Детектор лжи название: История изобретения детектора лжи

Содержание

Детектор лжи и бизнес

    Все происходило на наших глазах за последние без малого пятнадцать лет: детектор лжи, воспринимавшийся в России поначалу как нетрадиционная техника из арсенала контрразведки, постепенно вошел в обиход у правоохранительных органов, затем был принят на вооружение службами безопасности крупных коммерческих структур. А теперь и малый и средний бизнес все чаще обращается за специфической и вполне доступной услугой – детекцией лжи.
Объективно-субъективный метод     Детекция лжи или психофизиологическое исследование с использованием полиграфа – процесс, в котором задействованы три «участника»: сам аппарат-полиграф, специалист-полиграфолог и испытуемый.
    Полностью объективной стороной в этом процессе можно считать только сам прибор. Его, собственно, не совсем правильно называть «детектором лжи». Это название к нему приклеилось в 1915 году с легкой руки американского психолога и юриста Уильяма Марстона.
В действительности, прибор не имеет дела с такими категориями, как правда и ложь, он просто беспристрастно и точно фиксирует даже незаметные глазу психофизиологические реакции, возникающие у испытуемого в ответ на вопросы, задаваемые оператором. Это просто продвинутое медицинское устройство, которое в своем современном варианте имеет размер чуть больше очечника, подключается к компьютеру или ноутбуку и способно с помощью датчиков одновременно отслеживать до 12 различных параметров — кожно-гальваническую реакцию, артериальное давление, кардиоактивность, моторику, верхнее и нижнее дыхание, и проч. Не зря его называют «полиграфом» — от лат. «многописец». Человек способен, да и то с большим усилием, которое не ускользнет от внимания опытного полиграфолога, контролировать лишь некоторые из этих параметров. Так что в объятиях щупалец-датчиков испытуемый становится в определенном смысле физиологически «прозрачным», легко читаемым.
    Субъективизм метода начинается, коль скоро речь заходит о людях, принимающих участие в исследовании. Корректность результата во многом зависит от оператора полиграфа: как он строит опрос, какие уточняющие вопросы задает и как интерпретирует полученные с помощью прибора данные.
    Привести к ошибке может и поведение испытуемого. Прибор выявляет лишь его критические реакции в ходе тестирования, а таковые иногда возникают вне связи с ложью или правдой, а по какому-нибудь постороннему эмоциональному поводу. Отказ пояснить «эмоциональный всплеск» заставит полиграфолога думать, что информация скрывается, и он может придти к ошибочному выводу.
    Что до попыток сознательно ввести в заблуждение полиграф… Автор этих строк специально несколько раз проходил тестирование. Один раз по уговору с самим
полиграфологом
«спер» его мобильник и спрятал в кармане, а задачей специалиста было выяснить, в какой именно. В другой раз был разыгран обычный «цирковой» номер – я загадал и записал на бумажке цифру от 1 до 5. И оба раза был «расколот» с помощью полиграфа минут за 5-10. Несмотря на то, что применил почти весь арсенал средств, сведения о которых почерпнул из интернета: декламировал про себя стихи (ни Бальмонт, ни Маяковский, как выяснилось, не помогают), напрягал и расслаблял конечности, прикусывал язык, и т.д. Оператор полиграфа всякий раз чутко улавливал мое пассивное сопротивление, и немедленно призывал к порядку:
    — Не отвлекайтесь, не напрягайтесь, не мучайте себя!
    Саботировать исследование таким образом можно. Провести
полиграфолога
– вряд ли. Догадайтесь, в каком ключе он интерпретирует ваш саботаж?
    И знаете, что самое обидное в полиграфе? То, что тебя «сдает» твое собственное тело, ябедничает на тебя – вот этому человеку, сидящему рядом, за экраном! Это, наверно, больше всего и раздражает противников метода.
    Правдоискательство – старинная страсть человечества. Почти в каждой культуре в древности существовала практика так называемой ордалии (от лат. «божий суд»), тоже основанная на психологических и физиологических реакциях человека. Если судья за недостатком улик не мог придти к однозначному решению, он заставлял истца и ответчика пройти через специальное судебное испытание, в полной уверенности, что «всевышний вмешается и спасет невиновного». Естественно, все это обставлялось соответствующей религиозной церемонией. Древние арабы заставляли тяжущихся лизнуть раскаленный клинок. У человека неправого, что называется, «пересыхало во рту», и он получал серьезный ожог, который становился доказательством его вины. Менее жестоким было испытание рисовым зерном в Древнем Китае: в рот нужно было набрать пригоршню риса, а затем выплюнуть. Предполагалось, что виновный из-за той же сухости во рту не сможет это сделать быстро, и рис у него останется сухим. Н. М. Карамзин в «Истории государства Российского» упоминает об испытании железом и водою в Древней Руси: тяжущийся, чтобы доказать свою правоту, должен был прикоснуться к раскаленному металлу или вытащить кольцо из кипящей воды. Отголоски тех древних ордалий существуют до сих пор в судах многих стран в виде присяги на Библии и торжественной клятвы говорить «правду и ничего кроме правды».

    В современной истории одним из первых, кто занялся практическим применением научно обоснованных способов детекции лжи, стал известный итальянский криминалист Чезаре Ломброзо. В конце XIX века он сделал отправной точкой исследований измерение частоты пульса и характера дыхания допрашиваемого. Дальше началось совершенствование техники и методологии. С самого начала, в 10-20-е годы прошлого столетия в этом очень преуспели американцы. К концу 30-х годов в США уже вовсю выпускались серийные аппараты-полиграфы, а полиграфологи предоставляли услуги частному бизнесу. В СССР проблемами детекции лжи начал заниматься талантливый психолог Александр Лурия, в дальнейшем академик АПН СССР. Его методика была не столько аппаратной, сколько психологической, и даже стала было успешно применяться в криминалистике. Однако все работы были свернуты в 30-е годы. Все-таки выбивать признательные показания с помощью «форсированных допросов» чекистам показалось гораздо сподручнее, чем исследовать правду и ложь.
Отечественные спецслужбы вспомнили про детектор лжи где-то в 60-е, когда прокатилась череда досадных провалов наших агентов за рубежом. Даже безупречно подготовленные разведчики одной из самых эффективных спецслужб социалистического блока — восточногерманской «Штази» — сыпались на тестировании, которое проводили с помощью какой-то нелепой американской машинки!
    Проверки корректности метода, которые то и дело устраиваются в разных странах, в том числе и независимыми экспертами, показывают результат в пределах от 80 до 95%. Достаточно большой разброс – опять-таки проявление определенной субъективности метода и различия условий, в которых эти проверки осуществлялись. Наши российские «спецы», особенно те, кто работает с полиграфом уже не один десяток лет, обычно гарантируют показатель в 95-99%, в зависимости от поставленной задачи.
«Исповедуйся, сын мой!»     Портфель заказов компаний, предоставляющих услуги по исследованиям на полиграфе частному бизнесу в России, на 70-80% состоит из различного рода кадровых проверок, и на 20-30% — из служебных расследований конкретных фактов хищений. Стоимость детекции лжи составляет в среднем $ 100 –200 за тестирование одного человека, в зависимости от глубины исследования. Возможно абонентское обслуживание и небольшие скидки при значительном объеме работ.
    Что касается кадровых проверок, работа полиграфолога с заказчиком строится по следующей схеме. Сначала проводится встреча с руководителем и отмечаются все «факторы риска», по которым предполагается устроить тестирование персонала. Опытный руководитель обычно представляет себе, какие угрозы существуют у его бизнеса и на чем его предприятие может терять деньги. После этого уточняется стоимость работ. Далее полиграфолог готовит вопросы для исследования. По согласованию, специалист проводит тестирование либо на своих площадях, либо выезжает к заказчику. Непосредственная работа с «телом», как выражаются полиграфологи, продолжается от одного до двух часов. Сотрудника просят подписать заявление о добровольном согласии на проведение исследования.
Все-таки, по Конституции человека нельзя принуждать свидетельствовать против самого себя. Так что отказаться можно – либо совсем, либо на каком-то из этапов тестирования, но… Понятно ведь, какие выводы из отказа сделает руководитель! Поэтому отказы на практике случаются чрезвычайно редко. Исследование предваряет предтестовая беседа, в ходе которой полиграфолог поясняет суть метода, объясняет невозможность скрыть что-либо от полиграфа, и рассказывает, о чем будет идти речь во время опроса. Этот ритуал настолько убедителен, что иногда испытуемый готов рассказать все еще до включения прибора. Сам опрос начинается со своеобразной разминки: испытуемому перечисляют различные имена, включая его собственное, а он на все вопросы должен ответить «нет». Так выявляют индивидуальные реакции, потому что каждый человек лжет по-своему. Потом, когда смотришь на графики на экране монитора, сам удивляешься, как невольно, без ведома разума, откликнулось твое тело на собственное имя. Далее следует опрос, в конце которого по выявленным критическим реакциям испытуемого просят дать пояснения и задаются уточняющие вопросы.
Открытость испытуемого может помочь избежать ошибки. Может быть, например, такая ситуация: прибор отметил критическую реакцию при вопросе о наркотиках. Испытуемый поясняет, что давным-давно, еще в армии, пару раз затянулся «косячком», но поначалу счел излишним об этом сообщать. Информация проверяется с помощью уточняющих вопросов, и прибор подтверждает: реакция ушла. Если бы испытуемый стал отпираться, то вполне мог бы быть «записан» в конченые наркоманы — масштабы лжи и ее характер полиграфолог с помощью детектора разглядеть не может. И вообще в ходе опроса может попутно всплыть немало «мусора» — грешков молодости сотрудника и «преданий старины глубокой», которые не имеют касательства к его нынешнему трудоустройству. Такое глубокое проникновение в частную жизнь – тоже аргумент тех, кто протестует против применения метода в частном бизнесе.
    И вот, обычно на следующий день, на стол руководителя ложится заключение специалиста с подробным анализом реакций служащего по всем факторам риска, иногда еще и с его психологическим портретом. Расследование ведет полиграф     Поговорить о проведении служебных расследований с помощью полиграфа мы решили с Александром Сошниковым. Психофизиологическими исследованиями он занимается уже почти двадцать лет, гражданским специалистом стал совсем недавно — чуть больше года назад, когда и открыл собственную компанию «Поликониус-Центр». Александр является разработчиком полиграфов (его детище – аппарат «Диана»), в 1998 принимал участие в разработке отечественных стандартов использования полиграфа, по сей день участвует в проведении исследований с использованием
полиграфа
в рамках различных уголовных дел.
    — Часто полиграф бывает единственным способом решения проблем на фирме. Сотрудник, зная, что такого рода проверки идут на предприятии, тысячу раз подумает, прежде чем что-то совершить. Это очень увесистая «дубина» над головой у персонала, лучшая профилактика хищений и злоупотреблений.
    — Александр Петрович, почему такое странное название компании – «Поликониус»
    — Все очень просто. Расшифровывается как ПОЛИграф, КОнсультации, Научные Исследования, УСлуги.
    — На какой экономический эффект может рассчитывать компания?
    — Конечно, все зависит от рода деятельности. Но смотрите сами. Если говорить о финансовых махинациях, то по мелочи промышляют только клептоманы. От таких тоже, конечно, нужно «чиститься», но обычно недобросовестные сотрудники готовы идти на риск, если выгода регулярна и сопоставима хотя бы с размером их оклада. То есть если в компании отсутствует контроль за деятельностью сотрудников, то еще один фонд заработной платы у предприятия «уходит». Если речь идет о прямых хищениях, то искушение по настоящему велико, когда фигурирует сумма, близкая к размеру годового оклада и больше. Для предприятия это может вылиться в серьезные потери. Чтобы поставить барьер всему этому, вовсе не требуется частых и массовых проверок. Если на фирме работает 50-100 человек, то достаточно выборочно проверять на полиграфе 2-3 человека в месяц. В год это обойдется фирме в $ 2,5-4 тыс. Не очень высокая плата за повышение безопасности и устойчивости бизнеса.
    Во многих западных странах сразу же закладывают определенный процент прибыли на работу с кадрами, в том числе и на полиграф. Понимают, что если перестать это делать, то через год-два прибыль начнет уменьшаться. И внешне будет не понятно, почему. Вроде бы, все нормально, никто впрямую в сейф не залез, деньги не украл. Сотрудники-то ведь всегда прекрасно понимают, как в компании можно заработать «теневым» способом.
    — Какие кражи и хищения в бизнесе обычно приходится расследовать?
    — По поводу пропажи $ 2-3 тыс. и меньше к нам почти не обращаются. Бывают, впрочем, есть и принципиальные предприниматели, которые говорят: «Готов заплатить за проверку больше, чем пропавшая сумма, лишь бы найти вора!» Но чаще речь идет о потерях в размере $ 10 – 50 тыс. и более.
    В небольших компаниях кражи происходят обычно по одним и тем же причинам: есть деньги, лежащие в сейфе у начальника, ключ от сейфа вечно торчит в замке, а ключ от кабинета – условно говоря, висит на гвоздике, и все об этом знают. И еще есть уверенность руководителя: «у меня все честные, сам лично отбирал, доверяю как себе!». Но это только до первого раза. Я вообще считаю, что это провокация со стороны руководителя. Может, кто-то из его коллектива уже который год по ночам плохо спит: и взять не может, и в то же время очень хочется, раз все так легко… Я проводил сотни аналогичных расследований на фирмах. Девять из десяти случаев – как раз ситуация «ключ на гвоздике».
    — Что можно рекомендовать предпринимателю при обнаружении факта кражи?
    — Естественно, вначале всегда деньги пытаются найти сами: каждого сотрудника спросят «Не видели ли, вот тут, на второй полочке лежал такой серый конверт с такой-то надписью, в нем столько-то денег было?» Да еще каждый зайдет, посмотрит, где лежало… Потом, помучавшись несколько дней, а то и недель, руководитель обращается к нам. В итоге, получается так, что мы беремся за дело, когда все, кого можно подозревать, прекрасно осведомлены о деталях кражи. Выражаясь юридическим языком, все сотрудники обладают преступными знаниями. Это сильно снижает эффективность метода. Главный принцип для руководителя должен быть таков: при первоначальном, самостоятельном разбирательстве ни в коем случае не раскрывать точные детали и обстоятельства, при которых произошла кража. Пусть о них будет известно только преступнику и, естественно тому, кто обнаружил факт пропажи. И тогда по реакции, допустим, на слова «конверт» и «вторая полка», мы с помощью полиграфа выявим злоумышленника почти стопроцентно. Ведь для невиновных эти слова будут абсолютно нейтральными. Этот способ выявления лжи называется у нас «методикой скрываемой информации».
    — Если о деталях всем уже стало известно, то детектор лжи — не помощник?
    — Просто используется другая методика, которая заключается в прямых вопросах: вы брали эти деньги? выносили? держали в руках? прятали? Прямые вопросы комбинируются с контрольными. Есть специальные тесты и методические приемы, которые позволяют максимально повысить надежность исследования в таких случаях. Но результативность все равно чуть ниже – 95%. Тем не менее, в условиях, когда других способов докопаться до истины просто не существует в природе – это очень много.
    — Сколько может стоить такое расследование?
    — Все зависит от количества подозреваемых — если их, например, около десяти человек. Стало быть, примерно $ 1 500. Хорошо, когда круг подозреваемых замкнут. Допустим, такая ситуация: курьер говорит, что сдал деньги, а кассир уверяет, что денег не принимал, то есть понятно, что один из двоих лжет. Здесь стопроцентная надежность просто гарантируется. Сложнее, когда подозреваемых много и круг не замкнут, а значит присутствует вероятность, что кражу совершил человек со стороны. Тем более что сейчас все чаще встречается такая категория преступников, как офисные воры. Бывает так, что я отрабатываю и говорю: этого человека среди подозреваемых нет. Конечно, иногда руководителю это не очень приятно слышать: результат отрицательный, а платить полиграфологу нужно. Но тут ничего не поделаешь, если круг не замкнут, значит есть вероятность, что преступник в него не попал.
    — Но ведь «реабилитация» коллектива тоже дорогого стоит!
    — Конечно! Полиграфолога иногда в компании ждут как избавителя. Говорят: мы после кражи работать не можем, стали запирать ящики, подозреваем друг друга. Совершенно нерабочая обстановка. Если, например, один из десяти сотрудников — вор, то выходит, что в 90% случаев полиграф все-таки работает на то, чтобы обелить невиновных…
    — И все же, насколько реально обмануть детектор лжи?
    — Перед плановым тестированием в какой-нибудь компании я иногда за несколько дней приезжаю пообщаться с людьми. И всегда кто-нибудь полу в шутку – полу всерьез задает этот вопрос. Так я им в ответ даже список сайтов в интернете даю, где конкретные рекомендации приводятся – пробуйте! Мне это только на руку: так называемое «бытовое противодействие» я сразу же при тестировании замечу, пойму, что начитались, и что сделали это не от чистой совести. И вот еще, что в работе помогает: фильм «Ошибка резидента». Помните, как там в одном эпизоде советский разведчик лихо капиталистический прибор посрамил? Под впечатлением от фильма нечистые на руку люди достаточно уверенно идут на полиграф: «Авось, проскочу!». И неизбежно попадаются.
    Человек, идущий на преступление, как правило, уверен в том, что его невозможно будет вычислить. Он может обеспечить нужную ситуацию, не оставить улик, «сработать» чисто. Но он все равно оставляет след — идеальный след в своей собственной памяти. И пока еще не придумали «ластик», которым можно было бы стереть эту информацию в мозгах. Вы можете через месяц забыть, что разговаривали сейчас со мной, но если вы совершите преступление, то будете помнить об этом и пять, и десять, и пятнадцать лет. Потому что эта информация значима для вас, этот эпизод представляет для вас потенциальную угрозу быть разоблаченным.
    — Но ведь говорят, что есть же специальная методика, по которой в спецслужбах готовят…
    — Есть. Но и там это получается далеко не у каждого. Даже человека со специальной подготовкой можно «расколоть», если повозиться. Но нам чаще приходится иметь дело с обычными людьми. Максимум, чего они могут добиться – это оказать психологическое сопротивление и разрушить естественную картину реакций, чем фактически распишутся в своей виновности.
        — Тут возникает философский вопрос, связанный с полиграфом. Получается,человек испытывает дискомфорт на физиологическом уровне, когда лжет. Значит ли это, что человек по своей сути, где-то глубоко внутри – все-таки существо правдивое?
     Животное – вот правдивое существо. Как только у человека появилась высшая форма сознания, он приобрел способность лгать. И живя среди себе подобных так или иначе прибегает ко лжи. Просто в каждом обществе существует свой социально допустимый уровень лжи, который каждый член общества прекрасно ощущает в себе. Если ты его не превышаешь, то можешь считать себя приличным человеком. И полиграф будет не против.
Когда полиграф – это бизнес     Как ни крути, большинство полиграфологов у нас в стране в настоящее время ходят в погонах и числят полиграф своим табельным аппаратом. Из гражданских специалистов многие трудятся в штате крупных коммерческих структур. Компаний, предоставляющих услуги по проведению «опросов с использованием полиграфа» (ОИП) для бизнеса пока не очень много. В Москве, по оценкам специалистов, их не более 7, по 1-2 наберется в крупных региональных центрах, да и то не во всех. К этому нужно прибавить некоторое число кадровых, консалтинговых компаний и ЧОПов, которые держат у себя детекторы лжи «для ассортимента».
    С внешней стороны «бизнес на полиграфе» выглядит достаточно просто: пройди обучение в одной из частных школ (см. врезку) за $ 2,5 тыс., купи ноутбук и сам аппарат, который можно найти за $ 4 тыс., и оказывай услуги частнопрактикующего полиграфолога, тем более что лицензии на это сейчас не требуется. Но детекция лжи – услуга все-таки специфическая. Полиграфолог в процессе работы с компанией-заказчиком иногда получает доступ к весьма важной коммерческой информации. Каково исповедоваться священнику, если не уверен, что тот соблюдает тайну исповеди? Все равно в итоге все упирается в репутацию полиграфолога и его личные связи. Рекламировать себя через интернет и в прессе, конечно, можно, но солидную клиентуру так не привлечешь – она судит по успешным делам и обращается к специалисту по рекомендации. В общем, понадобится несколько лет упорной работы. Александр Сошников может припомнить несколько случаев, когда его ученики, закончив курс, уезжали к себе домой полные надежд, но оказывались не в состоянии построить в родном городе прибыльный бизнес. В то же время человек с готовыми связями и репутацией в деловых кругах может начать дело легко и достаточно безболезненно.
    В США был период, когда предоставление услуг по исследованиям с помощью детектора лжи для частного бизнеса приобрело настоящий индустриальный размах. Журналы публиковали статистику, согласно которой профессия полиграфолога по доходам была на третьем месте после адвоката и дантиста (!). Все это закончилось принятием Закона о защите служащих от полиграфа (1988), который значительно ограничил использование детектора лжи в частном бизнесе.
    Может ли предоставление услуг по исследованиям с помощью детектора лжи быть прибыльным бизнесом в России? Все, кто занимаются этим в настоящее время, уверены, что да. Спрос в деловых кругах на такого рода сервис растет – постепенно, с осознанием полезности и незаменимости этого метода. К тому же, не стоит забывать, что существует пока еще один пласт клиентуры — дремлющий, но огромный: физические лица, у которых «алкание правды» носит сугубо бытовой характер. Московские полиграфологи с усмешкой вспоминают, как некоторое время назад им названивал мужчина, который хотел проверить на полиграфе свою невесту: не изменяла ли в последнее время? выходит замуж по любви или за деньги? Уже сейчас в интернете начинают появляться объявления вроде: «семейная психологическая консультация, детектор лжи». Глядишь, и увидим скоро, как папаша тащит своего сына-недоросля исследоваться на полиграфе (не подчищал ли «двойки» в дневнике?), а кум – свата (отдаст ли деньги, которые просит в долг?). Да мало ли поводов не поверить ближнему своему? К тому же, с юридической точки зрения препятствий и ограничений для существования такого рода бизнеса в России пока нет ровным счетом никаких (см. статью «Полиграф в законе» далее).

    Почем в России детекция лжи?

    $ 100 – 200 за проверку одного сотрудника, в зависимости от глубины исследования и поставленных руководством компании задач. Продолжительность каждого сеанса 1-2 часа. Возможно абонентское обслуживание компании. По согласованию с руководством, специалист выезжает в офис клиента или проводит тестирование на своих собственных «площадях».

    Как часто рекомендуется использовать полиграф?

    В качестве действенной профилактики хищений и злоупотреблений со стороны сотрудников на предприятии, специалисты-полиграфологи советуют устраивать полиграфологические исследования при приеме на работу, а плановые проверки — раз в полгода. Если практика использования полиграфа только вводится на фирме, то в некоторых случаях рекомендуется проведение двух тотальных проверок с интервалом в 3-4 месяца.

ПОЛИГРАФ «В ЗАКОНЕ»     Ответить на ряд вопросов, касающихся правовой основы использования полиграфа в частном бизнесе, «Бизнес-журнал» попросил Ярославу Комиссарову, кандидата юридических наук, старшего преподавателя кафедры криминалистики Московской государственной юридической академии, эксперта-полиграфолога.

    — Какими законами регулируется применение детектора лжи в бизнесе?

    Единого нормативного акта, регулирующего применение полиграфа в различных сферах общественной жизни в России пока нет. Коль скоро речь идет о трудовых правоотношениях, то правовой основой применения полиграфа можно считать положения Трудового кодекса РФ, прежде всего, главу 14, где разъясняется понятие персональных данных работника как информации, необходимой работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающейся конкретного работника. Кстати, в этой же главе в п. 7 указывается на то, что работник защищен от неправомерного использования персональных данных работодателем. Это касается и сведений, полученных с помощью полиграфа.


    Не существует и государственных стандартов по применению полиграфа в РФ. Есть лишь стандарт СТО РАЭБУР 51-02-99, разработанный Институтом криминалистики ФСБ РФ совместно с Российским агентством экономической безопасности при Торгово-промышленной палате в 1999 году, то есть стандарт общественной организации, который имеет рекомендательный характер.

    — Защищен ли работник законодательно от работодателя, «вооруженного» полиграфом?

    Работники от работодателя, «вооруженного» полиграфом, защищены, во-первых, трудовым законодательством. В п. 1 ст. 86 ТК РФ содержится ряд положений, определяющих порядок получения и использования персональных данных работника, среди которых ключевым является указание на возможность их получения только у самого работника. В п. 4 той же статьи говорится о том, что работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его частной жизни. В случаях, непосредственно связанных с вопросами трудовых отношений, в соответствии со статьей 24 Конституции РФ работодатель вправе получать и обрабатывать данные о частной жизни работника только с его письменного согласия. Во-вторых, основополагающим принципом проверок на полиграфе является методологически обусловленная добровольность их проведения. Метод изначально построен на сотрудничестве обследуемого лица и полиграфолога. Опутать человека датчиками можно, но заставить его давать адекватные ответы на вопросы полиграфолога нельзя. Отказ человека от участия в проверке, выражающийся в демонстративном молчании в ответ на задаваемые вопросы, означает, что обследуемый проверку саботирует. Квалифицированный полиграфолог в такой ситуации работать не будет.

    — С точки зрения закона, может ли информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа стать причиной увольнения работника?

    В ст. 81 Трудового кодекса РФ приводится исчерпывающий перечень оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Некоторые положения статьи сформулированы таким образом, что позволяют расстаться с сотрудником, «неблагонадежность» которого была установлена при проверке на полиграфе. Например, при выявлении информации, которая была скрыта работником при трудоустройстве от работодателя, он может быть уволен по п. 11 ст. 81 ТК РФ за предоставление заведомо ложных сведений при заключении трудового договора. Действующее законодательство не обязывает работодателя каким-либо иным образом перепроверять персональные данные о работнике, полученные от него в ходе опроса с использованием полиграфа.
    В любом случае, на практике руководители предприятий почти никогда не используют результаты психофизиологического исследования в качестве мотива увольнения работника. У работодателя есть множество способов избавиться от нежелательного сотрудника, например, по причине «служебного несоответствия».
    Чаще всего, в принятии жестких мер необходимости не возникает. Обоснованно заподозренный, чья причастность к совершению недопустимых с точки зрения работодателя действий, подтверждается в ходе психофизиологического исследования, предпочитает сохранить свое реноме и увольняется «по собственному желанию», а тот, кого обвинили несправедливо (бывает, к сожалению, и такое, никто из специалистов не застрахован от ошибки), обычно не желает оставаться в коллективе, где ему перестали доверять.

     — Может ли отказ служащего пройти проверку на полиграфе послужить причиной увольнения?

    Формально отказ сотрудника от участия в проверке на полиграфе не может рассматриваться в качестве повода для принятия в отношении него каких-либо санкций. На практике же, такой отказ часто вызывает у работодателя подозрения в благонадежности служащего. А способов уволить неблагонадежного служащего у работодателя, как уже говорилось, много.

     — Как руководитель может «легализовать» проведение опросов с использованием полиграфа на своем предприятии?

    Одним из возможных вариантов является разработка и утверждение локального нормативного акта (возможность принятия подобных актов работодателем предусмотрена ст. 8 ТК РФ) — специальной инструкции о порядке проведения опросов с использованием полиграфа в конкретной организации. В идеале, эту инструкцию нужно прилагать к документам, с которыми служащий знакомится при принятии на работу: правила трудового распорядка, коллективный договор, и т.д. Базой для разработки такой инструкции может служить стандарт СТО РАЭБУР. Кстати, стандарт содержит и образец заявления о согласии / несогласии участвовать в проверке на полиграфе, которое испытуемый заполняет перед каждым опросом с использованием полиграфа.
    Существование документа такого рода позволяет снять большинство вопросов, неизбежно возникающих при необходимости использования полиграфа при кадровой проверке и в ходе служебных разбирательств, как в случае приглашения стороннего полиграфолога для выполнения разовых заданий, так и при наличии в организации штатного специалиста.

   статья подготовлена по материалам публикации
Дмитрия Денисова «Поздравляю вас, гражданин, соврамши…»
в «Бизнес журнале» №24(60) декабрь 2004 г.

«Детектор лжи ». Что это за зверь? Часть 01 — Общие положения. История

Данным сообщением начинаем серию публикаций книги написанной Валерием Владимировичем Коровиным около 20 лет назад.

До настоящего времени эти материалы просто хранились на маленькой флешке. 

В данной статье у вас есть возможность познакомиться с введением, общими положениями и краткой историей.

Введение

Те, кто видел популярный в свое время фильм «Ошибка резидента», хорошо помнят кадры, в которых разведчика КГБ (его играл артист Ножкин) проверяют на «детекторе лжи». В этом эпизоде, призванном продемонстрировать превосходство духа советского человека над капиталистическими, «антигуманными» методами, процедура испытания показана как жестокий, но практически бесполезный (во всяком случае, в отношении советских чекистов) способ дознания. Так ли это на самом деле?

За плечами автора лежит 27 летний (начиная с 1979 года) опыт проведения, как практических проверок на полиграфе, так и разнообразных экспериментальных исследований в этой области. Начало личного практического освоения данного метода было связано с сильнейшими переживаниями, неудачами, ошибками и разочарованиями. В 1979 году в СССР детекцией лжи профессионально занималось от силы 10 человек. Учиться было не у кого, опыт приобретался методом проб и ошибок.

Первоначальное впечатление от знакомства с этим методом, создает ощущение того, что вы наблюдаете чудо – возможность чуть ли не читать мысли своего собеседника. При более близком, но все еще поверхностном знакомстве – наступает некоторое разочарование и, наконец, глубокое овладение этим методом, осознание его сути, вызывает понимание, как его сложности, так и высокой эффективности.

На современном этапе, в области инструментальной «детекции лжи» сложилась довольно парадоксальная ситуация.

Так, человечество создало и продолжает создавать технологии и машины, сложность которых не поддается никакому воображению. В Космосе летают межпланетные корабли, сделаны выдающиеся открытия в биологии, генетике, биохимии и биофизике. Кажется, нет предела совершенствованию в микроэлектронике и радиотехнике. Нам демонстрируют модели думающих роботов, не далеко то время, когда появятся первые человеческие клоны, НО ……!! Но, не смотря на то, что проблема установления истины волнует человечество с момента его зарождения, до сих пор не создано ни одного технического устройства, которое могло бы само по себе, без участия человека, надежно и достоверно, т.е. 100% выявлять ложь и обман. Устройства, которое могло бы непосредственно, в процессе общения понять мотивы поведения, основные ценности, потребности и истинные намерения незнакомого нам ранее собеседника.

В то же время, практически любой человек может всего за секунды, услышав в телефонной трубке только одно слово «Здравствуй!», определить в каком эмоциональном состоянии находится его собеседник. Но, почему- то, разработка прибора, надежно идентифицирующего те или иные эмоции по голосу, сталкивается с серьезными проблемами.

Правда, парадоксальность подобной ситуации только кажущаяся. Думается, что современное общество просто не заинтересовано в глобальном выявлении Лжи. Вернее, оно еще не готово к надежному выявлении лжи во всех сферах межличностных, социальных, политических и межгосударственных отношений.

Если допустить, что когда-нибудь будет создано устройство, позволяющее безошибочно определять, где ложь, а где правда, то это, приведет, в лучшем случае к радикальному изменению мироустройства и общепринятых человеческих отношений, а, в худшем, сделает такие отношения либо невозможными, либо просто разрушит наш социум.

При наличии такого прибора отпадет надобность в судах и адвокатах, т.е. разрушатся целые социальные институты, невозможными станут обычное бытовое общение и дипломатические отношения. Как сказал Хаксли – «Ты узнаешь правду, и правда сведет тебя с ума» (приводится по книге Ю.Щербатых «Искусство обмана»).

Попробуем представить себе элементарную, часто встречающуюся ситуацию. Врач, с целью мобилизации внутренних сил тяжелого больного, т.е. с благой целью, пытается убедить его, что заболевание не смертельно и может быть вылечено. А больной, по прибору (нашему виртуальному «детектору лжи») видит, что сам врач в этом абсолютно не уверен. Совершенно очевидно, что в подобном случае желаемого и вполне вероятного лечебного эффекта достигнуто, не будет.

Другой пример. Вы приходите домой и рассказываете, что провели вечер в компании с коллегами по работе. И это, чистая правда! Но, зная патологическую ревнивость своей жены, Вы скрыли, что в этой компании были женщины. Вы не флиртовали с ними, у Вас нет любовницы, Вы действительно любите свою жену. А скрыли это, только потому, что не желали выслушивать необоснованные упреки и в очередной раз убеждать супругу в своей верности. Но у нее есть наш «замечательный» прибор – 100% детектор лжи. Как Вы думаете, что произойдет в этой ситуации?

И, тем не менее, метод «детекции лжи» уже существует, активно развивается и применяется в различных областях межличностных отношений, правоохранительной, производственной и предпринимательской деятельности. Так что же это такое – «инструментальная детекция лжи»?

На практике метод инструментальной психофизиологической детекции лжи имеет несколько названий – «опрос с использованием полиграфа (ОИП)», «специальное психофизиологическое исследование (СПФИ)», «техническое интервью», «полиграфные проверки», «психофизиологическое обследование (ПФО)», «психофизиологическая детекция лжи (ПФДЛ)» и т.п..

В СССР данный метод стал целенаправленно изучаться примерно с конца 60-х годов в системе КГБ и вся информация о нем, вплоть до 1993 года, считалась секретной. Необходимость изучения этого метода возникла в связи с участившимися случаями проверок на «детекторе лжи» и последующих провалов, подставляемых западным спецслужбам агентов. Первыми тревогу забило МГБ ГДР. И тогда, перед КГБ СССР была поставлена задача, не только изучить научную обоснованность полиграфных проверок, но и разработать эффективные способы противодействия им. Уже первые экспериментальные работы показали, что в основе методики детекции лжи действительно лежат естественные психофизиологические процессы, объективная инструментальная регистрация и оценка которых позволяет, в определенных случаях, выявлять сознательно скрываемую информацию. Так, например, в эксперименте по определению выбранного и скрываемого числа, на основе регистрации таких показателей, как дыхание, артериальное давление, и электрокожная проводимость, из 100 испытуемых правильно определить выбранное число удавалось у 90-98 человек, независимо от их пола и социального статуса. Более того, оказалось, что такие способы волевого контроля и влияния на эти процессы, как самоуспокоение или возбуждение, отвлечение внимания от вопросов, напряжение различных групп мышц и т.п., с целью противодействия проверке на полиграфе малоэффективны и в большинстве случаев терпят неудачу.

В результате многочисленных экспериментов был сделан вывод о том, что инструментальная детекция лжи, это действительно научно обоснованная методология, но она, тем не менее, требует дальнейшего изучения и совершенствования. В частности оставались проблемными такие вопросы, как достоверность и надежность полиграфных проверок, критерии формулировки вопросов и составления тестов, тактика проведения проверки, способы оценки получаемых реакций и повышение уровня объективности таких оценок. И, тем не менее, КГБ СССР стал активно и в ряде случаев весьма успешно применять данный метод в практической деятельности своих оперативных подразделений.

Начиная с 1993 году, информация о методе «детекции лжи» стала появляться в открытой печати. Одно из первых упоминаний о нем было связано с расследованием убийства священника А. Меня. Это преступление получило тогда широкий общественный резонанс, поэтому его расследование находилось под контролем КГБ. В рамках расследования, по инициативе следователей КГБ, проверке на детекторе лжи был подвергнут один из подозреваемых. Буквально на следующий день после его задержания, он признался в убийстве А. Меня. Однако у следствия возникло подозрение, что это самооговор. Проведенное тестирование полностью подтвердило данную версию.

 В России за прошедшие 48 лет проведены тысячи тестирований (как в рамках криминальных расследований, так и для решения вопросов кадровой безопасности), подготовлены сотни высокопрофессиональных специалистов. Не было, пожалуй, ни одного СМИ, которое не уделило бы этому методу своего внимания.

Однако, до сих пор, наши граждане имеют весьма смутное и зачастую искаженное представление об этой процедуре, сложившееся, в основном, благодаря просмотру художественных фильмов или рекламы дезодоранта «Рексона» (кстати, эффективность его применения, как и других подавляющих потоотделение средств для борьбы с полиграфом, нулевая). До сих пор этот метод вызывает многочисленные споры, а вокруг него ходят легенды, слухи и возникают различные инсинуации.

Что же такое инструментальная детекция лжи на самом деле? Что это – научно обоснованный метод или шарлатанство, искусство или хорошо отработанная технология? Представляет ли она опасность для прав и свобод граждан или наоборот, может использоваться как инструмент их защиты?

Инструментальная детекция лжи. Общие положения

Под термином « детекция лжи» скрывается целый ряд методик, о которых обыватель даже и не подозревает. Но в этой книге речь пойдет о так называемой инструментальной психофизиологической детекции лжи, т.е. методологии, основанной на аппаратурной регистрации комплекса физиологических реакций человека.

С процессуальной точки зрения, проверка на «детекторе лжи» (ДЛ) представляет собой одну из форм опроса, проводимого с использованием безвредных для здоровья технических устройств – полиграфов. Т.е. приборов, осуществляющих одновременную ре­гистрацию нескольких физиологических показателей. Поэтому метод имеет еще одно название — «техническое интервью». Действительно, внешне процедура тестирования выглядит как обычный опрос, но в отличие от его традиционных форм, вопросы задаются здесь по строго определенным правилам с параллельной аппаратурной регистрацией вышеуказанных показателей.

Следует подчеркнуть, что общепринятое название полиграфа – детектор лжи, не отражает сути процедуры, так как сам по себе прибор не выявляет ложь как таковую.

В психологии ложь определяется как умышленная передача сведений не соответствующих действительности. В инструментальной детекции лжи под ложью понимается сознательное сокрытие хранящейся в памяти, ситуационно значимой информации. В процессе полиграфной проверке человек может вообще не отвечать на задаваемые ему вопросы и тем не менее прибор будет регистрировать реакции, достаточно точно отражающие различную значимость этих вопросов. Таким образом, мы имеем дело не с проверкой правдивости или ложности сообщаемой информации, а с попыткой опосредованного определения наличия или отсутствия такой информации в памяти нашего обследуемого.

В межличностном общении выделяют два канала информации:

  1. вербальный – смысловое содержание речи
  2. невербальный – позы, мимика, пантомимика, жесты, психолингвистические особенности речи, конституциональные особенности, особенности почерка, глазодвигательные и зрачковая реакции.

Регистрируемые во время ДЛ вегетативные реакции так же относятся к невербальному каналу информации. И поскольку они практически не подвержены контролю сознанием и волевым устремлениям, т.е. возникают автоматически, то считаются более объективным каналом информации, чем слово.

Итак, то, что мы регистрируем с помощью детектора лжи (полиграфа) это непроизвольные реакции нашего организма, которые, либо очень трудно, либо вообще не поддаются сознательному, волевому контролю (т.е. их появление есть процесс объективный), и которые теснейшим образом связаны с переживаемыми человеком эмоциями. В появлении таких реакций важную роль играют механизмы памяти и внимания.

 

 

Краткая история становления психофизиологического аппаратурного метода «детекции лжи»

(Приводится по книге Ю.И. Холодного «Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений». Издательский Дом «Мир Безопасности», 2000 г.).

В давние времена, в некоторых странах, для установления истины, применялись, так называемые, ордалии или «суды Божьи». Эти «суды» проводились в виде смертельных поединков (вспомним кулачный бой купца Калашникова, отстаивающего честь своей жены) и других, довольно жестоких испытаний. Считалось, что Бог, как Абсолютная Правда и абсолютная Справедливость защитит невиновного.

В судах древней Руси ответчику по требованию истца могли предложить пройти испытание железом. Для этого обвиняемый должен был взять в голую руку раскаленное железо или вынуть какой-нибудь предмет из кипящей воды. После чего судья перевязывал руку и запечатывал повязку. Если через три дня рана заживала, то ответчик признавался невиновным в инкриминируемом ему деянии.

В Индии действовали более изощренным, или говоря современным языком, более научно обоснованным способом. Например, подозреваемому в преступлении, судья называл различные слова. Некоторые из них, не имели никакого отношение к расследуемому «правонарушению» – сейчас мы называет такие слова «нейтральными». Другие – «критические» (или в современной терминологии – «проверочные») слова, были непосредственно с этим преступлением связаны.

Подсудимый должен был как можно быстрее отвечать на все называемые слова первыми, пришедшими в голову ассоциациями и одновременно тихо ударять в гонг. И, о чудо! У виновного, каждый раз, когда назывались критические слова, возникало нарушение ассоциаций. В отличие от нейтральных, на критические слова он либо надолго замолкал, либо начинал что-то невнятно мямлить, и все это сопровождалось более сильным или более слабым ударом в гонг.

В древнем Китае подозреваемый в преступлении подвергался, например, испытанию рисом: он должен был набрать в рот горсть сухого риса и выслушать обвинение. Считалось, что если рис оставался во рту сухим (от страха разоблачения приостанавливалось слюноотделение), то вина подозреваемого была доказанной.

Известно, что такие испытания практиковались, например, ещё в средневековой Англии и, пережив века, встречаются в изолированных культу­рах примитивных племен и в наше время. Вот как описывает процедуру обнаружения виновного американский этнограф и путешественник Г. Райт, лично присутствовавший в конце 40-х годов при «детекции лжи» в одном из племен Западной Африки.

«Колдун… указал на несколько человек, стоявших в стороне. Их вытолкнули в центр круга. Колдун повернулся к вождю и сказал: — Один из этих людей вор. …Колдун вышел вперед и протянул ближайшему из шести обвиняемых небольшое птичье яйцо. Его скорлупа была столь нежной, что казалась прозрачной. Было ясно, что при малейшем нажиме яйцо будет раздавлено. Колдун приказал подозреваемым передавать яйцо друг другу — кто виновен, тот раздавит его и тем самым изобличит себя. Когда яйцо дошло до пято­го, его лицо вдруг свела гримаса ужаса, и предательский желток потёк между пальцами. Несчастный стоял, вытянув руку, с которой на землю падала скорлупа, и его дрожащие губы бормотали признание».

Анализируя описанную Г. Райтом ситуацию и приведенные выше древнекитайский или древнеиндийский способы определения виновного, нетрудно заметить, что дознаватели прибегали, говоря современным языком, к контролю за динамикой отдельных физиологических процессов (слюноотделение, двигательная активность рук).

При этом требовалось наличие достаточно чувствительных регистраторов физиологических изменений в организме людей при прохождении ими испытания. Роль таких регистраторов как раз и выполняли горсть риса, специально подобранное яйцо с хрупкой скорлупой, гонг или что-либо иное.

Отдавая дань наблюдательности и смекалке наших предков, следует все же отметить, что подобный, слишком прямолинейный подход к извечной проблеме человечества – достижение абсолютно надежного правосудия – должен был приводить к довольно частым «судебным ошибкам», нередко стоящим подозреваемому жизни.

И действительно, легко себе представить ситуацию, когда в числе подозреваемых мог оказаться невиновный, но тревожно-мнительный человек. У таких людей сам факт подозрения их в совершении преступления может вызвать состояние страха со всеми сопровождающими его телесными проявлениями. И все же, идея использовать психофизиологический феномен для разоблачения преступников оказалась весьма привлекательной.

Аристотель, Гиппократ, Пифагор, Даниель Дефо, Чезаре Ломброзо, Иоганн Лафантен, Франсуа де Ларошфуко, Альберт фон Больштедт, Франц Йозеф Галль, Френсис Бекон и многие, многие другие мыслители посвятили проблеме получения объективной оценки личностных характеристик людей и надежного выявления обмана целые исследования и научные трактаты. С попыткой решить эту проблему, связано появление таких дисциплин, как хиромантия, френология, графология, физиогномика.

В современной истории, примерно с начала 18 века, ученые стали применять так называемые инструментальные методы выявления лжи, основанные на регистрации и анализе различных, неподдающихся сознательному и волевому контролю, физиологических и нейрофизиологических реакций.

Мало кто знает, но именно автор знаменитого Робинзона Крузо, английский романист и профессиональный шпион Даниель Дефо первым из европейцев предложил применить анализ пульса в целях борьбы с преступностью

В 1730 году он опубликовал трактат, озаглавленный «Эффективный проект непосредственного предупреждения уличных ограблений и пресечения всяких иных беспорядков по ночам». В этом трактате великий романист обратил внимание на то, что «у вора существует дрожь (тремор) в крови, которая, если ею заняться, разоблачит его… Некоторые из них настолько закостенели в преступлении, что… даже смело встречают преследователя; но схватите его за запястье и пощупайте его пульс; и вы обнаружите его виновность».

Несмотря на то, что высказанное Д. Дефо предложение содержало пло­дотворную мысль, понадобилось почти полтора века, чтобы она начала приобретать своё материальное воплощение.

В 1877 году, используя прибор для измерения кровенаполнения сосудов и изменений пульса, итальянский физиолог А. Моссо во время одного из экспериментов в клинике наблюдал, как у пациентки «…внезапно, без каких-либо видимых причин, возросли пульсации. Это поразило меня, и я спросил женщину, как она себя чувствует; ответ был –“хорошо»… Я тщательно проверил прибор, чтобы убедиться, что всё в порядке. Тогда я попросил пациентку рассказать мне, о чем та думала мину­ты две назад. Она ответила, что, рассматривая отсутствующим взором книжную полку, висевшую напротив, остановила свой взгляд на черепе, стоявшем среди книг, и была напугана им, так как он (т.е. череп ) напомнил ей о её болезни».

Проведя серию экспериментов, А. Моссо пришел к мысли о том, что, «если страх является существенные компонентом лжи, то такой страх может быть выделен».

В 1895 году итальянский криминалист доктор медицины Чезаре Ломброзо опубликовал второе издание своей книги «Преступный человек», в которой был изложен первый опыт практического применения психофизиологического метода «детекции лжи» для выявления лиц, совершивших преступления.

В книге описан случай, когда криминалист, используя примитивный лабораторный прибор — гидросфигмограф, во время проверки подозреваемого не обнаружил заметных изменений в артериальном давлении при вопросах об ограблении, но было отмечено падение давления на 14 mmHg, когда речь зашла о хищении паспортов. Опираясь на эти данные, Ч. Ломброзо, как выяснилось позднее, правильно установил, что подозреваемый непричастен к ограблению, в ходе которого было похищено 20 000 франков, но виновен в краже паспортов и прочих документов.

Позднее, в 1902 году, участвуя в расследовании убийства шестилетней девочки, в котором подозревался некий Тосетти, Ч.Ломброзо «применил плетизмограф и обнаружил незначительные изменения в пульсе, когда Тосетти делал в уме математические вычисления; однако, когда ему предъявлялись изображения израненных детей, регистрируемая запись пульса не показала никаких внезапных изменений, в том числе — и на фотографию убитой девочки. Результаты последующего расследования убедительно доказали, что Тосетти был невиновен в этом преступлении».

Оба приведенных примера наглядно демонстрируют то, что контроль физиологических реакций человека может вести не только к выявлению скрываемой им информации, но и, что не менее важно, способствовать установлению непричастности подозреваемого к расследуемому преступлению.

В начале 20 годов, в США, сотрудником полиции Калифорнии Ларсеном был сконструирован первый, названный в последующем «детектором лжи», прибор, позволявший регистрировать сразу три показателя — дыхание, кровяное давление и пульс. С помощью этого прибора Ларсен ус­пешно раскрыл несколько уголовных преступлений, однако в дальнейшем, уйдя из полиции, стал использовать его исключительно в научных целях.

В те же 20-е годы под руководством Дж. Ларсона начал свою деятельность Леонард Килер, который сыграл решающую роль в развертывании психофизиологического метода «детекции лжи» в США.

В 1933 году он сконструировал первый полиграф — «детектор лжи» специально предназначенный для выявления у человека скрываемой информации, разрабо­тал первую методику проверки с помощью «детектора лжи», ос­новал первую фирму для серийного выпуска этих приборов и открыл первую школу по подготовке специалистов в данной области. Именно Л. Килеру принадлежит приоритет внедрения полиграфа в систему отбора кадров и профилактику правонарушений в сфере бизнеса. Поэтому, фактическим родоначальником инструментального метода «детекции лжи» счи­тается не Ларсон, а Леонард Килер. Успехи Килера получили широкую известность и привели к призна­нию полиграфа в США как высоко эффективного метода дознания.

В течении последующих десятилетий проверки на полиграфе превратились в США в разветвленную и высокорентабельную индустрию. В начале 70-х годов в США начинается бум по использованию проверок на полиграфе, который привел к созданию в этой области достаточно мощной индустрии.

В 80-х годах в стране насчитывалось 6000 полиграфологов, функционировало около 30 школ по подготовке специалистов. По данным на 1981г. около 1 млн. граждан США каждый год проходят психофизиологическое тестирование с помощью полиграфа. Около 20% головных концернов и 50% остальных, менее значительных компаний, используют методики психофизиологического отбора кадров при найме на работу, не говоря уже о том, что в государственных учреждениях: министерстве обороны, спецслужбах США, сотрудники, имеющие доступ к секретной информации, проходят периодическую проверку на полиграфе.

В общем объеме проверок на полиграфе процент тестирований в сфере частного бизнеса, связанных с наймом на работу или профотбором, составляет около 70% ; с периодической проверкой кадрового состава около 20-25% ; остальная часть приходится на проверки в специфических случаях при расследовании каких-либо уголовных преступлений или случаев обнаружения утечки коммерческой информации.

В России, начиная с 1923 года, попытки использовать психофизиологический феномен с целью выявления лжи предпринимал профессор А.Р. Лурия. Но в отличие от западных исследователей он регистрировал двигательные реакции (микротремор, силу и время нажатия на кнопку, латентное время двигательной реакции) на неосознаваемые (нейтральные и «ключевые») раздражители.

В качестве ключевых раздражителей Лурия использовал отдельные слова, которые для преступника должны были представлять высокую значимость, а для непричастного, при условии, что он не знает деталей преступления, быть нейтральными. В последующем этот принцип подбора вопросов вошел в предложенную американцем Ликкеном методику, получившую название «Тест преступного знания» и ее модификации — «Тест пика напряжения» и «Непрямые тесты».

Так, например, он обследовал одну женщину, назовем ее Лариса, которая подозревалась в убийстве своего мужа. Из материалов следствия было известно, что мужчину задушили кухонным полотенцем. До начала тестирования, женщина категорически отрицала свою причастность к убийству мужа. А.Р. Лурия используя тахистоскоп (прибор, позволяющий предъявлять различные стимулы на подпороговом уровне, т.е. без их осознавания), предъявлял этой женщине ряд слов, среди которых было слово «полотенце». Например, веревка, простыня, вожжи, полотенце, ремень, струна.

Время экспозиции слов на экране было ниже порога зрительного восприятия, т.е. женщина этих слов не видела. И, тем не менее, в момент предъявления слова «полотенце» (реальное орудие убийства), у подозреваемой возникло сильнейшее психоэмоциональное возбуждение. Произошло нарушение ассоциативного ряда (латентное время вербальной реакции значительно увеличилось, а сама ассоциация контекстуально выпала из ответов на другие слова). В дополнение к этому появились выраженные поведенческие и вегетативные реакции. Увеличились сила и продолжительность нажатия на кнопку, резко возросла частота пульса. Через какое-то время женщина сначала заплакала, а потом у нее развилась настоящая истерика и, наконец, рыдая, она призналась в совершенном убийстве. В последующем, успокоившись, Лариса не смогла объяснить, чем были вызваны такие эмоции и, почему она решила признаться.

Вспомним применение гонга у индусов. Ну, как не склонить голову перед мудростью древних цивилизаций!

 Проведенные исследования позволили А.Р. Лурии сформулировать в последующем генеральный принцип психофизиологических способов выявления у человека скрываемой им информации. Согласно этому принципу — «единственная возможность изучить механику внутренних «скрытых» (психических) процессов сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-нибудь, одновременно протекающим, доступным для непосредственного наблюдения процессом.., в котором внутренние закономерности и соотношения находили бы своё отражение».

В практическом плане весьма интересен подход Лурии к методике проведения тестирования: » Подробнейшим образом, изучив по материалам следствия ситуацию преступления, мы выбираем из нее те детали, которые, по нашему мнению, достаточно тесно с ней связаны и вместе с тем пробуждают аффективные следы только у причастного к преступлению, оставаясь для непричастного совершенно безразличными словами.»

Следующим, кто в СССР стал серьезно изучать возможности инструментальной «детекции лжи», был академик П.В. Симонов, разрабатывавший в начале 70-х годов информационную теорию эмоций. Ученый констатировал, что «эффективность современных способов выявления эмоционально-значимых объектов не вызывает сомнений. Подобно медицинской экспертизе и следственному эксперименту, эти способы могут явиться вспомогательным приемом расследования, ускорить его и тем самым содействовать решению главной задачи правосудия: исключению безнаказанности правонарушений».

 К сожалению, работы Симонова, (а так же таких исследователей , как -Воронин, Злобин, Яни и др.) в начале 70-х годов в очередной раз подверглись яростным нападкам со стороны тех же оппонентов, которые критиковали данный метод еще в довоенное время. И проблема испытаний на полиграфе исчезла со страниц отечественной научной печати еще на 10 лет.

Таким образом, в СССР, становление метода инструментальной «детекции лжи» прошло тот же мучительный путь, что кибернетика и генетика. До конца 60-х годов прошлого века он так же был отнесен к «продажным девкам империализма» и трактовался официальной наукой только как варварский метод эксплуатации трудящихся и ущемления их политических свобод.

 И только в 60-х годах начинает формироваться иная позиция в отношении испытаний на данном приборе, призывавшая правоведов, юристов, криминалистов, психологов, прекратить голословно и бездоказательно объявлять данный метод антинаучным и реакционным.

Существенно изменилось положение в этом вопросе в 90-е годы. В марте 1993 года Генеральная прокуратура и Министерство юстиции России открыли путь применению психофизиологического метода «Детекция лжи» в деятельности федеральных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Пожалуй, один из самых значимых вкладов в процесс широкого признания данного метода в России был внесен Холодным Ю.И. (полковник ФСБ, доктор юридических наук, начальник отдела института криминалистики ФСБ России).

 По мнению Ю.И. Холодного, история психофизиологического метода «детекции лжи» в России прошла ряд этапов. На смену быстротечному первому этапу зарождения этого метода, завершившемуся к началу 30-х годов, пришел длительный, исчисляемый де­сятилетиями второй этап — этап резко негативного отношения к полиграфу.

На рубеже 60-70-х годов начался третий этап истории метода «детекции лжи» — этап не афишируемого в средствах массовой информации, серьёзного изучения естественно-научной природы и прикладных возможностей использования полиграфа. Этот этап завершился убедительным подтверждением эффективности проверок на полиграфе при решении прикладных задач по обеспечению государственной безопасности.

Четвертый этап истории полиграфа в России — легализация опросов с использованием полиграфа — начинается в 90-е годы, когда проверки с помощью этого прибора «вышли из подполья» и официально получили «право гражданства» в рамках «Закона об Оперативно розыскной деятельности».

Ю.И. Холодный делает следующий вывод – «Оценивая события последних лет, можно сделать предположение, что история полиграфа в России вступает в свой следующий этап широкого признания и внедрения метода ОИП в различные сферы деятельности государства и общества».

В настоящее время в нашей стране практически все правоохранительные структуры и спецслужбы используют в своей работе полиграф. В Москве, С-Петербурге и других крупных городах солидные фирмы, особенно банки, обязательно имеют штатного специалиста в области полиграфных проверок.

 

Продолжение следует.

Варламов В.А. Детектор лжи | Всеукраинская Ассоциация Полиграфологов (ВАП)

 Варламов В.А.

Детектор лжи

ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕТОД БOPЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

ОТ АВТОРА

В условиях социально-экономического преобразования общества, формирования правового государства борьба с преступностью требует использования, наряду с уже известными методами раскрытия преступлений, внедрения новых достижений науки и техники. Как правило, пре­ступники тщательно готовят преступление, принимают меры к сокрытию его следов. Нередко, совершая тяжкое преступление, его организаторы обеспечивают глубоко продуманные алиби, чтобы увести следствие с правильного пути, и тем самым уйти от ответственности за совер­шенное преступление.

Одним из методов, эффективно используемых в борь­бе с организованной преступностью, является полиграф (детектор лжи). Обследование на нем дает возможность выявить не только причастность (или непричастность) опрашиваемого к совершенному преступлению, но и оп­ределить его роль в преступной цепи, установить организаторов, определить тактику совершения преступления, найти вещественные доказательства и т. д.

Становление нового в любой общественной формации происходит всегда болезненно. Не исключение составля­ет и Россия. Тернист и извилист был путь полиграфа от первых работ Лурия до массового применения в ГУВД Краснодарского края. Во всех случаях в основе внедрения новых технологий стоит незаурядная личность, раньше остальных доказавшая необходимость его внедрения. Та­кими личностями, которым во многом обязан полиграф в России, являются А.Г.Сапрунов и С.В.Игнатов. В декабре 1993 года, когда слово «полиграф» в лучшем случае вызывало недвусмысленную улыбку у окружающих, Александр Георгиевич Сапрунов провел первое совещание руководителей Главка и подразделений ОВД края по вопросам использования полиграфа в раскрытии преступлений. В марте 1994 года в Краснодарском крае появились первые компьютерные полиграфы, а в апреле проведены первые в России курсы по подготовке специалистов для работы на них. При отсутствии необходимой правовой базы это был смелый поступок, повлекший массу нареканий в адрес А.Г.Сапрунова.

Понимая, что один полиграф никогда не решит зада­чи снижения уровня преступности в крае, он поставил задачу сделать их применение массовым и успешно ре­шил ее. Практически полное отсутствие правовой базы сильно тормозило внедрение полиграфа в правоохрани­тельных органах России. Эта задача была решена С. В.Иг­натовым. Усилием Сергея Викторовича полиграф не стал запретным плодом. Прокуратура России после долгих пре­пирательств вынуждена была признать полиграф, как ре­альное средство, способствующее раскрытию преступле­ний. В России появилась первая инструкция: «О порядке использования полиграфа при опросе граждан», утверж­денная приказом и.о. министра Е.Абрамовым. Несмотря на еще пока существующее недоверие к полиграфу от­дельных руководителей МВД России, полиграф уверенно стал внедряться в практические подразделения, оказывая неоценимую услугу в раскрытии преступлений.

Пять лет использования полиграфа — ничтожно ма­лый период в истории, но в России уже есть свои лидеры.

Николаева И.Н., Зубрилова И.С., Коровин В.В. и др., про­ведшие от 300 до 600 обследований. Пройдут годы, и эти цифры будут вызывать улыбку у читателя. Но это будет потом, а сейчас они ведущие специалисты в России, пер­вые сделавшие полиграф частицей своей жизни. Они наша действительность, они наша история. Мы стоим на пороге массового использования полиграфа в России. Понима­ние необходимости его использования выйдет за преде­лы Краснодарского края и станет достоянием многих ре­гионов.

Но эффективность полиграфных проверок не может быть решена одним увеличением количества полиграфов. Ведущим звеном в этом процессе является уровень подго­товки специалистов полиграфа, качество их работы. К сожалению, на сегодняшний день в России нет учебников для специалистов полиграфа, что значительно затрудня­ет их подготовку. Это послужило причиной создания дан­ной книги. В нее вошел опыт почти 3000 полиграфных проверок, сделанных автором с мая 1961 года, а также опыт ряда отечественных и зарубежных специалистов (по­собия Клива Бакстера, Килеровского полиграфического института, школы Дона Костелло).

Создание данного учебника было бы невозможно без активной помощи специалистов различных Управлений МВД России. Автор благодарит своих друзей и коллег Сапрунова А.Г., Николаева С.Л., Николаеву И.Н., Труфанова А.А., Варламова Г.В., оказавших практическую помощь на этапе подготовки и издания рукописи. Книга написана по заказу и при активной помощи ГУВД Красно­дарского края.

В. А. Варламов

 

Г л а в а I. ДЕТЕКТОР ЛЖИ. НЕКОТОРЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

ИСТОРИЯ ПОЛИГРАФНЫХ ПРОВЕРОК

Ложь и правда — взаимоисключающие социальные по­нятия, появление которых было обусловлено необходимо­стью коллективного общения людей. На заре первобытнообщинного строя, когда каждый член общины должен был выполнять определенную полезную работу для пле­мени, «эффективность» его деятельности определялась тремя факторами: умением и физической подготовкой, личным желанием (уровнем мотивации), а в экстремаль­ных условиях — элементами смелости (трусости). При «до­машних разборках» добросовестность деятельности от­дельных членов племени определял вождь племени. Эле­менты трусости, приводящие к гибели членов племени, карались смертью или изгнанием из племени, что, в конечном итоге, было одним и тем же. Жестокость на­казания заставляла провинившегося использовать все средства для своей защиты, включая ложь. Вот тогда и возникла необходимость дифференцировать ложь от правды. Таким образом, потребность в «детекторе лжи» возникла тогда, когда коллективная деятельность стала реальностью, когда судьба одного человека стала зависеть от добросовестности другого.

В глубокой древности на Востоке в качестве детектора лжи широко использовалась рисовая мука. В основе данного метода лежали наблюдения древнего человека, заметившего, что в период сильного страха во рту пре­кращается выделение слюны. Для оценки этого состояния в рот подозреваемого вкладывалась рисовая мука, и, если через определенное время она оказывалась сухой, то подозреваемого считали виновным. Данное «техническое средство» являлось более совершенным для детекции «лжи», чем субъективная оценка вождя племени. В то же время сухость во рту может быть вызвана не только бо­язнью расплаты за совершенное преступление, а просто страхом, вызванным боязнью самой процедуры.

Более «информативным» был детектор лжи с исполь­зованием осла. Это упрямое животное за тысячелетие своего существования и не предполагало, что человек отведет ему роль определителя лжи и правды. Процеду­ра «тестирования» заключалась в следующем. В полутем­ном помещении привязывали осла, предварительно сма­зав ему хвост сажей. Подозреваемому давалось задание: зайти в помещение и погладить осла по хвосту. Если осел закричит — значит «обследуемый» виновен.

Создатели данного «детектора лжи» были убеждены, что человек, совершивший преступление, побоится гла­дить осла, — вдруг он закричит, и не тронет его, следова­тельно, руки его будут чистые.

Более жесткий способ дифференциации правды от лжи использовали в древней Спарте. Спартанские юноши, прежде, чем попасть в специальные школы, проходили определенный отбор. Юношу ставили на скале над обры­вом и спрашивали, боится ли он. Ответ всегда был отри­цательный. Но правду или ложь сказал опрашиваемый, определяли по цвету лица. Если юноша был бледен — то он лгал. Данный тип реакции, по убеждению спартанцев, говорил о том, что юноша в бою не может быть ловким и сообразительным и его сбрасывали со скалы. Много­летние наблюдения помогли спартанцам сделать справед­ливый вывод: человек, бледнеющий от страха, не может быть хорошим воином.

В Древнем Риме этим же методом отбирали телохра­нителей. Кандидату задавали провокационные вопросы. Если он краснел, его брали в охрану. Считалось, что если человек краснеет от провокационных вопросов, он не бу­дет участвовать в заговорах.

В африканских племенах при определении «виновно­го» использовали свой определенный метод. Колдун со­вершал свой танец вокруг подозреваемых, интенсивно обнюхивая их, и по интенсивности запаха пота делал заключение, кто из «подозреваемых» виновен в соверше­нии расследуемого преступления.

На ближнем востоке еще в глубокой древности в каче­стве «детектора лжи» использовали показатели пульса по­дозреваемого. В качестве информативных признаков брались изменения в частоте пульса и особенности кровена­полнения артерии (пульсации). Метод использовался для выявления неверных жен и установлении личности любовника. Методика проверки была предельно проста. Специально тренированный человек прикладывал палец к артерии, а далее подозреваемой задавались вопросы с именами мужчин, теоретически могущих вступить в ин­тимную связь с подозреваемой. Когда произносилось имя любовника, то в результате сильного эмоционального на­пряжения подозреваемой у нее резко изменялись как ча­стота пульса, так и кровенаполнение артерии и поэтому судили о виновнике. В дальнейшем этот метод использовался и для решения других задач, при необходимости оп­ределить степень искренности того или иного человека. Использованная нашими далекими предками методика тестирования впоследствии стала «поисковым методом» и в настоящее время широко используется в практике де­текции «лжи».

Был опыт использования тремора для определения причастности подозреваемых в совершении преступлений. Подозреваемым давали в руки очень хрупкое яйцо птицы и проводили допрос на предмет совершения ими противо­правного действия. У кого скорлупа яйца лопалась, того и считали причастным к расследуемому преступлению.

В период от первобытнообщинного строя до более позднего каменного и бронзового веков, низкий уровень цивилизации не мог способствовать созданию «мощных технических средств» для определения участия подозре­ваемого в преступления. Уровень цивилизации, эпоха, в которой она существовала, накладывали отпечаток на системы получения информации о «правде» и «лжи» чело­века. Только в конце 18-го века были созданы условия для развития технических средств, впоследствии полу­чивших название детектора лжи, вариографа, полигра­фа, разоблачителя лжи, сыворотки правды, измерителя психологического стресса. Последнее название более объективно отражало сущность метода и постепенно завоевывало право на широкое использование в литературе конца 20-го века.

Толчком для развития инструментальной диагностики детекции лжи послужила работа итальянского физиолога А.Моссо (1875 г.). В своих исследованиях он показал, что в зависимости от величины эмоционального напряжения меняется и ряд физиологических показателей. Им было установлено, что давление крови в сосудах человека и частота пульса меняются от изменения эмоционального состояния испытуемого.

В дальнейшем материалы этих экспериментов были опубликованы в его монографии «Страх». В 1895 году итальянский врач-психиатр Л.Ломброзо использовал пер­вый прибор для детекции лжи — гидросфигмометр, который регистрировал у человека изменение давления кро­ви. Через семь лет в 1902 году с помощью инструментальных методик удалось впервые на суде доказать непричас­тность обвиняемого в совершении преступления. Нача­ло двадцатого столетия ознаменовалось всесторонним изучением применения методов инструментальной диаг­ностики в раскрытии преступлений. Повышение точно­сти инструментальной диагностики шло по пути совер­шенствования уже отработанных ранее методик:

1.Плетизмограммы (греч. plethysmus — увеличение, grapho — писать) — метода, при котором регистрируется изменение объема каких-либо частей тела, связанное с кровенаполнением сосудов. Чем больше эмоциональное напряжение, тем выраженное изменение, тем больше крови протекает через кровеносные сосуды.

  1. Сфигмограммы (греч. sphygmos – пульс, пульсация, grapho – писать, изображать) — методики, регистрирую­щие колебания стенок кровеносного сосуда, что позволя­ет определить частоту пульса и с определенной оговоркой состояние системы кровообращения в целом.

В 1914 году итальянец Бенусси использовал прибор для регистрации дыхания при проведении допросов подозреваемых. В качестве информативных показателей использовались частота и глубина дыхания, регистрируемые с помощью прибора «пневмографа». Позже с помощью этого прибора стали определять продолжительность вдоха и выдоха, задержку дыхания на вдохе и выдохе.

Первый полиграф, пригодный для расследования преступлений, был создан Джоном Ларсеном в 1921 году. Данный прибор регистрировал на движущейся бумажной ленте пульс, давление крови и дыхание. Несмотря на свою про­грессивность, он был еще далек от современных полиграфов. Введение канала регистрации кожного сопротивления в 1926 году Л. Килером значительно повысило точность про­гноза при проведении полиграфных обследований.

Полиграф Килера был использован в созданной им Чи­кагской лаборатории расследований преступлений. К 1935 году он обследовал около 2000 подозреваемых в преступ­лениях. Им же впервые была введена 5-канальная регист­рация тремора. Если Ломброзо считается создателем пер­вого полиграфа, то Килер — создатель современного по­лиграфа. На различных этапах совершенствования Килеровского полиграфа отдельные ученые пытались регист­рировать до 19 показателей (дыхание, тремор, частоту пульса, артериальное давление, кожное сопротивление и др.). И тем не менее на конечном этапе современный по­лиграф регистрирует только от 5 до 7 показателей, при­чем 5 из них были введены впервые Килером, и уже даль­нейшее развитие полиграфа шло по пути повышения точ­ности регистрируемых показателей и разработке новых методов тестирования.

В процессе развития полиграфных систем были попыт­ки использовать время реакции для идентификации лжи при расследовании преступлений.вы­явление информативных признаков предлагаемых мето­дик, 2) проверка в реальных условиях раскрытия прес­тупления.

Испытуемым была предложена следующая фабула пре­ступления: «В помещение церкви, взломав оконное стек­ло, незаметно пробрался вор. Он прошел в алтарь, и, ког­да стало совсем тихо, стал осторожно собирать ценные вещи и складывать их в мешок. Он взял золотой крест, золоченые подсвечники, рязы от икон и много других ценных вещей. Забрав все это, он завязал мешок и осторожно скрылся тем же путем, как и пришел». После этого испытуемым давалось задание скрыть информацию о  совершенном преступлении. Во время обследования им предлагалось ответить на список из 70 слов, из которых 10 являлись критическими (алтарь, крест, мешок, золото, икона и т. д.). Испытуемый должен был отвечать любым схожим по смыслу словом, при этом нажимая на определенную кнопку. Было установлено, что у обследуемых, не знавших фабулы преступления, время нажатия кнопки на предъявление значимых вопросов практически не отличалось от времени на нейтральные вопросы, а во второй группе оно значительно возрастало.

С 1927 года аналогичные исследования Лурия стал проводить с подозреваемыми в убийстве. Всего было об­следовано около 50 человек. У всех подозреваемых время нажатия на кнопку при предъявлении значимых вопросов увеличивалось до24%.

Исследования А.Р.Лурия имели большой научный и практический интерес за рубежом. В США даже была из­дана его книга. К сожалению, отечественные ученые, от­ражая веяния советской власти, негативно отнеслись к работе А.Р.Лурия. Так, Н.Полянский писал: «Можно не сомневаться, что опыты профессора А.Лурия представля­ют серьезный научный интерес для психологов, но их значение, как значение других сходных по заданию экс­периментов, в судебно-следственном деле более чем со­мнительно: вернее… каких бы то ни было практических выводов, с точки зрения их применения при расследова­нии уголовных дел, из этих выводов сделать нельзя». (Ци­тируется по книге П.Прукса «Уголовный процесс: науч­ная «Детекция лжи»).

В 1932 году Дэрроу усовершенствовал эту методику, повысив информативность двигательных реакций, но даль­нейшее развитие эта методика не получила. В реальную жизнь стал уверенно входить полиграф, созданный Л.Килером. После 2-й мировой войны значительно расшири­лась область применения полиграфа. В 1945 году амери­канской контрразведкой впервые был удачно использо­ван полиграф для решения кадровых проблем. Формируя администрацию в своей оккупационной зоне, США ста­вил задачу не допустить в администрацию нацистов, во­енных преступников. После проверки претендентов, про­веденной обычными способами, был подключен полиграф. Тщательная полиграфная проверка претендентов выяви­ла среди них большой процент бывших гестаповцев, часть из которых впоследствии была осуждена.

Успех использования полиграфа послужил толчком для создания в центральном разведывательном управлении США отдела, специализирующегося на проведении поли­графных проверок. Через несколько лет правительством США было принято решение о проверке на полиграфе всех сотрудников ЦРУ не реже, чем 1 раз в течение 5 лет.

Впоследствии аналогичные подразделения были созданы в Министерстве обороны. В процессе становления массо­вых проверок в США идеология этого направления меня­лась значительно. В 1985 году получили большой обще­ственный резонанс ошибки, допущенные при проведении полиграфных проверок. Это привело к принятию соот­ветствующего закона, сильно ограничивающего исполь­зование полиграфа в госучреждениях и практически пол­ное его запрещение в частном секторе. Но увеличение хищений 6 частном секторе почти вдвое вынудило прави­тельство в 1988 году разрешить использование поли­графа в частных фирмах. Сейчас количество проверок превысило 4 млн. в год. Что касается силовых структур, то в США все крупные полицейские округа имеют в штате специалистов по проведению полиграфных проверок. По инициативе криминальной полиции ежегодно проводится более 30 тысяч полиграфных проверок.

Вторым крупным государством, активно использую­щим полиграф, является Канада. Близость к США оказа­ла влияние на техническую и методическую базу приме­нения полиграфов, там же проходят подготовку и канадс­кие полиграфисты. В то же время есть и свои отличия. В Канаде полиграф в полиции используется только на эта­пе предварительного следствия.

Япония по количеству подготовленных специалистов занимает 3-е место в мире. Первоначальное обучение экспертов проводилось специалистами армии США в 1950— 51 годах. С 1956 года полиция стала регулярно применять полиграф при расследовании преступлений. При нацио­нальном институте, занимающемся проблемами полиции, создан центр подготовки специалистов для работы на по­лиграфе, там же ведутся разработки теоретических про­блем. Широко используется полиграф в Израиле, Юж­ной Корее, Польше, Чехословакии, Турции. В Австрии и Германии полиграф запрещен;

Вообще же полиграфные проверки проводят в более чем 56-ти странах мира.

 


Независимая экспертиза на полиграфе (детекторе лжи). Стоимость. Примеры.

Экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) − это одна из современных разновидностей психофизиологической экспертизы.

Экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) — довольно новый метод исследования в России. Большинству граждан он знаком по зарубежным кинофильмам и детективным книгам, да и воспринимается он не всегда всерьез, в то время как в странах Западной Европы и Америке он уже давно зарекомендовал себя и применяется достаточно широко. Однако в России официальный статус и законодательное наименование («Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа») экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) получила в 2003 году.

Необычность и новизна экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) порождает ряд вопросов. Для начала необходимо пояснить, что такое полиграф (детектор лжи). По сути дела это техническое устройство, используемое для проведения психофизиологических исследований. Полиграф позволяет одновременно фиксировать несколько показателей: верхнее и нижнее дыхание, артериальное давление, пульс, кровенаполнение сосудов, кожно-гальванический рефлекс. В ходе исследования все эти параметры должны быть учтены, иначе экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) будет необъективной.

Круг вопросов, по которым может быть проведена экспертиза на полиграфе (детекторе лжи), достаточно широк. В рамках следствия или суда этот вид экспертного исследования назначается в том случае, если появляются неустранимые противоречия между показаниями участников дела (потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые) и имеющимися уликами. В настоящее время подобные исследования проводятся в рамках уголовных и гражданских процессов, а также по административным правонарушениям. Бытует мнение, что исключительно обвиняемый может проходить экспертизу на полиграфе (детекторе лжи). Однако это далеко не так. Если подозреваемый или обвиняемый отказываются от прохождения экспертизы, то следствие или суд имеют право назначить прохождение экспертизы на полиграфе другим участникам процесса, которые согласны с прохождением данного вида исследования. Важно учесть, что исследование на полиграфе может проводиться исключительно на добровольной основе.

Необходимо отметить, что сейчас подобный вид исследования широко применяется и вне судебной системы. Например, его взяли на вооружение работодатели и зачастую предлагают своим потенциальным или настоящим сотрудникам пройти данное обследование. У претендентов на новое место работы выясняют причины ухода с предыдущего, мотивы к соисканию вакансии, достоверность предоставленных анкетных данных. Действующих сотрудников могут попросить пройти обследование на полиграфе (детекторе лжи) в рамках служебного расследования о разглашении коммерческой тайны, подделке документов, хищении.

Обследование на полиграфе (детекторе лжи) становится востребованным и в частной жизни. Например, один из супругов хочет убедиться в верности другого, или члены семьи желают определить, имеются у одного из них «сомнительные знакомства», игровая зависимость.

Какова методика проведения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Исследование на полиграфе (детекторе лжи) представляет собой безопасную для здоровья человека процедуру, заключающуюся в оценке экспертом-полиграфологом психофизиологических реакций человека на визуальные или словесные стимулы. Те или иные реакции человека, остающиеся у него в памяти, говорят о том, что событие значимо. Если подобное событие фиксируется в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи), а подэкспертный об этом не сказал, следовательно, это может стать основанием, чтобы заподозрить человека в сокрытии фактов.

Продолжительность экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) чаще всего составляет от полутора до трех часов. Во многом это определяется количеством вопросов и задач, поставленных перед специалистом. Помещение, где проводится экспертиза, должно быть звукоизолировано, чтобы подэкспертный не отвлекался. Подэкспертный в любой момент может попросить остановить проведение экспертизы.

Какова методика тестирования в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Экспертиза на полиграфе (детекторе лжи) состоит из нескольких блоков. В первом блоке эксперт и тестируемый обсуждают вопросы, которые будут задаваться впоследствии. Делается это для того, чтобы установить, насколько понятно содержание вопросов тестируемому. Эксперт-полиграфолог подробно объясняет все этапы проверки на полиграфе (детекторе лжи), задает вопросы о состоянии здоровья. Специалиста необходимо предупредить о некоторых заболеваниях, например, о том, что тестируемый страдает нервными или сердечно-сосудистыми заболеваниями. Однако есть ряд противопоказаний для прохождения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи). К ним относятся:

  • психические заболевания;
  • алкогольная и наркотическая зависимость;
  • преклонный возраст;
  • наличие острой боли или сильной усталости;
  • наличие болезней в стадии обострения.

На следующем этапе тестируемому закрепляют специальные датчики, после чего эксперт-полиграфолог задает вопросы. Выделяют три типа вопросов: нейтральные, значимые и контрольные. Первый тип относится к общим вопросам (Вас зовут Иван? Вы родились в России?). Они, как правило, не вызывают каких-либо физиологических реакций и применяются для того, чтобы проверить внимательность тестируемого. Значимые вопросы касаются непосредственно анализируемого события. Контрольные вопросы связаны с анализируемым явлением, но прямо на него не указывают. При проведении экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) вычленяются существенные обстоятельства, определяющие роль подэкспертного в событии (причастно или непричастно лицо к совершению деяния и т.д.). Правильно, если вопрос начинается со слов «слышал ли», «видел ли», «знал ли», поскольку он основан на конкретном действии. Неправильно задавать вопросы оценочного характера или о факте совершения действий кем-то. Формулировка состава преступления, действия не должна присутствовать в вопросе.

На следующем этапе эксперт проводит интерпретацию полиграмм. На данный момент учеными разработано два типа анализа: общий подход и анализ числового выражения. В рамках первого подхода эксперт комбинирует данные тестирования с материалами дела (улики, данные и т.п.). В рамках второго подхода сопоставляются физиологические реакции на значимые и контрольные вопросы. Например, значимый вопрос 2 сравнивается с контрольным вопросом 2. Если в ответах на них нет значимых расхождений, то ответам присваивается категория 0. Если расхождения имеются, то им присваивается категория от 1 до 3 (по степени усиления различий: заметное, сильное и очень выраженное). При более сильной реакции на контрольный вопрос, чем на значимый, категории имеют отрицательное значение (-1, -2, -3). Затем эксперт суммирует полученный результат. При оценке -6 и ниже считается, что тестируемый виновен. При оценке +6 и выше считается, что тестируемый невиновен. Оценка от -5 до +5 говорит о неопределенном результате.

Что представляет собой заключение экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

По результатам исследования специалист-полиграфолог составляет заключение, в котором описывает используемые методы, указывает перечень вопросов, делает выводы. Следователю или человеку, прошедшему данный вид обследования, выдаются полиграмма (распечатка графиков физиологических реакций), тестовые вопросы, видеозапись. Необходимо обратить внимание, что на видеозаписи в кадр одновременно должны попадать обследуемый, эксперт и экран полиграфа (детектора лжи). Видеозапись является неотъемлемым условием проведения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи), поскольку в случае возникновения спорных ситуаций другой специалист-полиграфолог может оценить корректность проводимой экспертизы, обоснованность сделанных ранее выводов.

Кто может наблюдать за проведением экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Во время проведения данного исследования в кабинете могут находиться не только обследуемый и эксперт-полиграфолог, но также следователь, что предусмотрено статьей 187 уголовно-процессуального кодекса. Присутствие третьих лиц в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи), может изменить психофизические реакции, и результаты исследования будут неточными.

Какова законодательная база для экспертизы на полиграфе (детекторе лжи)?

Как и любой другой вид экспертной деятельности, требования к психофизиологическим экспертизам определяются ст. 8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В частности, данная статья говорит, что экспертные действия должны быть основаны на научно обоснованных и апробированных в реальной практике методах.

Право запросить в отношении себя проведение экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) дается частью 2 статьей 45 Конституции Российской Федерации.

Деятельность специалистов в рамках экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) определяется следующими статьями в законодательстве:

  • Статья 71 («Отвод специалиста») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 80 («Заключение и показания эксперта и специалиста») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 194 («Проверка показаний на месте») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 204 («Заключение эксперта») Уголовно-процессуального кодекса РФ.
  • Статья 27.7 («Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся на лице») Кодекса об административных правонарушениях.

Требования, предъявляемые к специалистам-полиграфологам, изложены в следующих государственных документах:

  • «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (утверждено Министерством образования РФ 5 марта 2004 года).
  • «Специалист по проведению инструментальных психофизиологических опросов» (утверждено Министерством образования РФ 4 июля 2001 года).

Приказ Министерства юстиции «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» (редакция от 9 марта 2006 года), где в пункте 20 значится раздел психологическая экспертиза, а экспертная специальность именуется как «исследования психологии и физиологии человека».

Результаты данного вида экспертизы принимаются в качестве доказательства в суде. Об этом свидетельствуют также следующие документы:

  • Информационное письмо прокуратуры города Москвы № 28-05/06-06 «О проведении психофизиологических экспертиз» (от 16 ноября 2005 года) сообщает о практике применения полиграфа (детектора лжи) в уголовной практике, а также дает рекомендации относительно проведения экспертизы на полиграфе (детекторе лжи).
  • Практика применения полиграфа описана в информационном письме (№ 28-15-05 от 14 февраля 2006 года) Генеральной прокуратуры. В указанном документе говорится о положительных примерах использования полиграфа (детектора лжи).

Важно помнить, что инициатором экспертизы на полиграфе (детекторе лжи) может выступать адвокат одной из сторон. Основанием для адвокатского запроса на проведение подобного исследования является п.1 ч. 3, ст. 86 и п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (от 31 мая 2002 года). После получения заключения специалиста, оформленного в виде суждения, следствие или суд могут допросить эксперта-полиграфолога в качестве свидетеля.

История изобретения детектора лжи и его развития

Каждый из нас, хоть раз в жизни задавался вопросом: «Лжет мне собеседник или говорит правду?», или «Как солгать так, чтобы мне поверили?». Отвечая на последний вопрос, можно придумать целый комплекс уловок, обходных путей. Ответить на первый вопрос гораздо сложнее. С целью выявить и зафиксировать обман и был разработан прибор — полиграф, получивший в 20-х годах двадцатого века с легкой руки журналистов название «детектор лжи».

Проблема обнаружения лжи существует столько же, сколько существует и сам человек. Ещё в глубокой древности правители народов и их суды прибегали к различным способам уличить лжеца и, тем самым, установить истину. Исторические хроники и литературные памятники свидетельствуют, что для этих целей были выработаны сложные ритуалы и изощренные ордалии (т.е. «суды божьи»).

Например, составленное в XI веке при князе Ярославе Мудром первое собрание гражданских уставов Древней Руси, получившее название «Русской Правды», разрешало применение ордалий в тяжбах между гражданами, указывая, что «истец может… требовать, чтобы ответчик оправдался испытанием железа,… а ежели иск стоит полугривны … менее, то испытывать водою». Комментируя средневековый свод российских законов, историк Н. М. Карамзин отмечал, что «древние россияне, подобно другим народам, употребляли железо и воду для изобличения преступников — обыкновение безрассудное и жестокое… Обвиняемый брал в голую руку железо раскаленное или вынимал ею кольцо из кипятка, после чего судьям надлежало обвязать и запечатать оную. Ежели через три дня не оставалось язвы или знака на её коже, то невиновность была доказана. Ум здравый … не могли истребить сего устава языческих времен… Народ думал, что богу легко сделать чудо для спасения невиновного; но хитрость судей пристрастных могла обманывать зрителей и спасать виновных».

Есть основания полагать, что подобные варварские методы установления истины были распространены не только на Руси, но и в иных государствах средневековой Европы: применение «судов божьих», в частности, было зафиксировано не только в древнерусском, но и в древнегерманском праве. Ордалии имели место также во внеевропейских культурах и сохранялись на протяжении веков: в начале нынешнего столетия исследователи отмечали, что «ещё сейчас встречаются ордалии… в Непале и у различных народностей Африки, например, в Сенегалии и в других местах».

Однако история донесла до нас и иные, менее жестокие способы поиска истины.

В далекие времена было подмечено, что при допросе человека, совершившего преступление, переживаемый им страх перед возможным разоблачением сопровождается определенными изменениями в его физиологических функциях. В частности, в древнем Китае подозреваемый в преступлении подвергался, например, испытанию рисом: он должен был набрать в рот горсть сухого риса и выслушать обвинение. Считалось, что если рис оставался во рту сухим (от страха разоблачения приостанавливалось слюноотделение), то вина подозреваемого была доказанной.

Аналогичным по своей сути являлось испытание, применявшееся в древней Индии, когда «подозреваемому называли нейтральные и критические слова, связанные с деталями преступления. Человек должен был отвечать первым, пришедшим ему в голову словом и одновременно тихо ударять в гонг. Было отмечено, что ответ на критическое слово сопровождался более сильным ударом». Упоминания о подобных процедурах встречаются у самых различных народов, живших в разные времена и в разных частях света. Известно, что такие испытания практиковались, например, в средневековой Англии и, пережив века, встречались в изолированных культурах примитивных племен ещё в середине XX столетия.

Изобретение детектора лжи

В первые годы XX века аппаратурный метод «детекции лжи» привлёк определенное внимание некоторых ученых в различных странах, однако выполненные Чезаре Ломброзо первые опыты прикладного применения этого метода на протяжении двух десятилетий оставались уникальными и не находили последователей. Метод погрузился в «инкубационный период» лабораторных изысканий.

Среди ученых того времени особо следует отметить американского психолога и юриста Вильяма Марстона, который в 1913 году начал планомерные научные исследования аппаратурного метода «детекции лжи». В годы первой мировой войны, когда борьба с немецкими шпионами приобрела особую остроту, национальный исследовательский комитет США сформировал группу психологов (в её состав был включен В. Марстон), которой было поручено оценить возможности известных методов «детекции лжи» для решения контрразведывательных задач.

Проведя соответствующие исследования, указанная группа пришла к выводу, что наиболее эффективным из существовавших в тот период методов является так называемый «тест выявления лжи при помощи артериального давления» («bloodpressure deception test»), разработанный В. Mapстоном в Гарвардской психологической лаборатории. Результативность этого теста достигала 97 %.

Начало применения полиграфа на практике

Помимо В. Марстона, активно работавшего в данной области и в 1923 г. впервые представившего в суде результаты проверки на полиграфе в качестве доказательств, значительный вклад во внедрение психофизиологического метода «детекции лжи» в практику раскрытия преступлений внес офицер калифорнийской полиции Дж. Ларсон: ознакомившись с разработанным В. Марстоном «blood pressure deception»- тестом, он с 1921 года стал применять этот метод в деятельности возглавляемого им полицейского управления. Будучи творческой личностью, Дж. Ларсон разработал первый портативный прообраз современного полиграфа: созданное им устройство обеспечивало непрерывную одновременную регистрацию кровяного давления, пульса и дыхания. С помощью этого аппарата было проведено большое количество проверок лиц, подозревавшихся в уголовных преступлениях, и была зафиксирована высокая точность результатов испытаний.

В те же 20-е годы под руководством Дж. Ларсона начал свою деятельность Леонард Килер, который сыграл решающую роль в развертывании психофизиологического метода «детекции лжи» в США. Он сконструировал первый полиграф — «детектор лжи» специально предназначенный для выявления у человека скрываемой информации (1933 г.), разработал первую методику проверки с помощью «детектора лжи» (1935 г.), основал первую фирму для серийного выпуска этих приборов и первую школу по подготовке специалистов в данной области. Именно Л. Килеру принадлежит приоритет внедрения полиграфа в систему отбора кадров и профилактику правонарушений в сфере бизнеса.

Серийный выпуск детекторов лжи

К концу 30-х годов в США три фирмы наладили серийный выпуск «детекторов лжи», около сотни полицейских подразделений в двадцати восьми штатах страны активно использовали эти приборы в своей работе, а десятки банков и коммерческих фирм северных штатов внедрили полиграф для проверки персонала при найме на работу и в ходе служебных разбирательств.

С началом Второй мировой войны Американское психологическое общество предпринимает специальное исследование для оценки надежности применения проверок на полиграфе в интересах государства. Проведя тщательный анализ достигнутого на тот момент уровня развития «технологии» проверок на полиграфе и практики применения этого метода в правоохранительных целях и в бизнесе, исследовательский комитет констатировал, что «методы детекции лжи разработаны в достаточной мере, существуют необходимые технические средства и имеется в наличии определенное число хорошо подготовленных специалистов.

Из перечисленных трех факторов наиболее важным является человеческий, так как именно от него зависит успех или неуспех усилий по детекции лжи. При наличии компетентного специалиста результаты проверок на полиграфе оказываются весьма полезными. Когда такие специалисты отсутствуют, применение метода и аппаратуры не должно осуществляться».

В итоге применению этого метода в интересах государственных органов США был дан «зеленый свет», и в начале 40-х годов он стал применяться в целях защиты государственной тайны. «Детектор лжи» был применен для проверки персонала, работавшего над созданием атомной бомбы в исследовательском центре Оук-Ридж. Эти проверки на полиграфе выполняли (по контракту) специалисты одной из частных фирм.

Детектор лжи в СССР

Заметное развитие аппаратурного психофизиологического метода детекции лжи в США не осталось без внимания, и в 20-е годы интерес к выявлению у человека скрываемой им информации с помощью лабораторных приборов появляется сразу в нескольких странах. В частности, в СССР психолог Александр Романович Лурия (позднее – академик АПН СССР) совершенствовал весьма популярный в экспериментальной психологии тех лет ассоциативный метод и, работая в специальной лаборатории при Московской губернской прокуратуре, применил разработанный метод для выявления скрываемой информации у лиц, совершивших тяжкие преступления.

Александр Лурия в 20-х годах прошлого века разработал методику, позволяющую зафиксировать возникновение эмоциональных состояний в динамике речевых и двигательных процессов человека даже в тех случаях, когда он пытался скрыть испытываемое им эмоциональное напряжение.

Человеку, подозреваемому в преступлении, предъявляли слово и требовали отвечать первым пришедшим на ум словом. Одновременно с ответом испытуемый давил рукой на резиновую грушу. Адресованные ему слова были как нейтральными, так и имеющими эмоциональный подтекст. Когда стимул вызывал какие-то скрытые переживания, фиксировалась задержка словесной и двигательной реакции.

В 30-е годы все работы по применению детекторов лжи в СССР были прекращены. Полиграф был объявлен лженаучным экспериментом с эмоциями допрашиваемого. Возобновились они лишь в 60-е годы, а в 70-х были свернуты вновь.

Продолжали интересоваться этой тематикой только спецслужбы, которые подробно анализировали опыты применения полиграфа в США. Они же создали в середине 80-х годов первые образцы отечественного компьютерного полиграфа. И хотя российский суд не признает в качестве доказательств результаты обследований на полиграфе, сотрудники МВД используют его в своей оперативно-розыскной деятельности.

Современный полиграф

Современный полиграф представляет собой компьютер, к которому подключены датчики. С их помощью происходит измерение и фиксирование ряда физиологических показателей, относящихся к деятельности вегетативной нервной системы. Достоверность полиграфа напрямую связана с количеством фиксируемых параметров: чем больше, тем достовернее. При принятии решения учитывается весь их комплекс в совокупности с индивидуальными особенностями испытуемого.

Специалисты знают, что нет прямой связи между физиологическими показателями и искренностью человека. «Детектор лжи» регистрирует степень волнения проверяемого, но не в состоянии определить истинную причину фиксируемых прибором изменений. Решающее слово всегда остается за полиграфологом.

Обмануть детектор лжи. Вся правда о полиграфе

О тонкостях работы с полиграфом рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного комитета Александр Езапчук.

Что такое детектор лжи и где его используют? Стоит ли бояться полиграфа, как его называют профессионалы, и принимают ли результаты такой проверки в суде? 

Об этом корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Владислав Беляков расспросил эксперта Следственного комитета Александра Езапчука.

«Можно ли обмануть детектор лжи?».

«Если правильно подобрана методика и правильно подобраны вопросы, легко можно увидеть, обманывает он в целом или нет. Кто может обмануть — есть одна категория людей, это разведчики, которые выезжают за границу. А за границей полиграф везде, в любом уважающем себя управлении. И вот там задают вопрос: «вы работаете на разведку России?». Ну представьте — неподготовленный человек, его сразу выявят. Подготовиться надо годика полтора-два, чтобы концентрация была. Ну проходят, ничего, и работают».

«Предположим, человек говорит правду. Но он очень сильно волнуется. Полиграф может показать, что человек лжет?».

«Существует так называемая предтестовая беседа, где ему нужно объяснить, что волнения не приведут ни к чему хорошему. Если он неадекватен, то я прощаюсь с ним и говорю. Поспите, поешьте и приходите к мне нормальным человеком».

«Закон предусматривает добровольное прохождение этой процедуры. Никто не вправе обязать человека проходить полиграф. Правильно я понимаю?».

«Правильно! Любое обследуемое лицо, независимо от того, проходит оно по уголовному делу или при кадровой проверке, оно вправе отказаться от прохождения тестирования на любой его стадии».

«Равно как и сам попросить о прохождении полиграфа?».

«Да».

«В России исследования на детектор лжи суды пока не принимают как безусловные доказательства. Но постепенно все идет к этому».

«Сейчас принимают — неохотно, конечно, но принимают, и выносят положительные решения некоторые суды о том, что полиграф сыграл роль в изобличении того-то, того-то, того-то».

«Может быть, какой-то пример привести?».

«Было на Выборгской таможне. Дальнобойщик. Они собрались, выпили. Их 3-4 человека, группа. Один из них нанес так сильно удары, что другой человек — эстонец — скончался. Вот ко мне привели его на полиграф. Первый день я его посмотрел. Он прямо отказывался и все, а у него реакции были. Но я сначала до конца этого не понял. Я не был уверен. Я говорю: завтра вы придете, и мы с вами еще раз поработаем. «Вы согласны?». «Да, согласен». И вот под видео он рассказал, что он все, виновен.Он говорит: вы меня замучили в первый раз. Ну не хочу я дальше такого испытания, поэтому я сознаюсь во всем».

«Детектор лжи, полиграф. Как правильно его называть и почему называется именно так?».

«Если по правилам, он называется компьютерный полиграф. У него есть такое название красивое, «Диана-4». Прибор медико-биологического класса, в обиходе его называют «детектор лжи».Он не видит ни ложь, ни правду. Он видит, как человек реагирует на эти вопросы.

Может измениться дыхание, может измениться давление. Или кожно-гальваническая реакция — потоотделение. прибор считывает его реакцию. Но не ложь и не правду».

«Детектор лжи не врет?».

«Это исключено! Подстроить его нельзя».

«Детектор лжи сегодня повсеместно используют для съемок различных телешоу. Зрители очень большой интерес к этому проявляют. Скажите, насколько это законно?».

«Мне непонятно немножко, как там работает детектор лжи. Он работает против правил, по которым я работаю. Предъявление таких вопросов неожиданных — это, во-первых, реакция человека совершенно иная. Второе — в зале присутствует очень много людей. Это отвлекает! Ну, представляете, сейчас я буду работать, и вы здесь будете присутствовать. Да он на вас будет больше смотреть, что вы там делаете».

Подписывайтесь на нас:

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Исследования Экспертиза с помощью полиграфа Проверка на детекторе лжи Центр психофизиологических исследований и экспертиз г. Нижний Новгород

 

 

Наши эксперты проводили тестирование для программы «Пусть говорят» эфир 26.01.2017г.

 

Полиграф часто также называют детектором лжи, хотя это не совсем точное название. Полиграф представляет собой комплекс датчиков и компьютер, оснащенный специализированным программным обеспечением, с помощью которых квалифицированный специалист определяет степень достоверности информации, которую ему сообщает опрашиваемый человек. Именно поэтому проверки на полиграфе используются там, где возникает необходимость получить достоверную информацию, узнать причастность или непричастность.

Все чаще говорят о том, что проверки на полиграфе станут еще одним обязательным пунктом при приеме человека на высокооплачиваемую работу. Использование полиграфа позволяет работодателю лучше узнать того, кого он принимает на работу (кто уже работает в компании) и быть уверенным в минимальных рисках для своего бизнеса. Опрос при помощи полиграфа проводится с добровольного письменного согласия того, в отношении кого проводится процедура.

Использование полиграфа

Проверка с полиграфом является комплексной психофизиологической процедурой, основная задача которой — оценка достоверности информации, представленной опрашиваемым лицом. При проведении опроса, прибор фиксирует физиологические реакции человека в момент его ответа на конкретные вопросы. Тестирование направлено на поиск однозначной информации в человеческой памяти: совершал или нет человек какое-либо действие. Если да, то память сохранит это и отложит след. Таким образом, задача обследования с использованием полиграфа состоит в том, что бы определить, владеет ли обследуемой этой хранящейся в памяти информацией или нет. И чем важнее она для него на момент обследования, тем больше его стресс при попытке такие данные скрыть. Поэтому полиграф так эффективен в тех случаях, когда испытуемый осознает возможность разоблачения и последующее наказание. Это повышает точность проверки  и достоверность полученных результатов.
 

Зачем проверять персонал на полиграфе?

 

Плюсы данного вида сотрудничества:

 1. Значимое сокращение потерь предприятия, происходящих по вине персонала;

2.  Предупреждение и профилактика противоправных действий персонала, за счет регулярного систематического контроля;

3. Получение подробной информации о работе персонала;

4. Возможность правильной расстановки кадров в зависимости от уровня риска и компетентности сотрудников;

5.   Уменьшение «текучести» персонала;

6. Снижение разнообразных рисков;

7. Оперативное получение информации в случае внутри служебных расследований.

Основные преимущества методики проверки кадров с помощью полиграфа:

  1. Всплывает информация, которую невозможно получить с помощью стандартных методов проверки;
  2. Получение интересующей работодателя информации происходит с минимальными временными, материальными и людскими затратами;
  3. Подбор соискателей на должность, проводимый при помощи полиграфа — один из самых быстрых, не дорогих и эффективных способов проверки кандидатов;
  4. При проверках на полиграфе кандидаты и работники предоставляют более полную и правдивую информацию о себе так как знают что будут разоблачены.

                                      P.S.

Можно много думать о применении полиграфа при проверках персонала, но одно можно сказать точно: применение полиграфа при проведении проверок (будь это скрининговые проверки(прием на работу) или проверки работающего персонала) в любом случае вызывают подъем работоспособности у персонала и снижение рисков от краж. После прохождения тестирования сотрудники становятся более дисциплинированными и покладестыми, остерегаются совершать действия, которые принесут вред организации, показатели финансовых потерь заметно падают, что позитивно сказывается на прибыли.

Как работают детекторы лжи | HowStuffWorks

Часто люди, которым проводят проверку на полиграфе, используют определенные контрмеры, пытаясь обыграть инструмент. Существуют веб-сайты и книги, которые научат вас, как обмануть полиграф. Вот лишь несколько примеров того, как люди пытаются обмануть устройство:
  • Седативные средства
  • Антиперспирант на кончиках пальцев
  • Клещи, помещенные в обувь
  • Прикус языка, губы или щеки

Идея контрмер — вызвать (или свернуть) определенная реакция, которая исказит результат теста.Субъект может попытаться дать одну и ту же реакцию на каждый вопрос, чтобы экзаменатор не мог выделить вводящие в заблуждение ответы. Например, некоторые люди будут прикреплять прихватку к обуви и нажимать ногой на прихватку после каждого вопроса. Идея состоит в том, что физиологический ответ на тактический прием может преобладать над физиологическим ответом на вопрос, в результате чего ответ на каждый вопрос будет казаться идентичным.

Сдаете ли вы экзамен на полиграфе или не сдадите ли это, часто будет очень мало юридических разветвлений.Часто адвокаты хвастаются тем, что их клиент прошел проверку на полиграфе. Конечно, вы редко услышите о том, чтобы обвиняемый проходил проверку на полиграфе, если он или она его не прошли.

Полиграфы редко допускаются в суд. Нью-Мексико — единственный штат в США, который разрешает открытую допустимость результатов проверки на полиграфе. Каждый другой штат требует соблюдения определенных условий перед допуском к регистрации на полиграфе. В большинстве случаев обе стороны судебного дела должны до начала судебного разбирательства договориться, что они разрешат использование полиграфа.На федеральном уровне критерии приемлемости гораздо более расплывчаты, и допуск обычно зависит от одобрения судьи.

Главный аргумент в пользу допустимости тестов на полиграфе основан на их точности или неточности, в зависимости от того, как вы хотите это рассматривать. «Уровень точности детектора лжи зависит от того, с кем вы говорите о нем», — сказал Хорват. Обе стороны этого аргумента требуют одного и того же исследования, но приходят к совершенно разным выводам.

Закон о защите сотрудников на полиграфе 1988 года

Сотрудники частного сектора не подвергаются проверкам на полиграфе, как сотрудники федерального правительства.Федеральное правительство США является крупнейшим потребителем проверок на полиграфе. Работники частного сектора защищены Законом о защите сотрудников на полиграфе 1988 года (EPPA). Этот закон касается только коммерческих предприятий. Он не применяется к школам, тюрьмам, другим государственным учреждениям или некоторым предприятиям по контракту с федеральным правительством

EPPA предусматривает, что предприятие не может требовать наличие полиграфа перед приемом на работу и не может подвергать действующих сотрудников проверке на полиграфе. Компаниям разрешено запрашивать экзамен, но нельзя принуждать кого-либо к прохождению теста.Если сотрудник отказывается от предложенного экзамена, предприятию не разрешается наказывать или увольнять этого сотрудника на основании его отказа.

«В научном сообществе есть люди, которые смотрят на те же исследования, что и я, и приходят к совершенно другому выводу», — сказал Хорват. «С их точки зрения, они утверждают, что проверка на детекторе лжи, вероятно, дает только около 70 процентов точности и имеет большое предубеждение против правдивых людей. Затем, что говорят сторонники, глядя на то же исследование, они приходят к совершенно другому выводу: То есть точность проверки на полиграфе составляет около 90 процентов.

На федеральном уровне были конкретные судебные дела, которые повлияли на допустимость использования полиграфа. Результаты этих дел неоднозначны: некоторые федеральные округа признали результаты полиграфа, в то время как другие категорически отрицали их. Здесь Вот лишь некоторые из судебных дел, которые повлияли на отношение к полиграфам в судах США:

  • Фрай против США (1923 г.) — Апелляционный суд округа Колумбия США — это первоначальное решение, касающееся научное доказательство и его допустимость в суде.Фрая обвинили в убийстве врача. В то время он взял униграф , предшественник полиграфа. Юниграф измерял только сердечно-сосудистую деятельность тела. Эксперт сообщил, что Фрай правдив, и Фрай настоял на том, чтобы эти доказательства были приняты в суде. Суд постановил, что перед тем, как какие-либо научные доказательства могут быть допущены к рассмотрению в суде, они должны быть сначала приняты научным сообществом. В то время не было проведено исследований на униграфах или полиграфах, поэтому доказательства не были приняты.
  • United States v. Piccinonna (1989) — Апелляционный суд США, 11-й округ — Это решение позволяло признать результаты полиграфа в суде, но только при соблюдении одного из двух требований: либо две стороны в деле соглашаются разрешить это, или судья решает разрешить это на основании критериев, установленных 11-м округом.
  • Дауберт против Merrell Dow Pharmaceuticals (1993) — Верховный суд США — Суд открыл дверь для научных доказательств и предоставил судьям более широкие полномочия относительно того, принимать ли полиграфы.Это относится ко всем федеральным судам, но не применяется к судам штатов, хотя некоторые штаты принимают это постановление.
  • США против Шеффера (1998 г.) — Верховный суд США — Выходя за рамки более широкой темы научных доказательств, это военное дело напрямую касалось полиграфов. Суд вынес решение о том, что президент США имеет исключительное право отказать результаты полиграфа в военных судах, поскольку тестирование на полиграфе является настолько спорным.

Кажется очевидным, что окончательного решения на федеральном уровне не принято.На государственном уровне вопрос о допустимости использования полиграфа обычно рассматривается в индивидуальном порядке. Неопределенность судов проистекает из сомнительной достоверности проверок на полиграфе. Интересно, что самым большим противником допуска на полиграф в суде является федеральное правительство США, которое, как оказалось, является крупнейшим потребителем полиграфических тестов.

Есть еще много вопросов, на которые необходимо ответить, прежде чем полиграфы будут приняты судами и общественностью в целом. Конечно, мы никогда не увидим такого широкого признания.Независимо от того, согласны вы или не согласны с использованием полиграфа, тысячи людей проходят эти тесты каждый год, и их результаты навсегда меняют жизнь многих людей.

Для получения дополнительной информации о детекторах лжи и связанных темах ознакомьтесь со ссылками на следующей странице.

Детектор лжи, Детектор лжи, Проверка на полиграфе, Детектор лжи

Полиграф (детектор лжи) — это научный прибор, способный одновременно регистрировать изменения нескольких физиологических параметров, в то время как субъекту задают ряд вопросов, относящихся к конкретной исследуемой проблеме.Диаграммы, полученные при проверке на полиграфе, интерпретируются полиграфологом.

Полиграф, изобретенный Джоном Августом Ларсоном (1892-1965) в Соединенных Штатах Америки в 1921 году, официально считается одним из величайших изобретений всех времен. Буквальное значение слова «полиграф» — «много писаний» (Polys (греч.) Многие и Grapho (греч.) Пишут).

Проблема обнаружения лжи всегда волновала людей; Следовательно, история полиграфа , также известного как детектор лжи , имеет очень глубокие корни.В древнем Китае сухой рис обычно использовался в качестве детектора лжи. Китайцы считали, что слюноотделение прекращается во время эмоционального беспокойства, например сильного страха. «Эксперт» попросил подозреваемого держать во рту горсть сухого риса, и ему задали ряд соответствующих вопросов. После допроса был исследован рис. Если он был сухим, подозреваемый объявлялся лжецом. Этот способ обнаружения обмана был более продвинутым, чем субъективная оценка подозреваемого вождем племени. Как предполагалось тогда — и в настоящее время подтверждается более свежими данными — нервное напряжение, вызванное лежанием, замедляет или блокирует отток слюны.

Другой, более информативный метод обнаружения обмана с некоторой психологической достоверностью, связан с ослом. Около 1500 г. до н.э. индийские жрецы пропитали хвост осла углеродным остатком от масляной лампы и поместили животное в темную палатку. Подозреваемых отправили в палатку и сказали, что потянув за «волшебный» ослиный хвост, вы обнаружите лжеца (если виновный дернет его за хвост, осел закричит). Когда подозреваемые вышли, священники осмотрели им руки. Те, у кого были чистые руки, не трогали ослиный хвост.Предполагалось, что это произошло из-за опасений многих подозреваемых, что их вина будет раскрыта, что доказывает, что они лжецы. Варианты этого теста также использовали китайцы и арабы.

Более жесткий подход к раскрытию правды применялся в древней Спарте. Прежде чем попасть в некоторые школы, юноши-спартанцы должны были пройти критерии отбора. Молодым людям приказали встать на краю обрыва и спросили, не боятся ли они. Ответ всегда был отрицательным; однако его целостность определялась цветом лица мужчин.Был сделан вывод, что бледные молодые люди солгали и их столкнули со скалы.

В Древнем Риме подобным методом проводился досмотр телохранителей. Кандидатам в телохранители задавали провокационные вопросы. На работу отбирали покрасневших. Считалось, что если человек покраснеет в ответ на провокационные вопросы, он не будет участвовать в заговорах.

Африканские племена применили собственный метод определения виновного. Исполняя особый танец вокруг подозреваемого, колдун интенсивно его обнюхал.«Следователь» сделал вывод о том, совершил ли подозреваемый преступление, на основании сильного запаха (запаха) его тела.

В средние века у подозреваемого собирали показания пульса для определения его или ее вины. Этот метод использовался для разоблачения неверных жен и их любовников. Методика тестирования была очень простой. Обученный человек положил палец на запястье женщины, подозреваемой в супружеской неверности, при этом назвал имена мужчин, которые могли иметь с ней интимные отношения.Пульс испытуемой участился, когда она услышала и, соответственно, отреагировала на имя своего любовника.

В Западной Африке подозреваемых в совершении преступления заставляли держать и передавать друг другу птичье яйцо. Человек, разбивший яйцо, был признан виновным, исходя из того, что виновата его или ее нервозность, вызывающая тремор.

Только в конце XVIII века появились условия, способствовавшие развитию технических средств обнаружения обмана, получивших впоследствии названия: детектор лжи, вариограф, полиграф, монитор эмоционального стресса, децептограф и многие другие.В настоящее время полиграф и детектор лжи — самые распространенные имена в мире.

Самая ранняя попытка научного подхода к разработке диагностических инструментов для обнаружения лжи датируется примерно 1875 , когда итальянский физиолог Анджело Моссо (1846-1910) начал исследования страха и его влияния на сердце и дыхание. Страх быть обнаруженным считался важным элементом обмана. В ходе своего исследования Моссо продемонстрировал, что кровяное давление, объем крови и частота пульса изменяются в зависимости от изменений эмоций испытуемого.По записям пульсации Моссо смог отличить людей, которые боялись, от тех, кто был спокойным. Моссо разработал несколько типов плетизмографов (Plethysmos (греч.) — увеличение, увеличение и Grapho (греч.) — запись, запись) — инструменты для измерения изменений объема внутри органа или всего тела (обычно в результате колебаний объема крови или воздуха, который он содержит).

В 1879 французский специалист по электротерапии, доктор Мари Габриэль Ромен Вигуру (1831-1911) был первым, кто обнаружил феномен, который мы теперь знаем как Электродермальный ответ — явление человеческого тела, при котором тело, в основном кожа, непроизвольно изменяет электрическое сопротивление при приложении определенных внешних раздражителей.Доктор Вигуру описал свое эмпирическое исследование электрических изменений в коже человека в своей статье 1879 года «Sur le Role de la Resistance Electrique des Tissues dans l’Electrodiagnostic».

Среди других выдающихся ученых, внесших свой вклад в исследование электродермальной реакции: грузин — Иван Р. Тарчанов (1846–1908), французы — Чарльз Самсон Фер (1852–1907), немец — Георг Стикер (1860–1960), и швейцарец — Отто Верагут (1870-1944).

Американский психопатолог, психолог и психиатр, влиятельный в начале 20 века, Борис Сидис (1867-1923), также сыграл важную роль в исследовании электродермальной реакции.Доктор Сидис родился в г. Бердичев , Украина, 12 октября 1867 г. в семье украинских евреев и иммигрировал в США в 1887 г. Он преподавал психологию в Гарвардском университете.

В 1908 году доктор Борис Сидис провел «Исследование гальванических отклонений, вызванных психофизиологическими явлениями», опубликованное в «Психологическом обозрении» за сентябрь 1908 и январь 1909 года. Целью исследования было изучить связь эмоций и физиологической активности с ними. гальванометрические прогибы.Они пришли к выводу, что наблюдаемые гальванометрические изменения были вызваны физиологическими процессами, сопутствующими психическим состояниям, вызванным раздражителями. 28 декабря 1909 года доктор Сидис прочитал свою речь «Природа и причина гальванического явления» перед Американской психологической ассоциацией Гарвардского университета.

В 1895 итальянский врач, психиатр и первый криминалист Чезаре Ломброзо (1835–1909) был первым, кто экспериментировал с устройством, измеряющим кровяное давление и пульс, чтобы обнаружить обман у подозреваемых в совершении преступлений, и отметил повышение кровяного давления после уместные вопросы, когда их задают некоторым предметам.Он назвал его Hydrosphygmograph . В 1895 году доктор Ломброзо опубликовал второе издание «Человека-преступника» («Преступник»). В нем задокументировано использование им плетизмографа и сфигмоманометра во время допроса подозреваемых в совершении уголовных преступлений. Семь лет спустя, в 1902 году, впервые в истории суда механическое устройство помогло доказать невиновность обвиняемого в совершении преступления.

Итальянский психолог Витторио Бенусси (1878-1927) из Университета Граца объявил, что лжецов предает их дыхание.Работа Бенусси, описанная в 1914 , отражает еще один шаг к современной технике, использующей изменения дыхания в качестве критерия обмана. Его работа касалась так называемого отношения I / E (отношение вдох-выдох). Бенусси измерял и записывал дыхание с помощью прибора, известного как Pneumograph (Pneuma (Gr) — воздух, дыхание и Grapho (Gr.) — писать, записывать). Бенусси обнаружил, что продолжительность вдоха (I), деленная на длительность выдоха (E), была больше перед тем, как сказать правду, чем после, но соотношение I / E было больше после лжи, чем до лжи.

Первый полиграф (детектор лжи) , подходящий для использования в уголовных расследованиях, был изобретен в 1921 Джоном Огастесом Ларсоном (1892-1965), студентом-медиком Калифорнийского университета и офицером полиции. Департамента полиции Беркли (Беркли, Калифорния, США). Доктор Ларсон, родившийся в Шелборне, Новая Шотландия, Канада, был первым, кто одновременно записал более одного физиологического параметра с целью обнаружения обмана.Доктор Ларсон разработал и использовал непрерывный метод одновременной регистрации изменений частоты пульса, артериального давления и дыхания.

В сочетании со своим полиграфом доктор Ларсон использовал тест / научную процедуру, разработанную доктором Уильямом Моултоном Марстоном (1893-1947) в Гарвардской психологической лаборатории в 1915 году и применявшуюся им в различных областях исследований во время проведения Всемирной конференции. Война I. Доктор Ларсон модифицировал процедуру доктора Марстона и применил ее к полицейской процедуре в полицейском управлении Беркли, начиная с 1921 года.Ларсон разработал методику интервьюирования, названную процедурой R / I (релевантная / нерелевантная). Во время допроса он задавал вопросы, относящиеся к преступлению, и вопросы, которые не имели к нему никакого отношения.

Полиграф, изобретенный доктором Ларсоном в 1921 году, официально считается одним из величайших изобретений всех времен и включен в список 325 величайших изобретений Encyclopaedia Britannica Almanac 2003 года.

Леонард Киллер (1903-1949), родившаяся в Северном Беркли, Калифорния, США, является самым выдающимся полиграфологом всех времен.Проведя более 30 000 проверок на детекторе лжи, Леонард Киллер была одним из ведущих научных криминологов мира, чей вклад в развитие области обнаружения лжи просто неизмерим и бесценен.

В 1925 Леонард Киллер (специалист по психологии Стэнфордского университета, работающая в полицейском управлении Беркли) разработала два значительных усовершенствования полиграфа Ларсона: металлический сильфон (тамбур) для лучшей регистрации изменений артериального давления, пульса и дыхания. шаблонов и кимограф , который позволял протягивать диаграмму под пишущие ручки с постоянной скоростью.

В 1936 Киллер добавил к своему полиграфу третий физиологический компонент — психогальванометр — устройство для измерения изменений сопротивления кожи человека. Эта версия полиграфа Киллера была прототипом современного полиграфа , и поэтому сам Киллер считается «отцом современного полиграфа ». Помимо улучшения работы на полиграфе, Киллер также внесла большой вклад в развитие техники проверки на полиграфе.

Леонард Киллер изобрел знаменитый полиграф Киллера, на который он получил патент в 1931 году. В течение следующих трех десятилетий он стал самым широко используемым полиграфом в мире. Полиграф Киллера активно использовался в Лаборатории по выявлению научных преступлений Северо-Западного университета (Чикаго), которую возглавлял Киллер в период с 1936 по 1938 год. К 1935 году Киллер провела проверку на детекторе лжи примерно 2000 подозреваемых в совершении преступлений.

В 1948 Леонард Киллер основал Киллерский полиграфический институт, расположенный на улице Огайо в Чикаго, — первую полиграфическую школу в мире.В институте подготовлено много выдающихся людей в области полиграфии.

Первое упоминание о применении полиграфа для защиты коммерческих интересов относится к 1923 . Американский полиграфолог доктор Джон Ларсон доказал, что полиграф работает, когда одного студента заподозрили в краже в местном магазине. Владелец магазина знал, что в общежитии живет воришка, но не знал, кто. Доктор Ларсон предложил пройти проверку на полиграфе всем людям, живущим в общежитии; Из 38 обследованных 37 человек прошли проверку на полиграфе.Позже признался тот, кто не прошел испытание.

В 1938 полиграф был впервые использован с целью подтверждения продукта — в рекламном журнале, рекламирующем бритвенные лезвия Gillette. Вышеупомянутый доктор Уильям Марстон принял предложение 1938 года от рекламного агентства Детройта. В рекламе «Детектор лжи раскрыл новые факты о бритье!» Доктор Марстон провел тесты на детекторе лжи на избранной группе людей, которые попробовали Gillette и несколько других брендов бритв.Доктор Марстон заявил в рекламе, что подавляющее большинство предпочитает Gillette.

В 1944 , в парке Папаго, Аризона лагерь для военнопленных , захваченный в плен немецкий экипаж подводной лодки был найден задушенным. Следователи не смогли раскрыть преступление, поэтому Леонард Киллер был вызван полковником Ральфом В. Пирсом, который слышал о его работе. Киллер смогла выбрать семерых заключенных, которые, как сообщалось, затем признались в убийстве и вскоре были казнены. Впечатленный результатом, Пирс купил первый армейский полиграф для Чикагской школы контрразведки.Это стало первым важным применением полиграфа подразделением федерального правительства.

Пирс, Киллер и другие полиграфисты впервые применили полиграф в целях проверки государственной безопасности в августе, 1945 , в Форт-Гетти, Род-Айленд, где несколько сотен немецких заключенных добровольно вызвались работать в полиции с оккупационными силами Германии. Несколько недель проверки на детекторе лжи выявили, что треть группы являются пронацистскими или непригодными по другим причинам.

Успех полиграфа во время и после Второй мировой войны послужил толчком к формированию Полиграфического отдела Центрального разведывательного управления ( CIA ) в 1948 . Правительство США приняло решение проверять всех сотрудников ЦРУ на полиграфе не реже одного раза в пять лет. К середине 1950-х годов полиграф стал неотъемлемой частью процесса проверки ЦРУ. К 1952 году программа ЦРУ на полиграфе действовала во всем мире.

Официально в 1954 году полиграф использовался для общей проверки безопасности только в трех федеральных правительственных агентствах.Все три были секретными оборонными агентствами: Управление оперативных исследований (ORO), ЦРУ и Агентство национальной безопасности (полиграфическое подразделение, основанное в 1951 году). В ORO все новые сотрудники проходят тестирование, а все существующие сотрудники проходят полиграфию дважды в год.

В течение финансового года, закончившегося 30 июня 1963 года, федеральное правительство провело 23 122 проверки на полиграфе, а государству принадлежало 525 полиграфов. Лидерами владения были армия (261 полиграф), флот (86), авиация (72) и ФБР (48).На государственной службе работало 656 уполномоченных операторов полиграфа. На тот момент 24 агентства разрешили использование полиграфа. Цифры не включают использование и владение инструментами ЦРУ (которое отказалось назвать цифры), которое, возможно, было наиболее активным пользователем.

Число полиграфологов, практикующих в США, с годами неуклонно росло: 3000 (1966), 4000 (1979), 6000 (1982), 10000 (1985). В 1982 году около миллиона американцев прошли проверку на полиграфе.По данным Совета полиграфологов, 30% всех претендентов были отклонены проверкой на полиграфе во время проверки перед приемом на работу в 1967 году.

Американец Джон Э. Рид (1910-1982), получивший образование юриста, является одним из мировых лидеров. самые известные полиграфологи и следователи, а также автор нескольких всемирно известных книг по этим предметам. В 1945 Рид разработал Полиграф Рейда . Помимо регистрации артериального давления, пульса, дыхания и GSR, этот новый полиграф зарегистрировал мышечной активности в предплечьях, бедрах и ступнях благодаря металлическим сильфонам, расположенным под руками и сиденьем кресла для полиграфа.Полиграф Рейда был первым прибором, в котором использовался датчик движения для обнаружения движения объекта во время обследования. В 1947 Рид совершил крупный прорыв в технике полиграфа — методику контрольных вопросов Рейда. Он вставил неожиданный вопрос для контроля в релевантную / нерелевантную технику. Поэтому Рейд считается «отцом контроля».

Президент, директор и главный инструктор Школы выявления лжи Бакстера (Сан-Диего, США), Клив Бакстер , внес огромный вклад в развитие психофизиологического обнаружения обмана.В 1960 году Бакстер разработал метод сравнения зон Бакстера . Он также представил квалификационную систему анализа диаграмм , которая стандартизировала анализ диаграмм, сделав его более объективным и научным, чем раньше. Концепции Бакстера получили широкое распространение на практике в области психофизиологического обнаружения обмана во всем мире.

Проверка на полиграфе проводится полиграфологами в частном, правоохранительном и государственном секторах примерно в 90 странах.Наиболее активно полиграф используется в США, Мексике, Израиле, Украине, России, ЮАР, Колумбии, Японии, Южной Корее, Сингапуре, Канаде, Индии, Румынии, Венгрии, Болгарии, Словении, Хорватии, Сербии, Польше. , Чешская Республика, Словацкая Республика, Литва, Турция, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Австралия, Филиппины, Малайзия, Индонезия, Сальвадор, Панама и Гватемала, и это лишь некоторые из них.

Полиграф наиболее активно используется в Соединенных Штатах Америки, где ежегодно проводятся миллионы проверок на полиграфе.Список хорошо известных пользователей полиграфа в США включает: Министерство обороны и его многочисленные следственные органы армии, флота, морской пехоты и ВВС, Агентство национальной безопасности (АНБ), Центральное разведывательное управление (ЦРУ), Секретная служба США, Федеральное бюро расследований (ФБР), Служба внутренних доходов (IRS), Министерство энергетики, Управление по борьбе с наркотиками (DEA) и многие другие разведывательные и федеральные правоохранительные органы. Полиграф также используют государственные и местные правоохранительные органы, У.S. и окружные прокуроры, государственные защитники, юристы, отделы условно-досрочного освобождения и пробации, государственные и частные компании.

Lafayette Instrument Company , расположенная в Лафайетте, Индиана, США, доминирует на международном рынке полиграфов. Компания Lafayette Instrument Company, основанная в 1947 Максом Вастлом (1915–1990), занимается производством полиграфов с 1950-х годов и является безоговорочным мировым лидером в производстве и продаже детекторов лжи.Приборы для полиграфов Lafayette Instrument Company аккредитованы ведущими международными полиграфологическими ассоциациями, и им отдают предпочтение полиграфологи из 90 стран, использующих полиграфы. Под руководством нынешних владельцев компании Кристофера Л. Фосетта, Дженнифер Д. Райдер и Терренса Г. Эчарда, а также бывшего президента Роджера Б. Макклеллана, Lafayette Instrument Company достигла доли мирового рынка полиграфов примерно в 90 %. .Помимо полиграфов, Lafayette Instrument Company также является всемирно известным производителем лабораторного оборудования.

В 1973 г. Lafayette Instrument Company произвела революцию на рынке детекции лжи, создав первый в мире полиграф ( PGS ), воплотивший в себе пожелания всех полиграфологов. В –2007 гг. Компания Lafayette Instrument Company изобрела первый в мире беспроводной компьютерный полиграф (LX5000-SW), а в –2008 гг. разработала ультрасовременный портативный детектор лжи ( PCASS ) для Пентагона.Производимый ими компьютеризированный полиграф LX4000-SW — самый надежный и популярный детектор лжи на планете. Более того, под руководством своего опытного ученого-полиграфолога, которого эксперты окрестили «будущим детекции лжи», компания Lafayette Instrument Company возглавляет создание прогрессивных и достоверных алгоритмов подсчета очков.

В СССР исследования методов психофизиологической диагностики в уголовных расследованиях начались в 1920-х годах.Инициатором этого исследования был советский нейропсихолог, Александр Р. Лурия (1902-1977). Он использовал измерения времени реакции для изучения мыслительных процессов и разработал психодиагностическую процедуру, которую он назвал «комбинированным двигательным методом» для диагностики мыслительных процессов отдельных субъектов.

В СССР первые положительные результаты применения моторного метода на практике были опубликованы в 1927-28 годах. Однако возможность использования этого и других методов в уголовных расследованиях подвергалась критике и неодобрению со стороны советских властей.В результате развитие методов полиграфа было приостановлено на несколько десятилетий.

Исследования в этой области были возобновлены в 1960-х годах, в частности, в двух институтах Академии наук СССР. Среди исследователей, заслуживающих признания, — известный ученый-нейрофизиолог П.В. Симонов, известный разработкой теории эмоций.

Примерно тогда же несколько адвокатов высказались за применение полиграфа в уголовных расследованиях. На страницах прессы во второй половине 1970-х годов появились дискуссии на эту тему, но их результаты снова оказались не в пользу полиграфа.Впоследствии все исследования, проводимые в Министерстве внутренних дел и прокуратуре, были приостановлены.

В начале 1970-х годов опыт применения полиграфа на Западе был проанализирован КГБ. Толчком к этому анализу послужило значительное количество неудач одной из самых мощных спецслужб Восточного блока — восточногерманской STASI. Даже хорошо обученные агенты были разоблачены с помощью детекторов лжи. Об этом сразу стало известно в КГБ.В результате в одном из научно-исследовательских институтов была создана группа по исследованию психофизиологических процессов.

В 1975 по приказу начальника КГБ Юрия Андропова в КГБ было создано специализированное полиграфическое подразделение, которое примерно на пятнадцать лет возглавляли полковник Юрий Азаров и подполковник Владимир Носков. За это время группа доказала эффективность полиграфа, обучила группу профессиональных экзаменаторов и разработала различные виды полиграфов.В середине 80-х группа создала несколько прототипов компьютерного полиграфа.

Несмотря на исследования в области детекции лжи с использованием полиграфа в столице бывшего СССР, это никак не повлияло на развитие психофизиологического детектирования обмана в Украине. Этот факт подтверждают бывшие агенты КГБ. На основании анализа интернет-материалов и информации, полученной из частных источников, 1997 год можно считать годом рождения детектора лжи в Украине .

По сообщению газеты «Сегодня» от 17 октября 1998 г. (№ 203), 15 октября 1998 г. генерал МВД Украины Виктор Александрович Зубчук официально заявил представителям национальных СМИ, что у украинской полиции был детектор лжи. Газета сообщила, что министерство приобрело полиграф в 1997 году, но предпочла не сразу предавать огласке эту информацию. Газета также подтвердила, что полиграф уже использовался СБУ Украины и несколькими коммерческими фирмами.

В мае 1997 Александр Михайлович Волык был первым гражданином Украины, посетившим компанию Lafayette Instrument Company. Этот первый визит привел к созданию украинской фирмы по детекции лжи, ARGO-A , и послужил толчком для развития рынка полиграфа Украины. АРГО-А, основанная доктором Андреем М. Волыком , является уполномоченным представителем полиграфов Lafayette Instrument Company в Азербайджане, Армении, Беларуси, Эстонии, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Латвии, Литве, Молдове, России, Таджикистане, Туркменистане. , Украина и Узбекистан.АРГО-А — дилер №1 в Европе и №3 в мире по продаже полиграфов компании Lafayette Instrument Company.

В настоящее время доктор Андрей Волык (PhD) — один из самых опытных полиграфологов и известных в Европе , а также наиболее часто упоминаемый и цитируемый в СМИ полиграфолог. Доктор Волык провел тысячи проверок на полиграфе для правоохранительных органов, частных компаний и частных лиц из более чем 50 стран мира .Доктор Андрей Волык в сотрудничестве с Индианским полиграфологическим институтом (США) и Чикагским полиграфологическим институтом (Чикаго, США) обучил сотни профессиональных полиграфологов из Европы, Азии и Африки.

Доктор Андрей Волык — автор и главный герой многочисленных статей и публикаций на тему полиграфии, детекции лжи и безопасности в целом. Миллионы радиослушателей часто слышали голос доктора Волыка на известных международных радиостанциях, а его проницательные комментарии на тему полиграфа (детекции лжи) прочитали десятки миллионов читателей на страницах многочисленных журналов, газет. , и интернет-публикации.Кроме того, украинский «Детектор лжи» доктор Андрей Волык проводил проверки на детекторе лжи для телешоу и фильмов о многих политиках, звездах и знаменитостях.

Доктор Андрей Волык методично выполняет свою амбициозную мечту превратить Украину в Европейский центр обнаружения психофизиологического обмана. Благодаря усилиям доктора Волыка Украина может похвастаться самой большой в мире коллекцией полиграфов и детекторов лжи, фотогалереей на полиграфе и самой обширной библиотекой полиграфов в Европе.

Полиграфологи Доктор Андрей Волык и Александр Волык — первые украинских выпускников Аризонской школы полиграфологии (Феникс, США) и Мэрилендского института уголовного правосудия (недалеко от Вашингтона, США) соответственно. Эти полиграфические школы аккредитованы престижной Американской ассоциацией полиграфологов (APA), основанной в 1966 году и насчитывающей более 2600 членов в 32 странах. Оба полиграфолога являются членами Международной лиги полиграфологов и ассоциированными членами APA.Кроме того, доктор Андрей Волык — первый украинский выпускник Полиграфического института Индианы и Чикагского полиграфического института .

Оказание услуги частной детекции лжи в Украине началось в 1997 . В 2002 году три частные компании активно оказывали услуги как в криминологической, так и в деловой среде. Всего в 2002 году в Украине было всего 16 полиграфологов, и в последующие два года они практически не изменились.

В 1999 пять англоговорящих офицеров Киевской и Львовской академий МВД Украины прошли двухмесячный курс подготовки полиграфологов в Академии судебной психофизиологии в Ларго, Флорида, США. Эти усилия по модернизации украинских правоохранительных органов были инициированы Украинской американской полицейской ассоциацией (Чикаго, США).

Американский компьютерный полиграф уже несколько лет успешно применяется Львовским юридическим институтом МВД Украины (первым в Западном регионе Украины).Использование полиграфа во многом помогло быстро получить достоверную информацию в тех случаях, когда получение информации любым другим способом было крайне затруднительно или практически невозможно. Полиграфологи института неоднократно помогали правоохранительным органам Львова и близлежащих областей, проверяя лиц, находящихся под следствием. Тесты на полиграфе продемонстрировали эффективность применения полиграфа при раскрытии сложных преступлений.

13 февраля г. 2002 г. политическая партия «Новое поколение» заявила о своем намерении предложить всем лидерам политических партий, участвующих в предстоящих парламентских выборах, пройти проверку на полиграфе.7 марта 2002 года во время пресс-конференции лидер «Нового поколения» господин Мирошниченко прошел проверку на полиграфе. Он честно ответил на 14 из 15 вопросов. Приглашения пройти проверку на детекторе лжи г-н Мирошниченко разослал 22 политическим партиям и 6 политикам индивидуально. Лидер «Нового поколения» призвал телеканалы использовать полиграф во время политических дебатов и выступлений.

23 мая 2002 в интервью Украинскому независимому информационному агентству (УНИАН) начальник Управления уголовного розыска МВД Украины г-н.Владимир Евдокимов заявил, что украинские правоохранительные органы использовали 15 детекторов лжи, которые активно использовались в Днепропетровской и Луганской областях, Киеве, Донецке, Черкассах и Крыму. Г-н Евдокимов также подтвердил, что за время эксперимента по использованию полиграфа, который длился с 2000 г. по весну 2002 г., правоохранительные органы раскрыли 119 тяжких преступлений, в том числе похищение ребенка, 40 убийств, 15 разбойных нападений, выявлено шесть преступники и четверо пропавших без вести граждан.

В конце 2004 , на пике «оранжевой революции», интерес украинцев к детектору лжи резко возрос. СМИ и политики не прекращали информировать или обсуждать темы, касающиеся полиграфа. Благодаря им в значительной степени такие слова и словосочетания, как «детектор лжи», «полиграф», «детектор лжи» и «полиграфолог», стали постоянной частью украинского словаря.

За период с 2004 по 2007 год количество полиграфологов в Украине увеличилось с почти 20 до почти 200 .В настоящее время украинский рынок полиграфа — один из крупнейших в мире. С 2005 года Украина опередила европейских стран по закупке лучших в мире полиграфов производства Lafayette Instrument Company.

Среди лиц, внесших большой вклад в развитие детекции лжи в Украине, — известный политик и бизнесмен Леонид Черновецкий . Г-н Черновецкий — один из первых украинцев, осознавших достоинства детектора лжи.Он продемонстрировал свою прогрессивность, став первым крупным украинским предпринимателем, внедрившим психофизиологические методы обнаружения обмана (с использованием новейшего полиграфа) в бизнес-операции крупного предприятия — своего банка (Правэкс-Банк).

Г-н Черновецкий — непоколебимый сторонник использования полиграфа в борьбе с коррупцией. В апреле 2005 года во время пресс-конференции г-н Черновецкий предложил профинансировать покупку детекторов лжи для каждой районной государственной администрации в столице Киева, чтобы «внести большой вклад в борьбу с коррупцией в Киеве».В марте 2006 года г-н Черновецкий лично прошел проверку на полиграфе на глазах у журналистов. Он честно ответил на несколько вопросов о взятках. Он выдержал испытание, продемонстрировав свою порядочность, а потом заявил, что потребует от всех украинских политиков пройти такие испытания. В том же году г-н Черновецкий инициировал (принятие) законодательной нормы о ежегодном тестировании всех государственных служащих на полиграфе.

Частые упоминания и противопоставление полиграфа известными политиками также способствовали развитию детекции лжи в Украине.Среди таких политиков: Леонид Черновецкий, Юлия Тимошенко, Николай Томенко, Александр Омельченко, Михаил Бродский, Владимир Спивачук, Виталий Кличко, Степан Полторак, Юрий Луценко, Петр Порошенко и многие другие.

По сообщению Украинского информационного делового портала «Лига», возможно, что полиграф будет использован во время судебного допроса , а также во время досудебного расследования. Депутат украинского парламента Владимир Спивачук заслуживает похвалы за эту инициативу.В 2005 году г-н Спивачук предложил парламенту рассмотреть законопроект «О внесении изменений в статью 289 Гражданского кодекса Украины». Автор внесенного в Парламент законопроекта предлагал предоставить правоохранительным органам право допроса лиц в возрасте от 14 лет и старше с использованием технических устройств медицинского назначения, способных регистрировать эмоциональную реакцию опрашиваемых на вопросы. Согласно предложенному закону, такие допросы должны проводиться только после получения письменного согласия от допрашиваемого, а в случаях допроса несовершеннолетних — в присутствии их родителей или властей закона.

15 апреля 2006 г. д-р Андрей Волык из АРГО-А проверил члена парламента Николая Томенко, который добровольно согласился пройти проверку на полиграфе, чтобы публично продемонстрировать свою порядочность. Г-н Томенко — молодой видный политик, один из лидеров крупной политической партии Бют — правдиво ответил на все вопросы полиграфолога. После проверки Томенко заявил: «Тестирование на полиграфе можно использовать только с применением опыта демократических стран.Это должна быть система независимой оценки и исключительно с добровольного согласия испытуемого ».

Украинские частные компании активно внедряют психофизиологические методы выявления обмана в свою деятельность. Например, последние несколько лет Правэкс-Банк, один из ведущих банков Киева (Kiev), проверяет способность своих сотрудников не разглашать конфиденциальную информацию и банковскую тайну с помощью полиграфов Lafayette Instrument Company.

В интервью украинскому еженедельному деловому журналу «Власть Денег» в августе 2005 года вице-президент по безопасности Правэкс-банка Олег Косенко сообщил, что в их банке новые сотрудники проходят проверку на полиграфе, когда работа будет предполагать соблюдение банковской конфиденциальности и конфиденциальности. / или движение крупных денежных сумм; То есть те, кто стремится занять ответственные должности, или те, кто раньше был агентами спецслужб. Г-н Косенко также отметил, что результат использования полиграфов превзошел все ожидания настолько, что в 2005 году Правэкс-Банк приобрел дополнительные детекторы лжи (модель LX4000-SW) производства Lafayette Instrument Company.

В апреле 2005 года страховая компания Правэкс-банка «Правэкс-Страхование» выплатила 257 000 гривен (примерно 51 400 долларов США) из страховых возмещений владельцу украденного автомобиля после проверки его на полиграфе. Это было самое крупное страховое возмещение с начала существования «Правэкс-Страхование». Страховой случай возник в результате угона автомобиля. Решение о выплате страхового возмещения было принято после расследования с участием полиграфа Правэкс-банка.Результаты проверки на полиграфе дали исчерпывающие ответы на все интересующие страховую компанию вопросы. Проверка на полиграфе устранила необходимость дальнейшего расследования. Проверка информации с помощью полиграфа была реализована страховой компанией, поскольку страховщик часто сталкивался с коварными владельцами автомобилей, которые организовывали кражу своих автомобилей, чтобы требовать значительных компенсаций.

Основными пользователями полиграфа и клиентами (частным бизнесом) украинских полиграфологов являются банки и страховые компании, нефтегазовые компании, строительные компании, СМИ, производители ювелирных изделий и бриллиантов, казино и ночные клубы, мясоперерабатывающие и кондитерские предприятия, розничные торговцы, рестораны и кафе, компании сферы услуг, автосалоны и автомастерские, поставщики услуг безопасности, рекрутеры, агентства знакомств и сватовства, агентства недвижимости, отели и мотели, компании по разработке программного обеспечения, частные школы, юридические фирмы, транспортные компании, курьерские службы сервисные компании и провайдеры сотовой связи.

За последнее время граждан Украины частных лиц проявили растущий интерес к проверкам на полиграфе для решения личных вопросов. Ревность — основная причина, по которой частные лица обращаются к нам за услугами по детекции лжи. Они хотят доказать своим супругам, что верны друг другу, и / или выявить случаи неверности.

В результате соглашения 2005 между АРГО-А и Чикагским полиграфологическим институтом (Чикаго, США) желающие стать полиграфологами (также полиграфист, полиграф) могут пройти обучение полиграфолога в Киеве (Киев), Украина в АРГО-А — эксклюзивный представитель Чикагского полиграфологического института в Европе, Азии и Африке.

2006 год ознаменовал создание Международной лиги полиграфологов (ILPE). ILPE — это добровольная профессиональная ассоциация полиграфологов, состоящая из высококвалифицированных полиграфологов в частном, правоохранительном и государственном секторах по всему миру, включая Украину, США, Израиль, Мексику, Россию и т. Д. Доктор Андрей Волык является президентом ILPE. ILPE — крупнейшая ассоциация полиграфологов в Европе.

АРГО-А владеет крупнейшей библиотекой полиграфов в Европе.Библиотека АРГО-А, созданная в 1997 году, насчитывает более тысячи (1000) наименований книг, газет, журналов, брошюр, каталогов, периодических изданий, научных статей, статистических данных, Интернет-публикаций и видеоматериалов, преимущественно на английском и украинском языках. , и русский языки. Это впечатляет не только по украинским меркам, учитывая относительно конфиденциальный характер области детекции лжи и довольно ограниченный выбор полиграфической литературы во всем мире.

АРГО-А имеет лучшую коллекцию чернильных, термических и компьютеризированных полиграфов разных поколений и брендов в мире.Коллекция включает исторические полиграфы производства Lafayette Instrument Company, Stoelting, Associated Research, B&W Associates, Thompson-Metrigraph Instrument Company и других. Библиотека АРГО-А и коллекция полиграфов продолжают расширяться.

Кроме того, АРГО-А владеет крупнейшей в мире фотогалереей на полиграфе , состоящей из изображений полиграфологов, полиграфологов, ученых, бизнесменов, сотрудников правоохранительных органов, внесших значительный вклад в развитие инструментального психофизиологического обнаружения обмана.Среди этих людей: Джон Ларсон, Уильям Марстон, Август Воллмер, Леонард Киллер, Джон Рид, Фред Инбау, Анджело Моссо, Мари Габриэль Ромен Вигуру, Иван Тарханов, Александр Лурия, Борис Сидис, Чезаре Ломброзо, Витторио Бенусси, Клив Бакстер, Макс. Wastl и другие.

Фотогалерея на полиграфе «АРГО-А» также включает постеры известных голливудских фильмов и оригинальные фотографии голливудских актеров, «проходящих проверку на полиграфе» в фильмах, в которых использовался детектор лжи ( полиграф ).Кроме того, фотогалерея на полиграфе «АРГО-А» включает оригиналы и копии изображений известных преступников, политиков, снятых фотографами, работающими в крупных журналах и газетах во время громких тестов на полиграфе. Библиотека АРГО-А, фотогалерея и коллекция полиграфов продолжают расширяться.

Сфера детекции лжи в Украине продолжает стремительно развиваться, и интерес к полиграфу стремительно растет. Например, пресс-конференция , которая прошла в офисе АРГО-А 12 июля 2007 года, собрала около 40 представителей СМИ Украины .Директор АРГО-А доктор Андрей Волык ответил на многочисленные вопросы восторженных и любознательных журналистов. В течение месяца после пресс-конференции д-р Волык появился на 14 национальных телеканалах, транслировался на шести национальных радиостанциях, статьи о нем и на тему обнаружения лжи распространились в 12 национальных газетах и ​​журналах, все основные общенациональные. Интернет-издания и два основных украинских информационных агентства.

За последние годы детектор лжи (полиграф) достиг небывалой популярности в украинском обществе.Например, известный украинский полиграфолог доктор Андрей Волык получил статус знаменитости в Украине, тестируя известных людей и политиков для популярных украинских телешоу , таких как «Только правда» и «Любовь к выживанию» (телеканал « Новый »),« Детектор лжи »,« Мои любимые, мы убиваем детей »,« Спасаем нашу семью »,« Битва экстрасенсов »,« Взвешенные и счастливые »(телеканал« СТБ »),« Черным по белому ». (Телеканал «1 + 1»), «Факты недели» и «Галилео» (телеканал «ICTV»), а также участие в других программах на известных украинских и зарубежных телеканалах , в том числе: СТБ, ICTV, Тонис, Первый Национальный / УТ-1, К1, MAXXI TV, НТН, УБР, 24, Первый Бизнес, Право ТВ, Прямой, UBC, Город, М1, ТВИ, Канал 4, Канал 5, ТРК Киев, ТРК Украина, Национальное телевидение Беларуси, Первый Национальный канал (Беларусь), ТВ Имеди (Грузия), Регион ТВ (Грузия), Телевидение Нова (Болгария), АТВ (Россия), О2ТВ (Россия), РТР (Россия), ОРТ (Россия), 1 + 1, Интер, MTV, VICE TV (США), HBO (США) и многие другие.

Миллионы радиослушателей слышали голос доктора Волыка на радио «Свобода», «Радио-Эра», «Просто радио», «Голос Киева», «Русское радио» и BBC и многие другие, а также его проницательные комментарии по поводу полиграфа. (обнаружение лжи) прочитали десятки миллионов читателей на страницах многочисленных журналов, газет и интернет-изданий; среди которых необходимо отметить «Зеркало недели», «Фокус», «Контракты», «Маркетинговый микс», «Бизнес и безопасность», «Газета а ля Киев», «Власть денег», «История успешного бизнеса и людей», «Правда, Статус, Факты, Новое, Украинская правда, Молодежь Украины , Journal and Courier (США), Kyiv Post, Украинское издание PCWEEK, генеральный директор, Крещатик, Economic News, Invest Gazette, Голос Украины, корреспондент, Commerce Man, Today и др.Кроме того, имя доктора Андрея Волыка часто встречается в сообщениях ведущих информационных агентств , таких как УНИАН, ИТАР-ТАСС и других. Во многом благодаря доктору Андрею Волыку такие термины, как детектор лжи , полиграф , полиграфолог , детекция лжи , проверка на полиграфе и другие, стали обычными и используются ежедневно. украинцами по всей стране.

Доктор Андрей Волык провел проверки на полиграфе для телешоу и фильмов на многих политиках , звезды и знаменитости , в том числе: Лайма Вайкуле, Сергей Зверев, Дмитрий Гордон, Егор Бенкендорф, Светлана Лобода, рэпер. Серега, Михаил Бродский, Константин Стогний, Виктор Павлик, Петя Листерман, Валерий Харчишин, Дмитрий Шепелев, Арина Домски, Джанго, Юрий Фалеса, Маргарита Сичкар, Евгений Захаров, Монро, дуэт Алиби, Алексей, Федорова Залевсков Вольнова, Елена Шоптенко, Майя Мигаль, Анна Филимонова, Геннадий Витер, певица Елизавета, Каролина Ашион, Ольга Цибульская, Александр Педан, Дядя Жора, Андрей Доманский, Виталий Галай, Игорь Пелых, Анатолий Борсюк, певец Лама, радиоведущий Николай Матросов, телеведущий Руслан Сеничкин, телеведущий Оксана Гуцеит, Александр Филатович, Алексей Вертинский, Ольга Полякова, Борис Апрель, Иван Дорн, Антон Фриндлянд, Ирена Карпа, Натали Карпа, Екатерина Нестеренко, Евгений Казанцев, Сергей Озерянский, Юлия Айсина, Алиса Тарабарова, Марк Савин, Владимир Дантес, певец ДИАР, Александр Останин, Мариам Туркменбаева, Лариса Шаляпина (Копенкина), группа «Quest Pistols», Ларсон, Евгения Влада Литовченко, Валид Арфуш, Руслана Писанка, Владислав Яма, Николай Томенко, Ольга Сумская и многие другие.

Использование полиграфа в правоохранительных органах и кадровых практиках (предварительные, периодические и специальные проверки на полиграфе физических лиц) разрешено законодательством Украины .

Что такое детекторы лжи?

Чем крупнее скандал, тем больше вероятность того, что вы услышите разговоры о детекторах лжи, которые используются для выявления признаний или улова лжи. Но насколько надежны детекторы лжи? Они работают? Сможете ли вы победить их? Когда они используются? Допустимы ли они в суде?

Основы

Прежде всего, что такое детектор лжи и как он работает? Детектор лжи также известен как «полиграф», буквально «много писем».«Это прибор, который измеряет физиологические изменения артериального давления, сердцебиения, дыхания и потоотделения — реакции, предположительно связанные с тревогой, вызванной ложью, — пока субъекту задают вопросы.

Самая ранняя форма того, что мы сейчас знаем как детектор лжи, была изобретена почти столетие назад Уильямом Моултоном Марстоном, в то время студентом Гарвардского факультета психологии. Марстон разработал тест систолического артериального давления, который измерял сердечно-сосудистую реакцию испытуемого на вопросы.

Однако, поскольку машина Марстона на самом деле состояла только из одного теста, первый «полиграф», измеряющий кожно-гальваническую реакцию в дополнение к кровяному давлению, был разработан много лет спустя доктором.Джон А. Ларсон из Калифорнийского университета и используется полицейским управлением Беркли.

В типичном тесте на детекторе лжи к груди и животу субъекта прикрепляются резиновые трубки, к пальцам — металлические пластины, а к руке — манжета для измерения кровяного давления для измерения активности дыхательных путей, потовых желез и сердечно-сосудистой системы соответственно.

Обычный скрининг начинается с предтестового интервью для определения ответов на «контрольные вопросы», которые определяют базовый уровень реакций испытуемого.Затем экзаменатор объясняет процесс тестирования и часто просит испытуемого намеренно солгать для получения физиологической реакции.

Фактический тест затем начинается с «нерелевантных» вопросов (возраст, цвет глаз, рост), вопросов «вероятная ложь» (вы когда-нибудь крали деньги?) И «релевантных» вопросов (цель теста). Испытуемый проходит, если его физиологические ответы на вопросы «вероятная ложь» больше, чем ответы на «соответствующие» вопросы. Если этого не происходит, экзаменатор может затем провести собеседование с субъектом после прохождения теста, если поступление ожидается.

Надежность

Насколько надежны результаты? По данным Американской ассоциации полиграфологов, проверка на полиграфе может выявить ложные ответы более чем в 90% случаев при правильном проведении, но это утверждение находится в меньшинстве. Даже при быстром поиске в Интернете можно найти множество групп по тестированию на полиграфе, блогов и исследований. Большая часть информации, сомневающейся в точности проверки на полиграфе, отмечает, что зарегистрированные физиологические реакции могут быть связаны или не быть связаны с обманом, поскольку они могут возникать из различных источников, включая страх.

Одним из таких источников является исследование, проведенное Национальной академией наук (НАН) в 2003 году, в котором не было обнаружено никаких научных доказательств того, что физиологические реакции полиграфа связаны только с обманом.

В отчете НАН Украины, озаглавленном «Полиграф и обнаружение лжи», был представлен Конгрессу и Министерству энергетики США, и в нем говорилось, что «почти столетие исследований в области научной психологии и физиологии не дает оснований полагать, что проверка на полиграфе может иметь чрезвычайно высокая точность.«Что еще более разрушительно, в отчете даже выражено сомнение в том, что инвестиции в технологическое развитие могут повысить точность.

Ошибки могут возникать во время тестирования не только из-за сложности выявления беспокойства, вызванного обманом. Ошибки также могут быть сделаны при подготовке темы, подходе к вопросам и интерпретации результатов.

Сможете ли вы пройти испытание?

Олдрич Эймс, печально известный шпион Советского Союза, прошел тесты на детекторе лжи, следуя совету своего советского босса: «просто расслабься.«Более конкретные способы, которыми субъект может изменить результаты, включают прием седативных средств для минимизации беспокойства, нанесение антиперспиранта для противодействия потоотделению и даже причинение боли самому себе после каждого вопроса, чтобы реакция оставалась постоянной. Для тестов, которые измеряют поток кислорода в мозг, просто задержка дыхания после каждого вопроса может исказить результаты.

Когда используются тесты на полиграфе?

Люди признаются до, во время и (чаще всего) после тестов на полиграфе, поэтому их использование в полицейских расследованиях довольно распространено.Адвокаты защиты могут предпочесть, чтобы их клиенты проходили проверку на полиграфе, чтобы убедить прокуроров отказаться от слабых обвинений. Однако ни один подсудимый или свидетель не может быть принужден к прохождению проверки на полиграфе.

В рабочем мире частные работодатели используют проверку на полиграфе только в соответствии с Законом о защите сотрудников (EPPA) от 1998 года. В частном секторе проверки на полиграфе перед приемом на работу не разрешены. Во время приема на работу тест можно проводить только при соблюдении определенных критериев, один из которых заключается в том, что работодатель должен понести ощутимый экономический ущерб.Также нельзя уволить сотрудника за отказ от проверки на детекторе лжи.

В дополнение к федеральному закону в 20 штатах и ​​округе Колумбия действуют собственные законы, касающиеся использования частным работодателем проверки на полиграфе.

Примечательно, что полиция, общественные и правительственные организации не подпадают под ограничения EPA. Одно из государственных средств, которое быстро становится нормой, — это наблюдение за преступниками на сексуальной почве, освобожденными условно-досрочно или условно. Апелляционный суд 2-го округа недавно одобрил использование теста на полиграфе в качестве условия испытательного срока для осужденного за сексуальное преступление при условии, что запрошенная информация используется для надзора, наблюдения за делом и лечения; Суд отметил, что проверка «дает стимул, правда.«

Допускаются ли тесты на полиграфе в суде?

Это зависит от того, где вы находитесь, поскольку Верховный суд Соединенных Штатов оставил на усмотрение отдельных юрисдикций, запретить ли использование полиграфа или установить стандарты приема, как это сделал 11-й округ в федеральной судебной системе. С другой стороны, в некоторых штатах даже упоминание о тесте на детекторе лжи может быть основанием для запроса о новом судебном разбирательстве.

В юрисдикциях, где допускается использование полиграфа, обычно стороны соглашаются с условиями теста до его проведения.По крайней мере, в 29 штатах есть законы, требующие сертификации экзаменаторов.

Постоянная популярность

Хотя наука в лучшем случае сомнительна, проверка на полиграфе продолжает оставаться популярной в правоохранительных органах и государственных учреждениях. Это больше, чем предполагаемая точность тестов, это похоже на то, что страха быть пойманным на лжи часто бывает достаточно, чтобы люди говорили правду.

Значит ли это, что мы никогда не сможем точно сказать, лжет ли кто-то? Возможно, нет. В последние годы крупные научные достижения, такие как снятие отпечатков пальцев, могут вскоре сделать тест на полиграфе похожим на что-то из средневековья — и дать нам совершенно новую технологию для обсуждения.

Удачного тестирования!

Наука и разработка полиграфа — Инженерная школа Университета Калифорнии в Витерби

Идея использования полиграфа для обнаружения лжи возникла в конце девятнадцатого века. Несмотря на значительные технологические достижения двадцатого века, полиграф мало изменился с момента своего изобретения. Полиграф работает на основе предположения, что ложь можно обнаружить по определенным измеримым физиологическим изменениям — теория, предложенная более 100 лет назад.Три физиологических вектора, измеренные на полиграфе в 1920-х годах, сердечно-сосудистая, респираторная и потовая активность до сих пор измеряются современными полиграфами. Хотя полиграф до сих пор широко используется, критики сомневаются в его точности из-за субъективности теста. Недавние технологические прорывы создали новые машины для обнаружения лжи. Однако, поскольку многие из этих новых технологий все еще работают с сомнительными предположениями, они по-прежнему подвержены ошибкам и неверной интерпретации.

Введение

Вы сидите в комнате наедине с экзаменатором. Экзаменатор прикрепляет к вашему телу провода и ремни. Вы нервничаете, и ваше сердце начинает колотиться. Он начинает задавать вам вопросы. Вы пытаетесь сохранять спокойствие, поскольку вы невиновны и вам нечего скрывать. Однако вы мучительно чувствуете, как потеют руки, потому что беспокоитесь, что металлический ящик и компьютер рядом с вами разрушат ваше будущее.

Это одна из возможных реакций испытуемого на тесты на полиграфе, которые ежегодно проводятся по всей стране.Хотя тесты на полиграфе недопустимы в качестве доказательства в большинстве штатов, многие свидетели и подозреваемые проходят проверку на полиграфе, чтобы упростить полицейское расследование и спланировать новые направления проверок. Более 20 федеральных агентств используют полиграфы для проверки соискателей и действующих сотрудников [1]. Иногда полиграфы попадают в заголовки новостей и вызывают жаркие споры. Например, когда конгрессмен от Калифорнии Гэри Кондит был замешан в скандале с пропавшим стажером Чандрой Леви, было много споров о том, должен ли он проходить проверку на полиграфе.Под давлением СМИ он прошел проверку на полиграфе. Несколько месяцев спустя полиция связала убийство Леви с преступником в районе Вашингтона, округ Колумбия. В данном случае полиграф дал точные результаты, но во всех случаях остаются серьезные сомнения в достоверности теста. Способность критически оценивать точность полиграфа основана на понимании фундаментальных теорий, лежащих в основе функциональности устройства.

Рождение полиграфа

На протяжении веков люди искали надежные средства для обнаружения лжи.В древней индуистской и китайской цивилизациях власти «обнаруживали» ложь, прося подозреваемого жевать рисовое зернышко и выплевывать его. В Китае сухое рисовое зерно было бы признаком сухости во рту лжеца [2]. В Индии рис, прилипший ко рту, был бы признаком вины [1]. Хотя эти методы были примитивными и ненаучными, они, тем не менее, подчеркивают фундаментальное предположение, которое люди делают при обнаружении лжи: психологическое состояние лжи можно определить по физиологическим признакам.

Развитие основных предположений в современных полиграфах

Из трех физиологических признаков, зафиксированных на современных полиграфах, сердечно-сосудистая активность была первым признаком, связанным с ложью.Эта ассоциация была впервые задокументирована итальянским криминалистом по имени Ломброзо в конце девятнадцатого века [3]. Ломброзо отметил повышение кровяного давления и частоты сердечных сокращений у испытуемого, когда он давал неправдивые ответы [3].

В 1910-х годах некоторые исследования показали, что соотношение времени вдоха и выдоха во время дыхания изменяется, когда человек лжет [3]. Используя эту теорию вместе с открытиями Ломброзо, Джон Ларсон, студент-медик, работающий в полицейском управлении Беркли, в 1921 году изобрел первый полиграф [2].Этот первый полиграф одновременно отслеживал артериальное давление и дыхание человека [3]. Согласно предположениям Ларсона, нарушения артериального давления и дыхания будут указывать на ложь.

Третий физиологический канал, используемый в современных полиграфах «сопротивление кожи», был добавлен позже, в 1920-х годах Леонардом Килером [2]. Киллер предположила, что лживый человек потеет больше, чем правдивый человек, что уменьшит сопротивление кожи из-за более высокой концентрации отрицательно заряженных ионов хлорида на поверхности кожи.Добавив дополнительный показатель для обнаружения лжи, ученые надеялись снизить вероятность ошибок при проверке на полиграфе. После этого дополнения не было внесено никаких новых основополагающих предположений для улучшения полиграфа.

Последние дизайны полиграфа

Технологические достижения последних десятилетий улучшили поиск и анализ данных, полученных от объекта во время полиграфа. Однако фундаментальные допущения, лежащие в основе полиграфа, и измеряемые параметры не изменились более восьмидесяти лет.Например, в 1970-80-е годы применялся аналоговый полиграф. Эта машина преобразовывала физиологические реакции в электрические сигналы, которые заставляли иглы двигаться и записывать физиологические данные на скручивающийся рулон бумаги [4]. Хотя аналоговый полиграф вобрал в себя достижения электротехники и помог экзаменаторам удобно записывать данные, он по-прежнему работал на тех же принципах, что и первые полиграфы.

С развитием компьютерного программирования в 1990-х годах большинство современных полиграфов управляются с помощью компьютеров.Развитие сложного программного обеспечения позволило отображать сигналы на компьютерных мониторах, что позволяет исследователям более эффективно выявлять нарушения. Однако при обнаружении лжи с помощью полиграфа по-прежнему используются те же три физиологических вектора: сердечно-сосудистая, дыхательная и потовая. Современные полиграфы также основаны на том же предположении, которое было сделано сотни лет назад: ложь связана с определенными изменениями физиологических условий (см. Демонстрацию).

Современный Полиграф

Несмотря на свое название, детектор лжи, также известный как полиграф, не способен обнаруживать ложь.Устройство может отображать только определенные физиологические признаки, которые, как предполагается, отражают психологическое состояние лжеца. Например, современный полиграф отображает измерения частоты сердечных сокращений, артериального давления, дыхания и потоотделения на пальцах рук (см. Рис. 1). Когда человек лжет или ему задают деликатный вопрос, его или ее сердце может биться быстрее, повышая кровяное давление в организме. Испытуемый также может задержать дыхание, сделать глубокий вдох или начать потеть. Эти физиологические нарушения выявляются полиграфом и интерпретируются полиграфологом.Вопрос о том, означают ли внезапные изменения данных нечестность, является прерогативой экзаменатора. Предположение о том, что ложь вызовет физиологические изменения и что полиграфологи смогут точно интерпретировать эти признаки, подняло вопросы о точности полиграфа. Что делать, если испытуемый не проявляет аномальных физиологических признаков в положении лежа? Могут ли возникнуть человеческие ошибки в процессе интерпретации на полиграфе? Действительно, проверка на полиграфе не является точной наукой, и, безусловно, есть предел ошибки в интерпретации трех показателей.

Данные об артериальном давлении и частоте пульса

Данные об артериальном давлении и частоте сердечных сокращений собираются с помощью манжеты, охватывающей руку, размещенной на плече. Манжета наполняется воздухом и соединяется с полиграфом через заполненные воздухом трубки. Изменения артериального давления модулируют давление воздуха в манжете. Эти изменения регистрируются полиграфом и отображаются на экране компьютера [4]. Эти данные одновременно отображаются с респираторными и потовыми данными на мониторе компьютера, и все они интерпретируются полиграфологом.

Респираторные данные

Характер дыхания субъекта определяется двумя пневмографами, устройствами, которые регистрируют движения грудной клетки или изменение объема во время дыхания. Одна из трубок пневмографа привязана к груди, а другая — к брюшной полости. Каждый пневмограф имеет заполненную воздухом резиновую трубку, соединенную с машиной. Когда испытуемый вдыхает и выдыхает, давление воздуха внутри трубки изменяется и регистрируется полиграфом.

Данные о потливости

Измерение потоотделения, которое в науке известно как измерение гальванического сопротивления кожи, проводится с помощью двухкомпонентного гальванометра, прикрепленного к двум кончикам пальцев пациента [4].Гальванометр работает, посылая небольшой электрический ток на кожу от одной из пальцевых пластин и записывает, сколько тока было пропущено через другую пластину. Сухая кожа — не очень хороший проводник электричества. Однако, если субъект потеет, вода и соль пота снижают сопротивление кожи. Это уменьшение сопротивления позволяет большему количеству электрического тока проходить по поверхности кожи. Таким образом, количество электрического тока, регистрируемого гальванометром, отражает количество пота, выделяемого на кончиках пальцев пациента.

Процедура

Предварительный тест

Обычно перед началом важного допроса между полиграфологом и испытуемым проводится предварительное собеседование. В течение этого предварительного периода экзаменатор объясняет процедуры проверки на полиграфе. Экзаменатор также получает возможность понять поведение испытуемого и его реакцию на информацию [4]. Понимание того, как испытуемый реагирует на вопросы, дает экзаменующему представление о нормальных физиологических реакциях испытуемого, поэтому он или она может обнаружить нарушения, если человек лжет во время самого теста.

Составление вопросов для проверки на полиграфе часто бывает очень сложным и требует тщательного анализа случая. Во-первых, крайне важно, чтобы вопросы строились простым, недвусмысленным языком для достижения окончательных результатов. Например, экзаменатор хочет спросить испытуемого, был ли он ранее в суде в качестве обвиняемого, и может спросить: «Вы когда-нибудь были в суде?» Испытуемый может легко неверно истолковать вопрос и сказать «да», даже если он или она просто сопровождал друга в суд [3].Во-вторых, экзаменующий должен структурировать вопросы таким образом, чтобы он или она мог однозначно отличить правдивость от лжи. Кроме того, экзаменующий может составить вопросы, которые чувствительны для реального подозреваемого, но не имеют смысла для остальных испытуемых [5]. Например, экзаменатор может спросить: «Это то место, где было спрятано тело?» Настоящий подозреваемый может иметь гораздо больший эмоциональный отклик, чем посторонний, не знающий о преступлении. Поэтому вопросы, задаваемые при тестировании на полиграфе, очень важны, потому что они могут напрямую вызывать психологические состояния у субъекта, которые, в свою очередь, в соответствии с исходными предположениями полиграфа, вызывают физиологические реакции, которые обнаруживаются полиграфом.

Во время самого теста экзаменующий и испытуемый находятся в комнате одни, а испытуемый подключен к полиграфу. Экзаменатор задает около 10 или 11 вопросов, из которых только 3 или 4 являются «релевантными». Другие вопросы известны как контрольные, например «Ваше имя x?» «Вы живете в городе y?» Они дают ложные физиологические данные и служат ориентирами для сравнений с соответствующими вопросами [3].

Пост-тест

После теста исследователь анализирует собранные физиологические данные и ищет отклонения.В основе этой оценки лежит предположение, что вопросы, «относящиеся» к лжецу, вызывают эмоциональные реакции и вызывают значительные колебания физиологических условий. Например, если сопротивление кожи испытуемого, частота сердечных сокращений и артериальное давление увеличились, а его дыхание остановилось, когда был задан соответствующий вопрос, экзаменаторы могли решить, что испытуемый вводил в заблуждение. Однако в большинстве случаев регистрируемые физиологические данные не так четко определены. В более неоднозначных ситуациях правдивость испытуемого основана на субъективности и опыте полиграфолога.Эта врожденная субъективность привела к спорам о точности тестов на полиграфе.

Точность

Несмотря на субъективность и, возможно, ложные предположения, связанные с полиграфом, он по-прежнему широко используется по всей стране. Диапазон ошибок, с которыми работает полиграф, лежит в основе дебатов о том, следует ли вообще проводить тесты на полиграфе. Генеральный прокурор США Джон Эшкрофт признает, что полиграфы, используемые в федеральных агентствах, имеют процент ошибок около 15% [1].Некоторые критики даже утверждают, что достоверные научные исследования показали, что часто используемые полиграфы имеют частоту ошибок 40% и более, что лишь немного лучше, чем бросать монетку, чтобы решить, лжет ли объект [1].

Обычно эти ошибки связаны не с физическими измерениями, производимыми машиной, а с предположением, что физиологические условия могут указывать на психологическое состояние лжи. Критики ставят под сомнение теорию, на основе которой работает полиграф, а не количественные измерения, которые он обеспечивает.В целом может быть правдой, что когда люди лгут, они демонстрируют определенные физиологические явления. Однако могут быть и другие причины, по которым честный субъект демонстрирует те же физиологические признаки. Например, рассказчик правды может признать, что вопрос имеет значение для расследования и продемонстрировать такое же усиление сердечно-сосудистой и потовой активности, что и лжец. Этот невиновный субъект может быть ошибочно обвинен во лжи с очень серьезными и несправедливыми последствиями.

Некоторые люди, например шпионы, обучены скрывать свои чувства, могут очень естественно лгать и легко проходят тесты на полиграфе.Кроме того, поскольку полиграфы в значительной степени зависят от интерпретации полиграфологами, человеческая ошибка и предвзятость могут привести к неточности результатов. Почему же тогда полиграф до сих пор используется? Во-первых, готовность пройти проверку на полиграфе часто является доказательством того, что испытуемому нечего скрывать. Во-вторых, ответы на определенные вопросы в тестах на полиграфе иногда могут привести исследователей к новым фокусам [3]. Наконец, страх перед испытанием может побудить виновного признаться [6].

Новые технологии

Есть новые технологии, которые можно использовать для обнаружения лжи.Один из них — это тепловидение лица, технология, которая отображает кровоток в лице. Когда человек лжет, он или она часто испытывают беспокойство, и чрезмерная кровь приливает к участкам вокруг глаз. Этот кровоток можно обнаружить с помощью тепловизора [7]. Лазеры были разработаны для обнаружения изменений в мышцах, кровообращении и других телесных изменений, которые, как предполагается, связаны с тревогой перед ложью [8]. Некоторые компьютерные программы заявляют, что способны обнаруживать ложь, анализируя голос и тон говорящего. По словам их изобретателей, «когда человек лжет, непроизвольное вмешательство нервов заставляет голосовые связки производить искаженную звуковую волну, а именно частотный уровень, который отличается от уровня, производимого тем же человеком, когда он говорит правду» [9 ].Одна компания даже разработала клавиатуру для обнаружения лжи, которая, как утверждается, способна обнаруживать ложь, когда человек вводит текст в компьютер, анализируя шаблоны набора текста, определяя влажность кончиков пальцев, регистрируя температуру тела и отслеживая, насколько быстро двигались пальцы, когда они ударяют по клавиатуре [10].

Некоторые из этих методов могут быть более точными, чем современные полиграфы, из-за замены субъективного суждения экзаменатора количественным анализом с помощью компьютеров. Однако все эти методы по-прежнему основаны на предположении, что ложь связана с определенными физиологическими изменениями.Эти технологии были нацелены на выявление изменений физиологических условий, которые могли быть или не быть прямым результатом лжи.

Совсем недавно исследователи обнаружили, что определенные области мозга проявляют уникальную активность во время лжи [11]. Интересно, что одна из этих областей, передняя поясная извилина коры, является областью, которая связана с мониторингом конфликта, а также с ингибированием внимания и реакции [12]. Это совпадает с идеей, что ложь вызывает конфликт в мозгу между ложью и правдой.Повышенную активность можно обнаружить с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), которая регистрирует активность мозга, выявляя изменения в мозговом кровотоке и скорости метаболизма [12].

Исследователи этой технологии предупреждают, что они «не утверждают, что идентифицировали сигнатуру обмана» [12]. Однако их открытие — шаг ближе к разработке детектора лжи, который не зависит от неспецифических физиологических векторов, которые могут быть вызваны другими условиями, кроме лжи.

Заключение

Полиграф — это устройство, которое стремится точно и надежно обнаруживать ложь — способность, которую люди стремились развивать на протяжении веков.Однако из-за своей субъективной природы использование полиграфа вызывает споры. Тем не менее, полиграф действительно служит поучительным инструментом для государственных и правоохранительных органов. С развитием технологий люди смогут лучше соотносить психологическое состояние лжи с физиологическими реакциями.

Список литературы

    • [1] Д. Э. Каплан. «Коробка Панадоры». U.S. News & World Report , стр.20, 11 июня 2001 г.
    • [2] Н. Элли. «Сказать правду.» Психология сегодня , стр. 88, сентябрь 2001 г.
    • [3] Л. А. Геддес. «Истина сделает вас свободным». IEEE Engineering in Medicine and Biology , pp. 97-100, May 2002.
    • [4] К. Бонсор. «Как работают детекторы лжи». 2002 [окт. 27, 2002].
    • [5] J. Reicherter. «Полиграф». Scientific American , стр. 132, декабрь 1997 г.
    • [6] D. Ray. «Могут ли они обмануть полиграф?» Взгляд на новости , стр.18, 2 июля 2001 г.
    • [7] Х. Коэн. «Полиграфы могут быть честными в истории: тепловидение может помочь избавиться от лжецов». The Scientist , pp. 8, 18 февраля 2002 г.
    • [8] К. Холден. «Группа ищет истину в дебатах о детекторе лжи». Science , pp. 967, 9 февраля 2001 г.
    • [9] С. Манес. «Детектор лжи. (Программное обеспечение Детектора лжи) ». Forbes , 5 октября 1998 г.
    • [10] Дж. Кэрролл. «Цифровой полиграф использует специальную клавиатуру, чтобы определить, когда человек, использующий его, лжет.” Computer Life , pp. 150, Apr. 1997.
    • [11] К. Перина. «Сканирование мозга может быть надежным детектором лжи». Психология сегодня , стр. 11, январь 2002 г.
    • [12] Р. С. Слотник. «Новая лампа Диогенези». American Scientist , стр. 127-128, март 2002 г.

детекторов лжи не работают так, как рекламируется, и никогда не работали | Умные новости

«Детектор лжи». В названии есть многообещающее кольцо, но на самом деле тест на полиграфе, который мы знаем под этим именем, совсем не так.

Леонард Килер провела первую проверку на детекторе лжи в суде в этот день в 1935 году. Это было 82 года назад. Они до сих пор используются в самых разных местах, но никогда не доказывали, что работают.

В том деле 1935 года, пишет Брэнди Задрозный для The Daily Beast , показания аппарата считались допустимым доказательством в суде, и как прокурор, так и защита согласились на его использование.«На стенде Киллера оценивали в своих заявлениях», — пишет она. «Я не хотел бы осуждать человека только на основании протоколов», — сказал он судье. Но за пределами здания суда Киллер просияла, когда присяжные вернулись с обвинительным приговором. «Это означает, что результаты детектора лжи принимаются в суде так же, как и дактилоскопические показания», — заявил он прессе ».

Но даже тогда, пишет она, в более раннем деле Верховного суда уже говорилось, что детектор лжи, не получивший одобрения научного сообщества, не может дать допустимые доказательства.С тех пор почти в каждом случае полиграф был «запрещен к рассмотрению в федеральных судах и судах большинства штатов». Но в других частях правовой системы они все еще используют это — в основном, кажется, для устрашения.

Вот что делает детектор лжи, по словам Американской психологической ассоциации: «Так называемое« обнаружение лжи »включает в себя вывод обмана посредством анализа физиологических реакций на структурированную, но нестандартную серию вопросов».

Все мы знаем, как выглядит использование детектора лжи: аппарат считывает на полиграфе физические ответы человека на задаваемые вопросы.Обычно он измеряет частоту сердечных сокращений / артериальное давление, дыхание и проводимость кожи, пишет APA.

Допрашивающий — в художественной литературе, обычно полицейский — задает подключившемуся — в художественной литературе, обычно подозреваемому — серию вопросов, начиная с простых вопросов, разработанных, чтобы установить базовый уровень того, какие показания являются «нормальными» для человека в стул. «Как тебя зовут?» — обычное слово. В реальной жизни, пишет APA, наиболее распространенный метод допроса использует более широкие вопросы о «проступках, которые аналогичны расследуемым, но относятся к прошлому субъекта и обычно имеют широкий охват.Пример: «Вы когда-нибудь предавали кого-нибудь, кто вам доверял?»

Две самые большие проблемы, пишет APA, заключаются в следующем: нет способа узнать, вызваны ли симптомы «телесного возбуждения» (например, учащенный пульс), которые измеряет прибор, ложью, и нет способа узнать, есть ли чьи-то результаты. влияет то, что они верят в полиграф. Если эта вторая точка зрения верна, пишут они, «детектор лжи лучше назвать детектором страха».

Конечно, «стремление победить ложь старо как человечество», — пишет Дрейк Беннетт для Bloomberg Businessweek .Беннет продолжает:

В Китае и Индии бронзового века подозреваемым приходилось жевать сырой рис и выплевывать его, чтобы выяснить, не пересохло ли у них во рту. Средневековая Европа подверглась испытанию огнем или водой. В 1950-х и 1960-х ЦРУ экспериментировало с ЛСД как с сывороткой правды. Затем есть пытки, официально признанные в Древней Греции методом принуждения к честности и преобразованные в 21 век как «усиленный допрос».

Детектор лжи, пишет Беннетт, «на сегодняшний день является самым надежным устройством для обнаружения лжи.«Даже несмотря на то, что его доказательства не могут быть использованы в суде, они помогают определить, как нанимают лиц, занимающих доверенные должности — ЦРУ, ФБР, полицейские управления. «Полицейские детективы используют его как инструмент расследования, офицеры разведки используют его для оценки достоверности источников, а экзамены обычно требуются в качестве условия условно-досрочного освобождения и испытательного срока для лиц, совершивших сексуальные преступления», — пишет он. Жизни и средства к существованию могут зависеть от его показаний, но это не надежный тест для чего-то одного.

«Культуру отличает то, как она справляется с обманом, — пишет историк Кен Алдер в книге« Детекторы лжи: история американской одержимости »:« Ложь, которую она разоблачает, тип институтов, которые она создает, чтобы разоблачать ее.«Америка, — пишет он, — единственная страна, в которой проводился тест на полиграфе.

Мы знаем, что детекторы лжи врут. Но мы по-прежнему их используем. Что это говорит о нас?

Новые детекторы лжи — Scientific American

Традиционный детектор лжи, полиграф, существует уже много лет. Он основан на физиологических реакциях — учащенном сердцебиении, дыхании, артериальном давлении и потоотделении — чтобы указать, что опрашиваемый боится быть пойманным и поэтому лжет.Хотя эта машина использовалась в уголовных расследованиях, критики настаивают, что ее легко победить. Некоторые люди очень хорошо умеют контролировать свои физиологические реакции. Другие тайно вызывают одновременно альтернативные ощущения, которые могут сбить с толку полиграф. А простой страх перед ошибочными показаниями может вызвать реакции в химическом составе тела честного человека, которые регистрируются как ложный ответ. Новые методы визуализации мозга пробудили интерес к детекции лжи.

Сканирование мозга в ближнем инфракрасном диапазоне — это тест кровотока, разработанный Бриттоном Чансом, биофизиком из Университета Пенсильвании.Повязка на голову, содержащая излучатели и детекторы света ближнего инфракрасного диапазона, надевается на голову субъекта, который, по общему мнению, улавливает изменения в префронтальной коре головного мозга, месте принятия решений, которое также стимулируется обманом. Согласно Chance, датчики могут обнаруживать изменения, которые происходят, когда человек принимает решение солгать, — до того, как ложь будет фактически озвучена. Испытуемым задают ряд вопросов, на некоторые из которых нужно дать правдивый ответ, на другие — нет, чтобы обозначить происходящие изменения. Хотя устройство все еще находится в разработке, Chance утверждает, что вскоре оно будет способно обнаруживать скрытую активность в префронтальной доле.

Тепловидение использует термочувствительную камеру для обнаружения повышенного кровотока вокруг глаз. Некоторые ученые утверждают, что, когда люди лгут, их глаза выделяют больше тепла, чем когда они говорят правду. Этот метод находится на ранней стадии разработки, и насколько он может быть точным, все еще остается открытым.

Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) также изучается. Дэниел Д. Ланглебен из Пенсильванского университета недавно изучил 18 добровольцев, которым дали определенные игральные карты.Затем субъектов поместили в сканер фМРТ. Компьютер представил им изображения определенных карточек и спросил, есть ли у них эти карточки. Когда испытуемые лгали, их передняя поясная кора и верхняя лобная извилина освещались сильнее, чем когда они говорили правду. Передняя поясная кора головного мозга, которая связана с лимбической системой и префронтальной корой, участвует в обработке эмоций, принятии решений и разрешении конфликтов. Кажется, он часто активируется, когда говорят неправду.

Тем не менее, кора переднего отдела поясной извилины также участвует в принятии решений в целом, что вызывает затруднения. Субъект может активировать эту область из-за простого беспокойства по поводу события обнаружения лжи. Тем не менее, похоже, что говоря правду, мы не создаем отчетливого отпечатка мозга, а лишь распределяем активность. Необходимо провести дополнительные исследования, чтобы убедиться, что оценки паттернов фМРТ очень специфичны для лжи.

Вероятно, будут сделаны уточнения фМРТ, чтобы можно было проследить информацию, передаваемую между различными областями мозга, что позволит лучше понять, что чувствует испытуемый.Функциональная МРТ также может быть связана с транскраниальной магнитной стимуляцией для создания мощной системы обнаружения лжи. Магнитное устройство может блокировать или усиливать активность отдельных частей мозга, фактически устраняя помехи в сигнале фМРТ и повышая точность обнаружения в критических областях мозга. Совместное использование обеих технологий также может повысить чувствительность к лжи, замаскированной запутанными мыслями, вызываемыми субъектом.

Результаты дактилоскопии мозга уже были допущены в качестве доказательств в одном случае — повторном рассмотрении обвинительного приговора в убийстве в Айове — даже несмотря на то, что метод не получил широкого признания в научном сообществе.В этом подходе, разработанном Brain Fingerprinting Laboratories, субъект носит шлем из электродов, создавая электроэнцефалограмму (ЭЭГ), которая регистрирует изменения электрических потенциалов в головном мозге. Испытуемому предлагают слова, фразы или картинки, в то время как ЭЭГ регистрирует ее мозговую активность. Как и в случае с полиграфом, следователь представляет информацию, которую якобы мог бы знать только преступник. Если подозреваемый знает информацию, но лжет, вызывается определенная мозговая волна, известная как P300.Паттерн P300 активируется, когда мозг распознает информацию (или знакомый объект) как значительную или неожиданную. Цель состоит в том, чтобы определить, есть ли у субъекта информация, хранящаяся в ее мозгу, даже если она отрицает, что знает об этом.

Лоуренс А. Фарвелл, изобретатель дактилоскопии мозга, утверждает, что точность составляет почти 100 процентов, но есть несколько проблем. Во-первых, наличие наркотиков и алкоголя может отрицательно сказаться на приеме и хранении информации. Во-вторых, у исследователя должна быть подробная информация, которую мог бы знать только участник, что требует тщательного расследования; Отчеты ФБР и полиции не столь подробны.Таким образом, дактилоскопия мозга, скорее всего, окажется весьма полезной в ситуациях, когда исследователям доступна уникальная фактическая информация. Кроме того, с развитием поведенческой генетики в долгосрочной перспективе может появиться возможность коррелировать профили генов с волнами отпечатков пальцев мозга. Это могло бы повысить статистическую достоверность результатов теста за счет исключения мешающих условий, таких как тревога или страх, и учета биологических состояний, таких как психопатия, которые, как известно, тесно связаны с антиобщественным поведением.

Ложные обвинения? Пройдите тест на полиграфе, чтобы очистить свое имя!

Ложные обвинения могут уничтожать и уничтожают жизни! Ваша репутация находится под угрозой, и результат этих часто необоснованных или злонамеренных обвинений может иметь серьезные пагубные последствия для жизни вовлеченного лица и окружающих.

Ситуация может быть хуже, если нет простого способа доказать ложность обвинения. При отсутствии каких-либо вещественных доказательств это может сводиться к вашему слову против другого; очистить свое имя может быть очень сложно.

В таких ситуациях мы имеем дело со многими людьми. Часто не по своей вине они обнаруживают, что их жизнь перевернулась с ног на голову. К сожалению, во многих ситуациях у других может быть предрасположенность считать эти обвинения правдой, вместо того, чтобы предполагать невиновность до тех пор, пока вина не будет доказана. Наши клиенты часто говорят нам, что даже если окружающие поддерживают и заверяют их, что они не верят обвинениям, наш клиент не может не задаться вопросом, правда ли это на самом деле или они находятся в глубине души есть ли сомнения относительно их невиновности.

Физические эффекты, от которых может пострадать человек, включают беспокойство, тревогу, возбуждение, бессонницу, депрессию и даже мысли о самоубийстве. Они могут злиться, шокироваться, терять уверенность и страдать от эмоциональных и физических травм. Они могут быть не в состоянии работать, их могут отстранить от работы, это может привести к серьезным финансовым стрессам. Репутация людей может быть повреждена, и им, возможно, придется потратить много времени, энергии и денег, пытаясь очистить свое имя.

Проверка на полиграфе может помочь вам восстановить вашу репутацию и облегчить некоторые физические и эмоциональные последствия.Многие клиенты сообщают нам, что способность доказать, что вы правдивы в том или ином вопросе, может улучшить как физическое, так и психическое благополучие. Они часто говорят о том, что нужно поднимать вес и о том, что после проверки на полиграфе можно намного лучше спать.

Когда вас ошибочно обвиняют в отсутствии подтверждающих доказательств, проверка на полиграфе может помочь вам очистить свое имя . Не стесняйтесь обращаться к нам, если вам нужна дополнительная информация.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *