Экспрессию: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Через сутки после смерти в коре человеческого мозга зафиксировали экспрессию генов

Andreas Vesalius «De humani corporis fabrica libri septem», 1543

U.S. National Library of Medicine / Public domain

Американские ученые выяснили, что в коре человеческого мозга по меньшей мере через сутки после смерти экспрессия некоторых генов не только сохраняется, но и повышается. Результаты работы опубликованы в журнале Scientific Reports.

Традиционно считалось, что клеточные функции, такие как синтез белка, прекращаются вскоре после смерти организма с остановкой дыхания, кровообращения и нервной регуляции. Тем не менее в последние годы эксперименты на животных и некоторых внутренних органах человека показали, что в некоторых тканях активность генов можно зарегистрировать спустя значимый срок после гибели — до двух суток у грызунов и четырех — у рыб. Удавалось даже восстановить некоторые функции мозга свиньи через четыре часа после смерти животного. Однако к посмертному метаболизму человеческого неокортекса — крайне сложной, ресурсоемкой и чувствительной к минимальному снижению кровообращения части мозга, отвечающей за высшую нервную деятельность, подобные результаты практически неприменимы.

Сотрудники нескольких исследовательских центров США под руководством Джеффри Лоуба (Jeffrey Loeb) из Университета Иллинойса в Чикаго симулировали посмертные изменения неокортекса, выдерживая свежие фрагменты его неизмененных тканей, полученные в ходе нейрохирургических операций, при комнатной температуре в течение суток.

В этот период образцы исследовали гистологически и оценивали экспрессию различных генов (более 18 тысяч), анализируя транскриптом высокопроизводительным РНК-секвенированием.

Свежие образцы отличались высоким транскрипционным разнообразием и сложным сплайсингом — в них 167 активных генов производили более 1000 изоформ транскриптов.

В первые несколько часов наблюдалось селективное снижение экспрессии генов, связанных с нейрональной активностью (SOCS3, SPP1, ZFP36 и THBS1), то есть обменом нервными импульсами. При этом функционирование генов «домашнего хозяйства» (GAPDH, HMBS, SDHA и UBC), отвечающих за базовые клеточные процессы, оставалось практически незатронутым.

Экспрессия отдельных генов в свежих образцах мозга (синий цвет) и спустя сутки (красный цвет)

Fabien Dachet et al. / Scientific Reports, 2021

Кластеризация генов показала, что быстрое уменьшение экспрессии нейрональных генов реципроктно сменяется как минимум 24-часовым возрастанием экспрессии в астроглии (группирует, питает, восстанавливает нервную ткань, формирует гематоэнцефалический барьер, регулирует миграцию и активность нейронов) и микроглии (обеспечивает первичную иммунную защиту нервной ткани, очищает ее от клеточного и белкового мусора). Разрастание глии на фоне гибели нейронов подтвердили также гистологически.

Изменение в течение суток экспрессии генов глии, «домашнего хозяйства» и нейронов

Fabien Dachet et al. / Scientific Reports, 2021

По словам Лоуба, удивителен не тот факт, что эти гены имеют отношение к вспомогательным клеткам мозга — именно в их функции входит реакция на повреждение нервной ткани. Больший интерес представляет то, что активность этих генов достигает пика примерно через 12 часов после смерти и сохраняется на протяжении еще как минимум 12 часов.

Исследователи отметили, что полученные ими результаты необходимо принимать во внимание как при академическом изучении посмертных образцов тканей мозга, пораженных различными заболеваниями, так и при проведении судебно-медицинской экспертизы.

О методах исследования изолированных образцов мозга и его моделей можно узнать из подборки «Из головы вон». С работой «ферм тел», где ученые в реальных условиях изучают разложение человеческих трупов, знакомит материал «Наука разложения».

Олег Лищук

What is Gene Expression? | Protocol (Translated to Russian)

14.1: Что такое экспрессия гена?

Обзор

Экспрессия генов – это процесс, в котором ДНК направляет синтез функциональных продуктов, таких как белки. Клетки могут регулировать экспрессию генов на различных стадиях.

Это позволяет организмам генерировать различные типы клеток и позволяет клеткам адаптироваться к внутренним и внешним факторам.

Генетическая информация переходит от ДНК к РНК к белку

Ген является участком ДНК, который служит в качестве плана для функциональных РНК и белков. Поскольку ДНК состоит из нуклеотидов, а белки состоят из аминокислот, необходим посредник для преобразования информации, кодируемой в ДНК, в белки. Этот посредник является мессенджером РНК (мРНК). мРНК копирует план из ДНК процессом, называемым транскрипцией. В эукариотах транскрипция происходит в ядре путем дополнительного базового сопряжения с шаблоном ДНК. Затем мРНК обрабатывается и транспортируется в цитоплазму, где она служит шаблоном для синтеза белка во время трансляции. У прокариот, в которых нет ядра, процессы транскрипции и трансляции происходят в одном и том же месте и почти одновременно, так как новообразованная мРНК подвержена быстрой деградации.

Экспрессия генов может регулироваться на любом этапе во время транскрипции

Каждая клетка организма содержит одинаковую ДНК, и, следовательно, один и тот же набор генов. Тем не менее, не все гены в клетке «включены» или используются для синтеза белков. Ген, как говорят, «выражается», когда белок, который он кодирует, вырабатывается клеткой. Экспрессия генов регулируется для обеспечения правильного генерации белков в определенных клетках в определенное время. Различные внутренние и внешние механизмы регулируют экспрессию генов до и во время транскрипции.

Структура хроматина- уплотненной ДНК и связанных с ней белков гистона — может быть химически изменена, чтобы быть открытой или закрытой. Такие изменения позволяют или ограничивают доступ транскрипционной машины к ДНК. Модификация хроматина является внутренним механизмом, используемым во время разработки для формирования различных типов клеток (например, нейрона против мышечной клетки) из одного и того же генома.

ДНК-связывающие белки, называемые транскрипционными факторами, регулируют транскрипцию, связываясь с определенными последовательностями ДНК вблизи или внутри кодирующих областей генов. Транскрипционные факторы, способствующие инициированию транскрипции, называются активаторами. Белки, которые предотвращают связывание механизма транскрипции с местом инициации транскрипции, называются репрессорами. Транскрипционные активаторы или репрессоры реагируют на внешние раздражители, такие как сигнальные молекулы, дефицит питательных средств, температура и кислород.

Экспрессия генов может пост-транскрипционно и пост-трансляционно регулироваться

Экспрессия генов может регулироваться посттранскрипционной обработкой мРНК. В эукариотах транскрибированная мРНК подвергается сплайсированию и другим модификациям, которые защищают концы нити РНК от деградации. Сплайсирование удаляет интроны–сегменты, которые не кодируют белки, и соединяет регионы, кодирующие белок, называемые экзонами. Альтернативное сращивание позволяет выражать функционально разнообразные белки из одного и того же гена. Регулирование экспрессии генов путем альтернативного сращивания играет важную роль в развитии органов, выживании и распространении клеток, а также адаптации к факторам окружающей среды.

Экспрессия генов также может быть изменена путем регулирования трансляции мРНК в белки. Трансляция может регулироваться микроРНК- малыми, некодирующих РНК, которые связываются с определенной последовательностью мРНК и блокируют инициирование трансляции или ухудшают транскрибированную мРНК. Кроме того, белки, называемые трансляционными репрессорами, могут связываться с РНК и мешать инициированию трансляции.

Переведенные полипептиды проходят обработку для формирования функциональных белков. Добавление или удаление химических групп может изменить активность, стабильность и локализацию белков в клетке. Например, добавление или удаление фосфориловых групп (-PO32)может активировать или инактивировать белки. Аналогичным образом, добавление убиквитиных групп вызывает деградацию белка. Таким образом, пост-трансляционные модификации белка являются заключительной стадией регуляции генов.


Литература для дополнительного чтения

Phillips, Theresa. “Regulation of transcription and gene expression in eukaryotes.” Nature Education 1 no. 1 (2008): 199 [Source]

Ralston, Amy. “Examining histone modifications with chromatin immunoprecipitation and quantitative PCR.” Nature Education 1 no. 1 (2008): 118 [Source]

Особенности экспрессии генов некоторых транскрипционных факторов при малигнизации тканей тела матки | Кутилин

1. Кит О.И., Водолажский Д.И., Кутилин Д.С. и др. Аберрантная транскрипционная активность апоптоз-регулирующих генов при малигнизации тканей тела матки. Молекулярная медицина 2018;16(1):25—32. DOI: 10.29296/24999490-2018-01-05.

2. Pitynski K., Banas T., Pietrus M. et al. SOX-2, but not Oct4, is highly expressed in early-stage endometrial adenocarcinoma and is related to tumour grading. Int J Clin Exp Pathol 2015;8(7):8189—98.

3. Кит О.И., Водолажский Д.И., Кутилин Д.С. и др. Изменение экспрессии эстроген-регуляторных генов при малигнизации тканей тела матки. Кубанский научный медицинский вестник 2016;157(2):84—90. DOI: 10.25207/1608-6228-2016-2-84-90.

4. Zhu C.Q., Shih W., Ling C.H., Tsao M.S. Immunohistochemical markers of prognosis in non-small cell lung cancer: a review and proposal for a multiphase approach to marker evaluation. J Clin Pathol 2006;59(8):790-800. DOI: 10.1136/jcp.2005.031351. PMID: 16873561.

5. Chen Z., Xu W.R., Qian H. et al. Oct4, a novel marker for human gastric cancer. J Surg Oncol 2009;99(7):414—19. DOI: 10.1002/jso.21270. PMID: 19347886.

6. Masui S., Nakatake Y., Toyooka Y. et al. Pluripotency governed by Sox2 via regulation of Oct3/4 expression in mouse embryonic stem cells. Nat Cell Biol 2007;9(6):625—35. DOI: 10.1038/ncb1589. PMID: 17515932.

7. Gearhart J., Pashos E.E., Prasad M.K. Pluripotency redux — advances in stem-cell research. N Engl J Med 2007;357(15):1469—72. DOI: 10.1056/NEJMp078126. PMID: 17928593.

8. Chen Y., McGee J., Chen X. et al. Identification of druggable cancer driver genes amplified across T CGA datasets. PLoS One 2014;9(5):e98293. DOI: 10.1371/journal.pone.0107646. PMID: 24874471.

9. Кит О.И., Водолажский Д.И., Кутилин Д.С. и др. Способ прогнозирования рецидивов рака тела матки на основании уровня экспрессии генов PTENи CYP1B1. Патент на изобретение RUS 2605302, 10.11.2015.

10. Кутилин Д.С. Молекулярные механизмы реализации геропротекторной активности пептида дельта-сна. Автореф. дис. … канд. биол. наук: 03.01.04. Южный федеральный университет. Ростов-на-Дону, 2013.

11. Кит О.И., Водолажский Д.И., Димитриади С.Н. и др. Активность проапоптотических генов повышается после ишемии/реперфузии почки. Молекулярная биология 2017;51(3):502—11. DOI: 10.7868/S0026898417030090.

12. Livak K.J., Schmittgen T.D. Analysis of relative gene expression data using realtime quantitative PCR and the 2(-Delta Delta C(T)) Method. Methods 2001;25(4):402-8. DOI: 10.1006/meth.2001.1262. PMID: 11846609.

13. Hubbard S., Gargett C. A cancer stem cell origin for human endometrial carcinoma? Reproduction 2010;140(1):23—32. DOI: 10.1530/REP-09-0411. PMID: 20089663.

14. Takahashi K., Yamanaka S. Induction of pluripotent stem cells from mouse embryonic and adult fibroblast cultures by defined factors. Cell 2006;126(4):663-76. DOI: 10.1016/j.cell.2006.07.024. PMID: 16904174.

15. Rizzino A. The Sox2-Oct4 connection: critical players in a much larger interdependent network integrated at multiple levels. Stem Cells 2013;31(6):1033—9. DOI: 10.1002/stem.1352. PMID: 23401375.

16. You L., Guo X., Huang Y. Correlation of cancer stem-cell markers OCT4, SOX2, and NANOG with clinicopathological features and prognosis in operative patients with rectal cancer. Yonsei Med J 2017;59(1):35—42. DOI: 10.3349/ymj.2018.59.1.35. PMID: 29214774.

17. Hatefi N. , Nouraee N., Parvin M. et al. Evaluating the expression of OCT4 as a prognostic tumor marker in bladder cancer. Iran J Basic Med Sci 2012;15(6):1154—61. PMID: 23653844.

18. Lee C.J., Sung P.L., Kuo M.H. et al. Crosstalk between SOX2 and cytokine signaling in endometrial carcinoma. Sci Rep 2018;8(1):17550. DOI: 10.1038/s41598-018-35592-0. PMID: 30510261.

Влияние метилирования ДНК на экспрессию гена тиреоглобулина при тиреоидной патологии | Туракулов

Аннотация

Влияние метилирования разных областей ДНК на экспрессию гена может проявляться на всех регуляторных уровнях, связанных с этим процессом: на уровне транскрипции и посттранскрипционном, на уровне трансляции и посттрансляционном. Изучение взаимосвязи метилирования ДНК и экспрессии гена тиреоглобулина (ТГ) при некоторых видах тиреоидной патологии представляет интерес для познания механизмов регуляции генетической информации вообще.

Целью настоящей работы было исследование влияния метилирования ДНК на экспрессию гена ТГ при тиреоидной патологии. Нами была изучена возможность участия метилирования ДНК в регуляции экспрессии гена ТГ. Статус метилирования гена ТГ изучали при узловом эутиреоидном, диффузном токсическом зобах и при раке щитовидной железы. Была проанализирована 5′-фланкирующая область гена, которая содержит последовательности, признаваемые рестрикт азами НраН и MspI. Показано, что при раке щитовидной железы происходит гиперметилирование 5′-фланкирующей области гена ТГ. Эти данные свидетельствуют о том, что между экспрессией гена ТГ и его метилированием существует обратная корреляция.

Изучение закономерностей регуляции активности генов в клетках высших организмов является одной из интенсивно развивающихся областей молекулярной биологии и эндокринологии. В настоящее время накопилось довольно много данных о значении метилирования в регуляции генетической экспрессии. Влияние метилирования разных областей ДНК на экспрессию генов может проявляться на всех регуляторных уровнях, связанных с этим процессом: на уровне транскрипции и посттранскрипционном, на уровне трансляции и посттрансляционном. Изучение взаимосвязи метилирования ДНК и экспрессии гена тиреоглобулина (ТГ) при некоторых видах тиреоидной патологии представляет интерес для познания механизмов регуляции генетической информации вообще.

Материалы и методы

Для выделения высокомолекулярной ДНК использовали щитовидные железы людей, удаленные во время операции по поводу зоба в лаборатории тиреоидной патологии Института эндокринологии АН Республики Узбекистан.

Выделение ДНК из клеток щитовидной железы проводили методом фенольной экстракции [2].

Рестрикционный анализ проводили с помощью рестрикционных эндонуклеаз BamHI, Hindlll, НраН, MspI. Фрагменты ДНК (1 мкг на пробу) разделяли методом электрофореза в 0,8% агарозном геле. Перенос ДНК из геля на нейлоновые фильтры «Biodan» осуществляли по методу К. Southern [4] в течение 24 ч.

Введение радиоактивной метки в плазмидную ДНК проводили методом нуклеотидного замещения с помощью ДНК-полимеразы Е. coli. Гибридизацию проводили с меченной 32Р плазмидной ДНК (удельная активность 107—108 имп/мкг) в течение 18 ч при 65°С в смеси, содержащей 4 х ССР, четырехкратный раствор Денхарта, 0,5 мг (У), 0,1% ДСН, 5% раствор декстрансульфата. После гибридизации фильтры тщательно отмывали и подвергали авторадиографии в течение 5—15 дней при —70°С, используя пленку РМ1 и усиливающие экраны.

Результаты и их обсуждение

Ранее при исследовании экспрессии гена ТГ при узловом эутиреоидном, диффузном токсическом и врожденном зобах, а также при раке щитовидной железы было показано снижение количества ТГ мРНК при узловом эутиреоидном и врожденном зобах. При раке щитовидной железы наблюдалось полное отсутствие ТГ мРНК. Выявленное снижение количества ТГ мРНК свидетельствовало о том, что при изученных видах тиреоидной патологии имеет место нарушение синтеза ТГ на уровне транскрипции [1].

Для того чтобы проанализировать, является ли снижение уровня ТГ мРНК результатом блокирования транскрипции гена или изменением стабильности ТГ мРНК, нами были проведены эксперименты по гибридизации ДНК, выделенной из клеток щитовидной железы при узловом эутиреоидном, диффузном токсическом зобах и при раке, с различными зондами.

Блокирование транскрипции гена ТГ при узловом эутиреоидном зобе может быть вызвано значительными перегруппировками в структуре гена ТГ в пределах кодирующей области или в пределах регуляторной фланкирующей 5-области гена.

Высокомолекулярная ДНК, выделенная из клеток щитовидной железы при диффузном токсическом, узловом эутиреоидном зобах и при раке, была обработана рестриктазами BamHI, Hindlll и гибридизована с различными зондами.

Для гибридизации использовали разные кДНК-зонды, которые покрывают 80% кодирующей ТГ области и фрагмент ДНК, близкий к 5 -области гена ТГ.

Мы исследовали возможность перегруппировок в пределах кодирующей области гена ТГ. На рис. 1 показано, что разницы в рестрикционных структурах ДНК из клеток щитовидной железы при узловом эутиреоидном и диффузном токсическом зобах нет. Эти данные ясно показывают, что значительных перегруппировок в ТГ-кодирующей области гена не обнаружено, что можно было бы отнести на счет транскрипционной реактивности этого гена при данной патологии.

Нами была исследована также возможность значительных перегруппировок в 5-фланкирующей области гена ТГ. В качестве зонда использовали фрагмент ДНК, близкий к 5-области гена. На рис. 2 видно, что разницы в рестрикционных структурах ДНК из клеток щитовидной железы при узловом эутиреоидном и диффузном токсическом зобах нет.

Таким образом, полученные данные показывают, что значительных перегруппировок в ТГ-кодирующей области и 5-фланкирующей области гена ТГ не обнаружено.

Мы исследовали возможность участия метилирования в регуляции экспрессии гена ТГ. Статус метилирования изучали в клетках щитовидной железы при раке и диффузном токсическом зобе. Была проанализирована 5-фланкирующая об-

Рис. 1. Авторадиограф образцов ДНК, обработанных рестриктазой BamHI.

Здесь и на рис. 2: / — узловой эутиреоидный зоб; 2 — диффузный токсический зоб.

ласть гена, которая содержит 2 последовательности, признаваемые рестриктазами, чувствительными к метилированию НраН и MspI, которые картируются соответственно на 680 и 1800 п. п. от исходного участка транскрипции [3].

Как показано на рис. 3, при обработке ДНК, выделенной из клеток щитовидной железы при раке, рестриктазой MspI наблюдается гиперметилирование 5-фланкирующей области гена ТГ при полном блокировании синтеза ТГ [1], т. е. между экспрессией гена ТГ и его метилированием существует обратная корреляция.

При изучении взаимосвязи экспрессии гена ТГ и его метилирования показано, что чувствительные к метилированию сайты, расположенные в

Рис. 3. Авторадиограф образцов ДНК, обработанных рестриктазой MspI.

1,4 — диффузный токсический зоб; 2 — рак щитовидной железы; 3 — узловой эутиреоидный зоб.

5-фланкирующей области гена, гиперметилируются при раке щитовидной железы, в то время как при диффузном токсическом зобе наблюдается недометилирование этих сайтов.

Участие метилирования ДНК в регуляции экспрессии гена ТГ подтверждено в работе F. Libert и G. Vassart [3]. Авторы определяли характер метилирования 5-концевой области гена ТГ человека в различных тканях. В щитовидной железе 1 из 4 НраН — MspI-сайтов найден в этой области, 3 сайта были неметилированы, тогда как в печени, слюнных железах и сперме наблюдали метилирование всех 4 сайтов. Следовательно, такое деметилирование коррелирует с экспрессией гена ТГ. Показано, что степень метилирования 5-конца гена ТГ, по-видимому, отражает активность гена во взрослых соматических тканях.

Деметилирование гена является сигналом, детерминирующим возможность его экспрессии. В целом ясно, что это относится главным образом к состоянию 5-области гена. Данные о роли недометилированности остальных частей гена пока отрывочны. Можно допустить, что изменение метилирования 5-области гена ТГ является важным, так как контролирует какие-то факторы транскрипции гена в его активации, являющиеся общими для всех генов.

При изучении взаимосвязи экспрессии гена ТГ и его метилирования показано, что чувствительные к метилированию сайты, расположенные в 5-фланкирующей области гена, гиперметилируются при раке щитовидной железы, в то время как при диффузном токсическом зобе наблюдается недометилирование этих сайтов.

Выводы

  1. Блокирование синтеза ТГ при раке щитовидной железы происходит при метилировании.
  2. При раке щитовидной железы наблюдается гиперметилирование 5 -фланкирующей области гена ТГ, т. е. между экспрессией гена и его метилированием существует обратная корреляция.

1. Кадырова Д. А., Атаханова Б. А., Туракулов Я. X., Шипицына Г. И. II Молекул, биол. — 1989. — Т. 23, № 4. — С. 1101-1106.

2. Шипицына Г. И., Лунц М. Г., Шифтер К. А. и др. // Генетика. 1980. Т. 16, № 1. С. 78-85.

3. Libert F., Vassart G. // Biochem. biophys. Res. Commun. — 1986. Vol. 134. P. 1109-1116.

4. Southern К M. // J. Mol. Biol. 1973. Vol. 98. P. 509-517.


ВЛИЯНИЕ СЕСКВИТЕРПЕНОВОГО γ-ЛАКТОНА АХИЛЛИНА НА УРОВЕНЬ ЛИПИДОВ И ЭКСПРЕССИЮ мРНК КЛЮЧЕВЫХ ГЕНОВ МЕТАБОЛИЗМА ЛИПИДОВ В КЛЕТОЧНОЙ КУЛЬТУРЕ ГЕПАТОМЫ ЛИНИИ HTC | Пфаргер

1. Буеверова Е. Л., Драпкина О. М., Ивашкин В. Т. Атерогенная дислипидемия и печень // Рос. мед. вести. 2008. Т. 13, № 1. С. 17-23.

2. Адекенов С. М., Гафуров Н. М., Турмухамбетов А. Ж., Ивлев В. И. Терпеноиды Achillea micrantha // Химия природных соединений. 1987. № 2. С. 305-306.

3. Ратькин А. В., Кайдаш О. А., Пфаргер Ю. А. и др. Гиполипидемическое действия сесквитерпеновых лактонов арглабина и ахиллина на модели острой гиперлипидемии // Сиб. мед. обоз. 2014. Т. 5, № 89. С. 40-43.

4. Ilan E., Tirosh О., Madar Z. Triacylglycerol-mediated oxidative stress inhibits nitric oxide production in rat isolated hepatocytes // J. Nutr. 2005. Vol. 135, N 9. P. 2090-2095.

5. Tirosh O., Ilan E., Anavi S. et al. Nutritional lipid-induced oxidative stress leads to mitochondrial dysfunction followed by necrotic death in FaO hepatocytes // Nutrition. 2009. Vol. 25. P. 200-208.

6. Shen Ch., Meng Q., Schmelzer E., Bader A. Gel entrapment culture of rat hepatocytes for investigation of tetracycline-induced toxicity // Toxicol. Appl. Pharmacol. 2009. Vol. 238. P. 178-187.

7. Folch J., Lees M., Sloane Stanley G. H. A simple method for the isolation and purification of total lipides from animal tissues // J. Biol. Chem. 1957. Vol. 226. P. 497-509.

8. Pfaffl M. W. A new mathematical model for relative quantification in real-time RT-PCR // Nucleic. Acids. Res. 2001. Vol. 29, N 9. P. e45.

9. Goldstein J. L., Bose-Boyd R. A., Brown M. S. Protein sensors for membrane sterols // Cell. 2006. Vol. 124. P. 35-46.

10. Wang Y. M., Zhang B., Xue Y. et al. The mechanism of dietary cholesterol effects on lipids metabolism in rats // Lipids Health. Dis. 2010. Vol. 9, N. 4. Р. 1-6.

11. Lee M. K., Moon S. S. et al. Naringenin 7 O-cetyl ether as inhibitor of HMG-CoA reductase and modulator of plasma and hepatic lipids in highcholesterol-fed rats // Bioorg. Med. Chem. 2003. Vol. 11, № 3. P. 393-398.

12. Miyazaki A., Sakai M., Sakamoto Y., Horiuchi S. Acyl-coenzyme A: cholesterol acyltransferase inhibitors for controlling hypercholesterolemia and atherosclerosis // Curr. Opin. Investig. Drags. 2003. Vol. 4, N 9. Р. 1095-1099.

13. Chen Z. Y., Jiao R., Ma K. Y. Cholesterol-lowering nutraceuticals and functional foods // J. Agric. Food Chem. 2008. Vol. 56, N 19. P. 8761-8773.

14. Roglans N., Peris C., Verd J. C. et al. Increase in hepatic expression of SREBP 2 by gemfibrozil administration to rats // Biochem. Pharmacol. 2001. Vol. 62, N 6. P. 803-809.

15. Gbaguidi G. F., Agellon L. B. The inhibition of the human cholesterol 7alpha-hydroxylase gene (CYP7A1) promoter by fibrates in cultured cells is mediated via the liver x receptor alpha and peroxisome proliferator-activated receptor alpha heterodimer // Nucleic. Acids Res. 2004. Vol. 32, № 3. P. 1113-1121.

16. Bonnefont J. P. et al. Carnitine palmitoyltransferases 1 and 2: biochemical, molecular and medical aspects // Mol. Aspects Med. 2004. Vol. 24, N 5-6. P. 495-520.

17. Munday M. R., Hemingway C. J. The regulation of acetyl-CoA carboxylase—a potential target for the action of hypolipidemic agents // Adv. Enzyme. Regul. 1999. Vol. 39. P. 205-234.

Учёные научились управлять экспрессией генов приложением на смартфоне

Команде исследователей во главе с профессором ETH Мартином Фуссенеггером впервые удалось использовать электрический ток для непосредственного контроля экспрессии генов. Эта работа служит основой для появления медицинских биоимплантатов, которыми можно управлять дистанционно с помощью приложения на смартфоне.

Традиционно имплантаты на основе живых клеточных структур реагируют на биохимические раздражители, такие как слишком высокий уровень липидов в крови или слишком низкий уровень сахара. С учётом развития электроники было бы заманчиво научиться управлять биоимплантатами электрическими импульсами. Это позволило бы автоматизировать процессы слежения за здоровьем или проводить контролируемое лечение, в том числе удалённо.

«Мы давно хотели напрямую контролировать экспрессию генов с помощью электричества; теперь мы, наконец, добились успеха», ― сказал Фуссенеггер.

Модуль для дистанционного управления выработкой инсулина (Krzysztof Krawczyk / ETH Zurich)

Созданный учёными из Цюриха имплантат предназначен для управляемой выработки инсулина. Модуль размерами чуть больше 3 см состоит из управляющей платы и ёмкости с клетками человека, способными вырабатывать инсулин. Ёмкость подключена к плате электроники миниатюрным кабелем, и всё это управляется без проводного подключения со смартфона.

После приёма пищи или по расписанию, если приём пищи строго регламентирован, приложение посылает на имплантат сигнал. Модуль электроники начинает вырабатывать импульсы тока, которые воздействуют непосредственно на клетки, находящиеся в ёмкости. Точнее, электрические сигналы стимулируют особую комбинацию кальциевых и калиевых каналов, что, в свою очередь, запускает сигнальный каскад в клетке, которая контролирует ген инсулина. Затем клеточный аппарат загружает инсулин в пузырьки-везикулы, которые входят в соприкосновение с клеточной мембраной и высвобождают инсулин в течение нескольких минут.

Схема стимуляции клеток электрическими импульсами для воздействия на гены, ответственные за выработку инсулина

Учёные проверили работу имплантата на мышах и убедились в реальности проекта. Впрочем, до начала клинических испытаний на людях ещё предстоит убедиться в том, что электрические сигналы не несут вреда генам других клеток. Также проблемой остаётся замена вырабатывающих инсулин клеток в ёмкости имплантата. Их необходимо менять раз в три недели. Нет практического смысла в удалённо управляемых имплантатах, если каждые три недели из них необходимо буквально сливать отработавшие клетки и заливать свежие.

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

ФАРМАТЕКА » Экспрессия генов пролиферации и апоптоза у беременных женщин, инфицированных ВПЧ

Обоснование. Цервикальная интраэпителиальная неоплазия (CIN) встречается от 1,3 до 2,7 случаев на 1000 беременностей, а заболеваемость раком шейки матки (РШМ) составляет 0,1–12 на 10 000 беременностей. Изменение экспрессии генов различных сигнальных путей может служить прогностическим фактором перехода CIN в рак. Однако эти процессы изучены недостаточно, особенно у беременных женщин, что послужило основанием для настоящего исследования.
Цель исследования: определить экспрессию генов пролиферации и апоптоза у беременных женщин, инфицированных вирусами папилломы человека (ВПЧ), и их роль в прогнозе прогрессирования цервикальной неоплазии.
Методы. Проведено открытое наблюдательное неинтервенционное когортное клиническое исследование. Обследованы 82 беременные женщины, инфицированные ВПЧ. Контроль – 25 беременных без ВПЧ. Были проведены общеклинические методы обследования, тест «Квант-21» для определения типов ВПЧ, цитологическое исследование мазков шейки матки, определение экспрессии мРНК генов VEGFA, TGFb, BCL-2, BAG1, BAX в клетках эпителия цервикального канала методом полимеразной цепной реакции в режиме реального времени.
Результаты. Статистически значимо выше по сравнению с контролем наблюдалась экспрессия генов, связанных с пролиферацией – VEGFA (в присутствии 16-го, 39-го и 58-го типов), TGF-b (16-го, 33-го, 39-го и 59-го типов), BCL-2 (16-го, 52-го и 58-го типов), экспресии BAG-1 (16-го, 31-го, 35-го, 58-го, 87-го типов). При LSIL (low grade squamous intraepithelial lesion) повышалась экспрессия гена VEGFA, а при HSIL (high grade squamous intraepithelial lesion) – всех генов (кроме BAX). То есть выявлена способность некоторых типов ВПЧ изменять экспрессию генов, ответственных за пролиферацию, но не было выявлено изменений экспрессии гена BAX, контролирующего апоптоз.
Заключение. Наиболее выраженной способностью изменять экспрессию генов, ответственных за пролиферацию, обладают ВПЧ 16-го и 58-го типов. При LSIL выявлено увеличение экспрессии только гена VEGFA, при HSIL – всех генов, характеризующих пролиферативный потенциал. Изменений экспрессии гена BAX, стимулирующего апоптоз, у ВПЧ-инфицированных беременных женщин не обнаружено. Результаты исследования свидетельствуют о возможности использования этих маркеров в прогнозе прогрессирования поражений шейки матки, однако требуется дальнейшее изучение.

Введение

Распространенность инфекций, вызванных вирусами папилломы человека (ВПЧ), у беременных женщин обнаруживается в 2 раза чаще по сравнению с небеременными [1] и составляет от 5,5 до 65% [2]. Цервикальная интраэпителиальная неоплазия (CIN) встречается от 1,3 до 2,7 случая на 1000 беременностей, а заболеваемость раком шейки матки (РШМ) составляет 0,1–12 на 10 тыс. беременностей [3]. Повышенная чувствительность эпителия шейки матки (ШМ) к ВПЧ у беременных связана с влиянием эстрогенов и прогестерона, которые увеличивают экспрессию ВПЧ 16-го типа [4].

Исследователи обращают внимание на то, что изменение экспрессии генов различных сигнальных путей может служить прогностическим фактором перехода CIN в рак. Однако эти процессы изучены недостаточно, особенно у беременных женщин, что послужило основанием для настоящего исследования.

Цель исследования: определить экспрессию генов апоптоза и пролиферации у беременных женщин, инфицированных ВПЧ, и их роль в прогнозе прогрессиронания цервикальной неоплазии.

Методы

Проведено открытое наблюдательное неинтервенционное когортное клиническое исследование. В исследовании приняли участие 82 беременные женщины, инфицированные ВПЧ, в возрасте от 23 до 31 лет. Контрольную группу составили 25 беременных женщин без ВПЧ. Пациентки дали информированное согласие на участие в данном исследовании.

При создании протокола исследования учитывались положения Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации (пересмотр 2008 г.), а также документа «Международные этические рекомендации по проведению биомедицинских исследований с участием людей». Протокол исследования одобрен этическим комитетом ФГАОУ РУДН.

Отбор пациенток проведен в соответствии с критериями включения и исключения. Критерии включения: возраст пациенток 18–45 лет, беременность. Критерии исключения: тяжелые соматические заболевания, резус-отрицательная кровь, преэклампсия, угроза прерывания беременности, психические заболевания и когнитивные расстройства, злокачественные новообразования любой локализации.

Применялись общеклинические методы исследования (изучение жалоб и анамнеза, объективное и акушерское обследования), лабораторные методы включали тестирование на ВПЧ методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени (тест «Квант-21»), цитологическое исследование мазков экто- и эндоцервикса по Папаниколау с оценкой по классификации Бетесда (пересмотра 2014 г.).

Определение уровня экспрессии мРНК генов VEGFA, TGFb, BCL-2, BAG1, BAX в клетках эпителия цервикального канала выполняли методом ПЦР в режиме реального времени (реактивы и детектирующий амплификатор производства компании «ДНК-Технология», Россия). Для выделения нуклеиновых кислот использовали наборы «Проба НК». Реакцию ставили в двух повторах для каждой точки.

Уровень экспрессии мРНК указанных выше генов измеряли в относительных единицах, нормировку которой проводили методом сравнения пороговых циклов (метод ΔΔCр) относительно нормировочного фактора, рассчитанного с использованием референсных генов (B2M, GUSB, TBP).

Статистический анализ полученных данных осуществляли при помощи пакета программы Statistica 6.0. Использовали методы описательной статистики. Количественные показатели представляли в виде Ме (Q25–Q75%), где Мe – медиана, а Q25–Q75% – интерквартильный размах показателя. Закон распределения признаков оценивали при помощи критерия Колмогорова–Смирнова, он оказался отличным от нормального. Для показателей, характеризующих качественные признаки, указывали абсолютное число и относительную величину в процентах (%). Проверку статистической значимости различий количественных показателей, отличающихся от нормального распределения, проводили при помощи непараметрических критериев. Анализ различий в независимых выборках выполняли с помощью U-критерия Манна–Уитни. Различия качественных признаков анализировали при помощи χ2-критерия. Различия считали статистически значимыми при р≤0,05.

Результаты исследования

Средний возраст обследованных пациенток составил 29,2±3,3 года. Срок беременности при включении в исследование составил в среднем 10,3±0,9 недели и колебался в пределах от 8 до 14 недель. Общая клиническая характеристика обследованных пациенток представлена в табл. 1.

Гинекологические заболевания в анамнезе отмечены с частотой 1,3±0,6 на одну беременную. Из экстрагенитальных заболеваний в анамнезе наиболее часто встречались болезни желудочно-кишечного тракта – 29,1% (25/86), сердечно-сосудистой системы – 16,3 (14/86), нарушения жирового обмена – 12,8% (11/86), остальные – от 3 до 5 случаев в выборке.

Пациентки контрольной группы были сопоставимыми по всем исследуемым показателям (статистически значимая разница отсутствовала).

Первоначально среди обследуемых пациенток определяли серотипы ВПЧ, представленные в табл. 2. Из ВПЧ высокого канцерогенного риска (ВКР) наиболее часто в данной когорте пациенток выделялись типы 16, 52 и 56. ВПЧ 18-го типа в данной выборке не был представлен.

Уровни экспрессии генов, детерминирующих процессы роста или апоптоза, представлены в табл. 3, в т.ч. рассчитаны медианные значения экспрессий в зависимости от серотипа вируса (табл. 4).

Из табл. 3 видно, что в целом по выборке выявлены статистически значимые различия с показателями группы контроля в выраженности экспрессии генов VEGFA, TGFb, BCL-2 и BAG1, кроме BAX.

При анализе табл. 4 и выделении подгрупп с отдельным серотипом вируса была обнаружена разница в степени экспрессии изучаемых генов в зависимости от серотипа, за исключением экспрессии гена BAX: его экспрессия статистически значимо не зависела от серотипа по сравнению с показателями контроля. Медианные значения уровней экспрессии всех генов (кроме BAX) были статистически значимо выше для серотипа 16.

Проведен сравнительный анализ выраженности экспрессии генов в зависимости от результата цитологического исследования у беременных, инфицированных ВПЧ (табл. 5).

Экспрессия гена VEGFA была статистически значимо выше по сравнению с контролем при LSIL (low grade squamous intraepithelial lesion). HSIL (high grade squamous intraepithelial lesion) отличала высокая экспрессия всех генов (кроме BAX), которая была статистически значимо выше по сравнению с контролем.

Таким образом, экспрессия всех генов (кроме BAX) была статистически значимо выше для серотипа 16 и трех генов – для 58-го типа. При LSIL повышалась экспрессия гена VEGFA, при HSIL – всех генов (кроме BAX).

Обсуждение результатов

Полученные результаты свидетельствуют о том, что носительство ВПЧ у беременных женщин сопряжено с изменением экспрессии генов VEGFA, TGFb, BCL-2, BAG1, которая для некоторых типов ВПЧ оказалась выше, чем в контроле. Так, для типов 16, 39 и 58 экспрессия гена VEGFA, характеризующего ангиогенез, была статистически значимо выше по сравнению с контролем и составляла более log5/105 клеток.

VEGF – фактор роста эндотелия сосудов, является главным регулятором, ответственным за индукцию ангиогенеза, роста эндотелиальных клеток и ингибирование апоптоза. Ангиогенез играет ключевую роль в прогрессировании опухолей за счет образования новых кровеносных сосудов. Избыточная экспрессия/регуляция VEGF обнаружена нами и при LSIL, и при HSIL и, как отмечают другие исследователи, связана с плохим прогнозом и может играть важную роль в прогрессировании CIN и развитии РШМ [5, 6].

На фоне ВПЧ ВКР типов 16, 33, 39 и 59 и при HSIL (в отличие от LSIL и в отсутствие поражений ШМ) отмечается повышенный уровень экспрессии гена TGF-b (трансформирующий фактор роста β), который представляет собой многофункциональный цитокин, действующий как антипролиферативный фактор в нормальных эпителиальных клетках и на ранних стадиях онкогенеза, он останавливает клеточный цикл на стадии G1, препятствуя пролиферации, индуцирует дифференцировку и способствует апоптозу [7]. Увеличение экспрессии TGF-β часто коррелирует со злокачественными новообразованиями многих видов рака и дефектом реакции ингибирования роста клеток. Нарушение сигнального пути TGF-β/Smad может способствовать прогрессированию дисплазии ШМ. Кроме того, неопластические клетки часто теряют чувствительность к нему, что является характерным изменением, связанным с прогрессированием от CIN до цервикальной карциномы [7].

В апоптотическом пути BCL-2 – один из наиболее важных мембранных белков, который блокирует движение по пути, ведущему к апоптозу или запрограммированной клеточной смерти. Увеличение экспрессии BCL-2 при более высоком уровне CIN подразумевает усиление защиты от запрограммированной гибели клеток, но еще и индукцию генетической нестабильности в диспластических эпителиальных клетках, и большую способность развиваться в инвазивную карциному [8]. Экспрессия белка BCL-2 в CIN3 значительно выше, чем для CIN1, CIN2 (p=0,03, p=0,02 соответственно). Однако никакой связи между иммуноокрашиванием BCL-2 и инфекцией ВПЧ не наблюдалось [9]. Экспрессия BCL-2 в настоящем исследовании была статистически значимо выше контрольных значений для ВПЧ типов 16, 52 и 58 и в 2 раза выше при HSI по сравнению с контролем, при этом при других заболеваниях ШМ оставалась на уровне референсных значений.

Наибольшее число ВПЧ типов 16, 31, 35, 58, 87 демонстрировали увеличение экспресии BAG-1. BAG-1 – это многофункциональный белок, предотвращающий апоптоз, который взаимодействует с различными клеточными белками и влияет на их функции. На поверхности клетки он связывается с цитозольным доменом рецепторов факторов роста и усиливает защиту клеток от гибели, вызванной рецепторами факторов роста. В цитозоле он связывается с BCL-2 и белком теплового шока, модулирует их функции. Сверхэкспрессия BAG-1 обнаружена в различных линиях опухолевых клеток и раковых тканях [10]. M.K. Hassumi-Fukasawa et al. изучали уровни экспрессии BAG-1 у женщин с CIN и обнаружили, что они значительно различались между LSIL и HSIL (p=0,014) и между LSIL и инвазивными плоскоклеточными карциномами (SCC – (Squamous cell carcinoma; p=0,014). Авторы утверждают, что экспрессия BAG-1 может способствовать дифференциальной диагностике между LSIL и HSIL/SCC [11]. В настоящем исследовании получены аналогичные результаты: при HSIL экспрессия этого гена была в 2 раза выше по сравнению с контролем и отсутствием CIN и статистически значимо выше по сравнению с LSIL.

BAX является членом семейства генов BCL-2. Этот белок образует гетеродимер с BCL2 и действует как активатор апоптоза с помощью белка-супрессора опухолей p53. При повышении экспрессии гена BAX происходит снижение риска канцерогенеза [12, 13], однако нами этого не было выявлено у обследованных пациенток и показатели экспрессии этого гена не отличались от контрольных значений.

Таким образом, при LSIL повышалась экспрессия гена VEGFA, а при HSIL – всех генов (кроме BAX). То есть выявлена способность некоторых типов ВПЧ изменять экспрессию генов, ответственных за пролиферацию. Однако остается неясным: в какой степени каждый из изученных генов влияет на процесс прогрессирования поражений ШМ или имеет значение их совокупность? Поэтому необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить молекулярные аспекты связи между экспрессией генов, инфекцией ВПЧ и прогрессировании CIN для прогнозирования риска РШМ у беременных женщин.

Заключение

Исследование беременных женщин позволило выявить, что наиболее выраженной способностью изменять экспрессию генов, ответственных за пролиферацию, обладают ВПЧ 16-го и 58-го типов. При LSIL выявлено увеличение экспрессии только гена VEGFA, при HSIL – всех генов, характеризующих пролиферативный потенциал. Изменений экспрессии гена BAX, стимулирующего апоптоз, у ВПЧ-инфицированных беременных женщин не обнаружено. Это свидетельствует о возможности использования этих маркеров в прогнозе прогрессирования поражений ШМ, однако требует дальнейшего изучения.

Источник финансирования. Исследование проведено при поддержке Программы РУДН «5-100».

Вклад авторов. Бебнева Т.Н. – разработка концепции и дизайна исследования, получение клинических данных и формирование электронной базы полученных результатов, критический пересмотр первой версии статьи на предмет ее интеллектуального содержания, одобрение окончательной версии статьи перед ее подачей для публикации. Дикке Г.Б. – корректировка дизайна исследования и электронной базы полученных результатов, анализ результатов статистической обработки клинического материала и их интерпретация, написание первой версии статьи и ее редактирование после рецензирования, одобрение окончательной версии статьи перед ее подачей для публикации. Галкина И.С. — исполнение лабораторной части исследования, формирование электронной базы полученных результатов, критический пересмотр первой версии статьи на предмет ее интеллектуального содержания, одобрение окончательной версии статьи перед ее подачей для публикации.

1. Salcedo M.M., Damin A.P., Agnes G., et al. Prevalence of human papillomavirus infection in pregnant versus non-pregnant women in Brazil. Arch Gynecol Obstet. 2015;292(6):1273–78. Doi: 10.1007/s00404-015-3752-8.

2. Niyibizi J., Zanré N., Mayrand M.-H., Trottier H. The association between adverse pregnancy outcomes and maternal human papillomavirus infection: A systematic review protocol. Syst Rev. 2017;6(1):56. Doi: 10.1186/s13643-017-0443-5.

3. Al-Halal H., Kezouh A., Abenhaim H. (2012). Incidence and obstetrical outcomes of cervical intraepithelial neoplasia and cervical cancer in pregnancy: A population-based study on 8.8 million births. Arch Gynecol Obstet. 2013;287(2):245–50. Doi: 10.1007/s00404-012-2475-3.

4. Beharee N., Shi Z., Wu D., Wang J. Diagnosis and treatment of cervical cancer in pregnant women. Cancer Med. 2019;8(12):5425–30. Doi:10.1002/cam4.2435.

5. Rahmani A.H., Babiker A.Y., Alsahli M.A., et al. Prognostic Significance of Vascular Endothelial Growth Factor (VEGF) and Her-2 Protein in the Genesis of Cervical Carcinoma. Open Access. Maced. J Med Sci. 2018;6(2):263–68. Doi: 10.3889/oamjms.2018.089.

6. Zhang J., Liu J., Zhu C., et al. Prognostic role of vascular endothelial growth factor in cervical cancer: a meta-analysis. Oncotarget. 2017;8(15):24797–803. Doi: 10.18632/oncotarget.15044.

7. Iancu I.V., Botezatu A., Goia-Ruşanu C.D., et al. TGF-beta signalling pathway factors in HPV-induced cervical lesions. Roum Arch Microbiol Immunol. 2010;69(3):113–18.

8. Ciavattini A., Lucarini G., Castaldini C., et al. bcl-2 protein expression in cervical intraepithelial neoplasia: no evidence of a prognostic significance in mild and moderate lesions. Anticancer Res. 1999;19(6B):5463–67.

9. Shukla S., Dass J., Pujani M. p53 and bcl2 expression in malignant and premalignant lesions of uterine cervix and their correlation with human papilloma virus 16 and 18. South. Asian J Cancer. 2014;3(1):48–53. Doi:10.4103/2278-330X.126524.

10. Tang S.C. BAG-1, an anti-apoptotic tumour marker. IUBMB. Life. 2002;53(2):99–105. Doi: 10.1080/15216540211473.

11. Hassumi-Fukasawa M.K., Miranda-Camargo F.A., Zanetti B.R., et al. Expression of BAG-1 and PARP-1 in precursor lesions and invasive cervical cancer associated with human papillomavirus (HPV). Pathol Oncol Res. 2012;18(4):929–37. Doi: 10.1007/s12253-012-9523-y.

12. Gene I.D. BAX BCL2 associated X, apoptosis regulator

13. Frenzel A., Grespi F., Chmelewskij W., Villunger A. Bcl2 family proteins in carcinogenesis and the treatment of cancer. Apoptosis. 2009;14(4):584–96. Doi: 10.1007/s10495-008-0300-z.

Автор для связи: Т.Н. Бебнева, к.м.н., Российский Университет дружбы народов Минобрнауки, Москва, Россия; [email protected] ru
Адрес: 117198, Россия, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Определение выражения по Merriam-Webster

выражение | \ ik-ˈspre-shən \ 1а : действие, процесс или экземпляр представления в среде (например, словах) : высказывание Свобода выражения

б (1) : что-то, что проявляет, воплощает или символизирует что-то еще этот подарок — выражение моего восхищения тобой

(2) : значащее слово или фраза

(3) : математический или логический символ или значимая комбинация символов.

: способ, средства или использование значимого представления или символики особенно : удачное или яркое указание или изображение настроения или настроения прочитайте стихотворение с выражением

(2) : лицевой аспект или интонация голоса как показатель чувства

3 : акт или продукт выдавливания

синонимов выражений | Тезаурус Мерриам-Вебстера

1 действие, процесс или способ выразить что-либо словами
  • стихотворение — его выражение его горя по поводу потери любимой жены
2 внешний вид лица рассматривается как показатель настроения или чувств
  • мы могли сказать по выражениям фанатов , что Chicago Cubs снова проиграли
3 произносимая серия букв, имеющих особое значение, особенно в определенной области
  • Выражение «Джон Доу» используется в судебных процессах для обозначения лица, чье настоящее имя либо неизвестно, либо не разглашается.
4 последовательность слов, имеющих определенное значение
  • популярное выражение «дождь из кошек и собак» не имеет смысла на других языках
См. Определение словаря

Что такое фраза? Определение и примеры в грамматике

В грамматике английского языка фраза — это группа из двух или более слов, функционирующих как значимая единица в предложении или предложении. Фраза обычно описывается как грамматическая единица на уровне между словом и предложением.

Фраза состоит из заголовка (или заглавного слова), определяющего грамматическую природу единицы, и одного или нескольких необязательных модификаторов. Фразы могут содержать внутри себя другие фразы.

Общие типы фраз включают в себя словосочетания-существительные (например, хороший друг), глагольные фразы (водит осторожно), прилагательные (очень холодные и темные), наречия (довольно медленно) и предложные фразы (в первую очередь).

Произношение: FRAZE
Этимология: От греческого «объясни, скажи»
Прилагательное: фразовое.

Примеры и наблюдения

«Предложения можно разделить на группы слов, которые относятся друг к другу. Например, у милого единорога есть восхитительная еда, милое милое и единорог образуют одну такую ​​группу, а фраза« вкусно »и еда — другую (все мы знаем, что это интуитивно. ) Группа слов называется фраза.
«Если наиболее важная часть фразы, то есть голова, является прилагательным, фраза является прилагательной; если наиболее важная часть фразы — существительное, фраза является существительной и т. Д. . » — Элли ван Гельдерен

Типы фраз с примерами

  • Существительное Фраза
    «Купите большую ярко-зеленую машину для удовольствия!» — Пол Саймон, «Большая ярко-зеленая машина удовольствий», 1966 г.
  • Verb Phrase
    «Ваш отец может уехать ненадолго.»- Эллен Грисволд в фильме« Каникулы »1983 г.
  • Прилагательное словосочетание
    «Всегда лучше говорить правду, если, конечно, вы не являетесь исключительно хорошим лжецом». — Джером К. Джером, «Бездельник», февраль 1892 г.
  • Наречие
    «Движения, рожденные ненавистью, очень быстро приобретают характеристики того, чему они противостоят». Дж. С. Хабгуд, «Наблюдатель», 4 мая 1986 г.
  • Предложная фраза
    «Я могу танцевать с тобой, пока коровы не вернутся домой.Если подумать, я бы предпочел танцевать с коровами, пока ты не вернешься домой »- Граучо Маркс в« Утином супе », 1933 г.
«Предложные фразы отличаются от других четырех типов фраз тем, что предлог не может стоять отдельно в качестве главного слова фразы. Хотя предлог по-прежнему является главным словом в предложной фразе, он должен сопровождаться другим элементом — или предложным дополнение — если фраза должна быть завершенной. Чаще всего предложным дополнением будет существительная фраза.»- Ким Баллард

Расширенное определение фразы

Прототипная фраза — это группа слов, образующих единое целое и состоящее из головы или «ядра» вместе с другими словами или группами слов, сгруппированными вокруг нее. Если в начале фразы стоит существительное, мы говорим об именной фразе (NP) (например, все эти красивые дома , построенные в шестидесятых годах). Если голова — глагол, фраза — глагольная фраза (VP). В следующем предложении VP выделено курсивом, а заголовок глагола выделен жирным шрифтом:

Джилл приготовила нам пару бутербродов.

«Фраза потенциально сложна. Другими словами, этот термин также используется для обозначения« однословных фраз », то есть непрототипных фраз, состоящих только из головы. Таким образом, предложение, которое курит Джилл, представляет собой комбинацию существительного фраза и глагольная фраза «.
— Ренаат Деклерк, Сьюзан Рид и Берт Каппель

Фразы, вложенные фразы и предложения

«Фразы контрастируют с придаточными предложениями, которые, тем не менее, похожи. … Основная особенность предложения состоит в том, что в нем есть все компоненты потенциально независимого предложения, а именно глагол и обычно подлежащее и, возможно, объекты, тоже.Часть предложения, содержащую только эти компоненты, будет называться предложением, а не фразой. Фраза может содержать глагол без подлежащего или сама может быть подлежащим какого-либо глагола », — Джеймс Р. Херфорд.

Херфорд отмечает два способа, которыми фразы могут появляться внутри других фраз:

  • Соединение небольших фраз союзом, например и, но или или
  • Вложение меньшей фразы в большую

Примеры Херфорда вложения меньшей фразы в большую в качестве ее неотъемлемой части [вложенная фраза выделена курсивом]:

  • Могу я n По всей вероятности прибудет
  • Быстро сбежал домой к матери
  • Пять очень высоких баскетболистов
  • Из под кухонным столом
  • Is не очень убедительно установлен

Сложные конструкции

«Существительные и предложные фразы могут иметь особенно сложную структуру в письменных текстах с несколькими уровнями встраивания фраз. Фактически, сложность фраз — очень поразительный критерий для сравнения сложности синтаксиса в разных регистрах английского языка. Простейшие структуры встречаются в разговоре, и сложность возрастает из-за художественной литературы и написания газет, причем академическое письмо демонстрирует наибольшую сложность структуры фраз ». — Дуглас Бибер, Сьюзан Конрад и Джеффри Лич

Источники

  • Ван Гельдерен, Элли. «Введение в грамматику английского языка: синтаксические аргументы и социально-исторический фон.»Джон Бенджаминс, 2002, Амстердам.
  • Баллард, Ким. «Основы английского языка: Введение в языковые структуры», 3-е изд. Palgrave Macmillan, 2012, Бейзингсток, Великобритания, Нью-Йорк.
  • Declerck, Renaat; Рид, Сьюзен, и Каппель, Берт. «Грамматика английской временной системы: всесторонний анализ». Мутон де Грюйтер, 2006, Берлин, Нью-Йорк.
  • Херфорд, Джеймс Р. «Грамматика: руководство для студентов». Издательство Кембриджского университета, 1994, Кембридж.
  • Бибер, Дуглас; Конрад, Сьюзен; и Пиявка, Джеффри. «Студенческая грамматика разговорного и письменного английского языка Longman». Лонгман, 2002, Лондон.

Что такое выражение? [Определение, факты и пример]

Учитесь с помощью полной программы обучения математике K-5

Что такое выражение?

Выражение — это предложение, состоящее как минимум из двух чисел и как минимум одной математической операции. Эта математическая операция может быть сложением, вычитанием, умножением и делением.Структура выражения:

Выражение = (число, математический оператор, число)

Например ,

= 7 + 9

= 23 × 4

= 37 — 6

= 25 + 9 — 4 ÷ 2

Во всех данных выражениях между двумя числами используется математический оператор.

Математическое выражение отличается от математического уравнения. В уравнении всегда будет использоваться эквивалентный оператор (=) между двумя математическими выражениями.

Например,

= 25 + 7 = 64 ÷ 2

= 20 × 5 = 102

Структура определения математических выражений улучшается в разных классах. В младших классах дети должны писать математические выражения, используя числа и операторы. Позже слова помогают учащимся сформировать математическое выражение.

Давайте рассмотрим проблему со словом.

Том должен наполнить ящик апельсинами и яблоками. Количество яблок должно быть на 5 больше, чем апельсинов.Том каждый раз выбирает 3 апельсина и повторяет это 5 раз. Подсчитайте общее количество апельсинов и яблок.

Чтобы решить эту проблему, сформулируйте математические выражения следующим образом:

= Количество апельсинов = 3 × 5

= Количество апельсинов = 15

Количество яблок = Количество апельсинов + 5

= Количество яблок = 15 + 5

= Количество яблок = 20

Общее количество фруктов = Количество апельсинов + Количество яблок

Третье математическое выражение будет:

= 15 + 20

= 35

Заявление

Знание применения математических операций над числами — это первый шаг к построению у детей основ арифметических рассуждений и логики. Формулирование математических выражений с использованием соответствующих навыков закладывает прочную основу для изучения алгебры и преобразования реальных задач в подходящие математические модели.

Интересные факты

Условия и циклы | Kotlin

If выражение

В Kotlin , если является выражением: оно возвращает значение. Следовательно, нет тернарного оператора (условие ? Then: else ), потому что обычный if отлично работает в этой роли.

var max = a если (a b) { макс = а } еще { макс = b } // Как выражение val max = if (a> b) a else b

Филиалы , если ветвей могут быть блоками. В этом случае последнее выражение является значением блока:

val max = if (a> b) { print («Выбрать») а } еще { print («Выберите b») б }

Если вы используете if в качестве выражения, например, для возврата его значения или присвоения его переменной, ветвь else является обязательной.

Когда выражение

когда определяет условное выражение с несколькими ветвями. Он похож на оператор switch в языках типа C. Его простая форма выглядит так.

когда (x) { 1 -> печать («x == 1») 2 -> печать («x == 2») else -> {// Обратите внимание на блок print («x ни 1, ни 2») } }

, когда сопоставляет свой аргумент со всеми ветвями последовательно, пока не будет выполнено какое-либо условие ветвления.

, когда можно использовать как выражение или как утверждение. Если оно используется как выражение, значение первой соответствующей ветви становится значением всего выражения. Если он используется как оператор, значения отдельных ветвей игнорируются. Как и в случае , если , каждая ветвь может быть блоком, а ее значение — это значение последнего выражения в блоке.

Ветвь else оценивается, если ни одно из других условий ветвления не удовлетворяется. Если , когда используется в качестве выражения, ветвь else является обязательной, если компилятор не может доказать, что все возможные случаи охватываются условиями ветвления, например, с enum записей класса и запечатанных подтипов класса ).

Чтобы определить общее поведение для нескольких случаев, объедините их условия в одной строке с запятой:

when (x) { 0, 1 -> print («x == 0 или x == 1») else -> print («иначе») }

Вы можете использовать произвольные выражения (не только константы) в качестве условий перехода.

when (x) { parseInt (s) -> print («s кодирует x») else -> print («s не кодирует x») }

Вы также можете проверить значение в или ! В диапазоне или коллекции:

, когда (x) { в 1..10 -> print («x находится в диапазоне») в validNumbers -> print («x действителен») ! in 10..20 -> print («x вне диапазона») else -> print («ничего из вышеперечисленного») }

Другой вариант — проверить, что значение равно или ! - это определенного типа. Обратите внимание, что благодаря интеллектуальному приведению вы можете получить доступ к методам и свойствам типа без каких-либо дополнительных проверок.

fun hasPrefix (x: Any) = when (x) { это String -> x.startsWith («префикс») иначе -> ложь }

, если , также может использоваться как замена , если , иначе , , если цепочка .Если аргумент не указан, условия ветвления представляют собой просто логические выражения, и ветвление выполняется, когда его условие истинно:

, когда { x.isOdd () -> print («x нечетное») y.isEven () -> print («y четно») else -> print («x + y нечетное») }

Вы можете записать , когда объект в переменной, используя следующий синтаксис:

fun Request.getBody () = when (val response = executeRequest ()) { Успех -> response.body это HttpError -> throw HttpException (response.статус) }

Область переменной, введенная в , когда объект , ограничивается телом этого , когда .

Для циклов

Цикл для выполняет итерацию через все, что предоставляет итератор. Это эквивалентно циклу foreach в таких языках, как C #. Синтаксис для следующий:

для (элемент в коллекции) print (элемент)

Корпус по может быть блоком.

для (item: Int в int) { //… }

Как упоминалось ранее, для выполняет итерацию через все, что предоставляет итератор. Это означает, что он:

  • имеет член или функцию расширения iterator () , который возвращает Iterator <> :

Все эти три функции должны быть помечены как operator .

Для перебора диапазона чисел используйте выражение диапазона:

fun main () { // sampleStart for (i in 1..3) { println (я) } for (i in 6 down To 0 step 2) { println (я) } // sampleEnd }

Цикл для по диапазону или массиву компилируется в цикл на основе индекса, который не создает объект-итератор.

Если вы хотите перебрать массив или список с индексом, вы можете сделать это следующим образом:

fun main () { val array = arrayOf («a», «b», «c») // sampleStart for (i в array.indices) { println (массив [i]) } // sampleEnd }

В качестве альтернативы вы можете использовать библиотечную функцию withIndex :

fun main () { val array = arrayOf («a», «b», «c») // sampleStart for ((индекс, значение) в array.withIndex ()) { println («элемент в $ index равен $ value») } // sampleEnd }

Циклы while

в то время как и циклы do-while выполняют свое тело непрерывно, пока их условие выполняется.Разница между ними — время проверки условия:

  • , тогда как проверяет условие и, если оно удовлетворено, выполняет тело, а затем возвращается к проверке условия.

  • do-while выполняет тело, а затем проверяет условие. Если все устраивает, цикл повторяется. Таким образом, тело do-while выполняется хотя бы один раз независимо от условия.

в то время как (x> 0) { Икс— } делать { val y = retrieveData () } while (y! = null) // y здесь видно!

Разрыв и продолжение в циклах

Kotlin поддерживает традиционные операторы break и continue в циклах.См. Возвраты и прыжки.

Последнее изменение: 11 мая 2021 г.

Выражения — cppreference.com

Выражение — это последовательность из операторов и их операндов , которая определяет вычисление.

Оценка выражения может дать результат (например, оценка 2 + 2 дает результат 4) и может вызвать побочные эффекты (например, оценка std :: printf («% d», 4) печатает символ ‘4’ на стандартный вывод).

Каждое выражение C ++ характеризуется двумя независимыми свойствами: типом и категорией значения. б
а << б
а >> б

! A
a && b
a || б

a == b
a! = B
a a> b
a <= b
a> = b
a <=> b

a [b]
* a
и a
a-> b
a.б
а -> * б
а. * б

а (…)
а, б
? :

Специальные операторы

static_cast преобразует один тип в другой связанный тип
dynamic_cast преобразует в иерархиях наследования
const_cast добавляет или удаляет квалификаторы cv
reinterpret_cast преобразует тип в несвязанный тип
C-style cast преобразует один тип в другой путем сочетания static_cast , const_cast , и reinterpret_cast
new создает объекты с динамической продолжительностью хранения.
delete уничтожает объекты, ранее созданные новым выражением, и освобождает полученную область памяти.
sizeof запрашивает размер типа
sizeof. .. запрашивает размер пакета параметров (начиная с C ++ 11)
typeid запрашивает информацию о типе типа
noexcept проверяет, может ли выражение вызывать исключение (начиная с C ++ 11)
alignof запросы выравнивания требований типа (начиная с C ++ 11)

[править] Преобразования
[править] Распределение памяти
[править] Другое

[править] Первичные выражения

Операнды любого оператора могут быть другими выражениями или первичными выражениями (например,грамм. в 1 + 2 * 3 операнды оператора + — это подвыражение 2 * 3 и основное выражение 1).

Первичные выражения могут быть следующими:

Любое выражение в скобках также классифицируется как первичное выражение: это гарантирует, что скобки имеют более высокий приоритет, чем любой оператор. Круглые скобки сохраняют значение, тип и категорию значения.

[править] Литералы

Литералы — это токены программы C ++, представляющие постоянные значения, встроенные в исходный код.

  • char или wchar_t
  • char16_t или char32_t (начиная с C ++ 11)
  • char8_t (начиная с C ++ 20)
  • const char [] или const wchar_t []
  • const char16_t [] или const char32_t [] (начиная с C ++ 11)
  • const char8_t [] (начиная с C ++ 20)
  • логические литералы — это значения типа bool, то есть true и false
  • nullptr — литерал указателя, который указывает значение нулевого указателя (начиная с C ++ 11)
  • определяемые пользователем литералы — это постоянные значения указанного пользователем типа (начиная с C ++ 11)

[править] Неоцененные выражения

Операнды операторов typeid , sizeof , noexcept и decltype (начиная с C ++ 11) являются выражениями, которые не оцениваются (если они не являются полиморфными значениями glvalues ​​и операндами typeid ) , поскольку эти операторы запрашивают только свойства своих операндов во время компиляции. Таким образом, std :: size_t n = sizeof (std :: cout << 42); не выполняет вывод в консоль.

Неоцененные операнды считаются полными выражениями , даже если они синтаксически являются операндами в более крупном выражении (например, это означает, что sizeof (T ()) требует доступного T :: ~ T )

(начиная с C ++ 14)

[править] Выражения с отброшенным значением

Выражение с отброшенным значением — это выражение, которое используется только для его побочных эффектов.Значение, вычисленное из такого выражения, отбрасывается. Такие выражения включают полное выражение любого оператора выражения, левый операнд встроенного оператора запятой или операнд выражения приведения, приводящего к типу void.

Преобразования массива в указатель и функции в указатель никогда не применяются к значению, вычисленному с помощью выражения отброшенного значения. Преобразование lvalue-to-rvalue применяется тогда и только тогда, когда выражение является изменчивым glvalue и имеет одну из следующих форм (требуется встроенное значение, возможно, заключенное в скобки)

  • id-выражение
  • выражение индекса массива
  • выражение доступа к члену класса
  • косвенное обращение
  • операция указателя на член
  • условное выражение, в котором второй и третий операнды являются одним из этих выражений,
  • запятая выражение, где правый операнд является одним из этих выражений.

Кроме того, если lvalue относится к типу класса с изменяемым атрибутом, требуется временный конструктор копирования для временной инициализации результирующего rvalue.

Если выражение является недействительным prvalue (после любого преобразования lvalue-to-rvalue, которое могло иметь место), происходит временная материализация.

Компиляторы могут выдавать предупреждения, когда выражение, отличное от приведенного к void , отбрасывает объявленное значение [[nodiscard]] .

(начиная с C ++ 17)

Для выражений — язык конфигурации

A для выражения создает значение сложного типа путем преобразования другое значение сложного типа. Каждый элемент во входном значении может соответствовать как единице, так и нулю в результате, а произвольное выражение может использоваться для преобразования каждого элемента ввода в элемент вывода.

Например, если var.list был списком строк, то следующее выражение создаст кортеж строк с заглавными буквами:

  [для s в var.list: upper (s)]
  

Это выражение для выполняет итерацию по каждому элементу var.list , а затем оценивает выражение upper (s) с s , установленным для каждого соответствующего элемента. Затем он создает новое значение кортежа со всеми результатами выполнения этого выражение в том же порядке.

» Типы ввода

для ввода выражения (указанного после в ключевом слове ) может быть списком, набор, кортеж, карта или объект.

В приведенном выше примере показано выражение для только с одним временным символ s , но для выражения может дополнительно объявить пару временных символы, чтобы использовать ключ или индекс каждого элемента:

  [для k, v в var. map: length (k) + length (v)]
  

Для карты или типа объекта, как указано выше, символ k относится к ключу или имя атрибута текущего элемента. Вы также можете использовать двухсимвольную форму со списками и кортежами, и в этом случае дополнительным символом является индекс каждого элемента, начиная с нуля, который условно имеет имя символа i или idx , если не помогает выбрать более конкретное имя:

  [для i, v в var.list: "$ {i} is $ {v}"]
  

Символ индекса или ключа всегда необязателен. Если вы укажете только один символ после для ключевого слова , то этот символ всегда будет представлять значение каждого элемента входной коллекции.

» Типы результатов

Тип скобок вокруг для выражения определяет, какой тип результата он производит.

В приведенном выше примере используется [ и ] , что создает кортеж. Если вы используете { и } вместо этого результатом является объект, и вы должны предоставить два результата выражения, разделенные символом => :

  {для s в var.list: s => upper (s)}
  

Это выражение создает объект, атрибуты которого являются исходными элементами из var.list и соответствующие им значения являются версиями в верхнем регистре. Например, итоговое значение может быть таким:

.
  {
  foo = "FOO"
  bar = "БАР"
  baz = "BAZ"
}
  

только для выражения может создавать либо значение объекта, либо кортеж значение, но правила автоматического преобразования типов Terraform означают, что вы можете обычно используют результаты в местах, где ожидаются списки, карты и наборы.

» Фильтрующие элементы

A для выражения может также включать необязательное предложение if для фильтрующих элементов из исходной коллекции, создавая значение с меньшим количеством элементов, чем исходное значение:

  [для s в var. list: upper (s) if s! = ""]
  

Одной из распространенных причин фильтрации коллекций в для выражений является разделение единую исходную коллекцию на две отдельные коллекции на основе некоторых критерии.Например, если вход var.users — это карта объектов, где каждый объект имеет атрибут is_admin , тогда вы можете создать отдельные карты с админскими и не админскими объектами:

  переменная "пользователи" {
  type = map (object ({
    is_admin = логический
  }))
}

locals {
  admin_users = {
    для имени, пользователь в var.users: name => user
    если user.is_admin
  }
  regular_users = {
    для имени, пользователь в var.users: name => user
    если! user.is_admin
  }
}
  

» Порядок элементов

Потому что для выражений можно преобразовать из неупорядоченных типов (карты, объекты, наборы) для упорядоченных типов (списков, кортежей) Terraform должен выбрать подразумеваемый порядок для элементов неупорядоченной коллекции.

Для карт и объектов Terraform сортирует элементы по ключу или имени атрибута, с помощью лексической сортировки.

Для наборов строк Terraform сортирует элементы по их значению, используя лексическая сортировка.

Для наборов других типов Terraform использует произвольный порядок, который может изменяться. в будущих версиях Terraform. По этой причине мы рекомендуем преобразовать результат такого выражения для самого себя быть набором, чтобы он был понятен в другом месте в конфигурации результат неупорядоченный.Ты можешь использовать функция toset для краткого преобразования результата выражения в результат выражения в заданный тип.

  toset ([для e в var.set: e.example])
  

» Группировка результатов

Если тип результата — объект (с использованием разделителей { и } ), то обычно данное ключевое выражение должно быть уникальным для всех элементов результата, или Terraform вернет ошибку.

Иногда результирующие ключи не уникальны , и поэтому для поддержки этой ситуации Terraform поддерживает специальный режим группировки , который изменяет результат на поддержку несколько элементов на ключ.

Чтобы активировать режим группировки, добавьте символ ... после выражения значения. Например:

  переменная "пользователи" {
  type = map (object ({
    роль = строка
  }))
}

locals {
  users_by_role = {
    для имени, пользователь в var.users: user.role => name ...
  }
}
  

Выше представлена ​​ситуация, когда модуль ожидает карту, описывающую различные пользователи, каждый из которых имеет одну «роль», где ключи карты — это имена пользователей. Имена пользователей гарантированно уникальны, потому что они являются ключами карты во входных данных, но многие пользователи могут использовать одно имя роли.

Выражение local.users_by_role инвертирует входную карту, чтобы ключи — это имена ролей, а значения — имена пользователей, но выражение находится в режим группировки (из-за . .. после имени ), поэтому результат будет карта списков строк, например:

  {
  "админ": [
    "пс",
  ],
  "сопровождающий": [
    "являюсь",
    "jb",
    "кл",
    "ма",
  ],
  "зритель": [
    "ул",
    "zq",
  ],
}
  

В соответствии с правилами упорядочивания элементов Terraform будет сортировать пользователи лексически по имени пользователя как часть оценки для выражения , и поэтому имена пользователей, связанные с каждой ролью, будут лексически отсортированы после группировки.

» Повторяющиеся блоки конфигурации

Механизм выражений для предназначен для создания значений коллекции из другие значения коллекции в выражениях, которые затем можно присвоить отдельные аргументы ресурса, которые ожидают комплексные значения.

Некоторые типы ресурсов также определяют вложенных типов блоков , которые обычно представляют разделять объекты, которые каким-то образом принадлежат содержащему ресурсу.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *