специфическая версия исходного идеализма; это влечет за собой, что исходный идеализм истинен, но выходит далеко за пределы источника идеализма, делая ряд очень конкретных заявлений о «Ментальный мир», породивший физический мир. За Например, он добавляет утверждение, что единый разум создал физическое Вселенная и что этот разум не только могущественен, но и особенно всемогущ и не просто хорошо осведомлен, а в особенности всеведущ. В кроме того, он предполагает ряд противоречивых метафизических и метаэтические утверждения, утверждая, кроме того, что это существо является одновременно вечное и объективно нравственно совершенное.Если какой-либо из этих конкретных утверждения и предположения ложны, тогда омнитеизм ложен. Таким образом, омнитеизм — это очень специфическая и, следовательно, очень рискованная форма идеализма источника, и, следовательно, во много раз менее вероятно внутренне чем источник идеализма. Следовательно, если, как утверждается выше, источник физикализм и исходный идеализм внутренне равновероятны, тогда следует, что посылка (2) верно: исходный физикализм во много раз более вероятен внутренне чем омнитеизм.

6.3 Аргумент решающего доказательства

Обратите внимание, что общая стратегия конкретной версии низкого априорный аргумент, рассмотренный выше, заключается в поиске альтернативы омнитеизм гораздо менее конкретен, чем омнитеизм (и частично по этой причине более вероятно внутренне), в то же время имея достаточно контента нужного типа, чтобы соответствовать совокупность соответствующих данных, по крайней мере, не хуже теизма. В другими словами, цель состоит в том, чтобы найти бегун, подобный источнику физикализма, который начинает гонку с большим преимуществом и поэтому выигрывает с большим маржа, потому что он ведет гонку за подтверждающими доказательствами и, следовательно, вероятность примерно с той же скоростью, что и омнитеизм.Этот не показывает, что источник физикализма вероятен («большой маржа »в данном контексте означает большое отношение одной вероятности другому, небольшая разница между вероятностями), потому что в гонке могут быть даже лучшие бегуны; это, однако, показывает этот омнитеизм значительно проигрывает гонке и, следовательно, очень вероятно ложь.

Альтернативная стратегия — найти бегуна, который начинает гонку с ничьей. с омни-теизмом, но гонка за доказательной поддержкой проходит намного быстрее чем омнитеизм, тем самым снова выиграв гонку с отрывом это достаточно велико для остальной части рассуждения.Хорошее название для аргумента, преследующего эту вторую стратегию, — это «Убедительный аргумент в пользу доказательства». Выбор альтернативы Гипотеза здесь имеет решающее значение, как и в аргументе низкой априорной вероятности. Один многообещающий вариант — «эстетический деизм». (Другой бы быть более подробной версией исходного физикализма, который, в отличие от исходного физикализм в целом делает соответствующие данные гораздо более значимыми вероятнее, чем теизм.) Чтобы гарантировать, что омни-теизм и эстетический деизм начинают гонку в одном старте линия, то есть иметь одинаковые внутренние вероятность — «эстетический деизм» лучше всего определяется в таким образом, что это почти идентично омнитеизму.Таким образом, это может быть оговаривали, что, как и омнитеизм, эстетический деизм подразумевает, что вечное, нефизическое, всемогущее и всеведущее существо создало Физический мир. Единственная разница между Богом омнитеизм и божественность эстетического деизма — вот что ими движет. Омитеистический Бог был бы морально совершенен и так сильно мотивированы соображениями благополучия разумных существ. С другой стороны, эстетический деистический Бог будет отдавать приоритет эстетические товары выше моральных.Хотя такое существо хотело бы прекрасная вселенная, возможно, лучшая метафора здесь не метафора космический художник, а вместо космического драматурга: автор природы, который прежде всего хочет написать интересный история.

Как всем известно, хорошие истории никогда не начинаются со строчки «и они жили долго и счастливо », и эта строка является последней строкой любой истории, которая его содержит. Далее, содержащая такую ​​строку вряд ли необходимо, чтобы история была хорошей. Если эстетический деизм истинен, тогда вполне может быть правдой, что «весь мир стадии, и все мужчины и женщины всего игрока » (курсив наш).Во всяком случае, гипотеза эстетического деизма делает «Предсказания» о состоянии живых существ в мир, который сильно отличается от того, что гипотеза омнитеизм делает. В конце концов, то, что делает хорошую историю хорошей, часто какая-то напряженная борьба между добром и злом, и все хорошие истории содержат некоторую смесь пользы и вреда. Это говорит о том, что наблюдаемая смесь добра и зла в нашем мире решительно благоприятствует эстетический деизм над омнитеизмом. И если это так, то эстетический деизм далеко опережает омнитеизм в гонке за вероятность, тем самым доказывая, что омнитеизм очень маловероятен.

Вот одна из возможных формулировок этого аргумента:

  • (1) Эстетический деизм по крайней мере так же внутренне вероятен, как омнитеизм.
  • (2) полное свидетельство, исключая «данные о добре и зле» не отдавать предпочтение омнитеизму эстетическому деизму.
  • (3) Дано полное свидетельство, исключая данные добра и зла, данные добро и зло решительно предпочитают эстетический деизм омнитеизм.
Из (1), (2) и (3) следует, что
  • (4) Эстетический деизм во много раз вероятнее, чем омнитеизм.
Из (4) следует, что
  • (5) Омнитеизм очень вероятно, неверно.
Из (5) следует, что
  • (6) Атеизм (понимаемое здесь как отрицание омнитеизма) очень вероятно истинный.

Шаги (4) — (6) этого аргумента аналогичны шагам (3) — (5) аргумента низкого априорного значения, за исключением того, что «источник физикализм »на шаге (3) аргумента низкого априорного значения заменяется «эстетическим деизмом» на этапе (4) решающего доказательства аргумент. Это не имеет значения, поскольку вывод из шага (4) к шагу (5).Этот вывод, как и выводы из шаги (1) — (3) до шага (4) и от шага (5) до шага (6), однозначно правильно. Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, могут ли предпосылки (1), (2), и (3) все верны.

Несмотря на почти полное совпадение омнитеизма и эстетический деизм Ричард Суинберн (2004: 96–109) посылка вызова (1) на том основании, что эстетический деизм, в отличие от омнитеизма, должен постулировать плохое желание объяснить, почему божество не делает то, что морально Лучший. По мнению Суинберна, омнитеизму этого не нужно, потому что то, что лучше всего с моральной точки зрения, является лучшим в целом, и, следовательно, всеведущее существо по необходимости будет делать то, что морально лучше всего, пока у него нет других желаний, кроме желаний, которые он имеет просто в силу зная, что лучше всего делать в той или иной ситуации.Этот Однако проблема зависит от весьма сомнительной мотивационной интеллектуализм: он преуспевает только в том случае, если просто верит, что действие хорошо влечет за собой желание это делать. По большинству теорий мотивации между интеллектом и желанием существует логический разрыв. Если такой разрыв существует, то казалось бы, что омнитеизм более не вероятен по сути, чем эстетический деизм.

Трудно придумать правдоподобный вызов для предпосылки (2) потому что, по крайней мере, когда дело доходит до обычных доказательств, принимаемых в пользу теизм по сравнению с конкурирующими гипотезами, такими как натурализм, эстетический деизм объясняет это свидетельство по крайней мере так же хорошо, как и омнитеизм.За Например, божеству, интересующемуся хорошим повествованием, нужен мир, сложный и вместе с тем упорядоченный, содержащий красоту, сознание, интеллект и моральная свобода. Возможно, есть больше оснований ожидать существование либертарианской свободы воли на омнитизме, чем на эстетический деизм; но если не исходить из истины омни-теизма, кажется, нет оснований полагать, что у нас есть такая свобода. И даже если серьезно относиться к интроспективному или другому не теологическому доказательства свободы воли либертарианцев, нетрудно построить «Deodicy» здесь: хорошее объяснение с точки зрения эстетики деизм либо существования либертарианской свободы воли, либо того, почему очевидно сильное, но в конечном итоге вводящее в заблуждение свидетельство существование.Например, если открытые теисты правы, то даже всеведущее существо может с уверенностью знать, что (либертарианское) бесплатно выбор будет сделан в будущем, тогда эстетический деизм может для либертарианской свободы воли и других видов неопределенности, требуя что история с настоящими сюрпризами лучше, чем та, которая полностью предсказуемо. Или то, что может быть важно для история состоит только в том, что персонажи думают, что у них есть свобода воли, а не они действительно есть.

Наконец, есть предпосылка (3), который утверждает, что данные о добре и зле решительно благоприятствуют эстетический деизм над теизмом.В этом контексте «данные хорошего и зло »включают все, что мы знаем о том, как живые существа, включая людей, получают выгоду или вредят. Полное обсуждение этого посылка здесь невозможна, но признание ее правдоподобия кажется старым, как сама проблема зла. Считайте, что для Например, Книга Иова, главный герой которой, праведник, ужасно страдает, обвиняет Бога в недостаточной приверженности моральная ценность справедливости. Подавляющее большинство комментаторов соглашается что Бог не отвечает напрямую на обвинение Иова.Вместо, говоря из вихря, Он описывает Свой замысел космоса. и животного царства таким образом, чтобы подчеркнуть Его сила и величие Его творения. Если бы не теологические беспокойство о нравственном совершенстве Бога, самое естественное интерпретация этой части истории была бы либо то, что Бог соглашается с обвинением Иова в том, что Он несправедлив или что Бог отрицает что Иов может разумно применять такие термины, как «просто» и «Несправедливым» по отношению к Нему, потому что Он и Иов не являются членами какого-либо разделяемое моральное сообщество (Морристон готовится к печати; противоположная точка зрения см. Пень 2010: глава 9).Вот почему первый ответ Иова на Речь Бога (перед тем как капитулировать в его втором ответе) просто чтобы отказаться повторять его (без ответа) обвинение. На этом толкование, творец, противостоящий Иову, не тот Бог, которого он ожидаемый и определенно не Бог омнитизма, а скорее существо намного больше похоже на божество эстетического деизма.

Те, кто утверждает, что Бог может допустить зло, потому что это неизбежно результат того, что Вселенная управляется законами природы, также дает поддержать, хотя и непреднамеренно, идею о том, что при наличии автор природы, то это существо, скорее всего, мотивировано эстетические проблемы, чем моральные.Например, может быть, что создавая вселенную, управляемую несколькими законами, которые можно выразить столь же элегантно математические уравнения — впечатляющее достижение, не только из-за мудрости и силы, необходимых для такой задачи, но также из-за эстетической ценности такой вселенной. Это значение может очень Однако зависит от того, решит ли автор не вмешиваться регулярно в природе, чтобы защитить Свои создания от вреда.

Большая часть эстетической ценности животного мира может также зависеть от это результат длительного эволюционного процесса, движимого такие механизмы, как естественный отбор.Как сказал Дарвин (1859 г.) в последние строки О происхождении видов естественным путем Подбор ,

В этом взгляде на жизнь есть величие, с его несколькими силами, изначально вдохнули в несколько форм или в одну; и что, пока эта планета двигалась в соответствии с установленным закон всемирного тяготения, с самого начала бесконечные формы прекрасное и прекрасное были и развиваются.

К сожалению, такой процесс, если он нужен для создания разумной жизни, может также влекут за собой много страданий и бесчисленное количество ранних смертей.Один сомнительное предположение некоторых сторонников естественного порядка — думать что такие связи между эстетическими товарами и страданием обеспечивают мораль оправдание позволения Бога ужасное страдания. Возможно, гораздо более вероятно, что в таком сценарии значение предотвращения ужасных страданий, с моральной точки зрения, намного перевешивают ценность регулярности, возвышенности и повествования. Если так, тогда морально совершенный Бог не променял бы первое на последнее, хотя божество, мотивированное в первую очередь эстетическими соображениями, нет сомневаюсь.

Подводя итог, почти все согласны с тем, что в мире есть как добро и зло. Удовольствие и боль, любовь и ненависть, достижения и неудача, процветание и увядание, добродетель и порок — все существует в большое изобилие. Несмотря на это, некоторые видят признаки космического телеология. Те, кто защищает версию о решающих доказательствах Приведенный выше аргумент не должен отрицать телеологию. Им действительно нужно показать, что гораздо легче понять «странную смесь добра и зла, которое проявляется в жизни »(Hume Dialogues , XI, 14), когда эта телеология интерпретируется как аморальная, а не как моральная (ср.Mulgan 2015 и Murphy 2017) и, в частности, когда это интерпретируется как направленный на эстетические цели, а не на моральные цели.

7. Аргумент против агностицизма

Тема в Раздел 4 был аргументом Ле Пойдевена в пользу истинности скромной формы агностицизм. В этом разделе приводится аргумент в пользу ложности более будет рассмотрена амбициозная форма агностицизма. Потому что своего рода агностицизм, рассматриваемый в этом разделе, более амбициозен, чем защищаемый Ле Пойдевен, вполне вероятно, что оба аргумента имеют успех в обосновании своих выводов.

В аргументе Ле Пойдевена термин «агностицизм» относится к позиции, что ни разносторонний теизм, ни глобальный атеизм, как известно, правда. В этой секции, «Агностицизм» относится к позиции, которая ни вера в то, что омнитеизм истинна, ни вера в то, что это false разумно допустимо. Эта форма агностицизма более амбициозен, потому что знание сильнее (в логическом смысле), чем рациональная допустимость: его можно рационально допустимо верить предложениям, которые неизвестны быть правдой, но утверждение не может быть известно тому, кто рационально не допускается верить в это.Таким образом, соответствующий название этой формы агностицизма — «сильный агностицизм».

Другое отличие касается объекта двух форм агностицизм. Агностицизм в аргументе Ле Пойдевена касается разносторонний теизм против глобального атеизма. В этом разделе цель омнитеизм против местной атеистической позиции, согласно которой омнитеизм ложный. В предыдущем разделе основное внимание уделялось двум аргументам в пользу Вывод о том, что эта форма местного атеизма, весьма вероятно, верен. В В этом разделе вопрос заключается в том, будет ли это заключение, если установлено, может обосновать успешный аргумент против сильного агностицизм.

Такой аргумент можно сформулировать так:

  • (1) Атеизм (понимаемое здесь как отрицание омнитеизма) очень вероятно истинный.
  • (2) Если атеизм очень вероятно, правда, тогда атеистическая вера рационально допустимо.
Из (1) и (2) следует, что
  • (3) Атеистическая вера разумно допустима.
  • (4) Если прочный агностицизм (об омни-теизме) истинен (то есть, если суждение об истинности или ложности омнитеизма рационально требуется), то атеистическая вера не рационально допустимо.
Из (3) и (4) следует, что
  • (5) Сильный агностицизм (об омни-теизме) ложен.

Помещение (1) был защищен в раздел 6, посылка (4) верна по определению «сильного агностицизм », и шаги (3) и (5) следуйте из предыдущих шагов по modus ponens и modus толленс соответственно. Это оставляет предпосылку (2), предположение о том, что если атеизм с большой вероятностью верен, то атеистический вера разумно допустима.

Можно попытаться защитить эту предпосылку, заявив, что вероятности в помещение (2) являются рациональными доводами и, следовательно, истинностью так называемого Локковского диссертация (Foley 1992) оправдывает (2):

Для человека рационально верить утверждению S P тогда и только тогда, когда это рационально для доверия S в P , чтобы быть достаточно высоким, чтобы обеспечить положение S в сторону P одно веры.

Однако тезис Локка нуждается в обосновании.К счастью, ничего более сильного, чем тезис Локка, не нужно. защищать посылка (2). Во-первых, все, что нужно защитнику (2), — это «если», а не «если и только если». Также защитнику (2) нужны не приравнивать, как тезис Локка, отношение веры к имеющий высокое доверие. Таким образом, все, что требуется, это следующее более скромный тезис (назовем его « Т »):

  • (Т) Если это рационально допустимо для доверия S к предложению P быть (очень) высоким, то это рационально допустимо для S полагать P .

Однако даже этот более скромный тезис вызывает споры, потому что принятие его заставляет придерживаться позиции. это рациональное (т. е. рационально допустимое) убеждение не закрывается соединением. Другими словами, он утверждает, что каждое из множества убеждений может быть рациональным, даже если дополнительное убеждение в том, что все эти убеждения истинны, не является рациональным.

Чтобы понять, почему это так, представьте, что был продан миллион лотерейных билетов.Каждый игрок купил только один билет, и только один из игроков обязательно выиграет. А теперь представьте себе, что информированный наблюдатель имеет четкое представление о каждом из миллиона отдельных игроков, которых этот конкретный игрок проиграет. Согласно тезису T , каждое из этих миллионов убеждений рационально. Например, если Сью является одним из игроков, то, согласно T , вера наблюдателя в то, что Сью проиграет, рациональна, потому что для наблюдателя рационально иметь (очень) высокую степень доверия к предположению, что Сью проиграет.Поскольку, однако, очевидно, что кто-то выиграет, для наблюдателя также рационально полагать, что кто-то выиграет. Это не рационально, однако иметь противоречивые убеждения, поэтому для наблюдателя это не рационально верить, что ни один игрок не выиграет. Однако это означает, что рациональное убеждение не закрывается соединением, так как утверждение что ни один игрок не выиграет, — это сочетание всех предложения, которые говорят о каком-то отдельном игроке, что они терять.

Защитники помещение (2) будет утверждать, очень правдоподобно, что значение T этого рационального убеждения не закрыто под союзом совершенно безобидно.Не очевидно, например, что было бы неразумно ошибаться человека, чтобы поверить, что все их многочисленные убеждения верны, даже если бы каждое из этих убеждений было рациональным? Другие (например, Oppy 1994: 151), Тем не менее, обратите внимание на вывод, что рациональное убеждение не закрыто в сочетании как неприемлемый и по этой причине отклонит посылка (2). Так что даже если можно показать, что омни-теизм очень вероятно, ложь, все равно не всем будет очевидно, что Рационально допустимо быть местным атеистом в отношении омни-теизма, и поэтому не всем будет очевидно, что сильный агностицизм в отношении омни-теизма ложен.

‘Что такое агностик?’ Бертран Рассел

Агностик считает невозможным познать истину в таких вопросах, как Бог и будущая жизнь, которыми занимается христианство и другие религии. Или, если не невозможно, то, по крайней мере, невозможно в настоящее время.

Агностики атеисты?

Нет. Атеист, как и христианин, считает, что мы можем знать, существует ли Бог или нет. Христианин считает, что мы можем знать, что Бог есть; атеист, которого мы знаем, нет.Агностик откладывает суждение, говоря, что нет достаточных оснований ни для утверждения, ни для отрицания. В то же время агностик может считать, что существование Бога, хотя и не невозможно, очень маловероятно; он может даже считать это настолько невероятным, что не стоит рассматривать его на практике. В таком случае он недалеко от атеизма. Его отношение может быть таким, как если бы осторожный философ относился к богам Древней Греции. Если бы меня попросили доказать , что Зевса, Посейдона, Геры и остальных олимпийцев не существует, я бы не смог найти убедительные аргументы.Агностик может считать христианского Бога столь же невероятным, как и олимпийцы; в этом случае он практически един с атеистами.

Если вы отрицаете «Закон Бога», какой авторитет вы принимаете в качестве руководства для своего поведения?

Агностик не принимает никакого «авторитета» в том смысле, в каком это делают религиозные люди. Он считает, что человек должен продумывать вопросы поведения самостоятельно. Конечно, он будет стремиться извлечь выгоду из мудрости других, но ему придется выбрать для себя людей, которых он будет считать мудрыми, и он не будет считать даже то, что они говорят, бесспорным.Он заметит, что то, что считается «законом Бога», время от времени меняется. В Библии говорится, что женщина не должна выходить замуж за брата своего умершего мужа и что при определенных обстоятельствах она должна это сделать. Если вам посчастливилось быть бездетной вдовой с неженатым зятем, для вас логически невозможно избежать нарушения «закона Божьего».

Как узнать, что есть добро, а что зло? Что агностик считает грехом?

Агностик не так уверен, как некоторые христиане, в том, что хорошо, а что зло.Он не считает, как большинство христиан в прошлом считало, что люди, не согласные с правительством по трудным вопросам теологии, должны претерпеть мучительную смерть. Он против преследований и скорее остерегается морального осуждения.

Что касается «греха», он считает это бесполезным понятием. Он, конечно, допускает, что некоторые виды поведения желательны, а некоторые нежелательны, но он считает, что наказание нежелательных видов следует одобрять только тогда, когда оно является сдерживающим или исправительным, а не тогда, когда оно применяется, потому что считается хорошим делом. сам по себе, что нечестивые должны страдать.Именно эта вера в мстительное наказание заставила людей принять ад. Это часть вреда, наносимого понятием «грех».

Делает ли агностик все, что ему заблагорассудится?

В каком-то смысле нет; в другом смысле каждый делает то, что ему заблагорассудится. Предположим, например, вы так сильно ненавидите кого-то, что хотите его убить. Почему ты этого не делаешь? Вы можете ответить: «Потому что религия говорит мне, что убийство — это грех». Но как статистический факт, агностики не более склонны к убийству, чем другие люди, на самом деле, скорее, менее.У них те же мотивы воздержания от убийства, что и у других людей. Несомненно, самым сильным из этих мотивов является страх наказания. В беззаконных условиях, таких как «золотая лихорадка», самые разные люди будут совершать преступления, хотя в обычных обстоятельствах они были бы законопослушными. Существует не только фактическое юридическое наказание; есть дискомфорт от страха перед открытием и одиночество от осознания того, что, чтобы избежать ненависти, вы должны носить маску даже с самыми близкими людьми.И еще есть то, что можно назвать «совестью»: если вы когда-нибудь задумывались об убийстве, вы бы испугались ужасных воспоминаний о последних минутах жизни вашей жертвы или безжизненного трупа. Все это, правда, зависит от того, как вы живете в законопослушном сообществе, но существует множество светских причин для создания и сохранения такого сообщества.

Я сказал, что есть другой смысл, в котором каждый человек поступает так, как ему заблагорассудится. Никто, кроме глупца, не потакает каждому импульсу, но сдерживает желание всегда какое-то другое желание.Антисоциальные желания человека могут сдерживаться желанием угодить Богу, но они также могут сдерживаться желанием угодить своим друзьям, заслужить уважение своего сообщества или иметь возможность созерцать себя без отвращения. Но если у него нет таких желаний, простые абстрактные концепции морали не помогут ему.

Как агностик относится к Библии?

Агностик смотрит на Библию точно так же, как на нее смотрят просвещенные священнослужители. Он не думает, что это богодухновенно; он считает его раннюю историю легендарной и не более точной, чем история Гомера; он считает его нравственное учение иногда хорошим, а иногда очень плохим.Например: Самуил приказал Саулу на войне убить не только всех мужчин, женщин и детей врага, но также всех овец и скот. Однако Саул оставил овец и скот в живых, и за это нам велено осудить его. У меня никогда не было возможности восхищаться Елисеем за проклятие детей, которые смеялись над ним, или верить (как утверждает Библия), что милосердное Божество пошлет двух медведиц убить детей.

Как агностик относится к Иисусу, непорочному рождению и Святой Троице?

Поскольку агностик не верит в Бога, он не может думать, что Иисус был Богом.Большинство агностиков восхищаются жизнью и нравственными учениями Иисуса, изложенными в Евангелиях, но не обязательно больше, чем у некоторых других людей. Некоторые поставили бы его на один уровень с Буддой, некоторые — с Сократом, а некоторые — с Авраамом Линкольном. Они также не думают, что то, что Он сказал, не подлежит сомнению, поскольку они не принимают никакой авторитет как абсолютный.

Они считают зачатие от Девы доктриной, заимствованной из языческой мифологии, где такие рождения не были редкостью. (Говорят, что Зороастр родился от девственницы; Иштар, вавилонскую богиню, называют Святой Девой.) Они не могут доверять ни ему, ни учению о Троице, поскольку ни то, ни другое невозможно без веры в Бога.

Может ли агностик быть христианином?

Слово «христианин» в разное время имело разные значения. На протяжении большей части столетий со времен Христа это означало человека, который верил в Бога и бессмертие и считал, что Христос был Богом. Но унитарии называют себя христианами, хотя они не верят в божественность Христа, и многие люди в наши дни используют слово «Бог» в гораздо менее точном смысле, чем то, которое оно носило раньше.Многие люди, которые говорят, что верят в Бога, имеют в виду уже не личность или троицу людей, а лишь смутную тенденцию, силу или цель, присущие эволюции. Другие, идя еще дальше, подразумевают под «христианством» просто систему этики, которую, поскольку они не знают истории, они считают характерной только для христиан.

Когда в недавней книге я сказал, что миру нужны «любовь, христианская любовь или сострадание», многие подумали, что это свидетельствует о некоторых изменениях в моих взглядах, хотя на самом деле я мог бы сказать то же самое в любое время. время.Если под «христианином» вы подразумеваете человека, который любит своего ближнего, который глубоко сочувствует страданию и который горячо желает мира, свободного от жестокостей и мерзостей, которые в настоящее время его обезображивают, тогда, конечно, вы будете вправе призвать я христианин. И в этом смысле, я думаю, вы найдете больше «христиан» среди агностиков, чем среди ортодоксов. Но со своей стороны я не могу принять такое определение. Помимо других возражений против него, это кажется грубым евреям, буддистам, мусульманам и другим нехристианам, которые, насколько показывает история, были по крайней мере так же склонны, как и христиане, практиковать добродетели, которые некоторые современные христиане высокомерно заявляют как отличительные от их собственной религии.

Я также думаю, что все, кто называл себя христианами в прежние времена, и подавляющее большинство из тех, кто делает это в наши дни, сочли бы, что вера в Бога и бессмертие важны для христианина. На этом основании я не должен называть себя христианином и должен сказать, что агностик не может быть христианином. Но если слово «христианство» будет широко использоваться для обозначения всего лишь разновидности морали, тогда агностик, несомненно, сможет быть христианином.

Отрицает ли агностик, что у человека есть душа?

Этот вопрос не имеет точного значения, если нам не дано определение слова «душа». Я полагаю, что имеется в виду, грубо говоря, нечто нематериальное, которое сохраняется на протяжении всей жизни человека и даже, для тех, кто верит в бессмертие, на протяжении всего будущего времени. Если имеется в виду именно это, агностик вряд ли поверит, что у человека есть душа. Но я должен поспешить добавить, что это не означает, что агностик должен быть материалистом.Многие агностики (включая меня) столь же сомневаются в отношении тела, как и в отношении души, но это длинная история, которая вводит человека в трудную метафизику. Я должен сказать, что и разум, и материя — всего лишь удобные символы в дискурсе, а не реально существующие вещи.

Верит ли агностик в загробную жизнь, в рай или в ад?

Вопрос о том, выживают ли люди после смерти, связан с тем, какие доказательства возможны. Многие считают, что психические исследования и спиритизм могут предоставить такие доказательства.Агностик, как таковой, не придерживается мнения о выживании, если он не думает, что есть свидетельства того или иного способа. Со своей стороны, я не думаю, что есть веские основания полагать, что мы выживаем после смерти, но я открыт для осуждения, если появятся соответствующие доказательства.

Небеса и ад — другое дело. Вера в ад связана с верой в то, что мстительное наказание за грех — это хорошо, совершенно независимо от какого-либо реформирующего или сдерживающего эффекта, который оно может иметь.Вряд ли в это верит агностик. Что касается неба, то, возможно, когда-нибудь появятся доказательства его существования через спиритизм, но большинство агностиков не думают, что есть такие доказательства, и поэтому не верят в небеса.

Вы никогда не боитесь Божьего суда за то, что отрицаете Его?

Конечно, нет. Я также отрицаю Зевса, Юпитера, Одина и Брахму, но это не вызывает у меня сомнений. Я замечаю, что очень большая часть человечества не верит в Бога и в результате не терпит видимого наказания.И если бы существовал Бог, я думаю, очень маловероятно, чтобы у Него было бы такое беспокойное тщеславие, чтобы его оскорбляли те, кто сомневается в Его существовании.

Как агностики объясняют красоту и гармонию природы?

Я не понимаю, где искать эту «красоту» и «гармонию». Во всем животном мире животные безжалостно охотятся друг на друга. Большинство из них либо жестоко убиты другими животными, либо медленно умирают от голода. Со своей стороны, я не могу увидеть в ленточном черве какой-либо особой красоты или гармонии.Не следует говорить, что это существо послано в наказание за наши грехи, потому что среди животных оно более распространено, чем среди людей. Я полагаю, что спрашивающий думает о таких вещах, как красота звездного неба. Но следует помнить, что звезды то и дело взрываются и превращают все вокруг в туманный туман. Красота в любом случае субъективна и существует только в глазах смотрящего.

Как агностики объясняют чудеса и другие откровения всемогущества Бога?

Агностики не думают, что существует какое-либо свидетельство «чудес» в смысле событий, противоречащих законам природы.Мы знаем, что исцеление верой происходит и никоим образом не является чудесным. В Лурдесе одни болезни можно вылечить, а другие — нет. Те, кого можно вылечить в Лурде, вероятно, сможет вылечить любой врач, в которого верит пациент. Что касается записей о других чудесах, таких как Иисус Навин, повелевающий солнцу остановиться, агностик отвергает их как легенды и указывает на тот факт, что все религии изобилуют такими легендами. В Гомере есть столько же чудесных свидетельств о греческих богах, сколько о христианском Боге в Библии.

Существуют низменные и жестокие страсти, которым противостоит религия. Если вы откажетесь от религиозных принципов, сможет ли человечество существовать?

Существование низменных и жестоких страстей неоспоримо, но я не нахожу в истории свидетельств того, что религия выступала против этих страстей. Напротив, он освятил их и позволил людям потакать им без сожаления. Жестокие преследования были более обычным явлением в христианском мире, чем где-либо еще. Что, кажется, оправдывает преследования, так это догматическая вера.Доброта и терпимость преобладают только по мере угасания догматических убеждений. В наши дни возникла новая догматическая религия — коммунизм. Этому, как и другим догматическим системам, противостоит агностик. Преследующий характер современного коммунизма точно такой же, как преследующий характер христианства в предыдущие века. Поскольку христианство стало менее преследующим, это в основном связано с работой вольнодумцев, которые сделали догматиков менее догматичными. Если бы они были такими же догматиками сейчас, как и в прежние времена, они все равно считали бы правильным сжигать еретиков на костре.Дух терпимости, который некоторые современные христиане считают христианским по своей сути, на самом деле является продуктом нрава, который допускает сомнения и с подозрением относится к абсолютной уверенности. Я думаю, что всякий, кто беспристрастно исследует прошлую историю, придет к выводу, что религия причинила больше страданий, чем предотвратила.

В чем смысл жизни для агностика?

Я склонен ответить другим вопросом: в чем смысл слова «смысл жизни»? Я предполагаю, что это предназначено для какой-то общей цели.Я не думаю, что в жизни вообще есть цель. Просто так получилось. Но у отдельных людей есть цели, и в агностицизме нет ничего, что могло бы заставить их отказаться от этих целей. Конечно, они не могут быть уверены в достижении тех результатов, к которым стремятся; но вы бы плохо подумали о солдате, который отказался сражаться, если победа не была гарантирована. Человек, которому религия нужна для поддержки своих целей, — человек робкий, и я не могу думать о нем так же хорошо, как о человеке, который рискует, хотя и признает, что поражение не невозможно.

Разве отрицание религии не означает отрицание брака и целомудрия?

Здесь снова нужно ответить другим вопросом: считает ли человек, задающий этот вопрос, что брак и целомудрие способствуют земному счастью здесь, внизу, или он думает, что, хотя они и причиняют страдания здесь, внизу, их следует пропагандировать как средство попасть в рай? Человек, придерживающийся последней точки зрения, без сомнения, ожидает, что агностицизм приведет к упадку того, что он называет добродетелью, но ему придется признать, что то, что он называет добродетелью, не способствует счастью человечества на земле.Если, с другой стороны, он придерживается первой точки зрения, а именно, что существуют земные аргументы в пользу брака и целомудрия, он должен также считать, что эти аргументы должны привлекать агностика. Агностики как таковые не имеют особых взглядов на сексуальную мораль. Но большинство из них признало бы, что есть веские аргументы против безудержного потакания сексуальным желаниям. Однако они могли бы получить эти аргументы из земных источников, а не из предполагаемых божественных заповедей.

Разве вера в разум не опасна? Разве разум не совершенен и неадекватен без духовного и нравственного закона?

Ни один разумный человек, каким бы агностиком он ни был, не верит «только в разум».»Разум связан с фактами, некоторые наблюдали, некоторые предполагали. Вопрос о том, есть ли будущая жизнь и есть ли Бог, касаются фактов, и агностик будет считать, что их следует исследовать таким же образом. как вопрос: «Будет ли завтра лунное затмение?» Но одних фактов недостаточно для определения действий, поскольку они не говорят нам, какие цели мы должны преследовать. В сфере целей нам нужно что-то кроме причины.Агностик найдет свои цели в собственном сердце, а не во внешнем повелении. Приведем пример: предположим, вы хотите поехать поездом из Нью-Йорка в Чикаго; вы воспользуетесь разумом, чтобы узнать, когда ходят поезда, и человека, который полагает, что у него есть какая-то способность проницательности или интуиции, позволяющая ему обходиться без расписания, будет сочтено довольно глупым. Но никакое расписание не скажет ему, что это мудро, ему придется принимать во внимание дальнейшие факты; но за всеми фактами будут цели, которые он считает целесообразными преследовать, и они, как для агностика, так и для других людей, принадлежат области, которая не является областью разума, хотя это ни в коей мере не должно быть противоположным. к нему.Я имею в виду сферу эмоций, чувств и желаний.

Считаете ли вы все религии формами суеверий или догм? Какую из существующих религий вы больше всего уважаете и почему?

Все великие организованные религии, которые доминировали над большими группами населения, включали в себя большее или меньшее количество догм, но «религия» — это слово, значение которого не очень определенно. Конфуцианство, например, можно назвать религией, хотя в нем нет догм.А в некоторых формах либерального христианства элемент догмы сведен к минимуму.

Из великих исторических религий я предпочитаю буддизм, особенно в его самых ранних формах, потому что в нем был минимальный элемент преследований.

Коммунизм как агностицизм противостоит религии, агностики коммунисты?

Коммунизм не противостоит религии. Он просто противостоит христианской религии, как и мусульманство. Коммунизм, по крайней мере в той форме, за которую выступают Советское правительство и Коммунистическая партия, представляет собой новую систему догм особенно злобного и преследующего характера.Следовательно, каждый настоящий агностик должен быть против него.

Считают ли агностики, что наука и религия несовместимы?

Ответ зависит от того, что подразумевается под «религией». Если это означает просто систему этики, это можно согласовать с наукой. Если это означает, что система догматов, рассматривается как бесспорно верно, она несовместима с научным духом, который отказывается принимать дела факта без доказательств, а также считает, что полная определенность вряд ли когда-либо невозможно.

Какие доказательства могут убедить вас в существовании Бога?

Я думаю, что если бы я услышал голос с неба, предсказывающий все, что должно было случиться со мной в течение следующих двадцати четырех часов, включая события, которые казались бы очень маловероятными, и если бы все эти события затем произвели, я бы возможно, убедиться хотя бы в существовании некоего сверхчеловеческого разума. Я могу представить себе другие доказательства того же рода, которые могли бы меня убедить, но, насколько мне известно, таких доказательств не существует.

1953

Что значит быть агностиком?

В 2018 году журнал Scientific American опубликовал статью под названием «Число американцев без религиозной принадлежности растет», в которой рассматривался рост числа американцев, не относящихся к какой-либо религии.В 2018 году опрос, проведенный исследовательским центром Pew Research Center, показал, что от 34 до 36 процентов миллениалов идентифицируют себя как атеисты, агностики или просто «ничего особенного».

В то время как большинство людей имеют общее представление об атеизме, агностицизм может быть немного более запутанным, поскольку он попадает в серую зону между полной верой и полным неверием в существование высшей силы и / или Бога.

В этой статье мы исследуем, что значит быть агностиком. Сначала мы дадим определение термину агностик и поговорим о том, как агностицизм выглядит на практике, а затем погрузимся в различия между агностиком и агностиком.атеист. Наконец, мы поделимся списком известных людей, которые являются агностиками.

Итак, приступим!




Агностическое определение: понимание происхождения термина

Давайте определим агностик. Этот термин был впервые введен в употребление английским биологом Томасом Генри Хаксли в 1884 году, который ввел термин «агностик» для обозначения людей, которые:

«… признают себя безнадежно невежественными в отношении множества вопросов, по которым метафизики и богословы, как ортодоксальные, так и инославные, догматируют с величайшей уверенностью.”

Для Хаксли быть агностиком означало признать, что нельзя с уверенностью верить в ортодоксальность религии или метафизики или не верить в них.

Идея Хаксли по-прежнему является ключевым элементом того, что значит быть агностиком сегодня. Согласно словарю Merriam-Webster Dictionary, определение агностика — это «человек, который придерживается точки зрения, что любая конечная реальность (например, Бог) неизвестна и, вероятно, непознаваема». Другими словами, тот, кто является агностиком, «не привержен вере ни в существование, ни в несуществование Бога», бога, богов или какой-то высшей силы.

Так что именно это означает? Чтобы понять это, мы сначала должны взглянуть на то, что значит верить в бога. Многие из основных мировых религий, таких как христианство, иудаизм, ислам и индуизм, верят, что существует высшая сила, которая контролирует вселенную и руководит событиями в жизни человека. Эти религии верят, что эта высшая сила невероятно могущественна и трансцендентна, а это означает, что она полностью выходит за рамки человеческого понимания.

Хотя эти религии расходятся во мнениях относительно того, кто и / или что есть бог, все они согласны в одном: Вселенная была создана высшей силой, которая продолжает вмешиваться как в мир, так и в человеческую жизнь.

Однако, когда кто-то является агностиком, этот человек не верит и не не верит в существование какой-либо высшей силы. Другими словами, агностиков не убеждают аргументы о существовании Бога (или богов, в зависимости от обстоятельств) … и не убедительные аргументы в пользу того, что Бога не существует. Что еще более важно, они считают, что существование более высокой степени не может быть доказано или опровергнуто, как объяснил Хаксли еще в 1884 году.

Короче говоря, если вы ответите на вопрос «Существует ли Бог?» со словом «я не знаю» вы, вероятно, агностик!

Три категории агностицизма

Термин «агностик» означает нахождение посередине между верой и неверием в богов, что делает его универсальным термином для всех, кто не уверен, есть ли высшая сила или нет.Но это не объясняет , почему агностики думают именно так! Вот почему философы склонны разбивать агностицизм на три отдельные категории, , о которых мы поговорим ниже.

Категория 1: Сильный агностицизм

Сильные агностики — которых иногда называют жесткими или абсолютными агностиками — верят, что нет никакого способа, чтобы кто-либо мог знать без тени сомнения, что Бог существует .Точно так же они не верят, что любой может полностью, на 100 процентов доказать, что Бога не существует ! Это потому, что мы можем знать только то, что переживаем, а это означает, что наша вера в Бога субъективна , а не объективна.

Вот что мы имеем в виду. Проверяемое, доказуемое, объективное Наблюдение — это то, что — с помощью поддающейся проверке науки или универсального опыта — каждый может увидеть как истинное. Хорошим примером объективного факта является то, что солнце встает и заходит каждый день в большинстве частей мира. Даже без научных расчетов, подтверждающих, что это происходит, это явление наблюдается повсеместно. Поэтому все согласны, что это бывает! Из-за этого вы можете думать о восходе и заходе солнца как о объективном факте .

A субъективное наблюдение — это наблюдение, основанное на индивидуальных мыслях, взглядах и чувствах человека по поводу предмета.Например, представьте себе знакомого, который ненавидит острую пищу. Для них острая пища — это неприятный — а может быть, даже болезненный! — опыт, поэтому они избегают всего, что содержит острый перец. Вы, однако, можете жить ради острой пищи настолько, что добавляете острый соус практически ко всему, что едите! Ни вы, ни другой человек не ошибаетесь … просто у вас были разные субъективных переживаний, которые повлияли на ваше отношение к перцам хабанеро.

И в этом разница между объективным наблюдением и субъективным: субъективные наблюдения верны только для человека, который их испытывает.

Сильные агностики полагают, что у никого не может быть , чтобы доказать, вне всякого сомнения, что Бог не существует и не существует. Это означает, что любые аргументы, которые люди выдвигают в пользу одной или другой стороны, используют субъективные аргументы, чтобы попытаться доказать свою точку зрения. И поскольку они зависят от уникальных убеждений, мыслей и опыта человека, они не являются объективными … что означает, что аргументы ни одной из сторон о существовании высшей силы не могут считаться «фактами».”

Слабый агностицизм не означает, что он ломается под давлением. Это больше связано с тем, можно ли когда-нибудь доказать существование Бога!

Категория 2: Слабый агностицизм

Слабый агностицизм — который также известен как мягкий или открытый агностицизм — согласуется с сильным агностицизмом в том, что, по их мнению, никто в настоящее время не знает, существует ли высшая сила. Но слабые агностики считают, что то, что что-то не может быть доказано прямо сейчас , не означает, что это не может быть доказано никогда !

Теория зародышей — хороший пример того, как недоказанные ранее идеи могут стать реальностью.В 1546 году итальянский ученый по имени Джироламо Фракасторо писал, что эпидемические заболевания вызываются крошечными семеподобными организмами, называемыми Seminaria morbi , которые распространяются через прикосновение или по воздуху. Пройдет еще 300 лет, прежде чем такие ученые, как Луи Пастер и Роберт Кох, докажут, что гипотеза Фракасторо о микробах верна!

То, что Фракасторо не смог доказать свою идею в 1546 году, не означало, что никогда не будет доказано, что окажется правильным … что та же идея, что и в основе слабого агностицизма.Таким образом, люди, которые являются слабыми агностиками, агностики, потому что ждут объективных свидетельств. Они не верят, что ответ на этот вопрос навсегда останется непознаваемым … они просто думают, что ответ еще не известен. . Во многих отношениях слабых агностиков можно рассматривать как «воздерживающихся от суждения» о том, существует ли Бог, до тех пор, пока не будут представлены неопровержимые факты.

Категория 3: Апатичный агностицизм

Третья категория агностицизма — апатичный агностицизм.Как и первые две школы агностицизма, апатичные агностики также верят, что нет доказательств того, что высшая сила существует или не существует. Но в отличие от сильных и слабых агностиков, апатичные агностики верят, что в конце концов это не имеет значения.

Вот почему: апатичные агностики верят, что любой Бог (или боги), которые могут существовать, кажется, совершенно не заботится о благополучии мира или его жителей. Они указывают на такие проблемы, как война, голод и разрушение окружающей среды…и отсутствие видимого божественного вмешательства. Таким образом, апатичные агностики считают, что, поскольку любая высшая сила, которая может существовать, не вмешивается в дела людей, не имеет значения, существует эта сущность или нет. Они думают о споре о Боге как о академическом упражнении, а не о том, что имеет какое-либо реальное влияние.

Хотя есть группы агностиков, к которым вы можете присоединиться, агностики не поклоняются и не оказывают услуг, как теисты (или верующие в Бога).

Как кто-то практикует агностицизм?

Поскольку агностик — это ярлык для людей, которые не верят или не верят в высшую силу, этот термин служит широкой категорией, охватывающей людей всех рас, классов и слоев общества. Таким образом, агностицизм известен своей инклюзивностью.

Поскольку агностицизм не имеет набора правил и ритуалов, которые может практиковать человек, легче понять агностицизм как способ мышления, а не систему убеждений.(Они больше соответствуют организованной религии, которая, как мы упоминали ранее, относится к «убеждениям» в уравнении «существует ли высшая сила?».) Это означает, что вы, вероятно, не найдете конкретно «агностика». »Здания или групповые службы в вашем городе, как если бы вы это делали для религиозных организаций. (Однако есть агностические организации, к которым вы можете присоединиться, например, атеисты и агностики-унитаристы-универсалисты или Центр исследований.)

Как и эти туфли, у атеизма и агностицизма много общего…но они не совсем такие же!

Агностик против атеиста: в чем разница?

Теперь, когда вы знаете больше об агностицизме, вы, вероятно, задаетесь вопросом, чем он отличается от атеизма. Ответ на самом деле довольно прост: Мерриам-Вебстер определяет атеиста как «человека, который не верит в существование бога или каких-либо богов», или «того, кто поддерживает атеизм или поддерживает его».

Другими словами, в то время как агностики не уверены в существовании (или несуществовании) Бога, атеисты не верят, что какой-либо бог существует. В отличие от агностиков, которые отвечают на вопрос «Существует ли Бог?» «Не знаю» атеисты отвечают на тот же вопрос твердым «нет».

Подобно агностицизму, атеизм можно разбить на подкатегории в зависимости от того, почему человек не верит в существование высшей силы. Сильные атеисты (иногда называемые «позитивными атеистами») твердо утверждают, что нет Бога, богов или контролирующей высшей силы . Сильные атеисты настолько тверды в своей позиции, что считают несуществование Бога фактом.

Слабые атеисты, которых иногда называют «отрицательными» атеистами, также не верят в существование какой-либо высшей силы. Однако, в отличие от сильных атеистов, которые активно верят, что несуществование Бога (ов) является фактом, слабый атеизм лучше понимать как отсутствие веры в высшую силу. Хотя слабые атеисты не верят в Бога, они также не утверждают, что Бога (ов) не существует. Кто-то, кто является слабым атеистом, мог бы резюмировать свои убеждения следующим образом: «Я не верю, что существует высшая сила, но я не могу сказать со 100-процентной уверенностью, что высшей силы не существует.Я просто знаю, что аргументы в пользу существования Бога неубедительны, поэтому я не верю, что Бог существует ».

Теперь вернитесь и посмотрите на определения сильного и слабого агностицизма. Вы заметите, что ключевое различие между атеизмом и агностицизмом зависит от их позиции относительно существования Бога. В то время как и сильные, и слабые атеисты верят, что Бога (ов) нет, агностики всех мастей считают, что невозможно узнать, реален ли Бог. Из-за этого агностики не верят и не не верят, что высшая сила существует, тогда как атеисты верят, что никакой высшей силы не существует.

6 известных агностиков

Хотя противоречие между атеизмом и религией привлекает наибольшее внимание, есть много людей, которые попадают в среднюю, серую зону агностицизма. Вот некоторые известные люди, которые идентифицируют себя как агностики:

Что теперь?

Думаете ли вы использовать свой опыт с агностицизмом в качестве темы для одного из своих эссе для поступления в колледж? Обязательно ознакомьтесь с нашим пошаговым руководством по написанию сочинений, чтобы убедиться, что вы пишете сочинение, которое привлечет внимание приемной комиссии!

Если вы не знаете, как выглядит хорошее эссе для поступления в колледж , не волнуйтесь.Вот список из 101 примера эссе с экспертным анализом, чтобы вы начали с правильного пути.

Но что такое приемные комиссии колледжей? Узнайте больше о приемной комиссии колледжа и ее роли в процессе приема здесь.

Ключевые различия между атеизмом и агностицизмом

Слова атеист и агностик вызывают в воображении множество различных восприятий и значений. Когда дело доходит до вопроса о существовании богов, это непростой вопрос, который часто понимают неправильно.

Ключевые выводы: атеизм и агностицизм

  • Атеизм — это вера или, в частности, то, во что вы не верите.
  • Атеист не верит ни в каких богов.
  • Агностицизм — это знание или, в частности, то, чего вы не знаете.
  • Агностик не знает, существуют ли боги или нет.
  • Люди обычно одновременно и агностики, и атеисты, и агностики, и теисты.

Независимо от того, каковы их причины или как они подходят к вопросу, агностики и атеисты принципиально разные, но также неисключительные.Многие люди, принимающие ярлык агностиков, одновременно отвергают ярлык атеиста, даже если он технически применим к ним.

Кроме того, существует распространенное заблуждение, что агностицизм является более «разумной» позицией, в то время как атеизм более «догматичен» и в конечном итоге неотличим от теизма, за исключением деталей. Это неверный аргумент, потому что он искажает или неправильно понимает все, что связано: атеизм, теизм, агностицизм и даже природу самой веры.

Давайте исследуем разницу между атеистом и агностиком и очистим воздух от любых предубеждений или неверных толкований.

Смотрите сейчас: в чем разница между атеистами и агностиками?

Что такое атеист?

Атеист — это любой, кто не верит ни в каких богов. Это очень простая концепция, но ее часто неправильно понимают. По этой причине есть множество способов заявить об этом.

Атеизм — это неверие в богов; отсутствие веры в богов; неверие в богов; или не веря в богов.

Наиболее точное определение может заключаться в том, что атеист — это любой, кто не подтверждает утверждение «существует по крайней мере один бог». Это не утверждение атеистов. Чтобы быть атеистом, со стороны атеиста не нужно ничего активного или даже сознательного. Все, что требуется, — это не «подтверждать» предложение, сделанное другими.

Что такое агностик?

Агностик — это любой, кто не утверждает, что знает, существуют ли какие-либо боги или нет. Это тоже несложная идея, но ее можно так же неправильно понять, как атеизм.

Одна из основных проблем заключается в том, что атеизм и агностицизм имеют дело с вопросами о существовании богов. В то время как атеизм включает в себя то, что человек делает или не верит , агностицизм включает в себя то, что человек знает или не знает . Вера и знание связаны, но, тем не менее, являются отдельными вопросами.

Есть простой тест, чтобы определить, агностик он или нет. Вы точно знаете, существуют ли какие-нибудь боги? Если так, то вы не агностик, а теист.Вы точно знаете, что богов нет или даже не может быть? Если так, то вы не агностик, а атеист.

Каждый, кто не может ответить «да» на один из этих вопросов, может верить или не верить в одного или нескольких богов. Однако, поскольку они также не утверждают, что знают наверняка, они агностики. Тогда возникает единственный вопрос, являются ли они агностиком-теистом или агностиком-атеистом.

Агностический атеист против. Агностик теист

Агностик-атеист не верит ни в каких богов, в то время как агностический теист верит в существование хотя бы одного бога.Однако оба не заявляют, что обладают знаниями, подтверждающими это убеждение. По сути, есть еще некоторые вопросы, и именно поэтому они агностики.

Это кажется противоречивым и сложным, но на самом деле это довольно просто и логично. Верит человек или нет, он также может чувствовать себя комфортно, не заявляя, что знает наверняка, правда ли это или нет. Это также встречается во многих различных темах, потому что вера — это не то же самое, что прямое знание.

Как только становится понятно, что атеизм — это просто отсутствие веры в каких-либо богов, становится ясно, что агностицизм не является, как многие полагают, «третьим путем» между атеизмом и теизмом.Наличие веры в бога и отсутствие веры в бога не исчерпывает всех возможностей.

Агностицизм — это не вера в бога, а знание. Первоначально он был придуман для описания положения человека, который не мог утверждать, что знает наверняка, существуют ли какие-либо боги или нет. Это не предназначалось для описания того, кто каким-то образом нашел альтернативу между наличием или отсутствием какой-либо конкретной веры.

Тем не менее, у многих людей сложилось ошибочное впечатление, что агностицизм и атеизм исключают друг друга.Но почему? В «Я не знаю» нет ничего, что логически исключает «Я верю».

Напротив, знания и убеждения не только совместимы, но и часто появляются вместе, потому что незнание часто является причиной неверия. Часто очень хорошая идея — не соглашаться с тем, что какое-то предположение истинно, если у вас нет достаточных доказательств, которые квалифицировали бы его как знание. Быть присяжным заседателем в суде об убийстве — хорошая параллель с этим противоречием.

Нет Агностика против.Атеист

К настоящему времени разница между атеистом и агностиком должна быть довольно ясной и легко запоминающейся. Атеизм — это вера или, в частности, во что вы не верите. Агностицизм — это знание или, в частности, то, чего вы не знаете.

Атеист не верит ни в каких богов. Агностик не знает, существуют ли боги или нет. Это может быть один и тот же человек, но не обязательно.

В конце концов, суть в том, что человек не сталкивается с необходимостью быть только атеистом или агностиком.Человек может не только быть и тем, и другим, но и агностиками, атеистами, агностиками и теистами — обычное дело.

Агностик-атеист не будет утверждать, что знает наверняка, что ничего, что оправдывает ярлык «бог», существует или что такового не может быть. И все же они также активно не верят, что такая сущность действительно существует.

Определение

в кембриджском словаре английского языка

不可知論 者 (對 神 存在 與否 不能 肯定 認為 不可知), 不可知論 的, (硬 體 和 軟體) 跨 平臺 的 , 適用 不同 的…

Узнать больше

不可知論 者, 不可知論 (者) の…

Узнать больше

Allah’ın varlığının bilinemezliğini savunan kişi, agnostik, bilinemezciliği savunan…

Узнать больше

لا أدري شخص يعتقد أن وجود الله هو أمر لا يمكن معرفته), لا أدري (ة للشخص الذي يعتقد ن وجوداللي يعتقد ن وجود الل متد الل متد الل تود الل تود الل مودن الل تود الل تود الل تود

Узнать больше

ผู้ ไม่ เชื่อ ว่า มี พระเจ้า เพราะ ไม่มี ใคร ที่ รู้ จริง, ซึ่ง ไม่ เชื่อ ว่า มี พระเจ้า เพราะ ไม่มี ใคร ที่ รู้ จริง…

Узнать больше

người theo thuyết bất khả tri, bất khả tri…

Узнать больше

der Agnostiker / die Agnostikerin, agnostisch…

Узнать больше

불가지론 자, 불가지론 의…

Узнать больше

者 (对 神 存在 与否 不能 肯定 或 认为 不可知), 不可知论 的, (硬件 和 软件) 跨 平台 的 , 适用 不同 平台 的…

Узнать больше

Агностицизм — Энциклопедия Нового Мира


Агностицизм — это философская или религиозная точка зрения, согласно которой истинная ценность определенных утверждений — особенно утверждений относительно существования Бога, богов, божеств, конечной реальности или загробной жизни — неизвестна или, в зависимости от форма агностицизма, по своей сути непознаваемая из-за субъективной природы опыта.

Агностики заявляют, что либо невозможно иметь абсолютных или определенных знания о существовании или несуществовании Бога или богов; или, альтернативно, постулируйте, что, хотя определенность может быть возможна для некоторых, они лично не овладели этим знанием. Агностицизм в обоих случаях предполагает некоторую форму скептицизма.

Агностицизм не обязательно без веры в Бога или богов. Скорее, его вера состоит в том, что существование Бога или богов непостижимо .Важно отметить, что в отличие от более популярного понимания агностицизма просто как агностического отношения к божественному, агностицизм на самом деле является вполне конструктивным проектом с двух сторон. Во-первых, как первоначально понимал Томас Хаксли, который ввел этот термин, он включает в себя серьезный философский процесс для подхода к вопросу о существовании Бога. Во-вторых, агностицизм может религиозно исходить из осознания своего невежества, что, в свою очередь, может привести к глубокому переживанию божественного.

Этимология

Термин агностицизм происходит от сочетания греческого префикса «а», означающего «без», и гнозис , означающего «знание». Таким образом, этот термин совершенно явно относится к недостатку знаний агностика о божественном. Термин «агностик» является относительно новым, он был введен Томасом Хаксли в 1869 году для описания его личной философии, отвергающей гностицизм, под которой он имел в виду все притязания на оккультные или мистические знания [1] , такие как те, о которых говорили ранние христиане. руководители церкви, которые использовали греческое слово гнозис для описания «духовного знания».«Однако агностицизм не следует путать с религиозными взглядами, противостоящими гностическому движению, то есть ранним протохристианским религиозным сектам, существовавшим в начале первого тысячелетия.

В последние годы использование слова «агностицизм» для обозначения того, что неизвестно или достоверно, очевидно в научной литературе по психологии и нейробиологии. [2] Кроме того, этот термин иногда используется в значении, напоминающем «независимый», особенно в технической и маркетинговой литературе, которая может относиться к «аппаратному агностику» [3] или «платформенно-независимому».» [4]

Философские основы агностицизма

Философ-софист Протагор (485-420, до н.э., ), кажется, был первым среди многих мыслителей на протяжении всей истории, который предположил, что вопрос о существовании Бога непознаваем. [5] Однако именно философ эпохи Просвещения Дэвид Юм заложил основы современного агностицизма, когда он утверждал, что любое значимое утверждение о вселенной всегда подвергается некоторой степени сомнения.

Опираясь на Юм, мы видим, что ошибочность человеческого рассуждения означает, что человек не может получить абсолютную уверенность в любом вопросе, кроме тривиальных случаев, когда утверждение истинно по определению (например, «все холостяки не женаты» или «все треугольники» иметь три угла »). Все рациональные утверждения, которые утверждают фактологическое утверждение о Вселенной, которые начинаются с утверждения «Я верю, что …» являются просто сокращением для утверждения, «основанного на моем знании, понимании и интерпретации преобладающих свидетельств, я ориентировочно в это верю… «Например, когда кто-то говорит:« Я считаю, что Ли Харви Освальд застрелил Джона Ф. Кеннеди », этот человек утверждает не абсолютную истину, а скорее предварительное убеждение, основанное на интерпретации свидетельств, собранных перед ним или ею. Даже если кто-то может установить будильник на ночь, полностью полагая, что солнце взойдет на следующий день, эта вера носит предварительный характер, смягченная небольшой, но конечной степенью сомнения, поскольку всегда существует некоторая бесконечно мера вероятности того, что солнце может взорваться или что этот человек может умереть и так далее.

Что отличает агностицизм от общего скептицизма, который пронизывает большую часть современной западной философии, так это то, что суть вопроса заключается в природе Бога, а не в том, существует ли Бог просто или нет. Таким образом, первостепенное значение имеют природа и атрибуты Бога. Агностицизм утверждает в качестве фундаментального принципа, что природа и атрибуты Бога находятся за пределами досягаемости ограниченного и ограниченного разума человечества, поскольку эти божественные атрибуты выходят за рамки человеческого понимания. Представление о Боге — это просто слишком обширное понятие для простого человека, чтобы его или его разум охватил.Люди могут использовать такие термины, как «всемогущий», «вездесущий», «бесконечный» и «вечный», чтобы попытаться охарактеризовать Бога, но, как утверждал бы агностик, эти в высшей степени непонятные термины только подчеркивают неадекватность нашего умственного оснащения для понимания понятие такое обширное, эфемерное и неуловимое.

Агностические взгляды могут быть такими же старыми, как философский скептицизм, но термины «агностик» и «агностицизм» были созданы Томасом Хаксли, чтобы сопоставить его убеждения с убеждениями других доминирующих философских и религиозных верований его времени.Хаксли считал, что его убеждения принципиально отличаются в одном важном отношении от всех этих других позиций, будь то теистские, пантеистические, деистические, идеалистические или христианские. По его словам:

Единственное, в чем были согласны большинство этих хороших людей, — это то, в чем я отличался от них. Они были совершенно уверены, что достигли определенного «гнозиса» — более или менее успешно решили проблему существования; в то время как я был совершенно уверен, что нет, и был довольно твердо уверен, что проблема неразрешима. [6]

Агностицизм Хаксли считается естественным следствием интеллектуальных и философских условий 1860-х годов, когда клерикальная нетерпимость пыталась подавить научные открытия, которые, казалось, противоречили буквальному прочтению Книги Бытия и других установленных иудейских и христианских доктрин. С тех пор этот термин используется как важная категория при классификации религиозных убеждений. Однако этот термин не следует рассматривать строго с точки зрения религиозной категоризации.Первоначально он служил для описания позиции Хаксли относительно основ знания, а не просто его позиции относительно существования Бога. Как писал сам Хаксли:

На самом деле агностицизм — это не кредо, а метод, суть которого заключается в неукоснительном применении единственного принципа (…) Положительно этот принцип может быть выражен: В вопросах интеллекта следуйте своему разуму, как насколько это возможно, безотносительно к другим соображениям. И отрицательно: в вопросах интеллекта не делайте вид, будто выводы являются определенными, которые нельзя продемонстрировать или доказать. [7]

Таким образом, агностицизм возник как эпистемологический процесс, прежде чем он стал описателем определенной позиции о существовании Бога. Использовать агностицизм в его самом общем смысле, то есть относиться к тому, кто считает существование Бога непознаваемым, — значит использовать определение этого термина, данное Гербертом Спенсером. [8]

Вариации агностицизма

Агностицизм можно разделить на несколько подкатегорий. Недавно предложенные варианты включают:

  • Сильный агностицизм (также называемый «жесткий агностицизм», «закрытый агностицизм», «строгий агностицизм» или «абсолютный агностицизм») относится к точке зрения, что вопрос о существовании или несуществовании Бога или богов и природе окончательного реальность непознаваема по причине нашей естественной неспособности подтвердить любой опыт с чем-либо, кроме другого субъективного опыта.Сильный агностик сказал бы: «Я не знаю, существует Бог или нет, и вы тоже».
  • Слабый агностицизм (также называемый «мягкий агностицизм», «мягкий агностицизм», «открытый агностицизм», «эмпирический агностицизм», «темпоральный агностицизм») относится к точке зрения, согласно которой существование или отсутствие Бога или богов является в настоящее время неизвестно, но не обязательно неизвестно при наличии надлежащих доказательств. Следовательно, слабый агностик воздержится от суждений о существовании Бога или богов до тех пор, пока не появятся новые доказательства.Слабый агностик сказал бы: «Я не знаю, существует Бог или нет, но, может быть, вы и знаете».
  • Апатичный агностицизм относится к точке зрения, что нет никаких доказательств существования или несуществования Бога или богов, и что поскольку любой Бог или боги, которые могут существовать, кажутся безразличными к вселенной или благополучию ее жителей, в любом случае вопрос о божественном носит в основном академический характер. Такой апатичный агностик, как французский философ восемнадцатого века Дени Дидро, сказал бы: «Меня просто не волнует, существует Бог или нет.»
  • Игностицизм — это утверждение, что последовательное определение» Бога «должно быть выдвинуто до того, как вопрос о существовании Бога может быть осмысленно обсужден. Если выбранное определение не является последовательным, то есть не поддается эмпирической проверке , игнорирование придерживается некогнитивистской точки зрения, согласно которой существование Бога бессмысленно. Итак, игнорирующий сказал бы: «Я не знаю, что вы имеете в виду, когда говорите:« Бог существует »». Термин «игностицизм» был придуман Реформом. Еврейский раввин Шервин Вайн.Следует отметить, что А.Дж. Айер, Теодор Дрейндж и другие философы считают игностицизм отличным от атеизма и агностицизма на том основании, что атеизм и агностицизм по-прежнему действительно принимают «Бог существует» как значимое утверждение, которое может быть признано ложным (атеизм) или все еще неубедительным ( агностицизм).
  • Агностический теизм (также называемый «религиозным агностицизмом») — это точка зрения тех, кто не утверждает, что знает о существовании Бога или богов, но все же верят в существование такого существа.Некоторые теисты-агностики смиренно признают свое невежество, чтобы стать ближе к Богу. Другие, веря в божественное, могут отчаяться когда-либо полностью понять, во что они верят.
  • Агностический атеизм — это точка зрения, противоречащая агностическому теизму: существование Бога или богов непостижимо, поэтому не следует верить в упомянутого Бога или богов. Бертран Рассел называл себя «атеистически настроенным» агностиком.
  • Слабый атеизм также можно рассматривать как форму агностицизма, поскольку слабые атеисты не отрицают утверждения о существовании единственного божества или группы божеств.Скорее, они только воздерживаются от принятия теистических утверждений, не придерживаясь никакого мнения относительно существования божеств либо из-за отсутствия интереса к этому вопросу (точка зрения, называемая апатизмом), либо из-за веры в то, что аргументы и доказательства, представленные обоими теисты и сильные атеисты одинаково неубедительны, поскольку оба несут бремя доказательства того, существует ли бог или нет, соответственно.

Агностицизм в религии

Хотя это может показаться нелогичным, нити агностицизма тонко вплетены во многие религии мира.В таких разнообразных религиозных течениях, как фидеизм и индуистское движение бхакти, интеллектуальное знание о существовании божественного считается ниже беспрекословной преданности высшему божеству. Христианские фидеисты, например, утверждают, что человеческое познание не может считаться действенным средством познания, поскольку оно испорчено первородным грехом; поэтому вера в Бога — единственная надежда на осознание Бога.

Сорен Кьеркегор (1813–1855), знаменитый христианский теолог-экзистенциалист, является одним из ключевых сторонников этого направления мысли.Реагируя на гностическое заявление Гегеля о способности достичь полного знания, Кьеркегор предположил, что существование Бога не может быть определено с какой-либо достоверностью человеческими способностями, и предположил, что «прыжок веры» был необходим, чтобы осознать Бога и превзойти эти способности.

Хотя большинство разновидностей христианства заявляют о знании сугубо личностного и антропоморфного Бога-творца, другие придерживаются более агностического подхода к божественному. Например, римско-католическая догма относительно природы Бога содержит множество критических замечаний по поводу агностицизма.Рассмотрим терминологию, используемую в Католической энциклопедии для характеристики Бога: это существо создано из «бесконечно совершенной духовной субстанции» и далее описывается как «всемогущий», «вечный», «непонятный», а также «бесконечный». в интеллекте, воле и во всем совершенстве «. [9] Каждый из этих терминов предполагает, что верховное божественное существо фактически непознаваемо для смертных людей, поскольку они существуют в их нынешней физической форме.

Многие направления буддизма также можно назвать агностическими, если не нетеистическими.В то время как буддийские тексты описывают множество богов и богинь, которые лишены способностей творить или даровать спасение, существование единственного, верховного божества обсуждается редко. Большинство буддистов считают, что такой верховный бог может существовать, а может и не существовать; однако существование такого божественного существа или существ считается ими не имеющим отношения к поискам, связанным с достижением нирваны или просветления.

Значение

Агностицизм — важная классификация в классификации философских и религиозных убеждений, поскольку он эффективно представляет собой нечто среднее между верой в Бога или богов и прямым неверием.Тем не менее, агностицизм также является одной из самых запутанных из таких категорий. Хотя этот термин может просто относиться к нейтральной, агностической позиции относительно существования божественного, он также может означать что-то более серьезное и конструктивное, чем можно было бы ожидать. Кажется, есть два способа оценить значение агностицизма: один философский, а другой религиозный.

С философской точки зрения, необходимо осознавать тот факт, что агностицизм в его первоначальном смысле у Хаксли относится более конкретно к серьезному процессу приближения к вопросу о существовании Бога или богов, а также множества других явлений через эмпиризм и разум.Таким образом, ограничение термина агностик типом человека, который просто не уверен в существовании Бога или богов, не соответствует предполагаемому значению этого слова. Эти терминологические оговорки, возможно, иллюстрируют, насколько уникальна и разнообразна позиция агностика на самом деле: в то время как и теисты, и атеисты занимают стойкие позиции относительно существования или несуществования Бога, соответственно, агностики по-прежнему основаны на определенном образе мышления, а не на мнимой позиции.

С религиозной точки зрения, если агностик настолько скромен, что осознает степень своего невежества, то он может быть приведен к более глубокому переживанию Бога в сфере благочестия и веры, чем общепризнанный теист, который не обязательно придерживается агностицизма.Таким образом, агностицизм может иметь конструктивную, а не деструктивную роль, позволяя людям получить глубокое переживание божественного. Похоже, это связано с духовным агностицизмом, о котором говорил Сократ, когда подчеркивал необходимость осознания своего невежества в поисках мудрости.

Банкноты

  1. Словарь американского наследия , 2000, s.v. «Агностик».
  2. Oxford English Dictionary , Additions Series, 1993.
  3. ↑ С.Дж. О’Доннелл и М. Ф. Краевски, «Аппаратно-независимый подход к обеспечению жизненного цикла TPS», в Autotestcon 2006 Systems Readiness Technology Conference Proceedings (IEEE, 2006), 371-75. ISBN 1424400511 См. Информацию о статье в Интернете. Проверено 15 октября 2007 года.
  4. ↑ Фру Хазлит, «Независимость от платформы — единственный способ выжить в эпоху цифровых технологий», The Independent , 26 июня 2006 г. Проверено 15 октября 2007 г.
  5. ↑ К. Канненгейзер, К. «Атеизм», в Энциклопедии религии, под редакцией Мерсии Элиаде (Нью-Йорк: MacMillan Publishing, 1987, ISBN 002

    05), 485.
  6. ↑ Томас Хаксли, «Агностицизм», в Сборник эссе , тт. 1-7 (Нью-Йорк: Д. Эпплтон и Ко, 1896-1910), 238.
  7. ↑ Хаксли, «Агностицизм», 246.
  8. ↑ Герберт Спенсер, Первые принципы (Лондон: Routledge / Thoemmes, 1996).
  9. Католическая энциклопедия , s.v. «Природа и атрибуты Бога». Проверено 15 октября 2007 года.

Список литературы

  • Хьюм, Дэвид. Диалоги о естественной религии .Нью-Йорк: Рутледж, 1991. ISBN 0415020131
  • Хаксли, Томас. Собрание сочинений Тома 1-7. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и Ко, 1896-1910.
  • Хаксли, Томас. Место человека в природе и другие антропологические очерки , Лондон: Macmillan, 1906.
  • Канненгейзер К. «Атеизм». Энциклопедия религии . Отредактировал Мерсия Элиаде. Нью-Йорк: MacMillan Publishing, 1987. ISBN 002

    05
  • Рэй, Мэтью Алан. Субъективность и безбожие: атеизм и агностицизм у Канта, Шопенгауэра и Ницше .Берлингтон, VT: Ashgate, 2003. ISBN 0754634566
  • Спенсер, Герберт. Первые принципы . Лондон: Routledge / Thoemmes, 1996. ISBN 0415122112
  • Штайн, Гордон. «Агностицизм.» В Энциклопедия неверия (том 1) . Буффало, Нью-Йорк: Книги Прометея, 1985. 3-4. ISBN 978-0879753078

Внешние ссылки

Все ссылки получены 17 февраля 2016 г.

Кредиты

Энциклопедия Нового Света Писатели и редакторы переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в энциклопедию Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.