Депривация в психологии это: виды депривации, социальная и эмоциональная депривация детей, последствия материнской депривации

Содержание

Депривация в психологии: что это простыми словами

Приветствую Вас, друзья!

С депривацией в своей жизни так или иначе сталкивался каждый из нас. Это слово часто используют психологи, да и в массовых статьях о самосовершенствовании оно встречается регулярно. При этом далеко не все правильно понимают, что такое депривация, часто путая её с фрустрацией и некоторыми другими явлениями. Сегодня мы подробно разберём, что представляет собой данное состояние, а также выясним, какие виды депривации существуют, как и почему она возникает и как от неё избавиться. Начнем.

Что такое депривация?

Депривация – это болезненно переживаемая потеря, которую человек воспринимает как серьезное лишение. Она вызывает чувство опустошения, связанное с пониманием, что определенные вещи потеряны навсегда. В английском языке глагол «to deprive» подразумевает, что человека насильно лишают чего-то важного или даже жизненно необходимого.

Первый опыт депривации мы обычно получаем в глубоком детстве, осознавая, что какие-то события никогда не повторятся. В какой-то момент ребенок понимает, что уже не вернётся в детский сад или в первый класс, не будет так увлеченно играть с любимыми игрушками и не сможет верить в Деда Мороза. Взрослому человеку это кажется несерьезным, но дети из-за подобных мелочей чувствуют себя по-настоящему опустошёнными.

В большинстве случаев встречается психологическая депривация, подразумевающая потерю любви, заботы, определенных переживаний. Существует также биологическая депривация, связанная с физическими увечьями. Независимо от природы, она угнетающе действует на психику.

Взрослые испытывают подобные чувства только при серьезной потере, а вот ребенок может испытать их даже из-за мелочи. К примеру, если родители отказались купить ему игрушку, он сразу думает, что его перестали любить. Если это единичный случай, он испытывает так называемую неугрожающую депривацию. Если же ему отказывают регулярно, это может достаточно серьезно повлиять на его психику.

Людям свойственно скрывать депривацию. Это хорошо иллюстрирует басня «Лисица и виноград». Увидев спелые гроздья винограда, она уже настроилась на лакомство (и неважно, что в природе лисы не едят виноград). Но не сумев до него дотянуться, Лиса испытала депривацию. Чтобы подавить это чувство, она постаралась обесценить цель, убеждая себя, что виноград зелёный и невкусный.

Как проявляется депривация?

Независимо от природы и формы, депривация сопровождается такими реакциями как:

  • снижение жизненной активности, подавленность и апатия;
  • повышение тревожности;
  • резко меняющееся настроение;
  • недовольство собой;
  • вспышки агрессии и других эмоций.

При депривации у человека складывается впечатление, что он лишился чего-то необходимого. Он испытывает подавленность и угнетенность, а всё новое начинает его пугать, поскольку он боится потерять ещё что-нибудь. Постепенно он свыкается с депривацией, становясь заложником данного состояния. Иногда это приводит к затяжной депрессии, продолжающейся вплоть до нескольких лет. Подобные состояния нельзя пускать на самотёк, поэтому лучше сразу обращаться к психотерапевту, который поможет найти выход и справиться со стрессом. Близким по значению к депривации является понятие фрустрация (что это такое?).

Виды депривации

Наиболее распространенной является классификация по потребностям, которые были ограничены. Выделяют следующие виды депривации:

1. Сенсорная. Подразумевает полное отключение или существенное ослабление определенных внешних стимулов (цвета, запахи, звуки, тактильные ощущения). Может проявляться вследствие особенностей среды (этот вариант хорошо продемонстрирован в советском мультфильме «Ёжик в тумане») или из-за собственных физических ограничений человека. В определенных условиях люди нуждаются в сенсорной депривации и осуществляют её искусственно. Например, ночная повязка на глаза и беруши – это приспособления для сенсорной депривации.

2. Когнитивная. Данный вид депривации подразумевает резкий дефицит внешней информации, необходимой человеку для нормальной мыслительной деятельности. Возможен и противоположный вариант – информации слишком много, она резко меняется, поэтому человек не имеет возможности правильно её интерпретировать и воспринимает как бесполезный информационный шум. Особенно опасна когнитивная депривация для детей.

3. Эмоциональная. Объясняя, что такое депривация, довольно часто приводят в пример именно эту форму. Она подразумевает ограничение или потерю эмоциональных контактов. Это состояние может возникнуть у ребенка, которого жестоко наказывают, вследствие чего он перестаёт чувствовать эмоциональную близость с родителями.

4. Социальная. Подразумевает лишение идентичности, ощущения собственной значимости, возможности считать себя частью социума. Данное состояние наблюдается у пенсионеров, учеников закрытых школ, пациентов, долго находящихся на лечении, заключенных и других людей, не имеющих полноценной общественной жизни.

5. Двигательная. К этому виду относятся различные ограничения двигательной активности, например, прикованность к постели или инвалидному креслу.

Существуют и другие варианты депривации: образовательная, этическая, экономическая и прочие. Под депривацией обычно подразумевается сам факт ограничения определенных возможностей (в том числе

по добровольному выбору человека). Также данное понятие расширяется на состояние опустошенности, связанное с ограничением (например, после получения увечья или потери близкого человека). То есть, депривация – это и само лишение, и осознание человеком данного лишения.

Как справиться с депривацией?

Существуют разные способы преодоления депривации, как конструктивные, так и деструктивные. К примеру, часто люди, ощущающие опустошенность из-за большой потери, становятся верующими. Кого-то привлекают традиционные религии, а кто-то становится доступной жертвой для тоталитарных сект. Часто спасением от депривации становятся увлечения вроде сериалов или онлайн-игр. Есть и более конструктивные подходы: иногда люди начинают

активно работать над собой, изучают методики саморегуляции, занимаются спортом, стремятся к развитию.

Человек, столкнувшийся с депривацией, всегда ищет способ отвлечься от неё, заполнить свою действительность. Если пустить всё на самотёк, это может оказаться какая-то вредная привычка или бесполезное увлечение. Но приложив некоторые усилия, можно найти действительно осмысленное и полезное увлечение. Лучший и вполне достижимый вариант – начать работать над собой. В состоянии депривации человеку необходима какая-то увлекающая деятельность, и самосовершенствование – отличный выбор.

Важно учитывать вид и природу депривации, чтобы создать правильные условия для борьбы с ней. К примеру, при сенсорной депривации необходимо обеспечить себе больше ярких событий и впечатлений. При когнитивной депривации – найти способы получения, структурирования и сохранения ценной информации. При эмоциональной депривации желательно найти людей, с которыми возможны доверительные отношения.

Поскольку депривация может иметь разную природу и проявляться по-разному, для эффективной коррекции необходим индивидуальный терапевтический подход. Поэтому оптимальный способ, позволяющий справиться с данным состоянием – это обращение к психотерапевту. Важно своевременно избавиться от лишних неконструктивных переживаний, поскольку они могут привести к необратимым последствиям для психики.

Заключение

Депривация – это распространенное явление, с которым сталкивался каждый из нас. Этим словом можно охарактеризовать любое лишение или сознательный отказ от чего-то жизненно важного, чаще всего связанного с эмоциями, переживаниями или физическими ощущениями. Депривация может возникнуть как следствие непреодолимых внешних обстоятельств. Также она может быть принудительной (например, заключение и другие формы наказания). Лишение ребенка карманных денег – это тоже форма депривации, применяемой в воспитательных целях.

К сознательной сенсорной депривации прибегают, чтобы оградить себя от шума (беруши), хорошо спать в освещенной комнате (повязка на глаза) или не чувствовать боли (анестезия). Помещение человека на лечение в клинику также подразумевает депривацию. Её нельзя назвать ни добровольной, ни принудительной, поскольку это вынужденная мера, необходимая пациенту, но сильно ограничивающая его свободу.

Умело используя депривацию, можно извлечь из неё пользу. К примеру, медитация, прослушивание музыки или йога – это тоже формы депривации. Концентрируясь на одних чувствах, человек может полностью отключиться от других, забыть о головной боли или отдохнуть от болезненных переживаний, связанных с проблемами в делах. Таким образом, многие из нас используют депривацию себе во благо, даже не догадываясь об этом. В психотерапии применяются и более серьезные методы, позволяющие пациенту отключаться от определенных чувств, чтобы лучше управлять своим эмоциональным состоянием.

Психическая депривация и ее психогенная роль в нарушения психического развития и формирования личности у детей в возрастном аспекте

Психическая депривация как психологический и социальный феномен весь ХХ век и текущую современность привлекает активное внимание ученых разных специальностей, хотя история научного и практического понимания этого явления уходит в далѐкое прошлое. Известно, что еще в средневековых летописях имеются сведения о трагических последствиях психической депривации на физическое и психическое здоровье человека (Й. Лангмейер). Существует и немало художественных вымыслов на эту же тему (Маугли, Тарзан, Золушка и др.).

Депривация (deprivation – анг. – лишение) обозначает недостаточность чего-либо, но в приложении к психической депривации термин – депривация — касается недостаточности удовлетворения основных психических потребностей.

В одной из основополагающих работ по проблеме психической депривации – в монографии Й. Лангмейера и З. Матейчика – авторы ставят обоснованный вопрос о том, какие из психических потребностей следует отнести к основным?

Проведя научный анализ многочисленных изысканий на тему депривации, авторы предлагают свой реестр основных психических потребностей, депривация которых может оказать отрицательное воздействие на психическое состояние индивида, особенно в период детского возраста. К таковым ими отнесено: недостаток удовлетворения аффективных потребностей, раздражителей органов чувств, в детском возрасте лишение материнской заботы, в прямом (сиротство) и «маскированном» виде, когда детско- материнские не отношения не отсутствуют, но количественно обеднены. Сюда же отнесены педагогический и игровой дефицит, дефицит общения, а также недостаток изменчивости (монотонность) средовых стимулов и условий для самовыражения и целевой социальной самореализации и др.

Перечисленные психологические потребности, отнесенные к основным и оказавшиеся в ситуации недостаточного удовлетворения, входят в структуру психической депривации, которая в итоге представляет собой сочетанный, комплексный фактор, оказывающий повреждающее психогенное воздействие на психическое здоровье.

По мнению ряда таких исследователей как Д. Боулби, Р. Шпиц, В. Гольфарб и др., психическая депривация, особенно в детском возрасте, оказывает патогенное воздействие на психофизическое развитие и вызывает необратимые последствия вплоть до смертельного исхода. По их мнению, драматические результаты депривации выражаются психопатическим сдвигом личности в виде еѐ примитивного уровня, бесчувственного характера, склонности к правонарушениям.

Последнее время психическая депривация стала предметам изучения не только в рамках психофизического развития, но и таких областях как космонавтика, спелеология, диспетчерское дело, профессиональный спорт и другое, где индивидуумы оказываются в ситуации длительной изоляции и монотонной деятельности.

Несмотря на многолетние усилия отечественных и зарубежных исследователей многие вопросы проблемы психической депривации остаются нерешенным. Например, мнение об особенностях роли психической депривации в детском возрасте, как патогенного фактора в отношении психического здоровья и психофизического развития ребенка, неоднозначно, в связи с чем, последствия депривационного воздействия нуждаются в уточнении.

В НЦПЗ РАМН уже более 20 лет работает научная группа специалистов в области детской психиатрии, психологии и психоневрологии, активно занимающаяся вопросами психической депривации в детском возрасте, особенно раннем, в возрастной динамике, и ее роли в возникновении психического дизонтогенеза.

Целью работы было проследить влияние некоторых видов психической депривации на психический онтогенез детей раннего и дошкольного возраста, начиная с первого года жизни.

В основу исследования была положена гипотеза о патогенном влиянии психической депривации на развитие ребенка. Методологической базой работы послужили многочисленные исследования психической депривации представителями разных дисциплин – педагогов, психологов, врачей разных специальностей и с недавнего времени – психиатров. Констатировано, что психическая депривация, особенно в таких проявлениях как слепота, глухота, информационный голод влечет за собой искажение психического развития, имеющего ряд отличительных черт (Фрейд А., 1970; Козловская Г.В., 1971; Барденштейн Л.М., 1971; Матвеев В.Ф., 1975; Лангмейер Й., Матейчик З., 1984; Пиклер Э. 1989; Мухина В.С., 1991, Рычкова Н.А., 1994; Минкова Э.А., 1994; Козловская Г.В., Проселкова М.Е., 1995; Долматова Е.Ю., 1997 и др.).

За пусковой фактор механизма патогенного воздействия психической депривации на психику взят психобиологический феномен – система мать-дитя и ее нарушение или материнская депривация (в более обобщенном виде – нарушение детско-родительских отношений), приводящее к искажению формирования эмоциональных, когнитивных, коммуникативных и других психических функций ребенка. Кроме того, материнская депривация приводит и искажениям взаимодействия между матерью и ребенком, с одной стороны и ребенком, с уже измененным развитием, и его социумом с другой.

В процессе исследования проводимого в ФГБУ «НЦПЗ» РАМН было изучено более 500 детей раннего и дошкольного возраста: в том числе дети-сироты из детских домов, дети с глубокими нарушениями зрения (абсолютно и практически слепые), дети из условий педагогической запущенности и перманентного физического (в том числе сексуального) насилия в семье. Была изучена и группа контроля, здоровых детей того же возраста из типовой городской популяции. Кроме того, была подобрана группа сравнения – детей с ранним детским аутизмом, у которых психическая депривация обусловлена эндогенным психическим заболеванием, для клинической картины которого патогномонична аутистическая самоизоляция от влияния внешней среды в силу чего ее воздействие ограничено или извращено.

Дети всех групп прослежены проспективно и ретроспективно с первого года жизни в катамнезе более 5 лет. Средний возраст обследованных 3 года, в том числе 300 мальчиков и 200 девочек.

Дети обследованы комплексно – психологом, психиатром, невропатологом, педиатром, а в ряде случаев окулистом (слепые дети), хирургом и травматологом (дети из 9 ситуации физического насилия), гинекологом и проктологом (в случаях сексуального насилия).

Кроме того, учитывая, что психическая патология детей раннего возраста остается неуточненной, не только в плане клинической картины, но и патогенеза, и традиционно рассматривается в рамках неврологических или педиатрических нарушений (в виде неспецифических психоневрологических комплексов, маскированных соматопатий или перинатальных церебральных дисфункций), методами диагностики ранней психопатологии, были объективные биологические (иммунологические и биохимические) исследования, позволяющие проводить раннюю диагностику нарушений созревания нервной системы. Одним из таковых была методика изучения титра антител к фактору роста нервов, отражающая аспекты нормального и нарушенного нейрогенеза. Фактор роста – нейротрофический протеин, играющий исключительно важную роль в созревании, дифференцировке и поддержании жизнедеятельности нейронов центральной и периферической нервной системы, а также иммунной и эндокринной систем. Очевидно, что и на развитие психических функций этот фактор оказывает решающее влияние. Отобранный контингент был также в ряде случаев, исследован методом ЭЭГ.

В психологическом исследовании была применена стандартизованная методика исследования психического развития ребенка раннего возраста ГНОМ, позволяющая выявить уровень развития отдельных психических функций и состояние психического здоровья в целом, начиная с первого месяца жизни и выразить его как клинически, так и количественно в виде коэффициента психического развития ребенка (КПР), а также определить степень выявляемых отклонений и тип развития (норма, группа риска, группа психической патологии).

Условиями включения случая в когорту исследования было наличие той или иной формы психической депривации, а также ранний возраст детей.

Условием исключения – выраженное органическое церебральное поражение, умственная отсталость, эпилепсия, шизофрения, генетическое заболевание с психическими проявлениями.

Итогом исследования были выделены основные положения изучаемого явления: сформулировано определение понятия – психическая депривация – обозначены наиболее значимые ее виды, выявлены и клинически описаны основные психопатологические проявления в целом и при отдельных формах.

Они следующие: психическая депривация – недостаточность, лишение экзогенной стимуляции психических функций человека.

Наиболее распространены и известны ряд видов психической депривации: эмоциональная депривация – скрытое сиротство в семье при искажении функционирования психобиологической системы мать-дитя; социальная депривация – истинное сиротство, брошенные дети, беспризорники; сенсорная депривация – слепота, глухота, гипокинезия; когнитивная депривация – информационный голод – дети, воспитанные животными или при минимальном общении – безречевое, бестактильное или другое аналогичного типа воспитание; перманентное физическое (в т ч сексуальное) и психологическое насилие в семье; монотония – однообразная, ригидная, монотематическая деятельность, сужающая общий кругозор, инициативу, аналогичная сверхценному психологическому образованию.

Следует отметить, что изолированно отмеченные виды психической депривации наблюдаются редко, чаще имеет место их сочетание, например, социальное сиротство связано с эмоциональной и когнитивной депривацией, нередко и с физическим (избиением) и психологическим насилием (пренебрежение правами ребенка, физическим обеспечением и уходом).

Характеристика депривации была следующей. В группу слепых включались случаи глубокого нарушения зрения (врожденной абсолютной и практической слепотой) с ранним развитием детей в относительно благоприятных условиях полной семьи и гармоничной диадитической системы. В группе сирот наблюдались дети из домов младенца с материнской депривацией с периода рождения. В группу физического насилия (в том числе сексуального) в семье включались случаи установленного юридически и врачами соответствующих специальностей факта насилия. Родители таких детей были, как правило, лишены родительских прав, а дети изъяты из девиантных условий.

Депривация в группе сравнения у детей с ранним детским аутизмом обуславливалась эндогенным психическим заболеванием, одним из факторов патогенеза которого был «блок сенсорных фильтров » подкорковых образований головного мозга (Э. Эрленмейер-Кимлинг, 1985), а следовательно, и своеобразная сенсорная депривация.

В результате проведенной работы были получены следующие результаты: у всех детей из условий ранней психической депривации (независимо от вида депривации) отмечены сходные отклонения в психическом развитии, в том числе и в группе сравнения – у детей с ранним детским аутизмом.

Среди типичных депривационных нарушений – задержка формирования основных психических функций – познавательных, эмоциональных, общения, а также моторики и социальных навыков поведения.

Это проявлялось в более позднем формировании эмоционального взаимодействия – запаздывание появления улыбки и эмоционального комплекса оживления, а также системы привязанности и более сложных эмоциональных реакций, задержки установления зрительного и речевого контактов, более поздних навыков статики и кинетики, особенно тонкой моторики, биологической опрятности, речи и игровых действий, а также социальных навыков в виде этических форм поведения, эмоциональной синтонности и тактичности, чувства вины и благодарности и др. Наблюдалось нарушение формирования ранних личностных свойств.

Общий тип психического развития в условиях депривации – дефицитарный с обеднением всех психических проявлений. У депривированных детей имело место, выраженное снижение общей «психической активности» (Л.С. Выготский) в виде вялости познавательной любознательности и «реакций свободы» или естественного сепарационного поведения, безынициативность, сниженное стремление к общению и установлению эмоциональных связей, которые были нестойкими и поверхностными. Эмоциональные проявления в целом были бедны и малодифференцированы.

Интеллектуальные предпосылки – память, внимание, сообразительность принципиально сохранялись в пределах практической нормы, но недостаточно развивались и оказывались фактически редуцированными.

С одной стороны, в силу слабости стимулирующей и развивающей функции депривационной среды, и, с другой, формирующейся, под влиянием депривации, слабости психической активности в целом. На этом фоне отмечалась компенсаторное, аутостимулирующее, нередко патологическое, фантазирование (у детей старшего дошкольного возраста) с воображаемыми представлениями об уменьшении депривационной ситуации или имевшего место факта насилия.

Имело место и некоторое своеобразие мышления со склонностью к подозрительности к окружающим людям, рудиментам идей отношения, оговорам других и самооговорам.

У этих же детей проявляется задержка физического развития в виде общей гипотрофии, нередко низкого веса и низкорослости при нормальном или даже повышенном аппетите. У них отмечалось снижение общего физического (витального тонуса) в виде склонности к частым простудным, аллергическим и кожным (по типу нейродермита) заболеваниям. Выявлялась и некоторая общая характеристика физического облика – вялость мышечного тонуса, опущенные плечи и склонность к сутулости (у дошкольников), бледность или мраморность кожных покровов с частой гиперемией щек, тонкие слабые пальцы и другое. Нередко наблюдались выраженные соматовегетативные дисфункции – неустойчивый, прерывистый сон, гипергидроз ладоней и одновременная сухость кожи, метеопатия и беспричинный субфебрилитет, цефалгии и т.д.

На этом фоне отмечены сходные для всех видов психической депривации отдельные психопатологические и психосоматические отклонения. Среди таковых – депривационная депрессия, которая наблюдается уже на первом году жизни при наличии воздействия депривации (с периода разлуки с матерью) и проявляется в пониженном настроении, двигательных дисфункциях, соматото-вегетативных отклонениях, которые часто маскируют собственно эмоциональные проявления депрессии. У младенцев депривационная депрессия (или «реакция горя» по Е. Антонии, 1975) по клиническим проявлениям в динамике обнаруживает ряд этапов формирования – вегетативный, соматизированный и регрессинвый (Н.И. Голубева, М.А. Калинина, 2001) с преобладанием над собственно эмоциональными проявлениями в психическом статусе соматовегетативных отклонений и в ряде случаев напоминает соматическое заболевание со снижением веса, с отказом от еды, вялостью, заторможенностью, с безразличием к окружающему. У детей более старших депрессивные проявления носят менее демонстративный, сглаженный, маловыразительный характер в виде общей обедненности эмоциональности и безрадостного настроения.

Для депривационных нарушений характерны определенные двигательные расстройства в виде двигательного беспокойства малого размаха и разнообразных двигательных стереотипий (яктации, раскачивания, жевание, сосание языка, соски, пальца, пеленки, воротника одежды и т.п). Двигательные стереотипии особенно проявляются у слепых детей (кружение на месте, подпрыгивания, «ковыряние» глаз) и напоминают по своей выраженности таковые у детей – аутистов, двигательные нарушения у которых обусловлены кататоническими расстройствами эндогенного генеза. Двигательное стереотипное поведение проявляется на фоне общей двигательной дефицитарности, обедненной, недостаточно дифференцированной мимики, некоторой дискоординированности и дисгармоничной общей моторики и ручной умелости.

Следующим характерным психопатологическим феноменом депривационных расстройств является парааутизм или психогенное нарушение коммуникативных функций, в основе которых лежат скрытая тревога, неуверенность в себе и окружающем мире, падение психической активности и любознательности, порождающих нежелание познавать мир, общаться и как следствие – замкнутость (Д. Боулби, 1984).

К парааутизму относятся также (по современной теории привязанности) и ряд других психопатологических проявлений, наблюдаемых у депривированных детей (особенно у детей – сирот) – неумение устанавливать контакты, вялость эмоциональных реакций, аутоагрессия, патологические привычки, интеллектуальное отставание и малоэмоциональный характер. В связи со сказанным парааутизм рассматривается не только как расстройство коммуникаций, но и как нарушение феномена эмоциональной привязанности, с началом проявления ее в раннем возрасте.

К важным общим депривационным отклонениям в психофизическом развитии ребенка относятся нарушения формирования самоощущений, психосенсорные дисфункции и наконец, нарушения самосознания.

Это проявляется в недостаточной сформированности ощущений своего тела, гармоничной координации и пластичности общей моторики, жестов и положения тела в пространстве, отделения себя от окружающего. У детей из условий депривации нередко отмечаются рудименты феномена протодиакризиса или не различения живого и неживого, а также элементы нарушений схемы тела, дисморфофобические или, напротив, дисморфоманические представления о себе. Особенно они характерны для детей, подвергшихся сексуальному насилию, При физическом насилии отмечаются элементы снижения ощущения боли, что возможно объясняет виктивное поведение жертвы. У депревированных детей нарушение самосознания проявляется в виде недостаточной или задержанной, идентификации пола, понимание своей социальной и гендерной роли в сообществе, что становится очевидным в более старшем возрасте, например в дошкольном и далее (Мухина В.С., 1985; Орлов Ю.М., 1989; Данилюк С.Б., 1994).

Степень выраженности депривационных нарушений в ряде случаев сближалась с эндогенным психическим заболеванием. Так проявления пара аутизма у детей сирот (в выраженных случаях) и слепых были практически идентичны раннему детскому аутизму. Важно подчеркнуть, что сходство констатировалось не только на клиническом уровне, но и по данным ЭЭГ-обследования (Строганова Т.А., 2001).В выраженных случаях депривационных нарушений биоэлектрические показатели у слепых и при эндогенном аутизме были похожими.. Однако показатели иммунологических реакций (АФРН) четко различались при депривационных и эндогенных расстройствах – титры антител к фактору роста нервов при депривационных нарушениях были в пределах нормы, подчеркивая их психогенность и обратимость (Клюшник Т.П., Козловская Г.В., Калинина М.А., 2000).

Следует отметить, что помимо общих депривационных психопатологических проявлений, при каждом отдельном виде депривации были выявлены определенные клинические комплексы, которые были выделены в отдельные типы нарушений такие как – синдром сиротства, синдром насилия, синдром сексуального насилия, синдром слепого ребенка, синдром психофизической монотонии. Клиническая картина выделенных симптомокомплексов была в некоторой степени специфичной для определенного вида депривации.

Для синдрома сиротства были наиболее характерны общая дефицитарность психического склада, эмоциональная недифференцированность и депривационная депрессия, параутизм, двигательные нарушения.

Для детей из условий физического насилия (синдром насилия) при меньшей эмоциональной обедненности были свойственны характерные симптомы эмоциональной неустойчивости и дисфорических проявлений, а также симптомы расторможения и искажения влечений в виде агрессивности с тенденцией к разрушению, фантазирование с агрессивным содержанием, самоагрессия, виктивное поведение, элементы мучительства слабых.

У детей из ситуации сексуального насилия в семье выявлялись более заметные психосенсорные нарушения в восприятии своего тела, ранняя сексуализация и также виктивное поведение, самооговоры.

У слепых детей были более выражены двигательные расстройства, аутистическое поведение, расторможение влечений без элементов мучительства, психосенсорные дисфункции, патологическое визуализированное фантазирование, подозрительность, рудименты идей отношения, протопатические страхи. Для них же в значительно меньшей степени были свойственны проявления депривационной депрессии (в основном при переводе детей из семьи в специализированный интернат в дошкольном возрасте, которая носила характер ситуационного расстройства). Напротив, у них нередко наблюдалась склонность к повышенному настроению по типу рудиментов гипомании или эйфории.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод, что психическая депривация является психогенным фактором, вызывающим как общие, так и относительно специфичные, в зависимости от типа депривации, психические нарушения, требующие лечебно-коррекционных мероприятий.

По степени выраженности в ряде случаев они приближаются к эндогенному психическому расстройству. Степень нарушений зависит от тяжести депривационного фактора,а также от времени начала и перманентности его воздействия. Характерной особенностью депривационных психопатологических отклонений является их обратимость, при изменении условий жизни ребенка, прекращении или уменьшении депривационного влияния. Однако следует отметить, что раз возникшие депривационные нарушения имеют свойство входить в структуру формирующейся личности и фиксироваться. При коррекции депривационных условий они редуцируются, но не исчезают полностью и при декомпенсации психофизического состояния модель прежнего психофизического реагирования возобновляется.

Депривация в психологии — это что такое? Понятие, виды :: SYL.ru

Депривация в психологии – это состояние психики, вызванное невозможностью обеспечения основных жизненных потребностей и нужд (сон, прием пищи, жилье, общение, половые отношения и так далее), или же утратой благ, привычных для индивида. В данной статье мы с вами познакомимся с понятием «депривация» в психологии, и ее основными видами. Кроме того, в конце статьи мы узнаем, как этот явление проявляется и как с ним бороться.

Определение

В психологии депривация — это потеря или лишение. Это понятие происходит от английского термина «Deprivation», который обладает ярким негативным смыслом и отрицательной направленностью, неся в себе не просто утрату, а именно лишение чего-то жизненно необходимого.

Другими словами, в психологии депривация – это недостаток сенсорных возбудителей и социальных мотивов, лишение живых ощущений, общественных контактов и природных впечатлений. Данное понятие, с точки зрения содержательно-психологического смысла, является родственным с термином «фрустрация». По сравнению с фрустрационной реакцией, депривированное состояние является более тяжелым, болезненным и нередко даже разрушающим личность. Оно определяется максимальным уровнем жесткости и постоянства. Во всем многообразии жизненных ситуаций, депривированными могут оказаться совершенно разные потребности.

Изучением разнообразных сторон и форм развития психики в неблагоприятных условиях занимается такая наука, как специальная психология. Депривация является одним из факторов нарушений в развитии человека, который выступает объектом данной науки. Кроме того, особый научный интерес специальной психологии связан с так называемым «запасом прочности» развития, то есть устойчивостью психики во время реализации основных функций по отражению окружающего мира. Проблема депривации в специальной психологии является неотъемлемой частью изучения того самого «запаса прочности».

Виды

Чаще всего выделяют такие виды депривации в психологии: сенсорная (она же стимульная), когнитивная, эмоциональная и социальная. Таким образом, депривированные состояния классифицируются в зависимости от неудовлетворенной потребности.

Сенсорная депривация в психологии – это пониженное количество сенсорных мотивов или их ограниченная вариативность. Ее часто называют «обедненной средой», то есть средой, в которой индивид не получает то количество зрительных, осязательных, звуковых и прочих возбудителей, которое необходимо для нормальной жизнедеятельности. Такая среда может сопутствовать человеку с детства или формироваться в обыденной взрослой жизни.

Когнитивная депривация, или, как ее еще называют, депривация значений, может возникнуть вследствие слишком изменчивого и хаотичного устройства внешнего мира, который сложно постигать и предугадывать, из-за отсутствия упорядочения и конкретики. Еще одно название когнитивной депривации – информационная. Она мешает формированию в мировоззрении индивида социально адекватного восприятия окружающей действительности. Не получив нужные представления о связях между событиями и предметами, человек создает «ложные связи», на основе которых у него формируются ошибочные убеждения.

Эмоциональная депривация в психологии – это дефицит возможности установления интимно-эмоциональных отношений с другой личностью, или распад ранее созданной связи. С этим видом депривированного состояния человек может столкнуться в любом возрасте. Применительно к детям используют термин «материнская депривация», выражающий важность эмоциональной связи ребенка с матерью, отсутствие или недостаток которой, может привести к серьезным психологическим расстройствам. Недостаток общения с отцом называют «патернальной депривацией».

Социальная депривация, которую еще называют депривацией идентичности, заключается в невозможности освоения индивидом независимой социальной роли. Такому типу лишения сильно подвержены воспитанники детских домов, пенсионеры, изолированные от социума лица и так далее.

В повседневной жизни виды депривации встречаются в синтезе друг с другом. Кроме перечисленных видов, есть и другие. Например, двигательная депривация возникает у тех, кто вследствие перенесения тяжелой травмы или заболевания столкнулся с ограничением в движениях. Несмотря на то что такое состояние не относится к психологическому, оно сильнейшим образом воздействует на психику индивида.

Формы

Депривация имеет два вида форм: явные и скрытые. Очевидным характером обладает психическая депривация, которая выражается явным отклонением от устоявшихся в социуме норм. Скрытая депривация имеет менее выраженный характер, так как зарождается при благоприятных на первый взгляд обстоятельствах, не позволяющих все же удовлетворить фундаментальные потребности личности.

Таким образом, депривация в психологии – это многостороннее понятие, затрагивающее различные области жизнедеятельности человека. Теперь более предметно познакомимся с проявлениями депривации, которые встречаются в современном обществе чаще всего.

Депривация сна

Представляет собой ограничение или полное отсутствие удовлетворения потребности во сне, которая является для человека одной из основополагающих. Депривация сна может возникнуть как результат болезни, осознанного выбора или принуждения.

Человек не может полностью отказаться от сна, однако ему под силу свести данный физиологический процесс к минимуму, по крайней мере, на какое-то время. Это называется частичной депривацией. Тотальная депривация сна в психологии – это лишение сна как минимум на несколько суток.

Существует ряд методик использования депривации в качестве лечения. Однако до сих пор нет однозначного мнения касательно целесообразности и полезности такой терапии. Ограничение сна приводит, к примеру, к снижению секреции соматотропного гормона, отвечающего за переход калорий в мышечную ткань. При его дефиците лишние калории, поступающие в организм с пищей, откладываются в виде жира.

Депривация сна имеет несколько ключевых этапов. Начальный этап длится до шести суток и характеризуется постоянной борьбой человека с желанием поспать. Люди на этом этапе спят, но не более двух часов. Самое сложное при этом — сохранять психологическое спокойствие. Чтобы отвлечься от стремления организма к отдыху, люди пытаются насытить свою жизнь разными неизведанными и увлекательными делами. При выборе дела, предпочтение отдается активным занятиям. Во время этого этапа человек может испытывать нервное напряжение и плохо себя чувствовать. Когда начальный этап подходит к завершению, состояние человека нормализуется.

Следующий этап называется шоковая терапия. Она длится до десяти дней и характеризуется расстройствами сознания и нарушениями восприятия окружающей действительности. Человек может забыть, что было секунду назад, начинает путать настоящее с прошлым. На почве постоянной бессонницы, к которой организм начинает адаптироваться, может возникнуть чувство легкой эйфории. Работа всех систем организма в этот период обостряется, а процессы начинают проходить быстрее. Вместе с тем обостряются чувства. Если человек будет продолжать лишать себя сна, то начнется третий этап, который приводит к возникновению зрительных галлюцинаций и считается весьма опасным для организма.

Сенсорная депривация

Стимульная (сенсорная) депривация в психологии – это частичное или полное лишение анализаторов или органов чувств воздействий из вне. Среди простейших искусственных средств, который вызывают состояние утраты восприятия можно отметить повязки на глаза или ушные затычки. Существуют и боле изощренные механизмы, способные отключить сразу несколько сенсорных систем, к примеру, осязательную, обонятельную, вкусовую и температурную.

Стимульная депривация нашла широкое применение в нетрадиционной медицине, психологических экспериментах, медитации, БДСМ играх и пытках. Короткие периоды сенсорной депривации обладают релаксирующим эффектом, так как активируют внутренний подсознательный анализ, упорядочение и сортировку информации, самонастройку и стабилизацию психологической деятельности. Продолжительное лишение внешних побудителей может привести к чрезмерному беспокойству, тревожности, депрессивному состоянию, галлюцинациям и даже асоциальному поведению.

В 50-х годах прошлого века ученые университета Мак-Гилла предложили добровольцам провести время в камере, которая оградит их от воздействий извне. Испытуемых поместили в небольшое замкнутое пространство, в котором все звуки перебивались шумом кондиционера, и попросили их принять лежачее положение. При этом глаза испытуемых закрыли темными очками, пропускающими только слабый свет, а руки вставили в картонные муфты.

Большинство людей, не смогло выдержать данный эксперимент более трех суток. В положении, в котором они находились, сознание, лишенное привычных раздражителей, начинает обращаться к глубинам подсознательного. В результате в голове у испытуемых возникали причудливые образы и ложные ощущения, напоминающие галлюцинации. Мнимые восприятия пугали участников эксперимента, и вскоре самые психологически слабые из них начали просить о возвращении к нормальной жизни.

Это исследование позволило ученым выяснить, что сенсорная стимуляция жизненно необходима для здорового развития и функционирования человеческого сознания, а ее отсутствие приводит к деградации мозговой деятельности и личности в целом. При длительной стимульной депривации неизбежно возникают нарушения когнитивной сферы: памяти, внимания и процессов размышления. При этом настроение может резко меняться от депрессии к эйфории и наоборот, а грань между явью и галлюцинациями начинает стираться.

При дальнейших исследованиях ученные выяснили, что появление перечисленных симптомов связано не столько с фактом депривации, сколько с отношением испытуемых к потере сенсорных восприятий. Лишение воздействия на анализаторы извне не столь страшно для взрослого индивида – это всего-навсего смена среды, под которую организм способен перенастроиться.

К примеру, лишение пищи вызовет неприятные ощущения лишь у тех, кого заставили голодать насильно, или тех, для кого это слишком непривычно. Люди, которые осознанно прибегают к практике голодания, уже на третий день лучше себя чувствуют и без проблем переносят 10-дневное голодание.

У детей раннего возраста сенсорная и эмоциональная депривация проявляется в дефиците либо отсутствии возможности установить эмоционально-интимное отношение с другим человеком, или же разрыве уже устоявшихся отношений. Дети, которые оказались в детском доме, больнице либо интернате, из-за обедненной среды испытывают сенсорный голод. Такая среда вредна для всех, но для детей она особенно губительна.

Психологические исследования доказали, что одним из важнейших условий здорового формирования мозга в раннем возрасте, является достаточное количество впечатлений из внешнего мира, так как именно во время переработки поступившей извне информации, тренируются анализаторные системы мозга.

Социальная депривация

Социальная депривация в психологии – это отсутствие или недостаток возможности общаться с окружающими и быть частью общества. При нарушении личностных контактов с социумом у человека происходит нарушение психики, служащее патогенным фактором и приводящее к развитию болезненных симптомов.

Социальная депривация бывает нескольких видов: вынужденная, добровольная, принудительная и добровольно-вынужденная. Все зависит от лица, которое ее инициирует.

Вынужденная изоляция – отрыв человека или группы людей от общества в силу непреодолимых внешних обстоятельств. Эти обстоятельства не зависят от их воли и воли социума. Примером такой изоляции может послужить попадание команды морского корабля на необитаемый остров вследствие крушения их судна.

Принудительная депривация в психологии – это изоляция индивида или группы индивидов от социума независимо от их воли, а зачастую и вопреки ей. Примером такой депривации является тюремное заключение или участие в закрытых социальных группах, которое не предполагает смену социального статуса личности (армия, детский дом и прочее).

Добровольная социальная депривация в психологии – это дистанцирование индивидов от общества по их собственной воли. Примером людей, прибегнувших к такой изоляции, являются монахи сектанты и так далее.

Добровольно-вынужденная депривация имеет место тогда, когда для достижения определенной цели, человек или группа людей прибегают к сужению контактов с обществом. Отличным примером такой изоляции служат спортивные школы-интернаты.

Депривация детей

Важнейшая проблема, рассматриваемая в психологии и педагогике – это депривация детей. Безусловно, человек является самым развитым существом нашей планеты, но даже он, в период младенчества крайне беспомощен, ввиду отсутствия готовых поведенческих форм.

Депривация детей в раннем возрасте приводит к тому, что их успешность в понимании социума снижается, появляются затруднения в коммуникации с окружающими, что в дальнейшем сильно влияет на эффективность жизнедеятельности человека.

Социальная депривация сирот активизирует формирование в них нежелательных черт: инфантилизм, иждивенство, неуверенность в себе, заниженная самооценка, несамостоятельность. Все это затормаживает процесс социализации ребенка.

Дефицит условий, предметов или средств может быть хроническим, частичным, периодическим и спонтанным. Длительная депривация ребенка, задерживает его развитие. Из-за недостатка сенсорных раздражителей и социальных стимулов, умственное и эмоциональное развитие ребенка искажается.

Для того чтобы ребенок формировался полноценно, ему нужны постоянные побудители, дефицит которых приводит к стимульной депривации.

Из-за неудовлетворительных условий для обучения и освоения новых навыков, а также беспорядочного обустройства внешней среды, не дающего ребенку возможности постигать и управлять происходящим, возникает когнитивная депривация.

Контакт со старшим окружением, главным членом которого является мать, приводит к формированию здоровой личности, а его дефицит – к эмоциональной депривации. Под действием эмоциональной депривации, ребенок становится малоактивным, теряет ориентировочную активность, не стремиться к развитию и ослабевает физически.

Материнская депривация в психологии – это губительный процесс, который сохраняет свою силу на всех этапах детского развития. Она может привезти к заниженной самооценке ребенка и утрате возможности установления его здравых взаимоотношений с социумом.

Результат нарушения или замедления развития ребенка, который возникает вследствие того или иного вида депривации, называется госпитализмом.

Проявления

Депривация подразделяется на разные виды, но все они имеют общие признаки:

  1. Повышение тревожности.
  2. Обострение неудовлетворенности собой.
  3. Снижение активности.
  4. Резкие смены настроения.
  5. Немотивированная агрессия и так далее.

Осложнения

Последствия лишений и ограничений могут быть весьма разнообразными. Сенсорная депривация влечет за собой бессонницу, агрессию, потерю аппетита и, в конечном счете, истощение организма. Аналогичными осложнениями чревата эмоциональная депривация и депривация сна. Жесткая изоляция может привести к психическим расстройствам.

Практически всегда человек, находящийся в условиях ограничений, склонен к агрессии, которая может быть направлена как на окружающих, так и на его самого. Отсюда возникают попытки суицида и аутоагрессия, выражающаяся во вредных привычках и соматических заболеваниях.

Борьба

Чтобы полностью избавиться от относительной формы описываемого состояния, нужно обнаружить и устранить его истинные причины. Сделать это можно при длительной работе с психологом. Гораздо сложнее справиться с абсолютной формой депривации – она устраняется только путем предоставления человеку тех благ, в которых он испытает дефицит, или помощи в их самостоятельном достижении.

Кроме того, есть способы, позволяющие на время отключить депривационные механизмы. Выработку агрессии, вызванной лишениями можно приглушить путем интенсивной физической нагрузки. Последствия двигательных и сенсорных лишений компенсируются творческой деятельностью. С материнской депривацией дела обстоят более серьезно. При этом чем раньше человек испытал эти ограничения, тем сильнее будут негативные последствия от них.

Заключение

Сегодня мы с вами выяснили, что такое депривация и рассмотрели ее основные виды, имеющие место быть в современном мире. Согласно научному словарю, депривация в психологии – это состояние психики, возникающее при продолжительном неудовлетворении тех или иных потребностей человека.

Депривация в психологии – что это простыми словами

Мы все являемся социальными существами. Каждый человек принадлежит конкретной социальной группе. Нормально развиваясь, ребенок общается с родителями, одногодками и другими детьми и взрослыми, происходит удовлетворение его основных потребностей. Если физическое или умственное развитие затруднено, то и общение такого ребенка будет страдать, следовательно, он не сможет сообщать о своих нуждах и не будет получать их удовлетворение. Но существуют ситуации, когда при нормальном, казалось бы, формировании личности происходит ограничение личностных контактов и других потребностей. Такое явление носит название «депривация». В психологии это понятие рассматривается очень тщательно. Депривированная личность не может гармонично жить и развиваться. Что же означает это понятие и какие виды депривации бывают? Давайте разбираться.

Депривация в психологии — это что?

В психологии под депривацией подразумевается определенное состояние психики, при котором человек не может удовлетворить свои основные потребности. Это возникает также в случае лишения человека каких-либо благ, к которым он уже очень привык. Нужно отметить, что такое состояние возникает далеко не на все отвергнутые потребности. Есть большое количество желаний и стремлений человека, но, если он их не достигает, нет существенного ущерба личностной его структуре. Здесь важно удовлетворение именно жизненно важных нужд и потребностей. Депривация — это в психологии не какое-либо отклонение от привычной жизнедеятельности человека. Такое состояние является глубоким переживанием.

Как провести процедуру

В плане подготовки необходимо максимально сократить физическую активность и заняться делом, в процессе которого задействуются умственные способности. Ни в коем случае нельзя прибегать к скучным занятиям – чтение неинтересных книг, просмотр телевизора.

Процедура проводится после тщательной подготовки:

  • отвлекитесь от мыслей о предстоящем сне;
  • чтобы максимально снизить физическую потребность в отдыхе, рассматривайте депривацию как способ увеличить время для работы или интересных дел;
  • важные решения на время выполнения методики отложите;
  • во время бодрствования старайтесь не выходить на улицу, поскольку уставший мозг может не заметить транспорт, также не исключена потеря сознания;
  • не увлекайтесь стимуляторами и кофе – они дают кратковременную кажущуюся бодрость, однако нарушают работу нервной системы, перегружают сердце и снижают эффект от выполнения процедуры.

Если вы не можете справиться, постарайтесь отвлечь себя какими-то новыми и яркими ощущениями – ритмичной музыкой, динамичным фильмом, пригласите друзей.

Отличие фрустрации от депривации

Эти два понятия близки по значению, но не являются тождественными. Фрустрация рассматривается в науке как реакция на раздражитель личности. Человек может погрустить, уйти в себя на несколько часов или даже дней после какой-либо напрягающей его ситуации, затем вернуться к обычной жизни. Депривация в психологии — это состояние гораздо тяжелее и болезненнее. Оно может действовать на личность с разрушительной силой. От фрустрации оно отличается интенсивностью, продолжительностью и жесткостью. Депривация может объединять в себе сразу несколько неудовлетворенных потребностей, в этом случае наблюдаются различные виды этого состояния.

Неожиданные плюсы и минусы депривации сна

Психика человека велика и могуча, но и она может преподносить сюрпризы – иногда приятные, а порой не очень. Лечение ДС оказывает на психоэмоциональную составляющую человека серьезное влияние, которое может вылиться даже в изменение состояния здоровья.

ДС, как метод предотвращения постстрессового травматического расстройства

Психология и сомнология давно подтвердили, что влияние сна на память и ее развитие необычайно велико. Работы исследователей из Департамента психического здоровья и Национального института психического здоровья подтвердили, что лишение сна на некоторое время может положительно повлиять на выздоровление после травмирующих, психику, состояний. Именно ДС убирает страх после нее, который нередко проявляется в качестве панических атак.

Любое тревожное расстройство, должно быть, переработано памятью и обработать все события, которые произошли с человеком, особенно его страх. Последствие долгого бодрствования, способствует накоплению информации о событиях в кратковременную память, которая после переходит в долговременную. Именно это позволяет с помощью ДС убрать чувство страха от происшествия, т. к. его не будет в консолидации памяти.

Депрессивное состояние

Проводить терапию депрессии лишением сна начали довольно давно. И взаимосвязь ДС и депрессивного состояния такая:

  • Положительные изменения после ДС у людей с маниакально-депрессивным психозом практически 73%.
  • невротическая депрессия проходит более чем у 30% пациентов.

Лучше всего психическое состояние налаживается у пациентов, которые страдают от депрессии с глубокой тоской. Сложнее лечить тревожную патологию даже с ДС, а маскированное состояние полностью не поддается терапии. Медики установили, что эффективность воздержания от сна будет пропорциональна тяжести основной патологии.

Депривация сна (ДС) и сахарный диабет

Проводились начальные исследования относительно влияния ДС кратковременного типа на факт переваривания глюкозы. У людей с ДС этот процесс идет медленнее, чем у тех, кто привык спать по 7-8 часов в сутки. Это говорит о том, что ДС может спровоцировать вероятность получить сахарный диабет второго типа.

Результат эксперимента с 1400 участниками, проведенный в 2005 году, подтвердил, что те, кто мало спит, болеют от сахарного диабета чаще, чем люди с полноценным сном. Но не все ученные согласны с этими результатами, т. к. считают его корреляционным, а причинно-следственную связь ДС и болезни недоказанной и не уточненной. Поэтому однозначно утверждать, что проблемы со сном могут привести к толерантности глюкозы, неточные.

ДС и перевернутый суточный ритм: восстановление

Многие сомнологи настоятельно рекомендуют сбитый биоритм сна восстанавливать ДС, длительность которого не может быть меньше 36-38 часов. Однако методика хорошо работает только на людях, которым диагностировано сильное нарушение сна.

Влияние ДС на работу мозга и когнитивную функцию

ДС способствует активизации памяти декларативно-методического типа. Для таких людей все рабочие процессы становятся легче, но только если эти умения уже есть в их памяти. Любая стандартная задача для них решается быстрее. Но вот первый признак сбоя — это отсутствие креативности и нестандартных решений. Поэтому любая критическая ситуация, требующая нестандартных решений, потребует от человека больше времени на ее решение.

Однако если человек не спит более 24 часов, то у него может наблюдаться симптоматика шизофренического плана. Во многом состояние будет напоминать признаки легкого алкогольного опьянения. Если ДС длиться более 47-48 часов, то состояние становится похожим на наркотическое отравление. Окружающий мир воспринимается по-другому, волнами накатывают ощущения нереальности происходящего, галлюцинации яркие, а чувство времени теряется полностью. Все это проходит, если больной хорошо поспит. Осложняется ДС интенсивным физическим трудом, что быстро приведет к сильнейшей усталости.

ДС и процесс заживления ран и физических увечий

Регенерация клеток и влияние ДС на нее проверялись на клинических испытания 2005 года с участие грызунов. Одной группе не давали спать около пяти суток, а другие спали полноценно. РЕМ-сон и его нехватка никак не повлияли на заживление ран. Но годом ранее группа ученых опытным путем на тех же крысах доказала, что нехватка сна негативно влияет на регенерации, которая становится медленнее.

Как слабеют способности?

У депривации сна (ДС) много осложнений. Входят в побочные эффекты – негативное изменение дефицита внимания рабочей памяти, без которых полноценная работоспособность невозможна. Отзывы свидетельствуют о том, что повара забывают составляющие рецептов. Но при этом рукописный текст становится цельным и в нем нет пробелов, разделяющих слов. Это свидетельствует о том, что длительность сна прямым образом влияет на качество точной работы.

Нехватка внимания может иметь самые серьезные последствия:

  • автомобильная авария на дороге;
  • техногенная катастрофа из-за невнимательности;
  • ошибка фармацевта и т. п.

Исследователи проверяют эмпирические изменения при дефиците внимания, требуя от испытуемых жать на кнопку при разной степени бессонницы. Если нет реакции на раздражитель, то это ошибка, которая в реальной жизни может стоить человеческой жизни.

Интересно: Люди, знающие о полном лишении сна, осведомлены о снижении психомоторных функций. Но те, у кого недосып имеет неполную и хроническую форму, не видят картину в целом и не осознают вероятность допущения ими серьезных ошибок.

Эмоции

Отсутствие полноценного отдыха как минимум сутки приводит к тому, что личность становится более возбудимой и внушаемой. Именно потому инструкция по работе с пленниками тюрьмы Гуантанамо претерпела серьезные изменения и из нее убрали пытки ДС. Было научно доказано, что пленник после 4-дневного принудительного ДС давал ложные показания и признавал вину, к которой не имел никакого отношения.

После депривации человек не может мыслить нормально, его мнение критическое, а эмоции не контролируются. Его мучает тревога и немотивированные всплески эмоций. Доказано, что длительное отсутствие сна может привести к неадекватно реакции на самое рядовое событие, т. к. личность воспримет его, как провокацию. А значит, возможность отличать важные и неважные вещи у личности нет.

ДС и иммунитет

Отсутствие сна оказывает на здоровье человека такое же негативное воздействие, как при серьезном физическом стрессе. К 28-29 бодрствования лейкоциты начинает стремительно увеличиваться в крови, что имеет схожу картину с реакцией организма как на стресс, так и на болезнь. Иммунитет воспринимает ДС, как угрозу здоровью, активизируется, чтобы защищать организм от потенциального заболевания.

Альцгеймер и Паркинсон

Технологические разработки не стоят на месте и ученые начали более глубоко проникать в биологию организма во время сна, что позволило понять, что мозговые клетки при бодрствовании становятся набухшими. Когда организм переходит в глубокий сон, то они становятся меньше, а значит, пространство между клетками увеличивается. Это приводит к усилению притока жидкости, которая выводит из них белково–нейротоксические вещества.

В это же время работа лимфатической системы в 10 раз увеличивает свою активность, что невероятно важно для функционирования всего мозга и его работы во время отдыха. Такое очищение невозможно без серьезного притока энергии, которой просто не хватает на полноценную обработку информации. Бессонница приводит к тому, что токсические вещества остаются в мозговых клетках, а это неминуемо приведет к утрате их функциональности и развитию таких патологий, как Альцгеймер и Паркинсон.

В результате чего возникает депривация?

Существуют определенные внутренние причины возникновения депривации. Этому состоянию подвергаются люди, у которых по каким-либо причинам появился внутренний вакуум ценностей. Какое к этому отношение имеет депривация? В психологии это состояние и многие другие взаимосвязаны. Ведь личность целостна в своей многогранности. Если человек долгое время был в одиночестве, местах лишения свободы, болезненном состоянии, он теряет способность следовать всем нормам, правилам и ценностям общества. В итоге его понятия не совпадают с иерархией ценностей окружающих его людей, и возникает внутриличностный вакуум. В этом состоянии он не может находиться постоянно, так как жизнь продолжается и человеку необходимо подстраиваться под ее течение и требования, которые общество предъявляет ему. В результате личность стоит на пути к формированию новых идеалов на базе уже разрушенной иерархии потребностей и ценностей.

Депривация в психологии людей долгое время рассматривалась учеными в поисках методов ее нейтрализации. Ведь такие ощущения, как обездоленность, безысходность, чувство потерянного личного достоинства и другие, не несут положительных моментов для развития личности.

Какие бывают виды этого понятия?

Депривация в отечественной психологии бывает трех видов:

  • эмоциональная;
  • сенсорная;
  • социальная.

Это основные виды депривации, но на самом деле их намного больше. Наверное, сколько существует подавленных и неудовлетворенных потребностей, столько и видов этого состояния. Но многие из них идентичны по своему проявлению. В психическом плане депривация — это в психологии такие ощущения, как страх, постоянная тревога, потеря жизненной активности, недовольство собой, своей жизнью и окружающими, продолжительная депрессия, вспышки агрессии.

Но при схожести ощущений и переживаний степень погруженности личности в это состояние различна для каждого. Это зависит от стрессоустойчивости человека, степени закаленности его психики, а также от мощности самого депривационного воздействия на личность. Но как существуют компенсаторные возможности головного мозга человека на физиологическом уровне, так проявляется такое же свойство психики. При полном удовлетворении других потребностей человека депривационное состояние по поводу одной неудовлетворенной будет менее интенсивным.

Изменение эмоционального фона

Депривация влияет не только на когнитивные способности человека, но и на его эмоциональный фон. Если лишение сна продолжается более суток, повышается возбудимость и внушаемость. Также пропадает возможность критически оценивать обстановку, регулировать собственные эмоции, идентифицировать важное и неважное. Это значит, что абсолютно нейтральное событие может вызвать повышенную эмоциональную реакцию.

Данное явление было подтверждено исследованиями, которые проводились в 2020 году на двух командах испытуемых. Первая из них полноценно отдыхала, а вторая поддавалась депривации в течение 24 часов. Обеим группам предложили выполнить задачу, которая заключалась в нажатии кнопки в определенный момент. В качестве отвлекающего маневра использовались изображения нейтрального и эмоционального характера. Первая группа испытуемых проявила реакцию исключительно на эмоциональные картинки, вторая – на все.

Эксперимент подтвердил, что в результате недосыпания происходят изменения в участке головного мозга, который отвечает за эмоциональную обработку информации.

ДС при лечении депрессивного состояния
Использовать депривацию разного вида можно только по назначению доктора, так как не всем пациентам она подходит. Высокую эффективность методика показала в практике лечения меланхолической и тоскливой депрессии. Эти состояния характеризуются заторможенностью, устойчивым ощущением вины и заниженной самооценкой. Однако для устранения маскированной и тревожной депрессии ДС совершенно не подходит, как и для пациентов, страдающих бессонницей.

Лишение сна помогает избавиться от депрессии, так как высвобождает в организме скрытые резервы. Бессонная ночь приводит к тому, что активируется выработка серотонина, таурина и триптофана – гормонов, которые способны вызвать эйфорию. Однако после первого сеанса тотальной депривации могут также наблюдаться и побочные эффекты в виде слабости, разбитости, снижения трудоспособности.

Эффект от терапии не достигается сразу, депрессия возвращается после того, как человек нормально высыпается. Для устранения нарушения нужно пройти полный курс ДС, который длится 1,5-2 месяца.

В наше время депривация редко используется для лечения депрессии, так как ее вытеснила медикаментозная терапия. Однако эта методика является более безопасной для пациента, она не вызывает необратимых процессов в деятельности центральной нервной системы.

ДС может применяться как самостоятельный или вспомогательный способ устранения депрессий, она усиливает действие некоторых лекарственных препаратов.

Эмоциональная депривация в психологии

Бывает, что данное состояние возникает из-за невыраженных эмоций при полном или частичном лишении человека различных эмоциональных реакций. Чаще всего это отсутствие внимания со стороны других людей. Такое состояние редко возникает у взрослых, но психология детской депривации уделяет этому явлению довольно много внимания. При отсутствии любви и привязанности ребенок начинает испытывать вышеописанные ощущения. Эмоциональная депривация очень тесно связана с материнской, о которой мы поговорим ниже.

Для взрослых гораздо большее разрушение приносит так называемая двигательная депривация. Это такое состояние, при котором человек ограничен в своем движении вследствие травм или болезни. Иногда не так страшна болезнь или физические аномалии, как реакция человека на них. Очень трудно специалистам возвращать к активной жизни людей, находящихся в таком состоянии.

Осложнения

Без своевременной психолого-педагогической коррекции родительская депривация способствует развитию психической патологии. Характер осложнений определяется возрастом ребенка и продолжительностью отсутствия родителей (опекунов). В раннем детстве у пациентов преобладают расстройства эмоционально-волевой сферы, неравномерность отставания когнитивных функций с преимущественно речевыми нарушениями.

  1. Последствия менингита перенесенного в детстве
  2. Капсула сенсорной депривации

Сенсорная депривация

Сенсорная депривация в психологии подразумевает лишение человека различных ощущений. Чаще всего она провоцируется искусственно для исследования способностей человека противостоять трудностям. Такие эксперименты проводятся для подготовки профессионалов в сфере авиации, работников государственных электрических станций, разведки, военных специалистов и так далее.

В большинстве случаев подобные опыты проводятся путем погружения человека на глубину в боксе или другом ограниченном устройстве. При проведении в таком состоянии продолжительного времени у человека наблюдается состояние неустойчивости психики: заторможенность, пониженное настроение, апатия, которые через короткое время заменяются раздражительностью и чрезмерной возбудимостью.

Как работает метод

Лишение сна как один из основных методов терапии депрессивных состояний используется в психологии с 1966 года. Вальтер Шульте, психиатр родом из Швейцарии, впервые открыл терапевтические особенности бессонницы. Наряду с голоданием этот метод очищения организма (точнее, сознания) применяется как эффективная методика выведения человека из стресса за максимально короткое время.

Искусственно вызывая бессонницу у человека, который и так столкнулся с расстройствами сна, можно усилить выработку медиаторов катехоламинов, отвечающих за эмоциональный тонус. В результате улучшается настроение, нормализуется психический настрой, исчезает бессонница. При правильном использовании метода возникает эйфория, замещающая состояние угнетения. Также процедура позволяет снизить уровень углекислого газа в крови.

Все процессы, протекающие в организме, подчиняются 24-часовому ритму суток. В состоянии депрессии большинство этих процессов разбалансированы:

  • бессонница, расстройство сна;
  • нарушение менструального цикла;
  • утреннее снижение аппетита;
  • заторможенность.

Вечером состояние человека стабилизируется. В тяжелых случаях возможно возникновение навязчивых идей, недооценка себя, нарушение когнитивных способностей.

В этом случае депривация служит попыткой восстановить баланс между суточными биологическими ритмами, повысить уровень «гормонов радости», поднять настроение, вернуть здоровый крепкий сон.

Социальная депривация

По-разному проявляется депривация в психологии. Разновидности групп социума также подвержены этому состоянию. Существуют такие общества или социальные группы, которые сознательно лишают себя общения с окружающим миром. Но это не так страшно, как полная социальная депривация у одной личности. Все члены молодежных организаций, сект и национальных меньшинств, которые отделили себя от общества, по крайней мере общаются между собой. У таких людей нет необратимых последствий для их психики, причиненных социальной депривацией. Чего не скажешь о заключенных долгое время в одиночной камере или людях, испытавших психотические расстройства.

Находясь долгое время наедине с самим собой, человек постепенно утрачивает социальные навыки общения и интерес к другим людям. Существуют также случаи, когда человек переставал разговаривать, так как забыл звук своего голоса и значение слов. Социальная депривация может коснуться также людей, больных смертельной болезнью, которой можно заразиться. Поэтому есть закон о неразглашении таких диагнозов.

Коррекция депривации с помощью специалиста

Коррекция депривации требует индивидуальной работы с психологом.

Специалист должен уточнить следующие составляющие состояния:

  • период депривации;
  • психологические особенности личности;
  • виды депривации и формы ее проявления;
  • пол, возраст, социальное окружение человека.

Для исключения последствий депривации требуется различное время, в ряде случаев ее действие вызывает необратимые последствия.

Основные направления работы с человеком заключаются в следующем:

  • Анализ уровня самооценки личности путем проведения соответствующих тестов. В случае неадекватной самооценки проводится работа по ее коррекции, как правило в сторону повышения.
  • Оздоровление коммуникативных свойств личности, отношений с окружающими. Прорабатываются вопросы взаимоотношений с близкими и друзьями, членами семьи, выявляются ошибки в общении и пути их преодоления.
  • Работа с эмоциональной сферой, исключение излишней уязвимости. Человека необходимо научить существовать без превалирования негативных эмоций: обиды, гнева, ярости, чувства вины.

Очень важно привить личности навыки видения картины мира с объективной стороны, без учета собственных переживаний.

Оздоровление может проводится как индивидуально, так и в составе группы с похожими последствиями депривации.

Материнская депривация — что это такое?

Такое явления, как депривация, в психологии развития изучается достаточно тщательно, так как последствия такого состояния для незрелой личности могут быть пагубными. Когда взрослый человек испытывает это ощущение, ему дискомфортно, плохо и одиноко. У ребенка оно вызывает эмоции, гораздо интенсивнее перечисленных. Дети как восприимчивые губки, которые впитывают в себя отрицательное намного быстрее и сильнее, чем взрослые.

Ярко выраженным примером материнской депривации является госпитализм. Это состояние одиночества ребенка по причине его разлуки с матерью. Особенно сильно данный синдром стали замечать после войны в 50-е годы, когда было много сирот. Даже при хорошем уходе и правильном кормлении у детей значительно позже наблюдался комплекс оживления, они поздно начинали ходить, говорить, у них было гораздо больше проблем с развитием физическим и психическим, чем у тех, которые воспитывались в семьях. После такого явления специалисты отметили, что депривация в психологии детей влечет большие изменения психики. Поэтому стали разрабатываться методы ее преодоления.

Опасность практики

Несмотря на то, что депривация сна используется для изменения сознания и лечения психологических расстройств, она не может применяться долгосрочно. Сон по 3-4 часа в сутки могут положительно воспринимать только некоторые люди, имеющие определенные особенности организма. Для подавляющего большинства такая практика будет опасной, и может привести к негативным последствиям.

При регулярном недосыпании вероятно появление таких нарушений:

  • сахарный диабет второго типа;
  • онкогенные новообразования, спровоцированные снижением выработки мелатонина;
  • ожирение, которое вызывает активное продуцирование грилина (гормона голода) при недосыпании;
  • язва желудка и двенадцатиперстной кишки;
  • нарушения в работе сердечно-сосудистой системы;
  • повышение артериального давления;
  • снижение болевого порога;
  • преждевременное старение;
  • обострение хронических патологий.

Последствия депривации у детей

Мы уже определились, что основные виды депривации в психологии детей — это эмоциональная и материнская. Данное состояние пагубно влияет на развитие когнитивных процессов головного мозга ребенка. Он растет несообразительным, лишенным чувства уверенности в любви, поддержки и признания. Такой ребенок гораздо реже улыбается и проявляет эмоции, чем его сверстники. Развитие его замедляется, и формируется неудовлетворенность жизнью и собой. Для предотвращения такого состояния психологи определили, что ребенку необходимо, чтобы его обнимали, целовали, гладили и поддерживали (похлопывая по плечу или руке) минимум 8 раз в день.

Общие сведения

Термин «депривация» происходит из латинского языка, означает «лишение», «потерю». Родительская депривация – лишение ребенка взаимодействия с родителями. Синонимичное название – синдром недолюбленности. В 60-70 годах прошлого столетия врачи начали признавать, активно изучать роль эмоциональной близости родителей в психическом развитии ребенка.
Установлено, что недостаток любви, заботы, привязанности, телесных контактов приводит к нарушениям психического здоровья детей. Данные о распространенности родительской депривации отсутствуют – легкие проявления переживаются в рамках семьи, тяжелые случаи выявляются на поздних стадиях при выраженной задержке психического развития, эмоционально-поведенческих нарушениях.

Родительская депривация

Как отражается депривация на поведении взрослых?

Депривация в психологии взрослых может возникнуть на основе давней детской или же вследствие неудовлетворенных потребностей взрослого возраста. В первом случае пагубные воздействия на психику будут гораздо сильнее и разрушительнее. Иногда при работе с такими взрослыми специалисты чувствуют себя бессильными. Во втором случае коррекция поведения возможна при поиске способов удовлетворения депривированной потребности. Человек может выйти из состояния нелюбви к себе, апатии и депрессии с помощью специалиста.

✔ Сенсорная депривация. Или дефицит чего критичен для Вашего развития и самореализации…

Для полноценного психического развития и функционирования человеку необходим приток различных стимулов: сенсорных, эмоциональных, когнитивных и др. Их дефицит приводит к неблагоприятным последствиям для психики.

Проблема депривации исторически изучалась применительно к детям, воспитывавшимся в учреждениях интернатного типа. Отставание в развитии таких детей, наблюдаемое по ряду параметров, связывалось в первую очередь с обедненностью эмоциональной среды вследствие недостатка общения с близким взрослым. Такая эмоциональная депривация считалась негативным фактором развития. Сегодня данное явление рассматривается гораздо шире.

С депривацией сталкиваются практически все люди, и намного чаще, чем может показаться на первый взгляд. Депрессии, неврозы, соматические заболевания, лишний вес… Нередко корни подобных проблем связаны с дефицитом ярких красок в жизни человека, недостатком эмоционального общения, информации и т. п. Но истинные причины нарушений зачастую остаются не выявленными.

Известно, что условием нормального психического развития является общение с людьми. Примеры «детей Маугли» подтверждают это. Но каковы последствия социальной изоляции для психики уже взрослого человека? Всегда ли депривация связана со специфическими, экстремальными ситуациями? Исследования показывают, что это явление гораздо более распространенное, чем представляется, особенно в условиях современного общества. С социальной депривацией могут сталкиваться люди, живущие в большом городе и имеющие множество социальных контактов.

Трудность распознавания депривации в том, что она часто носит скрытый характер, выступает под разными масками. В таких случаях употребляют даже специальный термин – «маскированная депривация». На фоне внешне благоприятных условий жизни человек может испытывать внутренний дискомфорт, связанный с невозможностью удовлетворения значимых для него потребностей. Такая длительная психотравмирующая ситуация может привести к неврозу и т. п. Причем подлинные причины нарушений часто остаются скрытыми не только от окружения, но и от самого человека.

Понимание феномена депривации позволяет лучше видеть источники многих психологических проблем и, следовательно, пути их решения.

Понятие сенсорной депривации

Сенсорная депривация – это длительное частичное лишение человека слуховых, зрительных ощущений, а также лишение подвижности, общения, эмоциональных всплесков. В психологии известны несколько типов депривации [3]:

1) сенсорная;
2) эмоциональная;
3) социальная.

Сенсорная депривация вызывает у человека состояние временного психоза, различных психических нарушений, длительной депрессии. Длительная сенсорная депривация приводит к органическим изменениям или дегенеративным изменениям на физиологическом уровне, в нервных клетках.

Опытным путем доказано, что условия сенсорной депривации вызывают растормаживание коры головного мозга, галлюцинации, которые не соответствуют действительности, однако воспринимаются мозгом как оное в самых разных видах (тактильные ощущения, зрительные, звуковые, осязаемые, др.). Подобные видения определенных образов и ощущений приводят к латеральному торможению коры головного мозга. 

Изучением процессов сенсорной депривации ученые психологи занимаются давно. Практическое целенаправленное изучение нервно-психической деятельности человека началось во второй половине XX в., основными работами по прикладной экспериментальной психологии были работы, проводимые под руководством Д. Н. Бирюкова. Он установил зависимость повышения потребности в сильных ощущениях и переживаниях в условиях сенсорной депривации, когда активизируется воображение и образная память. Такие процессы начинают проходить только в результате сенсорного голода, изоляции, т. е. как защитный механизм от насильственной изоляции в стремлении сохранить в памяти все существующие реакции и функции мышления.

Длительное пребывание в условиях сенсорной депривации у человека вызывает постепенное развитие апатии, депрессии, торможения умственных процессов, а также частой смены настроения (раздражительность, эйфория). Также может происходить нарушение памяти, человек может испытывать гипнотические и трансовые состояния. Если воздействие сенсорной депривации не прекращается, то разрушительные процессы в психике и логическом мышлении человека становятся необратимыми. Существует прямая зависимость скорости разрушения психики человека от времени и условий сенсорной депривации [1].

Понятие депривации в специальной психологии означает определенное состояние человека, при котором у этого человека или группы людей появляется чувство одиночества, обделенности вниманием и непонимания окружающим обществом. Существует два вида депривации.

Первый вид депривации описывает состояние людей, которые понимают и осознают причины создавшейся ситуации.

Второй вид депривации подразумевает неосознанное состояние людей, которые не понимают и не осознают причины своего одиночества.

Оба вида депривации сопровождаются сильным стремлением преодолеть состояние изолированности.

Понятие «социальная депривация» раскрывает стремление любого общества разграничить и оценить способности каждого человека или определенных общественных групп. Принадлежность к определенной социальной группе позволяет решать многие вопросы, связанные с деятельности человека. Кроме того, данное понятие может ограничивать свободу или права людей при определенных условиях.

Социальная депривация выражается в разного рода поощрениях, должностях, престиже, статусе, возможности продвижения по социальной лестнице вверх, других преимуществах в обществе.

Чаще всего принципы определения социальной депривации являются законом общества, например, кастовая принадлежность в Индии. Так, права и желания молодых людей ценятся более высоко, чем пожилых, при общепринятом равноправии мужчин и женщин мужчины все-таки обладают большими правами и полномочиями, чем женщины. Более талантливые люди имеют более широкие права и привилегии по сравнению с обычными людьми.

Социальная депривация является дополнением к экономическому статусу человека [2]. Такая взаимосвязь выражается в прямой пропорции: чем лучше человек материально обеспечен, тем выше его социальный статус, и наоборот.

Изменение социальной депривации может происходить в результате получения образования, повышения по служебной лестнице и т. д.

У детей в состоянии социальной депривации может задерживаться развитие всех психических процессов и речевой деятельности. Все эти ограничения приводят к приостановке мышления, главным инструментом которого является речь.

 

Заключение

В условиях сенсорной депривации нередко нарушается организация познавательной деятельности. При этом страдают прежде всего высшие психические функции: словесно-логическое мышление, опосредованное запоминание, произвольное внимание, речь.

Так, есть данные о том, что заключенные после нескольких лет полной изоляции разучивались говорить или говорили с большим трудом; у моряков, находившихся длительное время в одиночестве на необитаемых островах, снижался уровень абстрактного мышления, ослабевала речевая функция, ухудшалась память.

Основная причина данного нарушения – отсутствие организованной и целенаправленной познавательной деятельности.

По словам Л. С. Выготского, генетически более ранние типы сознания сохраняются у человека в качестве подстройки, в «снятом» виде в ведущих формах и могут при определенных обстоятельствах выходить на первый план. Вероятно, данный феномен и наблюдается в условиях сенсорной депривации.

Как вы поняли, нельзя допускать состояния депривации. Этого сделать достаточно легко, просто быть активнее, больше двигаться, посещать новые места, вживую общаться с людьми и т.п. Тогда ваше психическое состояние будет в норме и вы сможете успешно развиваться и самореализоваться.

 

Список литературы

1. Психология личности в трудах отечественных психологов / Сост. Л. В. Куликов. — СПб.: Питер, 2011.

2. Психология. Учебник для экономических вузов / Под ред. В. Н. Дружинина. – СПб.: Питер, 2012.

3. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М.: Педагогика, 1989; СПб.: Питер, 2012

 


С уважением,
Сергей Марченко

Создатель «СиРиОС» и manprogress.com
Тренер по осознанной самореализации
Лайф-коуч, консультант, системотехник

Депривация в психологии — что это? Отвечаем на вопрос. Виды депривации в психологии

Мы все являемся социальными существами. Каждый человек принадлежит конкретной социальной группе. Нормально развиваясь, ребенок общается с родителями, одногодками и другими детьми и взрослыми, происходит удовлетворение его основных потребностей. Если физическое или умственное развитие затруднено, то и общение такого ребенка будет страдать, следовательно, он не сможет сообщать о своих нуждах и не будет получать их удовлетворение. Но существуют ситуации, когда при нормальном, казалось бы, формировании личности происходит ограничение личностных контактов и других потребностей. Такое явление носит название «депривация». В психологии это понятие рассматривается очень тщательно. Депривированная личность не может гармонично жить и развиваться. Что же означает это понятие и какие виды депривации бывают? Давайте разбираться.

Депривация в психологии — это что?

В психологии под депривацией подразумевается определенное состояние психики, при котором человек не может удовлетворить свои основные потребности. Это возникает также в случае лишения человека каких-либо благ, к которым он уже очень привык. Нужно отметить, что такое состояние возникает далеко не на все отвергнутые потребности. Есть большое количество желаний и стремлений человека, но, если он их не достигает, нет существенного ущерба личностной его структуре. Здесь важно удовлетворение именно жизненно важных нужд и потребностей. Депривация — это в психологии не какое-либо отклонение от привычной жизнедеятельности человека. Такое состояние является глубоким переживанием.

Отличие фрустрации от депривации

Эти два понятия близки по значению, но не являются тождественными. Фрустрация рассматривается в науке как реакция на раздражитель личности. Человек может погрустить, уйти в себя на несколько часов или даже дней после какой-либо напрягающей его ситуации, затем вернуться к обычной жизни. Депривация в психологии — это состояние гораздо тяжелее и болезненнее. Оно может действовать на личность с разрушительной силой. От фрустрации оно отличается интенсивностью, продолжительностью и жесткостью. Депривация может объединять в себе сразу несколько неудовлетворенных потребностей, в этом случае наблюдаются различные виды этого состояния.

В результате чего возникает депривация?

Существуют определенные внутренние причины возникновения депривации. Этому состоянию подвергаются люди, у которых по каким-либо причинам появился внутренний вакуум ценностей. Какое к этому отношение имеет депривация? В психологии это состояние и многие другие взаимосвязаны. Ведь личность целостна в своей многогранности. Если человек долгое время был в одиночестве, местах лишения свободы, болезненном состоянии, он теряет способность следовать всем нормам, правилам и ценностям общества. В итоге его понятия не совпадают с иерархией ценностей окружающих его людей, и возникает внутриличностный вакуум. В этом состоянии он не может находиться постоянно, так как жизнь продолжается и человеку необходимо подстраиваться под ее течение и требования, которые общество предъявляет ему. В результате личность стоит на пути к формированию новых идеалов на базе уже разрушенной иерархии потребностей и ценностей.

Депривация в психологии людей долгое время рассматривалась учеными в поисках методов ее нейтрализации. Ведь такие ощущения, как обездоленность, безысходность, чувство потерянного личного достоинства и другие, не несут положительных моментов для развития личности.

Какие бывают виды этого понятия?

Депривация в отечественной психологии бывает трех видов:

  • эмоциональная;
  • сенсорная;
  • социальная.

Это основные виды депривации, но на самом деле их намного больше. Наверное, сколько существует подавленных и неудовлетворенных потребностей, столько и видов этого состояния. Но многие из них идентичны по своему проявлению. В психическом плане депривация — это в психологии такие ощущения, как страх, постоянная тревога, потеря жизненной активности, недовольство собой, своей жизнью и окружающими, продолжительная депрессия, вспышки агрессии.

Но при схожести ощущений и переживаний степень погруженности личности в это состояние различна для каждого. Это зависит от стрессоустойчивости человека, степени закаленности его психики, а также от мощности самого депривационного воздействия на личность. Но как существуют компенсаторные возможности головного мозга человека на физиологическом уровне, так проявляется такое же свойство психики. При полном удовлетворении других потребностей человека депривационное состояние по поводу одной неудовлетворенной будет менее интенсивным.

Эмоциональная депривация в психологии

Бывает, что данное состояние возникает из-за невыраженных эмоций при полном или частичном лишении человека различных эмоциональных реакций. Чаще всего это отсутствие внимания со стороны других людей. Такое состояние редко возникает у взрослых, но психология детской депривации уделяет этому явлению довольно много внимания. При отсутствии любви и привязанности ребенок начинает испытывать вышеописанные ощущения. Эмоциональная депривация очень тесно связана с материнской, о которой мы поговорим ниже.

Для взрослых гораздо большее разрушение приносит так называемая двигательная депривация. Это такое состояние, при котором человек ограничен в своем движении вследствие травм или болезни. Иногда не так страшна болезнь или физические аномалии, как реакция человека на них. Очень трудно специалистам возвращать к активной жизни людей, находящихся в таком состоянии.

Сенсорная депривация

Сенсорная депривация в психологии подразумевает лишение человека различных ощущений. Чаще всего она провоцируется искусственно для исследования способностей человека противостоять трудностям. Такие эксперименты проводятся для подготовки профессионалов в сфере авиации, работников государственных электрических станций, разведки, военных специалистов и так далее.

В большинстве случаев подобные опыты проводятся путем погружения человека на глубину в боксе или другом ограниченном устройстве. При проведении в таком состоянии продолжительного времени у человека наблюдается состояние неустойчивости психики: заторможенность, пониженное настроение, апатия, которые через короткое время заменяются раздражительностью и чрезмерной возбудимостью.

Социальная депривация

По-разному проявляется депривация в психологии. Разновидности групп социума также подвержены этому состоянию. Существуют такие общества или социальные группы, которые сознательно лишают себя общения с окружающим миром. Но это не так страшно, как полная социальная депривация у одной личности. Все члены молодежных организаций, сект и национальных меньшинств, которые отделили себя от общества, по крайней мере общаются между собой. У таких людей нет необратимых последствий для их психики, причиненных социальной депривацией. Чего не скажешь о заключенных долгое время в одиночной камере или людях, испытавших психотические расстройства.

Находясь долгое время наедине с самим собой, человек постепенно утрачивает социальные навыки общения и интерес к другим людям. Существуют также случаи, когда человек переставал разговаривать, так как забыл звук своего голоса и значение слов. Социальная депривация может коснуться также людей, больных смертельной болезнью, которой можно заразиться. Поэтому есть закон о неразглашении таких диагнозов.

Материнская депривация — что это такое?

Такое явления, как депривация, в психологии развития изучается достаточно тщательно, так как последствия такого состояния для незрелой личности могут быть пагубными. Когда взрослый человек испытывает это ощущение, ему дискомфортно, плохо и одиноко. У ребенка оно вызывает эмоции, гораздо интенсивнее перечисленных. Дети как восприимчивые губки, которые впитывают в себя отрицательное намного быстрее и сильнее, чем взрослые.

Ярко выраженным примером материнской депривации является госпитализм. Это состояние одиночества ребенка по причине его разлуки с матерью. Особенно сильно данный синдром стали замечать после войны в 50-е годы, когда было много сирот. Даже при хорошем уходе и правильном кормлении у детей значительно позже наблюдался комплекс оживления, они поздно начинали ходить, говорить, у них было гораздо больше проблем с развитием физическим и психическим, чем у тех, которые воспитывались в семьях. После такого явления специалисты отметили, что депривация в психологии детей влечет большие изменения психики. Поэтому стали разрабатываться методы ее преодоления.

Последствия депривации у детей

Мы уже определились, что основные виды депривации в психологии детей — это эмоциональная и материнская. Данное состояние пагубно влияет на развитие когнитивных процессов головного мозга ребенка. Он растет несообразительным, лишенным чувства уверенности в любви, поддержки и признания. Такой ребенок гораздо реже улыбается и проявляет эмоции, чем его сверстники. Развитие его замедляется, и формируется неудовлетворенность жизнью и собой. Для предотвращения такого состояния психологи определили, что ребенку необходимо, чтобы его обнимали, целовали, гладили и поддерживали (похлопывая по плечу или руке) минимум 8 раз в день.

Как отражается депривация на поведении взрослых?

Депривация в психологии взрослых может возникнуть на основе давней детской или же вследствие неудовлетворенных потребностей взрослого возраста. В первом случае пагубные воздействия на психику будут гораздо сильнее и разрушительнее. Иногда при работе с такими взрослыми специалисты чувствуют себя бессильными. Во втором случае коррекция поведения возможна при поиске способов удовлетворения депривированной потребности. Человек может выйти из состояния нелюбви к себе, апатии и депрессии с помощью специалиста.

Депривация — сенсорная, социальная, материнская, эмоциональная

Депривация – это состояние психики индивидов, спровоцированное потерей возможности ублажения основополагающих жизненных потребностей и нужд, например, половое влечение, прием пищи, сон, жилище, общение дитя с родителем, или утратой благ, жизненных условий, привычных для конкретного индивида. Представленный термин произошел от англоязычного понятия, которое означает лишение или потерю. При этом данный термин обладает негативным смыслом, яркой отрицательной направленностью и в себе несет не просто потерю, а именно лишение нечто очень значимого и жизненно необходимого.

Депривация это в психологии означает недостаток сенсорных побудителей и социальных мотивов, лишение индивида общественных контактов, живых ощущений и впечатлений. Понятие «депривация» является родственным (хотя и не тождественным) термину «фрустрация» со стороны содержательно-психологического смысла. Депривированное состояние в сравнении с фрустрационной реакцией значительно более тяжелое, болезненное, нередко даже личностно разрушающее состояние. Оно выделяется максимально высоким градусом жесткости и постоянства. В разнообразных бытовых ситуациях и жизненных обстоятельствах совершенно разные потребности могут оказаться депривированными.

Виды депривации

Депревированные состояния обычно подразделяются в зависимости от неудовлетворенной потребности.

Наиболее часто выделяют именно 4 разновидности данного состояния психики, в частности: стимульную или сенсорную, когнитивную, эмоциональную и социальную. Большинство авторов придерживается именно нижеприведенной классификации.

Сенсорная или стимульная психическая депривация представляет собой понижение количества сенсорных мотивов либо их ограниченная вариативность и модальность. Нередко сенсорная депривация может описываться термином «обедненная среда», другими словами, среда, в которой субъект не получает необходимое количество зрительных стимулов, слуховых импульсов, осязательных и прочих побудителей. Эта среда может сопутствовать детскому развитию, а может включаться в обыденные ситуации взрослого индивида.

Когнитивная депривация или депривация значений возникает вследствие чересчур изменчивого, хаотичного устройства внешнего мира, который не имеет четкого упорядочения и конкретного смысла, что не дает возможности постигать, предугадывать и управлять происходящим извне.

Когнитивную депривацию еще называют информационной. Она препятствует формированию адекватных форм окружающего мира. Если индивид не получает нужные данные, представления о взаимосвязях, наличествующих между предметами или событиями, то он создает «ложные связи», вследствие чего у него появляются ошибочные убеждения.

Эмоциональная депривация заключается в недостаточности возможностей установления к какой-либо личности интимно-эмоционального отношения или распад связи, если она ранее была создана. С данным видом состояния психики могут сталкиваться индивиды в разном возрасте. Зачастую к детям применяют термин «материнская депривация», тем самым акцентируя важность для малышей эмоциональной связи с родительницей, дефицит или разрыв которой ведет к цепочке нарушений психического здоровья крох. Так, к примеру, депривация детей сирот состоит в разлуке с родителями и может быть, как материнской и патернальной, то есть отцовской.

Социальная депривация или депривация идентичности состоит в ограничении возможностей для освоения независимой социальной роли.

Социальной депривации подвержены малыши, живущие в детских домах либо обучающиеся учебных заведениях закрытого типа, взрослые лица, изолированные от социума или имеющие ограничение в контактах с другими индивидами, пенсионеры.

В обычной жизни перечисленные виды депривации могут переплетаться, объединяться, являться следствием другой.

Кроме вышеперечисленных видов депривации, существуют также и другие. К примеру, двигательная депривация возникает тогда, когда индивид сталкивается с проблемой ограничения в движениях вследствие перенесения травмы либо болезни. Данный вид состояния не относится к психическому, но оказывает сильное воздействие на психику личности.

Помимо видовой классификации, выделяют формы проявления депривации – явные или скрытые. Очевидный характер имеет явная психическая депривация (например, пребывание личности в социальной изоляции, продолжительное одиночество, нахождение малыша в детском доме), то есть в культурном разумении это видимое отклонение от устоявшейся в социуме нормы. Скрытая или частичная является не такой явной. Она зарождается при внешне благоприятных обстоятельствах, которые все же не предоставляют возможности удовлетворения фундаментальных потребностей для индивидов.

Таким образом, депривация это в психологии представляет собой многоаспектное явление, которое затрагивает различные области человеческой жизни.

Депривация сна

Дефицит или полное лишение возможности удовлетворения основополагающей потребности во сне. Возникнуть из-за расстройства сна вследствие наличия болезни, как результат осознанного выбора или по принуждению, например, в качестве пытки. Нередко при помощи сознательного лишения сна успешно поддаются терапии депрессивные состояния.

Человеческие индивиды не могут постоянно не спать. Однако ему по силам свести этот процесс к минимуму (например, до пары часов в сутки) – частичная депривация сна.

Тотальная депривация сна представляет собой процесс лишения сна в течение как минимум нескольких суток.

Также существуют определенные методики применения депривации в качестве лечения. Однако по сей день существует множество споров по поводу полезности применения депривации в качестве терапевтического средства. Так, к примеру, она приводит к уменьшению секреции соматотропного гормона, который отвечает за переработку калорий в мышечную массу. При его дефиците калории трансформируются не в мышечную ткань, а в жировую.

Депривация сна характеризуется наличием нескольких основных этапов. Начальный этап, длительность которого составляет от одних до шести суток, и характеризуется постоянной борьбой индивида со сном. Люди пытаются погружаться в сон на довольно короткий промежуток времени (не более двух часов). И главным тут является не сорваться, сохраняя психологическое спокойствие. С этой целью индивиды стараются разнообразить свою деятельность, заняться чем-то ранее неизведанным и интересным. При выборе нового дела предпочтение отдают не монотонному, а более активному занятию. Нужно понимать, что в течение начального этапа индивидов может преследовать нервное напряжение, эмоциональные расстройства, плохое самочувствие. По окончанию начального этапа плохое самочувствие уходит. Следующим этапом, длительностью до десяти дней, является шоковая терапия. Второй этап характеризуется расстройствами сознания: человеческие особи будут казаться роботами, могут наблюдаться нарушения в восприятии окружающей реальности, в когнитивной сфере также могут появляться сбои. К примеру, индивид может забыть, что случилось мгновение назад, или путать прошлое и настоящее. Возможна легкая эйфория. Данный этап характеризуется постоянной бессонницей, к которой уже организм адаптировался. Работа всех систем обостряется, а процессы ускоряются. Наблюдается более отчетливое восприятие мира, обостряются чувства. Если продолжать и дальше лишать себя сна, то наступит третий этап, который считается довольно опасным для здоровья индивидов. И знаменуется он возникновением зрительных галлюцинаций.

Сегодня врачи успешно применяют методику депривации сна для выведения людей из глубочайшей депрессии. Суть метода заключается в постепенном изменении цикличности сна: уменьшении количества времени пребывания во сне и увеличении периода бодрствования.

Депривация сна, как полагает большинство медиков, избирательно воздействует на определенный участки мозга, отвечающие за впадение людей в депрессивные состояния.

Сенсорная депривация

Частичное либо абсолютное лишение одного анализатора или нескольких органов чувств воздействия извне называется сенсорной либо стимульной депривацией. К самым простым искусственным средствам, вызывающим состояние утраты восприятия, относятся ушные затычки или повязка на глаза, убирающие либо уменьшающие воздействие на зрительный или слуховой анализатор. Существуют и более сложные механизмы, отключающие одновременно несколько анализаторных систем, например, обонятельную, осязательную, вкусовые и температурные рецепторы.

Стимульная депривация с успехом применяется в различных психологических экспериментах, нетрадиционной медицине, БДСМ играх, медитациях и в качестве пыток. Расслабляющим эффектом обладают короткие периоды депривации, так как запускают внутренние процессы подсознательного анализа, упорядочивания и сортировки информации, самонастройки и стабилизации психической деятельности. Между тем длительное лишение внешних побудителей может спровоцировать чрезмерное беспокойство, тревожность, галлюцинации, депрессивное состояние и асоциальное поведение.

Ученые из университета Мак-Гилла в пятидесятых годах двадцатого столетия предлагали добровольцам пробыть максимально длительный период времени в специальной камере, ограждающей их от внешних импульсов. Испытуемые располагались в небольшом замкнутом пространстве в лежачем положении, в котором все звуки перекрывались однообразным шумом мотора кондиционера. Их руки были вставлены в специальные картонные муфты, а глаза закрыты затемненными очками, пропускающими лишь слабый рассеянный свет. Выдержать данный эксперимент большинство испытуемых было неспособно дольше 3 дней. Это связано с обращением человеческого сознания, лишенного привычных внешних раздражителей, в глубины подсознательного, из которого начинали всплывать довольно причудливые и самые невероятные образы и ложные ощущения, напоминающие испытуемым индивидам галлюцинации. Подобные мнимые восприятия пугали испытуемых, и они требовали завершить эксперимент. Данное исследование позволило ученым заключить, что сенсорная стимуляция для нормального развития и функционирования сознания является жизненно необходимой, а лишение сенсорных ощущений ведет к деградации мыслительных деятельности и самой личности. Неизбежными последствиями длительной стимульной депривации будут нарушения когнитивной сферы, а именно памяти, внимания и мыслительных процессов, тревожность, расстройства цикличности сна и бодрствования, смены настроения от депрессивного состояния до эйфории и наоборот, неспособность отличать явь от галлюцинаций.

Дальнейшие исследования показали, что возникновение перечисленной симптоматики обуславливается не фактом депривации, а отношением личности к утрате сенсорных восприятий. Само лишение воздействия извне на анализаторы взрослому индивиду не страшно – это всего лишь изменение условий среды, к которому человеческий организм легко адаптируется путем осуществления перестройки функционирования.

Так, к примеру, пищевая депривация совсем не обязательно будет сопровождаться страданиями. Неприятные ощущения появляются только у тех индивидов, которым голодание непривычно либо их насильно лишают пищи. Люди, сознательно практикующие лечебное голодание, на третий день ощущают легкость в организме и легко могут перенести десятидневное голодание.

Сенсорная и эмоциональная депривация детей раннего возраста проявляется в дефиците возможностей для установления эмоционально-интимного отношения к определенному лицу либо в разрыве устоявшейся связи. Дети, оказавшиеся в детском доме, интернате или больнице, нередко оказываются в обедненной среде, вызывающей сенсорный голод. Подобная среда вредна для индивидов любого воз­раста, но на малышей она действует особенно губительно.

Многочисленные психологические исследования доказали, что необходимым условием нормального формирования мозга в раннем возрастном периоде является наличие достаточного количества внешних впечатлении, поскольку именно в ходе поступления в мозг разнообразной информации из внешней среды и дальнейшей ее пере­работки происходит тренировка анализаторных систем и соответству­ющих структур мозга.

Социальная депривация

Полное отсутствие или снижение возможности общаться с окружающими людьми, жить, взаимодействуя с обществом, является социальной депривацией. Нарушение личностных контактов с социумом может спровоцировать определенное состояние психики, которое служит патогенным фактором, вызывающим развитие ряда болезненных симптомов. Возникновение нарушений обусловлено социальной изоляцией, уровень жесткости которой бывает различным, что в свой черед устанавливает меру жесткости ситуации депривации.

Выделяют несколько форм социальной депривации, которые разнятся не только лишь по уровню ее жесткости, но по лицу, которое является инициатором. То есть существует определенная личность, которая устанавливает депривационный характер отношений индивида либо группы лиц с широким социумом. В соответствии с этим выделяются нижеприведенные варианты социальной депривации: вынужденная, принудительная, добровольная и добровольно-вынужденная изоляция.

Вынужденная изоляция наступает тогда, когда индивид либо группа лиц оказываются в силу непреодолимых обстоятельств оторванными от социума. Такие обстоятельства не зависят от их воли или от воли общества. К примеру, команда морского судна, попавшая вследствие крушения на необитаемый остров.

Принудительная изоляция наблюдается, когда социум изолирует индивидов не зависимо от их стремлений и желаний, а зачастую и вопреки ним. Примером подобной изоляции выступают заключенные, находящиеся в условиях исправительных учреждений или закрытые социальные группы, нахождение в которых не подразумевает ограничения в правах и не предполагает понижение социального статуса личности (солдаты срочной службы, воспитанники детских домов).

Добровольная изоляция происходит тогда, когда индивиды по собственному желанию дистанцируются от общества (например, монахи или сектанты).

Добровольно-вынужденная изоляция наступает тогда, когда достижение определенной значимой для индивида либо группы лиц цели подразумевает необходимость существенно сузить собственные контакты со знакомым окружением. Например, спортивные школы-интернаты.

Человек является наиболее совершенным созданием на планете Земля, но при этом в период новорожденности и в младенчестве является самым беспомощным существом, поскольку какие-нибудь готовые формы поведенческого реагирования у него отсутствуют.

Депривация детей раннего возраста ведет к снижению их успешности в понимании социума и затруднениям в построении коммуникаций с отдельными субъектами и социумом в целом, что в дальнейшем существенно повлияет на эффективность их жизнедеятельности деятельности.

Кроме этого, нахождение в учреждениях закрытого типа не остается без губительных последствий для детской развивающейся психики.

Социальная депривация детей сирот резко активизирует формирование нежелательных личностных черт, таких как: инфантилизм, неуверенность в себе, иждивенчество, отсутствие самостоятельности, заниженная самооценка. Все это тормозит процесс социализации, ведет к дисгармоничности социального развития детей сирот.

Депривация детей

Дефицит каких-либо условий, предметов или средств, удовлетворяющих материальные нужды, духовные и психические потребности, в условиях постоянной нехватки может быть хроническим, то есть хроническая депривация. Кроме этого, она может быть периодической, частичной или спонтанной и зависит от продолжительности утраты.

Длительная депривация детей задерживает их развитие. Недостаток социальных стимулов и сенсорных раздражителей в процессе детского формирования ведет к торможению и искажению умственного и эмоционального развития.

Для полноценного формирования малышей необходимы многообразные побудители различной модальности (слуховые, тактильные и др.). Их дефицит порождает стимульную депривацию.

Неудовлетворительные условия для обучения и усвоения различных навыков, беспорядочное устройство внешней среды, не дающее возможности постигать, предугадывать и управлять происходящим извне, порождает когнитивную депривацию.

Общественные контакты с взрослым окружением и в первый черед с матерью обеспечивают формирование личности, а их дефицит приводит к эмоциональной депривации.

Эмоциональная депривация влияет на крох следующим образом. Дети становятся вялыми, у них снижается ориентировочная активность, они не стремятся к движению, неизбежно начинается ослабление физического здоровья. Также наблюдается задержка в развитии по всем основным параметрам.

Материнская депривация не утрачивает губительную силу собственного воздействия на всех этапах детского взросления. Вследствие материнской депривации искажается отношение маленькой личности к самой себе, может наблюдаться неприятие ребенком собственного тела или аутоагрессия. Кроме этого ребенком утрачиваются возможности установления полноценных взаимоотношений с другими лицами.

Ограничение возможностей осуществления социальной самореализации через усвоение определенных социальных ролей, а также посредством приобщения к общественным идеям и целям приводит к социальной депривации.

Выраженный результат замедления или нарушения в развитии малышей, который наступает вследствие какой-либо формы депривации, носит название госпитализм.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Лишение | Encyclopedia.com

Психоаналитически, депривация — это ограниченное удовлетворение желания или потребности, которые кажутся важными. Зигмунд Фрейд (1927c) считал депривацию результатом разочарования влечения, которое не могло быть удовлетворено из-за запрета, и его особенно интересовала сексуальная депривация. Позже психоанализ сосредоточился на материнской депривации, вызванной либо окончательным или временным отсутствием матери, либо ее трудностями в оказании первичной помощи младенцу — депривации, которая может иметь необратимые последствия для развития ребенка.

Для младенца депривация как результат интрапсихического процесса, связанного с потребностями или желаниями, принимает различные формы. Он модулируется реакцией первичного объекта, матери, а также моментом возникновения депривации, ее продолжительностью или даже отношением заменителей матери.

Важность реальности и ее травм по сравнению с реальностью репрезентативного мира составляет основу различий между психоаналитическими теориями. Например, психоаналитики изучали эффекты «количественной депривации», когда младенец с рождения должен противостоять физическому отсутствию основного материнского объекта, состоянию, известному как госпитализм (Spitz, 1945), или после установления связи — состояние, известное как анаклитическая депрессия (Spitz, 1946), которое включает фазы испуга, отчаяния и разлуки.Во время этих трех фаз младенец в первую очередь ищет потерянный анаклитический объект, а затем, охваченный отчаянием, входит в ситуацию более или менее выраженного отрицания, в зависимости от уровня структурирования внутреннего объекта и продолжительности разделения. Этот процесс включает в себя направление рассеянных, но невыносимых агрессивных импульсов против «я», ненависть к встроенному внутреннему объекту и лишение материнской груди, сопровождающееся лишением (орального) аппарата, который позволил бы младенцу использовать его.Иногда также наблюдается лишение всех творческих способностей и растворение интегративного процесса вместе с торможением или диссоциацией импульсов (Winnicott, 1984).

Также описана «качественная депривация», которая возникает, когда младенцу преподносят объект, который мешает ему испытать свои импульсы в приемлемой форме, потому что они неконтролируемы. Этот объект не принимает на себя противоречивую роль в обеспечении удовлетворения потребностей младенца и подталкивает его к автономии и не понимает его сигналов или его мыслей.Операционное поведение и системы идеализации доминируют в этой форме отношений между матерью и ребенком (Kreisler., 1992), чтобы предотвратить превращение временных личных трудностей, борьбы и травм в психические патологии, особенно депрессивные и шизофренические.

Также известны формы «смешанной депривации», когда прерывание материнской заботы и неадекватная поддержка являются основой нарциссического коллапса и слабости в процессе сепарации-индивидуации.

Эффекты аффективной депривации (Bowlby, 1951) изучались среди младенцев, помещенных в учреждения, больницы или приемные семьи (Winnicott, 1984), а также в контексте семейной жизни.Это привело к появлению депрессий, пограничных и антисоциальных патологий, таких как психоз. Франсуаза Дольто описала внезапную и длительную диссоциацию, которая существует после ранней госпитализации или неоднократной смены лиц, оказывающих медицинскую помощь, без какой-либо возможной репарации образа тела или объекта. Младенец может вернуться в состояние, в котором его жизненные потребности удовлетворяются в контексте, в котором больше не происходит тонкого, вербального, миметического или моторного обмена. Став аутичным, у ребенка больше нет выхода импульсам, и он приводит к тератологической символизации через галлюцинации.

Леон Крейслер изучал депрессию (пустую и пустую) в периоды качественной депривации, особенно их развитие на психосоматическом уровне. Другие авторы приписывают важные нарциссические патологии (чувство пустоты, неуверенность в себе, неуверенность), а также нетерпимость к фрустрации, которая провоцирует переход к действию, которая проявляется в подростковом возрасте. Дональд Винникотт изучил динамику антисоциального акта и сопутствующее ему чувство обнадеживающего страдания.«Фактически, — пишет он, — депривация не деформирует организацию эго, как при психозе, но подталкивает младенца к тому, чтобы заставить контекст распознавать депривацию, и … антисоциальный акт проявляется, когда младенец начинает создавать объект. отношения и вкладывать человека ».

Grazia Maria Fava Vizziello

См. Также: Оставление; Анаклис / анаклитик; Аналитическая психодрама; Авария; Нарушения развития; Разочарование; Госпитализм; Материнская забота; Членовредительство у детей; Чужой человек; Депрессия переноса.

Библиография

Bowlby, John. (1951). Охрана здоровья матери и психическое здоровье . Женева: Монографии ВОЗ.

Крейслер, Леон. (1992). La prospettiva psicosomatica nella psicopatologia del lattante. В Фава, В.Г. и Стерн, Д. (ред.), Modèles psychothérapiques au premier âge . Париж: Массон.

Шпиц, Рене (1945). Госпитализм: исследование генезиса психических расстройств в раннем детстве. Психоаналитическое исследование ребенка , 1 , 53-74.

Шпиц, Рене. (1946). Анаклитическая депрессия. Психоаналитическое исследование ребенка , 2 , 313-342.

Винникотт, Дональд В. (1984). Лишения и правонарушения . Лондон: Фонд Винникотта.

Дополнительная литература

Шенгольд, Леонард. (1989). Убийство души: последствия жестокого обращения и лишения в детстве . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

Уилсон, Н. (2002). Депрессия и ее связь с лишением света. Психоаналитический обзор , 89 , 557-568.

Винникотт, Дональд. (1984). Лишения и правонарушения . Лондон: Тависток.

Чувство обездоленности может привести к нелогичному поведению

Когда мы переживаем эмоциональную депривацию в детстве, это чувство того, что мы недостаточно важны или любимы, может сохраняться во взрослой жизни как «депривационное мышление». Возможно, мы никогда не почувствуем, что у нас достаточно того, что нам нужно. Это чувство незащищенности может навредить нашим близким отношениям.Мы можем ожидать, что наших близких подведут нас, никогда не выразят наши потребности напрямую или выберут романтических партнеров, избегающих близости.

Делаем себя дефицитным

Ощущение отсутствия важных ресурсов — любви, еды, денег, времени — может привести к тревоге или гневу. Мы можем зацикливаться на том, чего нас лишили. Или мы можем начать чувствовать, что нам нужно действовать в аварийном режиме — экономить пенни или составлять расписание каждую секунду наших дней. Новые теории и исследования психологии дефицита дают некоторое представление о том, как восприятие дефицита негативно влияет на наш мозг и поведение.

Тема дефицита очаровывает меня, потому что я никогда не чувствую, что у меня есть время. Возможно, предположил один мой друг-терапевт, это потому, что я родился недоношенным — как Макдуф, описанный в Macbeth как «безвременно вырванный из чрева матери». Скорее всего, это потому, что я занятая работающая мама, пытающаяся провести терапевтическую практику и написать предложение для книги. Когда я просыпаюсь, мне никогда не кажется, что я выспался, и мне приходится отвлекаться от всех интересных вещей, которые я хочу сделать, чтобы лечь спать по ночам.Я плохо умею распоряжаться своим временем и вынужден полагаться на хороший транспортный поток, чтобы прибыть куда-нибудь вовремя. (Это не лучшая стратегия в округе Марин с его парком медленных водителей.)

И я не знаю, куда прошли годы: я до сих пор чувствую себя 25 внутри, несмотря на кажущееся обвисание и морщины. Я дважды планирую встречи, а затем мне приходится тратить время на их смену, и я печально известен тем, что оплачивал свои кредитные карты на день с опозданием, а затем тратил время на звонки, чтобы попросить банки снять плату за просрочку.

Я не единственный кандидат наук.D. некомпетентный в управлении временем. Я был рад узнать, что у профессора экономики Гарварда Сендхила Муллайнатана, автора книги Scarcity и обладателя гранта Макартура «гения», были те же проблемы: он не только дважды тратил свое время и слишком много работал, но и регулярно позволял себе машину. срок регистрации истек, то пришлось тратить время на уклонение от гаишников. Но вместо того, чтобы просто стесняться этого, как я, он превратил полученный опыт в новую теорию дефицита, которую он разработал вместе с Эльдаром Шафиром из Принстона.Оказывается, они обнаружили, что люди, живущие в бедности, также принимают неверные решения в отношении денег, но это не их вина — это результат того, как наш мозг естественным образом реагирует на нехватку денег.

Как дефицит влияет на наше мышление

Мышление о дефиците сужает наши временные рамки, заставляя нас принимать импульсивные, краткосрочные решения, которые увеличивают наши трудности в долгосрочной перспективе, например, откладывать оплату счетов по кредитной карте или не открывать счета в надежде, что они волшебным образом исчезнут.Бедные фермеры в Индии на самом деле лучше справляются с когнитивными тестами в конце сезона сбора урожая, когда они растут, чем в начале, когда у них заканчиваются деньги. Эффект? Эквивалент падения IQ на 13 пунктов.

Работа с крайне ограниченными ресурсами увеличивает количество проблем и препятствий, с которыми нам приходится иметь дело, что приводит к умственной усталости и когнитивной перегрузке. Другие исследования показывают, что одиночество или отсутствие пищи приводит к нездоровой одержимости, гиперфокусировке и переоценке того, чего у нас нет.По иронии судьбы, сама природа дефицита препятствует нашим усилиям по преодолению трудностей.

Стресс и тревога, связанные с дефицитом, мешают мотивации, делая нас более уязвимыми для искушений. Вы замечаете, как люди покупают ненужные вещи на послепраздничных распродажах, когда они уже потратили большую часть своих денег? Воспринимая дефицит, мы не можем сопротивляться ограниченному по времени суперсредству. Точно так же интенсивные диеты повышают вероятность переедания, не говоря уже о физиологическом влиянии голода на мышление и работоспособность.Одинокие люди смотрят на себя и других более негативно и могут непродуктивно избегать присоединяться к групповым собраниям и мероприятиям из страха быть отвергнутыми.

Что делать

Как нам преодолеть это мышление дефицита, не заходя слишком далеко и не расслабляясь? Следующие предложения могут помочь:

  1. Практикуйте благодарность. Сознательно сосредоточьтесь на том, что хорошо в вашей жизни, включая людей, которые вас поддерживают, чувство общности в вашем районе, ваши достижения или вашу физическую форму и здоровый образ жизни.Это может помешать вам преувеличивать важность любого дефицитного ресурса, такого как время или деньги.
  2. Не сравнивайте себя с другими. Вы всегда будете сталкиваться с людьми, у которых больше времени, денег или имущества, и можете испытывать зависть. Но на самом деле вы не знаете, каково ходить в шкуре этого человека. Как говорится, «не сравнивайте свое внутреннее с внешним миром». Возможно, ваша борьба создала внутренние силы, которые вы не цените в полной мере.
  3. Хватит зацикливаться. Легко увязнуть в мысленных сценариях всех неправильных решений, которые вы приняли, или беспокоиться о том, «что, если». Чтобы разорвать эти циклы, нужно приложить много усилий и подготовиться. Составьте план того, что вы будете делать, если поймаете себя на размышлениях. Когда вы встаете и становитесь активными, это может активировать левое полушарие вашего мозга, которое нарушает депрессивную эмоциональную направленность. Итак, прогуляйтесь, позвоните другу, уберитесь в шкафу или почитайте книгу.
  4. Принять превентивные меры. Составьте список, когда вы идете в супермаркет, или запрограммируйте автоматические напоминания о встречах и внесите депозиты на сберегательные счета.Не берите кредитную карту в торговый центр — возьмите вместо этого экономного друга. Положите печенье на верхнюю полку или раздайте его перед тем, как начать свой план здорового образа жизни.
  5. Не жадничайте. Когда ресурсов не хватает, люди становятся конкурентоспособными, потому что думают, что больше для кого-то значит минус для вас. На самом деле, когда вы помогаете кому-то другому развивать свой бизнес, они с большей вероятностью направят вам дополнительный бизнес. Помощь другим может привести к более крепким дружеским отношениям, завоеванию уважения и репутации, творческому обмену или новым союзникам.

Я клинический психолог и эксперт по внимательности, управлению тревогой, депрессией и многому другому; посетите мой сайт или подпишитесь на меня в Twitter @drmelanieg.

границ | Экономическая депривация и ее влияние на проблемы детского поведения: посредническая роль семейного стресса и инвестиционных факторов

Введение

Существует сильная связь между бедностью в раннем детстве и проблемным поведением в дальнейшей жизни (например, Dearing et al., 2006; Sun et al., 2015; Mazza et al., 2016). Хотя не все дети, живущие в экономических трудностях, продолжают демонстрировать проблемы с поведением, непропорционально большое количество детей с проблемами поведения, как правило, происходит из семей, живущих в бедности (Boe et al., 2012). Данные лонгитюдных исследований (например, Kiernan and Huerta, 2008; Rijlaarsdam et al., 2013) определили бедность в раннем детстве как фактор риска, предшествующий проблемному поведению на протяжении всей жизни. Кроме того, экспериментальные и лонгитюдные результаты показывают, что изменения в семейном доходе напрямую приводят к изменению проблем с поведением детей (Costello et al., 2003; Моррис и Геннетиан, 2003 г .; Вотруба-Дрзал, 2006). Хотя эти результаты предполагают наличие причинно-следственной связи между бедностью и проблемами поведения, механизм, с помощью которого экономические лишения приводят к проблемам поведения, остается неясным.

Бедность и проблемы поведения: теории механизмов воздействия

Для объяснения этого механизма широко использовались две теоретические точки зрения: модель семейного стресса и инвестиционная модель (Mayer, 1997; Conger et al., 2010). Обе теории постулируют косвенное влияние бедности на проблемы поведения в детстве.Boss et al. (2017, стр. 4) определили семейный стресс как «нарушение изучаемого состояния семейной системы». Такое нарушение может быть вызвано внешними факторами, такими как безработица, или внутренними факторами, такими как развод. Другие (например, McCubbin et al., 1980) концептуализировали семейный стресс как реакцию семьи на тяжелые жизненные события и напряжения, вызванные этими событиями. Согласно модели семейного стресса, экономическая депривация вызывает психологические расстройства, такие как депрессия, тревога и родительский стресс, из-за напряжения, связанного с ограниченными ресурсами, доступными для повседневной жизни.Такие стрессоры связаны с разочарованием и агрессивными взаимодействиями (Berkowitz, 1989), которые, в свою очередь, побуждают родителей принимать карательные или невосприимчивые стили воспитания с последствиями для траекторий поведения в детстве (Conger et al., 2010). Эта модель подтверждается исследованиями, демонстрирующими связь между бедностью, психологическим стрессом родителей, карательной дисциплиной и проблемами поведения (Gershoff et al., 2007; Kiernan and Huerta, 2008; Rijlaarsdam et al., 2013).

Семейные инвестиции, с другой стороны, определяются как сумма денег, которую родители вкладывают в приобретение качественного образования, питания, здоровья, добрососедства и других ресурсов, которые улучшают будущее благополучие ребенка (Mayer, 2002).Эта инвестиция определяется доходом семьи. Инвестиционная модель предполагает, что бедность ограничивает способность родителей предоставлять полезный образовательный опыт и услуги, а также обеспечивать достаточно питательные диеты. Это, в свою очередь, приводит к снижению когнитивных способностей с потенциальными последствиями для других областей развития (Mayer, 1997; Conger et al., 2010). Было обнаружено, что экономическая депривация в долгосрочном плане предсказывает низкие инвестиции в образование и, следовательно, когнитивные способности (Kiernan and Huerta, 2008; Sun et al., 2015). Кроме того, изменения в экономических обстоятельствах родителей позволяют прогнозировать инвестиции в полноценное питание (Skafida and Treanor, 2014), а недоедание в детстве связано с низкой когнитивной способностью и проблемами поведения в подростковом возрасте (Galler et al., 2012).

Недавние обширные обзоры применения моделей семейного стресса и инвестиций показывают, что очень немногие исследования (например, Guo and Harris, 2000; Yeung et al., 2002) одновременно интегрировали элементы двух моделей для понимания единого результата развития, такого как а, проблемы с поведением (Conger et al., 2010; Шоу и Шеллиби, 2014). В большинстве исследований, использующих обе модели в одном исследовании, они использовались для объяснения различных результатов, то есть модель семейного стресса использовалась для объяснения поведенческих результатов, а инвестиционная модель — для объяснения когнитивных результатов (например, Gershoff et al., 2007; Kiernan and Huerta, 2008). В тех случаях, когда обе модели использовались для изучения путей от бедности к проблемам поведения (например, Linver et al., 2002; Rijlaarsdam et al., 2013), они не были напрямую предсказаны из основного следствия низких инвестиций, то есть когнитивных способностей. .Хорошо известно, что бедность напрямую тормозит развитие тех когнитивных компетенций (например, управляющих функций, языка, рабочей памяти и принятия решений), которые лежат в основе эмоциональных и саморегулирующих реакций детей (Noble et al., 2005; Farah et al. , 2006), механизмы, которые напрямую связаны с проблемами поведения или склонностью брать на себя просоциальные роли, такие как противостояние хулиганам (Belacchi and Farina, 2010; Montroy et al., 2014). Сопутствующие исследования ассоциаций также показали, что когнитивные способности предсказывают проблемы с поведением (например,г., Белланти и Бирман, 2000). Кроме того, Галлер и др. (2012) обнаружили, что влияние детского недоедания на проблемы поведения в подростковом возрасте опосредовано когнитивными способностями. Поэтому неудивительно, что вмешательства, направленные на улучшение когнитивных способностей и поддерживающих процессов, таких как эмоциональная регуляция, также приводят к улучшению проблем поведения ребенка или улучшению просоциального поведения, а вмешательства, направленные на улучшение поведения, приводят к когнитивным преимуществам (Lunkenheimer et al., 2008; Скотт и др., 2010; Орнаги и др., 2017). Другими словами, инвестиционный путь от бедности к проблемам поведения должен включать когнитивные способности в качестве ключевого посредника.

С вышесказанным тесно связаны призывы исследовать другие пути между бедностью и результатами детства в контексте этих моделей. Например, Шоу и Шеллеби (2014) выступили за проверку прямого пути между родительским дистрессом и проблемами поведения в детстве, помимо косвенного воздействия через воспитание, потому что ассоциации между родительским дистрессом и проблемами поведения могут зависеть от других факторов, помимо скомпрометированного воспитания.Один из аргументов состоит в том, что психологический стресс матери может иметь прямое влияние на проблемы поведения в детстве через наследственность негативных черт, связанных с проблемами поведения во время беременности (Goldsmith et al., 1997; Kim-Cohen et al., 2005). Согласно Шоу и Шеллеби (2014), родительский стресс во время беременности может вызывать нейроэндокринные изменения, которые, в свою очередь, приводят к развитию негативных черт характера, таких как раздражительность, связанных с проблемами поведения. Другие исследователи задокументировали прямое влияние между экономическими лишениями и проблемами поведения (Kiernan and Huerta, 2008), предполагая, что влияние бедности не может быть полностью опосредовано стрессом в семье и переменными инвестициями.

Кроме того, исследователи подвергли критике ограниченное использование лонгитюдных данных при тестировании этих моделей среди детей (Conger et al., 2010; Shaw and Shelleby, 2014). Мы обнаружили только одно исследование, в котором использовались данные, соответствующие временному порядку предикторов, медиаторов и переменных результата (например, Rijlaarsdam et al., 2013). Кроме того, только в одном недавнем лонгитюдном исследовании с использованием модели стресса в семье (например, Mazza et al., 2016) изучалось влияние депривации на проблемы поведения с течением времени, и мы не знаем ни одного исследования, сочетающего в себе медиаторы стресса и инвестиции для изучения. решать проблемы с течением времени.

Фокус текущего исследования

Настоящее лонгитюдное проспективное исследование было задумано для изучения путей, с помощью которых опыт экономической депривации в раннем детстве влияет на траекторию проблем поведения в дошкольном возрасте. Мы сосредоточились на дошкольном возрасте, потому что семейные экономические обстоятельства в ранние годы имеют решающее значение для развития (Вотруба-Дрзал, 2006). В этом возрасте дети сильно зависят от своих семей и, следовательно, более чувствительны к контекстуальным влияниям, таким как бедность (например, бедность).г., Бронфенбреннер, 1977). Для достижения цели исследования мы интегрировали элементы как модели семейного стресса, так и инвестиционной модели. Мы одновременно исследовали степень, в которой результирующие переменные семейного стресса (стресс и суровое воспитание) и переменные инвестиций (инвестиции в образование, питание и когнитивные способности) опосредуют взаимосвязь между экономическими трудностями, измеренными, когда детям было 10 месяцев, и траекторией проблем с поведением в зависимости от возраста. 4–6. Мы предположили следующее (рис. 1):

1.Экономическая депривация родителей будет иметь прямое влияние, , на траекторию проблем поведения (т. Е. Более серьезных проблем поведения в возрасте 4, 5 и 6 лет).

2. Материальная депривация родителей будет иметь косвенное влияние на траекторию проблем поведения через усиление психологического стресса родителей и карательное воспитание.

3. Экономическая депривация родителей будет иметь косвенное влияние на траекторию проблем поведения через низкие инвестиции в образование, плохое питание и низкие когнитивные способности детей.

Рисунок 1 . Интегрированная семейная стрессовая и инвестиционная модель проблем поведения в детстве. Здесь для простоты показаны только скрытые факторы. Все латентные конструкции (кроме Harsh Discipline) измеряли с помощью нескольких индикаторов. Пожалуйста, см. Раздел о методологии и Таблицу 1, где указано количество элементов, используемых для измерения каждой конструкции и спецификации модели.

Учитывая, что ранний опыт бедности может привести к проблемам с поведением в детстве, а проблемы с поведением в детстве являются предшественниками риска бедности во взрослом возрасте (Fergusson et al., 2005), мы предполагаем, что полученные данные предоставят информацию об эффективных стратегиях профилактики и вмешательства, которые могут разорвать этот круг.

Методы

Данные и участники

Данные национального лонгитюдного исследования Growing Up in Scotland Survey (GUS). Для обеспечения репрезентативности выборки на национальном уровне использовалась методика многоступенчатой ​​стратифицированной случайной выборки всех подходящих детей в течение года когорты. Данные собирались ежегодно путем личных интервью с основным опекуном ребенка (в основном с матерью ребенка, 95 лет.5% респондентов). Подробное описание процедуры выборки и метода сбора данных доступно на веб-странице GUS и в официальном руководстве пользователя (ScotCen Social Research, 2013).

Для текущего исследования использовались данные от волны 1 (полученные в 2005/06 г.) до волны 6 (полученные в 2010/11 г.) первого обследования когорты рожденных. Данные волны 1 были собраны, когда детям было 10,5 месяцев. Последующие волны были получены через 22, 34,5, 46, 58 и 70 месяцев соответственно. В общей сложности 5217 детей, родившихся в период с июня 2004 г. по май 2005 г., были отобраны для первоначального обследования в волне 1.Из них 3375 участников, которые ответили на все шесть волн сбора данных, были оставлены для анализа. Это составляет 94,2% всех отвечающих критериям респондентов (тех, кто завершил все предыдущие 5 волн) и 64,7% всех обращений волны 1. Чтобы преодолеть ограничения отсева выборки, в анализе использовались продольные веса когорт рожденных, чтобы уменьшить систематические ошибки, связанные с неслучайным отсевом (ScotCen Social Research, 2013). Выборка детей состояла из 51,3% мальчиков и 48,7% девочек. Этническая принадлежность детей когорты, определенная в наборе данных GUS, составила 96 человек.5% «белые» и 3,5% «представители другой национальности».

Этическое одобрение

Исследование GUS было предметом медицинской этической экспертизы и получило одобрение комитета MREC Шотландии «A» (номер заявки: 04 / M RE 1 0/59). Разрешение на использование данных для этого исследования было получено через Службу данных Великобритании.

Меры

Была принята стратегия последовательного выбора переменных для отражения предполагаемых путей (рис. 1). Зависимая переменная проблем с поведением была измерена в возрасте 4, 5 и 6 лет.Прогнозирующие переменные: экономическая депривация родителей была измерена в возрасте 1 года, психологический стресс, инвестиции в образование и питание в возрасте 2 лет, когнитивные способности ребенка в возрасте 3 лет, суровая дисциплина , хотя измерения в возрасте 4 лет отражали поведение родителей в возрасте 3 лет. Описательная статистика представлена ​​в таблице 1.

Таблица 1 . Описательная статистика (диапазон, среднее, стандартное отклонение, проценты) и стандартизованные факторные нагрузки на уровне элемента ( β ) выборки, предиктора и зависимых переменных ( n = 3375).

Проблемы с поведением

Проблемы с поведением детей были измерены с использованием пяти пунктов из опросника силы и трудностей (SDQ) Goodman (1997). SDQ имеет хорошую структурную, параллельную, дискриминантную, конвергентную и прогностическую достоверность (например, Kersten et al., 2016), а также инвариантность измерений во времени (Sosu and Schmidt, 2017). Инструмент вводили родителям, когда их детям было чуть меньше 4, 5 и 6 лет. Родителей попросили указать, в какой степени ребенок из выборки проявляет пять определенных видов поведения (истерики; драки; ложь; воровство; и послушание, которое было закодировано в обратном порядке).Пять пунктов были оценены по 3-балльной шкале (0 = неверно; 1 = в некоторой степени верно; 2 = конечно). Из-за политомического характера шкалы отклика проблемы поведения мы исследовали надежность в рамках моделирования структурных уравнений (Brown, 2015). В частности, мы проверили инвариантность продольных измерений, чтобы мы могли судить о том, является ли масштаб конфигурационным, метрическим или скалярным инвариантным с течением времени. Такая информация имеет решающее значение для лонгитюдных исследований, поскольку она говорит нам, остается ли понимание респондентами предметов и конструкций, измеренных инструментом, одинаковым во времени.Результаты этого анализа позволяют предположить, что шкала проблем с поведением является надежной (см. Раздел результатов, посвященный надежности элементов и неизменности измерений).

Экономическое лишение родителей

Два элемента, эквивалентный доход и субъективная бедность, использовались для измерения экономической депривации родителей. Они были получены, когда детям было около 10 месяцев. Чтобы измерить эквивалентный доход , родителей сначала попросили выбрать из 17 диапазонов дохода (от 1 до £ 3 999 до 17–56 000 или более) ту сумму, которая наилучшим образом отражает доход их семьи до налогообложения, включая все государственные пособия и интересы.Все диапазоны доходов между минимальным и максимальным, описанными выше, имели диапазон около 2 000 фунтов стерлингов (т.е. 4 000–5 999; 6 000–7 999 и т. Д.). Затем цифры были уравновешены с учетом различий в размере и составе домохозяйств (см., Например, Scottish Government, 2009; Bradshaw et al., 2015) и преобразованы в квинтили с диапазоном от 1 (> 33 571 фунт стерлингов) до 5 (<8410 фунтов стерлингов). ). Субъективная бедность измерялась через воспринимаемое экономическое давление. Родителей попросили оценить, как они относятся к управлению своим нынешним доходом.Ответы были по 5-балльной шкале от 1 (Очень комфортная жизнь при текущем доходе) до 5 (Очень сложно при нынешнем доходе). Более высокие баллы по обоим пунктам означают более высокий уровень депривации.

Питание

Питание измерялось с использованием двух показателей, полученных от родителей, когда детям было 2 года. Родителей попросили указать, сколько различных видов свежих, замороженных или консервированных фруктов и овощей их ребенок ест в течение обычного дня. Ответы оценивались по 5-балльной шкале (от 0 –Более пяти до 4 – Нет), при этом более высокие баллы указывали на плохое питание.Эти два пункта были выбраны в соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими значительную связь между лишением доходов и потреблением фруктов и овощей (Skafida and Treanor, 2014).

Инвестиции в образование

Инвестиции в образование измерялись для детей в возрасте 2 лет с помощью трех предметов. Родителей попросили ответить на вопрос: «Можете ли вы сказать мне, сколько дней за последнюю неделю childname делал каждое из следующих действий самостоятельно или с кем-то другим? Под «последней неделей» я имею в виду последние 7 дней.«Предметами были: просмотр книг или чтение рассказов; чтение детских стишков; и распознавание букв, слов, цифр или фигур. Ответы были закодированы от 0 до 7, так что более высокие баллы означают низкие вложения в образование. Эти элементы представляют собой приблизительные показатели инвестиций в образование и использовались в предыдущих исследованиях (например, Guo and Harris, 2000; Yeung et al., 2002). Хотя можно утверждать, что этот показатель может быть ориентирован на детей, он был получен, когда детям когорты было всего 2 года, то есть время, когда родители с большей вероятностью будут теми, кто формирует интересы своих детей.

Родительский психологический стресс

Психологический стресс родителей измерялся, когда детям было 2 года, с использованием трех выбранных пунктов шкалы депрессии, тревожности и стресса (Lovibond and Lovibond, 1995). Полная шкала имеет хорошо известные психометрические свойства (Генри и Кроуфорд, 2005). Участников попросили указать, насколько следующие утверждения применимы к ним за последнюю неделю: «Я довольно легко расстраивался», «Мне было трудно расслабиться» и «Я обнаружил, что я был очень раздражительным», измеренный по шкале 4 баллов. шкала баллов (от 1 — ко мне не применялась вообще до 4 — применялась ко мне очень часто или большую часть времени).

Когнитивные способности ребенка

Когнитивные способности были измерены в возрасте 3 лет с использованием подтестов по словарю именования и схожести изображений Британской шкалы способностей второго издания (BAS II; Elliott et al., 1997). Исследования показывают, что BAS имеет прочную теоретическую основу, обладает хорошими психометрическими свойствами и соответствует возрасту по сравнению с другими доступными тестами (Hill, 2005). Словарный запас именования оценивает способность к выражению и развитие речи, а сходство картинок оценивает способность решать проблемы и рассуждать.В текущем исследовании использовались T-баллы, полученные на основе нормативных баллов (в диапазоне от 20 до 80, а среднее значение — 50) как для словарного запаса именования, так и для шкалы превосходства изображения. Пункты были перекодированы таким образом, чтобы более высокие баллы указывали на низкие когнитивные способности.

Суровая дисциплина

Суровая дисциплина была измерена на основе ответа родителей на один вопрос, когда детям было 4 года. Участников попросили указать, использовали ли они когда-либо порку с указанным ребенком в предыдущем году (соответствующем возрасту 3 лет), в течение которого вопрос не задавался.Ответ на этот вопрос был зашифрован фиктивным кодом (Нет — 0; Да — 1).

Аналитическая процедура

Анализ проводился с использованием моделирования продольных структурных уравнений (SEM). Во-первых, была проверена инвариантность продольных измерений шкалы проблем с поведением, чтобы убедиться, что шкала проблем с поведением измеряет одну и ту же конструкцию во времени (Widaman et al., 2010). Инвариантность измерений последовательно проверялась путем тестирования на конфигурационную, метрическую и скалярную инвариантность во времени (Давыдов и др., 2011). Во-вторых, была оценена модель безусловного скрытого роста (LGM) для оценки траектории проблем с поведением с течением времени. Безусловные модели не включают предикторов изменений (Meredith, Tisak, 1990; Давыдов и др., 2011). LGM обычно оценивают среднее значение перехвата (т. Е. Средние проблемы с поведением в возрасте 4 лет), дисперсию перехвата (т. Е. Индивидуальные различия в проблеме поведения в возрасте 4 лет), среднее значение наклона (т. Е. Скорость изменения проблемы с поведением в возрасте от 4 до 6 лет для детей). всю выборку) и дисперсию наклона (т.е., индивидуальные различия в скорости изменения). Поскольку наш анализ представлял собой LGM с множественными показателями с порядковыми элементами, среднее значение перехвата (т.е. средний балл проблем с поведением в возрасте 4 лет) не оценивается из-за процедур спецификации модели (подробное объяснение см. В Muthén and Muthén, 2012). В-третьих, следуя результатам безусловного LGM, модели, предполагающие как прямые, так и косвенные эффекты экономических лишений через посредников стресса в семье и инвестиций на траекторию проблем поведения (т.е. в возрасте 4, 5 и 6 лет).

Чтобы определить доказательства косвенных эффектов, мы исследовали статистическую значимость прямых путей, связывающих родительскую экономическую депривацию, ассоциированные медиаторы и результаты в каждом гипотетическом процессе посредничества, а также доверительные интервалы косвенных путей (MacKinnon et al., 2007; Kenny, 2016 ). Все переменные (предиктор, посредник и результат), за исключением жесткой дисциплины, были смоделированы как латентные конструкции.

Оценка модели, износ и отсутствующие данные

Поскольку элементы, лежащие в основе шкалы проблем с поведением, были измерены по порядковой (политомической) шкале, была использована процедура оценки средневзвешенной дисперсии средних квадратов (WLSMV), которая дает более точные оценки параметров, и стандартные ошибки при моделировании данных порядкового уровня ( Бирн, 2012).Все анализы проводились с использованием Mplus 7.4.

Ключевая проблема всех лонгитюдных исследований — это истощение. В рамках данных GUS анализ отсева показал, что безработные, проживающие в крупных городах, с меньшей вероятностью укажут свой доход на предыдущем обследовании, а более молодые родители с большей вероятностью выбыли из исследования (ScotCen Social Research, 2013) . Данные GUS включают продольные веса, полученные с использованием социально-демографических характеристик, связанных с отсутствием ответа (ScotCen Social Research, 2013).Эти веса были приняты во внимание при вычислении индексов соответствия модели и оценок параметров в нашем анализе. Что касается отсутствия, отсутствовали незначительные данные по пунктам, используемым для измерения проблем с поведением с течением времени (в среднем 1,3%, 1,5% и 0,98% в возрасте 4, 5 и 6 лет, соответственно). Среднее количество отсутствующих данных для ковариат было столь же малым (2,3%), с диапазоном от 0 (отсутствие элементов питания) до 8,9% (квинтили доходов). Согласно Аспарухову и Мутену (2010), подход WLSMV для обработки отсутствующих данных, реализованный в Mplus, дает несмещенные оценки, когда количество отсутствующих данных незначительно, а модель включает ковариаты, которые предсказывают отсутствие данных.

Оценка модели

Качество подгонки оценивалось с использованием индекса Такера-Льюиса (TLI) и индекса сравнительной подгонки (CFI) со значениями> 0,90 и 0,95, указывающими на «адекватное» и «хорошее» соответствие соответственно, и среднеквадратичную ошибку аппроксимации (RMSEA). значения ниже 0,05 в качестве доказательства хорошего соответствия (Hu and Bentler, 1999; Marsh et al., 2004). Вложенные модели проверяются при оценке инвариантности измерений. Хотя для оценки таких моделей рекомендуется использовать критерий разности хи-квадрат, он чувствителен к незначительным различиям и плохо работает с другими индексами, такими как изменения CFI и RMSEA (Cheung and Rensvold, 2002; Chen, 2007; Little, 2013).Таким образом, мы использовали изменения CFI> 0,01 и RMSEA> 0,015, а также общую подгонку каждой модели для определения инвариантности измерений (Chen, 2007; Little, 2013). В частности, модель была инвариантной, если хотя бы один из индексов находился в пределах порогового значения, а общая модель хорошо подходила. Наконец, чтобы определить силу и практическую полезность наших косвенных и общих эффектов, мы оценили размер эффекта наших стандартизованных коэффициентов со значениями 0,01, 0,09 и 0,25, представляющими малый, средний и большой эффекты соответственно.Эти пороговые значения представляют собой подходящие ориентиры для определения малых, средних и крупных эффектов при сообщении полностью стандартизованных косвенных эффектов (Cohen, 1988; Preacher and Kelley, 2011; Kenny, 2016).

Результаты

Описательная статистика и надежность товаров

Подробная описательная статистика для всех переменных представлена ​​в таблице 1. Goodman (1997) предоставил следующие пороговые значения для составной шкалы проблем поведения: нормальный (от 0 до 2), пограничный (3) и ненормальный (от 4 до 10). ).В соответствии с предыдущими исследованиями (например, Goodman, 1997), доля детей в текущей выборке, которые попали в ненормальный диапазон баллов, составляла 14% в возрасте четырех лет, 12% в возрасте пяти лет и 10% в возрасте шести лет. Проблемы пограничного поведения составляли 17, 14 и 12% в возрасте от четырех до шести лет соответственно.

Используя пороговое значение дохода 2005/06 г., то есть во время сбора данных, для определения того, кто живет в бедности в Соединенном Королевстве (Правительство Шотландии, 2009 г.), все респонденты в нижнем квинтиле дохода (22%) будут иметь жили в бедности (т.е., имел доход ниже 60% от среднего по Великобритании). Принимая во внимание долю респондентов, которые сообщили, что им было трудно или очень трудно управлять своим текущим доходом (18%), можно сделать вывод, что от 18 до 22% детей из выборки жили в семьях, испытывающих экономические лишения. Эта цифра аналогична доле детей, живущих в относительной бедности (21%) в Шотландии на момент сбора данных (Правительство Шотландии, 2009 г.).

Средние стандартизованные факторные нагрузки на уровне элемента, основанные на результатах моделей структурных уравнений (Таблица 1) для проблем поведения (0.56, 0,59, 0,64, в возрасте четырех, пяти и шести лет соответственно), экономическая депривация (0,66), стресс (0,72), плохое питание (0,56), низкие инвестиции в образование (0,47) и низкие когнитивные способности (0,63) позволяют предположить, что, в целом, элементы, используемые для измерения этих латентных конструкций, были как действительными, так и надежными (Brown, 2015).

Был проведен предварительный анализ гендерных различий по нашим прогнозирующим, медиаторным и конечным переменным, поскольку хорошо известно, что мальчики обычно демонстрируют более серьезные проблемы с поведением, чем девочки (Rutter et al., 2003). Результаты (таблица 2) показывают, что мальчики имели значительно более высокие баллы проблем с поведением, чем девочки, в течение трех временных точек. Кроме того, родители вкладывали больше средств в образование девочек, чем мальчиков, и девочки получали значительно более высокие оценки когнитивных способностей. Также наблюдалась значительная связь между полом и применением суровой дисциплины: родители сообщали о большем использовании порки с мальчиками, чем с девочками. Никаких значительных гендерных различий в отношении экономических лишений, родительского стресса или инвестиций в питание не наблюдалось.

Таблица 2 . Гендерные различия в переменных-предикторах, посредниках и исходах.

Продольные измерения инвариантности шкалы проблем с поведением

Результаты первого анализа показали, что масштаб проблем с поведением был конфигурационным, метрическим и скалярным инвариантным во времени (таблица 3). Сравнение модели конфигурационной и метрической инвариантности с использованием заявленных нами критериев (ΔRMSEA и ΔCFI) предполагает, что в модели не было значительного ухудшения.Что касается метрических и скалярных моделей, ΔCFI предполагает отсутствие инвариантности, в то время как ΔRMSEA указывает, что масштаб был скалярным инвариантным. Поскольку наше исследование индексов модификации и других оценок параметров не показало какой-либо значительной формы локального несоответствия, а общая модель хорошо соответствовала, мы пришли к выводу, что масштаб проблем с поведением был скалярным инвариантным в соответствии с нашими заявленными критериями. Кроме того, он измерял одну и ту же конструкцию в течение трех периодов измерения, и вполне правомерно сравнивать скрытые средние во времени.

Таблица 3 . Индексы соответствия для инвариантности измерений, модели безусловного скрытого роста (LGM) и модели траектории.

Модель безусловного роста: траектория проблем поведения во времени

Во втором анализе мы исследовали траекторию проблем с поведением без предикторов. Полученные данные указывают на хорошее соответствие модели линейного роста (таблица 3) со значительными параметрами роста (таблица 4). Дисперсия точки пересечения ( b = 0,33; SE = 0.033) предположили, что дети в этой выборке значительно различались по исходному уровню проблем с поведением в возрасте 4 лет. Среднее значение наклона ( b = -0,174; SE = 0,011) показало, что проблемы с поведением значительно уменьшились в дошкольном возрасте. . Однако отклонение наклона не было значительным (отклонение наклона: b = 0,026; SE = 0,017), что означает, что все снижались примерно с одинаковой скоростью с течением времени. Кроме того, ковариация между точкой пересечения и наклоном не была значимой ( b = 0.031; SE = 0,018), предполагая, что исходный уровень проблем с поведением ребенка в возрасте четырех лет не был связан со скоростью изменения (в возрасте от четырех до шести лет). Чтобы гарантировать, что линейная модель обеспечивает наилучшее описание данных, равным образом оценивалась и модель нелинейного роста. Поскольку в наших данных было только три точки данных, мы смоделировали нелинейный рост (*, 1, 2), произвольно оценив первый фактор наклона (Kamata et al., 2012; Nese, 2013). Предположения о нелинейном росте не подтвердились ( b = −0.25, SE = 0,23, p = 0,278).

Таблица 4 . Результаты модели безусловного скрытого роста для траектории проблем поведения.

Влияние экономической депривации на проблемы поведения во времени — 4, 5 и 6 лет

Поскольку отклонение наклона от безусловной модели не было значительным, мы приступили к исследованию влияния экономической депривации на траекторию проблем поведения, указав модели обобщенных структурных уравнений, а не условный LGM, который нацелен на прогнозирование отклонения наклона (т.е., индивидуальные различия в скорости изменения). В частности, мы протестировали три отдельные модели (рис. 1), исследуя прямое и косвенное влияние экономических лишений на проблемы поведения в трех временных точках измерения (возраст 4, 5 и 6 лет). Модель также включала ковариации между двумя инвестиционными посредниками. Предполагаемые модели хорошо соответствовали данным (таблица 3) и составляли 27, 23 и 23% отклонений в поведении в возрасте 4, 5 и 6 лет соответственно. Картина результатов была аналогичной для трех временных точек (таблица 5).

Таблица 5 . Стандартизированные прямые и косвенные эффекты (через переменные семейного стресса и инвестиций) экономических лишений на траекторию проблем поведения.

Прямое, косвенное и полное влияние экономических трудностей на траекторию проблем поведения

Как показано в Таблице 5, экономическая депривация в возрасте 10 месяцев оказывала значительное прямое влияние на проблемы поведения в возрасте 4, 5 и 6 лет, причем более высокий уровень депривации ассоциировался с более высокими показателями проблем с поведением ( p <0.001). Эти результаты предполагают, что влияние депривации на траекторию поведения в дошкольном возрасте не полностью опосредовано семейным стрессом и переменными инвестициями, что подтверждает нашу первую гипотезу.

В соответствии с нашей гипотетической моделью семейного стресса (рис. 1), экономическая депривация оказала значительное прямое влияние на родительский стресс ( p <0,001), родительский стресс оказал значительное прямое влияние на родительскую дисциплину ( p <0,01), и родительская дисциплина оказала значительное влияние на проблемы с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет ( p <0.001). Кроме того, стресс родителей оказал прямое влияние на проблемы с поведением во всех временных точках ( p <0,001). Тест значимости выявил два косвенных эффекта, согласующихся с медиаторами стресса в семье (депривация → стресс → дисциплина → проблемы с поведением, p <0,01; депривация → стресс → проблемы с поведением, p <0,001). То есть более высокий уровень депривации привел к более высокому уровню родительского стресса, что, в свою очередь, привело к более широкому использованию суровой дисциплины и, как следствие, к более высоким проблемам с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет.Кроме того, путь через родительский стресс отдельно объясняет более высокий уровень проблем с поведением. Суммарный косвенный эффект модели стресса в семье в трех временных точках (β = 0,04) указывает на средний размер эффекта. Эти данные частично подтверждают нашу вторую гипотезу.

Что касается гипотезы, основанной на инвестиционной модели (рис.1), экономическая депривация была в значительной степени связана с плохим питанием ( p <0,001), меньшими инвестициями в образование ( p <0.001) и более низкие когнитивные способности ( p <0,001). В то время как меньшие инвестиции в образование оказали значительное прямое влияние на более низкие когнитивные способности ( p <0,001), плохое питание не было существенно связано с когнитивными способностями ( p > 0,10). Более низкие когнитивные способности оказали значительное влияние на проблемы с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет ( p <0,001). Тестирование косвенных эффектов с помощью инвестиционных посредников выявило два важных вывода (депривация → инвестиции → когнитивные способности → проблемы с поведением p <0.001; депривация → когнитивные способности → проблемы с поведением p <0,001). Таким образом, в соответствии с нашей гипотезой, опыт экономической депривации повлиял на проблемы поведения в дошкольном возрасте из-за низких инвестиций в образование и низкой когнитивной способности, что частично подтверждает нашу третью гипотезу. Общий косвенный эффект от инвестиционного пути составил β = 0,10–0,12 в трех временных точках, что указывает на средний эффект. Суммарное влияние всех путей депривации на траекторию проблем с поведением можно считать большим эффектом во всех трех временных точках (β = 0.30 до 0,36).

Чтобы проверить надежность наших результатов, мы провели последующий анализ, контролируя влияние пола на проблемы поведения, инвестиции в образование, когнитивные способности и суровую дисциплину из-за значительных гендерных различий, полученных в нашем предварительном анализе. Ключевые показатели модели указывают на достоверное соответствие для моделей возраста 4 (CFI = 0,96; TLI = 0,95), возраста 5 (CFI = 0,95; TLI = 0,94) и возраста 6 (CFI = 0,96; TLI = 0,95). Важно отметить, что не было никаких изменений в значимости оценок параметров или направления воздействия (полные результаты доступны у первого автора).

Обсуждение

Мы использовали проспективные лонгитюдные данные, чтобы изучить механизмы, с помощью которых экономическая депривация приводит к проблемам с поведением у детей дошкольного возраста. В соответствии с моделью семейного стресса (Conger et al., 2010), экономическая депривация, измеренная примерно в первый день рождения детей из нашей выборки, была косвенно связана с более высоким уровнем проблем с поведением в дошкольном возрасте через влияние на родительский стресс, который увеличивает использование суровых дисциплина. Карательное воспитание, в свою очередь, привело к более серьезным проблемам с поведением.Мы также обнаружили, что повышенный родительский стресс, связанный с бедностью, предсказывает увеличение уровня проблем с поведением, помимо последствий суровой дисциплины. Этот дополнительный путь согласуется с гипотезой Shaw and Shelleby (2014) о том, что связь между родительским дистрессом и проблемами поведения может зависеть от других факторов, а не от скомпрометированного воспитания. Одно из возможных объяснений состоит в том, что во время беременности у матери мог быть психологический стресс, который мог вызвать эндокринные изменения, которые привели к передаче негативных черт, связанных с проблемами поведения (Goldsmith et al., 1997; Kim-Cohen et al., 2005). Еще одно правдоподобное объяснение состоит в том, что дети, живущие в бедности, в равной степени подвержены стрессу. Таким образом, прямое воздействие родительского стресса на проблемы с поведением ребенка может просто отражать посредническую роль стресса на уровне ребенка на пути между бедностью и проблемами поведения.

Путь инвестирования предоставил не менее ценное объяснение связи между бедностью и проблемами поведения. Как и в предыдущих исследованиях (Mayer, 1997; Gershoff et al., 2007) экономическая депривация ограничивала способность родителей вкладывать средства в обогащение образовательного опыта, что, в свою очередь, приводило к снижению когнитивных способностей в раннем детстве. В соответствии с нашей гипотезой, когнитивные способности предсказывали различия в проблемах поведения в возрасте 4, 5 и 6 лет. Хотя бедность предсказывала инвестиции в питание в соответствии с предыдущими выводами (Skafida and Treanor, 2014), путь от питания через когнитивные способности не был значительным, возможно, из-за умеренной связи между двумя инвестиционными переменными ( r = 0.44).

В целом, приведенные выше результаты расширяют наше теоретическое понимание того, что инвестиционный путь от бедности к проблеме поведения должен включать когнитивные способности в качестве ключевого посредника в соответствии с предыдущими выводами о посреднической роли когнитивных способностей в родительских инвестициях (Galler et al., 2012). Кроме того, он демонстрирует, как влияние детской бедности на когнитивные способности и проблемы поведения может создать цикл бедности во взрослом возрасте. Дети, живущие в бедности, с большей вероятностью пойдут в школу со значительными недостатками, включая более низкие когнитивные способности и более высокий уровень проблем с поведением — факторов, которые могут заставить их потерять существенные основания в образовании по сравнению с их сверстниками (Masten et al., 2005; Montroy et al., 2014). В результате плохие результаты обучения и рост проблем с поведением с течением времени означают меньшие перспективы и успех на рынке труда, тем самым создавая цикл бедности (Fergusson et al., 2005). Таким образом, разрыв этого цикла потребует внимания как к повышению уровня образования, так и к уменьшению проблем с поведением. Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять направленность и характер взаимосвязи между когнитивными способностями и проблемами поведения.

В отличие от основного допущения как модели семейного стресса, так и модели инвестиций (Conger et al., 2010), влияние бедности на проблемы поведения в детстве не было полностью опосредовано переменными стресса и инвестиций. В соответствии с предыдущими выводами (Gershoff et al., 2007; Kiernan and Huerta, 2008) мы обнаружили, что экономическая депривация напрямую влияет на проблемы поведения в дошкольном возрасте. Однако не все исследования документально подтверждают такие прямые эффекты, и есть предположение, что прямые эффекты, как правило, являются обычным явлением, когда о проблемах поведения сообщают лица, осуществляющие уход, а не сами дети или подростки (Sun et al., 2015). Более правдоподобным объяснением нашего открытия является то, что влияние бедности может быть опосредовано другими факторами, такими как детский стресс (Lupien et al., 2001; Evans and Kim, 2007). Поэтому в будущих исследованиях следует изучить потенциальные эффекты через связанные с ребенком переменные, такие как стресс, в дополнение к родительским переменным.

Ограничения исследования

Наше исследование ограничено тем фактом, что мы в основном сосредоточились на влиянии бедности через психосоциальные и инвестиционные механизмы.Вероятно, что другие пути, которые еще предстоит изучить, могут добавить объяснительной способности интегрированной модели. Данные биологических теорий предполагают, что проблемы с поведением могут быть результатом генетических (например, Rhee and Waldman, 2002) и дефектов структуры мозга (например, Fairchild et al., 2013). Однако утверждалось, что возможные генетические риски проблем с поведением в детстве могут оставаться скрытыми до тех пор, пока дети не столкнутся с невзгодами, такими как экономические трудности (например, Rutter et al., 2001; Costello et al., 2003). Другими словами, невыгодное экономическое положение может служить катализатором генетической предрасположенности к тому, чтобы проблемы стали реальностью. Будущие исследования этих механизмов прольют свет на взаимосвязь между бедностью и нейропсихологическими процессами.

Мы также осознаем, что экономическая депривация имеет тенденцию меняться с течением времени, а не оставаться неизменной. Таким образом, использование экономических лишений, когда детям было 10 месяцев, может скрывать изменчивость с течением времени. Однако по сравнению с доходом в среднем детстве, доход родителей в раннем детстве, по-видимому, более влияет на траектории развития детей (Votruba-Drzal, 2006).Как видно из наших результатов, доход, измеренный, когда детям было всего 10 месяцев, предсказал значительную разницу в траектории поведения. Последующий анализ с использованием совокупных показателей экономической депривации, когда дети в когорте были в возрасте от 1 до 2 лет, не изменил наших результатов. Наконец, наше исследование носит корреляционный характер, и мы не смогли смоделировать пути с перекрестной задержкой, скорректировав предыдущие уровни переменных-предикторов и посредников, поскольку эти переменные не всегда были доступны в нашем наборе данных.Таким образом, наши результаты не полностью учитывают направленность эффектов, и необходима осторожность при установлении причинно-следственных связей, основанных исключительно на этих выводах. Хотя мы использовали последовательный подход при выборе предикторов, посредников и переменных результата, экспериментальные полевые исследования и исследования, сочетающие модели роста со стандартными панельными моделями, предлагают будущие возможности для изучения причинно-следственной связи основных процессов.

Значение исследования

Несмотря на вышеупомянутые ограничения, наши выводы имеют важное значение для определения ключевых областей целевого вмешательства для политического вмешательства.Во-первых, помощь семьям в преодолении финансового стресса посредством прямой финансовой поддержки или помощи в повышении доходов может помочь уменьшить стресс родителей и повысить их вложения в образование, которые являются ключевыми посредниками в решении проблем с поведением. Подходы, которые увеличивают семейный доход, не только положительно влияют на поведение детей, но также способствуют улучшению других результатов, включая уровень образования (Costello et al., 2003; Morris and Gennetian, 2003; Votruba-Drzal, 2006).Хотя несколько стран, включая Великобританию, предоставляют социальную поддержку семьям с низким доходом, такая поддержка представляет собой минимальную систему защиты, и все еще существуют значительные уровни бедности (Правительство Шотландии, 2016). Во-вторых, учитывая посредническую роль родительских процессов и когнитивных способностей, целевые области вмешательства должны быть расширены, чтобы включить факторы, которые ставят под угрозу воспитание детей, а также улучшают когнитивные способности детей. Данные свидетельствуют о том, что улучшение в одной области может служить катализатором изменений в другой (Lunkenheimer et al., 2008; Scott et al., 2010), и такие многоуровневые подходы могут помочь разорвать порочный круг бедности. Кроме того, значительные прямые эффекты, наблюдаемые между экономическими лишениями и проблемами поведения, а также родительским стрессом и проблемами поведения, позволяют предположить, что влияние бедности на проблемы поведения не является исключительно результатом поведения родителей. В результате вмешательства должны выходить за рамки программ для родителей, чтобы уменьшить проблемы с поведением в детстве.

Наконец, очевидно, что бедность является значительным предшественником раннего риска проблем с поведением в детстве.Таким образом, политика, которая ставит во главу угла поддержку детей на самых ранних стадиях до того, как они начнут формальное обучение, может предотвратить ухудшение их поведения и последующее дальнейшее отставание от своих сверстников в успеваемости. Хотя первоначальные затраты на раннее вмешательство могут вызывать непосредственное беспокойство, их необходимо уравновесить с учетом того факта, что будущие затраты, связанные с поддержкой детей, чьи проблемы ухудшаются к взрослому возрасту, столь же значительны (Scott et al., 2001). Ранние вмешательства на дошкольном этапе также более эффективны для уменьшения проблем с поведением, чем для детей старшего возраста, поскольку проблемы с поведением в детстве и связанные с ними методы воспитания более податливы в ранние годы (Olds, 2002; Reid et al., 2004). Кроме того, как показывают текущие и предыдущие исследования (например, Mesman et al., 2009; Fanti and Henrich, 2010), проблемы с поведением уменьшаются по мере взросления детей. Таким образом, раннее вмешательство должно помочь ускорить темпы изменений для тех, кто находится в группе риска.

В заключение, настоящее исследование расширило предыдущую работу по точным механизмам, с помощью которых бедность приводит к проблемам поведения в детстве, продемонстрировав роль когнитивных способностей как ключевого посредника между бедностью и проблемами поведения.Это также только одно из двух исследований, в которых используются проспективные продольные данные, соответствующие временному порядку предполагаемых переменных, и единственное, в котором изучается траектория проблем поведения во времени. Вмешательства, основанные на интегрированной модели семейного стресса и инвестиций, могут помочь улучшить поведенческое поведение детей из неблагополучных семей и, следовательно, расширить их перспективы на будущее.

Авторские взносы

ES и PS способствовали концептуализации исследования. ES провела обзор литературы.ES и PS провели анализ данных и внесли свой вклад в написание рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензенты и ведущий редактор заявили о своей общей принадлежности.

Благодарности

Авторы благодарны Британской академии за приобретение навыков SQ120023 за получение награды Британской академии за приобретение навыков.Мы также благодарим все семьи, принявшие участие в опросе Growing Up in Scotland. Работа второго автора также была поддержана Польским почетным научным сообществом Александра фон Гумбольдта.

Ссылки

Белаччи, К., Фарина, Э. (2010). Просоциальные / враждебные роли и понимание эмоций у дошкольников. Агрессия. Behav. 36, 371–389. DOI: 10.1002 / ab.20361

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белланти, К. Дж., И Бирман, К.Л. (2000). Распутать влияние низкой когнитивной способности и невнимательности на социальное поведение и отношения со сверстниками. J. Clin. Child Psychol. 29, 66–75. DOI: 10.1207 / S15374424jccp2901_7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бо, Т., Оверленд, С., Лундерволд, А. Дж., И Хайсинг, М. (2012). Социально-экономический статус и психическое здоровье детей: результаты исследования детей в Бергене. Soc. Психиатрия Psychiatr. Эпидемиол. 47, 1557–1566.DOI: 10.1007 / s00127-011-0462-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Босс П., Брайант К. М. и Манчини Дж. А. (2017). Управление стрессом в семье: контекстуальный подход, 3-е изд. . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Google Scholar

Брэдшоу П., Кнудсен Л. и Мабелис Дж. (2015). Растут в Шотландии: обстоятельства и опыт трехлетних детей, живущих в Шотландии в 2007/08 и 2013 годах. . Эдинбург: Правительство Шотландии.

Google Scholar

Бронфенбреннер, У. (1977). К экспериментальной экологии человеческого развития. Am. Psychol. 32, 515–531. DOI: 10.1037 / 0003-066X.32.7.513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, Т.А. (2015). Подтверждающий факторный анализ для прикладных исследований, 2-е изд. . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Бирн, Б. М. (2012). Моделирование структурных уравнений с помощью Mplus: основные концепции, приложения и программирование .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис Групп.

Google Scholar

Чен, Ф. Ф. (2007). Чувствительность показателей согласия к отсутствию инвариантности измерений. Struct. Equ. Модель. 14, 464–504. DOI: 10.1080 / 10705510701301834

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cheung, G. W., and Rensvold, R. B. (2002). Оценка показателей согласия для проверки инвариантности измерений. Struct. Equ. Модель. 9, 233–255. DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Дж.(1988). Статистический анализ мощности для поведенческих наук, 2-е изд. . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Конгер, Р. Д., Конгер, К. Дж., И Мартин, М. Дж. (2010). Социально-экономический статус, семейные процессы и индивидуальное развитие. J. Marriage Fam. 72, 685–704. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2010.00725.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Костелло, Э. Дж., Комптон, С. Н., Киллер, Г., и Анголд, А. (2003). Связь между бедностью и психопатологией: естественный эксперимент. J. Am. Med. Доц. 290, 2023–2029. DOI: 10.1001 / jama.290.15.2023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Давыдов Э., Датлер Г., Шмидт П., Шварц С. Х. (2011). «Проверка инвариантности ценностей в странах Бенилюкса с помощью европейского социального исследования: учет ординальности», в Кросс-культурный анализ: методы и приложения , ред. Э. Давыдов, П. Шмидт и Дж. Биллиет (Нью-Йорк, США). Нью-Йорк: Рутледж), 149–172.

Google Scholar

Уважаемый, Э., Маккартни, К., и Тейлор, Б.А. (2006). Связи внутри ребенка между доходом семьи и проблемами экстернализации и интернализации. Dev. Psychol. 42, 237–252. DOI: 10.1037 / 0012-1649.42.2.237

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиотт, К. Д., Смит, П., и Маккалок, К. (1997). Британские шкалы способностей II . Виндзор, Великобритания: Издательство NFER-NELSON.

Эванс, Г. В., и Ким, П. (2007). Детская бедность и здоровье: совокупная подверженность риску и нарушение регуляции стресса. Psychol. Sci. 18, 953–957. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.02008.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фэйрчайлд, Г., Хаган, К. К., Уолш, Н. Д., Пассамонти, Л., Колдер, А. Дж., И Гудьер, И. М. (2013). Нарушения структуры мозга у девочек-подростков с расстройством поведения. J. Child Psychol. Психиатрия 54, 86–95. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2012.02617.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фанти, К.С., и Хенрих, К. С. (2010). Траектории чистых и сопутствующих проблем интернализации и экстернализации в возрасте от 2 до 12 лет: результаты исследования по уходу за детьми раннего возраста, проведенного Национальным институтом детского здоровья и развития человека. Dev. Psychol. 46, 1159–1175. DOI: 10.1037 / a0020659

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фара, М. Дж., Шера, Д. М., Сэвидж, Дж. Х., Бетанкур, Л., Джаннетта, Дж. М., Бродский, Н. Л. и др. (2006). Детская бедность: специфические ассоциации с нейрокогнитивным развитием. Brain Res. 1110, 166–174. DOI: 10.1016 / j.brainres.2006.06.072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фергюссон Д. М., Хорвуд Л. Дж. И Риддер Э. М. (2005). Покажите мне семилетнего ребенка: последствия проблем с поведением в детстве для психосоциального функционирования во взрослом возрасте. J. Child Psychol. Психиатрия 46, 837–849. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2004.00387.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлер, Дж.Р., Брайс, К. П., Вабер, Д. П., Хок, Р. С., Харрисон, Р., Иглсфилд, Д. и др. (2012). Младенческое недоедание предсказывает проблемы с поведением у подростков. Nutr. Neurosci. 15, 186–192. DOI: 10.1179 / 1476830512Y.0000000012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гершофф, Э. Т., Абер, Дж. Л., Рэйвер, К. К. и Леннон, М. С. (2007). Дохода недостаточно: включение материальных трудностей в модели ассоциации дохода с воспитанием детей и развитием ребенка. Child Dev. 78, 70–95. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2007.00986.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голдсмит, Х. Х., Басс, К. А., и Лемери, К. С. (1997). Малыш и детский темперамент: расширенное содержание, более убедительные генетические данные, новые доказательства важности окружающей среды. Dev. Psychol. 33, 891–905. DOI: 10.1037 / 0012-1649.33.6.891

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Генри, Дж.Д., и Кроуфорд, Дж. Р. (2005). Краткая версия Шкалы депрессии, тревожности и стресса (DASS-21): построение достоверности и нормативных данных на большой неклинической выборке. руб. J. Clin. Psychol. 44, 227–239. DOI: 10.1348 / 014466505X29657

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хилл, В. (2005). Сквозь мрачное прошлое: обзор британских шкал способностей, второе издание. Child Adolesc. Ment. Здоровье 10, 87–98. DOI: 10.1111 / j.1475-3588.2004.00123.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ху, Л., и Бентлер, П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Struct. Equ. Модель. 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 10705519909540118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камата, А., Несе, Дж. Ф. Т., Патарапичаятам, К., и Лай, К. Ф. (2012). Моделирование нелинейного роста с тремя точками данных: иллюстрация с данными сравнительного анализа. Оценка. Эфф. Интерв. 38, 105–116. DOI: 10.1177 / 1534508412457872

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Керстен П., Чуба К., Макферсон К., Дадли М., Элдер Х., Тауроа Р. и др. (2016). Систематический обзор доказательств психометрических свойств анкеты сильных сторон и трудностей. Внутр. J. Behav. Dev. 40, 64–75. DOI: 10.1177 / 0165025415570647

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кирнан, К. Э., и Huerta, M. C. (2008). Экономическая депривация, материнская депрессия, воспитание детей и когнитивное и эмоциональное развитие детей в раннем детстве. руб. J. Sociol. 59, 783–806. DOI: 10.1111 / j.1468-4446.2008.00219.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким-Коэн, Дж., Моффитт, Т. Э., Тейлор, А., Полби, С. Дж., И Каспи, А. (2005). Материнская депрессия и детское антиобщественное поведение: природа и влияние воспитания. Arch. Gen. Psychiatry 62, 173–181.DOI: 10.1001 / archpsyc.62.2.173

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линвер М. Р., Брукс-Ганн Дж. И Коэн Д. Э. (2002). Семейные процессы как пути от дохода к развитию детей младшего возраста. Dev. Psychol. 38, 719–734. DOI: 10.1037 / 0012-1649.38.5.719

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литтл, Т. Д. (2013). Моделирование продольных структурных уравнений . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Ловибонд, П.Ф. и Ловибонд С. Х. (1995). Структура негативных эмоциональных состояний: сравнение шкал депрессии, тревожности и стресса (DASS) с описаниями депрессии и тревожности Бека. Behav. Res. Ther. 33, 335–343. DOI: 10.1016 / 0005-7967 (94) 00075-U

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лункенхаймер, Э. С., Дишион, Т. Дж., Шоу, Д. С., Коннелл, А., Гарднер, Ф., Уилсон, М. Н. и др. (2008). Сопутствующие преимущества семейной проверки готовности к школе в раннем детстве: косвенные эффекты поддержки позитивного поведения родителей. Dev. Psychol. 44, 1737–1752. DOI: 10.1037 / a0013858

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Люпиен, С. Дж., Кинг, С., Мини, М. Дж., И МакИвен, Б. С. (2001). Может ли бедность проникнуть в вашу кожу? Базальный уровень кортизола и когнитивные функции у детей с низким и высоким социально-экономическим статусом. Dev. Psychopathol. 13, 653–676. DOI: 10.1017 / S0954579401003133

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Marsh, H. W., Hau, K., and Wen, Z.(2004). В поисках золотых правил: прокомментируйте подходы к проверке гипотез для установки значений отсечения для индексов соответствия и опасности чрезмерного обобщения результатов Ху и Бентлера (1999). Struct. Equ. Модель. 11, 320–341. DOI: 10.1207 / s15328007sem1103_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мастен, А.С., Ройсман, Г.И., Лонг, Дж. Д., Берт, К. Б., Обрадович, Дж., Райли, Дж. Р. и др. (2005). Каскады развития: связь академической успеваемости с экстернализацией и интернализацией симптомов за 20 лет. Dev. Psychol. 41, 733–746. DOI: 10.1037 / 0012-1649.41.5.733

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майер, С. Э. (1997). Что нельзя купить за деньги: семейный доход и шансы на жизнь детей . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Майер, С. Э. (2002). Влияние доходов родителей на результаты детей . Веллингтон, Новая Зеландия: Группа управления знаниями, Министерство социального развития.

Google Scholar

Mazza, J.R., Pingault, J.-B., Booij, L., Boivin, M., Tremblay, R., Lambert, J., et al. (2016). Бедность и поведенческие проблемы в раннем детстве: опосредующая роль симптомов материнской депрессии и воспитания детей. Внутр. J. Behav. Dev. DOI: 10.1177 / 0165025416657615. [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккаббин, Х. И., Джой, К. Б., Кавл, Э. А., Комо, Дж. К., Паттерсон, Дж. М., и Нидл, Р. Х. (1980). Семейный стресс и совладание: обзор десятилетия. J. Marriage Fam. 42, 855–871. DOI: 10.2307 / 351829

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Месман Дж., Стул Р., Бакерманс-Краненбург М. Х., ван Эйзендорн М. Х., Джуффер Ф., Кут Х. М. и др. (2009). Прогнозирование кривых роста экстернализированных проблем раннего детства: дифференциальная восприимчивость детей с трудным темпераментом. J. Abnorm. Child Psychol. 37, 625–636. DOI: 10.1007 / s10802-009-9298-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монтрой, Дж.Дж., Боулз Р., Скиббе Л. Э. и Фостер Т. Д. (2014). Социальные навыки и проблемное поведение как медиаторы взаимосвязи между поведенческой саморегуляцией и академической успеваемостью. Early Child Res. Q. 29, 289–309. DOI: 10.1016 / j.ecresq.2014.03.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моррис П. А., Геннетиан Л. А. (2003). Определение влияния дохода на развитие детей с использованием экспериментальных данных. J. Marriage Fam. 65, 716–729.DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2003.00716.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Muthén, L.K., и Muthén, B.O. (2012). Руководство пользователя Mplus, 7-е изд. . Лос-Анджелес, Калифорния: Muthén & Muthén.

Ноубл, К. Г., Норман, М. Ф., и Фара, М. Дж. (2005). Нейрокогнитивные корреляты социально-экономического статуса детей детского сада. Dev. Sci. 8, 74–87. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2005.00394.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Орнаги, В., Браззелли, Э., Граццани, И., Аглиати, А., и Лукарелли, М. (2017). Приводит ли обучение малышей к эмоциональным изменениям к изменениям в их просоциальном и агрессивном поведении по отношению к сверстникам в яслях? Раннее образование. Dev. 28, 396–414. DOI: 10.1080 / 10409289.2016.1238674

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Проповедник, К. Дж., И Келли, К. (2011). Меры размера эффекта для моделей посредничества: количественные стратегии для передачи косвенных эффектов. Psychol.Методы 16, 93–115. DOI: 10.1037 / a0022658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рид, М. Дж., Вебстер-Страттон, К., и Байдар, Н. (2004). Прекращение развития экстернализирующего поведения у детей с опорой на старт: эффекты родительского обучения. J. Clin. Ребенок-подростокc. 3, 3279–3291. DOI: 10.1207 / s15374424jccp3302_10

CrossRef Полный текст

Ри, ​​С. Х., и Уолдман, И. Д. (2002). Влияние генетики и окружающей среды на антисоциальное поведение: метаанализ исследований близнецов и усыновлений. Psychol. Бык. 128, 490–529. DOI: 10.1037 / 0033-2909.128.3.490

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райлаарсдам, Дж., Стивенс, Г. В. Дж. М., ван дер Энде, Дж., Хофман, А., Джаддо, В. В. В., Маккенбах, Дж. П. и др. (2013). Экономическое неблагополучие и эмоциональные и поведенческие проблемы детей младшего возраста: механизмы риска. J. Abnorm. Child Psychol. 41, 125–137. DOI: 10.1007 / s10802-012-9655-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раттер, М., Каспи, А., Моффитт, Т. Е. (2003). Использование половых различий в психопатологии для изучения причинных механизмов: объединение проблем и исследовательских стратегий. J. Child Psychol. Психиатрия 44, 1092–1115. DOI: 10.1111 / 1469-7610.00194

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раттер М., Пиклз А., Мюррей Р. и Ивз Л. (2001). Проверка гипотез о конкретных причинных воздействиях окружающей среды на поведение. Psychol. Бык. 127, 291–324. DOI: 10.1037 / 0033-2909.127.3.291

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Социальное исследование ScotCen (2013). Растут в Шотландии: когорта 1, зачистки 1–6, 2005–2011 гг. [сбор данных], 11-е изд. . Служба данных Великобритании. SN: 5760. Доступно в Интернете по адресу: http://dx.doi.org/10.5255/UKDA-SN-5760-4

Скотт, С., Кнапп, М., Хендерсон, Дж., И Моган, Б. (2001). Финансовые затраты на социальную изоляцию: последующее исследование антиобщественных детей во взрослой жизни. BMJ 323: 191.DOI: 10.1136 / bmj.323.7306.191

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скотт, С., Сильва, К., Дулан, М., Прайс, Дж., Джейкобс, Б., Кро, К. и др. (2010). Рандомизированное контролируемое испытание родительских групп антисоциального поведения детей, направленное на множественные факторы риска: проект SPOKES. J. Child Psychol. Психиатрия 51, 48–57. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2009.02127.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шоу, Д.С., и Шеллеби, Э. С. (2014). Проблемы поведения, возникающие в раннем возрасте: пересечение проблем поведения и бедности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 10, 503–528. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-032813-153650

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скафида В., Тринор М. К. (2014). Предсказывают ли изменения в объективном и субъективном семейном доходе изменение питания детей с течением времени? Уникальные идеи с использованием продольного когортного исследования и анализа фиксированных эффектов. J. Epidemiol.Commun. Здоровье 68, 534–541. DOI: 10.1136 / jech-2013-203308

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сосу, Э. М., и Шмидт, П. (2017). Отслеживание эмоциональных и поведенческих изменений в детстве: измеряет ли анкета сильных сторон и трудностей одни и те же конструкции во времени? J. Psychoeduc. Оцените . 35, 643–656. DOI: 10.1177 / 0734282916655503

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sun, W., Li, D., Zhang, W., Бао, З., Ван, Ю. (2015). Материальные трудности семьи и проблемное поведение китайских подростков: модерируемый посреднический анализ. PLoS ONE 10: e0128024. DOI: 10.1371 / journal.pone.0128024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Видаман, К. Ф., Феррер, Э., Конгер, Р. Д. (2010). Факториальная инвариантность в моделях продольных структурных уравнений: измерение одной и той же конструкции во времени. Child Dev. Перспектива. 4, 10–18. DOI: 10.1111 / j.1750-8606.2009.00110.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йунг, У. Дж., Линвер, М. Р., Брукс-Ганн, Дж. (2002). Как деньги важны для развития маленьких детей: вклад родителей и семейные процессы. Child Dev. 73, 1861–1879. DOI: 10.1111 / 1467-8624.t01-1-00511

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Относительная депривация в психологии: теория и определение — видео и стенограмма урока

Относительная депривация и социальное движение

Теория относительной депривации принадлежит социологу Сэмюэлю Стоуфферу , который разработал этот подход, изучая социальную психологию во время Второй мировой войны.Стоуффер обнаружил, что солдаты той эпохи измеряли свой личный успех не стандартами, установленными военными, а на основе опыта, который они имели в своих отдельных подразделениях.

Возьмем, к примеру, рядового военной полиции и рядового ВВС. Помимо звания, они оба имеют одинаковый уровень образования и одинаковое время служат в армии. Несмотря на свое сходство, рядовой ВВС испытывает чувство обездоленности из-за характера быстрого продвижения по службе в ВВС; он еще не получил повышения и чувствует себя обделенным.Однако рядовой военной полиции не испытывает такого же чувства обездоленности, потому что в его подразделениях повышение по службе не так распространено.

Этот вывод оказал огромное влияние на область социологии и позже будет использован для объяснения социальных движений и революций. Общественное движение — это форма группового действия, формального или неформального, которое направлено на изменение политического или социального вопроса. Когда появилась теория общественного движения (или исследование социальной мобилизации), ученые установили связь между относительной депривацией и объединением людей для социальных изменений.

Мы видим, как эти отношения проявляются в различных социальных движениях. Возьмем, к примеру, Движение за гражданские права. В 1950-60-е годы к афроамериканцам относились иначе, чем к кавказцам. Они подвергались дискриминации в результате принудительной сегрегации в общественных местах и ​​не имели таких же юридических прав. Из-за этого огромного неравенства в обращении между расами сформировалось общественное движение, которое боролось за права афроамериканцев.

Еще один недавний пример — борьба за равенство в браке в Соединенных Штатах.В этой ситуации ЛГБТ-сообщество сравнило их неспособность вступить в брак с другими людьми, имеющими право на свободный брак. Это сравнение заставило многих людей почувствовать себя лишенными основного права. В результате было сформировано общественное движение в поддержку прав однополых браков. Благодаря работе этого движения по пропаганде социальных изменений однополые пары теперь имеют законное право вступать в брак во всех 50 штатах.

Краткое содержание урока

В этом уроке мы обсудили относительную депривацию , то есть веру в то, что люди могут обрести чувство лишения или права, сравнивая себя с кем-то другим.Эта идея была придумана социологом Сэмюэлем Стоуффером , который изучал, как солдаты измеряли свой личный успех во время Второй мировой войны. Его выводы оказали такое влияние на область социологии, что позже они будут использованы для изучения социальной мобилизации и того, как формируются социальные движения. Эту взаимосвязь можно увидеть во многих движениях за социальные перемены, таких как движение за гражданские права и борьба за права однополых браков.

Разочарование и относительная депривация | Оксфордская исследовательская энциклопедия психологии

Резюме

Относительная депривация, берущая свое начало в трудах Алексиса де Токвиля и Карла Маркса, изучалась исследователями в области психологии, социологии, антропологии, криминологии и политологии.Относительная депривация — это осуждение себя или своей группы как находящихся в невыгодном положении по сравнению с другим человеком или группой, что приводит к чувству гнева, разочарования, негодования и / или права. Люди могут чувствовать себя относительно обделенными, сравнивая себя с другими членами внутренней группы или соответствующими членами внешней группы, или когда сравнивая свою внутреннюю группу в целом с соответствующей внешней группой. Люди также могут проводить временные сравнения — сравнивая свой текущий статус со своим прошлым или будущим статусом или сравнивая текущий статус своей внутренней группы с прошлым или будущим статусом внутренней группы.Если эти сравнения приводят к оценке неблагоприятного положения и к аффективным реакциям, таким как гневное негодование, могут возникнуть различные межличностные или межгрупповые результаты, включая индивидуальные психологические состояния (например, более низкую самооценку), индивидуальное поведение (например, повышенное участие в рискованных делах). поведение, такое как азартные игры), межгрупповые отношения (например, большее предубеждение по отношению к чужой группе) и коллективные действия (например, более высокая вероятность протеста).

На относительную депривацию могут влиять несколько факторов.Было показано, что люди из индивидуалистических культур демонстрируют более относительную депривацию по сравнению с коллективистскими культурами. Временность также повлияла на чувство относительной обездоленности; эти чувства зависят от типа временного сравнения (прошлое против будущего) и количества временных сравнений. Более того, временные сравнения рассматриваются как фактор, влияющий на относительную депривацию, так и как источник относительной депривации; в будущих исследованиях следует рассмотреть эти конкурирующие концепции. Дополнительные влияющие факторы включают оправдывающие систему убеждения (потенциально ограничивающие сравнения и последующее чувство относительной депривации) и чувство расширения возможностей (ведущее к еще большей депривации).В будущих направлениях, касающихся относительной депривации, следует сосредоточить внимание на сравнении ощущений относительной депривации в течение определенного периода времени (т. Е. В долгосрочном плане) и экспериментальном манипулировании конструктом, чтобы конкретизировать, как работает относительная депривация. Другая рекомендация для будущих исследований включает создание и проверку показателей относительной депривации как на индивидуальном, так и на групповом уровне. Наконец, новое направление исследований изучает относительное удовлетворение (когда когнитивные сравнения того, что вы лучше других, приводят к предубеждениям против чужих групп).Дальнейшие исследования должны определить, когда и как происходит относительное удовлетворение, и каковы могут быть различия между чувствами и результатами относительного удовлетворения и относительной депривации.

ВЛИЯНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ депривации в младенчестве И ПОСЛЕДУЮЩЕЙ СТИМУЛЯЦИИ

Это исследование было вызвано интересом к широкой проблеме психологической депривации младенцев и практическим интересом к связанной с ней проблеме институциональной депривации как таковой. Были обследованы пятнадцать детей учреждения, которые находились в учреждении с раннего младенчества и которые в возрасте около 3 лет находились на этапе размещения в приемных семьях.Они были приравнены к группе детей с постоянным опытом работы в приемных семьях по возрасту, полу, возрасту, когда был инициирован замещающий уход, и продолжительности иждивенчества. Основное расхождение между двумя группами было связано с материнским происхождением. Профессиональный статус настоящих матерей воспитанников обычно выше профессионального статуса настоящих матерей воспитанников.

Всем детям был предложен ряд тестов на интеллект, язык, координацию движений, социальную зрелость и личность.Также регистрировались и оценивались тестовые реакции. Данные о детях были сначала собраны, когда дети учреждения еще находились в учреждении, а затем снова после того, как дети учреждения были в приемных семьях в течение семи месяцев.

В первой серии тестов дети учреждения уступали воспитанникам приемных семей в интеллектуальных способностях в действиях, требующих как вербальной, так и невербальной реакции, словарного запаса и языка. Средние результаты теста интеллекта детей из учреждения были хуже, чем в нормальной группе, в то время как средние результаты теста интеллекта в группе приемных семей были в пределах среднего диапазона.Дети в учреждении также были более отстраненными в своей открытой реакции на экзаменатора и тестовый материал. Результаты Роршаха подтвердили их общую незрелость во всех аспектах психологического развития по сравнению с детьми из приемных семей. Не было различий в социальной зрелости или координации движений. Социальная зрелость обеих групп была средней. Ни в одной области дети учреждения не превосходили воспитанников приемных семей.

После семимесячного стажа работы в учреждении дети приемных семей все еще явно превосходили по интеллектуальным и языковым способностям.Опять же, средние результаты теста интеллекта детей из интерната были ниже нормы, в то время как средние результаты теста интеллекта детей из приемных семей были в пределах нормы. Эквивалентность моторной координации сохранялась. Основные изменения произошли в открытой реакции детей на экзаменатор и материалы теста, а также в области социальной компетентности. Дети интерната больше не отличались от воспитанников приемных семей по таким качествам, как дружелюбие к незнакомым взрослым, любопытство и интерес к материальным объектам.Поразительный сдвиг действительно произошел в отношении социальной зрелости или социальной компетентности детей. По сравнению с их возрастной группой, дети из детских домов снизились в социальной зрелости после опыта приемных семей, в то время как дети из приемных семей повысились в социальной зрелости. Теперь две группы были четко дифференцированы: воспитанники приемных семей были лучше воспитанников интерната. Социальная зрелость воспитанников детских домов была ниже среднего уровня, в то время как социальная компетентность воспитанников детских домов оставалась в пределах нормы.Наконец, обследование Роршаха продолжало подтверждать относительную незрелость психологических организаций детей-интернатов.

Эти результаты согласуются с предыдущими сравнениями детей из детских домов и детских домов, аналогичными по экспериментальной постановке нынешнему (3, 5). Низкие интеллектуальные способности детей из интерната по сравнению с детьми из приемных семей наблюдались в исследованиях с участием приравненных групп детей из интерната и патронатных семей в следующем возрасте: 20 пар детей в среднем 6 лет, 9 месяцев, 20 пар детей. дети в среднем возрасте 8 лет и 5 месяцев и 15 пар детей в среднем возрасте 12 лет и 2 месяца.Наиболее тщательно контролируемым исследованием, включающим прямое наблюдение и довольно сложные эксперименты, было исследование подростков. Последовательное расхождение в результатах психических тестов детей из интерната и приемных семей, наблюдаемое в этом исследовании, также присутствовало в исследовании подростковой группы. Конечно, следует продолжать периодическое изучение младенцев, вовлеченных в настоящее исследование. Тем не менее, вывод настоящего исследования о том, что первоначальный опыт размещения ребенка в учреждении не уменьшил разрыв в умственных способностях между ребенком в учреждении и ребенком в приемной семье, в дополнение к предыдущему открытию аналогичного расхождения в подростковых группах с многолетним опытом работы в общине. имеют тенденцию укреплять гипотезу о том, что крайняя психологическая депривация в младенчестве вызывает отставание в умственном развитии, которое сохраняется даже в новых условиях усиленной стимуляции.

Специфическим тормозящим фактором является языковой дефицит у детей учреждения. Постоянное наличие языкового дефекта через шесть месяцев после размещения (настоящее исследование), четыре с половиной года после размещения (3) и восемь с половиной лет после размещения (5), является дополнительным свидетельством невосприимчивости личности детей к стимуляции окружающей среды. непроницаемость, которая объясняется пассивностью и апатией всей личности воспитанника. Эта апатия была экспериментально продемонстрирована в подростковой группе, но, вероятно, также отразилась на реакциях Роршаха у детей из интерната в этом исследовании.Дети в учреждении действительно развивают способность к приемлемой социальной реакции в случайных отношениях (настоящее исследование, а также 5). Однако это всего лишь способность к поверхностным отношениям. Апатия отражается в природе личных отношений ребенка, его реакции на препятствия или неудачи, на разлуку, на ограничение и в его воле к активной встрече с опытом, чтобы манипулировать своим окружением, а также быть побуждаемым им. Наконец, большая часть свидетельств указывает на общую отсталость и обеднение во всех аспектах личности — даже в реакции восприятия.

Это вопрос некоторой интерпретативной значимости, что после шести месяцев пребывания в приемных семьях дети учреждения становятся менее компетентными в социальном плане, чем дети приемных семей в этом исследовании, и менее компетентными, чем средний ребенок их возраста. Этот регресс со стороны детей учреждения, по-видимому, отчасти указывает на травму отделения от привычной среды учреждения. Однако опыт размещения показывает, что социальная регрессия, которая сопровождает разлучение и переживание большинства детей приемных семей, обычно наблюдается в течение короткого периода после замены.Заметный регресс вряд ли продлится до шести месяцев, если только опыт размещения в школе крайне неудовлетворителен для ребенка. Кроме того, исследование подростков (5) указывало на отставание в социальной зрелости в подростковой группе детей из детских учреждений. Более вероятное объяснение этого феномена состоит в том, что средняя социальная компетентность детей в учреждении определялась и поддерживалась внешним контролем распорядка заведения. Когда этот внешний контроль был устранен путем помещения в приемные семьи, и когда дети были вынуждены полагаться на свою внутреннюю волю, чтобы заботиться о себе, тонкая оболочка социальной зрелости рухнула.Детям не хватало стремления к росту, которое у большинства детей проистекает из их ранней идентификации. Существует дополнительный факт, что дети из интерната становятся более зависимыми и чрезмерно требовательными к привязанности в результате ранней депривации и в ответ на теплоту семейной обстановки — теплоту, к которой они психологически не готовы нормально ассимилироваться.

Можно логично задать вопрос о том, могут ли обедневшие и апатичные реакции воспитанников детских домов в приемных семьях быть связаны с потрясением от перемен в поразительно новом мире приемных семей.Настоящие результаты указывают на то, что апатия уже существует в учреждении. Это отразилось в открытой реакции детей учреждения на нового взрослого, психолога-эксперта, и на новые вещи, на тестовые материалы. Это также проявлялось в тенденции к ограниченности или даже в отсутствии реакции на мир реальности, как это продемонстрировано в экзамене Роршаха. Следовательно, вероятно, что апатия, наблюдаемая у детей интерната в подростковом возрасте, была адаптивной реакцией на их общий жизненный опыт, но адаптивная реакция, в конечном итоге выбранная ими, была повторением их детской модели поведения в учреждении.

Имеются совокупные свидетельства того, что длительный период лишения младенцев в детских учреждениях серьезно пагубно сказывается на их психологическом развитии. Есть также свидетельства того, что пагубные последствия раннего опыта сохраняются даже при тщательном размещении в выбранных приемных семьях, надзорной работе и, в некоторых случаях, психиатрическом лечении. Опыт крайней депривации детей из интерната, по-видимому, привел к квазиконституционной фиксации на самых примитивных уровнях концептуального и эмоционального поведения.

Эти выводы должны быть связаны с предыдущим экспериментальным рассмотрением влияния стимуляции окружающей среды на рост детей. В основном, исследования были сосредоточены на влиянии школьного образования, социально-экономического статуса и статуса приемной семьи на тест I. Q., полученный на основе типичных тестов интеллекта. В своем крайнем интересе к продукту тестирования интеллекта экспериментаторы, как правило, избегали рассмотрения личностных и мотивационных факторов, а также обоих факторов применительно к интеллектуальному действию.По крайней мере частично, это может объяснить путаницу, которая типична для полемики о природе и воспитании, бушующей в области психологии интеллекта. Экспериментальные исследования институциональной депривации в младенчестве подтверждают очевидное отсутствие развития эмоциональной организации, социальных отношений и способности концептуализировать детей в учреждении. Кроме того, общая пассивность личности настолько доминирует, что ребенок больше не в состоянии усваивать новые источники стимуляции и новые отношения, которые могут быть обнаружены в личном и материальном мире.Следовательно, обычно сохраняется скудность эмоциональных и интеллектуальных реакций. В таких обстоятельствах кажется маловероятным, что заметное улучшение личности и интеллекта может быть результатом введения относительно поверхностного опыта, такого как детский сад, в котором, например, не решается ключевая проблема адекватной родительской идентификации. В исследовании Skeels, Updegraff, Wellman и Williams детей-сирот дошкольного возраста (13) основным эффектом детского сада было то, что уровень тестирования интеллекта детей, посещавших школу, был сохранен.Совершенно очевидно, что нам придется открыть основу для формирования нормальных идентификаций и нормального выражения воли у детей в учреждении, иначе они не будут в состоянии ассимилировать новый опыт таким образом, чтобы улучшить эмоциональный статус и Точно так же и по интеллектуальному статусу.

Лишение — обзор | Темы ScienceDirect

Депривация

Депривация означает отсутствие социальной и когнитивной стимуляции и ограниченные возможности обучения среди детей, чье взаимодействие с поддерживающими опекунами ограничено.Поскольку большинство типов раннего обучения происходит в контексте взаимодействия с опекунами, возможности обучения ограничены среди детей, которые менее часто и стабильно ухаживают за ними. Отсутствие постоянного взаимодействия с опекуном лишает детей сенсорного, моторного, языкового и социального опыта, который они предоставляют в качестве корма для раннего обучения. Этот вид депривации часто наблюдается среди детей, испытывающих пренебрежение и воспитание в учреждениях (Kaufman Kantor et al., 2004; Smyke et al., 2007). Одной из основных движущих сил пластичности, зависящей от опыта, является процесс развития синаптического отсечения. Через сокращение окружающая среда напрямую влияет на нейронную структуру, так что наиболее эффективные нейронные связи сохраняются в процессе развития, а наименее эффективные пути удаляются (Bourgeois, Goldman-Rakic, & Rakic, 1994; Huttenlocher, Levine, & Vevea, 1998). Возникающая нейронная система рассчитана на максимальную эффективность в той среде, в которой она развивалась.Если среда, в которой развивается ребенок, богата сложной когнитивной стимуляцией в результате соответствующих возрасту когнитивных и социальных взаимодействий, возникающие нейронные системы, вероятно, потребуют множества избыточных и сложных связей между нейронами для навигации в этой среде. Напротив, если в окружающей среде отсутствует стимуляция, результирующая нейронная система может быть менее избыточной, кора головного мозга будет тоньше, а поведение, основанное на этих избыточных входных сигналах, будет нарушено. Гипотеза DMAP предполагает, что входные данные пониженной или низкой сложности захватывают типичный процесс отсечения, что приводит к раннему и экстремальному сокращению синапсов в цепях, которые не получают сложных входных данных, ожидаемых от окружающей среды, и в конечном итоге создает нейронную систему, адаптированную к менее сложной среде.В поддержку этой возможности модели на животных демонстрируют, что глобальная депривация на моделях грызунов приводит к повсеместному снижению объема коры головного мозга (Bennett, Diamond, Krech, & Rosenzweig, 1964). Точно так же институциональное воспитание людей, которое связано со снижением социальных и когнитивных факторов многих видов, связано с глобальным уменьшением объема серого вещества (Sheridan, Fox, Zeanah, McLaughlin, & Nelson 3rd., 2012).

Мы утверждаем, что раннее отсутствие когнитивной и социальной стимуляции будет иметь явное влияние на когнитивное развитие детей, особенно в области языка и исполнительных функций (Sheridan & McLaughlin, 2016).Плохая успеваемость при выполнении заданий на экспрессивную и восприимчивую речь и исполнительное функционирование постоянно наблюдалась среди детей, испытывающих депривацию, связанную с пренебрежением (Allen & Oliver, 1982; Culp et al., 1991; Spratt et al., 2012), и эти воздействия прошли. а также влияние других форм жестокого обращения на когнитивные функции (Hildyard & Wolfe, 2002). Тяжелые формы депривации, такие как институциональное воспитание, также постоянно связаны с дефицитом языковых и исполнительных функций (Albers, Johnson, Hostetter, Iverson, & Miller, 1997; Bos, Fox, Zeanah, & Nelson III, 2009; Colvert et al. ., 2008; Поллак и др., 2010; Тибу и др., 2016; Windsor et al., 2011), а также невзгоды, связанные с депривацией, такие как низкий социально-экономический статус семьи (SES; Blair, 2002; Farah et al., 2006; Fernald, Marchman, & Weisleder, 2013; Noble, McCandliss, & Farah, 2007). ; Noble, Norman, & Farah, 2005; Raver, McCoy, & Lowenstein, 2013). Измененная функция в нейронных сетях, поддерживающих язык и исполнительное функционирование, особенно в боковой префронтальной коре, также наблюдалась у детей, которые испытали бедные условия в раннем возрасте, включая воспитание в учреждениях (Mueller et al., 2010) и низким SES (Кишияма, Бойс, Хименес, Перри и Найт, 2009; Райзада, Ричардс, Мельцов и Кул, 2008; Шеридан, Сарсур, Джутте, Д’Эспозито и Бойс, 2012). Более низкий SES дополнительно связан с более тонкой корой и уменьшенной площадью поверхности во многих областях ассоциативной коры (Mackey et al., 2015; Noble et al., 2015; Noble, Houston, Kan, & Sowell, 2012).

Эта вариативность когнитивного развития, связанная с пренебрежением, институционализацией и низким уровнем SES, вероятно, обусловлена ​​возможностями раннего обучения и стимулированием окружающей среды.Степень стимуляции дома, а также количество и качество материнского языка предопределяют языковые навыки детей (Farah et al., 2008; Hoff, 2003), а степень обогащения и стимуляции в ранней среде воспитания связана с когнитивными результатами, в том числе исполнительное функционирование и успеваемость в школе (Crosnoe et al., 2010; Duncan & National Institute of Child Health and Human Development Research Network, 2003; Sarsour et al., 2011). Связанные с SES различия как в языковых способностях, так и в исполнительных функциях опосредованы языковой сложностью и обогащением в домашней среде (Hoff, 2003; Sarsour et al., 2011; Шеридан, Сарсур и др., 2012). Вмешательства, которые расширяют доступ детей к возможностям обучения и обеспечивают более последовательное и структурированное взаимодействие со взрослыми, улучшают когнитивное развитие детей, растущих в семьях с низким уровнем SES (Campbell, Pungello, Miller-Johnson, Burchinal, & Ramey, 2001; Schweinhart, Berrueta-Clement , Barnett, Epstein, & Weikart, 1985), обеспечивая дополнительную поддержку роли когнитивной и социальной стимуляции в формировании когнитивного развития детей.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.