Доверяем: %d0%b4%d0%be%d0%b2%d0%b5%d1%80%d1%8f%d0%b5%d0%bc – перевод с русского на английский

Содержание

Кому мы доверяем

Виктор Ерофеев: Наши гости – сотрудник Института философии Олег Аронсон, писатель, сценарист и общественный деятель Олег Козырев и у нас на подходе Евгений Киселев, которого вы хорошо знаете. Тема нашей сегодняшней предновогодней передачи – кому мы доверяем? Естественно, что мы доверяем Деду Морозу перед Новым годом. А вот кому еще, а кому мы не доверяем – об этом тоже поговорим.

Итак, проблема доверия. Почему мы ее сегодня ставим? Ну, просто потому, что в России сейчас такова ситуация, что нет единого центра доверия, к которому могли бы обратиться и сказать: давайте мы будем вам доверять, а вы возьмите наше доверие, помогайте, любите нас, развивайте и дальше страну так, как вы развиваете. Хотя, казалось бы, с другой стороны, в политической жизни определилось одно ядро, одна партия, один человек наверху. И вроде бы все у нас в порядке. Но вот это, что называется, вроде бы. А может быть, и не вроде бы. То есть мы сегодня попробуем вместе с вашей помощью, дорогие слушатели, определить, кто вызывает у нас доверие, кто тот самый, если не сказать лидер, но тот самый человек, учитель жизни, к которому мы стараемся прислушаться.

Пусть он будет политическим человеком или из интеллигенции, или из простых людей, из народа. Если у вас есть такие соображения, давайте мы это все с вами и обсудим.

Проблема доверия возникает тогда, когда действительно возникают проблемы. Вот есть проблема, связанная со свободой, есть проблема, связанная с развитием страны, и тогда мы начинаем оглядываться вокруг себя и интересоваться, кому мы доверяем. А может, мы доверяем только семье сейчас, а может быть, мы и себе не доверяем. Доверяем ли мы своим любимым людям, своим детям? Может быть, мы испрашиваем каких-то ответов на наши вопросы, например, у наших родителей? В общем, цели нашей передачи вам, я думаю, ясны. Мы и начинаем.

У нас сегодня в студии философ, сотрудник Института философии Олег Аронсон. Вот мы с него и начнем. А вообще, тема доверия как, на ваш взгляд, Олег, эта тема последнего столетия или вообще бесконечная, вечная тема? Откуда она берется? Откуда растут у нее ноги?


Олег Аронсон: Попробую сказать так. Я думаю, что вечных тем не бывает. Они когда-то возникают. И я думаю, что тема доверия возникает тогда, когда в нем дефицит определенный появляется. Трудно говорить сейчас так широко и обобщающе. Но мне кажется, что вообще доверие начинает утрачиваться с приходом государства. Государство как механизм, определенная организация людей начинает контролировать общество через законы, происходит отчуждение. А доверие – категория дозаконная. На доверии формируются ранние общества, общества без государства, можно так сказать, или первобытные, но я не очень люблю это название. Потому что такие общества просуществовали достаточно долго, и мы, например, знаем прекрасно, что, когда испанцы пришли в Америку, то они обнаружили иной тип общества индейцев – общества, основанного не на государственном правлении, а на правлении вождей, которые не обладали властью, но обладали доверием. Они не осуществляли власть в нашем привычном понимании, они не говорили людям, что им надо делать, но они были центром организации хаоса.

Доверие – это категория, которая связана с хаосом человеческих отношений.


Виктор Ерофеев: Очень интересно Олег говорит о доверии. Он говорит о доверии как форме организации общественного материала, то есть людей, в системе догосударственных образований.


Олег Аронсон:

Даже доправовых. Это некоторое первичное отношение к другому, которое право любая, даже очень позитивная, как нам кажется, правовая категория, например, право на жизнь, она уже является угрозой доверию.


Виктор Ерофеев: Смотрите, с доверия начинаем, доверием кончаем. Потому что если доверие к вождю, первобытному слову, которое вы не любите, мы испытываем, он опытный, он знающий, он тот, который нам покажет путь, то последняя стадия – это уже когда государство нам предлагает вождя, и мы испытываем к нему доверие или, может быть, недоверие, но нам нечего другого испытывать. Потому что мы до него не дотягиваемся, а ему до нас далеко.


Олег Аронсон: Я думаю, что лидер государства – это не человек, доверие – это человеческая категория.


Валерий Винокуров: Лидер государства – не человек? А то же это?


Олег Аронсон: Это институт. А к институту доверие – это вещь проблематичная. С этим надо очень сильно разбираться. Поэтому когда мне говорят, что выборы, например, в Думу есть акт доверия Путину, то я вижу в этом чистый подлог и не только я. Потому что фактически хотят превратить наш выбор, нам хотят навязать некоторое человеческое отношение к институту.


Виктор Ерофеев: Вот Леонид Владимирович задает интересный вопрос. Виктору Ерофееву он пишет: «Вопрос, который вы должны задать каждому участнику программы: доверяет ли каждый из них сам себе, прежде чем задавать этот вопрос кому-нибудь». Олег, доверяете ли вы сами себе?


Олег Аронсон: Я считаю, что самому себе никто не может доверять, даже если очень этого хочет.


Виктор Ерофеев: Почему?


Олег Аронсон: Даже если он абсолютно в этом уверен. Потому что категория индивидуального субъекта исключает идею доверия. Он целен этот индивидуальный субъект, я некоторое, и он как в своем я исключен из некоторого пространства, в котором только доверие и может возникнуть. Доверие всегда исходит от тебя к другому или от другого к тебе. Самому себе в этом смысле доверять невозможно.


Виктор Ерофеев: Понимаете, Леонид Владимирович, так что…


Евгений Киселев: Если бы мы всегда себе доверяли, то мы бы будильниками не пользовались. Почему мы заводим будильник? Потому что мы не доверяем самому себе, своей способности проснуться в назначенный час.


Виктор Ерофеев: Так что, Леонид Владимирович, вы видите, какая ситуация, мы не доверяем вашему вопросу, потому что, очевидно, вы не доверяете сами этому вопросу.


Олег Аронсон: Нет, вопросу я как раз доверяю очень хорошо.


Виктор Ерофеев: У нас Валентин из Рязани. Валентин, как дела с доверием в Рязани? Кому вы доверяете?


Слушатель: Почти никому.


Виктор Ерофеев: Объясните почему?


Слушатель: Потому что очень много таких случаев, когда в ответ на доверие получаешь совершенно другое, чем то, что ожидаешь.


Виктор Ерофеев: Понятно. Скажите, пожалуйста, можно ли исправить эту ситуацию? И что надо для этого сделать?


Слушатель: Я думаю, можно. Но только в том случае, если исключить посредников. Необходимо непосредственное общение, чтобы была какая-то ответственность. Только через ответственность возможно доверие.


Виктор Ерофеев: Интересно думают люди в Рязани – исключить посредника, то есть вести разговор тет-а-тет, посмотреть друг другу в глаза, как говорят в России.


Евгений Киселев: Это в Америке так. Президент одной страны смотрит в глаза президенту другой страны.


Виктор Ерофеев: И говорит: «Я знаю твою душу».


Евгений Киселев: Я увидел его душу.


Виктор Ерофеев: «Я доверяю Иисусу Христу, — пишет Сергей Митрофанов, — потому что он говорит понятно и делает чудеса».

У нас в студии другой Олег – Олег Козырев. Олег, ваше мнение о доверии.


Олег Козырев: Я не считаю, что доверие возникает в каких-то трудных ситуациях. Мне кажется, что мы вообще существуем в мире постоянно доверяющих друг другу людей. Мы доверяем врачу, мы доверяем шоферу, который может переехать на зеленый свет или не переехать. Мы доверяем друг другу постоянно.


Виктор Ерофеев: Наконец, жене время от времени доверяем.


Олег Козырев:

В метро, в школе.


Евгений Киселев: Врачу себя мы, я бы сказал, вверяем, но не доверяем.


Олег Козырев: Пожалуй, да.


Виктор Ерофеев: А как же насчет жены?


Евгений Киселев: Ну, тоже в некотором смысле вверяем.


Олег Козырев: На жену мы надеемся.


Евгений Киселев: На жену мы надеемся.


Олег Козырев: Но все равно мы бы не смогли жить, существовать в этом мире без какой-то системы координат. Все-таки в рамках этих координат мы друг другу как-то доверяем. Мы доверяем, по крайней мере, что врач – врач, и политик – политик.


Виктор Ерофеев:

А партнер – партнер. Все-таки надо сказать, что капитализм во многом построен на доверии.


Олег Козырев: Другое дело, что доверять легче тем, кто тебе доверяет. И вот когда мы говорим о политике, от политиков хотелось бы доверия в обратную сторону.


Виктор Ерофеев: Евгений, кому ты доверяешь?


Евгений Киселев: Никому не доверяю.


Виктор Ерофеев: Как ты дошел до жизни такой?


Евгений Киселев: Жизнь заставила, жизнь научила.


Виктор Ерофеев: А раньше доверял? То есть были такие времена, или это наивность – доверять кому-нибудь?


Евгений Киселев: Наверное, я чуточку преувеличиваю, я, может быть, сознательно обостряю эту проблему. Но мне кажется, что в стране, которая живет по закону зэков – не верь, не бойся, не проси, очень трудно возродить ту атмосферу доверия, которая была, предположим, в 19-м веке, когда было понятие чести, слова, веры, когда сделки между купцами заключались методом простого рукопожатия. И нарушить вот это вот данное купеческое слово, купеческое рукопожатие было равнозначно потере лица, потере чести. Когда было слово дворянина, слово офицера. А сейчас… Как можно вообще всерьез говорить о доверии каким-то нашим политикам, которые лгут, глядя тебе в глаза? Когда в бизнесе по-прежнему, может быть, только-только начинают избавляться от жизни по воровским законам, по законам понятий, когда основной глагол «кинуть». Вы знаете, наверное, многие слышали историю, как пришли руководители одной из партий, которые сейчас не попали в нашу Государственную Думу, к людям в Кремле, которые сказали: «Если вы хотите участвовать в предвыборной кампании, то пожалуйста финансирование только через подконтрольные нам структуры». Потом финансирование не появилось, они пришли, спросили: «А где деньги?» «Потратили деньги, больше денег не осталось». «Вы хотите сказать, что вы нас кинули?» «Ну, если вам так нравится, да, мы вас кинули». Вот такими законами живет страна. И позвольте, кому здесь можно доверять? И врачу я не доверяю, потому что я знаю качество медицинского обслуживания в этой стране и качество подготовки врачей.

Только-только они стали появляться. Даже в какой-нибудь дорогущей клинике вроде АО «Медицина», недалеко от Маяковки находится, даже там далеко не все благополучно. Поэтому я говорю: я вверяю себя водителю, я совершенно не уверен, не пил ли он накануне, но слава Богу, своему водителю я в этом смысле доверяю, своему личному водителю, который меня уже много лет возит.


Виктор Ерофеев: Тьфу-тьфу-тьфу, сплюнем.


Евгений Киселев: Но это результат накопленного опыта. Вот есть какой-то десяток людей, которых я знаю много-много лет, ближайших друзей, жену, водителя того же самого – им я в общем доверяю. Но проверяю. Помните, как Рейган любил говорить: «Доверяй, но проверяй».


Виктор Ерофеев: У нас сегодня просто обвал СМСок и телефонных звонков. Галина Леонидовна из Москвы, вы кому доверяете?


Слушатель: Я немножко не понимаю, почему так серьезно об этом говорить? Ведь мы с этим состоянием – доверяй – не доверяй – подсознательно все время сталкиваемся. Заходишь в магазин, я доверяю – не доверяю продукту, продавцу. С кем-то столкнулась на улице, что-то спрашиваешь у человека – тоже подсознательно доверяешь тому, что он говорит, или нет. Бесконечно доверяю, конечно, родителям, мужу, слава Богу, доверяю.


Виктор Ерофеев: Вот с родителями – четко, а с мужем – слава Богу.


Слушатель: Но другой вопрос – доверяем ли мы тем, доверие важно тогда, когда от нашего доверия тем людям, от которых зависит наша жизнь, — политикам, государственным деятелям и т.д. и т.п. Вот Ерофееву доверяю, отдаю должное Киселеву, но почему-то не всегда и не очень, не знаю почему, при всем уважении. Это как-то так бывает. Все время мы живем с этим состоянием. А вот серьезно говорить о том, доверяем ли мы Путину и кого мы выбираем и почему – вот это очень серьезно.


Виктор Ерофеев: Когда вы говорили, я подумал о том, что в самом деле, вот женщина садится в машину, вечер, она хочет ехать домой, она уже должна доверять этому человеку, потому что она вверяет и жизнь, и честь порой. Это страшно. У нас проблема доверия – это проблема просто ежеминутная. И нам надо очень сильно крутиться, чтобы понимать, и развивается интуиция. Мы – народ, который когда надо принимать быстрые решения, мы работаем на уровне интуиции: можно сесть с этим водителем, нельзя, можно пойти на вечеринку с тем или с другим человеком или нельзя.

Тут есть и такие сообщения: «Ноги у этой темы растут из попы. А кто во все верит, того ждет полный мрак», — Аграня из Москвы.

Из Санкт-Петербурга нам звонит Александр. А вы кому доверяете?


Слушатель: Во-первых, понравилось то, что сказал Киселев, тонкая дефиниция – вверяю и доверяю. Вот мне бы хотелось услышать от философа, доверие – это акт до веры? Есть вера – вертикаль абсолют, а вот это горизонталь между такими же двуногими.


Олег Аронсон: Я согласен, конечно, и с дамой, которая говорила про бессознательное доверие, подсознательное, и с молодым человеком, который действительно указал на правильную вещь. Хотя в других языках это не звучит, но доверие действительно это более мягкая, более тонкая категория, чем вера. Она почти эфемерна. То есть вера уже задает достаточно жесткие рамки нашего отношения. Доверие – это такая пыльца, рассеянная, причем она достаточно странная, я бы сказал. Потому что вы говорите, что женщина доверяет человеку, когда садится в машину. Я думаю, она, может быть, просто рискует. Риск – же тоже есть такая категория. Некоторые рискуют, а не доверяют. Здесь и чувство страха может быть. Доверие, мне кажется, в другом.


Виктор Ерофеев: Дело в том, что у нас рискуют вообще сделать следующий шаг. Рискуешь плюс доверие или рискуешь минус доверие.


Олег Аронсон: Хочу уточнить. Евгений Киселев сказал: «Доверяй, но проверяй», но эта уже сама пословица, поговорка – это уже некий культурный механизм, который уничтожает идею доверия экономической категорией проверки, рациональной категории. Доверие – дорациональная категория. Оно в себя включает возможность его нарушения. И эта возможность всегда присутствует. Мы доверяем, всегда не зная и не имея возможности проверить. Если мы имеем возможность проверить, то это уже не доверие, это корпоративная этика, например, которая в рукопожатии купцов формируется. Доверие не формируется. Доверие находится на уровне первичных отношений. То, что философ Левинас называл этической перцепцией — некоторый опыт общности, который предшествует опыту индивидуальных рациональных категорий.


Виктор Ерофеев: Олег пишет: «Есть такое понятие «мошенничество на доверии». Значит ли это, что любой политик, проводящий референдум о доверии к себе, есть мошенник?»


Олег Козырев: Я думаю, что человек, который часто спрашивает мнение людей о себе, на самом деле, им доверяет. Соответственно, политик, который доверяет людям, что они разберутся в том, какой он, он хороший политик.


Виктор Ерофеев: Я ждал такого сообщения, и оно пришло. Андрей из Одинцово: «Я не доверяю милиции, хотя там есть телефон доверия. Недавно меня незаконно задержали. После КПЗ я позвонил по телефону доверия, меня выслушали, и на этом все кончилось». Женя, Андрей затрагивает на самом деле очень важную тему. Те самые органы, которым мы должны доверять, для того, чтобы они защищали нашу жизнь, нашу безопасность, они у нас находятся в прямо противоположном состоянии – боязни. Огромное количество людей в России боится милицию, реально боится.


Евгений Киселев: И не только милицию.


Виктор Ерофеев: И не только милицию. Совсем недавно, вынося дочку из машины, забыл закрыть переднюю дверь. Приехала милиция, увидела, нашли меня, мою квартиру, позвонили, и когда они вошли в дверь, первое чувство было чувство жуткого страха. Хотя потом они оказались замечательными ребятами, даже красивыми. Кстати, если они нас слушают, большое спасибо, потому что вытащили бы из машины все. Мы спустились, слава Богу, все было в порядке. Но, с другой стороны, вот это вот островок как бы нормальной жизни, пришли – помогли. А почему вот, как случилось? Ты говорил о 19-м веке. С чего началось недоверие? Вот это тема, которая меня очень волнует. Что, Ленин сказал: «Давайте не будем доверять друг другу?» Как это зацепилось и пошло?


Евгений Киселев: Мне сложно конкурировать с Олегом Аронсоном, потому что мне кажется, он очень точно расставляет акценты, когда говорит о разного рода материях философских. Но все-таки мне кажется, что от большевизма, от большевистских порядков это пошло, от диктатуры пролетариата, от деспотии, от репрессий, когда власть стала инструментом подавления, жестокого, массового подавления, когда люди стали бояться стука в дверь, скрипа колес ночью под окном, когда вообще всякое приближение к власти, особенно к той части государственного аппарата, который и является механизмом подавления, принуждения. Не собес, хотя собесу тоже доверия все меньше и меньше. Раньше пенсии платили, как часы. Потом перестали пенсии платить вовремя или перестали платить вообще в первые тяжелые постсоветские годы. И там тоже доверие улетучилось. Раньше доверяли сберкассе, потому что знали: положил ты на срочный вклад под 3%, и вот тебе эти 3% обязательно вернутся к концу года. А потом, когда появились частные банки, и выяснилось, что они тоже могут кидать, объявлять себя банкротами, не выплачивать деньги вкладчикам, перестали доверять банкам. А когда-то было выражение: «Все точно, как в сберкассе».


Виктор Ерофеев: Сегодня брал деньги в сбербанке, и что-то там заело в машинке, а мне нужны были деньги, и я тоже почувствовал, что я общаюсь с государством. А вдруг заело и сказали: «Все, Ерофееву больше денег не даем». «Почему?» «А вот просто не даем деньги и все».


Евгений Киселев: При этом, Виктор, все-таки действительно ты сказал одну важную вещь, что выяснилось что эти ребята, милиционеры – хорошие, добрые, симпатичные, внимательные. Вот это обидно, потому что на самом деле мне кажется, ведь есть люди, которые идут служить в армию, потому что у них есть, может быть, в молодости, когда они поступают учиться в военные училища или в академию, у них есть какие-то прекрасные идеалистические представления о том, чтобы служить Отечеству, продолжать традицию офицерскую, которая, может быть, есть в семье, которая восходит к деду или даже к прадеду.


Виктор Ерофеев: К фронтовикам.


Евгений Киселев: Есть люди, которые действительно идут служить в милицию, может быть, для того, чтобы быть такими честными ментами, как сами милиционеры о себе говорят. Это не я придумал выражение. Честный мент – это выражение самих сотрудников правоохранительных органов. К которому в последнее время добавился иронический оттенок, потому что очень много людей, которые крышуют, например. Коррупция, которая разъедает. Что сейчас, мне кажется, уничтожает доверие к государственным институтам? Коррупция, колоссальная коррупция. Как может рядовой гражданин доверять чиновникам, если ему в руки попадет, кажется, октябрьский номер журнала GQ , где мы с тобой, Виктор, периодически пишем, и вот там такая подача, как говорят журналисты, на много-много страниц фотографии наших государственных чиновников и их запястий. И говорится: вот у этого часы такие-то «Вышерон Константин», а у этого часы «Пиаже», а у этого – «Жерар Пириго», а у этого – «Бреге». И даются цифры, сколько эти часики стоят. Я не люблю считать деньги в чужом кармане, но вот это вопиющая история, когда видно, что у всех там мало-мальски заметных чиновников на руке по состоянию, с точки зрения рядового гражданина.


Виктор Ерофеев: Я тебе хочу сказать, что я был в этом году на одном из курортов Швейцарии. И туда специально приехала группа товарищей, чтобы купить своему начальнику часы за (они, конечно, не сказали, но там нашлись люди, которые были настолько поражены, что мне открыли) полмиллиона долларов.

Тамара Ивановна нам звонит из Москвы. Как у вас с доверием?


Слушатель: Я хочу просто сказать добрые слова Евгению Киселеву.


Виктор Ерофеев: Ой, как приятно!


Слушатель: Мы его помним, НТВ, людей, которые работали, вы были как луч в этом царстве. И помню ваш голос. Ничего просто так не проходит.

Теперь я хочу сказать о доверии политическом. Такие монстры пришли к власти. Я, например, голосовала за «Яблоко», но беззубое «Яблоко», поздно спохватившийся СПС. Партиям не верю. Верю одним людям. Ерофееву верю, Киселеву, Каспарову, Шендеровичу, вам верю, Рыжкову. Но это так мало – личность против… Просто шпана пришла к власти, можно сказать. Я, вообще, психолог, самое ужасное не то, что они пришли к власти, что тебя подмяли, наворовали. Дело в том, что общая апатия, это просто болезнь общества какая-то.


Виктор Ерофеев: Тамара Ивановна, а вот как вы пришли к тому, что вы стали доверять Киселеву? Почему? По интонации голоса, что он говорил, как он себя вел?


Слушатель: У меня один есть критерий. Если человек говорит, как я думаю. Киселев останется в истории со знаком плюс, а всякие Беловы и другие, как сказал Познер, не отмоются никогда. Но кто бы ни говорил, ни Сорокина, ни Шендерович, ни Киселев: надо же, и я так думаю, и я так думаю. Но я не думаю, что я такая умная, как Шендерович, Сорокина и Киселев. Но значит они говорили какие-то общечеловеческие вещи. Есть же правда на свете, истина, она одна. А все остальное – манипуляции.


Виктор Ерофеев: Как вы замечательно говорите.


Евгений Киселев: Спасибо большое.


Виктор Ерофеев: Я вижу, что Женя тронут. Он – сильный мужчина, и видеть его таким тронутым мне очень приятно.

«Спасибо Радио Свобода , — пишет Терещук. – Очень хорошая тема. В настоящее время доверяю Буковскому. ЦИК его не зарегистрировал. Но нет худа без добра».

Михаил из Москвы звонит. А вы кому доверяете?


Слушатель: Чтобы далеко не ходить, я скажу, что вам доверяю. Целиком доверяю той женщине, которая только что говорила. Можно сказать, что она сказала все то, что мог бы сказать я.


Виктор Ерофеев: Это очень приятно. Вот видите, нам позвонила такая женщина, с таким теплым голосом, что я тоже пропитался к ней доверием.


Слушатель: И к тому же она – психолог, значит, это как-то придает вес моему мнению, чем-то оно подтверждено. Я начала перебирать, моя кафедра, доверяю я ей или нет? Смотря кому. Есть женщина, которая меня по-женски жалеет, я ей могу какие-то свои проблемы рассказать, она мне по работе может помочь. С другими можно обсудить очень сложную проблему, но только в этой области, и никак иначе. Я Ходорковскому с Платоном Лебедевым вполне доверяю в каком смысле? В таком смысле, что если бы действительно не вязать им варежек, то они могли бы… Я бы за ними как-то наблюдал. Они могли бы огромный пост принести стране.


Виктор Ерофеев: Это, кстати, замечательный русский философ Василий Васильевич Розанов, который не был либералом, но писал с отчаянием о том, какую глупость сделала власть, что посадила Чернышевского. Он человек такой кипучей энергии, если бы его правильно направить, он бы столько сделал для России, чего бы ни сделали огромное количество губернаторов и генерал-губернаторов. Действительно, ведь можно было поступить иначе. Но тут, наверное, вопрос уже решался даже не политически. Тут уже вопрос – нашла коса на камень.

Иван нас спрашивает: «Доверяете ли вы себе и ваши окружающие доверяют ли себе?» Я хочу обратиться к Олегу Козыреву. Олег, можно ли быть общественным деятелем, если вы не доверяете себе и видите, что ваши окружающие не доверяют себе? Что делать? Может быть, есть разные степени доверия? Личное доверие, общественное доверие, политическое доверие? Может быть, не надо все вместе? Доверие жены – это личный, интимный вопрос. Если не доверяешь жене, с ней страшно спать. А вот если общественное, то можно в чем-то не доверять и все-таки бороться за общее дело. Как вы разграничиваете?


Олег Козырев: Все-таки я не разграничиваю. Потому что мне кажется, это вещи абсолютные, как любовь, всегда верить. Доверие для меня не делится на категории: доверие в семье, доверие в политике. Действительно, есть ситуации, в которых я бы не доверил себе что-то. Например, в чем-то я не лучше разбираюсь, справляюсь. И политика – одна из таких вещей, где мы доверяем другим людям тоже, каким-то соратникам, каким-то авторитетам, профессионалам. И для меня очень важная вещь – то, что мы действительно живем в такой атмосфере, когда нас учат не доверять друг другу, когда государственная политика фактически строится на том, что вы сами ничего не сможете, те люди, которые вам говорят правду, они на самом деле спонсируемы оттуда или отсюда.


Виктор Ерофеев: Это постоянно.


Олег Козырев: А я не хочу не доверять Евгению Киселеву, я не хочу не доверять Виктору Шендеровичу, я не хочу не доверять политикам, молодым ли – Маше Гайдар, Илье Яшину или взрослым – Никите Белых, или старшему поколению, как Валерии Ильиничне Новодворской. Лучше я чуть больше где-то ошибусь и чуть больше где-то пострадаю, но чтобы доверия стало больше между нами. И в конечном итоге, может быть, эти глупые лопухи, которые доверяют, люди, которые как бы не знают жизни, но в конечном итоге именно они приходят к нам на помощь, когда мы сталкиваемся с милицией, с армией или с чем-то несправедливым в этой жизни. Именно они стоят пикетами у тех КПЗ, где нас держат. Мне хочется, чтобы людей, которые доверяют, было больше. Мне хочется, чтобы я больше доверял людям.


Виктор Ерофеев: Вернемся к философским вопросам. А мне кажется, что определенная часть творчества строится именно на том, что доверие сломано. Мне вспоминается рассказ моего друга замечательного писателя Володи Сорокина. Он говорит, что мое творчество началось с того, что я приехал в Крым, и там такая природа, там все пахло персиками, он смотрел на море, ему было 14 лет. И вдруг он услышал какие-то крики, в какой-то каморке муж бил жену. И у него вот этот романтизм, это доверие к миру, даже не к мужу этой женщины, не к семейному положению, сломалось. Видимо, горечь разочарования нам дарит невероятное большое количество произведений искусства, наверное, философии тоже. Я знаю, что я ничего не знаю – тоже крайняя степень, экстремальная степень недоверия Сократа к самому себе. Как вы думаете, нужно ли нам такое недоверие, чтобы рождалось творчество, прямо противоположное общественному?


Олег Аронсон: Моя позиция в этом вопросе такая. Я очень люблю разного рода творчество и искусство. Прекрасно могу оценить, как оно может быть спровоцировано разного рода недоверием или неврозами иного плана, я бы сказал так. Но если говорить предельно, мне больше симпатично общество доверия без искусства, чем общество, где царит прекрасное, построенное на недоверии. Но здесь сложный вопрос. Дело в том, что доверие – это странная вещь, она очень темная, в отличие от недоверия, которое всегда ясное. Доверие – очень темная вещь. Допустим, мы знаем, что художник нас обманывает, и мы ему доверяем, потому что искусство – это обман в каком-то смысле, даже когда оно говорит правду. Но я бы сейчас хотел обратиться к каким-то темам, которые были затронуты, связанные именно с политикой и с тем, что говорил Евгений Киселев, как было сломано в советское время с помощью системы советской доверие, и к тому, что Олег Козырев говорил о политиках, которым нам бы хотелось верить. Мое мнение такое, что доверие – категория принципиально аполитичная. И когда оно попадает в политику, то оно уже используется кем-то.


Виктор Ерофеев: Как инструмент.


Олег Аронсон: Как инструмент. Нас уже используют, когда доверие попадает в политику. Политика – это зона, где доверия нет, а если оно нам там кажется, то нас уже кто-то использует. И в этом смысле вся система европейской цивилизации сформировалась так, что нам лучше быть в политике, нам лучше быть в государстве, которое нас использует, нам навязали такие условия, что лучше жить без доверия, но передав функцию своего действия доверительного кому-то – власти, политикам.


Виктор Ерофеев: Социальный договор.


Олег Аронсон: Да, общественный договор – то, что можно было бы назвать. Мне кажется, что здесь надо затронуть такие вещи, которые в 19-м веке возникли, когда появилась проблема иного типа политики и иного типа общества, которое противостояло до тоталитаризма той государственной системе насилия, которая существовала и тогда тоже. И тогда тоже была бюрократия. И тогда тоже было колоссальное недоверие. Достаточно вспомнить русскую литературу 19-го века. Я говорю прежде всего об анархических теориях, потому что доверие – это один из атомов анархизма. И то, что пишет Кропоткин, например, когда он анализирует забастовки, когда доверие людей друг к другу, бастующих между прочим, и их договор против власти создает вертикальные связи, и он показывает на примере периода японской войны, как тем не менее продолжают и даже лучше начинают работать железные дороги, экономические отношения, когда это строится не по приказу власти, а на доверии соучастников сообщества.


Виктор Ерофеев: Так это тема вообще нашей страны. Это огромная тема. Женя, мы с тобой расслабились, и тут же оба получили по мозгам. Ты от Натальи, прочту про себя. «Уважаемый Ерофеев, — пишет Леонид, – в первую очередь, я не верю вам, потому что вы лживый и невежественный. Вы служите на подрывной радиостанции». Вот слушают подрывную радиостанцию.


Евгений Киселев: Может, он по долгу службы ее слушает?


Виктор Ерофеев: «Получаете немалые деньги за то, что вы навешиваете лапшу на уши вашим слушателям, подобным этой даме-психологу». Надо же, и даму обидели. Вот, Леонид, спасибо, я учту ваше мнение.

Звонит Петр из Москвы. Ваше ощущение, можем ли мы доверять ближним?


Слушатель: Я доверяю ближним своим, естественно. Я хотел сказать немножко о другом. Я человек маленький, и кому я доверяю, не очень интересно. Но я хотел сказать о том институте доверия в форме выдвижения на вершину пирамиды, которой занимается сегодня наша власть. Вот я смотрю только телевизор или программу Познера с участием Виктора Ерофеева. И вот что я там слышу? Что идет следующий на эту вершину пирамиды нормальный человек с хорошим взглядом, другие говорят: «Он интеллигентный и не из КГБ». Все правильно, так и есть. Но ведь этот же человек уже говорит, что он не позволит мне выбирать мэра города Москвы, потому что я, по-видимому, до чего-то еще не дозрел. Вот такая у нас форма власти. И еще, диктатура пролетариата, большевизма – штука зверь. Я живу в Москве и жду этого стука в дверь, когда мне Юрий Михайлович Лужков скажет: «Собирай свои пожитки и переселяйся в другое место».


Виктор Ерофеев: Во-первых, Петр, вот русская скромность – сказать «я – маленький человек». А сказали вообще замечательно, умно. Тут сидят мои прекрасные гости и кивали вам. И не считайте себя маленьким человеком, не надо. И ваша тонкость, и умение сказать, так выразить мысль. Я представляю, позвонить на радио, там сидят какие-то непонятные люди или понятные, но все-таки не до конца, и вдруг раз, и все это сказать, сформулировать – это не просто.

Павел подключился из Москвы. А у вас какое мнение о доверии?


Слушатель: Прежде всего, я хотел бы дать вам хороший совет, испытанный на себе. Если вы боитесь своей жены и не доверяете ей, боитесь спать с ней, то у интеллигентных людей есть для этого ванная комната. Во-вторых, давайте спросить конкретно товарища Киселева, какие конкретно товарища Киселева, какие у него на руке часы, на какой машине он ездит, в какой квартире он живет, какой дачный участок, на нем какой дом находится? И когда мы получим ответ, мы спросим, мог ли бы он 50% от своей зарплаты отправлять на конкретный детский дом и обслуживать его?


Евгений Киселев: Павел, у меня дорогие часы на руке и у меня дорогая машина, и у меня хороший дом загородный, и у меня квартира приличная. И я это все заработал. И, кстати, деньги не на детский дом, а одному несчастному больному мальчику я отправляю каждый месяц. А эти деньги я заработал. Я говорил о другом. Я говорил о том, что чиновники государственные в бедной стране не имеют права жить в такой роскоши, в которой они живут сегодня.


Виктор Ерофеев: Эмиль Викторович, пожалуйста.


Слушатель: Я считаю, в этом мире можно доверять только Всевышнему. Захочет помиловать – помилует, захочет казнить – казнит. Читайте книгу Иова из Ветхого завета.


Виктор Ерофеев: Кстати говоря, многие прислали сообщения, что только доверяют Богу. То есть еще веры нет, но доверие есть, первая стадия. Но и это уже хорошо.


Олег Аронсон: Кстати, праведники боролись с Богом, тот же Иов с ним полемизировал.


Виктор Ерофеев: Да, богоборчество – тоже тема большая. Мы сегодня открыли для нас в студии интересного философа и интересного общественного деятеля. Оба – Олеги, я видел, как Женя с интересом слушал, я тоже. Так что я думаю, мы продолжим наше знакомство и еще повидаемся на наших передачах. Я понимаю, что сегодня не последняя передача в этом году наша, но давайте поздравим наших слушателей, простим тем, кто не ведает, чего пишет. Но тем не менее, я считаю, что каждый слушатель, как каждый читатель, — это человек, которого мы должны уважать. Так что с Новым наступающим годом! А кто католик или западных исповеданий – тем уже совсем скоро будет замечательный праздник Рождество.


Индекс доверия или кому мы действительно доверяем — Маркетинг на vc.ru

Дмитрий Малянов, сооснователь AdHive — платформы инфлюенсер маркетинга.

{«id»:45362,»url»:»https:\/\/vc.ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem»,»title»:»\u0418\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441 \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u044f \u0438\u043b\u0438 \u043a\u043e\u043c\u0443 \u043c\u044b \u0434\u0435\u0439\u0441\u0442\u0432\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u044f\u0435\u043c»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook. com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem&title=\u0418\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441 \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u044f \u0438\u043b\u0438 \u043a\u043e\u043c\u0443 \u043c\u044b \u0434\u0435\u0439\u0441\u0442\u0432\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u044f\u0435\u043c»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem&text=\u0418\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441 \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u044f \u0438\u043b\u0438 \u043a\u043e\u043c\u0443 \u043c\u044b \u0434\u0435\u0439\u0441\u0442\u0432\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u044f\u0435\u043c»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc. ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem&text=\u0418\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441 \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u044f \u0438\u043b\u0438 \u043a\u043e\u043c\u0443 \u043c\u044b \u0434\u0435\u0439\u0441\u0442\u0432\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u044f\u0435\u043c»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0418\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441 \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u0438\u044f \u0438\u043b\u0438 \u043a\u043e\u043c\u0443 \u043c\u044b \u0434\u0435\u0439\u0441\u0442\u0432\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e \u0434\u043e\u0432\u0435\u0440\u044f\u0435\u043c&body=https:\/\/vc. ru\/marketing\/45362-indeks-doveriya-ili-komu-my-deystvitelno-doveryaem»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

3715 просмотров

Каждый из нас находится внутри своей социальной группы. Мы все подключены к каким-либо сетям, ежедневно делимся друг с другом новостями — плохими или хорошими, получаем тонны информации от других, сопереживаем им или радуемся. И уже не замечаем, когда наши “друзья” сознательно или нет, навязывают нам бренды, продукты или услуги.

Мой ближний круг коллег в AdHive

Ближний круг — это важно

Люди склонны больше доверять соседям и друзьям, нежели звездам, политикам и другим публичным лицам. Согласно последним данным Edelman Trust Barometer, 7 из 10 респондентов во всем мире боятся фейковых новостей и ложной информации, используемой в качестве информационного “оружия”. 59% респондентов утверждают, что им становится все труднее сказать, была ли новость создана авторитетной медиа-организацией или спикером, они не различают пропаганду и генерируемый рекламный контент.

Информационный шум и огромное количество контента в соцсетях вынуждает нас выбирать. В этом году впервые за историю Edelman Trust Barometer, упало доверие к средствам массовой информации, в то же время авторитет самих журналистов значительно вырос. Этот парадокс, в том числе вызван размытостью определения, что сегодня есть средство массовой информации. Так, например, ряд респондентов обращают внимание на новости в социальных медиа (48% респондентов) и даже поисковых системах (25%), где часто появляется нативная реклама и вбросы пропаганды. Особенно этот тренд заметен в странах с западной философией, в основе которой лежит критическое мышление. Для сравнения, в США уровень доверия ко всем учреждениям за год снизился на 37%, в то время как в Китае, наоборот, вырос на 27 %, в основном за счет бекграунда восточной философии.

Мир вращается вокруг доверия. Платформы социальных сетей увеличили круг друзей человека. И это на руку маркетологам, поскольку люди с большей вероятностью доверяют рекомендациям от людей, которых они знают. Людей всегда интересовало, что происходит у соседа, он ближе и понятнее, с ним проще отождествить себя, а значит и доверия к нему гораздо больше. Как следствие, и посты от его читаешь куда более вдумчиво и внимательно. Согласно отчету Nielsen’s Global Trust, потребители на 92% чаще доверяют своим соседям и рекомендациям ближнего окружения, когда речь заходит о принятии решений о покупке. Вот почему многие бренды все чаще и чаще ищут бренд-амбассадоров среди обыкновенных непубличных персон.

Общий тренд 2018 года согласно последнему исследование Social Report, преобладание пользовательского контента (User Generated Content) на социальных платформах перед контентом брендированным с точки зрения укрепления доверия и создания положительного впечатления от потенциальных клиентов. Тон здесь задает Instagram. Согласно Kleiner Perkins Caufield & Byers, пользовательский контент в этой социальной сети, как правило, получают больше участия, что приводит к лучшей приоритизации алгоритма внутри Instargam.

Сетевая слепота как тренд

В мире заппинга (прим. авт. беспорядочно переключение каналов во время просмотра тв) деньги привлекает тот, кто управляет вниманием. В век эдблока мозг не замечает рекламные посты. Если раньше рекламный рынок боролся с баннерной слепотой на улицах города, то теперь добавилась слепота сетевая. Самая читабельная и запоминающаяся информация на сегодняшний день — текст не более 300 слов, снабженный картинкой. Тенденция последних лет — возврат лонгридов. Во многом благодаря старту работы платформы Medium и развитию платформы Instagram. (прим. авт. данные https://torquemag.io — сайт номинирован Silver Stevie International Business Award в категории Best Company Publication)

Одним из способов обратить на себя внимание своей аудитории сегодня стало засилие провокационного контента. В ход идет все. Откровенные эпатирующие фото в стиле “ню”, агрессивная реклама на табуированные темы, политика, карикатуры, сарказм, анархия. Смешиваются порно, криптовалюта и пенсионная реформа. Но то, что годно для человека, не всегда допустимо для брендов. В качестве примеров можно привести агрессивный маркетинг двух брендов — Benetton и Burger King. И если в случае первого — провокативная бренд айдентика не мешает ему продавать классический стиль одежды, то в случае Burger King — эпатаж заставляет извиняться компанию почти через раз.

Микроинфлюенсеры — спасение AdTech-а

Тенденция последнего десятилетия -работа с микроинфлюенсерами — блогерами с количеством подписчиков от 1 000 до 10 000 человек (исследование Snapapp.com), а также таргетированными лицами из числа знакомых и близких отдельного взятого человека — ядра целевой аудитории.

На фоне вышколенной граммотно правильной информации классических рекламных кампаний, посты микроинфлюенсеров, написанные простым языком и даже с ошибками, продают куда более эффективнее, чем астрономические инвестиции в диджитал-маркетинг и SEO. Классические схемы продвижения в Интернете сегодня не работают, и если делаешь по старинке, то результат получается хуже. Как и во всем в жизни, чем больше вы что-то делаете, тем меньшее вознаграждение вы получаете за каждое последующее действие. По закону уменьшения отдачи работает почти всё. Концепция уменьшения отдачи работает применительно к еде, сексу, сну, употреблению алкоголя, чтению книг, спортивным тренировкам, отпускам, потреблению кофеина и работе с крупными блогерами. Работа с микроинфлюенсерами в рамках платформы Adhive денег рекламодателю не сэкономит, но повысит эффективную отдачу от них.

Микроинфлюенсеры — это большинство пользователей всех соцсетей. Прокачанные лидеры мнений с многомиллионной аудиторией и, конечно, непомерным эго, уже ставшим болью для многих рекламодателей, составляют лишь малую долю всемирной блогосферы. Меж тем, огромная масса мелких и средних блогеров — до сих пор недооцененный инструмент влияния. И пока общение в социальных сетях не превратилось в постоянную рекламу и саморекламу, для брендов — это огромный ресурс качественного диалога со своей целевой аудиторией.

Если говорить о собственном опыте, то в рамках платформы AdHive на сегодняшний день уже проработано более 20 удачных кейсов работы с брендами. Особенно были показательны кейсы агентства по недвижимости МИЦ и зубной пасты Splat. Посты о продуктах, написанные своими словами, принесли значительную вовлеченность в бренд всем трем компаниям.

Все дело в психологии человека и фактах. Согласно последнему исследованию HelloSociety, микроинфлюенсеры дают на 60% больше вовлеченности в бренд, в силу большего контакта с аудиторией и собственными фолловерами. В том же исследовании было замечено, что контент микроинфлюенсеров в 6. 7 раз более эффективный с точки зрения конечных продаж и генерации лидов по сравнению с крупными блогерами.

Так, например, реклама зубной пасты Splat собрала более 70 000 лайков, 643 комментария, общий охват аудитории составил 207 446 человек, вовлеченность аудитории составила 12%, более 300 794 просмотров. Более 70 процентов аудитории рекламного поста составили девушки. и 26.1% — мужчины.

В случае с нативной рекламной кампанией МИЦ, основная задача которой была поднять проблемы аренды или покупки недвижимости в Москве и области, и озвучить позитивный опыт работы с компанией. Общее количество просмотров компании составило 26027, при этом посты собрали более 800 лайков и в 290 комментариев.

Не менее успешна нативка и в работе с технологическими проектами — блокчейн проектами, криптографическими идеями, проектами медицинской тематики. Если разобраться, то существует достаточно маленькое количество продуктов, которые нельзя рекламировать через интернет-блогинг. И здесь только вопрос в законодательстве или личных границах допустимого. Хотя и тут существуют площадки для поля деятельности — тот же дарк веб или Silk Road.

Основной месседж, на котором необходимо строить весь нативный контент в социальных сетях — люди просто делятся опытом. Я пью эту воду бренда А — и это мой осознанный выбор. Вот эти вот витаминки я сам себе купил, потому что я долго думал и придумал, что это полезно и ЗОЖ.

Задача любого блогера — показать себя в лучшем свете, казаться более продвинутым или быть своим в среде своей целевой аудитории, вызывать эмоции, добавлять призыв к действию, стимулируйте к обратной связи и быть со своим читателем на ты. Йона Бергер в книге “Заразительный” выделил несколько предпосылок, по которым контент становится виральным.

  • Триггеры — мысли о пробках, начальнике, понедельнике, пятнице, кофе — все. что у людей на уме в течение дня.
  • Социальный капитал — можете немного поумничать и пококектничать перед своим читателем, выступить в роли гуру, поделиться современной фотографией из музея современного искусства, спа-центра или иммерсивного театра.
  • Эмоционируйте свой бренд — люди замечают то, что у них вызывает сильные эмоции — умиление, радость, гнев, смех. Вот почему так много репостов мемов, гифок и другой милоты и шуток, которые обычно наиболее часто репостятся в сети
  • Стадное чувство — новый Iphone, новый мем, вайн и вы выполнили вашу программу минимум — максимум.
  • Практическая ценность — ваши читатели будут вам благодарны за интересную и полезную информацию или лайфхак
  • Интересная история — истории из жизни всегда интересны, даже если это банальность.

Список может быть продолжен. Включайте фантазию и не забывайте о ваше й главной цели — интересе читателя и фолловера.

Хотим мы того или нет, но в ближайшем будущем все больше людей станут обращать внимание на своих подписчиков, на активность в соцсетях, как собственную, так и друзей, на распространение самой информации через соцсети, как основной информационный канал. В 2018 компании уже начали строить свои комьюнити с помощью микроинфлюенсеров — обычных людей, которым верят их соседи, которые являются самыми наодоценными на сегодня источниками опыта, мнений и информации, и в 2019 этот тренд будет только усиливаться, и мы готовы активно помогать всем, кто готов развиваться в этом направлении.

«Мы доверяем друг другу гораздо больше, чем 10-20 лет назад, но полного доверия нет»

Известный британский военный аналитик, бывший командующий пехотными войсками Великобритании и консультант НАТО ЧАРЛЬЗ ХЕЙМАН объяснил корреспонденту «Ъ» ЕЛЕНЕ ЧЕРНЕНКО, какие факторы тормозят создание совместной системы ПРО.

— Что вы думаете о предложении президента России по созданию секторальной системы ПРО с НАТО?

— На дипломатическом уровне и в целом на уровне международных отношений предложение Дмитрия Медведева имеет большую ценность и смысл. Если бы такую систему удалось создать, это очень позитивно отразилось бы на безопасности Европы, России и США. Однако технических проблем совместимости так много, что они кажутся непреодолимыми. Поэтому я и не думаю, что это вопрос ближайшего времени.

— Технических проблем? Российские эксперты говорят, что это чисто политическое решение. ..

— Нет, я с этим не согласен. В России думают только о позиции США, забывая о том, сколь важную роль в решениях НАТО играет Европейский союз. Ведь действия НАТО должны согласовываться и технически координироваться со всеми членами Североатлантического альянса, это гигантская работа. А тут речь идет о создании совместной системы ПРО с государством, не являющимся членом альянса. Государством, которое даже к оценкам потенциальных угроз подходит иначе. У нас разные цели на международной арене, разные представления о том, кто является нашими противниками. А главное — нет 100-процентного доверия. Да, мы доверяем друг другу гораздо больше, чем 10-20 лет назад, но полного доверия нет. Создание же совместной системы ПРО предполагает полную прозрачность, координацию действий, интеграцию технологий и равный доступ к стратегически важной и оперативно значимой информации. Воплотить все это на деле гораздо сложнее, чем просто подписать какое-то соглашение на бумаге.

— То есть российский проект утопичен?

— Нет, и я на самом деле очень рад, что Россия выступила с таким предложением. И ей не стоит сдаваться, даже если сейчас ответ ее западных партнеров не будет удовлетворительным. В конце концов что-то хорошее из этого получится. Но не скоро.

Загвоздка еще и в стоимости создания совместной системы ПРО. Ведь система противоракетной обороны Европы станет фактически частью или, точнее, продолжением американской ПРО, которая уже начала воплощаться в жизнь. Там уже инвестированы какие-то деньги, заключены какие-то контракты и так далее. Переверстать все это тоже непросто и недешево.

То есть в целом вопрос упирается в отсутствие доверия, деньги, технические проблемы совместимости и ряд других факторов. Ведь некоторые страны НАТО просто-напросто не хотят создавать совместную с Россией противоракетную оборону. Опять же из-за отсутствия доверия.

— Ну официально-то эти страны, а мы, очевидно, говорим о Польше и странах Балтии, ссылаются на пятую статью Вашингтонского договора и невозможность отдать свою безопасность на аутсорсинг внешнему игроку.

— Да, и в этом есть логика. Не забывайте, что у той же Польши долгая история взаимоотношений с Россией, которые далеко не всегда были безоблачными. Они совершенно не похожи на отношения, скажем, той же Великобритании и России. Из Лондона Москва смотрится совсем иначе, чем из Варшавы.

— Или из Брюсселя. Я недавно разговаривала в штаб-квартире НАТО с одним американским дипломатом, который заявил, что альянс прекрасно справился с созданием системы ПРО и без РФ. «Единственное, почему мы разговариваем с Москвой на эту тему, это желание Обамы поддержать перезагрузку с Россией. Мы бы прекрасно обошлись и без русских»,— сказал он.

— Мне кажется, вы говорили с идиотом.

— Тогда это был очень высокопоставленный идиот.

— И таких полно (смеется). Я знаю людей в руководстве НАТО, которым не стоило бы доверить даже управление закусочной. Но если серьезно: конечно, альянсу нужна Россия для обеспечения безопасности. Безопасность всегда выигрывает от улучшения отношений между странами и появления доверия там, где его не было. Ведь отсутствие доверия и есть одна из главных угроз безопасности. Любой, кто утверждает иначе,— дурак.

— Российские политики, с другой стороны, говорят, что отказ от создания единой ПРО приведет к гонке вооружений.

— Это обычный образ мышления и поведения политиков. Их жизненный цикл в политике ограничен, если их только не зовут Муамар Каддафи (смеется), поэтому они используют все доступные им тактики для достижения своих целей в максимально короткие сроки. Однако в реальности все эти вещи не происходят так быстро. Для воплощения этих идей может понадобиться не одно поколение политиков.

Реплика: Политики, которым мы не доверяем | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW

Одни любят пельмени под водочку, другие — сосиски с пивом. Но все мы — немцы, русские, англичане — не любим политиков. Впрочем, кто-то, возможно, кого-то из политиков и любит: в политкорректном либеральном обществе все виды любви дозволены, кроме запрещенных. Но доверять — не доверяем.

Парадокс: если мы с вами политикам не доверяем, то почему же мы сами их и выбираем? Или наоборот, если уж сами выбрали, так почему не доверяем?

Не корысти ради, а токмо волею избравшего мя народа

Александр Варкентин

Я не доверяю политикам, потому что не люблю, когда без меня меня женят, а потом уверяют, что это — счастье мое. Поэтому я и боюсь идеалистов в политике. Они, идеалисты, все время рвутся меня осчастливить, а заодно и все прогрессивное человечество. Тут даже не надо Маркса с Лениным поминать. Джордж Буш-младший тоже был идеалистом. Он хотел принести свободу и демократию всему миру. Он в эти идеалы верил. Его хотенье мы еще много лет расхлебывать будем.

Прагматиков и циников в политике я тоже не люблю, хотя боюсь меньше. Они хотя бы не требуют от меня слепого и беспрекословного доверия. Впрочем, разница между идеалистами и прагматиками не слишком велика.

И те, и другие вечно рассуждают об интересах страны, общества, народа. Только одни политики в свои словеса сами верят, другие хотят, чтобы я в них поверил, а третьи подмигивают мне из телевизора, мол, я ж понимаю, парень, что ты понимаешь, что я тут свой собственный супчик варю, но надо же правила игры соблюдать. И хоть бы один прямо сказал: я в политику пошел, потому что для меня власть слаще урюка, слаще халвы, слаще славы, любви и денег. Ну, а тот, кто ради денег в политику пошел — тот и вовсе не политик, а вор и мошенник.

Партийные солдаты и чиновники

Конкретно немецких политиков я лично не люблю за то, что они, в придачу ко всему, еще и серые. Партиям в Германии присвоены цвета. Христианские демократы — черные, социал-демократы — красные, либералы — желтые, «зеленые» — они и есть зеленые. Конфуз начался, когда бывшие коммунисты бывшей ГДР перековались в «левых». Сошлись на том, что «левые» — еще краснее красных. Но если приглядеться, например, к составу Бундестага, преобладает серый цвет.

Почему? Наверное, потому что подавляющее большинство наших парламентариев по образованию — юристы, учителя и работники социальной сферы. А по биографии — чиновники, госслужащие и солдаты партии. Без партийной карьеры в большую политику пробиваются единицы. А пока партийный солдат до генерала дослужится, реальная жизнь мимо пройдет, а сам он в карьерных схватках станет округло-обтекаемым, как серый булыжник в речке.

Верьте мне — я журналист

Еще я не люблю политиков за то, что до выборов они говорят одно, а добившись власти — делают совсем другое. На политжаргоне это называется немецким словом Realpolitik — реальная политика. Но если мы все это знаем, то зачем выбираем политиков, которым не доверяем?

Тем, за кого выбор делают Центризбирком, административный ресурс и национальный лидер, — проще: это они, мол, за нас выбирали, с чего же мы им будем доверять? Но вот и в Германии 93 процента опрошенных не доверяют политикам. И что мне теперь делать? Я этих политиков не люблю, им не доверяю, а ругать некого: сам я их и выбрал.

Все это только мое, сугубо личное и очень предвзятое мнение. Верьте мне, я не политик, я журналист. Правда, журналистам в Германии доверяют только 24 процента опрошенных, а в России — и того меньше. И это ваше недоверие меня глубоко обижает.

Автор: Александр Варкентин
Редактор: Глеб Гаврик

Всероссийский телемост «Доверяем вместе!» | Тюменский медицинский колледж

17 мая в России традиционно отмечается Международный день детского телефона доверия 8-800-2000-122. Данная инициатива Национального фонда защиты детей от жестокого обращения и Российской ассоциации детских телефонов доверия поддерживается большинством субъектов Российской Федерации.
Цель кампании — повышение узнаваемости Детского телефона доверия с единым общероссийским номером 8-800-2000-122 и доверия к нему как услуге экстренной психологической помощи, которая оказывается бесплатно и анонимно.

В течение нескольких часов из московской студии будет вестись онлайн-трансляция телемоста в сети Интернет. В качестве гостей и экспертов приглашены психологи, популярные среди детей и подростков музыканты, артисты, спортсмены, блогеры и телеведущие. Возможность задавать вопросы будет не только у ребят и журналистов из московской студии, но и участников телемоста из регионов России.

Телемост решает задачи информирования всех российских детей и подростков о возможности получения психологической помощи в таких случаях, как стресс из-за экзаменов, конфликтные ситуации со сверстниками и/или родителями, неразделённая любовь и другие актуальные для детей и подростков проблемы. Особой темой телемоста станет профилактика суицидальных настроений подростков и способы противостоять опасностям интернета (в том числе так называемым «группам смерти» и иному противоправному контенту).
Формат участия — обеспечение в образовательных учреждениях прямой трансляции телемоста и приглашение детей, подростков и их родителей к просмотру.

Начнется телемост в 10 часов по московскому времени, продлится он 6 часов.

Любой желающий сможет свободно подключиться к эфиру через интернет из любой точки страны.  Трансляция будет доступна по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=oIRMjakcjb4

Распределение времени и тем, которые будут обсуждаться в студии (время указано московское):

10.00-11.00 – Тематический час «Баланс родительского доверия и контроля в отношениях с подростком»

Обсуждаемые вопросы:

  • Нормально ли, если родители проверяют социальные сети детей;
  • Как вернуть доверие родителя после проступка;
  • Обо всем ли можно рассказать родителю.

11.00-12.00 — Тематический час «Взаимоотношения подростков»

Обсуждаемые вопросы:

  • Как стать душой компании;
  • Как непринужденно устанавливать первый контакт с незнакомыми людьми;
  • Как справиться с ситуацией, в которой ежедневно приходится видеться с человеком, который вызывает негативные эмоции.

12.00-13.00 — Тематический час «Школа, экзамены, выбор профессии – как к этому подступиться»    

Обсуждаемые вопросы:

  • Как выбрать профессию, если нет явной предрасположенности ни к какому предмету;
  • Как в период ЕГЭ справиться со стрессом от прошедшего экзамена и настроиться на следующий?
  • Что делать, если экзамен провален.

13.00-14.00 – Тематический час «Интернет-ловушки»  

Обсуждаемые вопросы:

  • Надо ли стремиться к большому количеству лайков в социальных сетях;
  • Как обрести много подписчиков и друзей в интернете;
  • Как не попасть в группы смерти и другие опасные сообщества в интернете.

14.00-15.00 – Тематический час «Зависимости: почему они возникают и как их избежать»

Обсуждаемые вопросы:

  • Что происходит с мозгом и организмом при возникновении зависимостей;
  • Как помочь человеку, который стал жертвой зависимости;
  • Как самому не попасть в зависимость от вредных привычек.

15.00-16.00 – Тематический час «Любовь»

Обсуждаемые вопросы:

  • Как пережить несчастную любовь;
  • Имеет ли значение разница в возрасте между влюбленными;
  • Что делать, если родители не одобряют твой выбор.

В телемосте примут участие:

  • Певица, видеоблогер Клава Кока;
  • Музыкальный журналист, теле- и радио- ведущая, диджей Маргарита Митрофанова;
  • Заслуженный художник России Никас Сафронов;
  • Российская теннисистка, обладательница 15 побед в турнирах ITF, мастер спорта международного класса Екатерина Быкова;
  • Автор и исполнитель песен, финалист сериалити «Хочу к Меладзе» Слава Басюл
  • и бьюти-блогер Юлия Пушман;
  • Участник детского Евровидения 2013, победитель интернационального шоу «Танцуют все», солист театра Аллы Духовой, танцор, хореограф Ильдар Гайнутдинов его мама, Рената Мазалова;
  • Член олимпийской российской сборной по баскетболу, чемпион России по баскетболу Виктор Кейру;
  • Директор направления социальный проектов компании «Искусство тренинга» Светлана Шевченко;
  • Специалист по профориентации доцент Финансового Университета при Правительстве РФ, кандидат экономических наук, научный руководитель студенческого консалтингового агентства Dr. Moli Consulting Мокрова Лидия;
  • Медиаменеджер, продюсер Руслан Осташко;
  • Главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России, директор Московского научно-практического центра наркологи, доктор медицинских наук, профессор, член Общественной Палаты Российской ФедерацииЕвгений Брюн.

 

Отправить свой вопрос звездам и психологам для обсуждения в студии вы можете:

  • в специальной группе «Доверяем вместе» в социальной сети «ВКонтакте» https://vk.com/event146195459;
  • через смс-сообщение на номер 8 (916) 247-80-80 (Важно! Стоимость смс сообщения оплачивается в соответствии с вашим тарифным планом).

В прямом эфире задать свои вопросы знаменитым гостям выпала честь детям и подросткам, которые соберутся в городских цирках Екатеринбурга, Ярославля, Ставрополя, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону, а также школьникам Санкт-Петербурга, Благовещенска, Омска, Уфы, Кемерово и Калининграда. Еще пять городских цирков откроют двери для школьников для совместного просмотра трансляции телемоста в Иркутске, Перми, Кирове, Самаре и Сочи.

Партнеры проведения телемоста «Доверяем вместе» — ФКП «Росгосцирк» и социальная сеть «ВКонтакте».

Источник – http://telefon-doveria.ru/actions/?id=1720

Отдел по воспитательной работе ТМК

«Мы доверяем команде, а ребята доверяют нам»

Нынешний сезон – первый для Алексея Заварухина в качестве главного тренера «Белых Медведей». Челябинская «молодёжка» сумела за три матча до конца регулярного чемпионата обеспечить себе место в плей-офф и подарила таким образом болельщикам хоккейную весну. Уже завтра, 9 марта, «Белые Медведи» сразятся в 1/8 финала Кубка Харламова в Екатеринбурге с «Авто». В преддверии этого, Алексей Борисович подвел итоги «регулярки» в интервью для пресс-службы «Трактора».

«РАЗНИЦА В ВОЗРАСТЕ В ЧЕТЫРЕ ГОДА – СУЩЕСТВЕННА»

«Регулярка» позади. Как ее оцениваете?
Начало чемпионата у нас немного не задалось. Во всех предсезонных турнирах мы были в призёрах, но при старте соревнований другие команды усилились более старшими ребятами. Мы же начинали чемпионат теми, кто есть. Поэтому в первой половине «регулярки», в сентябре и в октябре нам не хватило игрового опыта. Ребята старились и получали необходимую практику. По ходу сезона зашла большая группа игроков 2002 года рождения, они неплохо себя показали на предсезонке, действовали уверенно и в определенных моментах тащили команду. Я обратил внимание, что ребятам пришлось играть не со своими сверстниками, а с теми, кто на два или даже на три года старше их. Несмотря на то, что было большое желание сыграть с ними, на тот момент они не были готовы к этому физически. Молодые игроки привыкли к своему году, к своим сверстникам, а здесь они столкнулись со старшими ребятами. К тому же, у нас в составе есть игроки 2003 года рождения, и мы все равно давали им играть. Все же разница в возрасте в четыре года – существенна. Безусловно это сказалось, но этот опыт им необходим. Как только парни поняли с чем столкнулись, они начали добавлять физически, и игра стала совсем другой.

По ходу сезона ротация состава команды велика. Расскажите, в чем заключается тренерская ловкость в этом моменте?
Большую роль играет индивидуальный подход. Мы искали оптимальное сочетание и в парах защиты и в тройках нападения. Кому-то больше давали играть в большинстве, кто-то больше играл в меньшинстве. Так скажем, что шел поиск тех связок, которые должны дать результат в плей-офф. Но никто не застрахован от перестановок. Был момент, когда были травмы у «Трактора» и у «Челмета», тогда мы были в Нижнем Новгороде и на игры вышли 15 человек без опыта игры в МХЛ. Несмотря на то, что результат там получился не таким, какой мы хотели, но я считаю, что ребята получили нужный опыт, и они поняли, чего мы от них требуем. Нужно понимать, что мы все в одной системе, и мы работаем для них.

Какова роль хоккейной школы здесь?
Мы всегда на связи с тренером юношеской команды, всегда стараемся им помогать. Когда есть время, то я прихожу на матчи ЮХЛ. Общаемся с Александром Степановичем (Александр Степанович Глазков – главный тренер «Трактора-2002»), выясняем, кто на данный момент лучше или хуже подготовлен. В каких-то моментах прислушиваюсь к нему. Игрок может быть в хорошей или в плохой форме там, прийти к нам и сказать: «Я готов!», но на самом деле это может быть не так.

Глубина скамейки получается очень большой. Удается ли сохранять дружный коллектив?
Когда мы только начали свою работу, то сразу обозначили свои цели и то, что все будут играть только по спортивному принципу. У нас есть примеры, когда в начале сезона здорово сыграли одни ребята 2002 года рождения, а сейчас играют совсем другие. На старте чемпионата мы отправили кого-то в ЮХЛ – сегодня они уже у нас в составе, доказав это своей игрой там. Необходимо уметь перестраиваться под молодёжный хоккей. Когда игроки приходят к нам, то мы подчеркиваем, что здесь все по-другому, здесь другой уровень. Они выходят играть с более старшими игроками и все зависит от того, как они себя проявят. Кому-то необходимо больше времени на адаптацию, кому-то меньше. Сейчас у них такой возраст, что есть разные отвлекающие факторы, которые тоже влияют на это. Все это мы прекрасно понимаем. Бывают хорошие игры, бывают плохие – некоторые хоккеисты не понимают, что мы от них требуем и это проблема. Мы не можем донести те основные моменты, которые должны присутствовать в их игре. Значит мы должны либо попрощаться с ними, либо сделать определенные выводы.

«Белые Медведи» выдали 12-матчевую победную серию по ходу сезона. Как часто такие серии были в вашей тренерской или игровой карьере?
Не так сильно акцентирую на этом внимание. Вспомню, когда выходили в Суперлигу в сезоне 2005/2006, у нас была неплохая команда и у нас было всего четыре поражения в основное время регулярного чемпионата. Думаю, что там тоже была хорошая серия побед. Да, в нынешнем сезоне ребята выдали неплохую серию. В тот момент нам помогли ребята из «Челмета» и «Трактора», задали хороший старт этой серии, сделали результат, но и игроки 2002 года рождения тоже были на одной волне с ними. Неплохой отрезок получился. Парни поняли как действовать, прорисовывались определенные сочетания. По ходу предсезонки тяжело сразу построить хорошие связки. Всегда приятнее выигрывать. Когда серия побед продолжается, и соперник уже по-другому на тебя настраивается. Можно было тогда в Новосибирске брать матч, но когда-то серия должна была закончится. В следующей встрече мы снова одержали победу, но качеством игры мы остались недовольны. Тогда в перерыве я сказал игрокам, что команда, которая выиграла 12 матчей подряд не имеет права так играть. Забивали свои голы и тут же пропускали в ответ. В конце был какой-то непонятный хаос. На послематчевой конференции мне задали вопрос: «Стоило ли взять тайм-аут?», а я ответил – нет. Он бы не помог. Необходимо было, как можно скорее завершить этот отрезок времени. Позже мы разбирали это моменты. Многие пропущенные голы – это результат наших ошибок. Нельзя сказать, что соперник нас «разрывал». Привезли сами себе.

«НА САМУЮ ВЕРШИНУ РОЯЛЬ ОДНОМУ НЕ ДОНЕСТИ»

Впереди игры плей-офф и как правило – там совсем другая игра. Как готовитесь к матчам?
Полный разбор соперника. Показываем видео, объясняем определенные моменты. Ребята немного подустали от того, сколько сейчас на них сваливается информации. Для нас важно донести игрокам наши мысли, чтобы они играли по нужному заданию. Чемпионат закончился, не важно кто на каком месте – выходим на поле и счет 0:0.

Нет ли такого момента в психологии у ребят, что сейчас придут старшие игроки и займут свое место в составе?
Это тоже присутствует. Видно, что многие сдались в психологическом смысле. Думают, что если пришли старшие ребята, то мне места не достанется. Нет! Завоевывайте свое место в составе через тренировки. Опять же, мы только вернулись с выездных матчей, где дали возможность всем сыграть. Сделали определенные выводы. Кого-то отправили в ЮХЛ, некоторых отдали играть за 2003 год. По факту сложно рассчитывать на того же Ярулина или Сафронова в матчах с «Авто», который скорее всего будет играть в пять человек 1999 года рождения. Какими бы они не были талантливыми, четыре года разницы в возрасте слишком существенна, пока им рано. В данном случае, я считаю, что год они провели продуктивно, сезон получился у них ознакомительным, они познакомились с нашими требованиями. Для них это опыт борьбы со старшими ребятами. На следующий год они должны преодолеть эту планку, тогда и можно будет требовать с них результата, чтобы они были лидерами. Все зависит только от них.

В одном из первых послематчевых интервью Вы сказали: «У нас нет лидера – у нас команда лидеров». Почему так важно подчеркивать командные успехи, а не индивидуальные?
На самую вершину рояль одному не донести. Кто-то должен его тащить, а кто-то должен нажать на клавишу, сыграть этот победный аккорд. Сегодня ты несешь, а завтра все будет наоборот. То же самое я хочу донести до ребят. Чтобы от каждого звена, от каждого игрока исходила угроза. Лидером можно быть, как и на льду, так и в раздевалке. Нельзя разделять, что кто-то один лидер в столовой, кто-то лидер в автобусе. Нет. У нас команда и мы хотим, чтобы именно командные действия приносили нам результат.

Вертикальное развитие игроков, МХЛ-ВХЛ-КХЛ. В чем специфика такого карьерного движения?
Здесь можно долго дискутировать. Есть моменты, когда молодому игроку можно дать возможность сыграть в «Челмете», если он соответствует этому уровню. Некоторым еще тяжело играть на взрослом уровне, но ребята там чувствуют именно мужской стиль игры. Мы всегда задаем такой вопрос, с таким образным примером: «Если сейчас вас возьмут играть в “Трактор”, то вы будете готовы играть против Артюхина?». Когда он выбежит на вас – вы должны быть готовы иначе могут затрястись коленки. Есть люди, которые хорошо бросают, есть те, кто хорошо   толкаются – вы готовы к этому? Многие говорят, что готовы, но на самом деле это не так. Искусственно это создавать – тоже не дело. Они еще здесь лидерами не стали. Парни, которые уже почувствовали вкус лидерства и только подняли голову могут, конечно же, попробовать себя на этом уровне. Но он должен быть на голову выше тех ребят, кто играет в «Челмете».

Если сравнивать время, когда были только фарм-клубы, легче или тяжелее молодому игроку пробиться в хоккей?
Это разные вещи. Раньше, когда ты только выпускался со школы, ты должен был конкурировать со старшими ребятами в фарм-клубе. Было так, что некоторые возрастные игроки уже заканчивали свою карьеру там, но тем не менее, у них можно было чему-то научиться, что-то перенять. Сейчас у нас не так много игроков 1999 года рождения. Тот же Ваня Ширяев большую часть времени провел в «Челмете». Но это тоже вариант развития для молодого игрока. Они должны рассчитывать только на себя, так они становятся лидерами на льду и в раздевалке. При переходе в «Челмет», как раз-таки лидеры должны доказывать свою состоятельность.

«У НАС ПОЛНОЕ ВЗАИМОПОНИМЕНИЕ»

Хоккей молодежных команд – очень азартное зрелище. Получается ли испытывать те же чувства на тренерской позиции?
Единственное, что я заметил, сейчас я стал более спокойным. Честно могу сказать, когда я был помощником главного тренера, я кричал и можно сказать, что еще играл в хоккей. Полностью жил в игре – такие эмоции были. Сейчас же стал более рассудительным и сдержанным. С собой на матчах всегда планшет, просматриваю моменты и могу повысить голос, только если судья меня не слышит.

Из многих трансляций можно увидеть, как вы пользуетесь планшетным компьютером. При каких игровых моментах используете его?
Раньше, когда был помощником главного тренера, больше времени уделял ошибкам по ходу игры, больше ходил и показывал тактические моменты. Сейчас же уделяю внимание взятию ворот, была ли помеха вратарю и так далее. У нас попроще, чем в КХЛ, нет в штабе тренера, отвечающего за видео. Конечно, если гол чистый, смысла в запросе на просмотр фрагмента нет. Если есть сомнения, то почему не воспользоваться этим. Это удобно. Также мы можем скорректировать игру по ходу матча.

Игроки-одноклубники «Трактора» в прошлом стали коллегами в тренерском деле. Сходу нашли общий язык в воспитании молодежи?
Конечно! Мы всегда достигаем консенсуса, в случае если возникают какие-то спорные моменты. Всегда садимся и общаемся, только тогда приходим к единому решению. Мы все играли. С Георгием мы жили в одном номере, с Костей мы одногодки, с Маратом Рафкатовичем тоже всегда везде были вместе и его тренерский опыт очень помогает нам. У нас полное взаимопонимание, отличный тренерский штаб.

Удается ли передавать ребятам позитивной настрой?
Многие не ожидали, что я буду именно таким тренером. Роль помощника у меня была одна, сейчас же все иначе. Поверьте, сейчас у нас все стало по-другому, чем в прошлом году. Мы хотим, чтобы от нас, от тренерского штаба, шел только позитив во всем. Да, мы можем накричать, все высказать, но чтобы у нас летали бачки – такого не было и не будет. Главный тренер – это одно дело, а помощник – совсем другое. Также, очень важный момент – это доверие. Мы доверяем команде, а ребята доверяют нам. С этим девизом мы идем весь сезон. Доверие во всем. Если мы видим, что пошла расслабленность, то гайки мы сразу закручиваем. Как только мы видим, что дисциплина пришла в норму, доверие возвращалось. Парни это знают и по ходу сезона это они проходили. 

«Сборная России пока не относится к лидерам мирового футбола. Черчесову доверяем», сообщает Александр Дюков — Футбол

Президент РФС Александр Дюков рассказал, что в организации доверяют главному тренеру сборной России Станиславу Черчесову.

– Доверяете ли вы главному тренеру сборной Станиславу Черчесову после того негатива и неудач, которые были в конце прошлого календарного года? 

– Да. 

Что касается поражения в Белграде, конечно, оно получилось болезненным и резонансным, все его переживали. Было больно и горько. Но такие игры бывают у каждой сборной. Это часть футбола. Все болельщики, руководители футбола проходят через это.

Надо все-таки понимать, что объективно сборная на тот момент оказалась не в самой лучшей ситуации. 11-12 игроков, которых планировал использовать наш тренерский штаб, не смогли принять участие в этом матче по разным причинам: карточки, травмы, ковид. На самом деле давайте будем объективными: сборная России – это не сборная Германии или Испании. Там такой запас прочности, ты можешь лишиться 5-6 ключевых игроков, но это особо не повлияет на твою конкурентоспособность.

Наша сборная пока не относится к лидерам европейского и мирового футбола, поэтому, конечно, для нас очень важно, в каком состоянии мы подходим к тому или иному матчу и в каком составе. На тот момент мы оказались не готовы. С точки зрения качества игры, конечно, это был очень плохой матч. Наверное, самый плохой за последнее время. К сожалению, так бывает, через это нужно пройти.

Что касается доверия, мы это доверие подтвердили, когда со Станиславом Саламовичем продлили контракт. Я считаю неправильным принимать решение по одному матчу. Да, было 6 матчей без побед, но все-таки по качеству игры остальные 5 матчей не были игрой в Белграде. Это были все-таки матчи, где, может быть, мы не безоговорочно доминировали, но, скажем так, не заслуживали поражения, а где-то заслуживали и победы.  

– Но самое главное, что сборная не выполнила задачу – не вышла в Лигу А. Мы полагали, что четвертьфиналисту чемпионата мира по силам выйти в следующую стадию и уже привозить сюда не сборные Сербии и Турции, при всем уважении, а сборные Германии и Швеции. Расскажите, как Станислав Саламович об этом отчитался. 

– Ну Станислав Саламович так и отчитался: да, была поставлена задача повыситься, к сожалению, мы эту задачу не выполнили, хотя были близки к этому. Мы заняли второе место в группе, где принимали участие сильные сборные: сборная Турции, сборная Сербии. Турция покинула дивизион Б. Безусловно, мы не можем дать хорошую оценку выступлению сборной в Лиге наций. Безусловно, второй задачей было набрать какое-то количество очков, которое нам позволило бы закрепиться в топ-20 европейского футбола. Эта задача тоже не была выполнена, – сказал Дюков.

Определение доверия Merriam-Webster

\ ˈTrəst \ 1а : гарантированная уверенность в характере, способностях, силе или правдивости кого-то или чего-то

б : тот, которому доверяют

б : зависимость от будущей оплаты за предоставленное имущество (например, товары) : кредит купил мебель в доверительное управление 3а : имущественный интерес, принадлежащий одному лицу в пользу другого

б : объединение фирм или корпораций, образованное юридическим соглашением. особенно : тот, который снижает или угрожает ослабить конкуренцию.

б (1) : обвинение или обязанность, возложенная на веру или конфиденциально или как условие каких-либо отношений

(2) : что-то переданное или порученное одному для использования или ухода в интересах другого.

c : ответственное лицо или офис в доверии : на попечении или во владении попечителя

доверенный; доверчивый; трасты

переходный глагол

: полагаться на правдивость или точность : полагать доверять слухам

б : , чтобы доверять : полагаться на друг, которому можно доверять

c : надеяться или ожидать уверенно надеется, что проблема будет решена в ближайшее время

: передать или передать на свое попечение или хранение : доверить б : разрешить остаться или уйти или сделать что-либо без страха или опасений

Определение доверия

Что такое траст?

Траст — это фидуциарные отношения, в которых одна сторона, известная как доверительный управляющий, предоставляет другой стороне, доверительному управляющему, право владения титулом на имущество или активы в пользу третьей стороны, бенефициара. Трасты создаются для обеспечения правовой защиты активов доверительного управляющего, обеспечения распределения этих активов в соответствии с пожеланиями доверительного управляющего, а также для экономии времени, сокращения бумажной работы и, в некоторых случаях, для избежания или уменьшения налогов на наследство или наследство. В сфере финансов траст также может быть разновидностью закрытого фонда, созданного как публичная компания с ограниченной ответственностью.

Ключевые выводы

  • Доверительный фонд — это фидуциарные отношения, в которых доверительный управляющий предоставляет другой стороне, известной как доверительный управляющий, право владения титулом на собственность или активы в пользу третьей стороны.
  • Хотя они, как правило, ассоциируются с неработающими богатыми, трасты представляют собой универсальные инструменты, которые можно использовать для самых разных целей для достижения конкретных целей.
  • Каждый траст делится на шесть широких категорий — живые или завещательные, финансируемые или нефинансируемые, отзывные или безотзывные.

Общие сведения о трастах

Трасты создаются учредителями (физическим лицом и его или ее юристом), которые решают, как передать часть или все свои активы доверительным управляющим.Эти попечители хранят активы бенефициаров траста. Правила траста зависят от условий, на которых он был построен. В некоторых регионах пожилые бенефициары могут стать попечителями. Например, в некоторых юрисдикциях концедент может быть пожизненным бенефициаром и доверительным управляющим одновременно.

Доверие можно использовать для определения того, как следует управлять деньгами человека и распределять их, пока этот человек жив или после его смерти. Доверие помогает избежать налогов и завещания.Он может защитить активы от кредиторов и может диктовать условия наследования бенефициарам. Недостатки трастов в том, что для их создания требуются время и деньги, и их нелегко отозвать.

Доверительный фонд — это один из способов обеспечения бенефициара, который не достиг совершеннолетия или имеет психическое расстройство, что может повлиять на его способность управлять финансами. Как только бенефициар будет признан способным управлять своими активами, он получит доверительное управление.

Категории трастов

Хотя существует множество различных типов трастов, каждый попадает в одну или несколько из следующих категорий:

Живой или по завещанию

Живой траст, также называемый трастом между живыми, представляет собой письменный документ, в котором активы лица предоставляются в качестве траста для использования и выгоды в течение всей жизни.Эти активы передаются его бенефициарам в момент смерти человека. У физического лица есть доверительный управляющий-преемник, который отвечает за передачу активов.

Завещательный траст, также называемый завещательным доверием, определяет, как активы человека обозначаются после его смерти.

Отзывный или безотзывный

Отзывное доверие может быть изменено или прекращено доверительным управляющим в течение его жизни. Безотзывное доверие, как следует из названия, — это доверие, которое доверитель не может изменить после его учреждения, или доверие, которое становится безотзывным после его смерти.

Живые трасты могут быть отзывными или безотзывными. Завещательные трасты могут быть только безотзывными. Безотзывное доверие обычно более желательно. Тот факт, что он не подлежит изменению и содержит активы, которые были окончательно выведены из владения доверительного управляющего, — это то, что позволяет минимизировать налоги на наследство или вообще избежать их.

Изображение Сабрины Цзян © Investopedia 2020

Финансируемые или нефинансированные

Накопительный траст имеет активы, вложенные в него доверительным управляющим в течение его жизни.Нефинансируемый траст состоит только из трастового соглашения без финансирования. Нефинансируемые трасты могут финансироваться после смерти доверительного управляющего или оставаться нефинансируемыми. Поскольку нефинансируемый траст подвергает активы многим опасностям, которых он призван избегать, важно обеспечить надлежащее финансирование.

Общие цели для трастов

Целевой фонд — это древний инструмент, восходящий к феодальным временам, который иногда вызывает презрение из-за того, что он ассоциируется с праздными богатыми (как в уничижительном слове «ребенок доверительного фонда»). Но трасты — это универсальные механизмы, которые могут защитить активы и направить их в нужные руки в настоящем и в будущем, спустя долгое время после смерти первоначального владельца активов.

Траст — это юридическое лицо, нанятое для владения имуществом, поэтому активы, как правило, безопаснее, чем у члена семьи. Даже родственник с лучшими намерениями может столкнуться с судебным иском, разводом или другим несчастьем, подвергая эти активы риску.

Хотя они кажутся ориентированными в первую очередь на состоятельных лиц и семей, поскольку их создание и содержание может быть дорогостоящим, они также могут оказаться полезными для лиц, принадлежащих к более среднему классу, — например, для обеспечения ухода за иждивенцами с физическими или умственными недостатками.

Некоторые люди используют трасты просто для конфиденциальности. Условия завещания могут быть публичными в некоторых юрисдикциях. Те же условия завещания могут применяться через траст, и люди, которые не хотят, чтобы их завещания были опубликованы публично, вместо этого выбирают трасты.

Трасты также могут использоваться для имущественного планирования. Обычно имущество умершего человека передается супругу, а затем поровну делится между оставшимися в живых детьми. Однако детям, не достигшим 18-летнего возраста, необходимо иметь опекунов.Попечители имеют контроль над активами только до тех пор, пока дети не достигнут совершеннолетия.

Трасты также можно использовать для налогового планирования. В некоторых случаях налоговые последствия использования трастов ниже по сравнению с другими альтернативами. Таким образом, использование трастов стало основным продуктом налогового планирования для физических и юридических лиц.

Активы в трасте получают выгоду от увеличения базы, что может означать значительную экономию на налогах для наследников, которые в конечном итоге унаследуют траст.Напротив, активы, которые просто передаются при жизни владельца, обычно имеют его или ее первоначальную стоимость.

Вот как работает расчет: акции, которые стоили 5000 долларов при первоначальной покупке и которые стоят 10000 долларов, когда их унаследует бенефициар траста, будут иметь базис в 10000 долларов. Если бы тот же бенефициар получил их в качестве подарка, когда первоначальный владелец был еще жив, их базовая сумма составила бы 5000 долларов. Позже, если акции будут проданы за 12000 долларов, лицо, унаследовавшее их от траста, должно будет заплатить налог с прибыли в 2000 долларов, в то время как тот, кому были предоставлены акции, должен будет заплатить налог с прибыли в размере 7000 долларов.(Обратите внимание, что повышенная основа применяется к унаследованным активам в целом, а не только к тем, которые связаны с трастом.)

Наконец, человек может создать траст, чтобы иметь право на участие в программе Medicaid и при этом сохранить хотя бы часть своего состояния.

Типы трастовых фондов

Ниже приведен список некоторых наиболее распространенных типов трастовых фондов:

Credit Shelter Trust: Этот траст, который иногда называют обходным трастом или семейным трастом, позволяет человеку завещать сумму, не превышающую (но не превышающую) освобождение от налога на наследство. Остальная часть имущества переходит к супруге без уплаты налогов. Средства, размещенные в фонде кредитного приюта, навсегда освобождаются от налогов на наследство, даже если они растут.

Доверительный фонд пропуска поколений: Этот доверительный фонд позволяет лицу передавать активы без уплаты налогов бенефициарам, по крайней мере, на два поколения их младших поколений — как правило, их внукам.

Квалифицированный траст для личного проживания: Этот траст удаляет дом человека (или загородный дом) из его имущества. Это может быть полезно, если недвижимость может сильно подорожать.

Страховой траст: Этот безотзывный траст защищает полис страхования жизни внутри траста, таким образом удаляя его из налогооблагаемого имущества. Хотя человек больше не может брать взаймы под полис или менять бенефициаров, вырученные средства можно использовать для оплаты имущественных издержек после смерти человека.

Квалифицированный траст с прекращаемой долей собственности: Этот траст позволяет человеку направлять активы конкретным бенефициарам — их оставшимся в живых — в разное время. В типичном сценарии супруг (а) будет получать пожизненный доход от траста, а дети получат то, что осталось после его смерти.

Separate Share Trust : Этот траст позволяет родителю установить траст с разными функциями для каждого бенефициара (т. Е. Ребенка).

Spendthrift Trust: Этот траст защищает активы, которые человек помещает в траст, от требований кредиторов. Этот траст также позволяет управлять активами независимому доверительному управляющему и запрещает бенефициару продавать свою долю в трасте.

Благотворительный фонд: Этот фонд приносит пользу определенной благотворительной или некоммерческой организации.Обычно благотворительный фонд создается как часть плана по наследству и помогает снизить или избежать налогов на наследство и дарение. Остаточный благотворительный фонд, финансируемый в течение жизни человека, распределяет доход между назначенными бенефициарами (например, детьми или супругом) в течение определенного периода времени, а затем передает оставшиеся активы благотворительной организации.

Доверительный фонд для лиц с особыми потребностями: Этот доверительный фонд предназначен для иждивенцев, получающих государственные пособия, такие как пособие по инвалидности по социальному обеспечению.Создание траста позволяет инвалиду получать доход, не влияя на государственные выплаты и не теряя их.

Слепой траст: Этот траст позволяет попечителям управлять активами траста без ведома бенефициаров. Это может быть полезно, если получателю необходимо избежать конфликта интересов.

Totten Trust: Этот траст, также известный как счет с выплатой в случае смерти, создается в течение срока действия доверительного управляющего, который также выступает в качестве доверительного управляющего.Обычно он используется для банковских счетов (в него нельзя положить физическое имущество). Большим преимуществом является то, что активы в трасте избегают завещания после смерти доверительного управляющего. Этот вариант, который часто называют «доверием бедняков», не требует письменного документа и часто ничего не стоит для создания. Его можно установить, просто указав в названии счета идентификационный язык, такой как «В доверительном управлении», «К оплате». on Death To »или« As Trustee For ».

За исключением, пожалуй, траста Totten, трасты — это сложный инструмент.Для правильного создания траста обычно требуется экспертная консультация доверительного поверенного или трастовой компании, которая создает трастовые фонды как часть широкого спектра услуг по управлению недвижимостью и активами.

Что такое траст? — Fidelity

Отзывный vs. безвозвратный

Есть много типов трастов; Основное различие между ними заключается в том, являются ли они отзывными или безотзывными.

Отзывный траст: Отзывный траст, также известный как живой траст, может помочь активам выйти за пределы завещания, но при этом позволяет вам сохранить контроль над активами в течение вашего (доверительного) срока жизни. Он гибкий и может быть расторгнут в любое время, если ваши обстоятельства или намерения изменятся. Отзывный траст обычно становится безотзывным после смерти доверителя.

Вы можете назвать себя попечителем (или со-попечителем) и сохранять право собственности и контроль над трастом, его условиями и активами в течение вашей жизни, но предусмотреть, чтобы последующий попечитель управлял ими в случае вашей недееспособности или смерти.

Хотя отзывный траст может помочь избежать завещания, обычно он все же облагается налогом на наследство. Это также означает, что в течение вашей жизни с ним обращаются как с любым другим активом, которым вы владеете.

Безотзывный траст: Безотзывный траст обычно переводит ваши активы из вашего имущества (лица, предоставляющего право) и потенциально вне досягаемости налогов на наследство и завещания, но не может быть изменен лицом, предоставившим право, после его исполнения. Следовательно, как только вы создадите траст, вы потеряете контроль над активами, и вы не сможете изменить какие-либо условия или принять решение о роспуске траста.

Безотзывный траст обычно предпочтительнее отзываемого траста, если вашей основной целью является уменьшение суммы, подлежащей обложению налогом на наследство, путем эффективного удаления активов траста из вашего имущества. Кроме того, поскольку активы были переданы в траст, вы освобождаетесь от налоговых обязательств по доходу, полученному от активов траста (хотя распределения обычно будут иметь последствия для налога на прибыль). Он также может быть защищен в случае судебного приговора против вас.

Принятие решения о доверительном управлении

Законы штатов в отношении трастов значительно различаются, и их следует учитывать перед принятием каких-либо решений о трастах.За подробностями обращайтесь к своему адвокату.

Для получения дополнительной информации о трастах см. Точки зрения Подходит ли вам траст?

Если вы хотите поговорить со специалистом о трастовых услугах в Fidelity, см. Personal Trust Services или позвоните нам по телефону 800-544-1766 .

Выбор и создание траста может быть сложным процессом; Настоятельно рекомендуется руководство юриста с опытом в области имущественного планирования.

Что такое траст и как он работает?

Когда вы слышите слова «траст» или «трастовый фонд», первое, что приходит на ум, — это богатая семья в особняке, унаследованная от которой богатство передается из поколения в поколение.Однако вам не обязательно быть членом семьи Рокфеллеров или Гейтсов, чтобы создать траст и получить от него выгоду.

Доверительный фонд — это юридическое лицо, которое позволяет третьей стороне, доверительному управляющему, владеть активами доверительного фонда и управлять ими от имени бенефициара. Доверительный фонд значительно расширяет ваши возможности, когда дело доходит до управления активами, независимо от того, пытаетесь ли вы защитить свое состояние от налогов или передать его своим детям.

«Трасты — это 700-фунтовая горилла имущественного планирования и очень важная часть многих имущественных планов», — сказал Леон Лабрек, директор по развитию Sequoia Financial Group, который также является юристом и сертифицированным специалистом по финансовому планированию.«Они являются краеугольным камнем многих моих планов».

Таким образом, трасты не только не являются прерогативой денежной элиты, но и все чаще используются семьями из различных слоев общества. Вот как они могут принести вам пользу, особенно в век коронавируса.

СПОНСИРУЕТСЯ: Специалист по финансовому планированию может помочь вам накопить богатство и выработать хорошие денежные привычки.
»Используйте бесплатный инструмент SmartAsset, чтобы связаться с квалифицированным специалистом.

Как создать траст

Многие люди создают трасты, чтобы свести к минимуму хлопоты и гонорары для своих близких или создать наследие благотворительной деятельности. Трасты могут использоваться в дополнение к завещанию для управления вашими активами после вашей смерти, но трасты предлагают ряд важных преимуществ при планировании, не включенных в завещание, таких как разрешение вашим наследникам относительно быстрого завершения урегулирования вашего имущества.

Работая с поверенным или специалистом по финансовому планированию, вы можете создать траст, чтобы минимизировать налоги, защитить активы и избавить ваших детей от необходимости проходить зачастую длительный процесс в суде по наследственным делам, чтобы разделить ваши активы после вашей смерти.Таким образом, в случае внезапной и безвременной смерти, например, из-за коронавируса, последнее желание человека может быть выполнено.

Вы также можете избежать дорогостоящих гонораров адвоката и при этом создать эффективное доверительное управление, используя сайт FreeWill. FreeWill предлагает совершенно бесплатный способ составления необходимых документов, и, как следует из названия, вы также можете бесплатно составить завещание.

Траст также может позволить вам контролировать не только то, кому будут выплачиваться ваши активы, но и то, как будут выплачиваться деньги — важный момент, если бенефициаром является ребенок или член семьи, чья способность правильно обращаться с деньгами ограничена. под вопросом.

Вы можете выбрать попечителей, которые будут выполнять ваши пожелания в соответствии с указаниями трастового фонда.

«Это может быть привлекательной особенностью для человека, который хочет оставить активы бенефициару, который, по мнению лица, предоставляющего право, может вывести из строя деньги или хочет, чтобы активы были направлены на определенные цели или просуществовали определенное время», — говорит Аарон. Грэм, CFP с Abacus Planning Group в Колумбии, Южная Каролина.

Создав траст, вы можете:

  • Определить, куда идут ваши активы и когда ваши бенефициары имеют к ним доступ.
  • Уберегите ваших бенефициаров (например, ваших детей) от уплаты налогов на наследство и судебных сборов.
  • Защитите свои активы от кредиторов, которые могут быть у ваших бенефициаров, или от потерь в результате развода.
  • Укажите, куда должны быть отправлены оставшиеся активы в случае смерти бенефициара. Это может быть полезно в семье, где есть вторые браки и пасынки.
  • Избегайте длительного судебного процесса по наследству.

Последний пункт имеет решающее значение, поскольку трасты также позволяют передавать активы быстро и конфиденциально.Напротив, урегулирование наследства посредством традиционного завещания может вызвать судебный процесс по завещанию, в котором судья, а не ваши дети или другие бенефициары, имеет последнее слово в отношении того, кто и что получает. Мало того, процесс завещания может затянуться на месяцы или даже годы и может даже стать публичным зрелищем. С доверием можно избежать большей части этой задержки, и весь процесс является конфиденциальным, что избавляет ваших бенефициаров от нежелательной проверки или навязывания услуг.

Общие типы трастов

Существует много типов трастов, и каждый из них структурирован для достижения различных целей.Вот несколько примеров часто используемых трастов:

Семейные трасты или трасты категории «А»

Этот траст, согласно Fidelity Investments, предназначен для предоставления льгот пережившему супругу и обычно включается в налогооблагаемую недвижимость пережившего супруга. Он передает активы в траст в случае смерти одного из супругов. Весь доход от этих активов идет оставшемуся в живых супругу, а основная сумма долга часто переходит к наследникам пары в случае смерти оставшегося в живых супруга.

Кредитные приютные трасты

Эти трасты позволяют обоим супругам в полной мере воспользоваться льготами по налогу на наследство, которые в 2020 году составят колоссальные 11 долларов.58 миллионов на человека, или 23,16 миллиона долларов на супружескую пару. Активы, превышающие эту сумму, обычно облагаются 40-процентным налогом на наследство после смерти второго супруга.

Когда суммы в долларах, превышающие установленный порог, хранятся в трасте приюта для кредитов, оставшийся в живых супруг может получать доход от активов фонда до своей смерти, после чего бенефициары траста получают свои активы без налогов на наследство.

Остаточный благотворительный траст

Этот тип траста распределяет определенную сумму дохода для бенефициаров на определенный период времени, а остаток направляется определенным благотворительным организациям.

Отзывные и безотзывные трасты

Люди часто считают траст альтернативой завещанию — способом передачи богатства после смерти. Однако вы также можете создать траст и передавать активы в течение всей жизни через отзывное трастовое доверие.

Также называемый живым трастом, отзывный траст позволяет вам сохранять контроль над активами в течение вашей жизни, но может быть изменен и даже расторгнут, пока вы живы.

Обратной стороной является то, что, хотя отзывный траст обычно не дает вашим активам завещания в случае вашей смерти, вы, вероятно, не избежите налога на наследство.

«Отзывные трасты являются одними из наиболее распространенных инструментов планирования недвижимости, особенно когда есть желание избежать затрат и задержек, которые могут сопровождать завещание в определенных штатах», — говорит Брюс Колин, сертифицированный специалист по финансовому планированию с собственной фирмой на Ранчо Палос. Вердес, Калифорния.

Напротив, безотзывный траст не может быть изменен после того, как он был создан, и вы отказываетесь от контроля над вашими активами, которые вы вкладываете в него.

Но безотзывный траст имеет ключевое преимущество в том, что он может защитить бенефициаров от налогов на наследство и наследство.Те, кто устанавливает безотзывное доверие, должны также учитывать другие вопросы, касающиеся управления им.

Преимущества живого траста

Живое доверие — это в значительной степени то, на что это похоже. Это позволяет вам передавать активы в траст, пока вы живы, с передачей контроля над трастом после вашей смерти назначенным вами бенефициарам.

Вы можете рассмотреть возможность создания живого траста по одной из нескольких причин:

  • Если вы хотите, чтобы кто-то другой взял на себя ответственность за управление частью или всей вашей собственностью.
  • Если у вас есть бизнес и вы хотите, чтобы он работал бесперебойно, без прерывания потока доходов в случае вашей смерти или инвалидности.
  • Если вы хотите защитить свои активы от некомпетентности или недееспособности себя или своих бенефициаров.
  • Если вы хотите свести к минимуму вероятность того, что ваше завещание может быть оспорено.

Живой или отзывный траст — обычное дело и может быть полезным вариантом для людей даже с относительно скромным имуществом.

Итог

При рассмотрении вопроса о доверительном управлении всегда обращайтесь за профессиональным советом, чтобы убедиться, что вы принимаете правильное решение для себя и своих близких.Поверенный по имущественному планированию или финансовый консультант может дать вам экспертный совет о том, может ли траст стать полезным компонентом вашего долгосрочного финансового плана.

«Вам просто нужно помнить, что траст — это организация, такая же, как и человек, и иногда для этой организации имеет смысл владеть чем-то в интересах кого-то другого», — говорит Лора Хофф, CFP из Далласа, чья практика ориентирована на медицинских работников.

Подробнее:

— Скотт Б. Ван Вурхис участвовал в написании оригинальной версии этой истории.

Руководство по живым трастам для новичков

Живой траст — это один из способов спланировать передачу вашего имущества — собственности, инвестиций и других активов — вашей семье или другим бенефициарам.

Это юридическое соглашение, которое люди часто используют, чтобы заранее планировать возможность стать умственно недееспособным или чтобы избежать обременительного процесса завещания, когда они умрут. Когда вы умираете, живое доверие может действовать как завещание, даже заменяя потребность Например, один тип жизненного траста может защитить активы от налогов, кредиторов или юридических проблем.

Все живые трасты могут быть отзывными или безотзывными. Они создаются и действуют, пока вы живете. Наиболее существенное различие между ними заключается в том, кто может управлять активами траста и могут ли когда-либо быть изменены условия траста.

В живом трасте есть три основные роли: доверительный управляющий (также называемый доверителем, доверительным управляющим или учредителем), доверительный собственник (и) и один или несколько бенефициаров. Доверительный управляющий передает право собственности на определенные активы трасту, а доверительный управляющий управляет этими активами в интересах бенефициаров.

Отзывные трасты

Может быть, вы думаете о следующих поколениях своей семьи. Или вы стареете и вам нужна помощь в управлении активами, не отказываясь от контроля. Создание отзывного траста — это один из вариантов планирования наследственного имущества.

В большинстве случаев вы, как доверительный управляющий, также становитесь доверенным лицом и по крайней мере одним из бенефициаров с отзывным живым доверием. Доверительным фондом обычно управляют в ваших интересах, и вы сохраняете определенные права на доверительное управление.Вы можете назвать дополнительных бенефициаров, которые унаследуют траст после вашей смерти.

Если ваша цель — обеспечить преемственность, если вы станете инвалидом или умственно недееспособным, вы должны указать другого попечителя, которого также иногда называют «преемником попечителя». Это позволяет избежать необходимости в том, чтобы суд назначил опекуна или опекуна, чтобы взять на себя ее финансовые дела, когда она становится не в состоянии управлять ими сама.

Вы также можете поручить кому-либо доверенность, чтобы спланировать вероятность того, что вы не сможете управлять своими собственными делами, но банкам и брокерам может быть легче иметь дело со структурой доверительного управляющего.

Или вы можете просто захотеть, чтобы ваша семья могла помочь вам, когда вы станете старше или у вас прогрессирующая болезнь. Вы можете сохранить за собой право действовать в одиночку, имея при этом попечительскую помощь. Затем, если ваше здоровье ухудшается, попечитель может без перебоев действовать.

Еще одна распространенная причина создания отзывного траста — избежать завещания ваших активов. При правильном исполнении траст может свести на нет необходимость в завещании — зачастую сложный юридический процесс, используемый для определения действительности завещания.Взаимодействие с другими людьми

Если это ваша цель, обязательно сопоставьте ожидаемую стоимость завещания с затратами и трудностями при установлении траста. При наличии траста вы должны перерегистрировать свою собственность и ценные бумаги на имя траста. И завещание может быть очень сложным, особенно если вы владеете недвижимостью более чем в одном штате, но это может быть не так.

Кроме того, вы можете предотвратить раскрытие информации о вашем имуществе, если вы используете отзывный жизненный траст для управления своим планом имущества.Взаимодействие с другими людьми

Безотзывные трасты

Безотзывный траст обычно используется для вывода активов из-под вашего имени и контроля с целью их передачи следующему поколению. Это также снижает стоимость вашего имущества для целей налогообложения наследства и обеспечивает защиту от кредиторов и судебных исков.

Безотзывные трасты также использовались, чтобы помочь в получении права на участие в программе Medicaid, поскольку они позволяют избежать необходимости «растрачивать» активы; вы уже передали свои активы в доверительный фонд, в идеале — далеко за пределами периода ретроспективного анализа.Взаимодействие с другими людьми

Как правило, вы не должны выступать в качестве доверительного управляющего при формировании безотзывного траста и не можете забрать свою собственность обратно после передачи ее в безотзывный траст. Вы также не можете ни отменить, ни разрушить такое доверие. В отличие от отзывного траста, где вы оставляете за собой право распустить или изменить траст в любое время (при условии, что вы мысленно дееспособны), безотзывное доверие, по большей части, навсегда.

Кто должен выступать в качестве доверительного управляющего?

Одно из наиболее явных различий между отзывным и безотзывным трастами касается того, кто выступает в качестве доверенного лица или правопреемника.Когда супруги вместе формируют отзывный траст, каждый из них обычно выступает в качестве правопреемника для другого, когда и если это становится необходимым.

В безотзывном трасте наименование себя в качестве доверительного управляющего противоречит цели, если вашей целью является защита ваших активов от кредиторов и других финансовых требований.

Законы штата, как правило, не предписывают, кто может или не может выступать в качестве правопреемника или попечителя безотзывного траста, а условия трастового документа обычно диктуют, что доверительный управляющий может или не может делать.Но к решению нужно подходить вдумчиво. Вот некоторые качества, которые следует учитывать:

  • Это должен быть человек, которому вы доверяете, чтобы хорошо управлять своими инвестициями и, надеюсь, не потерять деньги.
  • Они должны иметь возможность иметь дело с бенефициарами, часто на постоянной основе, что может потребовать такта и дипломатии
  • Когда придет время, они должны понять, как законно передавать трастовые активы этим бенефициарам.
  • Они должны знать, как обрабатывать иногда сложные финансовые операции, и иметь хотя бы элементарные знания законодательства штата.

Некоторые люди используют корпоративного попечителя, а некоторые назначают членов семьи на эту роль, особенно в качестве опекунов-преемников. Эта ситуация может создать множество проблем. Называть одного сына или дочь другим может вызвать трения и вызвать чувство фаворитизма. Вы фактически доверяете этому человеку отбросить все личные чувства при общении с вашими бенефициарами, многие из которых, вероятно, также являются членами семьи.

Многие из тех, кто учреждает безотзывные трасты, назначают профессиональных попечителей по этой причине — либо доверительного поверенного, либо инвестиционную фирму, либо банк.Хотя это исключает индивидуальность и эмоции, имейте в виду, что эти организации не работают бесплатно. Их обслуживание будет стоить вам трастовых денег, которые в противном случае были бы переданы вашим бенефициарам.

Промежуточная мера может включать в себя наименование нескольких со-попечителей и требование их единодушного согласия в отношении любых предпринятых действий. Это не обязательно уменьшит эмоциональное трение, но вы, по крайней мере, можете быть уверены, что решения сбалансированы.

Вы также можете подумать о том, чтобы назвать друга семьи или делового партнера и оставить своих детей и других членов семьи вне каких-либо управленческих ролей.

Особые типы живых трастов

Трасты могут быть созданы для решения конкретных задач и задач.

  • Траст по безотзывному страхованию жизни (ILIT) имеет только страховой полис на жизнь трастмейкера. Полис принадлежит трасту, поэтому его доходы обычно не включаются в общую стоимость имущества умершего для целей налога на наследство.
  • Можно создать траст с особыми потребностями, чтобы таким образом обеспечивать инвалида-бенефициара. что это не ставит под угрозу их право на дополнительное обеспечение или льготы по программе Medicaid.
  • Расточительный траст дает доверительному управляющему право по своему усмотрению в отношении того, как и когда должны быть произведены выплаты бенефициару, который не несет финансовой ответственности, или для защиты наследства в случае развода бенефициара.
Определение

в кембриджском словаре английского языка

相信, 信任 , 信賴 , 相信, 希望…

Узнать больше

~ を 信用 す る, 信 頼 す る, 信用…

Узнать больше

güvenmek, güven duymak, itimat etmek…

Узнать больше

Avoir confiance en, faire confiance à, se fier à…

Узнать больше

důvěřovat, svěřit, doufat…

Узнать больше

есть тиллид до, украл по, бетро…

Узнать больше

mempercayai, mempercayakan, yakin…

Узнать больше

วางใจ, ไว้ วางใจ, คาด หวัง…

Узнать больше

tin tưởng, giao phó cho ai, mong muốn…

Узнать больше

мемперчайай, берхарап, кеперчайан…

Узнать больше

vertrauen, anvertrauen, hoffen…

Узнать больше

ter confiança em, acreditar em, confiança…

Узнать больше

相信, 信任 , 信赖 , 相信, 希望…

Узнать больше

avere fiducia in, fidarsi di, fiducia…

Узнать больше

confiar en, confianza, confiar…

Узнать больше

Враги доверия

Попробуйте как-нибудь поэкспериментировать.Спросите группу менеджеров в вашей компании, заслуживают ли они доверия и их ближайших коллег-менеджеров, и если да, то как они об этом узнают. Большинство будет утверждать, что они сами заслуживают доверия, и что большинство их коллег тоже. Их ответы на вторую половину вопроса, скорее всего, будут отражать их убеждения в отношении личной неприкосновенности; вы услышите такие вещи, как «Я откровенен со своим народом» или «Она сдерживает свои обещания». Чуть позже спросите их, считают ли они, что они и их коллеги способны укрепить доверие в организации.Поскольку мы задавали этот вопрос много раз, мы почти уверены, что знаем то, что вы услышите: значительный процент скажет, что у них мало или нет уверенности в способности группы создавать и поддерживать доверие.

Чем объясняется разрыв между двумя наборами ответов? Своими разными ответами менеджеры просто признают факт организационной жизни: для построения доверчивой, заслуживающей доверия организации требуется нечто большее, чем личная честность. Это требует навыков, продуманных вспомогательных процессов и непоколебимого внимания со стороны топ-менеджеров.Доверие внутри организации гораздо сложнее и хрупче, чем доверие, скажем, между консультантом и клиентом. С клиентом вы можете в значительной степени контролировать поток общения. В организации каждый день людей засыпают множеством, часто противоречащих друг другу сообщений. С клиентом вы можете заранее договориться о желаемых результатах. В организации разные группы имеют разные и часто противоречащие друг другу цели. С клиентом вы знаете, есть ли проблема. В организации велика вероятность, что вы этого не сделаете, даже если вы главный.Если у клиента что-то не получается, любая из сторон может уйти. Обычно это не вариант для сотрудников организации, поэтому они остаются. Но если они думают, что организация действовала недобросовестно, они редко прощают — и никогда не забудут.

Доверие внутри организации еще больше усложняется тем фактом, что люди используют слово «доверие» для обозначения трех различных видов. Первый — это стратегическое доверие — доверие сотрудников к людям, ведущим шоу, для принятия правильных стратегических решений.Обладают ли топ-менеджеры видением и компетенцией, чтобы выбрать правильный курс, разумно распределить ресурсы, выполнить миссию и помочь компании добиться успеха? Второй — личное доверие — доверие сотрудников к своим менеджерам. Справедливо ли менеджеры относятся к сотрудникам? Учитывают ли они потребности сотрудников при принятии решений, касающихся бизнеса, и ставят ли потребности компании выше своих собственных желаний? Третий — организационное доверие — доверие людей не к какому-либо человеку, а к самой компании.Хорошо ли разработаны, согласованы и справедливы ли процессы? Выполняет ли компания свои обещания? Ясно, что эти три типа доверия различны, но они важны между собой. Каждый раз, когда отдельный менеджер нарушает личное доверие своих непосредственных подчиненных, например, их доверие в организации будет подорвано.

Каким бы трудным ни было создание и поддержание доверия в организациях, это очень важно. Проведенные исследования демонстрируют связь между доверием и корпоративной эффективностью.Если люди будут доверять друг другу и своим лидерам, они смогут преодолеть разногласия. Они пойдут на более разумный риск. Они будут работать усерднее, дольше оставаться в компании, вносить лучшие идеи и копать глубже, чем кто-либо имеет право спросить. Однако, если они не доверяют организации и ее лидерам, они откажутся от своей работы и вместо этого сосредоточатся на слухах, политике и обновлении своих резюме. Мы знаем это, потому что мы видели это много раз, и потому что высокий процент консалтинговых услуг, которые, как кажется, связаны со стратегическим направлением или продуктивностью, на самом деле связаны с доверием или его отсутствием.

Строительные блоки доверия неудивительны: это старомодные управленческие добродетели, такие как последовательность, четкое общение и готовность решать неудобные вопросы. По нашему опыту, создание надежной (и доверчивой) организации требует пристального внимания к этим достоинствам. Но это также требует оборонительной игры: вам нужно защищать надежность от врагов, как больших, так и малых, потому что для построения доверия требуются годы, но он может серьезно пострадать в мгновение ока. Мы рассмотрим некоторых из этих врагов, обсудим доверие во время кризиса и исследуем способы восстановить доверие, когда оно было нарушено.

Список врагов

Как выглядят враги доверия? Иногда враг — это человек: начальник высшего звена, который обычно выражает неуважение к высшему руководству. Иногда это вплетено в ткань организации: культура, карающая инакомыслие или хоронящая конфликты. Некоторые враги откровенны: вы обещаете, что это будет последнее увольнение, а потом — нет. А некоторые из них скрыты: разговор, который вы считали личным, повторяется, а затем грубо искажается мельницей слухов.Поскольку любой акт плохого управления подрывает доверие, список врагов может быть бесконечным. Однако с практической точки зрения большинство нарушений доверия, свидетелями которых мы стали, можно объяснить одной из следующих проблем.

Несогласованные сообщения.

Один из самых быстрорастущих разрушителей доверия, непоследовательные сообщения могут поступать где угодно в организации, от высшего руководства и ниже. Они также могут происходить извне, в том, как организация общается со своими клиентами или другими заинтересованными сторонами.В любом случае последствия значительны.

Представьте себе менеджера, который сообщает сотрудникам в мае, что он собирается проводить еженедельные обеденные встречи для обсуждения важных вопросов на рынке. Он подразумевает, что активное участие будет отражено в обзорах производительности сотрудников. Но затем он отменяет обед на вторую, четвертую и пятую недели из-за своего графика поездок. На седьмой неделе он полностью отказывается от этой идеи, потому что, как он говорит: «Летом здесь мы действительно не можем рассчитывать на хорошую явку.«Когда он вновь представит идею в октябре и настаивает, что на этот раз она сработает, как вы думаете, его сотрудники ему поверили? И когда пришло время проверять эффективность, думаете ли они, что они уверены в себе и доверяют? Нет. Они сбиты с толку и настроены скептически.

Руководители высшего звена часто передают противоречивые сообщения и приоритеты различным подразделениям организации. Недавно мы работали с крупным финансовым учреждением, топ-менеджеры которого неоднократно говорили сотрудникам отдела маркетинга, что они являются полноправными деловыми партнерами линейных организаций.Однако большинство руководителей линейных организаций никогда не слышали этого сообщения и продолжали относиться к маркетологам как к поставщикам низкого уровня. Почему высшее руководство не сообщило последовательного сообщения? Ответ, вероятно, заключается в некотором сочетании того, что мы видели в других компаниях: руководители высшего звена говорят людям то, что они хотят услышать. И слишком часто старшие менеджеры в бизнес-единицах имеют совершенно разные мировоззрения, которые они сообщают своим клиентам.

Противоядия от непоследовательных сообщений просты (хотя их нелегко реализовать): продумайте свои приоритеты.Перед тем, как транслировать их, сформулируйте их для себя или надежного советника, чтобы убедиться, что они последовательны и что вы честны с людьми, вместо того, чтобы брать на себя нереалистичные обязательства. Убедитесь, что ваша управленческая команда передает последовательное сообщение. Зарезервируйте громкие объявления для действительно крупных инициатив.

Несовместимые стандарты.

Если сотрудники считают, что отдельный руководитель или компания играет в роли фаворитов, их доверие будет подорвано. Сотрудники ведут счет — без устали.Предположим, что офисы компании в одном городе роскошны, а в другом городе сотрудники довольствуются тесными кабинками. Цены на местную недвижимость, скорее всего, определяют местные решения, но люди, оказавшиеся в беде, тем не менее чувствуют себя обиженными. Или предположим, что генеральный директор пригласил нового вице-президента по маркетингу на обед, когда его повысили два месяца назад, но не смог сделать то же самое, когда на прошлой неделе был назначен новый глава ИТ-отдела. Для непоследовательного поведения генерального директора могут быть законные причины, но ИТ-директор и люди вокруг нее сделают наименее лестный и наименее легитимный вывод.Наконец, предположим, что звездному исполнителю компании разрешено нарушать правила, в то время как все остальные должны их соблюдать. Как руководитель, вы можете подумать, что стоит позволить самому талантливому сотруднику жить по другим правилам, чтобы удержать его. Проблема в том, что ваш расчет не принимает во внимание цинизм, который вы порождаете в остальной части организации.

Неуместная благотворительность.

Менеджеры знают, что они должны что-то делать с сотрудником, который регулярно ворует, обманывает или унижает коллег.Но наиболее проблемное поведение является более тонким, чем это, и большинству менеджеров трудно с этим справиться.

Доверие внутри организации намного сложнее и непрочнее, чем доверие между консультантом и клиентом.

Считайте некомпетентность. Любой, кто провел время в бизнесе, встречал по крайней мере одного человека, который просто и, к сожалению, настолько не в своей лиге, что все были ошеломлены тем, что он вообще оказался в этой должности. Его коллеги недоумевают, почему его руководители что-то не делают.Его непосредственные подчиненные учатся обходить его стороной, но это ежедневная борьба. Поскольку рассматриваемый человек не причиняет вреда никому или чему-либо намеренно, его начальник не хочет его наказывать. Но некомпетентность разрушает ценность и разрушает все три вида доверия.

Тогда есть люди, вокруг которых облако негатива. Часто это люди, которых обошли с повышением или которые считают, что им не хватает бонусов или зарплат. Они не делают ничего прямо для саботажа организации, но видят во всем обратную сторону.Их поведение часто ускользает от внимания руководства, но их коллеги замечают. Через некоторое время люди устают от своих негативных коллег и могут даже сами заразиться негативом.

И, наконец, непостоянные — или просто подлые люди — часто избегают ужасного поведения из-за своей технической компетентности. Точно так же чрезвычайно амбициозные люди склонны сбивать с толку своих коллег, разрушать командную работу и ставить собственные цели выше интересов организации. В обоих случаях спросите себя: «Является ли этот человек настолько ценным для компании, что мы должны терпеть его поведение?»

Иногда проблемных сотрудников переводят на более подходящую работу; иногда их можно тренировать, тренировать или окружать людьми, которые помогут им стать лучше; а иногда их нужно отпустить.Дело в том, что их нельзя игнорировать. Каждый раз, когда вы позволяете тревожному поведению ускользать, все остальные ощущают его последствия и обвиняют вас.

Ложная обратная связь.

Когда некомпетентного или неподходящего человека увольняют, менеджеры часто сталкиваются с исками о неправомерном увольнении. «Посмотрите на эти обзоры производительности», — говорит предполагаемая жертва. «Они великолепны.» И она права: отзывы о производительности отличные. Проблема в том, что они лгут.

Трудно говорить честно о недостатках сотрудников, особенно когда вам приходится говорить с ними об их работе регулярно и лично.Но ты должен это сделать. Если вы не соблюдаете системы своей компании, вы не сможете уволить сотрудников, работа которых является неприемлемой. Более того, сотрудники, достойные честной похвалы, будут деморализованы. «Почему я должен так много работать?» они спросят себя. «Такой-то и такой-то не знает, и все это знают, но я знаю, что у нас одинаковый бонус». Вы не услышите жалобу напрямую, но вы увидите ее в более низком качестве работы компетентных сотрудников.

Неспособность доверять другим.

Доверять другим может быть сложно, особенно для перфекциониста или трудоголика. Один топ-менеджер, с которым мы работали, поклялся, что собирается делегировать несколько важных обязанностей. Он пригласил нового человека на высокий уровень, но он просто не мог доверить ей работу. Через несколько недель он начал управлять ею, издавая директивы о вещах, которые он якобы делегировал, и в целом делал ее жизнь несчастной. В конце концов, накопительное поведение менеджера оставило его в изоляции и в затруднительном положении.Что не менее важно, у нового сотрудника не было возможности профессионально развиваться. Часть неявного обещания менеджеров заключается в том, что у сотрудников будет шанс расти. Когда менеджеры не дают им такой возможности, организация теряет доверие этих сотрудников, и наиболее талантливые из них уходят.

Слоны в гостиной.

Некоторые ситуации настолько болезненны или имеют политическую подоплеку, что легче сделать вид, что их не существует. Речь идет о случаях, когда кого-то внезапно увольняют, и никто не упоминает об этом на следующий день на очередном собрании персонала.Мы говорим о случаях, когда возмутительные слухи доходят до офиса генерального директора, но никто никогда не обсуждает их открыто, даже на частных встречах с высшим руководством.

Не игнорируйте вещи, о которых, как вы знаете, все шепчут за закрытыми дверями. Выявите такие проблемы, кратко объясните их и как можно лучше ответьте на вопросы. Не бойтесь сказать: «Прошу прощения, я не могу предоставить более подробную информацию, потому что это нарушит мою уверенность». Люди, иногда неохотно, принимают тот факт, что им неизвестны все кровавые подробности.Но их доверие к вам снизится, если они заподозрят, что вы что-то скрываете.

Если люди думают, что организация действовала недобросовестно, они редко прощают — и никогда не забудут.

Слухи в вакууме.

Когда компания находится в тисках сложной инициативы — например, запуска нового продукта или анализа продуктовой линейки, которая показала неэффективность, — существует множество возможностей для ослабления доверия. Сотрудники знают, что происходит что-то важное, но если они не знают всей истории (возможно, полной истории еще не существует), они вполне естественно переоценивают любой фрагмент информации, который они получают.Ходят слухи, и в большинстве случаев они скорее отрицательные, чем положительные. Временный информационный вакуум в корпоративной жизни — обычное дело, а недоверие процветает в вакууме.

Что ты умеешь? Будьте максимально откровенны — даже если для этого нужно сказать сотрудникам, что вы не можете сказать наверняка, что произойдет. И имейте в виду, что чем меньше вы говорите, тем больше вероятность того, что вас неправильно истолковывают.

Майкл Райс, глава группы частных клиентов Prudential Securities, рассказал нам о встрече, на которой группа менеджеров предложила некоторые структурные сдвиги, которые повлияют на деятельность бизнеса.В ответ на презентацию Райс сказала: «Вы меня пугаете тем, как вы это описали». В комнате воцарилась тишина, и встреча закончилась неловко. Один из его помощников объяснил, что вскоре после того, как Райс в последний раз сказала, что он напуган, произошло большое увольнение. Люди уловили эту фразу и, поскольку Райс не описал свои возражения более полно, они переоценили комментарий.

Не нужно быть болтуном, чтобы противостоять этому врагу доверия, но постарайтесь поставить себя на место слушателей.Чего они не знают о текущей ситуации и как это повлияет на то, что они слышат? Вы достаточно говорите? Или вы говорите стенографически, потому что чувствуете, что не можете поделиться дополнительной информацией, или потому, что думаете, что люди поймут, к чему вы клоните?

Устойчивое снижение показателей компании.

Если компания регулярно не оправдывает ожиданий, установленных ее высшим руководством (и утвержденных Уолл-стрит), доверие быстро разрушается. Посмотрите на Kodak, Polaroid и Xerox во времена упадка.Когда производительность организации ниже ожидаемой, все большее число сотрудников на всех уровнях ежедневно опасаются за себя. Они тратят все меньше и меньше времени на размышления об организации и все больше и больше времени на планирование своих следующих действий. Что ты можешь сделать? Будьте реалистичны, устанавливая ожидания, и как можно больше сообщайте всем сотрудникам, почему вы ставите эти цели и как компания может их достичь. Чем больше у людей знаний о том, что скрывается за ожиданиями, тем выше вероятность, что они будут продолжать доверять вам и компании даже в трудные времена.

Доверие в неспокойные времена

Как бы бдительно вы ни боролись с врагами доверия, которые появляются в процессе ведения бизнеса, будут моменты, когда доверие внутри организации будет подчеркнуто до максимума.

Возможно, в организации происходит структурное изменение, такое как слияние, реорганизация или увольнение (или все три). В таких обстоятельствах антенны людей настроены на сигналы, которые могут дать даже частичный ответ на вопрос: что это значит для меня? Записки и электронные письма от руководителей высшего звена, фрагменты запомненных разговоров, фразы, подслушанные на парковке — все это перечитывается, перечитывается и анализируется слово в слово.

Не удивляйтесь, если тому, что вы говорите, включая самые безобидные утверждения, придается глубокий зловещий смысл. Люди также будут требовать от вас ответственности за то, что, по их мнению, вы сказали (что может быть не тем, что вы думаете) дольше, чем вы могли бы поверить. Рассмотрим все организации, которые заявили, что «в настоящее время не планируют никаких увольнений», но в конечном итоге нуждаются в сокращении штата. Когда объявляется об увольнении, сотрудники подозревают, что это было в стадии разработки, когда было опубликовано первое заявление, и напоминают высшему руководству о «обещании».«С точки зрения топ-менеджеров, никаких обещаний не было. Технически это правда, но эта правда ничего не стоит. Если вы хотите успокоить людей, не думайте о будущем. Вместо этого относитесь к сотрудникам как к взрослым. В случае увольнения поделитесь данными о производительности или конкурентной ситуацией, которая требует сокращения. И будьте предельно осторожны, делая однозначные заявления, такие как:

  • Увольнений больше не будет.
  • На этот раз мы исправили.
  • В результате мы станем сильнее.
  • Я полностью верю в высшее руководство.
  • Это самое сложное, что мне приходилось делать.

Подобные высказывания могут снова и снова преследовать вас. И они, вероятно, будут.

Организации также рискуют потерять доверие своих сотрудников во время кризиса. Будь то эпизод насилия, несчастный случай или серьезный дефект продукта, корпоративный кризис может оказать серьезное влияние на здоровье компании.Часто ущерб возникает не из-за самого инцидента, а из-за того, как с ним справляются внутри компании. Руководители компаний или члены антикризисной команды настолько отвлекаются на внешнее давление, что не обращаются к кризису внутри компании с осторожностью и вниманием. Это опасно, потому что сотрудники не чувствуют себя в безопасности во время кризиса. Они ищут причины доверять своим лидерам, но они быстро находят причины, по которым они не могут им доверять.

Марк Браверман, старший вице-президент Marsh Crisis Consulting в Вашингтоне, округ Колумбия, говорит, что компании, которые хорошо реагируют на клиентов во время кризисов, очень часто пренебрегают своими сотрудниками.Восстановление доходов важно, так как это уводит компанию из поля зрения СМИ. Но звонкам репортеров, акционеров и клиентов не следует уделять столько внимания, чтобы вы игнорировали то, что происходит с людьми, которые каждый день приходят на работу. Вы хотите, чтобы все наладилось, поэтому вы склонны иметь дело в первую очередь с людьми, с которыми вам «обычно» не приходится иметь дело. Но ваши люди не смогут дождаться, пока утихнет шквал. К тому времени, когда вы обратитесь к ним, ущерб может быть уже не подлежит ремонту.

В условиях сильного стресса обычно компетентные менеджеры могут чувствовать себя хрупкими, виноватыми, подавленными и неспособными справиться. Трудно вести себя как лидер, когда испытываешь эти эмоции. Но сотрудники испытывают такой же стресс, как и вы, и им нужно спокойное, заметное руководство гораздо больше, чем обычно. Если вы «потемнеете» перед лицом кризиса, сотрудники будут беспокоиться о том, как выживет компания, справитесь ли вы с поставленной задачей и об их собственных способностях справиться с этим. Когда все волнуются, доверие испаряется.Первый урок здесь — получить некоторую помощь. Если кризис не затронул вас напрямую, вам может потребоваться только быстрая проверка с объективной третьей стороной. Но если вы непосредственно пострадали, не думайте, что вы ясно мыслите. Ваша точка зрения может быть неверной. Признание этого факта может спасти вас от некоторых болезненных ошибок, а также избавить сотрудников и других заинтересованных лиц от многих неприятностей.

Второй урок — не снимать. Дайте понять, что вы осведомлены о ситуации и будете держать всех в курсе по мере развития событий и принятия решений.Установите график обновлений и придерживайтесь его, даже если в обновлении не будет новостей до следующей недели. Не менее важно быть физически и эмоционально доступным для окружающих вас людей. Они хотят знать, что это нормально — иметь чувства на работе по поводу того, что происходит. Они будут смотреть на вас, чтобы подавать пример. А это означает, что вы должны позволить себе делать некоторые вещи, которые, как вы, возможно, считали лидером, означают, что вы не могли сделать . Например, если вы потрясены, скажите об этом, даже если вы стремитесь обеспечить стабильную почву, с которой организация будет двигаться вперед.Если вы чувствуете, что хотите прервать работу на несколько часов или даже на день, просто чтобы неформально поговорить о том, что произошло, сделайте это. Сообщите людям, что вы нашли время подумать о том, что произошло, и что они могут последовать их примеру.

Начиная с

Бывают моменты, когда доверие где-то в вашей организации неизбежно будет серьезно подорвано, и вы ничего не сможете сделать, чтобы остановить этот крах. Ваш единственный выбор, кроме поиска другой работы, — это восстановить.Мы рекомендуем вам выполнить эти четыре шага.

Во-первых, выясните, что произошло. Это может показаться простым, но так бывает редко. Чтобы выработать собственное понимание, рассмотрите эти вопросы.

  • Как быстро или медленно разрушилось доверие? Если это произошло быстро, не ждите быстрого исправления. Большинство из нас не умеют прощать так хорошо, как хотелось бы. Если доверие было потеряно в течение определенного периода времени, полезно подумать о процессе ухудшения, чтобы определить, как предотвратить такие отказы в будущем.
  • Когда о нарушении доверия стало известно вам и более крупной организации? Если вы знали, что что-то пошло не так, но не смогли признать потерю доверия или отреагировать должным образом в течение значительного периода времени, такое отставание усугубит чувство предательства у сотрудников.

Не удивляйтесь, когда вашим словам — включая самые безобидные утверждения — придается глубокий зловещий смысл.

  • Была ли одна причина? Проще обратиться к разовому событию, чем к шаблону событий, но не спешите думать, что проблема проста.Помните: в каждой организации есть несколько сторонников теории заговора, и восприятие заговора может подорвать доверие так же разрушительно, как и настоящее.
  • Была ли потеря доверия взаимной? Если ваше доверие было нарушено, а другие говорят, что их доверие было нарушено, скорее всего, никто не будет вести себя справедливо или объективно. Приемлемо злиться, когда ваше доверие было обманутым. Но карательный или мстительный? Никогда. Мы видели, как организации падают по спирали, когда люди пытаются причинить вред другим, которые подрывают их доверие.Если вы понимаете, что потеря доверия к вашей организации является взаимной и глубоко укоренившейся, возможно, вам подойдет формальный процесс разрешения конфликта.

Во-вторых, когда вы достаточно хорошо разбираетесь в том, что произошло, выясните глубину и масштаб потери доверия. Чувство того, насколько сильно пострадала организация, поможет вам избежать ситуаций, в которых вы пытаетесь затушить зажженный матч с полным набором пожарных или, наоборот, адом слюной. Представьте себе проблемы, с которыми столкнулся управленческий комитет Lehman Brothers после того, как было обнаружено, что биржевой маклер в филиале на Среднем Западе обманывал клиентов из многих миллионов.Воздействие на других клиентов филиала было серьезным, как и на клиентов в других странах Среднего Запада. Однако реакция на Западном побережье была очень разной: многие клиенты даже не знали о взломе. Для разных групп клиентов требовался разный уровень реакции.

В-третьих, быстро признайте потерю, вместо того, чтобы игнорировать или преуменьшать ее значение. Сотрудники будут настроены скептически или подозрительно, или и то, и другое, поэтому вам нужно будет тщательно подбирать слова. Но признание того, что доверие было подорвано, и скорейшее начало процесса восстановления могут быть только вам на пользу.Вам не обязательно иметь все ответы или подробный план. Может даже быть запаздывание между описанием проблемы и описанием того, что вы будете делать. Просто дайте людям понять, что вы знаете о проблеме и ее влиянии на них, и что вы твердо намерены все исправить. Сообщите им, когда они услышат от вас больше, и придерживайтесь этого срока, даже если все, что вы можете сказать в этот момент, — это то, что вы еще не готовы что-либо сказать.

В-четвертых, как можно точнее определите, что вы должны сделать, чтобы восстановить доверие.Например, вам может потребоваться изменить отношения между людьми в офисах продаж и сотрудниками штаб-квартиры с враждебных на совместные. Или вы можете захотеть, чтобы люди перестали заниматься бегом в отделе, имеющем репутацию высокомерного. Затем приведите себе примеры того, как будет выглядеть успех на практике. Например, «ежеквартальные обзорные встречи будут тратить на 50% меньше времени на урегулирование споров и на 50% больше времени на планирование новых инициатив». Или «Мы определим четкие роли и обязанности, политику исключений, процесс разрешения споров, а также протоколы подачи и ответа.”

Затем перечислите изменения, которые вы внесете в организационную структуру, системы, людей и культуру для достижения этих результатов. Какие конкретные изменения (если таковые имеются) вы внесете в то, как принимаются решения, как потоки информации и как они измеряются, сообщаются, компенсируются и вознаграждаются? Следует ли изменить некоторые отношения отчетности? Какие области можно объединить, объединить или разделить? Мы видели, как внутреннее соперничество исчезает почти мгновенно, когда конкурирующие области переходят под контроль одного человека.И мы были поражены тем, как быстро растет доверие (и продуктивность), когда, наконец, делается шаг к замене ключевого игрока, который плохо справился с работой по укреплению доверия внутри группы.

Следите за практическими вопросами: как будут происходить эти ценные изменения и инициативы? Какую часть работы вы будете делать сами, что делегируете, а какой — в командах? Каковы разумные сроки для выполнения работы? (Некоторые усилия, вероятно, будут продолжаться, в то время как другие будут более ограниченными.) И следите за миссией восстановления доверия в целом. Очень часто такие миссии страдают от несбалансированности краткосрочных мер за счет более долгосрочных усилий. Кроме того, они часто слишком сильно склоняются в пользу тех, на кого это оказывает непосредственное влияние, за счет более широкой организации. Внимательно изучив план (и попросив одного или двух человек, которые не участвовали в его создании, тоже внимательно его изучили), можно сэкономить много времени и ресурсов в будущем.

Доверие внутри организаций непросто.Трудно измерить, даже быстро и грязно. И предположим, вы можете точно измерить это — правда в том, что ни одна компания никогда не получит наивысшего балла. Организации и люди для этого слишком сложны. Также нелегко определить заслуживающего доверия лидера. Некоторые источают эмоциональный интеллект; другие кажутся довольно скучными, чрезвычайно последовательными бюрократами. И, будучи людьми, даже лучшие из них иногда совершают ошибки, подрывающие доверие.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *