Что такое фрустрации – это что такое в психологии кратко, проявления, методы диагностики, поведенческие модели, способы лечения, ка справиться

Содержание

Фрустрация — что это такое простыми словами? Примеры фрустрации

Фрустрация — что это? Во-первых, существует два типа этого состояния: внутренний и внешний. Внутренняя фрустрация может возникнуть из-за проблем в выполнении личных целей, желаний, инстинктивных побуждений и потребностей или устранения ощущаемых недостатков, таких как отсутствие уверенности или страх перед социальными ситуациями. Конфликт, например, когда у вас есть конкурирующие цели, которые мешают друг другу, также может быть внутренним механизмом фрустрации и может создать когнитивный диссонанс.

Существует несколько способов, при помощи которых люди справляются с фрустрацией. Она может быть выражена в пассивно-агрессивном поведении, гневе или насилии, хотя она может также стимулировать положительные процессы благодаря вспыхнувшим усилиям и стремлениям. Этот широкий диапазон потенциальных результатов затрудняет определение исходной причины разочарования, поскольку ответы могут быть косвенными. Однако более прямой и общий ответ — это склонность к агрессии.

Особенности фрустрации

Фрустрация происходит из-за чувства неопределенности и неуверенности, которое проистекает из ощущения неспособности удовлетворить потребности. Если потребности отдельного человека блокируются, чаще возникают проблемы и состояние неудовлетворения. Когда эти потребности постоянно игнорируются или не удовлетворяются, гнев, депрессия, потеря уверенности в себе, раздражение, агрессия, а иногда и насилие, вероятно, пойдут следом. Потребности могут быть заблокированы двумя разными способами — внутренними и внешними. Внутренняя блокировка происходит в сознании индивидуума из-за отсутствия способности, уверенности, противоречивых целей и желаний и/или страхов. Внешняя блокировка происходит с человеком вне его контроля.

Предрасположенность

Некоторые люди предрасположены к этому чувству, что хорошо индексируется с точки зрения темперамента (расстройства), травм в подростковом возрасте и невротизма во взрослой жизни. Расстройство связано с перцепционными изменениями, включая изменения в восприимчивой привязанности отношений. Фрустрация — это эмоциональное состояние, характеризующееся как злость при осознании своей беспомощности. Его можно считать одним из симптомов неврозов.

Характеристика фрустрации

Фрустрацию можно рассматривать как поведение, которое может иметь ряд последствий, в зависимости от психического здоровья человека. В положительных случаях она будет нарастать до уровня, который слишком велик для того, чтобы человек мог сдерживать ее или терпеть. В негативных случаях индивидуум может воспринимать источник разочарования вне своего контроля, и таким образом, расстройство будет продолжать расти, что в конечном итоге приведет к дальнейшему проблемному поведению (например, к насильственной реакции против мнимых угнетателей или противников). Для того чтобы всего этого избежать, нужно провести диагностику фрустрации.

Наказание и поощрение

Иногда происходит упорный отказ реагировать на новые условия, влияющие на цель, такие как удаление или изменение эмоционального барьера. Как указал Браун, суровое наказание может произвести эффект, абсолютно противоположный желаемому: «Либо фрустрация может производить эффект, противоположный эффекту поощрения, и таким образом препятствовать повторению действия или, действуя как расстраивающий агент, может привести к фиксации и другим симптомам расстройства. Из этого следует, что наказание является опасным инструментом при фрустрации, поскольку оно часто имеет последствия, которые полностью противоположны желаемым». Понятие фрустрации неотделимо от неудовлетворенности и разочарования, а потому наказание здесь бессильно.

Толерантность

Все люди могут испытывать эту эмоцию с одинаковой интенсивностью, ведь некоторые обладают природной толерантностью. Толерантность к фрустрации — что это? Это способность противостоять фрустрации при решении трудных задач. Наличие толерантности с низким уровнем фрустрации связано с явлением гнева, а более высокий уровень толерантности связан с более низкими уровнями гнева и более выраженным упорством в решении трудных задач. Например, ребенок с высокой степенью толерантности может справиться с повторяющимися проблемами и неудачами, не испытывая значительных фрустраций. Фрустрированный человек, в свою очередь, с детства будет испытывать эту эмоцию, даже когда занимается заданиями средней сложности.

Связь с агрессией

Гипотеза фрустрации-агрессии представляет собой теорию агрессии, предложенную Джоном Доллардом, Нилом Миллером, Леонардом Добом, Орвалем Маурером и Робертом Сирсом в 1939 году и далее развитую Нилом Миллером в 1941 году и Леонардом Берковицем в 1969 году. Теория утверждает, что агрессия является результатом блокирования или разочарования усилий человека по достижению цели.

При первом формулировании гипотеза утверждала, что фрустрация всегда предшествует агрессии, а агрессия является верным следствием расстройства. Два года спустя Миллер и Сирс вновь сформулировали гипотезу, чтобы предположить, что, хотя фрустрация — это эмоциональное состояние, характеризующееся как потребность в ответе и утешении, проявление спонтанной агрессии является одним из возможных результатов этой самой фрустрации. Поэтому в переформулированной гипотезе было указано, что, хотя разочарование подсказывает поведение, которое может или не может быть агрессивным, любое агрессивное поведение является результатом эмоции, которой посвящена эта статья, что делает ее недостаточным, но необходимым условием для агрессии.

Причины насилия

Гипотеза пытается объяснить, почему некоторые люди становятся козлами отпущения. Она пытается дать объяснение причин насилия. Согласно Долларду и его коллегам, фрустрация — это «условие, которое существует, когда цель-ответ страдает от вмешательства извне», в то время как агрессия определяется как «действие, целью-ответом которого является повреждение организма (или суррогата организма)». Теория утверждает, что фрустрация вызывает агрессию, но когда источник разочарования не может быть устранен, агрессия переходит на невиновную цель. Например, если человек испытывает неуважение и унижение на своей работе, но не может отреагировать на это, опасаясь потерять работу, он может вернуться домой и рассердиться на свою семью. Эта теория также используется для объяснения беспорядков и революций, которые, как полагают, вызваны более бедными, а потому и более завистливыми слоями общества, которые могут выразить свое разочарование и гнев посредством насилия.

Критика

Поскольку, по мнению вышеупомянутых ученых, фрустрация в психологии — это лишь предтеча агрессии, их взгляды всегда подвергались беспощадной критике. В то время как некоторые исследователи критиковали гипотезу и предлагали смягчающие факторы между фрустрацией и агрессией, несколько эмпирических исследований смогли подтвердить эту теорию. В 1989 году Берковиц расширил гипотезу, предположив, что негативные аффекты и личные атрибуты играют важную роль в том, что фрустрация подталкивает к агрессивному поведению.

История

Сама гипотеза возникла в 1939 году в виде монографии, опубликованной Институтом человеческих отношений Йельского университета. Йельскими психологами, стоявшими за монографией, были Джон Доллард, Леонард Дуб, Нил Миллер, О. М. Моурер и Роберт Сирс. Книга основана на многих исследованиях, проведенных группой, которая затрагивала множество дисциплин, включая психологию, антропологию и социологию. Марксизм, психоанализ и бихевиоризм были использованы группой Йельского университета во время их исследований. Их работа «Разочарование и агрессия» вскоре получила подтвержденные данные для объяснения теорий агрессивного поведения. Их теория применима не только к людям, но и к животным. Книга вызвала разногласия по этому вопросу, в результате чего более 7-ми статей критиковали новую теорию. Некоторые ученые и практикующие психологи утверждали, что фрустрация — это вовсе не то, что было описано в книге. Многие социологи отказались от довольно строгого определения этой эмоции, а также того, как концепция фрустрации определяется сама по себе. К 1941 году Йельская группа изменила свою теорию после многочисленной критики и исследований, опубликованных другими психологами. Впоследствии многие пионеры в мире социальных наук модифицировали и довели свои знания до первоначальной теории.

В 1989 году Берковиц опубликовал статью «Гипотеза разочарования-агрессии: экзамен и реформация», в которой рассказывалось о несостоятельности эмпирических исследований, направленных на проверку гипотезы, а также на ее критику. Новая книга была дополнена многочисленными примерами фрустрации.

Берковиц предложил модификацию гипотезы, которая учитывала бы отрицательный аффект и индивидуальные характеристики каждого человека. Совсем недавно Брейер и Элсон опубликовали всеобъемлющий обзор теории фрустрации-агрессии. Авторы заявили, что, несмотря на достаточное количество эмпирических исследований, в которых исследуется связь между расстройством и агрессивным поведением, наблюдается снижение числа исследований, которые конкретно относятся к этой теории. Брейер и Элсон предлагают использовать гипотезу фрустрации-агрессии как теоретическую основу для литературы по агрессии и утверждают, что эта теория может иметь новые приложения для других областей, таких как медиапсихология.

С точки зрения нейрофизиологии

Некоторые исследования показали, что разочаровывающие и одинаково опасные события могут вызвать чувство агрессии. Это основано на том, что одна из наших нейронных систем отвечает за выполнение основных ответов на угрозу. Так получилось, что один из основных ответов этой системы — агрессия. Сигнал, посылающий эту эмоцию, следует от миндалины до гипоталамуса и, наконец, приходит к периакустическому серому веществу. Более детальные исследования показывают, что, когда кто-то находится под угрозой или расстроен некоторыми раздражителями, части нашей лобной коры, например орбитальная, медиальная и вентролатеральная лобная кора, работают в тандеме с нашей системой ответа на угрозу, располагающейся в амигдале-гипоталамусе. Проще говоря, угрожающие события генерируют больше вариантов действия в лобных областях коры головного мозга, которые затем передаются на амигдал-гипоталамус. Именно в этой базовой системе реагирования на угрозы принимается решение о том, какой ответ следует принимать, и основывается на информации, полученной от областей лобной коры.

Как уже упоминалось, существуют разные степени и ответы, которые могут иметь место у животного в результате фрустрирующего события. Это не мешает работать основным схемам на уровне нейронов и просто означает, что определенные стимулы генерируют больше возможностей действия, чем другие, и следовательно, генерируют также и более сильные реакции. Именно по этой причине животные изображают иерархию ответов в начале расстраивающего события. Например, когда воспринимаются низкие уровни опасности, система реагирования на угрозы вызывает оцепенение у животного. Более близкие объекты угрозы порождают акт бегства из своего окружения, и наконец, когда источник угрозы настолько близок, что побег больше не является вариантом, система схем угроз будет вызывать реактивную агрессию у животного. Это означает, что чем сильнее нас задевает раздражающий стимул, тем выше вероятность того, что наши основные системы реагирования будут активированы и, таким образом, приведут к определенному поведению соответственно.

Кроме того, некоторые исследования показали, что люди с повышенной восприимчивостью к расстройствам показали большую активность в этих участках мозга (амигдал-гипоталамус) в ответ на фрустрирующие события по сравнению с теми, у кого меньше восприимчивости. Это исследование показывает, что люди, которые легче расстраиваются, чем другие, проявляют большую активность в лобной коре в связи с активностью амигдало-гипоталамуса — системы, которая заставляет нас действовать агрессивно, учитывая достаточно сильный стимул. И только опытный психолог поймет, что это фрустрация, а не банальная злость или ярость.

Дальнейшие исследования

В одном из исследований Уильямса было изучено влияние раздражения и разочарования в игре и оценивалось, как эти факторы связаны с личностной агрессией. В его исследовании были собраны данные о 150 студентах мужского колледжа. Исследование состояло из двух фаз. Первая фаза длилась 45 минут и подразумевала работу в большой группе. На этом этапе участникам было предложено заполнить серию вопросников, в которых оценивались их игровые привычки и агрессия. Второй этап состоял из сеанса «один на один» с каждым участником. На этом этапе участники играли в видеоигры и были привязаны к одному из четырех условий:

  1. С жестоким контентом в режиме низкой/средней сложности.
  2. С жестоким контентом в режиме постоянной фрустрации (высокая сложность).
  3. С ненасильственным содержанием в легком режиме сложности.
  4. С ненасильственным содержанием в режиме постоянно фрустрации, т. е. на высоком уровне сложности.

В рамках поддержания максимально фрустрирующих условий участники были проинформированы о том, что их баллы будут сопоставляться с другими участниками и что более высокая производительность будет вознаграждена подарочной картой в размере 100 долларов США. Затем участники заполнили анкету, аналогичную первой. В конечном итоге это исследование показало, что воздействие жестокого контента повлияло на агрессивные реакции участников при игре в видеоигры. Психолог также обнаружил, что общие примеры фрустрации от геймплея были столь же впечатляющими, как и от агрессивных реакций других участников. Современная геймерская культура потому и является прекрасной возможностью для людей собраться вместе, поиграть во что-нибудь и выплеснуть накопившиеся эмоции.

Заключение

Уровень фрустрации сильно зависит не только от окружающих условий и объективных событий, но и от индивидуальных особенностей каждого отдельно взятого человека. На это влияют темперамент, воспитание, психическое здоровье и другие как врожденные, так и приобретенные качества. Тип фрустрации также зависит от этих факторов и не может быть объяснен исключительно внешними событиями.

psychbook.ru

Фрустрация — это… Что такое Фрустрация?

— (от лат. frustratio — обман, расстройство, разрушение планов), 1) психическое состояние, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения, вызываемых объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или решению задачи; 2) состояние краха и подавленности, вызванное переживанием неудачи. Исторически проблема Ф. связана с работами З. Фрейда и его последователей, усматривавших однозначную связь между Ф. и агрессией. В рамках бихевиористских теорий Ф. определялась как изменение или затормаживание ожидаемой реакции при определенных условиях, как помеха в деятельности. В настоящее время многие авторы используют понятие Ф. и психологического стресса как синонимы; некоторые обоснованно рассматривают Ф. как частную форму психологического стресса. Правомерно также рассматривать Ф. в контексте межличностного функционирования, и с этой точки зрения для исследователей представляет интерес сфера межличностных конфликтов и трудностей, которые могут возникать в самых разнообразных жизненных ситуациях, в том числе и в повседневных.



* * *
– состояние, возникающее в результате переживания по поводу невозможности достижения намеченных целей и удовлетворения влечений, крушения планов и надежд.

   Понятие «фрустрация» широко используется в современной психологической и психоаналитической литературе, но представление о фрустрации, как психическом состоянии, способном привести к возникновению невроза, находило свое отражение в классическом психоанализе. Так, при рассмотрении этиологии невротических заболеваний З. Фрейд использовал понятие Versagung, означающее отказ, запрет и чаще всего переводимое на английский язык как фрустрация.

   Для основателя психоанализа вынужденный отказ человека от чего-либо и запрет на удовлетворение его влечений соотносились прежде всего с невозможностью удовлетворения потребности любви. Причем он считал, что человек является здоровым, если его потребность любви удовлетворяется реальным объектом, и становится невротиком, если лишается этого объекта, не находя ему заместителя. Таков один из возможных поводов к психическому заболеванию. Другой тип поводов к заболеванию носит, по мнению З. Фрейда, иной характер, связанный с тем, что человек заболевает не вследствие внешнего запрета на удовлетворение его сексуальных желаний, а в силу внутреннего стремления раздобыть себе в действительности соответствующее удовлетворение, когда попытка приспособления к реальности натыкается на непреодолимое внутреннее препятствие. И в том, и в другом случае наступает невротическое расстройство. В первом случае заболевают от переживаний, во втором – от хода развития. «В первом случае задача состоит в отречении от удовлетворения и индивидуум страдает от недостатка сопротивляемости, во втором задача требует замены одного удовлетворения другим и крушение происходит от недостатка гибкости». Такое понимание, по сути дела, фрустрации было высказано основателем психоанализа в статье «О типах невротических заболеваний» (1912).

   По мере развития теории и практики психоанализа стало очевидным, что невротические заболевания могут возникать не только вследствие отказа человека от удовлетворения желаний, но и в момент их исполнения, когда он уничтожает возможность насладиться этим исполнением. В некоторых случаях при достижении успеха у человека может появиться неожиданно внутренняя неудовлетворенность после того, как внешняя неудовлетворенность уступает место исполнению желания. Размышляя о «крушении во время успеха», З. Фрейд обратил внимание на внутрипсихический конфликт, возникающий под воздействием сил совести, запрещающих человеку извлечь выгоду из счастливо переменившихся внешних условий. Речь шла о фрустрации, которой оказывался подвержен человек, когда его Я вооружается против желания, как только оно приближается к исполнению. Подобное понимание фрустрированного состояния человека нашло свое отражение в работе основателя психоанализа «Некоторые типы характеров из психоаналитической практики» (1916).

   Помимо размышлений о фрустрированном состоянии человека З. Фрейд поставил вопрос о том, какими средствами располагает психоаналитик, чтобы сделать скрытый в данный момент конфликт влечения у пациента актуальным. По его мнению, это можно сделать двояким образом: создать ситуации, в которых он станет актуальным, или довольствоваться тем, чтобы поговорить о нем во время анализа и указать на такую возможность. Первой цели психоаналитик может достичь в реальности или в переносе. В обоих случаях аналитик доставит пациенту в известной мере «реальное страдание из-за фрустрации и застоя либидо». Иначе, как подчеркивал З. Фрейд в работе «Конечный и бесконечный анализ» (1937), имело бы смысл предписание, что аналитическую терапию следует проводить «в состоянии фрустрации». Но это относится уже к технике устранения актуального конфликта.

   Представления З. Фрейда о фрустрации легли в основу тех психоаналитических концепций, в соответствии с которыми фрустрация с необходимостью вызывает враждебность, является источником инстинктивного напряжения и становится причиной невротической тревоги. Одни психоаналитики стали придерживаться подобного понимания роли фрустрации в возникновении враждебности, агрессивности человека и его психического заболевания. Другие не разделяли подобные взгляды на фрустрацию. К последним относится немецко-американский психоаналитик К. Хорни (1885–1952), которая в работе «Новые пути в психоанализе» (1936) подвергла критике фрейдовское представление о фрустрации.

   На основе анализа теории либидо К. Хорни пришла к следующим положениям: тот факт, что невротический человек чувствует себя фрустрированным, не позволяет делать обобщения о предопределяющей роли фрустрации в заболевании; как дети, так и взрослые могут переносить фрустрацию без каких-либо враждебных реакций; если фрустрация воспринимается как унизительное поражение, то проистекающие из нее враждебные реакции являются откликом не на фрустрацию желаний, а на то унижение, которое индивид субъективно переживает; человек не только может переносить фрустрацию удовольствия намного легче, чем полагал З. Фрейд, но и способен даже «предпочесть фрустрацию, если она гарантирует безопасность»; доктрина фрустрации в значительной мере способствовала «снижению потенциала психоаналитической терапии».

   Американский психоаналитик Э. Фромм (1900–1982) уделил особое внимание соотношению между фрустрацией и агрессивностью. В работе «Анатомия человеческой деструктивности» (1973) он подверг критике фрустрационную теорию агрессивности. Подчеркнув то обстоятельство, что «ни одно важное дело не обходится без фрустрации», он, подобно К. Хорни, придерживался точки зрения, согласно которой опыт жизни не подтверждает предположение о непосредственной связи между фрустрацией и враждебностью, поскольку люди ежедневно страдают, получают отказы, но при этом не проявляют агрессивных реакций. Словом, фрустрация не ведет к росту агрессивности. В действительности, как считал Э. Фромм, «важную роль играет психологическая значимость фрустрации для конкретного индивида, которая в зависимости от общей обстановки может быть различной».

   В целом Э. Фромм исходил из того, что важнейшим фактором для определения последствий фрустрации и их интенсивности является характер человека и именно от него зависит, «во-первых, что вызывает в нем фрустрацию, и, во-вторых, насколько интенсивно он будет реагировать на фрустрацию».

   Австрийский психотерапевт В. Франкл (1905–1997) ввел в психоаналитическую литературу понятие «экзистенциальная фрустрация», означающее, что фрустрированным может быть не только сексуальное влечение, но и стремление человека к смыслу. Он считал, что экзистенциальная фрустрация также может привести к неврозу. Речь шла о специфическом «ноогенном» (в отличие от психогенного) неврозе, связанном с моральными конфликтами и духовными проблемами человеческого существования, в числе которых «экзистенциальная фрустрация часто играет большую роль».




   

* * *
(лат. frustratio – обман, неудача, тщетная надежда) – 1. любое воздействие со стороны или некий внутренний фактор, которые прерывают поведение индивида, которое направлено на какую-то цель; 2. любое эмоциональное состояние индивида, если оно возникает в результате появления серьёзного препятствия на пути достижения цели. Считается, что такое эмоциональное состояние обладает мотивационными свойствами, стимулирующими поведение, которое ориентировано на преодоление преграды к цели. Важным понятием считается фрустрационная толерантность – способность к адекватной оценке ситуации фрустрации и поиск успешного пути выхода из неё. Для детей особое значение имеет поведение взрослых; 3. в психоанализе – состояние, возникающее при появлении препятствия, при расстройстве планов или разочарования. Понятия «фрустрация» и «депривация» часто смешивают, хотя, строго говоря, фрустрация имеет отношение к последствиям, связанным с неудовлетворением влечения или неудачей в достижении цели, тогда как депривация подразумевает отсутствие предмета или возможности, необходимой для удовлетворения. Тем не менее, фрустрационная и депривационная теории невроза сходятся в утверждении того, что депривация ведёт к фрустрации, фрустрация – к агрессии, агрессия – к тревоге, тревога – к защитам. Как фрустрация, так и депривация являются патогенными при повышении порога интенсивности. В психоанализе принято считать, что развитие Я начинается с фрустрации.


* * *
(от лат. frustratio «обман, тщетное ожидание, неудача») – состояние психики индивида, когда трудности представляются ему непреодолимыми; переживание тяжелой ситуации, невозможности достижения какой-то существенной цели, потребности. Сочетается с чувством безысходности, гнетущего напряжения, тревоги, разочарования, раздражения, гнева и др. Следствием может быть агрессивное поведение.

Ср. ситуацию в романе Н. Островского «Как закалялась сталь» – переживания Павла Корчагина, узнавшего о своей тяжелой болезни. Ср. музыку последней, шестой части «Песни о земле» Г. Малера.

Не предаваться отчаянию – оружие против диавола (Иоанн Златоуст).

Ср. отчаяние.


* * *
(от лат. frustration — обман, расстройство, разрушение планов) — состояние краха и подавленности, связанное с переживанием неудачи при столкновении с препятствием (реально существующим или воспринимаемым как таковое) на пути к близкой перспективе.


* * *
[от лат. frustratio — обман, расстройство, разрушение планов] — психическое состояние личности, раскрывающееся в своеобразном комплексе негативных переживаний (страх, гнев, чувство вины, стыда и т. д.) и поведенческих реакций, что базируется на субъективной оценке в качестве непреодолимых и неустранимых ряда препятствий при решении личностно значимых задач. При этом подобные преграды могут существовать лишь в поле субъективного восприятия конкретной личности, а могут быть и объективно представлены в реальности. В логике фрейдизма и неофрейдизма проблематика фрустрации напрямую связана с проблематикой агрессии как некий «запускающий» механизм, практически неизбежно приводящий индивида к проявлениям агрессивного поведения. В логике бихевиористского подхода фрустрация традиционно рассматривается в качестве фактора, если не разрывающего схему «стимул — реакция», то во всяком случае существенно замедляющего деятельностный «отклик» на предъявленный стимул и деструктурирующего естественное протекание ответной деятельностной активности. Понятие «фрустрация» в рамках современной психологической науки нередко рассматривается как разновидность стресса, а порой — как реакция на легкую форму депривации личностно значимых потребностей индивида. Другое дело, что состояние фрустрации в психологически содержательном плане может расцениваться как лишь частично «покрывающее» в интерпретационном смысле стрессовое состояние и как синоним лишь частичной и, главное, локальной и непродолжительной депривации. Что касается социально-психологического ракурса рассмотрения фрустрации, то понятно, что наибольший интерес здесь имеет фрустрационно окрашенный аспект межличностных отношений и прежде всего конфликтного взаимодействия. Знаменательно, что по аналогии со структурой межличностного конфликта применительно к фрустрации принято выделять фрустратора (тот стимул, который приводит к фрустрационному состоянию личности), фрустрационную ситуацию, фрусрационную реакцию и фрустрационные последствия. Степень остроты фрустрационного переживания и фрустрационных последствий зависит, прежде всего, от двух в психологическом плане волне самоценных факторов: мощность фрустратора и степень фрустрационной защищенности, «стойкости» личности. Помимо этого, фоновым, но крайне значимым фактором здесь является такая переменная, как функциональное состояние личности, оказавшейся в фрустрационной ситуации. Следует также отметить, что в последнее время устойчивость к фрустрационному воздействию обозначают, как правило, в качестве «фрустрационной толерантности». При этом, кроме того, что личности, обладающие этим качеством, способные рационально анализировать возникшую фрустрационную ситуацию, адекватно оценивать степень ее масштабности и реалистично предвидеть ее развитие, как правило, не склонны к мотивированному риску и сознательно избегают принятия тех решений, которые можно охарактеризовать как авантюрные. Все это в совокупности позволяет этим личностям, даже в том случае, когда они все же попали в экстремальную ситуацию, сопряженную с наступлением состояния личностной фрустрированности, осуществлять оптимальный поиск путей выхода из сложившихся обстоятельств, максимально используя и свои внутренние ресурсы, и внешние условия.

Наибольшее количество социально-психологических исследований фрустрации так или иначе было связано с эмпирической проверкой гипотезы «фрустрация — агрессия» Д. Долларда и Н. Миллера. В одном из ранних экспериментов такого рода, осуществленном в 1941 г. под руководством К. Левина, «детям показывали комнату, где было множество игрушек, но не разрешалось войти в нее. Они стояли за дверью, рассматривали игрушки и испытывали сильное желание с ними поиграть, но не могли приблизиться к ним (типичная фрустрирующая ситуация — В. И., М. К.). Это продолжалось некоторое время, после чего детям разрешали поиграть с этими игрушками. Другим детям сразу давали играть с игрушками, без создания у них предварительного периода ожидания. Фрустрированные дети разбрасывали игрушки по полу, швыряли их об стены и в целом демонстрировали чрезвычайно разрушительное поведение. Нефрустрированные дети демонстрировали значительно более спокойное и менее разрушительное поведение»1. В этом эксперименте, как и в ряде других было получено видимое подтверждение предположения о том, что типичной поведенческой реакцией на фрустрацию является агрессия. Однако в других экспериментах, в частности Ю. Бернстайна и Ф. Уорчела, в ходе которого «…ассистент экспериментатора срывал процесс группового решения проблем, потому что постоянно выходил из строя его слуховой аппарат (а не просто потому, что он был невнимателен), фрустрация не приводила ни к раздражению, ни к агрессии»2.

Анализируя результаты этих и своих собственных экспериментов, Л. Берковиц пришел к выводу, что прямым следствием фрустрации является не собственно агрессия, а особое психическое состояние, включающее целый комплекс негативных эмоций, о которых говорилось выше (страх, гнев и т. д.). Совершенно очевидно, что подобные негативные переживания не только повышают потенциальную конфликтность индивида и вероятность агрессивной реакции под воздействием провоцирующих стимулов (к классическим стимулам такого рода Л. Берковиц, в частности, относил наличие в поле зрения фрустрированного человека оружия), но и сами по себе представляют достаточно серьезную психологическую, а если фрустрация приобретает массовый характер (как, например, это имело место после дефолта 1998 г. в России), то и социальную проблему.

В этой связи вполне понятен устойчивый интерес исследователей к типичным фрустрирующим ситуациям и факторам, характерным для современного общества. Как показал ряд социологических исследований, проведенных на рубеже 70-х — 80-х гг. прошлого века в США, наиболее распространенным источником массовой фрустрации служат семейные отношения. При этом «…наиболее часто упоминаемой причиной семейных конфликтов в Соединенных Штатах является ведение домашних дел. Семьи непрерывно спорят о том, что и как следует убирать и мыть; о качестве приготовления пищи; о том, кому выносить мусор, косить траву возле дома и чинить вещи. Треть всех супружеских пар утверждают, что у них постоянно возникают разногласия в вопросах, касающихся семейного быта. За ними по частоте упоминания следуют конфликты в отношении секса, общественной жизни, денег и детей.

Особенно высокий уровень фрустрации в семьях создают экономические проблемы. Большее число семейных конфликтов и вспышек бытового насилия регистрируется в семьях из рабочего класса, нежели в семьях из среднего класса, а также в семьях с безработными кормильцами и в семьях с большим количеством детей. … Проблемы, связанные с работой, также находятся среди основных источников фрустрации и гнева. В ходе одного исследования, проводившегося среди работающих женщин, было обнаружено, что такие проблемы, как конфликты между ожиданиями руководителей и работниц, неудовлетворенность трудом и воспринимаемая недооценка своих умений были названы в числе сильнейших предикатов уровня общей враждебности. Эти примеры говорят о том, что враждебность порождается фрустрацией»3.

Совершенно очевидно, что практически все перечисленные источники массовой фрустрации характерны и для современной России. Кризис семьи, рост семейного насилия на протяжении последних лет являются предметом неизменного внимания средств массовой информации, государственных чиновников самого высокого уровня. На решение этих проблем направлены многочисленные целевые программы (поддержки молодой семьи, многодетных семей, доступного жилья и т. п.), к сожалению, пока не приносящие сколько-нибудь ощутимого позитивного результата. Позорно низкий для европейской страны экономический уровень жизни большинства населения остается неизменным, несмотря на огромные государственные доходы, обусловленные беспрецедентно благоприятной мировой конъюнктурой на газо- и нефтепродукты. К этому следует добавить такие специфические именно для российской действительности источники массовой фрустрации, как отсутствие полноценно функционирующих социальных «лифтов», критический уровень социального расслоения общества, постоянно меняющиеся правила игры, а то и откровенный произвол со стороны государственных и, прежде всего, так называемых «силовых» структур.

В этих условиях, наряду с очевидной необходимостью кардинального пересмотра всей внутренней политики, критически важной, с точки зрения не только модернизации, но и элементарного выживания общества, является проблема фрустрационной толерантности его членов. Она во многом обусловлена особенностями развития и социального научения в детском возрасте. Так, если в период становления детской инициативы (в возрасте от 3-х до 6-и лет) фрустрирующие действия взрослых (родителей, воспитателей и т. д.), направленные на подавление активности ребенка (в своей первооснове такие действия вполне оправданы и, более того, необходимы, если они объективно направлены на обеспечение безопасности ребенка, а также законных интересов его социального окружения: других детей, родственников и т. п.), приобретают глобальный характер, тем самым превращая ситуативную фрустрацию в устойчивую депривацию жизненно необходимой потребности ребенка в самостоятельной активности. В таких условиях ребенок учится реагировать на фрустрацию либо агрессией в адрес непосредственных фрустраторов (взрослых) в ее инфантильных проявлениях (чаще всего в форме истерического отвержения), либо ищет замещающие объекты (игрушки, домашних животных, других детей). В данном ракурсе становится совершенно понятна весьма распространенная схема реагирования на фрустрацию взрослых людей, описываемая анекдотом «…о муже, который бранит жену, которая вопит на сына, который пинает собаку, которая кусает почтальона; и все это потому, что на работе муж получил нагоняй от босса»1.

Заметим, что в рамках отечественных традиций как семейного воспитания, так и классической дошкольной педагогики, в центре внимания которых было и остается не то, как развивается реальный ребенок в конкретных условиях, а то, как должен развиваться абстрактный ребенок в некоей идеальной схеме, культивируется именно директивный, совершенно дисфункциональный, с точки зрения формирования фрустрационной толерантности личности, подход к воспитанию.

Другим критическим в контексте рассматриваемой проблематики моментом развития является подростковый и юношеский период. В этом возрасте роль фрустраторов спонтанной личностной активности, наряду с родительскими и замещающими их фигурами (учителями), все больше начинают играть социальные институты. При этом особую значимость с данной точки зрения приобретают господствующие в обществе идеологические установки. В этой связи отчетливо наблюдаемая в современном российском обществе тенденция к агрессивному навязыванию так называемых «традиционных ценностей» в самой идиотизированной их форме, изоляционизма и ханжеской десексуализации представляют прямую и явную угрозу не только психологическому благополучию отдельных индивидов, но и самим первоосновам существования России как целостного государственного образования.

О том, что это действительно так, свидетельствует, в частности, рост ксенофобии и межнациональной напряженности, уже вылившийся в кровавые события в карельском городе Кондапога и целый ряд других инцидентов, не получивших столь широкого освещения в средствах массовой информации. Следует также добавить, что в более локальных своих проявлениях низкая фрустрационная толерантность отдельных членов сообщества может полностью парализовать деятельность группы. Особенно актуально это для команд, занимающихся ярко выраженной инновационной деятельностью, которая по определению предполагает высокий риск неудачи и связанной с этим фрустрации.

Практический социальный психолог, осуществляя ежедневное курирование конкретной группы или организации, должен иметь четкое представление о степени индивидуальной предрасположенности каждого члена общности к фрустрационным воздействиям и об уровне его фрустрационной толерантности, что является необходимым условием выбора той или иной коррекционно-поддерживающей программы психологического сопровождения жизнедеятельности сообщества.


* * *
Осознание крушения надежд, невозможность достижения поставленных целей. Проявляется состоянием подавленного настроения, напряжением и тревогой, депрессией.


* * *
психическое состояние переживания человеком какой-либо неудачи, утраты, крушения надежд, Сопровождаемое чувством безысходности, тщетности Прилагаемых усилий.


* * *
— эмоционально тяжелое переживание человеком своей неудачи, сопровождающееся чувством безысходности, крушения надежд в достижении определенной желаемой цели.


* * *

психическое состояние дезорганизации сознания и деятельности личности, вызванное непреодолимыми препятствиями и не оправдавшимися надеждами к желаемой цели. Ф. – крушение планов, желаний, сопровождается различными отрицательными переживаниями: разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием и др. Ф. возникает в состоянии конфликта и может проявляться в защитной реакции (агрессивности, регрессии, пассивности, ригидности и др.).


* * *
(от лат. frustratio — обман, расстройство, разрушение) —психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к решению задачи. Ф. можно рассматривать как одну из форм психологического стресса. Различают: фрустратор — причину, вызывающую Ф.; фрустрационную ситуацию, фрустрационную реакцию. Ф. сопровождается гаммой в основном отрицательных эмоций: гневом, раздражением, чувством вины и т. п. Уровень Ф. зависит от силы, интенсивности фрустратора, функционального состояния человека, попавшего во фрустрационную ситуацию, а также от его личностных качеств. Важным понятием при изучении Ф. является фрустрационная толерантность (устойчивость к фрустраторам), в основе которой лежит способность человека к адекватной оценке фрустрационной ситуации и предвидение выхода из нее. Изучение Ф. приобретает значение в связи с актуальной задачей формирования устойчивости личности к воздействию неблагоприятных жизненных и производственных факторов. Высокий уровень Ф. может привести к дезорганизации деятельности и снижению ее эффективности. Известны случаи Ф. (вплоть до полного прекращения деятельности) у операторов энергосистем, водителей транспортных средств, при возникновении неожиданных аварий. Менее легкие проявления Ф. наблюдаются у операторов ЭВМ в случае возникновения частых нарушений при диалоге с машиной, у операторов-технологов при частых сбоях и неполадках в технологическом процессе. Поэтому в инженерной психологии разрабатываются методы по повышению фрустрационной устойчивости операторов (профессиональный отбор, психологическая подготовка и т. п.) и предотвращению возникновения фрустрационных ситуаций путем рационального проектирования техники и технологических процессов, а также за счет рациональной организации трудовых процессов.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике.
2013.

psychology_pedagogy.academic.ru

примеры ситуаций, проявление и лечение

Что такое фрустрация в психологии? Это психоэмоциональное состояние, вызванное при несоответствии желаний человека и его текущих возможностей. Неспособность воплотить мечту в жизнь вызывает острое разочарование, раздражение, гнев и отчаяние. Фрустрация характерна для перфекционистов, эмоционально восприимчивых людей.

Фрустрация — неудовлетворенность собой, которая проявляется из-за разногласий между настоящим и ожидаемым состояниями

Фрустрация – что это такое?

Термин «frustratio» переводится с латинского как «обман», «тщетное ожидание», «неудача». Фрустрированность представляет собой эмоциональное состояние, выражающееся недовольством, разочарованием и горечью. К нему приводят трудности в достижении той или иной цели, невозможность претворить желание в жизнь.

Существуют следующие разновидности фрустрации:

  1.  Биологическая:  возникает при ограничении возможностей биологическими факторами, а также при заболеваниях, вызывающих фрустрированное состояние.
  2.  Психическая:  достичь желания мешают барьеры, поставленные в психике человека. Группа включает в себя страх, стрессы, неуверенность, психологические патологии.
  3.  Социокультурная:  ограничения в исполнении желаний накладывают нормы, правила и обязательства внутри общества. Группа делится на 2 крупных подгруппы: социальный и культурный тип фрустрирования извне.
  4.  Материальная:  образуется при нехватке денежных средств и материальных благ, необходимых для воплощения мечты.

В свою очередь, эти виды фрустрированности подразделяются на мелкие подгруппы. Так, к психической группе относится распространённая любовная фрустрация, а социальная фрустрация включает в себя сексуальную и экзестенциальную неудовлетворённость, желание независимости у подростков.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о