Что такое инфанта: ИНФАНТ (исп. и порт. infante, от лат. infans)

Содержание

Значение, Определение, Предложения . Что такое инфант

Здесь стояла колыбель, и в ней лежал инфант-красный, буйный, лепечущий, замечательный инфант, нахально плюющий на весь мир.
Первый претендент на трон, брат Фердинанда инфант Карлос, Граф Молина, семь лет боролся за то, чтобы оспорить ее титул, когда Изабелла была еще несовершеннолетней.
Исторически инфант или инфанта могли относиться к отпрыскам, братьям и сестрам, дядям и тетям короля.
В 1425 году его второй брат инфант Петр, герцог Коимбры, совершил турне по Европе.
Парма регулярно меняла владельцев между австрийцами и испанцами, и нынешним герцогом был инфант Фелипе.
После этого Форрест Грегг подал в отставку, и его место заняла Линди инфант.
Другие результаты
Однако бормотанье царственного инфанта, ползавшего средь инфантильного хаоса, на этот раз настораживало.
Герб Карла, Инфанта испанского, эрцгерцога австрийского, герцога Бургундского, кг во время его возведения в рыцари самого благородного Ордена Подвязки.
Инфанта носили дети монарха, не являющиеся наследниками всех иберийских монархий.
Дебаты о внесении поправок в закон о престолонаследии вышли на первый план 31 октября 2005 года, когда у нынешнего короля и королевы Испании родилась Инфанта Леонора.
Инфанта считала Карла не более чем неверным, и испанцы сначала потребовали, чтобы он принял католичество в качестве условия брака.
Император Священной Римской империи Максимилиан II австрийский и его супруга Инфанта Мария испанская с детьми, ок. 1563 Год, Замок Амбрас.
Он был похож по своей характерности на испанский и португальский титул инфанта, также принадлежавший детям монарха.
Говорят, что джехуда Крескес, известный картограф, принял приглашение приехать в Португалию, чтобы сделать карты для инфанта.
Ее младший сын, Инфанте Гонсало, умер в возрасте 19 лет от брюшного кровотечения после небольшой автомобильной аварии, в которой он и его сестра врезались в стену, избегая велосипедиста.
Он мог похвастаться огромной индустрией, сравнимой с Голливудом в то время с такими звездами, как Мария Феликс, Долорес дель Рио и Педро Инфанте.
Знаменитые актеры и актрисы этого периода — Мария Феликс, Педро Инфанте, Долорес дель Рио, Хорхе Негрете и комик Кантинфлас.
4 декабря 2007 года Охман был обменян вместе с Омаром Инфанте в Атланта Брейвз на Хосе Асканио.
Ее младший сын, Инфанте Гонсало, умер в возрасте 19 лет от брюшного кровотечения после небольшой автомобильной аварии, в которой он и его сестра врезались в стену, избегая велосипедиста.
Сильвия познакомилась и впервые работала с популярным актером и певцом Педро Инфанте в фильме La mujer que yo perdí.
Музыкальное видео было снято режиссером Чарльзом Инфанте 17 ноября 2002 года в Лос-Анджелесе.
Однако брат Педро, Инфанте Мигель, в знак протеста претендовал на трон.
5 августа 1764 года Леопольд женился на Инфанте Марии Луизе испанской, дочери Карла III испанского и Марии Амалии Саксонской.
В межсезонье 1992 года был проведен капитальный ремонт, и Майк Холмгрен заменил Линди Инфанте.
Мистер Стабл, как можно было судить но его росту и худобе, принадлежал к легкой инфантерии.
Его сменил командир 72-й пехотной дивизии генерал от инфантерии Франц Маттенклотт.
Ты сделал то, что было лучше для тебя, потому что ты нетерпелив и инфантилен.
В солнечные дни мне кажется, что мир вокруг безнадежно инфантилен.
Она сказала — ты хороший парень но немного инфантилен.
Мать подливала масло в огонь: Она говорила, что тот, кто не добивается успеха — инфантилен, что он — эмоциональный инвалид.

Инфанты | Центр Психологического Воспитания

Психотерапевт всегда немного ясновидящий.

По амбициям и претензиям, услышанным на моих консультациях и просто замечаниям —  в отношениях многих «влюбленных», я могу предсказать судьбу каждого из них. Никакой любви им не светит. Ни любви, ни счастья.… Никогда. Потому что большинство современных барышень на выданье и их потенциальных женихов поражены весьма опасным заболеванием. Имя ему — инфантилизм, и он уверенно шагает по планете. От него не застрахован ни плейбой, ни невинная дева, от него нет лекарств, но он калечит судьбы и губит жизни. Врага надо знать в лицо. Я попробую объяснить, что это за чума, получившая в наше время такое распространение. Помогать мне в этом будет Карл Густав Юнг.

Инфант — это взрослый по паспорту человек, но с детскими ценностями и установками. А страшен инфантилизм тем, что не позволяет человеку дорасти до Личности. Представления о мире, людях, жизни у инфанта упрощенно-уплощенные. И если Личность живет в реальном мире, то инфант — в иллюзорном.

Личность видит жизнь сложной и многомерной.Инфант представляет ее чем-то вроде киндер-сюрприза. Надо только понять, с какой стороны разворачивать, а дальше тебя ждет сплошной шоколад и миленький подарочек внутри.
Личность учится на своих и чужих ошибках.Инфант, наступая на те же грабли, каждый раз удивляется.
Личность пытается постичь законы жизни.Инфант жаждет рецептов, советов и схем.
Личность хочет понять, что является счастьем именно для нее.Инфант руководствуется принципом «так принято».
Личность с годами становится все глубже, интереснее, умнее.Инфант не меняется.
Личность свою жизнь создает.Инфант умеет только подражать. Поэтому все инфанты под завязку набиты штампами. На разные случаи жизни: от простого — что надевать до серьезного — что думать, как жить.

Поистине, наше сытое и спокойное время породило такое количество клонов, которое не могло присниться советской власти в самом счастливом сне. Человек разумный стремительно переродился в Человека стандартного… Понятие о любви у инфантов близко к диснеевским мультикам. От мужчины хотят, чтобы с ним было легко, тепло, весело и приятно. Чтобы обеспечивал, заботился и оберегал. Чтобы он был умный, красивый, душевно тонкий, щедрый, с чувством юмора и, конечно, богатый. То есть пылесос, холодильник и стиральная машина в одном флаконе. Хорошо бы это чудо техники еще и колыбельную могло спеть. А за это она обещает посвятить ему лучшие годы, отдавать ласку, любовь и стимулировать к еще большим достижениям.

Врет! Инфантильный человек способен максимум на увлечение. Чувства инфантов можно сравнить с бенгальским огнем, который быстро вспыхивает, ярко горит и так же стремительно гаснет. Глядя на обуглившуюся палочку, инфант решает, что ему опять не повезло. Возможно, поэтому инфанты ни с кем не могут быть долго в серьезных отношениях. Они сваливают это на разницу вкусов, темпераментов, на обстоятельства. А дело совсем в другом. Инфант, слишком поглощен собой и своими интересами. Он, как маленький ребенок, не способен по-настоящему глубоко и тонко чувствовать другого человека. Его главной ценностью остается удовлетворение собственных потребностей — в защите, тепле, насыщении (К. Юнг). Вот почему каждая вторая барышня уверяет, что только в браке она сможет почувствовать себя защищенной.

Кстати, инфант никогда не скажет: я не понимаю людей. Он говорит: люди не понимают меня. Таким образом, инфант окружающий мир не видит, а придумывает. Впрочем, он и себя придумывает. Создает в своем воображении некий образ, далекий от действительности.
Наверное, у каждого в окружении есть человек, которому в детстве родственники внушали, какой он талантливый и необыкновенный. Жизнь такого человека, как правило, не складывается, а его судьба никогда не оказывается такой, какой она ему видится (Юнг). А все потому, что его фантазии о собственной ослепительности ну никак не соответствуют реальности.

Сегодня роль калечащих душу родственников взяли на себя психологические тренинги и популярная психологическая литература. Там вам объяснят, каким сокровищем вы должны себя ощущать, чтобы добиться успеха. Вы должны верить, что вы обаятельная, привлекательная и прямо-таки притягивающая к себе любовь душка! Ну и что, что подтверждения этому нет. Прочь сомнения и страхи, прочь умные и трезвые мысли — они не позитивны.

Современные мужчины не менее инфантильны, чем женщины. Казалось бы, в чем проблема? Встретился инфант с инфантой, у них одинаковые ценности, от чего бы им не пожениться? Ан нет, они, как отрицательно заряженные электроны, отталкиваются друг от друга! Дело в том, что у них один и тот же изъян: незрелой психике любого инфанта свойственна бессознательная стихийная защита от ответственности (Юнг).

Барышне, внушившей себе, что она подарок, способный украсить жизнь любого мужчины, на самом деле надо найти кого-то, кому можно сесть на шею. Кто бы ее содержал, оберегал, не переставая понимал и восхищался ею. А мужчине-инфанту зачем эта обуза? Быт в наше время не проблема, с практической точки зрения женщина в хозяйстве не нужна. А барышень вокруг пруд пруди. Можно вместе отлично проводить время — пока ему с данной барышней комфортно. И пока она не достает его с женитьбой.

Если все же инфанты поженились, совместная жизнь будет зиждиться на принципах кто кого «переманипулирует». Добавьте сюда незрелую эмоциональность и вследствие этого холодность и равнодушие к чужим проблемам, боли и радости. «Скованные одной цепью», они живут вместе и при этом не видят, не понимают, не уважают друг друга. Тем не менее, считаются нормальной семьей. Подобных браков —  ой как много!

А теперь я должен огорчить всех засидевшихся в невестах. Настоящие мужчины есть, но скажите, зачем живому человеку кукла? Интересно, от куда взялась легенда о том, что все люди женятся и выходят замуж исключительно по любви? Есть сексуальное влечение. Есть страсть. Есть «он (она)мне нравится». Есть страх одиночества. Есть «так полагается». Бывают общие интересы или круг общения… Любовь-то тут при чем?!

На самом деле, большинству людей нужен партнер для совместного проживания. В этом нет ничего плохого. Так 100 лет назад женились и дворяне и крестьяне, не было никаких гороскопов совместимости. Но чтобы так жениться, нужна трезвость мысли и элементарная честность, на которую инфант не способен. Я помню, как совсем простая женщина описывала мне свой брак: «Муж меня уважает — я хозяйственная. И я его уважаю — пьет редко, руки золотые, а что не поговорит со мной никогда, так это я к соседке схожу». Цинично? Нет, честно!!!

Так, наверное, совершается большинство браков. Тем не менее, самое часто упоминаемое слово в письмах — «любовь». И все ждут любви! Готовы к ней! Им просто пока не повезло…Старая сказка. Хорошо раскупаемый миф. Сладкая иллюзия. Чушь собачья.

Послушайте, даже к музыке или математике способны далеко не все. Я не про «Собачий вальс» и не про простые арифметические действия, а про настоящую музыку и про высшую математику. А любовь, что, для всех желающих? Любовь есть, но она не для инфантов. Это взрослое чувство. Его не купишь, не достанешь по блату, не украдешь, не отберешь у другого, не выпросишь. До него можно только дозреть. Дорасти!

Могу подсказать одно проверенное средство, о котором в гламурной литературе, дабы не пугать читателя, никогда не упоминают: только боль может заставить человека измениться. Так, боль от собственной глупости заставляет умнеть, боль от своей холодности — теплеть. Инфант же, как черт ладана, боится страданий.
Поэтому одинокой «умнице и красавице» ничего не остается, как следовать завету «Оставайся такой как есть» известной песенки. Ей холодно и страшно, она стареет, но остается «как есть».

Я закончу словами Юнга: инфант не может разрешить себе встретиться лицом к лицу с жизнью — потому что увидит, что его жизнь пуста. И он бежит от этой встречи. С одной стороны, серое существование, с другой — пропасть: возможный ужас встречи с жизнью.

Автор: Вадим Гырла

Инфант – это мужской титул в Испании

Вплоть до наших дней в испанском королевстве инфант (инфанта) – это титул, дающийся сыну (дочери) правящего монарха, которые, тем не менее, не имеют права наследовать трон своего отца. Бывало и так, что некоторые принцы крови как в Испании, так и в Португалии наследовали этот титул от своих родителей. Кроме того, в аристократических семьях этих стран детей также было принято называть инфантами, однако в данном случае без привязки к королевской семье. Все дело в том, что на испанском, да и во многих романских языках «инфант» – это младенец, дитя, ребенок.

Современное значение термина «инфант»

В современном мире этим термином часто обозначают недавно родившегося ребенка, неспособного к самостоятельному существованию, который находится в полной зависимости от материи. Наверное, многих заинтересовал вопрос: младенец — до какого возраста инфант? И этот вопрос не такой уж и праздный. Многих родителей он интересует именно в связи с тем, что инфантам в некоторых общественных местах (например, в транспорте) предоставляются значительные скидки. Так, например, в Англии ребенок-инфант — это малыш до 7 лет, а в других странах в данную категорию попадают только младенцы возрастом до 2 лет. Так, если ребенку только 23 месяца, то для пребывания в самолете ему билет не нужен, однако 25-месячному малышу полагается билет, стоимость которого равна цене взрослого.

Дон Карлос — инфант испанский

Однако давайте вернемся в исторические времена и вспомним о самом знаменитом из испанских инфантов – Доне Карлосе. Он родился в 1545 году, его родителями были испанский король Филипп и его первая жена Мария Португальская. Когда мальчику было всего лишь четыре дня от роду, его мать умерла. Мальчик рос один, редко встречался с отцом, который был постоянно в разъездах. Карлосом занималась его родная тетя по отцу — донья Хуана. Она также управляла государством в отсутствие своего венценосного брата.

Детство Карлоса

Мальчик рос болезненным и хилым, был капризен, раздражителен, тщеславен, любил когда ему льстили, раболепствовали перед ним. Карлос не обладал какими-либо ярко выраженными способностями и не любил учиться. Тем не менее, его учителем был знаменитый на всю страну ученый, дон Онорато Хуан. Дон Карлос, тем не менее, обладал и положительными качествами: он был щедр, добросердечен и мужественен. Когда ему было 13 лет, отец решил женить сына на дочери французского короля Генриха Второго, Елизавете Валуа. Однако вскоре девушка стала невестой не сына, а отца. Молодая королева воспылала симпатией к своему пасынку, а тот, в свою очередь, отвечал ей взаимностью и задаривал ее подарками. Это не ускользнуло от короля, и его стала мучить ревность.

Непростые взаимоотношения между отцом и сыном

Филипп решил удалить Карлоса от двора и послал его учиться в Алькальский университет. До этого он потребовал от кортесов присягнуть в верности наследнику престола Карлосу. После окончания учебы Карлос вернулся в столицу и стал вести разгульный образ жизни. У него было немало врагов. Он иногда вел с ними себя крайне запальчиво, а иногда мог удивить всех своим великодушием. Дон Карлос презирал герцога Альбу, который стоял у кормила власти, а также великого инквизитора Эскиноза. Когда в 1566 г. Карлос захотел участвовать в делах управления государством, то его отец, Филипп, не допустил этого. Такое отношение короля ранило самолюбие юного инфанта.

В следующий раз отец воспротивился его союзу с сестрой королевы Елизаветы, а затем женитьбе на дочери императора Максимилиана — Анне. Карлос все острее ощущал недоброжелательность отца и сам воспылал к нему ненавистью. Этим пожелал воспользоваться находившийся в то время в испанской столице посол Фландрии, Монтиньи. Он задумал привлечь инфанта к участию в восстании, и ему это удалось. Карлос потребовал у отца пост правителя Нидерландов, однако выбор Филиппа пал на герцога Альбу. Инфант это воспринял как личное оскорбление, и в бешенстве с кинжалом кинулся на герцога, однако тот сумел увернуться от удара и обезоружил принца. После этого инцидента Карлос оказался под пристальным присмотром королевских шпионов. Вскоре по приказу Филиппа Монтиньи был арестован и казнен.

Смерть Карлоса

Карлос же решил покинуть Испанию. Однако об этом вскоре узнал его отец и велел арестовать инфанта. Дальнейшие действия короля привели весь двор и правителей соседних государств в недоумение. Филипп приказал составить против своего сына обвинительные акты, а некоторое время спустя распространился слух о том, что Карлос умер. Однако никто не мог точно утверждать, была ли его смерть естественной или насильственной. История Дона Карлоса, испанского инфанта, была настолько драматичной, что многие поэты и прозаики (Шиллер, Шенье, Отвей и др.) использовали ее в качестве сюжета для своих произведений.

Заключение

Сегодня термин «инфант» – это, как и в былые времена, испанский титул, который дается принцам кровей. Современными инфантами Испании являются кузен правящего короля Хуана Карлоса Карлос де Бурбон, а также принц Фелиппе — сын Короля Хуана Карлоса. Однако он также — принц Астурии, поэтому является прямым наследником престола.

Размещение с инфантами в отелях Турции

HOTEL REGION
ADALYA ELITE LARA (5*/HV1) Antalya
ARABELLA WORLD HOTEL (4*) Alanya 
ASKA RIVER SUITE Antalya
AYDINBEY FAMOUS RESORT (5*/HV1) Belek 
AYDINBEY GOLD DREAMS HOTEL (5*/HV1) Alanya 
AYDINBEY KING`S PALACE & SPA (5*/HV1) Side
BELCONTI RESORT HOTEL (5*/HV1) Belek 
BELLA RESORT HOTELS & SPA (5*/HV1) Side
BONE CLUB SUNSET HOTEL & SPA Side
BONN BEACH HOTEL BY RRH&R Kemer
CACTUS CHARME Bodrum
CACTUS FLEUR BEACH Bodrum
CACTUS MIRAGE FAMILY CLUB Bodrum
CAN GARDEN BEACH HOTEL Side
CASTLE PARK HOTEL Kemer
CLUB AQUA PLAZA Alanya
CLUB HOTEL PHASELIS ROSE (5*/HV1) Kemer 
CLUB TUANA PARK FETHIYE (5*/HV1) Fethiye 
COSTA 3 S BEACH Bodrum
COSTA AKKAN SUITES      Bodrum
COSTA BITEZHAN Bodrum
COSTA BLU RESORT        Bodrum
COSTA LUVI Bodrum
COSTA MAYA HOTEL        Bodrum
DIAMOND BEACH HOTEL & SPA Side
ELA QUALITY RESORT HOTEL (5*/HV1) Belek 
EMIR FOSSE BEACH HOTEL Alanya
GRAND PARK BODRUM Bodrum
HALICI HOTEL Marmaris
HIMEROS LIFE HOTEL Kemer
HOLIDAY LINE BEACH HOTEL (EX.VITAL BEACH HOTEL) Alanya
HOTEL GRAND OKAN Alanya
IC HOTELS SANTAI FAMILY RESORT (5*/HV1) Belek 
IZ FLOWER SIDE BEACH (4*) Side
KORUMAR HOTEL DELUXE Kusadasi
KUSTUR CLUB HOLIDAY VILLAGE Kusadasi
LE BLEU HOTEL&RESORT Kusadasi
LETOONIA GOLF RESORT HOTEL (5*/HV1) Belek 
LUX* BODRUM RESORTS & RESIDENCE Bodrum
M.C ARANCIA RESORT HOTEL (5*/HV1) Alanya 
M.C BEACH RESORT (5*/HV1) Alanya 
M.C MAHBERI BEACH HOTEL (4*) Alanya 
MIRADA DEL MAR HOTEL (5*/HV1) Kemer 
NIKKI BEACH RESORT&SPA Bodrum
OLUDENIZ RESORT BY Z HOTELS (4*) Fethiye 
ORIENT SUITE HOTEL Alanya
PORT NATURE LUXURY RESORT HOTEL SPA (5*/HV1) Belek 
RIOS BEACH HOTEL Kemer
RIXOS PREMIUM BODRUM (5*/HV1) Bodrum
RIXOS PREMIUM BODRUM VILLAS Bodrum
RIXOS PREMIUM TEKIROVA (5*/HV1) Kemer 
ROYAL GARDEN SELECT&SUITE HOTEL (5*/HV1) Alanya 
SANDY BEACH HOTEL Side
SENSITIVE PREMIUM RESORT & SPA (5*/HV1) Belek 
SIAM ELEGANCE HOTEL & SPA (5*/HV1) Belek 
SIDE STAR BEACH Side
SIDE STAR PARK (5*/HV1) Side
SIDE STAR RESORT (5*/HV1) Side
SIDE SUN HOTEL Side
SIESTA&JUNIPER HOTEL Marmaris
SUNEOCLUB MERSOY BELLAVISTA HOTEL Marmaris
SUNIS EFES ROYAL PALACE RESORT & SPA IZMIR 
SUNIS ELITA BEACH RESORT & SPA (5*/HV1) SIDE 
SUNIS EVREN BEACH RESORT & SPA (5*/HV1) SIDE 
SUNIS HOTEL SU (5*/HV1) ANTALYA 
SUNIS KUMKOY BEACH RESORT & SPA (5*/HV1) SIDE 
SUSESI LUXURY RESORT (5*/HV1) Belek 
VENEZIA PALACE DELUXE RESORT HOTEL (5*/HV1) Antalya
WATER SIDE RESORT&SPA (5*/HV1) Side
XENO EFTALIA RESORT HOTEL (4*) Alanya 
KAYA SIDE (5*/HV1) SIDE 
CINAR FAMILY SUITE (4*) SIDE 

Имя Инфанта: значение имени, происхождение, судьба, характер, национальность, перевод, написание

Что означает имя Инфанта? Что обозначает имя Инфанта? Что значит имя Инфанта для человека? Какое значение имени Инфанта, происхождение, судьба и характер носителя? Какой национальности имя Инфанта? Как переводится имя Инфанта? Как правильно пишется имя Инфанта? Совместимость c именем Инфанта — подходящий цвет, камни обереги, планета покровитель и знак зодиака. Полная характеристика имени Инфанта и его подробный анализ вы можете прочитать онлайн в этой статье совершенно бесплатно.

Содержание толкования имени

Анализ имени Инфанта

Имя Инфанта состоит из 7 букв. Семь букв в имени – это люди канона. Они безоговорочно принимают внушенные в процессе воспитания правила и искренне верят в то, что их неукоснительное соблюдение – единственно возможный путь к счастью. Поэтому часто проявляют упрямство и нетерпимость даже в тех случаях, когда это никак логически не обосновано. Проанализировав значение каждой буквы в имени Инфанта можно понять его тайный смысл и скрытое значение.

  • И — романтичные, утончённые и чувственные натуры. Добрые, мечтают о гармонии с окружающим миром. В сложной ситуации проявляют практичность. Иногда склонны к одиночеству и аскетизму. Неумение подчиняться кому-либо, в то же время указывает на равнодушие к власти.
  • Н — знак неприятия действительности такой, какая она есть; желание достичь духовного и физического здоровья. В работе проявляется усердие. Нелюбовь к труду, не вызывающего интереса. Наличие критического ума и категорическое неприятие рутинной работы. Неумение расслабляться в обществе, постоянная напряженность и сомнения.
  • Ф — желание быть в «центром вселенной», блистательность, дружелюбие. Генераторы идей. Делают людей счастливыми, получая от этого удовольствие. Недовольство, ворчливость и сомнение. Люди, имеющие в именах такие буквы, проходят достаточно много жизненных испытаний.
  • А — самая сильная и яркая буква кириллицы. Личности, обладающие такими буквами в имени, всегда стремятся к лидерству. Нередко они соревнуются с самим собой. Указывает на желание что-то изменить, достичь наивысшего уровня комфорта в физическом проявлении и в духовном.
  • Н — знак неприятия действительности такой, какая она есть; желание достичь духовного и физического здоровья. В работе проявляется усердие. Нелюбовь к труду, не вызывающего интереса. Наличие критического ума и категорическое неприятие рутинной работы. Неумение расслабляться в обществе, постоянная напряженность и сомнения.
  • Т — творческие, чувствительные люди; обладают высокой интуицией, находятся в постоянном поиске правды. Часто желания не совпадают с возможностями. Стремятся сделать все быстро, не откладывая на завтра. Требовательность к окружающим и к себе. Стремление к поиску истины. Переоценка своих возможностей.
  • А — самая сильная и яркая буква кириллицы. Личности, обладающие такими буквами в имени, всегда стремятся к лидерству. Нередко они соревнуются с самим собой. Указывает на желание что-то изменить, достичь наивысшего уровня комфорта в физическом проявлении и в духовном.
  • Значение имени Инфанта в нумерологии

    Нумерология имени Инфанта может подсказать не только главные качества и характер человека. Но и определить его судьбу, показать успех в личной жизни, дать сведения о карьере, расшифровать судьбоносные знаки и даже предсказать будущее. Число имени Инфанта в нумерологии — 3. Девиз имени Инфанта и троек по жизни: «Сделаю все, чтобы вы обратили на меня внимание!»

    • Планета-покровитель для имени Инфанта — Юпитер.
    • Знак зодиака для имени Инфанта — Стрелец.
    • Камни-талисманы для имени Инфанта — янтарь, аметист, авантюрин, хризопаз, доломит, бриллиант Геркмайера, ляпис лаузрь, морганит, пирит, рубин, розовый сапфир, сардоникс, сугилит, голубой топаз, черный турмалин, цаворит.

    Присутствие «тройки» среди чисел нумерологического ядра указывает на особое видение, позволяющее определить, чего именно недостает миру для совершенства. И настоятельную потребность восполнить этот недостаток, потребность, которая становится основой мотивации и главной движущей силой для каждого шага по жизни.
    «Тройка» в числах имени Инфанта – Числе Выражения, Числе Души и Числе внешнего облика – определяет наличие творческих способностей, то есть – врожденного умения создавать новое и предрасположенности к занятиям такого рода. Цифра 3 в нумерологии означает наличие явных или скрытых талантов и неординарных способностей. Тройки по имени Инфанта удачливы, как никто другой. По натуре своей обычно это оптимистичные люди, не опускающие руки даже при столкновении с самыми сложными жизненными испытаниями. Часто они талантливы, легко обучаются любому ремеслу, общительны и нравятся людям, имеют много друзей. Тройку как будто берегут высшие силы. Это число везения и удачливости. Другой стороной характера Тройки является стремление к духовности. Тройка с именем Инфанта чаще всего богата интеллектом, но очень хитра. Тройка добра, оптимистична, любит путешествовать и философствовать. Тройке трудно сосредоточиться на каком-либо одном занятии, ее рассеянность несет трудности. Любит наслаждаться жизнью, все время пытается испытать удачу. Самый большой страх Тройки по имени Инфанта — не везде успеть, упустить хорошую возможность. Тройка любит и умеет учиться, потому что любознательна, обладает пытливым умом. Тройка Инфанта — настоящий борец за справедливость, адвокат для всех знаков зодиака и хороший друг. Порадовать Тройку можно, если предоставить ей полную свободу действий.

    • Влияние имени Инфанта на профессию и карьеру. Что значит число 3 в выборе рода занятий? Способы профессиональной самореализации для людей, имеющих «тройку» в нумерологическом ядре – бесчисленны, а возможности в этом плане – практически неограниченны. Подходящие профессии: все творческие профессии, особенно писатели, артисты.
    • Влияние имени Инфанта на личную жизнь. Личная жизнь «тройки» с именем Инфанта никогда не бывает простой, и очень редко становится «эталоном» гармонии и счастья. Тройки – оптимисты, которые становятся душой компании, для них важно быть в центре внимания. Поэтому им идеально подойдет партнер, который будет смотреть на мир так же, как они сами. Число 3 совместимо с единицами, тройками, девятками и шестерками.

    Планета покровитель имени Инфанта

    Число 3 для имени Инфанта значит планету Юпитер. Планета Юпитер наделяет людей с именем Инфанта оптимизмом. Они уважительно относятся к окружающим и ждут такого же отношения к себе. Люди с именем Инфанта, как магнит, притягивают к себе счастье и гармонию. Они не напористы, но умеют добиваться своего. Обладатели имени Инфанта склонны к самокопанию, и это приводит к неплохим результатам. Они достаточно неплохо разобрались в себе и могут верно оценивать личность буквально с первого момента встречи. Понимая, что человек не идеален, они стремятся к самоусовершенствованию, но не требуют того же от других. Заступаются за тех и помогают тем, кто требует помощи или поддержки, бескорыстны, склонны к путешествиям. Хорошо гармонируют носители имени Инфанта с людьми своего, шестого или девятого типов.

    Знаки зодиака имени Инфанта

    Для имени Инфанта подходят следующие знаки зодиака:

  • Знак зодиака Стрелец для имени Инфанта. У представителей имени Инфанта и этого знака хорошо развита сила воли, они решительны и слегка воинственны, любят всех поучать. При этом всегда Стрельцы с именем Инфанта проявляют дружелюбие, они прирожденные оптимисты. Взбесить их может только откровенная ложь, лицемерие и попытки подчинить себе их волю. Обладатели имени Инфанта свое авторитетное мнение высказывают по поводу и без (и неважно, что его не просили). Владельцы имени Инфанта Стрельцы рубят правду-матку с такой потрясающей жестокостью, что окружающим немедленно хочется научить Стрельца уму-разуму кулаками, а он искренне не понимает, почему на него обижаются и на дружеские посиделки больше не зовут. Совершенно безответственный человек с именем Инфанта – постоянные тирады «за поступки надо отвечать» пропускает мимо ушей и до конца жизни не может эту простую истину выучить.
  • Цвет имени Инфанта

    Жёлтый цвет имени Инфанта. Люди с именем Инфанта, носящие желтый цвет, как показывает нумерология, солнечные и позитивные, энергичные и логичные, с ними чувствуешь себя всегда комфортно и уютно. Так как точно знаешь, что они никогда не подставят. Владельцы имени Инфанта обладают твёрдым характером и практичностью, что вносит некий дискомфорт в семейные отношения. Так как они не привыкли вести расточительный образ жизни и того же требуют и от своих близких людей. Положительные черты характера имени Инфанта – коммуникабельные, открытые и активные. Отрицательные черты характера для имени Инфанта – прижимистость и твердолобость.

    Как правильно пишется имя Инфанта

    В русском языке грамотным написанием этого имени является — Инфанта. В английском языке имя Инфанта может иметь следующий вариант написания — Infanta.

    Видео значение имени Инфанта

    Вы согласны с описанием и значением имени Инфанта? Какую судьбу, характер и национальность имеют ваши знакомые с именем Инфанта? Каких известных и успешных людей с именем Инфанта вы еще знаете? Будем рады обсудить имя Инфанта более подробно с посетителями нашего сайта в комментариях ниже.

    Если вы нашли ошибку в описании имени, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Оскар Уайльд Сказки Читать


    Увеличить

    Из сборника «Гранатовый домик»

     

    День рождения Инфанты

     

    Посвящается миссис Уильям Х. Гренфелл (леди Дезборо), Тэплоу-Корт

     

    Это произошло в день рождения Инфанты. Ей исполнилось двенадцать лет, и солнце, будто радуясь этому событию, ярко светило в дворцовых парках.

    Хоть она и была Инфантой, принцессой испанской, день рождения она, как и дети простолюдинов, отмечала лишь один раз в году. Поэтому вся страна молилась о том, чтобы погода в этот день была ясной и солнечной. И день в самом деле выдался на редкость погожий. Полосатые тюльпаны на высоких стеблях стояли навытяжку, словно длинные шеренги солдат, и, с вызовом поглядывая через газон на розы, громко, чтобы те могли их услышать, восклицали: «Мы ничем вас не хуже!» С цветка на цветок перепархивали пурпурные бабочки, поблескивая золотистой пыльцой на крыльях; из трещин в стене выползли маленькие ящерицы и, застыв в грациозных позах, грелись на ослепительно белом солнце; от нестерпимого зноя растрескивались плоды гранатов, обнажая свои кровоточащие красные сердца. Бледно-желтые лимоны, в изобилии свисавшие с почерневших от времени переплетов решеток, выстроившихся по всей длине сумрачных аркад, разрумянились под щедрым солнечным светом, а на магнолиях раскрылись цветки, огромные, шарообразные, словно выточенные из слоновой кости, наполнив воздух сладким, густым ароматом.

    А сама маленькая принцесса прогуливалась вместе со своими друзьями по террасе. Пройдясь несколько раз в одну сторону, затем в другую, они затеяли игру в прятки – благо недостатка в каменных вазах и старых, замшелых статуях, за которыми удобно прятаться, на террасе не было. В обычные дни ей разрешалось общаться только с детьми своего ранга, так что она вынуждена была играть в одиночестве, но в день ее рождения делалось исключение, и, по распоряжению Короля, она могла приглашать к себе своих юных друзей – всех, кто ей нравился. Была какая-то горделивая грация в плавных движениях этих стройных испанских детей. Головы мальчиков украшали шляпы с большими перьями, на плечи были накинуты короткие развевающиеся плащи; девочки одной рукой придерживали шлейфы своих длинных парчовых платьев, а другой заслоняли глаза от солнца огромными серебристо-черными веерами. Но Инфанта была самой из них грациозной, и одежда ее отличалась особенно безукоризненным вкусом, насколько это позволяла тяжеловесная мода того времени. Ее мантия была из серого атласа, нижняя часть платья и широкие рукава с буфами щедро расшиты серебром, а жесткий корсаж усыпан рядами отборных жемчужин. При каждом шаге из-под ее платья выглядывали крохотные туфельки, украшенные крупными красными розетками. В руке она держала большой кружевной веер розовато-жемчужного цвета, а в волосы, золотистым ореолом обрамлявшие ее бледное маленькое лицо, была вдета прекрасная белая роза.

    Из окна дворца за играющими детьми грустно наблюдал Король. Сзади стоял его брат, дон Педро Арагонский, которого он ненавидел, а рядом сидел великий инквизитор Гранады,[1] его духовник. Король был даже печальнее, чем обычно. Глядя на Инфанту, то с детской серьезностью раскланивающуюся с придворными, то смеющуюся, закрывшись веером, над приставленной к ней мрачной герцогиней Альбукеркской, он думал о матери девочки, молодой Королеве, которая, как ему казалось, совсем недавно приехала из веселой Франции. Через полгода после рождения дочери, увянув среди мрачного великолепия испанского двора, она отошла в иной мир, так и не успев во второй раз увидеть цветущий миндаль в саду и сорвать плоды со старой искривленной смоковницы, стоящей в самом центре поросшего теперь травой внутреннего двора замка. Король, любовь которого к Королеве была поистине безгранична, не мог примириться с тем, что могила навеки скроет от него облик любимой, и один мавританский врач забальзамировал ее, в награду за что ему даровали жизнь, которой Святая палата[2] собиралась лишить его, как поговаривали, за еретические мысли и по подозрению в колдовстве. Тело Королевы покоилось теперь на устланном гобеленами катафалке в дворцовом склепе из черного мрамора, и она выглядела точно так же, как в тот ветреный мартовский день, почти двенадцать лет назад, когда ее водрузили туда внесшие гроб монахи. Неизменно раз в месяц, плотно завернувшись в темный плащ, с притушенным фонарем в руке, Король входил в склеп и, опустившись на колени у изголовья катафалка, печально взывал к покойной супруге: «Mi reina! Mi reina!»[3] Порой, в нарушение формального этикета, определяющего в Испании манеру поведения каждого человека и даже ограничивающего пределы скорби для самого Короля, он в безысходном горе лихорадочно сжимал ее бледные, украшенные драгоценностями руки и покрывал исступленными поцелуями ее холодное, накрашенное лицо, пытаясь пробудить ее к жизни.

    Сейчас он смотрел в окно, а видел ее, свою Королеву, такой, какой она впервые предстала перед ним в замке Фонтенбло.[4] Тогда ему едва исполнилось пятнадцать лет, а она была и того моложе. Вскоре они были по всей форме обручены папским нунцием[5] в присутствии французского короля и всего его двора, и он возвратился в Эскориал,[6] увезя с собой локон золотистых волос и память о детских губах, на мгновение прильнувших к его руке, когда он садился в карету. Затем последовало бракосочетание, спешно совершенное в Бургосе, маленьком городке на границе обеих стран, и состоялся грандиозный, при огромном стечении народа, въезд в Мадрид, где, согласно обычаю, отслужили торжественную мессу в церкви Ла-Аточа, после чего с невиданным дотоле размахом свершили аутодафе,[7] для чего в руки светской власти было передано почти триста еретиков – среди них много англичан, – которые и были сожжены на площади.

    Король безумно любил свою Королеву, и это, как многие считали, шло во вред интересам страны, воевавшей в то время с Англией за владения в Новом Свете. Он не отпускал ее от себя ни на шаг, из-за нее забросил государственные дела, с поразительной слепотой, присущей людям, находящимся под влиянием страсти, не замечая, что пышные церемонии, которыми он старался доставить ей удовольствие, лишь усиливают ее загадочную болезнь. Когда она умерла, Король на какое-то время словно лишился рассудка. Нет никаких сомнений, что он официально отрекся бы от престола и удалился бы в большой монастырь траппистов[8] в Гранаде, номинальным приором которого он являлся, если бы не боялся оставить маленькую Инфанту во власти брата, поражавшего своей жестокостью даже привычную ко всему Испанию и повинного, как подозревали многие, в смерти Королевы через посредство отравленных перчаток, приподнесенных ей во время ее пребывания в его арагонском замке. Даже по истечении трех лет официального траура, объявленного во всех испанских владениях специальным королевским эдиктом, Король останавливал любые разговоры своих министров о новом супружестве, и, когда сам Император направил к нему послов с предложением руки своей племянницы, прекрасной эрцгерцогини Богемской, он велел передать их повелителю, что Король Испании уже обвенчан со Скорбью, и, хотя она не принесет ему потомства, он любит ее больше Красоты; ответ этот стоил его короне богатых нидерландских провинций, которые вскоре восстали против него, подстрекаемые Императором и руководимые фанатиками реформистской церкви.

    За то недолгое время, что он смотрел на играющую на террасе Инфанту, перед ним прошла вся его супружеская жизнь, с ее неистово-жгучими радостями и мучительной болью ее внезапного завершения. Его дочь удивительно напоминала Королеву и своей забавной манерой сердиться, и тем, как она своенравно вскидывала голову, и тем, как горделиво кривила красивые губы, и своей чудесной улыбкой – поистине vrai sourire de France,[9] – когда она время от времени бросала взгляд на окно, в которое он на нее смотрел, или протягивала свою маленькую руку кому-нибудь из величественных испанских грандов для поцелуя. Но пронзительный смех детей неприятно резал ему слух, яркое безжалостное солнце глумилось над его печалью, а неуловимый запах диковинных снадобий, которые применяют при бальзамировании, лишал утренний воздух свежести – впрочем, это ему могло только чудиться. Он закрыл лицо руками, и, когда Инфанта в очередной раз посмотрела наверх, Король уже ушел, а окно было задернуто шторами.

    Она состроила разочарованную гримаску и недовольно передернула плечами. Уж в ее день рождения он мог бы уделить ей больше внимания. Кому нужны эти дурацкие государственные дела? А может быть, он отправился в этот мрачный склеп, где всегда горят свечи и куда ее никогда не пускают? Как глупо с его стороны это делать, да еще в такой солнечный день, когда все вокруг так счастливы! К тому же он пропустит игрушечный бой быков, на который как раз сейчас приглашали звуки трубы, не говоря уже о кукольном представлении и других чудесных вещах. Вот дядя и великий инквизитор – те ведут себя намного разумнее. Они уже вышли на террасу и успели наговорить ей массу приятных комплиментов. Решительно вскинув хорошенькую голову, она взяла дона Педро за руку и, неторопливо спустившись по ступенькам с террасы, направилась вместе с ним к воздвигнутому в конце сада продолговатому шатру из пурпурного шелка, а за нею последовали и остальные дети, строго соблюдая порядок, определяемый знатностью их рода, так что первыми шли те, у кого были самые длинные имена.

     

    * * *

     

    Ее встречала процессия юных грандов, облаченных в фантастические костюмы тореадоров. Молодой граф Тьерра-Нуэва, поразительно красивый мальчик лет четырнадцати, обнажив голову со всей грацией, присущей благородным испанским идальго,[10] торжественно проводил ее к маленькому креслу из позолоченной слоновой кости, водруженному на помост над ареной. Дети, перешептываясь и обмахиваясь веерами, расположились вокруг Инфанты, а дон Педро и великий инквизитор стояли у входа, разговаривая и смеясь. Даже герцогиня, состоявшая при дворе старшей камеристкой, – сухопарая дама с резкими чертами лица, с желтым плоеным воротничком на платье – казалась не такой раздраженной, как обычно, и нечто наподобие ледяной улыбки проскользнуло по ее морщинистому лицу, коснувшись тонких, бескровных губ.

    Игрушечная коррида удалась на славу и, на взгляд Инфанты, была куда увлекательнее настоящей, виденной ею в Севилье, когда она побывала в этом южном городе по случаю приезда к ее отцу герцога Пармского. Некоторые из мальчиков гарцевали по арене на покрытых роскошными чепраками деревянных лошадях с палкой вместо туловища, потрясая длинными копьями, украшенными яркими, пестрыми лентами; другие бегали по арене без лошадей, размахивая перед быком алыми плащами и легко перепрыгивая через барьер, когда он бросался на них. Что касается самого быка, он выглядел совсем как настоящий, хотя и сделан был из плетеных прутьев и натянутой на них шкуры. Полному сходству мешало лишь то, что он имел склонность становиться на дыбы и носиться в вертикальном положении по арене, а такое даже самому резвому быку не под силу. Все же бык сражался великолепно, и дети пришли в такое возбуждение, что повскакивали на скамьи и, размахивая кружевными платками, принялись кричать во все горло: «Bravo toro! Bravo toro!»,[11] то есть вели себя столь же благоразумно, как и взрослые в подобных случаях. В конце концов, после продолжительного боя, в ходе которого бык поднял на рога и забодал несколько лошадей, так что их седоки были вынуждены спешиться, юный граф Тьерра-Нуэва повалил быка на колени и, получив соизволение Инфанты нанести coup de grвce,[12] вонзил деревянную шпагу в шею животного с такой силой, что голова у того отвалилась и из-под нее показалось смеющееся лицо маленького месье де Лоррана, сына французского посла в Мадриде.

    После того как арена под гром рукоплесканий была очищена и поверженные деревянные лошади торжественно оттащены за пределы шатра двумя пажами-маврами в черно-желтых ливреях, последовал короткий перерыв, во время которого французский акробат продемонстрировал свое искусство на туго натянутом канате, а затем на сцене маленького театра, специально сооруженного по случаю праздника, была разыграна полуклассическая трагедия «Софонисба»,[13] роли в которой исполняли итальянские марионетки. Они играли так хорошо, и движения их были так естественны, что к концу представления глаза Инфанты затуманились от слез. Некоторые дети безутешно плакали, и успокоить их могли только сладости. Даже великий инквизитор, расчувствовавшись, признался дону Педро, что ему кажется крайне несправедливым, что ни в чем не повинные куклы, сделанные из дерева и цветного воска, к тому же приводимые в движение при помощи ниток и проволочек, должны чувствовать себя такими несчастными и испытывать столь ужасные страдания.

    Следующим выступал африканский фокусник. Он вынес на арену большую невысокую корзину, накрытую красной тканью, поставил ее посередине, извлек из своего тюрбана диковинную тростниковую дудочку и стал на ней играть. Через несколько секунд ткань зашевелилась, и, по мере того как музыка становилась все громче и пронзительнее, ткань шевелилась все заметнее, пока наконец из корзины не показались две золотисто-зеленые змеиные головы причудливой клинообразной формы, которые стали медленно подниматься и раскачиваться под звуки музыки из стороны в сторону, словно водоросли в потоке воды. У змей были пятнистые капюшоны, они угрожающе выбрасывали свои жала, и это испугало детей. Зато им очень понравилось, когда фокусник сделал так, что из песка выросло апельсиновое деревце, покрытое чудесными белыми цветами и гнущееся под тяжестью спелых плодов. Ну а когда он взял у маленькой дочери маркиза де Лас-Торреса веер и превратил его в синюю птицу, которая стала порхать под сводами шатра и весело распевать, восторгу и изумлению детей не было границ. Галантный и в то же время величественный менуэт, очаровательно исполненный маленькими танцорами из церкви Эль Пилар, что в городе Сарагосе, тоже произвел большое впечатление. Инфанте никогда раньше не приходилось любоваться этим необыкновенным танцем и чудесной церемонией, происходившей каждый год в мае перед главным престолом церкви Эль Пилар в честь Пресвятой Девы Марии, ибо никто из испанской королевской семьи не переступал порога Сарагосского собора с тех самых пор, как один безумный священник, подкупленный, как полагали многие, людьми английской королевы Елизаветы, попытался дать принцу Астурианскому отравленную облатку.[14] Поэтому Инфанта о так называемом «танце Девы Марии» знала лишь понаслышке, и он оказался действительно прекрасным зрелищем. На мальчиках были старомодные придворные костюмы из белого бархата, а их затейливые треугольные шляпы окаймляла серебряная бахрома и увенчивали огромные плюмажи из страусовых перьев. Танцоры, освещаемые ярким солнцем, выглядели очень эффектно; их смуглые лица и длинные черные волосы только подчеркивали ослепительную белизну их нарядов. Присутствующие были заворожены изысканным изяществом их неспешных движений, горделивостью их величавых поклонов и тем достоинством, с которым они выполняли замысловатые па, а, когда они закончили представление и почтительно сняли перед Инфантой свои огромные шляпы с перьями, она, приняв эти знаки почтения с большой благосклонностью, дала обет отправить в церковь Эль Пилар на алтарь Богоматери большую восковую свечу в благодарность за доставленное ей удовольствие.

    Потом на арену вышли статные египтяне, как в те дни называли цыган; они сели в круг скрестив ноги и принялись негромко наигрывать на цитрах, покачиваясь в такт музыке и едва слышно напевая тихую, задумчивую мелодию. Заметив среди присутствующих дона Педро, они встревожились, а некоторые не на шутку испугались: лишь несколько недель назад он велел повесить на рыночной площади Севильи двоих из их соплеменников по обвинению в колдовстве, но прелестная Инфанта, сидевшая откинувшись на спинку кресла и взиравшая на них поверх веера своими большими голубыми глазами, их просто очаровала, и они чувствовали уверенность, что такое обворожительное создание, как она, не способно обойтись с ними жестоко. Поэтому они продолжали исполнять свою нежную мелодию, едва касаясь длинными заостренными ногтями струн, и головы их то опускались, то поднимались, словно их клонило ко сну. Вдруг, издав пронзительный крик, от которого все дети вздрогнули, а дон Педро схватился за агатовую рукоятку кинжала, они вскочили на ноги и стали неистово кружить по арене, колотя в тамбурины и распевая на своем диковинном гортанном наречии какую-то страстную любовную песнь. Затем раздался еще один крик, и они, словно по команде, бросились на землю, некоторое время оставаясь неподвижными, – тишину нарушало лишь монотонное бренчание цитр. После этого они снова вскочили, и так повторялось несколько раз; потом, внезапно исчезнув, вскоре опять возвратились, ведя за собой на цепи косматого бурого медведя, а на плечах у них восседали маленькие обезьянки – бесхвостые макаки. Медведь, сохраняя полнейшую невозмутимость, сделал стойку на голове, а обезьянки, сморщенные мордочки которых казались ужасно забавными, проделали в высшей степени невероятные трюки вместе с двумя цыганскими мальчиками, видимо их хозяевами, в довершение ко всему сразившись между собой на крохотных шпагах, постреляв из мушкетов и продемонстрировав, как проходит повседневная строевая подготовка королевских гвардейцев. Что и говорить, цыгане имели огромный успех.

    Но самой веселой частью утреннего представления, несомненно, был танец Карлика. Когда он вышел на арену, переваливаясь на своих кривых ножках, спотыкаясь и мотая из стороны в сторону огромной уродливой головой, дети даже завизжали от восторга и сама Инфанта так смеялась, что камеристка вынуждена была ей напомнить, что, хотя в испанской истории известно сколько угодно случаев, когда королевская дочь плакала в присутствии себе равных, не бывало еще такого, чтобы принцесса, особа королевской крови, позволяла себе столь безудержно веселиться перед теми, кто ниже ее по рождению. Но Карлик был действительно неотразим, и даже при испанском дворе, славившемся своим традиционным пристрастием ко всему чудовищному, никогда еще не видывали такого фантастического уродца. К тому же это было первое его выступление. Его обнаружили лишь за день до этого двое вельмож, охотившихся в отдаленной части пробкового леса, окружавшего город, когда тот пробирался через лесную чащу, и тут же доставили во дворец в качестве сюрприза для Инфанты; его отец, бедный угольщик, был только рад отделаться от столь уродливого и никчемного отпрыска. Быть может, самым забавным в Карлике было то, что он и не подозревал о своей гротескной наружности. Более того, он казался совершенно счастливым и пребывал в прекраснейшем расположении духа. Когда смеялись дети, смеялся и он, причем так же искренне и весело, как они, а в конце каждого танца отвешивал каждому из зрителей уморительнейшие поклоны, улыбаясь и кивая им с таким видом, будто он такой же, как все они, а вовсе не маленький жалкий уродец, сотворенный природой на потеху другим в одну из тех редких минут, когда ей вздумалось подурачиться. Ну а Инфанта совершенно пленила его. Он глаз от нее не мог оторвать и, казалось, танцевал для нее одной. В конце представления Инфанта, вспомнив, как однажды знатные придворные дамы бросали букеты знаменитому итальянскому дисканту Каффарелли, которого Папа Римский прислал из своей капеллы в Мадрид специально для того, чтобы он своим сладостным пением излечил от меланхолии Короля, вынула из волос прекрасную белую розу и, то ли в шутку, то ли чтобы подразнить камеристку, с очаровательнейшей улыбкой бросила цветок на арену. Карлик воспринял это с полной серьезностью и, прижав розу к своим толстым потрескавшимся губам и приложив руку к сердцу, опустился перед Инфантой на одно колено, во весь рот улыбаясь. Его маленькие блестящие глазки сияли от удовольствия.

    Это показалось Инфанте настолько забавным, что она продолжала смеяться еще долго после того, как Карлик убежал с арены, а затем, обратившись к дяде, выразила желание, чтобы танец был немедленно повторен. Однако камеристка, сославшись на зной, сказала, что для ее высочества будет лучше как можно быстрее вернуться во дворец, где ее ждет роскошный пир, украшением которого будет специально испеченный ко дню ее рождения праздничный торт с ее инициалами из подкрашенного плавленого сахара по всей поверхности и восхитительным серебряным флажком на верхушке. Инфанте пришлось повиноваться, и она, распорядившись, чтобы Карлик после сиесты снова пришел танцевать перед ней, и выразив юному графу Тьерра-Нуэва признательность за чудесный прием, встала и с большим достоинством удалилась в свои покои, а за ней последовали ее друзья, соблюдая тот же порядок, в котором они пришли.

     

    * * *

     

    Когда Карлик узнал, что ему предстоит еще раз танцевать перед Инфантой, к тому же по ее настоятельному желанию, его до такой степени переполнила гордость, что он выбежал в сад и принялся в безрассудном восторге целовать подаренную ему белую розу, сопровождая проявления радости неуклюжими и нелепыми жестами.

    Цветы были крайне возмущены его бесцеремонным вторжением в их прекрасную обитель, а когда он начал скакать по аллеям сада, смешно размахивая над головой руками, они больше не смогли сдерживать своих чувств.

    – Он слишком уродлив, чтобы играть рядом с нами! – воскликнули Тюльпаны.

    – Напоить бы его маковым соком – и пусть заснет на тысячу лет, – промолвили большие алые Лилии, пылая от злости.

    – Какое омерзительное чудовище! – взвизгнул Кактус. – Недоросток скрюченный! Голова как тыква, а ног совсем не видно – каракатица, и все тут! У меня так и чешутся колючки; пусть только подойдет, я его всего исколю.

    – Подумать только, ему достался мой лучший цветок, – воскликнул Куст Белых Роз. – Сегодня утром я лично вручил его Инфанте как подарок на день рождения, а этот уродец украл его у нее. – И Куст завопил что есть силы: – Держи вора! Держи вора!

    Даже Красная Герань, которая обычно не слишком важничала и, как всем было известно, имела большое количество бедных родственников, закрыла свои цветки от отвращения, увидев Карлика, а, когда Фиалки кротко заметили, что он ведь не может изменить своей непривлекательной внешности, Герань резонно возразила, что это и есть главный его недостаток. И в самом деле, продолжала она, если кто-то неизлечим, это еще не значит, что им следует восхищаться. По правде говоря, Фиалки и сами понимали, что уродство Карлика уж чересчур вызывающе и с его стороны было бы гораздо тактичнее, если бы он имел печальный или по крайней мере задумчивый вид, а не прыгал так жизнерадостно и не делал столь гротескных и несуразных телодвижений.

    Ну а старые Солнечные Часы, не имевшие себе равных среди подобных приспособлений – недаром они когда-то показывали время самому императору Карлу V, – были настолько поражены наружностью Карлика, что чуть не забыли отметить целые две минуты своим длинным пальцем из тени и посчитали нужным заметить большому молочно-белому павлину, гревшемуся на солнце на балюстраде, что, как там ни крути, но дети королей – короли, а дети угольщиков – угольщики и глупо делать вид, будто это не так, с каковым мнением павлин целиком и полностью согласился, прокричав: «Еще бы! Еще бы!» – столь пронзительным голосом, что золотые рыбки, обитавшие в бассейне с прохладным плещущимся фонтаном, выглянули из воды и поинтересовались у больших каменных тритонов, а что, собственно, такое стряслось.

    А вот птицам он явно нравился. Они часто видели его в лесу, когда, приплясывая словно эльф, он гонялся за кружащимися листьями или забирался в дупло старого дуба, чтобы поделиться орехами с белками. Его уродство их ничуть не смущало. Ведь даже сам соловей, который так сладко поет по ночам в апельсиновых рощах, что порою луна опускается ниже, чтобы лучше слышать его, и тот не бог весть как красив. Кроме того, Карлик всегда относился к ним с добротой, и в ту страшную зиму, когда на кустах и деревьях нельзя было найти ни единой ягоды, а земля от мороза стала твердой, как железо, и волки подходили к самым городским воротам в поисках пищи, он не бросил в беде своих пернатых друзей, не забывая оставлять им крошки от своего куска черного хлеба и всегда делясь с ними завтраком, каким бы скудным он ни был.

    Неудивительно потому, что птицы так и вились вокруг Карлика, касаясь крыльями его щеки на лету и без умолку щебеча, и это так ему нравилось, что он решил в благодарность показать им свою прекрасную белую розу, которую, как он с гордостью им сообщил, ему подарила сама Инфанта, потому что полюбила его.

    Они не поняли ни слова из сказанного, но это не имело большого значения, потому что они, склонив голову набок, слушали его очень внимательно и с умным видом, а это почти то же самое, что понимать, только намного проще.

    Ящерицам Карлик тоже нравился. Когда, устав прыгать, он бросился на траву отдохнуть, они взобрались на него и стали по нему бегать и весело возиться между собой, стараясь этим развлечь его. «Не всем же быть такими красивыми, как мы, ящерицы, – попискивали они. – Это попросту невозможно. Как ни странно это звучит, на самом деле он не так уж уродлив, если, конечно, закрыть глаза и на него не смотреть». Ящерицы, по природе своей склонные к философствованию, любили целыми часами сидеть, погрузившись в размышления, особенно если больше нечего было делать или погода была слишком дождливой для прогулок.

    Цветы, однако, были ужасно возмущены тем, как ведут себя ящерицы и птицы. «Все это беганье и порханье, – негодовали они, – только делает их еще более вульгарными, что и проявляется в их отношении к этому уродцу. Кто хорошо воспитан, тот никогда не сдвинется с места, вот как мы например. Разве кто-нибудь видел, чтобы мы носились вприпрыжку по саду или гонялись как оглашенные за стрекозами по газонам? Если нам хочется переменить обстановку, мы посылаем за садовником, и он переносит нас на другую клумбу. Вот как нужно себя вести в приличном обществе. Но птицам и ящерицам не сидится на месте, а у птиц даже постоянного адреса нет. Они такие же бродяги, как цыгане, и вести себя с ними нужно соответственным образом». И цветы, задрав свои носы, приняли крайне высокомерный вид, а когда спустя некоторое время увидели, что Карлик, с трудом поднявшись на короткие ноги, направляется через террасу к дворцу, вздохнули с большим облегчением.

    – Его следовало бы держать взаперти до конца его дней, – прошелестели они. – Вы только взгляните на эту горбатую спину и эти кривые ножки. – И они захихикали.

    Карлику и в голову не могло прийти, что о нем говорят такое. В птицах и ящерицах он души не чаял, а цветы считал самыми чудесными творениями на земле – разумеется, после Инфанты, которая, подарив ему прекрасную белую розу и полюбив его, стала для него всех дороже. Ах, если бы он смог вместе с ней отправиться во дворец после представления! Она бы посадила его по правую руку от себя и все время бы ему улыбалась, а он не отходил бы от нее ни на шаг, стал бы ей постоянным товарищем по играм и учил бы ее разным замечательным трюкам. Пусть даже он и не бывал никогда во дворце, зато он знал великое множество удивительных вещей. Он умел делать из тростника крошечные клетки для кузнечиков, в которых они так славно поют, и превращать длинный побег бамбука в сладкозвучную свирель, игрой на которой заслушался бы даже сам Пан.[15] Он знал голоса всех птиц, и на его зов с верхушек деревьев слетались скворцы, а с озер цапли. Ему были известны следы всех зверей, и он мог безошибочно узнавать зайца по едва заметным вмятинам от лап, а кабана – по истоптанной листве. Ему были знакомы все танцы, исполняемые Природой: и буйный пляс Осени в багряных одеждах из листьев, и грациозный менуэт Лета в голубых сандалиях из васильков, и студеный вальс Зимы в белом венке из снега, и веселая кадриль Весны в цветущем наряде фруктовых садов. Он знал, где вьют гнезда лесные голуби, и как-то раз, когда птицелов поймал в силки голубей-родителей, он сам выкормил осиротевших птенцов и устроил для них маленькую голубятню в расщелине между обрубленными ветвями вяза. Птенцы стали совсем ручными и каждое утро ели у него из рук. Они непременно понравятся Принцессе, как и другие его друзья: кролики, снующие в зарослях папоротника; черноклювые сойки в отливающем сталью оперении; ежи, готовые в любой момент свернуться колючим клубком; большие, мудрые, неторопливые черепахи, покачивающие головой и пощипывающие молодые листья. Да, Инфанте обязательно нужно побывать у него в гостях и поиграть с ним в лесу. Он уступит ей свою маленькую кровать, а сам выйдет из хижины и просидит до зари под окном, оберегая ее от диких лосей и оленей и не подпуская к хижине вечно голодных волков. Ранним утром он постучится в ставни и разбудит ее, а потом они будут целый день танцевать. В лесу ведь не так уж страшно и безлюдно: то проедет на своем белом муле епископ, читая ярко раскрашенную книгу, то проскачут соколиные охотники в зеленых бархатных беретах и куртках из дубленой оленьей кожи, с соколами в колпачках, сидящими у них на запястьях. Когда наступает сезон виноделия, в лесу можно увидеть давильщиков винограда с пурпурно-красными руками и ногами, в венках из глянцевого плюща и с полными вина мехами. Ну а ночи – это время угольщиков, которые сидят вокруг огромных жаровен, глядя на медленно обугливающиеся на огне сухие бревна и жаря в золе каштаны, и разбойников, которые выбираются из пещер и присоединяются к ним. А однажды Карлик видел живописную процессию, направлявшуюся по пыльной извилистой дороге в Толедо. Впереди, неся ярко раскрашенные хоругви и золотые распятия, шли и очень красиво пели монахи. За ними в серебристых доспехах, вооруженные мушкетами и пиками, следовали солдаты, а в их окружении шагала босиком какая-то странная троица в желтых одеждах, разрисованных причудливыми фигурами, и с горящими свечами в руках. Да-а, в лесу многое можно увидеть, а когда Инфанта устанет, он найдет для нее какой-нибудь бугорок с мягким мхом или будет нести ее на руках – он ведь физически очень сильный, хотя, как он знал, и не вышел ростом. Он изготовит ей ожерелье из красных ягод брионии, и они будут выглядеть не хуже тех белых ягод, что украшают ее платье сейчас, а когда ей перестанут нравиться красные ягоды, она сможет их выбросить, и он отыщет взамен другие. Он будет приносить ей чашечки желудей, анемоны, усеянные капельками росы, крошечных светлячков, чтобы они звездами сияли в бледном золоте ее волос.

    Но где же Инфанта? Он спросил об этом у белой розы, но та не дала ответа. Казалось, весь дворец пребывал во сне, и даже те окна, ставни на которых оставались открытыми, отгородились от ослепительного солнечного света наглухо задернутыми шторами. Карлик принялся ходить вокруг дворца в поисках места, через которое он мог бы войти, и наконец заметил приоткрытую дверь. Он несмело вошел через нее и очутился в великолепном зале – куда более великолепном, отметил он с грустью, чем всё, что он видел в лесу; повсюду вокруг была позолота, а пол был выложен большими разноцветными каменными плитами, образовывавшими сложный геометрический узор. Но маленькой Инфанты здесь не было – лишь прекрасные белые статуи взирали на него с яшмовых пьедесталов своими печальными пустыми глазами и загадочно ему улыбались.

    В глубине зала висел занавес из черного бархата, усеянный множеством небесных светил – любимый рисунок Короля – и богато расшитый в том сочетании цветов и оттенков, которые нравились Королю больше всего. Быть может, она прячется за занавесом? Что ж, надо попытаться проверить.

    Карлик тихонько пересек зал и отодвинул занавес. Но нет, за ним он увидел лишь другое помещение – еще более красивое, чем то, которое он только что покинул. Стены здесь были увешаны зелеными гобеленами ручной работы, затканными фигурами, изображающими сцены охоты. Это были творения фламандских мастеров, потративших на работу над ними более семи лет. Некогда это были покои короля Jean le Fou,[16] как его прозвали, – безумца, настолько любившего охоту, что, даже пребывая в бредовом состоянии, он часто пытался оседлать могучих, норовящих встать на дыбы коней, или, трубя в охотничий рог, повалить наземь оленя-самца, которого настигли его большие гончие собаки, или же вонзить кинжал в серую лесную лань. Теперь здесь заседал королевский совет и на столе в самом центре зала лежали красные портфели министров с оттиснутыми на них золотыми тюльпанами, эмблемой Испании, и гербами и эмблемами императорского дома Габсбургов.[17]

    Карлик изумленно оглядывался по сторонам, не осмеливаясь идти дальше. Эти странные безмолвные всадники, стремительно, но беззвучно несущиеся по длинным, узким полянам, напомнили ему страшные рассказы угольщиков о призраках, компрачос, которые охотятся только по ночам, а если встречают на своем пути человека, тут же превращают его в оленя и гонятся за ним до тех пор, пока не убьют его. Но мысль о прелестной Инфанте придала ему храбрости. Он хотел увидеть ее одну, без посторонних, и сказать ей, что он тоже любит ее. Быть может, она в следующей комнате?

    Пробежав по мягким мавританским коврам в другой конец зала, он рывком отворил дверь. Нет! И там ее не было. Следующая комната была пуста.

    Там помещался тронный зал, где принимали послов иноземных держав в тех редких в последнее время случаях, когда Король соглашался дать кому-нибудь из них аудиенцию, – тот самый зал, в котором много лет назад прибывшие из Англии посланцы договаривались о браке правившей в то время их страной католической королевы со старшим сыном императора. Стены зала были обиты позолоченной кожей из Кордовы, а с черно-белого потолка свисала тяжелая золоченая люстра на триста восковых свечей. Под большим балдахином из золотой ткани, по которой мелким жемчугом были вышиты львы и башни Кастилии,[18] стоял трон с покрывалом из роскошного черного бархата, усыпанного серебряными тюльпанами и искусно окаймленного серебром и жемчугом. На второй ступеньке трона была скамеечка с подушкой из серебряной ткани, предназначенная для того, чтобы Инфанта на ней преклоняла перед Королем колени, а еще ниже, уже за пределами балдахина, стояло кресло папского нунция – единственного человека, имевшего право сидеть в присутствии Короля во время любого церемониала; его кардинальская шапочка с плетеными алыми кисточками лежала на красной табуретке перед креслом. На стене, обращенной к трону, висел портрет Карла V в натуральную величину, на котором он был изображен в охотничьем костюме и с большим догом у ног, а середину противоположной стены занимала картина, на которой был изображен Филипп II,[19] принимающий присягу от Нидерландов на верноподданство. Между окнами стоял комод из черного дерева, инкрустированный пластинками слоновой кости и украшенный гравюрами из «Пляски смерти» Гольбейна,[20] выполненными, как утверждали некоторые, самим прославленным мастером.

    Но Карлика мало волновало это великолепие. За все жемчуга на балдахине трона он не отдал бы своей белой розы; да что там жемчуга – даже за сам трон он не расстался бы ни с одним лепестком. Ему во что бы то ни стало нужно было увидеть Инфанту прежде, чем она отправится в шатер, и попросить ее убежать вместе с ним сразу же после того, как он закончит свой танец. Здесь, во дворце, воздух был удушливым и тяжелым, а в лесу всегда веет вольный ветер, и солнечный свет нежными золотыми пальцами раздвигает трепещущую листву. В лесу цветы, может быть, не столь великолепны, как в королевском саду, но запах их нежнее и тоньше. Там гиацинты ранней весной заливают фиолетовыми волнами прохладные лесистые долины и травянистые холмы, там бледно-желтые примулы гнездятся меж узловатых корней дубов, там расстилаются коврами ярко-желтый чистяк, голубая вероника, сиреневые и золотые ирисы. Там на орешнике повисли длинные, желтые сережки, и наперстянка клонится под тяжестью крапчатых цветков, неодолимо манящих пчел. На каштане зажглись гирлянды белых свечей, а на боярышнике распустились маленькие бледные луны. Да, он уверен – она с ним пойдет, вот только удалось бы ее отыскать! Она обязательно уйдет вместе с ним в его замечательный лес, и он целыми днями будет танцевать ей на усладу. От мыслей об этом глаза его засветились улыбкой, и он вошел в следующую комнату.

    Во всем дворце не было комнаты наряднее и красивее этой. Ее стены были обтянуты узорчатым шелком из Лукки[21] с вытканными на нем птицами, розовыми цветами и изысканными серебристыми бутонами; мебель была из массивного серебра с рельефно изображенными на ней гирляндами, венками и порхающими купидонами; перед двумя огромными каминами стояли большие экраны, украшенные вышитыми на них попугаями и павлинами, а пол из оникса цвета морской волны, казалось, простирался в бесконечную даль. Но на сей раз он был в комнате не один. За ним наблюдала какая-то маленькая фигурка, замершая в проеме полуоткрытой двери в противоположном конце комнаты. Сердце его затрепетало, с губ сорвался крик радости, и он шагнул из тени в яркий солнечный свет. Фигурка в глубине комнаты тоже сделала шаг ему навстречу, и он ясно увидел ее.

    Он искал Инфанту, а нашел чудовище, самое безобразное чудовище, какое когда-либо видел. Оно мало чем напоминало человека, было бесформенное, горбатое, криворукое и кривоногое, с огромной, болтающейся головой и с гривой нечесаных черных волос. Карлик нахмурился – нахмурилось и чудовище. Он засмеялся – оно засмеялось тоже. Он прижал руки к бокам – оно сделало точно так же. Он насмешливо поклонился чудовищу – оно отвесило ему низкий поклон. Он двинулся ему навстречу – оно тоже стало приближаться, имитируя каждое его движение, но стоило ему остановиться, как оно тут же замерло на месте. Карлик засмеялся, подбежал к нему поближе и вытянул вперед руку – ее коснулась рука чудовища, холодная как лед. Он испугался и отдернул руку – чудовище рывком убрало свою. Он хотел было шагнуть вперед, но уткнулся во что-то гладкое и твердое. Теперь лицо чудовища было от него совсем близко, и оно выражало страх. Он откинул со лба волосы. Оно повторило его движение. Он ударил чудовище. Оно возвратило удар. Он смотрел на него с отвращением. Оно корчило ему рожи. Он сделал несколько шагов назад. Оно стало пятиться.

    Что бы это могло значить? Подумав немного, но не найдя ответа, Карлик обвел взглядом комнату, и тут только заметил, что за этой прозрачной стеной находятся точные копии всех окружающих предметов. Картина повторялась в виде точно такой же картины, а диван – в виде точно такого же дивана. У спящего Фавна, лежащего в алькове у дверей, был за прозрачной стеной брат-близнец, который тоже дремал, а озаренная солнцем серебряная Венера протягивала руки к другой Венере, такой же прекрасной, как она сама.

    А может быть, это проделки Эха? Как-то раз, когда Карлик бродил по долине, он громко окликнул Эхо, и оно, подражая его голосу, в точности повторило его слова. Не значит ли это, что Эхо может копировать и форму предметов, причем не хуже, чем голоса? Способно ли оно создать несуществующий мир, в точности напоминающий реальный? Могут ли тени предметов приобретать цвет, форму и способность двигаться, как сами предметы? Ну а что если…

    Он вздрогнул, снова повернулся лицом к чудовищу и, поднеся к губам свою прекрасную белую розу, стал целовать ее. Но у того была точно такая же роза – вплоть до последнего лепестка! Чудовище тоже целовало ее, с нелепейшими ужимками прижимая к сердцу.

    И тогда страшная правда открылась ему во всей своей беспощадности, и он, издав душераздирающий вопль отчаяния, бросился, рыдая, на пол. Значит, вот какой он на самом деле – уродливое, горбатое, жалкое существо! Значит, он и есть то чудовище, которое его самого напугало своим страшным видом, и дети смеялись вовсе не над его танцем, а над ним самим! Ну а маленькая Принцесса, которая, как ему казалось, полюбила его, попросту потешалась над его несуразной внешностью и кривыми ногами. Ах, зачем его забрали из леса, где не было никаких зеркал, показывающих ему, как отталкивающе он выглядит?! Почему отец не убил его, а продал этим аристократам, которые глумятся над его уродством?! Горячие слезы текли по его щекам, и он схватил белую розу и растерзал ее на отдельные лепестки. Распростертое на полу чудовище сделало то же самое, а затем швырнуло горстку нежных лепестков вверх. Когда Карлик некоторое время спустя взглянул на лежащее ничком чудовище, оно тоже приподняло голову: лицо его было искажено страданием. Чтобы не видеть этого, он отполз в сторону и закрыл руками глаза. Потом, подобно раненому животному, переполз еще дальше, в тень, и так и лежал, стеная.

    Когда Инфанта и ее друзья, возвращаясь с террасы, вошли в комнату и увидели лежащего ничком маленького уродца, который с крайне нелепым и преувеличенно страдальческим видом колотил по полу плотно сжатыми кулачками, они так и покатились со смеху, а затем, окружив его со всех сторон, принялись с интересом наблюдать за ним.

    – Танцевал он очень забавно, – сказала Инфанта, обмахиваясь веером, – но как актер он еще забавнее. Право, он играет не хуже марионеток, хотя, конечно, не так естественно.

    И она захлопала в ладоши.

    Но Карлик так и не поднял головы, а рыдания его становились все тише и тише, и вдруг он издал странный возглас и схватился за бок. Потом припал к полу и затих.

    – Ну, хорошо! – нетерпеливо произнесла Инфанта, решив, что пауза чересчур затянулась. – Теперь ты должен станцевать для меня.

    – Да, да! – поддержали ее остальные. – Вставай поскорей и танцуй, ведь ты это умеешь не хуже макак, только у тебя получается намного смешнее.

    Но Карлик ничего не отвечал.

    Инфанта топнула ножкой и позвала своего дядю, который в это время прохаживался с камергером по террасе, читая депеши, только что полученные из Мексики, где недавно была учреждена Святая палата.

    – Мой смешной карлик капризничает, – крикнула она ему. – Разбуди его и скажи ему, что он должен для меня танцевать.

    Придворные, улыбнувшись друг другу, неторопливо вошли в комнату. Дон Педро склонился над Карликом и шлепнул его по щеке своей вышитой перчаткой.

    – Ну-ка вставай и танцуй, – сказал он. – Танцуй же, тебе говорят, petit monstre.[22] Инфанте Испании и обеих Индий угодно развлечься.

    Но Карлик даже не шевельнулся.

    – Придется распорядиться, чтобы его высекли, – устало проговорил дон Педро и вышел на террасу.

    А камергер, посерьезнев, опустился рядом с карликом на колени и приложил к его сердцу руку. Спустя несколько минут он пожал плечами, поднялся на ноги и, низко поклонившись Инфанте, сказал:

    – Mi bella Princesa,[23] ваш смешной карлик никогда больше танцевать не будет. А жаль – ведь он так уродлив, что заставил бы и Короля улыбнуться.

    – Но почему он не будет танцевать? – спросила смеясь Инфанта.

    – Потому что у него разбито сердце, – ответил камергер.

    Инфанта сдвинула брови, и ее красиво очерченные губы, подобные лепесткам розы, искривились в очаровательной гримасе презрения.

    – Впредь пусть ко мне приходят играть только те, у кого нет сердца! – воскликнула она и убежала в сад.

     

    День рождения инфанты

    Это был день рождения Инфанты. Ей исполнилось ровно двенадцать лет, и солнце ярко светило в дворцовых садах.
    Хотя она была настоящая Принцесса, и при том наследная Принцесса Испанская, день рождения у нее был только один за весь год, как и у бедных детей, и потому, естественно, для всей страны было чрезвычайно важно, чтобы погода ради такого дня была хорошая. И погода действительно была очень хорошая. Высокие полосатые тюльпаны стояли, вытянувшись на своих стеблях, как длинные шеренги солдат, и вызывающе поглядывали через лужайку на розы и говорили им:
    — Смотрите, теперь мы такие же пышные, как и вы.
    Порхали алые бабочки с золотою пыльцою на крылышках, навещая по очереди все цветы; маленькие ящерицы выползали из трещин стены и грелись, недвижные, в ярком солнечном свете; гранаты лопались от зноя, обнажая свои красные, истекающие кровью сердца.
    Даже бледно-желтые лимоны, свешивавшиеся в таком изобилии с полуистлевших решеток и мрачных аркад, как будто сделались ярче от удивительно яркого солнечного света, а магнолии раскрыли свои шарообразные большие цветы, наполняя воздух сладким и густым благоуханием.
    Маленькая Принцесса прогуливалась по террас со своими подругами, играла с ними в прятки вокруг каменных ваз и древних, обросших мхом статуй. В обыкновенные дни ей разрешалось играть только с детьми одинакового с ней сана и звания, а потому ей всегда приходилось играть одной; но день рождения был особенный, исключительный день, и Король позволил Инфанте пригласить кого угодно из ее юных друзей поиграть и повеселиться с нею. И была какая-то величавая грация в этих тоненьких и хрупких испанских детях, скользивших неслышною поступью: мальчики в шляпах с огромными перьями и коротеньких развевающихся плащах, девочки в тяжелых парчовых платьях с длинными шлейфами, которые они придерживали рукой, заслоняясь от солнца большими веерами, черными с серебром.
    Но всех грациознее была Инфанта и всех изящнее одета по тогдашней, довольно стеснительной моде. Платье на ней было серое атласное, с тяжелым серебряным шитьем на юбке и на пышных буфах рукавов, а туго затянутый корсаж весь был расшит мелким жемчугом. Из-под платья; когда она шла, выглядывали крохотные туфельки с пышными розовыми бантами. Ее большой газовый веер был тоже розовый с жемчугом, а в волосах ее, которые были, как венчик из поблекшего золота на ее бледном личике, красовалась дивная белая роза.
    Из окна во дворце за ними следил грустный, унылый Король. У него за спиною стоял его брат, Дон Педро Аррагонский, которого он ненавидел, а рядом с ним сидел его духовник, Великий Инквизитор Гренады. Король был даже грустнее обычного, потому что, глядя на Инфанту, как она с детской серьезностью отвечала на поклоны придворных, или же, прикрывшись веером, смеялась над сердитой герцогиней Альбукверкской, своей неизменной спутницей, он думал о юной Королеве, ее матери, которая еще совсем недавно — по крайней мере, так ему казалось — приехала из веселой французской земли и завяла среди мрачного величия испанского двора, умерла ровно полгода спустя после рождения Инфанты и не дождалась второй весны, когда в саду вновь зацвели миндальные деревья, и осенью на второй год уж не срывала плодов со старого фигового дерева, стоявшего по середине двора, ныне густо заросшего травою. И так велика у Короля была к ней любовь, что он не позволил и могиле скрыть от его взоров возлюбленную.
    Он велел набальзамировать ее мавританскому врачу, которого, как говорили, уже осудила на казнь святая инквизиция по обвинению в ереси и подозрению в магии — и которому, в награду за эту услугу, была дарована жизнь. Тело усопшей и посейчас лежит на устланном коврами катафалке, в черной мраморной часовне дворца — совсем такое же, каким внесли его сюда монахи в тот ветреный мартовский день, лет двенадцать назад. И раз в месяц Король, закутанный черным плащом и с потайным фонарем в руке, входит в часовню, опускается на колени перед катафалком и зовет: «Mi reina! «Mi reina!» (моя королева). И порой, забыв об этикете, который в Испании управляет каждым шагом, каждым движением и ставит предел даже королевскому горю, в безумной тоске хватает бледные руки, сплошь унизанные дорогими перстнями, и пробует разбудить своими страстными поцелуями холодное, раскрашенное лицо.
    Сегодня ему кажется, что он снова видит ее, какой увидал ее в первый раз, в замке Фонтенбло, когда ему было всего пятнадцать лет, а ей и того меньше. В тот же день они были формально обручены папским нунцием, в присутствии короля и всего двора, и королевич вернулся в Эскуриал, унося с собой легкий завиток золотистых волос и память прикосновения детских губок, прильнувших с поцелуем к его руке, когда он садился в карету.
    А потом их наскоро повенчали в Бургосе, маленьком городке, на границ двух стран; а потом был торжественный въезд в Мадрид, с обычной торжественной мессой в церкви La Atocha, и более обыкновенного торжественное аутодафе, для которого были переданы светским властям на сожжение до трехсот еретиков, в том числе много англичан.
    Разумеется, он безумно любил ее, любил, как думали многие, на погибель своей страны, в то время воевавшей с Англией за обладание империей Нового Света. Он почти ни на минуту не отпускал ее от себя; для нее он забывал, или казалось, что забывал, обо всех важных делах государства и, со страшной слепотою страсти, не замечал, что сложные церемонии, которыми он искал угодить ей, только усиливали странную болезнь, подтачивавшую ее здоровье. Когда она умерла, он на время словно лишился рассудка. Он даже несомненно отрекся бы от трона и удалился бы в большой траппистский монастырь в Гренаде, почетным приором которого он состоял уже давно, если бы только не боялся оставить маленькую Инфанту на попечение своего брата, сумевшего даже в Испании прославиться своей жестокостью и многими подозреваемого в том, что это он был причиной смерти Королевы, преподнеся ей пару отравленных перчаток во время посещения королевской четой его дворца в Аррагонии. Даже когда истек срок государственного траура, наложенного королевским указом на три года во всех владениях испанской короны, Король не позволял своим министрам даже и заговаривать о новом браке; а когда сам Император заслал к нему сватов, предлагая ему в жены свою племянницу, прелестную Эрцгерцогиню Богемскую, он попросил послов передать своему господину, что он уж обвенчан с Печалью и, хотя эта супруга бесплодна, он все же предпочитает ее Красоте. Ответ этот стоил испанской короне богатых Нидерландских провинций, которые вскоре затем, по наущению Императора, восстали против Испании, под предводительством нескольких фанатиков, принадлежавших к реформаторской церкви.
    Вся его супружеская жизнь, с бурными огневыми радостями и страшной мукой ее внезапного конца, как будто вернулась и прошла перед ним теперь, когда он в окно наблюдал за Инфантой, резвящейся на этой террасе. В ней была вся милая живость ее матери, та же своевольная манера вскидывать головку, тот же гордый изгиб прекрасного рта, та же дивная улыбка, — vrai sourire de France (настоящая французская улыбка), когда она порою взглядывала на окно или протягивала какому-нибудь важному испанцу свою крохотную ручку для поцелуя. Но звонкий детский смех был неприятен его слуху; безжалостно яркое солнце словно издавалось над его горем, а свежий утренний воздух был пропитан, или, может быть, это ему лишь мерещилось, тяжелым запахом аптекарских снадобий, какие употребляют при бальзамировании. Король закрыл лицо руками, и, когда Инфанта снова подняла глазки на окно, занавеси были уж спущены и Король удалился в свои покои.
    Инфанта сделала недовольную гримаску и пожала плечиками, — уж мог бы он с ней побыть в день ее рождения. Очень надо заниматься этими глупыми государственными делами! Или, может быть, он пошел в ту мрачную часовню, где всегда горят свечи и куда ей входить не дозволено. Как это глупо с его стороны, когда солнце светит так ярко и всем так весело! И вот теперь он не увидит боя быков — не всамделишного, а так только в шутку — к которому уже зовет звук трубы, не увидит также и театра марионеток и других удивительных забав. Ее дядя и Великий Инквизитор много благоразумнее. Они пришли на террасу н наговорили ей столько любезностей.
    Она тряхнула своей хорошенькой головкой и, взяв за руку Дона Педро, стала медленно спускаться по ступенькам к алому длинному обтянутому шелком павильону, воздвигнутому в конце сада; а за нею и другие дети, в строгой последовательности, соответственно знатности рода, так что те, у которых были самые длинные имена, шествовали впереди.
    Навстречу Инфанте вышла процессия мальчиков из самых знатных семейств, одетых в фантастические костюмы тореадоров, и юный граф Тьерра-Нуэва, изумительно красивый мальчик лет четырнадцати, обнажив голову со всею грацией прирожденного идальго и гранда испанского, торжественно подвел ее к небольшому золоченому, с отделкой из слоновой кости, креслу, поставленному на возвышении над ареной. Дети сгруппировались около нее, перешептываясь между собой и обмахиваясь большими веерами, а Дон Педро и Великий Инквизитор, смеясь, стали у входа. Даже герцогиня, — Camerera-Мауог, как ее называли, — тощая, с суровыми чертами женщина в желтых брыжах, не казалась такой сердитой, как обыкновенно, и что-то вроде холодной улыбки скользило по ее морщинистому лицу, кривя тощие бескровные губы.
    Это, бесспорно, был чудесный бой быков — и гораздо красивее, по мнению Инфанты, чем настоящий, тот, на который ее возили в Севилью, когда у отца ее гостил герцог Пармский. Некоторые из мальчиков с важностью разъезжали верхом на палочках-лошадках, покрытых роскошными чепраками, и размахивали длинными пиками, с веселыми пучками ярких лент; другие прыгали пешие перед быком, дразня его своими красными плащами и легко вскакивая на барьер, когда бык кидался на них; что касается самого быка, он был совсем как настоящий, хоть и сделан из ивовой плетенки, обтянутой кожей, и порой упорно 6егал вдоль арены на задних ногах, что, конечно, и в голову не пришло бы живому быку. Сражался он великолепно, и дети пришли в такое возбуждение, что повскакали на скамейки, махали кружевными платочками и кричали: «Браво, торо! Браво, торо!» — совсем, как взрослые.
    Наконец, после продолжительного боя, во время которого многие из игрушечных лошадок были проколоты насквозь рогами быка, а их наездники выбиты из седла, юный граф Тьерра-Нуэва заставил быка стать на колени и, получив от Инфанты разрешение нанести ему coup de grace, вонзил свою деревянную шпагу в шею животному с такою силой, что голова отскочила, и обнаружилось смеющееся личико маленького мсье де Лоррэн, сына французского посланника в Мадриде.
    Затем под звук рукоплесканий арена была очищена, и погибших лошадок торжественно уволокли со сцены два мавра-пажа в желтых с черным ливреях; и после краткого антракта во время которого француз-гимнаст выделывал разные штуки на туго натянутом канате, — на сцене небольшого театрика, нарочито для этого случая построенного, выступили итальянские куклы в полуклассической трагедии «Софонисба». Они играли так чудесно и жесты их были так удивительно естественны, что к концу трагедии глазки Инфанты затуманились от слез. А некоторые из детей даже плакали по-настоящему, и приходилось утешать их сластями, и даже сам Великий Инквизитор был так растроган, что не удержался и сказал Дону Педро, как ему больно видеть, что простые куклы па проволоках, из дерева и крашеного воска, могут быть так несчастны и переживать такие тяжкие бедствия.
    Затем следовал африканец-фокусник, который принес с собой большую плоскую корзину, покрытую красным сукном, поставил ее посередине арены, вынул из своего тюрбана какую-то чудную красную дудку и начал на ней играть. Несколько времени спустя сукно зашевелилось, и, когда звуки дудки стали резче и пронзительнее, из-под него вытянули свои остроконечные, странной формы, головы две изумрудно-золотистых змеи и медленно стали приподниматься, раскачиваясь взад и вперед, словно растение в воде. Дети, однако, немного побаивались их пятнистых клобучков и проворных острых жал; им гораздо больше нравилось, когда у них на глазах, по воле фокусника, вырастало из песка крохотное апельсинное деревцо, тут же покрывавшееся хорошенькими белыми цветочками, а затем и настоящими плодами.
    Когда же он взял веер у маленькой дочки маркизы де Лас-Торрес и превратил его в синюю птицу, которая стала петь и носиться по павильону, их восторг, их изумление не знали границ.
    Очарователен был и торжественный менуэт, исполненный маленькими танцовщиками из церкви Нуэстра Сеньора Дель Пилар. Инфанта никогда еще не видала этого удивительного обряда, совершаемого ежегодно в мае в честь Пресвятой Девы перед Ее высоким престолом; да и никто из членов испанского королевского дома не входил в большой сарагосский собор с тех пор, как сумасшедший священник — многие подозревали, что он был подкуплен королевой Елизаветой Английской — пытался причастить там принца Австрийского отравленной облаткой. Инфанта только понаслышке знала о «священном танце Богородицы», как его называли, и нашла, что он действительно очень красив. Мальчики-участники танца были в старинных придворных костюмах из белого бархата; их диковинные треуголки были обшиты серебряным галуном и увенчаны большими страусовыми плюмажами, и ослепительная белизна их костюмов еще больше оттенялась смуглым цветом их лиц и длинными черными волосами. Все были очарованы важностью и достоинством, с которыми они выполняли все сложные фигуры танца, изысканной грацией их медлительных жестов и величавых поклонов, и когда они, окончив танец, сняли свои огромные шляпы с плюмажами, склоняясь перед Инфантой, она чрезвычайно любезно ответила на их низкий поклон и мысленно дала себе обет поставить большую восковую свечу перед алтарем Пресвятой Девы Дель Пилар в благодарность за доставленное ей удовольствие.
    Затем на арене появилась группа красавцев-египтян — как в те дни называли цыган; они уселись в кружок, поджав под себя ноги, и тихонько заиграли на цитрах, раскачиваясь в такт музыке и едва слышно напевая что-то мечтательное и тягучее. При виде Дона Педро лица их омрачились, и некоторые из них, видимо, были испуганы, ибо, всего лишь за несколько недель перед тем он велел повесить двух человек из их племени за колдовство на рыночной площади Севильи; но хорошенькая Инфанта, слушавшая их, откинувшись на спинку кресла и мечтательно глядя большими голубыми глазами поверх своего веера, совсем пленила их; они почувствовали уверенность, что такое прелестное создание не может быть жестоким ни к чему. И они продолжали играть тихо и нежно, едва касаясь струн длинными ногтями и кивая головами, как будто в полудремоте. И вдруг, с таким пронзительным криком, что все дети вздрогнули, а рука Дона Педро стиснула агатовую рукоять его кинжала, египтяне вскочили на ноги и завертелись, как бешеные, по арене, ударяя в свои тамбурины и распевая какую-то дикую любовную песню на своем странном гортанном языке. Затем все разом кинулись на землю и лежали неподвижно, и глухой звон цитр был единственным звуком, нарушавшим тишину. Повторив это несколько раз подряд, они на миг исчезли и вернулись, ведя за собой на цепочке бурого косматого медведя, а на плечах неся несколько крохотных барбарийских обезьянок. Медведь с необычайной серьезностью встал на голову, а обезьянки проделывали всевозможные забавные штуки с двумя цыганятами, по-видимому, их хозяевами: фехтовали крохотными шпагами, стреляли из ружей, потом выстроились в ряд и начали выкидывать все солдатские артикулы — совсем как на учении королевской лейб-гвардии. Вообще цыгане имели большой успех.
    Но самым забавным развлечением этого утра были, бесспорно, танцы маленького Карлика. Когда он ввалился на арену, ковыляя на кривых, коротеньких ножках и мотая огромной безобразной головой, дети подняли восторженный крик, и даже сама Инфанта так смеялась, что Камерера принуждена была напомнить ей, что хотя в Испании и не раз видали королевских дочерей, плачущих перед равными им, но чтобы Принцесса королевской крови веселилась так в присутствии тех, кто ниже ее по рождению, — это дело неслыханное.
    Однако Карлик был действительно неотразим, и даже при испанском дворе, известном своим пристрастием ко всему ужасному и безобразному, такого фантастического маленького чудовища еще не видали. Да этот Карлик и выступал впервые. Его нашли всего за день перед тем; он 6егал на воле по лесу, и двое грандов, случайно охотившихся в отдаленной части пробкового леса, окружавшего город, привезли его с собою во дворец, чтоб устроить Инфанте сюрприз; отец его, бедный угольщик, был только рад избавиться от такого уродливого и бесполезного ребенка. Самое забавное в Карлике, быть может, и было то, что сам он совершенно не сознавал, как он уродлив и смешон. Напротив, он, казалось, был счастлив и весел необычайно. Когда дети смеялись, и он смялся, так же непринужденно и радостно, и, по окончании каждого танца, отвешивал каждому из них в отдельности уморительнейшие поклоны, улыбаясь и кивая головою, как будто он и сам был одним из них, а не маленьким уродцем, которого природа как-нибудь под веселую руку создала на потеху другим. Инфантою он был очарован безмерно, не мог от нее глаз оторвать и, казалось, плясал для нее одной. И когда, вспомнив, как на ее глазах знатные придворные дамы бросали букеты Каффарелли, знаменитому итальянскому певцу, которого Папа прислал в Мадрид из собственной домовой церкви в надежде, что сладкие звуки его голоса исцелят тоску Короля, она вынула из волос красивую белую розу и, шутки ради, а также для того, чтобы помучить Камереру, с очаровательной улыбкой, бросила эту розу через всю арену Карлику, тот принял это совсем всерьез, прижал цветок к губам, уродливым и толстым, приложил руку к сердцу и опустился перед Инфантой на одно колено, причем радостная улыбка растянула рот его от уха до уха, а маленькие светлые глазки заискрились от удовольствия.
    После этого Инфанта положительно не в состоянии была оставаться серьезной и продолжала смеяться еще долго спустя после того, как Карлик убежал с арены, и высказала дяде желание, чтобы танец немедленно был повторен. Камерера, однако ж, сославшись на чрезмерно палящее солнце, решила, что для ее высочества лучше будет немедленно вернуться во дворец, где для нее уже приготовлен роскошный пир, со включением настоящего пирога, какой специально подается ко дню рождения, с инициалами новорожденной из разрисованного сахара и красивым серебряным флагом на верхушке. Инфанта с большим достоинством поднялась с места, отдала приказ, чтобы маленький Карлик еще раз проплясал перед нею после сиесты и, поблагодарив юного графа Тьерра-Нуэва за устроенный ей чудесный прием, удалилась в свои апартаменты, а за нею и прочие дети, в том же порядке, как пришли.
    Когда маленькому Карлику сказали, что он будет еще раз танцевать перед Инфантой по ее личному, нарочитому приказу, он так возгордился, что убежал в сад, в нелепом восторге покрывая поцелуями белую розу и выражая свой восторг самыми дикими и неуклюжими жестами.
    Цветы пришли в негодование от дерзкого вторжения уродца в их прекрасную обитель; когда же они увидали, как он скачет по дорожкам, смешно и неуклюже размахивая руками над головой, они уже не в состоянии были дольше сдерживаться.
    — Право же, он слишком безобразен, чтобы позволять ему играть в тех местах, где находимся мы! — восклицали Тюльпаны.
    — Напоить бы его маковым настоем, чтоб он уснул на тысячу лет, — говорили высокие огненно-красные Лилии и от гнева запылали еще ярче.
    — Ужас, прямо ужас, до чего он безобразен! — взвизгнул Кактус. — Он весь искривленный, приземистый, и голова у него несообразно велика в сравнении с ногами. При виде его я чувствую, как щетинятся мои шипы, и, если он подойдет ко мни близко, я исколю его своими колючками.
    — И, вдобавок, у него в руках один из моих лучших цветков! — воскликнул куст Белых Роз. — Я сам дал его нынче утром Инфанте, в подарок ко дню рождения, а он украл мой цветок у нее. — И что было силы этот куст закричал: — Вор! Вор! Вор!
    Даже красные Герани, которые обычно не спесивы, — у них у самих куча всяческих бедных родственников, — сворачивались кольцом от отвращения при виде его; и, когда Фиалки кротко заметили, что, хоть он и бесспорно очень некрасив, но ведь это же не но его вина, — Герани довольно справедливо возразили, что в этом-то и заключается главный его недостаток, и нет основания восхищаться человеком потому только, что он неизлечим. Да и Фиалки, по крайней мере — иные из них, сами чувствовали, что Карлик как будто даже кичится своим безобразием, выставляя его на показ, и что он выказал бы гораздо больше вкуса, если б принял печальный, или хотя бы задумчивый вид, вместо того чтоб прыгать и скакать по дорожкам, принимая самые причудливые и нелепые позы.
    Что касается старых Солнечных Часов, — особы очень замечательной и некогда указывавшей время самому Императору Карлу V, — они до того были поражены видом маленького Карлика, что чуть было не забыли отметить целых две минуты своим длинным теневым пальцем и не удержались, чтобы не сказать большому молочно-белому Павлину, гревшемуся на солнышке на балюстраде, что, мол, всем известно, что царские дети — это царские дети, а дети угольщика — это дети угольщика, и безрассудно уверять, будто это не так; с чем Павлин всецело согласился и даже крикнул: «Несомненно! Несомненно!» — таким пронзительным и резким голосом, что Золотые Рыбки, жившие в бассейне бившего холодною струею фонтана, высунули головки из воды и спросили у огромных каменных Тритонов, в чем дело и что такое случилось.
    А вот птицам Карлик почему-то понравился. Они и раньше часто видали его в лесу, как он плясал, подобно эльфу, гоняясь за подхваченными ветром листьями, или же, свернувшись клубочком где-нибудь в дупле старого дуба, делил с белками собранные орехи. И они ничуть не возмущались его безобразием. Ведь и соловей, который по вечерам пел в апельсиновых рощах так сладко, что даже луна иной раз склонялась послушать его, был и сам не великий красавец; потом этот мальчик был добр к ним: в жестокую зимнюю стужу, когда на деревьях нет ягод и земля становится тверда, как железо, а волки подходят к самым воротам города в поисках пищи, он никогда не забывал о них — всегда бросал им крошки от своей краюхи черного хлеба и делил с ними свой завтрак, как бы скуден он ни был.
    И птицы летали и порхали вокруг него, на лету задевая крылышками его щеки, и щебетали меж собою, и маленький Карлик был так счастлив, что не мог удержаться, — похвастался перед ними пышною белою розой и сказал, что эту розу подарила ему сама Инфанта, потому что она любит его.
    Птицы не поняли ни слова из того, что он им рассказывал, но это не беда, так как они все же склонили головки набок и приняли серьезный, вдумчивый вид, а ведь это все равно, что понимать, и вместе с тем это гораздо легче.
    Ящерицам он также чрезвычайно понравился; и когда он устал бегать и прилег на траву отдохнуть, они подняли возню вокруг него и на нем самом, затеяли веселые игры и всячески старались позабавить его, говоря:
    — Не всем же быть такими красивыми, как ящерицы — этого нельзя и требовать. И, хотя это звучит нелепо, в сущности, он уж не так и безобразен — если вы, конечно, закроете глаза и не будете смотреть на него.
    Ящерицы — прирожденные философы и нередко часами способны сидеть на одном месте и размышлять, когда им больше нечего делать или когда погода слишком дождливая.
    Зато цветы были чрезвычайно недовольны их поведением, равно как и поведением птиц.
    — Это только показывает, — говорили они, — какое вульгаризирующее действие производят эта непрерывная беготня и летание. Хорошо воспитанные создания всегда стоят на одном месте, как мы. Нас никто не видал бегающими вприпрыжку взад и вперед по дорожкам или же скачущими, как безумные, по траве, в погоне за какою-нибудь стрекозою. Когда мы чувствуем потребность в перемене воздуха, мы посылаем за садовником, и он пересаживает нас на другую клумбу. Это — прилично, это вполне соmme il faut, но ящерицы и птицы не ценят покоя; у птиц даже нет постоянного адреса. Он просто бродяги, вроде цыган, и не заслуживают лучшего обращены, чем бродяги.
    Цветы вздернули носики, приняли высокомерный вид и были очень довольны, когда немного погодя маленький Карлик вылез из травы и заковылял к дворцовой террасе.
    — Право же, его следовало бы держать взаперти до конца жизни, — говорили они. — Вы только посмотрите, какой у него горб на спине, а ноги какие кривые! — И они захихикали.
    А маленький Карлик и не подозревал об этом. Он страшно любил птиц и ящериц и находил, что цветы- самое удивительное, что только есть во всем мире, разумеется, за исключением Инфанты; но ведь Инфанта дала ему дивную белую розу, и она любит его, а это другое дело! Как ему хотелось бытье вместе c нею опять. Она посадила бы его по правую руку от себя и улыбалась бы ему, и он никогда больше не ушел бы от нее, а сделал бы ее своим товарищем и научил бы ее всяким восхитительным штучкам. Ибо, хотя он никогда раньше не бывал во дворце, он знал множество удивительных вещей. Он умел, например, делать из тростника крохотные клетки для кузнечиков и превращать суставчатый длинный камыш в такую свирель, которой внимал бы сам Пан. Он изучил все птичьи голоса и умел подражать крику скворца на верхушке дерева, цапли на болоте. Он знал, какое животное какие оставляет за собою следы, и умел выследить зайца по легким отпечаткам его лапок и кабана по примятым и растоптанным листьям. Ему были знакомы все пляски диких: и бешеный танец осени в одежде из багряницы, и легкая пляска в васильковых сандалиях среди спелых хлебов, и танец зимы с венками из сверкающего белого снега, и вешняя пляска цветов во фруктовых садах.
    Он знал, где вьют свои гнезда дикие голуби, и раз, когда голубь с голубкой попались в силки птицелова, он сам воспитал покинутых птенцов и устроил для них маленькую голубятню в трещине расколотого вяза. Маленькие голуби выросли совсем ручными и каждое утро кормились из его рук. Они, наверное, понравились бы Инфанте, а также и кролики, шнырявшие в высоких папоротниках, и сойки с твердыми перышками и черными клювами, и ежи, умеющие свертываться в колючие шарики, и большие умные черепахи, которые медленно ползают, тряся головами и грызя молодые листочки. Да, она непременно должна прийти к нему в лес поиграть вместе с ним. Он уступит ей свою постельку, а сам будет сторожить за окном до рассвета, чтоб ее не обидели дикие зубры и отощавшие с голоду волки не подкрались бы слишком близко к хижине. А на рассвете он постучится в ставню и разбудит ее, и вместе они будут гулять и плясать целый день. В лесу, право же, совсем не скучно и вовсе не так пустынно. Иной раз епископ проедет на своем белом муле, читая книжку с картинками. А не то пройдут сокольничие в зеленых бархатных шапочках, в камзолах из дубленой оленьей кожи, и у каждого на руке по соколу, а голова у сокола покрыта клобучком. А в пору уборки винограда проходят виноградари, и руки и ноги у них красные от виноградного сока, а на головах венки из блестящего плюща, и они несут мехи, из которых каплет молодое вино; а по вечерам вокруг больших костров усаживаются угольщики и смотрят, как медленно обугливаются в огне сухие поленья, и жарят в пепле каштаны, и разбойники выходят из своих пещер — позабавиться вместе с ними.
    Однажды он даже видел красивую процессию, извивавшуюся, как змея, по длинной пыльной дороге, ведущей в Толедо. Впереди шли монахи, сладостно пели и несли яркие хоругви и золотые кресты, а за ними в серебряных латах, с ружьями и пиками, шли солдаты, и посреди их трое босоногих людей в странной желтой одежде, сплошь разрисованной какими-то удивительными фигурами, с зажженными свечами в руках. Уж в лесу-то есть на что посмотреть; а когда она устанет, он отыщет для нее мягкое ложе из мха, или же отнесет ее на руках — потому что он ведь очень сильный, хоть и сам знает, что невысок ростом. Он сделает ей ожерелье из красных ягод брионии, которые так же красивы, как те белые ягоды, что нашиты у нее на платье; а если ей надоест это ожерелье, она может его бросить, и он найдет ей другое. Он будет приносить ей чашечки от желудей, и покрытые росой анемоны, и крохотных светящихся червячков, которые будут искриться, как звезды, в бледном золоте ее волос.
    Однако где же она? Он спросил об этом белую розу, но та не дала ответа. Весь дворец, казалось, спал, и даже там, где ставни не были заперты, окна были завешены от яркого солнца тяжелыми занавесями. Карлик обошел кругом весь дворец, ища, как бы пробраться внутрь, и наконец заметил небольшую открытую дверь. Он проскользнул туда и очутился в роскошной зале — увы! — гораздо более пышной, чем лес: там всюду было столько позолоты, и даже пол выстлан большими цветными камнями, уложенными в какие-то геометрические фигуры. Но маленькой Инфанты там не было: были только странные белые статуи на пьедесталах из яшмы, смотревшие на него печальными пустыми глазами, улыбаясь какой-то странной улыбкой.
    В конце залы висла богато расшитая занавесь из черного бархата, усеянная солнцами и звездами — любимый узор короля, — да и черный цвет был его самый любимый. Может быть, она спряталась за этой занавесью? Во всяком случае, надо взглянуть.
    Он тихонько подкрался к портьере и отдернул ее. Нет; там за портьерой была только другая комната — как ему показалось, еще красивее той, откуда он только что вышел. Стены здесь были увешаны ткаными зелеными обоями, или коврами, со множеством вышитых фигур, изображавших охоту — произведение фламандских художников, потративших больше семи лет на эту работу. Некогда это была комната Иоанна Безумного — помешанного короля, который так страстно любил охоту, что в бреду нередко пытался вскочить на огромного, вышитого на обоях коня, взвившегося на дыбы, стащить со стены оленя, на которого кидались большие собаки, затрубить в охотничий рог и заколоть ножом убегающую бледную лань. Ныне эта комната была превращена в залу совета, и на стоявшем посередине столе лежали красные портфели министров с испанскими золотыми тюльпанами, вытисненными на покрышке, с гербами и эмблемами Габсбургов.
    Маленький Карлик с изумлением озирался вокруг и даже немножко побаивался идти дальше. Странные, безмолвные всадники, скакавшие так быстро и бесшумно по длинным аллеям, казались ему похожими на страшных призраков, — о них он слыхал от угольщиков, — на компрачикосов, которые охотятся только ночью и если встретят человека, то превратят его в оленя и затравят насмерть. Ho он вспомнил о маленькой Инфанте и это придало ему мужества. Ему хотелось бы застать ее одну и сказать ей, что он ее любит. Быть может, она в следующей комнате?
    По мягким мавританским коврам он неслышно перебежал через комнату и распахнул дверь. Нет, и там ее не было. Комната была совершенно пуста…
    То была тронная зала, служившая для приезда иностранных послов, когда Король — что в последнее время бывало не часто — соглашался дать им личную аудиенцию; в этой самой зале, много лет тому назад, были приняты послы из Англии, явившиеся сватать свою королеву, тогда одну из католических владык Европы, за старшего сына Императора. Стены здесь были обтянуты кордуанской золоченой кожей, а с черного с белым потолка свешивалась тяжелая люстра в триста восковых свеч. Под большим балдахином золотой парчи, на которой были вышиты мелким жемчугом кастильские львы и башни, стоял самый трон, покрытый роскошным покровом из черного бархата, с серебряными тюльпанами и пышной бахромой из серебра и жемчугов. На второй ступени трона стояла скамеечка, на которой преклоняла колена Инфанта, с подушкой из серебряной парчи; а еще пониже и уже не под балдахином — кресло, для папского нунция — единственного, кто имел право сидеть в присутствии короля во время всех публичных церемоний, и кардинальская шапка его, с перепутанными ярко-алыми кистями, лежала на обтянутом багряницей табурете, стоявшем впереди. На стене напротив трона висел портрет во весь рост Карла V, в охотничьем костюме, с большою собакой; а всю середину другой стены занимала картина, изображавшая Филиппа II, принимавшего дары от Нидерландов. Между окон стоял шкапчик черного дерева, с инкрустацией из слоновой кости и вырезанными на нем фигурами из гольбейновской Пляски Смерти — вырезанными, как говорили иные, рукой самого знаменитого мастера.
    Но Карлика не слишком занимало все это великолепие. Он не отдал бы своей розы за все жемчуга -балдахина и даже одного белого лепестка ее за самый трон. Ему нужно было совсем другое — повидать Инфанту раньше, чем она снова сойдет вниз, в павильон, и попросить ее уйти вместе с ним, когда он кончит танец. Здесь, во дворе, воздух тяжелый и спертый, а в лесу дует вольный ветер, и солнечный свет играет на трепетных листьях, словно перебирая их золотыми руками. Там, в лесу, есть и цветы — быть может, не такие пышные, как в дворцовом саду, но зато все цветы пахнут нежнее: ранней весной гиацинты, что заливают багряной волной прохладные долы и холмы, поросшие травою; желтые буквицы, чти гнездятся целыми семьями в суковатых кронах старых дубов; светлый чистотел и голубая вероника, и золотые и лиловые ирисы. Там на орешнике, серенькие сережки, и наперстянка, поникшая долу под тяжестью своих пестрых чашечек, излюбленных пчелами. На каштане там свои копья, покрытые белыми звездочками, а на боярышнике, — свои луны, бледные и прекрасные. Да, конечно, она уйдет с ним — только бы ему найти ее. Она уйдет с ним в прекрасный лес, и он целыми днями будет плясать для ее удовольствия. При одной мысли об этом глаза его засветились улыбкой, и он перешел в соседнюю комнату.
    Из всех комнат эта была самая светлая и самая красивая. Стены ее были обтянуты алой камчатной материей, расшитой птицами и хорошенькими серебряными цветочками; мебель была вся из массивного серебра, с фестонами из цветочных гирлянд и раскачивающимися купидонами. Два огромных камина были заставлены большими экранами, на которых были вышиты павлины и попугаи, а пол, из оникса цвета морской воды, казалось, уходил в бесконечность. И в этой комнате Карлик был не один. На другом конце залы, в дверях, стояла какая-то маленькая фигурка и наблюдала за ним. У него забилось сердце; крик радости сорвался с его уст, и он вышел на свет. Одновременно с ним вышла и фигурка, и теперь он ясно мог разглядеть ее.
    Инфанта? Как бы не так! Это было чудовище — самое уморительное чудовище, когда-либо виденное им. Непропорционально сложенное, не так, как все прочие люди: с выгнутой, горбатой спиной, на кривых, перекрученных ногах, с огромной; мотающейся с боку на бок головой и спутанной гривой черных волос. Маленький Карлик нахмурился, и чудовище тоже нахмурилось. Он засмеялся, и оно засмеялось и уперлось руками в бока, копируя его жест. Он отвесил чудовищу насмешливый поклон, и оно ответило ему таким же низким поклоном. Он пошел к нему, и оно пошло ему навстречу, повторяя все его шаги и движения и останавливаясь, когда он останавливался. С криком изумления он устремился вперед, протянул руку; и рука чудовища, холодная, как лед, коснулась его руки. Он испугался, отдернул руку, и чудовище поспешило сделать то же. Он начал было наступать на него, но что-то гладкое и твердое загородило ему дорогу. Лицо чудовища было теперь совсем близко от его лица, и в лице этом он читал страх. Он отвел рукой волосы, падавшие ему на глаза. Чудовище сделало то же. Он ударил его, и оно отвечало ударом. Он начал его ругать — оно строило ему какие-то гадкие гримасы. Он отшатнулся назад, и оно отшатнулось.
    Что же это такое? Карлик задумался на минуту, оглядел остальную комнату. Странно — все здесь как будто в двойном количестве, каждый предмет имеет своего двойника за этой невидимой стеной светлой воды. Здесь картина — и там картина; здесь кресло — и там кресло. Здесь спящий Фавн лежит в алькове у дверей, и там, за стеною, дремлет его двойник; и серебряная Венера, вся залитая солнцем, протягивает руки к другой Венере, такой же прелестной, как она.
    Что это?.. Эхо? Однажды в долине он крикнул, и эхо откликнулось, повторило за ним все слова. Может быть, эхо умеет передразнивать и зрение, как оно умеет передразнивать голос. Может быть, оно умеет так, шутки ради, нарочно, создать другой мир, совсем как настоящий. Но могут ли тени предметов иметь такие же, как предметы, краски, и жизнь, и движение? Разве могут?..
    Он вздрогнул и, взяв со своей груди прелестную белую розу, повернулся и поцеловал ее. У чудовища оказалась в руках такая же роза, точно такая же — лепесток в лепесток. И оно точно так же целовало ее и прижимало к сердцу с уморительными и безобразными жестами.
    Когда истина наконец осенила его, он с диким воплем отчаяния, рыдая, кинулся на пол. Так это он сам — такой урод, горбатый, смешной, отвратительный? Это чудовище — он сам; это над ним так смеялись все дети, и маленькая Принцесса тоже; он-то воображал, что она любит его, а она просто, как другие, потешалась над его безобразием, над его изуродованным телом. Почему не оставили его в лесу, где нет зеркала, которое бы сказало ему, как он уродлив и гадок? Почему отец не убил его, вместо того, чтоб продать его на позор и потеху другим?.. По щекам его струились горячие слезы. Он изорвал в клочки белый цветок; барахтавшееся на полу чудовище сделало то же и разбросало по воздуху лепестки. Оно пресмыкалось на земле, а когда он смотрел на него — и оно смотрело на него, и лицо его было искажено страданием. Он отполз подальше, чтоб не видеть его, и закрыл руками глаза. Как раненый зверек, он уполз в тень и лежал, тихо стеная.
    В это время через окно балкона в комнату вошла Инфанта со своими гостями и увидала безобразного Карлика, который лежал на полу, колотя скрюченными пальцами; это было до того фантастически нелепо, что дети с веселым смехом обступили его — посмотреть, что такое он делает.
    — Его пляски были забавны, — сказала Инфанта, — но представляет он еще забавнее. Почти так же хорошо, как куклы-марионетки, только, разумеется, не так естественно.
    И она обмахивалась своим огромным веером и аплодировала.
    Но маленький Карлик даже не взглянул на нее; его рыдания постепенно стихали. Внезапно он как-то странно подпрыгнул и схватился за бок. Потом снова откинулся назад и вытянулся неподвижно.
    — Это было превосходно, — сказала Инфанта, подождав немного, — но теперь вы должны протанцевать для меня.
    — Да, да, — закричали все дети, — теперь встань и ступай танцевать, потому что ты так же ловок, как барбарийская обезьянка, но гораздо забавнее ее.
    Но маленький Карлик не откликался.
    Инфанта топнула ножкой и позвала дядю, гулявшего по террасе с камергером, пробегая депеши, только что полученные из Мексики, где недавно учреждено было отделение святой инквизиции.
    — Мой смешной маленький Карлик капризничает и не хочет вставать. Поднимите его и велите ему протанцевать для меня.
    С улыбкой переглянувшись, они оба вошли, и Дон Педро нагнулся и потрепал Карлика по щеке своею вышитой перчаткой.
    — Изволь плясать, petit monstre, изволь плясать! Наследная принцесса Испании и обеих Индий желает, чтоб ее забавляли.
    Но маленький Карлик не шевелился.
    — Позвать аптечного мастера! — устало молвил Дон Педро и опять ушел на террасу.
    Но камергер с озабоченным видом опустился на колени перед маленьким Карликом и приложил руку к его груди. А минуту спустя пожал плечами, поднялся и, низко поклонившись Инфанте, сказал:
    — Mi bella Princesa, ваш забавный маленький Карлик никогда больше не будет плясать. Это жаль! Он так безобразен, что, пожалуй, рассмешил бы даже Короля.
    — Но почему же он никогда больше не будет плясать? — смеясь, спросила Инфанта.
    — Потому что у него разбилось сердце.
    Инфанта нахмурилась, и ее прелестный розовый ротик искривился в хорошенькую, презрительную гримаску.
    — На будущее время, пожалуйста, чтобы у тех, кто приходит со мною играть, не было сердца совсем! — крикнула она и убежала в сад.

    Определение инфанты по Merriam-Webster

    in · fan · ta | \ in-ˈfan-tə , -поклонник- \

    : дочь испанского или португальского монарха

    определение инфанты по The Free Dictionary

    le Cardinal, напротив, привел к свадьбе его величества с инфантой Марией Терезией.

    Королева-мать желает выдать своего сына за инфанту; вы бы хотели, чтобы он ослушался своей матери? убежать от удачи), если бы я сказал, что моя дочь должна броситься с башни или отправиться в путешествие по миру, как этого хотела инфанта дона Уррака, вы были бы правы, не уступив моей воле; но если в мгновение ока, менее чем в мгновение ока, я кладу ей на спину «Дон» и «миледи», вытаскиваю ее из щетины и помещаю под навес, на возвышение и на диване, с большим количеством бархатных подушек, чем у всех Альмохадов Марокко когда-либо было в их семье, почему вы не соглашаетесь и не подчиняетесь моим желаниям? » требовать руки Инфанты для короля Карла I, который тогда был только принцем Уэльским.

    Я это проверил, — сказал адвокат, — и это кажется буквально правдой; картина была портретом инфанты Марии Терезы, которая считается одной из величайших работ художника, уступая только другому портрету одного из пап в Риме — так мне сказали в Национальной галерее, где у них была его история. сердце.

    Я сказал ему, что один человек хочет продать мне копию знаменитой инфанты Марии Терезы из Веласкеса, которую я узнал от предполагаемого владельца картины, но обнаружил, что он только что продал ее ему.

    Что касается, например, Испании, если вы знаете, как добавлять Дона Карлоса и Инфанту, и Дона Педро, и Севилью, и Гранаду, время от времени в правильных пропорциях — они, возможно, немного изменили названия с тех пор, как я увидел газеты — и устраивают бой быков, когда другие развлечения терпят неудачу, это будет соответствовать букве и даст нам такое же хорошее представление о точном состоянии или разорении вещей в Испании, как и самые сжатые и ясные отчеты по этому поводу. заголовок в газетах: а что касается Англии, почти последним значительным обрывком новостей из этого квартала была революция 1649 года; и если вы изучали историю ее посевов в среднем за год, вам больше никогда не придется заниматься этим, если только ваши предположения не носят чисто денежный характер.Муниципалитет Инфанта стал лидером продаж на выставке агротехнических киосков, проводимой в рамках только что завершившегося «Фестиваля Нийогюгана» в провинции Кесон. Родственник Инфанты епископа Бернардино Кортеса продолжает призывать правительство «остановить распространение». Проект плотины Калива в провинции и защита местных сообществ и их окружающей среды ». В метеорологическом бюллетене Пагаса сообщается, что« Ханна »находилась в 1095 км к востоку от Инфанты, Кесон, с максимальной устойчивой скоростью ветра 55 км / ч и порывами 70 км / ч.

    Кто такая инфанта Кристина из Испании? — Роял Централ

    Изображение RAW Press / i-Images

    Инфанта Кристина Федерика Виктория Антония де ла Сантисима Тринидад де Бурбон-и-де-Греция родилась 13 июня 1965 года у тогдашнего принца и принцессы Астурийской (Хуана Карлоса и Софии) в Саньяс-Лорето в Мадриде.

    Инфанта — второй ребенок и младшая дочь Хуана Карлоса и Софии; ее старшая сестра — Инфанта Елена, а младший брат — король Фелипе VI.Хотя она родилась в испанской королевской семье, она также очень тесно связана с греческой королевской семьей. Ее мать родилась как принцесса София Греции и Дании, дочь короля Греции. Дядя Кристины по материнской линии, Константин, был последним королем Греции.

    Она была крещена в Римско-католической церкви 20 июня, будучи новорожденной архиепископом Мадрида. Крестными родителями были ее двоюродная бабушка инфанта Мария Кристина и двоюродный брат Альфонсо, герцог Анжуйский и Кадисский.

    Кристина сфотографирована с родителями и младшим братом в 1975 году. Фото: Автор [onbekend] — http://proxy.handle.net/10648/ad93d888-d0b4-102d-bcf8-003048976d84, CC0, Wikimedia Commons

    Кристина получила образование в школе Санта-Мария-дель-Камино, а затем в Мадридском университете Комплутенсе; последний окончила в 1989 г. по специальности «политология». Затем Роял училась в Нью-Йоркском университете, где в следующем году получила степень магистра международных отношений.Помимо родного испанского, она свободно говорит на греческом, английском, французском и каталонском языках, родном для своей матери.

    Она начала работать в La Caixa Foundation в 1993 году, когда была в Барселоне, и за эти годы получила несколько рекламных акций. К 2009 году она и ее семья переехали в Вашингтон, округ Колумбия, где Инфанта работала директором международного отдела фонда.

    В юности Инфанта, как и другие члены ее семьи, была увлеченной спортсменкой и олимпийской чемпионкой. Она была в парусной команде, представлявшей Испанию на Летних Олимпийских играх 1988 года в Сеуле, Южная Корея, и удостоилась чести нести испанский флаг на церемонии открытия.Кристина поехала в Атланту, штат Джорджия, США, на летние Олимпийские игры 1996 года, чтобы также поболеть за испанских участников.

    Летние Олимпийские игры в Атланте изменили ее жизнь. Там она познакомилась с испанским олимпийцем по гандболу Иньяки Урдангарином. Иньяки играл в одной из самых успешных команд в испанском гандболе и завоевал бронзовую медаль на Олимпийских играх в Атланте (а затем и в Сиднее в 2000 году). Они встретились во время празднования бронзовой медали, где Кристина, как сообщается, спросила: «Кто эта блондинка?» Друзья Иньяки говорили, что он был чем-то вроде плейбоя, но все изменилось после того, как он встретил Кристину.Они начали встречаться после того, как вернулись в Барселону, и какое-то время могли молчать по усмотрению своих близких друзей.

    Вставить из Getty Images

    3 мая 1997 года Кристина и Иньяки предстали перед прессой, чтобы объявить о своей помолвке в садах дворца Сарсуэла. Пара поженилась 4 октября 1997 года в Кафедральном соборе Барселоны перед более чем 1500 гостями. После свадьбы они стали герцогом и герцогиней Пальма-де-Майорка. Какое-то время они были любимцами испанских СМИ, но это длилось недолго.У них четверо детей: Дон Хуан Урдангарин и де Бурбон, Дон Пабло Урдангарин и де Бурбон, Дон Мигель Урдангарин и де Бурбон и Донья Ирен Урдангарин и де Бурбон.

    В декабре 2014 года Высокий суд Балеарских островов объявил, что она и ее муж Иньяки Урдангарин будут преданы суду по обвинению в коррупции.

    Кристина и Иньяки были обвинены в вымогательстве у налогоплательщиков средств на сумму более 4,5 миллионов фунтов стерлингов через некоммерческую организацию Noos Institute.Инфанта Кристина была членом правления, а ее муж был директором.

    Инфанта Кристина в 2016 году. Фото RAW Press / i-Images

    В частности, Кристину обвинили в использовании денег организации на личные расходы. Иньяки был привлечен к ответственности по обвинению в налоговом мошенничестве и отмывании денег. Его и его делового партнера Диего Торреса обвинили в чрезмерном завышении платы правительствам двух регионов (Балеарские острова и Валенсия), которые участвовали в различных спортивных мероприятиях, организованных Институтом Нооса.Официальные обвинения против него были предъявлены в декабре 2011 года. Однако обвинения не были предъявлены Инфанте до тех пор, пока испанский судья Хосе Кастро официально не закрепил обвинения в июне 2014 года. По делу были также обвинены еще пятнадцать человек, помимо Инфанты Кристины и Иньяки.

    Судебный процесс начался в январе 2016 года, когда испанская королева утверждала, что ничего не знала о действиях своего мужа, и отрицала обвинения в причастности к уклонению от уплаты налогов.

    В результате младший брат Кристины, король Фелипе, лишил своих титулов герцога и герцогини Пальмы-де-Майорки.Ее титул теперь просто Ее Королевское Высочество инфанта Испании Донья Кристина. Однако ее место и место ее детей в преемственности не изменилось. Отречение ее отца, короля Хуана Карлоса, также было связано с этим скандалом. В результате резко упала и популярность испанской королевской семьи. В 2013 году испанская газета El País, , сообщила, что их рейтинг одобрения составляет 3,68 из 10.

    Инфанта была оправдана в коррупции — после того, как она стала первым представителем испанской королевской семьи, представшим перед судом — в феврале 2017 года; Кристина была оштрафована судом на 265000 евро в качестве гражданской ответственности, а позже вышестоящие суды сократили эту сумму вдвое.Однако Иньяки был осужден, и Верховный суд Испании оставил решение суда низшей инстанции без изменения. Он отсидит за решеткой пять лет и восемь месяцев.

    Вставить из Getty Images

    После споров и судебных разбирательств инфанта Кристина оставалась в основном вне поля зрения. Время от времени она посещала мероприятия вместе с королевской семьей, но эти мероприятия были связаны с поминальной мессой в честь ее покойного дедушки, частным празднованием 80-летия ее матери и похоронами ее тети по отцовской линии Инфанты Пилар.

    Инфанта и ее дети проживают в Женеве, Швейцария.

    Королевская семья: испанская принцесса Леонор начала учебу в Уэльсе | Испания

    Принцесса Леонор обнимает свою мать, королеву Летицию, и ее сестру, принцессу Софию, в то время как ее отец, король Фелипе VI, наблюдает в аэропорту Мадрид-Барахас. el Rey / Europa Press

    Принцесса Леонор де Бурбон-и-Ортис, старшая дочь короля Филиппа VI и королевы Летиции и предполагаемая наследница испанского престола, отправилась в понедельник в Уэльс, чтобы начать двухлетнюю программу Международного бакалавриата в США. Образовательное движение World College (UWC) в UWC Atlantic College.

    The Royal Household опубликовал фотографии эмоционального прощания принцессы Леонор в аэропорту Мадрид-Барахас, на которых 15-летняя девочка обнимает своих родителей и младшую сестру, инфанту Софию. Принцесса полностью вакцинирована от Covid-19, а это значит, что ей не придется помещать в карантин по прибытии в UWC Atlantic College, который расположен в долине Гламорган. Однако ей нужно будет пройти тест на ПЦР на второй день в Великобритании, как в настоящее время требуют британские власти.

    Принцесса Леонор прощается со своей семьей в аэропорту Мадрид-Барахас. el Rey

    UWC Atlantic College — это эксклюзивное учебное заведение, популярное среди аристократов, миллионеров и представителей интеллектуальной богемы. Три года назад в британской ежедневной газете The Times он был описан как «Хогвартс для хиппи», имея в виду школу магии в знаменитых книгах о Гарри Поттере. Колледж расположен на территории замка Святого Доната, средневекового замка, который был реконструирован после того, как его купил американский медиа-магнат Уильям Рэндольф Херст в 1925 году.Драматург Джордж Бернард Шоу описал замок XII века как «то, что Бог построил бы, будь у него деньги».

    Принцесса Леонор, прибывшая в UWC Atlantic College в понедельник, будет учиться вместе с 350 студентами из 90 национальностей. По крайней мере, половина студентов получают стипендии и финансовую помощь от частных благотворителей, либо расходы на учебу частично покрываются за счет доходов, получаемых платными студентами. В общей сложности 5% учеников школы — беженцы из зон конфликтов, таких как Палестина, Йемен, Ирак и Афганистан.

    В случае принцессы Леонор, которая, по словам главы колледжа, сдала строгие вступительные экзамены анонимно, стоимость двухлетней программы международного бакалавриата составляет 76000 евро, которые выйдут из ежегодных ассигнований, установленных государством. кроме королевской семьи, согласно источникам из Ла Сарсуэлы, резиденции королевского дома.

    Принцесса Леонор прибывает в UWC Atlantic College в Уэльсе в понедельник. Франсиско Гомес / Casa Real / EFE

    Принцесса Леонор будет жить в комнате с тремя другими студентами, и ее день начнется в 8 утра.В 18:00 подается ужин, а к 21:30 все студенты должны быть в своих комнатах. Принцесса Леонор также будет учиться вместе с принцессой Нидерландов Алексией, которая является второй в очереди на престол Голландии.

    UWC Atlantic College был основан немецким педагогом Куртом Хананом, который также основал школу Гордонстоун в Шотландии, где покойный принц Филипп и принц Чарльз, наследник британского престола, завершили часть своего обучения. Нынешний президент школы — королева Иордании Нур, а лауреат Нобелевской премии Нельсон Мандела когда-то был почетным президентом школы.Согласно уставу колледжа, его миссия «сделать образование силой, объединяющей людей, нации и культуры во имя мира и устойчивого будущего».

    По данным королевского двора, принцесса Леонор, которой в октябре исполнится 16 лет, будет выполнять свои публичные обязательства как наследница испанского престола, но не уточнила, как она будет уравновешивать эти обязанности со своим строгим академическим расписанием, которое также включает в себя сообщество сервис, физическая активность и творческие мастерские.

    Английская версия от Мелисса Китсон .

    Что означает имя Инфанта?

    Имя
    <100
    в США
    с 1880 г.

    Фамилия
    <100
    в США
    в 2010 г.

    Какой тип имени Инфанта ?

    Какое наиболее точное происхождение названия Инфанта ?

    Что означает Инфанта?

    Опрос

    : Какой из следующих списков вы найдете наиболее интересным?

    Какие имена можно было бы включить в список, озаглавленный «»?

    Мы заметили, что у вас есть микрофон.Если вы знаете, как произносится «Инфанта», просто нажмите кнопку для записи. Мы сохраним его, рассмотрим и опубликуем, чтобы помочь другим. Запрещены записи детей младше 18 лет.

    Значение и происхождение

    Что означает имя Инфанта? Продолжайте читать, чтобы найти значения, отправленные пользователем, словарные определения и многое другое.

    Происхождение и значение инфанты

    Происхождение, отправленное пользователем


    Сообщите нам происхождение и / или значение Infanta ниже

    Происхождение Инфанты

    UnknownAfricanAfrican Голландский (африкаанс) AkanAmharicArabicAramaicBantuBerberChewaEgyptianEritreaGandaGeezHausaIgboIslamic / MuslimKikuyuKurdishLesothoLuhyaLuoNdebeleNigerianPersian / IranianPortugueseShonaSwahiliTswanaUrhoboXhosaYorubaZimbabweZuluAfrican AmericanAmericanAmerican SamoaAztec (науатль) CanadianDominican RepublicEnglishGrenadianHawaiianIslamic / MuslimJamaicanJewishMexicanPortuguesePuerto RicanNative AmericanArabicAramaicArmenianBengaliCambodianChineseGeorgianGujaratiHindiHinduIndian (санскрит) IndonesianIslamic / MuslimJapaneseJewishKannadaKazakh (Казахстан) KoreanKurdishKyrgyz (Кыргызстан) MalayalamMarathiMongolianNepaliOdiaPakistaniPersian / IranianFilipino (Филиппины) PunjabiRussianSanskritSlavicTajik (Таджикистан) TamilTelugaThaiTibetanUrduUzbek (Узбекистан) VietnameseAboriginalAmerican SamoaAustralianFijianFilipino (Филиппины) ГавайскийИсламский / МусульманинМаориНовая ЗеландияПолинезийский / ГавайскийАлбанскийАнглосаксонскийАрабскийАрамейскийАрмянскийБаскскийБолгарскийКельтскийХорватскийКипрЧешскийДатскийНидерландскийАнглийскийEst онийскийфинскийфранцузскийГэльскийГрузинскийНемецкийГреческийИвритвенгерскийИсландскийИрландскийИсламский / МусульманскийИтальянскийеврейскийКурдскийЛатинскийЛатышскийЛитванскийМакедонскийНорвежскийПерсидский / ИранскийПольскийПортугальскийПортугальскийРумынский РумынскийСловацкийСловакскийСлованский

    Спасибо! Мы рассмотрим вашу заявку в ближайшее время!

    Полный словарь Вебстера

    имя существительное ‖In * fan «ta Титул, который носит каждая из дочерей королей Испании и Португалии, кроме старшей.

    Этимология: Sp. & Pg., Fem. из infante . См. Инфанте

    Заимствовано из испанского инфанта , португальского инфанта , женского из инфанта .

    1. Дочь короля Испании и Португалии. [с 17 в.]

    инфанта также была найдена на следующих языках: каталонском, португальском и испанском

    Известные личности по имени Инфанта

    Она носит титул вдовствующей герцогини Калабрии.Инфанта родилась 13 ноября 1917 года в Вене в семье Элиаса, герцога Пармского, и эрцгерцогини Австрийской Марии Анны (1882–1940).

    Инфанта Пилар — королевская особа. Она носит титул Инфанта Испании; Герцогиня Бадахос и вдовствующая виконтесса де ла Торре. Инфанта родилась 30 июля 1936 года в Каннах в семье Инфанта Хуана, графа Барселоны, и принцессы Марии де лас Мерседес из Бурбона-Обеих Сицилий.

    Она носит титул Инфанта Испании; Графиня Мароне. Инфанта родилась 12 декабря 1911 года в Королевском дворце в Мадриде в семье Альфонсо XIII из Испании и Виктории Евгении Баттенбергской. Она умерла 23 декабря 1996 года.

    Она носит титул Дофин Франции.Ее самые заметные достижения приходились на период с 1745 по 1746 год. Инфанта родилась в семье Филиппа V из Испании и Элизабет Фарнезе 11 июня 1726 года в Королевском Алькасаре в Мадриде. Она ушла из жизни 22 июля 1746 года.

    Инфанта Екатерина Мишель была королевской особой. Она имеет титул Герцогини Савойи и Список консортов Савойи.Инфанта родилась 10 октября 1567 года в Мадриде в семье Филиппа II Испанского и Елизаветы Валуа. Она скончалась 6 ноября 1597 года.

    Инфанта Луиза Фернанда была королевской особой. Она носит титул герцогини Монпансье. Инфанта родилась в семье Фердинанда VII из Испании и Марии Кристины из Обеих Сицилий 30 января 1832 года в Королевском дворце в Мадриде.Она умерла 2 февраля 1897 года.

    Где популярно имя Инфанта?

    Международный интерес для инфанты

    Интерес основан на том, сколько людей просмотрели это имя из каждой страны, и масштабируется на основе общего количества просмотров в каждой стране, так что большие страны не всегда проявляют наибольший интерес.Темно-синий цвет на карте означает, что люди в стране с большей вероятностью будут искать это имя.

    Более длинные столбцы на гистограмме указывают на то, что люди в стране больше заинтересованы в этом имени. Не все страны, проявившие интерес к названию, перечислены на гистограмме.

    Интересные факты об имени Инфанта

    • Когда в США впервые было записано имя Инфанта? Самым старым днем ​​рождения имени Инфанта, зарегистрированным Управлением социального обеспечения, является вторник, 22 июня 1909 года.
    • Насколько уникально имя Инфанта? С 1880 по 2019 год с именем Инфанта рождались менее 5 человек в год. Ура! Вы уникальная личность.
    • Странные вещи в имени Инфанта: Имя, написанное задом наперед, — Атнафни . Случайная перестановка букв в имени (анаграмма) даст Faitnna . Как ты это произносишь?

    Какие младенцы посещали эту страницу?

    Именной плакат для Инфанты

    (нажмите, чтобы сохранить качественную версию)

    • Источники:
    • U.S. Бюро переписи населения: часто встречающиеся фамилии из переписи 2000 года (общественное достояние).
    • Пересмотренный несокращенный словарь Вебстера 1913 г. через Международный совместный словарь английского языка (лицензия)
    • Викисловарь: названия и лицензии.
    • Известные люди через Википедию: титулы и лицензии. Щелкните каждое изображение для получения информации об авторстве.

    Испанские принцессы Леонор и София помещены в карантин после того, как одноклассник подписал контракт с COVID-19

    Принцесса Леонор, наследница испанского престола, и ее младшая сестра Инфанта София только недавно вернулись в школу, но после того, как одноклассник дал положительный результат на COVID-19, молодым членам королевской семьи теперь придется поместить в карантин на 14 дней.

    «Учитывая обнаружение положительного случая COVID-19 у одного из учеников класса Принцессы Астурийской, Школьный центр рекомендовал родителям не посещать учеников вышеупомянутого класса в течение следующих 14 дней, «Королевский Дом поделился заявлением на выходных, согласно Hello!

    «Принцесса Астурийская будет соблюдать предписания и инструкции по охране здоровья, введенные в Мадриде, как и их величества король и королева и инфанта София», — говорится в заявлении.Публично не подтверждено, проходили ли Леонор и Софию тестирование на эту болезнь.

    В настоящее время в Испании наблюдается возрождение вируса, которое некоторые называют «второй волной». Цифры, опубликованные 7 сентября министерством здравоохранения страны, показывают, что только за одну неделю в начале этого месяца в стране было зарегистрировано 49 716 новых случаев заболевания и 237 смертей.

    Леонор и София — далеко не единственные члены королевской семьи, пострадавшие от продолжающейся пандемии коронавируса. Примечательно, что ранее в этом году принц Чарльз и принц Монако Альбер II заразились этой болезнью, но с тех пор оба выздоровели.Кроме того, публичные мероприятия для королевских семей по всему миру были скорректированы с учетом рекомендаций по социальному дистанцированию и других ограничений из-за глобального кризиса в области здравоохранения.

    Кэролайн Халлеманн Директор по цифровым новостям В качестве директора по цифровым новостям Town & Country Кэролайн Халлеманн освещает все, от британской королевской семьи до последних эпизодов Outlander, Killing Eve и The Crown.

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Портрет инфанты Марии Ана из Австрии

    Фелипе Дириксен (испанский, 1590–1679)
    Портрет инфанты Марии Ана де Австрии , 1630
    Холст, масло
    82 5/8 x 46 1/2 дюйма
    Покупка в музее: средства предоставлены Уильямом и Хелен Джо Уитселл; Европейский и Американский художественный совет; Фонд Джона С. Эттельсона Общинного фонда Орегона; Нани С.Уоррен; Фонд Мэй Ван Дайк; Лаура Мейер; Мэрилин Росс Подемски; Джанет Гири; Энн Флауэрри; Кент и Кэрол Энн Кавени; Джеймс Фитцджеральд и Карен Хоу; Шон и Лиза Мангам; Джордж и Барбара Дечет; Шэрон и Кейт Барнс; Европейский фонд закупок произведений искусства
    Общественное достояние
    2017.59.1

    Написанный в 1630 году, этот портрет иллюстрирует изображение женщин на вершине общественного строя в Испании, а затем сверхдержаве в Европе. Сюжет — принцесса (инфанта по-испански) из семьи Габсбургов, правившей страной с 1516 года.Инфанта Мария Ана (1606–1646) была любимой сестрой короля Филиппа IV, который был не только самым могущественным монархом своего времени, но и одним из величайших меценатов и коллекционеров всех времен.

    С самого рождения Инфанта была одной из самых завидных королевских невест в Европе, и у нее было много женихов. Самый известный из них — за ней ухаживал принц Уэльский (впоследствии король Англии Карл I), который в 1623 году инкогнито отправился в Мадрид, чтобы встретиться с ней. Неожиданный визит стал новостью для всей Европы, особенно потому, что соединение двух монархий имело стратегические преимущества для обеих сторон.Однако протестантская вера принца оказалась непреодолимым препятствием для испанских Габсбургов, которые были лидерами католического дела в религиозных войнах, опустошавших Европу в шестнадцатом и семнадцатом веках.

    Это изображение Инфанты было сделано в конце 1629 года, когда она собиралась покинуть Мадрид, чтобы отправиться в Вену, чтобы выйти замуж за своего кузена австрийских Габсбургов Фердинанда III, короля Венгрии и Богемии. Когда в 1637 году умер отец Фердинанда, пара стала императором и императрицей Священной Римской империи, правившими большей частью Центральной Европы, включая современную Германию и Австрию.Исключительно для королевских пар того времени, они наслаждались любящим и счастливым браком. Мария Ана умело управляла правительством, когда ее муж отсутствовал (часто в битвах), и ее хвалили за развитие отношений между двумя ветвями семьи Габсбургов. Император был опустошен ее безвременной смертью из-за осложнений на позднем сроке беременности в 1646 году.

    Габсбурги издавна практиковали тесные смешанные браки в семье, что вскоре привело к гибели династии в Испании.Инфанта вышла замуж за двоюродного брата, а их дочь Мариана выйдет замуж за своего дядю, короля Филиппа IV. Их союз произвел на свет одного болезненного ребенка мужского пола, короля Карла II, который стал последним из испанских Габсбургов, когда он умер, не оставив наследника в 1700 году.

    Испанские Габсбурги культивировали портретную живопись как средство государственного управления. Портреты выставлялись в многочисленных королевских дворцах, а также отправлялись родственникам и другим дворам в качестве дипломатических подарков и в качестве инструментов для заключения браков.Образы членов королевской семьи были тщательно рассчитаны, чтобы передать высокий статус, как показано в этой характерной работе. «Инфанта» показана в полный рост, в большом формате, соответствующем ее рангу, но обстановка намеренно занижена. Она стоит перед простой драпировкой, положив руку на стул. Короны или другие символы считались излишними, потому что считалось, что только королевское подобие передает врожденное величие. Инфанта напрямую привлекает зрителя, и важно понимать, что ее бесстрастное выражение лица было обязательной чертой габсбургского приличия как в жизни, так и в искусстве.Испанские члены королевской семьи с детства были приучены казаться далекими и, следовательно, превосходными, по-настоящему обреченными на власть.

    Мужчины обычно носили черное, но в демонстрации великолепной женской одежды и украшений не было никаких ограничений. Вишнево-красное атласное платье Infanta усыпано драгоценными камнями и расшито золотой и серебряной нитью. Платье состоит из двух основных элементов, которые определили очень влиятельный испанский стиль. Буск (cartón de pecho) — это лиф с жесткими ребрами, которые корсировали талию и сплющивали грудь, чтобы сохранить жесткую переднюю часть.По форме платье образует фартингейл (вердугадо) или юбка с обручем. В этот момент реализма в искусстве многие художники-портретисты показали след одного из обручей, чтобы разбить пространство ткани спереди.

    Инфанта носит пять перстней и роскошную двойную нить жемчуга. На ее лифе красуется величайшая жемчужина королевской коллекции, которая регулярно фигурирует в портретах испанских королев и принцесс. Он состоял из большого алмаза, известного как El Estanque («Бассейн»), и идеально симметричной жемчужины в форме груши, позже известной как La Peregrina («Пилигрим» или «Странник»), потому что у него было много прославленных владельцев.Жемчужина получила дальнейшую известность в 1969 году, когда актер Ричард Бертон купил ее для своей жены Элизабет Тейлор. Когда он был продан из ее поместья в 2011 году, на аукционе была продана рекордная цена в 11,8 миллиона долларов!

    Художник Фелипе Дириксен родился в Мадриде в семье фламандцев. Фландрия была одним из владений испанских Габсбургов, и дед Дириксена, тоже художник, перевез семью в Испанию, чтобы служить Филиппу II. Дириксен также был придворным художником, но его таланты редко использовались для портретов, потому что главным портретистом Филиппа IV был гораздо более великий художник, Диего Веласкес (1599–1660).Похоже, что заказ на создание этого портрета выпал на Дириксена, потому что Веласкес находился в длительном отпуске в Италии во время отъезда Инфанты. Дириксен оказался на высоте, написав свои лучшие работы, чтобы отметить момент, когда Инфанта оставила свою семью для новой жизни в далекой Вене.


    Обсуждения и занятия

    1. Напишите 10 слов, чтобы описать это изображение инфанты Марии Ана. Как бы вы описали выражение ее лица и осанки? Не читая названия портрета, знаете ли вы, что она была королевской семьей? Как этот портрет передает ее статус? Что портрет говорит вам об ожиданиях королевских женщин в Испании семнадцатого века?
    2. Брат Марии Аны, король Филипп IV, правил первой поистине трансглобальной империей, результатом быстрой колонизации Испанией обширных территорий в Северной и Южной Америке и южной части Тихого океана, начавшейся в предыдущем столетии.Основным оправданием колонизации было распространение христианства в дальние уголки земли, но богатые природные ресурсы также послужили мощной мотивацией. Была ли эта колонизация оправданной? Как колонизация соотносится с социальным порядком, установленным институтом королевской власти? Есть ли место королевской семье в современном мире?
    3. Знаменитая жемчужина Ла Перегрина, которую носила Инфанта, была найдена африканским рабом в Панамском заливе. Говорят, что он был освобожден за то, что объявил о своей находке.Каким образом институт рабства поддерживал испанскую монархию?
    4. Создайте портрет политически влиятельного человека в Соединенных Штатах сегодня. Как бы вы передали статус человека через его или его позу, одежду и украшения, а также обстановку или фон?

    Источники

    Ресурсы для печати

    • Коломер, Хосе Луис и Амалия Дескальцо. Испанская мода при дворе Европы раннего Нового времени . Vol. 1,2. Мадрид: CEEH — Centro Des Estudios Europa Hispánica, 2014.
    • Гарсия, Мигель Эрреро. Los Tejidos En La España De Los Austrias: Fragmentos De Un Diccionario . Мадрид: Centro De Estudios Europa Hispánica, 2014.
    • Schroth, Sarah, et al. Эль Греко — искусство Веласкеса во время правления Филиппа III; . Бостон, Массачусетс: MFA Publications, 2008. (В частности, раздел, посвященный портретной живописи)
    • Portús, Javier, et al. Испанский портрет от Эль Греко до Пикассо . Мадрид: Национальный музей дель Прадо, 2004.

    Интернет-ресурсы

    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *