Что такое самосознание в философии: САМОСОЗНАНИЕ — это… Что такое САМОСОЗНАНИЕ?

Содержание

Сознание и самосознание.

Подробности
Категория: Учебные материалы по философии

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Осмысление внешнего мира человеком при помощи сознания предполагает также определенную совокупность представлений о самом себе, своей роли во внешнем мире, оценку своих действий и поступков, а также тех возможностей, которые раскрываются перед ним. Это предполагает наличие особой сферы сознания, которую принято обозначать термином самосознание.

Самосознание – это познание и оценка человеком самого себя как субъекта мыслящего, чувствующего и действующего, как субъекта индивидуального, так и коллективно-социального.

Одним из первых вопрос о самосознании в европейской культуре ставит Сократ, провозглашая свою знаменитую установку «познай самого себя». Однако, самосознание понималось им в форме самопознания. В философии Средневековья проблемы самосознания анализировались в контексте исследования человеческой души и ее способностей. Фундаментальную роль в разработке проблем самосознания сыграла философия Нового времени, и в частности, философия Р. Декарта с его знаменитой формулой cogito ergo sum («Я мыслю, следовательно, я существую»). По мнению Декарта единственное, что реально и непротиворечиво дано человеку – это его собственное «Я», факт его мышления. Самосознание тем самым основывалось на непосредственной данности психического, что означало, что внутреннему взору человека его духовная жизнь открывается такой, какая она есть на самом деле. Важный вклад в разработку идеи самосознания внесла

философия И. Канта, который утверждал зависимость познания и самосознания человека от априорных (доопытных) структур человеческого разума. Однако, и у Декарта и у Канта в основе процессов сознания и самосознания играл разум. Разумным было самосознание в философии Гегеля, где оно понималось не только как способность человеческой природы, но как проявление Абсолютного Духа. Позднее в западной философии появились иррационалистические тенденции в трактовке самосознания. Разум перестает рассматриваться в качестве существенной человеческой способности. Мыслители исходят из того, что вместе с разумом, его нормами в деятельность самосознания проникают субъективные пристрастия, стереотипы мышления, предрассудки, социальные мотивы. На место разума встает особое созерцание.

                   Самосознание представляет собой процесс непрерывного развития и совершенствования. Первой его ступенью является осознание человеком своего тела, выделение его из мира вещей и других людей. На более высоком его уровне происходит осознание своей принадлежности к определенному сообществу, социальной группе, конкретной культуре. Самым высоким уровнем самосознания является понимание своего «Я» как индивидуального явления, своей неповторимости, уникальности. На этом уровне осознается возможность относительно свободных самостоятельных поступков и ответственности за них, необходимость самоконтроля и самооценки. Это обеспечивается через осознание человеком своего знания, нравственного облика, присущих ему идеалов, мотивов поведения. Самосознание – это всегда осознание определенного количества своих желаний и потребностей.

            Самосознание существует не только в различных формах и на разных уровнях, но и в разной степени проявленности. Самосознание имеет явные и неявные формы. Осязательное восприятие человеком внешних вещей достаточно часто является неявной формой самосознания. Явные формы самосознания, когда те или иные феномены сознания становятся предметом специальной аналитической деятельности носят название рефлексии.

Рефлексия представляет собой не только осознание того, что есть, но и одновременно фактор изменения самого человека. При этом рефлексия над состояниями сознания, над особенностями той или иной личности всегда возникает в контексте осознаваемой или неосознаваемой задачи перестройки системы сознания и личности.

 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

3. Самосознание. Философия: конспект лекций

3. Самосознание

Сознание как продукт социального развития существует лишь в форме психической деятельности. Психика – это особая форма отражения реальности. Такой подход позволяет выделить и другие свойства сознания. Существенно, что, отражая действительность, оно и само входит в понятие действительности. Сознание – это двуединое отражение, в котором фиксируется единство субъекта и объекта.

Такое свойство сознания более полно раскрывается понятием рефлексия, которое выражает форму теоретической деятельности человека, направленной на осмысление (осознание) своих собственных действий. Это также деятельность самопознания, раскрывающая духовный мир человека. Значение рефлексии состоит в том, что посредством ее достигается освоение культуры, деятельных возможностей человека.

Сознание не только отражает действительность, но позволяет высказать определенное к ней отношение. Это его свойство дает возможность человеку занять ту или иную позицию в отношении объектов неживой и живой природы, в конкретных жизненных условиях и обстоятельствах. То есть речь идет о том, что наличие сознания придает человеческому поведению ценностный и личностный аспект.

Наконец, сознание включает в себя творческое начало, открывающее человеку возможность преобразования мира, совершенствования природных задатков. Только творческий человек способен быть свободным человеком.

Разговор о природе сознания предполагает употребление таких понятий, как индивид и личность. Частично они затрагиваются в главе, посвященной человеку, здесь же они рассматриваются под углом зрения становления самосознания. Когда речь идет об отдельном субъекте (не о виде, группе, сообществе), мы употребляем термин

особь. Но если требуется подчеркнуть те или иные качества, отличающие особь от других представителей вида, используем термин индивид.

Индивиду присущи качества, возникающие уже на ранних стадиях его онтогенеза. Это прежде всего неделимость. Все органы, будучи элементами индивида, образуют его целостность, но лишь взаимодействуя друг с другом как отдельные части (с присущими им морфологическими и функциональными особыми свойствами), они становятся единым и целым. Наконец, индивиду присущи те или иные многообразные морфологические особенности, позволяющие отличать его из массы других особей или индивидов.

Индивид – результат длительной эволюции, в процессе которой имеет место не только дифференциация (более четкое проявление тех или иных свойств, качеств, способностей, недостатков), но и интеграция. Последнее – это такое свойство организма, которое позволяет сглаживать, нивелировать определенные свойства индивида. Особенно важно это для таких свойств, которые могли бы стать фактором, снижающим жизнеспособность индивида. Индивид проявляет себя в первую очередь как генотипическое образование, но не менее важна и роль онтогенеза. Чем выше индивид поднимается по эволюционной лестнице, тем сложнее становится его организация, иными словами, индивиды индивидуализируются.

В отличие от понятия индивид, слово «личность» употребляется только по отношению к человеку. Притом лишь с некоторого этапа его развития, поскольку только человек обладает сознанием. Понятие сознание и личность неотделимы. Воспринимать и оценивать человека как личность позволяет только наличие и проявление сознания. В этом случае все индивидуальные качества человека, сколь бы существенными и выразительными они ни были, уходят как бы на второй план. С какого момента онтогенеза человека проявляется сознание – вопрос спорный. Педагоги и психологи полагают, что свойства личности закладываются с момента рождения, но их развитие может либо стимулироваться условиями воспитания, либо тормозиться.

Психопатология свидетельствует и о раздвоении личности, имея в виду раздвоение сознания. И это отнюдь не словесный прием. Однако, заметим, никогда не говорится о раздвоении индивида.

Личность – относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития. В специальной и философской литературе встречается два понимания личности. Одно, когда врожденные (наследуемые) способности постепенно выкристаллизовываются в качестве личности. Другое предполагает, что формирование личности прямо не совпадает с процессом прижизненного изменения природных свойств, иными словами, конкретные этапы онтогенеза не обязательно соответствуют определенному уровню развития личности.

Личность – это сугубо человеческое образование. Человеческая личность не выводится из приспособительной деятельности. Поэтому трудно предсказать, как сложится личность ребенка даже в тех случаях, когда он обладает определенными врожденными дефектами. Или, напротив, рождается полноценным, физически здоровым. Никакая исключительность индивида однозначно не предопределяет формирование его как личности. Потому что личность представляет продукт интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта. При этом сохраняются особенности индивида.

Важное место в становлении личности играют мотивы и эмоции.

Мотив – это побуждение к деятельности. В человеческой жизни мотивы проявляются в разных формах – инстинктивного импульса, биологического влечения, различных интересов и желаний. Мотив – это совокупность внутренних психологических состояний, побуждающих человека к тому или иному действию. Такое действие предполагает наличие цели. Однако следует учесть, что одни и те же мотивы порождают различные по целям действия, тогда как сходные действия могут вызываться разными мотивами. На разных этапах развития личности возникают различные мотивы. Человек поставлен перед необходимостью в своем стремлении их удовлетворения отдать предпочтение одним, отбросить другие, отложить на какое-то время третьи. Как удастся разрешить противоречие, возникающее в ходе столкновения различных мотивов, зависит от уровня развития личности.

В зависимости от степени осознания мотивов человеком различают влечения и желания. Влечение – это слабо дифференцированная, недостаточно ясно осознанная потребность. Влечение нередко возникает у человека в форме смутного образа, путанных, быстротечных мыслей.

Желание как мотив характеризуется достаточно прочным, устойчивым осознанием потребности. При этом осознаются не только объекты потребности, но и пути ее достижения. Желанию сопутствует постоянная мысль о какой-либо вещи, предмете, конкретном человеке. Его подкрепляет волевое стремление к обладанию объектом желания.

Человек переживает различные эмоциональные состояния. Эмоция (от латинского «emoveo» – потрясаю, волную) – это переживание ощущений, особое психическое состояние, связанное с проявлением инстинктов и мотивов. Эмоции выполняют определенную регулятивную функцию в поведении человека: положительные – способствуют более активной деятельности, отрицательные – снижают, тормозят активность и инициативу. Опять же в зависимости от уровня развития личности человек может управлять своим эмоциональным состоянием. Так, одной из социальных оценок человека выступает признание у него способности «не поддаваться эмоциям», «справляться с эмоциями». Подчас это бывает нелегко, поскольку простейшие эмоциональные процессы предопределены генетически и выражаются в органических, двигательных и секреторных изменениях. Каждый на своем опыте переживал состояния, порождаемые эмоциями: удовольствия, неудовольствия, страха, радости.

В ходе культурного и духовного развития эмоции освобождаются от инстинктивной природы (хотя и не полностью) и формируют широкий спектр высших эмоциональных процессов – социальных, интеллектуальных, эстетических. Таким образом, главное содержание эмоциональной жизни человека все более тяготеет в сферу его духовной жизни.

Человек живет в мире своих многообразных эмоций. Не всегда ему удается справляться с ними, подчинить их проявление в желательном направлении. Современная жизнь ввела в обиход слово стресс. В начале 70-х гг. текущего столетия шведский ученый Г. Селье разработал теорию адаптационного синдрома, в соответствии с которой под стрессом понимается состояние эмоциональной напряженности, вызываемой опасностью, связанной с выполняемой работой, аварийными ситуациями, повышенной ответственностью, нервной перегрузкой в результате нехватки времени и многими, многими другими факторами.

Переживания, порожденные мотивами и эмоциями, концентрируются в человеческих потребностях. Потребность – это такое состояние организма, личности, социальной группы и общества в целом, которое выражает зависимость от объективного содержания условий их существования и выступает источником различных форм их активности. Проблема потребностей имеет важное социальное значение, актуальность которой как никогда ранее возросла в современных условиях.

Существуют естественные и искусственные потребности. Каждый человек рождается наделенным ими. Однако в ходе жизни его потребности испытывают существенную трансформацию. Происходит это не по прихоти индивида. Форма и характер потребностей изменяется по мере становления личности. Понятно, что человек не может избавиться полностью от естественных потребностей, например, от потребности в пище, одежде, жилье. Но удовлетворение его потребностей возможно лишь в процессе деятельности.

Достижение счастья – одна из главных целей человеческого существования. Счастье – неустранимая потребность каждого человека. И здесь античность дает пример одной из первых попыток осмысления этой проблемы.

Человек действует потому, что он хочет. Проблема человеческого хотения всегда привлекала философское внимание. Так, издавна известна концепция гедонизма (от греческого слова – наслаждение). Согласно этому учению, высшим благом в жизни является наслаждение, а стремление к нему – важнейший принцип поведения. Широкое распространение гедонизм получил в древнегреческой философии. Представители школы киренаиков объявляли наслаждение целью жизни, проповедовали погоню за наслаждениями, неумеренность и распущенность в поведении. Но и в то время не все философы разделяли подобные взгляды. Эпикур (341–270 до н. э.), напротив, призывал к мере в наслаждениях, обращая внимание на то, что чрезмерные чувственные удовольствия приводят к пресыщению и даже переходят в страдание. Отсюда счастье Эпикур видел не в чувственном наслаждении, а в отсутствии страдания. Счастливой жизнь станет тогда, когда она приведет к атараксии – состоянию невозмутимости и безмятежности.

Одновременно ив тесной связи с гедонизмом возникает эвдемонизм – учение о стремлении к счастью как основы нравственной жизни.

Представления древних о природе потребностей эволюционировали в ходе развития философской мысли. По мере проникновения в человеческую психику все более прояснялось, что субъективные хотения не являются мотивами поведения, ибо они не способны породить направленную деятельность.

Подводя итог сказанному, отметим, что многообразие эмоциональных явлений, сопутствующих человеческой жизни, – существенный фактор формирования сознания. Не всякая эмоция оказывает воздействие на процесс зарождения и укрепления сознания. Первоочередное значение здесь имеют так называемые смыслообразующие эмоции. По мере обучения и воспитания человека, вовлеченности его в общественную жизнь складывается иерархия мотивов. Происходит их осознание. Человек научается и подготавливает себя к тому, чтобы строить свое поведение в соответствии с мотивами, реализация которых способствует утверждению его как личности. Его притязания все более соотносятся с ценностными установками на достижение социально значимых результатов.

Выработка способности к достижению этих результатов – процесс длительный и охватывает все стадии, которые переживает человек с момента рождения до достижения зрелости и, неизбежно, смерти.

Формирование личности начинается с биологической связи – в ходе взаимоотношений ребенка и матери. Конечно, эти связи социально опосредуются. Так называемый социум входит в жизнь ребенка миром многих (или, напротив, скудным и ограниченным) предметов, вещей, игрушек. Образы первых предметов, которые запечатлеваются неосмысленным, всегда удивленным взором ребенка, нередко сопровождают человека на протяжении всей его жизни. В ходе игры ребенок выясняет и познает функциональное значение его вещей и игрушек. Он естественным, как это ни удивительно, способом овладевает речью. И вначале устный язык придает все ускоряющийся ритм вызреванию индивидуального сознания. Кристаллизируется зерно отношений, формирующих личность.

Постепенно образуются связи мотивов, позволяющие осознанно относиться к желаниям, выбору средств их достижения. Завязываются узлы личности. Все это происходит на фоне развития воли – одного из главных элементов личности. Дальнейшее становление личности сопровождается процессом целеобразвания. Проблема цели – одна из сложнейших и древнейших в истории философии. Не вдаваясь в ее обсуждение, отметим, что в вопросе о сознании различают конкретную цель деятельности – некий идеальный образ предмета (или результата) практической деятельности человека и абстрактную цель стремления, иными словами, представление о некоем идеале, для достижения которого осуществляется эта деятельность.

С момента привнесения в жизнь человека целесообразных отношений его действия и поступки, принимая многообразные формы, все более обогащаются. Человек приобретает черты, позволяющие судить о нем как о личности. Созревание личности у каждого человека протекает по-разному. Специалисты в области возрастной психологии выявили рубежи кризисов, через которые проходит человек и которые так или иначе характерны для большей части людей. Все причастные к воспитанию детей знают, насколько важно во время уловить перемену в настроении, отношениях, поведении трехлетнего, семилетнего ребенка, насколько труден и порой непредсказуем подростковый период. Завершающая стадия формирования личности выпадает на период зрелости, временные границы которого также весьма индивидуальны.

В целом же процесс формирования сознания сопровождается сдвигом мотивов на цели, изменением их иерархии, рождением новых мотивов с последующим их вытеснением и замещением. Получило распространение мнение, что личность рождается дважды. Впервые, когда у ребенка обнаруживается множество мотивов и появляется соподчиненность его действий. И второй раз – когда возникает индивидуальное сознание.

Важнейшей чертой личности выступает ее способность к самосознанию. Имея представление о мышлении и сознании, мы видим, что это не тождественные явления. Сознание отличается от мышления наличием интересов, убеждений, ценностной ориентации. В сознании человека умещается не только образ внешнего предмета, но и образ об этом образе. Такое свойство сознания называется самосознанием. Самосознание выступает существенным моментом сознания постольку, поскольку предметом сознания является не только внешний мир, но и сам человек. Самосознание можно определить как осознание, оценку человеком своего знания, нравственного облика, присущих ему идеалов, мотивов поведения. Иными словами, в рамках самосознания человек способен дать целостную оценку самому себе как деятелю, как творцу, то есть самосознание выступает мерилом развитая человека. Выше уже говорилось, что самосознание тесно связано с рефлексией.

Проявление самосознания отмечается на разных уровнях, поскольку оно свойственно не только индивиду. Человек осознает свое место в семье, отношение к нему со стороны родных, близких, осознает он и то, как сам относится к тем, с кем его связывают родственные узы, дружеские привязанности. Очень важную роль самосознание играет при уточнении места человека в коллективе – в студенческой группе, в рабочей среде, в структуре фирмы. В зависимости от того, насколько верно оценивает себя личность по своему вкладу в общее дело коллектива, не переоценивает ли (или, напротив, недооценивает) свои способности и возможности, зависит не только успешная карьера, но, что не менее важно, психическое состояние, моральное и физическое здоровье индивида.

Наивысшего проявления самосознание достигает на уровне больших социальных групп – локальных обществ, народов и наций, государства, человечества в целом.

В современных условиях со всей остротой заявляет о себе проблема национального самосознания. Она имеет не только философско-теоретичеекое, но и практическое значение.

Контрольные вопросы

1. Сознание как высший уровень духовной деятельности человека.

2. Биологические и индивидуальные предпосылки сознания, закономерности его формирования.

3. Осознанное и неосознанное в человеческой деятельности.

4. Сознание и самосознание.

5. Индивидуальное, общественное сознание. Национальное самосознание.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

4. Самосознание. Введение в философию

4. Самосознание

Сознание предполагает выделение субъектом самого себя в качестве носителя определенной активной позиции по отношению к миру. Это выделение себя, отношение к себе, оценка своих возможностей, которые являются необходимым компонентом всякого сознания, образуют разные формы той специфической характеристики человека, которая именуется самосознанием.

Структура и формы самосознания

Самосознание — динамичное исторически развивающееся образование, выступающее на разных уровнях и в разных формах. Первой его формой, которую иногда называют самочувствием, является элементарное осознание своего тела и его вписанности в мир окружающих вещей и людей. Оказывается, что простое восприятие предметов в качестве существующих вне данного человека и независимо от его сознания уже предполагает определенные формы самоотнесенности, то есть некоторый вид самосознания. Для того чтобы увидеть тот или иной предмет как нечто существующее объективно, в сам процесс восприятия должен быть как бы «встроен» определенный механизм, учитывающий место тела человека среди других тел — как природных, так и социальных — и изменения, которые происходят с телом человека в отличие от того, что совершается во внешнем мире. Иначе произошло бы спутывание, смешивание тех изменений образа предмета, которые вызваны процессами, происходящими в самой действительности, и тех, которые всецело обязаны субъекту (например, приближение или удаление человека от предмета, поворот его головы и т. д.). Психологи говорят о том, что осознание действительности на уровне восприятия предполагает определенную, включенную в этот процесс «схему мира». Но последняя, в свою очередь, в качестве своего необходимого компонента предполагает определенную «схему тела».

Следующий, более высокий уровень самосознания связан с осознанием себя в качестве принадлежащего к тому или иному человеческому сообществу, той или иной культуре и социальной группе. Наконец, самый высокий уровень развития этого процесса — возникновение сознания Я как совершенно особого образования, похожего на Я других людей и вместе с тем в чем-то уникального и неповторимого, могущего совершать свободные поступки и нести за них ответственность, что с необходимостью предполагает возможность контроля над своими действиями и их оценку.

Однако самосознание — это не только разнообразные формы и уровни самопознания. Это также всегда и самооценка и самоконтроль. Самосознание предполагает сопоставление себя с определенным, принятым данным человеком идеалом Я, вынесение некоторой самооценки и — как следствие — возникновение чувства удовлетворения или же недовольства собой.

Самосознание — настолько очевидное свойство каждого человека, что факт его существования не может вызвать никаких сомнений. Более того, значительная и весьма влиятельная ветвь идеалистической философии утверждала, начиная с Декарта, что самосознание — это как раз единственное, в чем никак нельзя усомниться. Ведь если я вижу какой-то предмет, то он может оказаться моей иллюзией или галлюцинацией. Однако же я никоим образом не могу сомневаться в том, что существую и существует процесс моего восприятия чего-то (пусть даже это будет галлюцинация). И вместе с тем самое небольшое размышление над фактом самосознания вскрывает его глубокую парадоксальность. Ведь для того, чтобы осознавать самого себя, нужно видеть себя как бы со стороны. Но со стороны меня может видеть только другой человек, а не я. Даже свое тело я лишь отчасти могу видеть так, как его видит другой. Глаз может видеть все, кроме самого себя. Для того чтобы человек мог видеть самого себя, осознавать самого себя, ему необходимо иметь зеркало. Увидев свой образ в зеркале и запомнив его, человек получает возможность уже без зеркала, в своем сознании видеть себя как бы «со стороны», как «другого», то есть в самом сознании выходить за его пределы. Но для того чтобы человек увидел себя в зеркале, он должен осознать, что в зеркале отражен именно он, а не какое-то другое существо. Восприятие зеркального отображения как своего подобия кажется абсолютно очевидным. Между тем в действительности это вовсе не так. Недаром животные не узнают себя в зеркале. Оказывается, для того чтобы человек увидел себя в зеркале, он должен уже обладать определенными формами самосознания. Формы эти не даны изначально. Человек их усваивает и конструирует. Он усваивает эти формы с помощью другого зеркала, уже не реального, а метафорического. Это «зеркало», в котором человек видит самого себя и с помощью которого он начинает относиться к себе как к человеку, то есть вырабатывает формы самосознания, — общество других людей. Об этом сложном процессе хорошо сказал К. Маркс: «Так как он [человек] родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: „Я есмь я“, то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода „человек“» [1].

Отношение человека к самому себе необходимо опосредовано его отношением к другому человеку. Самосознание рождается не в результате внутренних потребностей изолированного сознания, а в процессе коллективной практической деятельности и межчеловеческих взаимоотношений. Важно отметить, что человек не только себя воспринимает по аналогии с другим, но и другого — по аналогии с собой. Как показывают современные исследования, в процессе развития самосознания осознание себя и осознание другого человека в качестве похожего на меня и вместе с тем отличного от меня возникают одновременно и предполагают друг друга.

Предметность и рефлексивность самосознания

Самосознание существует не только в различных формах и на разных уровнях, но и в разной степени проявленности и развернутости. Когда человек воспринимает какую-то группу предметов, то с этим, как уже было сказано, необходимо связано осознание «схемы тела», места, которое занимает его тело в системе других предметов и их пространственных и временных характеристик, осознание отличия сознания этого человека от воспринимаемых им предметов и т. д. Однако все эти факты сознания находятся в данном случае не в его «фокусе», а как бы на его «периферии». Непосредственно сознание человека нацелено на внешние предметы. Тело человека, его сознание, его познавательный процесс не входят непосредственно в круг предметов его сознательного опыта. Самосознание в этом случае выражается как бы «неявным» образом.

С этим интересным явлением связан ряд любопытных фактов восприятия. Приведем в этой связи следующий пример. Когда человек касается рукой предмета, он чувствует сам предмет, а не свою руку. Осязательное восприятие говорит о внешнем предмете, а не о самом человеке. И лишь на «заднем плане» сознания человек переживает акт собственного касания и локализует его на кончиках собственных пальцев (это и выступает как элементарная форма самосознания). В том случае, если человек трогает предмет не рукой, а палкой, осязательное восприятие опять-таки относится к самому предмету, а не к использованному средству — палке. Последняя уже не попадает в фокус сознания, а оказывается на его периферии и переживается воспринимающим человеком как непосредственное продолжение его тела. В этом случае ощущение воздействия предмета на человека (выступающее в данном случае как своеобразная элементарная форма самосознания) любопытным образом переживается человеком как локализованное уже не на кончиках его пальцев, а на конце палки или зонда.

Явные формы самосознания, когда те или иные феномены сознания становятся предметом специальной аналитической деятельности субъекта, носят название рефлексии. Важно отметить, что рефлексия — это всегда не просто осознание того, что есть в человеке, а одновременно и изменение самого человека, попытка выхода за границы того уровня развития личности, который был достигнут. Сама рефлексия над состояниями сознания, над особенностями той или иной личности всегда возникает в контексте сознаваемой или несознаваемой задачи прояснения системы сознания и личности. Когда человек сознает себя как Я с такими-то особенностями, он превращает в устойчивый предмет некоторые до того текучие и как бы «распыленные» моменты своей психической жизни. Человек рефлексивно анализирует себя в свете того или иного идеала личности, выражающего его тип отношения к другим людям. Когда человек анализирует себя, пытается дать отчет в своих особенностях, размышляет над своим отношением к жизни, стремится заглянуть в тайники собственного сознания, он тем самым хочет как бы «обосновать» себя, лучше укоренить систему собственных жизненных ориентиров, от чего-то в себе отказаться, в чем-то еще более укрепиться. В процессе и результате рефлексии происходит изменение и развитие индивидуального сознания.

Не следует, однако, думать, что образ самого себя, который творит человек в разных формах самосознания, всегда адекватен своему предмету — реальному человеку и его сознанию. Между ними может существовать разрыв, возможность которого особенно велика как раз на стадии развернутого явного самосознания в виде рефлексии. Однако этот разрыв может быть и в элементарных формах самосознания, самостроительстве, самоопределении личности.

Казалось бы, что может быть элементарнее простого самопереживания, выраженного в утверждении «мне больно»? Однако обратим внимание на то, что обычно осознание собственной боли связано с определенной локализацией этого переживания, и эта локализация иной раз бывает ошибочной (что знакомо каждому, у кого, например, болели зубы). Если в сознании человека всплывает какой-то образ, то он пытается определить его, то есть выяснить, о чем он говорит, к какому конкретному лицу или событию жизни относится. Нередко человек ошибается в осмыслении отдельных образов: например, ошибочной локализует в пространстве и времени предмет того или иного воспоминания, неверно соотносит данный образ с тем или иным лицом и т. д.

Если же человек пытается рефлективно осознать особенности своей личности, осмыслить себя в целом, то возможность ошибки еще больше. Дело в том, что человек в целом не открывается себе в акте индивидуальной рефлексии, а обнаруживается наиболее всесторонне в своих отношениях с другими людьми, в своих действиях и социально значимых поступках. Последние наиболее адекватно могут быть поняты как раз другими. Другой человек, судящий о данном человеке извне, нередко может лучше понять его, чем последний понимает сам себя. В той мере, в какой человек учитывает объективную оценку себя, возникающую в процессе коллективной деятельности и взаимоотношений с другими людьми, он и сам может судить о себе более точно.

Важно, однако, подчеркнуть, что самосознание не только возникает в процессе совместной деятельности и общения с другими людьми и генетически связано с отношением к себе с «точки зрения другого», но что оно постоянно проверяется, корректируется, исправляется и развивается в ходе жизни человека в системе межчеловеческих отношений.

Это относится и к таким феноменам сознания, которые не просто выражают субъективные состояния того или иного индивида, а претендуют на общезначимость и существуют в объективированной, отделенной от конкретного индивида форме, в форме книг, картин, скульптур и т. д., то есть в форме культуры. Дело в том, что тот смысл, который автор вложил в то или иное произведение (а этот смысл и выступает как рефлексия автора над тем, что он сделал), может не совпадать с тем объективным смыслом, который заложен, реально имеется в этом произведении, но был выявлен не автором, а умным читателем, критиком, интерпретатором.

Итак, феномен самосознания, который кажется чем-то очень простым и самоочевидным, в действительности оказывается очень сложным, многообразным, находящимся в весьма непростых отношениях со своим носителем, развивающимся и изменяющимся в процессе включения человека в систему коллективной практической деятельности и межчеловеческих отношений.

Несмотря на огромные усилия, затраченные философией и другими науками, проблема человеческого сознания (индивидуального и общественного) далека от своего решения. Много неясного таят в себе механизмы, функции, состояния, структура и свойства сознания, его взаимоотношения с деятельностью и личностью индивида, пути его формирования и развития, связи с бытием. Важно подчеркнуть, что вопрос о взаимоотношении сознания и бытия не сводится к вопросу о первичности и вторичности, хотя и исходит из этого. Изучение отношения сознания и бытия включает исследование всех его многообразных и исторически меняющихся типов и форм, то есть в некотором роде это «вечный вопрос». «Вечный» не в смысле невозможности доказательного его решения, а в том смысле, что развитие форм человеческой жизнедеятельности, прогресс культуры и науки постоянно усложняют и изменяют конкретные формы отношения сознания и бытия и ставят множество проблем перед философской мыслью.

Место сознания в структуре бытия не может быть преуменьшено. Его следует понимать как нечто работающее, соучастное бытию, существенное для жизни, а не как нечто эпифеноменальное, существующее вне и над жизнью. Сознание проявляет себя не только в отношении к действительности. Оно есть и отношение в действительности, то есть оно есть и реальное дело. Очевидно, что между этими двумя ведущими типами отношений к миру имеются не только существенные различия, но и реальные противоречия, преодоление которых отнюдь не просто, как не просто преодоление противоречий между сознанием и деятельностью, мыслью и словом, словом и делом. Единство сознания и деятельности, о котором говорят психологи, не дано, а задано. Оно должно быть построено. Точнее, оно должно строиться постоянно.

Важно отметить, что сознание, деятельность и личность индивида представляют собой весьма противоречивое, развивающееся и не очень легко дифференцируемое единство. Конечно, можно и нужно изучать каждый из этих феноменов отдельно. Однако надо всегда иметь в виду целое, то есть человека и его место в мире. В этом целом в качестве ведущего фактора на разных этапах развития может выступать либо деятельность, либо сознание, либо личность. Но при этом сознание выступает в качестве связки, опосредствующего звена между деятельностью и личностью.

Если перейти от познавательного плана рассмотрения проблем сознания к социотехническому (проективному, формирующему) и ценностному, то совершенно очевидно, что обществу необходима не всякая деятельность, не пустой активизм, а деятельность квалифицированная, целенаправленная, целесообразная, произвольная, сознательная. Равным образом обществу необходима не просто эмпирическая человеческая индивидуальность, а личность, обладающая мировоззрением, убежденная, самостоятельная, имеющая власть над собой и над деятельностью, способная к совершению свободных действий — поступков, словом, обладающая сознанием. Общество не удовлетворяет созерцательное, бездеятельное сознание, равно как и безличное (и безличностное), равнодушное понимание, знание, то есть так называемая сознательность или «умозрение жизни» частного индивида. Поэтому-то «сознание» — не просто эпитет, используемый применительно к понятиям «деятельность» и «личность», оно должно составлять их сущностное свойство, входить в их определение. Хотя общество, казалось бы, всегда апеллирует к сознанию, тем не менее его реальные воспитательные, организационные и другие меры направляются на деятельность и на личность. Качество и действенность таких мер определяется тем, насколько в них учитывается вся полнота триады: деятельность, сознание, личность. Эта триада как предмет специально построенного исследования, как социотехнический и психотехнический объект развития и формирования связывает обществоведение и человековедение, которые друг без друга одинаково беспомощны в решении насущных практических социальных проблем. Действенное и действующее сознание является очень важным положительным фактором развития общества и его институтов. В основе такого сознания должны лежать мысли о смысле человеческого бытия, о подлинно человеческих ценностях. Когда этого нет, то сознание остается узким, ограниченным, неразвитым, несовершенным.

Имеется целый ряд способов расширения и развития сознания. К их числу относятся не только различные формы предметно-практической, коммуникативной, учебной и воспитательной деятельности, но и рефлексия, самосознание, самооценка, самоактуализация личности. Что означает расширение сознания? Сознание нельзя полностью свести ни к одному из целого ряда условно выделяемых и представленных ему миров: к миру идей, понятий, значений, научных знаний; к миру человеческих ценностей, эмоций и смыслов; к миру образов, представлений, воображения, культурных символов и знаков; к миру производительной предметно-практической деятельности. Еще меньше его можно свести к миру предметов, созданных в результате такой деятельности, в том числе орудий и средств новейшей информационной технологии. Сознание не только рождается и присутствует в этих мирах. Оно может метаться между ними, погружаться в какой-либо из них; подниматься или витать над всеми ними; сравнивать, оценивать, судить их. Оно может судить и самое себя. Вот почему так важно, чтобы все эти миры, включая и мир сознания, были открыты ему. Именно в этом случае сознание будет обладать не только рефлексивными, но и бытийными чертами. Оно сможет осторожно и вместе с тем решительно вмешиваться в бытие, преодолевать слепые или, как говорил В. И. Вернадский, бессознательные устремления науки и техники, породившие огромное число глобальных проблем современности. Для их решения человечеству нужно планетарное, вселенское, или же подлинно культурное сознание, сравнимое с мощью технократического мышления. Исследование и формирование такого сознания — это вызов со стороны культуры современной науке и образованию. В поисках такого (возможно, утраченного) сознания философия и наука должны обратиться к культуре, мифу, религии, политике и, конечно, к своей собственной истории, где возникали представления о ноосфере, о власти Разума.

Проблема соотношения апперцепции, самосознания и сознания в критической философии И. Канта

Андриянов И. Е.

Проблема соотношения апперцепции, самосознания и сознания в критической философии И. Канта

The Problem of the Relationship between Apperception, Self-Consciousness and Consciousness in Kant’s Critical Philosophy
DOI
10.5922/0207-6918-2020-3-2
Страницы / Pages
24-53
Аннотация

Кант не дает четких и ясных определений апперцепции, сознания, самосознания и повсеместно использует эти слова как синонимы, из-за чего возникает проблема соотношения этих способностей. Важность этой проблемы определяется колоссальной значимостью каждой из указанных способностей, в непосредственной связи с которыми Кантом формулируются ключевые задачи трансцендентальной философии. В первую очередь это обнаружение категорий рассудка и доказательство правомерности их использования, что усложняет разница между изданиями «Критики чистого разума», касающаяся как аргументации в разделе о дедукции категорий, так и понимания Кантом апперцепции. Поэтому автор пытается выяснить четкое назначение каждой из указанных способностей, а также установить их отношения друг с другом. Для этого он анализирует функциональные роли сознания, самосознания и апперцепции в решении главных задач первой «Критики». Показано, что сознание является рефлексивной познавательной способностью, которая открывает доступ к представлениям в нашей душе, позволяет их различать, а также привносить в них единство. Самосознание выступает способом функционирования сознания, который дает возможность исследовать три объекта сознания: внутренние и внешние представления в субъекте, синтетическую деятельность рассудка и нашу душу. Апперцепция является латинским аналогом понятия Selbstbewußtsein и направлена на исследование единства наших представлений. Так как Кант различает множество видов единства, имеются, соответственно, и разные наименования апперцепции. Использование Кантом понятия Apperzeption в качестве аналога самосознания обусловлено тем, что он разрабатывает концепцию сознания в рамках лейбнице-вольфианской традиции.

Abstract

Kant does not provide clear-cut definitions of apperception, consciousness, and self-consciousness and everywhere uses these terms as synonyms, which creates the problem of the relationship between these faculties. The importance of this problem stems from the colossal significance of each of the above-mentioned faculties which are intimately connected with Kant’s formulation of the key tasks of transcendental philosophy. The prime task is to discover the categories of understanding and to prove the legitimacy of their use, a task that is further complicated by the difference between the editions of the Critique of Pure Reason in terms of the argumentation in the section on the deduction of categories and Kant’s concept of apperception. Accordingly, the author seeks to clarify the purpose of each of the above-mentioned faculties and to establish their inter-relationship. To this end the author analyses the functional roles of consciousness, self-consciousness and apperception in solving the main tasks of the first Critique. It turns out that consciousness is a reflexive cognitive capacity which provides access to representations in our soul and allows us to distinguish them and to connect them. Self-consciousness is the mode of the functioning of consciousness which makes it possible to study three objects of consciousness: internal and external representations of the subject, the synthetic activity of understanding and our soul. Apperception is the Latin synonym of the concept of Selbstbewußtsein and is aimed at studying the unity of our representations. Because Kant distinguishes multiple kinds of unity, there are different names for apperception. Kant uses the concept of Apperzeption as a synonym of self-consciousness because his concept of consciousness follows the Leibniz-Wolffian tradition.

Список литературы

Васильев В. В. Подвалы кантовской метафизики (дедукция категорий). М. : Наследие, 1998.

Васильев В. В. Трансцендентализм Канта и вольфианская психология // Историко-философский ежегодник — 2004. М. : Наука, 2005. С. 238—249.

Васильев В. В. Философская психология в эпоху Просвещения. М. : Канон+, 2010.

Васильева М. Ю. Кант и Беркли: сходство или различие? // Кантовский сборник. 2009. № 1 (29). С. 30—38.

Измайлов Г. Лейбниц и Кант: к вопросу об апперцепции // Форум молодых кантоведов (По материалам Международного конгресса, посвященного 280-летию со дня рождения и 200-летию со дня смерти Иммануила Канта). М. : ИФ РАН, 2005. С. 53—59. URL: https://iphras.ru/page50843406.htm (дата обращения: 20.03.2020).

Кант И. Антропология с прагматической точки зрения // Собр. соч. : в 8 т. / под ред. А. В. Гулыги. М. : Чоро, 1994а. Т. 7. С. 137—376.

Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и интеллигибельного мира // Собр. соч. : в 8 т. / под ред. А. В. Гулыги. М. : Чоро, 1994б. Т. 2. С. 278—320.

Кант И. Из рукописного наследия (материалы к «Критике чистого разума», Opus postumum) / отв. ред., вступ. ст. В. А. Жучкова ; пер. с нем., коммент. В. В. Васильева, С. А. Чернова. М. : Прогресс-Традиция, 2000.

Кант И. Критика чистого разума. 1-е изд. (А) // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Наука, 2006а. Т. 2, ч. 2.

Кант И. Критика чистого разума. 2-е изд. (В) // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Наука, 2006б. Т. 2, ч. 1.

Круглов А. Н. Был ли у Канта трансцендентальный субъект? // Историко-философский ежегодник — 2004. М. : Наука, 2005. С. 279—295.

Лейбниц Г. В. Начала природы и благодати, основанные на разуме / пер. с фр. Н. А. Иванцова // Соч. : в 4 т. М. : Мысль, 1982. Т. 1. С. 404—413.

Лейбниц Г. В. Письмо Софии-Шарлотте (о том, что независимо от чувств и материи) / пер. с фр. В. П. Преображенского // Соч. : в 4 т. М. : Мысль, 1984. Т. 3. С. 371—385.

Майоров Г. Г. Теоретическая философия Готфрида В. Лейбница. М. : Издательство Московского университета, 1973.

Соболева М. Е. Как читать Канта, или Кант в контексте современных эпистемологических дискуссий в западном аналитическом кантоведении // Вопросы философии. 2018. № 3. С. 129—140.

Allison H. Kant’s Transcendental Idealism. New Haven : Yale University Press, 1983.

Ameriks K. Kant and the Fate of Autonomy: Problems in the Appropriation of the Critical Philosophy. Cambridge : Cambridge University Press, 2000a.

Ameriks K. Kant’s Theory of Mind. Oxford : Clarendon Press, 2000б.

Brook A. Kant and the Mind. Cambridge : Cambridge University Press, 1994.

Guyer P. Kant and the Claims of Knowledge. Cambridge : Cambridge University Press, 1987.

Heßbrüggen-Walter S. Die Seele und ihre Vermögen. Kants Metaphysik des Mentalen in der “Kritik der reinen Vernunft”. Paderborn : Mentis, 2004.

Kitcher P. Bewusstsein // Kant-Lexikon / Hrsg. M. Willaschek, J. Stolzenberg, G. Mohr, S. Bacin. Berlin ; Boston : De Gruyter, 2015. Bd. 1. S. 281—285.

Rosefeldt T. Das logische Ich. Kant über den Gehalt des Begriffes von sich selbst. Berlin : Philo, 2000.

Serck-Hanssen С. Kant on Consciousness // Psychology and Philosophy. Inquiries into the Soul from Late Scholasticism to Contemporary Thought / ed. by S. Heinämaa, M. Reuter. Dordrecht : Springer, 2008. P. 139—157.

Strawson P. The Bounds of Sense. An Essay on the «Critique of Pure Reason». L. : Routledge, 1966.

Wolff Ch. Vernünfftige Gedancken von Gott, der Welt und der Seele des Menschen, Auch allen Dingen überhaupt. 3. Aufl. Halle : Renger, 1725.

Wunderlich F. Kant und die Bewußtseinstheorien des 18. Jahrhunderts. Berlin ; N. Y. : De Gruyter, 2005.

Zöller G. Selbstbewusstsein // Kant-Lexikon / Hrsg. M. Willaschek, J. Stolzenberg, G. Mohr, S. Bacin. Berlin ; Boston : De Gruyter, 2015a. Bd. 3. S. 2065—2070.

Zöller G. Apperzeption // Kant-Lexikon / Hrsg. M. Willaschek, J. Stolzenberg, G. Mohr, S. Bacin. Berlin ; Boston : De Gruyter, 2015б. Bd. 1. S. 145—150.

Reference

Allison, H., 1983. Kant’s Transcendental Idealism. New Haven: Yale University Press.

Ameriks, K., 2000a. Kant and the Fate of Autonomy: Problems in the Appropriation of the Critical Philosophy. Cambridge: Cambridge University Press.

Ameriks, K., 2000b. Kant’s Theory of Mind. Oxford: Clarendon Press.

Brook, A., 1994. Kant and the Mind. Cambridge: Cambridge University Press.

Guyer, P., 1987. Kant and the Claims of Knowledge. Cambridge: Cambridge University Press.

Heßbrüggen-Walter, S., 2004. Die Seele und ihre Vermögen. Kants Metaphysik des Mentalen in der Kritik der reinen Vernunft. Paderborn: Mentis.

Izmailov, G., 2005. Leibniz and Kant: to the Question of Apperception. In: Forum molodykh kantovedov (Po materialam Mezhdunarodnogo kongressa, posvjashhennogo 280-letiju so dnja rozhdenija i 200-letiju so dnja smerti Immanuila Kanta) [Forum of Young Kant Scholars (Collected Papers of the International Congress on the 280th Anniversary of the Birth and 200th Anniversary of the Death of Immanuel Kant)]. Moscow: Institute of Philosophy RAS, pp. 53-59 [online] Available at: https://iphras.ru/page50843406.htm [Accessed 20 March 2020] (In Rus.)

Kant, I., 1992. On the Form and Principles of the Sensible and Intelligible World. In: I. Kant, 1992. Theoretical Philosophy, 1755-1770. Translated and edited by D. Walford, in collaboration with R. Meerbote. Cambridge: Cambridge University Press, pp. 373-416.

Kant, I., 1998. Critique of Pure Reason. Translated and edited by P. Guyer and A. Wood. Cambridge: Cambridge University Press.

Kant, I., 2004. Prolegomena to any Future Metaphysics that Will Be Able to Come Forward as Science. Translated and edited by G. Hatfield. Cambridge: Cambridge University Press.

Kant, I., 2005. Notes and Fragments. Edited by P. Guyer, translated by C. Bowman, P. Guyer and F. Rauscher. New York & Cambridge: Cambridge University Press.

Kant, I., 2007. Anthropology from a Pragmatic Point of View. In: I. Kant, 2007. Anthropology, History, and Education. Translated and edited by R. B. Louden. Cambridge: Cambridge University Press.

Kitcher, P., 2015. Bewusstsein. In: M. Willaschek, J. Stolzenberg, G. Mohr, S. Bacin, Hg. 2015. Kant-Lexikon, Band 1. Berlin & Boston: De Gruyter, pp. 281-285.

Krouglov, A. N., 2005. Did Kant have a transcendent subject? In: Istoriko-filosofskii ezhegodnik 2004 [History of Philosophy Yearbook 2004]. Moscow: Nauka, pp. 279-295. (In Rus.)

Leibniz, G. W., 1989a. On What is Independent of Sense and of Matter (Letter to Queen Sophia Charlotte of Prussia, 1702). In: G. W. Leibniz, 1989. Philosophical Papers and Letters. A Selection. Translated and edited, with an Introduction, by L. E. Loemker, 2nd Edition. Dordrecht, Boston & London: Kluwer Academic Publishers, pp. 547-554.

Leibniz, G. W., 1989b. The Principles of Nature and of Grace, based on Reason (1714). In: G. W. Leibniz, 1989. Philosophical Papers and Letters. A Selection. Translated and edited, with an Introduction, by L. E. Loemker, 2nd Edition. Dordrecht, Boston & London: Kluwer Academic Publishers, pp. 636-643.

Mayorov, G. G., 1973. Teoreticheskaya filosofiya Gotfrida W. Leibniza [Theoretical Philosophy of Gottfried W. Leibniz]. Moscow: Moscow State University Press. (In Rus.)

Rosefeldt, T., 2000. Das logische Ich. Kant über den Gehalt des Begriffes von sich selbst. Berlin: Philo.

Serck-Hanssen, С., 2008. Kant on Consciousness. In: S. Heinämaa and M. Reuter, eds. 2008. Psychology and Philosophy. Inquiries into the Soul from Late Scholasticism to Contemporary Thought. Dordrecht: Springer, pp. 139-157.

Soboleva, M. E., 2018. How Do We Read Kant, or Kant in the Context of Contemporary Epistemological Discussions in Western Analytic Kant-Studies. Voprosy Filosofii, 3, pp. 129-140. (In Rus.)

Strawson, P., 1966. The Bounds of Sense. An Essay on the Critique of Pure Reason. London: Routledge.

Vasilyev, V. V., 1998. Podvaly kantovskoi metafiziki (deduktsiia kategorii) [Basements of Kant’s Metaphysics: Deduction of the Categories]. Moscow: Nasledie. (In Rus.)

Vasilyev, V. V., 2005. Kant’s Transcendentalism and Wolfian Psychology. In: Istoriko-filosofskii ezhegodnik 2004 [History of Philosophy Yearbook 2004]. Moscow: Nauka, pp. 238-249. (In Rus.)

Vasilyev, V. V., 2010. Filosofskaia psikhologiia v epokhu Prosveshcheniya [Philosophical Psychology in the Age of Enlightenment]. Moscow: “Kanon+” ROOI Reabilitatsiya. (In Rus.)

Vasilyeva, M. Y., 2009. Kant and Berkeley: Similarity or Difference? Kantian Journal, 1(29), pp. 30-38. (In Rus.)

Wolff, C., 1725. Vernünfftige Gedancken von Gott, der Welt und der Seele des Menschen, Auch allen Dingen überhaupt. 3. Auflage. Halle: Renger.

Wunderlich, F., 2005. Kant und die Bewußtseinstheorien des 18. Jahrhunderts. Berlin & New York: De Gruyter.

Zöller, G., 2015a. Selbstbewusstsein. In: M. Willaschek, J. Stolzenberg, G. Mohr, S. Bacin, Hg. 2015. Kant-Lexikon, Band 3. Berlin & Boston: De Gruyter, pp. 2065-2070.

Zöller, G., 2015b. Apperzeption. In: M. Willaschek, J. Stolzenberg, G. Mohr, S. Bacin, Hg. 2015. Kant-Lexikon, Band 1. Berlin & Boston: De Gruyter, pp. 145-150.

Самосознание и рефлексия: натуралистическое объяснение

Bibliographic Citation:
Винник, Д. В. Самосознание и рефлексия: натуралистическое объяснение / Д. В. Винник, Д. В. Винник // I Всероссийская научная конференция «Философия сознания и языка», сборник материалов [Электронный ресурс]. — Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2016. — Режим доступа: http://conf.sfu-kras.ru/mind-lang/participant/15477, свободный.

Abstract:

Вопрос о природе самосознания не может быть решен на феноменологическом уровне. Различные рефлексивные уровни сознания действительно существуют как специфические формы ментальных состояний живых существ. Природа генезиса рефлексии как реально ментального состояния социальна. Эволюция рефлексирования форм сознания может быть объяснена с помощью инструментария эволюционной эпистемологии как результат социального взаимодействия, описываемого рефлексивными играми. Живые существа способны определить ранг рефлексии оппонента по поведению и внешним физиологическим свойствам, а также  детектировать эпистемическую ложь. Возможно, в основе этого механизма лежит деятельность зеркальных нейронов, ответственных за сочувствие. 5.Теория ума у живых существ является результатом рефлексированных игр и является дополнительным критерием наличия самосознания. 6.Можно предположить, что в процессе эволюции успешные формы детекции рефлексированых состояний особей-оппонентов закреплялось на нейро-физиологическом уровне в качестве устойчивых нейронных связей и даже участвовали в отборе. Это означает, что в структуре мозга человека эволюционно «защиты» сотни, а возможно даже и тысячи стадии самосознания, которые проявляются как формы  врожденного поведения  в социальном взаимодействии. Это означает, что человеческий интеллект содержит в себе множество рефлексивных рангов в скрытом («бессознательном» виде). Актуально же мозг должен поддерживать небольшое количество состояний иерархически упорядоченных рефлексивных рангов. Осознание самосознания является фундаментальным свойством разумных существ, лежащих в основе феномена и разума. Это означает, что осознания самосознания может быть натурализовано как специфически ментальное функциональное состояние, открывая дорогу для поиска его субстрата на нейрофизиологическом уровне.  

(PDF) Диалектическая история самосознания

156 ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

становится первой ступенью в движении постигающего себя духа. Познание

духа есть самопознание, преодоление отчуждения и возвращение к себе из ино-

бытия. Точно таким же образом осуществляется переход от достоверности со-

знания чувственно воспринимаемого мира к истине достоверности самосознания:

«Но на деле самосознание есть рефлексия из бытия чувственного и воспринима-

емого мира и по существу есть возвращение из инобытия» [2, 94].

Здесь необходимо сделать одно замечание, имеющее принципиальное значение

для всего рассуждения. В структуре «Феноменологии духа» Гегель последовательно

рассматривает понятия сознания и самосознания. На этом основании может воз-

никнуть представление о том, что речь идет о двух различных феноменах. Однако

такое представление вряд ли является корректным. Понятие самосознания играет

решающую роль уже в главе, посвященной анализу чувственной достоверности. Ге-

гель подчеркивает, что истина чувственной достоверности заключена не в предмете,

а в отношении предмета и сознания. Сознание при этом определяется как Я. Таким

образом уже на первой, непосредственной, ступени движения абсолютного знания

сознание обнаруживает себя в качестве самосознания. Однако понятие самосозна-

ния здесь является лишь абстрактным определением в силу того, что достоверность

чувственного познания предполагает отношение Я к предмету, а не к самому себе.

Я чувственной достоверности есть еще не высвободившееся из инобытия сознание.

Момент, когда сознание становится самосознанием, Гегель называет поворотным

пунктом: «Лишь в самосознании как понятии духа — поворотный пункт сознания,

где оно из красочной видимости чувственного посюстороннего и из пустой тьмы

сверхчувственного потустороннего вступает в дневной свет настоящего» [Там же,

99]. Самосознание есть содержательное определение истины сознания.

Сознание есть самосознание. Формальное определение самосознания выражает-

ся в простом тезисе: Я есмь Я. Утверждения «Сознание есть самосознание» и «Я есмь

Я» являются, по сути, равнозначными. Но если первое положение, очевидно, по-

казывает движение, в котором сознание становится самосознанием, то второе, по

видимости, представляет собой лишенную всякого движения тавтологию, поскольку

«единичность знающей саму себя личности еще не является истинной сущностью»

[7, 49]. Это видимое противоречие должно быть преодолено движением самого абсо-

лютного знания. Для этого требуется показать, что в формальном понятии самосо-

знания присутствует двойственность, которая не только не позволяет самосознанию

оставаться покоящимся единством, но, напротив, является условием его развития.

Эта двойственность заключается в том, что, с одной стороны, самосознание в каче-

стве сознания есть отношение к инобытию предметного мира, а с другой, в качестве

самосознания в собственном смысле слова, оно есть стремление2 к возвращению

2 В «Феноменологии духа» Гегель использует понятие «die Begierde». Шпет переводит это понятие как

«вожделение». Такая интерпретация не является однозначной в силу того, что понятие вожделения обладает

специфическим чувственным содержанием. В то же время выражение «die Begierde» служит у Гегеля для

обозначения такого духовного по своей сущности движения, в котором самосознание обретает единство

с самим собой. Поэтому я предпочитаю использовать здесь нейтральное понятие «стремление». Это замеча-

ние ни в коем случае не следует рассматривать в качестве критики замечательного перевода Густава Шпета.

Речь идет о трудностях герменевтического порядка. См., к примеру, замечания Х.-Г. Гадамера относительно

перевода термина «Begierde» на французский язык посредством понятия «désir» [7, 54].

Самосознание | Краткий Философский Словарь | Онлайн словари по философии

САМОСОЗНАНИЕ —  познание и оценка человеком самого себя как мыслящего,  чувствующего и деятельного субъекта.  Самосознание — неотъемлемая  сторона сознания, выражает  данность субъективной реальности сознания самому субъекту.  Самосознание шире понятия  самопознания: помимо познания себя, оно предполагает также  эмоционально-ценностное и  деятельно-регулятивное отношение к  себе. Самосознание проходит ряд этапов в своем развитии. На доречевом уровне самосознание — это лишь осознание своей  физической самотождественности, границ своего тела. Затем  наступает этап осознания себя как субъекта действий, происходит осознание своих психических свойств и только затем —  социально-личностная самооценка, оценка своих нравственных  качеств. История изучения самосознания начинается с Сократа и Платона. Самосознание как опыт  самоуглубления в Средние века  оказывается важной стороной  постижения Бога (св. Августин). В  рационализме Нового времени  определяющим в изучении самосознания  оказывается принцип  непосредственной данности психического,  который предполагает, что внутреннему взору человека его внутренняя жизнь открывается такой, каковой она является «на самом деле»  (Декарт, Б. Паскаль). Понятие  внутреннего опыта как данного  самосознанию посредством интроспекции  (самонаблюдения) присутствует и в традиции эмяиризма (Локк, Юм). Суверенность человеческого разума в процессе самопознания  подвергнута сомнению уже И.Кантом,  обнаружившим разорванность  человеческой познающей способности, сложность согласования  познавательных, нравственных и  эстетических составляющих духовной  жизни. На место познания себя встает переживание себя, особое  «сущностное созерцание» (Э.Гуссерль). Самосознающая деятельность  наталкивается на обломки  индивидуальных бессознательных  представлений (3. Фрейд), на родовые  «архетипы» (К. Юнг). Тенденция  современной философской мысли при  решении проблемы самосознания  связана с отказом от понимания его как непосредственного пути к себе,  связана с поиском «посредников». В  качестве посредника может выступить и сознание «другого» (ролевое  самосознание), и предметный мир (вещное самосознание), и  социально значимый образец  (эталонное самосознание). Современная философская герменевтика,  феноменология,  постструктурализм, избавляясь от рассмотрения объекта самосознания как  «неподвижного «Я», познаваемого с помощью самонаблюдения,  стирают грани между  самосознанием и сознанием. Тем самым  проблема самосознания теряет свою относительную автономность. В рассмотрении самосознания как постоянного процесса  самоконструирования, согласования разнонаправленных  мировоззренческих ориентации  выделяются его авторитарная,  релятивистская и диалогическая модели.

5 способов развить самосознание с помощью The FISH! Философия

Опросы

показывают, что 95 процентов из нас думают, что осознают себя. К сожалению, исследования показывают, что на самом деле только 10-15 процентов из нас.

Самосознание — это способность точно видеть себя. Это понимание вашей личности, чувств, сильных и слабых сторон и поведения. Это признание того, как ваши действия влияют на других.

Психологи говорят, что самосознание — это основа счастья и успеха.Четкое видение себя помогает строить более крепкие отношения и более эффективно общаться. Вы будете принимать более мудрые решения и станете лучшим лидером.

Самосознание — ключ к жизни The FISH! Философия. Когда вы понимаете свои эмоциональные реакции, они с меньшей вероятностью будут ими управлять и лучше подготовлены для того, чтобы выбрать свое отношение таким образом, который лучше всего подходит для данной ситуации.

Когда вы осознаете свои суждения, вы видите, откуда приходят другие и что им нужно.Тогда вы можете быть там для них и сделать их день. Самосознание помогает вам играть так, как вам удобно.

Самоосознание одним легче, чем другим. Но мы все можем стать лучше. Вот несколько основных советов:

СПРОСИТЬ ЗА ПОМОЩЬЮ
Никто не знает твоих чувств лучше тебя. Но когда дело доходит до того, как эти чувства влияют на ваши действия, другие видят ваше влияние более точно, чем вы. Например, исследования показывают, что коллеги гораздо лучше вас понимают, как ваша личность влияет на вашу работу.

Спросите у людей, которым вы доверяете — друзей, коллег, наставников — отзывы о вашем влиянии. Опишите эффект, который хотите, чтобы оказал, и попросите их сказать вам, когда вы его добьетесь, а когда нет. Поблагодарите их за их наставничество; они помогают вам быть тем человеком, которым вы хотите быть.

Если вы получили отрицательный отзыв, попросите конкретные примеры. Это поможет вам сосредоточиться на том, как можно улучшить такое поведение, а не рассматривать его как неизменный недостаток.

Доверительные отношения — ключ к успеху.Будьте рядом с людьми, которые вас окружают, и они дадут вам искреннюю и полезную обратную связь.

ФОКУС НА ДЕЙСТВИИ
Самосознание начинается с размышлений, но не заканчивается на этом. Спросить, почему что-то произошло — например, «Почему я вышел из себя?» или «Почему он меня раздражает?» — заходит так далеко.

Хорошо осведомленные люди также спрашивают, «чему» они могут научиться из ситуации и «как» они могут ее улучшить. Скажем, вы получили отрицательный отзыв. Вместо того, чтобы спрашивать: «Почему они так обо мне сказали?», Спросите: «Что я могу улучшить в следующий раз, чтобы получить положительный ответ?»

ПЕРЕЙДИТЕ НАЗАД
В стрессовых ситуациях эмоции легко захватывают ваш мозг.Прежде чем отправить гневное письмо или сказать гневное слово, остановитесь на мгновение. Отвернитесь от компьютера, посмотрите в окно, закройте глаза или прогуляйтесь — все, что угодно, чтобы расстояние между вами и вашими чувствами.

Спросите себя: «Как мой ответ улучшит ситуацию? Как это может усугубить ситуацию? Соответствует ли это тому, чего я надеялся достичь? »

Это помогает назвать эмоцию, которую вы чувствуете. Наблюдайте и пусть будет, как нейтральный наблюдатель. Вместо того, чтобы говорить: «Я разочарован», скажите: «Я испытываю разочарование.”Относитесь к своим эмоциям как к данным, которые помогут вам продуктивно отреагировать.

УЗНАЙТЕ ЗНАКИ
Ваш мозг запрограммирован на поиск того, с чем он сталкивался раньше. Если у вас была стычка с кем-то в прошлом, вы, скорее всего, расцените то, что он говорит сегодня, как оскорбление или оскорбление.

Будьте готовы, когда ваше восприятие вот-вот направит ваши эмоции в нежелательном направлении. Допустим, вы встречаетесь с людьми, с которыми обычно не согласны. Планируйте заранее. Что может нажать на ваши кнопки? Как вы, , хотите, чтобы отреагировал? Практикуйтесь в том, как вы ответите.

Подвергните сомнению ваши предположения. Отпустите чувство, что вы должны быть правы. Вместо того, чтобы осуждать каждое утверждение, рассматривайте его как другую точку зрения. Подумайте, как опыт другого человека влияет на его мнение.

ВАШ МУЛЬТФИЛЬМ
Жизнь РЫБЫ! практика повышает осведомленность. Когда вы понимаете, что контролируете свое отношение, а не наоборот, вам будет легче найти полезное и позитивное отношение. Когда вы играете, вы видите, что более легкий подход делает повседневные задачи менее сложными.

Когда вы сосредотачиваетесь на том, чтобы быть рядом, вы более ясно видите, что другим нужно от вас. Когда вы настроены на создание своего дня, вы видите возможности поднять настроение людям, которых никогда раньше не видели.

Наша новая РЫБА! Программа электронного обучения — отличный способ развить самосознание. Это помогает вам отточить навыки, укрепляющие отношения, командную работу и доверие.

Самопознание — Философия — Оксфордские библиографии

Введение

В философии самопознание обычно означает одно из двух: знание конкретных психических состояний или знание собственной природы.Обладать самопознанием в первом из этих чувств — значит знать свои особые ощущения, опыт и пропозициональные установки (убеждения, желания и т. Д.). Большая часть современной литературы сосредоточена на самопознании в этом смысле. Обладать самопознанием во втором смысле — значит знать собственную онтологическую природу или менее абстрактные характеристики, такие как собственный характер, способности или ценности. О самопознании можно задать несколько разных вопросов: (1) Каков его характер и что отличает самопознание от других видов знания? (2) Каковы источники самопознания, и если оно у нас есть, то как его получить? (3) Каков объем самопознания и каковы его пределы? (4) В чем ценность или важность самопознания? Полезно думать о работе над самопознанием как о решении одного или нескольких из этих вопросов, и эта статья будет структурирована соответствующим образом.Ответы на (1) сосредоточены на идее, что некоторое самопознание является привилегированным с эпистемологической точки зрения. Ответы на (2) включают различные версии следующих идей: (а) самопознание приобретается посредством какого-то внутреннего наблюдения или самоконтроля; (б) самопознание приобретается путем умозаключений или самоинтерпретации; (c) самопознание приобретается, задавая и отвечая на соответствующие вопросы о мире в целом. Это «прозрачный» подход к самопознанию, который можно рассматривать как версию или альтернативу инференциализму.(a), (b) и (c) предполагают, что самопознание приобретается с использованием соответствующей эпистемологической процедуры, и что вопросы о происхождении самопознания в основе своей являются эпистемологическими. Неэпистемические подходы включают (г) экспрессивизм и (д) конститутивизм. Первый фокусируется на роли признаний (самопознания текущего состояния ума) как выражений, а не описаний состояния ума. Последнее говорит, что в нормальном случае существует конститутивная связь между нахождением в данном ментальном состоянии и знанием или верой в то, что человек находится в этом состоянии.Конституционные подходы концентрируются на метафизике, а не на эпистемологии самопознания. В некоторых ответах на (3) обсуждаются препятствия на пути к самопознанию и определяются разновидности самопознания, которые сложно или невозможно получить. Другие стремятся исключить определенные формы самовнушения. Что касается (4), вопрос в том, какая польза от самопознания и какие виды самопознания для нас ценны?

Общие обзоры

Gertler 2008 дает чрезвычайно полезный обзор текущих дебатов.Это лучшее место для начала. Для более подробного обзора см. Gertler 2011. Hetherington 2007 также является хорошим введением в эту тему. Он написан в форме личного посредничества и не представляет собой попытку обзора современной литературы по самопознанию. На более продвинутом уровне первая глава книги «Моран 2001» является отличным введением в некоторые ключевые вопросы философии самопознания.

  • Гертлер, Бри. «Самопознание». В Стэнфордская энциклопедия философии .Отредактировал Эдуард Н. Залта. 2008.

    Исключительно ясный и всесторонний обзор и обсуждение. Настоятельно рекомендуется всем, кто хочет получить обзор философских представлений о самопознании.

  • Гертлер, Бри. Самопознание . Нью-Йорк: Рутледж, 2011.

    Подробное и всестороннее введение в эпистемологию и метафизику самопознания. Настоятельно рекомендуется.

  • Хетерингтон, Стивен. Самопознание: начало философии прямо здесь и сейчас .Peterborough, ON: Broadview, 2007.

    Необычное и стимулирующее элементарное введение не только в тему самопознания, но и в философию в целом. В нем нет жаргона и фокусируется на аспектах самопознания, которыми обычно пренебрегают в более продвинутых философских дискуссиях.

  • Моран, Ричард. Власть и отчуждение: эссе о самопознании . Princeton, NJ: Princeton University Press, 2001.

    Широко обсуждаемая книга.В его первой главе дается доступный отчет о некоторых ключевых особенностях самопознания, которые должны быть учтены хорошей теорией самопознания.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Познай себя: философия самопознания

Философ из Калифорнии Митчелл С. Грин ведет массовый открытый онлайн-курс (MOOC) под названием «Познай себя: ценность и пределы самопознания» на платформе онлайн-обучения Coursera.Курс основан на его одноименной книге 2018 года (опубликованной Routledge). Недавно он поговорил с Кеном Бестом из UConn Today о философии и понимании самопознания. Это отредактированная стенограмма их обсуждения.

Древнегреческое повеление «Познай себя» начертано на переднем дворе храма Аполлона в Дельфах. (от Cyprus Today на Twitter.com)

В. Согласно легенде, «Познай себя» было высечено на камне у входа в храм Аполлона в Дельфах в Греции.Ученые, философы и цивилизации обсуждали этот вопрос долгое время. Почему мы не смогли найти ответ?

A. Я не уверен, что каждая цивилизация или даже большинство цивилизаций считали цель достижения самопознания одной из самых важных. Это приходит и уходит. Он действительно имел успех в Греции 300-400 г. до н.э. Имел ли он такой же блеск 200 лет спустя или имело что-то вроде культурного значения в период расцвета римской цивилизации — это другой вопрос.Конечно, некоторые философы побуждали бы людей заниматься поиском самопонимания; некоторые не так много. Точно так же подумайте о средневековье. Есть случай, когда мы не уделяем много внимания познанию себя, вместо этого мы фокусируемся на познании Бога. Только когда столетия спустя на сцену выходит Декарт, мы начинаем уделять больше внимания самоанализу и пониманию самих себя, заглядывая внутрь себя. Кроме того, предписание «познать себя» не является вопросом, и его нужно как-то изменить, чтобы задать вопрос.Однако предположим, что вопрос заключается в следующем: «Возможно ли познать себя частично или полностью». В этом случае я бы предположил, что мы добились значительного прогресса в ответе на этот вопрос за последние два тысячелетия, и в книге «Познай себя» и в одноименном МООК я пытаюсь провести читателей и студентов через некоторые из того, что мы узнали.

В. Вы указываете, что сдвиг, вызванный Декартом, стал поворотным моментом в западной философии.

А. Правильно. Норма самопознания приходила и уходила вместе с течением западной истории по разным причинам, культурным, политическим, экономическим и идеологическим. Даже если бы нам постоянно велели достичь самопознания в течение 2300 лет, прошедших с того времени, когда говорил Сократ, как Зигмунд Фрейд сказал о цивилизации — цивилизация постоянно создается заново, и каждый рожденный должен проделывать свой путь, чтобы стать цивилизованным. Бытие — значит, проект достижения самопознания — это проект для каждого нового члена нашего вида.Его нельзя давать при рождении. Это не достижение, которое можно получить бесплатно, как высокий IQ или выдающийся подбородок. Мы всегда будем продолжать бить в барабан, чтобы напоминать людям о важности этого. Я сомневаюсь, что мы когда-нибудь дойдем до того момента, когда все мы сможем сказать: да, у нас это хорошо получается. У нас это есть, у нас есть самопознание. Это вызов для каждого из нас каждый раз, когда кто-то рождается. Я бы также сказал, что, учитывая окружающие факторы, факторы окружающей среды, а также пристрастия, с которыми мы родились как часть нашей когнитивной и генетической природы, вероятно, существует давление, которое также оказывает давление на самопознание.Например, в книге я говорю о когнитивной иммунной системе, которая имеет тенденцию заставлять нас вращать информацию в свою пользу. Когда что-то идет не так, какая-то часть нас, надеюсь, в определенных пределах, склонна видеть стакан наполовину полным, а не наполовину пустым. Вероятно, это хороший способ подняться с пола после того, как вас сбили с ног.

В. Специалисты по пенсионному планированию говорят нам, что вы должны знать себя достаточно хорошо, чтобы знать, что вам нужно — создавать искусство или музыку, или путешествовать, — когда у вас есть все свободное время.В какой момент следует начать знакомство с собой?

A. Я бы не стал поощрять 9-летнего ребенка заниматься самоанализом, но я бы сказал, что даже когда вы молоды, некоторые из этих косвенных, особенно самоотстраняющихся, видов деятельности , может иметь ценность. Представьте, что 9-летний ребенок дрался на детской площадке, и учитель спрашивает его: Учитывая, что вы сказали другому ребенку, который спровоцировал драку, если бы он сказал это вам, как бы вы себя чувствовали? Это могло бы быть направлено на то, чтобы вызвать намек на самопознание — если не в форме самоанализа, то в форме развития навыков сопереживания, которые, как мне кажется, являются частью самопознания, поскольку позволяют мне видеть себя глазами другого человека.Что касается другого конца жизни, то, по моему опыту, я бы сказал, что многие люди, которые находятся на пенсии или близки к ней, думают, что они перестанут работать и будут по-настоящему счастливы. Но в некоторых случаях я нахожу, что это ожидание нереально, потому что очень многие люди находят так много удовлетворения в своей работе, и это правильно. Я бы посоветовал людям задуматься о том, что приносит им удовлетворение? Конечно, мы иногда плеваем ногтями, когда думаем о проблемах, которые ставит перед нами наша работа.Но в некотором смысле это частое ворчание, стресс, выдергивающий волосы и т. Д., Могут быть частью того, что делает жизнь полноценной. Что еще более важно, долгосрочные проекты, будь то в рамках карьеры или после нее, как правило, обеспечивают больше интеллектуальной и эмоциональной поддержки, чем более эфемерные виды деятельности, такие как круизы, сафари и тому подобное.

В. Мы находимся в кампусе колледжа, где студенты пытаются больше узнать о себе через то, что они изучают.Они принимают решения о том, чем они, возможно, хотят заниматься до конца своей жизни, посещают уроки, например философию, которые побуждают их задуматься об этом. Это оптимальное время для этого?

A. Для многих студентов это оптимальное время. Я считаю, что одним из компонентов гуманитарного образования является самосовершенствование. Выучить много вещей важно, но в некотором смысле это просто наполнение, которое может быть инертным, если мы не придаем ему форму или структуру.Этого можно достичь посредством самосовершенствования, и если вы хотите это сделать, вы должны иметь некоторое представление о том, как вы хотите, чтобы оно росло и развивалось, что требует некоторого представления о том, каким человеком вы себя считаете и кем вы являетесь. думаю, ты можешь быть. Это достижения, которых студенты могут достичь, только попробовав разные вещи и увидев, что происходит. Я не предлагаю, чтобы первокурсник пришел в колледж и спланировал каким-то строгим и четким образом, чтобы узнать о себе, развить себя и реализовать себя как полностью сформировавшийся взрослый после его окончания.Скорее беспорядка гораздо больше; гораздо более непредсказуемо пробуйте вещи, это не работает, отбросьте это в сторону, попробуйте что-нибудь еще. Несмотря на весь этот беспорядок и окружающий хаос, я бы также сказал, что посреди этого есть потенциал для изучения самого себя; принимая к сведению то, что пошло не так, что я могу извлечь из этого? Или это было действительно круто, я бы хотел развить этот опыт и сделать еще больше. Все это хорошие способы как узнать о себе, так и построить себя. Эти две вещи могут идти рука об руку.Самопознание, самореализация и самоконтроль могут происходить, хотя для студентов бакалавриат часто бывает беспорядочным и непредсказуемым образом. Для нас также иллюзорно думать, что в 22 года мы можем надеть деловую одежду, пойти на работу и остановиться со всей этой легкомысленной самоанализацией. Я бы сказал, что получение знаний о себе, понимание себя — задача на всю жизнь.

В. Существует идея, что вы должны узнавать что-то новое каждый день. Многие люди, окончившие колледж, понимают это, а некоторые думают, что после окончания учебы я с этим покончил.В начале книги вы говорите о том, как Сократ защищал себя, когда его обвиняли в развращении студентов, обучая их, говоря: «Я знаю то, чего не знаю, поэтому я задаю вопросы.

Мне кажется, что начало мудрости любого рода, включая познание самих себя, — это признание немощи наших верований и скудости наших знаний. — Митчелл С. Грин

A. Это очень важный вывод с его стороны. Это то, о чем я был бы склонен кричать с крыш в том смысле, что одним большим препятствием на пути к достижению чего-либо в направлении самопознания является высокомерие, когда мы думаем, что мы действительно знаем, часто путаем нашу уверенность в своем мнении с мыслью, что уверенность есть указание на мою степень правоты.Мы чувствуем уверенность и принимаем эту уверенность как доказательство истинности того, о чем мы думаем. Сократ прав, говоря, что это когнитивная ошибка, это ошибочное рассуждение. Мы должны спросить себя: знаю ли я то, что мне нужно знать? Мне кажется, что начало мудрости любого рода, включая знание самих себя, — это признание немощи наших верований и скудости наших знаний; тот факт, что мнения, которые у нас есть, могут быть просто мнениями. Меня всегда удивляет несоответствие между уверенностью, с которой люди выражают свое мнение, с одной стороны, и незначительной способностью, которую они имеют, чтобы поддержать их, особенно те мнения, которые выходят за рамки того, голодны они или предпочитают шоколад ванили.Это вещи, о которых вы, вероятно, можете иметь довольно уверенное мнение. Но когда дело доходит до политики или науки, истории или человеческой психологии, меня удивляет, насколько люди легковерны не потому, что они верят, так сказать, другим людям, а, скорее, они верят тому, что говорят сами. Они обычно просто говорят: вот что я думаю. Мне это кажется очевидным, и я не хочу даже рассматривать скептические возражения против моей позиции.

В. Вы также вводите теорию адаптивного бессознательного — что мы наблюдаем и собираем информацию, но в то время не осознаем этого.Насколько это помогает людям думать, что они знают себя лучше, чем они есть, и знают больше, чем они думают?

A. Огромный. В книге есть глава о классическом психоанализе и Фрейде. Я утверждаю, что наследие Фрейда сломано в том смысле, что, хотя его работа невероятно интересна — он сделал много провокационных и интересных претензий, — на удивление мало из них были подтверждены эмпирическими доказательствами. Это менее спорная точка зрения, чем это было в прошлом.Экспериментальные психологи в 1970-х и 80-х годах начали задаваться вопросом, сколько из этих фрейдистских утверждений о бессознательном можно установить строгим экспериментальным путем? Теория адаптивного бессознательного — попытка сделать это; чтобы выяснить, какая часть бессознательного, по утверждению Фрейда, реальна и на что она похожа. Один из основных выводов состоит в том, что бессознательный разум не настолько связан, одержим сексуальностью и насилием, как утверждал Фрейд. Это все еще очень мощная система, но ее не обязательно держать в страхе, как сказал бы психоанализ.Согласно Фрейду, бессознательное представляет собой постоянную угрозу для нормального функционирования цивилизованного общества, тогда как для таких людей, как Тим Уилсон, Таня Чартран, Дэниел Гилберт, Джозеф Леду, Пол Экман и многие другие, у нас есть точка зрения, которая гласит, что во многих отношениях наличие адаптивного бессознательного — полезная вещь, передача большого объема познания на аутсорсинг. Это позволяет нам обрабатывать информацию, интерпретировать ее без необходимости сознательно, кропотливо и намеренно рассчитывать вещи.То, что у нас есть адаптивное бессознательное, действительно хорошо во многих отношениях. С другой стороны, это имеет тенденцию предрасполагать нас, например, к таким вещам, как предрассудки. Сегодня идет дискуссия о так называемой неявной предвзятости, которая научила нас тому, что мы выросли на голливудских фильмах, в которых главные герои были белыми или мужчинами, или и тем, и другим; видел стереотипы в рекламе, которые распространялись — этот опыт, даже если у меня никогда в жизни не было сознательно фанатичных, расистских или сексистских мыслей, все же может заставить меня делать предвзятый выбор.Это часть идеи теории адаптивного бессознательного, к которой мы хотели бы отнестись очень серьезно и о которой мы должны беспокоиться, потому что она может повлиять на наш выбор способами, о которых мы не подозреваем.

В. При всем том, что мы обсуждали, какой человек будет хорошо знать себя?

A. Хорошее познание себя, как я подозреваю, было бы многогранным делом, только одна часть которого была бы связана с интроспекцией в общепринятом понимании этого понятия.Один из этих аспектов включает признание ваших ограничений, «владение ими», как выразилась моя коллега по кафедре философии Хизер Баттэли. Эти ограничения могут быть когнитивными — моя паршивая память, искажающая информацию, моя склонность приукрашивать любые плохие новости, которые я могу случайно получить? Возьмем, к примеру, профессора, читающего оценки студентов. Легко забыть отрицательные и вспомнить положительные — случай «предвзятости подтверждения», как этот термин используется в психологии. Осознание того, что я склонен делать это, позволяет мне еще раз взглянуть, как бы болезненно это ни было.Опять же, я слишком критичен по отношению к другим? Считаю ли я стакан наполовину полным или наполовину пустым? Все это ограничения эмоционального характера или, по крайней мере, имеют важное аффективное измерение. Я подозреваю, что человек, который хорошо знает себя, знает, как определить характерные способы, которыми он «раскручивает» или иным образом искажает положительную или отрицательную информацию, и может затем отступить от таких реакций, вместо того чтобы принимать их как последнее слово.

Я бы также вернулся к эмпатии, зная, как смотреть на вещи с точки зрения другого человека.Это не гарантируется, но часто позволяет мне увидеть себя более эффективно. Если я смогу до некоторой степени поставить себя на ваше место, тогда у меня также будет возможность увидеть себя вашими глазами, и это может помочь мне понять вещи, которые трудно увидеть с точки зрения первого лица. Сочувствие к другим, кто меня знает, может, например, помочь понять, почему они иногда находят меня властным, надоедливым или быстро осуждающим.

В. Что бы кто-то приобрел в самопознании, слушая, как кто-то оценивает их и говорит им о том, насколько хорошо они их знают? Как эта динамика помогает?

А. Это может помочь, но также может шокировать. Эксперименты показали, что оценки человека другими людьми часто могут сильно расходиться с самооценкой этого человека. Неясно, что оценки других людей менее точны, а в некоторых случаях более точны, как это определено относительно хорошо зарекомендовавшими себя объективными психологическими оценками. Оценки от третьего лица могут быть трудными для восприятия (горькое лекарство) и чрезвычайно ценными. Поскольку их трудно проглотить, я бы посоветовал принимать их небольшими дозами.Но они могут помочь нам узнать о самих себе такие вещи, как то, что мы можем быть необъяснимо заботливыми, мелочными, склонными к равнодушию к другим или толстокожими. Иногда я ловил себя на мысли, разговаривая с кем-то: «Если бы вы могли слышать, как вы говорите прямо сейчас, вы бы поняли…» Скромное хвастовство — это тот случай, когда кто-то якобы жалуется на проблему, но подтекст этого то, что они говорят, тоже может быть саморекламой.

Все это имеет значение для тех из нас, кто преподает.В конце семестра я рекомендую своим аспирантам читать оценки курсов; не читать их все сразу, а вместо этого попытаться извлечь из этих оценок одно предложение, над которым они могут работать в следующем семестре. Я стараюсь делать то же самое. Однако я бы не ожидал, что когда-нибудь наступит момент, когда можно будет сказать: «Ах! Теперь я полностью знаю себя ». Напротив, это, скорее, процесс, которым мы можем следовать и продолжать получать пользу на протяжении всей нашей жизни.

Теория самосознания | Энциклопедия.com

БИБЛИОГРАФИЯ

Самосознание — это способность воспринимать себя как объект мысли — люди могут думать, действовать и переживать, а также могут думать о том, что они думают, делают и переживают. В социальной психологии изучение самосознания восходит к эпохальной теории самосознания Шелли Дюваль и Роберта Виклунда (1972). Дюваль и Виклунд предположили, что в определенный момент люди могут сосредоточить внимание на себе или на внешней среде. Сосредоточение внимания на себе позволяет самооценку .Сосредоточившись на себе, люди сравнивают себя с стандартами правильности , которые определяют, как они должны думать, чувствовать и вести себя. Процесс сравнения себя со стандартами позволяет людям изменить свое поведение и испытать гордость и неудовлетворенность собой. Таким образом, самосознание является основным механизмом самоконтроля.

Исследования, проводимые с 1970-х годов, решительно поддерживают теорию самосознания (Duval and Silvia 2001). Когда люди сосредотачивают внимание на себе, они сравнивают себя со стандартами, изо всех сил стараются соответствовать стандартам и демонстрируют более сильные эмоциональные реакции на соблюдение или несоблюдение стандарта.Тенденция изменить себя, чтобы соответствовать стандарту, зависит от других переменных, в частности от представлений о том, насколько сложно будет достичь стандарта. Примечательно, что многие эксперименты показали, что, когда люди не сосредоточены на себе, их действия часто не связаны с их личными стандартами — людям необходимо самосознание, чтобы уменьшить несоответствие между их действиями и их идеалами.

Теория самосознания обогатилась новыми методами исследования. Согласно теории, все, что заставляет людей сосредотачивать внимание на себе, увеличивает самосознание.Исследователи достигают этого, помещая людей перед большими зеркалами, снимая их на видео, заставляя людей слушать записи их голосов или заставляя людей чувствовать, что они выделяются. Кратковременные уровни самосознания измеряются по тому, как люди используют относящиеся к себе слова и местоимения, а также по тому, насколько быстро люди распознают релевантную для себя информацию.

Теория самосознания остается плодотворной и противоречивой теорией. Одним из новых направлений является применение теории самосознания к клиническим расстройствам, связанным с негативной самооценкой (например,ж., депрессия) и чрезмерное самосознание (например, социальная тревога). Одно из противоречий, рассмотренное Полом Сильвией и Гвидо Гендолла (2001), заключается в том, позволяет ли самосознание делать точные суждения о себе. Многие исследователи предположили, что самосознание способствует более четкому восприятию внутренних состояний, эмоций и черт характера. Другие исследователи, однако, отметили, что самооценка изменчива, сложна и контекстуальна — это не статичный объект, который можно просто постичь и изучить. По иронии судьбы, делая некоторые аспекты себя особенно заметными, самосознание может преувеличивать и искажать суждения о том, что собой представляет собой я.

СМОТРИ ТАКЖЕ Беспокойство; Самосознание, частное против публичного; Самооценка; Самоконтроль; Теория самовосприятия

Дюваль, Шелли и Роберт А. Виклунд. 1972. Теория объективного самосознания . Нью-Йорк: Academic Press.

Дюваль, Томас Шелли и Пол Дж. Сильвия. 2001. Самосознание и причинная атрибуция: теория двойных систем . Нью-Йорк: Kluwer Academic Press.

Сильвия, Пол Дж. И Гвидо Х.Э. Гендолла. 2001. Об интроспекции и самовосприятии: позволяет ли сосредоточенное внимание на самом себе точном самопознании? Обзор общей психологии 5: 241–269.

Пол Дж. Сильвия

% PDF-1.3 % 1 0 объект >>> эндобдж 2 0 obj > поток 2019-10-20T12: 09: 34 + 05: 302019-10-20T12: 09: 37 + 05: 302019-10-20T12: 09: 37 + 05: 30Adobe InDesign 14.0 (Windows) uuid: 93910b62-5b9f-4998- 8da4-84b3b695e2aaxmp.did: 50158EEAD5B4E011A716C43BE4E3DB5Axmp.Идентификатор: 9552584c-0542-c640-ae32-544fd398dca7proof: pdfxmp.iid: 60587729-057e-8648-97fe-9d58a9a6cd69xmp.did: cc22ef8d-d1a9-3344-b573-f3780377ce16romBemp.did: приложение, преобразованное в приложение in vitro, преобразованное в файл 90BDe9BE, 50EEE, 50EEE, 50EEE, приложение / pdfAdobe InDesign CC 14.0 (Windows) / 2019-10-20T12: 09: 34 + 05: 30 application / pdf Adobe PDF Library 15.0 Ложь конечный поток эндобдж 14 0 объект > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 10 0 obj / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / Страница >> эндобдж 11 0 объект / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / страница >> эндобдж 12 0 объект / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / Страница >> эндобдж 13 0 объект / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / страница >> эндобдж 18 0 объект / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 объект / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / страница >> эндобдж 20 0 объект / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [21.0 21.0 525.0 741.0] / Тип / Страница >> эндобдж 45 0 объект > поток HW] sJ} W # TEѧ_n8krJ18Ha | J} SfO>} W $ JPNL «= eGT ~ hY» a (@ `%] ޿ ߯ E A; I # / s | 8 = (p \ /» 悔 Hz8c: O / p! faiK |} w & N క AhN% yR? u)>? NQ 9A $] i9js ՛ h-vbS_tK 䏐

Самосознание жизни в западной философии — Исследовательский портал Тилбургского университета

TY — CHAP

T1 — Self- осознание жизни в западной философии

AU — Jonkers, Peter

PY — 2020/5/27

Y1 — 2020/5/27

N2 — В первой части данной статьи анализируется, что подразумевается под «самосознанием». жизни », термин, который используется некоторыми выдающимися китайскими философами для характеристики специфики китайской философии.С китайской точки зрения, самосознание жизни — это конкретизация самоопределения философии как любви к мудрости, поскольку оно подчеркивает внутреннюю духовную жизнь «я» в тесной связи с вопросами о (внешней) социальной и политической жизни. Это приводит к нетеоретическому и даже неконцептуальному осознанию себя как части целостности жизни. Во второй части я исследую, является ли самоосознание жизни темой западной философии, и как. Таким образом, я использую идеи французского историка философии Пьера Адо, который интерпретирует древнюю западную философию как образ жизни и духовное упражнение, направленное на мудрость.Я также анализирую работу канадского философа Чарльза Тейлора, который считает, что человеческую личность следует воспринимать как самоосознание жизни, то есть как тесную связь между ее внутренней, духовной и внешней, физической природой. На основе этих представлений становится ясно, что критика господствующей западной философии в ее ответе на вопрос о смысле жизни может быть отправной точкой для развития альтернативного, менее чисто концептуального типа философии, а также менее дуалистического и солипсистского взгляда на себя.

AB — В первой части данной статьи анализируется, что подразумевается под «самосознанием жизни», термином, который используется некоторыми выдающимися китайскими философами для характеристики специфической природы китайской философии. С китайской точки зрения, самосознание жизни — это конкретизация самоопределения философии как любви к мудрости, поскольку оно подчеркивает внутреннюю духовную жизнь «я» в тесной связи с вопросами о (внешней) социальной и политической жизни. Это приводит к нетеоретическому и даже неконцептуальному осознанию себя как части целостности жизни.Во второй части я исследую, является ли самоосознание жизни темой западной философии, и как. Таким образом, я использую идеи французского историка философии Пьера Адо, который интерпретирует древнюю западную философию как образ жизни и духовное упражнение, направленное на мудрость. Я также анализирую работу канадского философа Чарльза Тейлора, который считает, что человеческую личность следует воспринимать как самоосознание жизни, то есть как тесную связь между ее внутренней, духовной и внешней, физической природой.На основе этих представлений становится ясно, что критика господствующей западной философии в ее ответе на вопрос о смысле жизни может быть отправной точкой для развития альтернативного, менее чисто концептуального типа философии, а также менее дуалистического и солипсистского взгляда на себя.

кВт — Мудрость; Пьер Адо; Ю Сюаньмэн; образ жизни; духовные упражнения; Смысл жизни; выразительный индивидуализм; Чарльз Тейлор

M3 — Глава

T3 — Восточноазиатские философские исследования

SP — 13

EP — 25

BT — Самосознание жизни в новую эру

PB — Совет по исследованиям и ценностям в философии

T2 — XXIV Всемирный философский конгресс, Пекин.

Y2 — с 13 августа 2018 года по 20 августа 2018 года

ER —

Эти 27 глубоких вопросов улучшат ваше самосознание

Прочитано за 5 минут

Самосознание в настоящее время является одним из самых сексуальных слов о предпринимательстве, счастье, продуктивности и т. Д. все, что связано с личностным ростом.

Почти каждый предприниматель или идейный лидер говорит, что самосознание — один из ключей к личному успеху. Хотя это может быть правдой — это ни в коем случае не новая концепция.

Греческий философ Аристотель, живший между 384–322 годами до нашей эры, однажды сказал:

«Познание себя — начало всей мудрости.”

Мы понимаем, самосознание (или знание себя) важно. Но я понял, что это также одна из самых сложных вещей, которые вы можете освоить в жизни.

Бенджамин Франклин сказал об этом лучше всего:

«Есть три чрезвычайно сложных вещи: сталь, алмаз и познание себя».

К сожалению, универсального ответа на самосознание не существует. Все разные, и единственный человек, который может научить вас самосознанию, — это вы .

Стать более самосознанием

Мы знаем, что самосознание важно, но как его развить? И что толку?

Одна школа мысли гласит: просто живи достаточно долго и делай много вещей — со временем ты познаешь себя.

Хорошо, но что, если на это уйдет 60 лет? Я не нетерпелив, и у меня нет проблем с ожиданием. Но для меня такой подход слишком пассивен.

И я думаю, что вы можете ускорить процесс развития самосознания, исследуя себя сознательно.

Позвольте мне рассказать вам, как я начал лучше узнавать себя и как я использую это в своей повседневной жизни.

Я начал с ответа на эти 27 вопросов:

  1. Что у меня хорошо получается?
  2. На что я так себе?
  3. Что я плохо умею?
  4. Что меня утомляет?
  5. Сколько мне нужно спать?
  6. Что самое главное в моей жизни?
  7. Кто самые важные люди в моей жизни?
  8. Что меня беспокоит?
  9. Что меня мотивирует?
  10. Какие вещи или действия могут помочь мне восстановить мотивацию после ее потери?
  11. Что меня расслабляет?
  12. Каково мое определение успеха?
  13. Какую работу я бы сделал бесплатно?
  14. Какие часы дня у меня самые продуктивные?
  15. Какой у меня любимый способ обучения?
  16. Как я хочу, чтобы меня видели другие?
  17. Какое поведение мне не нравится в других людях?
  18. Что меня огорчает?
  19. Как мне управлять негативными мыслями и чувствами?
  20. Что меня радует?
  21. Что меня пугает?
  22. Что меня злит?
  23. Каким другом я хочу быть?
  24. Что я думаю о себе?
  25. Что я ценю в жизни?
  26. Есть ли в моей жизни что-то, что я считаю само собой разумеющимся?
  27. Что я уважаю в себе?

Если вы хотите попробовать этот метод, я отвечу на эти вопросы первым ответом, который придет вам в голову.Как видите, это все практические вопросы.

Пожалуйста, не начинайте обсуждение того, как вы должны интерпретировать эти вопросы. Если вы сделаете это, мы будем продолжать это через 80 лет.

Правда в том, что все интерпретируют эти вопросы по-своему. А это ровно точка. Его не зря называют самосознанием . Это о вас.

Например: Что я ценю в жизни? Мой ответ — время, семья, благополучие.Что ты ответил? Понимаете, нет правильных или неправильных ответов.

Кроме того, я практичный человек и не люблю такие вопросы, как: «Кто я? В чем смысл жизни? » Вы — это то, что вы делаете постоянно, и вы, , решаете, какой смысл вы вкладываете в жизнь.

«Что теперь? Как мне улучшить свое самосознание »

Что ж, ваши первоначальные ответы на эти вопросы не так важны. Невозможно дать себе правильные ответы, поэтому не беспокойтесь о том, чтобы все было правильно.

Особо сложные вопросы типа: «В чем я плохо разбираюсь?»

Что еще важнее, так это потренировать свои мыслительные мышцы с этими вопросами — просто дайте ответ (не говорите «я не знаю»).

Теперь самое важное: используйте эту информацию, чтобы улучшить свою жизнь. Вы делаете это, рассуждая.

Аристотель назвал его «логосом» (в отличие от стоического определения логоса).

Историк Пол Рахе лучше всего объяснил определение логотипов Аристотеля:

Для Аристотеля логотипы — это нечто более изысканное, чем способность обнародовать личные чувства: он позволяет человеку действовать так, как не может ни одно другое животное; это позволяет ему воспринимать и разъяснять другим посредством аргументированного дискурса разницу между тем, что полезно, а что вредно, между тем, что справедливо, и тем, что несправедливо, и между тем, что хорошо и что зло.

Для меня самосознание — это (1) способность выразить свои чувства словами и (2) придать им смысл.

Вы пытаетесь выяснить, какие вещи вам выгодны, а какие вредны.

«А что потом?»

Удвойте преимущество и начните устранять вредное (насколько это возможно).

  • Делайте больше вещей, которые делают вас счастливыми.
  • Делайте больше того, в чем вы хороши.
  • Избегайте того, что делает вас несчастным.
  • Избегайте того, что у вас плохо получается.

Вот и все. Это самосознание.

Одно: не воспринимайте этот процесс буквально. Например, отношения могут сделать вас как счастливыми, так и грустными.

Это не значит, что вам следует вообще избегать отношений. Но лучше избегайте вещей , которые портят ваши отношения — таких вещей, как эгоизм, ложь, отсутствие сочувствия и т. Д.

«Но как вы практикуете логотипы / рассуждения?»

Вот несколько идей:

  • Прочтите философию. Если вы не знаете, с чего начать, я рекомендую прочитать «Историю философии» Уилла Дюранта.
  • Будьте нейтральны в разговоре с людьми. Не пытайтесь просто доказать свою точку зрения. Всегда пытайтесь рассуждать с разных точек зрения.
  • Ведите дневник и следите за своими мыслями. Всегда спрашивайте себя, почему? Например, John меня разозлил. Почему? Потому что он солгал. Почему? Потому что он не хотел меня расстраивать. Почему? Потому что он заботится обо мне. Вывод: Джон — идиот, которому следует усвоить, что ложь бесполезна.
  • Обсуждение. Разговаривать. Разговаривать. С друзьями, коллегами, наставниками, тренерами. Просто озвучивая свои чувства, вы открываете для себя новое. Особенно, когда вы разговариваете с людьми, которые задают вопросы, которые заставляют вас задуматься.

Вот и все. Это мой процесс самосознания. Самоанализ сложно, потому что вы должны быть честны с собой. И большинство из нас предпочитает лгать, потому что правда пугает.

Но с тех пор, как я сознательно практиковал самосознание, моя жизнь значительно улучшилась.Знание себя облегчает жизнь.

Подойдет ли вам именно этот процесс? Я не знаю, но то, что я знаю, , , — это то, что это может быть началом. И это все, что вам нужно, чтобы осознать себя.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *