Чувства это в психологии определение: Чувства. Что такое «Чувства»? Понятие и определение термина «Чувства» – Глоссарий

Содержание

Психология чувств

Чувства — устойчивые эмоциональные отношения человека к явлениям действительности, отражающие значение этих явлений в связи с его потребностями и мотивами. Чувства всегда предметны, т.е. обязательно связаны с некоторым конкретным объектом (предметом, человеком, событием жизни и т.п.). Эти предметы имеют особую значимость для человека, стабильную потребностно-мотивационную значимость. Чувства как эмоциональные процессы более высокого выражают целостное отношение человека к миру, к людям, к тому, что он испытывает и делает в этом мире.

В онтогенезе чувства появляются позже, чем ситуативные эмоции. Они формируются по мере развития индивидуального сознания под влиянием воспитательных воздействий семьи, школы, искусства и др. Возникая как результат обобщения отдельных эмоций, сформировавшиеся чувства становятся образованиями эмоциональной сферы человека, определяющими динамику и содержание ситуативных эмоциональных реакций: например, из чувства любви к близкому человеку в зависимости от обстоятельств могут развиваться тревога за него, горе при разлуке, радость при встрече, гнев или обида, если любимый человек не оправдал надежд, и т.п.

В процессе формирования личности чувства организуются в иерархическую систему, в которой одни из них занимают ведущее положение , соответствующее актуально действующим мотивам, другие же остаются потенциальными нереализованными.

Наиболее распространенная классификация чувств выделяет отдельные их подвиды в соответствии с конкретными областями деятельности и сферами социальных явлений, становящихся объектами чувств: моральные, эстетические, интеллектуальные, практические и т. д.

По степени обобщенности предметного содержания чувства подразделяют на конкретные (например: любовь к ребенку, произведению искусства), обобщенные (к детям, к музыке) и абстрактные (чувство справедливости, трагического и т. п.).

Параметры чувств: Динамика чувства — это скорость его возникновения, особенности его протекания и скорость угасания (м.б. разной). Сила или глубина чувства определяется степенью его влияния на поведение человека, на его деятельность, на его жизнь. Длительность чувства (на один день или всю жизнь). Активность чувства определяется энергией, с которой под их влиянием человек выполняет какую-либо деятельность. Это сила эмоциональной реакции. Стенические и астенические чувства. Направленность чувства — чувства предметны.

Виды чувств

Выделяют нравственные, интеллектуальные, эстетические, социальные и другие чувства.

Нравственные (этические) чувства выражают отношение человека к другим людям, к Родине, к семье, к самому себе. К моральным чувствам относят любовь, гуманизм, патриотизм, отзывчивость, справедливость, достоинство, стыд и т. д. Многообразие нравственных чувств отражает многообразие человеческих отношений. Этические чувства регулируют поведение человека. Высшим нравственным регулятором поведения человека является совесть.

Предметом познавательных чувств является как сам процесс приобретения знаний, так и его результат. К интеллектуальным чувствам относят интерес, любознательность, ощущение тайны. Вершиной интеллектуальных чувств является обобщенное чувство любви к истине, которое становится огромной движущей силой.

А. Н. Лук к высшим социальным чувствам относил: чувство справедливости, чувство чести, чувство долга, чувство ответственности, чувство патриотизма, чувство солидарности, творческое вдохновение, трудовой энтузиазм. Эстетические чувства: чувство прекрасного, чувство возвышенного, чувство трагического, чувство комического.

Группа чувств, связанных с понятием собственности: чувство собственности (обладания), чувство потери, лишения, жадность — не как свойство характера, а как реально переживаемое чувство стяжательства (у детей оно проявляется в желании ухватить предмет и не отдавать его), желание поделиться. Не щедрость как свойство личности, а именно чувство, переживаемое в некоторых ситуациях, когда человеку буквально «кусок не лезет в горло», если он не поделится с присутствующими.

Страсть — сильное, стойкое, всеохватывающее чувство, доминирующее над другими побуждениями человека и приводящее к сосредоточению на предмете страсти всех его устремлений и сил. С. Л. Рубинштейн: «Страсть всегда выражается в сосредоточенности, собранности помыслов и сил, их направленность на единую цель … Страсть означает порыв, увлечение, ориентацию всех устремлений и сил личности в едином направлении, сосредоточению их на единой цели». Причины формирования страстей разнообразны — могут определяться осознанными идеалами, убеждениями, исходить из телесных влечений, иметь патологическое происхождение (например, в случае паранойяльного развития личности), основным признаком страсти является ее действенность, слияние волевых и эмоциональных моментов.

Ненависть — стойкое активное отрицательное чувство человека, направленное на явления, противоречащие его потребностям, убеждениям, ценностям. Ненависть способна вызвать не только соответствующую оценку своего предмета, но и активную деятельность, направленную против него. Формированию ненависти обычно предшествует острое недовольство, вызываемое нежелательным развитием событий, или систематическое накопление более слабых воздействий источника отрицательных переживаний; предметом ненависти в таких случаях становится реальная или воображаемая причина этих событий.

Чувство юмора связано с умением человека обнаруживать противоречия, несоответствия в окружающей действительности. Например, замечать, а иногда и утрировать противоположность положительных и отрицательных черт в каком-либо человеке, кажущуюся значительность кого-либо и не соответствующее ей поведение и т.п. Для возникновения чувства комического необходимо совершающееся на глазах человека разоблачение неосновательной претензии.

За юмором стоит дружелюбное отношение (сочетание смешного и доброго). За вызывающими смех недостатками стоит что-то положительное, привлекательное. Ирония противопоставляет положительное отрицательному, идеал — действительности, возвышенное — смешному. Здесь человек чувствует свое превосходство над предметом, вызывающим у него ироническое отношение. Злобная ирония переходит в насмешку, издевку. За иронией стоит идеал, за насмешкой стоит озлобление, часто против того, что лучше и выше. Цинизм, не признающий ничего ценного, — пренебрежение к нормам общественной морали, нравственности. За цинизмом скрывается неспособность к усилию (Дж. Фаулз). Сарказм — язвительная насмешка, злая ирония; едкое, насмешливое замечание. За сарказмом стоит неспособность к действиям. Пошлость — низость в нравственном отношении. Сатира — обличение, осуждение объекта.

Судить о наличии или отсутствии чувства юмора можно по пониманию шуток, анекдотов, карикатур и т.п., где есть комизм ситуации; способен ли человек смеяться не только над другими, но и над собой. Отсутствие или недостаточная выраженность чувства юмора говорит как о сниженном эмоциональном уровне, так и о недостаточном интеллектуальном развитии личности.

Чувство трагизма возникает при столкновении сил добра и зла и победе зла над добром.

Функции юмора:

  1. Юмор контролирует поведение тех, кто не похож на нас, достигая одновременно
  2. интеграции группы и отделение от неё.
  3. Юмор дает человеку возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе и обрести тем самым полный контроль над собой. Комическое как посредник в овладении собственной психической деятельностью.
  4. Юмор и смех как обесценивание значимости (юмор и смех как защитный механизм, механизм отчуждения.
  5. Чувство юмора позволяет удерживать сосуществование противоположных смыслов.

Смех, как и улыбка, является внешним выражением чувства юмора.

Анри Бергсон:

  1. Комическое не существует вне человеческого.
  2. Нечувствительность, сопровождающую смех.
  3. с разумом других людей. Смех нуждается в отклике.

Функции смеха:

  1. Смех разряжает напряженность. Когда человек отсмеялся, то его мышцы менее напряжены и сердцебиение нормализовано. Смех хорошее лекарство для уменьшения действия стресса. Фрай называл его «стационарным бегом трусцой».
  2. Смех, как и чувство юмора — это переоценка ценностей, способствующая благоприятному переживанию неприятностей.
  3. 20 секунд интенсивного смеха удваивают частоту сердцебиения (что соответствует трем минутам энергичной гребли). Усиливается кровоснабжение всех органов, в мозг поступает больше кислорода. Активизируется дыхание, легкие вентилируются в полном объеме.
  4. Смех повышает уровень антител и белых кровяных клеток в иммунной системе, повышая сопротивляемость инфекциям.
  5. Помогает бороться с болью. Вырабатываются — опиаты — обезболивающие вещества. Американский журналист Норман Казинс (считается основателем смехотерапии), страдавший от сильнейших болей в позвоночнике, чтобы отвлечься, начал смотреть комедии и читать юмористические книги и журналы. И вскоре обнаружил, что после 10 минут смеха он мог спокойно, без болей, проспать два часа. Впоследствии, окрыленный успехом, он организовал кафедру изучения проблем смеха и лечения им. Сегодня в США более 600 смехотерапевтов. Гелотология (смехотерапия) постепенно получает признание в разных странах. По методам, разработанным в этом направлении знаменитым американским доктором-клоуном по имени Пэтч Адамс, уже 30 лет лечат людей всему миру. В некоторых американских клиниках оборудованы «комнаты смеха», в Германии создано объединение клоунов-докторов, которые, в частности, посещают детей, больных раком. Смех укрепляет иммунную систему, мобилизует организм на борьбу со страшной болезнью.
  6. Смех играет главную роль в снижении негативных последствий стресса.
  7. Повышает творческие способности и умение решать различные проблемы.
  8. Смех, даже хохот, улучшает внешний вид. Ведь мышцы лица по сравнению с другими мышечными группами используются крайне редко, особенно у взрослых. Если у детей выражение лица меняется по двадцать раз в день, то у людей, которым за тридцать, только три. А у людей угрюмых, страдающих депрессией, лицо практически неподвижно. Между тем, когда человек хотя бы улыбается, тонизируются лицевые мускулы, а прилив крови питает кожу, делая ее теплой и свежей.

Как научиться понимать свои эмоции?

Наши эмоции управляют нами сильнее, чем мы можем себе это представить. Даже отсутствие эмоций также влияет на наши решения и поступки. Поэтому важно развивать свой эмоциональной интеллект, так как от этого зависит направленность ваших мыслей, мотивации, поведения, действий. Если вы не способны понимать очевидные эмоции, то не сможете вовремя предотвратить их разрушительное влияние. Также с помощью идентификации эмоций вы сможете менять свое состояние, избегать внешнего давления. Например, вы чувствуете апатию и раздражение, значит необходимо развеяться, устроить отдых, чтобы не доводить себя до предела.

Как распознать физическое проявление эмоций?

Любое эмоциональное состояние имеет физические признаки. Для того, чтобы быстро определить накатывающее чувство, необходимо наблюдать за своим телом и мимикой. На примере злости рассмотрим основные признаки:

  • дрожь в руках и на лице,
  • сжатые челюсти,
  • напряжение в мышцах,
  • повышенная потливость,
  • головокружение.
Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Эмоциональное состояние можно описать следующим образом:

  • подавленность,
  • обида,
  • желание уйти, все бросить,
  • грусть.

Возможно, во время злости вы ходите из угла в угол, сжимаете кулаки, повышаете голос. Все эти признаки вам будут сообщать о том, что ситуация выходит из-под контроля. Для того, чтобы научиться распознавать положительные и отрицательные эмоции, можно применить следующие методы:

  • Пополняйте эмоциональный словарь.  Каждую эмоцию необходимо назвать, дать определение. Постарайтесь несколькими терминами описать то, что вы сейчас чувствуете. Вы точно будете удивлены, насколько много эмоций вы испытываете за день. Для большего понимания можно разделить слова на категории. Например, счастье — это облегчение, уверенность, возбужденность.
  • Определяйте уровень интенсивности эмоций. Мы привыкли называть эмоции определенными терминами, не обращая внимание на особенности наших чувств. Например, мы можем слегка рассердиться или сильно разгневаться. Поэтому попробуйте каждый раз выставлять оценки вашему эмоциональному состоянию.
  • Фиксируйте свои эмоции. Согласно исследованиям регулярное записывания эмоций помогает легче с ними справляться. Каждый день фиксируете в блокноте пережитые за день события и эмоции, сопровождающие их. Так вы сможете проанализировать причины эмоционального состояния и быстрее избавиться от него. Особенно этот метод помогает в сложных жизненных ситуациях.

Это была только часть полезной информации из онлайн-курса «Эмоциональный интеллект». Узнайте за 45 минут, чем еще полезен эмоциональный интеллект, насколько он развит у вас, какие эффективные техники по его развитию существуют.

Чувства — это… Понятие, определение, функции и базовая потребность человека

Полноценный человек должен чувствовать, слышать и обонять. В психологии слово чувства — это сознательное субъективное переживание эмоций. Феноменология и гетерофеноменология — это философские подходы, которые дают некоторую основу для познания чувств. Многие школы психотерапии зависят от того, что терапевт достиг своего понимания чувств клиента, для чего существуют специальные методологии.

Философия чувств

Восприятие физического мира не обязательно приводит к универсальной реакции среди получателей, но варьируется в зависимости от их склонности справляться с ситуацией, которая связана с их прошлым опытом и с любым количеством других факторов. Чувства — это также состояние сознания, например, вызванное эмоциями, естественными позывами или желаниями.

Люди покупают продукты в надежде, что продукт заставит их почувствовать себя определенным образом счастливым, возбужденным или красивым. Или они покупают полезный продукт для какой-то цели, например, для поддержки благотворительности или для альтруистических экономических причин. Некоторые люди покупают косметические товары в надежде достичь состояния счастья или чувства самосовершенствования, или же как акт выражения своих эстетических пристрастий. Прошлые события используются в нашей жизни, чтобы сформировать схемы в наших умах, и на основе этих прошлых опытов мы ожидаем, что наша жизнь будет следовать определенному сценарию. Однако повествование, поминовение и резервирование памяти (нежелание открыто налагать воспоминания), исследования и анализ своих воспоминаний, а также и многие другие мероприятия могут помочь побороть непростые чувства без «скриптинга», без амбивалентности, что чувство может быть «обработано» только посредником, что не всегда верно. Говоря простым языком: «не обязательно выплескивать свои чувства посреднику, надеясь на облегчение, ведь всегда можно заняться самоанализом».

Что такое чувства в психологии

Социальный психолог Даниэль Гилберт провел исследование влияния чувств на события вместе с другими исследователями. Результаты показали, что, когда участники прогнозировали положительное чувство для события, тем выше вероятность того, что они захотят пережить это самое событие. Прогнозируемые чувства были либо недолговечными, либо не коррелировали с тем, что ожидал участник.

Люди в обществе предсказывают, что что-то даст им определенный желаемый результат или чувство. Потворство тому, что можно было бы подумать, могло бы сделать их счастливыми или возбужденными,но при этом может вызвать только временные волнения. События и опыт переживают обычно лишь, для того чтобы удовлетворить свои чувства. Чем чувства человека отличаются от его эмоций? Тем, что эмоции — лишь форма выражения чувств. Проще говоря, эмоции — снаружи, чувства — внутри, и первое выступает лишь как способ выразить второе.

Значение прошлого опыта

Детали и информация о прошлом используются для принятия решений, поскольку прошлый опыт чувств влияет на принятие решений в настоящее время. Он определяет и то, как люди будут чувствовать себя в будущем. Гилберт и Уилсон провели исследование, чтобы показать, насколько хорошо чувствует себя человек, если он купил цветы для себя по какой-либо конкретной причине (день рождения, юбилей или повышение и т. д.). Были опрошены люди, у которых не было опыта покупки цветов для себя и те, кто все же покупал себе цветы. Результаты показали, что те, кто приобрел цветы в прошлом для себя, чувствовали себя счастливее, и это чувство длилось у них дольше, чем у тех, кто никогда не покупал цветы для себя.

Чувства в социологии

Арли Рассел Хохшильд (социолог), изобразил две эмоции. Органическая эмоция — это вспышка эмоций и чувств. В органической эмоции эмоции / чувства мгновенно выражаются. Социальные и другие факторы не влияют на восприятие эмоций, поэтому эти факторы не могут контролировать, подавлена ли эмоция ​​или выражена.

В интерактивных ощущениях контролируются эмоции и чувства. Человек постоянно рассматривает, как реагировать или что подавлять. В интерактивных эмоциях, в отличие от эмоций организма, индивид осознает свое решение о том, как он себя чувствует и как он показывает это. На этом примере показано, как мысли/чувства человека соединяются в едином великом порыве.

Эрвинг Гоффман, социолог и писатель, сравнивал, как актеры утаивали свои эмоции перед незнакомыми людьми (зрителями). Как и актеры, люди могут контролировать, как выражаются эмоции, но они не могут контролировать свои внутренние эмоции или чувства. Внутренние чувства могут быть подавлены только для того, чтобы достичь выражения, которое люди хотят видеть снаружи. Гоффман объясняет, что эмоции и эмоциональный опыт — это постоянная вещь, которую человек сознательно и активно использует. Люди хотят соответствовать обществу своими внутренними и внешними чувствами.

Связь с физиологией

Гнев, счастье, радость, стресс и волнение — вот некоторые из чувств, которые могут быть испытаны в жизни. В ответ на эти эмоции наши тела тоже реагируют. Например, нервозность может привести к ощущению узлов в желудке.

Опасность

Чувства могут привести к вреду. Когда человек имеет дело с подавляющим количеством стресса и проблемами в своей жизни, это может привести к самоповреждению. Когда человек находится в хорошем состоянии, он никогда не хочет, чтобы это состояние закончилось; наоборот, когда кто-то находится в плохом состоянии, он хочет, чтобы это чувство исчезло. Нанесение вреда или боли самому себе иногда является ответом для многих людей, потому что они хотят, чтобы что-то отвлекало их от реальной проблемы. Эти люди режут себя, наносят себе удары и голодают, пытаясь почувствовать что-то иное, чем то, что они сейчас чувствуют, поскольку они считают, что боль не так плоха, как их настоящая проблема. Отвлечение не является единственной причиной, по которой многие люди предпочитают наносить себе вред. Некоторые люди наносят себе вред, чтобы наказывать себя за определенные чувства.

«Чувство кишок» — это висцеральная эмоциональная реакция на что-то. Она может быть отрицательной, как, например, чувство беспокойства или позитива, например чувство доверия. Оно обычно рассматриваются как не модулирование сознательной мыслью, а иногда как особенность интуиции, а не рациональности. Чувства других людей часто улавливаются нами, и они далеко не всегда бывают положительными.

Этот сугубо народный термин также может использоваться в качестве сокращенного обозначения для восприятия «здравого смысла» индивида того, что считается «правильной вещью», например, помогая потерпевшему прохожему, избегая темных переулков и действия в соответствии с инстинктивными чувствами относительно данной ситуации. Он также может относиться к простым общеизвестным фразам, которые истинны независимо от того, когда говорят, например, «Вода мокрая» или «Огонь горячий», или идеям, которые интуитивно воспринимают индивидуум как истинные (например, «правность»).

Стимул-реакция

То, как мы видим других людей, выражающих свои эмоции или чувства, определяет, как мы реагируем. Способ, которым человек реагирует на ситуацию, основан на правилах чувств. Если человек не осведомлен о ситуации, то, как они реагируют, будет совершенно иным поведением, чем если бы они были проинформированы о ситуации. Например, если произошло трагическое событие, и они знали об этом, их ответ был бы симпатичным к этой ситуации. Если они не знают о ситуации, тогда их ответ может быть безразличным. Отсутствие знаний или информации о событии может определить, как человек видит вещи и как он на них реагирует. Это — чувства, с которыми знаком каждый.

Неопределенность и неуверенность

Тимоти Д. Уилсон, профессор психологии, испытал теорию чувства неуверенности вместе со своим коллегой Йоавом Бар-Аняном, социальным психологом. Уилсон и Бар-Энн обнаружили, что чем более неопределенным или неясным для индивида является событие, тем больше он выкладывается в нем. Поскольку человек не знает фона или окончания истории, он постоянно переигрывает событие в своем сознании, что вызывает у него смешанные чувства счастья, грусти, волнения и т. д. Если есть какая-то разница между чувствами и эмоциями, чувство неуверенности менее уверенно, чем эмоция амбивалентности: первая нестабильна, последняя еще не принята или даже подавлена. Мир чувств человека богат и разнообразен, а их подавление может привести к самым неприятным последствиям.

Люди в обществе хотят знать каждую деталь о чем-то в надежде максимизировать чувство на тот момент, но Уилсон обнаружил, что чувство неопределенности может привести к чему-то более приятному, потому что у него есть чувство тайны. На самом деле чувство неведения может заставить их постоянно думать и чувствовать предвкушение того, что могло бы быть.

Существует два основных типа работы с эмоциями: выражение и подавление. Первое используется для получения или воспитания определенного чувства, а вот подавление используется, чтобы убрать или скрыть некоторые нежелательные чувства.

Еще три специфических типа работы с эмоциями — когнитивные, телесные и выразительные. Когнитивные изменения изображений, физическое изменение материальных аспектов и жесты выразительных изменений. Человек, которому грустно, использует выразительные эмоции, чтобы поднять настроение, пытаясь улыбнуться. Человек, который подвергается стрессу, использует физическую работу, пытаясь дышать медленнее, чтобы снизить уровень стресса. Эмоциональная работа позволяет людям изменить свои чувства в соответствии с текущей ситуацией.

Адекватность

Чувства считаются адекватными, если они соответствуют текущей ситуации. Так как люди хотят вписаться в общество и считаться нормальными, они постоянно работают над своими чувствами, чтобы соответствовать ситуации. Эмоциональная работа — это более то, как люди хотят чувствовать или как хотят, чтобы другие люди видели их. Чувства не постоянны, а продолжаются, потому что люди постоянно пытаются воспитывать, подавлять или управлять ими.

Связь с классовыми различиями

Классовые различия влияют и варьируются в зависимости от того, как родитель растит и воспитывает своего ребенка. Родители среднего класса воспитывают своего ребенка с помощью чувств, а родители бедного класса — через контроль поведения. Родители среднего класса воспитывают своих детей таким образом, чтобы они нормально выражали свои чувства и были мудры. Дети среднего класса получают выговор за то, что они чувствуют себя неправильно, а дети низшего класса наказываются за плохое поведение.

Мораль рабов

Лионель Триллинг, автор и литературный критик, описал технику, которую используют родители среднего и младшего классов. Неработающие и переутомляющие чувства своих детей заставляют их искать одобрение своих чувств в будущем. Когда дети младшего класса и семей рабочего класса присоединяются к рабочей силе, они менее подготовлены к эмоциональному управлению, чем дети среднего класса. Тем не менее, рабочий класс и средний класс жалуются на чрезмерное управление или микроуправление чувствами, которые отвлекают их от реальной работы. Ведь что это такое — чувства? Это, прежде всего, наш главный способ взаимодействия с окружающей реальностью.

Harvard Business Review Россия

В нашей жизни всегда есть место злости, страхам и горестям. Эти чувства всегда влияли на нашу работу, но почти никогда это воздействие не было настолько сильным, как в период пандемии. Осознанность — самое доступное средство, которое поможет продуктивно справиться с подобными тяжелыми чувствами.

К сожалению, многие топ-менеджеры, с которыми я говорю об осознанности, ошибочно полагают, что эта практика связана с отчуждением от чувств. Это потенциально вредное заблуждение. На самом деле осознанность помогает нам оставаться в контакте со своими чувствами, а не игнорировать их, как это часто случается. Попытки уходить от эмоций вредят не только нашему здоровью и благополучию, но и отношениям с окружающими. В одном исследовании говорится, что сотрудники, склонные к фальсификации своих чувств, имеют больше рисков столкнуться с проблемами физического и душевного здоровья.

Существует три основных способа пренебрежения собственными чувствами.

  • Подавление. При подавлении мы заталкиваем чувства поглубже и откладываем их в сторону. Мы не хотим разбираться со своими переживаниями или не знаем, что с ними делать. С некоторыми чувствами сложнее справляться, чем с другими. Это зависит от тех посланий, которые нам транслировались через культуру или семью.

  • Избегание. Мы можем пытаться полностью уйти от чувства, как правило, при помощи какой-либо отвлекающей деятельности. Выпивка, просмотр телешоу, социальные сети, навязчивый мониторинг новостной ленты или писем — все это способы избегания. Недавно я проводил мастер-класс по осознанности и борьбе с зависимостями для большого числа участников, работающих в крупных технологических корпорациях. Все присутствующие топ-менеджеры признали, что, невзирая на свой плотный рабочий график, они тратят значительное количество времени и сил на попытки избежать своих чувств.

  • Импульсивное действие. Некоторые менеджеры гордятся тем, что могут просто выразить свои чувства действием — например, написать импульсивное агрессивное письмо вместо того, чтобы сперва обдумать его как следует. Как правило, наша первая реакция на чувства в триггерный момент — это их перенос на кого-нибудь другого. Мы стремимся обвинить окружающих в нашей злости, грусти, неудовлетворенности. Импульсивные действия наравне с подавлением и избеганием также представляют собой попытку уйти от эмоции.

Стратегия игнорирования имеет множество недостатков. Проигнорированное чувство не находит выхода. Подавленная злость не исчезает, а закупоривается, может привести к повышенной агрессивности либо трансформироваться в пассивную агрессию и отравлять наши повседневные взаимоотношения. Чувства зачастую сигнализируют нам о том, что нужно что-то предпринять. Например, злость может означать, что наши границы нарушены и нуждаются в восстановлении, что нам нужно удовлетворить какую-то свою потребность или сказать «нет». Когда мы осознанно позволяем себе испытывать злость, нам проще взвешенно сделать выбор, как дальше поступить. Одна из менеджеров как-то рассказала мне, что после осознания своей злости она наконец почувствовала в себе готовность открыто выступить против нападок и несправедливого обращения руководства и положить этому конец.

Грусть же может говорить о том, что нам нужно что-то оплакать и отпустить это. Одна из самых больших ошибок — это не давать себе возможность пережить потерю. Позволить себе, команде или организации потосковать по былому вовсе не означает, что раньше было лучше. Это означает, что мы отпускаем прошлое, чтобы освободить место для чего-то нового.

При правильном подходе осознанность поможет войти в контакт со своими чувствами и продуктивно с ними работать. Предлагаю вам три стратегии, которые помогут разобраться со своими эмоциями, прежде чем они начнут вредить вашему здоровью, карьере и коллегам.

Почувствуйте, стараясь не оценивать и не контролировать. Первый шаг к осознанности — это понять, что вы чувствуете. У многих из нас достаточно низкая эмоциональная грамотность. В суете и стрессе совещаний мы зачастую не знаем, какие чувства мы несем с собой в той или иной ситуации. Согласно одному из исследований, если формулировать чувства словами (чем конкретнее, тем лучше), уровень стресса от негативного опыта снижается. Как только вы замечаете тревогу, грусть, неудовлетворенность, сделайте паузу. Сконцентрируйтесь на дыхании, а затем подумайте, можете ли вы дать определение своим чувствам. Подумайте, в какой части тела вы их ощущаете (большинство из нас чувствует определенными частями тела). Не пытайтесь изменить свои ощущения или вообще что-то с ними делать — просто наблюдайте. Каковы они? Скорее всего, вы заметите, что телесные ощущения и чувства не статичны. Вы можете ощущать грусть как давление в грудной клетке, а со временем заметить, что она превращается в острую боль в сердце. Как только вы перестанете воевать с чувством и уделите ему достаточно внимания, оно трансформируется и постепенно растворится. Такой подход может стать удивительным сдвигом парадигмы для тех из нас, кто привык не давать волю своим чувствам.

Забудьте о мыслях, но не о чувстве. Наш мозг постоянно генерирует мысли, поэтому мы часто стараемся рационализировать свои чувства. Мы можем винить окружающих в том, что мы испытываем («Я злюсь, потому что мой начальник не поддерживает мой проект!»), или искать причины для своих чувств («Я видел, как клиентка на меня смотрела, и уверен, что я ей не понравился»). Осознанность позволяет нам понять, что внешние события могут выступить триггером для наших чувств. Но их вызывают не события, а наша интерпретация, а значит, мы можем на это влиять. Мы можем бесконечно создавать и прокручивать в голове разные истории. В практике осознанности мы постепенно учимся не доверять этим историям. Вообще большая часть осознанных практик состоит в том, чтобы вовремя замечать погружение в мысли и возвращаться к дыханию.

Отпустить мысли — это не то же самое, что и принять ситуацию. Зачастую разбираться с происходящим получается только после того, как удастся отпустить свою интерпретацию и перестать искать виноватых. Проводя для менеджеров коучинг-сессии через трансформации, я обнаружил, что им необходимо прежде всего позволить себе испытывать грусть, усталость и тревогу, при этом не обвиняя в этом обстоятельства или окружающих. Это помогает обрести смелость, чтобы изменить направление движения. Если отпустить свои мысли, а не чувства, станет легче воспринимать ситуацию с любопытством и желанием учиться новому. Кроме того, это вызволит деятельную энергию, проявлению которой мешало негативное чувство. Так мы переведем фокус с прошлого на будущее и его возможности.

Открывайте, а не скрывайте. Если начинать совещания с нескольких минут медитации и с простого вопроса: «Что я сейчас чувствую?», это предоставит всем участникам прекрасную возможность поделиться чувствами с другими. Это создаст близкую и доверительную атмосферу.

Однажды я координировал выездную сессию руководства одной из компаний. Два филиала объединились, была сформирована объединенная команда управленцев. После упражнений по осознанности стало заметно, что обе стороны после слияния подразделений испытывают чувства злости, возмущения, страха и грусти. Я прервался и спросил команду о том, пережили ли они чувство утраты. Они удивились, ведь в организациях обычно уделяют не так много внимания вопросам горевания, однако оно является важным аспектом процесса изменений. Участники охотно поделились своими мыслями и переживаниями, связанными с потерей. Это был эмоционально насыщенный и сближающий момент для всех. Каждый, кто открыто высказался о своих чувствах, обнаружил, что все вокруг испытывают похожие эмоции в связи с происходящими изменениями.

Откровенность не подразумевает, что нужно в запале выговаривать свои эмоции, важно прийти к осмысленности. Вместо того чтобы перекладывать ответственность за свои негативные чувства на поведение другого человека, следует поделиться своей интерпретацией этого поведения и рассказать, какие чувства у вас вызывает такое видение ситуации.

Недавно я проводил мастер-класс по осознанности в крупной технологической компании. Один из менеджеров рассказал, что он часто в разговоре с окружающими (коллегами, детьми и т. д.) отмахивался от их эмоций и нередко повторял слова: «И не из-за чего так расстраиваться!» Он понял, какую свободу дарит признание чувств ему и какой поддержкой это может стать для других. К его удивлению, такое простое действие, как признание, помогает другому человеку обрести равновесие и совладать со страхом. Когда его спросили, что он испытывает, замечая и признавая страхи своей команды, после небольшой паузы он сказал: «Страх!» Затем он сделал вдох и улыбнулся.

Об авторе

Маттиас Берк (Matthias Birk) практикует медитацию более 20 лет. Обучил медитативным практикам и лидерству сотни топ-менеджеров в школе бизнеса Колумбийского университета и различных компаниях, например, Goldman Sachs и McKinsey & Company.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Деперсонализация››

В высшей стадии нашего сознания, в стадии словесно-мыслительной, проблемы взаимоотношения разума и чувства являются наиболее важными. Эти два могучих двигателя человеческих поступков постоянно обнаруживаются как в процессе мышления, так и в повседневном поведении личности.

И. М. Сеченов в работе «Кому и как разрабатывать психологию» дает правильное. определение единства познания и чувства у человека: «Рядом с элементами всякого мышления сознание отличает душевные движения совершенно другого характера, которым придает родовое имя чувства (чувство удовольствия или отвращения, ожидание, страх, радость, тоска, печаль, восторг и пр.)… Кто не знает, в самом деле, что чувство отличается от представления или мысли стремительностью, субъективностью, неспособностью расчленяться, что на этом основании оно не поддается прямому описанию на словах, несмотря на резкость, с которой часто сознается… Этими основными формами (ум и чувство) резюмируется для самосознания вся чисто духовная сфера человека, если отбросить в сторону внешнее проявление ее, т. е. поступки».

Навряд ли можно даже представить наличие одной лишь «чистой» абстрактной мыслительной деятельности у конкретного человека. Это логическая мысль должна, прежде всего, иметь своего определенного живого носителя, который производит мысли для достижения соответствующей цели в своих последующих действиях. Наличие цели указывает на направленность, устремленность личности, которая обычно обнаруживается в форме желаний, чувств, аффектов, страстей.

Ценность наших чувств определяется тем, из чего они возникают, куда они направлены, каково содержание и значение их в социальной жизни. В личной жизни человека нередко бывает, когда его чувства вступают в острое противоречие конфликтного характера с содержанием его мыслей.

Чувства, противопоставленные логической необходимости в соответствующей ситуации и реализованные в действиях человека, обычно ведут к неудачам и бедствиям в жизни. «Человек, строящий дом на одном сердце, строит его на огнедышащей горе» (Герцен)1. И наоборот, чувства, мощно стимулирующие осуществление высоких социально-этического характера идей, двигают вперед, возвышают личность: «Поднимаясь в сферу всеобщего, страстность не утрачивается, но преображается, теряя свою дикую, судорожную сторону; предмет ее выше, святее; по мере расширения интересов уменьшается сосредоточенность около своей личности, а с нею и ядовитая жгучесть страсти».

Герцен во многих своих произведениях подвергал анализу взаимоотношение разума и чувства: он считал необходимым «примирить сердце и разум так, чтобы человек исполнение действительного долга не считал за тяжелую ношу, а находил в нем наслаждение, как в образе действия, наиболее естественном и признанном его разумом».

И. С. Тургенев в своей повести «Фауст» высказал следующую мысль: «Жизнь не шутка и не забава; жизнь даже не наслаждение… жизнь—тяжелый труд. Отречение постоянное—вот ее тайный смысл, ее разгадка—неисполнение любимых мыслей и мечтаний, как бы возвышены не были,— исполнение долга, вот о чем следует заботиться человеку; не наложив на себя цепей, железных цепей долга, не может он дойти, не падая, до конца своего поприща».

Эта философско-этическая проблема, сформулированная и вложенная автором в уста героя повести, вызвала возражение со стороны Добролюбова Н. А. Он отметил, что в этом взгляде есть сторона очень похвальная, именно, уважение к требованиям нравственного долга. Но, с другой стороны, взгляд этот, по мнению Добролюбова, крайне печален, потому, что потребности человеческой природы он прямо признает противным требованиям долга. «Кажется, не того можно назвать человеком истинно-нравственным, кто только терпит над собой веления долга, как какое-то тяжелое иго, как «нравственные вериги», а именно того, кто заботится слить требования долга с потребностями внутреннего существа своего, кто старается переработать их в свою плоть и кровь внутренним процессом самопознания и саморазвития, так, чтобы они не только сделались инстинктивно-необходимыми, но и доставляли внутреннее наслаждение».

Как видно, здесь критика Добролюбова Н. А. концепции «нравственных вериг», проповедуемых Тургеневым И. С., полностью совпадает со взглядами Герцена А. И., который требовал, чтобы человек исполнение своего долга не считал тяжелой ношей, а находил в нем наслаждение.

М. Горький в своей философской поэме «Человек», которую можно назвать гимном человеческому разуму, предупреждает человека об особой опасности низких эгоистических чувств обывательского характера: «И только Мысль — подруга Человека, и только с ней всегда он неразлучен, и только пламя мысли освещает перед ним препятствия его пути, загадка жизни, сумрак тайн природы и темный хаос в сердце у него…» «И по внушению близоруких чувств он терпеливо насыщает мозг и сердце приятным ядом той циничной лжи, которая открыто учит, что Человеку нет пути иного, как путь на скотный двор спокойного довольствия самим собой. Но мысль горда, и Человек ей дорог,— она вступает в злую битву с Ложью, и поле битвы — Сердце Человека. Но если Человек отравлен ядом лжи, неизлечимо и грустно верит, что на земле нет счастья выше сытости, покоя и мелких жизненных удобств, тогда в плену ликующего чувства печально опускает крылья Мысль и—-дремлет, оставляя Человека во власти его сердца».

В конце своей поэмы Горький оптимистически про возглашает, подобно Герцену и Добролюбову, победу человеческого разума и слияние с ним адекватных ему высоких социальных чувств: «Настанет день — в груди моей сольются в одно великое и творческое пламя мир чувства моего с моей бессмертной Мыслью, и этим пламенем я выжгу из души все темное, жестокое и злое, и буду я подобен тем богам, что Мысль моя творила и творит Все в Человеке — все для Человека».

В этих замечательных высказываниях Добролюбова, Герцена и Горького мы видим философские основы нравственного сознания личности. Из этих возвышенных нравственных идей должны быть разработаны основные принципы коммунистической этики.

Двойственная противоречивая природа человеческого сознания была подмечена еще в глубокой древности истории общества.

Почти во всех этапах развития философских и психологических направлений эта проблема подвергалась глубокому обсуждению дискуссионного характера. Многовековая дискуссия велась главным образом между представителями сенсуализма, с одной стороны, и рационализма — с другой.

Еще Аристотель в своем трактате «О душе» писал что «стремление движет вопреки разуму, ведь желание есть некое стремление. В самом деле, ум всегда действует правильно, стремление же и воображение то правильно, то неправильно. Приводит всегда в движение предмет стремления, но это есть либо действительное благо, либо благо кажущееся… Стремления могут оказаться противоположными друг другу, а случается, когда ум противостоит желаниям, возникает же это у тех, кто обладает чувством времени. Ведь ум приказывает воздержаться ввиду будущего, желания же побуждают считаться с получаемым тотчас…». Здесь Аристотель высказывает глубоко правильную мысль о том, что в борьбе противоположных тенденций в сознании человека чувства своей импульсивностью и стремительностью уступают превосходству разума, обладающего способностью предвидения.

Представители стоической философии полагали, что аффекты абсолютно зависят от нашей воли и что мы можем безгранично управлять ими, однако опыт, вопиющий против этого, заставил их сознаться, вопреки своим принципам, что для ограничения и обуздания аффектов требуется немалый навык и старание.

Представители средневековой христианской церкви проповедовали полярность души и тела; они требовали умерщвления плоти и страстей, которые являются причинами зла.

Проблема взаимоотношения между разумом и чувством весьма интересовала последователей как сенсуалистического, так и рационалистического направлений.

Основоположник сенсуализма Джон Локк в своем «Опыте о человеческом разуме» в главе о восприятия указывает, что «самое глубокое и прочное впечатление производят с самого начала те идеи, которые сопровождаются удовольствием или страданием. Так как великое дело чувств заключается в предупреждении нас обо всем вредном или полезном для тела, то мудро устроено природой, что страдание сопровождает восприятие различных идей. Заступая у детей место вдумчивости и рассудительности, у взрослых вызывая действия, предшествующие рассмотрению, это условие заставляет малых и старых избегать опасные объекты с необходимой для самосохранения поспешностью и закреплять в память опасение на будущее время».

Рационалисты придерживаются противоположной точки зрения: они превозносят ведущую могущественную роль интеллекта, разума, а чувствам и страстям хотя и придают большое значение, но в анализе противоречий между разумом и страстями они обнаруживают явную тенденцию приписывать последним отрицательную роль.

Однако взгляды рационалистов нельзя отождествлять с религиозной христианской концепцией умерщвления плоти и страстей. Христианское учение рассматривает страсти человеческие как слепую фатальную разрушительную силу, реализующую господство низшей телесной природы человека над высшими проявлениями духа неземной природы. В противоположность этому религиозному принципу, для которого страсть — это всегда зло чувственного происхождения, рационалисты придают ей положительное значение как источнику активной деятельности человека. Таковы были взгляды Декарта и Спинозы.

Спиноза в своей «Этике» еще более заостряет интеллектуалистичсскую концепцию Декарта, считая, что могущество души определяется одной только ее познавательной способностью, и только с ее помощью человек может найти средства против аффекта.

«Люди, управляющие разумом, т. е. люди, ищущие собственной пользы по руководству разума, не чувствуют влечения ни к чему, чего не желали бы другим людям и потому они справедливы, верны и честны». В другом месте своего трактата Спиноза указывает, что познание добра и зла возбуждает душевные волнения и нередко уступает место вожделениям всякого рода. «Отсюда родилось известное изречение поэта: «… вижу и одобряю лучшее, а следую худшему» (Овидий «Н.) То же самое разумел, кажется, и Экклезиаст, сказав: «Увеличивающий свое знание увеличивает свое страдание». Я говорю это не с той целью, чтобы заключить отсюда, что лучше нe знать, или что в обуздании аффектов нет никакого различия между разумным и глупым, но потому, что не обходимо знать как способность, так и неспособности нашей природы, дабы иметь возможность определить, на что способен разум в обуздании аффектов и на что нет».

Гегель в своих «Лекциях об эстетике» дает характеристику раздвоенности аффективных и познавательных сторон сознания в следующих словах:

«… С одной стороны, мы видим, что человек находится в плену у пошлой действительности и земного существования, страдает под гнетом потребности и нужды, пре следуем природой, опутан материей, чувственными целями и удовольствиями, порабощен и охвачен потоком естественных влечений и страстей. С другой же стороны

мы видим, что он возвышается д, о вечных идей, до царства мысли и определения, снимает с вселенной покров ее оживотворенной, цветущей действительности и разлагает ее на абстракции… Но вместе с этой расколотостью жизни и сознания возникает для современной культуры и ее рассудочного мышления требование найти разрешение этого противоречия».

Разрешение этих противоречий сознания Гегель пытается найти в их абстрактном примирении. Гегель, а также все другие рационалисты рассматривают отдельные стороны сознания как абстрактные, изолированные друг от друга явления, а источники этих противоречий они ищут в самом мыслительном процессе. И поэтому другого выхода, кроме их примирения в сфере отвлечен ной мысли, он не находит.

Где же в таком случае находится основание этой внутренней раздвоенности сознания личности? Правильное решение данной проблемы мы находим у основоположников марксизма. Какова же природа человеческого сознания? Можно ли раскрыть закономерность развития сознания только в сфере отвлеченной психики и вне органической связи с конкретной социальной исторический средой?

Только гиганты мысли, Маркс и Энгельс, дают единственно правильные ответы на данные вопросы. Маркс s классическом анализе сознания личности в одной из ранних работ «Подготовительные работы к Святому семейству» показывает, что «деятельность труда и дух как по своему содержанию, так и по способу возникновения общественны: это — общественная деятельность и общественный дух», и далее: «… деятельность моего всеобщего сознания, как таковая, есть мое теоретическое бытие как общественного существа».

В книге «Немецкая идеология» Маркс и Энгельс рассматривают сознание как отношение личности к окружающей его среде. «Сознание является, разумеется, прежде всего, сознанием ближайшей чувственной обстановки и сознанием ограниченной связи с другими лицами и вещами, находящимися вне начинающего сознавая себя индивида».

На заре развития первобытного человека, когда люди стояли на грани между биологической и социальной формами существования, основной их биологической потребностью была потребность к существованию. Тогда еще господствовало животное сознание природы, которая представлялась чуждой, всемогущей и властвующей над ними силой.

Возникающая новая форма социального бытия в недрах биологического природного существования на основе еще примитивных инстинктивных форм труда пришло к новой форме познания мира — к логическому познанию. В силу низкого уровня развития социальных отношений тогда господствовала скудная, примитивная предметность чувственного сознания и действия.

Биологические потребности подвергаются в течение длительного периода изменению и приобретают характер социально-этический. Чувственная потребность в определенных окружающих предметах выражается в форме желаний, эмоций, страстей. Маркс по этому поводу пишет: «Власть предметной сущности во мне, бурное чувственное проявление моей существенной деятельности, что —- страсть, которая, таким образом, становится здесь деятельностью моего существа». Далее, он считает, что «страсть — это есть энергично стремящаяся к своему предмету существенная сила человека».

Эти потребности, стремления стимулируют дальней шее развитие познавательного процесса сознания, возникшего на основе общественного производства материальных благ. По этому поводу Маркс отмечает, что «уже удовлетворенная первая потребность, действие удовлетворения и приобретенное уже орудие удовлетворения ведут к новым потребностям, и это порождение новых потребностей является первым историческим делом» Потребности, желания в удовлетворении своих потребностей у человека в широком психологическом понимании являются ничем иным, как проявлением эмоциональной, аффективной деятельности его сознания.

Нужно полагать, что в процессе активного общественного отношения личности к окружающей среде развивающееся сознание выступает во внутреннем единстве познавательного содержания и эмоциональной формы проявления.

Внутреннее единство и противоречивый характер разлития сознания есть результат субъективного отображения объективного сложного и противоречивого процесса взаимоотношения между человеком и его социальной средой, и прежде всего между личными потребностями человека и его собственными материально-производственными, морально-этическими возможностями их реализации.

Отличительной особенностью логической сферы сознания является познание связей и отношений в окружающих явлениях и самой личности в движении, в раз витии. Индивидуальное мышление не есть сухой, аморфный логический процесс, тождественный у всех людей, — оно всегда выступает в единстве с эмоциональной деятельностью, которая является чувственной формой познаваемого содержания мышления. Эмоциональная деятельность стимулирует познание, создавая чувственную, потребность в новом познании, т е. вызывая титуле внутренний, побуждающий мотив познания, который является его предпосылкой.

Познавательная деятельность (как ведущая) доставляет эмоциональному переживанию объективное социальное содержание, придает ему характер определенности и законченности: отображаемая действительное — в мышлении не есть отображение вообще, а определен кое, конкретное отображение, которое должно быть эмоционально переживаемо определенным способом.

Способ выражения чувственного переживания также определяется логическим познанием. В самом деле, про явление эмоций, аффектов у детей в значительной степе ни отличается от эффективности взрослых культурных людей. Это различие, несомненно, зависит в огромно: степени от уровня развития и содержания интеллекта.

Далее возникает вопрос,— какова же динамика со держания идей в сознании развивающейся личности. Является ли человек пассивным, механическим и трафаретным аккумулятором общественных взглядов, идей и теорий? Оказывается дело обстоит не так просто.

Прежде всего, есть общественные идеи и теории, отжившие свой век и служащие интересам отживающих сил общества. Их значение состоит в том, что они тормозят развитие общества, его продвижение вперед. Бывают новые, передовые идеи и теории, служащие интересам передовых сил общества. Их значение состоит в том, что они облегчают развитие общества, его продвижение вперед, причем они приобретают тем большее значение, чем точнее они отражают потребности развития материальной жизни общества».

Все то «новое», которое начинает зарождаться в общественном развитии, подхватывается сознанием тех личностей, которые в силу своего общественного положения, уже имеют потребность в этом «новом», однако чаще у этих личностей «новое» не сразу прививается потому, что «старое» еще гнездится в сознании, еще сопротивляется проникновению «нового». Спрашивается, в какой же форме существуют старые консервативные идеи в сознании личности?

Старые взгляды цепко держатся в форме длительно зафиксировавшихся определенных потребностей, навыков, привычек, традиций, выступающих в сознании в виде эмоционально-аффективной направленности. Происходит борьба между «новым» и «старым», между новым содержанием в познавательном процессе и старой формой в аффективной деятельности сознания.

Решающую роль в ходе этой борьбы противоречивых тенденций в сознании играет практика дальнейшего изменения социальных форм существования общества. С дальнейшим изменением экономической основы общества изменяется и теологическая надстройка, общественное сознание, и старые взгляды постепенно вытесняются тз сознания людей.

Окончательно переделывается сознание личности только тогда, когда новое содержание разрушает в практике жизни старые навыки, привычки и традиции и окончательно вытесняет старое содержание из эмоционально-аффективных переживаний и затем создает новые потребности, новые навыки и привычки и новые эмоционально-аффективные переживания.

В обычной повседневной жизни человека в сознании его познавательное содержание, т. е. знание окружающей действительности, идет впереди; формы же проявления этого содержания, т. е. эмоциональные переживания, аффекты, страсти, влечения, навыки и привычки, их целеустремленная направленность нередко отстает от нового познавательного содержания; они еще в различной степени питаются данными из старого психического содержания.

Нужно думать, что знание новых идей, вытекающих из новых социальных условий жизни, вначале далеко не полностью изменяет и приводит поведение человека в соответствие с новой социальной необходимостью. Лишь после того, как новая действительность способствует вы работке новой эмоциональной направленности, новых интересов, навыков и привычек, и все это приобретает жизненно важный смысл для личности, лишь тогда мы можем сказать о переделке сознания человека и возникновении нового (адекватного действительности) побуждающего стимула, руководящего поведением в виде нового содержания морально-этической направленности.

Если новое содержание познания соответствует и благоприятствует основным жизненным интересам личности, то старая форма (чувства, навыки и др.) относительно легче перестраивается и сменяется новой формой, порожденной новым познанием. Если же новое познавательное содержание не соответствует и идет в разрез основным личным жизненным интересам, направленности личности, то возникает острое противоречие, конфликт, который разрешается в весьма тяжелой форме перестройкой основных жизненных установок личности либо конфликт разрешается трагически (болезнь, смерть и т. д.).

Новые формы чувственно-эмоционального характера новые навыки и привычки (по Ленину, привычки обладают страшной силой), возникшие на основе нового познавательного содержания, становятся могучим стимулом, источником активности, стойкости и энергии в личной и общественной деятельности, способствующей дальнейшему развитию нового творчески познавательного содержания сознания личности.

Итак, новые идеи легко проникают и прививаются в том случае, если социально-экономическое положение создает социальную потребность в этом «новом», потому что в сознании накоплялась аффективная направленность против старых взглядов. Страсть, которая овладевает сознанием передовых людей той или иной эпохи, относительно легко впитывает в себя логическое содержание новых идей и постепенно вытесняет остатки старого из своего сознания.

Таким образом, резюмируя данные об идейном и психологическом развитии индивидуального сознания личности, нужно еще раз подчеркнуть, что это не есть простое и плавное движение мысли, а наоборот развитие, которое осуществляется благодаря противоречивой, двойственной природе сознания, благодаря внутренней борьбе познавательного содержания и чувственно-аффективной формы его проявления. Эта внутренняя противоречивость содержания сознания отображает борьбу между «старым» и «новым» в объективной практике жизни людей. Ленин в своих «Философских тетрадях» указывает, что «отражение природы в мысли человека надо понимать не «мертво», не «абстрактно», не без движения, не без противоречий, а в вечном процессе движения, возникновения противоречий и разрешения их».

Не только идеологическое, но и обычное развитие характериологических особенностей личности, его самосознания, его «я» в огромной степени зависит от динамики этой внутренней противоречивой структуры сознания, По всей вероятности, здесь нужно искать основную психологическую закономерность развития и переделки сознания личности.

Правильное психологическое развитие сознания чело к: ка благодаря неразрывной связи и постоянной проверке со стороны объективной практики жизни показы лает, что могучий разум является ведущим моментом к лом социальном становлении личности. Неувядаемо в веках прекрасное и мудрое изречение Данте из четвертой песни Рая, что «удовлетворение духа состоит в познании истины».

Валидация в психологии — определение термина, уровни валидности

Валидация это способ принимать свои чувства или чувства окружающих. Валидация – не значит согласие или одобрение. Валидация – это признание и принятие мыслей, эмоций, чувств и поступков как понятных. Марша Лайнехан описывает 6 уровней валидации.

1 уровень: Быть в настоящем. Есть столько способов находиться «здесь и сейчас»: держать вашего близкого человека за руку, когда он проходит через болезненную медицинскую процедуру, слушать вашего ребенка со всем вашим вниманием и не отвлекаясь ни на что, когда он рассказывает он своем первом дне в школе, приехать домой к подруге в полночь, когда она плачет из-за того, что ее друг солгал о ней кому-то.

Быть в настоящем значит давать все свое внимание человеку, которого вы слушаете.

2 уровень: Стремиться точно понять и сформулировать происходящее. На этом уровне вы пробуете обобщенно назвать чувства, которые испытывает ваш собеседник или вы. Важно постараться избежать критикующих интонаций и показать, что ваша настоящая цель – правильно понять опыт другого человека. Иногда этот тип валидации помогает разобраться в своих мыслях и отделить эмоции от суждений. «По сути, я чувствую себя разозленным и мне больно» — пример валидации своих собственных чувств.  «Похоже, что ты разочарован в себе из-за того, что не перезвонил ему» — пример аккуратной рефлексии в ответ на чей-то рассказ.

3 уровень: Чтение мыслей! Это умение строить предположения о чувствах и мыслях других людей. У всех людей разный уровень способности различать свои чувства. Иногда не получается понять, что именно человек чувствует, потому что в детстве ему не разрешали испытывать те эмоции, которые у него возникали или же его воспитали с чувством страха перед своими эмоциями.

Люди могут скрывать свои чувства, потому что они запомнили, что окружающие негативно реагируют на такие проявления. Это подавление чувств может привести к тому, что даже сам человек не будет понимать, что именно он чувствует, что в свою очередь плохо влияет на способность управлять своими эмоциями.

Помните, что вы можете ошибочно распознать переживания своего собеседника, умение принимать поправки к вашим репликам – часть навыка валидации.

4 уровень: Понимание поведения человека в контексте его личной истории и физического состояния. Ваш опыт и биология вашего тела влияют на ваши эмоциональные реакции. Если ваш лучшая подруга была покусана собакой пару месяцев назад, она маловероятно получит удовольствие, играя с вашей немецкой овчаркой. Валидация на этом уровне будет звучать так: «Учитывая то, что случилось с тобой недавно, я полностью понимаю, что тебе не хочется находится рядом с моей собакой.»

Самовалидация – понимание ваших собственных реакций в контексте вашего прошлого опыта.

5 уровень: Признание эмоций нормальными в данной ситуации и слова о том, что такие чувства испытал бы и другой человек, попади он в такую ситуацию. «Конечно ты нервничаешь. Первое публичное выступление страшно для любого человека, это нормально.»

6 уровень: Полная искренность. На этом уровне вы проявляете понимание к собеседнику на очень глубоком уровне, например, если у вас был похожий опыт. Чувство общности переживаний приносит большое облегчение в сложных ситуациях. Нередко такой опыт возникает в результате встречи терапевтической группы (групповая терапия).

Переведено с английского, с сокращениями, специально для ЦИРПП, источник:

https://www.psychologytoday.com/blog/pieces-mind/201204/understanding-validation-way-communicate-acceptance

что это такое и как они могут использоваться для достижения успеха

Эмоции – это неотъемлемая и очень важная составляющая жизни человека. Многие игнорируют их роль в своей жизни или просто не берут в учет. Но эмоции помогают улучшить отношения и ухудшить их, работать более эффективно или вообще не начать трудиться. Руководители, которые считают, что эмоциям на работе не место, поступают очень неправильно. Но что такое вообще эмоции? В этой статье мы дадим ответ на данный вопрос.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Эмоции и их функции

Под эмоциями подразумевают переживания средней продолжительности, которые возникают в ответ на изменение окружающего или внутреннего мира и являют собой субъективную оценку происходящему. Они отличаются от аффектов и настроений.

Функции эмоций

  • Сигнальная. Заключается в том, что они помогают нам передавать свое отношение к определенным вещам другим людям, можем передавать собственные настроения им и устанавливать прочные отношения с собеседниками.
  • Регулятивная. Означает то, что эмоции нас чаще всего побуждают к определенному действию или, наоборот, отталкивают от него. В первом случае эмоция называется стенической, а во втором – астенической. Причем нужно смотреть не на принадлежность эмоции к определенному классу (страх, гнев, радость, печаль), а на конкретные действия, которые были вызваны этим состоянием.
  • Отражающая. Эмоции являются средством переработки информации и окружающей действительности. В психологии есть такое свойство психики, как отражение. Оно подразумевает то, что все, происходящее в мире и в нас самих, оставляет отпечаток в психике. Эмоции здесь играют ключевую роль.

Это интересно: кто такой гуманитарий, как его определить?

  • Побудительная. Суть этой функции в том, что эмоции определяют направление, в котором мы двигаемся. Этот пункт близок к регулятивной функции затем лишь исключением, что побудительная функция определяет цели, которые мы перед собой ставим. То есть, они побуждают двигаться к какой-то мечте.
  • Подкрепляющая. Тоже в какой-то степени пересекается эта функция с регулятивной. Эмоции являются маркером, что есть хорошо, а что – плохо. Интенсивная по эмоциональной части информация запоминается намного лучше, чем сухая. Так, устроен эволюционный механизм. Именно поэтому так тяжело учить школьный или университетский учебник. Там факты, и только. Подкрепляющая функция также выражается так: мы сделали какой-то поступок. Если нам понравилось его совершать, мы стараемся повторять. Если не понравилось, то стараемся избегать. Именно эта функция имеет побочный эффект в виде зависимостей разного рода. Человек пьет, и ему это нравится. Очевидно, что ему хочется это делать чаще. А поскольку эмоции имеют побудительную функцию, то становится понятно, почему человек не выдерживает, и таки срывается в очередной запой. И даже когда человек уже не получает удовольствия от спиртного, бросить ему тяжело, потому что сформировался рефлекс. А на его формирование влияют положительные эмоции.
  • Переключающая функция. А эта функция другим языком называется силой воли. То есть, функция эмоций также в том, чтобы определить, какое действие более важное и приоритетное. Механизм по большей части бессознательный. Но если развивать силу воли, то постановка приоритетов становится более осознанным процессом.
  • Приспособительная функция. А в целом эмоции являются средством адаптации к окружающей среде. Страх необходим для того, чтобы найти способ избежать неприятностей, которые сделают плохо человеку. Агрессия необходима, чтобы преследовать добычу (пусть абстрактную, в виде цели) и уничтожить ее. Или же уничтожить существо, которое потенциально угрожает. Все это механизмы приспособления. И, вообще, страх со злостью очень тесно связаны. Чаще всего злятся оттого, что боятся, хотя и не всегда.

Это интересно: кто такой аморал, значение выражения “аморальный человек”.

Внешнее проявление эмоций

Внешнее проявление эмоций делится на вербальное и невербальное. Первое – это тогда, когда человек сам говорит, что он чувствует или намекает. В общем, вербальное внешнее выражение эмоций связано непосредственно со смысловой частью речи. Невербальное – это много разных аспектов, которые не соединены с ней.

К таковым проявлениям можно отнести множество признаков, таких как: поза, жесты, мимика, дыхание, сердцебиение, интонация.

Это интересно: тип темперамента — холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик. Какие различия?

Вербальное выражение эмоций

К вербальному выражению относятся все то, что связано с синтаксическими, лексикологическими и другими языковыми структурами. Эмоции могут возникать и проявляться по-разному. На радость, может указывать как непосредственное указание на факт испытания этого состояния «я так доволен», так и косвенные признаки, такие как увеличение количества эмоционально окрашенных слов или усиление эмоционального оттенка обычного слова – «это невероятно круто».

Вербально выражаемые эмоции могут проявляться и через контекст, когда нет непосредственного слова, которое бы указывало на эмоцию, но при этом видна оценка события. «С президентом А встретился президент Б, который указал на необходимость осуществления превентивного ядерного удара. Собственно, президент Б достаточно силен, чтобы морально надавить на А, и потому понятно, кто будет править бал». Здесь нет эмоциональных слов, но зато понятно, что автор этого высказывания считает, что президент Б лучше президента А. Основной упор здесь идет на слова «достаточно силен».

Это интересно: что вкладывается в понятие «деградировать«?

В этом случае нет достаточной объективности, потому что контекст интерпретируется непосредственно слушателем или читателем в зависимости от того, по какому каналу передается подобная информация. Так, в описанном примере с президентами можно также сделать такие выводы:

  • Президент А очень бедный, его так жалко. А Президент Б полный негодяй.
  • Президенту А нужно было думать перед тем, как встречаться с президентом Б.
  • Президент Б очень большой молодец. Собственно, если ты сильнее, то почему бы не применять силу.

Фразы, в которых эмоциональный смысл закладывается в контекст, очень часто используются профессиональными лгунами и средствами массовой информации. С одной стороны, имитируется объективность, выкладываются, казалось бы, сухие факты. Тем не менее делается ставка на то, чтобы слушающий или читатель проинтерпретировал их в нужном СМИ русле.

Собственно, поэтому вербальный канал передачи эмоций является очень ненадежным. Если правильно подобрать слова, то можно легко скрыть собственные состояния.

Невербальное выражение эмоций

Здесь все намного интереснее. Если человек испытывает какую-то эмоцию, то она обязательно отражается в теле, пусть даже в самых маленьких движениях или вегетативных изменениях. Поэтому наблюдательный человек может легко определить лгуна, который волнуется за исход разговора. Профессиональные шпионы умеют не нервничать, когда лгут, и потому никакой детектор лжи неспособен их «раскусить». Но обычный человек, который не обладает эмоциональным интеллектом (способностью распознавать собственные и чужие эмоции, а также управлять ими), не сможет скрыть свое негативное состояние, даже если будет правильно подбирать слова.

Самый информативный канал передачи невербальной коммуникации. Хотя интонация, поза, жесты и так далее, тоже могут очень много сказать. А вот физиологические изменения, такие как дыхание, сердцебиение, изменение проводимости кожи, способны измерить специальные датчики, которые и являют собой главный компонент детектора лжи.

Эмоции и чувства — соотношение этих понятий

Эмоции и чувства -–это близкие, но не тождественные понятия. Есть несколько версий, чем они отличаются. Одна из них говорит, что чувства – это категория внутренняя, а эмоции являются выражением чувств. Что-то в этом есть, хотя некоторые эмоции, вообще никак себя не показывают, а человек ничего особо и не делает, хотя и испытывает определенные состояния.

Поэтому все больше психологов говорят, что чувства – это как комплекс эмоций. Последние являются более примитивными и исходят от первой сигнальной системы. Они эволюционно древние. А чувства – это чисто человеческое понятие, и они могут возникать в ситуациях социального взаимодействия или приближены к ним.

Например, решительность являет собой сочетание разумной злости и радости. Злость является определенным антиподом страха, а радость из-за того, что человек очень сильно чего-то хочет. Вообще говоря, мы по большей части испытываем не эмоции, а именно чувства. Например, ревность – это сочетание страха, злости и печали. Страха за то, что человек лишится своего родного человека, а также удара по самолюбию, злость на человека, к которому ревнует, а печаль -– это нарекание на свою горькую судьбу.

Вдохновение являет собой смесь радости и гнева. Последний помогает сосредоточить внимание на определенном предмете, а радость стимулирует творчество. Именно поэтому вдохновленный человек всецело погружается в работу, и перестает реагировать на любые стимулы, а также может делать то, на что в обычном состоянии неспособен. Хороший пример чувства вдохновения – хирург настолько был увлечен операцией, что не заметил, как посыпался кусок потолка в операционной. И когда операция закончилась, он спросил коллег, что произошло?

Как возникают эмоции

Механизм возникновения эмоций, следующий – сначала происходит в мире какое-то изменение. Нет разницы, где в психике или в окружающей действительности. Это изменение оценивается мозгом определенным образом (подсознательно), что вызывает определенные мысли, которые ведут к конкретному действию. Схема предельно проста. И несмотря на то что порядок здесь приведен от изменения к действию, на самом-то деле, влияние на любой из этих компонентов помогает повлиять на способность конкретных состояний возникать в определенной ситуации.

Именно поэтому ведущие психологи и коучи говорят, чтобы мы учились брать под контроль собственные мысли. Собственно, сила воли являет собой неспособность удержаться от пирожного, когда очень сильно хочется, а способность взять под контроль собственные мысли и то, что мы представляем. Да, воображение очень тесно связано с эмоциями. Стоит только представить себя очень жирным человеком, который не может даже без одышки выйти из дома, которому врачи пророчат два года еще прожить, имеющего диабет в максимальных деталях, то же самое пирожное перехочется есть сразу же.

Кстати, касаемо речи. За силу воли и речь отвечают одни и те же участки мозга -– префронтальная кора. Так что в норме речь очень тесно связана с волевой регуляцией поведения. Так что это можно использовать для того, чтобы мотивировать себя и изменить жизнь к лучшему. Ведущий коуч мира Энтони Роббинс советует хотя бы неделю посидеть на мысленной диете. То есть, думать только о позитивном. Доказано, что оптимисты (да, именно те, кто слегка смотрят на мир сквозь розовые очки) имеют больше шансов достичь цели.

Кроме того, оптимизм очень положительно влияет на обучение. Оптимист имеет больше шансов испытать вдохновение, чем реалист или пессимист, что было подтверждено многочисленными исследованиями. Помните, что основа творчества – это расслабление.

Сила воли – это не влияние на действия, как последнее звено в цепочке, а на оценку и мысли, как причину действий. Собственно, ее можно назвать еще одним компонентом механизма возникновения эмоций.

Основные эмоции человека

А какие же можно считать основными, базовыми? Вообще, над ответом ученые спорят. Но есть четыре класса эмоций, которые испытывает человек – гнев, радость, страх, печаль. И видим, что считающаяся позитивной эмоция только одна. Почему так? А потому что нельзя рассматривать психические состояния с позиции позитива или негатива. Каждая имеет плюсы и минусы в зависимости от адекватности ситуации и интенсивности.

Дальше идет дробление. Пример класса гнева – отвращение, злость, ярость, раздражение и так далее.

А еще люди интересуются, что такое взрыв эмоций? Ответ очень прост – когда в один момент возникает сразу несколько чувств большой интенсивности. Например, при смерти близкого человека или очень хорошей новости.

Выводы

А выводы из этой статьи можно сделать следующие:

  • Эмоции необходимы для управления поведением и общения между людьми.
  • Нет плохих и хороших эмоциональных состояний.
  • Основой силы воли является речь, которая одновременно способна влиять на состояния. Сколько хромосом у человека читайте у нас на сайте.

Чувство | психология | Британника

Чувство , в психологии восприятие событий в теле, тесно связанное с эмоциями. Термин чувство — это отглагольное существительное, обозначающее действие глагола чувствовать, , который этимологически происходит от среднеанглийского глагола felen, «воспринимать на ощупь, на ощупь». Вскоре это стало означать, в более общем смысле, воспринимать через те чувства, которые не относятся к какому-либо особому органу.Поскольку известные особые органы чувств опосредуют восприятие внешнего мира, глагол «чувствовать» стал также обозначать восприятие событий внутри тела. Психологи расходятся во мнениях относительно использования термина «чувство». Предыдущее определение согласуется с определением американского психолога Р.С. Вудворта, который определяет проблему чувств и эмоций как проблему «внутреннего состояния» человека. Однако многие психологи все еще следуют примеру немецкого философа Иммануила Канта, приравнивая чувства к состояниям приятности и неприятности, известным в психологии как аффект.

Из-за по существу внутренней, субъективной природы чувства, его исследование было связано с двумя различными проблемами, а именно: как событие воспринимается и что такое воспринимаемое событие.

Исследование внутренней чувствительности

На рубеже 20-го века немецкие психологи Вильгельм Вундт и Эдвард Титченер предположили, что элементарные психологические состояния, составляющие сознание, такие как ощущения, образы и чувства, можно наблюдать и анализировать экспериментально.В 1846 году немецкий физиолог Э. Вебер различал только два чувства помимо зрения, слуха, вкуса и обоняния, тогда как американский невролог К.Дж.Херрик в 1931 году выделил 23 класса рецепторов, участвующих в таких дополнительных чувствах. Получено много информации о восприятии относительно простой локальной стимуляции в организме. Известно, например, что умеренное повышение температуры кожи воспринимается как тепло, умеренное снижение — как холод, комбинация в шахматном порядке: умеренное повышение и уменьшение как тепло, а интенсивное повышение — как боль.Однако сопоставимой информации о восприятии таких предположительно широко распространенных и разнородных внутренних состояний, как эмоции, получено не было.

Восприятие эмоций

Вехой в психологии чувств явилась теория эмоций американского психолога Уильяма Джеймса, согласно которой физиологические изменения предшествуют эмоциям. Последующие свидетельства указывают на то, что теория по существу верна в том смысле, что существует внутренняя сенсорная основа для чувства. Более поздние работы продемонстрировали взаимодействие между физиологическим возбуждением и познанием в определении эмоционального выражения.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Если эмоция отчасти является восприятием, инициированным реакциями тела, очевидно, что желательно знать, каковы эти реакции. Лучший однозначный ответ на этот вопрос был дан в работе американского физиолога У.Б. Кэннон, который в длинной серии экспериментов смог показать, что основные эмоции связаны с возбуждением симпатического отдела вегетативной нервной системы и что такое возбуждение из-за диффузной проводимости вызывает широкий набор специфических реакций гладкой нервной системы. мышцы и железы — учащение пульса, повышение артериального давления, торможение перистальтических движений, повышенное потоотделение и многие другие. Сравните эмоции.

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Английская литература: природа романтизма

    Акцент на чувстве — возможно, наиболее ярко проявляющийся в стихах Роберта Бернса — был в некотором смысле продолжением более раннего «культа чувствительности»; и стоит помнить, что Александр Поуп хвалил своего отца за то, что он не знал языка, кроме языка сердца.Но…

  • Философия разума: Философия разума и эмпирическая психология

    … является ли природа мысли, чувства, восприятия, сознания и чувственного опыта?…

  • эмоция: структура эмоций

    … это просто аморфные «чувства» или отсутствие порядка, логики или рациональности.Напротив, эмоции структурированы несколькими способами: по лежащей в их основе неврологии, по суждениям и оценкам, которые в них входят, по поведению, которое выражает или проявляет их, и по более широким социальным…

Что такое чувства? Краткое руководство по вашим эмоциям

Резюме:

Эмоции и чувства часто используются как синонимы, но это не одно и то же.

Какие такие чувства ?

Это вопрос, который мы все время от времени задавали себе.

Есть целый ряд чувств, выходящих за рамки основ. Но все чувства объединяет одно: они возникают в результате реакции на эмоции.

Эмоции и чувства часто используются как синонимы, но это не одно и то же.

Вот как отличить их.

Что такое чувства и эмоции?

Знаете ли вы, что в английском языке более 4000 слов, описывающих чувства?

Наука психология признает чувства как реакцию на эмоции, но количество эмоций ограничено. Большинство научных исследований признают от 4 до 8 основных эмоций, универсальных для всех людей.

Итак, в чем разница между эмоциями и чувствами?

Как часть инстинкта выживания, человеческий мозг и тело эволюционировали, чтобы производить определенные эмоциональные и физические реакции на различные стимулы.

Чувства возникают как реакция на наши эмоциональные реакции. И они могут отличаться от одного человека к другому.

Например, вид тигров в зоопарке у некоторых может вызвать восхищение и трепет.Но другие будут чувствовать гнев и горечь при виде животных в клетках, которые, по их мнению, должны бежать на свободу.

В этой ситуации стимул тот же, но реакция совсем другая.

Какое чувство в психологии?

В психологии чувство можно определить как реакцию человека на эмоцию, возникающую в результате восприятия ситуации.

Слово «чувствовать» восходит к среднеанглийскому слову «падший», что означает воспринимать наощупь.Однако психологические переживания больше связаны с внутренними, чем с внешними ощущениями.

Р.С. Вудсворт, американский психолог, рассматривал чувства и эмоции как как представление внутреннего состояния человека.

С другой стороны, есть те, кто предпочитает определение чувств Иммануила Канта как состояний неприятности и приятности, , также известного как психологический эффект.

Какие чувства бывают примеры?

Вид бездомного на улице может вызвать чувство печали и сострадания.В результате вы можете быть вынуждены помочь этому человеку.

Когда вы получаете особое внимание или продуманный подарок от своей второй половинки, вы можете испытывать чувство радости, любви и сопричастности. Вы чувствуете себя прекрасно и полны решимости ответить взаимностью, укрепляя ваши отношения.

Почему чувства так важны?

Столкнувшись с тревогой и депрессией, вы можете подумать, что людям будет лучше без каких-либо чувств. Но правда совсем в другом.

Чувства, которые вы испытываете, положительные или отрицательные, существуют не просто так. Страх и беспокойство могут предупредить вас о потенциальных угрозах и помочь вам соответствующим образом отреагировать.

С другой стороны, есть чувства, которые позволяют вам иметь значимые социальные взаимодействия и создавать эмоциональные связи, такие как сочувствие, сострадание и понимание.

Суть в том, что то, что вы чувствуете, может помочь обогатить вашу жизнь. Отрицательные эмоции могут быть обузой, но положительный жизненный опыт был бы менее значимым, если бы не с чем их сравнивать.

Последнее слово

Чувства — это человеческая реакция на эмоции. Ответ зависит от вашего предыдущего жизненного опыта и личности.

Можно ли отключить наши эмоции или контролировать свои чувства? Что ж, эмоции — сложная часть того, кто мы есть.

Но если мы научимся быть более внимательными и осознавать то, что мы чувствуем, мы сможем лучше управлять своим жизненным опытом.

Тебе трудно совладать со своими чувствами? Расскажите нам больше в комментариях ниже.

Определение эмоций | Безграничная психология

Определение эмоций

Эмоции — это субъективные переживания, которые включают физиологическое возбуждение и когнитивную оценку.

Цели обучения

Различия эмоций и настроения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Наши эмоциональные состояния представляют собой сочетание физиологического возбуждения, психологической оценки и когнитивных процессов, субъективных переживаний и экспрессивного поведения.
  • Наша психологическая оценка ситуации основана на нашем опыте, происхождении и культуре; разные люди могут по-разному переживать похожие ситуации.
  • Область психологии изучает эмоции с научной точки зрения, рассматривая их психические, физиологические и поведенческие компоненты.
  • В то время как эмоция указывает на субъективное аффективное состояние, которое возникает в ответ на что-то, что мы переживаем, настроение относится к длительному аффективному состоянию, которое не обязательно возникает в ответ на конкретное переживание.
  • Переживание эмоций следует за сложным биологическим процессом, который включает лимбическую систему, вегетативную нервную систему и ретикулярную активирующую систему.
  • Несколько теорий пытаются объяснить, как работают эмоции, включая теорию оценки, теорию Джеймса-Ланге, теорию Кэннона-Барда, теорию Шехтера-Сингера и гипотезу лицевой обратной связи.
Ключевые термины
  • аффективный : Относится к эмоциям, возникает в результате или находится под их влиянием.
  • познание : процесс познания; мыслительный процесс.
  • мотивация : желания или потребности, которые направляют поведение к цели.

По мере прохождения повседневной жизни мы испытываем множество эмоций (которые мы часто называем «чувствами»). Эмоции — это субъективные состояния бытия, которые, говоря физиологически, включают физиологическое возбуждение, психологическую оценку и когнитивные процессы, субъективные переживания и экспрессивное поведение.Эмоции часто являются движущей силой мотивации (положительной или отрицательной) и выражаются и передаются с помощью широкого спектра форм поведения, таких как тон голоса и язык тела.

Наша психологическая оценка ситуации основана на нашем опыте, происхождении и культуре. Следовательно, у разных людей могут быть разные эмоциональные переживания в похожих ситуациях. Однако способность воспроизводить и распознавать эмоциональные выражения лица кажется универсальной.При этом культуры различаются по тому, как часто и при каких обстоятельствах «нормально» выражать различные эмоции, а также по тому, как интерпретируются различные выражения эмоций.

Выражение эмоций : Малыши могут быстро переключаться между эмоциями, будучи (а) чрезвычайно счастливыми в один момент и (б) чрезвычайно грустными в следующий.

Эмоции и психология

Как эмоции переживаются, обрабатываются, выражаются и управляются — тема, представляющая большой интерес в области психологии.Психологические исследования исследуют психические, физиологические и поведенческие компоненты эмоций, а также лежащие в основе физиологические и неврологические процессы.

Область клинической психологии включает диагностику и лечение эмоциональных расстройств и психических расстройств, которые влияют на благополучие и качество жизни человека. Во многих случаях такое лечение может включать регуляции эмоций, , при котором люди используют когнитивные и поведенческие стратегии, чтобы влиять на свои собственные эмоциональные переживания.Различные теоретические подходы к психотерапии могут включать разные стратегии регуляции эмоций.

Эмоции против настроения

Слова эмоция и настроение иногда используются как синонимы, но в области психологии они относятся к двум разным вещам. Как правило, слово эмоция указывает на (обычно сознательное) субъективное, аффективное состояние, которое часто бывает интенсивным и возникает в ответ на конкретный опыт. С другой стороны, настроение относится к длительному, менее интенсивному аффективному состоянию, которое не обязательно возникает в ответ на что-то, что мы переживаем.В отличие от эмоций, состояние настроения может не распознаваться сознательно (Beedie, Terry, Lane, & Devonport, 2011).

Биология эмоций

Эмоции следуют за сложными биологическими процессами, которые включают несколько систем организма. Лимбическая система включает миндалевидное тело и гиппокамп и функционирует как эмоциональный контур мозга. И миндалина, и гиппокамп играют роль в нормальной эмоциональной обработке, а также в расстройствах настроения и тревожных расстройствах. Вегетативная нервная система (ВНС) и ретикулярная активирующая система (РАС) также играют важную роль в переживании и обработке эмоций.

Теории эмоций

Со временем было предложено несколько различных теорий для объяснения эмоций. Среди них теория оценки, теория Джеймса – Ланге, теория Кэннона – Барда, теория Шахтера – Зингера и гипотеза лицевой обратной связи.

Категоризированный список определений эмоций с предложениями по согласованному определению.

  • Ариети, С. Познание и чувство. В М. Б. Арнольд (ред.), Чувства и эмоции; Симпозиум Лойолы .Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Арнольд М. Б. Эмоции и личность (2 тома). Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 1960.

    Google ученый

  • Барон Р. А., Бирн Д. и Кантовиц Б. Х. Психология: понимание поведения (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1980.

    Google ученый

  • Беннет, Т.Л. Мозг и поведение . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул, 1977.

    Google ученый

  • Бентли, М. Является ли «эмоция» чем-то большим, чем заголовок главы? В М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: Clark University Press, 1928.

    Google ученый

  • Борн, Л. Э., & Экстранд, Б. Р. Психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1979.

    Google ученый

  • Bowlby, J. Принадлежности и утрата: Vol. 1, приложение . Нью-Йорк: Basic Books, 1969.

    Google ученый

  • Брэди, Дж. В. Эмоция: некоторые концептуальные проблемы и психофизиологические эксперименты. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Браун Дж. И Линдер Д. Э. Психология сегодня (4-е изд.). Нью-Йорк: Random House, 1979.

    Google ученый

  • Бреннер, К. О природе и развитии аффектов: Единая теория. Psychoanalytic Quarterly 1974, 43 532–556.

    Google ученый

  • Бриджес, К.М. Б. Эмоциональное развитие в раннем младенчестве. Развитие ребенка 1932, 3 324–341.

    Google ученый

  • Браун, Х. Мозг и поведение: Учебник физиологической психологии . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1976.

    Google ученый

  • Брюс Р. Л. Основы физиологической психологии . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1977.

    Google ученый

  • Бруно, Ф. Дж .. Поведение и жизнь: Введение в психологию . Нью-Йорк: Wiley, 1980.

    . Google ученый

  • Бак Р. Мотивация и эмоции человека . Нью-Йорк: Wiley, 1976.

    Google ученый

  • Бык Н. Теория отношения к эмоциям. Монография по нервным и психическим заболеваниям, 1951, 81 .

  • Кэндленд, Д. К. Устойчивые проблемы эмоций. В книге Д. К. Кэндленда, Дж. П. Фелла, Э. Кина, А. И. Лешнера, Р. М. Тарпи и Р. Плутчика, Emotion . Монтерей, Калифорния: Брукс / Коул, 1977.

    Google ученый

  • Кэннон, В. Б. Нейронная организация эмоционального выражения. В М. Л. Реймерт (ред.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: издательство Clark University Press, 1928.

    Google ученый

  • Карлсон, Н. Р. Физиология поведения (2-е изд.). Бостон: Аллин и Бэкон, 1980.

    Google ученый

  • Карр, Х.А. Психология, исследование умственной деятельности . Нью-Йорк: Маккей, 1929.

    . Google ученый

  • Чедвик-Джонс, Дж. К., Ленцер, И. И., Дарли, Дж.А., & Хилл, К. А. Мозг, окружающая среда и социальная психология . Балтимор: University Park Press, 1979.

    Google ученый

  • Чаплин Дж. П. Психологический словарь (Новая редакция). Нью-Йорк: Dell, 1975.

    . Google ученый

  • Чаплин, Дж. П. и Кравец, Т. С. Системы и теории психологии (4-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1979.

    Google ученый

  • Clynes, M. Sentics: Прикосновение эмоций . Нью-Йорк: Anchor / Doubleday, 1977.

    Google ученый

  • Кофер, К. Н. Мотивация и эмоции . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1972 г.

    Google ученый

  • Кун, Д. Введение в психологию: Исследование и применение (2-е изд.). Нью-Йорк: Запад, 1980.

    Google ученый

  • Дарвин, К. Выражение эмоций у человека и животных . Чикаго: University of Chicago Press, 1965. (Первоначально опубликовано в 1872 году).

    Google ученый

  • Давитц Дж. Р. Язык эмоций . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1969.

    Google ученый

  • Davitz, J.Словарь Р. А. и грамматика эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Дельгадо, Дж. М. Р. Эмоции. В J. Vernon & P. ​​Suedfeld (Eds.), Введение в общую психологию: Учебник для самостоятельного выбора (2-е изд.). Дубьюк, Айова: Умм. К. Браун, 1973.

    Google ученый

  • Даффи, Э.Концептуальные категории психологии: предложение на доработку. Психологический обзор 1941, 48 177–203.

    Google ученый

  • Эдвардс, П. (ред.). Энциклопедия философии . Нью-Йорк: Macmillan, 1967.

    . Google ученый

  • Eibl-Eibesfeldt, I. Этология: биология поведения (2-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1975.

    Google ученый

  • Экман Г. Измерения эмоций. Acta Psychologica 1955, 11 279–288.

    Google ученый

  • Экман П. Межкультурные исследования выражения лица. В П. Экман (ред.), Дарвин и выражение лица . Нью-Йорк: Academic Press, 1973.

    Google ученый

  • Экман, П.Биологический и культурный вклад в движение тела и лица. В книге Дж. Блэкинга (ред.), Антропология тела: Монография А.С.А. 15 . Нью-Йорк: Academic Press, 1977.

    Google ученый

  • Английский язык, H. B., & English, A. C. Комплексный словарь психологических и психоаналитических терминов: Руководство по использованию . Нью-Йорк: Маккей, 1958.

    Google ученый

  • Эверт, О.Установочный характер эмоции. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Фантино Э. Эмоушн. В Дж. А. Невин (ред.), Изучение поведения: обучение, мотивация, эмоции и инстинкт . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1973 г.

    Google ученый

  • Фернальд, Л.Д., & Ферналд, П. С., Введение в психологию (4-е изд.). Бостон: Хоутон Миффлин, 1978.

    Google ученый

  • Ферстер, К. Б., и Перротт, М. С. Принципы поведения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1968.

    Google ученый

  • Freud, S. Запреты, симптомы и тревога . Лондон: Hogarth Press, 1926.

    Google ученый

  • Фрейд, С.Репрессии. В S. Freud, Сборник статей (Том 4). Лондон: Hogarth Press, 1949. (Первоначально опубликовано в 1915 г.)

    Google ученый

  • Галлистель К. Р. Организация действия: Новый синтез . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1980.

    Google ученый

  • Gazzaniga, M. S., Steen, D., & Volpe, B. T. Функциональная неврология .Нью-Йорк: Harper & Row, 1979.

    . Google ученый

  • Гейвиц, Дж. Психология: взгляд на самих себя (2-е изд.). Бостон: Литтл, Браун, 1980.

    Google ученый

  • Гровс П. и Шлезингер К. Введение в биологическую психологию . Дубьюк, Айова: Умм. К. Браун, 1979.

    Google ученый

  • Габер, А., & Runyon, R. P. Основы психологии (2-е изд.). Ридинг, Массачусетс: Аддисон-Уэсли, 1978.

    Google ученый

  • Хебб Д. О. Учебник психологии (2-е изд.). Филадельфия: Сондерс, 1966.

    Google ученый

  • Хилгард Э. Р. Сознание в современной психологии. Annual Review of Psychology 1980, 31 1-26.(а)

    Google ученый

  • Хилгард, Э. Р. Трилогия разума: познание, привязанность и соучастие. Журнал истории поведенческих наук 1980, 16 107–117. (б)

    Google ученый

  • Хилгард, Э. Р., Аткинсон, Р. Л., и Аткинсон, Р. С. Введение в психологию (7-е изд.). Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1979.

    Google ученый

  • Хьюстон, Дж. П., Би, Х., Хэтфилд, Э., & Римм, Д. К. Приглашение к психологу . Нью-Йорк: Academic Press, 1979.

    . Google ученый

  • Ховард Д. Т. Функциональная теория эмоций. В C. Murchison & M. L. Reymert (Eds.), Чувства и эмоции: Виттенбергский симпозиум . Вустер, Массачусетс: издательство Clark University Press, 1928.

    Google ученый

  • Исааксон, Р. Л., Дуглас, Р. Дж., Любар, Дж. Ф. и Шмальц, Л. В. Учебник по физиологической психологии . Нью-Йорк: Harper & Row, 1971.

    Google ученый

  • Изард, К. Э. Лицо эмоций . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1971.

    Google ученый

  • Джеймс, У.Что такое эмоция? Разум 1884, 19 188–205.

    Google ученый

  • Ясперс, К. Allgemeine psychopathologie (5-е изд.). Берлин: Springer, 1948.

    Google ученый

  • Юнг К.Г. Психологические типы . Нью-Йорк: Harcourt, Brace, 1923.

    . Google ученый

  • Каган, Дж.Об эмоциях и их развитии: рабочий документ. В М. Льюис и Л. А. Розенблюм (ред.), Развитие аффекта . Нью-Йорк: Plenum Press, 1978.

    Google ученый

  • Кемпер Т. Д. Социальная интерактивная теория эмоций . Нью-Йорк: Wiley, 1978.

    Google ученый

  • Кимбл Г. А., Гармези Н. и Зиглер Э. Принципы общей психологии (5-е изд.). Нью-Йорк: Wiley, 1980.

    . Google ученый

  • Лэндис, К., & Хант, У. А. Образец испуга . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1939.

    Google ученый

  • Лазарус Р.С. Когнитивно ориентированный психолог изучает обратную связь. Американский психолог 1975, 30 553–561.

    Google ученый

  • Липер, Р.W. Мотивационная теория эмоций, чтобы заменить «эмоцию как неорганизованную реакцию». Психологический обзор 1948, 55 5–21.

    Google ученый

  • Лефрансуа Г. Р. Психология . Белмонт, Калифорния: Уодсворт, 1980.

    Google ученый

  • Leukel, F. Введение в физиологическую психологию (3-е изд.). Сент-Луис: К.В. Мосби, 1976.

    Google ученый

  • Левенталь, Х. Эмоции: основная проблема социальной психологии. В К. Немет (ред.), Социальная психология: классические и современные интеграции . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1974.

    Google ученый

  • Льюис, М., и Розенблюм, Л. А. (ред.). Развитие аффекта . Нью-Йорк: Plenum Press, 1978.

    Google ученый

  • Линдзей, Г., Холл, С. С. и Томпсон, Р. Ф. Психология (2-е изд.). Нью-Йорк: Уорт, 1978.

    Google ученый

  • Махони, М. Дж. Модификация познания и поведения . Кембридж, Массачусетс: Баллинджер, 1974.

    Google ученый

  • Мандлер Г. Эмоушн. В Э. Херст (ред.), Первый век экспериментальной психологии . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум, 1979.

    Google ученый

  • Маркс, М. Х., Хилликс, В. А. Системы и теории в психологии (3-е изд.). Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1979.

    . Google ученый

  • МакКоннелл, Дж. В. Понимание человеческого поведения: Введение в психологию (3-е изд.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1980.

    Google ученый

  • McDougall, W. Введение в социальную психологию . Бостон: Люс, 1921.

    Google ученый

  • Мелзак Р. и Кейси К. Л. Аффективное измерение боли. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Милленсон, Дж. Р. Принципы поведенческого анализа .Нью-Йорк: Macmillan, 1967.

    . Google ученый

  • Миллер, Н. Э. Либерализация базовых концепций социального обеспечения: распространение на конфликтное поведение, мотивацию и социальное обучение. В С. Кохе (ред.), Психология — исследование науки (том 2). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1959.

    Google ученый

  • Милнер П. М. Физиологическая психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1970.

    Google ученый

  • Мишель, В. и Мишель, Х. Н. Основы психологии (2-е изд.). Нью-Йорк: Random House, 1980.

    Google ученый

  • Морган, К. Т. Физиологическая психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1965.

    Google ученый

  • Морган, К. Т., Кинг, Р. А., и Робинсон, Н. М. Введение в психологию ( 6-е изд. . Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1979.

    ) Google ученый

  • Моррис, К. Г. Психология: Введение (3-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1979.

    Google ученый

  • Moulton, J. Личное сообщение, ноябрь 1980 г.

  • Ochs, S. Элементы нейрофизиологии . Нью-Йорк: Wiley, 1965.

    . Google ученый

  • Питерс Р. С. Воспитание эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Плутчик Р. Эмоции: факты, теории и новая модель . Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1962.

    Google ученый

  • Плутчик Р. Эмоция: психоэволюционный синтез . Нью-Йорк: Harper & Row, 1980.

    . Google ученый

  • Прибрам К. Х. Чувства как мониторы. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Rado, S. Адаптационная психодинамика: мотивация и контроль . Нью-Йорк: Дом науки, 1969.

    Google ученый

  • Рапапорт, Д. Эмоции и память . Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1942.

    Google ученый

  • Райх, W. Анализ характера (3-е изд.). Нью-Йорк: полдень, 1949.

    Google ученый

  • Рух, Т.C. Нейрофизиология эмоций и мотивации. В T. C. Ruch, H. D. Patton, J. W. Woodbury, & A. L. Towe, Neurophysiology . Филадельфия: В. Б. Сондерс, 1962.

    Google ученый

  • Рассел, Дж. А., и Мехрабиан, А. Доказательства трехфакторной теории эмоций. Журнал исследований личности 1977, 11 273–294.

    Google ученый

  • Шахтер, С.Предположение об идентичности и периферические-централистские противоречия в мотивации и эмоциях. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Шлосберг, Х. Три измерения эмоций. Психологический обзор 1954, 61 81–88.

    Google ученый

  • Шнайдер, А.М., & Таршис Б. Введение в физиологическую психологию . Нью-Йорк: Random House, 1980.

    Google ученый

  • Schneirla, T. C. Теория эволюции и развития двухфазных процессов, лежащих в основе приближения и ухода. В M.R. Jones (Ed.), Nebraska Symposium on Motivation (Vol. 7). Линкольн: Университет Небраски, 1959.

    Google ученый

  • Шварц, М. Физиологическая психология (2-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1978.

    Google ученый

  • Сильверман, Р. Э. Психология (3-е изд.). Нью-Йорк: Мередит, 1978.

    Google ученый

  • Симонов П.В. Информационная теория эмоций. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Скиннер, Б. Ф. Наука и поведение человека. Нью-Йорк: Макмиллан, 1953.

    Google ученый

  • Смит Р. Э., Сарасон И. Г. и Сарасон Б. Р. Психология: границы поведения . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1978.

    Google ученый

  • Штейн, Д. Г., И Розен, Дж. Дж. Мотивация и эмоции . Нью-Йорк: Macmillan, 1974.

    . Google ученый

  • Штрассер, С. Чувство как основа познания и распознавания другого как эго. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Томпсон Р. Ф. Введение в физиологическую психологию .Нью-Йорк: Harper & Row, 1975.

    Google ученый

  • Тихенер Э. Б. Учебник психологии . Нью-Йорк: Macmillan, 1910.

    . Google ученый

  • Tomkins, S. S. Влияют на образное сознание. Vol. 1, положительный эффект влияет на . Нью-Йорк: Springer, 1962.

    Google ученый

  • Tomkins, S.С. Аффект как основная мотивационная система. В М. Б. Арнольде (ред.), Чувства и эмоции: Симпозиум Лойолы . Нью-Йорк: Academic Press, 1970.

    Google ученый

  • Валенштейн, Э.С. Стимуляция и мотивация мозга . Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1973 г.

    Google ученый

  • Verplanck, W. S. Burrhus F. Skinner. В W. K.Estes et al. (Ред.), Современная теория обучения . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1954.

    Google ученый

  • Вондерахе А. Р. Анатомический субстрат эмоции. Новая схоластика 1944, 18 76–95.

    Google ученый

  • Уотсон, Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиориста . Филадельфия: Липпинкотт, 1919.

    Google ученый

  • Уотсон, Дж. Б. Психология с точки зрения бихевиориста (2-е изд.). Филадельфия: Липпинкотт, 1924.

    Google ученый

  • Венгер М. А., Джонс Ф. Н. и Джонс М. Х. Физиологическая психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1956.

    Google ученый

  • Виккенс, Д.Д., & Мейер, Д. Р. Психология (Ред. Ред.). Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1961.

    Google ученый

  • Вулман Б. Б. Словарь поведенческих наук . Нью-Йорк: Ван Ностранд Рейнхольд, 1973.

    Google ученый

  • Вудворт Р. С. Экспериментальная психология . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1938.

    Google ученый

  • Янг, П.Т. Эмоции у человека и животных: их природа и отношение к установке и мотиву . Нью-Йорк: Wiley, 1943.

    . Google ученый

  • Янг П. Т. Эмоции как неорганизованный ответ: ответ профессору Липеру. Психологический обзор 1949, 56 184–191.

    Google ученый

  • Янг, П. Т. Мотивация и эмоции: обзор детерминант деятельности человека и животных .Нью-Йорк: Wiley, 1961.

    . Google ученый

  • Янг П. Т. Чувства и эмоции. В B. B. Wolman (Ed.), Справочник по общей психологии . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1973.

    Google ученый

  • Янг П. Т. Понимание своих чувств и эмоций . Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл, 1975.

    Google ученый

  • Зимбардо, П.G. Основы психологии и жизни (10-е изд.). Гленвью, Иллинойс: Скотт, Форесман, 1980.

    Google ученый

  • Разница между эмоциями и чувствами


    Эмоции и чувства часто считаются одним и тем же, хотя они связаны, между эмоциями и чувствами есть разница, и они оба служат вам по-своему. .

    Разница важна, потому что то, как вы ведете себя в этом мире, является конечным результатом ваших чувств и эмоций.Чувства выражают вашу истинную сущность, в то время как эмоции показывают, как вас научили реагировать на события в вашей жизни.

    Понимание разницы между чувствами и эмоциями имеет решающее значение для понимания самих себя и начала личных долгосрочных изменений. Эксперты во многих областях поведения соглашаются, что наши глубоких чувств происходят из неизменной веры в жизнь , которая удерживает нашу идентичность, в то время как наши эмоции основаны исключительно на физическом , подвержены изменениям и в основном являются реакциями на жизненные события.

    Что такое эмоции?

    Согласно Карлу Юнгу и социальному антропологу Абнеру Коэну, объекта вызывают эмоции и вызывают эмоции . Это естественное явление, необходимое для выживания человека. Когда вы сталкиваетесь с неизвестным, у вас может возникнуть целый ряд ощущений, таких как любопытство или страх. Когда вы даете этому неизвестному имя, оно становится значимым символом значения.

    Именно благодаря этому процессу эмоции привязываются к каждому объекту во Вселенной.Когда какому-либо объекту дается имя, он не только становится вещью, но и становится чем-то значимым. Эти эмоции могут быть такими же рутинными и тонкими, как наши симпатии и антипатии или наши чувства амбивалентности, что также является состоянием значения. Проще говоря, ничего не имеет смысла .

    Эмоции — это физические реакции, порождающие метафизические состояния ума. Это происходит, например, когда мы дергаемся, когда напуганы. Метафизические психические состояния также могут вызывать эмоции, побуждающие к физическим действиям.

    Если близкому человеку нужна экстренная помощь, эта ментальная интерпретация воспламеняет наши эмоции, вызывая физическое действие. Это важные впечатления от мира и ваших отношений с ним. Эмоции определяют ваше отношение к реальности и создают стремление ко всем удовольствиям жизни.

    Ваше чувство жизни — это эмоциональная форма, которая помогает вам найти причину существования и определяет ваши отношения с другими существующими вещами. Эмоции определяют ваше отношение к реальности и дают вам драйв ко всем удовольствиям жизни.

    Кроме того, эти эмоции связаны с вашими биологическими системами и предназначены для предупреждения вас об опасности или для привлечения к чему-то приятному. Если бы вы не обладали эмоциями, вы бы по неосторожности подошли бы прямо к льву в пустыне саванны. Если вы голодны, у вас не будет мотивации, необходимой для того, чтобы залезть на дерево и срывать его плоды, чтобы их съесть.

    Вот двухминутное видео, в котором Джон Ворис объясняет разницу между эмоциями и чувствами

    Что такое чувства?

    По мере того, как объекты в вашем мире вызывают внутри вас эмоции, эти эмоции накапливаются в подсознании и начинают накапливаться.Это особенно верно, когда подобные события происходят неоднократно. В конце концов, они формируют эмоциональный вывод о том, как прожить жизнь и, что более важно, как выжить физически и морально в мире хаоса. Когда это происходит, рождается чувство. Таким образом, эмоций служат своего рода «фабрикой чувств».

    Представьте, что вы наблюдаете, как ваш ребенок приближается к электрической розетке со скрепкой в ​​руке. Ваше устойчивое чувство любви для вашего ребенка вызовет временную эмоцию страха . Вы быстро реагируете, крича «Нет!» и отмахивать руку ребенка от розетки. Возможно, ваш ребенок ответит удивлением и гневом и демонстративно попытается снова вставить скрепку в розетку. Ваше устойчивое чувство любви к вашему ребенку может вызвать временную эмоцию гнева , потому что ваш ребенок упрямо встречает ваши попытки спасти его или ее жизнь.

    Чувства определяют вашу истинную природу — вашу подлинную идентичность — то, что остается неизменным на протяжении всей вашей жизни.Эта подлинная идентичность является сутью того, кем вы являетесь, независимо от вашей личности или социальных и культурных влияний в вашей жизни.

    Ваши подсознательные представления о мире и ваше моральное представление о нем исходят от Истинного Я. Они несут ответственность за формирование вашего чувства идентичности — ваших инстинктов, вашей интуиции, вашего внутреннего компаса.

    Истинное Я имеет свои собственные моральные убеждения, глубоко укоренившиеся в личности. Убеждение, что жизнь драгоценна, например, выходит за рамки языка.Я знаю, что жизнь драгоценна, потому что я это знаю. Такое чувство называется подлинным внутренним убеждением.

    Когда я сталкиваюсь с внешним событием или идеей, которые соответствуют моим подлинным внутренним убеждениям, я испытываю положительные чувства. Если я чувствую, что жизнь драгоценна, и вижу, как кто-то помогает другому человеку, я чувствую себя хорошо. Когда я сталкиваюсь с чем-то, что противоречит моим истинным внутренним убеждениям, я испытываю негативные чувства. Если я становлюсь свидетелем эгоизма или пренебрежения к другим, мне плохо.

    Чувства гарантируют, что вы будете «подлинным вами» на всю оставшуюся жизнь, потому что чувства исходят из стабильного и определенного источника.Эмоции позволяют вам выражать это внутреннее ядро ​​разными способами, которые не так стабильны или определены.

    В двух словах о различиях эмоций и чувств:

    Чувства:

    эмоций:

    Чувства говорят нам « как жить».

    Эмоции говорят нам , что нам «нравится» и «не нравится».

    Чувства утверждают: «Есть правильных и неправильных способов быть.

    Эмоции: «Есть хороших, и плохих, , действий».

    Чувства утверждают: «ваши эмоции имеют значение».

    Состояние эмоций: « Внешний мир имеет значение».

    Чувства определяют наше долгосрочное отношение к реальности.

    Эмоции определяют наше исходное отношение к реальности.

    Чувства предупреждают нас о ожидаемых опасностях и готовят к действию.

    Эмоции предупреждают нас о непосредственных опасностях и готовят к действию

    Чувства обеспечивают долгосрочное выживание себя. (тело и разум.)

    Эмоции обеспечивают немедленного выживания себя. (тело и разум.)

    Чувства сдержанные , но Устойчивые.

    Эмоции сильны , но Временные.

    Счастье : это чувство.

    Радость : это эмоция.

    Беспокойство : это чувство.

    Страх : это эмоция.

    Удовлетворенность : это чувство.

    Энтузиазм : это эмоция.

    Горечь : это чувство.

    Гнев : это эмоция.

    Любовь : это чувство.

    Похоть : это эмоция.

    Депрессия : это чувство.

    Печаль : это эмоция.

    Защита телесной идентичности с помощью эмоций.

    Чтобы проиллюстрировать, как тело идентифицируется с помощью эмоций, давайте воспользуемся встречей со львом в пустыне саванны.

    1. Осведомленность . Сначала вы должны осознавать присутствие объекта. Ваше осознание льва — это возбуждающий эмоциональный стимул.
    2. Замена кузова . Эти изменения имеют форму врожденных сигналов организма. В этом примере это борьба или бегство. Адреналин начинает течь по кровотоку, ваши мышцы готовы к действию.Ваш пульс и дыхание также увеличиваются.
    3. Устный перевод . Вы должны интерпретировать правильную реакцию, чтобы сохранить свою личность. Основываясь на всей доступной информации в вашем окружении, а также на любых ранее приобретенных знаниях или навыках, вы будете бежать или останетесь и будете сражаться?
    4. Действие . Теперь вы выполняете свое решение.

    Изменение контекста, изменение эмоций.

    Представьте себе тот же сценарий, за исключением того, что сейчас вы находитесь в зоопарке, и между вами и львом есть решетки.Ваши ощущения могут варьироваться от любопытства до признательности или восхищения красотой животного. Скорее всего, страха не было бы. Ваше новое осознание теперь включает в себя планки, которые обеспечивают эмоциональную идею разделения и защиты.

    Защита психической идентичности через эмоции.

    Для иллюстрации представьте, что вы нашли любовное письмо в пальто вашей супруги от коллеги в офисе.

    1. Осведомленность . Вы осознаете, что существует ситуация, изменяющая вашу жизнь, прочитав содержание письма.Ваше осознание «любовного письма» супругу — это возбуждающий эмоциональный стимул.
    2. Замена кузова . Вы чувствуете реакцию своего тела. Адреналин начинает течь по вашему кровотоку, ваши мышцы напрягаются, чтобы действовать. Ваш сердечный ритм и дыхание резко увеличиваются. Вы начинаете потеть и чувствуете тошноту в животе.
    3. Устный перевод . Вы должны интерпретировать правильную реакцию, чтобы сохранить свою личность. Вы начинаете когнитивно обрабатывать ситуацию, опираясь на все свои знания, применимые в данный момент.Вы злитесь из-за предательства. Основываясь на своих личных убеждениях, жизненных целях и степени важности предательства, вы принимаете решение, как противостоять ситуации.
    4. Действие . Теперь вы выполняете свое решение.

    Изменение контекста, изменение эмоций.

    А теперь представьте, что вы обнаруживаете, что письмо на самом деле было передано вашей супруге обезумевшим коллегой, который нашел его в пальто своей супруги. Ваша интерпретация значения буквы теперь изменилась.Гнев уступает место облегчению.

    Ваше чувство идентичности является физическим, но в то же время ментальным. Оба приведенных выше примера показывают, как эмоции служат спусковым крючком для обеспечения выживания «я», но это второй пример, который иллюстрирует гораздо более важный момент.

    У вас есть чувство ментальной идентичности в форме неизменных убеждений, с которыми вы отождествляете себя. Именно этот кластер идей важен для сохранения вашего чувства «я». Это то, «кто вы» в мире, которое вы должны защищать любой ценой.

    Как супруг, живущий в определенной культуре и экономической среде, вы должны сохранять достоинство себя, как это определено этой культурой. Достоинство приходит в форме подлинного состояния целостности со всеми его слабостями и недостатками. Независимо от ошибок, которые вы совершаете в жизни, вы должны сохранять чувство единства.

    Наконец, эмоций сильные, но временные . Иначе было бы слишком тяжело для вашего тела! Постоянный стресс в конечном итоге приведет к очень серьезным физическим и психическим заболеваниям.

    Что все это значит для вас лично?

    Секрет познания себя и хорошей жизни начинается с понимания разницы между устойчивыми чувствами и временными эмоциями. Их легко разделить, если учесть, как долго вы можете смеяться или плакать. Как долго вы можете выражать радость? Это временные состояния, которые чаще всего видны другим. С другой стороны, то, что вы чувствуете, намного глубже и становится известно только в ваших действиях. Например, легко понять мать, которая ругает сына после того, как потянулась за горячей сковородой на плите, хотя несколько минут назад она предупредила его, чтобы он этого не делал.Ее гнев в данный момент — это видимый эмоциональный взрыв, но он вызван ее истинным скрытым чувством любви к сыну.

    Мы также время от времени злимся на своих супругов и испытываем эмоциональные всплески, но в глубине души мы все еще испытываем к ним чувство любви. Из этого мы узнаем, что гнев — это временная эмоция, тогда как любовь в данном случае — это устойчивое чувство с течением времени. Наконец, эмоции управляются событиями, в то время как чувства присутствуют всегда и обычно находятся в спячке, пока не будут вызваны внешним событием.

    Это также верно для печали и депрессии. Когда умирает кто-то, кто был очень близок нам, мы чувствуем, что живем с чувством печали. Но грусть — это временное чувство, которое со временем уходит. С другой стороны, депрессия может длиться годами или даже всю жизнь.

    Как только вы проведете различие между эмоциями и чувствами, найти то, что вы ищете, станет легче. Исследуйте свое окружение, когда вы наиболее счастливы. Что ты делаешь? С кем Вы? Вы дома или в отпуске? Вы на работе или дома у друга? Изучите все и любую причину, которая может способствовать текущему моменту.

    Послушайте этот подкаст о разнице между эмоциями и чувствами

    Авторские права Джон Ворис © 2008-2019

    В чем разница между чувствами и эмоциями?

    Хотя эти два слова используются как синонимы, между чувствами и эмоциями есть явные различия.

    Хорошо. Подумаешь.

    Что ж, это своего рода большое дело, потому что понимание разницы между ними может помочь вам изменить нездоровое поведение и обрести больше счастья и мира в своей жизни.Чувства и эмоции — две стороны одной медали и очень взаимосвязанные, но это две очень разные вещи.

    Эмоции

    Эмоции — это реакции более низкого уровня, возникающие в подкорковых областях мозга, миндалевидном теле и вентромедиальной префронтальной коре головного мозга, вызывающие биохимические реакции в вашем теле, изменяющие ваше физическое состояние. Первоначально они помогали нашему виду выжить, быстро реагируя на угрозы, награды и все остальное в их среде обитания.Эмоциональные реакции закодированы в наших генах, и хотя они немного различаются индивидуально и в зависимости от обстоятельств, в целом они одинаковы у всех людей и даже у других видов. Например, вы улыбаетесь, а ваша собака виляет хвостом.

    Миндалевидное тело играет роль в эмоциональном возбуждении и регулирует высвобождение нейромедиаторов, необходимых для консолидации памяти, поэтому эмоциональные воспоминания могут быть намного сильнее и долговечнее. Эмоции предшествуют чувствам, являются физическими и инстинктивными.Поскольку они являются физическими, их можно объективно измерить по кровотоку, активности мозга, микровыражениям лица и языку тела.

    Чувства

    Чувства берут начало в неокортикальных областях мозга, представляют собой ментальные ассоциации и реакции на эмоции и субъективно находятся под влиянием личного опыта, убеждений и воспоминаний. Чувство — это мысленное изображение того, что происходит в вашем теле, когда у вас есть эмоция, и является побочным продуктом вашего мозга, воспринимающего эмоции и придающего им значение.Чувства — это следующее, что происходит после появления эмоции, включает когнитивный ввод, обычно подсознательный, и не может быть точно измерен.

    Антонио Дамасио, профессор нейробиологии Калифорнийского университета и автор нескольких книг по этой теме, объясняет это так:

    Чувства — это мысленные переживания состояний тела, которые возникают, когда мозг интерпретирует эмоции, сами по себе физические состояния, возникающие в результате реакции тела на внешние раздражители.(Порядок таких событий таков: мне угрожают, я испытываю страх и чувствую ужас.)

    Доктор Сара Маккей, нейробиолог и автор блога Your Brain Health объясняет это так:

    Чувства вызваны эмоциями и окрашены мыслями, воспоминаниями и образами, которые стали для вас подсознательно связаны с этой конкретной эмоцией. Но работает и наоборот. Например, простая мысль о чем-то угрожающем может вызвать реакцию эмоционального страха.Хотя отдельные эмоции временны, чувства, которые они вызывают, могут сохраняться и расти на протяжении всей жизни. Поскольку эмоции вызывают подсознательные чувства, которые, в свою очередь, вызывают эмоции и т. Д., Ваша жизнь может превратиться в бесконечный цикл болезненных и сбивающих с толку эмоций, которые порождают негативные чувства, которые вызывают еще больше негативных эмоций, даже если вы даже не знаете почему.

    Хотя основные эмоции являются инстинктивными и общими для всех нас, значения, которые они принимают, и чувства, которые они вызывают, индивидуально основаны на нашем программировании в прошлом и настоящем.Чувства формируются в зависимости от темперамента и опыта человека и сильно различаются от человека к человеку и от ситуации к ситуации.

    Ваши эмоции и чувства играют важную роль в том, как вы воспринимаете мир и взаимодействуете с ним, потому что они являются движущей силой многих видов поведения, полезных и бесполезных. На эмоции и чувства, которые они вызывают, можно реагировать, руководствуясь бессознательными представлениями, основанными на страхе, на которые вы, возможно, больше не купитесь, но все же вы живете своей жизнью, принимаете решения и ведете себя в соответствии с этими устаревшими тенденциями.Такая жизнь в неведении почти всегда в конечном итоге приводит к проблемам и несчастьям.

    Как найти отличное применение в вашей жизни

    Понимая разницу между своими эмоциями и чувствами и осознавая их, определяя, что есть что, и их первопричины, а затем вставляя сознательные мысли, за которыми следуют преднамеренные действия, вы можете выбирать, как вы перемещаетесь и воспринимаете мир. Возможность делать это означает отвечать или реагировать, что может иметь значение в спокойной или хаотичной жизни.

    Я не имею в виду, что, узнав об эмоциях и чувствах и научившись реагировать, а не реагировать, жизнь волшебным образом наполнится радугами и бабочками. Я предлагаю, изучая разницу и изменяя свое мышление и поведение, чтобы независимо от того, что происходит вокруг вас, вы могли сохранять равновесие, чувство покоя, цели и надежды и двигаться вперед к своим целям.

    Например, в моем 18-летнем браке мой бывший муж обладал всей властью и контролем, был эмоционально жестоким и равнодушным.В течение нескольких лет после нашего развода он продолжал лечение, преследуя меня на законных основаниях, поскольку он в течение десяти лет накачивал меня в суде и за его пределами ложными обвинениями в опасности для детей, сожительстве и многом другом. Я научился бояться его и его действий. Дошло до того, что если бы я просто увидел электронное письмо от него в своем почтовом ящике, мое сердце начало биться, мое дыхание стало учащенным и поверхностным, и я действительно начал бы потеть. Тогда я скоро почувствовал бы страх, тревогу и беспокойство. Мое тело демонстрировало инстинктивную эмоцию страха, за которой следовали чувства, которые я научился ассоциировать с ним.

    Во время брака и в течение многих лет после этого я реагировал из этого ужасного места как чрезмерно эмоциональная, злая жертва, которая сопротивлялась. По прошествии нескольких лет после развода я медленно эволюционировал, стал жить более осознанно и научился новому. На это потребовались годы, но в конце концов я смог не реагировать на его выходки резко и сознательно и сознательно выбирать свои чувства и поведение в соответствии с тем, кем я хочу быть и как я хочу прожить свою жизнь. Когда я овладел этим навыком, жизнь для меня немного успокоилась, и мне удалось обрести покой и счастье, несмотря на то, что он продолжал нападать на меня.(См. Блог: Плохие вещи случаются с хорошими людьми)

    Пока я рос, это меня бесконечно расстраивало, потому что мое сердце все еще колотилось при получении сообщения от него. Я чувствовал, что мое тело предает меня, в то время как в моей голове я знал лучше и оставался спокойным и уверенным. Мое тело все еще проявляло эмоции, но я вставил сознательную мысль и проинструктировал себя, как я хочу чувствовать и действовать.

    В промежутках между эмоциями, чувствами и действиями у всех нас есть сила изменить и направить нашу жизнь к лучшему.Понимание своих эмоций и управление своими чувствами с помощью сознательного мышления, чтобы они не захватили ваш мозг, а затем сознательные действия могут фактически изменить ваш мозг за счет нейропластичности, научно доказанной способности вашего мозга изменять форму и функции на основе повторяющихся эмоций, мыслей и поведение и изменить свою жизнь.

    Примечание. Изучая эту статью, я обнаружил, что существует разная, даже противоречивая информация об эмоциях и чувствах.Мои ресурсы для этого поста в основном получены из работ Антонио Дамасио и других специалистов в области нейробиологии и психического здоровья. Это одна из интерпретаций чувств и эмоций, но отнюдь не единственная «правильная».

    Источник изображения: https://www.flickr.com/photos/[email protected]/

    История ключевого слова в условиях кризиса

    Emot Rev. 2012 Октябрь; 4 (4): 338–344.

    Историческая школа Королевы Марии, Лондонский университет, Великобритания

    Томас Диксон, Историческая школа Королевы Марии, Лондонский университет, Лондон E1 4NS, Великобритания. Электронная почта : [email protected]

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Creative Лицензия Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитируется.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Слово «эмоция» стало психологической категорией и предметом систематического исследования только с 19 века. До этого соответствующие психические состояния по-разному классифицировались как «аппетиты», «страсти», «привязанности» или «сантименты».Слово «эмоция» существует в английском языке с 17-го века и возникло как перевод французского émotion , что означает физическое нарушение. Он стал гораздо более широко использоваться в английском языке 18-го века, часто для обозначения психических переживаний, а в следующем столетии стал полноценным теоретическим термином, особенно благодаря влиянию двух шотландских философов-врачей, Томаса Брауна и Чарльза Белла. Эта статья связывает эту интеллектуальную и семантическую историю с современными дебатами о полезности и значении «эмоции» как научного термина.

    Ключевые слова: привязанность, эмоция, определения, история, страсть, семантика

    «Эмоция» с 1884 была теоретическим ключевым словом в основе современной психологии. В том же году Уильям Джеймс написал влиятельную статью в Mind под названием «Что такое эмоция?» Тем не менее, столетие с четвертью спустя, похоже, существует мало научного консенсуса по ответу на его вопрос, и некоторые начинают задаваться вопросом, не является ли проблема именно в категории «эмоции».

    Интервью Изарда (2010a) с ведущими учеными, занимающимися эмоциями, вместе с ответами других экспертов убедительно демонстрируют, что, несмотря на продолжающееся распространение книг, журналов, конференций и теорий на тему «эмоции», все еще нет консенсус относительно значения этого термина. Некоторые даже считают, что его нужно вообще исключить из психологии. Среди ученых, опрошенных Изардом, была умеренная поддержка мнения о том, что термин «эмоция» «неоднозначен и не имеет статуса в науке», и поэтому от него следует отказаться ( 2010a , стр.367–368). «Эмоции», безусловно, ключевое слово в современной психологии, но это ключевое слово в условиях кризиса. В самом деле, как я предложу ниже, он находился в кризисе с дефиниционной и концептуальной точки зрения с момента принятия в качестве психологической категории в XIX веке.

    Недавняя статья Изарда и несколько ответов на нее ( White, 2010 ; Widen & Russell, 2010 ; Wierzbicka, 2010 ) задают вопросы о языке «эмоции»: формируется ли он часть универсальной человеческой «народной психологии», является ли она частью «обычного языка» английского языка и можно ли ожидать, что в свете ответов на эти вопросы она будет действовать как часть подлинно научного лексикона.Историческая перспектива может помочь ответить на эти вопросы.

    Историки давно признали важность ключевых слов как зеркал и двигателей социальных и интеллектуальных изменений ( Диксон, 2008 ; Уильямс, 1976 ). Это особенно верно в сферах культуры и мышления, где новые слова или новые значения, связанные со старыми, могут создавать новые концепции и даже новые мировоззрения, которые, в свою очередь, трансформируют способность людей представлять, переживать и понимать себя.Психологические категории и концепции, в частности, имеют эту рефлексивную связь с нашей психической жизнью, формируя и окрашивая, а также объясняя их ( Khalidi, 2010 ; R. Smith, 2005 , 2007 ). История термина «эмоция» как ключевого слова именно такого рода короче и насыщенна событиями, чем могут себе представить современные пользователи. Хотя слово «эмоция» (заимствованное на английском языке из французского émotion ) использовалось в 17 и 18 веках, оно не утвердилось в качестве названия категории психических состояний, которые можно было бы систематически изучать до середины 18-го века. 19 век.В настоящей статье используется интеллектуальная история этого термина, чтобы предложить исторический диагноз современного дефиниционного недуга и напомнить некоторые идеи о страстях, привязанностях и эмоциях, которые были забыты в течение последних двух столетий.

    Как правильно отмечает Izard (2010b) в отношении текущих дебатов, проблема не в том, что термин «эмоция» не имеет четкого значения, а в том, что он имеет много значений ( 2010b , стр. 385). Так было и исторически.Я разделил эту статью на три раздела, которые соответствуют трем различным измерениям этих множественных значений: категориям, концепциям и коннотациям. Размышляя о категориях, мы можем исследовать, какие психические состояния, как считается, подпадают под категорию «эмоции», и какие альтернативные типологии мышления использовались, особенно те, в которых проводилось фундаментальное различие между «страстями» и «привязанностями». Во-вторых, глядя на множество концепций, названных одним термином «эмоция», мы можем спросить, что теоретики намеревались утверждать о психическом или телесном состоянии, называя его «эмоцией».«С самого начала была двусмысленность и неразбериха. Наконец, в сфере коннотаций у нас есть доступ к тем более широким интеллектуальным, лингвистическим и дисциплинарным рамкам, в которых функционируют ключевые слова. Мы увидим, что различные культурные территории, в которых действуют слова «страсти» и «эмоции», отводили им разные роли в производстве как ментальных переживаний, так и психологических теорий. Эти размышления о коннотации проложат путь для некоторых кратких заключительных мыслей об «эмоции» как об термине как в повседневном, так и в научном языке 21 века, а также о морали, которую мы можем почерпнуть из истории.

    Категории

    Первые книги, написанные на тему «эмоции», появились между 1830-ми и 1850-ми годами ( Bain, 1859 ; Cooke, 1838 ; Lyall, 1855 ; Ramsay , 1848 ). До этого философы, врачи, моралисты и теологи обычно использовали более одного термина, чтобы строить теории о ментальных состояниях, которые позже будут обозначены как «эмоции». Теоретики особенно различали «страсти», с одной стороны, и «привязанности», с другой.В 1836 году английский эрудит Уильям Уэвелл заметил, что предложение назвать то, что он называл «желаниями и привязанностями» человеческой природы «эмоциями», не было принято. Даже в 1862 году Уэвелл выражал свое предпочтение сложной фразе «желания и привязанности», признавая при этом, что термин «эмоциональный» был принят некоторыми недавними авторами (сноски Уэвелла к Mackintosh, 1862 , стр. Xlv). , 79; см. Также Dixon, 2003 , pp.186–187).

    Чтобы понять это чрезвычайно важное различие между беспокоящими желаниями и страстями, с одной стороны, и более мягкими привязанностями и чувствами, с другой, нам нужно вкратце вернуться к древним спорам между стоицизмом и христианством. Анализ работ двух самых влиятельных христианских богословов средневековья, Августина Гиппопотама и Фомы Аквинского, показывает, что именно их желание предоставить альтернативу моральной философии греческих и римских стоиков привело к тому, что они создали различие между страсти и привязанности ( Диксон, 2003 ).Как известно, стоики относились ко всем страстям как к душевным болезням, от которых мудрого можно было вылечить, применив спокойный разум. Когда мудрец-стоик почувствовал «первые движения» страсти, пробуждающей в нем, ему посоветовали воздержаться от суждения, лежащего в основе этой зарождающейся страсти, таким образом сохранив свое самообладание и душевное спокойствие, его apatheia . Таким образом, стоики стремились использовать своего рода когнитивную терапию, чтобы оставаться свободными от страстей и волнений ума, но при этом иметь возможность наслаждаться более мягкими положительными чувствами, известными как eupatheiai ( Annas, 1992 ; Sorabji, 2000 ).

    Августин и Фома Аквинский отреагировали на эту стоическую точку зрения двояко. В одном они соглашались со стоиками: страсти действительно были насильственными силами, которые могли вступить в конфликт с разумом и привести человека к греху. Но, с другой стороны, они не согласились с тем, что состояние полной стоической апатеи было желанным. По словам Августина, тот, кто больше не дрожал от страха и не страдал от горя, не обрел бы истинного мира, а скорее потерял бы все человечество ( Августин, 1966 , XIV.9). Для богословов было важно уметь различать эти тревожные движения души — аппетиты, похоти, желания, страсти, — которых добрый христианин должен избегать, и те более добродетельные и благочестивые привязанности любви и сострадания, к которым они могли бы справедливо стремиться. . Для Аквинского страсти и привязанности были движениями двух разных частей души, а именно чувственного аппетита и интеллектуального аппетита соответственно. Последнее было еще одним термином для обозначения завещания.

    Это различие между страстями чувственного аппетита и аффектами интеллектуального аппетита, хотя по-разному интерпретируется разными теоретиками и лишь изредка детально разрабатывается, на протяжении многих столетий лежало в основе морально-философской мысли.Это различие подробно обсуждалось в нескольких философских работах (например, Charleton, 1701 ; Hutcheson, 1728/1742 ). В трактате о религиозных привязанностях американского проповедника и философа Джонатана Эдвардса подчеркивается, что привязанности — это движения интеллектуальной части души:

    Святые привязанности не являются теплом без света, но всегда возникают из некоторой информации понимания, некоторых духовных наставлений, которые получает разум, некоторого света или фактического знания.( Эдвардс 1746/1959 , стр. 266)

    В 18 веке возникло распространение новых представлений о чувствах и чувствительности, а также о страстях и привязанностях. Но почти во всех теоретических работах различные чувства и эмоции человеческого сердца и интеллекта разделялись по крайней мере на две категории: более жестокие и эгоистичные «страсти» и «аппетиты», с одной стороны, и более мягкие. и более просвещенные «интересы», социальные «привязанности» и «моральные чувства» с другой стороны ( ДеДжин, 1997 ; Диксон, 2003 ; Хиршман, 1997 ).Многотомный труд о страстях и привязанностях ума, составленный в начале 19 века врачом и философом Томасом Коганом, вновь подтвердил семантическое различие между страстями и привязанностями, отметив, что в обычном использовании слово «страсть» часто применялось к «». злых склонностей », в то время как« привязанность »использовалась для« добродетельных склонностей; как социальных, дружеских, родительских, сыновних привязанностей »( 1802 , стр. 3). И, как мы уже видели, еще в 1862 году Уэвелл выражал свое предпочтение сложной фразе «желания и привязанности».

    Эта более дифференцированная типология была утеряна с появлением в XIX веке новой емкой категории «эмоции». Ключевой фигурой в этом переходе был эдинбургский профессор моральной философии Томас Браун, которого я ранее назвал «изобретателем эмоций» ( Dixon, 2003 , p. 109). Браун объединил «аппетиты», «страсти» и «привязанности» в одну категорию: «эмоции». Слово «эмоция» уже широко использовалось, но в лекциях Брауна, впервые опубликованных в 1820 году, этот термин приобрел новую систематическую теоретическую роль в науке о разуме.Это нововведение оказалось популярным. Возможно, в первой современной психологической книге об эмоциях был явно выражен невероятно широкий охват новой категории: «Эмоция — это имя, используемое здесь для понимания всего, что понимается под чувствами, состояниями чувств, удовольствиями, болью, страстями, сантиментами. , привязанности »( Bain, 1859 , стр. 3). Два десятилетия спустя McCosh (1880) перечислил более 100 дискретных состояний чувств, которые попали в эту категорию. Как можно было разработать единую теорию или простое концептуальное определение, которое могло бы охватывать такой широкий спектр различных психических состояний? Ответ в том, что никто не мог.

    Концепции

    Слово «эмоция» впервые появилось на британских берегах из Франции в начале 17 века. Джон Флорио, переводчик знаменитых эссе Мишеля де Монтеня, извинился перед своими читателями за введение различных «неотесанных терминов» с французского в его английскую версию произведения, в том числе слова «эмоция» ( de Montaigne, 1603 ). , стр. v). Как в французской, так и в английской формах, «эмоция» была словом, обозначающим физическое беспокойство и телесные движения.Это может означать волнение среди группы людей (как во фразе «общественные эмоции») или физическое возбуждение чего-либо вообще, от погоды или дерева до человеческого тела ( DeJean, 1997 ; Диллер, 2010 ).

    В течение 18 века «эмоции» все чаще стали обозначать телесные движения, сопровождающие психические переживания. Стоическая идея «первых движений», тех физических движений, которые ознаменовали начало страсти, иногда упоминалась фразой «первые эмоции страсти», как это было в проповеди, произнесенной перед королевой Англии в 1711 году на тему «Возрождение страсти». предмет «Правительство страсти», а также в романе Филдинга 1749 История Тома Джонса ( Кларк, 1738 , стр.426; Fielding, 1749 , Vol. 2, стр. 306). А для некоторых авторов-медиков и философов термин «эмоция» был зарезервирован для тех телесных движений, которые служили внешними признаками внутренних страстей и привязанностей. Бентам (1789/1996) писал, что «эмоции тела принимаются и обоснованно как вероятные признаки температуры ума» ( 1789/1966 , стр. 63; ср. LeBrun, 1734 , с. 21, 34). Это использование было продолжено в начале 19 века Коганом (1802) , который настаивал на том, что термин «эмоции» правильно применим только к тем «ощутимым изменениям и видимым эффектам, которые особые страсти производят на структуру» ( 1802 , стр.7–8). Эта идея, что эмоции были внешними и видимыми эффектами, также объясняет, почему термин «разумный» (означающий внешне наблюдаемый) так часто применялся к термину «эмоция» в текстах 18-го века ( Diller, 2010 , p. 150) .

    Наконец, с середины 18 века и далее «эмоции» переместились из телесной в ментальную сферу. Еще в 1649 году Декарт попытался ввести термин émotion в качестве альтернативы страсти в своем теоретическом трактате о страстях души ( DeJean, 1997 ; S.Джеймс, 1997, ). Однако его предложению в целом не последовали, и самые ранние работы, в которых часто использовалось слово «эмоция» как термин для обозначения чувства, страсти и связанных состояний ума, появились только примерно 100 лет спустя, в 1740-х и 1750-х годах. К ним относятся важные философские работы двух центральных деятелей шотландского Просвещения, Юма (1739–1740) и А. Смита (1759) . Однако их использование этого термина было далеко не систематическим. Для них, как и для многих других писателей второй половины XVIII века, «эмоция» функционировала либо как неопределенный и общий термин для обозначения любого вида душевного переживания или волнения, либо иногда как стилистический вариант для центральных теоретических терминов, таких как « страсть »и« привязанность »( Диксон, 2003 ).

    Как я уже указывал, именно в лекциях начала XIX века другого шотландского философа Томаса Брауна термин «эмоция» окончательно приобрел свой новый статус теоретической категории в науке о ментальности, заменив эти «активные силы». »Ума,« страстей »и« привязанностей ». Браун, врач и поэт, а также философ, был первым, кто стал рассматривать «эмоции» как главную теоретическую категорию в академическом исследовании психики, и его использование было наиболее систематическим и наиболее влиятельным в тот период.Итак, здесь, в лекционных залах Эдинбургского университета в период с 1810 по 1820 годы, мы подходим к ключевому моменту в истории наших современных представлений об «эмоциях».

    Какое же тогда определение дал профессор Браун этому важному новому теоретическому термину в ментальной науке? «Точное значение термина эмоция , — сказал Браун своим студентам, — его трудно выразить какими-либо словами». И с тех пор так и остается. Браун пошел немного дальше, пытаясь дать определение «эмоциям»:

    Возможно, если возможно какое-либо их определение, их можно определить как яркие чувства, возникающие непосредственно из рассмотрения объектов, воспринимаемых, или запоминаемых, или воображаемых, или других предшествующих эмоций.( Brown, 1820/2010 , pp. 145–146)

    Другими словами, в отличие от ощущений, которые были вызваны непосредственно внешними объектами, эмоции были вызваны мысленным «рассмотрением» воспринимаемых объектов; и, в отличие от интеллектуальных состояний, они определялись как некогнитивные «яркие чувства», а не как формы мысли.

    Лекции Брауна оказали очень широкое влияние в период между 1820 и 1860 годами, и стало нормой повторять его утверждение о том, что термин «эмоция» трудно определить иначе, как с точки зрения яркости чувства.Хотя очевидно, что все знали, что такое «эмоция», теоретики согласились с Брауном в том, что это не может быть воплощено ни в каком словесном определении ( Диксон, 2003 , стр. 129–130). Спустя двести лет мы все еще живем с наследием концепции «эмоции» Томаса Брауна. Психологи продолжают жаловаться с регулярными интервалами вплоть до настоящего времени, что «эмоция» совершенно не поддается определению ( Izard, 2010a , 2010b ). Это неудивительно для термина, который с самого начала определялся как неопределимый.

    Понятие «эмоции» Брауна также было сильно некогнитивным понятием «эмоция». Его резкое разделение между интеллектуальными мыслями и эмоциональными чувствами было одобрено многими ведущими психологами конца 19 века. Бейн (1855 , 1859 ), МакКош (1886 , 1887 ), Болдуин (1891) и Салли (1892) — все они выпустили двухтомные учебники по психологии, Первый том был посвящен чувствам и интеллекту, а второй том — эмоциям, чувствам и воле.

    Но Браун был не единственным важным теоретиком «эмоций», и поэтому его наследие не единственное. Второй ключевой фигурой был еще один эдинбургский врач и философ Чарльз Белл. Белл был важной фигурой в истории неврологии, а также самым влиятельным теоретиком выражения в XIX веке до 1872 года, когда Дарвин опубликовал свою работу по этому вопросу. Теории эмоций и выражения Белла, разработанные в последовательных изданиях его эссе по анатомии и философии выражения, опубликованных между 1806 и 1844 годами, послужили фундаментом, на котором позже были построены Дарвин и Джеймс.Хорошо известно, что Дарвин категорически возражал против богословского представления в работе Белла о том, что мускулы человеческого лица были божественно созданы для выражения высших чувств. Однако редко замечали, что Дарвин заимствовал свой главный теоретический принцип выражения, а именно идею «полезных связанных привычек», непосредственно из работы Белла ( Darwin, 1872 ; Dixon, 2003 ).

    На самом деле значение Белла в этой концептуальной истории настолько велико, что было бы уместно думать о нем как о соискателе современных «эмоций» наряду с Брауном.Если Браун был основным теоретиком «эмоций» как ярких психических переживаний с ментальными причинами, в работе Белла мы находим концепцию «эмоции», которая впервые придала определяющую роль телесным движениям.

    Для Белла «эмоция» была движением ума. Его краткое определение этого термина заключалось в том, что «эмоции» — это «определенные изменения или эмоции ума, такие как горе, радость или изумление», которые можно было увидеть через «внешние признаки» на лице или теле ( Bell, 1824 , п.19). Дополнительный интерес к работе Белла, однако, заключается в том, что он придавал большое значение движениям тела, особенно сердца и легких, не только как внешним признакам, но и как основополагающим причинам эмоционального переживания. Он признал, что идея о том, что эмоции могут «исходить из тела или в какой-либо степени относиться к нему», не могла «добровольно допустить» его читатели ( Bell, 1824 , стр. 20–21). Тем не менее он пытался убедить их, что «органы дыхания и речи» необходимы не только для «выражения» эмоций, но и для их «развития».Белл продолжал настаивать на этом, утверждая, что работа органов выражения предшествует «умственным эмоциям, с которыми они должны соединяться», и усиливает и направляет их. Он даже утверждал, что причина того, что все люди испытывают одни и те же «внутренние чувства, эмоции или страсти», заключается в единообразной работе органов тела ( Bell, 1824 , стр. 20–21). Здесь очень разительна параллель со знаменитой формулировкой У. Джеймса, опубликованной шесть десятилетий спустя. W.Джеймс, безусловно, был знаком с работами Белла, хотя лишь вскользь упомянул о нем в своей статье 1884 (стр. 191). Дарвин (1872) также поддерживал аналогичную точку зрения на незаменимую роль телесных движений в полноценной эмоции, предполагая, что: «Большинство наших эмоций настолько тесно связаны с их выражением, что они едва ли существуют, если тело остается пассивным. ”( 1872 , стр. 239–240).

    Итак, в работах Белла мы находим последний кусок мозаики.Это было источником идеи о том, что термин «эмоция» относится к ментальным состояниям, которые обязательно имеют внешнее телесное выражение, которое дополнительно каким-то образом составляет эмоцию. В сочетании с влиятельным подходом Брауна к «эмоциям» как к очень широкой категории некогнитивных состояний чувств, мы теперь имеем четкое представление об истоках теорий эмоций конца 19-го века, которые породили так много концептуальных и дефиниционные проблемы. Хотя Браун и Белл согласились, что «эмоция» сама по себе является чем-то ментальным, они разошлись во мнениях относительно того, являются ли ее составляющие в первую очередь ментальными или телесными.Противоречия между этими двумя моделями так и не были полностью разрешены. На Дарвина и Джеймса оказали влияние эти произведения, созданные в Эдинбурге в первые два десятилетия XIX века. Дарвин даже кратко изучал медицину в Эдинбурге в 1820-х годах, и Джеймс заявил, что провел свою юность, погружаясь в философские работы Брауна и его предшественника на кафедре моральной философии Дугальда Стюарта ( W. James, 1902/1985 , p. 2). На протяжении веков теоретики спорят о том, что следует считать истинным очагом эмоций: душу или тело; сердце или мозг ( Bound Alberti, 2010 ).Принимая во внимание важность Брауна и Белла в этой концептуальной истории, я бы предположил, что истинным местом «эмоций» на самом деле был Эдинбургский университет около 1820 года ( Dixon, 2006 ).

    Коннотации

    Уместно, что на этом этапе спора мы должны были прийти к выводу о конкретном учреждении и конкретном месте. Это напоминает нам о том, что слова действуют не в вакууме, а в лексических и социальных сетях. Слова получают свое значение от компании, которую они составляют, и это относится как к другим словам, с которыми они общаются, так и к говорящим, писателям и читателям, через чьи умы, рты, руки и глаза они проходят.

    Семантические коннотации, которые были потеряны в результате перехода от «страстей» и «привязанностей» к «эмоциям» в теориях человеческого разума, могут быть сгруппированы вместе в рамках объединяющей темы патологии: когнитивной, медицинской или моральной ( Dixon). , 2006 , 2011 ). «Страсть» и «привязанность» были терминами, этимология и основные значения которых подчеркивали пассивность, страдание и болезнь. Для стоиков страсти были душевными болезнями, излечиваемыми когнитивной терапией, и вплоть до XIX века термины «страсть» и «привязанность» использовались в медицинском контексте как термины для обозначения органических болезней.Врачи также считали, что страсти и страсти ума, особенно в их более сильных формах, представляют собой постоянную угрозу здоровью и жизни. Поскольку основные теоретики ранних «эмоций», включая Брауна и Белла, почти все были обученными медиками, важно, что они решили использовать это слово для обозначения ярких психических ощущений, которые отделяли их от этого медицинского мира мыслей и его патологических ассоциаций, даровав для последующих поколений философов и психологов — новая демедицинская концепция ( Dixon, 2006 ).

    Вопросы профессиональной и дисциплинарной идентичности также уместны для размышлений об отделении «эмоций» от устоявшихся языков морали и религии. Многие из наиболее влиятельных теоретиков «страстей» и «привязанностей» были философами-моралистами, священнослужителями или и тем, и другим. Проповедники и богословы, а также светские моралисты чаще всего обсуждали эти темы, чтобы продемонстрировать важность управления страстями и культивирования привязанностей.Во время религиозных возрождений 18 века, когда чувства и симпатии человеческого сердца были столь важны, проповедники, такие как Эдвардс (1746/1959) и Уайтфилд (1772) , говорили и писали на языке Библии. . Термины «страсти», «похоти», «желания» и «привязанности» имеют библейское происхождение. Термин «страсть» имел дополнительную библейскую связь с евангельскими повествованиями о страданиях и смерти Иисуса из Назарета.Термины «эмоция» и «эмоции», напротив, были отделены от языковых миров теологии и морализма. Они никогда не появлялись ни в одном английском переводе Библии и, в отличие от терминов «страсть» и «страсти», вряд ли могли сочетаться с такими морализирующими эпитетами, как «презренный», «отвратительный», «злой», «извращенный», или «порочный» ( Диллер, 2010 , стр. 150; Диксон, 2011 ).

    Когда в 19 веке появились современные употребления слов «эмоция» и «эмоциональный», они ассоциировались со знанием и симпатией с современным научным подходом к психической жизни человека.Это были слова, принадлежащие светскому, морально нейтральному и научному регистру. Лингвистический сдвиг от «страстей» и «привязанностей» к «эмоциям», таким образом, одновременно отражал и позволял сдвиги институционального и интеллектуального авторитета. К концу XIX века в европейских и американских университетах возникло мнение, что собственно научное описание человеческого разума может быть произведено только путем тщательного физиологического исследования. Сторонники этого взгляда явно противопоставляли свою работу философской психологии своих предшественников (и современников), которая, по их мнению, все еще находилась в рабстве у теологических, духовных и дуалистических взглядов на человеческую личность.

    Дэвид Айронс был особенно талантливым критиком физиологических тенденций современной психологии в целом и теории эмоций Джеймса в частности. Айронс утверждал в нескольких статьях 1890-х годов и в своей книге по моральной психологии ( 1903 ), что эмоции — это несводимые «установки» всего человека ( Dixon, 2003 ; Gendron & Barrett, 2009 , p. 325). Примечательно, что ответ Хэвлока Эллиса Айронсу подвергся нападкам не только за его теоретические взгляды, но и за его незнание физиологии человека и его уверенность в инструментах философии.Эллис писал, что проблемы современной психологии требуют «чего-то большего, чем просто логического оборудования; они требуют очень значительного физиологического и даже патологического оборудования », и что любой, кто мог предположить, например, что меланхолия не имеет физической основы, очевидно,« не был компетентен обсуждать природу эмоций »( Ellis, 1895 , p. 160) .

    Таким образом, термин «эмоция» соответствовал целям сознательно секуляризирующей и научной группы психологов-теоретиков в конце 19 века, оторванной от вековых моральных и теологических коннотаций, присущих терминам « страсть »и« привязанность.«Эмоция» для прогрессистов, таких как Эллис, было названием области научных исследований, в которую должны были быть отстранены простые философы. Теперь для того, чтобы обсуждать эмоции, требовалась физиологическая подготовка. Как выразился У. Джеймс в конце своей статьи 1884 Mind , истинность или ложность его теории эмоций лучше всего определять не логическим анализом, а эмпирическими исследованиями, проводимыми «врачами-психиатрами и нервными специалистами». «Только те, у кого данные в руках» ( 1884 , с.204).

    Выводы

    Итак, когда У. Джеймс в 1884 году спросил: : «Что такое эмоция?» он не решал извечную головоломку, а стремился определить психологическую категорию, существовавшую всего пару поколений. Ответ Джеймса на свой вопрос, который показал, что он в долгу перед Брауном, Беллом и Дарвином, заключался в том, что эмоции представляют собой яркое ментальное ощущение внутренних изменений, вызванных непосредственно восприятием какого-либо объекта в мире.

    У теории Джеймса было любопытное начало карьеры. С одной стороны, она стала, наряду с аналогичной теорией датского психолога Карла Ф. Ланге, ведущей теорией эмоций молодой науки психологии. С другой стороны, теория полностью не смогла достичь консенсуса среди психологического сообщества, за исключением, пожалуй, единодушия в том, что она ошибочна. В течение 10 лет после публикации оригинальной теории Джеймса ее систематически опровергали почти все ведущие философские и психологические журналы.Критики 1880-х и 1890-х годов утверждали, что теория Джеймса не различает эмоции и отсутствие эмоций; что он не смог различить разные эмоции; что он придавал чрезмерный приоритет чувствам телесных изменений за счет других компонентов эмоций; и что он без необходимости отрицал роль когнитивных и интеллектуальных факторов в возникновении эмоций. Статья Джеймса вызвала еще большую путаницу, по-видимому, поддерживая несколько различных утверждений о том, все ли эмоции имеют телесные выражения или только некоторые, и было ли это вопросом определения или эмпирического открытия ( Dixon, 2003 ; Ellsworth, 1994 ; Файнштейн, 1970 ).

    После десяти лет опровержения своей первоначальной теории У. Джеймс должным образом опубликовал (1894) повторное изложение своих взглядов на эмоции, которое включало столько уступок и оговорок, что фактически сводилось к опровержению его собственной теории. Итак, к 1890-м годам, хотя идея о том, что «эмоция» является названием психологической категории, стала укоренившейся, зарождающееся психологическое сообщество не имело ни согласованного определения масштабов категории, ни общего представления об основных характеристиках психологической категории. государства, которые попали в него.

    Основатели психологической дисциплины в конце 19 века завещали своим преемникам использование термина «эмоция», в котором отношения между разумом и телом, а также между мыслью и чувством были запутанными и неразрешенными, и в котором была названа категория чувств и поведения настолько широки, что охватывают почти всю психическую жизнь человека, включая, как выразился Бейн (1859) , все, что ранее понималось под терминами «чувства, состояния чувств, удовольствия, боли, страсти, сантименты, привязанности» ( 1859 , стр.3).

    Опрос, недавно проведенный Izard (2010a) , показывает, что психологи все еще живут с этим наследием. На основе ответов на свой вопросник Изард составил составное описание того, что современные ученые-эмоционисты понимают под «эмоцией». Наиболее часто упоминаемые особенности были резюмированы Изардом в одном предложении:

    Эмоция состоит из нейронных цепей (которые, по крайней мере, частично выделены), систем реагирования и состояния / процесса чувства, которые мотивируют и организуют познание и действие.( 2010a , стр. 367)

    Изард подчеркнул, что это не должно было быть определением «эмоции», а описанием доминирующего использования. Тем не менее, он достаточно хорошо указывает на проблемы, с которыми все еще сталкиваются теоретики «эмоций», особенно на необходимость каким-то образом сформулировать предполагаемые отношения между физиологическими процессами и психическими переживаниями, а также между состояниями чувств и состояниями мысли. Среди тех философов и психологов XIX века (и ранее), чьи произведения были исключены из канона истории психологии, но которые сопротивлялись конгломерации «страстей» и «привязанностей» в «эмоции», которые выступали за центральная роль интеллекта и познания в состояниях чувств, и кто связал психологию наиболее тесно с философией и этикой, а не с физиологией, все еще можно найти некоторые ключи к разгадке того, что пошло не так при построении современных концепций «эмоции» в психологии ( Dixon, 2003 , 2011 ; Gendron & Barrett, 2009 ).

    В споре о том, может ли «эмоция» сегодня функционировать как научный термин, ее семантическая и концептуальная история, как мне кажется, актуальна, если не решает. По вопросу о том, является ли «эмоция» «народным» или «повседневным» термином, а не научным, есть ясная историческая история. «Эмоция» существует как обычный англоязычный термин для обозначения физического возбуждения с 17 века. Постепенно его начали применять неопределенным и общим образом к состояниям душевных переживаний в 18 веке.Итак, когда Браун и другие приняли его как термин ментальной науки, они приняли повседневный термин и придали ему новую теоретическую роль. Как сказал сам Браун: «Каждый человек понимает, что подразумевается под эмоцией» ( 1820/2010 , стр. 145). В течение XIX и XX веков это ранее «повседневное» слово стало научным термином, используемым в технических целях не только в психологии, но также в медицине, социологии и антропологии. Заключительным этапом этой семантической истории стала популяризация идей об «эмоциональном интеллекте», «эмоциональной грамотности» и «эмоциональном благополучии», которые сами по себе фактически стали «повседневными» фразами.В ходе этого процесса научные идеи об «эмоциях» и «эмоциональном» получили широкое распространение в популярной культуре и политике, в результате чего был использован научный, психологический и медицинский авторитет этого языка.

    Эта сложная культурная история «эмоции», особенно ее довольно недавнее, случайное, оспариваемое и постепенное появление в качестве англоязычной психологической категории в первой половине XIX века, не дает убедительных оснований предполагать, что «эмоция» может вызывать назовите либо естественный вид, либо любую врожденную или «народную» психологическую концепцию (ср. Barrett, 2006 ; Рорти, 2004 ; Wierzbicka, 2010 ). С другой стороны, может оказаться, что психология — это не та наука, которая занимается естественными видами или врожденными концепциями. Если предполагается, что наука об эмоциях дает объяснение широко распространенного типа психического состояния и в терминах, которые могут быть доведены до сведения широкой публики, тогда, возможно, лучше придерживаться сложности, нечеткости и чрезмерной инклюзивности понятия «эмоция». », Чем уходить еще дальше от мира повседневных забот на новый научный жаргон.

    Позвольте мне закончить, однако, на конструктивной ноте, предложив третий путь между сохранением проблемной метакатегории «эмоции» и отказом от нее в пользу исследований дискретных состояний чувств, таких как любовь, гнев, страх и т. Д. отдыхать. В заключение своей книги 2003 года по этому вопросу я был довольно робким и предположил, что «старомодная терминология страстей и привязанностей» вряд ли «найдет поддержку в будущих психологических теориях» ( Dixon, 2003 , p.245). Но, возможно, теперь, когда кризис определений в теориях «эмоций» достиг нового пика, пришло время восстановить в психологической науке некоторую версию того различия между «страстями» и «привязанностями», которое структурировало современное мышление о разуме и морали. много веков. Среди философов эмоций Гриффитс (1997 , 2003 , 2004 ), в частности, сетовал на чрезмерную инклюзивность современной категории «эмоции» и утверждал, что ее следует разделить на две подкатегории: более примитивные «программы аффекта» и «высшие когнитивные эмоции» (ср. Эльстер, 1999 ; Рорти, 2004 ). Если уроки истории и философии будут приняты во внимание, то вполне возможно, что идеи Августина и Аквинского могут оказаться именно тем, что необходимо для вдохновения новой научной парадигмы исследования эмоций в 21 веке.

    Сноски

    Примечание автора: Я благодарен редактору этого журнала, двум анонимным читателям и Эмили Баттерворт за их отзыв о более раннем варианте этой статьи, а также Wellcome Trust за предоставленный исследовательский грант. Королеве Мэри, Лондонский университет, на тему «Медицина, эмоции и болезни в истории.”

    Каталожные номера

    Аннас Дж. (1992). Эллинистическая философия разума. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press [Google Scholar] Августин Стрит (1966). Город божий (Левин П., Пер.). Лондон, Великобритания: Heinemann [Google Scholar] Бейн А. (1855). Чувства и интеллект. Лондон, Великобритания: Паркер [Google Scholar] Бейн А. (1859). Эмоции и воля. Лондон, Великобритания: Паркер [Google Scholar] Болдуин Дж. М. (1891). Справочник по психологии I: Чувства и интеллект; II: Чувство и воля.Лондон, Великобритания: Macmillan [Google Scholar] Барретт Л. Ф. (2006). Эмоции естественные? Перспективы психологической науки, 1, 28–58 [PubMed] [Google Scholar] Белл К. (1824 г.). Очерки анатомии и философии выражения (2-е изд.). Лондон, Великобритания: Мюррей [Google Scholar] Бентам Дж. (1996). Введение в принципы морали и законодательства. Оксфорд, Великобритания: Clarendon Press; (Оригинальная работа опубликована в 1789 г.) [Google Scholar] Связанный Альберти Ф. (2010). Сердечные вопросы: история, медицина, эмоции.Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] Браун Т. (2010). Томас Браун: Избранные философские труды (Диксон Т., Ред.). Эксетер, Великобритания: Imprint Academic; (Оригинальная работа опубликована в 1820 г.) [Google Scholar] Чарлтон У. (1701). Естественная история страстей (2-е изд.). Лондон, Великобритания: Р. Веллингтон [Google Scholar] Кларк С. (1738). Работы Сэмюэля Кларка. Том 2 Лондон, Великобритания: Дж. И П. Knapton [Google Scholar] Коган Т. (1802). Философский трактат о страстях. Бат, Великобритания: С. Хазард [Google Scholar] Кук В.(1838). Разум и эмоции, относящиеся к здоровью и болезни. Лондон, Великобритания: Longman [Google Scholar] Дарвин К. (1872). Выражение эмоций у человека и животных. Лондон, Великобритания: Мюррей [Google Scholar] ДеДжин Дж. (1997). Древние против современности: культурные войны и создание fin de siècle. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press [Google Scholar] де Монтень М. (1603). Эссе, или моральные, политические и миллиардные дискурсы Ло. Мишель де Монтень (Флорио Дж., Пер.). Лондон, Великобритания: Val. Sims для Эдварда Блаунта [Google Scholar] Диллер Х. Дж. (2010). «Эмоция» против «страсти»: история словоупотребления и появление аморальной категории. Archiv für Begriffsgeschichte, 52, 127–151 [Google Scholar] Диксон Т. (2003). От страстей к эмоциям: создание светской психологической категории. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] Диксон Т. (2006). Пациенты и страсти: языки медицины и эмоций, 1789–1850 гг. В Bound Alberti F. (Ed.), Медицина, эмоции и болезни, 1700–1950 (стр.22–52). Бейзингстоук, Великобритания: Пэлгрейв Макмиллан [Google Scholar] Диксон Т. (2008). Изобретение альтруизма: определение морального смысла в викторианской Британии. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] Диксон Т. (2011). Возмутительные страсти. Современное богословие, 27, 298–312 [Google Scholar] Эдвардс Дж. (1959). Трактат о религиозных привязанностях. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета; (Оригинальная работа опубликована в 1746 году) [Google Scholar] Эллис Х. (1895). Психология эмоций. Journal of Mental Science, 41, 159–162 [Google Scholar] Эллсуорт П.(1994). Уильям Джеймс и эмоции: стоит ли век славы века непонимания? Психологический обзор, 101, 222–229 [PubMed] [Google Scholar] Эльстер Дж. (1999). Алхимия разума: рациональность и эмоции. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] Файнштейн Х. (1970). Уильям Джеймс об эмоциях. Journal of the History of Ideas, 31, 133–142 [Google Scholar] Филдинг Х. (1749). История Тома Джонса: Подкидыш (тт. 1–3). Дублин, Ирландия: Джон Смит [Google Scholar] Гендрон М., Барретт Л. Ф. (2009). Реконструкция прошлого: век идей об эмоциях в психологии. Emotion Review, 1, 316–339 ​​[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] Гриффитс П. Э. (1997). Какие эмоции есть на самом деле: проблема психологических категорий. Чикаго, Иллинойс: University of Chicago Press [Google Scholar] Гриффитс П. Э. (2003). Базовые эмоции, сложные эмоции, макиавеллистические эмоции. В Hatzimoysis A. (Ред.), Философия и эмоции (стр. 39–68). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета [Google Scholar] Гриффитс П.Э. (2004). Эмоции — это естественный вид? В Соломоне Р. С. (ред.), Размышляя о чувствах: современные философы об эмоциях (стр. 233–249). Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] Хиршман А. (1997). Страсти и интересы: политические аргументы в пользу капитализма перед его триумфом (изд. К 20-летию). Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press [Google Scholar] Хьюм Д. (1739–1740). Трактат о природе человека. Лондон, Великобритания: Джон Нун [Google Scholar] Хатчесон Ф. (1742). Эссе о природе и поведении страстей и привязанностей с иллюстрациями, касающимися нравственного чувства (3-е изд.). Лондон, Великобритания: Уорд; (Первое издание опубликовано в 1728 г.) [Google Scholar] Айронс Д. (1903). Психология этики. Эдинбург, Великобритания: Blackwood [Google Scholar] Изард К. Э. (2010a). Множество значений / аспектов эмоции: определения, функции, активация и регулирование. Emotion Review, 2, 363–370 [Google Scholar] Изард К. Э. (2010b). Еще больше значений и больше вопросов для термина «эмоция». Emotion Review, 2, 383–385 [Google Scholar] Джеймс С. (1997). Страсть и действие: эмоции в философии семнадцатого века.Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] Джеймс У. (1884). Что такое эмоция? Mind, 9, 188–205 [Google Scholar] Джеймс У. (1894). Физическая основа эмоции. Психологический обзор, 1, 516–529 [Google Scholar] Джеймс У. (1985). Разновидности религиозного опыта. Лондон, Великобритания: Пингвин; (Оригинальная работа опубликована в 1902 г.) [Google Scholar] Халиди М. А. (2010). Интерактивные виды. Британский журнал философии науки, 61, 335–360 [Google Scholar] ЛеБрун К. (1734). Метод научиться конструировать страсти, предложенный на конференции по их общему и частному выражению (Уильямс Дж., Пер.). Лондон, Великобритания: Уильямс [Google Scholar] Лайалл В. (1855). Интеллект, эмоции и нравственная природа. Эдинбург, Великобритания: Томас Констебль [Google Scholar] Макинтош Дж. (1862). Диссертация о прогрессе этической философии (3-е изд., С предисловием и примечаниями У. Уэвелла). Эдинбург, Великобритания: черный [Google Scholar] Маккош Дж. (1880). Эмоции. Лондон, Великобритания: Macmillan [Google Scholar] Маккош Дж. (1886). Психология: когнитивные способности. Лондон, Великобритания: Macmillan [Google Scholar] Маккош Дж. (1887).Психология: Движущие силы: эмоции, совесть, воля. Лондон, Великобритания: Macmillan [Google Scholar] Рамзи Г. (1848). Анализ и теория эмоций. Лондон, Великобритания: Лонгман, Браун, Грин и Лонгманс [Google Scholar] Рорти А. О. (2004). Хватит уже «теорий эмоций». В Соломоне Р. С. (ред.), Размышляя о чувствах: современные философы об эмоциях (стр. 269–278). Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] Смит А. (1759). Теория нравственных настроений. Лондон, Великобритания: А.Миллар [Google Scholar] Смит Р. (2005). История психологических категорий. Исследования по истории и философии биологических и биомедицинских наук, 36, 55–94 [PubMed] [Google Scholar] Смит Р. (2007). Быть человеком: историческое знание и создание человеческой природы. Манчестер, Великобритания: Manchester University Press [Google Scholar] Сорабджи Р. (2000). Эмоции и душевный покой: от стоической агитации до христианского искушения. Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press [Google Scholar] Салли Дж. (1892).Человеческий разум: Учебник психологии (т. 1–2). Лондон, Великобритания: Longmans, Green [Google Scholar] Уайт Г. (2010). Дисциплинирующая эмоция. Emotion Review, 2, 375–376 [Google Scholar] Уайтфилд Г. (1772 г.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *